Список русских классиков писателей: Великие российские писатели. Список

Содержание

Великие российские писатели. Список

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

100 русских писателей

Видит теперь все ясно текущее поколение, дивится заблужденьям, смеется над неразумием своих предков, не зря, что небесным огнем исчерчена сия летопись, что кричит в ней каждая буква, что отовсюду устремлен пронзительный перст на него же, на него, на текущее поколение; но смеется текущее поколение и самонадеянно, гордо начинает ряд новых заблуждений, над которыми также потом посмеются потомки.

Литература — язык, выражающий всё, что страна думает, чего желает, что она знает и чего хочет и должна знать.


Алексей Константинович Толстой (1817 -1875)
И всюду звук, и всюду свет,
И всем мирам одно начало,
И ничего в природе нет,
Что бы любовью не дышало.

 Иван Сергеевич Тургенев (1818 — 1883)
Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!
Стихотворения в прозе, «Русский язык»


Афанасий Афанасьевич Фет (1820 — 1892)
Так, заверша беспутный свой побег,
С нагих полей летит колючий снег,
Гонимый ранней, буйною метелью,
И, на лесной остановясь глуши,
Сбирается в серебряной тиши
Глубокой и холодною постелью. Николай Алексеевич Некрасов (1821 — 1878)
Послушай: стыдно!
Пора вставать! Ты знаешь сам,
Какое время наступило;
В ком чувство долга не остыло,
Кто сердцем неподкупно прям,
В ком дарованье, сила, меткость,
Тому теперь не должно спать…
«Поэт и гражданин»


Федор Михайлович Достоевский (1821 — 1881)
Неужели и тут не дадут и не позволят русскому организму развиться национально, своей органической силой, а непременно безлично, лакейски подражая Европе? Да куда же девать тогда русский-то организм? Понимают ли эти господа, что такое организм? Отрыв, «отщепенство» от своей страны приводит к ненависти, эти люди ненавидят Россию, так сказать, натурально, физически: за климат, за поля, за леса, за порядки, за освобождение мужика, за русскую историю, одним словом, за всё, за всё ненавидят.   Апполон Николаевич Майков (1821 — 1897)
Весна! выставляется первая рама —
И в комнату шум ворвался,
И благовест ближнего храма,
И говор народа, и стук колеса…
Александр Николаевич Островский (1823 — 1886)
Ну, чего вы боитесь, скажите на милость! Каждая теперь травка, каждый цветок радуется, а мы прячемся, боимся, точно напасти какой! Гроза убьет! Не гроза это, а благодать! Да, благодать! У вас все гроза! Северное сияние загорится, любоваться бы надобно да дивиться премудрости: «с полночных стран встает заря»! А вы ужасаетесь да придумываете: к войне это или к мору. Комета ли идет, — не отвел бы глаз! Красота! Звезды-то уж пригляделись, все одни и те же, а это обновка; ну, смотрел бы да любовался! А вы боитесь и взглянуть-то на небо, дрожь вас берет! Изо всего-то вы себе пугал наделали. Эх, народ!
«Гроза»
Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин (1826 — 1889)
Нет более просветляющего, очищающего душу чувства, как то, которое ощущает человек при знакомстве с великим художественным произведением.
Лев Николаевич Толстой (1828 — 1910)
Мы знаем, что с заряженными ружьями надо обращаться осторожно. А не хотим знать того, что так же надо обращаться и со словом. Слово может и убить, и сделать зло хуже смерти.
Григорий Петрович Данилевский (1829 — 1890)
Известна проделка американского журналиста, который, для поднятия подписки на свой журнал, стал печатать в других изданиях самые резкие, наглые на себя нападки от вымышленных лиц: одни печатно выставляли его мошенником и клятвопреступником, другие вором и убийцей, третьи развратником в колоссальных размерах. Он не скупился платить за такие дружеские рекламы, пока все не задумались — да видно же любопытный это и недюжинный человек, когда о нем все так кричат! — и стали раскупать его собственную газету.
«Жизнь через сто лет»
Николай Семенович Лесков (1831 — 1895)
Я… думаю, что я знаю русского человека в самую его глубь, и не ставлю себе этого ни в какую заслугу. Я не изучал народа по разговорам с петербургскими извозчиками, а я вырос в народе, на гостомельском выгоне, с казанком в руке, я спал с ним на росистой траве ночного, под тёплым овчинным тулупом, да на замашной панинской толчее за кругами пыльных замашек…
Елена Петровна Блаватская (1834 — 1891)
Между этими двумя столкнувшимися титанами – наукой и теологией – находится обалдевшая публика, быстро теряющая веру в бессмертие человека и в какое-либо божество, быстро спускающаяся до уровня чисто животного существования. Такова картина часа, освещенного сияющим полуденным солнцем христианской и научной эры!
«Разоблаченная Изида» Алексей Николаевич Апухтин (1840 — 1893)
Садитесь, я вам рад. Откиньте всякий страх
И можете держать себя свободно,
Я разрешаю вам. Вы знаете, на днях
Я королем был избран всенародно,
Но это всё равно. Смущают мысль мою
Все эти почести, приветствия, поклоны…
«Сумасшедший»


Глеб Иванович Успенский (1843 — 1902)
— Да что же тебе за границей-то надо? — спросил я его в то время, когда в его номере, при помощи прислуги, шла укладка и упаковка его вещей для отправки на Варшавский вокзал.
— Да просто… очувствоваться! — сказал он растерянно и с каким-то тупым выражением лица.
«Письма с дороги» Николай Гергиевич Гарин-Михайловский (1852 — 1906)
Разве в том дело, чтобы пройти в жизни так, чтобы никого не задеть? Не в этом счастье. Задеть, сломать, ломать, чтоб жизнь кипела. Я не боюсь никаких обвинений, но во сто раз больше смерти боюсь бесцветности. Владимир Галактионович Короленко (1853 — 1921)
Стих — это та же музыка, только соединенная со словом, и для него нужен тоже природный слух, чутье гармонии и ритма. Всеволод Михайлович Гаршин (1855 — 1888)
Странное чувство испытываешь, когда лёгким нажатием руки заставляешь такую массу подниматься и опускаться по своему желанию. Когда такая масса повинуется тебе, чувствуешь могущество человека…
«Встреча»
Василий Васильевич Розанов (1856 — 1919)
Чувство Родины – должно быть строго, сдержанно в словах, не речисто, не болтливо, не «размахивая руками» и не выбегая вперед (чтобы показаться). Чувство Родины должно быть великим горячим молчанием.
«Уединенное»
Иннокентий Федорович Анненский (1856 — 1909)
И в чем тайна красоты, в чем тайна и обаяние искусства: в сознательной ли, вдохновенной победе над мукой или в бессознательной тоске человеческого духа, который не видит выхода из круга пошлости, убожества или недомыслия и трагически осужден казаться самодовольным или безнадежно фальшивым.
«Сентиментальное воспоминание» Антон Павлович Чехов (1860 — 1904)

С самого рождения я живу в Москве, но ей-богу не знаю, откуда пошла Москва, зачем она, к чему, почему, что ей нужно. В думе, на заседаниях, я вместе с другими толкую о городском хозяйстве, но я не знаю, сколько вёрст в Москве, сколько в ней народу, сколько родится и умирает, сколько мы получаем и тратим, на сколько и с кем торгуем… Какой город богаче: Москва или Лондон? Если Лондон богаче, то почему? А шут его знает! И когда в думе поднимают какой-нибудь вопрос, я вздрагиваю и первый начинаю кричать: «Передать в комиссию! В комиссию!» Фёдор Кузьмич Сологуб (1863 — 1927)
Всё новое на старый лад:
У современного поэта
В метафорический наряд
Речь стихотворная одета.

Но мне другие — не пример,
И мой устав — простой и строгий.
Мой стих — мальчишка-пионер,
Легко одетый, голоногий.
1926

Дмитрий Сергеевич Мережковский (1865 — 1941)
Под влиянием Достоевского, а также иностранной литературы, Бодлера и Эдгара По, началось моё увлечение не декадентством, а символизмом (я и тогда уже понимал их различие). Сборник стихотворений, изданный в самом начале 90-х годов, я озаглавил «Символы». Кажется, я раньше всех в русской литературе употребил это слово.
Вячеслав Иванович Иванов (1866 — 1949)

Бег изменчивых явлений,
Мимо реющих, ускорь:
Слей в одно закат свершений
С первым блеском нежных зорь.
От низовий жизнь к истокам
В миг единый обозри:
В лик единый умным оком
Двойников своих сбери.
Неизменен и чудесен
Благодатной Музы дар:
В духе форма стройных песен,
В сердце песен жизнь и жар.
«Мысли о поэзии» Константин Дмитриевич Бальмонт (1867 — 1942)
У меня много новостей. И все хорошие. Мне «везёт». Мне пишется. Мне жить, жить, вечно жить хочется. Если бы Вы знали, сколько я написал стихов новых! Больше ста. Это было сумасшествие, сказка, новое. Издаю новую книгу, совсем не похожую на прежние. Она удивит многих. Я изменил своё понимание мира. Как ни смешно прозвучит моя фраза, я скажу: я понял мир. На многие годы, быть может, навсегда.
К. Бальмонт — Л. Вилькиной


Максим Горький (Алексей Максимович Пешков) (1868 — 1936)
Человек — вот правда! Всё — в человеке, всё для человека! Существует только человек, всё же остальное — дело его рук и его мозга! Чело-век! Это — великолепно! Это звучит… гордо!

«На дне»

Зинаида Николаевна Гиппиус (1869 — 1945)
Мне жаль создавать нечто бесполезное и никому не нужное сейчас. Собрание, книга стихов в данное время — самая бесполезная, ненужная вещь… Я не хочу этим сказать, что стихи не нужны. Напротив, я утверждаю, что стихи, нужны, даже необходимы, естественны и вечны. Было время, когда всем казались нужными целые книги стихов, когда они читались сплошь, всеми понимались и принимались. Время это – прошлое, не наше. Современному читателю не нужен сборник стихов! Александр Иванович Куприн (1870 — 1938)
Язык — это история народа. Язык — это путь цивилизации и культуры. Поэтому-то изучение и сбережение русского языка является не праздным занятием от нечего делать, но насущной необходимостью.
Иван Алекеевич Бунин (1870 — 1953)
Какими националистами, патриотами становятся эти интернационалисты, когда это им надобно! И с каким высокомерием глумятся они над «испуганными интеллигентами»,- точно решительно нет никаких причин пугаться,- или над «испуганными обывателями», точно у них есть какие-то великие преимущества перед «обывателями». Да и кто, собственно, эти обыватели, «благополучные мещане»? И о ком и о чем заботятся, вообще, революционеры, если они так презирают среднего человека и его благополучие?
«Окаянные дни»
Леонид Николаевич Андреев (1871 — 1919)
В борьбе за свой идеал, который состоит в „свободе, равенстве и братстве“, граждане должны пользоваться такими средствами, которые не противоречат этому идеалу.
«Губернатор»


Кузмин Михаил Алексеевич (1872 — 1936)
«Пусть ваша душа будет цельна или расколота, пусть миропостижение будет мистическим, реалистическим, скептическим, или даже идеалистическим (если вы до того несчастны), пусть приемы творчества будут импрессионистическими, реалистическими, натуралистическими, содержание – лирическим или фабулистическим, пусть будет настроение, впечатление – что хотите, но, умоляю, будьте логичны – да простится мне этот крик сердца! – логичны в замысле, в постройке произведения, в синтаксисе».
Искусство рождается в бездомье. Я писал письма и повести, адресованные к далекому неведомому другу, но когда друг пришел — искусство уступило жизни. Я говорю, конечно, не о домашнем уюте, а о жизни, которая значит больше искусства.
«Мы с тобой. Дневник любви»
Валерий Яковлевич Брюсов (1873 — 1924)
Художник не может большего, как открыть другим свою душу. Нельзя предъявлять ему заранее составленные правила. Он — ещё неведомый мир, где всё ново. Надо забыть, что пленяло у других, здесь иное. Иначе будешь слушать и не услышишь, будешь смотреть, не понимая.
Из трактата Валерия Брюсова «О искусстве»


Алексей Михайлович Ремизов (1877 — 1957)
Ну и пусть отдохнет, измаялась — измучили ее, истревожили. А чуть свет подымется лавочница, возьмется добро свое складывать, хватится одеялишка, пойдет, вытащит из-под старухи подстилку эту мягкую: разбудит старуху, подымет на ноги: ни свет ни заря, изволь вставать. Ничего не поделаешь. А пока — бабушка, костромская наша, мать наша, Россия!»

«Взвихренная Русь»

Максимилиан Александрович Волошин (1877 — 1932)
Искусство никогда не обращается к толпе, к массе, оно говорит отдельному человеку, в глубоких и скрытых тайниках его души. Михаил Андреевич Осоргин (Ильин) (1878 — 1942)
Как странно /…/ Сколько есть веселых и бодрых книг, сколько блестящих и остроумных философских истин,- но нет ничего утешительнее Экклезиаста.
Саша Черный (Александр Михайлович Гликберг) (1880 — 1932)
Бабкин смел, — прочёл Сенеку
И, насвистывая туш,
Снес его в библиотеку,
На полях отметив: «Чушь!»
Бабкин, друг, — суровый критик,
Ты подумал ли хоть раз,
Что безногий паралитик
Легкой серне не указ?..
«Читатель»
Андрей Белый (Борис Николаевич Бугаев) (1880- 1934)
Слово критика о поэте должно быть объективно-конкретным и творческим; критик, оставаясь ученым, – поэт.

«Поэзия слова»



Александр Александрович Блок (1880 — 1921)
Только о великом стоит думать, только большие задачи должен ставить себе писатель; ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами. Борис Константинович Зайцев (1881 — 1972)
«Верно, тут есть и лешие, и водяные, – думал я, глядя перед собой, – а может быть, здесь живет и еще какой дух… Могучий, северный дух, который наслаждается этой дикостью; может, и настоящие северные фавны и здоровые, белокурые женщины бродят в этих лесах, жрут морошку и бруснику, хохочут и гоняются друг за дружкой».
«Север»
Александр Грин (Александр Степанович Гриневский) (1881 — 1932)
Нужно уметь закрывать скучную книгу…уходить с плохого фильма…и расставаться с людьми, которые не дорожат тобой!
Аркадий Тимофеевич Аверченко (1881 — 1925)
Из скромности я остерегусь указать на тот факт, что в день моего рождения звонили в колокола и было всеобщее народное ликование. Злые языки связывали это ликование с каким-то большим праздником, совпавшим с днём моего появления на свет, но я до сих пор не понимаю, при чём здесь ещё какой-то праздник? Алексей Николаевич Толстой (1882 — 1945)
То было время, когда любовь, чувства добрые и здоровые считались пошлостью и пережитком; никто не любил, но все жаждали и, как отравленные, припадали ко всему острому, раздирающему внутренности.
«Хождение по мукам»


Корней Иванович Чуковский (Николай Васильевич Корнейчуков) (1882 — 1969)
— Ну что плохого, — говорю я себе, — хотя бы в коротеньком слове пока? Ведь точно такая же форма прощания с друзьями есть и в других языках, и там она никого не шокирует. Великий поэт Уолт Уитмен незадолго до смерти простился с читателями трогательным стихотворением “So long!”, что и значит по-английски — “Пока!”. Французское a bientot имеет то же самое значение. Грубости здесь нет никакой. Напротив, эта форма исполнена самой любезной учтивости, потому что здесь спрессовался такой (приблизительно) смысл: будь благополучен и счастлив, пока мы не увидимся вновь.
«Живой как жизнь»
Александр Романович Беляев (1884 — 1942)
Швейцария? Это горное пастбище туристов. Я сама объездила весь свет, но ненавижу этих жвачных двуногих с Бэдэкером вместо хвоста. Они изжевали глазами все красоты природы.
«Остров погибших кораблей»
Николай Алексеевич Клюев (1884 — 1937)
Всё, что писал и напишу, я считаю только лишь мысленным сором и ни во что почитаю мои писательские заслуги. И удивляюсь, и недоумеваю, почему по виду умные люди находят в моих стихах какое-то значение и ценность. Тысячи стихов, моих ли или тех поэтов, которых я знаю в России, не стоят одного распевца моей светлой матери. Евгений Иванович Замятин (1884 — 1937)
Я боюсь, что у русской литературы одно только будущее: её прошлое.
Статья «Я боюсь»
Велимир Хлебников (Виктор Владимирович Хлебников) (1885 — 1922)
Мы долго искали такую, подобную чечевице, задачу, чтобы направленные ею к общей точке соединенные лучи труда художников и труда мыслителей встретились бы в общей работе и смогли бы зажечь обратить в костер даже холодное вещество льда. Теперь такая задача — чечевица, направляющая вместе вашу бурную отвагу и холодный разум мыслителей, — найдена. Эта цель — создать общий письменный язык…
«Художники мира»
Николай Степанович Гумилев (1886 — 1921)
Поэзию он обожал, в суждениях старался быть беспристрастным. Он был удивительно молод душой, а может быть и умом. Он всегда мне казался ребёнком. Было что-то ребяческое в его под машинку стриженой голове, в его выправке, скорее гимназической, чем военной. Изображать взрослого ему нравилось, как всем детям. Он любил играть в «мэтра», в литературное начальство своих «гумилят», то есть маленьких поэтов и поэтесс, его окружавших. Поэтическая детвора его очень любила.
Ходасевич, «Некрополь»


Владислав Фелицианович Ходасевич (1886 — 1939)
Я, я, я. Что за дикое слово!
Неужели вон тот — это я?
Разве мама любила такого,
Желто-серого, полуседого
И всезнающего, как змея?
Ты потерял свою Россию.
Противоставил ли стихию
Добра стихии мрачной зла?
Нет? Так умолкни: увела
Тебя судьба не без причины
В края неласковой чужбины.
Что толку охать и тужить —
Россию нужно заслужить!
«Что нужно знать»
Анна Андреевна Ахматова (Горенко) (1889 — 1966)
Я не переставала писать стихи. Для меня в них — связь моя с временем, с новой жизнью моего народа. Когда я писала их, я жила теми ритмами, которые звучали в героической истории моей страны. Я счастлива, что жила в эти годы и видела события, которым не было равных.
Борис Леонидович Пастернак (1890 — 1960)
Все люди, посланные нам -это наше отражение. И посланы они для того, чтобы мы, смотря на этих людей, исправляли свои ошибки, и когда мы их исправляем, эти люди либо тоже меняются, либо уходят из нашей жизни.
Михаил Афанасьевич Булгаков (1891 — 1940)
На широком поле словесности российской в СССР я был один-единственный литературный волк. Мне советовали выкрасить шкуру. Нелепый совет. Крашеный ли волк, стриженый ли волк, он всё равно не похож на пуделя. Со мной и поступили как с волком. И несколько лет гнали меня по правилам литературной садки в огороженном дворе. Злобы я не имею, но я очень устал…
Из письма М. А. Булгакова И. В. Сталину, 30 мая 1931 года.
Осип Эмильевич Мандельштам (1891 — 1938)
Когда я умру потомки спросят моих современников: «Понимали ли вы стихи Мандельштама?» — «Нет, мы не понимали его стихов». «Кормили ли вы Мандельштама, давали ли ему кров?» — «Да, мы кормили Мандельштама, мы давали ему кров». — «Тогда вы прощены». Илья Григорьевич Эренбург (Элиягу Гершевич) (1891 — 1967)
Может быть, пойти в Дом печати – там по одному бутерброду с кетовой икрой и диспут – «о пролетарском хоровом чтенье», или в Политехнический музей – там бутербродов нет, зато двадцать шесть молодых поэтов читают свои стихи о «паровозной обедне». Нет, буду сидеть на лестнице, дрожать от холода и мечтать о том, что все это не тщетно, что, сидя здесь на ступеньке, я готовлю далекий восход солнца Возрождения. Мечтал я и просто и в стихах, причем получались скучноватые ямбы.
«Необычайные похождения Хулио Хуренито и его учеников»
Марина Ивановна Цветаева (1892 — 1941)
«Единственный справочник: собственный слух и, если уж очень нужно — теория словесности Саводника: драма, трагедия, поэма, сатира».
«Единственный учитель: собственный труд».
«И единственный судья: будущее».
Константин Георгиевич Паустовский (1892 — 1962)
В детстве и юности мир существует для нас в ином качестве, чем в зрелые годы. В детстве горячее солнце, гуще трава, обильнее дожди, темнее небо и смертельно интересен каждый человек… Поэтическое восприятие жизни, всего окружающего нас – величайший дар, доставшийся нам от детства. Ощущение жизни как непрерывной новизны – вот та плодородная почва, на которой расцветает и созревает искусство.
«Золотая роза»
Владимир Владимирович Маяковский (1893 — 1930)
Я хочу быть понят родной страной,
а не буду понят —
        что ж?!
По родной стране
        пройду стороной,
как проходит
        косой дождь. Георгий Владимирович Иванов (1894 — 1958)
Русский читатель никогда не был и, даст Бог, никогда не будет холодным эстетом, равнодушным «ценителем прекрасного», которому мало дела до личности поэта.
«Петербургские зимы»
Юрий Николаевич Тынянов (1894 — 1943)
Тогда начали мерить числом и мерой, судить порхающих отцов; отцы были осуждены на казнь и бесславную жизнь.
Случайный путешественник-француз, пораженный устройством русского механизма, писал о нем: «империя каталогов», и добавлял: «блестящих».
Отцы пригнулись, дети зашевелились, отцы стали бояться детей, уважать их, стали заискивать. У них были по ночам угрызения, тяжелые всхлипы. Они называли это «совестью» и «воспоминанием».
И были пустоты.
«Смерть Вазир-Мухтара»
Исаак Эммануилович Бабель (1894 — 1940)
— У писателя на полке должно стоять немного книг. Всего десять-пятнадцать.
— Какие? — заорали молодые писатели.
— О! Для этого надо прочесть тысячи книг.
Михаил Михайлович Зощенко (1895 — 1958)

Здесь кроется обычная ошибка философов, литераторов, поэтов. Свои чувства и домыслы они нередко отождествляют с чувствами «всего человечества». Л. Н. Толстой считал, что «непротивление злу» спасает людей от множества бед. Быть может, это спасало Толстого. Но эта идея была абсолютно чуждой людям. В русском народе Гончаров увидел Обломовых. Быть может, обломовщина была характерна для писателя, но она отнюдь не характеризовала русский народ.
«Деньги. Любовь. Неудачи»

Сергей Александрович Есенин (1895 — 1925)
У собратьев моих нет чувства родины во всем широком смысле этого слова, поэтому у них так и несогласованно все. Поэтому они так и любят тот диссонанс, который впитали в себя с удушливыми парами шутовского кривляния ради самого кривляния.
Статья «Быт и искусство»
Анатолий Борисович Мариенгоф (1897 — 1962)
Гога — милый и красивый мальчик.  Ему девятнадцать лет.  У него всегда обиженные  розовые губы, голова  в золоте топленых сливок от степных коров и большие зеленые несчастливые глаза.
— Пойми, Ольга, я люблю свою родину.
Ольга  перестает  дрыгать  ногами, поворачивает к  нему лицо  и говорит серьезно:
— Это все оттого, Гога, что ты не кончил гимназию.
«Циники»


Валентин Петрович Катаев (1897 — 1986)
Писатели восемнадцатого века — да и семнадцатого — были в основном повествователи. Девятнадцатый век украсил голые ветки повествования цветными изображениями. Наш век — победа изображения над повествованием. Изображение присвоили себе таланты и гении, оставив повествование остальным. Метафора стала богом, которому мы поклоняемся. В этом есть что-то языческое. Мы стали язычниками. Наш бог — материя… Вещество… Но не пора ли вернуться к повествованию, сделав его носителем великих идей?
«Алмазный мой венец»
Владимир Владимирович Набоков (1899 — 1977)
Говорили, единственное, что он в мирe любит, это – Россия. Многие не понимали, почему он там не остался. На вопросы такого рода Мун неизменно отвечал: «Справьтесь у Робертсона» (это был востоковeд) «почему он не остался в Вавилонe». Возражали вполнe резонно, что Вавилона уже нет. Мун кивал, тихо и хитро улыбаясь.

«Подвиг»

Андрей Платонович Платонов (Климентов) (1899 — 1951)
Искусство должно умереть — в том смысле, что его должно заменить нечто обыкновенное, человеческое; человек может хорошо петь и без голоса, если в нём есть особый, сущий энтузиазм жизни.
Николай Алексеевич Заболоцкий (1903 — 1958)
Я закрываю глаза и вижу стеклянное здание леса.
Стройные волки, одетые в лёгкие платья,
преданы долгой научной беседе.
Вот отделился один,
подымает прозрачные лапы,
плавно взлетает на воздух,
ложится на спину.
Ветер его на восток над долинами гонит.
Волки внизу говорят:
«Удалился философ,
чтоб лопухам преподать геометрию неба.»
Даниил Иванович Хармс (Ювачёв) (1905 — 1942)
Всё крайнее сделать очень трудно. Средние части даются легче. Самый центр не требует никаких усилий. Центр — это равновесие. Там нет никакой борьбы.
«Пейте уксус, господа!»
Михаил Александрович Шолохов (1905 — 1984)
Жизнь заставит разобраться, и не только заставит, но и силком толкнет на какую-нибудь сторону.
«Тихий Дон»
Варлам Тихонович Шаламов (1907 — 1982)
Сейчас было так наглядно, так ощутимо ясно, что вдохновение и было жизнью; перед смертью ему дано было узнать, что жизнь была вдохновением, именно вдохновением.
«Колымские рассказы»
Арсений Александрович Тарковский (1907 — 1989)
Порой по улице бредешь —
Нахлынет вдруг невесть откуда
И по спине пройдет, как дрожь,
Бессмысленная жажда чуда.
1946

НАВЕРХ

100 главных русских книг XXI века

В составлении рейтинга приняли участие:

Василий Авченко, писатель • Иван Аксёнов, издатель (Common Place), редактор сайта «Горький» • Максим Амелин, поэт, переводчик, издатель («ОГИ») • Любовь Аркус, киновед, режиссёр, основатель журнала «Сеанс» и фонда «Антон тут рядом» • Андрей Аствацатуров, филолог, писатель, директор Музея В. В. Набокова (Санкт-Петербург) • Варвара Бабицкая, критик, переводчица, редактор проекта «Полка» • Ольга Балла, критик, литературовед • Полина Барскова, поэт, писатель, литературовед, историк • Лиза Биргер, критик • Арина Бойко, писательница, редактор журнала «Незнание» • Дмитрий Быков, поэт, писатель, журналист • Андрей Василевский, поэт, главный редактор журнала «Новый мир» • Оксана Васякина, поэтесса, критик • Евгения Вежлян, филолог, критик, доцент РГГУ • Михаил Велижев, историк, филолог, профессор НИУ ВШЭ • Александр Вершинин, генеральный директор Российской национальной библиотеки • Михаил Визель, критик, переводчик, шеф-редактор портала «Год литературы» • Евгения Власенко, критик • Евгений Водолазкин, писатель, литературовед • Юля Вронская, куратор литературной премии «Ясная Поляна» • Мария Галина, поэт, писатель • Сергей Гандлевский, поэт • Алиса Ганиева, писательница • Стефано Гардзонио, филолог • Александр Генис, писатель, журналист, ведущий радио «Свобода» • Линор Горалик, поэтесса, писательница, главный редактор сайта PostPost • Александр Горбачёв, критик • Алла Горбунова, поэт, писатель • Игорь Гулин, критик • Саша Гусева, писательница, редактор журнала «Незнание» • Лев Данилкин, писатель, критик • Дмитрий Данилов, писатель, драматург • Филипп Дзядко, филолог, главный редактор проекта Arzamas • Александр Долинин, филолог, почётный профессор Университета Висконсина в Мэдисоне (США) • Никита Елисеев, филолог, критик, библиограф Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург) • Евгений Ермолин, критик • Анастасия Завозова, переводчица, главный редактор платформы Storytel • Дмитрий Захаров, писатель • Дмитрий Иванов, литературовед, главный редактор сайта «Горький» • Наталья Иванова, критик, литературовед, заместительница главного редактора журнала «Знамя» • Шамиль Идиатуллин, писатель • Николай Картозия, журналист, режиссёр, генеральный директор телеканала «Пятница» • Игорь Кириенков, критик • Маруся Климова, писательница, переводчица • Алексей Конаков, критик, литературовед • Сергей Костырко, писатель, критик, редактор журнала «Новый мир», куратор проекта «Журнальный зал» • Михаил Котомин, издатель (Ad Marginem) • Ирина Кравцова, издатель (Издательство Ивана Лимбаха) • Максим Кронгауз, лингвист, профессор РГГУ • Сергей Кузнецов, писатель • Дмитрий Кузьмин, поэт, переводчик, издатель («АРГО-Риск», Literature Without Borders), главный редактор журнала «Воздух» • Валентин Курбатов, литературовед, критик, прозаик • Андрей Лазарчук, писатель • Денис Ларионов, поэт, критик, литературовед, преподаватель РГГУ, редактор «Художественной серии» («Новое литературное обозрение») • Мария Лебедева, критик • Сергей Лебеденко, критик • Вадим Левенталь, писатель, издатель, ответственный секретарь премии «Национальный бестселлер» • Андрей Левкин, писатель, эссеист • Ян Левченко, филолог, культуролог, киновед, профессор НИУ ВШЭ • Роман Лейбов, литературовед, профессор Тартуского университета (Эстония) • Олег Лекманов, литературовед, профессор НИУ ВШЭ • Евгений Лесин, поэт, критик, ответственный редактор газеты «НГ-ExLibris» • Марк Липовецкий, литературовед, профессор Колумбийского университета (США) • Евгения Лисицына, критик • Кирилл Маевский, арт-директор Центра современной культуры «Смена» (Казань), программный директор книжного фестиваля «Смена» • Мария Майофис, литературовед, доцент НИУ ВШЭ • Максим Мамлыга, критик, обозреватель • Александр Марков, филолог, переводчик, культуролог, профессор РГГУ • Шаши Мартынова, переводчица, издательница (DodoPress), создательница сети книжных магазинов «Додо» • Ирина Машинская, поэтесса, главный редактор журнала «Стороны света» • Константин Мильчин, критик, шеф-редактор проекта Storytel • Егор Михайлов, критик, редактор сайта «Афиша Daily» • Глеб Морев, филолог, редактор отдела литературы сайта Colta • Катя Морозова, главный редактор журнала «Носорог» • Иван Напреенко, критик, социолог, музыкант, художник, редактор сайта «Горький» • Андрей Немзер, критик, литературовед, профессор НИУ ВШЭ • Мария Нестеренко, критик, редактор, куратор книжных серий (Common Place, «Новое литературное обозрение») • Лев Оборин, поэт, критик, редактор проекта «Полка» • Сергей Оробий, критик, литературовед, доцент Благовещенского государственного педагогического университета • Максим Осипов, писатель • Михаил Павловец, литературовед, профессор НИУ ВШЭ • Екатерина Писарева, критик, главный редактор портала MyBook • Юлия Подлубнова, поэтесса, критик • Николай Подосокорский, литературовед • Алексей Поляринов, писатель, эссеист, переводчик • Валерия Пустовая, критик, писательница • Дмитрий Ренанский, театровед, музыкальный критик, редактор отдела театра сайта Colta • Андрей Рубанов, писатель, сценарист • Полина Рыжова, сценаристка, редактор проекта «Полка», редактор издательства Individuum • Феликс Сандалов, главный редактор издательства Individuum • Юрий Сапрыкин, журналист, культуролог, руководитель проекта «Полка» • Станислав Секретов, критик • София Синицкая, писательница, литературовед • Александр Скидан, поэт, критик • Станислав Снытко, писатель • Николай Солодников, журналист • Виктор Сонькин, переводчик, филолог, преподаватель МГУ • Владимир Сорокин, писатель • Мария Степанова, поэтесса, писательница, эссеистка, главный редактор сайта Colta • Марина Степнова, писательница, профессор НИУ ВШЭ • Максим Сурков, директор книжного магазина «Циолковский» • Владислав Толстов, критик • Татьяна Трофимова, филолог, преподавательница ВШЭ-РЭШ • Георгий Урушадзе, генеральный директор премии «Большая книга» • Артём Фаустов, создатель книжного магазина «Все свободны» • Лиза Хейден-Эспеншейд, переводчица русской литературы • Наталья Черных, поэтесса, писательница • Игорь Шайтанов, литературовед, критик, профессор РГГУ, главный редактор журнала «Вопросы литературы» • Алла Шлыкова, ведущий редактор «Редакции Елены Шубиной» • Елена Шубина, литературовед, издательница («Редакция Елены Шубиной»/«АСТ») • Николай Эппле, филолог, переводчик, журналист • Михаил Эпштейн, литературовед, философ, критик, профессор университета Эмори (США) • Галина Юзефович, критик • Юлия Яковлева, писательница, критик

PushkinOnline — Article

Ф.Ч.Рзаев,

доктор филологических наук,

профессор кафедры азербайджанской и

мировой литературы Азербайджанского

государственного педагогического университета

 

 

Наследие русского зарубежья в последние годы привлекает пристальное внимание в современном литературоведении, однако интерес исследователей более всего сосредоточен на изучении художественного творчества писателей-эмигрантов. Жанр литературной  критики в этом плане до сих пор остается неизученным. И это несмотря на то, что многие исследователи именно критику считали наиболее сильной в литературе эмиграции. По мнению одного из исследователей, «самое интересное, что дала эмигрантская литература – это ее творческие комментарии к старой русской литературе» (1, с.8). Такого же мнения придерживался и Г.П.Струве: «Едва ли не самым ценным вкладом зарубежных писателей в общую сокровищницу русской литературы должны будут быть признаны разные формы не-художественной формы – критика, эссеистика, философская проза, высокая публицистика и мемуарная литература» (2, с.371). С этим мнением соглашались многие исследователи (3, с.43).

       Среди многообразного литературно-критического наследия русского зарубежья особый интерес представляют публикации известных писателей-эмигрантов. Русские писатели-эмигранты, помимо собственно художественного творчества, уделяли достаточно серьезное внимание вопросам, связанным с различными аспектами литературного творчества, литературного процесса. При этом в статьях литературоведческого характера, литературных эссе и очерках, многочисленных интервью они обращались не только к современной литературе, но и к творчеству классиков русской и мировой литературы. Среди писателей-эмигрантов, безусловно, к творчеству русских классиков чаще всего обращались те, кто выступал с лекциями в известных американских и европейских  университетах, выступал с докладами на различных научных конференциях. В частности, в американских университетах в качестве лекторов выступали такие яркие представители эмигрантской литературы, как В.Набоков, И.Бродский и др.

        По нашему мнению, в литературно-критическом наследии писателей-эмигрантов можно выделить три важнейших аспекта: популяризация русской литературы, научно-критическая интерпретация художественных произведений и «писательское» восприятие творчества другого литератора. Каждый из указанных аспектов находит отражение в публикациях писателей-эмигрантов, при этом порой они настолько переплетаются друг с другом, что трудно в некоторых случаях выделить приоритетность одного из них. Особый интерес представляет тот факт, что литературная критика русского зарубежья, в том числе творчество писателей-эмигрантов, не только были свободны от идеологических запретов советской критики и литературоведения, но и в определенной степени противостояли чрезмерно идеологизированным концепциям и оценкам, популярным в СССР, часто противопоставляя совершенно иные подходы и характеристики. Именно поэтому взгляды писателей-эмигрантов на русскую классику представляют большой научный интерес.

        Учитывая ограниченные рамки настоящей работы, мы обратимся к публикациям лишь некоторых писателей-эмигрантов, в которых можно обнаружить наиболее типичные особенности «писательского» подхода к оценке творчества классиков русской  литературы. Среди них, безусловно, выделяются работы В.Набокова и И.Бродского.

        В.Набоков является автором ряда известных публикаций, в которых содержится оригинальный подход к изучению и оценке творчества русских классиков. Среди них следует отметить в первую очередь «Лекции по русской литературе», «Лекции по зарубежной литературе» и «Комментарии к роману А.С.Пушкина «Евгений Онегин». Лекции В.Набокова были изданы в России в двух сборниках – «Лекции по русской литературе. Чехов, Достоевский, Гоголь, Горький, Тургенев» и «Лекции по зарубежной литературе». Подход В.Набокова к анализу творчества классиков русской и мировой литературы представляет большой интерес с литературоведческой точки зрения, так как наглядно демонстрирует совершенно иную позицию, свободную от стереотипов и штампов литературоведения советского периода.  Литературоведческие исследования писателя, написанные  им в качестве лекций для студентов американских университетов, столь же самоценные творения, как и его выдающиеся прозаические произведения.

       Своеобразие подхода В.Набокова к творчеству классиков русской литературы Пушкина, Гоголя, Тургенева, Достоевского, Л.Толстого, Чехова, М.Горького  наиболее полно проявилось в «Лекциях по русской литературе». В небольшом по объему предисловии к этой книге Ив.Толстой сформулировал мысль, очень важную для понимания литературных взглядов В.Набокова, его подхода к оценке творчества русских классиков: «Набоков ценит в чужом литературном наследии лишь то, что пестует в своем собственном – силу и непосредственность чувства, повествовательную опытность, когда «лучшие слова в лучшем порядке» передают заданную мысль кратчайшим образом, авторскую освобожденность от обязательств даже перед «звездным небом над нами и нравственным законом внутри нас» (4, с.9). Действительно, слова Ив.Толстого дают возможность понять принципы отбора не только писательских имен, но и произведений того или иного писателя. Так, например, Ив.Толстой объясняет отношение Набокова к  творчеству Л.Толстого: «У Льва Толстого лектор Набоков отвергает морализаторскую «Войну и мир» как «литературу Больших Идей» и предпочитает более домашнюю «Анну Каренину» с «Иваном Ильичом» (4, с.10). Отмеченные Ив.Толстым особенности творчества Набокова позволяют сделать вывод о том, что в целом писательский подход отличается от профессионального научного похода тем, что критики-литературоведы, как правило, рассматривают факты и явления как часть литературного процесса эпохи или творчества отдельного писателя с точки зрения выявления тех или иных закономерностей, общих и индивидуальных особенностей и пр. Писательский же подход к оценке творчества литераторов в этом плане более свободный и базируется чаще всего на литературных вкусах самого писателя.

       «Лекции по русской литературе» В.Набокова начинаются с раздела «Писатели, цензура и читатели в России». Предварение разделов, посвященных  творчеству классиков русской литературы, подобной статьей имеет принципиальное значение. Сравнивая развитие русской и западноевропейских литератур, Набоков отметил: «Одного 19 в. оказалось достаточно, чтобы страна почти без всякой литературной традиции создала литературу, которая по своим художественным достоинствам, по своему мировому влиянию, по всему, кроме объема, сравнялась с английской и французской, хотя эти страны начали производить свои шедевры значительно раньше» (4, с.14). Причину  поразительного всплеска эстетических ценностей в России писатель связывает с невероятной скоростью духовного роста России в XIX веке, которая достигла в это время уровня старой европейской культуры. Традиционное советское литературоведение никогда не могло бы согласиться с утверждением В.Набокова об отсутствии литературной традиции («…почти без всякой литературной традиции…») в истории русской литературы XIX века. Возможно, слова Набокова в этом смысле слишком категоричны, однако требования, которые предъявляет писатель к художественной литературе, к ее эстетическому уровню, оправдывают его позицию по отношению ко всей русской литературе предшествующего периода.

         Оригинальные взгляды В.Набокова содержатся в разделах, посвященных анализу творчества классиков русской литературы. В первую очередь, необходимо отметить, что в отличие от представителей научного литературоведения писатель уделяет большое внимание описанию событий из жизни русских литераторов. На наш взгляд, Набоков стремится найти в биографиях писателей объяснение многих фактов, событий, описанных в анализируемых художественных произведениях классиков, а также раскрыть природу новаторских творческих находок, мастерство художественных приемов.  В этом смысле характерно даже название первой статьи в «Лекциях по русской литературе», посвященной творчеству Н.В.Гоголя: «Его смерть и его молодость». Кстати, можно ли было встретить в трудах советских литературоведов публикации с подобным названием? Вряд ли.

       В статье о Гоголе В.Набоков обращается к анализу произведений «Ревизор» (раздел под названием «Государственный призрак»), «Мертвые души» («Наш господин Чичиков»), «Шинель» («Апофеоз личины»). В начале анализа пьесы «Ревизор» Набоков высказывает мысль, которая полностью противопоставлена основной характеристике этого произведения в работах советских литературоведов. Он отмечает, что после первой постановки комедии на театральной сцене «… пьесу Гоголя общественные умы неправильно поняли как социальный протест, и в 50-х и 60-х гг. она породила не только кипящий поток литературы, обличавшей коррупцию и прочие социальные пороки, но и разгул литературной критики, отказывавшей в звании писателя всякому, кто не посвятил своего романа или рассказа бичеванию околоточного или помещика, который сечет своих мужиков» (4, с.56). И в дальнейшем при анализе «Ревизора» Набоков, в отличие от советских литературоведов, уделяет внимание вопросам, которые практически не затрагивались в советском гоголеведении. Так, например, писатель подробно останавливается на внесценических персонажах пьесы, отмечая, что использование этого «банального» приема в драматургии  Гоголя существенно отличается от традиций русской и мировой литературы. Широко известные слова о том, что если в первом действии на стене висит охотничье ружье, в последнем оно непременно должно выстрелить, не соответствуют художественным принципам Гоголя. «Ружья Гоголя, пишет Набоков, — висят в воздухе и не стреляют; надо сказать, что обаяние его намеков и состоит в том, что они никак не материализуются» (4, с.61). Набоков приводит ряд примеров из текста «Ревизора». Так, например, обращаясь к образу судебного заседателя, о котором упоминает в разговоре городничий, Набоков пишет: «Мы никогда больше не услышим об этом злосчастном заседателе, но вот он перед нами как живой, причудливое вонючее существо из тех «Богом обиженных», до которых так жаден Гоголь» (4, с.61). Набоков-писатель обращает внимание, в первую очередь, на такие детали, такие «мелочи», которые не интересовали представителей традиционного литературоведения, ищущих в творчестве Гоголя лишь то, что работает на социальную критику. Поэтому вряд ли можно встретить в исследованиях прошлого века фамилии таких внесценических персонажей из пьесы «Ревизор», как помещики Чептович, Верховинский, полицейский Прохоров  и др., лишь промелькнувших в устах действующих лиц, но привлекших внимание писателя Набокова. Мало того, Набоков отмечает особое мастерство Гоголя  в том, что у него и новорожденный безымянный персонаж может вырасти и в секунду прожить целую жизнь: у трактирщика Власа «жена три недели назад тому родила, и такой пребойкий мальчик, будет так же, как и отец, содержать трактир». Говоря о многочисленных внесценических второстепенных персонажах комедии, Набоков пишет: «Потусторонний мир, который словно прорывается сквозь фон пьесы, и есть подлинное царство Гоголя. И поразительно, что все эти сестры, мужья и дети, чудаковатые учителя, отупевшие с перепоя конторщики и полицейские, помещики, … романтические офицеры, … все эти создания, чья мельтешня создает самую плоть пьесы, не только не мешают тому, что театральные постановщики зовут действием, но явно придают пьесе чрезвычайную сценичность» (4, с.66).

        В статье о Гоголе писатель Набоков обращается также к миру вещей в произведениях русского классика. Он отмечает, что вещи в гоголевских произведениях призваны играть ничуть не меньшую роль, чем одушевленные лица. В качестве типичного примера использования вещи Набоков приводит описание городничего, который, облачившись в роскошный мундир, в рассеянности надевает на голову шляпную коробку. Набоков называет это чисто гоголевским символом обманного мира, где шляпы – это головы, шляпные коробки – шляпы, а расшитый золотом воротник – хребет человека.

       Весь анализ пьесы «Ревизор» пронизан мыслью Набокова о том, что эта сновидческая пьеса была воспринята как сатира на подлинную жизнь в России. Писатель считает, что «Пьесы Гоголя это поэзия в действии, а под поэзией я понимаю тайны иррационального, познаваемые при помощи рациональной речи. Истинная поэзия такого рода вызывает не смех и не слезы, а сияющую улыбку беспредельного удовлетворения, блаженное мурлыканье, и писатель может гордиться собой, если он способен вызвать у читателей, или, точнее говоря, у кого-то из своих читателей, такую улыбку и такое мурлыканье» (4, с.68). Как видно из приведенных слов, Набоков обращает внимание на те стороны творчества Гоголя, которые не замечали советские исследователи-литературоведы. Таким же «писательским» подходом отличаются и материалы, отражающие взгляды Набокова на поэму «Мертвые души» и повесть «Шинель».

       В «Лекциях по русской литературе» привлекают внимание и оригинальные оценки творчества других классиков русской литературы XIX века. Так, например, интересные суждения писателя содержатся в разделах, посвященных анализу произведений Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого, А.П.Чехова, И.С.Тургенева, М.Горького.

       В.Набоков в начале статьи о романе Л.Толстого «Анна Каренина» отметил: «Толстой – непревзойденный русский прозаик. Оставляя в стороне его предшественников Пушкина и Лермонтова, всех великих русских писателей можно выстроить в такой последовательности: первый – Толстой, второй – Гоголь, третий – Чехов, четвертый – Тургенев. Похоже на выпускной список, и разумеется, Достоевский и Салтыков-Щедрин со своими низкими оценками не получили бы у меня похвальных листов» (4, с.221). На этой же странице книги в сносках Набоков высказал следующее: «Читая Тургенева, вы знаете, что это – Тургенев. Толстого вы читаете потому, что просто не можете остановиться». Набоков, вступая в спор с теми, кто считает главным в творчестве Л.Толстого его идеологические взгляды, отмечает, что только поначалу может показаться, что проза Толстого насквозь пронизана его учением. «На самом же деле его проповедь, – пишет Набоков, – вялая и расплывчатая, не имела ничего общего с политикой, а творчество отличает такая могучая, хищная сила, оригинальность и общечеловеческий смысл, что оно попросту вытеснило его учение. В сущности, Толстого-мыслителя всегда занимали лишь две темы: Жизнь и Смерть. А этих тем не избежит ни один художник» (4, с.221).

       В этой статье Набокова есть множество фрагментов, которые хотелось бы процитировать, однако мы не можем пройти мимо отрывка, в котором автор указал имена нескольких классиков русской литературы XIX века: «Истина – одно из немногих русских слов, которое ни с чем не рифмуется. У него нет пары, в русском языке оно стоит одиноко, особняком от других слов, незыблемое, как скала… Большинство русских писателей страшно занимали ее точный адрес и опознавательные знаки. Пушкин мыслил ее как благородный мрамор в лучах величавого солнца. Достоевский, сильно уступавший ему как художник, видел в ней нечто ужасное, состоящее из крови и слез, истерики и пота. Чехов не сводил с нее мнимо-загадочного взгляда, хотя чудилось, что он очарован блеклыми декорациями жизни. Толстой шел к истине напролом, склонив голову и сжав кулаки, и приходил то к подножию креста, то к собственному своему подножию» (4, с.224). Приведенная выше цитата весьма характерна для манеры В.Набокова, который в образной форме выражает свое отношение, с одной стороны, к одной из высших целей литературного творчества, с другой – дает дифференцированную оценку творчества русских классиков в связи с их подходом к достижению этой цели.

       Часто В.Набоков обращается к этому приему – анализируя творчество писателя, выступать с обобщениями и давать сравнительную характеристику с творчеством других литераторов. Так, например, в разделе, посвященном творчеству И.С.Тургенева, писатель-эмигрант отмечает особенную известность Тургенева, Горького и Чехова за границей. Однако он тут же подчеркивает отсутствие естественной связи между ними. При этом Набоков пишет: «Однако можно заметить, что худшее в тургеневской прозе нашло наиболее полное выражение в книгах Горького, а лучшее (русский пейзаж) изумительное развитие в прозе Чехова» (4, с.143).  

       Не менее интересными являются литературно-критические и эстетические взгляды одного из самых известных литераторов-эмигрантов ХХ века  И.Бродского, высказанные в литературных эссе и многочисленных  интервью. И.Бродский не оставил какого-либо систематизированного сборника или труда, отражающего его литературно-критические взгляды, однако имена классиков русской литературы постоянно появляются в его размышлениях по различным проблемам литературного творчества. Следует отметить, что Бродский, касаясь творчества русских литераторов, во-первых, чаще всего называет имена поэтов, во-вторых, обращается к своим старшим современникам и непосредственным предшественникам. Поэтому мы сталкиваемся в публикациях Бродского с именами А.Ахматовой, М.Цветаевой, О.Мандельштама, Б.Пастернака и А.Солженицына. Тем не менее, мысли поэта о русской литературе XIX века часто звучат в самых разных выступлениях и интервью. Эти мысли выдающегося поэта и сегодня в значительной степени отличаются от устоявшихся мнений и оценок. Обращение к имени русских литераторов XIX века происходит у Бродского в различных ситуациях, связанных порой с его размышлениями о задачах и функциях художественного литературы и художественного творчества, о взаимоотношениях общества и литераторов. Так, например, в своей знаменитой «Нобелевской лекции» Бродский сослался на одного из русских поэтов: «Великий Баратынский, говоря о своей Музе, охарактеризовал ее как обладающую «лица необщим выраженьем» ( 5, с.669).

       Большой интерес вызывает обращение И.Бродского к именам русских классиков в его беседах о литературе, нашедших отражение в книге С.Волкова «Диалоги с Иосифом Бродским» (6). Так, в различном контексте в диалогах с С.Волковым поэт называет таких представителей русской литературы XIX века, как Державин, Пушкин, Пущин, Гоголь, Л.Толстой, Достоевский, Некрасов, Ф.Тютчев и др. Бродский не скрывает своих литературных пристрастий и каждый раз, сравнивая тех или иных русских классиков, раскрывает причины, по которым высоко ценит одних, критически судит других. В качестве примера можно привести отношение Бродского к творчеству Е.Баратынского. Рассуждая о наличии в поэзии Пушкина некоторых клише, Бродский отметил: «Заметьте, кстати, как сильна в Мандельштаме «баратынская» струя. Он, как и Баратынский, поэт чрезвычайно функциональный. Скажем, у Пушкина были свои собственные «пушкинские» клише. Например, «на диком бреге»… Или, скажем, проходная рифма Пушкина «радость – младость». Она встречается и у Баратынского. Но у Баратынского, когда речь идет о радости, то это вполне конкретное эмоциональное переживание, младость у него – вполне определенный возрастной период. В то время как у Пушкина эта рифма просто играет роль мазка в картине» (6, с.303-304). Далее следует обобщение, ради которого и сравнивал Бродский Пушкина и Баратынского: «Баратынский – поэт более экономный; он и писал меньше – больше внимания уделял тому, что на бумаге. Как и Мандельштам» (Волков 2002:304). Как видим, рассуждая о самых тонких вопросах стихотворной поэтики, Бродский демонстрирует здесь, как и во множестве других выступлений, великолепное знание классической русской поэзии, цитируя наизусть стихотворения классиков. С другой стороны, становится понятным, почему Бродский отдает предпочтение тому или другому поэту – потому, что именно такие стихи отвечают его литературным вкусам и высоким требованиям, предъявляемым к высокой поэзии.

        В книге С.Волкова Бродский неоднократно обращается и прозаикам XIX века. Так, в ответ на вопрос С.Волкова, почему на Западе хорошо знают русскую поэзию ХХ века, в то время как русскую прозу знают преимущественно по авторам XIX века, Бродский заметил: «У меня на это есть чрезвычайно простой ответ. Возьмите, к примеру, Достоевского. Проблематика Достоевского – это проблематика, говоря социологически, общества, которое в России после 1917 года существовать перестало. В то время как здесь, на Западе, общество то же самое, то есть капиталистическое. Поэтому Достоевский здесь так существенен. С другой стороны, возьмите современного русского человека: конечно, Достоевский для него может быть интересен; в развитии индивидуума, в пробуждении его самосознания этот писатель может сыграть колоссальную роль. Но когда русский читатель выходит на улицу, то сталкивается с реальностью, которая Достоевским не описана» (6, с.70). Как видим, обсуждая проблемы восприятия русской литературы читателями западных стран, Бродский не только дает характеристику особенностей проблематики творчества Достоевского, но и опосредованно говорит о причинах популярности произведений литературысреди современных читателей.

        Имена русских классиков часто используются И.Бродским для подтверждения мыслей, связанных с писательским ремеслом, отношением литераторов к проблемам литературного творчества. Так, например,  А.С.Пушкин, Л.Н.Толстой, Ф.М.Достоевский, Ф.Тютчев, И.С.Тургенев и многие другие имена звучат в устах Бродского тогда, когда необходимо провести определенные параллели с современными русскими и западными литераторами. Однако и в этих случаях мы видим, сколь разительно отличается мнение поэта от общепринятых в традиционном литературоведении оценок и характеристик. В настоящей работе нет возможности подробно излагать такие расхождения между взглядами Бродского и точками зрения известных советских литературоведов. Достаточно отметить, что даже термин «карнавализация», введенный Бахтиным, которого трудно отнести к представителям традиционного советского литературоведения, вызывает возражение Бродского, предлагающего заменить этот термин словом «скандализация».

        Литературно-критическое наследие И.Бродского ждет еще своих исследователей, так как поэт, раскрывая свои эстетические воззрения, постоянно обращается к именам русских классиков XIX-XX веков, отдавая, безусловно, предпочтение великим русским поэтам своей эпохи – Мандельштаму, Пастернаку, Ахматовой, Цветаевой.

        Оригинальными взглядами на творчество классиков русской литературы отличаются работы известных писателей-эмигрантов П.Вайля и А.Гениса«Советское барокко», «Родная речь (уроки изящной словесности)».(7, 8) В «Родной речи» представлены литературные очерки практически обо всех классиках русской литературы XIX века – от Карамзина до Чехова. В предисловии к книге авторы отметили, что все главы «Родной речи» строго соответствуют программе средней школы, а задача заключалась в том, чтобы «перечитать классику без предубеждения» (7, с.8). В этих очерках высказываются порой спорные с научной точки зрения оценки творчества русских классиков, однако сам подход авторов в корне отличается от традиционных взглядов и общепринятых оценок советского литературоведения.

        П.Вайль и А.Генис в авторском предисловии также отметили, что знакомые с детства книги с годами становятся лишь знаками книг, эталонами для других книг, но «тот, кто решается на такой поступок – перечитать классику без предубеждения, – сталкивается не только со старыми авторами, но и с самим собой» (7, с.8).

        Следуя программе средней школы, авторы анализируют «Бедную Лизу» Карамзина, «Недоросль» Фонвизина, «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева, «Горе от ума» Грибоедова, «Евгения Онегина» Пушкина и т.д. Безусловно, Вайль и Генис свободны от идеологических пут советского литературоведения, что дает им возможность при анализе творчества классиков приводить такие цитаты, которые вряд ли могут быть знакомы поколениям советских школьников. Например, главу о Радищеве они начинают известными словами Екатерины Второй: «Бунтовщик хуже Пушкина». Однако вслед за этим тут же приводят высказывание Пушкина, которое называют самой трезвой оценкой Радищева: «Путешествие в Москву», причина его несчастья и славы, есть очень посредственное произведение, не говоря даже о варварском слоге» (7, с.32). В школьных и вузовских курсах истории русской литературы имя Радищева традиционно звучало как имя революционера, борца с режимом и т.д. Как правило, художественные особенности творчества Радищева в литературоведческих исследованиях не затрагивались. Поэтому и пушкинские слова о его творчестве, и характеристики П.Вайля и А.Гениса представляют совершенно иной взгляд, отличный от традиционных оценок советского литературоведения.

        В «Родной речи» можно встретить немало цитат, подобных пушкинским словам о Радищеве, опровергающих основные характеристики произведений русской классики, общепринятые в советском литературоведении. Поэтому вполне уместно авторы приводят слова Андрея Битова: «Больше половины своего творчества я потратил на борьбу со школьным курсом литературы» (7, с.9).

        П.Вайль и А.Генис развенчивают множество мифов, укоренившихся в сознании многих поколений советских людей, связанных не только с жизнью и деятельностью классиков, но более всего с мифологизацией имен классиков русской литературы XIX века и некоторых персонажей их произведений. Характерно в этом смысле следующее высказывание: «Образ Пушкина давно уже затмил самого Пушкина» (7, с.67). Взгляды Вайля и Гениса – это попытка оценить творческие успехи и недостатки русских классиков в контексте развития мирового литературного процесса, по-новому рассмотреть  произведения, которые на протяжении многих десятилетий считаются выдающимися литературными памятниками, а оценки их остаются неизменными. Тем и интересны очерки авторов о русских классиках.

        Русская классика в оценке писателей-эмигрантов предстает в ином ракурсе, что лишь обогащает наши представления и об особенностях литературного процесса, и о литературно-критической деятельности писателей-эмигрантов. Приведенные нами материалы показывают, что проблемы освещения творчества классиков русской литературы писателями-эмигрантами нуждаются в серьезном изучении.

 

Литература:

  1. Иваск Ю. Письма о литературе // Новое русское слово. 1954. 21 марта. №15303. Струве Г.П. Русская литература в изгнании. – Paris: UMKA-Press, 1984.

  2. Фостер Л. Статистический обзор русской зарубежной литературы. – В кн.: Русская литература в эмиграции. Сборник статей под ред. Н.П.Полторацкого. – Питтсбург: 1972.

  3. Набоков В. Лекции по русской литературе. Чехов, Достоевский, Гоголь, Горький, Толстой, Тургенев. Москва: Независимая газета, 1999. – 440 с.

  4. Бродский Иосиф. Стихотворения. Эссе. Екатеринбург: У-Фактория, 2001. – 752 с.

  5. Волков С. Диалоги с Иосифом Бродским. Москва: ЭКСМО, 2002. – 448 с.

  6. Вайль П., Генис. Родная речь. Советское барокко. 60-е. Мир советского человека. Собр.соч. в двух томах, т.1. Екатеринбург: У-Фактория, 2004. – 960 с.

Русские писатели и поэты о Пушкине

Георгий Адамович:

«Может быть, настоящее царство Пушкина ещё впереди, может быть, истинный пушкинский день ещё придет. Это очень большой вопрос и для всей русской культуры очень важный» (Из статьи «Пушкин». 6 мая 1962 г.)

Иннокентий Анненский:

«Гуманность Пушкина была явлением высшего порядка: она не дразнила воображения картинами нищеты и страдания и туманом слез не заволакивала сознания: её источник был не в мягкосердечии, а в понимании и чувстве справедливости. И гуманность была, конечно, врожденной чертой избранной натуры Пушкина». ( Из статьи «Пушкин и Царское село». 1899.)

«…все, что было у нас до Пушкина, росло и тянулось именно к нему, к своему ещё не видному, но уже обещанному солнцу. Пушкин был завершителем старой Руси. Пушкин запечатлел эту Русь, радостный её долгим неслышным созреванием и бесконечно гордый её наконец-то из-под сказочных тряпиц засиявшим во лбу алмазом». (Из статьи «Эстетика мертвых душ и её наследие». 1911.)

Николай Асеев:

«Пушкин стал хозяином языка литературного, постигши все разнообразие сказок и пословиц, прибауток и присказок, заостренных рифмой и неожиданных по размеру. Соединение большой культуры речи с огромным чувственным ощущением жизни, с душевной возбудимостью общественной создало из пушкинского гения еще незнакомое России до его времени явление…» (Из статьи «Грамотность и культура». 1957)

«Пушкина не обоймешь словами. Так многопланово, разнообразно и безгранично его творчество, что человечество ещё века будет разбираться в оставленном им наследстве» (Из статьи «Мысли о Пушкине» 25 января 1962)

А. А. Ахматова:

«Он победил и время и пространство» (Из статьи «Слово о Пушкине». 1961.)

Константин Бальмонт:

«Пушкин был поистине солнцем русской поэзии, распространившим свои лучи на громадное расстояние и вызвавшим к жизни бесконечное количество больших и малых спутников. Он сосредоточил в себе свежесть молодой расы, наивную непосредственность и словоохотливость гениального здорового ребенка, для которого все ново, который на все отзывается, в котором каждое соприкосновение с видимым миром будит целый строй мыслей, чувств и звуков». («О русских поэтах. Фрагменты из лекций». 1897.)

Андрей Белый:

«Все мы с детства обязаны хвалить Пушкина. Холодны эти похвалы. Они не гарантируют нас от позднейших увлечений музой Надсона или ловкой музой графа А. Толстого. Пушкин самый трудный поэт для понимания; в то же время он внешне доступен. Легко скользить на поверхности его поэзии и думать, что понимаешь Пушкина. Легко скользить и пролететь в пустоту». (Из статьи «Брюсов». 1908.)

А. А. Блок:

«Наша память хранит с малолетства веселое имя: Пушкин. Это имя, этот звук наполняет собою многие дни нашей жизни. Сумрачные имена императоров, полководцев, изобретателей орудий убийства, мучителей и мучеников жизни. И рядом с ними – это легкое имя: Пушкин. Пушкин так легко и весело умел нести свое творческое бремя, несмотря на то, что роль поэта – не легкая и не веселая; она трагическая; Пушкин вел свою роль широким, уверенным и вольным движением, как большой мастер; и, однако, у нас часто сжимается сердце при мысли о Пушкине: праздничное и триумфальное шествие поэта, который не мог мешать внешнему, ибо дело его – внутреннее – культура, – это шествие слишком часто нарушалось мрачным вмешательством людей, для которых печной горшок дороже Бога.» ( Из речи «О назначении поэта», произнесенной в Доме литераторов на торжественном собрании в 84-ю годовщину смерти Пушкина. 1921.)

«Мы знаем Пушкина – человека, Пушкина – друга монархии, Пушкина – друга декабристов, Все это бледнеет перед одним: Пушкин – поэт».

«…Пушкина убила не пуля Дантеса. Его убило отсутствие воздуха. С ним умирала его культура». (Из речи «О назначении поэта», произнесенной в Доме литераторов на торжественном собрании в 84-ю годовщину смерти Пушкина. 10 февраля 1921 г.)

Валерий Брюсов:

«Пушкин сознавал, что ему суждена жизнь недолгая, словно торопился исследовать все пути, по которым могла пройти литература после него. У него не было времени пройти эти пути до конца: он оставлял наброски, заметки, краткие указания; он включал сложнейшие вопросы, для разработки которых потом требовались многотомные романы, в рамку краткой поэмы или даже в сухой план произведения, написать которое не имел досуга. И до сих пор наша литература ещё не изжила Пушкина; до сих пор по всем направлениям, куда она порывается, встречаются вехи, поставленные Пушкиным в знак того, что он знал и видел эту тропу». ( Из статьи «Разносторонность Пушкина». 1922.)

Иван Бунин:

«Полтора века назад Бог даровал России великое счастье. Но не дано было ей сохранить это счастье. В некий страшный срок пресеклась, при её попустительстве, драгоценная жизнь Того, Кто воплотил в себе её высшие совершенства. А что сталось с ней самой, Россией Пушкина, — опять-таки при её попустительстве, ведомо всему миру. И потому были бы мы лжецами, лицемерами – и более того: были бы недостойны произносить в эти дни Его бессмертное имя, если бы не было в наших сердцах и великой скорби о нашей общей с Ним родине….Не поколеблено одно: наша твердая вера , что Россия, породившая Пушкина, все же не может погибнуть, измениться в вечных основах своих и что воистину не одолеют её до конца силы Адовы». (< К пушкинской годовщине>. 21 июня 1949 г.)

А. И Герцен:

«…Пушкин – до глубины души русский… Ему были ведомы все страдания цивилизованного человека, но он обладал верой в будущее, которой человек Запада уже лишился».

 

«Подобно всем великим поэтам он всегда на уровне своего читателя; он становится величавым, мрачным, грозным, трагичным, стих его шумит, как море, как лес, раскачиваемый бурею, и в то же время ясен, прозрачен, сверкает, полон жаждой наслаждения и душевных волнений. Русский поэт реален во всем, в нем нет ничего болезненного, ничего от того преувеличенного патологического психологизма, от того абстрактного христианского спиритуализма, которые так часто встречаются у немецких поэтов. Муза его – не бледное создание с расстроенными нервами, закутанное в саван, а пылкая женщина, сияющая здоровьем, слишком богатая подлинными чувствами, чтобы искать поддельных, и достаточно несчастная, чтобы иметь нужду в выдуманных несчастьях».

(О Пушкине. 1850.)

Н. В. Гоголь:

«Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет. В нем русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла».

«Сочинения Пушкина, где дышит у него русская природа, так же тихи и беспорывны, как русская природа. Их только может совершенно понимать тот, чья душа носит в себе чисто русские элементы, кому Россия родина, чья душа так нежно организована и развилась в чувствах, что способна понять неблестящие с виду русские песни и русский дух». ( Из статьи «Несколько слов о Пушкине». 1832.)

А. М. Горький:

«Как-то чудесно, сразу после нашествия Наполеона, после того, как русские люди в мундирах офицеров и солдат побывали в Париже, явился этот гениальный человек и на протяжении краткой жизни своей положил незыблемые основания всему, что последовало за ним в области русского искусства. Без Пушкина были бы долго невозможны Гоголь – которому он дал тему пьесы «Ревизор», — Лев Толстой, Тургенев, Достоевский, — все эти великие люди России признавали Пушкина своим духовным родоначальником».

«Творчество Пушкина – широкий, ослепительный поток стихов и прозы, Пушкин как бы зажег новое солнце над холодной, хмурой страной, и лучи этого солнца сразу оплодотворили её. Можно сказать, что до Пушкина в России не было литературы, достойной внимания Европы и по глубине и разнообразию равной удивительным достижениям европейского творчества»

«В творчестве Пушкина чувствуется нечто вулканическое, чудесное сочетание страстности и мудрости, чарующей любви к жизни и резкого осуждения её пошлости, его трогательная нежность не боялась сатирической улыбки, и весь он – чудо». (Из предисловия к изданию сочинений А.С.Пушкина на английском языке. 1925.)

«Пушкин для русской литературы такая же величина, как Леонардо для европейского искусства» (Из лекций по истории русской литературы. 1909.)

Достоевский Ф.М.:

«…не было бы Пушкина, не было бы и последовавших за ним талантов».

 

«… ко всемирному, ко всечеловечески-братскому единению сердце русское, может быть, изо всех народов наиболее предназначено, вижу следы сего в нашей истории, в наших даровитых людях, в художественном гении Пушкина».

«Если бы жил он дольше, может быть явил бы бессмертные и великие образы души русской, уже понятные нашим европейским братьям, привлек бы их к нам гораздо более и ближе, чем теперь, может быть, успел бы им разъяснить всю правду стремлений наших, и они уже более понимали бы нас, чем теперь, стали бы нас предугадывать, перестали бы на нас смотреть столь недоверчиво и высокомерно, как теперь ещё смотрят. Жил бы Пушкин долее, так и между нами было бы, может быть, менее недоразумений и споров, чем видим теперь. Но бог судил иначе. Пушкин умер в полном развитии своих сил и бесспорно унес с собой в гроб некоторую великую тайну. И вот мы теперь без него эту тайну разгадываем». ( Из речи «Пушкин». 1880.)

Борис Зайцев:

«Кто любит Пушкина, тот за свободу. Кто с Пушкиным, тот за человека, родину и святыню. Если Пушкин завладевает сердцами России, значит жива Россия». (Из статьи «Победа Пушкина». Июнь 1937)

Сергей Залыгин:

«Пушкин ещё и потому не только Поэт, но и Поэзия, что он смог выразить духовный потенциал нации, русского общества своего времени. «Я числюсь по России…» (Из статьи «Я числюсь по России…». К 180-летию со дня рождения А.С.Пушкина». 1979.)

Владимир Маяковский:

«Пушкин был понятен целиком только своему классу, тому обществу, языком которого он говорил, тому обществу, понятиями и эмоциями которого он оперировал. Это были пятьдесят – сто тысяч романтических воздыхателей, свободолюбивых гвардейцев, учителей гимназий, барышень из особняков, поэтов и критиков и т.д., то есть те, кто составлял читательскую массу того времени… Завтрашняя всепонятность Пушкина будет венцом столетнего долбления и зубрежки. Слова о сегодняшней всехной понятности Пушкина – это полемический прием, направленный против нас, это, к сожалению, комплимент не нужный ни Пушкину, ни нам. Это бессмысленные слова какой-то своеобразной пушкинской молитвы». (Из статьи «Вас не понимают рабочие и крестьяне». 1928.)

Дмитрий Мережковский:

«Что Пушкин для нас? Великий писатель? Нет, больше: одно из величайших явлений русского духа. И ещё больше: непреложное свидетельство о бытии России, Если он есть, есть и она. И сколько бы ни уверяли, что её уже нет, потому что самое имя Россия стерто с лица земли, нам стоит только вспомнить Пушкина, чтобы убедиться, что Россия была, есть и будет». (Из статьи «Пушкин и Россия». 1926 – 1937.)

«Пушкин – единственный из новых мировых поэтов – ясен, как древние эллины, оставаясь сыном своего века. В этом отношении он едва ли не выше Гёте, хотя не должно забывать, что Пушкину приходилось сбрасывать с плеч гораздо более легкое бремя культуры, чем германскому поэту» (Из статьи «Мысли о Пушкине». 1937.)

 Юрий Олеша:

«Если Пушкин считал, что первые достоинства прозы – точность и краткость, то у него самого эти две особенности сказываются сильнее всего именно в определении эмоций и душевных качеств» (Из статьи «Литературная техника». 1931.)

А. Н. Островский:

«Первая заслуга великого поэта в том, что через него умнеет все, что может поумнеть»

«Прочное начало освобождению нашей мысли положено Пушкиным, — он первый стал относиться к темам своих произведений прямо, непосредственно, он захотел быть оригинальным и был – был самим собой. Всякий великий писатель оставляет за собой школу, оставляет последователей, и Пушкин оставил школу и последователей… Он завещал им искренность, самобытность, он завещал каждому быть самим собой, он дал всякой оригинальности смелость, дал смелость русскому писателю быть русским». (Из речи «Застольное слово о Пушкине». 1880.)

Андрей Платонов:

«Пушкин всю жизнь ходил «по тропинке бедствий», почти постоянно чувствовал себя накануне крепости или каторги. Горе предстоящего одиночества, забвения, лишения возможности писать отравляло сердце Пушкина… Но это горе, возникнув, всегда преодолевалось творческим, универсальным, оптимистическим разумом Пушкина…» (Из статьи «Пушкин – наш товарищ». 1937)

Иван Соколов-Микитов:

«В сущности вся великая русская литература – вопль и стон (как и русские народные песни, мрачные русские сказки). Печальны судьбы русских писателей. Самый «светлый», самый «весёлый» был Пушкин. Но, Боже, какие горькие слова срывались у него о России! Как несказанно трагична судьба Пушкина, его смерть!» ( Из «Записей о Пушкине». 1960-е гг.)

Александр Солженицын:

«Самое высокое достижение и наследие нам от Пушкина – не какое отдельное его произведение, ни даже легкость его поэзии непревзойденная, ни даже глубина его народности, так поразившая Достоевского. Но – его способность (наиболее отсутствующая в сегодняшней литературе) всё сказать, все показываемое видеть, осветляя его. Всем событиям, лицам и чувствам, и особенно боли, скорби, сообщая и свет внутренний, и свет осеняющий, — и читатель возвышается до ощущения того, что глубже и выше этих событий, этих лиц, этих чувств. Емкость его мироощущения, гармоничная цельность, в которой уравновешены все стороны бытия: через изведанные им, живо ощущаемые толщи мирового трагизма – всплытие в слой покоя, примирённости и света.» (Из статьи «…Колеблет твой треножник». 1979.)

А. Т. Твардовский:

«… у каждого из нас — свой Пушкин, остающийся одним для всех. Он входит в нашу жизнь в самом начале и уже не покидает её до конца» (из эссе «Пушкин».1949.)

«Когда говоришь о Пушкине, то как-то даже неловко употреблять слово «мастерство», больше подходило бы «волшебство», хотя мы хорошо знаем, какого неусыпного, подвижнического труда стоило этому «любимцу муз» потрясающее нас совершенство его созданий. Совершенство это не что иное, как поразительное по своей живой органичности слияние формы и содержания. И поразительное в своей нормальности.» (Из «Слова о Пушкине». 10 февраля 1962 г.)

И.С. Тургенев:

«Самая сущность, все свойства его поэзии совпадают со свойствами, сущностью нашего народа. Не говоря уже о мужественной прелести, силе и ясности его языка, эта прямодушная правда, отсутствие лжи и фразы, простота, эта откровенность и честность ощущений – все эти хорошие черты хороших русских людей поражают в творениях Пушкина не одних нас, его соотечественников, но и тех из иноземцев, которым он стал доступен».

«…мы будем надеяться, что всякий наш потомок, с любовью остановившийся перед изваянием Пушкина и понимающий значение этой любви, тем самым докажет, что он, подобно Пушкину, стал более русским и более образованным, более свободным человеком! Будем также надеяться, что в недальнем времени даже сыновьям нашего простого народа, который теперь не читает нашего поэта, станет понятно, что значит это имя: Пушкин!»  (Из «Речи по поводу открытия памятника А. С. Пушкину в Москве». 1880.)

Тэффи:

«Пушкин – чудо России. Он единственный, воистину любимый… Русские не всегда любят своих героев. Но вот есть на Руси и исключение. Есть и для нас Некто, кому мы поклоняемся и знаем, что должны поклоняться, и, если кто не понимает, не чувствует, не может постигнуть величие этого «поклоняемого», тот берет его как догмат. Этот Некто Пушкин. Пушкин – чудо России». (Из статьи «Чудо России». 1937.1999)

«Пушкина переводит нельзя. Его поэзия как древнее заклинание, передающееся от отца к сыну, от сына к внуку, от внука к правнуку. В заклинании ни одного слова тронуть нельзя – ни заменить, ни изменить, ни подправить, ни переставить, — тотчас же магия исчезает. Исчезает та магическая радиоактивность, та эмоциональная сущность, которая дает жизнь. Остается смысл слова, но магия исчезает. И с этим спорить нельзя». ( Из статьи «Пушкинские дни». 1949.)

 Источники:

  • Дань признательной любви: Русские писатели о Пушкине/ Вступление, сост. и примеч. О.С. Муравьевой. — Л.: Лениздат, 1979. – 152с.
  • Солнце России: Русские писатели о Пушкине. Век XX/ Сост., примеч., подгот. текста А.Д. Романенко. – М.: Дружба народов, 1999. – 416 с.

10 книг русской классики, которые нужно прочесть

В понедельник брошу курить. На следующей неделе начну бегать и запишусь в спортзал. На выходных наведу порядок в комнате и найду работу. Надо бы еще и самообразованием заняться, да?

На наши плечи опустился 2019-й. Самое время оторваться зад от дивана, продрать глаза, выпить минералочки и наконец-то начать. Я составила для вас 2 списка книг мировой и русской литературы, ознакомиться с которыми надо хотя бы в 2016, если вы этого не сделали ранее. Начнем, пожалуй, с «занудной» русской классики. Внемлите!

Федор Достоевский «Сон смешного человека»

Вы же тоже хотя бы раз в жизни задумывались о суициде? Если нет, то это не повод обойти рассказ Достоевского стороной. Все знают этого автора сугубо по книге «Преступление и наказание», однако, на мой взгляд, чтобы полностью понять суть Достоевского, начать следует именно с рассказа «Сон смешного человека». Как же перед последним выстрелом в голову понять суть существования человека? Как променять рай на мировые войны и ненависть к ближнему своему? И главное – как не спустить курок. Конец рассказа можно озаглавить выражением «Cherchez la femme», если вы поняли, почему, то все было не зря.

Антон Чехов «Палата номер 6»

Как думаете, русская классика под стопку водки идет лучше? У меня на этот счет субъективное мнение, а вот как дела обстоят с взглядами товарища Громова? Как совместить чтение книг, рюмку водки, психиатрическую лечебницу и двух гениальных людей с абсолютно разными и одновременно одинаковыми взглядами на существование в этом мире? Такой себе оксюморон пронизывает весь рассказ о грустной правде веселого Чехова. Вы уже поняли, чем запивать литературу?                     

Евгений Замятин «Мы»

Основоположником великого жанра антиутопии смело можно считать Евгения Замятина. Уверена, если вы остановили свой выбор на нем, то просто обязаны знать таких великих антиутопистов, как Орруэлл и Хаксли. Если эти фамилии вам о чем-нибудь говорят, то даже не думая приобретайте себе Замятина и начинайте поглощать его столовыми ложками. Строевая система, отношения по талонам и сплошные заглавные буквы. Вместо людей. Вместо имен. Вместо жизни.

 Лев Толстой «Смерть Ивана Ильича»

На обложке этой книги я бы написала огромными красными буквами: «Осторожно! Вызывает разочарование, боль и осознание. Сентиментальным глупым людям строго запрещено». Забудьте о заезженной книге «Война и мир», перед вами совсем иная сторона Льва Толстого, которая стоит всех томов огромного романа. Пытаясь найти в рассказе «Смерть Ивана Ильича» глубокий смысловой подтекст, вы упустите самое главное, лежащее на поверхности. Банальная, простая истина которая доступна каждому, всякий раз ускользающая от нас. Если вы нашли ее в рассказе, да и к тому же научились жить по ней, мой вам поклон и белая зависть.

Иван Гончаров «Обломов»

Вот в чем-чем, а в романе «Обломов» найти себя проще простого. Увы. Как прекрасно созерцание этой жизни со стороны, когда глупая суета этого мира обходит тебя стороной. Первая любовь, которая почему-то заставляет подняться с дивана, навязчивые друзья, вечно пытающиеся вытащить твой ленивый зад в свет – как абсурдна вся эта «бурлящая жизнь». Обходить ее стороной, созерцать, мыслить и мечтать, мечтать, мечтать! Если вы единомышленник этого утверждения – поздравляю, ваша родственная душа найдена в главном герое романа «Обломов».

Максим Горький «Страсти-мордасти»

Произведение Горького не случайно получило такое символическое название «Страсти-мордасти», ведь рассказ невозможно прочесть без дрожи в коленях. Если вы чрезмерно любите детей – не читайте. Если вы впечатлительны и эмоциональны – не читайте. Если девушки с сифилисом вызывают у вас сугубо отвращение – не читайте. А вообще, не слушайте сейчас меня, открываете книгу и начинайте пугаться жестоким реалиям этой жизни. Социальное дно, грязь, пошлость и все-таки по-настоящему счастливые, «чистые» люди в детских и взрослых мечах о невозможном счастье.

Николай Гоголь «Шинель»

Маленький человек против огромного страшного социума или как потерять все то, что тебе дорого, даже если это простая шинель. Скупой чиновник, ненужное окружение, маленькое счастье вразмен на великое разочарование и смерть как единственное логическое завершение. Именно на примере Акакия Башмачкина будем рассматривать большую весомую и значимую проблему общества – кражу шинели.

Антон Чехов «Человек в футляре»

Как вы поддерживаете отношения со своими коллегами по работе, одногруппниками или друзьями? Посоветую один отличный способ повышения вашей коммуникабельности – приходите к ним в гости и молчите. Даю стопроцентную гарантию, общество будет от вас в восторге. Зонт в футляре, часы в футляре, лицо в футляре. Некая оболочка, за которую человек пытается спрятаться, оградиться от внешнего мира. Человек, который даже свою искреннюю любовь умудрился запихнуть в чехол и оградить ее не только от объекта любви, но и от себя самого. Так что там насчет поддерживания отношений? Помолчим?

Александр Пушкин «Медный всадник»

И снова мы встречаем большую проблему маленького человека, только на сей раз в произведении Пушкина «Медный всадник». Евгений, Параша, Питер и история любви, казалось бы, что может быть более идеальным для сюжета романтической драмы? Но нет, это же вам не «Евгений Онегин». Ломаем любовь, ломаем город, ломаем человека, добавляем к этому каплю символического образа медного всадника и получаем идеальный рецепт одной из лучших поэм Пушкина.

Федор Достоевский «Записки из подполья»

И замыкающим список русской классики станет тот, с кого мы, собственно, и начали – великий любимый Достоевский. Не случайно «Записки из подполья» я поставила на завершающее место. Ведь это произведение не просто волнующее, оно местами дикое, если можно так выразиться. Усиленное осознание бытия – смертельная болезнь. Деятельность – удел ограниченных и глупых. Если вам нравятся эти трактовки, то Достоевский вам по вкусу, а если вы еще и проституток хотя бы раз в своей жизни унизили, так «подполье» станет любимым местом вашего пребывания.

О 10 лучших зарубежных классических книгах читайте во второй части списка книг на 2016 год. Любите русскую классику.

Левиза Никулина

Читайте также:

5 книг с необычной формой повествования

6 лучших литературных произведений по версии «Русского Букера»-2015

Что почитать: бессмертный Чарльз Буковски

Лучшие писатели всех времен

  Автор Рейтинг Число книг, по которым рассчитан рейтинг
1Федор Достоевский105842210
2Михаил Булгаков80772310
3Александр Пушкин70756810
4Лев Толстой66695410
5Николай Гоголь62109910
6Антон Чехов55902810
7Иван Тургенев45163110
8Александр Дюма44978110
9Илья Ильф, Евгений Петров4325766
10Эрих Мария Ремарк38523310
11Артур Конан Дойль31270110
12Аркадий и Борис Стругацкие22022910
13Виктор Гюго2107466
14Михаил Шолохов1863216
15Жюль Верн17675010
16Джек Лондон17508710
17Эрнест Хемингуэй1630319
18Алексей Толстой14343610
19Михаил Лермонтов11807710
20Агата Кристи11325910
21Александр Грибоедов1083471
22Марк Твен966915
23Даниель Дефо948671
24Николай Лесков878279
25Валентин Пикуль8712210
26Иван Гончаров860434
27Уильям Шекспир8230510
28Николай Носов773719
29Александр Волков752495
30Максим Горький751379
31Борис Васильев705685
32Александр Беляев694746
33Александр Грин6864110
34Василь Быков6835210
35Аркадий Гайдар644137
36Станислав Лем6306710
37Вениамин Каверин594584
38Иван Шмелёв564406
39Юрий Поляков5609310
40Шарлотта Бронте554113
41Джордж Оруэлл544816
42Рэй Брэдбери5419810
43Василий Шукшин533506
44Валентин Катаев527455
45Владимир Обручев518602
46Александр Куприн5078410
47Константин Симонов498244
48Пауло Коэльо4980410
49Томас Манн4883610
50Григорий Белых, Л. Пантелеев487901
51Александр Островский487399
52Леонид Филатов475612
53Иван Ефремов469447
54Иоганн Вольфганг фон Гёте449943
55Борис Пастернак446532
56Герман Гессе425989
57Анатолий Рыбаков410196
58Габриэль Гарсиа Маркес405935
59Юлиан Семенов400573
60Фрэнсис Скотт Фицджеральд3926710
61Братья Вайнеры389796
62Владимир Богомолов386261
63Льюис Кэрролл381123
64Герберт Уэллс3796910
65Теодор Драйзер369387
66Николай Некрасов364348
67Харуки Мураками3635310
68Сергей Есенин358913
69Роберт Льюис Стивенсон336787
70Оскар Уайльд336128
71Александр Вампилов334972
72Евгений Шварц317155
73Михаил Салтыков-Щедрин310876
74Антуан де Сент-Экзюпери303114
75Кен Кизи301592
76Франц Кафка293956
77Ганс Христиан Андерсен289314
78Константин Паустовский2890110
79Виктор Драгунский282491
80Александр Блок275772
81Лев Кассиль258324
82Иван Бунин256747
83Иван Крылов256231
84Ярослав Гашек253532
85Гавриил Троепольский251001
86Валентин Распутин250135
87Джейн Остин247676
88Стендаль237692
89Редьярд Киплинг237462
90Чарльз Диккенс2348110
91Джонатан Свифт232562
92Антон Макаренко231892
93Кир Булычев2306010
94Сергей Алексеев230555
95Джером Д. Сэлинджер224894
96Маргарет Митчелл222501
97Гомер216612
98Анджей Сапковский202804
99Евгений Замятин202387
100Мигель Сервантес195711
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Десять лучших книг российских авторов

В этом списке отражены рейтинги всех 174 списков, опубликованных на 1 февраля 2021 года. Он идентичен списку в опубликованной книге. Интересный факт: русские произведения занимают четыре места в десятке лучших за все время.

1. «Анна Каренина» Льва Толстого (1877). Прелюбодейный роман Анны с графом Вронским, который следует по неизбежному и разрушительному пути от головокружительно эротичной первой встречи на балу до изгнания Анны из общества и ее знаменитого ужасного конца, — это шедевр трагической любви.Тем не менее, что делает роман настолько приятным, так это то, как Толстой уравновешивает историю страсти Анны со второй полуавтобиографической историей о духовности и семейности Левина. Левин посвящает свою жизнь простым человеческим ценностям: браку с Кити, своей вере в Бога и своему хозяйству. Толстой очаровывает нас грехом Анны, а затем переходит к воспитанию добродетели Левина.

2. Лев Толстой «Война и мир» (1869). Марк Твен якобы сказал об этом шедевре: «Толстой небрежно пренебрегает включением гребных гонок.Все остальное включено в этот эпический роман, который вращается вокруг вторжения Наполеона в Россию в 1812 году. Толстой столь же искусен в рисовании панорамных батальных сцен, как и в описании индивидуальных чувств сотен персонажей из всех слоев общества, но это его изображение. Князь Андрей, Наташа и Пьер, которые борются с любовью и ищут правильный образ жизни, — вот что делает эту книгу любимой.

3. Лолита Владимира Набокова (1955). «Лолита, свет моей жизни, огонь моих чресл.Мой грех, моя душа ». Так начинается печально известный роман русского мастера о Гумберте Гумберте, мужчине средних лет, который безумно, безумно влюбляется в двенадцатилетнюю «нимфетку» Долорес Хейз. Итак, он женится на матери девушки. Когда она умирает, он становится отцом Лолиты. Когда Гумберт описывает их автомобильную поездку — извращенную насмешку над американским дорожным романом, — Набоков изображает любовь, силу и одержимость смелым, шокирующе забавным языком.

4. Рассказы Антона Чехова (1860–1904). Сын освобожденного русского крепостного Антон Чехов стал врачом, который вместе с пациентами, которых он часто лечил бесплатно, придумал современный рассказ.Форма была чрезмерно украшена трюковыми концовками и завихрениями атмосферы. Чехов высвободил его, чтобы отразить насущные потребности повседневной жизни в условиях кризиса через прозу, в которой глубоко сострадательное воображение сочетается с точным описанием. «Он остается великим учителем-целителем-мудрецом», — заметил Аллан Гурганус в отношении рассказов Чехова, которые «продолжают преследовать, вдохновлять и сбивать с толку».

5. Преступление и наказание Федора Достоевского (1866). В разгар петербургского лета бывший студент университета Раскольников совершает самое известное литературное преступление, избивая ростовщика и ее сестру топором.Далее следует психологический шахматный матч между Раскольниковым и коварным детективом, который приближается к форме искупления нашего антигероя. Неустанно философский и психологический фильм «Преступление и наказание» посвящен свободе и силе, страданиям и безумию, болезням и судьбе, а также давлению современного городского мира на душу, при этом спрашивая, имеют ли «великие люди» право создавать свои собственные моральные кодексы.

6. Братья Карамазовы Федора Достоевского (1880). В этом, возможно, непревзойденном русском романе Достоевский драматизирует духовные загадки России XIX века через историю трех братьев и убийства их отца.Гедонист Дмитрий, замученный интеллигент Иван и святой Алеша воплощают разные философские позиции, оставаясь при этом полноценными людьми. Такие вопросы, как свобода воли, секуляризм и уникальная судьба России, обсуждаются не посредством авторской полемики, а посредством признаний, обличений и кошмаров самих персонажей. Безжалостное изображение человеческих пороков и слабостей, роман в конечном итоге дает видение искупления. Страсть, сомнения и творческая сила Достоевского побуждают даже светский Запад, которого он презирает.

7. «Бледный огонь» Владимира Набокова (1962). «Последнее слово за комментатором», — утверждает Чарльз Кинбот в этом романе, маскирующемся под литературную критику. Текст книги включает стихотворение убитого американского поэта Джона Шейда, состоящее из 999 строк, и построчный комментарий Кинбота, ученого из страны Зембла. Набоков даже дает указатель к этой игривой, провокационной истории поэзии, интерпретации, идентичности и безумия, которая до отказа переполнена аллюзиями, уловками и неподражаемой авторской игрой слов.

8. Рассказы Исаака Бабеля (1894–1940). «Дайте мне закончить свою работу» — таков был последний призыв Бабеля перед казнью за государственную измену по приказу Иосифа Сталина. Несмотря на то, что его работа не завершена, его работа продолжается. Помимо пьес и сценариев, в том числе в сотрудничестве с Сергеем Эйзенштейном, Бабель оставил свой след в «Одесских рассказах», в которых рассказывается о гангстерах из его родного города, и, что еще важнее, в сборнике «Красная конница». Хаос, кровопролитие и едкий фатализм доминируют в этих взаимосвязанных историях, действие которых происходит на фоне польской кампании Красной Армии во время Гражданской войны в России.Бабель, сам ветеран боевых действий, воплотил крайности войны в военном корреспонденте-пропагандисте Кирилле Лютове (несомненно, на автобиографическом основании) и в жестоких казачьих солдатах, которых он одновременно боится и восхищается. Несколько шедевров здесь (в том числе «Письмо», «Мой первый гусь» и «Берестечко») предвосхищают более поздние достижения Хемингуэя и подтверждают место Бабеля среди великих писателей-модернистов.

9. Мертвые души Николая Гоголя (1842). Самопровозглашенная нарративная «поэма» Гоголя следует комическим амбициям Чичикова, который путешествует по стране, покупая «мертвые души» крепостных, еще не исключенных из налоговых ведомостей.Жгучая сатира на русскую бюрократию, социальное положение и крепостное право, «Мертвые души» также парят как гоголевский портрет «всей России», несущийся «как бойкая, непобедимая тройка», перед которой «другие народы и государства отступают, чтобы уступить дорогу».

10. Мастер и Маргарита Михаила Булгакова (1966). Булгаков превратил свой опыт сталинской цензуры в сюрреалистическую басню с участием трех персонажей: неназванного автора (Мастер), чьи обвинительные вымыслы не опубликованы, его самоотверженного женатого любовника (Маргарита) и воплощение Сатаны (Воланд), который одновременно организует и интерпретирует их судьбы.Двусмысленность добра и зла горячо обсуждается и забавно драматизируется в этом сложном сатирическом романе об угрозах искусству во враждебном материальном мире и его парадоксальном выживании (символизируемом кульминационным утверждением, что «рукописи не горят»).

Россия — 10 русских романов, которые стоит прочитать перед смертью — Публичная библиотека Хьюлетт-Вудмира

10 Russian Novels to Read Before You Die

Художественная литература в России всегда была серьезным делом.В обществе без свободы великие писатели были праведниками, голосом безмолвных и совестью нации — «вторым правительством», как однажды выразился Александр Солженицын. Каждое из десяти художественных произведений, представленных ниже, является признанным классиком русской литературы. За исключением, возможно, недавно вышедшей книги Улицкой «Похороны », все эти книги выдержали испытание временем. Их объединяет великолепный рассказ, художественное мастерство и оригинальность, а также способность вовлекать читателей в глубокие личные размышления о наиболее важных жизненных вопросах.Эти книги заставят вас думать, чувствовать и расти как человеческое существо. «Сначала прочтите лучшие книги, — однажды предупредил Генри Дэвид Торо, — иначе у вас вообще не будет возможности их прочитать». Вот они, одни из лучших русских книг, которые я предлагаю вам прочитать в первую очередь.

1

Евгений Онегин
Александр Пушкин

В этом малоизвестном шедевре русской фантастики Александр Пушкин сочетает в себе увлекательную историю любви, энциклопедию русской жизни начала XIX века и одну из самых остроумных социальных сатир, когда-либо написанных.И делает он это исключительно в стихах! В то же время игривое и серьезное, ироничное и страстное, это отправная точка для большинства учебных курсов по современной русской литературе, потому что Пушкин создает шаблон почти для всех тем, типов персонажей и литературных приемов, на которых будут строить будущие русские писатели . Неслучайно Пушкина часто называют отцом современной русской литературы, а «Евгений Онегин» считал его наиболее характерным произведением .

2

Герой нашего времени
Михаил Лермонтов

Часто называемый «первым психологическим романом России», « Герой нашего времени» рассказывает историю Печорина, молодого, харизматичного, беспричинного бунтаря-бабника, который очаровывает и тревожит читателей уже более полутора веков.Роман состоит из пяти взаимосвязанных историй, которые проникают в сложную душу Печорина с разных точек зрения. В результате получился незабываемый портрет первого антигероя русской литературы, который оставляет разрушение на своем пути, хотя он очаровывает и очаровывает как персонажей, так и читателей.

3

Отцы и дети
Иван Тургенев

Этот глубоко проникновенный поэтический роман тонко отражает социальные и семейные конфликты, которые возникли в начале 1860-х годов, во время великих социальных потрясений в России.Книга вызвала журналистскую бурю своим ярким изображением Базарова, стального и страстного молодого нигилиста, который сегодня так же узнаваем, как и во времена Тургенева.

4

Война и мир
Лев Толстой

Этот эпос, который критики часто называют величайшим романом из когда-либо написанных, прослеживает судьбы пяти аристократических семей, переживших войну России с Наполеоном в начале XIX века. Война и мир — это много вещей: это история любви, семейная сага и военный роман, но по сути это книга о людях, пытающихся найти свою опору в разрушенном мире, и о людях, пытающихся создать осмысленная жизнь для себя в стране, раздираемой войной, социальными переменами и духовной неразберихой.Эпос Толстого одновременно и настойчивый нравственный компас и воспевание глубокой радости жизни — это и русская классика нашего времени.

5

Братья Карамазовы
Федора Достоевского

В этой эмоционально и философски насыщенной истории об отцеубийстве и семейном соперничестве Достоевский исследует так же глубоко, как и любой русский писатель, темы веры, зла и смысла. Роман описывает разные мировоззрения трех братьев Карамазовых — монаха Алеши, чувственного Дмитрия и интеллигентного Ивана, а также их распутного отца, чье загадочное убийство и его расследование стали центром захватывающей последней трети Роман.

6

Доктор Живаго
Борис Пастернак

Вдохновленный историей Война и мир , этот исторический роман рассказывает историю поэта-врача Юрия Живаго, который изо всех сил пытается найти свое место, свою профессию и свой художественный голос в суматохе русской революции. « Доктор Живаго » — шедевр запоминающейся прозы, столь же красивый, как и российская сельская местность, который он изображает, отправляет читателя в путешествие любви, боли и искупления через одни из самых суровых лет двадцатого века.

7

Тихий Дон
Михаил Шолохов

Этот эпический исторический роман, который часто сравнивают с Война и мир , прослеживает судьбу типичной казачьей семьи в течение бурного десятилетнего периода, от незадолго до начала Первой мировой войны до кровавой гражданской войны после русской революции 1917 года. Российская история начала двадцатого века оживает в хорошо развитых персонажах Шолохова, которым приходится бороться не только с осажденным обществом, но и с злополучными романами, семейными распрями и тайным прошлым, которое преследует настоящее.

8

Жизнь и судьба
Василий Гроссман

Этот обширный эпос делает для советского общества середины двадцатого века то же, что Война и мир сделал для России девятнадцатого века: он переплетает рассказ об эпохальном событии, ужасающей осаде Сталинграда во время Второй мировой войны, с личными историями персонажей из все слои общества, чьи жизни насильственно искоренены силами войны, террора и советского тоталитаризма.

9

Один день из жизни Ивана Денисовича
Александр Солженицын

Этот короткий, пугающий, но странно обнадеживающий шедевр рассказывает об одном дне из жизни обычного заключенного советского трудового лагеря, которых в Советском Союзе были десятки миллионов.Основанная на личном опыте Солженицына как одного из этих заключенных, эта книга подлинна, полна богатых деталей и лишена сентиментальности, усиливающей ее мощное эмоциональное воздействие.

10

Похороны
Людмила Улицкая

Этот англоязычный дебют одного из самых известных романистов современной России описывает причудливые и трогательные взаимоотношения между колоритным составом русских эмигрантов, живущих в Нью-Йорке, которые присутствуют на смертном одре Алика, неудачливого, но всеми любимого художника.Причудливая и резкая, «Похоронная вечеринка» исследует два самых больших «проклятых вопроса» русской литературы: как жить? Как умереть? — как они разыгрываются в крошечной душной квартире на Манхэттене в начале 1990-х годов.

— См. Дополнительную информацию по адресу: http://offtheshelf.com/2014/10/10-russian-novels-to-read-before-you-die/#sthash.xPAviRHH.dpuf

10 лучших романов, действие которых происходит в России — которые перенесут вас туда | Праздники в России

Несколько лет я бродил по России с книгами в рюкзаке.И еще несколько лет, когда я просматриваю русскую художественную литературу и обнаруживаю, что меня переносит обратно, то ли в деревню, где куры клюют фруктовые сады вокруг деревянной церкви, то ли на споры за пьяным кухонным столом в многоэтажном доме с видом на Подмосковье. Этот субъективный список увлекательных, относительно читаемых романов и повестей воссоздает различные русские пейзажи, эпохи и атмосферы, зачастую так, как это невозможно при путешествии. Как пишет Людмила Улицкая в «Большой зеленой палатке»: «Военные историки обнаружили много неточностей в описании Толстым Бородинского сражения, но весь мир представляет это событие так, как Толстой описал его в« Войне и мире ».

Река Нева в Санкт-Петербурге. Фото: Петр Ковалев / ТАСС

Скучающий молодой человек унаследовал загородную усадьбу, где на него влюбилась застенчивая, любящая книги местная девушка. Александр Пушкин, отец русской литературы, впихивает смех, литературу, дуэли и бурный роман в свой шутливый стихотворный роман 1820-х годов. Фоном служит серия дистиллированных русских декораций. Первое: театры, танцы, заснеженные улицы, залитые фонарями, мягкие летние ночи у гладкой стеклянной Невы и похмельные поездки домой в Петербург на следующее утро.Затем умирает богатый дядя молодого Онегина, оставив ему усадьбу с «огромным садом, заросшим / с задумчивыми дриадами, высеченными в камне». Внутри парчовые стены, портреты царей, изразцовые печи и самодельные наливки. Пушкин с любовью детализирует (хотя на них изображен герой романа) традиционное ржаное пиво, сбор ягод, кипящие самовары и маленькие блюда из джема. Итак, наконец, Москва, «высеченная в белом камне / здания, увенчанные огненной славой / Золотой крест на каждом куполе».
Перевод Энтони Бриггс, Пушкин Пресс

Олег Зайончковский, счастье возможно

Москва оказывает сильное притяжение на писателей, так же как и на трех сестер Чеховых с их припевом «В Москву, в Москву…». из тончайших воспоминаний современной Москвы «Счастье возможно» Олега Зайончковского , серия мрачно-комических виньеток, вышедшая в 2012 году.Рассказчик — борющийся писатель, чья амбициозная жена оставила его. Дискурсивный, фаталистический и любитель поспать днем, он напоминает медлительного героя Ивана Гончарова Обломова, традиционного «лишнего человека» русской литературы. То, что его рассказу недостает сюжета, полностью компенсируется взлохмаченным шармом и стилем. Он, небритый, шаркает по дачному поселку Васьково и засыпает заброшенную квартиру собачьей шерстью и пепельницами. Рассказчик Зайончковского передает магнетизм города, находя тайное утешение и утешение в оглушительном шуме: «Мы москвичи, дети метро; снова и снова мы ищем убежища в его материнской утробе.
Перевод Эндрю Бромфилда и другие рассказы

Станция «Маяковская»: «Дворцовая система метро — одна из лучших вещей в Москве».
Фотография: Alamy

Дворцовая система метро — одна из лучших вещей в Москве. В его туннелях происходит несколько романов, в том числе антиутопия Михаила Глуховского «Метро 2033», первая из серии философских постапокалиптических подземных приключений. В «Метро » Хамида Исмаилова используются станции метро, ​​чтобы структурировать посмертные воспоминания молодого Кирилла.Кирилл родился через девять месяцев после Олимпиады 1980 года в семье сибирячки и африканца, отца и умер вскоре после распада СССР десятью годами позже. Часто встречаются изображения метро как тела с «каменными кишками» или мраморных столбов, похожих на женские ноги, «обнаженные до бедер». Изгнанный узбекский писатель Хамид Исмаилов вплетал эту трогательную историю, беллетризованные мемуары, вдохновленные эпизодами из странствующей жизни его самого и его семьи, в навязчивые пейзажи Москвы 20-го века.
Перевод Кэрол Ермакова, Restless Books

Борис Акунин, настоящее имя которого Григорий Чхартишвили, известен своей серией бестселлеров умных триллеров царской эпохи.Если вы ничего не читали, начните с «Зимней королевы», которая знакомит с блестяще сдержанной детективной работой дипломата, ставшего сыщиком Эраста Фандорина. В He Lover of Death , Оливер Твист встречается с Островом сокровищ, пока мы следим за приключениями осиротевшего ежа Сеньки по Москве XIX века. Акунин воссоздает трущобы Хитровки, полные приправленных пряностями чайных киосков и бандитов в блестящих сапогах (сегодня здесь, конечно, сплошь банки и элитные рестораны). Сенька находит клад антикварных серебряных слитков, нанимает ученика, чтобы он научил его быть джентльменом, и вскоре оказывается в театре, удивляясь тому, что люди платят «семь рублей за то, чтобы просидеть три часа в колючем воротнике» и наблюдать за «мужчинами в тесные трусики прыгают ».Ужасающая развязка сказки имеет характерную смесь действия, дедукции, интриги и морали.
Перевод Эндрю Бромфилд, Орион 2010

Леди Макбет из Мценска Николай Лесков

Флоренс Пью в роли леди Макбет в фильме 2016 года. Фотография: Allstar / Sixty Six Pictures

Флоренс Пью сыграла главную роль в непоколебимой киноверсии этой брутальной новеллы XIX века, рассказывающей о провинциальной похоти и убийствах, в 2016 году. Если люди вообще слышали о Николае Лескове, то обычно из-за леди Макбет.Достоевский сначала опубликовал ее в своем литературном журнале, а потом Шостакович превратил ее в злополучную оперу. От скучающей купчихи, возившейся с только что прибывшим батраком под лунным светом яблони, до леденящей кровь развязки у «темных, разинутых волн» свинцовой Волги — история демонстрирует беспокойное воспоминание Лескова о месте и страсти. В декорации с гречкой каша и лампадами есть бюрократические ордера и сертификаты наряду с фольклорными элементами: запертая башня купеческого дома и любовник жены, «как яркий сокол».
В «Очарованном страннике» и других рассказах, переведенных Пивером и Волохонским, Винтаж

2017 Ольги Славниковой

Через сто лет после революции 1917 года огранщик по имени Крылов влюбляется в русский город, где отмечают столетие. к повторяющимся циклам насилия. Тем временем искатели драгоценных камней или «каменные псы» ищут драгоценные камни в мифических горах Рифея (вдохновленные родным Уралом Славниковой). Лауреат Букеровской премии России 2006 года представляет собой бросающую вызов жанрам смесь спекулятивной фантастики, магического реализма, романа и триллера.Среди множества проницательных переплетенных нитей — экологическая катастрофа, вызванная человеческой жадностью, и эпидемия ностальгии, разжигающая гражданскую войну. В Санкт-Петербурге переодетые моряки-революционеры пытаются стрелять из музейного танкового орудия у Зимнего дворца, а в Москве возрождают разрушенный памятник начальнику службы безопасности Феликсу Дзержинскому (недавно это чуть не сбылось). В лингвистической тонкости романа, в фантастических горных ущельях, кавалькад на городских улицах и всепроникающем кафкианском чувстве странности присутствует вызывающая воспоминания русская сторона.
Перевод Мариана Шварца, Overlook Duckworth

Москва в советское время. Фотография: AP

Раненый учитель приезжает в московскую школу 1950-х годов и создает клуб в стиле Общества мертвых поэтов, где ведет мальчиков по улицам города, снимая с него слои литературного и исторического палимпсеста. Один полуразрушенный дом, в котором двое мальчиков позже лишились девственности, является физической метафорой для слоев Москвы: «Его стены были покрыты шелком, затем обоями в стиле ампир,… масляной краской,… затем слоями газетной бумаги…» Улицкая всегда благоухает и читается.Взаимосвязанные истории в «Большой зеленой палатке» вращаются вокруг двух групп школьных друзей. В этом щедром романе, охватывающем четыре десятилетия советской жизни, толстовское стремление передать дух эпохи. Помимо искусно нарисованных декораций (трамваи, коньки, мебель из карельской березы), можно ощутить мощный культурный багаж. «Мы живем не в природе, а в истории», — пишет Улицкая, когда ее герои идут по переулку, по которому когда-то ступали Пушкин, а затем Пастернак, «огибая вечные лужи.»
Перевод Полли Ганон, Пикадор

Гора и стена Алисы Ганиевой

Российские власти планируют построить стену, чтобы изолировать неспокойный Кавказ от остальной страны. Именно на этих слухах написан роман Алисы Ганиевой 2012 года, действие которого разворачивается в антиутопической, но все же реальной версии ее родного города Махачкалы, прибрежной столицы Дагестана. Шамиль, молодой дагестанский репортер, бродит по улицам, в то время как его девушка Мадина надевает хиджаб и направляется в горы, чтобы выйти замуж за кровожадного фанатика.Это еще одно пророческое повествование, и картина Ганиевой о социальных и психологических последствиях апокалиптических событий в 2020 году кажется немного сложной. Несколько лет назад я участвовал в поездке для прессы в Махачкалу, чтобы увидеть новую художественную выставку и совершить поездку (вооружившись эскорт) в горы, оплетенные водопадами. Дагестан — не совсем место для отдыха, даже когда нет пандемии, и роман об исламской радикализации вряд ли вдохновит туристов. Но Ганиева умело использует слова из 30 с лишним местных языков и фрагменты стихов, басен, снов и дневников, чтобы вспомнить эту разнообразную республику, зажатую между раздираемой войной Чечней и Каспийским морем.
Перевод Кэрол Аполлонио, Deep Vellum

Статуя Александра Пушкина перед усадьбой в музее имения Пушкиных. Фото: Михаил Солунин / ТАСС

Борис Алиханов, алкоголик, неопубликованный автор, находит работу летним гидом в музее «Пушкинские горы», как когда-то сам Довлатов. В этом романе, действие которого происходит в старинном родовом имении Александра Пушкиных, создана атмосфера старых городов России и заповедников (природный заповедник).Здесь резонируют не только физические детали (бревенчатые дома, опоясанные березками, тенистые бульвары, старушки, продающие цветы за пределами монастыря), но также до абсурда почтительные гиды и невежественные туристы. Комедия «Пушкинские горы» соседствует с горько-сладкими размышлениями о творчестве, утрате и идентичности. Алиханов высмеивает советских авторов, которые жаждут народных стихов и вышитых полотенец, но, объясняя жене, почему он не эмигрирует, он говорит, что, хотя ему «наплевать на березы», он будет скучать по «моему языку, моему народу». моя безумная страна ».
Перевод Катерины Довлатовой, Alma Classics

Женщины Лазаря Марины Степновой

От ученого-изготовителя бомбы в секретном городе Энск до голодающих, курящих юных танцоров балета, наполняющих пуанты друг друга матовым стеклом. «Женщины Лазаря» заигрывают с устоявшимися российскими клише, даже когда они создают глубокую и насыщенно чувственную историю о человеческом взаимодействии. В главах прослеживается серия связанных семейных историй через век советских и постсоветских радостей и трагедий.Он начинается с юной Лидочки на пляже, где ее мама вот-вот утонет. «Лазарь» — ее дедушка, талантливый физик, который семь десятилетий назад появился в Московском университете грязным и измученным вшами. Среди женщин — его жена Галина Петровна, ухаживающая за осиротевшей Лидочкой, чьи духи пахнут «апельсиновым медом, малиной, серой амброй, опопонаксом и кориандром». Степнова постоянно меняет наши взгляды, показывая нам, как люди могут адаптироваться практически ко всему.
Перевод Лизы Хайден, World Editions

9 известных русских писателей, которых вы должны знать

На главную / Русская культура и этнография / Русская литература: 9 известных русских писателей, которых вы должны знать

Не секрет, что в России родились одни из величайших писателей в истории.Золотой век русской поэзии зажег не кто иной, как знаменитый Александр Пушкин, также известный как Русский Шекспир . Однако есть много других известных русских писателей, чьи глубокие идеи, способности рассказывать истории и литературные произведения находили отклик со временем.

Чтобы отметить их достижения, эта статья познакомит вас с увлекательными (и часто трагическими) жизнями и вкладами 10 лучших известных русских писателей!

За многие исторические периоды в русской литературе стали популярны определенные формы текста, такие как стихи, романы и рассказы.Кроме того, такие жанры, как литературный реализм, романс, исторические драмы и политическая сатира, становились все более заметными в связи с ключевыми событиями в России, а именно падением царской императорской династии и большевистской революцией. Многие известные русские писатели написали успешные автобиографии, в то время как другие сосредоточились на произведениях, вращающихся вокруг изнурительных невзгод советского режима. Многие из этих шедевров русской литературы получили международное признание и продолжают преподаваться в современных школьных программах, преодолевая культурные барьеры по всему миру.

Лев Толстой (1828-1910)

Государственный музей Льва Толстого — улица Пречистенка, Москва (Россия)

Лев Толстой, считающийся одним из величайших романистов мира, был наиболее известен своими реалистическими произведениями, затрагивающими важные темы религии и морали. Он поддерживал известную христианскую доктрину «непротивление злу» , которая по существу отстаивала любовь, мир, примирение и прощение. Литературные критики всего мира сходятся во мнении, что этот русский писатель был гением, создавшим шедевры, которые вызывали интроспективную прозрачность, разбивая человеческие условия на крошечные фрагменты и неустанно ища смысл жизни во всех своих романах.Фактически, его выдающиеся произведения принесли ему несколько номинаций на Нобелевскую премию по литературе.

Интересно, что Толстого часто описывали как богоподобного в его способности понимать невысказанные мысли и его воплощение в качестве мировой совести. Это не имеет себе равных, когда читатели углубляются в его самые известные романы, а именно « Война и мир », русская классика, которая впервые была опубликована в 1869 году. Основанный на жанре реализма, этот текст исследует вторжение Наполеона в Россию в 1812 году, обеспечивая глубоко интимную атмосферу. Взгляните на бурные отношения трех главных героев из разных семей во время войны.

Еще одно литературное сокровище — не что иное, как Анна Каренина , которую сам Толстой считал своим первым настоящим романом. Этот канонический роман, опубликованный в 1878 году, разворачивается на фоне русского высшего общества XIX века в Москве и Санкт-Петербурге. Красивой прозой и сложными темами любви и прелюбодеяния текст рассказывает о трагической любовной связи между красивой замужней женщиной Анной и графом Вронским, богатым армейским офицером. Среди других замечательных классических произведений этого русского писателя — его повести Смерть Ивана Ильича и Воскресение , а также полуавтобиографическая трилогия Детство , Отрочество и Юность.

Толстой родился в богатой аристократической семье Хамовники, расположенной примерно в 210 км к югу от Москвы. Именно здесь, в Ясной Поляне (Тульская губерния), он провел остаток своей жизни, создавая свои важнейшие литературные произведения. Фактически, путешественники могут отправиться в индивидуальный тур по Москве, чтобы увидеть захватывающий дух памятник Льву Толстому в Тульской области. Кроме того, во дворе Государственного музея Льва Толстого на Пречистенке в Москве была сооружена гранитная скульптура, посвященная уважаемому русскому писателю.Для любителей русской литературы Государственный музей Льва Толстого — уникальное хранилище мирового уровня рукописного наследия писателя, наполненное книгами, историческими документами, памятниками, графикой и многим другим. Есть также различные выставки вековых картин, скульптур, фотографий и прижизненных изданий, посвященных Толстому.

Антон Чехов (1860 — 1904)

Дом-музей Антона Чехова — Садовая-Кудринская улица, Москва (Россия)

Антон Чехов родился в Таганроге и был выдающимся российским драматургом и мастером современного рассказа.Пользуясь умелой точностью языка, Чехов углублялся в сложные хитросплетения реалистической и обыденной жизни, разгадывая загадочные мотивы своих героев. Этот русский писатель часто специализировался на создании тревожной и захватывающей атмосферы в банальностях повседневной русской жизни, отражающей русский реализм XIX века. Многие критики и читатели считают, что лучшие пьесы и рассказы Чехова отличаются элегантной простотой и чистыми решениями, лишенными навязчивых литературных приемов.

Считается выдающейся фигурой, породившей ранний модернизм в театре, литературный гений Чехова можно увидеть в его самых известных пьесах, таких как Чайка (1895), действие которой происходит в спокойной русской деревне в конце XIX века. . Эта трагическая драма из жизни рассказывает историю борющегося писателя, который испытывает безответные чувства к молодой амбициозной актрисе. Примечательно, что пьеса вращается вокруг тем упущенных возможностей и неисполненных желаний, экзистенциализма и поиска смысла жизни.Антон Чехов также написал еще один театральный шедевр, действие которого происходит в сельской России XIX века, под названием Дядя Ваня (1897), в котором исследуются понятия бесцельности, сожалений и потери надежды. Его другие известные работы включают Вишневый сад и Три сестры .

Чехов вырос в крепостной семье рабочего класса со своим отцом, который был борющимся купцом и ревностно религиозным приверженцем дисциплины. Всего через год после рождения Чехова русские крестьяне были освобождены, и феодальный строй был отменен.После того, как его отец обанкротился, Чехов нес финансовую ответственность за свою семью и часто писал виньетки о русской уличной жизни, чтобы поддержать себя во время получения медицинской степени. Поскольку в России существовала жесткая социальная иерархическая система, Чехов стал единственным великим русским писателем XIX века, выходцем из крестьянского сословия. Путешественники могут посетить памятники Чехову в нескольких городах России: Москве, Таганроге, Южно-Сахалинске, Красноярске, Томске и других небольших населенных пунктах. Кроме того, Дом-музей Антона Чехова на Садовой-Кудринской улице — еще одна отличная достопримечательность для всех, кто хочет больше узнать о знаменитых русских писателях!

Федор Достоевский (1821-1881)

Литературно-мемориальный музей Достоевского — Кузнечный переулок, Санкт-Петербург (Россия)

Федор Достоевский, широко известный как влиятельная сила художественной литературы ХХ века, был российским писателем, новеллистом, публицистом и публицистом.Он был хорошо известен своими глубокими и часто сложными психологическими исследованиями темной стороны человеческой природы. Примечательно, что работы Достоевского часто считались пророческими, поскольку они точно предсказывали поведение русских революционеров после того, как они пришли к власти. Как и у многих русских писателей, его идеологии глубоко сформировали различные школы психологии, теологии и экзистенциализма, внося при этом заметный вклад в литературный модернизм.

Достоевский имел комфортное воспитание среднего класса на окраине Москвы во времена царской России.Его отец был успешным врачом, работавшим в больничном комплексе, обслуживающем очень бедных. Это заставило молодого Достоевского испытать множество мучительных переживаний, от которых его аристократические сверстники были бы тщательно защищены. По мере того, как он рос, его набожная православная вера укреплялась благодаря многочисленным жизненным событиям, которые изменили его жизнь — принадлежность к радикальным группам, близость к казни, тюремное заключение и принудительные работы в Сибири, а также эпилептические припадки.

В то время как Достоевский вырос в Москве, он провел большую часть своей жизни в Санкт-Петербурге, откуда были вдохновлены многие его романы.Фактически, посетители могут отправиться в индивидуальную экскурсию по Санкт-Петербургу или зарубежную студенческую поездку, чтобы увидеть последнюю квартиру Достоевского, которая сейчас преобразована в музей — Музей Достоевского. Здесь вы можете узнать о самых известных произведениях автора, узнать о его повседневной жизни и распорядке дня.

Неудивительно, что Достоевский часто отличался от других русских писателей дворянского происхождения. Хотя многие из них писали о стабильных традициях и «красивых формах», он вместо этого исследовал сложные невзгоды случайных семей и униженных людей.Он часто извлекал выгоду из прошлых мучений и драматизировал свой собственный легендарный опыт, чтобы создать некоторых из своих величайших персонажей. Результатом стали очень мрачные, гротескные и жестокие произведения, такие как Записки из подполья (1864) и Преступление и наказание (1866). Среди других известных романов — Идиот , Демоны и Братья Карамазовы . Многие из этих текстов сосредоточены вокруг ценности страдания, идентичности и самоуничтожения, признательности за красоту жизни и опасностей идеализма.

Николай Гоголь (1809-1852)

Мемориальный музей и научная библиотека «Дом Гоголя» — Никитский бульвар, Москва

Николай Гоголь, несомненно, является одним из величайших писателей России всех времен. Он был романистом, новеллистом и драматургом украинского происхождения, чьи произведения считаются основой русского реализма XIX века. Гоголь вырос в Сорочинцах в Полтавской области Украины, где мирная сельская местность послужила огромным вдохновением для его творчества, в том числе колоритного крестьянства, казахских традиций и богатого фольклора.После нескольких литературных неудач и безответственных поездок Гоголь вернулся в Санкт-Петербург и писал периодические издания, в которых отражались его детские воспоминания о живописных пейзажах, переплетая эти романтические сказки со сверхъестественными явлениями.

Написанные живой, а иногда и разговорной прозой, произведения Гоголя были освежающим вкладом в русскую литературу, сочетая его причудливое воображение с аутентичным народным колоритом, в том числе с примесью украинского языка и культурных ссылок.Среди многих самых известных и увлекательных рассказов Гоголя — Мертвых душ , впервые опубликованная в 1842 году. Этот образцовый роман повествует о великолепных путешествиях и эпических приключениях Павла Ивановича. Он отмечен критиками за его сатирический подход в представлении исключительно реалистичного портрета русской провинциальной жизни. Еще одна известная сказка — «Шинель » — короткометражка, повествующая о жизни и смерти обедневшего чиновника из Санкт-Петербурга, который пытается купить новое пальто после того, как его неустанно дразнят его коллеги.Среди других произведений Николая Гоголя: Нос, и Дневник сумасшедшего.

Наследие Гоголя увековечено в Доме-музее Гоголя и Научной библиотеке на Никитском бульваре в Москве. Это единственное место в российской столице, сохранившее последние воспоминания о последних годах писателя. Дом Гоголя — старинный городской особняк с корнями 17 века, объединяющий в себе научную библиотеку, насчитывающую более 250 000 томов, исследовательский центр, выставочный зал и мемориальный музей.Здесь писатель работал над вторым томом «Мертвых душ» и сжег рукописи стихотворения. Путешественники также могут посетить Арбатскую площадь, где можно полюбоваться двумя версиями статуи Николая Гоголя (Веселая и Грустная). Закажите индивидуальный тур по Москве или совершите образовательный тур в Россию, чтобы увидеть эти впечатляющие достопримечательности!

Михаил Булгаков (1891-1940)

Мемориальный музей Михаила Булгакова — Киев, Украина

Михаил Булгаков родился в Киеве, Украина. Он был советским драматургом, романистом и новеллистом, который был наиболее известен своим остроумным юмором и пронзительной сатирой советского коммунистического режима.Как старший сын из шести детей, он родился в семье интеллектуальной элиты, где его отец был профессором теологии. На самом деле Булгаков начал свою взрослую жизнь как врач, но в конце концов отказался от медицины ради писательства. Фактически, он писал о своем опыте врача в своих ранних работах Записки молодого врача . В этой книге он описал свое страдание от инфекции в 1917-1919 годах, которая вызвала невыносимо болезненный зуд, приведший к его зависимости от морфия, которую он постепенно преодолел.

Переживания Булгакова, связанные с войной и трагедией, проявились, когда он присоединился к антикоммунистической Белой армии в качестве полевого врача во время Гражданской войны в России. После этого события его первой крупной работой стал роман под названием Белая гвардия , который был сериализован в 1925 году, но так и не опубликован в виде книги. В нем было реалистично и сочувственно изображены антибольшевистские белые офицеры, и он столкнулся с серьезной негативной реакцией из-за отсутствия коммунистического героя. Резкая политическая риторика Булгакова была затем адаптирована в успешную пьесу под названием Дни Турбиных в 1926 году, в которой подробно рассказывалось о гибели Белой армии.Спектакль был показан более 200 раз в МХАТе и, несмотря на свою популярность, позже был запрещен.

Из-за своего жестокого реализма и гротескного юмора, критиковавшего советский режим, во время Великой чистки работы Булгакова подвергались все большей цензуре со стороны властей. В 1925 году он опубликовал горькую сатирическую новеллу и абсурдистскую притчу Собачье сердце , в которых говорилось об утрате цивилизованных ценностей в России при большевизме. Это привело к его допросу в ОГПУ советской секретной службы, которая конфисковала его личный дневник и несколько незаконченных работ.К 1930 году ему фактически запретили писать. Его пьесы были запрещены во всех театрах, что привело его в ужасную нищету. Несмотря на этот период литературного остракизма до самой смерти, Булгаков продолжал создавать новаторские шедевры. Одним из таких известных произведений был Мастер и Маргарита (1966), глубокий гоголевский фэнтези и остроумный философский роман, противопоставляющий вечные представления о добре и зле. По сей день он по-прежнему считается одним из лучших романов России ХХ века, разоблачающим коррупцию и лицемерие советской культурной элиты.

Поклонники русских писателей могут посетить Булгаковский музей в Москве, в той самой квартире, где Булгаков жил, когда писал Мастер и Маргарита . Они также могут посетить легендарный музей Михаила Булгакова на его родине в Киеве (Украина), возрожденный античный дом, в котором хранятся 4000 экспонатов личных вещей, произведений и реликвий русского писателя.

Иван Тургенев (1818-1883)

Музей Ивана Тургенева — улица Остоженка, Москва (Россия)

Иван Тургенев, известный популяризацией русской литературы на Западе, был очень уважаемым писателем, поэтом и драматургом, родившимся в Орле, Россия.Он был особенно искусен в передаче подробных образов повседневной России XIX века, включая аутентичные изображения русского крестьянства и увлекательные изображения русских ученых, которые стремились продвинуть страну в новую эпоху. Тургенев в своих произведениях не только выражал глубокую озабоченность будущим России, но и сохранял целостность своего ремесла, которая вписала его в русский литературный канон. Путешественники могут посетить первый памятник великому русскому писателю, открытый в историческом центре Москвы на Остоженке, рядом с музеем Ивана Тургенева.

Тургенев провел много лет в Западной Европе из-за своей либеральной политической позиции и артистической личности, находясь между царским правлением и революционным радикализмом среди русской интеллигенции. На это мышление во многом повлияло его детство в богатой усадьбе Спасское-Лутовиново, которую он воспринимал как символ социально-экономической несправедливости, присущей российскому крестьянству и дворянству. В результате работы Тургенева стали посвящены критике недовольства российского общества, в то же время предусматривая рост интеллигенции для улучшения социально-политического положения страны.В то время как он получил образование в школах и университетах Москвы и Санкт-Петербурга, опыт обучения Тургенева в Берлинском университете подтвердил его веру в превосходство Запада и потребность России в вестернизировании.

Многие из художественных произведений Тургенева сосредоточены на ранней любви и несбывшихся чаяниях, несмотря на то, что он был писателем с поразительной отстраненностью и иронической объективностью. Его близкие платонические отношения с известной певицей Полиной Виардо послужили источником вдохновения для этих произведений, включая несколько новелл, таких как Рудин , Гнездо знати и Накануне .Примечательно, что его самая известная работа Отцы и дети рисует интригующий портрет нигилизма середины 19 века, отражающий конфликт между старшими поколениями и идеалистической молодежью. В других лучших литературных произведениях русского писателя сочетается задумчивая ностальгия по прошлому, например, «Лир из степей » и «Весенние потоки », а также стихотворений в прозе .

Анна Ахматова (1889-1966)

Литературно-мемориальный музей Анны Ахматовой — Фонтанный дом, Санкт-Петербург

Анна Ахматова, родившаяся в городе Одесса на Украине, считается одной из величайших поэтов России ХХ века.Она также писала прозу, в том числе мемуары, автобиографические произведения и литературные статьи о русских писателях, таких как Александр Пушкин. На протяжении всей своей жизни Ахматова побывала как в дореволюционной, так и в советской России, однако ее поэтические стихи во многом расширили и сохранили классическую русскую культуру в периоды авангардного радикализма и социалистического реализма. Хотя она часто сталкивалась с оппозицией правительства ее работе, она была глубоко любима и почитаема российской общественностью, отчасти потому, что она решила не покидать свою страну во время политических потрясений.

Ахматова родилась в знатной семье в Большом Фонтане, где ее мать принадлежала к влиятельному клану помещиков, а ее отец стал потомственным дворянином для службы в королевском флоте. Она выросла в Царском Селе, роскошном пригороде Санкт-Петербурга, окруженном роскошными особняками русских аристократов. В подростковом возрасте у нее появился интерес к поэзии, но отец ее активно отговаривал. В конце концов она изучала право в Киеве и вышла замуж за поэта / критика Николая Гумилева.Пока ее муж был в отъезде, Ахматова написала множество прекрасных стихов, которые будут опубликованы в ее первой книге Вечер (1912). С этой книги началась ее карьера, и она стала культовой фигурой в российском литературном кругу. Затем последовал признанный критиками сборник стихов Розарий (1914).

Вместе с мужем Ахматова стала лидером акметизма, литературного движения, которое ценило ясные, тщательно написанные стихи и бросало вызов неопределенному символистскому стилю, который доминировал в русской письменной сцене.Хотя Ахматова росла в больших привилегиях, она испытала многочисленные трудности: Гумилев был казнен большевиками в 1921 году, ее сын Лев находился в заключении с 1949 по 1954 год, а многие ее работы были запрещены или подвергнуты цензуре. Ее наиболее совершенные работы Реквием и Поэма без героя — это инстинктивная реакция на сталинский террор, когда она пережила художественные репрессии и многие личные потери.

Действительно, наследие Ахматовой все еще пылает и сегодня — путешественники и любители русской литературы могут посетить памятник Анне Ахматовой в Санкт-Петербурге, который представляет собой движущуюся статую, стоящую на берегу реки Кресты, где содержалась тюрьма, где сама Ахматова стояла в очереди много дней после ее сын был арестован во время сталинского террора.Они также могут посетить Литературно-мемориальный музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме в Санкт-Петербурге, который открылся в 1989 году к столетию со дня ее рождения.

Александр Пушкин (1799-1837)

Екатерининский дворец и Царское Село — Пушкин, Москва (Россия)

Почти каждый под солнцем слышал о самом известном писателе России — Александре Пушкине. Известный как отец современной русской литературы, он был плодовитым русским поэтом, романистом, драматургом и писателем рассказов, вышедшим из Золотого века русской поэзии.Самые известные стихи Пушкина считаются романтическими из-за прославления свободы и личной свободы, но это остается неоднозначным из-за его лаконичного и более минималистичного стиля письма. Повествовательные стихи, эпосы и тексты Пушкина — это превосходная классика русской литературной традиции, вдохновляющая на бесчисленные песни, балеты и многие другие художественные интерпретации.

Русский писатель родился в одной из самых известных дворянских семей России в Москве, где многие из его предков играли важные роли на протяжении всей истории России.Сам Пушкин начал писать стихи, будучи студентом Царскосельского лицея, школы для аристократической молодежи. Он был особенно погружен во французскую поэзию и русский неоклассицизм, которые послужили источником вдохновения для различных элегий, песен и посланий.

Окончив институт в 1817 году, Пушкин со временем приобщился к петербургскому обществу, где писал стихи, критикующие самодержавие и высокопоставленных чиновников.Его первым крупным стихотворным повествованием было Руслан и Людмила (1820), эпическая фальшивая сказка, основанная на средневековой русской истории и написанная ямбическим тетраметром, успешно нарушающая литературные условности. Вскоре после его публикации Пушкин был сослан на юг России за свои политические взгляды с 1820 по 1823 год. В конце этого периода он начал писать свой шедевр «Евгений Онегин » (1833) в течение семи лет. В этой душераздирающей лирической опере изображен эгоистичный герой, который в конце концов сожалеет о том, что отказался от любви молодой женщины и о своей роковой дуэли со своим лучшим другом.Другие известные работы включают историческую драму Борис Годунов и Капитанская дочка .

В 1831 году Пушкин женился на Наталье Гончаровой, но ее красота и расположение при дворе привели к множеству трудностей в его личной жизни. Он даже вызвал на дуэль одного из ее давних поклонников, Жоржа Д’Антез-Геккерена, французского кавалерийского офицера и роялиста, на котором тот трагически погиб. Несмотря на его короткую жизнь, смерть Пушкина, несомненно, сделала его бессмертной легендой, выходящей далеко за пределы русской литературы.Его несомненный поэтический гений оставил огромный след в Санкт-Петербурге, его имя было выгравировано на различных улицах России, на станциях метро, ​​в театрах и даже в очаровательном городе Пушкин. Также путешественники могут посетить обелиск на месте расстрела на Комендантском проспекте. Они также могут отправиться в центр города на Площадь Искусств перед Государственным Русским музеем, где в ознаменование 250-летия основания города был установлен огромный памятник Пушкину.

Михаил Лермонтов (1814-1841)

Дом-музей Михаила Лермонтова — улица Молчановка, Москва (Россия)

Считающийся многообещающим преемником Пушкина, Михаил Лермонтов был выдающимся русским поэтом-романтиком, писателем и художником.Его отец был бедным армейским офицером, а мать — богатой молодой наследницей из уважаемой аристократической семьи. После того, как пара разошлась и умерла его мать, Лермонтова воспитывала бабушка в ее имении Тарханы в Пензенской области (Центральная Россия). Здесь на Лермонтова большое влияние оказали экзотические пейзажи Кавказа, природная красота России, ее богатый фольклор, обряды и традиции, а также жизнеспособность русского крестьянства и крепостных.

Многие лирические стихи Лермонтова затронуты страстным стремлением к свободе и содержат мятежные оттенки, мучительные размышления о том, как применить свои сильные стороны к делу жизни, и мечты о героических подвигах. На это значительно повлияли политические события, такие как восстание декабристов в царской России и крестьянские мятежи в 1830-х годах. Он разделял это широко распространенное революционное настроение в Западной Европе, подогревая энтузиазм по поводу будущего России и ее духовных потребностей.Его поэзия переплетается с гражданскими и философскими темами, а также с глубоко личными мотивами.

Примечательно, что Лермонтов также ввел интонации «железного стиха» в русскую поэзию, отличающуюся героическим звучанием и интеллектуальным выражением. Одна из его самых известных работ — Герой нашего времени , известная своим неотразимым байроническим героем Печориным, военным офицером, который переживает драматические приключения по Кавказу. Он считается вершиной русского психологического реализма, заслуживший признание критиков Лермонтова.Читатели также могут почитать Смерть поэта, — неоднозначное стихотворение, в котором российская аристократия обвиняется в соучастии в убийстве известного русского писателя Александра Пушкина. В то время как стихотворение вознесло Лермонтова к беспрецедентному уровню известности, оно также вызвало гнев царя, который сослал его на Кавказ.

Путешественники, которым интересен вклад этого феноменального писателя в русскую литературу, могут посетить памятник Михаилу Лермонтову, расположенный в небольшом парке на Лермонтовской площади (Лермонтовская площадь).Эта вдохновляющая статуя в Москве, Россия — место, где родился Лермонтов, однако дом, на котором он родился, к сожалению, был заменен Сталинским небоскребом. К счастью, они также могут съездить в Дом-музей Михаила Лермонтова, который является филиалом Государственного литературного музея. Это единственный сохранившийся дом, где поэт жил со своей бабушкой до 1932 года, с сохранившимся интерьером и причудливой деревянной структурой.

Есть неутолимая жажда русских писателей…?

Хотите узнать больше о русской литературе и получить бесценную информацию о самых невероятных русских писателях всех времен? Почему бы не отправиться в изменяющий жизнь зарубежный студенческий тур или индивидуальную поездку в культурные столицы России Москву и Санкт-Петербург, где самые грандиозные литературные музеи и захватывающие государственные памятники могут удовлетворить ваше интеллектуальное любопытство?

Не сомневайтесь, откройте новую главу своей жизни с удивительным Литературным туром «56-я параллель»!

> Лев Толстой (1828-1910) > Антон Чехов (1860 — 1904) > Федор Достоевский (1821-1881) > Николай Гоголь (1809-1852) > Михаил Булгаков (1891-1940) > Иван Тургенев (1818-1883) > Анна Ахматова (1889-1966) > Александр Пушкин (1799-1837) > Михаил Лермонтов (1814-1841) > Имеете неутолимую жажду к русским писателям…? > Лев Толстой (1828-1910) > Антон Чехов (1860-1904) > Федор Достоевский (1821-1881) > Николай Гоголь (1809-1852) > Михаил Булгаков (1891-1940) > Иван Тургенев (1818-1883) > Анна Ахматова (1889-1966) > Александр Пушкин (1799-1837) > Михаил Лермонтов (1814-1841) > Есть неутолимая жажда русских писателей…?

10 самых известных романов русской литературы

19 век традиционно называют «золотой эрой» русской литературы .Все началось с таких великих поэтов, как Василий Жуковский и Александр Пушкин . Пушкин, в частности, провозглашен основоположником современной русской литературы . Хотя «Евгений Онегин» более известен как поэт, он считается первым по-настоящему великим русским романом «». Опубликованный в 1842 году, Мертвые души от Николай Гоголь считается первым годом ruly modern Русский роман . За ним последовали отцов и сыновей, и Ивана Тургенева, , первое русское произведение , получившее известность в западном мире .Во второй половине XIX века — две высокие фигуры — появились не только в русском литературном мире, но и в мировой литературе. Лев Толстой и Федор Достоевский создали романы, которые считаются одними из лучших романов в истории литературы . К наиболее известным русским романам ХХ века относятся Доктор Живаго и Мастер и Маргарита . Вот 10 самых известных романов в русской литературе.

# 10 ср

Мы (1924) — Замятин Евгений

Автор: Замятин Евгений

Опубликован: 1924

Евгений Замятин известен тем, что использовал свою литературу для высмеивания и критики тоталитаризма Советского Союза в 20 веке . Его самый известный роман, We , стал первым произведением , запрещенным советской цензурой в 1921 году . Замятин организовал контрабанду «Нас» на Запад для публикации, и роман впервые был опубликован как английский перевод в 1924 году в Нью-Йорке.Антиутопия, антоним утопии, используется для обозначения воображаемого государства или общества, в котором есть большие страдания или несправедливость. Мы — это антиутопический роман , действие которого происходит в будущем , который описывает мир гармонии и соответствия в едином тоталитарном государстве. Считается, что он оказал огромное влияние на появление жанра антиутопии . Кроме того, роман оказал влияние на нескольких известных авторов, в том числе на Джорджа Оруэлла и Олдоса Хаксли .


# 9 Мертвые души

Мертвые души (1842) — Николай Гоголь

Автор: Николай Гоголь

Опубликован: 1842

Николай Гоголь считается первым великим русским романистом . « Мертвые души », считающиеся шедевром Гоголя, следует за историей Павла Ивановича Чичикова , джентльмена средних лет, уволенного с государственной службы. Гоголь рассматривал роман как «эпическую поэму в прозе» и охарактеризовал в книге как «роман в стихах» .Хотя Гоголь задумывал ее как часть трилогии, в последние годы творческий спад он пережил и не смог закончить вторую часть к своему удовлетворению. Было несколько экранизаций романа. Михаил Булгаков адаптировал роман для сцены для постановки в Театре Москва Арт . В 1984 он был адаптирован как телевизионный мини-сериал Мертвые души Михаил Швейцер . «Мертвые души» считаются одним из лучших сатирических произведений в мировой литературе и ярким образцом русской литературы 19 века .


# 8 Евгений Онегин

Евгений Онегин (1833) — Александр Пушкин

Автор: Александр Пушкин

Опубликован: 18 33

Александр Пушкин широко известен как основоположник современной русской литературы . Хотя он более известен как поэт, он написал несколько великих романов, самый известный из которых — Евгений Онегин . Роман был опубликован в серийной форме между 1825 и 1832 годами, а затем опубликован как полное издание в 1833 году.«Евгений Онегин» — это роман в стихе , состоящий из 389 четырнадцатстрочных строф ямбического тетраметра . Главным героем романа стал типичный персонаж русской литературы 19 века . Известный как лишний человек , он разочарованный аристократ, который вовлекается в трагические ситуации из-за своей неспособности или нежелания принимать позитивные меры для их предотвращения. «Евгений Онегин» считается первым по-настоящему великим русским романом «».Впоследствии. это источник бесчисленных тем и образов в русской художественной литературе .



# 7 Братья Карамазовы

Братья Карамазовы (1880) — Достоевский Федор

Автор: Достоевский Федор

Опубликован: 1880

Федор Достоевский признан критиками одним из лучших романистов, когда-либо живших в году. Более того, он считается одним из величайших психологов в истории литературы .Один из его четырех великих романов, Братья Карамазовы , был также его последним романом , который он написал почти за два года. Более того, многие критики также считают его величайшей работой . Братья Карамазовы сосредотачиваются на излюбленных богословских и философских темах Достоевского: происхождение зла, природа свободы и тяга к вере . Действие романа происходит в модернизирующейся России, вокруг отцеубийства и .«Братья Карамазовы» — очень влиятельная работа. Зигмунд Фрейд назвал его «самым великолепным романом из когда-либо написанных» , а Франц Кафка чувствовал себя в долгу перед ним за его влияние на его собственную работу . «Братья Карамазовы» считаются одним из высших достижений мировой литературы.


# 6 Мастер и Маргарита

Мастер и Маргарита (1966) — Михаил Булгаков

Автор: Михаил Булгаков

Опубликован: 1966

Михаил Булгаков был ведущим русским писателем ХХ века, в произведениях которого часто критиковалась советская культура и обычаи.В связи с этим несколько его работ были запрещены правительством России . Его шедевр « Мастер и Маргарита » был опубликован в 1966 году, через 26 лет после его смерти. Роман противопоставляет два плана действия: один происходит в Москве в 1930-е годы, а другой — в Иерусалиме во времена Христа. Три центральных персонажа этой истории — дьявола; «Мастер» , репрессированный писатель; и Маргарита , которая любит Мастера, несмотря на то, что она замужем.«Мастер и Маргарита» считается шедевром 20-го века , а также ведущей советской сатиры . Это была заметная часть популярной культуры с многочисленными адаптациями в фильмах, мультипликационных фильмах, телевидении, театре, радио, опере и других жанрах музыки.


# 5 Доктор Живаго

Доктор Живаго (1957) — Борис Пастернак

Автор: Борис Пастернак

Опубликован: 195 7

Хотя прежде всего в России был известен как поэт, Борис Пастернак стал известен на Западе благодаря своему роману Доктор Живаго .Роману было отказано в публикации в России из-за отказа от социалистического реализма. Затем рукопись была доставлена ​​контрабандой в Milan и опубликована в 1957 . «Доктор Живаго» мгновенно стал сенсацией во всем некоммунистическом мире . Однако, хотя это был международный бестселлер , он распространялся только в секрете и переводился на его родину . Это также помогло Пастернаку получить Нобелевскую премию по литературе, в 1958, награду , от которой он отказался из-за давления в Советском Союзе.«Доктор Живаго» был экранизирован по фильму «» Дэвида Лин «» в 1965 году. Фильм получил , пять наград «Оскар», , включая лучший адаптированный сценарий. Хотя роман изначально был запрещен, «Доктор Живаго» входит в школьную программу России с 2003 года , где его читают в 11-м классе.


# 4 Отцы и дети

Отцы и дети (1862) — Иван Тургенев

Автор: Иван Тургенев

Опубликован: 18 62

Иван Тургенев был первым русским писателем , получившим широкую известность на Западе , и как таковой он сыграл ключевую роль в популяризации русской литературы за пределами своей страны . Отцы и дети, его самый известный и непреходящий роман, был опубликован в 1862. Также переводится как Отцы и дети, роман в первую очередь фокусируется на отношениях между старшим поколением и молодежью . Он представляет собой неизбежный конфликт между поколениями и между ценностями традиционалистов и интеллектуалов . Роман был неоднозначным для своего времени, поскольку его главный герой Евгений Базаров , нигилист , который отвергает все религиозные и моральные принципы .На самом деле слово «нигилизм» стало популярным после публикации романа. Наряду с «Мертвыми душами» «Отцы и дети» считается первым по-настоящему современным русским романом «». Это также была первая русская работа, получившая известность в западном мире.



№ 3 Преступление и наказание

Преступление и наказание (1866) — Достоевский Федор

Автор: Достоевский Федор

Опубликован: 18 66

Литература Достоевского исследует психологию человека в неспокойной политической, социальной и духовной атмосфере России 19 века . Преступление и наказание фокусируется на душевных страданиях и моральных дилеммах своего главного героя Родиона Раскольникова . Раскольников беден, и его бедность заставляет его планировать убийство недобросовестного ростовщика за ее деньги. Впервые опубликованный в литературном журнале Русский вестник , Преступление и наказание, был первым великим романом зрелого периода Достоевского . Со временем он был признан одним из высших достижений мировой литературы .Помимо прочего, лихорадочный убедительный тон повествования способствует его статусу шедевра. Преступление и наказание — самый известный роман, возможно, величайшего русского писателя после Льва Толстого.


# 2 Анна Каренина

Анна Каренина (1878) — Лев Толстой

Автор: Лев Толстой

Опубликован: 18 7 8

Мастер реалистической фантастики, Лев Толстой считается одним из величайших авторов всех времен . Анна Каренина первоначально публиковалась частями между 1875 и 1877 годами в периодическом издании The Russian Messenger . Впервые он был опубликован в виде книги в 1878 . В центре сюжета романа внебрачная связь между Анной и графом Алексеем Кирилловичем Вронским , которая вынуждает их бежать из Санкт-Петербурга в Италию. Первое предложение романа, пожалуй, самая известная строчка Толстого: «Все счастливые семьи похожи друг на друга; каждая несчастная семья несчастлива по-своему. Сложный роман, состоящий из восьми частей, «Анна Каренина» считается одной из вершин мировой литературы , и многие считают ее величайшим романом, когда-либо написанным . Он был адаптирован для различных медиа, включая театр, оперу, кино, телевидение, балет, фигурное катание и радиодраму.


# 1 Война и мир

Война и мир (1869) — Лев Толстой

Автор: Лев Толстой

Опубликован: 18 69

Война и мир — это исторический роман , в котором рассказывается год о вторжении Наполеона в Россию в 1812 году .Когда армия Наполеона вторгается, Толстой блестяще следует за персонажами из разных слоев общества; крестьяне и дворянство, мирные жители и солдаты; поскольку они борются с проблемами, уникальными для их эпохи и культуры. Три самых выдающихся персонажа романа: Пьер Безухов , незаконнорожденный сын графа, который борется за свое наследство и стремится к духовной реализации; Князь Андрей Болконский , бросивший свою семью воевать; и Наташа Ростова , дочь дворянина, которая интригует обоих мужчин .Среди прочего, «Война и мир» известна своим мастерством реалистичных деталей и разновидностью психологического анализа . Толстой никогда не классифицировал роман и не называл его «не романом, тем более стихотворением, а тем более исторической хроникой» . «Война и мир» считается одним из лучших литературных достижений в истории мировой литературы . Это самый известный роман самого известного русского писателя .

Серия Русская Классика (Издательство Прогресс)


RUSSIAN CLASSICS SERIES (PROGRESS PUBLISHERS) — КОНТРОЛЬНЫЙ СПИСОК
Series Note:
«В 1973 году Progress Publishers начал публикацию серии Russian Classics Series .Эта серия предложит читателю английские переводы романов таких известных писателей, как Тургенев, Герцен, Гончаров, Достоевский, Писемский, Лев Толстой, поэзии Пушкина и Лермонтова, острой сатиры Гоголя и Салтыкова-Щедрина, гениального короткометражного фильма. рассказы Чехова, Лескова и Короленко. Он также будет включать антологии русской поэзии XVIII – XX веков и сборники рассказов и пьес других великих поэтов и писателей XIX века.Книги будут содержать иллюстрации известных художников прошлого и настоящего. В каждом томе будет вводная статья ». — Рекламное объявление

Дата / Автор / Название / Прочие сведения

1973
Антон Павлович Чехов
Избранные произведения в двух томах.
Том I: Проза. Том II: Пьесы.

1974
Иван Тургенев
Три рассказа (Ася, Первая любовь, Весенние потоки)

Николай Лесков
Очарованный странник и другие рассказы
Джордж Х.Ханна, тр.

Александр Пушкин
Избранные произведения в двух томах.
Том I: Поэзия. Том II: Проза.

Иван Сергеевич Тургенев
Отцы и дети: дворянское гнездо. Романы.

1975
Иван Гончаров
Та же старая история

Лев Толстой
Рассказы

М. Салтыков-Щедрин
Головлёвы: Роман

1 9044 Избранные произведения

Федор Достоевский
Оскорбленные и униженные (2-е изд.)

Лев Толстой (т.е. Лев Толстой)
Анна Каренина (в двух томах)
Маргарет Веттлин, тр. / Изд.

1977
Федор Достоевский
Рассказы

1978
Владимир Галактионович Короленко
Избранные истории

Алексасндр Герцен
Кто виноват? Роман в двух частях
Маргарет Веттлин, тр.

1979
Иван Алексеевич Бунин
Рассказы и стихи
Плюс очерк Александра Твардовского «О Бунине»

Иван Сергей Тургенев
Зарисовки охотника

Караодазой
Брат Достоев Караодазой
Роман в четырех частях с эпилогом. В двух томах.
Юлиус Катцер, тр.

Николай Гоголь
Николай Гоголь: Подборка
Кристофер Инглиш, тр.

1981

1982
Иван Сергеевич Тургенев
Рассказы и стихи в прозе

Федор Достоевский
Идиот: Роман в двух книгах

— Дальнейшее Era Books
Я коллекционирую советские книги

Те старые книги Советского Союза

Мир книги | Книги советской эпохи

Иллюстрации из некоторых советских книг

Воспоминания красного сорта

СовтЛит

Поделиться страницей:

Автор: Дэвид Пол Вагнер
(Дэвид Пол Вагнер в Google+)


Рекомендации по книгам: Пять коротких русских классиков

Этот контент содержит партнерские ссылки.Когда вы покупаете по этим ссылкам, мы можем получать партнерскую комиссию.

На этой неделе проходит Неделя русской литературы, серия панелей, показов и личных бесед в разных местах Нью-Йорка, организованная Read Russia. На нем будет представлен список гостей, в который войдут новые невероятные авторы из России, известные русские переводчики художественной литературы, а также российские литературоведы и литературные критики. Будут организованы такие панели, как «Гендер и власть в русской литературе» и «Политика русского литературного перевода», а также кинопоказы как при личной встрече, так и в режиме онлайн.

Если вы не можете сделать это лично — или даже если можете, — лучший способ отметить Неделю русской литературы — это погрузиться в саму литературу. Единственная проблема? Так много русской классики — это тяжелая работа, от 400-страничного «Мастер и Маргарита » до 1300-страничного «Война и мир». Итак, вот список из пяти короткометражных русских классических произведений (до 100 страниц), на изучение которых у вас уйдет не более пары часов. (Примечание: в русской классической переводной литературе сложно найти разнообразия, поэтому в этом списке в основном белые люди.Даже белых женщин-писателей-переводчиков бывает трудно отследить из периода времени, который мы считаем «классическим». Отчасти это связано с выборочным переводом, а также с реалиями советского государства.) «Нос» Гоголя Этот рассказ — наверное, самое известное произведение Гоголя, превосходящее даже его фантастический роман « Мертвых душ». «Нос» абсурден во всех смыслах. Однажды заместитель инспектора просыпается и обнаруживает, что у него нет носа, но обнаруживает, что он ходит по городу.Это острая, веселая сатира бюрократии и иерархии российского общества того времени. «Пиковая дама» Пушкина Нет времени на пушкинский шедевр Евгений Онегин ? Посмотрите эту сверхъестественную сказку о жадности. Германн никогда не играет в азартные игры, но когда он слышит историю от товарища-солдата о графине, которая умела выигрывать с помощью трех секретных карт, он становится одержим желанием любой ценой выяснить, в чем секрет. Смерть Ивана Ильича Лев Толстой Большинству людей трудно выделить в своих списках для чтения такую ​​книгу, как Война и мир или даже Анна Каренина .Если вы знаете, что любите Толстого по его знаменитым рассказам, но не готовы совершить что-то настолько серьезное, ознакомьтесь с его новеллой Смерть Ивана Ильича , в которой рассказывается история смерти судьи высокого суда. в России XIX века и его борьба с ужасом приближающейся смерти. «Голубая звезда» Александра Куприна Классическая история о восприятии красоты и о том, насколько субъективным и разрушительным оно может быть, «Голубая звезда» Куприна рассказывает историю принцессы, родившейся в далеком королевстве, где все находят ее уродливой.Куприн начинал как журналист, а позже написал романы, в том числе скандальный « Дуэль » (1905), разоблачающий ужасы и скуку армейской жизни. Говоря о которых… Дуэль Антона Чехова Я не думаю, что смогу назвать свой любимый рассказ Чехова («Дама с собакой»? «Ставка? Все они такие хорошие!»), Поэтому я пошел с одним из его самых известных рассказов: Дуэль , его повесть о, как вы уже догадались, о дуэли.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *