Классика для чтения: самое интересное о книгах, писателях, литературных жанрах и течениях

Содержание

Виктор Гюго Отверженные в списке 100 лучших книг всех времен

В 1815 году Шарль-Франсуа-Бьенвеню Мириэль был епископом города Диня. Это был старик лет семидесяти пяти; епископскую кафедру в Дине он занимал с 1806 года.

Хотя это обстоятельство никак не затрагивает сущности того, о чем мы собираемся рассказать, все-таки будет, пожалуй, небесполезно, для соблюдения полнейшей точности, упомянуть здесь о толках и пересудах, вызванных в епархии приездом Мириэля. Правдива или лжива людская молва, она часто играет в жизни человека, и особенно в дальнейшей его судьбе, не менее важную роль, чем его поступки. Мириэль был сыном советника судебной палаты в Эксе и, следовательно, принадлежал к судейской аристократии. Рассказывали, что его отец, желая передать ему по наследству свою должность и придерживаясь обычая, весьма распространенного тогда в кругу судейских чиновников, женил сына очень рано, когда тому было лет восемнадцать-двадцать. Однако, если верить слухам, Шарль Мириэль и после женитьбы давал обильную пищу для разговоров. Он был хорошо сложен, хотя и несколько маловат ростом, изящен, ловок, остроумен; первую половину своей жизни целиком посвятил свету и любовным похождениям.

Но вот произошла революция; события стремительно сменялись одно другим; семьи судейских чиновников, поредевшие, преследуемые, гонимые, рассеялись в разные стороны. Шарль Мириэль в первые же дни революции эмигрировал в Италию. Там его жена умерла от грудной болезни, которой давно уже страдала. Детей у них не было. Как же сложилась дальнейшая судьба Мириэля? Крушение старого французского общества, гибель семьи, трагические события 93-го года, быть может еще более грозные для эмигрантов, следивших за ними издалека со все возрастающим страхом, – не это ли впервые заронило в его душу мысль об отречении от мира и одиночестве? Не был ли он в разгаре каких-нибудь развлечений и увлечений внезапно поражен одним из тех таинственных и грозных ударов, которые порой, попадая прямо в сердце, повергают во прах человека, способного устоять перед общественной катастрофой, даже если она разбивает ему жизнь и уничтожает его материальное благополучие? Никто не мог бы ответить на эти вопросы; известно было лишь, что из Италии Мириэль вернулся священником.

В 1804 году Мириэль был приходским священником в Бриньоле. Он был уже стар и жил в полном уединении.

Как читать классику: 6 советов

В сегодняшней статье Арина Милосердова рассказывает о том, как осознанно подойти к чтению классических произведений и не бояться чего-то не знать. 


Мы не можем в полной мере осознать, как ужасна потеря мужчиной чести перед обществом, не чувствуем подлинного сострадания к крепостному сословию. Мы знаем, что так было раньше, но испытать схожих с героями эмоций не способны. Все потому, что классические произведения писались не для нас. Писатели творили для своих современников, и несложно предположить, что с того времени общество сильно изменилось. Мы не можем до конца понять образ и ход мысли, ценности героев классической литературы.

Также мы располагаем лишь поверхностными знаниями о быте и деталях повседневной жизни того периода времени, когда произведение было написано. Кроме разве что людей, посвятивших себя гуманитарным наукам и обладающих глубоким знанием истории. Их восприятие литературы Золотого века приближено к изначальному, но все равно не соответствует восприятию человека, жившего в то время.

Изменилось не только общество, но и язык. Употребление тех или иных слов, а также многих речевых оборотов и конструкций тоже сошло на нет. Их заменили новые слова, устойчивые выражения, иноязычные заимствования и так далее.

Факт: не понимать, что символизирует лиловое платье, расщепленный молнией дуб и небо Аустерлица — это нормально. В современном диалекте большое количество литературных приемов видоизменилось, а некоторые стали редко использоваться или вовсе исчезли.

В нас уже заложили «основную мысль», проблематику произведения, и сделали это еще в школе. Школьная программа эволюционирует все сильнее с каждым годом. Однако некоторые факты для нас остаются неизменными. «Лицо Золотого века», Пушкин и Тургенев, были против крепостничества, а Мцыри — страдающая душа, а не сумасбродный молодой человек. Между тем, есть множество других авторов того времени, которые даже не упоминаются в учебниках, а на каждое известное нам произведение существует множество трактовок. Условности остаются в голове и мешают самостоятельному осознанию произведений. 


Как барышня, жившая в 18 веке, не сможет осознанно прочитать «Ешь, молись, люби», как настольную книгу, так и мы не можем использовать классику в качестве повседневного легкого чтива. Для того, чтобы

осознанно прочесть том классики, необходимо подойти к этому занятию серьезно и следовать несложным правилам.

1. Больше мнений

Попробуйте абстрагироваться от навязанного школьной программой мнения. Читайте комментарии критиков и других литераторов, в особенности современников автора. Так вы сможете создать разностороннее мнение о произведении.

2. Изучайте историю

Обратитесь к историческим справкам, повествующим о том времени, когда произведение было написано. Изучение исторической информации — это ключ к пониманию и чувствованию классической литературы.

3. Пользуйтесь словарем

Необходимо использовать словарь, чтобы разъяснить для себя устаревшие слова, которые давно вышли из нашего обихода, но активно использовались в прошлом.

4. Читайте с карандашом

Делайте пометки на полях, подчеркивайте ключевые фразы. Выделяйте важные по вашему мнению моменты и пишите к ним свои комментарии.

5. Обсуждайте прочитанное

Найдите единомышленника или целую заинтересованную компанию и обсуждайте прочитанное вместе. Отбросьте стеснение и отправляйтесь на собрание одного из литературных клубов, которые снова набирают популярность. Облекать свои мысли в слова может быть очень полезно. И опять же, участие стороннего мнения благотворно влияет на создание собственного.

6. Не знать — не страшно

Многие пугаются, что классику понимают лишь высокоинтеллектуальные личности. И оставляют идею чтения таких книг. Но следуя этим простым правилам и приложив к процессу чтения долю усидчивости, можно достигнуть максимально возможного понимания классических произведений.


Советы также актуальны для чтения зарубежной классики. Однако стоит помнить, что эти произведения, помимо всего прочего, проходят через призму литературного перевода, который накладывает свой отпечаток на достоверность и восприятие повествования читателем.

А если именно сейчас вы находитесь в раздумьях, что почитать, Арина совсем недавно рассказывала о пяти лучших книгах этой весны.

Приятного чтения!

Классика и детское чтение Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

АНКЕТА ДЧ

В обсуждении вопросов нашей анкеты приняли участие: Никита Львович Елисеев, литературный критик, библиограф РНБ Михаил Нафтальевич Золотоносов, литературный критик, член Союза писателей Санкт-Петербурга, кандидат искусствоведения

Олег Рудольфович Николаев, организатор выставок Бюро «Арт-Терра», кандидат филолог, наук

Елена Ивановна Казакова, доктор педагог, наук, профессор кафедры непрерывного филологического образования и образовательного менеджмента СПбГУ

Мария Александровна Черняк, доктор филолог, наук, профессор кафедры новейшей литературы РГПУ им, А, И, Герцена

Сергей Владимирович Федоров, кандидат филолог, наук, методист, доцент кафедры филологического образования АППО

Детские чтения (ДЧ): Начнем с вопроса, что же такое, на ваш взгляд, «классика»?

Никита Львович Елисеев (Н. Е.): Вряд ли я сейчас смогу сформулировать безупречную дефиницию этого понятия, Однако какие-то параметры определить возьмусь, «Классика» — это то, что знают все или большинство, Классика — это Толстой, Дефо, Стивенсон, Пушкин, Лермонтов« Джойс — безусловно, классика, во всяком случае, для всех людей, кто так или иначе причастен к литературе, пусть даже они не читали «Улисса» и «Дублинцев», Ну вот, скажем, все знают, что есть такой великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин, хотя, если сейчас выйти на улицу и попросить прочесть какие-нибудь строки, написанные этим автором, то в лучшем случае вспомнят: «Ты жива еще моя старушка«», будучи свято уверены в том, что это Пушкин,

Классика, как мне кажется, это то, что актуально даже для человека, находящегося вне культуры, если не пренебрегать социальным измерением, Классика, уж простите мне мой пафос, — та вершина, которая сияет всем, в том числе и тем, кто находится на самом дне, Это то, что в сущности, даже не нужно читать, чтобы знать, в чем дело в той или иной книге, Классика сегодня, это, скорее, некий лейбл, бренд, что ли, нежели чем сам текст — не обязательно

читать «Анну Каренину», чтобы знать, что она бросилась под поезд, необязательно читать «Преступление и наказание», чтобы знать, что вот был в Питере какой-то больной на всю голову студент, который топором убивал старушек по идейным соображениям. Я могу не читать «Робинзона Крузо», но твердо знаю — да и все знают, — что он по какой-то там причине сидел один на острове, и это вошло уже в поговорку…

Елена Ивановна Казакова (Е. К.): Мне сложно размышлять о соотношение классики и неклассики, возможно, мне не очень интересен этот вопрос, а вот что касается критериев, по которым я делю литературу, грубо говоря, на «хорошую» и «плохую», то здесь важнейшим моментом для меня является язык, которым написана книга. Причем с возрастом это становится все важнее и важнее. Произведения, написанные на плохом русском языке, мне читать — какие бы там ни были идеи — неинтересно.

Второй момент связан с тем, что культура, прежде всего, живет идеями. То есть, если в книге нет никакой идеи как таковой, то она пустая, она вне смыслов культуры, а если нет идеи, которая была бы интересна мне, нет какого-то противоречия, нового взгляда, новой картины … — вряд ли эта книга мне понравится.

Ну и, разумеется, всегда важно напряжение, то, что приковывает интерес читателя, — сюжет, увлекательность повествования. А еще я стала замечать пристрастие современных авторов к длиннотам. Часто читаю книгу — любимого автора — хорошую, увлекательную, написанную прекрасным языком, и думаю, какое бы это было роскошное произведение, если бы его сократить в пять раз! Но я понимаю, что нам платят за листаж, и иногда надо участвовать в конкурсе «Большая книга»..

ДЧ: А массовая литература может быть классикой?

Н. Е.: Разумеется, может. Нельзя сказать, что сам жанр массовой литературы исключает высокое качество текстов, это, по-моему мнению, не напрямую коррелирующие параметры. Вот, Стивенсон, например, писал для широкого читательского круга, и его «Остров сокровищ» — это, безусловно массовая литература, но самого высокого качества. Вспомним, как много усилий для того, чтобы доказать, что массовая литература может быть одновременно и остросюжетной, и изящной по стилю, приложил замечательный писатель, мыслитель и журналист Честертон. Или взять хотя бы «Алису в стране чудес» — любимую книгу всех математиков, битников, хиппи и прочей подобной публики — она одновременно

и шедевр, и классика детской литературы, и однозначно массовая книга, так как ее читают все новые и новые поколения читателей, а издатели переиздают снова и снова.

Если обратиться к опыту XX века, тот как раз именно он и показал, что массовая литература может быть очень качественной.

ДЧ: Но тогда в чем разница между хорошей литературой и классикой?

Олег Рудольфович Николаев (О. Н.): Мне кажется, что самый простой критерий, который работает при определении классики, — это категория ©большого времени», как говорил Бахтин. Хотя, скорее, это не критерий, а диагноз. То есть, если текст действительно начинает существовать в большом времени, проходить разные эпохи и оставаться актуальным, значит, на это есть какие-то причины, которые, естественно, скрыты достаточно глубоко…

Назовем мы это критерием или сигналом — не так уж важно, но, если текст действительно существует в большом времени, значит, явно он стал классическим. Понятно, что это определяется экспертным сообществом, то есть тем самым синклитом знатоков, которым определяется любая эстетическая ценность, как и любая культурная ценность, и других вариантов у нас нет. Причем логика синклита знатоков скрыта, и не только от нас, но и от них самих.

Это первый несомненный факт, а второй связан с тем, что время течет и все меняется. Иначе говоря, меняются эпохи, меняются стратегии восприятия, стратегии понимания, и вот это, собственно, и является некой второй осью координат. Совмещение этих осей происходит в мозгах этого самого синклита знатоков, которые ухитряются это сделать, хорошо ли, плохо ли… по-разному. А дальше, соответственно, они уже это экстраполируют тем инструментом, который переводит их представления уже в массовое сознание, будь то программа, будь то еще что-то.

Н. Е.: Соглашусь, что проверенность временем является одним из существенных критериев. Если кто-то говорит: ©О, это классика!», то, скорее всего, подразумевает, что эту книгу будут еще долго читать. А какое именно должно пройти время, чтобы тот или иной текст стал классикой — однозначно сказать сложно. Лев Толстой, например, стал настоящим классиком еще при жизни, Франц Кафка — спустя некоторое время после смерти, Байрон был культовой личностью с молодых лет« Но мне лично нравится версия Чехова. Он однажды спросил Бунина: ©Как ты думаешь, сколько меня будут читать еще после моей смерти?» И сам себе ответил: ©Семь

лет. Меня будут читать еще семь лет». Мне кажется, он такой период обозначил как врач, как естественник, более точный в своих выкладках, чем гуманитарии. Ну, вот мне кажется, что если книги какого-то писателя будут читать семь лет спустя после его смерти, то можно сказать, что это уже классика.

ДЧ: А кроме проверенности временем существует еще какой-то безошибочный признак того, что перед нами классическое произведение?

Сергей Владимирович Федоров (С. Ф.) : Один из таких признаков был сформулирован моим учителем, профессором петербургского университета Владимиром Марковичем Марковичем.

Однажды я спросил у него: ©Владимир Маркович, а чем отличается классика от беллетристики? Ведь беллетристика в переводе с французского belles и lettres — красивое письмо». А он ответил: ©Беллетристика — это то, что можно читать, а классика — то, что можно перечитывать». С моей точки зрения, классикой в культуре любого народа становятся только те произведения литературы, которые закладывают некий культурный код, некую ментальную модель, матрицу« Особенность эту можно назвать по-разному, но именно она определяет некий код долговременного развития духовной культуры народа.

Классика задает матрицы, которые входят глубоко в сознание человека, понимает он это или нет. В школе очень важно, чтобы некоторые тексты, которые входят в состав культурной традиции, воспроизводились, потому что мы таким образом воспроизводим культурную матрицу сознания. Либо мы просто честно признаемся: время меняется настолько, что эти культурные матрицы оказываются уже не нужны, и тогда мы отказываемся от изучения классики. Но, с моей точки зрения, дело обстоит совсем наоборот. Например, я считаю, что культурная матрица русского народа не содержит агрессивности. И та степень ненависти и агрессивности, которая сегодня в обществе накапливается, абсолютно не отвечает духу русского народа. Возьмите, хотя бы, ©Барышню-крестьянку»: как только два человека сходятся, оказывается, что они очень даже друг друга понимают. И эта способность понимать друг друга—это некая культурная модель, которая показывает, что при внешней сегрегации на слои, сословия, классы, пока есть общая культура, люди могут друг друга понимать. Воспроизводство культурного кода сейчас возможно только через один институт, этот институт — школа. Если

она от этого откажется, то чем угодно можно заполнить эту лакуну, например, единым курсом истории«

Что касается литературного произведения, то оно создает не идеологические, а аксиологические матрицы. То есть на уровне элементарного: ©что такое хорошо и что такое плохо» в долговременной памяти народа. И это классика. Более того, любую человеческую и жизненную ситуацию художественное произведение проблематизирует и заставляет человека о ней задуматься. Так, кстати, и многие ученики думают, как показало анкетирование. Зачем нужна литература? И они отвечают — чтобы прожить чужой опыт, который не дан мне в моей повседневности и узнать, ©кто я»« Если мы не хотим отказать детям в этой привилегии, то надо ли отказываться от преподавания литературы?

ДЧ: А Вы уверены, что дети способны воспринимать эти матрицы?

С. Ф.: Вполне. В классике не бывает случайных слов, потому что классика исходит из того, что искусство — это то, что искусно. Красота на самом деле бросается в глаза. Самое поразительное, что среди произведений, которые отмечают ученики 11 класса как понравившееся, фигурирует ©Капитанская дочка». А там ведь есть и этические, и эстетические матрицы, и все это блестяще написано, причем, как это всегда бывает у Пушкина, сочетаются очень разные стили: простецкая речь дворянского недоросля, писателя-аристократа, письмо провинциальной барышни, речь государыни императрицы, мужицкая речь Пугачева с шутками, прибаутками, баснями — и вот это напластование полуфантастических сцен-снов, любовной истории, исторической драмы, все вместе — это масскультура высочайшего уровня. Но какое за этим мастерство!

Читаем с учениками ©Метель», а дети говорят — так ведь это бразильский сериал. И они правильно понимают, что там такие чувства, судьба, они видят эту сентиментальную матрицу, которую Пушкин пародирует. На самом деле, когда читаешь что-то классу, они многое замечают в таких текстах, в которых каждое слово не может быть случайным. Когда начинаешь читать с детьми вживую, то оказывается, что они очень многое воспринимают и считывают. Пока у человека есть язык, на котором он может что-то проговаривать — классика формирует это чувство языка.

Михаил Нафталъееич Золотоносов (М. 3.): Проходить сегодня литературу в школе в таком объеме и с тем подходом, который гла-

венствует сейчас, мне представляется абсолютно бессмысленным. Вот смотрите: я учился в школе в 1960-е годы. Школа была математической, и, возможно по этой причине, литература там преподавалась самым примитивным образом. И я все время думал — а почему я должен слушать, как учительница пересказывает те произведения, которые я сам уже задолго до этого прочитал с большим интересом и даже с удовольствием? Пожалуй, единственная книга, какую я не стал бы читать, не будь школьной программы — это ©Что делать?» Ну и что, прочитал бы потом, когда возникла такая необходимость. Насколько я знаю, за последние десятилетия в сфере преподавания литературы ничего не изменилось.

Я мог бы пофантазировать, как следовало бы преподавать литературу в условиях дифференцированного — по интеллектуальному критерию — обучения« При такой дифференциации большинство попадает в школы низшей ступени, где преподают, ну, скажем, базовые основы всех предметов. И вот в этой школе совсем не нужно проходить классику! Не нужно читать длинные книги! Достоевский со своими романами на четыреста страниц, Толстой с эпопеей уж не знаю на сколько, Гоголь совершенно непроходимый« — это все совершенно не нужно, это невозможно осилить и воспринять современному ребенку. Бедные дети, они еще и читать-то толком не научились, да и — будем честными — не научатся никогда, а тут на них ©Онегина воздушная громада»1! Зачем им все это?

В низших школах я бы знакомил детей с какими-нибудь незамысловатыми текстами. Вот, например, прекрасное произведение ©Серая шейка» Мамина-Сибиряка — там и жанровое своеобразие можно разобрать, и язык замечательный, и сентиментальное начало есть, и даже нравственная идея — мать-утка не хочет бросать свою дочку-калеку «А что касается классики, тут я бы предложил знакомство с биографиями десяти самых главных писателей-классиков. А текстов особенно читать не нужно, достаточно, окончив школу, понимать, на фоне памятника кому фотографируешься. Хотя бы приблизительно.

Для интеллектуальных школ, впрочем, я бы тоже предложил историко-биографический подход. Да, разумеется, в этих заведениях необходимо говорить и о литературных эпохах, и о направлениях в искусстве, и об интертекстуальности и поэтике, но главное — биографии! Вот чем можно школьника привлечь, вот там романные сюжеты и сенсационные факты! Вот, например, Маяковский — его

1 Цитата из стихотворения А. Ахматовой

совершенно зря сейчас из программы выкинули — какая история его любви к Лиле Брик! Какая ситуация с этим ménage à trois с Бриками ! А сама Лиля — это же фантастическая женщина! А вот отталкиваясь от этих фактов, можно уже и поэмы «Про это» и «О любви» почитать.

А вокруг фигур крупных писателей можно выстроить систему знакомства с той или иной литературной эпохой в целом. Например — «Чехов и его окружение», «Блок и писатели его круга» по принципу музейной экспозиции.

Список авторов для программы интеллектуальных школ я бы оставил без существенных изменений, а вот методику коренным образом необходимо пересмотреть. Анализировать произведения с точки зрения «идейного содержания» и бесконечного «что хотел сказать автор» — это дремучий вчерашний день, который, казалось бы, должен был уйти вместе с эпохой советской педагогики, а все никак не уходит. Вот, например, есть замечательная работа Елены Толстой-Сегал «К литературному фону книги «Как закалялась сталь», и что, кто-нибудь в школе о ней слышал? Да и сам роман Островского выкинули из программы, а зря. А как можно было бы «Молодую гвардию» поанатомизировать в литературном ключе « Но никто же не будет этого делать.

ДЧ: Но не в том ли и состоит задача педагогов и всех специалистов по детскому чтению, чтобы дать возможность каждому приобщиться к настоящей литературе, к той же классике? А если мы будем заниматься селекцией детей еще в школе, деля их на «низших» и «интеллектуалов», то заранее обречем тех, кто попадет в «низшие» школы, на невежество. А ведь кто-то из них наверняка мог бы полюбить чтение, книги, классику и прийти таким образом к культуре «

М. 3. : Задача благородная, не спорю, но кто это будет делать? И как? Знаете, мне кажется, что вы разделяете типичные культуртрегерские заблуждения русской интеллигенции, про которые Лидия Гинзбург сказала однажды: «Раньше был грех происхождения, а теперь — грех образования». В том смысле, что вот мы, интеллигенция, образованы, и этим беременем и благом образования мы просто обязаны поделиться с братьями нашими меньшими. Не знаю, как там обстояли дела во времена Лидии Гинзбург, но сейчас — я вас уверяю — мы с нашими «меньшими братьями» находимся в одинаковых условиях. Если кто-то из них хочет читать книжки, культурно расти — у него сегодня есть все возможности сделать это. Причем,

даже не выходя из дома. Я говорю про интернет, разумеется, в котором можно посмотреть не только определенные фильмы, но и ту же классику почитать. Культурный разрыв между интеллигенцией и народом, если вы об этом, непреодолим, да и не нужно его преодолевать, но отдельный человек может это сделать — к чести своей.

ДЧ: А как на Ваш взгляд формируется понятие классика?

О. Н.: Наша классика — это XIX в., в этом вся сложность и печаль. Мы, действительно, другой классики не имеем. Естественно, что французам или испанцам повезло больше, потому что национальный стиль у них — или классицизм, или барокко. И в этой связи у них нет особых проблем, потому что они спокойно и красиво входят в систему традиционализма, они не могут туда не входить, потому что классицизм и французская национальная литературная традиция — это тождество. А XIX в. остается побоку.

В этом отношении XIX в., тем более эпоха реализма, — это слишком специфическая вещь, в целом довольно эксклюзивная, и, скажем так, исключительная. Главная сложность здесь в том, что фактически полстолетия существовали некие мыслительные стратегии, которых не было никогда до этого и которые потом тоже провалились. И именно эти полстолетия и дали нам русскую классику! Наша классика — создание позитивистской эпохи. Наш национальный стиль — вторая половина XIX века, те произведения, которые признаны в мире, те, что оказали мировое влияние. Понятно, что иностранцы Пушкина не читают, Лермонтов никому не нужен, Гоголя читают, но очень избранно — не воспринимают как мировую классику. А воспринимают только эпоху классического реализма, который исключительно специфичен. И это очень большая проблема, потому что человеку XX в. и человеку XXI в. дискурсивные стратегии, менталитет позитивистско-реалистической эпохи, по сути, абсолютно чужд. Здесь мы сталкиваемся с очень серьезной проблемой, потому что наша русская классика — это только XIX в., потому что у нас нет ни Мольера, ни Сервантеса, ни Симплициссимуса.

ДЧ: А XX век разве не дал нам классики?

О. Н.: Пастернак, Ахматова — это, разумеется, классика, но, скорее в ценностном понимании. Я здесь руководствуюсь довольно точным критерием — критерием национального стиля, и, все-таки, как ни крути, у нас национальный стиль — реализм. Самый простой

и очевидный аргумент, подтверждающий мою идею — это то, что во второй половине XIX — нач. XX века был единственный период, когда русская литература имела мировое значение. А во все остальные периоды она такого значения не имела, и сейчас она отдыхает, весь XX в. она отдыхает и не работает на мир. Другие литературы что-то делают, как например, латиноамериканская литература с ее взрывом необарокко, а мы пока переводим дыхание. Мы пока еще никакую нишу не заняли, да, в общем-то, еще и рано. Потому что та же испаноязычная литература долго отдыхала после барокко, зато в XX в. заявила о себе, после того, как прошло столетия четыре… Поэтому в конкретно историко-культурном понимании — это классика. А вот ©классика» как оценочная категория, то есть произведения, которые благодаря своей насыщенности смыслами способны переживать огромное количество разных эпох и выходить в большое время — это другой разговор. Опять же XX в. пока дает не очень большой размах для такого разговора, потому что времени прошло еще слишком мало, поэтому мы, в конце концов, все время спорим о литературе XX в. О Пушкине и Лермонтове уже не спорим, а о Есенине и Рубцове или о Пастернаке — продолжаем спорить,

На самом деле тут обнаруживается такая вещь — выясняется, что у нас недостаточно включена историко-культурная рефлексия о классике, направленная именно на конструирование поля классики, причем, прежде всего, я имею в виду конструирование для школьной программы, для масс. Потому что то литературоведение, которое лежит в основе школьного преподавания, как наука пользуется одним и тем же инструментарием, не меняя его в зависимости от разного типа литературы. А я глубоко уверен, что Толстого нельзя анализировать так же, как Пушкина. И если бы мы ввели разные типы инструментария, то тогда у нас Пушкин и Гоголь могли бы сыграть ту роль, которую в Европе играет Диккенс. То есть стали бы явлением, которое, с одной стороны, укоренено в национальной литературной традиции, а, с другой стороны, работает уже на языке реалистическом, почти позитивистском, то есть находятся на грани этих систем. У нас пока этого не произошло. Ну вот, например, весь XX век мы продолжали читать Диккенса, и понятно, почему он необходим, потому что у нас такого не было. По той простой причине, что русская литература очень быстро развивалась, и Гоголю с Пушкиным пришлось очень быстро решать проблемы, которые Европа решала два столетия примерно.

ДЧ: Связан ли пантеон классики исключительно с литературным процессом или на него воздействуют какие-то факторы извне, вроде школьной программы?

Н. Е.: Мне кажется, что связан, но в точности до наоборот. Сначала какой-то список книг, авторов формируется, так сказать, в государственном сознании, а потом он уже директивно спускается в школы.

ДЧ: А не школа ли изначально этот список и создает?

Н. Е.: По мне так школьное образование отбивает вкус к тем произведениям, которые проходят в школе. Но как формируется корпус школьной программы, сказать сложно. Вот, например, после великого переворота августа 1991 г. к списку, существующему раньше, стали добавляться такие авторы, как Набоков, Платонов, Бродский, Высоцкий. По моему наблюдению, они все попали в эти списки, исходя из общественного запроса, возникшего в то время, и не школа этот запрос формировала!

А некоторые авторы ушли из программы — опять же по идеологическим соображениям — ив ряде случаев, (я говорю о Маяковском), это обернулось грандиозной потерей! Я глубоко убежден в том, что невероятный взлет советской, антисоветской и какой угодно русской поэзии в послевоенное время — начиная с 1940-х и вплоть до 1980-х, давший нам Бродского, Слуцкого, Р. Мандельштама, Галича, Высоцкого, Рейна, Кима и прочих, связан с тем, что все советские дети в школе учили наизусть стихи великого, мирового поэта Владимира Маяковского. Да, они их учили изнемогая от отвращения, стиснув зубы, проклиная судьбу, но только благодаря тому, что они впитывали в себя невероятно сложный ритм, изощренную просодию его стихов, они потом смогли, например, так легко воспринять тексты Высоцкого, который тоже очень сложный поэт. А ведь Высоцкого слушали все — от сантехника до академика, в городах и в деревне, и не только потому, что он сумел выразить ощущения самых разных советских людей, но и потому, что ухо советского школьника уже было приучено — пусть невольно — к сложной просодии, метафоре, ритму…

Замена поэта масштаба Маяковского в школьной программе на хорошего, но отнюдь не гениального Николая Рубцова—я уверен — приведет, да и уже привела к падению поэтического вкуса в нашей стране, и мы это уже наблюдаем.

ДЧ: Получается, что функция классики, по Вашему мнению, заключается в том, чтобы развивать литературный вкус? А какие-нибудь еще у нее функции есть?

Н. Е.: О, Господи, да это же — как дважды два четыре! Я рискну показаться банальным моралистом, но все-таки скажу, что нравственная функция классики не менее важна. В сущности, что это за книги — классика? ©Вечные спутники», — как сказал Мережковский, Вы уж простите мой пафос, но лучше не скажешь. ©Вечные спутники» — как Десять заповедей, например. Прочитавший ©Преступление и наказание» должен как-то понять, что нельзя убивать старушек, даже если кажется, что старушонка эта — ©злая вошь», что нельзя растлевать малолетних, даже если сил нет как хочется — об этом роман «Лолита», о том, что «.. пошлиною нравственности ты обложено в нас, чувство красоты»2, нельзя связываться с чертом — это должен понять читатель, одолев <<Фауста»… Несмотря на то, что произведение это весьма специфическое и сумбурное, до читателя должно все-таки дойти, что никаких сделок с дьяволом быть не может, даже если тебя в конце ждет Осанна и взлет на какие-то там ©небеса», так как финал ©Фауста» неубедителен, а гибель Гретхен — более чем убедительна.

М. 3.: Я категорически не согласен с уважаемым Никитой Львовичем. Классика, разумеется, может выполнять этическую функцию, но зачем? Для этического ликбеза прекрасно подходят другие замечательные книги — Уголовный кодекс, например, или Евангелие с теми же Десятью заповедями. А нагружать классику этической миссией — это, простите, как гвозди телескопом забивать. Более того, я глубоко убежден, что все нравственные и этические матрицы формируются в семье, исподволь. А в школе, в первую очередь, должны учить и образовывать.

О. Н.: Я абсолютно убежден, что если говорить о функции литературного образования в целом, то она должна заключаться в обучению инструментарию чтения и понимания текста. И это совсем необязательно делать на больших текстах. Нужно учить герменевтике, насколько это возможно.

Еще одна важная вещь, ведь литература в школе — это единственный текстоцентричный. предмет Больше таких предметов нет, никто не занимается текстами. В этом величие этого курса, если мы понимаем текст широко, ведь культура состоит из текстов. Значит, литература — это единственный предмет, который может научить

2 Цитата из романа В. Набокова ©Лолита»

человека вычленению текста, пониманию, что такое текст. Других вариантов нет. МХК3 до этого не доросло, историки за редким исключением текстами не интересуются. А в курсе литературы, как бы ни боролись советские методисты с текстом, он все равно оставался. Понятно, что глаза зашорены, в голове штампы, но все-таки у тебя всегда была возможность прочитать его до конца и понять его по-своему, может быть, притвориться перед учителем, но все равно ты мог его прочитать!

Но получается так, что наша методика преподавания литературы постоянно строится на борьбе с текстом: в советское время идеологическая борьба с текстом, теперь новая борьба с текстом, вместо того, чтобы, наконец, перевернуть все и поставить как надо. Вот когда смотришь у Фазиля Искандера, кажется, «Вальс», он пишет о преподавательнице литературы со старым гимназическим образованием, которая просто читала, читала «Капитанскую дочку», и мы понимали все. Сама интонация несла информацию. Когда-то, очевидно, это ощущение ценности текста существовало, в дореволюционной методике, например, когда не пытались никакой особой алгеброй разъять… А занимались непрерывно по сути трансляцией текста.

ДЧ: То есть Вы считаете, что в школе наиболее продуктивно работать именно в герменевтическом направлении? А может быть, сам список текстов нуждается в пересмотре? Может быть, его стоит существенно обновить, заменив классику, например, произведениям детской литературы?

М. 3.: Ну, это вздор! Чем можно заменить классику, что такое детская литература? Да, есть неплохие писатели — Кассиль, я сам любил его книги в детстве, Гайдар« Но все это несерьезно. Вводить в школьную программу то, что читает ребенок? А что он читает? То, что попадется ему в домашней библиотеке, — и хорошо, если это будет Жюль Верн и Стивенсон, а не Донцова. Если школьник читает Донцову или фэнтези, или еще что-нибудь в этом роде, то не льстите себя надеждой, что он научился читать. Это еще не чтение, а механический навык к поглощению чтива.

Мария Александровна Черняк (М. Ч.): В недавно вышедшей замечательной книге А. Гениса «Уроки чтения: Камасутра книжника» поднимается вопрос о «сомнительностиуроков литературы». Генис предлагает представить, что нас заставляют учить не таблицу умножения, а историю таблицы умножения, вместо принципов деления

3 Школьная дисциплина «Мировая художественная культура»

и сложения — примеры деления и сложения, вместо методов анализа — набор результатов. Генис предлагает, на мой взгляд, абсолютно обоснованно, вернуться к ©арифметике чтения». Необходимость пересмотра ©классического пантеона» в школьных программах назрела давно, ведь, если вспомнить, допустим, пушкинскую эпоху, то классикой была античность. В XX в. — ©золотой» XIX в. Но вступление в ©постгуттенберговскую» эпоху XXI в., эпоху тотального изменения как бытования литературы, так и авторских стратегий, и ©горизонта читательских ожиданий», требует каких-то шагов. Иначе читатель будет потерян безвозвратно прямо в школе (что в общем-то и происходит).

Но это совсем не означает отказа от классического наследия, необходимо просто дать возможность ощутить многообразие литературных миров. Пока же все проекты по продвижению чтения, щедро поддерживаемые государством, нацелены на другое.

Так, недавно ©Общественная читательская инициатива» при поддержке Digital October проводила конкурс «Книжный маньяк» и шуточную игру ©Собери роман», позволяющую перекомпоновывать известные сюжеты и примерять на себя амплуа великих писателей.

Нужно сказать, что игра с классическими произведениями уже апробировалась в конкурсе буктрейлеров, в конкурсе фанфиков, в интернет-акции ©Новости от классиков», целью которой было привлечение интереса к чтению с помощью современной обработки анонсов произведений классической литературы. В рамках проекта аннотации на произведения русских классиков превратили в броские новости со скандальными заголовками. Например, сюжет <<Анны Карениной» поместили в рубрику ©Светская хроника» под названием ©Жена высокопоставленного чиновника покончила с собой после ссоры с любовником», а ©Мертвые души» предлагаются в разделе ©Криминал» под слоганом ©Бизнесмен в бегах зарабатывал на трупах». Симптоматично, что акция проходила под девизом ©Скандалы. Интриги. Хорошие книги».

Примерно в то же время ©Эксмо» совместно с Российским книжным союзом запустило социальную кампанию ©©Хочу познакомиться с умным», заключающуюся в том, что этот слоган вложен в уста очаровательных полуобнаженных барышень, читающих (скорее — просто смотрящих в) книгу. А в 2012 г. агентство Роспечать организовывало кампанию ©Занимайся чтением», в которой классики русской литературы (Пушкин, Достоевский, Толстой) предстали в образах спортивных тренеров.

Возникает парадоксальный оптический эффект: классика препарируется инструментами современной массовой культуры, и произведение, вырывающееся из контекста предшествующей художественной практики, трансформируется и приобретает причудливые черты. Любопытно, что обилие проектов по привлечению к чтению связано, прежде всего, с осовремениванием, приближением и, можно сказать, присвоением классики.

ДЧ: Так, может быть, пора потеснить диктат классики в школьной программе?

Н. Е.: Не согласен. Я считаю, что классика в школе необходима. Но подход к ее осмыслению, конечно, стоит пересмотреть. Вот, например, такое произведение, как ©Тарас Бульба» — мощнейшая вещь, но совершенно бесчеловечная, если проходить его так, как проходят сейчас и видеть в запорожцах образец брутального патриотизма. Ведь смотрите, что там происходит: в Сечи проходит слух, что католические патеры где-то там якобы искажают Символ веры, и вся эта дикая, неграмотная, охваченная яростью и возбуждением орда, которая в богословских вопросах, скажем прямо, не смыслит ни уха ни рыла, вдруг бросается резать, убивать, жечь польские города, где их дети, заметим, получают образование, и устраивать до кучи еврейские погромы. А ведь можно по-другому это прочитать, можно рассмотреть в качестве главного героя Андрия, который хочет уйти в мир культуры, в мир старинного города, в любовь к благородной и красивой женщине «И его убивают, конечно, потому что — куда это он, нельзя никуда из этой дикости, из этой ойкумены гуннов«

Или возьмем ©Мертвые души» — скучнейшее в глазах школьников произведение, казалось бы. А я бы с ними подумал, как на месте Гоголя можно было бы распорядиться сюжетом с этими самыми ©мертвыми душами» дальше. Ведь помещики Чичикову не только мертвых да беглых продавали, но еще и дурных крестьян — бездельников, шалопаев, разбойников, которых сечь уже не было никакой мочи, а на каторгу все же жалко отправлять. И вот представьте, что со всей этой оравой ©трудновоспитуемых» наш Чичиков отправляется в свою Херсонскую губернию, и вот тут-то и наступает то духовное возрождение, которого так чаял Гоголь, тут-то начинается ©Педагогическая поэма» и авантюрный роман в духе вестернов одновременно!

Нет, классика — это Клонадайк, Эльдорадо! Только вот как к ней подходят в современной школе, я не знаю.

ДЧ: Осталось донести это до учеников.

С. Ф.: Парадокс заключается в том, как живо реагируют даже неподготовленные, мало читающие дети на чтение им вслух, на разборы совсем небольших произведений. Мы плохо учим — это система школьного образования, которая губит все живое. Как только появляется жестко регламентированная система оценки знаний по такому предмету, то все подгоняется под нее и исчезает человеческая субъективность. Как только исчезает последняя, становится неинтересно. Потому что интересно, как говорят сами дети, самопознание: вживаясь в судьбу литературного персонажа, я познаю себя. Познавать себя — интересно, узнавать про себя — интересно, и они начинают реагировать. Просто это нужно с самого начала делать интересно.

В классике есть одна удивительная вещь — она очень трудно поддается единообразному прочтению. И тогда возникает некоторое пространство живого дискуссионного обсуждения. Очень важные проблемы к счастью не сводятся к формуле дважды два равно четыре. И, к счастью, у детей есть некий дефицит разговора о серьезных вещах — не о математических формулах, а о человеческих судьбах. И этот дефицит у подростков всегда требует восполнения, поэтому любой человек, который начинает говорить с ними вживую как со взрослыми людьми, мгновенно вызывает у них отклик. В художественном произведении главное — не событие, а сам факт рассказа, не то, что произошло, а как об этом рассказано.

Вот, например, я говорю ученикам: ©Дети, как погибла Катерина? — Сбросилась с обрыва? — А дальше? — А дальше — ©точно как живая». Я им говорю: ©Дети, давайте представим человека, который то ли об якорь там, то ли о камень ударился с высокого берега… Что будет у него с головой? Да она разлетится, как орех, а там что? Одна капелька крови! Вранье!»

Вот вам и реалистическая литература. Литература — это всегда ©вранье». Почему? Что, разве Островский этого не понимал? Да все он понимал, однако написал сознательно — ©точно как живая»… И ученики начинают размышлять, как только мы их поставили в эту ситуацию интерпретирования, где нужно анализировать детали, элементы, композицию и т. д. — для них начинает открываться, что это произведение искусства, в котором представлена точка зрения рассказчика

У нас сейчас сложилась ситуация, когда профессиональная педагогическая теория, которая долго вырабатывалась, резко отличается

от реальной педагогической практики. Это как день и ночь. Вспомните, как в 1920-е гг. профессор Борис Михайлович Соколов предлагал ученикам: ©Домыслите, что могло произойти с героем». Это предполагает вживание в образ, понимание его судьбы и психологии.

О. Н.: Как я уже говорил, русская классика обладает своим особым кодом, особым языком, которому необходимо специально обучаться. А иначе нам просто ничего не понятно. Почему нам кажется, что все понятно? Потому что работают мифологемы, усвоенные с советского времени, о том, что реализм — это мимесис, это подражание реальности и, собственно, сама реальность и есть. Но проблема состоит в том, что ключей к этой реальности у нас нет. Они потеряны. Здесь задача заключается в том, чтобы не только прокомментировать какие-то реалии, какие-то артефакты, а в том, что каждый раз для того, чтобы понять текст, фактически нужно реконструировать менталитет воспринимающего сознания, которое прогнозировалось этим текстом, на который он был рассчитан, а это крайне сложно. То же самое и в отношении живописи, потому что у нас ключей к миметической живописи фактически нет. Что к передвижникам, что к Ренессансу — хоть к чему… Нам кажется, что все понятно — ничего непонятно! Непонятно абсолютно, гораздо в большей степени непонятно, чем средневековая живопись, икона, античное искусство… потому что там ключи уже есть, там уже всем давным-давно понятно, что к этому нельзя подходить, не обладая этими инструментами. А здесь нам почему-то кажется, что эти инструменты не нужны. Собственно говоря, школьная программа на этом и строится, нам кажется, что реализм совершенно всем понятен. Нам непонятно, что реализм — это гипер-, суперэлитарное искусство, оно элитарнее самого модернистского стиля XX в., потому что оно требует от читателя по сути той же самой эпистемологической позиции, то есть позиции познания, анализа, исследования с гиперрефлексией и прочее, что абсолютно противоречит нормальному читательскому восприятию, потому что нормальное читательское восприятие, сколько ты не бейся, оно все равно действует по принципу эскапизма—уйти, погрузиться, прожить, пережить, вернуться« А настоящих читателей реалистической классики должно быть мало, их и не может быть много, просто по определению их много быть не может, потому что совсем немногим людям нужна литература, чтобы оттуда взять эпистемологические модели, которые применить к себе и к своей жизни.

ДЧ: А насколько легитимна сейчас модель, заимствованная из идеологии эпохи Просвещения? В смысле, что ребенка нужно непременно образовывать по всему кругу знаний, непременно знакомить его со всем литературным наследием, обращенным ко взрослому читателю. Может быть, стоит отталкиваться от интересов самого ребенка?

М. Ч.: Социологи подсчитали, что школьные программы по литературе, включающие на нынешнем этапе не более 1% всей словесности, приходят во все большее противоречие с реальным кругом чтения, например, той же молодежи. По мнению учителей, чтение классической литературы для современного подростка аналогично чтению текстов на иностранном языке. Школьники не понимают значений огромного количества слов и понятий, встречающихся в произведениях не только XIX, но и XX веков. Чтение с постоянным обращением к сноскам и комментариям, напоминающее «домашнее чтение» на уроках иностранного языка, едва ли может принести эстетическое наслаждение.

Е. К.: Мне кажется, что современная школьная программа по литературе не отвечает задачам формирования читателя. Во-первых, она чудовищно избыточна. Как только я начинаю создавать списки, которые большинство детей не прочтет никогда, я учу лжи. Для меня это очевидная вещь, я почти на каждой конференции на эту тему выступаю, и в меня почти на каждой конференции, образно выражаясь, кидают помидорами, когда я говорю, что я не верю, что современный старшеклассник способен прочитать «Войну и мир». То есть считается, что мы обсуждаем произведение, хотя на самом деле это произведение восемьдесят, а может, даже и девяносто процентов учащихся не читали никогда. Более того, повторные опросы в учительской аудитории показывают, что и старшее поколение этот роман практически не читало… Это очень большое произведение, на которое необходим физически очень значительный объем чтения, его ритм и слог достаточно сложны. И, может быть, было бы правильно в этой ситуации оставить его живым, а не убить окончательно школьным преподаванием, в надежде, что однажды взрослый человек вернется к этому чтению.

ДЧ: Не читать и не говорить о существовании «Войны и мира»?

Е. К.: Говорить о существовании можно и нужно, но не делать вид, что ты его прочитал. Можно говорить, что есть такое произведение. Можно говорить, что это популярная основа для киноклас-

сики, можно читать фрагменты совершенно открыто и искренне, можно еще каким-то образом пойти. Но не притворяться, что дети это прочтут…

Я убеждена в том, что надо существенно сократить круг изучаемых источников, которые становятся полем обсуждения, потому что не никто не читает таких объемов, это невозможно. Было бы правильно формировать культуру более глубинного чтения на малом числе источников с неким ориентационным полем, чем повсеместно практиковать такое вот ©галопом по европам». Когда ты и сам не успеваешь сделать какое-нибудь открытие, не успеваешь поговорить с кем-то об этом, пережить это эмоционально, и собственно говоря, на самом деле даже прочитать не успеваешь.

ДЧ: Насколько мы понимаем, такое перенасыщение программы произошло в начале 1980-х, когда вошел Гончаров, когда окончательно вошел Достоевский и т. д. Как Вы думаете, почему это произошло тогда и почему это сейчас неактуально?

Е. К.: Это связано с идеологией «памятных дат», которая тогда на самом деле была очень важна, и мы все время проводили мероприятия по сохранению культуры, литературы и всего остального. Не понимая, что формат «мероприятия» всегда убивает то, на что они направлены: вот вставим в школьную программу это произведение, это произведение и еще это «И что получается?

Во-первых, как говорят в большом бизнесе, если ты что-то собираешься добавить, выясни, что ты собираешься убрать. Мы же никогда практически ничего не убирали, мы только дополняли дополняли и дополняли программу, мы никогда не считали объемы, у нас нет даже представления, какого объема текст мы предлагаем школьникам и сколько трудозатрат он требует. Этих пераметров никто никогда не просчитывал, хотя сделать это было бы несложно. У нас до сих пор существует абсолютная неопределенность по поводу того, что является целью предмета литературы: это литературоведение, это саморазвитие с помощью литературы, это формирование критиков или это постижение культуры через пространство литературы? Ответа на этот вопрос на данный момент нет, а есть серьезная проблема, которая понемножку убивает чтение.

С. Ф.: В советской школе действовал принцип «золотой середины»: была школьная программа и уроки внеклассного чтения. В 1983 году, когда я начинал работать, норма была простая—уроки внеклассного чтения проводились не реже одного раза в месяц. Для

меня самоочевидно, что сегодня программа, нашпигованная огромным количеством текстов, избыточна. Потому что главное, с моей точки зрения — не охватить необъятное, а действительно научить литературе как искусству чтения, то есть способности самому читать и интерпретировать тексты. И дети сами прочтут и сами дойдут до каких-то глубин, когда для них это станет потребностью. Если они не увидят, что, читая книги, я могу для себя что-то открывать, если этот опыт не произойдет, то ничего не произойдет, даже если они на пятерки отвечали и все написали, школу закончат и читать прекратят. А если у них будет чтение как событие, событийность какого-то внутреннего проживания каких-то идей и смыслов, и поиска себя в слове тоже.

С моей точки зрения, надо довольно резко сократить программу 5-8 класса и обязательно включить туда произведения современной литературы, той литературы, которая реально отвечает их внутренним запросам, и сегодняшним в том числе. Хорошая детская литература, которая всегда была и есть. Все что угодно можно сделать предметом обсуждения. Надо дать возможность ученикам самим заявлять о своих вкусах. И программа старших классов очень перегружена. Вот «Обломов» — не в коня корм. Маленькая пьеса «Гроза» может быть прочитана, а «Обломова» не читают. Единственный текст, который они не читают и который все-таки должен быть в программе, — это «Война и мир». Знаете почему? Потому что классика продолжает свою жизнь в комиксах, об этом в частности говорил Михаил Леонтьевич Гаспаров: умелый пересказ классики сохраняет ее традиции. И он приводит пример, говоря о том, что три четверти советской интеллигенции не читали ни Свифта, ни Дефо в подлиннике, они читали хорошие детские переложения. И это очень правильно. Есть такие произведения, с которыми так можно. А какие-то надо читать медленно и целиком. Главное даже не в этом: дай возможность говорить ученику то, что он думает, не навязывай ему априорной непонятно откуда взявшейся авторской позиции. Текст существует для того, чтобы его интерпретировать. Вспомним Рикера: традиция жива, пока она интерпретируется. А у нас получается, что есть один интерпретатор — и это учитель, а ученик нет, он не интерпретирует и… отключается. Поэтому я совершенно согласен с Олегом Николаевым, что должна быть школа интерпретации текстов.

О. Н.: Я, например, глубоко убежден в том, что современному человеку интереснее читать средневековые тексты, чем тексты

XIX века. Потому что они ближе по дискурсивному устройству. Современные дискурсивные стратегии просто ближе к средневековым, чем к XIX в. Взять, хотя бы, например, программу, которую делала команда Натана Тамарченко. Она построена так, что все среднее звено базируется на изучении такой классической беллетристики, то есть сформировавшихся классических жанров — романа приключений… Купер, Вальтер Скотт, исторический роман… И это совершенно верно, потому что у нас нет исторического романа на уровне Вальтера Скотта, у нас нет и литературы приключений на уровне Купера или даже Майн Рида, у нас они просто отсутствуют как таковые. А раз они у нас отсутствуют, то значит у нас отсутствует некий буфер, потому что через роман исторический, через роман приключений читатель, благодаря увлекательности и слежению за сюжетом, усваивает литературную традиционную технику слежения за сюжетом, может уже подходить к классическим текстам. Легче прочитать портрет героя у Купера, чем портрет героя у Тургенева. Нагрузка совершенно другая, гораздо больше. Но если ты не привыж читать портреты героев, а современный читатель не может к этому привышнуть, потому что этого нет в литературе, она давно отказалась от портрета, многостраничного. Но если он уже его начитался по Вальтеру Скотту… у него есть возможность к этому выйти. Понять эти сверхэлитарные тексты, коими является русская классика второй половины XIX века, можно только войдя, по сути, в литературную цивилизацию и поняв ее законы. А цивилизация — это понятно, не исключительные великие тексты, это не только вершины, но и весь поток в целом, поэтому программа, которую делала команда Тамарченко, мне кажется очень осмысленной в этом отношении.

Вполне возможно вхождение в литературную цивилизацию через жанровую литературу, ну уже классическую. Ну, понятно, что мы теперь все время боимся, вон поставили на выставке ©Дом книги» в Фонтанном доме Шерлока Холмса, а потом ходили и боялись…

ДЧ: Почему?!

О. Н.: Ну ведь Холмс наркотиками балуется! У нас же гигиенизм со всех сторон. Я бы, например, обязательно включил ©Записки о Шерлоке Холмсе» в школьную программу. Это блестящий текст, как ©Приключения Тома Сойера», например… Великолепные тексты, после которых человеку легко уже читать и более высокую литературу. Хотя и сам Конан Дойль — это не хухры-мухры. Там все блеск! Ты сразу понимаешь, как устроено все в этой жизни, как

устроен литературный текст. Это легко очень считывается и человеку после этой школы нормально совершенно читать дальше. То есть, условно говоря, если человек освоил какие-то механизмы литературной цивилизации.

ДЧ: Вы говорите о текстах традиционного досугового чтения. Нужно ли их разбирать на уроках?

О. Н.: Конечно, нужно! И второе, что необходимо — это включение в программу литературы XX в. Нужно всерьез изучать зарубежную литературу XX столетия, и от этого никуда не уйдешь, потому что, если мы этого не знаем, то мы фактически лишаем человека возможности выбора. Мы страдали в советское время, что нам надо было как-то самим завоевывать свои позиции. Теперь точно такая ситуация, точно такое же отсутствие возможности выбора. В 1990-е было такое, школьники читали зарубежную литературу в школе — Борхеса, Кортасара, Томаса Манна, серьезную зарубежную литературу… И это еще один путь, потому что надо всерьез обучаться особому языку литературы. Школьное образование никоим образом не работает на то, чтобы у ученика сформировалось сознание современного человека, школа работает ретроградно, школа работает как анахронизм — и это катастрофа. Пока у нас вершиной искусства мыслятся передвижники — это хана! На самых разных конференциях — филологических, музейных и т. д., в 2000-е гг. встает человек и начинает воевать с черным квадратом Малевича. Они все начинают воевать с современным искусством, под последним понимая классику авангарда. Каждый раз кто-нибудь встанет и скажет, что он сам нарисует этот квадратик. Вот и все, понимаете?

И школа-то до XX в. и не доходит толком никогда, то есть получается, что мы совсем не обучаем человека языку культуры XX столетия или ХХ1-го, а человек-то уже другой. Мало того, у нас получается так, что и та литературу, которую мы подбираем из русского XX столетия, говорит о том, что все еще властвует вот этот реалистический диктат. Например, читаем Шолохова, вместо того, чтобы читать в огромных количествах Леонида Андреева. Это язык XX в., при этом абсолютно простой. Кто читал Леонида Андреева, для него не страшно все остальное.

И остается вопрос: как это сделать? Может быть стоит обратить внимание на те же выставочные проекты. Почему они возникли сейчас? По простой причине: современный человек — это человек с визуальными кодами прежде всего, это человек не книжный, не

вербальный. И соответственно книга должна переводиться в другие форматы. Почему язык кинематографа не изучают в школе? Ведь через него можно прийти к той же классике. Давайте наоборот, сначала кино посмотрим, а потом Онегина почитаем. В жизни все работает именно в этом порядке. Когда вышел сериал ©Идиот», издательства продали колоссальное количество Достоевского! Все рванули читать. Нормально совершенно, почему нет?

И еще один момент — это эксперименты с текстом. Надо преодолеть этот миф о неприкасаемости классики. Есть такие опыты: дети вставляют пропущенные эпитеты в текстах Пушкина, дописывают новеллы. По сути, так же работают и выставки. Пересоздание, перевод текста в другие форматы: игровой формат, формат эвристических заданий, через предмет. Как угодно. И это совершенно нормально, потому что это нормально для современного сознания, современный человек это считывает. Это еще один ход к тому, чтобы человек взял в руки книгу. Просто так он все равно ее не возьмет. Это школа должна давным-давно понять. В конце концов, дойдет до того, что всегда угроза существует, что просто-напросто выкинется литература из школы. И эта ниша никогда ничем не будет занята, и это катастрофа. И она почти неумолима, потому что школьная литературная политика не хочет понять, что происходит.

АРХИВ

В этой рубрике мы републикуем две статьи 1920-х гг. о преподавании литературы в школе.

А. Я. О преподавании русской литературы: в порядке обсуждения // Школьный работник. 1923. №2. С. 5-7.

Автор статьи, скрытый за инициалами «А. Я.», неизвестен. В словаре псевдонимов приводится около десятка идентифицированных А. Я. (см.: Масанов Ю. И. Псевдонимы русского алфавита Р-Я. Т. 3. 1958), однако ни один из этих людей не имел отношения к педагогической деятельности. Статья опубликована в провинциальном журнале «Школьный работник», который издавался три месяца с октября по декабрь 1923 г. псковскими губернским отделом народного образования для методической помощи местным учителям. В пятом номере «Школьного работника» опубликована еще одна статья, «Опыты обществоведческих экскурсий», подписанная этими же инициалами. Судя по содержанию статей можно предположить, что их автор — школьный учитель.

Савич Ал. О задачах и характере преподавания литературы в трудовой школе // Педагогическая мысль. 1923. №1. С. 1-18.

Александр Антонович Савич (1890-1957) — советский историк и педагог, доктор исторических наук. В начале 1920-х гг. работал в Белорусском государственном университете в Минске, где стал одним из основателей кафедры русской истории, занимался изучением истории московско-польских отношений в Смутное время. Наибольшую научную известность А. А. Савичу принесла историко-краеведческая деятельность в Перми, куда он переехал в 1924 г. Работая в Пермском университете, Савич был заместителем председателя Кружка по изучению Северного края, одним из учредителей Пермского этнографического общества, членом Пермского общества краеведения, членом Общества исторических, философских и социальных наук при ПТУ. Среди наиболее крупных исторических трудов Савича по истории Урала и Русского Севера — монографии «Прошлое Урала: Исторические очерки» (Пермь, 1925), «Соловецкая вотчина ХУ-ХУ11 вв. Опыт изучения хозяйства и социальных отношений на крайнем русском Севере в Древней Руси» (Пермь, 1927), «Очерки истории крестьянских волнений на Урале ХУШ—ХХ вв.» (М., 1931) и др. В 1920-е гг. А. А. Савич опубликовал работу по истории образования (Школьная реформа в Польско-Литовском гос-ве в последней четверти ХУШ в. // Вестн. Нар. Комм. Просв. ССРБ. Минск. 1922. Вып. 3-4, 5-6,7-8,11-12) и несколько статей на педагогические темы (Работа учительства и с учительством // Народный учитель. 1924. №2. С. 66-70; Литература во 2-м концентре школы-семилетки //Просвещение Сибири. Новосибирск. 1930. №2(71). С. 78-82; Вопросы

Как читать с детьми классику?

А происходит вот что. Ребенок дорастает до 8-10 лет и впервые сталкивается с непростым для него языком классиков. Необычные обороты, изобилие новых слов, пространные описания, медленное, по сравнению с современными книгами, развитие сюжета – все это не выглядит привлекательным в глазах ребенка. Он привык получать от чтения удовольствие, а здесь к удовольствию примешивается еще и изрядный труд. И начинается печальное: «Терпеть не могу этого Чехова!.. Вообще не понимаю этого Крылова!» Как реагируют родители? «Ты не понимаешь! Крылов (Пушкин, Чехов, нужное подчеркнуть) – наше все! Читай! А незнакомые слова смотри в словаре! Или тебе лень? Да ты лентяй, как я погляжу…» Станет ли ребенок после этого хорошо относиться к классикам? Сомневаюсь.

Ему не лень. Ему не хватает мотивации. Читать ради того «чтобы знать» можем мы, взрослые. Детям должно быть интересно. А в условиях, описанных выше, происходит обратное. Появляется мощный водораздел: есть интересные книжки «для удовольствия», а есть нудная и скучная классика для школы. Одна знакомая дама мне так и сказала о своем сыне: «Да, он с мучением читает мне вслух Андерсена. Но пусть привыкает. А для удовольствия у него есть Остер».

Безусловно, все зависит от позиции взрослого в семье. Если родители тоже делят книги на интересные детективы и «скучную классику», то можно оставить ребенка в покое. Но если в семье действительно сами любят и уважают русскую классическую литературу, можно попробовать донести эту любовь до детей.

Прежде всего, необходимо познакомить детей с личностями авторов. Существуют замечательные книги В.М. Воскобойникова «Жизнь замечательных детей». Они есть в продаже. Это написанные прекрасным языком, богато иллюстрированные биографии великих людей, созданные специально для детей. Можно предложить эти книги детям, а можно с удовольствием прочитать их вслух самим и вместе с детьми посмеяться над проделками писателей, когда те были маленькими, или посочувствовать их горестям. Ведь у многих из них была очень непростая жизнь. Кому-то не досталось родительского тепла, кто-то страдал от жестокого обращения. Это понятно детям. Писатели становятся ближе, оживают на глазах и начинают мирно сосуществовать в голове ребенка вместе с любимыми героями книг и, простите, мультфильмов. Теперь это уже не какие-то незнакомые фамилии (помните: это у нас, взрослых, каждая писательская фамилия рождает целый пласт воспоминаний, а дети с ними сталкиваются впервые!). Это друзья, за которых переживаешь. Моя дочка теперь не ворчит: «Опять задали наизусть какого-то Фета», а улыбается: «Сегодня будем Фетушку учить». Именно так называл в письмах своего друга Л.Н. Толстой.

Об этом мы вычитали в чудесной книге Надежды Сергеевны Шер «Рассказы о русских писателях». Ее не переиздавали, но она есть в библиотеках. В ней рассказывается и о тех писателях, которых не упоминает В.М. Воскобойников, причем описано не только их детство, но и взрослые годы. Эта книга тоже создана специально для детей и написана соответствующим языком. Можно читать не все подряд, а выборочно, но важно то, что это очень эмоциональная книга, после нее начинаешь чувствовать писателей сердцем.

И второй важный момент, который поможет детям освоить классику. Эти книги должны быть частью вашей общей семейной жизни, а не чем-то, что необходимо для школьных зачетов. Попробуйте включить в машине аудиокнигу с рассказами Чехова – например, послушать с детьми «Каштанку». Не говорите им, что это «рассказ классика, и его нужно знать». Дайте детям вслушаться в язык, понять историю. Вопросы они вам и сами зададут. И не переживайте, если вы не знаете ответов на все вопросы, – просто погуглите вместе с детьми. Так, без нотаций и указаний, вы своими действиями покажете им, что нужно делать, если столкнулся с незнакомым словом. А дети, как известно, любят, когда их учат не словами, а делами.

Будет совсем замечательно, если ребенок увидит родителя, читающего для собственного интереса классическую литературу.

– Что у тебя за книга?

– Достоевский.

– А о чем это?

Дальше может начаться разговор, глубина и длина которого зависит от вас. Но даже если ребенку не понравится «Преступление и наказание», то, когда до него дойдет время в школьной программе, имя автора будет ему знакомо, и некоторое впечатление, некоторый образ, который передали ему родители, останется с ним на всю жизнь.

А еще, как мне кажется, неправильно не пользоваться тем, что предлагают современные дома-музеи писателей! В Ясной Поляне проводятся такие замечательные экскурсии, после которых даже у пятилеток остается «ощущение писателя». Зачем ждать десятого класса, когда замученных учебой старшеклассников повезут к Толстому после чтения «Войны и мира» (и десяти сочинений по теме)? Можно съездить уже сейчас, пока ребенок учится в начальной школе, а заодно и самим освежить в памяти факты о классиках, почувствовать ту эпоху, подумать над тем, как устроена современная жизнь.

Полюбят ли дети классическую литературу, или нет, зависит не только от школьных учителей, но, в большей степени, от нас, родителей. В наших руках сделать знакомство детей с классиками интересным и полным открытий.

Юлия Кузнецова

Всероссийский конкурс юных чтецов «Живая классика» признан «Лучшим проектом по продвижению книги и чтения».

ПОЛОЖЕНИЕ О ВСЕРОССИЙСКОМ КОНКУРСЕ ЮНЫХ ЧТЕЦОВ

«ЖИВАЯ КЛАССИКА»

1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

1.1. Всероссийский конкурс юных чтецов «Живая классика» (далее — Конкурс) — соревновательное мероприятие по чтению вслух (декламации) отрывков из прозаических произведений российских и зарубежных писателей. В рамках Конкурса участникам предлагается прочитать вслух на русском языке отрывок из выбранного ими прозаического произведения.

1.2. В Конкурсе могут принимать участие учащиеся 5-11 классов учреждений общего и дополнительного образования не старше 17 лет (включительно) на момент проведения отборочных туров всероссийского финала конкурса.

1.3. Конкурс проводится ежегодно.

1.4. Участие в Конкурсе является бесплатным. Взимание организационных и прочих взносов с участников недопустимо.

1.5. Конкурс проводится под патронатом Министерства просвещения Российской Федерации.

2. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ КОНКУРСА

2.1. Целью конкурса является повышение интереса к чтению у школьников.

2.2. Для реализации этой цели конкурс решает следующие задачи:

  • развивающие, в том числе формирование привычки к чтению, развитие эмоционального интеллекта, читательского вкуса, навыков выразительного чтения на основе глубокого осмысления текста;
  • образовательные, в том числе расширение читательского кругозора детей через знакомство с произведениями русской литературы XVIII-XXI вв.,
    с современной русской детской и подростковой литературой, с зарубежной и региональной литературой;
  • социальные, в том числе поиск и поддержка талантливых детей, создание социального лифта для читающих детей, формирование сообщества читающих детей;
  • инфраструктурные, в том числе знакомство школьников с возможностями современных библиотек, создание сетевой среды, пропагандирующей чтение как ценность.

3. УЧРЕДИТЕЛЬ КОНКУРСА. ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ КОМИТЕТ И ЖЮРИ

3.1. Учредителем и организатором Конкурса является Фонд «Живая классика» (далее – Учредитель).

3.2. Руководство организацией и проведением Конкурса осуществляет Организационный комитет (далее — Оргкомитет), формируемый из писателей, библиотекарей, деятелей культуры и искусства, общественных деятелей, учителей русского языка и литературы, педагогических работников системы дополнительного образования, представителей Министерства просвещения Российской Федерации, Министерства культуры Российской Федерации, Фонда «Живая классика».

3.3. Оргкомитет утверждает Жюри Конкурса. В составе Жюри должно быть 3-7 человек. В Жюри должны входить писатели, актеры, режиссеры, литературоведы, общественные деятели, деятели культуры и искусств, преподаватели литературы, представители Министерства образования и науки Российской Федерации. Председатель Жюри Конкурса должен меняться каждый год. Один и тот же Председатель Жюри не может быть избран дважды.

3.4. Руководство организацией и проведением Конкурса в субъектах Российской Федерации осуществляют Региональные кураторы (представители Комитетов/Министерств/Департаментов) образования и науки и Комитетов (Министерств/Департаментов) по культуре субъектов Российской Федерации, общественные деятели, учителя русского языка и литературы, педагогические работники системы дополнительного образования, сотрудники библиотек).

3.5. Региональные кураторы формируют Региональный оргкомитет Конкурса, который утверждает Жюри Конкурса в регионах не позднее 10.03.2019 г. и предоставляют информацию в Оргкомитет конкурса. В составе Жюри должно быть от 3-7 человек, количество членов жюри должно быть нечетным. В Жюри должны входить писатели, актеры, режиссеры, литературоведы, общественные деятели, деятели культуры и искусств, преподаватели литературы, представители Комитетов (Министерств/Департаментов) образования и науки Российской Федерации. Председатель Жюри Конкурса должен меняться каждый год. Один и тот же Председатель Жюри не может быть избран дважды.

3.6. Организатор размещает координаты Региональных кураторов на официальном сайте Конкурса www.youngreaders.ru.

3.7. Члены жюри оценивают выступление каждого конкурсанта в соответствии с критериями, описанными в приложении 2 к настоящему Положению. При оценивании члены жюри пользуются оценочными листами (см. приложение 6).

4. ОРГАНИЗАЦИЯ КОНКУРСА

4.1. Конкурс проводится в несколько туров:

  • подготовительный этап
  • классный тур,
  • школьный тур,
  • районный / муниципальный тур,
  • региональный тур,
  • всероссийский тур,
  • суперфинал конкурса.

Рекомендации по организации отдельных туров Конкурса – в приложении 1 к настоящему Положению.

4.2. Конкурс проводится для всех желающих без предварительного отбора. Отказ школьнику в участии на первом – классном – туре Конкурса не допускается. Переход в следующий тур осуществляется по решению жюри Конкурса.

4.3. Обязательным условием участия в конкурсе является регистрация участника на официальном сайте конкурса www.youngreaders.ru . Заявки на участие в конкурсе подаются только через официальный сайт Конкурса www.youngreaders.ru. Участник конкурса может зарегистрироваться только от одного учреждения (школа/учреждение дополнительного образования).

4.4. Конкурсанты, не прошедшие регистрацию на сайте, к участию в Конкурсе не допускаются.

4.5. Регистрацию для участия в Конкурсе может пройти как участник, так и законный представитель участника (родители, усыновители, опекуны и попечители, представители таких учреждений, как детский дом, дом для инвалидов, представители органов опеки и попечительства).

4.6. Для получения оперативной информации о ходе Конкурса участникам рекомендуется зарегистрироваться в официальном сообществе Конкурса: http://vk.com/young_readers

4.7. Регистрацию на сайте должны пройти как участники, так и ответственные за его проведение в каждом из туров – в классе, школе/учреждении дополнительного образования, районе и регионе.

4.8. Календарь Конкурса на 2019 год представлен в приложении 4 настоящего Положения.

5. СОДЕРЖАНИЕ КОНКУРСНОЙ ПРОЦЕДУРЫ

5.1. В ходе конкурсных испытаний участники декламируют отрывки из своих любимых прозаических произведений любых российских или зарубежных авторов XVIII-XXI века.

5.2. В первом – классном – туре конкурса допускается выразительное чтение выбранного текста по книге или иному источнику. В следующих турах конкурсанты читают текст на память.

5.3. Каждый участник Конкурса выступает самостоятельно и не может прибегать во время выступления к помощи других лиц.

5.4. Продолжительность выступления каждого участника — от 2 до 5 минут. Превышение регламента не допускается.

5.5. Во время выступления могут быть использованы музыкальное сопровождение, декорации, костюмы. Однако их использование не является преимуществом и не дает дополнительных баллов.

5.6. Участник Конкурса имеет право выступать в классных, школьных, районных и региональных турах Конкурса как с одним и тем же произведением, так и с разными. Исключением являются выступления в финале и суперфинале, где участник не имеет права менять произведение перед выступлением.

5.7. Победители и финалисты конкурсов прошлых лет принимают участие в новом конкурсе на общих основаниях и обязаны выбирать для выступления отрывки из произведений, с которыми ранее не выступали.

5.8. При нарушении правил участия в Конкурсе участник может быть снят с конкурсных испытания. Решение об этом принимает оргкомитет или жюри соответствующего тура.

6. КВОТЫ УЧАСТНИКОВ ПО ТУРАМ

6.1. Количество участников первого тура (классного) не ограничено.

6.2. Количество победителей первого тура (классного) – не более 3-х конкурсантов от каждого класса.

6.3. Количество победителей второго тура (школьного) – не более 3-х победителей от каждой школы. Решение о делении участников на возрастные группы школа принимает по собственному усмотрению. Деление на возрастные группы не является обязательным условием Конкурса. Победителями школьного тура Конкурса могут стать учащиеся одной или разных возрастных групп.

6.4. Количество победителей третьего тура (районного / муниципального) – не более 3-х конкурсантов от каждого района/ муниципалитета.

6.5. Количество победителей четвертого тура (регионального) – не более 3-х конкурсантов от каждого региона.

6.6. Количество победителей отборочных туров всероссийского финала Конкурса – не более 15 конкурсантов.

6.7. Количество победителей финала Конкурса – не более 10 конкурсантов.

6.8. Количество победителей суперфинала Конкурса – не более 3 конкурсантов.

6.9. Оргкомитет имеет право в исключительных случаях изменить количество участников Всероссийского финала и суперфинала.

7. НАГРАЖДЕНИЕ УЧАСТНИКОВ И ПОБЕДИТЕЛЕЙ

7.1. Выступления участников конкурса оцениваются исходя из критериев, представленных в приложении 2 настоящего Положения.

7.2. Каждый участник Конкурса получает в электронном виде свидетельство об участии (свидетельство будет размещено на сайте www.youngreaders.ru в личных кабинетах участников).

7.3. Победителями классного тура Конкурса считаются три участника, набравшие наибольшее количество баллов. Они награждаются дипломом «Победитель классного тура Всероссийского конкурса юных чтецов «Живая классика» (диплом будет размещен на сайте www.youngreaders.ru в личных кабинетах участников) и становятся участниками школьного тура.

7.4. Победителями школьного тура Конкурса считаются три участника, набравшие наибольшее количество баллов. Они награждаются дипломом «Победитель школьного тура Всероссийского конкурса юных чтецов «Живая классика» (диплом будет размещен на сайте www.youngreaders.ru в личных кабинетах участников). Победители школьного тура становятся участниками районного тура Конкурса.

7.5. Победителями районного тура Конкурса считаются три участника, набравшие наибольшее количество баллов. Они награждаются дипломом «Победитель районного тура Всероссийского конкурса юных чтецов «Живая классика» (диплом будет размещен на сайте www.youngreaders.ru в личных кабинетах участников) и призами от спонсоров. Победители районного этапа становятся участниками регионального этапа Конкурса.

7.6. Победителями регионального этапа Конкурса считаются три участника, набравшие наибольшее количество баллов. Они награждаются дипломом «Победитель регионального тура Всероссийского конкурса юных чтецов «Живая классика» (диплом будет размещен на сайте www.youngreaders.ru в личных кабинетах участников), путевкой в МДЦ «Артек», медалями, изготовленными фабрикой «Гознак» (вручаются в МДЦ «Артек»). Победители регионального этапа Конкурса становятся участниками Всероссийского финала.

7.7. Лауреатами конкурса становятся участники регионального этапа, следующие по списку за вошедшими в тройку победителями, набравшие максимальное количество баллов, но не более 20% от общего количества участников регионального этапа. Они награждаются дипломом «Лауреат Всероссийского конкурса юных чтецов «Живая классика» (диплом будет размещен на сайте www.youngreaders.ru в личных кабинетах участников).

7.8. Победителями Всероссийского финала Конкурса считаются 10 участников, набравших по оценкам жюри наибольшее количество баллов. Они награждаются дипломом «Суперфиналист Всероссийского конкурса юных чтецов «Живая классика», подарками от спонсоров Конкурса и возможностью выступить на Красной площади в Москве.

7.9. Победителями Всероссийского Конкурса считаются 3 участника, набравших наибольшее количество баллов. Они награждаются дипломом «Победителя Всероссийского конкурса юных чтецов «Живая классика», подарками от спонсоров и путевками в детские летние лагеря «Живая классика».

8. ФИНАНСИРОВАНИЕ КОНКУРСА

8.1. Финансирование Конкурса в регионах осуществляется за счет бюджета региона.

8.2. Финансирование Всероссийского финала Конкурса в МДЦ «Артек» осуществляется за счет Министерства просвещения Российской Федерации.

8.3. Проезд победителей региональных туров Конкурса в Международный детский центр «Артек» осуществляется за счет бюджета региона.

8.4. Проезд суперфиналистов в Москву осуществляется за счет бюджета региона.

8.5. Призы районного, регионального, всероссийского туров Конкурса предоставляет Фонд «Живая классика».

8.6. Медали для победителей региональных этапов Конкурса изготавливает
АО «Гознак».

 

Приложение 1

РЕГЛАМЕНТ ПРОВЕДЕНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ ТУРОВ КОНКУРСА

1. Первый тур (классный) проводится среди участников одного класса.

1.1 Организатором классного тура может выступить учитель русского языка и литературы, классный руководитель, педагог дополнительного образования.

1.2. На классном этапе организатор предлагает каждому из учеников самостоятельно выбрать книгу, которая произвела самое сильное впечатление (критерии выбора – интерес к проблематике, яркое впечатление, близкие мысли и переживания автора и героев). Выбранные участниками книги не должны повторяться.

1.3. В течение месяца учитель может предлагать детям обменяться книгами, изменить первоначально выбранное произведение. Затем организатор проводит обсуждение и выясняет, какие книги и почему выбрали ученики. Этот этап важен как возможность вовлечь в дискуссию о литературе и чтении не читающих детей. Желающие могут посоревноваться в чтении отрывков из своих любимых книг (на классном этапе можно читать как по книге, так и на память).

1.4. Организатор классного тура должен оповестить будущих участников о необходимости зарегистрироваться на сайте www.youngreaders.ru.

1.5. Отчет о проведении классного тура Конкурса (имена победителей и названия произведений) должен быть размещен на странице класса на сайте www.youngreaders.ru.

1.6. Три победителя классного тура становятся участниками школьного тура.

2. Второй тур (школьный) проводится среди конкурсантов учреждений общего или дополнительного образования.

2.1. В этом туре конкурса принимают участие по три победителя от каждого класса.

2.2. Ответственным за проведение Конкурса в школе/учреждении дополнительного образования может быть директор, его заместитель, учитель, методист или библиотекарь. От одной школы/учреждения дополнительного образования может быть назначен только один ответственный за проведение Конкурса.

2.3. Участники школьного тура читают выбранный текст наизусть.

2.4. Три победителя школьного тура становятся участниками районного тура.

2.5. Отчет о проведении школьного тура Конкурса (имена победителей и названия произведений) должен быть размещен на странице школы на сайте www.youngreaders.ru Размещение отчета является условием участия в районном туре Конкурса. Фотографии с конкурсного мероприятия размещаются на сайте по желанию ответственного за проведение школьного тура.

3. Ответственным за проведение третьего – районного / муниципального тура Конкурса выступает представитель библиотеки/культурного центра/муниципального учреждения дополнительного образования или органа управления образованием (по согласованию с Региональным куратором).

3.1. Региональный куратор предоставляет в Оргкомитет списки библиотек, культурных центров и муниципальных учреждений дополнительного образования, участвующих в районном этапе Конкурса, а также контактную информацию координаторов районного этапа Конкурса (телефон и e-mail координатора). Списки мест проведения районных этапов Конкурса по каждому региону размещаются членами Оргкомитета на официальном сайте Конкурса www.youngreaders.ru.

3.2. Районный/ муниципальный тур конкурса может проводиться как без учета возраста участников, так и по возрастным группам. Решение о выделении возрастных групп принимается организаторами районного/ муниципального тура.

3.3. Координатор районного/муниципального тура Конкурса регистрируется на сайте www.youngreaders.ru. Координатор районного/муниципального этапа Конкурса может добавлять на страницу новости, фотографии, имена победителей, список участников Конкурса и названия выбранных участниками произведений.

3.4. Отчет о проведении районного этапа Конкурса (имена победителей, название произведений) должен быть размещен на странице библиотеки или культурного центра, а также на сайте www.youngreaders.ru. Размещение отчета является условием участия в региональном туре Конкурса. Фотографии размещаются на сайте по желанию ответственного за проведение районного тура.

4.1. Четвертый тур Конкурса – региональный – проводится в субъектах Российской Федерации. Руководство организацией и проведением регионального тура осуществляют региональные кураторы (представители Комитетов / Министерств / Департаментов) по образованию или культуре субъектов Российской Федерации, общественные деятели, учителя русского языка и литературы, педагогические работники системы дополнительного образования, сотрудники библиотек).

4.2. Региональные кураторы формируют региональный оргкомитет Конкурса и жюри Конкурса в регионе и предоставляют информацию в Оргкомитет Конкурса. Жюри формируется из писателей, актеров, режиссеров, литературоведов, общественных деятелей, деятелей культуры и искусств, учителей литературы. В жюри должно входить не менее пяти человек, количество членов жюри должно быть нечетным.

4.3. Региональный куратор размещает в своем личном кабинете на сайте www.youngreaders.ru информацию о месте и времени проведения регионального тура Конкурса.

5.1. Всероссийский финал Конкурса проводится в МДЦ «Артек». Для участия победителей регионального тура Конкурса во Всероссийском финале региональный куратор должен разместить в своем личном кабинете на сайте www.youngreaders.ru отчет о проведении регионального тура Конкурса (имена победителей, названия произведений), а также зарегистрировать финалистов в системе АИС «Путевка» на сайте артек.дети для получения бесплатной путевки в МДЦ «Артек».

5.3. Для участия во Всероссийском финале Конкурса региональному куратору необходимо предоставить в Оргкомитет данные билетов в Симферополь (в МДЦ «Артек») победителей и сопровождающих.

5.4. Кураторам всех уровней рекомендуется продолжать работу с участниками Конкурса, не прошедшими на следующий уровень: организовывать участие чтецов в литературных мероприятиях, городских и муниципальных праздниках, приглашать в эфиры на радио, задействовать в других проектах.

Приложение 2

ПРОЦЕДУРА ОЦЕНИВАНИЯ. КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ ВЫСТУПЛЕНИЙ УЧАСТНИКОВ КОНКУРСА

1. Выступление участников оценивается по следующим критериям:

1.1. Выбор текста произведения

1.1.1. Произведение, входящее в список часто исполняемых произведений, оценивается в 7 баллов.
Произведения, входящие в список часто исполняемых, представлены в Приложении 3.

В случае если прочтение произведения, входящего в список часто исполняемых, глубоко эмоционально затронуло слушателей, заставило по-новому взглянуть на известное произведение, то к предыдущей оценке добавляется от 0 до 3 баллов.

1.1.2. Произведение не входящее в список часто исполняемых:
В случае если произведение не входит в список, представленный в Приложении 3, то оно оценивается в 10 баллов.
Максимальное количество баллов по критерию «Выбор текста произведения» – 10 баллов.

По данному критерию есть условия, при которых из поставленной оценки баллы могут быть вычтены:
1. сокращение текста, при котором искажается содержание произведения, смысл теряется или меняется на противоположный: минус 7 баллов
2. выбор отрывка, не понятный вне контекста: минус 7 баллов
3. произведения, призывающие к жестокости, содержащие нецензурную лексику: минус 10 баллов
4. произведение, рассчитанное на дошкольный возраст или на младший школьный возраст, если исполнитель является старшеклассником: минус 5 баллов.

1.2. Способность оказывать эстетическое, интеллектуальное и эмоциональное воздействие на слушателей:
1.2.1. Чтецу удалось рассказать историю так, чтобы слушатель (член жюри) понял ее – оценивается по шкале от 0 до 5-ти баллов.
1.2.2. Чтецу удалось эмоционально вовлечь слушателя (члена жюри): заставить задуматься, смеяться, сопереживать – оценивается по шкале от 0 до 5-ти баллов.
Максимальное количество баллов по данному критерию – 10 баллов.

1.3. Грамотная речь.
Правильная расстановка ударений и грамотное произношение слов (за исключением случаев, когда речевые ошибки являются особенностью речи героя произведения). Оценивается от 0 до 5-ти баллов.
Максимальное количество баллов по данному критерию – 5 баллов.

1.4. Дикция, расстановка логических ударений, пауз.
Выразительность дикции, четкое произнесение звуков в соответствии с фонетическими нормами языка. Оценивается от 0 до 5-ти баллов.
Максимальное количество баллов по данному критерию – 5 баллов.

2. Максимальное количество баллов по всем критериям оценки – 30 баллов.
Оценки участников жюри вносит в оценочный лист (Приложение 6).

Приложение 3

СПИСОК ЧАСТО ИСПОЛНЯЕМЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ

В рамках Конкурса юных чтецов «Живая классика» участникам предлагается прочитать на русском языке отрывок из выбранного ими прозаического произведения.

В данном списке представлены авторы и произведения, которые оцениваются жюри
в 7 баллов. Баллы могут быть добавлены в том случае, если прочтение классики, глубоко эмоционально затронуло слушателей, заставило по-новому взглянуть на известное произведение (плюс от 0 до 3 баллов)

Зарубежная литература


Г. Х. Андерсен

М. Твен «Приключения Тома Сойера»

А. де Сент-Экзюпери «Маленький принц»

Р. Бах «Чайка по имени Джонатан Ливингстон»

А. Линдгрен «Пеппи длинный чулок»

О. Генри «Дары волхвов»

 

Русская литература:

Айтматов Ч. «Материнское поле», «Плаха»

Алексиевич С. «Цинковые мальчики»

Васильев Б. «А зори здесь тихие»

Ганаго Б. «Зеркало», «Письмо Богу», «Машенька»

Гоголь Н. «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Тарас Бульба», «Петербургские повести», «Записки сумасшедшего», «Мёртвые души», «Ревизор»

Гончаров И. «Обломов»

Горький М. «Старуха Изергиль»

Горин Г. «Ёжик»

Грин А. «Алые паруса»

Достоевский Ф. «Преступление и наказание»

Драгунский В. «Тайное становится явным», «Главные реки», «Слава Ивана Козловского», «Где это видано, где это слыхано», «Девочка на шаре», «Друг детства», «Заколдованная буква», «Куриный бульон», «Надо иметь чувство юмора», «Он живой и светится», «Пожар во флигеле, или Подвиг во льдах», «Чики-брык», «Заколдованная буква», «Друг детства», «Бы», «Если бы я был взрослым»

Дружинина М. «Гороскоп», «Мой приятель — супермен», «Звоните, вам споют», «Лекарство от контрольной»

Екимов Б. «Говори, мама, говори»

Железников В. «Чучело», «В старом танке»

Закруткин В. «Матерь Человеческая»

Зощенко М. «Аристократка», «Жених», «Калоша»

Карамзин Н. «Бедная Лиза»

Лермонтов М. «Герой нашего времени»

Тэффи Н. «Жизнь и воротник», «Экзамен», «Демоническая женщина», «Катенька», «Счастливая», «Раскаявшаяся судьба»

Носов Н. «Затейники», «Живая шляпа», «Федина задача»

Осеева В. «Динка», «Бабка»

Островский А. «Гроза», «Бесприданница»

Петросян Т. «Записка»

Пивоварова И. «Сочинение», «О чем думает моя голова», «Весенний дождь», «Селиверстов не парень, а золото»

Писахов С. «Как купчиха постничала», «Громка мода»

Пономаренко Е. «Леночка»

Постников В. «Жених из 3 Б»

Приставкин А. «Фотография»

Пушкин А. «Дубровский», «Капитанская дочка», «Повести Белкина», «Пиковая дама»

Русские народные сказки: «Сивка-Бурка», «Сестрица Аленушка и братец Иванушка», «Иван-царевич и серый волк»

Толстой Л. «Война и мир»

Тургенев И. «Отцы и дети», «Ася», «Записки охотника»

Успенский Э. «Крокодил Гена и его друзья»

Чарская Л. «Записки маленькой гимназистки»

Чехов А. «Каштанка», «Смерть чиновника», «Размазня», «Толсты и тонкий», «Злой мальчик», «Чайка», «Лошадиная фамилия», «Дама с собачкой», «Человек в футляре»

Шолохов М. «Тихий Дон», «Судьба человека», «Нахаленок»

Яковлев Ю. «Гонение на рыжих», «Игра в красавицу», «Сердце земли», «Девочки c Васильевского острова»


Маргарита Швецова,
[email protected]
Санкт-Петербург
Ленинградская область

Вечера на хуторе близ Диканьки,Чудесный доктор, Случай с Евсейкой

Читать малую прозу: Вечера на хуторе близ Диканьки,Чудесный доктор, Случай с Евсейкой

Тематические подборки раздела Литература

Малая проза — идеальный вариант чтения для летнего отдыха. Мы подготовили подборку рассказов, повестей и новелл русских писателей-классиков. Это волшебные истории и описание курьезных случаев из жизни, легкий юмор и лирика. Читайте и отдыхайте вместе с порталом «Культура.РФ».


Теги:

Смотрите также

{«storageBasePath»:»https://www.culture.ru/storage»,»services»:{«api»:{«baseUrl»:»https://www.culture.ru/api»,»headers»:{«Accept-Version»:»1.0.0″,»Content-Type»:»application/json»}}}}

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

Пожалуйста подтвердите, что вы не робот

Войти через

или

для сотрудников учреждений культуры

Системное сообщение

Ошибка загрузки страницы. Повторите попытку позже, либо воспользуйтесь другим браузером.
Спасибо за понимание!

Мы используем сookie

Во время посещения сайта «Культура.РФ» вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ. Подробнее.

почему полезно читать классическую литературу, что развивает классика

Классическая литература вызывает у людей разные эмоции. Кому-то она надоела еще со школы и бесконечного «списка книг для чтения летом», кому-то пришлось столкнуться с ней и в университете.

К сожалению, учебные программы часто составлены так, что в них попадают далеко не самые интересные произведения, поэтому учащиеся приходят к выводу, что классика — скучна и бесполезна.

На самом деле это далеко не так. Мы научим, как полюбить классическую литературу, расскажем, какую пользу она приносит и порекомендуем список интересных книг.

Если хотите регулярно получать больше полезных советов и мотивирующих статей, присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу.

Что мне дает классическая литература?

Есть люди, которые читают классику ради удовольствия: их привлекает эпоха ХІХ или первой половины ХХ столетия, нравятся яркие герои, трагичные судьбы.

Но есть и другие ответы на вопрос «почему полезно читать классическую литературу?». Классические произведения литературы:

  • благотворно влияют на интеллект;
  • учат концентрировать внимание;
  • развивают память;
  • формируют грамотность;
  • делают читателя эрудированным;
  • дают ответы на «вечные» вопросы.

Как полюбить классическую литературу?

Есть проверенные способы чтобы «наладить отношения» с классикой. Для лучшего эффекта их применяют в комплексе.

Объединяйте литературу и историю

Классические книги часто кажутся скучными потому, что читатель плохо представляет себе время и условия, в которых жили персонажи. Если вы предварительно изучите главные исторические сведения об эпохе, то лучше поймете поступки героев и их мотивацию.

Это поможет и изучению самой истории: исторические факты лучше усваиваются, если воспринимать их через призму интересного персонажа.

Знакомьтесь с другими сферами искусства

Чтобы лучше проникнуться ощущением эпохи, обратите внимание на ее культурные компоненты.

  1. Посмотрите картины того времени.
  2. Послушайте популярные в те годы музыки,
  3. Обратите внимания на типичный облик живших тогда людей.

После этого вы лучше поймете смысл книги, сможете наглядно представить героев и условия их жизни.

Смотрите экранизации

Часто интерес к произведению вызывает снятый по нему фильм. Посмотрев его, вы поймете, насколько интересен сюжет книги и персонажи. После этого, прочтя оригинал, сравните его с кинофильмом.

В книгах герои раскрываются более полно, в сюжете больше линий и важных деталей, так что сравнение часто оказывается не в пользу киноленты.

Кстати! Для наших читателей сейчас действует скидка 10% на любой вид работы

Книги можно закачать на смартфон, так вы сможете читать чаще

Лучшие книги классической литературы

Предлагаем список альтернативных книг от знаменитых авторов. Они не успели надоесть в школе, поэтому знакомство с классикой лучше начать именно с этих произведений.

Русская классическая литература

1. А. С. Пушкин «Повести Белкина»

Небольшие по объему рассказы отличаются динамичным сюжетом и яркими героями. Мотивация персонажей гораздо проще, чем в «Евгении Онегине», поэтому их поступки кажутся логичными и понятными.

2. Л. Н. Толстой «Анна Каренина»

Роман о сложных отношениях нескольких семей читается гораздо легче, чем знаменитая «Война и мир».

3. Ф. М. Достоевский «Братья Карамазовы»

Семейная сага, в которой нашлось место даже загадочному убийству. Моральных вопросов автор поднимает не меньше, чем в «Преступлении и наказании», но детективная интрига делает чтение интереснее.

4. И. С. Тургенев «Дворянское гнездо»

Здесь, в отличие от известных «Отцов и детей» нет никакого нигилизма и острого конфликта поколений. Это, в первую очередь, роман о чувствах: любви, уважении, честности, принципиальности, ответственности.

5. А. Н. Островский «Бесприданница»

История главной героини этой пьесы не менее трагична, чем Катерины из «Грозы». В то же время «Бесприданница» наполнена множеством событий: здесь кипят страсти, а любовь борется с желанием спокойной обеспеченной жизни.

Зарубежная классика

1. У. Теккерей «Ярмарка тщеславия»

Вместо сложных и объемных романов Ч. Диккенса можно прочесть посвященную той же эпохе «Ярмарку тщеславия». Ее сюжет более динамичный, в нем больше интриг и любовных линий.

2. Ш. Бронте «Джен Эйр»

В отличие от своей предшественницы, Дж. Остин, Ш. Бронте уделяет внимание не только чувствам и переживаниям героинь, но и размышляет о положении женщине в обществе, что делает произведение более ярким.

3. Г. Джеймс «Женский потрет»

Не слишком известный в нашей стране, но на западе писатель пользуется заслуженной популярностью. В его книгах психологический реализм соединен с мистическими нотками, а герои совершают непредсказуемые поступки.

4. Э. Хемингуэй «Праздник, который всегда с тобой»

Одна из самых жизнерадостных книг писателей «потерянного поколения», поэтому начинать знакомство с их творчеством лучше именно с нее.

5. Дж. Оруэлл «Скотный двор»

Относится к современной классической литературе. Как и «1984», «Скотный двор» посвящен тоталитарному обществу. Но читать его гораздо проще, т. к. действие происходит не в непонятном будущем, а на обычной ферме.

А если вы слишком увлеклись классической литературой и забыли про учебу, не беда. Ведь есть студенческий сервис, специалисты которого готовы всегда прийти на помощь и решить все учебные проблемы.

Classic Books — Read.gov

Перелистывайте страницы, чтобы исследовать прошлые эпохи, освященные веками сказки и исторические повествования. В этих классических онлайн-книгах вас ждут приключения.

  • «Яблочный пирог»
    Представляет буквы от A до Z, отслеживая судьбу яблочного пирога.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Принцесса Марса», первая в серии о Джоне Картере
    Первая в серии от создателя Тарзана, эта книга включает фехтование на мечах, смелые подвиги, романтику и шестиногих зеленых пришельцев, когда капитан Конфедерации Джон Картер оказывается в таинственном перемещении. в Барсум, который мы знаем как Марс.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Басни Эзопа»
    Басни Осопа, основанные на текстах L’Estrange и Croxall.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Приключения Гекльберри Финна»
    Этот великий американский роман рассказывает о приключениях подростка и его жизни на реке Миссисипи.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Приключения Алисы в стране чудес»
    Девушка по имени Алиса падает в кроличью нору, где встречает мир странных существ.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Анна из Зеленых крыш»
    Приключения девочки-сироты на острове Принца Эдуарда, Канада.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Собственный Эзоп младенца»
    Классические басни Эзопа сжаты в рифму.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Баллада о пропавшем зайце»
    Баллада о пропавшем зайце рассказывает историю о хорошо странствованном зайце.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Baseball ABC»
    Это руководство по бейсбольной литературе содержит иллюстрированную бумажную обложку и иллюстрации на хромолитографии.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Полная версия Трех слепых мышей»
    Детский стишок о трех мышах, лишившихся хвоста.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Детская книга предметов»
    Книжка с картинками, изображающая обычных людей, места и предметы.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Золушка»
    Бедная молодая девушка — единственная, у кого ноги умещаются в стеклянных тапочках.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Цирковое шествие»
    Лирический парад колоритных цирковых персонажей. Лирический парад колоритных цирковых персонажей.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Шалтай-Болтай Денслоу»
    Шалтай-Болтай, с необычными иллюстрациями У.У. Денслоу.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Мать Гусыня Денслоу»
    Знакомые рифмы и мелодии Матушки Гусыни, отредактированные и иллюстрированные У. Денслоу.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Три медведя Денслоу»
    Молодая девушка подружилась с семьей медведей.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Дракула»
    Вампир граф Дракула пытается перебраться из Трансильвании в Англию.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Сказки братьев Гримм»
    Сказки братьев Гримм.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Гоболинки, или теневые картинки для молодых и старых»
    Поэзия сопровождает теневые образы в «Гоболинках».
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Гензель и Гретель»
    Злая ведьма использует двух бродячих брошенных детей. Из «Сказки, которые должен знать каждый ребенок. Подборка лучших сказок всех времен и всех авторов».
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Джек и бобовый стебель»
    Бедный мальчик меняет семейную корову на волшебные бобы.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Книга джунглей»
    Животные в этой книге показывают, что они умнее людей.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Джунгли Сказки Тарзана»
    Шестая книга из вечно популярной серии о короле джунглей.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «При дворе короля Артура»
    Сказки о короле Артуре и его легендарных рыцарей Круглого стола.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Ле Корбо = Ворон: Поэма / Пар Эдгар По»
    Французский перевод классической поэмы Эдгара Аллана По «Ворон».
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Моби Дик»
    Моби Дик, злобный кит, откусил ногу капитану Ахабу, который жаждет мести.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Матушки гусиные пальчики»
    Пальчиковые куклы сопровождают избранные и адаптированные сказки «Мать-гусь».
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Моя самая первая маленькая немецкая книжка»
    Эта книга предлагает читателям выучить немецкий язык с помощью простых предложений с английским переводом.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Ночи с дядей Ремусом»
    Любимый рассказ среди сказок дяди Ремуса.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Наш флаг», Сары Э. Чэмпион
    Рукопись была первоначально представлена ​​дочерям американской революции, отделению Мэри Клэп Вустер, в Нью-Хейвене, штат Коннектикут., 14 июня 1895 года, миссис Генри Чэмпион.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Питер и Венди»
    Приключения трех детей Дарлинг в Never-Never Land с Питером Пэном, мальчиком, который так и не вырастет.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Кролик Питер»
    Кролик Питер всегда попадает в неприятности в г.Сад МакГрегора.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Крысолов из Гамлена»
    Крысолов освобождает деревню от крыс, и когда жители деревни отказываются платить ему за услугу, он жестоко мстит.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Пиноккио»
    Итальянская марионетка, созданная Джеппетто, у которого растет длинный нос, когда он лжет.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Рапунцель»
    Женщина распускает свои очень длинные волосы, чтобы использовать их в качестве спасательной лестницы.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Робин Гуд»
    Рассказывает о жизни и приключениях Робина Гуда, который со своей группой последователей жил в Шервудском лесу в качестве преступника, посвятившего себя борьбе с тиранией.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Ракетная книга», Питера Ньюэлла
    Подъем ракеты, зажженной в подвале сыном уборщика, вызывает странные ситуации, когда она проходит через 20 этажей квартир!
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Румпельштильцхен»
    Девушке дается, казалось бы, невыполнимая задача: сплести солому в золото.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Спящая красавица»
    Прекрасный принц разбудил принцессу от долгого сна.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Снежная королева»
    Один из лучших рассказов великого сказочника Ганса Христиана Андерсена.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Белоснежка»
    Красивая молодая девушка становится соперницей ревнивой королевы.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Квадратная книга животных»
    Сборник стихов о знакомых животных с фермы и дома.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «История трех поросят»
    Три свиньи встречают настойчивого волка и угадайте, что происходит?
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Этюд в багровых тонах»
    Книга, с которой все началось, представляет главного детектива Шерлока Холмса.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Остров сокровищ»
    Приключенческая история пиратов в поисках золота.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Двенадцать волшебных подмен»
    На каждом листе страницы есть две цветные фигуры, лицевая и оборотная, которые можно вырезать и склеить вместе.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Гадкий утенок»
    Оскорбленная домашняя птица превращается в прекрасного лебедя.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Vieilles Chansons pour les Petits Enfants:»
    Сборник классических французских песен для детей.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Визит святителя Николая.Иллюстрировано по рисункам F.O.C. Дарли »
    Пересказ« Ночи перед Рождеством ».
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Белый клык»
    Путешествие волчьей собаки к приручению, рассказанное с точки зрения волка.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Чудесный волшебник из страны Оз»
    Дороти заводит новых друзей, пытаясь найти дорогу домой.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Чудеса магазина игрушек»
    Дети, проходя мимо магазина игрушек, открывают для себя его чудеса.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Несколько историй о железной дороге»
    «800 000 сообразительных американцев, чей мозг и мускулы следят за нашей торговлей, надежно охраняют нас в путешествиях, полных удовольствий и печали.. . »Начинается посвящение книги. Внутри — сборник юмористических анекдотов о путешествиях по железным дорогам.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «The Bride Special»
    В этой драматической одноактной пьесе поговорите о разгневанных родственниках родственников и о побеге. Не забудьте отметить на странице 12 заявление автора о защите авторских прав на его «новое и необычное» спасение поезда.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Бэйб Рут, каким я его знал»
    Автор Уэйт Хойт знал Бэйб Рут, как товарища по команде с «Ред Сокс», как соперника с «Нью-Йорк Янкиз» и как друга.Его книга документирует карьеру Рут с эксклюзивными фотографиями, записями и анекдотами.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Новая система упражнений с мечом»
    Новая система упражнений с мечом, с руководством по владению мечом для офицеров, конных и спешившихся; формы, которые необходимо соблюдать при проверках, обзорах, парадах и т. д., и т. д. Мэтью Дж. О’Рурк.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Справочник Новой Библиотеки Конгресса»
    Справочник Новой Библиотеки Конгресса, сост.Герберта Смолла; с очерками Чарльза Каффина об архитектуре, скульптуре и живописи и Эйнсвортом Р. Споффордом о функциях национальной библиотеки.
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • «Маскарады, картины и упражнения»
    В этом руководстве представлены пошаговые инструкции, дополненные многочисленными иллюстрациями, для создания маскарадов, рисования картин и создания «причудливых упражнений.Костюмы, прически и аксессуары входят в комплект для балов Калико и Марты Вашингтон, Жанны д’Арк, футболиста Бо Браммеля и пастушки. Кроме того, в пособии даются предложения по живописным сценам и живым картинкам («пластика позы»).
    Прочтите эту книгу сейчас
    Подробнее об этой книге

  • классических занятий по английскому языку для чтения или перечитывания

    The ReadDown

    Поднимите руку, если у вас есть несколько слепых литературных пятен — те классические книги, которые, как вы знаете, вам следовало бы прочитать, но по какой-то причине нет.К счастью, сейчас нет времени исправлять эти слепые пятна. Вот несколько из тех школьных классических работ, которые вы, возможно, просмотрели в первый раз, но определенно заслуживают второго взгляда.

    Вернуться к началу

    Посетите другие сайты сети Penguin Random House Network

    50 Классиков для детей, которые необходимо прочитать

    Это сообщение может содержать партнерские ссылки.

    Ищете большой список классических книг для чтения детьми? Вы находитесь в нужном месте!

    В нашем доме мы много читателей. Я всегда любил читать и теперь передал эту любовь своим детям. Я покупаю МНОГО книг. Я, вероятно, то, что вы назвали бы библифилом (сущ. Тот, кто коллекционирует или очень любит книги). Книги делают нас счастливыми и помогают моим детям любить учиться, и это моя цель. Я очень стараюсь принести в наш дом самые лучшие книги и создать библиотеку высококачественной классики.Я думаю, что наличие множества книг, которые могут понравиться вашим детям, помогает им развить большую любовь к чтению. Сегодня я собираюсь рассказать вам несколько из наших любимых классических произведений для детей, которые необходимо прочитать.

    Прежде чем мы перейдем к списку, мне нужно рассказать вам об отличном ресурсе для покупки книг! Покупка книг и строительство библиотеки обходятся недешево. Недавно я наткнулся на отличный ресурс, посвященный подержанным книгам, и не могу дождаться, чтобы рассказать вам о нем все. Вы слышали о веб-сайте Thriftbooks? Они продают подержанные книги в Интернете по отличным ценам.Это замечательный ресурс для любого любителя книг! Проверить это.

    50 классических книг для детей, которые стоит прочитать:

    1. Черная красавица

    2. Принцесса и гоблин

    3. Тайный сад

    4. Питер Пэн

    5. Хайди

    6. Старый Йеллер

    7. Меч в камне

    8. Морщинка во времени

    9. Ветер в ивах

    10. Хроники Нарнии (сериал)

    11.Кэдди Вудлон

    12. Домик в прерии (сериал)

    13. Пеппи Длинныйчулок

    14. Фантомная будка

    15. Полные сказки о Винни Пухе

    16. Алиса в стране чудес

    17. Just So Stories

    18. История доктора Дулиттла

    19. Паутина Шарлотты

    20. Робинзон Крузо

    21. Пиноккио

    22. Маленькая принцесса

    23. Маленький принц

    24.Маленькие брюки

    25. Где растет красный папоротник

    26. Лебединая труба

    27. Дракон моего отца

    28. Швейцарская семья Робинсон

    29. Мэри Поппинс

    30. Чарли и шоколадная фабрика (и другие книги Роальда Даля)

    31. Двадцать один воздушный шар

    32. Истории Торнтона Берджесса

    33. Полные сказки Беатрикс Поттер

    34. Железнодорожные дети

    35. Поллианна

    36.Пингвины мистера Поппера

    37. Заемщики

    38. Крикет на Таймс-сквер

    39. Сара равнина и высокая

    40. Индеец в шкафу

    41. Знак бобра

    42. Приключения Тома Сойера

    43. Медведь по имени Паддингтон

    44. Ведьма из пруда Блэкберд

    45. Детский товарный вагон

    46. Тук Вечная

    47. Милли-Молли Мэнди Сборник рассказов

    48. Книга рассказов дяди Виггли

    49.Десятки дешевле

    50. Сотня платьев

    Какие ваши любимые классические произведения обязательно нужно прочитать? Сообщите мне, если я пропустил некоторые из ваших любимых!

    Вы бы предпочли распечатать список этих классических детских товаров? Вы тоже можете это получить! Он находится в моей подписной библиотеке вместе с множеством других эксклюзивных печатных изданий!

    Хотите лучшие творческие идеи обучения?

    Подпишитесь на мою еженедельную электронную почту с интересными новыми идеями обучения и получите доступ к моей БЕСПЛАТНОЙ библиотеке печатных материалов.

    Дополнительные исследования для вашей домашней школы Творческие способы учиться с помощью стикеров

    Нужны творческие идеи обучения?


    Подпишитесь на мои еженедельные обновления по электронной почте и получите доступ к моей БЕСПЛАТНОЙ библиотеке печатных форм.

    См. Мою политику конфиденциальности.

    Как начать читать классику: дорожная карта

    При обсуждении классики, как можно не упомянуть Гроздья гнева Джона Стейнбека? Этот американский роман, действие которого разворачивается во время Великой депрессии, стал национальной сенсацией и расколол нацию, когда был опубликован в 1939 году.То, что изначально было серией газетных статей, превратилось в один из и, вероятно, один из самых важных и влиятельных романов Америки. В книге изображен невероятно сильный женский персонаж, который относительно редко встречается в классике, который в конечном итоге спасает свою семью. Хотя кто-то может возразить, что книга, действие которой происходит во время Великой депрессии, больше не имеет отношения к нашей жизни, но это не так — мир видел крах доткомов в начале 2000-х годов, мы видели финансовый кризис в 2008 году, и, похоже, мы на пути к очередному экономическому краху.Таким образом, хотя кризис, возможно, изменился, и затронутые люди могут не быть фермерами-арендаторами, вынужденными переходить на более зеленые пастбища, все же больше всего страдают простые люди и смогут идентифицировать себя со страданиями семьи Джоад. Может показаться странным выбор включить The Grapes Of Wrath во введение в дорожную карту классики, поскольку он, безусловно, является более тяжелой стороной по сравнению с другими, но важно прочитать это из-за того, насколько далеко идёт его влияние. есть, и из-за того, сколько современных американских авторов испытали влияние этой работы.

    «Мадам Бовари » Гюстава Флобера — еще один роман, который вскружил голову и встретил много критики, когда он был впервые опубликован. Этот эротический рассказ о супружеской неверности и страсти является классикой и считается основополагающим произведением в области литературного реализма, открывая читателям частичку реальной жизни среди всех других чисто романтических и невероятных романов, которые были популярны в ту эпоху. Введение в классику не может быть полным без того, чтобы читатель прочитал этот потрясающий литературный материал, даже если это сделано не по какой-либо другой причине, кроме как для лучшего понимания современных произведений реализма.Вы можете ясно увидеть, как влияние Флобера проявляется в работах Джона Апдайка и Роберта Стоуна, авторов книг Rabbit, Run и Dog Soldiers соответственно, книг, которые впоследствии стали современной классикой.

    Распространенное заблуждение относительно классических произведений состоит в том, что все они тяжелы или затрагивают глубокие и темные темы — бедность, безответную любовь, революцию и т. Д., Но это не всегда так. Многие классики используют юмор как инструмент для социальных комментариев, делая сложный предмет более привлекательным для читателя. Трое мужчин в лодке Джерома К. Джерома — прекрасный пример такой книги. История довольно проста: трое мужчин — автор и двое его друзей — вместе с собакой отправляются в путешествие по Темзе. Это может показаться скучным и банальным, но гениальность творчества Джерома делает это совсем не так. Прочтите его, чтобы прочитать комический шедевр, зная, что, прочитав его, вы почувствуете себя частью повседневной жизни в Англии примерно конца 1800-х годов — времени, когда упадок Империи только начинался, а аристократия была начинает задаваться вопросом.Хотя Джером, возможно, не был плодовитым автором, эта его короткая книга оказала влияние на многих других великих комиксов — от Вудхауза прошлого до Хорнби в наши дни.

    20 Незаменимое чтение в средней школе

    Призрак Второй мировой войны с ее темами тоталитаризма, социальной фрагментации, массового наблюдения и упадка личной свободы нависает над многими романами. Романы-антиутопии образуют основную категорию: Animal Farm Оруэлла , аллегория Уильяма Голдинга Повелитель мух , Олдос Хаксли Дивный новый мир , абсурдистская комедия Курта Воннегута Slaughterhouse-Five , Маргарет Хэндмэд Хэндмэвуд и McCarthy’s The Road присоединяется к Nineteen Eighty-Four здесь.Вспоминая свои дни в качестве учителя английского языка в старшей школе, я чувствую, что упустил возможность преподавать антиутопию в качестве темы. Есть множество материалов, из которых можно почерпнуть, и они качественны и доступны широкому кругу читателей старших классов.

    Повторяющаяся педагогическая проблема возникла, когда учителя присоединились к разговору: как педагогам следует уравновесить сложные книги — например, произведения Шекспира — с желанием учеников делать выбор? Как учителя могут обеспечить широкие возможности для совместного обучения, не отвлекая своих учеников от чтения навсегда? Это не праздные заботы.Если ваша цель — воспитать на протяжении всей жизни любовь к чтению, догматическая опора на классику кажется катастрофической.

    Вы можете прочитать некоторые разрушительные отзывы студентов о классах без выбора в сообщении Edutopia «Начать революцию в чтении». И как преподаватель грамотности Келли Галлахер, автор Readicide , недавно написала в Твиттере: «Уже третий год подряд более 90% моих старшеклассников признаются, что они фальшиво прочитали свой путь в 12-й класс. Школы должны измениться! » Я задал аналогичный вопрос на уроках английского для первокурсников много лет назад и получил такой же удручающий ответ.Почти никто из моих новых первокурсников не дочитал книгу за предыдущие три года. Чтобы узнать, как найти баланс между выбором учащихся и тщательно подобранными текстами, прочитайте недавнюю публикацию Брайана Штабника в Edutopia «Разжигая страсть к чтению».

    Список необходимых книг

    1. Убить пересмешника
    Основополагающая история совершеннолетия Харпера Ли происходит в вымышленном южном городке Мейкомб, штат Алабама. Основные темы, интересующие старшеклассников: расовая несправедливость, нравственный и духовный рост, отвага и порядочность, невинность и опыт.

    2. Девятнадцать восемьдесят четыре
    Видение Джорджа Оруэлла тоталитарного будущего вскоре после того, как атомные войны сократили геополитическую карту до трех сверхдержав: Евразии, Океании и Остазии. Основные темы, интересующие старшеклассников: тоталитаризм и государственная власть, слежка, индивидуальная свобода, природа истины, сила пропаганды.

    3. Повелитель мух
    Рассказ Уильяма Голдинга о детях-изгоях, которые устанавливают жестокий общественный порядок на необитаемом острове.Основные темы, интересующие старшеклассников: цивилизация и управление, социальный и моральный порядок, дикость и примитивизм, жестокость, лидерство, несправедливость.

    4. Животноводческий комплекс
    Аллегория Джорджа Оруэлла, прослеживающая становление Советской России. Основные темы, интересующие старшеклассников: тоталитаризм и государственная власть, индивидуальная свобода, изменчивость исторической правды, сила пропаганды, культ личности.

    5. Ловец во ржи
    Затворник Дж.Самый популярный роман Д. Сэлинджера, рассказанный глазами заведомо непочтительного подростка Холдена Колфилда. Основные темы, интересующие старшеклассников: ненадежные рассказчики, индивидуальность и идентичность, социальное отчуждение и бунт, социальные нравы и правила.

    6. Гроздья гнева
    Классический фильм Джона Стейнбека эпохи депрессии, повествующий о путешествиях обедневших беженцев из Пыльной чаши, бегущих на запад, в Калифорнию. Основные темы, интересующие старшеклассников: богатство и бедность, несправедливость, социальная и политическая политика и управление, библейские темы, такие как осуждение и искупление.

    7. Человек-невидимка
    Размышления Ральфа Эллисона о влиянии расы, рассказанные с точки зрения афроамериканского рассказчика, невидимого из-за цвета его кожи. Основные темы, интересующие старшеклассников: раса и расовая несправедливость, идентичность, идеология и системы убеждений.

    8. Алхимик
    Рассказ Пауло Коэльо об испанском пастухе, который надеется найти свою судьбу в путешествии в Египет. Основные темы, интересующие старшеклассников: приключения и отвага, надежда, судьба.

    9. Бойня № 5
    Мрачная абсурдистская комедия Курта Воннегута сосредоточена на разрушительных бомбардировках Дрездена, Германия, во время Второй мировой войны. Основные темы, интересующие старшеклассников: нелинейные повествования, ненадежные рассказчики, экзистенциализм и абсурдизм, истинная природа войны.

    10. Рассказ служанки
    Роман-антиутопия Маргарет Этвуд, изображающий подъем в Соединенных Штатах теократического правительства, преданного угнетению женщин.Основные темы, интересующие старшеклассников: тоталитаризм, патриархат и женоненавистничество, слежка, политика и управление, гендерные роли.

    11. Великий Гэтсби
    Лирический роман Ф. Скотта Фицджеральда «Века джаза» об идеалисте Джеймсе Гэтсби и природе американской мечты. Основные темы, интересующие старшеклассников: эпоха джаза, американская мечта, богатство и класс, идеализм.

    12. Самый голубой глаз
    История Тони Моррисон о Пеколе Бридлав, молодой афроамериканской девушке, которая часто подвергается жестокому обращению и мечтает о голубых глазах — осязаемый знак признания в мире, где доминируют белые представления о красоте и принадлежности.Основные темы, интересующие старшеклассников: идентичность, расовая принадлежность и расовая несправедливость, последствия жестокого обращения, красота и уродство, безумие.

    13. О мышах и людях
    История Джона Стейнбека о невероятной — и трагически обреченной — дружбе между двумя мужчинами с совершенно разными интеллектуальными способностями. Основные темы, интересующие старшеклассников: дружба и верность, характер, жестокость и милосердие.

    14. Макбет
    Шекспировский портрет амбициозного шотландского воина, который хочет стать королем и подстрекается к убийству для достижения своей цели.Основные темы, интересующие старшеклассников: природа зла, власть и честолюбие, безумие, хаос и беспорядок.

    15. О дивный новый мир
    Тонкий роман Олдоса Хаксли предвидит будущую «утопию» с извращенными качествами, когда человечество поддается чрезмерным дозам удовольствия, веселья и гедонизма. Основные темы, интересующие старшеклассников: генетические манипуляции, государственная власть, употребление наркотиков, индивидуализм и общество.

    16. Дорога
    Мрачный роман Кормака Маккарти о мальчике и его отце, которые ищут безопасности в постапокалиптическом мире.Основные темы, интересующие старшеклассников: добро и зло, смерть, апокалипсис, жестокость, надежда и безнадежность.

    17. Их глаза смотрели на Бога
    Роман Зоры Нил Херстон, в котором очень много наречия, рассказывает о жизни Джени Кроуфорд, афроамериканки, жившей на юге Джима Кроу на рубеже 20-го века. Основные темы, интересующие старшеклассников: гендерные роли, расовая и расовая несправедливость, последствия жестокого обращения, представление американских диалектов, природа любви.

    18. Преимущества того, чтобы быть волкодавом
    Эпистолярный роман Стивена Чбоски о взрослении об интроверте, эмоционально травмированном первокурснике старшей школы по имени Чарли. Основные темы, интересующие старшеклассников: интроверты и экстраверты, подростковые романы, употребление алкоголя и наркотиков, последствия жестокого обращения.

    19. Персеполис
    Графический роман Марджан Сатрапи, автобиография, описывающая детство в Тегеране, Иран, в эпоху Иранской революции 1979 года.Основные темы, интересующие старшеклассников: графические романы, иранская культура, политика и религия, война.

    20. Ночь
    Запасной мемуарный роман Эли Визеля, основанный на его опыте в концентрационных лагерях во время Холокоста. Основные темы, интересующие старшеклассников: добро и зло, Холокост, вера и неверность, еврейский опыт.

    Не стесняйтесь предлагать другие необходимые книги для старшеклассников — мы хотели бы добавить их в список. В конце концов, больший выбор может помочь только учителям, занятым в важнейшей, нескончаемой работе — помогать учащимся овладеть грамотностью.И дайте нам знать, стоит ли нам вести списки для начальной и средней школы. . .

    Автор этой статьи — главный контент-менеджер Edutopia. Вы можете следить за ним в Twitter @ smerrill777.

    21 классическая книга, которую можно бесплатно читать в Интернете

    Классика. Они — проклятие существования многих старшеклассников. И все же у всех нас есть одна или две (или 20) классических книг, которые мы хотели прочитать … в конце концов. Но когда вы заходите в книжный магазин, вы сразу же отвлекаетесь на все эти блестящие новых книги, и кажется, что начинающим и начинающим авторам, вероятно, нужны ваши деньги намного больше, чем Чарльзу Диккенсу прямо сейчас.К счастью для вас, есть это секретное, скрытое царство, известное как «общественное достояние», где вы можете читать все классические книги, которые пожелает ваша литературная душа. Прямо сейчас. Бесплатно.

    На таких сайтах, как Project Gutenberg, собраны десятки тысяч общедоступных книг для вашего удовольствия от чтения. Вы можете скачать электронные книги на свой телефон или Kindle, либо просто прочитать их прямо в браузере. Так что, если вы ищете бесплатный способ прочитать больше современных произведений, позвольте мне направить вас в вашу дружелюбную местную библиотеку.Но если вы хотите почитать классику, прямо сейчас, , не выходя из собственного телефона, ноутбука или научно-фантастического глазного имплантата, то вот множество невероятных книг, которые можно найти, и с юридической точки зрения читайте бесплатно в просторах Интернета:

    1

    «Гордость и предубеждение» Джейн Остин

    Гордость и предубеждение — это романтическая комедия, завершающая все ромкомы. Только постарайтесь не поддаться неловкому, богатому, эмоционально подавленному мистеру.Дарси, который непреднамеренно разрушает жизнь Лиззи (и, наконец, неловко сбивает ее с ног).

    2

    «Граф Монте-Кристо» Александра Дюма

    История окончательной мести все еще актуальна более 170 лет спустя. В классическом романе Александра Дюма человек заключен в тюрьму за преступление, которого он не совершал, и решает разобраться с ним, став баснословно богатым, а затем полностью уничтожив людей, заключивших его в тюрьму.

    3

    «Дракула» Брэма Стокера

    Каждый сексуальный вампир в современных СМИ в огромном долгу перед самим графом. Дракула Брэма Стокера по праву известен как одна из величайших страшилок всех времен, полная кровососов, меняющих форму и очень харизматичного трансильванского жителя.

    4

    «Приключения Алисы в стране чудес» Льюиса Кэрролла

    Самая трогательная из классических детских книг по-прежнему является отличным чтением для взрослых. Присоединяйтесь к маленькой Алисе, которая падает в кроличью нору и разбирается со всеми видами странной ерунды, постоянно поедая неопознанные предметы и меняя размер повсюду.

    5

    «Приключения Шерлока Холмса» Артура Конан Дойла

    Шерлок Холмс — всеобщий любимый раздражающий детектив, наряду со своим многострадальным помощником доктором Джоном Ватсоном. Прочтите все об их приключениях в этом сборнике загадок и проверьте свои дедуктивные способности.

    6

    ‘Франкенштейн; Или «Современный Прометей» Мэри Уоллстонкрафт Шелли

    Вы, наверное, знаете монстра Франкенштейна как того большого парня с плоской крышей и болтами на шее.Но если вы прочитаете оригинальный роман Мэри Шелли, вы просто можете обнаружить, что настоящее чудовище Франкенштейна — чувствительный гигантский младенец, который говорит по-французски и просто хочет, чтобы его любили.

    7

    «Случаи из жизни рабыни, написанные ею самой» Харриет А. Джейкобс

    Случаи из жизни рабыни — это собрание мемуаров Харриет Джейкобс, пережившей рабство в Северная Каролина и семь лет укрытия в крошечной, похожей на гроб комнате.В конце концов, ей удалось сбежать, чтобы воссоединиться со своими детьми на Севере, и она написала этот красиво детализированный отчет о своей жизни и ее опасном пути к свободе.

    8

    Полное собрание сочинений Уильяма Шекспира Уильяма Шекспира

    Послушайте, вам действительно не обязательно читать все Шекспира. Но у вас есть возможность с помощью этого бесплатного издания The Complete Works. Здесь вы найдете все последние пьесы Шекспира, от классических трагедий до забытых комедий и очень-очень длинных историй.

    9

    «Джейн Эйр: автобиография» Шарлотты Бронте

    Джейн Эйр — отличная книга для чтения, если вы собираетесь выйти замуж за своего босса, но еще не проверили его чердак для любых прячущихся бывших жен. Это классическая сказка о совершеннолетии, готический роман и удивительно современный взгляд на молодую независимую женщину.

    10

    «Картина Дориана Грея» Оскара Уайльда

    Картина Дориана Грея преподает всем нам ценный урок: горячие парни злы, и им нельзя доверять.Конечно, есть кое-что еще, но вам просто нужно прочитать это для себя и узнать.

    11

    «Энн из Зеленых Мезонинов» Л. М. Монтгомери

    Одна из двух самых смелых рыжеволосых сирот по имени Энн, Анна из Зеленых Мезонинов — тот редкий, восхитительный персонаж, который никогда не кажется устаревшим. Она всегда рядом, чтобы подбодрить вас своими разнообразными записками и фантазиями, а также своей канадской деревенской жизнью.

    12

    «Улисс» Джеймса Джойса

    «Улисс » известен своей длинной и запутанной текстурой, но теперь вы можете проверить эту репутацию на себе.Конечно, стиль письма Джойса немного нетрадиционен, но если вы сможете пройти мимо бесконечных предложений на сорок страниц, вы можете обнаружить, что Ulysses — одна из самых странных, смешных и самых красивых человеческих книг.

    13

    «Маленькие женщины» Луизы Мэй Олкотт

    Четыре сестры растут вместе в доме Луизы Мэй Олкотт Little Women, , сталкиваясь с незначительными испытаниями и разрушительными трагедиями. Это история о взрослении, которая ставит сестринство во главу угла, во всей его радости и разочаровании.

    14

    «Повествование о жизни Фредерика Дугласа, американского раба» Фредерика Дугласа

    15

    «Отверженные» Виктора Гюго

    Виктор Гюго произвел революцию в социальной идее написания художественной литературы с его потрясающим (и очень длинным) романом Отверженные. Гюго рассказывает истории разных французских граждан, все вращаются вокруг Жана Вальжана, человека, который был заключен в тюрьму на девятнадцать лет за кражу буханки хлеба.

    16

    «Большие надежды» Чарльза Диккенса

    В одном из самых любимых художественных произведений Диккенса, «Большие надежды» , есть множество диккенсовских сирот, перевернутые судьбы, бедность, преступность и одна ужасающая дева в мире. гниющее свадебное платье.

    17

    «Двадцать тысяч лье под водой» Жюля Верна

    Давайте проясним это раз и навсегда: двадцать тысяч лиг относятся к пройденному расстоянию под водой, не глубине .Их глубина не превышает двадцати тысяч лиг. Кроме того, это один из величайших научно-фантастических романов, когда-либо написанных.

    18

    ‘Стихи Эмили Дикинсон’ Эмили Дикинсон

    Присоединяйтесь к своей новой лучшей подруге Эмили Дикинсон в затворническом путешествии на природу, где вы можете столкнуться со всеми видами цветов и, возможно, со смертью.

    19

    «Души черного народа» У.Э. Б. Дюбуа. Одна из основополагающих работ в истории социологии, эта книга объединяет некоторые фундаментальные эссе о расе в Америке, которые все еще слишком актуальны сегодня.

    20

    «Работы Эдгара Аллана По — Том 1 Эдгара Аллана По» Эдгара Аллана По

    Работы Эдгара Аллана По можно найти в Интернете в нескольких тревожных томах, вместе со всеми его работами. жуткие стихи, его убийственные сказки и все, что между ними.

    21

    «Пробуждение и избранные рассказы» Кейт Шопен

    «Пробуждение» часто считают одним из первых современных феминистских романов.Героиня Шопена постепенно «пробуждается» к тому факту, что она, как и большинство женщин, систематически угнетены обществом. Поэтому Эдна решает взять свою жизнь в свои руки, независимо от того, чего хочет от нее ее муж или кто-либо еще.

    Выбор учеников по сравнению с классикой

    В тот день, когда я приезжаю на общешкольный «Read-In» прошлой весной, подростки и книги покрывают все доступные поверхности в классе английского языка Джарреда Амато в средней школе Мейплвуд в Нэшвилле, штат Теннесси. через обжитые диваны, столы и стулья.Но нет книги, которую можно было бы традиционно назвать «классикой», и это сделано по дизайну.

    В середине комнаты группа девушек открывает третью серию марта , графический роман республиканца Джона Льюиса и Эндрю Айдына о движении за гражданские права, когда студент проталкивается вперед. «Эй, не мешайте мне», — игриво говорит он девочкам, беря копию с вершины стопки. «Я хотел прочитать марта

    Так было не всегда.Четыре года назад, когда Амато прибыл в Мэйплвуд Хай, он назначил своим первокурсникам Повелитель мух — основной продукт школьных классов на протяжении более 50 лет, — но он не мог заставить учеников читать книгу. «По какой-то причине это классика, но я не знаю, что это за причина. Потому что это нехорошо, — говорит Кэлвин, выпускник, и засмеялся, когда я спросил, закончил ли он это.

    Разочарованный, Амато опросил учеников об их предпочтениях в чтении и обнаружил, что большинство из них не знали: они почти никогда не читали вне школы и, как правило, отрицательно относились к чтению.Многие ученики чувствовали, что книги, которые им давали в школе, не отражали их жизненный опыт, и в них были персонажи, которые не выглядели, не думали и не разговаривали, как они.

    Однако проблема разрыва связи между юными читателями и книгами, которые им дают, не нова. Как и предыдущие поколения, американские учащиеся средних и старших классов продолжали проводить уроки английского за чтением аналогичного и знакомого списка из канона английской и американской литературы: Стейнбека, Диккенса, Фицджеральда, Олкотта и, конечно же, Шекспира.

    Но теперь, когда социальные установки и демография населения изменились, учителя по всей стране говорят, что разрыв между каноном и его целевой аудиторией превратился в эпидемию, вызванную быстрыми изменениями в составе американских школ и появлением всегда- на цифровых платформах, претендующих на внимание детей. Учителя признают, что в средней и старшей школе многие из сегодняшних учеников просто не читают.

    © Twenty20 / @ jcsegarra112

    «Я увидел, что« традиционный »подход к урокам английского языка не работает для многих наших детей», — говорит Амато, имея в виду хроническую низкую успеваемость Мэйплвуда — менее 5 процентов. студентов находятся на пути к поступлению в колледж и готовности к карьере по английскому языку (а также по математике).«У нас кризис грамотности, и Шекспир — не ответ».

    Для Амато и растущего числа учителей решение состояло в том, чтобы отойти от классики на уроках английского языка и вместо этого позволить ученикам выбирать книги, которые они читают, при этом поощряя литературу, которая больше отражает демографические характеристики и опыт учеников в классах Америки. В программах подготовки учителей, в профессиональных публикациях и во всех социальных сетях чтение по выбору стало рефреном, который иногда может звучать как догма, а для некоторых он стал призывом к защите.

    Что в центре?

    Но хотя движение студентов по выбору чтения растет, оно ни в коем случае не является общепринятым или поддерживается во всех классах. Другие преподаватели осторожно отодвинули этот подход, опасаясь, что слишком большой выбор учащихся ставит молодежь (YA) и графические романы — не очень уважаемую и проверенную литературу — в центр учебной программы по английской литературе. Хотя не все книги приятны (или легки) для чтения, сложные книги помогают учащимся улучшить понимание и навыки чтения, они спорят и заставляют их решать сложные, вечные вопросы о любви, жизни и смерти и социальной динамике.

    Однако выбор чтения и академическая строгость не исключают друг друга. Чтобы найти баланс, некоторые учителя пробуют такие методы, как предоставление ученикам возможности выбирать из более разнообразных заранее утвержденных списков интересной литературы; чередование выбранных книг и назначенных книг; или использовать выбор, чтобы пробудить интерес студентов к чтению более стимулирующих текстов.

    Несмотря на поляризацию — а иногда и весьма спорные — дебаты по поводу списков для чтения в классе английского языка пролили свет на быстрые темпы изменений в том, что дети читают, и напряженность в попытках разнообразить литературу, не отказываясь полностью от канона.

    Любовь к чтению

    Учителя английского языка давно надеялись, что ученики полюбят литературу, которую они преподают. Миссис Линдауэр, моя учительница английского с младшего класса в 1990 году, сделала все возможное, чтобы развенчать величие Шекспира, изображая голоса персонажей из Сон в летнюю ночь , чтобы рассмешить нас и помочь понять трудный язык.

    Но за годы, прошедшие с тех пор, как я пошел в среднюю школу, многие учителя все чаще обнаруживают, что ученики не всегда развивают любовь к чтению на уроках английского языка, а недовольство заданными книгами может способствовать чему-то еще — общему отвращению к этому.

    Ключевое — и страстное — убеждение, которое я обнаружил среди учителей английского языка, состоит в том, что они чувствуют, что их задания требуют некоторого удовольствия от выполнения, чувства, которое, кажется, менее авторитетно у учителей других предметов. Обеспокоенность педагогов также отражена в данных исследования, которые указывают на резкое сокращение числа подростков, читающих ради удовольствия: 60 процентов старшеклассников читали книги или журналы каждый день в конце 1970-х годов, но к 2016 году их число резко упало. до 16 процентов.

    В социальных сетях учителя непреклонны в отношении рисков некритического отношения к классике.Некоторые учителя утверждают, что эти опасения особенно актуальны для цветных детей, которые с меньшей вероятностью будут представлены в традиционно выбранных текстах. Хотя классы в США стремительно диверсифицируются — всего через несколько лет половина американских студентов станут цветными, — многие утверждают, что канон английской литературы остался в основном неизменным и в основном белым.

    Амато ответил на апатию своих учеников к чтению (и канон) в разработке ProjectLit, методики обучения в классе, которая дает ученикам свободу выбирать и обсуждать книги, которые они хотят прочитать.По его словам, всего за два года эта модель не только повысила интерес его учеников к чтению, но и превратилась в массовое национальное движение с собственным хэштегом (#ProjectLit) в социальных сетях, в котором участвуют сотни школ. Другие преподаватели также создали свои собственные движения, например, обсуждение в социальных сетях #DisruptTexts из Колорадо Джулии Торрес.

    Влияние его нового подхода к урокам английского языка уже очевидно в изменениях, которые он заметил у своих учеников, — говорит Амато. 13 студентов, которые помогли Амато разработать новый подход в его классе, этой осенью получили полные стипендии для учебы в Бельмонтском университете в Нэшвилле.Кроме того, 46 учеников его начального класса, которые участвовали в #ProjectLit, набрали на 5,7 балла больше по английскому ACT и на 4,4 балла по чтению ACT, чем остальные их сверстники в Мейплвуде.

    Сила общего текста

    Но, по мнению некоторых литературных экспертов, с которыми я беседовал, пока нет никаких существенных научных доказательств того, что чтение по выбору улучшает навыки чтения или даже способствует развитию любви к чтению. Вместо этого критики предупреждают, что выбор чтения может быть ограничивающим, а не расширяющим влиянием, позволяя учащимся выбирать излишне упрощенные тексты или сосредотачиваться исключительно на знакомых темах.

    Дуг Лемов, преподаватель и управляющий директор чартерной сети Uncommon Schools, рассказал мне историю о посещении специальной школы для элитных футболистов несколько лет назад. Осмотрев комнату, он заметил, что многие ученики на уроках английского по выбору выбрали книги о футболе. «Им не следует читать книги о футболе. Все, что они знают, — это футбол », — говорит Лемов, который вместе с соавторами Коллин Дриггс и Эрикой Вулвей написал книгу« , пересмотренное чтение, », которая отодвигает от выбора чтение.

    Лемов считает, что в школах слишком много раздумывают о способах чтения по выбору учащихся, и делает несколько несостоятельных предположений: во-первых, подростки знают о книгах достаточно, чтобы знать, что им нравится читать; и, во-вторых, большая сила в свободе «заниматься своим делом», а не в развитии глубокого понимания того, что вы читаете.

    Будь то Габриэль Гарсиа Маркес, Тони Моррисон или Харпер Ли, совместное чтение также может улучшить равенство, предоставляя всем учащимся доступ к высококачественной литературе, говорит Лемов.Он также подчеркивает, что он учит студентов вести сбалансированный и цивилизованный дискурс, утверждая, что «вы можете по-настоящему выслушать чужую точку зрения на историю, только если вы обсуждаете текст, который вы также прочитали».

    И хотя это может не способствовать развитию любви к чтению, данные также показывают, что явное обучение под руководством учителя чтению определенного текста (особенно в разных жанрах) в сочетании с частым чтением может принести в четыре-восемь раз больше результатов по сравнению с По словам Тимоти Шанахана, директора-основателя Центра грамотности при Иллинойсском университете в Чикаго, студенты выбирают книги и читают самостоятельно.

    Шанахан, лидер Национальной комиссии по чтению, отмечает, что классы, в которых учащиеся имеют полную свободу выбора книг, могут стать серьезным бременем для учителей, поскольку они должны знать много разных книг достаточно хорошо, чтобы проводить глубокий анализ и интерпретацию текста для каждого учащегося.

    В поисках золотой середины

    Однако для многих учителей, с которыми я разговаривал, поляризующие споры по поводу списков для чтения затрудняют поиск золотой середины. На уроках английского в седьмом и восьмом классах школы J.Анна Бернстайн рассказала мне, что в средней школе Т. Мур в Нэшвилле она ломает голову над тысячей соображений при выборе того, что ее ученики будут читать в этом году.

    Бернстайн пытается включить разнообразный набор персонажей и авторов, при этом заставляя тексты привести тексты в соответствие как с государственными стандартами, так и с проектом по обучению общественным работам в конце года. Она выбирает от трех до четырех текстов, которые класс прочитает вместе, оставляя место для текстов по выбору учащихся. Затем она рассматривает сложность текста и жанры, которые расширят возможности ее учеников или откроют им глаза на новый образ жизни.

    Но иногда может показаться, что это постоянное уравновешивание требует, чтобы она жонглировала слишком многими факторами. «Что сейчас сложно в мире английского образования, так это то, что существует два лагеря: одна группа никогда не перестанет преподавать Повелитель мух , а другая группа никогда не будет говорить об этой книге», — говорит она.

    Тем не менее, хотя данные показывают, что мы не можем заинтересовать многих сегодняшних студентов чтением, похоже, что преподаватели начинают находить некоторое равновесие между выбором и регламентированным списком обязательных к прочтению: Шекспир может существовать в классе вместе с книгами, которые дети хотят читать. читать.

    Чтобы найти лучший баланс, педагоги могут собрать рекомендации по разным книгам для включения в их школьные библиотеки от таких организаций, как We Need Diverse Books, которая сотрудничает со Scholastic, чтобы все дети видели себя и свой опыт представленными в литературе. Другие предлагают, чтобы учителя позволяли выбирать чтение в рамках многоуровневых уровней сложности или сочетания легких, средних и сложных текстов.

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *