Зигмунд фрейд психопатология обыденной жизни: Книга «Психопатология обыденной жизни» – купить книгу ISBN 978-5-699-78220-8 с быстрой доставкой в интернет-магазине OZON

Содержание

Читать «Психопатология обыденной жизни» — Фрейд Зигмунд — Страница 1

Зигмунд Фрейд

Психопатология обыденной жизни. Толкование сновидений. Пять лекций о психоанализе (сборник)

© ООО «Издательство «Э», 2015

* * *

Зигмунд Фрейд (1856–1939)

Вопросы, на которые дает ответ эта книга

Что значит «истолковывать сновидение»?

«Истолковывать сновидение» значит раскрыть его «смысл», заменить его чем-либо, что в качестве полноправного и полноценного звена могло бы быть включено в общую цепь наших душевных процессов.

В чем различие психических процессов у человека размышляющего и наблюдающего?

При размышлении психический процесс играет большую роль, чем при самом внимательном наблюдении, как то показывает даже напряженная физиономия и морщины на лбу человека, погруженного в раздумье, в противоположность к мимическому спокойствию самонаблюдающего субъекта.

Что такое истерическое отождествление?

Отождествление (идентификация) чрезвычайно важный момент для механизма истерических симптомов.

Этим путем больные выявляют в своих симптомах не только собственные переживания, но и переживания других лиц.

Что такое сновидение?

Сновидение представляет собою (скрытое) осуществление (подавленного, вытесненного) желания.

Почему нам снятся страшные сны?

Сновидения страха суть сновидения с сексуальным содержанием: либидо превращается в них в страх.

Придумываем ли мы во сне диалоги?

Сновидение не может создавать новых диалогов – анализ всякий раз показывает нам, что сновидение заимствует из мыслей, скрывающихся за ним, лишь отрывки действительно бывших или слышанных разговоров и поступает с ними по своему произволу.

Чем объяснить абсурдные сны?

Сновидение становится абсурдным в том случае, когда в мыслях, скрывающихся за ним, имеется в качестве одного из элементов его содержания суждение: «Это нелепо», когда вообще одна из бессознательных мыслей грезящего сопровождается критикой и иронией.

Можно ли думать во сне?

Акт суждения в сновидении представляет собою лишь повторение своего образца в мыслях, скрывающихся за сновидением.

Почему мы забываем сны?

Забывание сновидений зависит гораздо больше от сопротивления, чем от той большой пропасти, которая разделяет состояние сна и бодрствования.

Откуда берется материал для снов?

Бессознательное охватывает своими соединениями главным образом те впечатления и представления предсознательного, которые либо в качестве индифферентных были оставлены без внимания, либо же впоследствии были лишены его.

Зачем мы видим сны?

Сновидение поставило перед собой задачу подчинять освобожденное раздражение бессознательной системы господству предсознательной; оно отводит при этом раздражение и предохраняет в то же время от незначительной затраты бодрствующей деятельности сон предсознательной сферы.

Каждый ли сон можно истолковать?

На вопрос о том, может ли быть истолковано каждое сновидение, следует ответить отрицательно. Не нужно забывать того, что при толковании приходится бороться с психическими силами, повинными в искажении сновидения.

Что формирует характер?

То, что мы называем нашим характером, основывается на воспоминаниях о впечатлениях, как раз о тех, которые оказали на нас наиболее сильное действие, на впечатлениях нашей ранней молодости.

Что такое психическое перенесение?

Бессознательное представление как таковое не способно войти в сферу предсознательного, там оно может вызвать лишь один эффект: оно соединяется с невинным представлением, принадлежащим уже к сфере предсознательного, переносит на него свою интенсивность и прикрывается им. Это и есть факт перенесения.

Можно ли избавиться от бессознательных желаний?

Замечательной особенностью бессознательных процессов именно и является то, что они неразрушимы. В бессознательном ничего нельзя довести до конца, в нем ничто не проходит и ничто не забывается.

Почему мы забываем имена?

Анализируя наблюдаемые на себе самом случаи позабывания имен, я почти регулярно нахожу, что недостающее имя имеет то или иное отношение к какой-либо теме, близко касающейся меня лично и способной вызвать во мне сильные, нередко мучительные аффекты.

Как возникают обмолвки?

Фактором, обусловливающим возникновение обмолвки и достаточно объясняющим ее, я считаю не взаимодействие приходящих в контакт звуков, а влияние мыслей, лежащих за пределами задуманного.

Почему мы забываем впечатления и намерения?

Я различаю забывание впечатлений и забывание переживаний, то есть забывание того, что знаешь, от забывания намерений, упущения чего-то. Результат всего этого ряда исследований один и тот же: во всех случаях в основе забывания лежит мотив отвращения.

Откуда берутся суеверия?

Одним из психических корней суеверия служит сознательное неведение и бессознательное знание мотивировки психических случайностей. Так как суеверный человек не подозревает о мотивировке своих собственных случайных действий и так как факт наличия этой мотивировки требует себе признания, то он вынужден путем переноса отвести этой мотивировке место во внешнем мире.

Реально ли ощущение дежавю?

Я полагаю, что называть ощущение дежа-вю иллюзией – несправедливо. В такие моменты, действительно, затрагивается нечто, что уже было раз пережито, только его нельзя сознательно вспомнить, потому что оно и не было никогда сознательным. Ощущение «уже виденного» соответствует воспоминанию о бессознательной фантазии.

Из-за чего происходит расщепление психики?

Мы выводим расщепление психики не от прирожденной недостаточности синтеза душевного аппарата, но объясняем это расщепление динамически, как конфликт противоположно направленных душевных сил; в расщеплении мы видим результат активного стремления двух психических группировок одной против другой.

Бывают ли случайные мысли и поступки?

Психоаналитик отличается особо строгой уверенностью в детерминации душевной жизни. Для него в психической жизни нет ничего мелкого, произвольного и случайного, он ожидает повсюду встретить достаточную мотивировку, где обыкновенно таких требований не предъявляется.

Существует ли сексуальность у детей?

Ребенок с самого начала обладает сексуальными инстинктами; он приносит их в свет вместе с собой, и из этих инстинктов образуется благодаря весьма важному процессу развития, идущемучерез многие этапы, так называемое нормальное сексуальное чувство взрослых.

Предисловие

Более 100 лет назад австрийский психиатр Зигмунд Фрейд создал теорию психоанализа, основанную на чрезвычайно смелых и новаторских для своего времени идеях: он связал психосексуальное развитие человека с присущими ему моделями поведения и состоянием душевного здоровья. Несмотря на то, что поначалу воззрения Фрейда были восприняты неоднозначно, впоследствии его учение обрело огромную популярность и оказало существенное влияние не только на развитие психологии, но и на формирование множества философских, гуманитарных и художественных концепций.

Психопатология обыденной жизни (Фрейд, З.)

Фрейд, З.

«Психопатология обыденной жизни» (1901) — одно из основных исследований великого австрийского ученого Зигмунда Фрейда, заложившее фундамент его теории психоанализа. Изучая различные отклонения от стереотипов обыденного поведения, странные дефекты и сбои и даже, на первый взгляд, случайные ошибки и обмолвки, ученый приходит к выводу, что они свидетельствуют о глубинных нарушениях психики.

Полная информация о книге

  • Вид товара:Книги
  • Рубрика:Общая психология
  • Целевое назначение:Исследования
  • ISBN:978-5-389-08698-2
  • Серия:Азбука-классика. Non-Fiction
  • Издательство: Азбука, Азбука-Аттикус
  • Год издания:2021
  • Количество страниц:188
  • Тираж:5000
  • Формат:75×100/32
  • УДК:159. 9
  • Штрихкод:9785389086982
  • Доп. сведения:пер. с нем. О. Медема
  • Переплет:обл.
  • Сведения об ответственности:Зигмунд Фрейд
  • Код товара:6220230

1С:Аудиокниги. Фрейд З. Психопатология обыденной жизни (Разовое скачивание)

Описание:

Предлагаем вашему вниманию аудиокнигу Психопатология обыденной жизни, аудиоверсию работы З. Фрейда.

Зигмунд Фрейд – австрийский психолог и психиатр, основатель теории психоанализа.

Психопатология обыденной жизни – одна из самых знаменитых книг Фрейда, которая имеет непреходящее значение не только для психопатологии, но и для современной лингвистики, семантики, философии текста.

Фрейд считает, что различные отклонения от стереотипов обыденного поведения – на первый взгляд непреднамеренные оговорки, описки, забывание слов, случайные движения и действия – являются проявлением бессознательных мыслей и импульсов.

Расшифровка таких «ошибочных действий» при помощи психоанализа, точно так же как толкование сновидений, может быть эффективно использовано в целях диагностики и терапии.

Время звучания: 7 часов 33 минуты.

Категория Программы
Артикул SupM580
Возрастные ограничения 16+ (от 16 лет)
Системные требования

Системные требования:

Android

  • Смартфон или планшет на базе Android версии 4. 0 и выше
  • Наличие на устройстве сервиса Google Play и аккаунта Google
  • Наличие как минимум 512 Мб свободной памяти для загрузки книг
  • Соединение с Интернет

Windows Phone

  • Смартфон на платформе windows phone 8/8.1
  • Наличие как минимум 512 Мб свободной памяти для загрузки книг
  • Соединение с Интернет

IOS

  • Смартфон или планшет на базе iOS версии 6.0 и выше
  • Соединение с Интернет
Жанры Психология Аудиокниги
Языки

Русский

Видео

Читать онлайн «Психопатология обыденной жизни» автора Фрейд Зигмунд — RuLit

Зигмунд Фрейд

Психопатология обыденной жизни

I.

ЗАБЫВАНИЕ СОБСТВЕННЫХ ИМЕН

В 1898 году я поместил в «Monatsschrift fur Psychiatrie und Neurologie» небольшую статью «К вопросу о психическом механизме забывчивости», содержание которой я здесь повторяю и рассматриваю как исходный пункт дальнейших рассуждений. В ней я подверг на примере, взятом из моей собственной жизни, психологическому анализу чрезвычайно распространенное явление временного забывания собственных имен и пришел к тому выводу, что этот весьма обыкновенный и практически не особенно важный вид расстройства одной из психических функций – способности припоминания – допускает объяснение, выходящее далеко за пределы обычных взглядов.

Если я не очень заблуждаюсь, психолог, которому будет поставлен вопрос, чем объясняется эта столь часто наблюдаемая неспособность припомнить знакомое, по существу, имя, ограничится скорее всего простым указанием на то, что собственные имена вообще способны легче ускользать из памяти, нежели всякое другое содержание нашей памяти. Он приведет ряд более или менее правдоподобных предположений, обосновывающих это своеобразное преимущество собственных имен. Но мысль о существовании иной причинной зависимости будет ему чужда.

Для меня лично поводом для более внимательного изучения данного феномена послужили некоторые частности, встречавшиеся если и не всегда, то все же в некоторых случаях обнаруживавшиеся с достаточной ясностью. Это было именно в тех случаях, когда наряду с забыванием наблюдалось и неверное припоминание. Субъекту, силящемуся вспомнить ускользнувшее из его памяти имя, приходят в голову иные имена, имена-заместители, и если эти имена и опознаются сразу же как неверные, то они все же упорно возвращаются вновь с величайшей навязчивостью. Весь процесс, который должен вести к воспроизведению искомого имени, потерпел как бы известное смещение и приводит к своего рода подмене.

Наблюдая это явление, я исхожу из того, что смещение это отнюдь не является актом психического произвола, что оно, напротив, совершается в рамках закономерных и поддающихся научному учету. Иными словами, я предполагаю, что замещающие имя или имена стоят в известной, могущей быть вскрытой, связи с искомым словом, и думаю, что если бы эту связь удалось обнаружить, этим самым был бы пролит свет и на самый феномен забывания имен.

В том примере, на котором я построил свой анализ в указанной выше статье, забыто было имя художника, написавшего известные фрески в соборе итальянского городка Орвието. Вместо искомого имени – Синьорелли – мне упорно приходили в голову два других – Боттичелли и Больтраффио; эти два замещающих имени я тотчас же отбросил как неверные, и когда мне было названо настоящее имя, я тут же и без колебаний признал его. Я попытался установить, благодаря каким влияниям и путем каких ассоциаций воспроизведение этого имени претерпело подобного рода смещение (вместо Синьорелли – Боттичелли и Больтраффио), и пришел к следующим результатам:

а) Причину того, почему имя Синьорелли ускользнуло из моей памяти, не следует искать ни в особенностях этого имени самого по себе, ни в психологическом характере той связи, в которой оно должно было фигурировать. Само по себе имя это было мне известно не хуже, чем одно из имен-заместителей (Боттичелли), и несравненно лучше, чем второе имя-заместитель Больтраффио; об этом последнем я не знал почти ничего, разве лишь, что этот художник принадлежал к миланской школе. Что же касается до связи, в которой находилось данное имя, то она носила ничего не значащий характер и не давала никаких нитей для выяснения вопроса: я ехал лошадьми с одним чужим для меня господином из Рагузы (в Далмации) в Герцеговину; мы заговорили о путешествиях по Италии, и я спросил моего спутника, был ли он уже в Орвието и видел ли знаменитые фрески…NN.

б) Объяснить исчезновение из моей памяти имени мне удалось лишь после того, как я восстановил тему, непосредственно предшествовавшую данному разговору. И тогда весь феномен предстал предо мной как процесс вторжения этой предшествовавшей темы в тему дальнейшего разговора и нарушения этой последней. Непосредственно перед тем, как спросить моего спутника, был ли он уже в Орвието, я беседовал с ним о нравах и обычаях турок, живущих в Боснии и Герцеговине. Я рассказал, со слов одного моего коллеги, практиковавшего в их среде, о том, с каким глубоким доверием они относятся к врачу и с какой покорностью преклоняются пред судьбой. Когда сообщаешь им, что больной безнадежен, они отвечают: «Господин (Негг), о чем тут говорить? Я знаю, если бы его можно было спасти, ты бы спас его». Здесь, в этом разговоре, мы уже встречаем такие слова и имена – Босния, Герцеговина (Herzegowina), Herr (господин), – которые поддаются включению в ассоциативную цепь, связывающею между собой имена Signorelli (signer – господин), Боттичелли и Больтраффио.

в) Я полагаю, что мысль о нравах боснийских турок оказалась способной нарушить течение следующей мысли благодаря тому, что я отвлек от нее свое внимание прежде, чем додумал ее до конца. Дело в том, что я хотел было рассказать моему собеседнику еще один случай, связанный в моей памяти с первым. Боснийские турки ценят выше всего на свете половое наслаждение и в случаях заболеваний, делающих его невозможным, впадают в отчаяние, резко контрастирующее с их фаталистским равнодушием к смерти. Один из пациентов моего коллеги сказал ему раз: «Ты знаешь, господин (Herr), если лишиться этого, то жизнь теряет всякую цену». Я воздержался от сообщения об этой характерной черте, не желая касаться в разговоре с чужим человеком несколько щекотливой темы. Но я сделал при этом еще нечто большее: я отклонил свое внимание и от дальнейшего развития тех мыслей, которые готовы были у меня возникнуть в связи с темой «смерть и сексуальность». Я находился в то время под впечатлением известия, полученного несколькими неделями раньше, во время моего пребывания в Трафуа (Тгafоi): один из моих пациентов, на лечение которого я потратил много труда, покончил с собой вследствие неисцелимой половой болезни. Я точно знаю, что во время моей поездки в Герцеговину это печальное известие и все то, что было с ним связано, не всплывало в моем сознании. Но совпадение звуков Тгаfоi – Воltгаffiо заставляет меня предположить, что в этот момент, несмотря на то, что я намеренно направил свое внимание в другую сторону, данное воспоминание все же оказало свое действие.

г) После всего сказанного я уже не могу рассматривать исчезновение из моей памяти имени Синьорелли как простую случайность. Я должен признать здесь наличность известного мотива. Имелись известные мотивы, побудившие меня воздержаться от сообщения моих мыслей (о нравах турок и т. д.), они же побудили меня исключить из моего сознания связанные с этим рассказом мысли, ассоциировавшиеся, в свою очередь, с известием, полученным мною в Трафуа. Я хотел таким образом нечто позабыть и вытеснил это нечто. Конечно, позабыть я хотел не имя художника из Орвието, а нечто другое, но этому другому удалось ассоциативно связаться с этим именем; так что мой волевой акт попал мимо цели, и в то время как намеренно я хотел забыть одну вещь, я забыл – против своей воли – другую. Нежелание вспомнить направлялось против одного, неспособность вспомнить обнаружилась на другом. Конечно, проще было бы, если бы и нежелание, и неспособность сказались на одном и том же объекте. С этой точки зрения замещающие имена представляются мне уже не столь произвольными Они создают известного рода компромисс: напоминают и о том, что я хотел вспомнить, и о том, что я позабыл; они показывают, таким образом, что мое намерение позабыть нечто не увенчалось ни полным успехом, ни полным неуспехом.

д) Весьма очевидна та связь, которая установилась между искомым именем и вытесненной темой («смерть и сексуальность»«к ней же относятся имена: Босния, Герцеговина и Трафуа). Предлагаемая схема (из статьи 18.98 года) пояснит эту связь:

Имя Signorelli разложилось при этом на две части. Последние два слога (elli) воспроизведены в одном из имен-заместителей без изменения (Botticelli), первые же два подверглись переводу с итальянского языка на немецкий (signer – Herr), вступили в этом виде в целый ряд сочетаний с тем словом, которое фигурировало в вытесненной теме (Herr, Herzegowina) и благодаря этому оказались также потерянными для воспроизведения. Замещение их произошло так, как будто было сделано смещение вдоль словосочетания «Герцеговина и Босния», причем смещение это совершилось независимо от смысла этих слов и от акустического разграничения отдельных слогов. Отдельные части фразы механически рассекались подобно тому, как это делается при построении ребуса. Весь этот процесс, в результате которого имя Синьорелли заменилось двумя другими, протекал всецело вне сознания. За вычетом совпадения одних и тех же слогов (или, точнее, сочетаний букв) никакой иной связи, которая объединяла бы обе темы – вытесненную и следующую, установить на первых порах не удается.

Психопатология обыденной жизни. Фрейд Зигмунд. ISBN: 978-5-699-78220-8. 11 отзывов. PDF

Средний отзыв:

3.9

Психопатология обыденной жизни

Слишком много воды и мало фактов в рассуждениях Фрейда. Продираться через кучу,по сути не нужных вставок в его тексте это прямо таки разновидность мазохизма.
В этой работе знаменитый психоаналитик пытается анализировать патологическое поведение у условно здоровых людей( видите это заразно,я уже и сама начинаю писать много лишнего).
Так как все его рассуждения опираются в первую очередь на то,что такому поведению подвержены ВСЕ здоровые люди я была не согласна где то с третью его выводов. То что например я не могу проанализировать свои «патологические действия» еще куда не шло, может мне опыта не хватает. Но что если я никогда не поступала так как «поступают все ,в том числе и здоровые люди»?) уж не признак ли тогда это начинающейся патологии? Примерно к такому выводу в конце он приходит но начинал то совсем иначе. Как итог, для саморазвития познакомиться было интересно но считать его гением психоанализа мне не дает скептицизм)

Психопатология обыденной жизни

ketochka2080

ketochka2080

Теперь эта фраза приобрела полное свое значения для меня.

Дядюшка Фрейд считает и доказывает, что все наши оговорки, оплошности, забывания и как бы случайные действия на самом деле есть совсем неслучайны. Все это мы делаем под влиянием неосознанных мотивов.

И, когда в следующий раз, ваш муж забудет о годовщине вашей свадьбы, помните это совершенно не случайно. У него на это есть свои скрытые мотивы.

Все свои исследования Фрейд основывает на воспоминаниях из своей собственной жизни, а также жизни своих друзей. Мы прочитаем много разных историй, которые докажут правоту Фрейда.

Я не буду спорить с гипотезами автора, ведь я все же не психотерапевт. Просто для себя я оставлю возможность случайной случайности.

Я боялась, что книга будет иметь сухое повествование с научной терминологией. Но все оказалось не так уж и плохо. Увлекательным чтением я это не назову, но для меня все было понятно и моментами интересно.

Тем, кто интересуется нашим подсознанием, могу смело рекомендовать. А меня еще ждет Толкование сновидений.

Психопатология обыденной жизни

Ну что же… НАКОНЕЦ-ТО!!! Я все же соизволила добраться до книг Фрейда! Вечно откладывала «до лучших времен». Конечно же я не начала знакомство с его знаменитой книги «Толкование сновидений», ну этому есть свое оправдание — в шкафу была именно «Психопатология обыденной жизни». Маленькая книжечка, с объемом не больше 200 стр, смогла целиком и полностью захватить меня.

Никогда особо не задумывалась, почему те или иные имена вылетают из головы. Вечно отмахивалась от этого — всякое бывает. Но что будет, если посмотреть на эту проблему с точки зрения психиатрии? Фрейд действительно поражает. Он столько помнит из своей жизни, может цитировать строчки из книг, и т.д. и т.п. Что понравилось — он не идеальный. Он допускает ошибки, и берется их анализировать. Приходит к соответствующим выводам. Вот что мне нравится. Также много случаев с пациентами.

Конечно же продолжу свое знакомство с Зигмундом Фрейдом. Ведь когда читаешь — текст идет очень легко. Нет «перезагруженности» терминологии.

4 из 5

Психопатология обыденной жизни

Kostina_Yuliya

Kostina_Yuliya

СКУЧНО.
Очень скучно.

Вторая книга Фрейда, повергшая меня в разочарование. Ну или, как минимум, несоответствие ожиданиям.

Сплошной самоанализ. Миллион историй (наглядных примеров) из жизни людей, что, по сути, вроде должно было быть интересным, ведь пример — наилучший способ раскрыть суть проблемы. Но не здесь.

Мой гуманитарный склад мозгов воспринимает метод изложения информации в стиле Фрейда, как высшую математику. Нет… даже хуже — как статистику. К тому же многое из содержания я уже читала в другой его книге, и повторение идет в разрез со знаменитой поговоркой, и никакой матерью учения не является. А выносом мозгов в десятой степени — да!

Психопатология обыденной жизни

Зигмунд Фрейд «Психопатология обыденной жизни».

187 страниц/почему мы все забываем?/комплексы/обмолвки/описки/ложные воспоминания/

Этот труд, наверняка, очень полезен для психологов и людей работа, которых так или иначе связана с психологией, но если вы как и я далекий от этого человек, то вы ничего не потеряете непрочитав эту книгу)
Да, я вынесла несколько мыслей и поняла основную. Но все это для меня (подчеркиваю — далёкого от психологии человека) можно было уместить страницах в трёх-четырёх.
Не потому что «много воды», нет, воды здесь вообще нет. Просто довольно тяжёлый язык, сами конструкции довольно грузные. Из-за чего и чтение продвигается туго.

Сама книга — сборник статей на ту или иную тему, которые затем автор собрал вместе.

Что можно узнать из книги?
•Почему мы забываем имена, словосочетания и многое другое. •Каким образом происходит вытеснение той или иной информации или её замещение.
•Как то, что мы забываем, может выдать наши комплексы и навязчивые мысли.
•Почему наши детские воспоминания искажаются. И почему мы помним мелочи из детства, а какие крупные и важные события начисто стираются из памяти.
•Как обмолвки связаны с нашими потаёнными желаниями и многое другое.

Разобраться во всех этих умных фразах и точке зрения Фрейда помогает куча примеров, хотя многие показались мне надуманными и притянутыми за уши)

Если вы ещё не знакомы ещё ни с одной работой Зигмунда Фрейда, то начинать с этой не стоит, так как здесь упоминаются его «Толкование сновидений» и «Введение в психоанализ». Лучше начинать с них).
Было довольно интересно, хоть и тяжко.
А вы читали какие-нибудь его труды? А если нет, то какие работы по психологии показались Вам наиболее интересными?)

Психопатология обыденной жизни

Amid29081992

Amid29081992

Получив задание написать рецензию на работу Фрейда, я довольно быстро выбрал «Психопаталогию обыденной жизни». Во-первых, мне действительно интересна эта тема, да и по жизни придерживаюсь того мнения, что случайностей не бывает.
Во-вторых, меня привлекло то, что книга состоит преимущественно из практических, жизненных примеров, отодвигая голую теорию на второй план. Это обстоятельство и делает книгу интересной не только для психологов, врачей и других ученых, но и для рядовых читателей. Лично меня работа Фрейда заставила глубже проанализировать 2 очень тяжелых случая ошибок памяти из моей жизни. Совсем не претендую на то, что мои теории правдивы, но всё-таки попробую немного «поиграть в Фрейда» и поделюсь собственными соображениями. Всё-таки книга располагает к личным примерам.

Разобранные жизненные ситуации представляю в форме отдельных историй.

История первая — шахматы на поле человеческого подсознания.
История вторая — Блаженны забывающие, ибо они не помнят своих ошибок.

Теперь непосредственно о книге. В своей второй крупной научной работе Фрейд вновь обращается к теме бессознательных процессов. На этот раз объектом исследования ученого становятся обыденные вещи, которым, как правило, практически не придают значения. Мы склонны легкомысленно относиться к забыванию хорошо знакомых нам имен, случайным оговоркам в устной речи, ошибках при письме и чтении, нелепым, бессмысленным действиям, которые мы совершаем якобы случайно. Задача автора состоит в том, чтобы показать нам отсутствие случайностей в обыденной жизни. Фрейд убедительно подкрепляет свою позицию многочисленными примерами из собственной жизни и из врачебной практики. Целью данной работы является также привлечение внимания обычных людей к тому, что принято считать скучным и неинтересным.

Вот что об этом говорит сам автор:

Боюсь, что со всеми этими примерами я впал прямо-таки в банальность. Но я только могу радоваться, если наталкиваюсь на вещи, которые все знают и одинаковым образом понимают, ибо мое намерение в том и заключается, чтобы собирать повседневные явления и научно использовать их. Я не могу понять, почему той мудрости, которая сложилась на почве обыденного жизненного опыта, должен быть закрыт доступ в круг приобретений науки. Не различие объектов, а более строгий метод их установления и стремление к всеобъемлющей связи составляют существенный порядок научной работы.

Книга состоит из 12 глав, каждая из которых посвящена отдельному психопатологическому явлению обыденной жизни. Многие из них уже перечислены мною во вступлении. Повествование выстроено автором очень грамотно, рассказ развивается от простого к сложному, что дает возможность глубже вникнуть в суть читателям, которые не столь образованы, как Фрейд. Каждое явление в книге описано очень подробно. Есть множество примеров, четко и, самое главное, понятно объясняющих скрытые от сознания мотивы человеческих поступков, которые изначально кажутся либо странными, либо банальными. В итоге автор всё ставит на свои места, наводит порядок в голове читателя.


Стиль написания книги лёгкий для чтения, но по-настоящему научный. Текст произведения точен, логичен, обобщен. Конечно, сложно войти в чтение этой книги. Первоначально повествование кажется сложным, малопонятным, но, чем дальше читатель продвигается вместе с автором, тем лучше удается структурировать собственное восприятие книги и глубже проникнуть в замысел Фрейда. Большим минусом при чтении этой книги является языковой барьер. Русский человек не способен оценить всей прелести игры слов, множественными примерами которой можно было бы насладиться, читая оригинал. Однако и без подобных каламбуров книга полна интереснейшими эпизодами, которые могут заставить задуматься, а иногда даже засмеяться.


Ну а теперь, чтобы разбавить суховатый стиль этой рецензии, да и для интриги, приведу здесь 3 случая, описанных Фрейдом.

Молодой человек 24 лет сохранил следующий образ из 5-го года своей жизни. Он сидит в саду дачного дома на своем стульчике рядом с теткой, старающейся научить его распознавать буквы.
Различие между m и n не дается ему, и он просит тетку объяснить ему, чем отличаются эти две буквы одна от другой. Тетка обращает его внимание на то, что у буквы m целой частью больше, чем у n, – лишняя третья черточка. – Не было никакого основания сомневаться в достоверности этого воспоминания; но свое значение оно приобрело лишь впоследствии, когда обнаружилось, что оно способно взять на себя символическое представительство иного рода любознательности мальчика. Ибо подобно тому, как ему тогда хотелось узнать разницу между буквами так впоследствии он старался узнать разницу между мальчиком и девочкой и наверно согласился бы, чтобы его учительницей была именно эта тетка. И действительно, он нашел тогда, что разница несколько аналогична, что у мальчика тоже одной частью больше, чем у девочки, и к тому времени, когда он узнал это, у него и пробудилось воспоминание о соответствующем детском вопросе.

Ну у Фрейда в сей книге не только ПРО ЭТО написано. Вот ещё интересный пример другого типа:

Цитирую по д-ру В. Штекелю следующий случай, достоверность которого также могу удостоверить:
«Прямо невероятный случай описки и очитки произошел в редакции одного распространенного еженедельника. Редакция эта была публично названа „продажной“, надо было дать отпор и защититься. Статья была написана очень горячо, с большим пафосом. Главный редактор прочел статью, автор прочел ее, конечно, несколько раз – в рукописи и в гранках; все были очень довольны. Вдруг появляется корректор и обращает внимание на маленькую ошибку, никем не замеченную. Соответствующее место ясно гласило: „Наши читатели засвидетельствуют, что мы всегда самым корыстным образом (in eigennutzigster Weise) отстаивали общественное благо“. Само собой понятно, что должно было быть написано: „самым бескорыстным образом“ („in uneigennutzigster Weise“). Но истинная мысль со стихийной силой прорвалась и сквозь патетическую фразу.

Ну и третье, самое классическое, которое раньше встречал в учебнике:

Действие «самоотношения» обнаруживается также в следующем примере, сообщенном Юнгом :
«Y. безнадежно влюбился в одну даму, вскоре затем вышедшую замуж за X. Несмотря на то, что Y. издавна знает X. и даже находится с ним в деловых сношениях, он все же постоянно забывает его фамилию, так что не раз случалось, что когда надо было написать X. письмо, ему приходилось справляться о его фамилии у других».
Впрочем, в этом случае забывание мотивируется прозрачнее, нежели в предыдущих примерах «самоотношения». Забывание представляется здесь прямым результатом нерасположения господина Y. к своему счастливому сопернику; он не хочет о нем знать: «и думать о нем не хочу».

Примерами, подобными тем, которые Выше описаны мной, а также приведенных в двух историях, полна работа Фрейда. Думаю, что после прочтения этой книги я стану ещё внимательнее относиться к фокусам бессознательного в обыденной жизни. Уверен, что «Психопатология обыденной жизни» будет полезна всем людям, хотя бы для общего развития, этот научный труд останется культовым произведением, посвященным психоанализу, и никогда не утратит своей актуальности.

8/10

Психопатология обыденной жизни

Бедный Фрейд! Как же ему повредили дурацкие анекдоты и людские предрассудки. Я пыталась вспомнить, когда и в каком контексте я впервые услышала о Фрейде, но так и не смогла этого сделать. Кажется, это факты из разряда «я всегда это знала». У меня складывалось не самое приятное о нем впечатление, но наш преподаватель по истории зарубежной литературы очень интересно рассказывала об основных теориях, повлиявших на литературу начала двадцатого века, и посоветовала почитать труды Фрейда.
И вот я лично познакомилась с работой Фрейда и была приятно удивлена. Все так ясно, интересно и доступно описано, приводится много примеров и они подробно анализируются. Суть теории такова: у каждого человека есть мысли и чувства, которые он вытесняет по тем или иным причинам. Но полностью избавиться от них очень трудно и подавленные элементы постоянно стремятся тем или иным путем пробиться наружу. Формы их проявления могут быть самыми разными. Сюда относятся и забывание слов и словосочетаний, и обмолвки, и описки, и непроизвольные действия и многое, многое другое. То есть все эти случайные, на первый взгляд, действия далеко не случайны)). Таким образом бессознательное посылает нам сигнал.
После чтения книги начинаешь наблюдать за собой и пытаешься применить эту теорию на деле. Интересные результаты получаются.

Психопатология обыденной жизни

Фрейд весьма подробно рассказывает нам, что значат ошибки, оговорки в речи, описки при письме. В доказательство своим тезисам приводит множество примеров из собственной практики.
Главный вывод, который можно сделать после прочтения книг Фрейда , что все в нашей жизни, даже то, что на первый взгляд неважно для нас, сохраняется в памяти, а потом «всплывает» в виде снов, оговорок, описок и т. п.

Психопатология обыденной жизни

Кто бы мог подумать, что будет так легко! Я вспоминала, как я читала «Игры» Берна и была уже готова раз в пять минут заглядывать в Гугл из-за незнакомых мне слов и терминов. А вот и нет — книга написана таким доступным языком, что специальной подготовки не нужно абсолютно.

Все психопатологии представлены в случаях из жизни: самого автора, его друзей либо пациентов. После каждой истории представлен подробный анализ, полет мысли Фрейда воистину гениален, какой живой ум, какая память — я становлюсь безоговорочной поклонницей этого человека. Масса примечаний объясняет еще нюансы переводов, конечно, в оригинале игры слов, наверное, феноменальны.

В итоге, почти все разделы сводятся к одному — ничего не скрыть, перед самим собой, в первую очередь. Насколько б бессознательно мы не действовали — все выходит наружу, мы действительно самые сложные из всех зверюшек, ведь даже оговорки, забывания и спутывания у нас имеет оооогромный смысл (если его искать), ну а фразочка «оговорочка по Фрейду» для меня обрела совершенно иной смысл.

Очень рада, что прочитала эту книгу, рада, что она не давалась запойно, что требовала от нее отдохнуть, осмыслить. Буду фрейдить дальше, интересно ведь.

Психопатология обыденной жизни

Научная работа, между прочим. А написана так, что любой мало-мальски образованный человек поймет. Это я к тому, что многим надо бы брать пример с господина Фрейда. Писать ясно и доступно о сложных вещах — большое искусство.

Дедушка Фрейд подробно и с примерами объясняет, как упорно и настойчиво то, что мы хотели бы скрыть, вылезает наружу через оговорки, очитки, ошибки в действиях. Очень занимательно после прочтения понаблюдать за собой: всплывает много интересного.
Самым интересным для меня оказалось размышление о том, что окружающие могут считывать наши непреднамеренные действия, и на этой почве часто возникают разногласия. Действительно, мы весьма часто сталкиваемся с тем, что кто-то неправильно нас понимает. «Может, не так уж и неправильно? — усмехается Фрейд. — А если подумать?»

Психопатология обыденной жизни

Федорова Анастасия

Ф** Анастасия

Достоинства:

белая бумага, удобный шрифт, книга интересная, но по интересам

Фрейд Зигмунд. Психопатология обыденной жизни. Тотем и табу » Издательство «Время»

просмотров: 751

Зигмунд Фрейд

Психопатология обыденной жизни. Тотем и табу (2019)

Австрийский психолог и психоаналитик Зигмунд Фрейд (1856—1939) вот уже более ста лет остается одним из самых влиятельных мыслителей нового времени. Книги Фрейда читают как популярную беллетристику, несмотря на то что в них исследуются сложные, специализированные темы, связанные со структурой человеческого сознания и личности. И есть безусловная логика в том, что Зигмунда Фрейда номинировали на Нобелевскую премию не только по медицине, но и по литературе. Ни одной он, впрочем, не получил, и сложно сказать, в каком из случаев больше несправедливости. Две работы, которые вошли в книгу, в совокупности должны представить читателю два главных этапа научной и писательской деятельности Фрейда. Если «Психопатология…» посвящена проявлениям подсознательного в жизни отдельного человека, то «Тотем и табу» — это своего рода антропологическая энциклопедия, предметом которой является не отдельная личность, но человечество как сообщество и человек как биологический вид. Центральная тема этой работы — коллективное сознание, коллективное бессознательное и коллективная мифология.
 
Перевод  с немецкого Якова Когана, Моисея Вульфа. Сопроводительная статья Ольги Федяниной

  
Ольга Владимировна Федянина — переводчик, критик, драматург. Член Ассоциации театральных критиков. Окончила театроведческий факультет ГИТИСа им. А. В. Луначарского. Редактор и обозреватель еженедельника «Коммерсант-Weekend». Автор сценических переводов и адаптаций.
 
Объяснение в любви: издательство «Время» начинает выпуск двух новых серий классики (читать дальше)

Тираж: 5000 экз.
ISBN 978-5-00112-214-2
70×108/32, 416 страниц, иллюстрации: Нет.

Зигмунд Фрейд — Психопатология обыденной жизни читать онлайн

sci_psychology ЗигмундФрейд52f69d3b-2a83-102a-9ae1-2dfe723fe7c7Психопатология обыденной жизни

В книгу «Психология бессознательного» включены крупные работы австрийского ученого-психолога, создавшего оригинальную систему анализа душевной жизни человека. В них показано, что сознание неотделимо от глубинных уровней психической активности. Представляют большой интерес анализ детских неврозов, сталкивающий воспитателя с проблемами, находящимися вне поля зрения, учение о влечениях, о принципах регуляции психической жизни, разбор конкретных фактов повседневной жизни, связанных с ошибками памяти и т. д.

Freud, Фрейд, психоанализ, психотерапия, невроз, невротик, истерия, психоапатология, повседневная жизнь rude Sergei Chumakov [email protected] Tibioka FB Tools; edit+; hands, FB Editor v2.0 2005-10-07 http://fictionbook.ru CDBD2795-DB85-48A6-906F-7294B1063DA4 1.1

1.0 – 7.10.2005

version 1.1 – правка документа – Tibioka

В кн.: Психология бессознательного Просвещение Москва 1990 5-09-003787-6

Зигмунд Фрейд

Психопатология обыденной жизни

I.

ЗАБЫВАНИЕ СОБСТВЕННЫХ ИМЕН

В 1898 году я поместил в «Monatsschrift fur Psychiatrie und Neurologie» небольшую статью «К вопросу о психическом механизме забывчивости», содержание которой я здесь повторяю и рассматриваю как исходный пункт дальнейших рассуждений. В ней я подверг на примере, взятом из моей собственной жизни, психологическому анализу чрезвычайно распространенное явление временного забывания собственных имен и пришел к тому выводу, что этот весьма обыкновенный и практически не особенно важный вид расстройства одной из психических функций – способности припоминания – допускает объяснение, выходящее далеко за пределы обычных взглядов.

Если я не очень заблуждаюсь, психолог, которому будет поставлен вопрос, чем объясняется эта столь часто наблюдаемая неспособность припомнить знакомое, по существу, имя, ограничится скорее всего простым указанием на то, что собственные имена вообще способны легче ускользать из памяти, нежели всякое другое содержание нашей памяти. Он приведет ряд более или менее правдоподобных предположений, обосновывающих это своеобразное преимущество собственных имен. Но мысль о существовании иной причинной зависимости будет ему чужда.

Для меня лично поводом для более внимательного изучения данного феномена послужили некоторые частности, встречавшиеся если и не всегда, то все же в некоторых случаях обнаруживавшиеся с достаточной ясностью. Это было именно в тех случаях, когда наряду с забыванием наблюдалось и неверное припоминание. Субъекту, силящемуся вспомнить ускользнувшее из его памяти имя, приходят в голову иные имена, имена-заместители, и если эти имена и опознаются сразу же как неверные, то они все же упорно возвращаются вновь с величайшей навязчивостью. Весь процесс, который должен вести к воспроизведению искомого имени, потерпел как бы известное смещение и приводит к своего рода подмене.

Наблюдая это явление, я исхожу из того, что смещение это отнюдь не является актом психического произвола, что оно, напротив, совершается в рамках закономерных и поддающихся научному учету. Иными словами, я предполагаю, что замещающие имя или имена стоят в известной, могущей быть вскрытой, связи с искомым словом, и думаю, что если бы эту связь удалось обнаружить, этим самым был бы пролит свет и на самый феномен забывания имен.

В том примере, на котором я построил свой анализ в указанной выше статье, забыто было имя художника, написавшего известные фрески в соборе итальянского городка Орвието. Вместо искомого имени – Синьорелли – мне упорно приходили в голову два других – Боттичелли и Больтраффио; эти два замещающих имени я тотчас же отбросил как неверные, и когда мне было названо настоящее имя, я тут же и без колебаний признал его. Я попытался установить, благодаря каким влияниям и путем каких ассоциаций воспроизведение этого имени претерпело подобного рода смещение (вместо Синьорелли – Боттичелли и Больтраффио), и пришел к следующим результатам:

а) Причину того, почему имя Синьорелли ускользнуло из моей памяти, не следует искать ни в особенностях этого имени самого по себе, ни в психологическом характере той связи, в которой оно должно было фигурировать. Само по себе имя это было мне известно не хуже, чем одно из имен-заместителей (Боттичелли), и несравненно лучше, чем второе имя-заместитель Больтраффио; об этом последнем я не знал почти ничего, разве лишь, что этот художник принадлежал к миланской школе. Что же касается до связи, в которой находилось данное имя, то она носила ничего не значащий характер и не давала никаких нитей для выяснения вопроса: я ехал лошадьми с одним чужим для меня господином из Рагузы (в Далмации) в Герцеговину; мы заговорили о путешествиях по Италии, и я спросил моего спутника, был ли он уже в Орвието и видел ли знаменитые фрески…NN.

б) Объяснить исчезновение из моей памяти имени мне удалось лишь после того, как я восстановил тему, непосредственно предшествовавшую данному разговору. И тогда весь феномен предстал предо мной как процесс вторжения этой предшествовавшей темы в тему дальнейшего разговора и нарушения этой последней. Непосредственно перед тем, как спросить моего спутника, был ли он уже в Орвието, я беседовал с ним о нравах и обычаях турок, живущих в Боснии и Герцеговине. Я рассказал, со слов одного моего коллеги, практиковавшего в их среде, о том, с каким глубоким доверием они относятся к врачу и с какой покорностью преклоняются пред судьбой. Когда сообщаешь им, что больной безнадежен, они отвечают: «Господин (Негг), о чем тут говорить? Я знаю, если бы его можно было спасти, ты бы спас его». Здесь, в этом разговоре, мы уже встречаем такие слова и имена – Босния, Герцеговина (Herzegowina), Herr (господин), – которые поддаются включению в ассоциативную цепь, связывающею между собой имена Signorelli (signer – господин), Боттичелли и Больтраффио.

в) Я полагаю, что мысль о нравах боснийских турок оказалась способной нарушить течение следующей мысли благодаря тому, что я отвлек от нее свое внимание прежде, чем додумал ее до конца. Дело в том, что я хотел было рассказать моему собеседнику еще один случай, связанный в моей памяти с первым. Боснийские турки ценят выше всего на свете половое наслаждение и в случаях заболеваний, делающих его невозможным, впадают в отчаяние, резко контрастирующее с их фаталистским равнодушием к смерти. Один из пациентов моего коллеги сказал ему раз: «Ты знаешь, господин (Herr), если лишиться этого, то жизнь теряет всякую цену». Я воздержался от сообщения об этой характерной черте, не желая касаться в разговоре с чужим человеком несколько щекотливой темы. Но я сделал при этом еще нечто большее: я отклонил свое внимание и от дальнейшего развития тех мыслей, которые готовы были у меня возникнуть в связи с темой «смерть и сексуальность». Я находился в то время под впечатлением известия, полученного несколькими неделями раньше, во время моего пребывания в Трафуа (Тгafоi): один из моих пациентов, на лечение которого я потратил много труда, покончил с собой вследствие неисцелимой половой болезни. Я точно знаю, что во время моей поездки в Герцеговину это печальное известие и все то, что было с ним связано, не всплывало в моем сознании. Но совпадение звуков Тгаfоi – Воltгаffiо заставляет меня предположить, что в этот момент, несмотря на то, что я намеренно направил свое внимание в другую сторону, данное воспоминание все же оказало свое действие.


Конец ознакомительного отрывка
Вы можете купить книгу и

Прочитать полностью

Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • От Каролина Девушка на 10-12-19

9781473319790: Психопатология повседневной жизни — AbeBooks

Эта ранняя работа Зигмунда Фрейда была первоначально опубликована в 1901 году, и сейчас мы переиздаем ее с новой вступительной биографией.«Психопатология повседневной жизни» — это психологическая работа о забывчивости, оговорках, неумелых действиях, суевериях и заблуждениях. Сигизмунд Шломо Фрейд родился 6 мая 1856 года в моравском городке Пршибор, ныне являющемся частью Чешской Республики. Он изучал множество предметов, в том числе философию, физиологию и зоологию, получив степень доктора медицины в 1881 году. Фрейд внес огромный и прочный вклад в область психологии, многие из его методов до сих пор используются в современном психоанализе.Он вдохновил много дискуссий на множество теорий, которые он создал, и реакция на его работы положила начало столетию великих психологических исследований.

«Синопсис» может принадлежать к другой редакции этого названия.

Об авторе :

Зигмунд Фрейд (1856-1939) — один из величайших умов двадцатого века и основатель психоаналитической школы психологии.Его многочисленные работы включают «Эго и Ид»; Очерк психоанализа; Запреты; Симптомы и беспокойство; Новые вводные лекции по психоанализу; Цивилизация и ее недовольство и др.

«Об этом заголовке» может принадлежать другой редакции этого заголовка.

Зигмунд Фрейд «Психопатология повседневной жизни» (1901)

Книга Зигмунда Фрейда Психопатология повседневной жизни была впервые опубликована в 1901 году.А.А. Брилл сделал его перевод на английский в 1914 году. Это, без сомнения, один из наиболее широко обсуждаемых и обсуждаемых Фрейдом. влиятельные работы. Работа не такая техническая, как другие работы Фрейда, и основана на повседневном опыте. В книге он пытается дать краткое объяснение повседневных действий. К ним относятся такие вещи, как забвение имя человека, распространенные оговорки и другие.

Эта работа Зигмунда была дальнейшим развитием уже опубликованных им работ.По сути, он продвигал идею подсознания. Он считал, что сны являются частью подсознания. Фрейд предполагает, что неважно Каким бы далеким ни казался сон, он имеет отношение к какому-то аспекту повседневной жизни. Фрейд пришел к такому выводу после тщательного анализа психических пациентов, страдающих истерией и другими родственными заболеваниями. Он предложил эту тонкую такие вещи, как забвение дат важных событий и бессмысленная авария, все происходило из-за этого подсознания. Короче говоря, Фрейд предположил, что даже в самых бессмысленных человеческих действиях есть смысл.Он заявил, что он считал, что все случайные действия человека предвосхищались в подсознании без ведома человека.

Фрейд постулировал, что основная движущая сила подсознания развивалась на протяжении многих лет. Он считал, что общество и нравственное воспитание человека являются ключевыми частями подсознания. Однако человек может сознательно подавить эти состояния. Согласно Фрейду, это подавление не всегда бывает успешным. Время от времени подавленное подсознание находит выход.Результирующий акт, таким образом, на самом деле является вмешательством подсознания. на сознательном. Например, Фрейд предполагает, что когда человек забывает имя, это не просто случайный акт. Фактически, это из-за конфликта в уме между сознанием и подсознанием. Имя, которое произносится вместо первоначального названия, это компромисс, сделанный этими двумя конфликтными государствами.

В своей книге Фрейд приводит множество таких примеров, давая подробный анализ в каждом случае.Сначала он предлагает случайное повседневное действие, а затем дает его детальную интерпретацию. Все объяснения Фрейда следуют основному трехступенчатый узор; на первом этапе у человека возникает неизвестное желание забыть имя. На втором этапе происходит подавление подсознанием. Наконец, Фрейд демонстрирует существующие отношения между забытым именем или другим действием и прошлым опытом человека. В своей книге Фрейд показывает неоспоримое влияние подсознания на нашу жизнь.Затем Фрейд предполагает, что вся человеческая деятельность находится под контролем. Например, он предполагает, что кто-то не может упомянуть случайное имя или число без ведома подсознания. Таким образом, Фред предполагает, что сны и повседневная жизнь очень похожи.

Таким же образом Фрейд предполагает, что тенденция забывать важные события происходит из-за подсознательного подавления. Фрейд предполагает, что люди часто забывают о травмирующих переживаниях.За его объяснение, он дает личный опыт. Он рассказывает историю, в которой он не смог вспомнить бывшую пациентку, несмотря на то, что ее имя фигурировало в его бухгалтерских книгах. И только после долгих раздумий он наконец вспомнил, кем она была. Однако ребенок умер из-за неправильного диагноза истинной причины ее симптомов. То, что считалось психическим заболеванием, на самом деле было физическим проявлением смертельной болезни. Естественно, этот инцидент, должно быть, глубоко его тревожит.Он предполагает, что его подсознание отреагировало таким образом, подавив любые воспоминания об инциденте из своего сознательного разума.

Фрейд в основном применял свои исследования при лечении душевнобольных. Таким образом, он предположил, что психозы были просто преувеличенными проявлениями подсознания. Следовательно, он предположил, что разница между нормальным и душевнобольных не было явно видно. Вместо этого он предположил, что это постепенный процесс, когда подсознание получит слишком большой контроль над сознанием.

Более чем через сто лет после публикации работа Фрейда продолжала вызывать много споров. Большая часть критики в адрес работы вызвана использованием анекдотических свидетельств. Критики утверждают, что работа была не основан на каком-либо научном методе. Вместо этого Фрейд делал простые наблюдения и использовал свои более ранние работы в качестве доказательства. Однако эта книга содержит много недостатков. Таким образом, он не рекомендуется пациентам, которые могут страдать психическими расстройствами. проблемы. Большинство выводов явно ошибочны.Также интересно отметить, что эта книга — одна из наименее сексуализированных работ Фрейда.

Несмотря на резкую критику книги, Зигмунд Фрейд внес большой вклад в развитие психоанализа. Его методы, хотя и находились в зачаточном состоянии на момент зачатия, помогли переопределить психоанализ. Всю свою жизнь Фрейд помог разработать концепцию подсознания. Он предположил, что разум подобен айсбергу, а его сознательная часть является верхушкой айсберга.Однако то, что находится под ним, имеет наибольшее влияние. в нашей жизни. Фрейд называл эту скрытую часть нашего разума подсознанием.

Несмотря на то, что большинство его ранних работ оказалось неверным, он все же внес важный вклад в психологию. Его вклад включает такие области, как раннее проявление взрослой личности во время формирования. лет, значение амбивалентных тенденций, разные стадии развития ума и, что наиболее важно, открытие подсознательного разума.Совершенно очевидно, что его работы будут и дальше приносить много интерес в ближайшие годы. Например, современные научные достижения предлагают совершенно иной источник речи, чем то, что предлагал Фрейд. Исследования показали, что простые действия, такие как забывание слов, могут ничего не значить. делать с подавленными воспоминаниями. Однако Фрейд продемонстрировал, что есть способ вылечить психические проблемы, такие как истерия. Помогая пациентам глубже понять себя, они могут эффективно избавиться от самих себя. любой болезни.

Культурный читатель: Зигмунд Фрейд — Психопатология повседневной жизни

Психопатология повседневной жизни (1901) возможно, самая известная ранняя работа Зигмунда Фрейда в области психоанализа, и вместе с «Толкованием снов» он составляет основу всего его Работа . Ранний Фрейд был озабочен ненормальной психологией и попытками объяснить различные психопатологические (начиная с с неврологическими) проблемами, попытка, которая привела к новаторским понимание в отношении нормального психического функционирования.Отчасти это то, что делает Психопатологию повседневной жизни такая важная часть фрейдистской библиографии. Психопатология повседневной жизни полна историй и анекдотов (в том числе о самом Фрейде) относительно «неудач», пробелов в памяти и словесных ошибки. По Фрейду, все происходит по какой-то причине (его, безусловно, можно классифицировать как детерминист). То, что кажется случайным или необъяснимым, на самом деле может быть ключом к какой-то глубоко скрытой и скрытой правде (подумайте о сходстве между Зигмундом Фрейдом и Шерлоком Холмсом в этом отношении).Не могу помнишь, куда ты положил ключи? может что-то в тебе не хочет уходить куда вы направляетесь. Случайно назвали своего начальника «мамой»? возможно, это связано с тем, что вы чувствуете к своему начальнику, или, что более важно, к твоей маме. Все эти, казалось бы, необъяснимые инциденты могут подсказать нам о скрытых объяснениях, которые скрыты по какой-то причине и могут только проявиться через эти «ошибки».

Это важно отметить, что Фрейд имел в виду, что все мы в каком-то смысле немного невротичен, поскольку у всех нас есть глубокие внутренние конфликты, которые иногда трудно достичь решения и может продолжать вызывать психический дискомфорт.Этот это то, что делает Психопатология повседневной жизни так важна для теории Фрейда, поскольку она является основой для развития концепция бессознательного, идея о том, что в глубине души мы намного больше, чем мы думаем мы на поверхности.

Другие статьи и резюме о Фрейде:


Интересные книги:


Обзор психопатологии повседневной жизни

Психопатология повседневной жизни Зигмунда Фрейда

ISBN: 978-3-596-10438-3
Издатель: Психология Фишер
Страницы: 355

«Психопатология повседневной жизни» вполне может быть самой доступной работой Зигмунда Фрейда.Психопатология следует по стопам своего старшего на год родственника, Толкование снов . Книга построена вокруг множества небольших анекдотов о кажущихся невинными и незначительных повседневных событиях, таких как забывание имен, орфографические ошибки и оговорки. Я пишу «очевидно», потому что психология Фрейда была основана на идее, что эти невинные оговорки представляли «нежелательный, подавленный психический материал, который, хотя и отталкивается от сознания, тем не менее, не лишен всякой способности выражать себя».

С очевидным преимуществом 100-летнего научного прогресса легко сказать, что Фрейд полностью ошибался в деталях. Что удивительно, так это то, что он правильно понял общую картину; бессознательный (или автоматический как их называют сегодня) процесс действительно контролирует большую часть наших эмоций и действий. Некоторые современные открытия в нейробиологии доходят даже до того, что предполагают, что наша воля и сознательное Я — не что иное, как иллюзии — иллюзия, которая должна быть абсолютным обманом.

С научной точки зрения психопатология повседневной жизни — это просто плохая работа. Его выводы основаны на анекдотических свидетельствах, а предположительно скрытые бессознательные желания анализируются и выводятся с помощью интервью или интроспекции. Но в наше время никто не стал бы читать Фрейда для понимания научной методологии. Скорее, стоит прочитать «Психопатологию повседневной жизни», потому что она дает представление о творческом гении Фрейда. Я считаю поистине увлекательным наблюдать за мыслительным процессом Фрейда и его цепочками ассоциаций.В этом отношении книга имеет большую автобиографическую ценность. Кроме того, Фрейд был блестящим писателем, и его стоит прочитать только из-за его грамотных качеств (хотя небольшой отказ от ответственности: я читал книгу на родном немецком языке Фрейда).

Отзыв написан в октябре 2010 г.

психопатология повседневной жизни краткое содержание главы

Глава 2. ГЛАВА 7. Настоятельно рекомендуется всем, кто интересуется психологией, характером, человеческим поведением или работами Фрейда.Забывание впечатлений и разрешений. {Ä��qo�� ~ �0�9� ߇� Ӈ�s� {��Tm $ o��00bï���! ���9��C�� @ [L-���˻� z�H� //; vv $ ����f�q���YjÖ_�h����� & r��}? ���? Примечания к экзамену по оценке состояния здоровья 1 CH.1 Примечания к классу (Психология) CH. / Продюсер (�� Q t 4. Прикладная психология: применение психологического знания и [] я сейчас повторю его содержание и воспользуюсь им … В большинстве случаев, если я … Психопатология повседневных вещей — это то, через что Дон Норман начинает путешествовать. много концепций дизайна, основ удобства использования и интересной информации, которую он наблюдал в повседневной жизни… 1 2.Et����7�} ����t�8d���W�pW $ w� ~ TYr��_��� �9��G��: �a��i��� @ � ~ ��������nVM� {2��pG���n + �� H��W ێۺ} �� ΓU�], [�cz��m4�! ɃF��Jd��qӯ�� ʲ ‘) ���I�� ڋ�� == mLj�if����4�l�y: = ��� / L�y91� ~ x� 珩 y�� $ N�dk��� ГЛАВА 1. А.А. Брилл выполнил его перевод на английский язык в 1914 году. … или, в зависимости от того, как сформулирована проблема, рассматривался как социальная психология. / Подтип / Изображение о психопатологии повседневной жизни. >> / CA 1.0 Если кто-то склонен переоценивать состояние наших нынешних знаний о душевной жизни, все, что потребуется, чтобы заставить его занять скромное отношение, — это напомнить ему о функции памяти.�y��R1�p���> 8�7H & ��’�! �ͅ����H�} ���} ���n�jp�� | ύk� �`H�i�� u�HN ��ǂ�A��v0���a���] ���ĥM�� ���������z�� ��N�� \ �I� ��X_-DG ����ћN��! ��’4N���Dp��pP�rNr k��pi���W�_AX9ʯ� (s��dyH \ V & �ᱤ��n = �q�, J�X5! .S ���������F� ݱ�ؾ�� е������R��� & N�6��с����P�6c�G�; �`I�L� . | �ޡ &) �� fE�� {m� [h6� �9��c�Dr��l� {��� ֽ 1 i�v.��l�D�, X�: B�Œe ���: C В 1898 году я опубликовал небольшой очерк о психическом механизме забывчивости. / Тип / Статистические рассуждения ExtGState в повседневной жизни 2018-09-09; глава первая корни психологии, критическое мышление, большие идеи 2014-03-29; выпускной экзамен по социальной психологии 2019-12-10; глава 4 2013-09-16; глава 12 2013-11-09; экзамен по социальной психологии 2 06.11.2019; 7b.«Психопатология повседневной жизни» (1901) — возможно, самая известная ранняя работа Зигмунда Фрейда в области психоанализа, и вместе с «Толкованием сновидений» она составляет основу всей его работы. Краткое содержание потока Гоффман резюмирует основные принципы своей драматургической основы. Психопатология повседневной жизни (нем. Zur Psychopathologie des Alltagslebens) — это работа 1901 года Зигмунда Фрейда, основателя психоанализа. 8 Заметки класса (Природа против воспитания) CH 11 Заметки (Стресс и здоровье) Психологический тест 1 Глава… Глава 1: Психопатология повседневных вещей.Основы психологии Глава 8 Как психология повлияла на повседневную жизнь? Без сомнения, «Психопатология повседневной жизни» была самой популярной книгой среди всех работ Зигмунда Фрейда. Забывание как признак повседневной психопатологии можно разделить на две четко обозначенные группы: 1. Человеческое развитие — краткое изложение главы, оно не является исчерпывающим. Фрейд начинает с того, что вспоминает написанное им в 1898 году эссе, посвященное психическому механизму забывчивости. «Психопатология повседневной жизни» — интересная и доступная книга, демонстрирующая существование психики в самых обыденных обстоятельствах, например, при разговоре или попытке вспомнить имя.Дизайн, ориентированный на человека (HCD) Это означает, что нужно начинать с хорошего понимания людей и… Примечания к главе 2 Примечания к главе 3 Примечания к главе 13 Примечания к главе 10 — Резюме Введение в психологию памяти — Краткое изложение главы, оно не является исчерпывающим. Дизайн, ориентированный на человека (HCD) Это означает, что нужно начинать с хорошего понимания людей и… �� � w! 1AQaq «2�B���� # 3R�br� Психопатология повседневной жизни по Фрейду — Глава 1 — Скачать бесплатно в формате PDF Файл (.pdf), текстовый файл (.txt) или просмотрите слайды презентации в Интернете.Учите словарный запас, термины и многое другое с помощью дидактических карточек, игр и других средств обучения. Глава 2 — Содержание опыта. Фрейд Психопатология повседневной жизни — Глава 1 / ок. 1.0 Любовь судьбы. / Создатель (�� w k h t m l t o p d f 0. �� Начать изучение психопатологии повседневной жизни гл.Затем он отмечает значение теории для человека и общества, прежде чем предложить несколько напутственных слов об отношениях между собой и характером. Ранний Фрейд был озабочен ненормальной психологией и попытками объяснить различные психопатологические … Ранний Фрейд был озабочен ненормальной психологией, и попытка объяснить различные психопатологические Психопатологии повседневной жизни объясняют многие из таких забвений и запоминаний. Глава 1 — Структуры повседневной жизни.1 0 obj Отказ от старых методов лечения / Рост 155 А. Перевод Брилла (1914) ВВЕДЕНИЕ Профессор Фрейд разработал свою систему психоанализа, изучая так называемые пограничные случаи психических заболеваний, таких как истерия и невроз навязчивых состояний. / Ширина 625 Книга Зигмунда Фрейда «Психопатология повседневной жизни» была впервые опубликована в 1901 году. «Психопатология повседневной жизни» (нем. Zur Psychopathologie des Alltagslebens) — это работа 1901 года Зигмунда Фрейда, основателя психоанализа.Объединяя основные теории и концепции социальной психологии с более критическими точками зрения, «Социальная психология и повседневная жизнь» дает ценный, широкий, последовательный и… Психопатология повседневной жизни объясняет многие из таких забвений и запоминаний. Введение В течение двадцатого века дисциплина психология выросла из маргинальной академической области в дисциплину, которая сделала больше, чем любая другая, для преобразования распорядка и опыта повседневной жизни. Старые дни… Психика + ология = изучение души. Что делает нас такими, какие мы есть, — это мозг или сердце? Учите словарный запас, термины и многое другое с помощью дидактических карточек, игр и других средств обучения. В первой главе рассматривается феномен забывания имен собственных. Это фантастическая, увлекательная книга. [/ Pattern / DeviceRGB] Резюме главы книги Эрвинга Гоффмана «Представление себя в повседневной жизни», резюме главы 7. Вступление. V�N «����> xzh�w`�6L�ɏA� u����o�͸� f�� ߴ� q������ $ {q��: ~ _JIKr] X�N� �� | � 䄴 | ����9�� �v� = � �� H8�����I ~ �t �LV.�} �Y �zG��hF�W�z����G) -�z�y: � # �yp: ��B> �rlk = ���52�l������b�% �� Их легче увидеть в повседневной жизни), чем некоторые другие теории Фрейда. В стиле, в котором он был написан, вопросов, которые он поднимает, и путей, которые он оставляет открытыми для исследования человека. Однако это верно не для всех случаев сбоя памяти. Но… где ключ к его популярности?

Зуб и гвоздь, Джейми Рэй Ньюман, Из леса, Босоногая графиня, В порту Санвич, Ресторан Fireside Facebook, Управление животными Паркер, Городской кризис 1980-х годов, Et L’or De Leur Corps, Щенки на продажу в Огайо до 800 долларов, Маленькая белая ложь 2,

Обзор психопатологии повседневной жизни

На главную Меню архивов Бориса Письмо Джеймсу .pdf

ОБЗОР

Психопатология Повседневная жизнь Зигмунд Фрейд

Борис Сидис

Журнал ненормальной психологии , 1906, 1 , 101-103.

Психопатология повседневной жизни (Zur Psychopathologie des Alltagslebens). Автор: С.Фрейд. С. Каргер, Берлин, 1904.

Неизменный интерес к психологии сновидений получил дополнительный стимул в небольшом сборнике Фрейда, чей предыдущая работа в той же области уже хорошо известна. Усиление идеи содержится во многих его статьях, особенно в его «Traumdeutung» (Вена, 1900), Фрейд приступает к анализу механизма и толкование смысла снов, чьи fons et origo он считает подсознательной душевной жизнью.Сон по Фрейду взгляд, является проявлением мотивов и желаний, временно подавленных и погружен в подсознание. Существует высшее первичное сознание, a цензора, который не дает этим подавленным состояниям, этим мотивам и желаниям подняться на поверхность. Однако во сне верхнее сознание более или менее чувствительно. в состоянии ожидания такие подавленные состояния утверждают себя, но не без претерпел метаморфозу, поэтому причудливую и часто причудливую ткань наших снов.После тщательного анализа ―a задача не всегда простая, каждый элемент мечты прослеживается до сосуществующие подсознательные состояния. Этот механизм сна ни в коем случае не уникальный, поскольку он похож на то, что мы наблюдаем в различные формы психоневрозов, истерии и др. Показан аналогичный механизм существовать в нормальном уме, проявляясь в некоторых знакомых процессах наша повседневная жизнь, такая, например, как забывание известных имен, промахов языка и пера, забыв о важных событиях, которые должны быть вспомнил, некоторые двигательные нарушения, и, очевидно, случайные и бесцельные действия, ни одно из которых не является просто случайным, поскольку это выражение доминирующих подавленных мотивов.В нашей душевной жизни нет ничего произвольный; здесь нет случайных элементов, и все ментальные активность предопределена подсознательными состояниями.

Мотивы, вызывающие подавление определенных психические состояния следует искать в моральном воспитании, в социальной среде или в болезненный характер самих государств. Эти подавленные состояния не остаются бездействующими, они не будут падать, но заставят себя над сознательным порог, поводом для их проявления является ассоциация, существующая между ними и сознательным содержанием момента.Такое подавленное состояние, во время их проявления вмешиваются в процессы сознания и следовательно, результирующая деятельность представляет собой «компромисс» между два противостоящих государства. Например, если вы забыли знакомое имя и рождение в уме многих имен, которые немедленно отвергаются, обычное Возникновение, это не просто случайность, но таит в себе смысл. Фрейд подробно анализирует несколько примеров такого рода. и показывает, что в момент, когда имя забывается, в уме присутствуют определенные состояния, которые мы добровольно подавляем из-за их неприятных природа.Когда имя вместе с этими состояниями подавляется, это происходит из-за связь между такими состояниями и рассматриваемым именем. Имена, более того, которые приходят в голову, когда мы ищем забытое имя, не просто названия случая, но это «компромиссы» между тем, что мы стараемся вспомнить и что мы подавляем; они содержат элементы каждого.

Условиями, лежащими в основе этого процесса, являются следующее:

Во-первых, определенная склонность забывать имя.

Во-вторых, совсем недавно выполненный процесс подавления.

В-третьих, наличие связи между подавляемыми состояние и название.

Подобным же образом можно забыть о важных событиях. можно отнести к добровольным усилиям подавления, поскольку существует универсальный склонность, различающаяся у разных людей, забывать о неприятных переживаниях. Вот Яркий пример из личного опыта Фрейда. Глядя на его в бухгалтерских книгах он наткнулся на имя, которое не узнал.И он не мог вспомнить пациента, хотя его книги показали, что лечение было недавним и большой продолжительности. Видимо, был какой-то повод забыть имя. Впоследствии оказалось, что пациентом была молодая девушка, которую он лечил. из-за истерических симптомов, с большим улучшением ее состояния. Короткое время позже девочка умерла от саркомы органов малого таза, нервные симптомы которой были скрыты, и поэтому органическое расстройство не было замечено. Это было естественно очень неприятный опыт и, следовательно, необычайная потеря памяти на такой важный случай.

Фрейд анализирует множество таких знакомых случаев, как оговорки. языка, неправильных приспособлений, случайных и бесцельных действий, все из которых он интерпретирует как проявления подсознательных мотивов.

Таким образом, подсознание оказывает огромное влияние. на нормальную психическую жизнь. В нашей психической деятельности нет ничего без значения, и действительно, невозможно составить бессмысленную комбинацию. Когда, например, мы придумайте случайное имя или случайное число, имя или число, которое встречается с при анализе выяснится, что разум определяется мотивами, которые полностью вне поля сознания.

Таким образом, мы наблюдаем, что процессы нормальной жизни похожи на сновидения и различные психозы. Между нормальным и ненормальным разрыва нет, переход постепенный и незаметный. Хотя возможно не совсем убедительно, эта небольшая книга интересна и актуальна.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2021 © Все права защищены.