Труд человека: ТРУД ЧЕЛОВЕКА — Охрана труда

Содержание

Труд в наше время – это великое право и великая обязанность

Слова, обозначенные в заголовке, не мои. Их приписывают французскому классику В. Гюго. Сегодня, главная цель в жизни каждого человека — это хорошая работа. Получить эту работу может гражданин, у которого качественное образование. Но если речь идет о работе, то мы понимаем, какое огромное значение приобретает знание трудового права.

В современных условиях трудовая деятельность является практически единственным источником дохода для граждан, с одной стороны. С другой стороны, по действующему пенсионному законодательству женщины должны работать до 60 лет, а мужчины до 65 лет. Это очень длительный и ответственный период в жизни каждого человека. И если вы будете обладать следующими знаниями: например, как правильно заключить трудовой договор, чтобы все ваши права были защищены ТК РФ, или как правильно написать заявление на увольнение, или лучше уволиться по сокращению штатов, чтобы получить выходное пособие в размере среднего заработка, или как правильно оформить акт о несчастном случае на производстве, если получили травму или профессиональное заболевание, связанное с трудом.

Трудовое право сопровождает человека в течение всей его жизни, в отличие от других отраслей права (например, человек покупает квартиру или дачу один раз в жизни; человек может столкнуться с административным правонарушением или уголовным преступлением один раз в жизни). Знания трудового законодательства нужны будут всегда в течении всей трудовой деятельности.

Трудовое право неразрывно связано с дальнейшем получением пенсий, пособий по нетрудоспособности или иных выплат. Чем выше будет ваша зарплата, тем выше будут ваши пенсии и пособия.

Знание трудового законодательства и добросовестное отношение к труду ведут вас к карьерному росту, к высокой должности и к хорошему заработку.

Хорошая заработная плата дает вам возможность дальнейшего повышения квалификации, учиться и получать новые знания, возможность работать на двух работах по совместительству. И всё это благодаря знанию трудового законодательства и, главное, его правильному применению.

Узбекистан: принудительный труд связан с проектами Всемирного банка

(Брюссель) – Всемирный банк выделяет полмиллиарда долларов на сельскохозяйственные проекты, связанные с применением принудительного и детского труда в Узбекистане. Об этом говорится в опубликованном сегодня докладе Хьюман Райтс Вотч и Узбекско-германского форума по правам человека. По условиям предоставления кредитов, правительство Узбекистана обязано соблюдать правовые нормы, запрещающие использование принудительного и детского труда, а Всемирный банк может приостановить выделение кредитов, если появятся убедительные доказательства нарушений.

В 115-страничном докладе «Мы не можем отказаться от сбора хлопка. Принудительный и детский труд, связанный с инвестиционными проектами Группы Всемирного банка в Узбекистане» подробно рассказывается о том, как власти Узбекистана принуждали учащихся, преподавателей, медицинских работников, прочих бюджетников, работников частного сектора, а в некоторых случаях и детей собирать хлопок в 2015 и 2016 годах, а также пропалывать поля и сажать хлопок весной 2016 года. Власти угрожали людям увольнением, прекращением социальных выплат, отстранением учащихся от занятий и исключением из учебных заведений, если те откажутся работать на хлопке.

«Всемирный банк прикрывает Узбекистан с его порочной системой трудовых отношений в хлопковой отрасли, — сказала руководитель Узбекско-германского форума по правам человека Умида Ниязова. — Всемирный банк должен показать узбекскому правительству и потенциальным инвесторам, что не желает иметь ничего общего с системой, построенной на детском и принудительном труде, и приостановить выделение финансирования до тех пор, пока проблемы не будут решены».

 

Как заявили Хьюман Райтс Вотч и Узбекско-германский форум, благодаря поддержке Всемирным банком проектов в Узбекистане создается впечатление, что страна добросовестно пытается положить конец принудительному труду, что не соответствует действительности и вводит в заблуждение добросовестные компании и правительства.

В течение последних недель Узбекско-германский форум обнаружил, что власти опять сгоняют граждан, включая детей, на прополку и посадку хлопка, а также тыквы, помидоров и прочих сельскохозяйственных культур.

Новый президент Шавкат Мирзиёев пообещал стране реформы после более чем четвертьвекового репрессивного правления Ислама Каримова, о чьей смерти стало известно 2 сентября 2016 года. Смена руководства — удобный момент для обеспокоенных правительств и международных финансовых институтов, чтобы оказать давление и потребовать проведения всесторонних реформ. Участники «Большой двадцатки», которые встречаются в Гамбурге 7–8 июля 2017 года, должны сделать все от них зависящее, чтобы меры, направленные на поддержку устойчивых систем поставок и достойных условий труда, коснулись не только промышленных предприятий, но и фермерских хозяйств. Они должны заставить Всемирный банк отказаться от финансирования проектов, которые укрепляют неправомерные системы трудовых отношений.

В основу доклада легли заявления должностных лиц, просочившиеся официальные документы, 257 подробных интервью и около 700 коротких бесед с людьми, пострадавшими от принудительного и детского труда, с фермерами, а также с основными участниками системы принудительного труда. Хьюман Райтс Вотч и Узбекско-германский форум задокументировали использование принудительного труда в зоне реализации одного проекта Всемирного банка и систематическое применение принудительного труда во всем хлопковом секторе. Как установили организации, существует высокая вероятность того, что сельскохозяйственные и ирригационные проекты Всемирного банка, а также его финансирование для образовательной сферы тоже связаны с непрекращающимся принудительным трудом; кроме того, есть значительный риск использования детского труда.

Узбекистан — пятый по величине производитель хлопка в мире. Около 60% производимого там хлопка-сырца экспортируется в Китай, Бангладеш, Турцию и Иран. Ежегодная выручка узбекской хлопковой отрасли от продажи 1 млн тонн хлопкового волокна превышает 1 млрд долларов США, что составляет примерно четверть валового внутреннего продукта (ВВП) страны. Эти деньги уходят в непрозрачный внебюджетный фонд в Министерстве финансов, который управляется высокопоставленными должностными лицами и не подлежит никакому общественному контролю.

По причине принудительного и детского труда в отрасли 274 компании пообещали не закупать хлопок, про который известно, что он был произведен в Узбекистане.

В 2015–2016 годах инвестиции Всемирного банка в сельское хозяйство Узбекистана достигли 518,75 млн долларов США. Узбекское правительство пообещало банку, что в связи с его проектами и в зонах их реализации принудительный и детский труд использоваться не будут. Банк же обязался вести независимый мониторинг нарушений и создать механизм, при помощи которого пострадавшие могли бы получить возмещение вреда. Тем не менее власти Узбекистана продолжают принуждать к длительной работе на хлопковых полях в тяжелых условиях огромное количество людей, порой даже 10- и 11-летних детей. Это происходит, среди прочего, и в зоне реализации ирригационного проекта банка. Между тем банк удовлетворился ограниченным, неэффективным мониторингом, фактически тем самым покрывая злоупотребления властей.

«Правительство приказало [собирать], и ты не ослушаешься этих приказов… — сказал один школьный учитель из Турткульского района Каракалпакстана, где власти реализуют финансируемый банком ирригационный проект. — Если откажусь, меня уволят… Мы лишимся куска хлеба, который нас кормит».

Независимые организации, в том числе Узбекско-германский форум, в 2015 году во время и после осенней уборки урожая передавали Всемирному банку доказательства применения принудительного и детского труда, а также нападений на правозащитников, которые пытались документировать нарушения. Вместо того чтобы перестать кредитовать правительство в соответствии с соглашением 2014 года, Всемирный банк увеличил инвестиции в сельское хозяйство Узбекистана через свое подразделение, занимающееся кредитованием частного сектора, — Международную финансовую корпорацию (МФК). В декабре 2015 года МФК выделила ведущему производителю хлопковой пряжи в Узбекистане кредит в размере 40 млн долларов США на расширение текстильной фабрики.

Всемирный банк подписал соглашение с Международной организацией труда (МОТ — трехстороннее агентство ООН, в которое входят правительства, организации работодателей и представители работников), чтобы та в 2015 и 2016 году отслеживала принудительный и детский труд. МОТ призвана играть важную роль в продвижении основополагающих трудовых прав в Узбекистане. Однако учитывая, что в этом мониторинге задействованы органы власти и лишенные независимости профсоюзы, система фактически контролирует сама себя. Власти также тщательно инструктируют сборщиков, чтобы те говорили наблюдателям, что добровольно собирают хлопок. В 2016 году МОТ решила, что больше нет необходимости вести мониторинг принудительного труда, сославшись на предполагаемое признание правительством проблемы принудительного труда.

Власти прибегали к запугиванию, насилию и произвольным задержаниям, пытаясь помешать независимым наблюдателям и журналистам освещать использование принудительного труда. В 2015–2016 годах наблюдатели от Узбекско-германского форума и другие люди, наблюдавшие за положением в области прав человека и трудовых прав, постоянно находились под угрозой преследований и притеснений.

Одному наблюдателю, Дмитрию Тихонову, пришлось в 2015 году бежать из страны. А другой, Уктам Пардаев, провел два месяца под стражей и в итоге получил условный срок. В 2016 году открыто продолжала работу только один наблюдатель Узбекско-германского форума — Елена Урлаева. Она сталкивалась со слежкой, притеснениями, произвольными задержаниями, нападениями и принудительным содержанием в психиатрической больнице.

Хьюман Райтс Вотч и Узбекско-германский форум считают, что Всемирный банк и МФК должны приостановить выделение Узбекистану средств на сельскохозяйственные и ирригационные проекты, пока там не прекратится принудительный и детский труд. Всемирный банк и МФК должны также принять все меры к тому, чтобы положить конец расправам над правозащитниками, работа которых касается инвестиционных проектов, незамедлительно реагировать на все подобные инциденты и вместе с заемщиками исправлять причиненный вред.

«Миссия Всемирного банка заключается в борьбе с бедностью, а между тем именно люди, живущие в бедности, наиболее уязвимы перед принудительным и детским трудом в Узбекистане, — отметила Джессика Эванс, старший исследователь Хьюман Райтс Вотч по вопросам бизнеса и прав человека и один из авторов доклада. — Всемирному банку следует прекратить финансирование проектов, которые укрепляют систему принудительного труда в стране, и вместо этого отдать приоритет инициативам, направленным на удовлетворение социально-экономических потребностей тех, кто живет в бедности».

 

Избранные цитаты из доклада

«Хлопок! Вы должны идти и собирать хлопок и выполнять норму. Ясно?! […] Это всех касается! Если хоть один человек не выйдет, это для вас плохо кончится! Я закрываю ваши организации! Все без исключения: из хокимията [орган местной власти], из налоговой, из банка, из других организаций. Всё закрываю […]. [Обращаясь к одному из участников совещания:] Это что такое? Только 1286 килограммов? Почему? Голову оторву!»

Хоким (руководитель районной администрации) Уктам Курбанов, совещание по хлопку в г. Хазараспе Хорезмской области, 29 сентября 2015 г.

 

«Я работаю в школе. Если б учителя сами решали, никто бы не захотел работать на хлопковом поле. Медсестры тоже женщины [у которых много дел по дому]. Они не «неохотно едут», а их тоже заставляют. […] Из 50 учителей в моей школе лишь три-четыре отправились добровольно. Остальные не хотят никуда ехать. Эти три-четыре устали учить и готовы собирать хлопок, только б не учить в школе. Если они хорошие сборщики и могут собрать больше 100 кг в день, они получают дополнительные «подарки» от властей. Но учителя вроде меня не способны выполнить норму и не могут заработать денег на уборке хлопка. Если выводы МОТ и кажутся правдивыми, то это потому что люди боятся говорить правду и она не копает глубоко, чтобы разобраться, как оно на самом деле.»

Школьный учитель, 2017 г.

 

«Может, детей 10 и согласятся поработать на уборке урожая, а остальные отказываются, и приходится бегать за ними.»

Школьный работник, 2017 г.

 

«Конечно, если б у меня был выбор [собирать или не собирать хлопок], я б никуда не поехала. И никто из моих коллег тоже. Это все принудительно, всех принуждают. […] Мы запугиваем родителей, если они отказываются, чтобы их дети помогали на уборке урожая. Пугаем их, что останутся без диплома. […] В 2016 году было несколько беременных преподавательниц колледжа. Тех, кто с хорошими связями, не заставляли и не требовали с них откупаться. А иначе и их заставили бы работать.»

Преподаватель колледжа, 2017 г.

 

«Государство платит тебе зарплату, так что или собирай, или тебя попросят с должности. Работы нет […], поэтому ты не можешь отказаться [собирать хлопок], ты обязан [….] Какой дурак по доброй воле поедет работать в грязи и холоде на хлопковом поле, вместо того чтобы сидеть в хорошем теплом кабинете? Чтобы понять, что [уборка хлопка] это обязаловка, не надо быть семи пядей во лбу […].»

Бывший сотрудник андижанской махалли (квартальный орган государственного управления), 20 ноября 2015 г.

 

«Уважаемые студенты магистратуры! В течение часа вы должны решить вопрос о своем участии в уборке урожая хлопка. Мы сегодня готовим информацию, и вам грозит отчисление. Немедленно решите этот вопрос.»

СМС-сообщение, разосланное администрацией вуза студентам, 6 октября 2016 г.

 

«Два месяца на прополке, а потом еще три месяца на сборе хлопка: из-за этого ученики не получают полноценного образования. Учителя ведут уроки одновременно в двух-трех классах. Например, одному классу учитель дает письменное задание, а сам идет в другой. Не говоря уже о том, что ученики начинают шуметь. Они же дети, они не могут самостоятельно учиться!»

Школьный учитель, Берунийский район Каракалпакстана, 29 сентября 2016 г.

 

«Я знаю, что нельзя принуждать людей к работе. Но я не буду звонить на телефон горячей линии для жалоб, который нам дали. Что толку-то. Все эти плакаты они развешивают для МОТ. А звонки [на горячие линии] для простых учителей и медиков закончатся увольнением.»

Директор школы, которую, по ее словам, местные чиновники пообещали наказать, если она не выведет свой коллектив на уборку хлопка, Ферганская область, 29 сентября 2016 г.

 

«[Из Министерства образования] позвонили в районный отдел образования и велели решить мой вопрос „мирно“. […] После этого на меня ополчился директор школы. Он начал угрожать мне, говоря, что еще покажет, „на что он способен“.»

Школьный учитель, которая обратилась в Министерство образования с просьбой освободить учителей от обязательного участия в сборе хлопка, Гулистан, Сырдарьинская область, 29 сентября 2016 г.

 

«Пойди домой к фермеру-должнику, который не может выплатить кредит, отбери у него машину, скот, если нет, то сними шифер с крыши его дома.»

Шавкат Мирзиёев, занимавший тогда пост премьер-министра, на селекторном совещании с местными властями и фермерами 12 октября 2015 года — со слов присутствовавшего там фермера, сообщившего на «Радио Озодлик».

Официальный сайт полномочного представителя Президента России в Уральском федеральном округе

Проект «Славим человека труда!» реализуется на территории Уральского федерального округа с 2011 года.

Деятельность проекта ведется во исполнение поручения Президента Российской Федерации о создании и модернизации в России к 2020 году 25 миллионов рабочих мест. В 2013 году проект получил высокую оценку Главы государства, дано поручение (Пр-315 от 19 февраля 2013 г.) изучить опыт Уральского федерального округа и рассмотреть возможность внедрения на территориях других федеральных округов.

Проект «Славим человека труда!» представляет собой комплекс организационных и идеологических мероприятий, направленных на изменение ситуации на рынке труда в связи с острым дефицитом квалифицированных рабочих кадров. Он призван изменить общественное мнение о роли и статусе рабочего человека в обществе, поднять в молодежной среде престиж рабочих специальностей и высококвалифицированного труда, привлечь в производственную сферу молодых людей с новым мышлением.

Направления проекта: конкурс профессионального мастерства, медиаконкурс, всероссийский фестиваль документального кино и интернет-проектов «Человек труда», конкурс мастеров традиционных промыслов и ремесел.

В конкурсе профессионального мастерства количество номинации и участников от года к году увеличивается, в 2012 году конкурс прошел по 9 окружным номинациям, тогда как число региональных конкурсов достигло 35 номинаций, участниками которых стали 6 тысяч человек. В цикле 2014-2015 года количество участников возросло до 12 тысяч, а число окружных и региональных  финалов до 12 и 65 соответственно.

В 2015 году география проекта вышла за рамки Уральского федерального округа. В финалах конкурса приняли участия представители с других федеральных округов – конкурсанты из Новосибирска, Уфы, Ярославля, Оренбурга, Владивостока, Самары, Крыма.

Список номинаций ежегодно меняется и утверждается на заседании Организационного комитета проекта «Славим человека труда!».

Торжественная церемония награждения победителей конкурса профессионального мастерства «Славим человека труда!» по итогам цикла 2018-2019 годов прошла 19 ноября 2019 г. в г.Екатеринбурге, Свердловской области.

Славим человека труда!

Обращение полномочного представителя Президента Российской Федерации в Уральском федеральном округе И.Р.Холманских к участникам и победителям проекта «Славим человека труда!»

   

Обращение победителей проекта к Президенту РФ В.В.Путину

 

 

 О проекте 

Проект «Славим человека труда!» разработан Свердловским региональным отделением Общероссийской общественной организации «Всероссийский Совет местного самоуправления» в 2010 году. Идею проекта поддержали Правительство и Губернатор Свердловской области. Благодаря этому, в 2011 году на территории региона успешно прошли конкурсы профессионального мастерства «Славим человека труда!» по 4 отраслям промышленности (металлургия, машиностроение, строительство и энергетика), а также фотоконкурс и конкурс среди СМИ.

В 2012 году «Славим человека труда!» поддержал Полномочный представитель Президента РФ в Уральском федеральном округе Игорь Холманских. Проект получил статус окружного. В конкурсах профессионального мастерства приняли участие более 8000 рабочих с 500 предприятий из Свердловской, Тюменской, Челябинской, Курганской областей, а также Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов.

Конкурсы по 9 номинациям в пяти отраслях промышленности (металлургия, машиностроение, топливно-энергетический комплекс, строительство и сельское хозяйство) были общими для всех регионов. Победители в этих номинациях соревновались друг с другом на уровне Уральского федерального округа.

В 2013 году конкурс профессионального мастерства «Славим человека труда!» проводился по несколько иной схеме.  Соревнования на предприятиях, в организациях и учреждениях Уральского федерального округа и региональные соревнования в областях и автономных округах прошли в 2013 году, а окружные финалы Уральского федерального округа состоялись в марте – апреле 2014 года.

В 2013 году  в конкурсе профессионального мастерства приняли участие 7850 человек, представляющие 840 предприятий  Уральского федерального округа.  На окружных финалах было заявлено 10 номинаций.  Соревновались работники  металлургии,  энергетики,  топливно-энергетического комплекса,  строительства, транспорта, сельского хозяйства, лесной промышленности. Наряду с этим, во всех субъектах Уральского федерального круга были учреждены дополнительно свои номинации, характерные для каждого региона. Общее число номинаций составило  — 90.

Весной 2014 года  участниками окружных финалов стали  183 лучших представителя из всех регионов Уральского федерального округа.  Высокого права быть победителем и призёром конкурса добились 51 человек. Торжественная церемония чествования победителей состоялась 25 апреля 2014 года в городе Челябинске.  На церемонии присутствовали более 5 тысяч человек из всех регионов округа.  К участникам церемонии с приветственным словом обратился Полномочный представитель Президента Российской Федерации в Уральском федеральном округе И.Р. Холманских.

Информацию о состязаниях вы найдёте в разделах «Конкурсы» и «Пресс-центр» на сайте www.slavimtrud.ru

Также в 2012 году в Уральском федеральном округе в рамках проекта «Славим человека руда!» прошли фотоконкурс, конкурс социальной рекламы и конкурс среди СМИ. Итоги данных конкурсов за 2013 – 2014 г.г. будут подведены к 1 августа 2014 года. Информацию об этих мероприятиях читайте в разделе «Медиаконкурсы» на сайте www.slavimtrud.ru

В разделе «Пресс-центр» собраны различные материалы о проекте: статьи из СМИ, видеозаписи торжественной церемонии награждения победителей, сюжеты из телевизионных выпусков новостей, презентационная продукция (книги, буклеты, календари).

Пословицы и поговорки о труде

День Труда – праздник действительно международный, потому как во всём мире люди трудятся. И за труд свой должны получать вознаграждение. В нашу страну официальный Первомай пришёл вместе с революцией. И за сто с лишним лет трансформировался из праздника с плакатами и лозунгами в праздник точь-в-точь как из народного календаря – приметы самые верные: единение с природой и встреча весны с угощениями и гуляниями на широкую ногу. Есть охотники порассуждать, что русский человек ленив, противопоставить ему трудолюбие корейцев и японцев, попрекнуть безответственностью, припомнить национальное «авось» и вспомнить Емелю – персонажа русской народной сказки. Доказательство обратному находим в народных пословицах и поговорках о труде.


Кстати, что касается Емели, то лингвисты склонны рассматривать его историю не в контексте лени, а умения мечтать, формировать намерение, жажды героя облегчить тяжкий труд простого крестьянина, возделывающего землю чуть ли не голыми руками. «Сказка ложь, да в ней намёк», – как говаривал Александр Сергеевич Пушкин. Добро всегда побеждает зло, а финал сказки «По щучьему веленью» для Емели – самый благоприятный.

В языковой картине мира русского человека труд – важнейшая составляющая нравственных категорий. В русском языке большое количество пословиц и поговорок о труде, которые характеризуют отношение человека к труду, его готовность тяжело работать, чёткая уверенность в необходимости трудиться и порицание ленивых.

Без труда не вытащишь и рыбку из пруда.
Не работа сушит, а забота.
Терпение и труд всё перетрут.
Без труда нет добра.
Без дела жить – только небо коптить.
Не то забота, что много работы, а то забота, как нет её.
Землю солнце красит, а человека труд.
Труд не кнут, а человека подгоняет.

Русские пословицы демонстрируют отношение к антонимичному понятию труда – лени. В них считывается и поучение, и ирония.

Леность наводит на бедность.
От труда здоровеют, а от лени болеют.
Скучен день до вечера, коли делать нечего.
Не привыкай к безделью – учись рукоделью.
Здоров в еде, да хил в труде.
Труд человека кормит, а лень портит.
От безделья дурь наживается, в труде воля закаляется.
Авоська верёвку вьёт, небоська петлю затягивает.

Результат труда напрямую зависит от усилий (в русской традиции есть еще такое сверхпонятие как «вложить душу»), приложенных человеком для реализации поставленной задачи. Но при этом суть всё же – в самом процессе, а награда может быть незначительной, при этом очень ценной для того, кто трудился.

Воля и труд дивные всходы дают.
Кто первый в труде, тому слава везде.
Будешь упорно трудиться, будет хлеб в закромах водиться.
Трудись до поту – поешь в охоту.
Трудовая денежка плотно лежит, чужая – ребром торчит.
Без труда и отдых не сладок.
Самое дорогое то, что добыто своим трудом.
Где охота и труд, там поля цветут.

Пословицы и поговорки – мнение народное, из уст в уста поколениями передаваемая мудрость, назидание, ответ на простой вопрос «что такое хорошо, а что такое плохо».

Музей русской печи в ЭТНОМИРе

Калужская область, Боровский район, деревня Петрово

Традиционную русскую печь видел каждый: на иллюстрациях к сказкам, в деревенском доме у бабушки, в музее. Но бывали ли вы внутри печи? Только в ЭТНОМИРе у вас есть такая возможность! Милости просим заглянуть в самую большую в мире Русскую Печь высотой с трёхэтажный дом и узнать всё о её истории и устройстве!

Поднявшись внутри по кованой винтовой лестнице на самый верх, вы окажетесь на одной из обзорных площадок ЭТНОМИРа. Отсюда открывается замечательный вид на парк и можно рассмотреть с высоты избы, расположенные вокруг печки.

Электронная библиотека: Природа и труд человека : очерки по естествознанию и технологии. Ч. 3: Мир животных

Please use this identifier to cite or link to this item: http://elib.uraic.ru/handle/123456789/23596

Предисловие / В. Львов [c. 9]

Положение человека в животном мире [c. 11]

Библейское сказание о происхождении человека [c. 11]

Классификация Линнея [c. 12]

Теория Дарвина [c. 14]

Происхождение человека [c. 16]

Как устроено наше тело [c. 21]

Скелет. Кости туловища [c. 21]

Череп [c. 24]

Конечности [c. 26]

Мускулы [c. 27]

Нервы [c. 29]

Кровеносные сосуды [c. 30]

Внутренности [c. 30]

Ухо [c. 32]

Глаз [c. 34]

Обоняние, вкус и осязание [c. 36]

Как питается и живет наше тело [c. 38]

Значение пищи и воздуха для нашего тела [c. 38]

Пищеварение [c. 39]

Кровеобращение [c. 41]

Дыхание [c. 44]

Процесс окисления и обмен веществ [c. 46]

Обезьяны [c. 49]

Лошадь [c. 56]

Корова [c. 65]

Овцеводство и шерстяная промышленность [c. 77]

Начало овцеводства и распространение его в Европе и других странах [c. 77]

Руно и свойство шерсти [c. 82]

Породы овец [c. 83]

Обработка шерсти [c. 88]

Выработка и отделка шерстяных тканей [c. 91]

Мировое производство шерсти и наша шерстяная промышленность [c. 93]

Коза [c. 96]

Верблюд [c. 100]

Северный олень [c. 105]

Свинья [c. 112]

Грызуны [c. 117]

Хищные животные [c. 123]

Пушной промысел в СССР [c. 130]

Роль СССР в мировой добыче и торговле мехами. Промысел белки и зайца [c. 130]

Песец, горностай, куница, соболь, бобр морской и речной [c. 133]

Лиса, хорек, колонок, сурок, норка, выдра, выхухоль, медведь [c. 139]

Торговля мехами. Меховые ярмарки [c. 143]

Хищническая охота и меры к охранению редких пушных зверей [c. 146]

Тюлень и морж [c. 149]

Кит [c. 156]

Как устроено тело птицы [c. 163]

Куриное яйцо [c. 167]

Наши домашние птицы [c. 172]

Куры и другие куриные птицы [c. 172]

Гуси и утки [c. 177]

Наше птицеводство и торговля его продуктами [c. 180]

Наши промысловые птицы [c. 183]

Лесные промысловые птицы [c. 183]

Водяные промысловые птицы [c. 187]

Черепаха [c. 192]

Лягушка [c. 196]

Окунь [c. 201]

Наши промысловые рыбы и рыбные промыслы в СССР [c. 206]

Наши промысловые рыбы [c. 206]

Рыболовные районы и их промыслы [c. 218]

Рыба как товар. Рыбные продукты [c. 230]

Насекомые и их превращения [c. 235]

Вредные и полезные насекомые [c. 241]

Шелковичный червь и обработка шелка [c. 257]

Тутовое дерево и скорцонер [c. 257]

Жизнь шелковичного червя. Завивка коконов [c. 258]

Разматывание и обработка шелка [c. 261]

Начало шелководства в древности и современное его состояние [c. 264]

Пчелы [c. 269]

Устройство тела пчелы. Сбор взятка. Мед и воск [c. 269]

Работа пчел в улье. Роение и зимовка [c. 273]

Обработка меда и воска [c. 276]

Мягкотелые животные [c. 279]

Голый слизень и улитка [c. 279]

Пресноводные ракушки [c. 281]

Морские раковины — жемчужница и устрица [c. 283]

Каракатица, кальмар и спрут [c. 287]

Черви [c. 290]

Коралловые полипы [c. 296]

Губка [c. 301]

Корненожка [c. 304]

Предметный указатель [c. 309]

Содержание [c. 315]

Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.

Год человека труда

Мероприятие

Дата

Исполнитель

Выполнение мероприятия

1

Лично-командное первенство Устиновского района по плаванию среди команд промышлен-ных предприятий и организаций в зачет Спар-такиады трудовых коллективов

10 .04.11.

Баженова Н.В.

В соревнованиях, приняли участие 8 команд – 40 человек.

2

Турнир по мини-футболу «Отцы и дети»

20.05.11.

Баженова Н.В.

Приняли участие 98 человек – из них 30 детей , 30 родителей

3

Первенство Устиновского района по мини-фут-болу среди команд промышленных предприя-тий и организаций в зачет Спартакиады трудовых коллективов

с 3.06.11года

Баженова Н.В.

Приняли участие 9 команд – 110 человек

4

Участие в празднике семейных династий «Трудовая династия – гордость Ижевска», на базе МУ «Центр социальной помощи семье и детям Октябрьского района г. Ижевска»

24.05.11.

Дроздова В.Г.

Выполнено ,район представляла семья мед.работников Аникеевых-Авдеевых.

5

Открытый всероссийский этап соревнования по автозвуку

25.06.11.

Дубовикова О.В.

Участвовало сорев-нований 35 ,зрите-лей 12 тысяч чел.

6

 

 

 

 

Проведение «Летних чтений» в библиотеках Устиновского района для детей и подростков школьного возраста .

День периодики, громкие чтения, создание книги «Путевой дневник », День литературных викторин, интеллектуальная игра «Слово дня», работа клуб «Юные корреспонденты», выпуск библиотечного журнала «Воронёнок», лечеб-ница Айболита (ремонт книг), летние чтений «Где бывал и что видал »

август

 

август

библиотеки МУ ЦБС

 

библиотека №19

 

проведено более 50 мероприятий , 1500 участников

выполнено

7

Оформлены стенды: — «Сердце отдаю детям»

«Мастера педагогических наук»,«Призвание – педагог»

август

ДОУ № 216ДОУ № 256

ДОУ № 192

выполнено

8

Цикл занятий «Встречи с интересными людь-ми»(встреча с зам.начальника пожарной охраны ОАО «Удмуртнефть» Елгановым Ю.Ф.)

август

ДОУ № 276

присутствовало 26 чел.

9

Конкурс среди родителей «Семейные дина-стии»

август

ДОУ № 193

участвовало 5 семей

10

Оформлен коллаж «Сердце, отданное детям»(О семейной династии воспитателя- ветерана труда Судариковой Н.А)

август

ДОУ № 192

выполнено

11

«Физическая активность – путь к долголетию», организация активного досуга населения пожи-лого возраста

30.09.11

Баженова Н.В.

приняли участие 200 человек

12

Праздник для учащихся начальной школы в МС(К)ОУ № 256 посвященный 300-летию со дня рождения великого русского ученого Михаила Ломоносова

01.09.11. в 09-30

МС(К)ОУ № 256

присутствовало 50 человек

13

Игра-эвакуация «Пожарные научения», встреча с инспектором пожарной части № 4 по охране Устиновсокого района

06.09.11 в 10-00

МОУ «Про-гимназия № 226»

присутствовало 33 человека

14

Открытие площадки «Юные пешеходы», встре-ча с инспектором ГИБДД Устиновского района

07.09.11в 10-00

МДОУ № 274

присутствовало 36 человек

15

«Осенняя ярмарка Коробейник», знакомство детей с русским фольклором

23.09.11 в 10-00

ЦРР д/с № 14

присутствовало 23 человека

16

Районное мероприятие «День дошкольного работника» в Доме дружбы народов

05.10.11г. в 17-00

ЦДОиВ ,

присутствовало 140 человек

17

Районное мероприятие «День учителя» в Доме дружбы народов

06.10.11г. в 17-00

Администрация района

присутствовало 220 человек

18

Районный туристический слет семей Устинов-ского района в лесной зоне на ул.Труда

08.10.11г. в 11-00

Администрация района

присутствовало 47 человек

19

Праздник «День работников пищевой промы-шленности» (встреча с трудовым коллективом ЗАО «Ижмолоко»)

17.10.2011г .в 10-30

ЗАО «Ижмолоко»

присутствовало 60 человек

20

«День призывника» в Устиновском районе на базе в/ч 6575 (ул. Салютовская, 35)

20.10.11. с 10-00

Администрация района

присутствовало 90 человек

21

Встреча с педагогическим коллективом профес-сионального училища № 31(ул. Сабурова, 23)

24.10. 11г. в 15-00

Министерство образования УР, Админи-страция райо-на

присутствовало 40 человек

22

Торжественное мероприятие , посвященное Дню народного единства и Дню государствен-ности Удмуртии

25.10. 11г. в 15-00

школа №32, Администра-ция района

присутствовало 110 человек

23

Встреча с педагогическим коллективом ГОУ НПО Профессиональный лицей пищевой про-мышленности

27.10. 11г. в 14-00

Министерство образования УР, Админи-страция райо-на

присутствовало 80 человек

24

Встреча с педагогическим коллективом ФГОУ СПО «Ижевский торгово-экономический тех-никум»

27.10. 11г. в 10-00

Министерство образования УР, Админи-страция райо-на

присутствовало 75человек

25

Спартакиада силовых структур Устиновского района по дартс( школа №53)

27.10. 11г. в 11-00

Администра-ция района

присутствовало 40 человек

26

Вручение памятных медалей участникам лик-видации последствий катастрофы на Черно-быльской АЭС в связи с 25-летим события

1.11.11.

Администрация района, Респуб-ликанское общество «Союз Черно-быль»

присутствовало 100 человек

27

Торжественное мероприятие для населения ко Дню народного единства и Дню Республики

2.11.11.

Администра-ция района,депутаты рай-она

присутствовало 100 человек

28

Спартакиада силовых структур Устиновского района по бильярдному спорту

13.11.11.

Администра-ция района

присутствовало 40 человек

29

Спортивный праздник для работников до-школьных учреждений Устиновского района

26.11.11

ДДОУ района,

Администра-ция района

присутствовало 200 человек

Книги / Электронный текст

Использование физиологических функций и проявлений человеческой жизни в качестве средства называется трудом. Проявление потенциальных возможностей человеческой энергии и жизненных процессов, которые человек, чью жизнь они проявляют, не использует для достижения внешних целей, отличных от простого протекания этих процессов и от физиологической роли, которую они играют в биологическом завершении его собственного витала. экономика, это не труд; это просто жизнь. Человек работает, используя свои силы и способности как средство устранения беспокойства и заменяя целенаправленное использование своей жизненной энергии спонтанной и беззаботной разрядкой своих способностей и нервных напряжений.Труд — это средство, а не самоцель.

Каждый человек может расходовать только ограниченное количество энергии, и каждая единица труда может дать только ограниченный эффект. В противном случае человеческий труд был бы доступен в изобилии; он не был бы редким, и его нельзя было бы рассматривать как средство устранения беспокойства и экономить как таковое.

В мире, в котором труд экономится только благодаря тому, что он доступен в количестве, недостаточном для достижения всех целей, для которых он может быть использован в качестве средства, предложение труда было бы равно всему количеству труда, которое все мужчины вместе умеют тратить.В таком мире каждый будет стремиться работать, пока полностью не исчерпает свою сиюминутную работоспособность. Время, которое не требуется для отдыха и восстановления работоспособности, затраченного на предыдущую работу, будет полностью посвящено работе. Любое неиспользование полной работоспособности будет считаться потерей. Выполняя больше работы, можно было бы улучшить свое самочувствие. То, что часть имеющегося потенциала осталась неиспользованной, будет расценено как потеря благополучия.Сама идея лени была бы неизвестна. Никто бы не подумал: я мог бы сделать то или это; но это не имеет смысла; не платит; Я предпочитаю свой досуг. Каждый будет рассматривать всю свою работоспособность как источник факторов производства, которые он будет стремиться использовать полностью. Даже шанс на малейшее повышение благосостояния будет считаться достаточным стимулом для работы больше, если случится так, что в данный момент не может быть более выгодного использования данного количества труда.[п. 132]

В нашем реальном мире все иначе. Затрата труда считается болезненной. Не работать считается более удовлетворительным состоянием, чем работа. Досуг, при прочих равных, предпочтительнее мучений. Люди работают только тогда, когда они ценят отдачу от труда выше, чем уменьшение удовлетворенности, вызванное сокращением досуга. Работа подразумевает бесполезность.

Психология и физиология могут попытаться объяснить этот факт. Праксиологии нет необходимости исследовать, могут ли они преуспеть в таких усилиях.Для праксиологии это данность, согласно которой люди стремятся наслаждаться досугом и поэтому смотрят на свою собственную способность вызывать эффекты с чувствами, отличными от тех, с которыми они смотрят на способность материальных факторов производства. Рассматривая затраты своего труда, человек исследует не только то, не существует ли более желательной цели для использования данного количества труда, но не менее желательно ли воздерживаться от любых дальнейших затрат труда.Мы можем выразить этот факт также, назвав досуг концом целенаправленной деятельности или экономическим благом первого порядка. Используя эту несколько изощренную терминологию, мы должны рассматривать досуг как любое другое экономическое благо с точки зрения предельной полезности. Мы должны сделать вывод, что первая единица досуга удовлетворяет более остро ощущаемое желание, чем вторая, вторая — более сильное желание, чем третья, и так далее. Изменяя это положение, мы получаем утверждение, что бесполезность труда, которую испытывает рабочий, увеличивается в большей пропорции, чем количество затраченного труда.

Однако праксиологии нет необходимости изучать вопрос о том, увеличивается ли бесполезность труда пропорционально увеличению количества выполняемого труда или в большей степени. (Можно не решить, имеет ли эта проблема какое-либо значение для физиологии и психологии и могут ли эти науки прояснить ее.) В любом случае рабочий прекращает работу в том месте, где он больше не считает целесообразным продолжать работу. работа как достаточная компенсация бесполезности дополнительных затрат труда.Формируя это суждение, он противопоставляет, если мы не принимаем во внимание снижение урожайности, вызванное увеличением утомляемости, каждой части рабочего времени с тем же количеством продукта, что и предыдущие части. Но полезность единиц урожайности уменьшается с прогрессом выполняемого труда и увеличением общего количества произведенного урожая. Продукты предыдущих единиц рабочего времени обеспечивали удовлетворение более важных потребностей, чем продукты работы, выполненной позже.Удовлетворение этих менее важных потребностей не может считаться достаточным вознаграждением для дальнейшего продолжения работы, хотя они [с. 133] сравниваются с такими же объемами физического выпуска.

Следовательно, для праксиологической трактовки этого вопроса не имеет значения, пропорциональна ли бесполезность труда общим затратам труда или возрастает в большей степени, чем время, затрачиваемое на работу. Во всяком случае, склонность тратить еще неиспользованные части общего потенциала для работы уменьшается, при прочих равных, с увеличением уже израсходованных частей.Происходит ли это снижение готовности работать больше с более быстрым или менее быстрым ускорением — это всегда вопрос экономических данных, а не вопрос категориальных принципов.

Бесполезность, связанная с трудом, объясняет, почему в ходе истории человечества одновременно с прогрессирующим увеличением физической производительности труда, вызванным технологическим совершенствованием и более обильным предложением капитала, в целом появилась тенденция к сокращению продолжительности рабочего дня. работа развита.Среди удобств, которыми цивилизованный человек может наслаждаться в большем изобилии, чем его менее цивилизованные предки, есть также возможность получить больше свободного времени. В этом смысле можно ответить на вопрос, часто задаваемый философами и филантропами, сделал ли экономический прогресс людей более счастливыми или нет. Если бы производительность труда была ниже, чем в нынешнем капиталистическом мире, человек был бы вынужден либо больше трудиться, либо отказаться от многих удобств. Устанавливая этот факт, экономисты не утверждают, что единственный способ достичь счастья — это наслаждаться большим материальным комфортом, жить в роскоши или иметь больше свободного времени.Они просто признают истину о том, что мужчины могут лучше обеспечивать себя тем, что, по их мнению, им нужно.

Фундаментальное праксиологическое понимание того, что люди предпочитают то, что удовлетворяет их больше, чем то, что удовлетворяет их меньше, и что они оценивают вещи на основе их полезности, не нуждается в исправлении или дополнении дополнительным утверждением о бесполезности труда. Эти положения уже подразумевают утверждение, что труд предпочтительнее досуга только постольку, поскольку отдача труда более желательна, чем удовольствие от досуга.

Уникальное положение, которое факторный труд занимает в нашем мире, обусловлено его неспецифическим характером. Все природные первичные факторы производства, то есть все те естественные вещи и силы, которые человек может использовать для улучшения своего благополучия, обладают особыми силами и достоинствами. Есть цели, для достижения которых они более подходят, цели, для которых они менее подходят, и цели, для которых они вообще не подходят. Но человеческий труд подходит и незаменим для выполнения всех мыслимых процессов и способов производства.

Конечно, недопустимо рассматривать человеческий труд как таковой в [с. 134] общие. Это фундаментальная ошибка — не видеть, что мужчины и их способности к работе различны. Работа, которую может выполнять определенный человек, больше подходит для одних целей, менее подходит для других целей и вообще не подходит для других целей. Одним из недостатков классической экономики было то, что она не уделяла достаточного внимания этому факту и не принимала его во внимание при построении своей теории стоимости, цен и ставок заработной платы.Люди экономят не труд в целом, а определенные виды имеющегося труда. Заработная плата выплачивается не за затраченный труд, а за трудовые достижения, которые сильно различаются по качеству и количеству. Производство каждого конкретного продукта требует найма рабочих, способных выполнять конкретный вид работы. Абсурдно оправдывать непонимание этого момента ссылкой на предполагаемый факт, что основной спрос на рабочую силу и ее предложение касается неквалифицированного обычного труда, который может выполнять каждый здоровый человек, и что квалифицированный труд — труд людей с особыми потребностями. врожденные способности и специальная подготовка, по большому счету, исключение.Нет необходимости исследовать, были ли такие условия в далеком прошлом или даже для первобытных соплеменников неравенство врожденных и приобретенных способностей к работе было главным фактором экономии труда. Имея дело с условиями цивилизованных народов, недопустимо игнорировать различия в качестве выполняемого труда. Работа, которую могут выполнять разные люди, различна, потому что люди рождаются неравными и потому, что навыки и опыт, которые они приобретают в течение своей жизни, еще больше различают их способности.

Говоря о неспецифическом характере человеческого труда, мы, конечно, не утверждаем, что весь человеческий труд имеет одинаковое качество. Скорее мы хотим установить, что различия в видах труда, необходимого для производства различных товаров, больше, чем различия в врожденных способностях людей. (Подчеркивая этот момент, мы не имеем дело с творческими действиями гения; работа гения выходит за рамки обычных человеческих действий и подобна бесплатному подарку судьбы, который приходит к человечеству в одночасье.Кроме того, мы игнорируем институциональные барьеры, лишающие некоторые группы людей доступа к определенным профессиям и обучению, которое им требуется.) Врожденное неравенство различных людей не нарушает зоологическое единообразие и однородность человеческого вида до такой степени, чтобы разделить предложение труда в отключенные секции. Таким образом, потенциальное предложение рабочей силы, доступное для выполнения [стр. 135] каждого вида работ превышает реальную потребность в такой рабочей силе. Предложение всех видов специализированной рабочей силы могло быть увеличено за счет вывода рабочих из других отраслей и их обучения.Ни в одной из отраслей производства количество удовлетворения потребностей не ограничивается постоянно нехваткой людей, способных выполнять особые задачи. Только в краткосрочной перспективе может возникнуть нехватка специалистов. В конечном итоге его можно устранить, обучая людей, демонстрирующих необходимые врожденные способности.

Труд является наиболее дефицитным из всех первичных средств производства, потому что в этом ограниченном смысле он неспецифичен и потому, что всякая разновидность производства требует затрат труда.Таким образом, нехватка других первичных средств производства, то есть нечеловеческих средств производства, поставляемых природой, становится для действующего человека нехваткой тех первичных материальных средств производства, использование которых требует наименьших затрат труда. Наличие доступной рабочей силы определяет, в какой степени факторная природа каждой из ее разновидностей может быть использована для удовлетворения потребностей.

Если предложение рабочей силы, которую люди способны и готовы выполнять, увеличивается, увеличивается и производство.Труд не может оставаться безработным, потому что он бесполезен для дальнейшего улучшения удовлетворения потребностей. Изолированный самодостаточный человек всегда имеет возможность улучшить свое положение, затратив больше труда. На рынке труда рыночного общества есть покупатели на каждую предлагаемую рабочую силу. Изобилие и избыток могут быть только в сегментах рынка труда; это приводит к вытеснению рабочей силы в другие сегменты и к расширению производства в некоторых других областях экономической системы.С другой стороны, увеличение количества доступной земли — при прочих равных условиях — может привести к увеличению производства только в том случае, если дополнительная земля будет более плодородной, чем маргинальная земля, обрабатываемая ранее. То же самое и в отношении накопленного материального оборудования для будущего производства. Исправность капитальных благ также зависит от предложения рабочей силы. Было бы расточительно использовать мощность существующих объектов, если бы требуемый труд можно было использовать для удовлетворения более насущных потребностей.

Дополнительные факторы производства могут использоваться только в той мере, в какой это позволяет наличие самых редких из них. Предположим, что производство 1 единицы p требует затрат [p. 136] из 7 единиц a и 3 единиц b , и что ни a , ни b нельзя использовать для любого производства, кроме продукции p . Если доступны 49 a и 2 000 b , может быть произведено не более 7 p .Доступный запас a определяет степень использования b . Только и считаются экономическим товаром; только за и люди готовы платить цену; полная цена p. разрешена для 7 единиц от до . С другой стороны, b не является экономическим товаром, и цены на него не разрешены. Есть количество b , которые остаются неиспользованными.

Мы можем попытаться представить себе условия в мире, в котором все материальные факторы производства задействованы настолько полно, что нет возможности нанять всех людей или нанять всех людей в той мере, в какой они готовы работать.В таком мире много труда; увеличение предложения труда не может добавить какого-либо прироста к общему объему производства. Если мы предположим, что все люди имеют одинаковые способности и возможности для работы, и если мы не будем принимать во внимание бесполезность труда, труд в таком мире не будет экономическим благом. Если бы этот мир был социалистическим содружеством, рост численности населения считался бы увеличением числа неработающих потребителей. Если бы это было рыночное общество, выплачиваемой заработной платы было бы недостаточно, чтобы предотвратить голод.Те, кто ищет работу, будут готовы пойти на работу за любую заработную плату, даже если она недостаточна для сохранения своей жизни. Они были бы счастливы отложить на некоторое время смерть от голода.

Нет необходимости останавливаться на парадоксах этой гипотезы и обсуждать проблемы такого мира. Наш мир другой. Трудовых ресурсов меньше, чем материальных факторов производства. Мы не занимаемся здесь проблемой оптимальной численности населения. Мы имеем дело только с тем фактом, что существуют материальные факторы производства, которые остаются неиспользованными, потому что требуемый труд необходим для удовлетворения более насущных потребностей.В нашем мире нет изобилия, но есть нехватка рабочей силы, и есть неиспользуемые материальные факторы производства, то есть земля, месторождения полезных ископаемых и даже заводы и оборудование.

Такое положение дел может быть изменено таким увеличением численности населения, что все материальные факторы, необходимые для производства продуктов питания, необходимых — в строгом смысле этого слова — для сохранения человеческой жизни, будут полностью использованы. Но пока это не так, это не может быть изменено никаким усовершенствованием технологических методов производства.Замена более эффективных методов производства менее эффективными не приводит к избытку рабочей силы при условии наличия материальных факторов, использование которых может повысить благосостояние людей. Напротив, увеличивается [стр. 137] выпуск и, следовательно, количество потребительских товаров. «Трудосберегающие» устройства увеличивают предложение. Они не вызывают «технологической безработицы».

Каждый продукт является результатом использования труда и материальных факторов. Человек экономит как труд, так и материальные факторы.

Труд, приносящий немедленное удовлетворение, и труд, удовлетворяющий опосредованно.

Как правило, труд удовлетворяет исполнителя только опосредованно, а именно устранением беспокойства, которое вызывает достижение цели. Рабочий отказывается от досуга и подчиняется бесполезности труда, чтобы наслаждаться либо продуктом, либо тем, что другие люди готовы дать ему за это. Затраты труда — это для него средство достижения определенных целей, уплаченная цена и понесенные затраты.

Но есть случаи, когда выполнение труда приносит работнику немедленное удовлетворение. Он получает немедленное удовлетворение от затрат труда. Урожайность двукратная. Оно состоит, с одной стороны, в получении продукта, а с другой — в удовлетворении, которое сама работа приносит работнику.

Люди гротескно неверно истолковали этот факт и основали на этом неверном толковании фантастические планы социальных реформ. Одна из главных догм социализма состоит в том, что труд бесполезен только в рамках капиталистической системы производства, тогда как при социализме он будет чистым удовольствием.Мы можем не обращать внимания на излияния бедного сумасшедшего Шарля Фурье. Но марксистский «научный» социализм в этом не отличается от утопистов. Некоторые из его выдающихся поборников, Фредерик Энгельс и Карл Каутский, прямо заявляют, что главным результатом социалистического режима будет превращение труда из боли в удовольствие.

Часто игнорируется тот факт, что те виды деятельности, которые приносят немедленное удовлетворение и, следовательно, являются прямыми источниками удовольствия и удовольствия, существенно отличаются от труда и работы.Только очень поверхностное рассмотрение рассматриваемых фактов может не признать этих различий. Гребля на каноэ, практикуемая по воскресеньям для развлечений на озерах общественных парков, только с точки зрения гидромеханики может быть уподоблена гребле лодочников и рабов на галерах. Когда его оценивают как средство для достижения целей, он так же отличается, как напевание арии бродягой от исполнения той же арии певцом в опере. Беззаботный воскресный гребец и поющий бродяга получают немедленное удовлетворение от своей деятельности, но не опосредуют удовлетворение.Поэтому то, что они делают, — это не труд, не использование своих физиологических функций для достижения иных целей, кроме простого их осуществления [стр. 138] функций. Это просто удовольствие. Это самоцель; это делается ради него самого и не оказывает никакой дополнительной услуги. Поскольку это не труд, нельзя называть его трудом, приносящим немедленное удовлетворение.

Иногда поверхностный наблюдатель может полагать, что труд, выполняемый другими людьми, вызывает немедленное удовлетворение, потому что он сам хотел бы участвовать в игре, которая явно имитирует этот вид труда.Как дети играют в школу, в солдат и в железную дорогу, так и взрослым хочется играть в то и это. Они думают, что инженер-железнодорожник должен получать такое же удовольствие от работы и управления своим двигателем, как если бы им разрешили с ним поиграть. На своем поспешном пути в офис бухгалтер завидует патрульному, которому, как он думает, платят за неторопливую прогулку по округе. Но патрульный завидует бухгалтеру, который, сидя на удобном стуле в хорошо отапливаемой комнате, зарабатывает какие-то каракули, что серьезно не назовешь трудом.Тем не менее, к мнению людей, которые неверно истолковывают работу других людей и считают ее просто времяпрепровождением, не следует принимать всерьез.

Однако есть и примеры подлинного труда, приносящего немедленное удовлетворение. Есть некоторые виды труда, небольшие количества которых при особых условиях приносят немедленное удовлетворение. Но эти количества настолько незначительны, что они вообще не играют никакой роли в комплексе человеческой деятельности и производства для удовлетворения потребностей. Наш мир характеризуется феноменом бесполезности труда.Люди обменивают труд, вызывающий бесполезность, на продукты труда; труд для них является источником опосредованного удовлетворения.

Поскольку особый вид труда приносит ограниченное количество удовольствия, а не боль, немедленное удовлетворение, а не бесполезность труда, за его выполнение не допускается никакая заработная плата. Напротив, исполнитель, «рабочий» должен покупать удовольствие и платить за него. Охота была и остается для многих обычным трудом, создающим бесполезность. Но есть люди, для которых это чистое удовольствие.В Европе охотники-любители покупают у хозяина охотничьего угодья право отстрелять определенное количество дичи определенного вида. Покупка этого права отделена от цены, подлежащей уплате за сумку. Если две покупки связаны вместе, цена намного превышает цены, которые можно получить на рынке за сумку. Следовательно, олень серны, все еще бродящий по крутым скалам, имеет более высокую денежную ценность, чем позже, когда его убивают, сбрасывают в долину и готовят к употреблению в виде мяса, шкуры и рогов, хотя для этого требуется трудное лазание и некоторые материалы за его убийство.Можно сказать, что одна из услуг, которую может оказать живой олень, — доставить охотнику удовольствие убить его. [п. 139]

Творческий гений

Намного выше миллионов, которые приходят и уходят, возвышаются пионеры, люди, дела и идеи которых прокладывают новые пути для человечества. Для гения-новатора создание — это суть жизни. Для него жить — значит творить.

Деятельность этих потрясающих людей не может быть полностью отнесена к праксиологической концепции труда.Это не труд, потому что они для гения не средство, а самоцель. Он живет созиданием и изобретением. Для него это не досуг, а только перерывы временного бесплодия и разочарования. Его побудительным мотивом является не желание добиться результата, а действие по его получению. Это достижение не приносит ему ни непосредственного, ни опосредованного удовлетворения. Это не удовлетворяет его опосредованно, потому что его товарищи в лучшем случае безразличны к этому, а чаще даже приветствуют его насмешками, насмешками и преследованием.Многие гении могли бы использовать свои дары, чтобы сделать свою жизнь приятной и радостной; он даже не рассматривал такую ​​возможность и без колебаний выбрал тернистый путь. Гений хочет выполнить то, что считает своей миссией, даже если он знает, что движется к своей собственной катастрофе.

Гений не получает немедленного удовлетворения от своей творческой деятельности. Созидание для него агония и мучения, непрекращающаяся мучительная борьба с внутренними и внешними препятствиями; оно поглощает и сокрушает его.Австрийский поэт Грилпарцер описал это в трогательной поэме «Прощание с Гаштайном». Мы можем предположить, что при написании этого произведения он думал не только о своих собственных горестях и невзгодах, но и о великих страданиях гораздо более великого человека, Бетховена, чья судьба была похожа на его собственную и которого он понимал благодаря преданной любви и сочувственной оценке лучше чем любой другой из его современников. Ницше сравнивал себя с пламенем, которое ненасытно пожирает и уничтожает само себя. Такие агонии — явления, которые не имеют ничего общего с коннотациями, которые обычно связаны с понятиями труда и труда, производства и успеха, кормильца и удовольствия от жизни.

Достижения творческого новатора, его мысли и теории, его стихи, картины и сочинения не могут быть классифицированы с праксиологической точки зрения как продукты труда . Они не являются результатом [стр. 140] труд, который можно было бы посвятить производству других удобств для «производства» шедевра философии, искусства или литературы. Мыслители, поэты и художники иногда неспособны выполнять какую-либо другую работу. В любом случае время и труд, которые они посвящают творческой деятельности, не отнимаются от использования для других целей.Условия могут иногда обречь на бесплодие человека, который имел бы власть производить неслыханные вещи; они не могут оставить ему другой альтернативы, кроме как умереть от голода или использовать все свои силы в борьбе за простое физическое выживание. Но если гению удается достичь своих целей, никто, кроме него самого, не оплачивает понесенные «издержки». Возможно, в некоторых отношениях Гете был затруднен его ролью при дворе Веймара. Но, конечно, он не добился бы большего в своих официальных обязанностях в качестве государственного министра, директора театра и администратора шахт, если бы он не писал свои пьесы, стихи и романы.

Кроме того, невозможно заменить чужой труд творцов. Если бы не существовало Данте и Бетховена, никто не смог бы создать Divina Commedia или Девятую симфонию, поручив этим задачам других людей. Ни общество, ни отдельные люди не могут существенно продвинуть гения и его работу. Наивысшая интенсивность «спроса» и самый безапелляционный приказ правительства неэффективны. Гений на заказ не доставляет.Люди не могут улучшить природные и социальные условия, в которых родился творец и его творение. Невозможно воспитать гениев евгеникой, обучить их школой или организовать их деятельность. Но, конечно, можно организовать общество так, чтобы не оставалось места для пионеров и их первопроходцев.

Творческие достижения гения — абсолютный факт для праксиологии. Это вошло в историю как бесплатный подарок судьбы. Это ни в коем случае не результат производства в том смысле, в котором экономика использует этот термин.

Автоматизация делает человеческий труд более ценным, чем когда-либо

Современная экономика построена на автоматизации, поэтому естественно предположить, что будущее также будет определяться автоматизацией. Кажется, что каждую неделю появляется новое исследование или статья , посвященная анализу о разрушающем рабочие места потенциале робототехники и искусственного интеллекта.

Но наша коллективная одержимость роботами, крадущими работу, может заставить нас переоценить влияние автоматизации и скрыть важный момент в экономике.Во многих сферах услуг человеческий труд является признаком роскоши.

Таким образом, в то время как роботы уничтожают рабочие места на производстве, спрос на трудоемкие услуги стремительно растет.

Мы видим признаки этого повсюду вокруг нас. Наблюдается рост Etsy, онлайн-рынка, основным преимуществом которого является то, что продукты не производятся массово. Существует повальное увлечение ресторанами с органическими, местными продуктами, которые часто поступают с небольших, менее механизированных ферм. Экспоненциально растет количество небольших винных заводов и пивоварен , где индивидуальный подход — и часто экскурсия по предприятиям — является большой частью преимущества.

Это все случаи, когда большая автоматизация технологически возможна, но компании используют отсутствие автоматизации как аргумент в пользу продажи. Они делают это, потому что покупателям нравится чувство личной связи с фермерами, пивоварами и ремесленниками, которые производят продукты, которые они покупают.

Поскольку автоматизация делает повседневные продукты более дешевыми и доступными, люди все чаще переключают свои расходы на товары и услуги, где связь с человеческим поставщиком считается ключевым преимуществом.

В кофейнях неэффективность — признак роскоши

«На фоне жалоб клиентов на то, что сеть кофеен в Сиэтле свела искусство приготовления кофе к механизированному процессу со всей романтикой сборочной линии, бариста Starbucks просят прекратить готовить несколько напитков одновременно», Wall Street Journal сообщил о в 2012 году.

Бариста Starbucks в Миннесоте заметил, что новые правила «удвоили время, необходимое для приготовления напитков в некоторых случаях.»Это не только плохо для чистой прибыли; это также может доставить неудобства клиентам, создавая более длинные и медленные очереди.

Но руководство Starbucks поняло кое-что важное в своем бизнесе: люди не ходят в Starbucks просто за чашкой кофе — в конце концов, есть множество более дешевых и быстрых способов получить кофе. Люди ходят в Starbucks, потому что им это нравится. И этот опыт имеет важное перформативное измерение — клиенты хотят чувствовать, что их бариста уделяет личное внимание приготовлению своей чашки.

И Starbucks вряд ли самая престижная кофейня в мире. Серьезные кофейные снобы отказываются пить этот напиток, предпочитая независимые кофейни с экзотическими зернами справедливой торговли. Процесс приготовления кофе в этих магазинах часто бывает даже более сложным и трудоемким, чем в Starbucks. А поскольку эти магазины часто меньше по размеру и не привлекают клиентов под брендом Starbucks, бариста, как правило, обслуживают меньшее количество клиентов, что часто приводит к повышению цен.

Но многим любителям кофе все равно.Они считают, что тщательно приготовленный кустарный кофе лучше, чем кофе для массового потребителя, и готовы платить за это больше. Это помогает объяснить, почему по-прежнему существует большой рынок для людей, готовящих кофе, хотя кофемашины становятся все более совершенными .

Трудоемкие услуги — будущее экономики США

Кофе — далеко не самая важная отрасль в США. Но аналогичные тенденции можно увидеть в значительной части американской экономики.

Один из способов увидеть это — посмотреть на прогнозы Министерства труда США самых быстрорастущих профессий в Соединенных Штатах в период с 2014 по 2024 год. Несколько мест занимают терапевты и опекуны: физиотерапевты и их помощники и помощники, помощники и помощники по трудотерапии, помощники по уходу на дому.

В некоторых случаях растущий спрос обусловлен старением населения, нуждающимся в личной гигиене. Но это еще не все.Ожидается, что такие профессии, как медсестры-акушерки, консультанты-генетики и специалисты по ультразвуковой диагностике, также будут активно расти. В основном они имеют дело с беременными матерями, и государственная статистика не прогнозирует быстрого роста рождаемости в течение следующего десятилетия.

В некотором смысле можно автоматизировать многие аспекты этих работ. Вместо того, чтобы пригласить терапевта к вам домой, кто-нибудь может прислать вам видео, демонстрирующее методы терапии. Веб-сайт может задать пациенту вопросы и порекомендовать упражнения.Если этих ресурсов окажется недостаточно, пациент может зайти в приложение для видеоконференцсвязи и получить личный совет.

Для тех, кто нуждался в терапевтическом уходе, такая полуавтоматическая терапевтическая услуга, вероятно, была бы лучше, чем ничего. Но это намного хуже, чем личная встреча с человеком, который уделяет вам все свое внимание. Действительно, разговоры об «автоматизации» такого рода работы кажутся категориальной ошибкой. «Терапия», предоставляемая приложением или даже роботом, — это другой вид услуги, точно так же, как кофе, доставленный через торговый автомат, — это другой вид услуги, чем чашка кофе, приготовленная бариста-человеком.

Другой пример. Большой ажиотаж вызывают массовые открытые онлайн-курсы и другие обучающие интернет-платформы. И перспектива предоставить любому человеку в мире доступ к информации из лучших университетов мира, безусловно, захватывающая.

Но МООК вряд ли когда-либо будут представлять серьезную угрозу для обычных четырехлетних колледжей. Личное общение с профессорами и другими студентами дает большую ценность, которую невозможно запечатлеть в видео на YouTube. У студентов колледжа есть возможность вступать в клубы и спортивные команды, создавать социальные сети, влюбляться и получать пользу от личного наставничества.Вероятно, невозможно автоматизировать эти аспекты обучения в колледже, да и не хотелось бы.

Со временем технический прогресс неуклонно устраняет неэффективность производственных процессов. Но в отраслях, связанных с услугами, «неэффективность», связанная с общением с другими людьми, часто является ключевым преимуществом. Так как Америка продолжает становиться богаче, мы должны ожидать, что эти услуги будут составлять все большую и большую долю экономической активности.

Эта история является частью серии The New New Economy , посвященной тому, как 21 век повлияет на то, как мы живем, путешествуем и работаем.

Определение, типы, как это влияет на экономику

Труд — это количество физических, умственных и социальных усилий, используемых для производства товаров и услуг в экономике. Он предоставляет опыт, рабочую силу и услуги, необходимые для превращения сырья в готовую продукцию и услуги.

Взамен рабочие получают заработную плату, чтобы покупать товары и услуги, которые они не производят сами. Те, у кого нет желаемых навыков или способностей, часто даже не получают прожиточного минимума.Во многих странах существует минимальная заработная плата, чтобы их работники зарабатывали достаточно, чтобы покрыть расходы на жизнь.

Труд — один из четырех факторов производства, определяющих предложение. Остальные три:

  1. Земельный участок. Это сокращение от природных ресурсов или сырья в экономике.
  2. Капитал. Это сокращение от капитальных товаров, таких как машины, оборудование и химикаты, которые используются в производстве.
  3. Предпринимательство. Это стремление получить прибыль от инноваций.

В рыночной экономике компании используют эти компоненты предложения для удовлетворения потребительского спроса.

Экономика работает наиболее эффективно, когда все участники работают на работе, в которой используются свои лучшие навыки. Также помогает, когда им платят в соответствии со стоимостью проделанной работы. Постоянное стремление найти наилучшее соответствие между навыками, работой и оплатой сохраняет предложение рабочей силы очень динамичным. По этой причине всегда существует некоторый уровень естественной безработицы. Например, фрикционная безработица позволяет работникам свободно увольняться с работы в поисках лучшей.Взаимодействие с другими людьми

Как измеряется труд

Труд измеряется рабочей силой или кадровым резервом. Чтобы считаться частью рабочей силы, вы должны быть доступны, готовы работать и недавно искали работу. Размер рабочей силы зависит не только от количества взрослых, но и от того, насколько вероятно, что, по их мнению, они смогут найти работу. Это количество работающих в стране плюс безработных.

Не все безработные автоматически считаются безработными.Многие из них являются безработными по собственному желанию и не ищут работу. Примеры включают домохозяек, пенсионеров и студентов. Другие перестали искать работу. Это разочарованные работники.

Реальный уровень безработицы измеряет всех, кто хотел бы работать полный рабочий день, включая разочаровавшихся работников. Сюда также входят те, кто работает неполный рабочий день только потому, что не может получить работу на полную ставку. Его называют реальным уровнем безработицы, потому что он дает более широкий показатель безработицы.

Рабочая сила используется для определения уровня безработицы. Формула уровня безработицы — это количество безработных, разделенное на рабочую силу. Он сообщает вам, сколько человек в составе рабочей силы не имеют работы, но активно ищут работу.

Кадровые ресурсы сокращаются во время и после рецессии. Несмотря на то, что многие хотели бы работу, они ее не ищут. Они не учитываются в рабочей силе.

Уровень участия в рабочей силе — это рабочая сила, разделенная на гражданское неинституционализированное население.Он сообщает вам, сколько людей доступно и ищет работу.

Количество товаров и услуг, которые создает рабочая сила, называется производительностью. Если определенное количество труда и фиксированный капитал создают много, это высокая производительность. Чем выше производительность, тем больше прибыль. Высокая производительность дает работнику, компании, отрасли или стране конкурентное преимущество.

Виды труда

Труд можно разделить на разные категории.Во-первых, это уровень квалификации. Самым основным является неквалифицированный труд, не требующий обучения. Хотя обычно это ручной труд, такой как у сельскохозяйственных рабочих, это также может быть работа по обслуживанию, например, уборка.

Следующая — это полуквалифицированная рабочая сила, требующая определенного образования или подготовки. Примером могут служить рабочие места на производстве.

Труд также подразделяется на категории по характеру взаимоотношений с работодателем. Большинство работников являются наемными работниками. Это означает, что за ними наблюдает начальник. Они также получают установленную еженедельную или двухнедельную заработную плату, а также пособия.

Работа по контракту — это когда в контракте указывается, какая работа должна быть произведена. Работник должен определить, как это будет выполняться. Выплачиваемая сумма представляет собой комиссию или установленную плату за работу. Пособия не выплачиваются.

Третий вид — рабский труд. Это незаконно. Вот когда рабочий вынужден работать чуть больше, чем за комнату и питание. Детский труд — еще одна форма рабского труда. На самом деле у детей нет возможности делать свободный выбор, будут ли они работать.

Как труд влияет на экономику США

В Соединенных Штатах имеется высококвалифицированная и мобильная рабочая сила, которая может быстро реагировать на меняющиеся потребности бизнеса. Но он сталкивается с более конкурентоспособной рабочей силой из других стран, которая может платить своим работникам меньше. Они могут это сделать, потому что у них более низкий уровень жизни.

Министерство труда США контролирует соблюдение трудового законодательства и минимальной заработной платы США. Оно также обеспечивает профессиональное обучение и обеспечивает безопасность на рабочем месте.

Бюро статистики труда США — это подразделение Министерства труда, которое измеряет труд. Оно предоставляет ежемесячный отчет о занятости. Это обеспечивает уровень безработицы в стране.

Долгосрочное развитие человеческого труда и его политические последствия

1Эта статья начинается с наблюдения, что развивающаяся эпистемологическая база технологии существенно влияет на качественную структуру человеческого труда, используемого в производстве, и наоборот [1]. На протяжении миллионов лет человечество создавало артефакты, которые служат человеческим целям и стали незаменимыми в качестве постоянной основы человеческой жизни.Поэтому мы исследуем исторические данные о долгосрочных качественных экономических изменениях в человеческом труде и предлагаем некоторые индуктивные обобщения и таксономии. Большинство макромоделей, используемых экономистами труда, теорией человеческого капитала и теорией роста, не учитывают неоднородность человеческих усилий [например, Becker 1993; Гроссман и Хелпман 1991; Hamermesh 1996; Romer 1986]. Предлагаемая здесь концепция проводит различие между различными качествами человеческих навыков, используемых в производстве, и определяет некоторые повторяющиеся закономерности в долгосрочном развитии труда и технологий.Для этого дается таксономия затрат человеческого труда, которая направляет анализ исторического материала.

2 Что касается политических последствий этих событий, в документе определены некоторые области, в которых требуется разработка экономической политики. Показано, как непрерывное накопление производственных знаний порождает новые политические проблемы и политические решения. Кроме того, рассматривается роль когнитивных затрат труда человека как ограничений для продолжающегося процесса роста знаний.Другие аспекты связаны с изменяющейся ролью семьи в обеспечении определенных видов труда и влияния на занятость в результате непрерывных качественных изменений в сфере труда.
Работа организована следующим образом: во втором разделе представлен исторический материал, демонстрирующий изменяющуюся роль различных видов человеческих способностей как затрат труда в долгосрочном экономическом развитии и их взаимодействие с развитием эпистемологической базы технологии. В этом разделе также предлагается систематический способ объединения качеств труда в единую таксономию.В третьем разделе определены некоторые повторяющиеся модели долгосрочного экономического развития и представлены некоторые концептуальные мысли, которые помогают их понять. Далее, четвертый раздел посвящен некоторым политическим последствиям. Последний раздел завершает.

3 Центральным этапом нашего анализа являются возможности, которые люди привносят в производственный процесс. Таксономия различных человеческих способностей, которые стали входными факторами в ходе истории, способствует анализу разнообразия мотивов и познаний, лежащих в основе неоднородного предложения рабочей силы и фундаментальных движущих сил экономической эволюции.На этой основе можно сделать обобщение событий и выявить повторяющиеся закономерности экономической эволюции. На рисунке 1 показана такая таксономия затрат человеческого труда.

4 Элементарное разделение человеческого труда включает таксоны «физический труд» и «умственный труд». Первая категория физической работы, «механическая работа», включает физические задачи, требующие больших затрат энергии, в конечном итоге с использованием простых инструментов [Fleishman and Reilly 1992]. Класс «психомоторные навыки» включает координацию двигательных функций, таких как координация нескольких конечностей, скорость запястья и пальца и сенсорные способности.Доля повторяющихся элементов с низкими энергозатратами высока, а объем информации, подлежащей обработке, невелик. Последний аспект физического труда — это трудоемкое ремесло. Обладая большой ловкостью рук, это способность совершать умело скоординированные движения руки или кисти вместе с рукой при захвате и манипулировании предметами.

5Таксон «приобретение знаний», как первый в категории «умственная работа», включает разнообразные процессы обучения и использование возможностей обучения, которые предоставляются различными учреждениями или лицами, например, обучение родителей или сотрудников, обучение, высшее образование, практическое обучение, имитация и так далее.В следующей категории «хранение знаний» больше всего внимания уделяется психологическим процессам запоминания и запоминания знаний. Способность применять абстракции в конкретных и конкретных задачах относится к классу «использование знаний». Общие идеи, правила процедур, технические принципы и теории бережливости являются гранями этих абстракций [Bloom 1969]. Категория «передача знаний» включает активное распространение знаний, например, посредством инструктивного обучения.Таксон «выражение знаний» относится к процессу превращения существующих знаний в инструменты, механизмы или услуги. Задачи в этой категории включают сборку элементов и частей так, чтобы образовать единое целое, но ничего по-настоящему нового. Наконец, измерение «генерация знаний» включает создание новых решений, возможностей и моделей поведения. Синтез ранее разделенных концепций — важнейший аспект человеческого творчества. Творческое мышление по определению выходит за рамки существующих знаний, но опирается на обширные предметные и общие знания.

6 Чтобы доказать пригодность предложенной таксономии для руководящего анализа, мы теперь обратимся к описанию долгосрочных исторических изменений в человеческом труде, которые фиксируются его категориями. Земля и физический труд были основными дополнительными ресурсами в доиндустриальной сельскохозяйственной экономике. До того, как люди обрели способность, , т.е. уровень технических знаний, использовать нечеловеческие источники энергии в больших масштабах, динамическая человеческая мускульная сила — как аспект «механической работы» — была важным ресурсом и одновременно ограничивающим фактором для рост экономической активности [Weissmahr 1992].После того, как человечество с помощью технологического творчества получило , т.е. умственного труда, принадлежащего к классу «генерации знаний», знания для приручения животных и использования их физического труда, человеческий физический труд был заменен неантропогенными потоками энергии. , тем самым снижая физическую нагрузку на труд, ускоряя работу и немного повышая производительность. До появления водяных колес и ветряных мельниц млекопитающие были основным источником «промышленной» энергии помимо мышечной силы человека, например, для точения точильных камней, обмолота и работы водоподъемников [Diamond 1997, p.355].

7Исторические свидетельства отражают непрекращающуюся борьбу человечества с тяжелым физическим трудом с помощью технического прогресса [Mokyr 1990]. Это важная мотивационная движущая сила приумножения производственных знаний. Кордес [2005] предположил, что существует сформировавшееся базовое желание избегать физических усилий, выходящее за рамки индивидуального индивидуального уровня адаптации. Отвратительные стимулы, возникающие в результате такого рода физиологического опыта или наблюдения за ними, побуждают агентов улучшать эту ситуацию, например, с помощью технических инноваций.Это соответствует биоэкономическому подходу Питера Корнинга [2005], который фокусируется на взаимосвязи между нашим биологически обоснованным мотивационным субстратом и усвоенным и сформированным в культуре поведением (и институтами), через которые выражается эта мотивация [стр. 232]. Его концепция основных потребностей явно направлена ​​на открытие «черного ящика» отдельного агента и на объяснение индивидуальной мотивации. Корнинг утверждает, что мотивы, лежащие в основе выявленных нами предпочтений и субъективных оценок полезности, прямо или косвенно связаны с удовлетворением наших основных потребностей [см. Также Cordes 2006].

8 Конечно, существуют дополнительные факторы, которые влияют на темпы технологических изменений: через структуру стимулов общества, а также права собственности и институциональные условия позволяют и влияют на направление технологического прогресса [North and Thomas 1977; North and Weingast 1989]. Следовательно, существует два направления причинно-следственной связи: рыночные механизмы и устройства стимулирования, которые стимулируют технологический прогресс, а также технологическое творчество человека, которое часто открывает — без ранее существовавших ценовых сигналов — новые возможности, которые затем изменяют структуру стимулов или институциональную среду, а не наоборот .Этот второй канал качественных изменений игнорируется в большинстве (микро) экономических анализов и требует выявления конкретного содержания человеческих предпочтений и мотиваций [2].

9 Мы утверждаем, что рассмотрение качественной структуры затрат труда позволяет понять аспекты человеческих стремлений, лежащих в основе технологического творчества: эти затраты труда служили своего рода фокусирующим устройством, подобным роли различных узких мест, возникающих в производственном процессе. [Rosenberg 1969] или относительных цен факторов [Acemoglu 2002].Конечно, экономический рост также сопровождается растущими рынками и развивающимися организациями [например, Smith 1776/1993]. Хотя это важные факторы, решающую роль играют другие ограничения и движущие силы, которые не отражены в структуре относительных цен ex ante . Следовательно, утверждается, что акцент на человеческих затратах труда способствует пониманию некоторых основных направлений и тенденций технических изменений.

10Период примерно с 1000 г. н.э. до конца пятнадцатого века стал свидетелем решающего развития в истории попыток механически обуздать и направить силы природы в человеческих целях [White Jr.1962 г., гл. III]. В позднесредневековой Европе водяная мельница стала одной из энергетических основ современного общества, использующего гидроэнергетику для решения множества задач. Водяные колеса превратились из устройства, используемого только для измельчения муки, в повсеместный источник энергии, который использовался на реках любого типа. Были первые комбинации этих нечеловеческих потоков энергии со сложными механическими устройствами. К четырнадцатому веку европейцы добились невероятных успехов в своих усилиях по замене энергии ветра и воды на физический труд человека в основных отраслях промышленности [White Jr.1962, стр. 88]. Рост производства больше не сдерживался скудными человеческими потребностями физической энергии в виде механической работы.

11 Первоначальные рабочие задачи человека, в данном случае тяжелый физический труд, были заменены искусственными приспособлениями и животными или переданы им. Вместо этого в большей степени стали необходимы умственные навыки для наблюдения, присутствия, руководства и ухода [Witt 1997], трудовые качества, которые относятся к таксону «использование знаний». В целом, для создания и реализации растущей современной эпистемической базы всех этих технологий, трудозатрат, относимых к категориям «выражение знания» и «генерация знания», требовалось все больше и больше аспектов умственной работы.Особенно после изобретения печатного станка в 1453 году Иоганном Гутенбергом, способности обработки информации как аспекты умственных трудовых качеств стали важными для растущей части населения, включая виды деятельности, относящиеся к таксону «приобретение знаний» [например, Мокир 1990, с. 205; Эйзенштейн 1997]. Хранение и распространение письменной информации стало намного дешевле, чем раньше, и темпы технологического развития увеличились. Другие аспекты функции «хранилище знаний» могут быть переданы от людей к артефактам.Стало легче получить доступ к эпистемической базе технологий и творчески улучшить ее, комбинируя существующие знания. В то же время — все еще скромная — система знаний и образования должна была организовать и управлять растущим объемом технических знаний, включая все больше и больше трудовых услуг, которые относятся к категории «передача знаний».

12 Обладая знаниями о потенциале и экономической целесообразности облегчения или передачи определенных видов труда на искусственные устройства (или, вначале, на животных), люди были способны увеличить объем производства, облегчить трудовую нагрузку или улучшить общее условия труда.Например, сельскохозяйственные технологии, такие как стальные дробилки, плуги, сеялки, жатки, косилки и молотилки, превратились из элементарных орудий во все более сложную технику [David 1975, p. 198]. Постепенно эти новые производственные методы значительно повысили производительность и освободили человеческий труд, прежде всего физический (сначала механический труд, затем аспекты психомоторной работы). Развитие методов уборки шло от серпов, кос, до колыбелей для зерна и, в конечном итоге, до механических жаток, которые можно было комбинировать с нечеловеческими источниками энергии и которые в основном требовали затрат умственного труда (принадлежащих к классу «использование знаний» ).

13 В ходе возникновения отечественной сельской промышленности между шестнадцатым и девятнадцатым веками во многих регионах Средней Европы полученные технические знания позволили частично заменить дополнительные факторы, неквалифицированный труд, сырье и капитал, на относительно высококвалифицированные городские ремесленники [Cerman and Ogilvie 1996; Голдин и Кац 1998]. Многие изощренные механические устройства заменили сложную ручную работу скромной психомоторной работой, выполняя свои задачи почти автоматически.Появление этих практических достижений во многом было обусловлено встречающимися механическими трудностями и знаниями о механических возможностях, доступных в то время [Usher 1954, p. 297]. Преимущественно этот механизм все еще полагался на физическую энергию, генерируемую человеческими агентами.

14 Это изменилось во время промышленной революции, когда машины, которые работали быстро и без устали в сочетании с новыми неантропогенными источниками энергии — в первую очередь паровой машиной — заменили человеческие навыки («требовательное ремесло»), время и физические усилия ( «Механическая работа») в больших масштабах [Landes 1969, p.41ff; фон Тунзельманн 1995]. Нетворческая умственная работа, такая как психическое внимание, наблюдение, реакция и наблюдение за механизмами («использование знаний»), стала более значимой в непосредственном производственном процессе. Прогресс в транспортных технологиях еще больше снизил физический труд в этой сфере деятельности. Многие машины, которые раньше использовались в сельской домашней промышленности, теперь были усовершенствованы и объединены с нечеловеческими источниками энергии на централизованных фабриках.Высокоразвитые станки заменили еще более сложное ремесло и стали все более и более автоматическими [например, Розенберг 1963] — процесс дескиллинга. Технические изменения в конце восемнадцатого и начале девятнадцатого веков привели к замене навыков [например, Mulligan Jr. 1981].
В то же время, когда эпистемическая база производства росла, эти машины требовали новых, узкоспециализированных занятий для их создания и внедрения [например, Atack et alii 2004], то есть агентов, которые обеспечивают рабочие качества таксонов «выражение знаний» и «генерация знаний».Все более сложные инструкции и механизмы требовали более высокого уровня умственных навыков в наблюдении и обслуживании («использование знаний»), в то время как дополнительные прямые затраты труда на эти устройства в производственном цехе были скромными («психомоторная работа»). Растущая эпистемологическая база производственных систем увеличила спрос на инженеров-технологов с формальным образованием, т.е. навыков, связанных с внедрением и эксплуатацией сложного оборудования. Эти события привели к усилению барьера между экспертным и неспециализированным трудом и поляризации навыков.
Более того, навыки обращения с растущим объемом коммерческой информации, которую необходимо было хранить, обрабатывать и передавать, приобрели важность, например, в большом количестве канцелярских функций [например, Greenwood 1997] — аспекты различных форм умственной работы (например, «использование знаний» или «хранение знаний»). Более того, растущая образовательная инфраструктура позволяла приобретать определенные навыки и знания («приобретение знаний») и эффективно распространять знания («передача знаний»).Важное значение приобрело техническое и научное образование ключевых сегментов рабочей силы. Наконец, с середины XIX века все большее количество технологий было вдохновлено научными достижениями («генерация знаний»).
Взятые в виде агрегированных цифр, а не исторических примеров, на протяжении всего двадцатого века был продемонстрирован быстрый и устойчивый светский рост спроса на более высокообразованных работников. Новые технологии были связаны с предубеждением в отношении навыков, причем с конца 1970-х гг. Оно усилилось [e.грамм. Берман и Машин, 1995; Ченнеллс и Ван Ринен 1999]. Наибольшее и наиболее распространенное изменение во взаимодополняющих отношениях между навыками и технологиями было вызвано информационными технологиями. Современные производственные системы характеризуются сочетанием этой технологии и сложных механических устройств. Более того, из-за этих достижений в технологиях манипулирования информацией многие аспекты нетворческой умственной работы делегируются искусственным устройствам. Экономичные процедуры решения проблем («хранение знаний» и «использование знаний»), которые применяются к четко определенным задачам, выполняются компьютерными программами.Рабочие процессы реструктурируются, распределяя рутинные задачи обработки символов между компьютерами и разделяя задачи, которые все еще требуют человеческих навыков.
Следовательно, распространение использования компьютера тесно связано с общим процессом повышения квалификации [например, Автор и др. 2003; Грин и др. 2003]. Наблюдалась тенденция к более высокому соотношению количества занятых между обработкой информации и обработкой грузов [Castells and Yuko 1994]. Зубофф [1988] назвал это развитие растущей «абстракцией» работы.Связь повышения квалификации с компьютеризацией является одним из объяснений того, почему повышение квалификации широко распространено в экономике, а не ограничивается конкретными отраслями. Однако не все задачи одинаково поддаются компьютеризации. Компьютеры вносят свой вклад в процесс замены человеческого труда на машины в рутинной символической обработке, , то есть для хранения, извлечения, сортировки и обработки информации. Однако они плохо справляются с задачами, требующими разработки, вывода на основе моделей, решения новых проблем или формулирования убедительных аргументов.
Информационные и коммуникационные технологии предоставляют разнообразные возможности для передачи дополнительных элементов умственной работы, включая сбор, обслуживание, обработку и распространение информации в электронные автоматы, которые затем позволяют умножать и ускорять эти рабочие задачи, ранее выполнявшиеся людьми. Остаточный труд, вероятно, будет переведен на умственную деятельность, которая требует более высоких когнитивных способностей, особенно на задачи, требующие более высоких навыков решения проблем и творчества (например,грамм. «Выражение знаний» и «генерация знаний») — процесс, результатом которого является повышение квалификации. Более того, в ходе растущей эпистемической базы технологии необходимы дальнейшие знания и, следовательно, проявления умственной работы для управления существующими знаниями, что приводит к более высокой специализации профессий и большему разделению знаний [Mokyr 2002, p. 9]. Необходимая координация и интеграция производственных процессов влечет за собой рост числа агентов и фирм, специализирующихся на организации операций между различными производителями, а также от производителей к потребителям.Как общая тенденция экономической эволюции, количество навыков и знаний, которые необходимо приобрести, сохранить или распространить («приобретение знаний», «хранение знаний» и «передача знаний»), а также количество творческих затрат человеческого труда, применяемых при разработке сложного оборудования и предоставлении продуктов и услуг.

15 В результате предшествующего исторического исследования была выявлена ​​повторяющаяся модель экономического развития: благодаря технологическому творчеству люди научились последовательно передавать определенные качества труда искусственным устройствам, большинство из которых можно сочетать с нечеловеческими источниками. энергии.Из-за растущей возможности передачи автоматам сначала различных форм физического труда, а затем проявлений умственного труда, требования к затратам человеческого труда изменились, что отражается в дополнительной качественной структуре задействованных человеческих возможностей в производстве.

16 С тех пор, как Грилихес [1969] ввел концепцию взаимодополняемости капитала и навыков, многие послевоенные эконометрические исследования показали, что капитал, , т. Е. , воплощает технические знания, а квалифицированный труд дополняет производство, в то время как капитал и неквалифицированный труд являются заменители [также Machin and Van Reenen 1998].Напротив, среди многих историков труда и в социологической литературе процесс дескиллинга, т. Е. снижение требований к квалификации на производстве, рассматривается как глубокая тенденция, лежащая в основе долгосрочного экономического развития. Действительно, многие исторические исследования показывают, что взаимодополняемость капитала, навыков и навыков не была устойчивой моделью экономического развития.

17 Можно выделить три модели долгосрочного изменения навыков: повышение квалификации, дескиллинг или поляризация навыков [Adler 1992].Во-первых, подход «повышения квалификации» заключает, что автоматизация производства приводит к освобождению работников от рутинных задач и к созданию более интегрированных рабочих процессов, включающих больше аспектов умственного труда [Piore and Sabel 1984; Зубофф 1988]. Во-вторых, сторонники «дескиллинга» утверждают, что рыночные силы побуждают работодателей постоянно упрощать труд квалифицированных специалистов. Утверждается, что процесс десклейлинга не ограничивается ручной работой: также нефизическая, особенно канцелярская, работа была существенно деформирована технологическим прогрессом [Braverman 1974; Кромптон и Джонс 1984].Третья позиция сочетает в себе элементы первых двух, постулируя растущую поляризацию рабочей силы. Некоторые сотрудники извлекают выгоду из технического прогресса за счет повышения уровня квалификации, в то время как другие остаются в ловушке низкоквалифицированных форм занятости [например, Галли 1991; Автор и др. 2006].

18Исторический материал свидетельствует обо всех этих тенденциях в развитии труда. Однако предлагаемая здесь перспектива развития человеческого труда и эпистемологической основы производства дает альтернативный вариант объяснения технологических изменений, обусловленных профессиональными или неквалифицированными навыками, и их последствий.На первый план выходят качественные аспекты техники и труда. В этом контексте неоднородность навыков, отраженная в предлагаемой таксономии затрат человеческого труда, является центральной для анализа этих эмпирических закономерностей:

19

Предложение 1 : В зависимости от достигнутых технических знаний о переносимости определенных видов труда на искусственные устройства и о возможностях использования нечеловеческих источников энергии, случаях повышения квалификации, дескиллинга или поляризации рабочей силы произошло в экономическом развитии.

20 Это предложение содержит важные аспекты качественных исторических изменений: конкретные экономические последствия этих трансфертов становятся понятными только тогда, когда производственный фактор труда дезагрегирован. Учитывая исторические данные, такое разбиение должно быть более детальным, чем те, которые применяются в стандартном микроэкономическом анализе. Более того, возможности передачи открылись с течением времени, , то есть новых технологических знаний, изменили дополнительные трудозатраты на каждом этапе истории.Таким образом, большую часть времени это была скорее последовательность различных дополнительных человеческих вкладов, чем статические ситуации, характеризующиеся замещающими отношениями между затратами труда и капиталом, в которых эти факторы могли легко реагировать на ценовые сигналы. Наконец, различные виды человеческого труда находились в фокусе технического прогресса в разные моменты времени в зависимости от ранее достигнутых технических знаний и возникающих «узких мест» — аспекта экономических изменений, зависящих от пути.Качественная структура затрат труда также служит ориентиром для дальнейшего генерирования технических знаний [Rosenberg 1969].

21 Например, анализ процессов дескиллинга Браверманом [1974] верен в отношении многих прямых последствий растущей эпистемологической базы производства в девятнадцатом веке. Но, с другой стороны, он недооценивает влияние новой базы знаний на требования к навыкам в отношении создания, поддержания и реализации этого механизма («выражение знаний», «генерация знаний») и в отношении общества. система знаний, которая должна накапливать, хранить и распространять эти знания («приобретение знаний», «передача знаний»).Более того, хотя компьютеризация влечет за собой совокупное повышение квалификации, ее можно сочетать с упразднением отдельных рабочих мест. Здесь различие между «белыми воротничками» и «синими воротничками» не отражает случаев, например, декиллинга в конторских профессиях.

22 Можно показать дальнейшие последствия этих процессов:

23

Предложение 2 : Возможность облегчить или заменить определенное качество человеческого труда механическими устройствами или электронными автоматами позволила умножить и ускорить задачи, которые раньше выполнялись людьми.В результате прирост производительности вызвал периоды сильного экономического роста и / или способствовал росту населения.

24 Опять же, для понимания этих исторических процессов недостаточно просто различать два — взаимозаменяемых — вида человеческого труда. Вместо этого более подробная таксономия затрат человеческого труда обращает внимание на конкретные человеческие вклады, которые стали предметом усилий по передаче их машинам, и способствует более глубокому пониманию экономических последствий, связанных с этими случаями замены рабочей силы.

25 Накопление производственных знаний также предлагает эндогенный источник роста, управляемого знаниями, который объясняет временно ускоряющиеся темпы технического прогресса [см. Также Witt 2004]. Эта динамика отражается в следующем предложении:

26

Предложение 3 : Новые производственные знания позволили сократить рабочее время для той же продукции и высвободили свободное человеческое время и усилия для систематического поиска и применения дальнейших инноваций в инструментах, приборах и энергопотреблении. это снова повысило производительность и сократило время работы [3].
Предпосылкой для этих самоусиливающихся экономических достижений является инновационная деятельность в экономике, которая способствует последовательной передаче рабочей силы машинам, освобождая когнитивные способности человека. Таксономия человеческого труда отражает шаги к освобождению части населения от тратить большую часть своего времени на выполнение физической работы, что позволило человечеству генерировать и применять все больше знаний, , т.е. , чтобы предоставлять все больше и больше трудовых ресурсов, принадлежащих к категориям «Выражение знания» и «порождение знания».Конечно, высвободившееся рабочее время также могло быть и было потрачено на досуг или потребление, которое задерживает потенциальный рост экономики. Более того, рост населения может препятствовать увеличению дохода на душу населения в эти периоды. Однако, если они расходуются на создание знаний и обучение / образование (таксон «приобретение знаний»), может возникнуть своего рода автокаталитический цикл, который приведет к увеличению темпов роста.
В этом контексте рост занятости в научных исследованиях не обусловлен ростом населения [как, например,грамм. in Kortum 1997], но путем освобождения части рабочей силы от выполнения определенных видов труда. Следовательно, накопление производственных знаний само по себе создает — за счет повышения производительности — предпосылки для его дальнейшего расширения. Эта аргументация отличается от устоявшихся моделей эндогенных технологических изменений, таких как Aghion and Howitt [1992], Grossman and Helpman [1991] и Romer [1986], где одним из выводов является то, что высокая численность населения стимулирует технологические изменения из-за отсутствия конкуренции между людьми. знание.
Динамика экономики в течение длительного периода времени испытывает значительные долгосрочные колебания в их совокупных показателях [например, Кузнец 1940; Розенберг и Фриштак, 1983]. Последовательная передача человеческого труда машинам может составлять длительные циклы экономического роста, в которых проявляются эффекты вышеупомянутого автокаталитического развития. Freeman и Perez [1988] предложили некоторые характеристики этих последовательных длинных волн роста: во-первых, они идентифицируют «раннюю волну механизации» 1770–1840-х годов.Сложные механические устройства позволили заменить бережливую психомоторную работу требовательным ремеслом. Во-вторых, во время их «паровой и железнодорожной волны» 1840–1890-х годов машины и новые источники энергии в больших масштабах заменяли человеческие навыки и физические усилия. В-третьих, во время «волны электрического и тяжелого машиностроения» 1890–40-х годов электромеханические устройства заменили более сложные формы требовательного ручного труда (полу) автоматическими машинами. Во время четвертой «фордистской волны массового производства» с 1940-х по 1980-е годы производство стало более рутинным, неквалифицированная рабочая сила была задействована на обширном оборудовании, которое было легко управлять, и был обеспечен значительный рост производительности.Последняя «информационная и коммуникационная волна» 1980-х годов повлекла за собой достижения в технологиях манипулирования информацией, которые сделали возможным делегирование аспектов нетворческого умственного труда человека (например, «хранение знаний» и — в случае рутинных задач — «использование знания ») к искусственным устройствам, связанным с ускорением и умножением этих задач, высвобождая когнитивные ресурсы человека. Это составляющие эндогенного автокаталитического экономического развития, которое проявляется в ускорении темпов технического прогресса в течение определенных периодов времени.Эти результаты согласовывают наблюдение о том, что страны с более образованными рабочими растут быстрее, с тем фактом, что сама численность населения не способствует росту, когда отсутствуют важнейшие предпосылки для такого автокаталитического роста знаний.

27Некоторые закономерности развития человеческого труда и эпистемологической базы технологии были представлены в предыдущих разделах. Это качественное изменение также способствует избирательному процессу признания политических проблем. Растущее знание о переносимости определенных видов человеческого труда породило — и до сих пор порождает — новые политические проблемы и политические желания.Технический прогресс сводит на нет одни виды труда и требует предоставления других, как было сказано в предложении 1. Он также изменяет условия труда, ценности и уровни стремлений субъектов; процессы, которые в конечном итоге выражаются в политических проблемах.

28 Непрерывное генерирование и приумножение производственных знаний в основном зависит от когнитивных способностей человека, т.е. аспектов умственного труда. Как было предложено в предложении 3, освобождение части рабочей силы от выполнения определенных видов труда позволило человечеству потратить это время на поиск дальнейших технических инноваций, i.е. создание и применение все большего количества знаний, делающих возможным передачу машин большего количества человеческих трудовых качеств. Отсюда также следует, что содержание знаний производственного процесса в целом увеличивается с течением времени из-за того, что все больше и больше рабочих усилий тратится на создание и выражение знаний.

29 Государственное или частное обеспечение образовательной инфраструктуры и институционализация научных исследований и разработок были основополагающими для такого автокаталитического экономического развития.Следующей политической проблемой стала адаптация этой системы к возрастающим темпам инновационной деятельности и новым требованиям к формированию навыков в связи с растущим содержанием трудовых знаний в результате воздействия предложений 1 и 3. В настоящее время многие развитые страны сталкиваются с проблема реформирования их систем социального обеспечения, а также налоговых систем, чтобы учесть более длительные периоды обучения и более высокие различия в заработной плате в течение трудовой жизни человека. Пенсионные схемы должны быть изменены с учетом того факта, что продолжительность продолжительности жизни сокращается для все большего числа людей из-за продолжительных периодов обучения перед профессиональной карьерой и дальнейшего профессионального обучения на протяжении всей трудовой жизни.Кроме того, при построении налоговой системы необходимо учитывать, что люди имеют длительные периоды неоплачиваемого образования, за которыми следуют периоды заработка намного выше среднего. Последние способствуют «перекрестному субсидированию» первых; налоговые ставки должны сделать возможной эту межвременную передачу дохода. В целом социальные и налоговые системы должны позволять агентам переключаться между периодами работы и дальнейшего обучения, чтобы идти в ногу с растущим объемом знаний о задачах, остающихся перед людьми.

30 Неявное предсказание многих моделей эндогенного роста — и, следовательно, проблема для многих политиков — состоит в том, что темпы роста должны демонстрировать большие постоянные увеличения [например, Romer 1994; Джонс, 1995]. Согласно нашему аргументу, механизмы, лежащие в основе автокаталитического увеличения производственных знаний, не обязательно влекут за собой это: технологические прорывы, касающиеся переноса человеческого труда на машины, могут стать все труднее найти в ходе технического прогресса.Более того, объем знаний, который должен быть получен, прежде чем агент достигнет границы знаний и сможет внести новые знания в существующий запас, растет [Kortum 1997]. Следовательно, необходимо все больше и больше образовательных усилий, чтобы позволить агентам получать, обрабатывать и координировать существующий запас знаний, т.е. , все большая часть этих усилий поглощается без повышения темпов роста экономики [4]. Хотя рост знаний проявляет автокаталитические характеристики в течение некоторых периодов, темпы экономического роста не увеличиваются постоянно, потому что основа этого самоусиливающегося роста — возрастающая доступность умственных способностей человека — также, наконец, устанавливает границы для этого развития.

31 С учетом того факта, что не существует универсальной метрики для «знания» фактора производства, эмпирические исследования его воздействия сталкиваются с серьезными проблемами. Понимание того, что знания не являются замкнутым фактором производства, а воплощены в других факторах — человеческом труде и капитале в изменяющихся (дополняющих) составах, — предлагает решение этой проблемы. Таксономия человеческого труда и последующий качественный анализ изменения человеческих ресурсов в производстве показывают характеристики различных затрат труда, их содержание знаний и то, какие из этих вкладов — включая их содержание знаний — передаются на искусственные устройства в ходе исторического исследования. время.Эта точка зрения открывает способ косвенного измерения знаний, используемых в производстве через человеческий труд и капитал.

32 Трудовые качества и их когнитивные основы, связанные с обработкой знаний, такие как приобретение, хранение, использование, общение, выражение, а также генерация знаний (систематизированных с помощью таксономии), играли все более важную роль в процессе технологический прогресс. Опять же, некоторые из этих функций были полностью или частично переданы машинам, например, хранение и передача знаний, что повлияло на повышение производительности — аспект, отраженный в предложении 2.Эта сдвигающаяся качественная структура в сфере затрат умственного труда в основном вызывает повышение квалификации рабочей силы (предложение 1). Этот качественный состав труда частично определяет цены на товары, которые в значительной степени зависят от содержания знаний о человеческих затратах труда, необходимых для их производства, а также от количества и вида производственных знаний, которые могут быть использованы, будучи воплощены машинами. Более того, качественная структура затрат труда и соответствующее содержание знаний во многом объясняют структуру заработной платы в экономике.Многие задачи, которые в настоящее время не могут быть переданы другим лицам, например, затраты на творческую работу, богаты знаниями и приносят высокие доходы. С другой стороны, машины, воплощающие определенный вид знаний, могут оставлять людям низкие показатели знаний и низкую заработную плату, что потенциально может отрицательно сказаться на общей тенденции к более квалифицированной рабочей силе и является потенциальным объяснением увеличения разницы в заработной плате и связанных с этим социальных проблем. Повышение капиталоемкости в производстве часто влечет за собой большую разницу в заработной плате из-за разной степени переносимости различных качеств человеческого труда и их соответствующего содержания знаний в машины.

33 Кроме того, дезагрегация человеческого труда показывает, что мы можем не только наблюдать светскую тенденцию в сторону сектора услуг, как предсказал Фурастье [1976]. Вместо этого мы также являемся свидетелями изменения дополнительных затрат определенных человеческих трудовых качеств и капитальных благ, которые включают в себя полученные производственные знания. Эта точка зрения лучше подходит для понимания внутриотраслевых квалификационных изменений и изменения доли секторов в национальном доходе. Таксономия человеческого труда может даже послужить отправной точкой для разработки альтернативного разделения секторов в экономике.Это актуально для разработки экономической политики, например, в отношении квалификационных тенденций рабочей силы, увеличения социального неравенства, включая доли доходов и заработной платы, или развития отраслевой структуры экономики и связанных с этим эффектов занятости, которые могут потребовать политических действий.

34 Более того, некоторые из когнитивных способностей человека, систематизированные в таксономии затрат человеческого труда, были или будут препятствовать продолжающемуся процессу роста знаний. Одним из важных когнитивных ограничений экономического развития является трудоемкое приобретение людьми знаний, которые необходимы снова и снова в каждом поколении.Можно ожидать, что новые технологии, методы или процедуры, которые способствуют более эффективной или удобной передаче и усвоению знаний, будут способствовать экономическим показателям. Еще одно узкое место — это творческие способности человека решать проблемы, которые требуются все в большей степени из-за ускорения темпов технического прогресса (предложение 3), а также все больше и больше проблем, возникающих в результате этого прогресса [Rosenberg 1969]. Решения этих проблем снова вызывают последующие проблемы, требующие еще более непередаваемых затрат творческого труда для управления этим саморасширяющимся развитием.Эти способности предполагают высокий уровень образования, и их следует развивать на раннем этапе в рамках образовательной системы страны. Поскольку рыночные силы не в состоянии учесть такие проблемы, задача политиков — выявить эти возникающие проблемы, чтобы адекватно выделить средства на государственные исследования, государственные закупки и признать потребность в законодательных мерах.
Изменение качественной структуры затрат труда имеет далеко идущие последствия для поведения со стороны предложения рабочей силы.Здесь именно семья обеспечивает человеческий труд с изменяющимися качествами. Как показал исторический анализ и систематика труда в разделе 2, в доиндустриальной сельскохозяйственной экономике физический труд был доминирующим качеством человеческого труда, задействованного в производстве и обеспечиваемого семьей. После того, как человечество научилось сочетать механические устройства с нечеловеческими источниками энергии, физические аспекты человеческого труда (с низким уровнем знаний) стали менее важными. Вместо этого требовались дополнительные аспекты умственного труда, поскольку затраты труда и растущая образовательная инфраструктура позволяли приобретать определенные навыки и знания.Теперь семья должна была оказывать поддержку своим членам, чтобы они могли использовать эту инфраструктуру, чтобы получить наделение умственными способностями к работе. Более высокие умственные способности и растущий объем знаний приобретаются в постоянно более длительные периоды специального образования в начале и в течение всей жизни, что является прямым следствием автокаталитического процесса, описанного в предложении 3. Следовательно, роль и структура Семья изменилась: члены семьи не начинают рано в жизни вносить свой вклад в семейный доход, вместо этого они нуждаются в ее поддержке для увеличения периодов обучения.Это изменило демографическую структуру, особенно по количеству детей. Родители тратят больше времени на собственное образование и, таким образом, откладывают свои репродуктивные усилия, в то же время они тратят больше ресурсов, чтобы дать возможность меньшему количеству детей получить глубокое образование [5]. Что касается приобретения знаний, политика может обеспечить эффективную поддержку семьи, чтобы дать возможность ее членам использовать образовательную инфраструктуру. Это области, в которых политическое вмешательство может решить проблемы, которые вряд ли удастся решить, например, с помощью несовершенных реальных кредитных рынков.
Также в сфере ручного труда есть проблемы для политики и частных домохозяйств. В случае относительно уникальных продуктов механизация производства зачастую незначительна. Большая часть работы выполняется вручную, часто с использованием сложных ручных работ и использования сложного оборудования, которое помогает в этой работе («использование знаний» в таксономии), что намекает на важность системы расширенных начальных школ и профессионального обучения для этих профессий. .Политика по формированию навыков в этих областях является важным средством для правительств столкнуться с некоторыми глубокими изменениями на рынке труда и использовать возможности трудоустройства [Green et alii 2003]. Опять же, эволюция эпистемологической базы технологий требует обеспечения изменяющихся качеств человеческого труда в домашних хозяйствах. С другой стороны, качество рабочей силы, предоставляемой домашними хозяйствами, также влияет на развитие технологий из-за того, что хорошо образованные агенты составляют рынок для сложной техники [Acemoglu 1998].
Теория экономического роста и большая часть теории совокупного производства полагают, что квалифицированный труд является более или менее совершенной заменой неквалифицированного труда, и то и другое может быть заменено капиталом [Galor and Moav 2000; Hamermesh 1996]. В рамках равновесия технологические изменения, обусловленные профессиональными навыками, за последние 60 лет и необъективный технологический прогресс, связанный с неквалифицированными кадрами, в конце восемнадцатого и начале девятнадцатого веков, в качестве примеров, объясняются обращением эффектов цены и размера рынка [Acemoglu 2002] .Хотя эффекты цены и размера рынка — среди других факторов — играют важную роль в качестве инструментов для фокусирования технологических изменений, они не являются частью легко обратимых результатов равновесия: согласно нашему историческому качественному подходу, растущее знание о переносимости определенных видов Человеческий труд к искусственным устройствам решающим образом определяет дополнительную качественную структуру труда, используемого в производстве. Простая взаимозаменяемость между различными формами труда, описанными в таксономии, и между трудом и капиталом не существует в рамках технологического режима.Более того, из взаимодействия эффектов, описанных в предложениях 1 и 3, следует, что содержание знаний о деятельности, оставленной людям, увеличивается с течением времени. В результате влияние относительных цен факторов на относительный спрос на навыки вторично по сравнению с технологическими характеристиками [6]. Для такого необратимого качественного изменения исторического времени неизбежно расширение антиисторического аналитического инструментария экономистов для предоставления адекватных политических рекомендаций.
Вопрос выдающейся политической важности заключается в том, компенсируют ли успехи в более высоком умственном труде потери занятости при более низком умственном и физическом труде.Можно с уверенностью сказать, что занятость в передаче, генерации и применении эпистемологической базы технологии будет расти, что следует из предложения 3. Более того, необходимость получения все большего и большего количества знаний до и во время трудовой жизни может быть причиной. в целом на более короткие периоды времени, проведенные на рабочем месте, и, таким образом, может иметь эффект занятости. При трудоустройстве в сфере обслуживания — с учетом современных технологических знаний — существует множество рабочих мест, устойчивых к механизации.В настоящее время количество таких рабочих мест растет, что открывает возможности для трудоустройства [7]. Из-за того, что на многих из этих должностей требования к квалификации низкие, это развитие может привести — в сочетании с вышеупомянутыми тенденциями повышения квалификации — к поляризационным тенденциям в рабочей силе [эмпирические данные см. Autor et al. 2006].

35Эта статья представила анализ качественных изменений в сфере человеческого труда во взаимозависимости с эволюцией эпистемологической базы технологии.С помощью избранного исторического материала и систематики затрат труда была представлена ​​роль различных типов человеческих способностей в долгосрочном экономическом развитии, а также их взаимодействие с технологическим прогрессом. Исторически была выявлена ​​выдающаяся повторяющаяся модель социально-экономической эволюции: люди научились облегчать определенные виды труда, применяя инструменты. Более того, они нашли способы последовательной передачи качеств человеческого труда на искусственные устройства, которые можно комбинировать с нечеловеческими источниками энергии, процесс, который начался с инструментов и закончился автоматами, которые даже способны перенимать когнитивные задачи от людей. .Следовательно, в долгосрочной перспективе экономическую эволюцию можно рассматривать как последовательность переключений между режимами, в которых знания о потенциале и экономической целесообразности перевода определенных видов труда на искусственные устройства отражаются в характерной дополнительной структуре занятого труда. качества в производстве. Возможность облегчения или замены определенного качества труда механическими устройствами и электронными автоматами позволяла умножать и ускорять соответствующие задачи.

36 Более того, было продемонстрировано, что освобождение части рабочей силы от выполнения определенных видов труда позволило человечеству тратить это время и усилия на поиск дальнейших технических инноваций, т.е. на генерирование и применение все большего количества знаний, снова повышая производительность и высвобождая рабочее время. Предпосылкой и следствием такого автокаталитического экономического развития является создание образовательной инфраструктуры и институционализация исследований и разработок, обеспечивающих и поглощающих когнитивные способности человека, необходимые для работы с растущим запасом социальных знаний.Следовательно, постоянной проблемой для политиков является адаптация экономической системы к возрастающим темпам инновационной деятельности и новым требованиям к формированию навыков в связи с растущим содержанием знаний в рабочей силе. Кроме того, некоторые когнитивные способности человека были или будут препятствием для этого продолжающегося процесса роста знаний. Обсуждались дополнительные политические последствия, касающиеся роли семьи в обеспечении определенных качеств труда, а также дальнейшее влияние технических изменений на занятость.
Социологи стремились разработать общую теорию о влиянии технологических изменений на структуру навыков. Однако поиск одной общей тенденции, охватывающей все ответвления технологий на повышение квалификации, дескиллинг или поляризацию, не увенчался успехом. В этой статье показано, как технология и структура навыков взаимодействуют друг с другом. Один из аргументов заключался в том, что знание о переносимости определенных видов труда на искусственные устройства имеет решающее значение для определения структуры дополнительных навыков труда и, следовательно, случаев повышения квалификации, декиллинга или поляризации рабочей силы (по этой теме продолжаются дискуссии, основанные на о противоречии эмпирическим данным, основанным на заработной плате, см. e.грамм. Acemoglu [2002], Autor и др. [2006] и Lemieux [2006]). Наблюдение за тем, что взаимосвязь между технологиями и качественной структурой труда в значительной степени дополняет друг друга, имеет прямые политические последствия: маловероятно, что политические меры рынка труда, ориентированные исключительно на цену или заработную плату, смягчат проблему безработицы. Это связано с тем, что различные качества человеческого труда не находятся в простом замещающем отношении друг к другу и к другим средствам производства и, следовательно, не реагируют на изменения цен, как предсказывает стандартная теория.

Долгосрочное развитие человеческого труда и его политические последствия

1Эта статья начинается с наблюдения, что развивающаяся эпистемологическая база технологии существенно влияет на качественную структуру человеческого труда, используемого в производстве, и , наоборот, [1]. На протяжении миллионов лет человечество создавало артефакты, которые служат человеческим целям и стали незаменимыми в качестве постоянной основы человеческой жизни. Поэтому мы исследуем исторические данные о долгосрочных качественных экономических изменениях в человеческом труде и предлагаем некоторые индуктивные обобщения и таксономии.Большинство макромоделей, используемых экономистами труда, теорией человеческого капитала и теорией роста, не учитывают неоднородность человеческих усилий [например, Becker 1993; Гроссман и Хелпман 1991; Hamermesh 1996; Romer 1986]. Предлагаемая здесь концепция проводит различие между различными качествами человеческих навыков, используемых в производстве, и определяет некоторые повторяющиеся закономерности в долгосрочном развитии труда и технологий. Для этого дается таксономия затрат человеческого труда, которая направляет анализ исторического материала.

2 Что касается политических последствий этих событий, в документе определены некоторые области, в которых требуется разработка экономической политики. Показано, как непрерывное накопление производственных знаний порождает новые политические проблемы и политические решения. Кроме того, рассматривается роль когнитивных затрат труда человека как ограничений для продолжающегося процесса роста знаний. Другие аспекты связаны с изменяющейся ролью семьи в обеспечении определенных видов труда и влияния на занятость в результате непрерывных качественных изменений в сфере труда.
Работа организована следующим образом: во втором разделе представлен исторический материал, демонстрирующий изменяющуюся роль различных видов человеческих способностей как затрат труда в долгосрочном экономическом развитии и их взаимодействие с развитием эпистемологической базы технологии. В этом разделе также предлагается систематический способ объединения качеств труда в единую таксономию. В третьем разделе определены некоторые повторяющиеся модели долгосрочного экономического развития и представлены некоторые концептуальные мысли, которые помогают их понять.Далее, четвертый раздел посвящен некоторым политическим последствиям. Последний раздел завершает.

3 Центральным этапом нашего анализа являются возможности, которые люди привносят в производственный процесс. Таксономия различных человеческих способностей, которые стали входными факторами в ходе истории, способствует анализу разнообразия мотивов и познаний, лежащих в основе неоднородного предложения рабочей силы и фундаментальных движущих сил экономической эволюции. На этой основе можно сделать обобщение событий и выявить повторяющиеся закономерности экономической эволюции.На рисунке 1 показана такая таксономия затрат человеческого труда.

4 Элементарное разделение человеческого труда включает таксоны «физический труд» и «умственный труд». Первая категория физической работы, «механическая работа», включает физические задачи, требующие больших затрат энергии, в конечном итоге с использованием простых инструментов [Fleishman and Reilly 1992]. Класс «психомоторные навыки» включает координацию двигательных функций, таких как координация нескольких конечностей, скорость запястья и пальца и сенсорные способности. Доля повторяющихся элементов с низкими энергозатратами высока, а объем информации, подлежащей обработке, невелик.Последний аспект физического труда — это трудоемкое ремесло. Обладая большой ловкостью рук, это способность совершать умело скоординированные движения руки или кисти вместе с рукой при захвате и манипулировании предметами.

5Таксон «приобретение знаний», как первый в категории «умственная работа», включает разнообразные процессы обучения и использование возможностей обучения, которые предоставляются различными учреждениями или лицами, например, обучение родителей или сотрудников, обучение, высшее образование, практическое обучение, имитация и так далее.В следующей категории «хранение знаний» больше всего внимания уделяется психологическим процессам запоминания и запоминания знаний. Способность применять абстракции в конкретных и конкретных задачах относится к классу «использование знаний». Общие идеи, правила процедур, технические принципы и теории бережливости являются гранями этих абстракций [Bloom 1969]. Категория «передача знаний» включает активное распространение знаний, например, посредством инструктивного обучения.Таксон «выражение знаний» относится к процессу превращения существующих знаний в инструменты, механизмы или услуги. Задачи в этой категории включают сборку элементов и частей так, чтобы образовать единое целое, но ничего по-настоящему нового. Наконец, измерение «генерация знаний» включает создание новых решений, возможностей и моделей поведения. Синтез ранее разделенных концепций — важнейший аспект человеческого творчества. Творческое мышление по определению выходит за рамки существующих знаний, но опирается на обширные предметные и общие знания.

6 Чтобы доказать пригодность предложенной таксономии для руководящего анализа, мы теперь обратимся к описанию долгосрочных исторических изменений в человеческом труде, которые фиксируются его категориями. Земля и физический труд были основными дополнительными ресурсами в доиндустриальной сельскохозяйственной экономике. До того, как люди обрели способность, , т.е. уровень технических знаний, использовать нечеловеческие источники энергии в больших масштабах, динамическая человеческая мускульная сила — как аспект «механической работы» — была важным ресурсом и одновременно ограничивающим фактором для рост экономической активности [Weissmahr 1992].После того, как человечество с помощью технологического творчества получило , т.е. умственного труда, принадлежащего к классу «генерации знаний», знания для приручения животных и использования их физического труда, человеческий физический труд был заменен неантропогенными потоками энергии. , тем самым снижая физическую нагрузку на труд, ускоряя работу и немного повышая производительность. До появления водяных колес и ветряных мельниц млекопитающие были основным источником «промышленной» энергии помимо мышечной силы человека, например, для точения точильных камней, обмолота и работы водоподъемников [Diamond 1997, p.355].

7Исторические свидетельства отражают непрекращающуюся борьбу человечества с тяжелым физическим трудом с помощью технического прогресса [Mokyr 1990]. Это важная мотивационная движущая сила приумножения производственных знаний. Кордес [2005] предположил, что существует сформировавшееся базовое желание избегать физических усилий, выходящее за рамки индивидуального индивидуального уровня адаптации. Отвратительные стимулы, возникающие в результате такого рода физиологического опыта или наблюдения за ними, побуждают агентов улучшать эту ситуацию, например, с помощью технических инноваций.Это соответствует биоэкономическому подходу Питера Корнинга [2005], который фокусируется на взаимосвязи между нашим биологически обоснованным мотивационным субстратом и усвоенным и сформированным в культуре поведением (и институтами), через которые выражается эта мотивация [стр. 232]. Его концепция основных потребностей явно направлена ​​на открытие «черного ящика» отдельного агента и на объяснение индивидуальной мотивации. Корнинг утверждает, что мотивы, лежащие в основе выявленных нами предпочтений и субъективных оценок полезности, прямо или косвенно связаны с удовлетворением наших основных потребностей [см. Также Cordes 2006].

8 Конечно, существуют дополнительные факторы, которые влияют на темпы технологических изменений: через структуру стимулов общества, а также права собственности и институциональные условия позволяют и влияют на направление технологического прогресса [North and Thomas 1977; North and Weingast 1989]. Следовательно, существует два направления причинно-следственной связи: рыночные механизмы и устройства стимулирования, которые стимулируют технологический прогресс, а также технологическое творчество человека, которое часто открывает — без ранее существовавших ценовых сигналов — новые возможности, которые затем изменяют структуру стимулов или институциональную среду, а не наоборот .Этот второй канал качественных изменений игнорируется в большинстве (микро) экономических анализов и требует выявления конкретного содержания человеческих предпочтений и мотиваций [2].

9 Мы утверждаем, что рассмотрение качественной структуры затрат труда позволяет понять аспекты человеческих стремлений, лежащих в основе технологического творчества: эти затраты труда служили своего рода фокусирующим устройством, подобным роли различных узких мест, возникающих в производственном процессе. [Rosenberg 1969] или относительных цен факторов [Acemoglu 2002].Конечно, экономический рост также сопровождается растущими рынками и развивающимися организациями [например, Smith 1776/1993]. Хотя это важные факторы, решающую роль играют другие ограничения и движущие силы, которые не отражены в структуре относительных цен ex ante . Следовательно, утверждается, что акцент на человеческих затратах труда способствует пониманию некоторых основных направлений и тенденций технических изменений.

10Период примерно с 1000 г. н.э. до конца пятнадцатого века стал свидетелем решающего развития в истории попыток механически обуздать и направить силы природы в человеческих целях [White Jr.1962 г., гл. III]. В позднесредневековой Европе водяная мельница стала одной из энергетических основ современного общества, использующего гидроэнергетику для решения множества задач. Водяные колеса превратились из устройства, используемого только для измельчения муки, в повсеместный источник энергии, который использовался на реках любого типа. Были первые комбинации этих нечеловеческих потоков энергии со сложными механическими устройствами. К четырнадцатому веку европейцы добились невероятных успехов в своих усилиях по замене энергии ветра и воды на физический труд человека в основных отраслях промышленности [White Jr.1962, стр. 88]. Рост производства больше не сдерживался скудными человеческими потребностями физической энергии в виде механической работы.

11 Первоначальные рабочие задачи человека, в данном случае тяжелый физический труд, были заменены искусственными приспособлениями и животными или переданы им. Вместо этого в большей степени стали необходимы умственные навыки для наблюдения, присутствия, руководства и ухода [Witt 1997], трудовые качества, которые относятся к таксону «использование знаний». В целом, для создания и реализации растущей современной эпистемической базы всех этих технологий, трудозатрат, относимых к категориям «выражение знания» и «генерация знания», требовалось все больше и больше аспектов умственной работы.Особенно после изобретения печатного станка в 1453 году Иоганном Гутенбергом, способности обработки информации как аспекты умственных трудовых качеств стали важными для растущей части населения, включая виды деятельности, относящиеся к таксону «приобретение знаний» [например, Мокир 1990, с. 205; Эйзенштейн 1997]. Хранение и распространение письменной информации стало намного дешевле, чем раньше, и темпы технологического развития увеличились. Другие аспекты функции «хранилище знаний» могут быть переданы от людей к артефактам.Стало легче получить доступ к эпистемической базе технологий и творчески улучшить ее, комбинируя существующие знания. В то же время — все еще скромная — система знаний и образования должна была организовать и управлять растущим объемом технических знаний, включая все больше и больше трудовых услуг, которые относятся к категории «передача знаний».

12 Обладая знаниями о потенциале и экономической целесообразности облегчения или передачи определенных видов труда на искусственные устройства (или, вначале, на животных), люди были способны увеличить объем производства, облегчить трудовую нагрузку или улучшить общее условия труда.Например, сельскохозяйственные технологии, такие как стальные дробилки, плуги, сеялки, жатки, косилки и молотилки, превратились из элементарных орудий во все более сложную технику [David 1975, p. 198]. Постепенно эти новые производственные методы значительно повысили производительность и освободили человеческий труд, прежде всего физический (сначала механический труд, затем аспекты психомоторной работы). Развитие методов уборки шло от серпов, кос, до колыбелей для зерна и, в конечном итоге, до механических жаток, которые можно было комбинировать с нечеловеческими источниками энергии и которые в основном требовали затрат умственного труда (принадлежащих к классу «использование знаний» ).

13 В ходе возникновения отечественной сельской промышленности между шестнадцатым и девятнадцатым веками во многих регионах Средней Европы полученные технические знания позволили частично заменить дополнительные факторы, неквалифицированный труд, сырье и капитал, на относительно высококвалифицированные городские ремесленники [Cerman and Ogilvie 1996; Голдин и Кац 1998]. Многие изощренные механические устройства заменили сложную ручную работу скромной психомоторной работой, выполняя свои задачи почти автоматически.Появление этих практических достижений во многом было обусловлено встречающимися механическими трудностями и знаниями о механических возможностях, доступных в то время [Usher 1954, p. 297]. Преимущественно этот механизм все еще полагался на физическую энергию, генерируемую человеческими агентами.

14 Это изменилось во время промышленной революции, когда машины, которые работали быстро и без устали в сочетании с новыми неантропогенными источниками энергии — в первую очередь паровой машиной — заменили человеческие навыки («требовательное ремесло»), время и физические усилия ( «Механическая работа») в больших масштабах [Landes 1969, p.41ff; фон Тунзельманн 1995]. Нетворческая умственная работа, такая как психическое внимание, наблюдение, реакция и наблюдение за механизмами («использование знаний»), стала более значимой в непосредственном производственном процессе. Прогресс в транспортных технологиях еще больше снизил физический труд в этой сфере деятельности. Многие машины, которые раньше использовались в сельской домашней промышленности, теперь были усовершенствованы и объединены с нечеловеческими источниками энергии на централизованных фабриках.Высокоразвитые станки заменили еще более сложное ремесло и стали все более и более автоматическими [например, Розенберг 1963] — процесс дескиллинга. Технические изменения в конце восемнадцатого и начале девятнадцатого веков привели к замене навыков [например, Mulligan Jr. 1981].
В то же время, когда эпистемическая база производства росла, эти машины требовали новых, узкоспециализированных занятий для их создания и внедрения [например, Atack et alii 2004], то есть агентов, которые обеспечивают рабочие качества таксонов «выражение знаний» и «генерация знаний».Все более сложные инструкции и механизмы требовали более высокого уровня умственных навыков в наблюдении и обслуживании («использование знаний»), в то время как дополнительные прямые затраты труда на эти устройства в производственном цехе были скромными («психомоторная работа»). Растущая эпистемологическая база производственных систем увеличила спрос на инженеров-технологов с формальным образованием, т.е. навыков, связанных с внедрением и эксплуатацией сложного оборудования. Эти события привели к усилению барьера между экспертным и неспециализированным трудом и поляризации навыков.
Более того, навыки обращения с растущим объемом коммерческой информации, которую необходимо было хранить, обрабатывать и передавать, приобрели важность, например, в большом количестве канцелярских функций [например, Greenwood 1997] — аспекты различных форм умственной работы (например, «использование знаний» или «хранение знаний»). Более того, растущая образовательная инфраструктура позволяла приобретать определенные навыки и знания («приобретение знаний») и эффективно распространять знания («передача знаний»).Важное значение приобрело техническое и научное образование ключевых сегментов рабочей силы. Наконец, с середины XIX века все большее количество технологий было вдохновлено научными достижениями («генерация знаний»).
Взятые в виде агрегированных цифр, а не исторических примеров, на протяжении всего двадцатого века был продемонстрирован быстрый и устойчивый светский рост спроса на более высокообразованных работников. Новые технологии были связаны с предубеждением в отношении навыков, причем с конца 1970-х гг. Оно усилилось [e.грамм. Берман и Машин, 1995; Ченнеллс и Ван Ринен 1999]. Наибольшее и наиболее распространенное изменение во взаимодополняющих отношениях между навыками и технологиями было вызвано информационными технологиями. Современные производственные системы характеризуются сочетанием этой технологии и сложных механических устройств. Более того, из-за этих достижений в технологиях манипулирования информацией многие аспекты нетворческой умственной работы делегируются искусственным устройствам. Экономичные процедуры решения проблем («хранение знаний» и «использование знаний»), которые применяются к четко определенным задачам, выполняются компьютерными программами.Рабочие процессы реструктурируются, распределяя рутинные задачи обработки символов между компьютерами и разделяя задачи, которые все еще требуют человеческих навыков.
Следовательно, распространение использования компьютера тесно связано с общим процессом повышения квалификации [например, Автор и др. 2003; Грин и др. 2003]. Наблюдалась тенденция к более высокому соотношению количества занятых между обработкой информации и обработкой грузов [Castells and Yuko 1994]. Зубофф [1988] назвал это развитие растущей «абстракцией» работы.Связь повышения квалификации с компьютеризацией является одним из объяснений того, почему повышение квалификации широко распространено в экономике, а не ограничивается конкретными отраслями. Однако не все задачи одинаково поддаются компьютеризации. Компьютеры вносят свой вклад в процесс замены человеческого труда на машины в рутинной символической обработке, , то есть для хранения, извлечения, сортировки и обработки информации. Однако они плохо справляются с задачами, требующими разработки, вывода на основе моделей, решения новых проблем или формулирования убедительных аргументов.
Информационные и коммуникационные технологии предоставляют разнообразные возможности для передачи дополнительных элементов умственной работы, включая сбор, обслуживание, обработку и распространение информации в электронные автоматы, которые затем позволяют умножать и ускорять эти рабочие задачи, ранее выполнявшиеся людьми. Остаточный труд, вероятно, будет переведен на умственную деятельность, которая требует более высоких когнитивных способностей, особенно на задачи, требующие более высоких навыков решения проблем и творчества (например,грамм. «Выражение знаний» и «генерация знаний») — процесс, результатом которого является повышение квалификации. Более того, в ходе растущей эпистемической базы технологии необходимы дальнейшие знания и, следовательно, проявления умственной работы для управления существующими знаниями, что приводит к более высокой специализации профессий и большему разделению знаний [Mokyr 2002, p. 9]. Необходимая координация и интеграция производственных процессов влечет за собой рост числа агентов и фирм, специализирующихся на организации операций между различными производителями, а также от производителей к потребителям.Как общая тенденция экономической эволюции, количество навыков и знаний, которые необходимо приобрести, сохранить или распространить («приобретение знаний», «хранение знаний» и «передача знаний»), а также количество творческих затрат человеческого труда, применяемых при разработке сложного оборудования и предоставлении продуктов и услуг.

15 В результате предшествующего исторического исследования была выявлена ​​повторяющаяся модель экономического развития: благодаря технологическому творчеству люди научились последовательно передавать определенные качества труда искусственным устройствам, большинство из которых можно сочетать с нечеловеческими источниками. энергии.Из-за растущей возможности передачи автоматам сначала различных форм физического труда, а затем проявлений умственного труда, требования к затратам человеческого труда изменились, что отражается в дополнительной качественной структуре задействованных человеческих возможностей в производстве.

16 С тех пор, как Грилихес [1969] ввел концепцию взаимодополняемости капитала и навыков, многие послевоенные эконометрические исследования показали, что капитал, , т. Е. , воплощает технические знания, а квалифицированный труд дополняет производство, в то время как капитал и неквалифицированный труд являются заменители [также Machin and Van Reenen 1998].Напротив, среди многих историков труда и в социологической литературе процесс дескиллинга, т. Е. снижение требований к квалификации на производстве, рассматривается как глубокая тенденция, лежащая в основе долгосрочного экономического развития. Действительно, многие исторические исследования показывают, что взаимодополняемость капитала, навыков и навыков не была устойчивой моделью экономического развития.

17 Можно выделить три модели долгосрочного изменения навыков: повышение квалификации, дескиллинг или поляризация навыков [Adler 1992].Во-первых, подход «повышения квалификации» заключает, что автоматизация производства приводит к освобождению работников от рутинных задач и к созданию более интегрированных рабочих процессов, включающих больше аспектов умственного труда [Piore and Sabel 1984; Зубофф 1988]. Во-вторых, сторонники «дескиллинга» утверждают, что рыночные силы побуждают работодателей постоянно упрощать труд квалифицированных специалистов. Утверждается, что процесс десклейлинга не ограничивается ручной работой: также нефизическая, особенно канцелярская, работа была существенно деформирована технологическим прогрессом [Braverman 1974; Кромптон и Джонс 1984].Третья позиция сочетает в себе элементы первых двух, постулируя растущую поляризацию рабочей силы. Некоторые сотрудники извлекают выгоду из технического прогресса за счет повышения уровня квалификации, в то время как другие остаются в ловушке низкоквалифицированных форм занятости [например, Галли 1991; Автор и др. 2006].

18Исторический материал свидетельствует обо всех этих тенденциях в развитии труда. Однако предлагаемая здесь перспектива развития человеческого труда и эпистемологической основы производства дает альтернативный вариант объяснения технологических изменений, обусловленных профессиональными или неквалифицированными навыками, и их последствий.На первый план выходят качественные аспекты техники и труда. В этом контексте неоднородность навыков, отраженная в предлагаемой таксономии затрат человеческого труда, является центральной для анализа этих эмпирических закономерностей:

19

Предложение 1 : В зависимости от достигнутых технических знаний о переносимости определенных видов труда на искусственные устройства и о возможностях использования нечеловеческих источников энергии, случаях повышения квалификации, дескиллинга или поляризации рабочей силы произошло в экономическом развитии.

20 Это предложение содержит важные аспекты качественных исторических изменений: конкретные экономические последствия этих трансфертов становятся понятными только тогда, когда производственный фактор труда дезагрегирован. Учитывая исторические данные, такое разбиение должно быть более детальным, чем те, которые применяются в стандартном микроэкономическом анализе. Более того, возможности передачи открылись с течением времени, , то есть новых технологических знаний, изменили дополнительные трудозатраты на каждом этапе истории.Таким образом, большую часть времени это была скорее последовательность различных дополнительных человеческих вкладов, чем статические ситуации, характеризующиеся замещающими отношениями между затратами труда и капиталом, в которых эти факторы могли легко реагировать на ценовые сигналы. Наконец, различные виды человеческого труда находились в фокусе технического прогресса в разные моменты времени в зависимости от ранее достигнутых технических знаний и возникающих «узких мест» — аспекта экономических изменений, зависящих от пути.Качественная структура затрат труда также служит ориентиром для дальнейшего генерирования технических знаний [Rosenberg 1969].

21 Например, анализ процессов дескиллинга Браверманом [1974] верен в отношении многих прямых последствий растущей эпистемологической базы производства в девятнадцатом веке. Но, с другой стороны, он недооценивает влияние новой базы знаний на требования к навыкам в отношении создания, поддержания и реализации этого механизма («выражение знаний», «генерация знаний») и в отношении общества. система знаний, которая должна накапливать, хранить и распространять эти знания («приобретение знаний», «передача знаний»).Более того, хотя компьютеризация влечет за собой совокупное повышение квалификации, ее можно сочетать с упразднением отдельных рабочих мест. Здесь различие между «белыми воротничками» и «синими воротничками» не отражает случаев, например, декиллинга в конторских профессиях.

22 Можно показать дальнейшие последствия этих процессов:

23

Предложение 2 : Возможность облегчить или заменить определенное качество человеческого труда механическими устройствами или электронными автоматами позволила умножить и ускорить задачи, которые раньше выполнялись людьми.В результате прирост производительности вызвал периоды сильного экономического роста и / или способствовал росту населения.

24 Опять же, для понимания этих исторических процессов недостаточно просто различать два — взаимозаменяемых — вида человеческого труда. Вместо этого более подробная таксономия затрат человеческого труда обращает внимание на конкретные человеческие вклады, которые стали предметом усилий по передаче их машинам, и способствует более глубокому пониманию экономических последствий, связанных с этими случаями замены рабочей силы.

25 Накопление производственных знаний также предлагает эндогенный источник роста, управляемого знаниями, который объясняет временно ускоряющиеся темпы технического прогресса [см. Также Witt 2004]. Эта динамика отражается в следующем предложении:

26

Предложение 3 : Новые производственные знания позволили сократить рабочее время для той же продукции и высвободили свободное человеческое время и усилия для систематического поиска и применения дальнейших инноваций в инструментах, приборах и энергопотреблении. это снова повысило производительность и сократило время работы [3].
Предпосылкой для этих самоусиливающихся экономических достижений является инновационная деятельность в экономике, которая способствует последовательной передаче рабочей силы машинам, освобождая когнитивные способности человека. Таксономия человеческого труда отражает шаги к освобождению части населения от тратить большую часть своего времени на выполнение физической работы, что позволило человечеству генерировать и применять все больше знаний, , т.е. , чтобы предоставлять все больше и больше трудовых ресурсов, принадлежащих к категориям «Выражение знания» и «порождение знания».Конечно, высвободившееся рабочее время также могло быть и было потрачено на досуг или потребление, которое задерживает потенциальный рост экономики. Более того, рост населения может препятствовать увеличению дохода на душу населения в эти периоды. Однако, если они расходуются на создание знаний и обучение / образование (таксон «приобретение знаний»), может возникнуть своего рода автокаталитический цикл, который приведет к увеличению темпов роста.
В этом контексте рост занятости в научных исследованиях не обусловлен ростом населения [как, например,грамм. in Kortum 1997], но путем освобождения части рабочей силы от выполнения определенных видов труда. Следовательно, накопление производственных знаний само по себе создает — за счет повышения производительности — предпосылки для его дальнейшего расширения. Эта аргументация отличается от устоявшихся моделей эндогенных технологических изменений, таких как Aghion and Howitt [1992], Grossman and Helpman [1991] и Romer [1986], где одним из выводов является то, что высокая численность населения стимулирует технологические изменения из-за отсутствия конкуренции между людьми. знание.
Динамика экономики в течение длительного периода времени испытывает значительные долгосрочные колебания в их совокупных показателях [например, Кузнец 1940; Розенберг и Фриштак, 1983]. Последовательная передача человеческого труда машинам может составлять длительные циклы экономического роста, в которых проявляются эффекты вышеупомянутого автокаталитического развития. Freeman и Perez [1988] предложили некоторые характеристики этих последовательных длинных волн роста: во-первых, они идентифицируют «раннюю волну механизации» 1770–1840-х годов.Сложные механические устройства позволили заменить бережливую психомоторную работу требовательным ремеслом. Во-вторых, во время их «паровой и железнодорожной волны» 1840–1890-х годов машины и новые источники энергии в больших масштабах заменяли человеческие навыки и физические усилия. В-третьих, во время «волны электрического и тяжелого машиностроения» 1890–40-х годов электромеханические устройства заменили более сложные формы требовательного ручного труда (полу) автоматическими машинами. Во время четвертой «фордистской волны массового производства» с 1940-х по 1980-е годы производство стало более рутинным, неквалифицированная рабочая сила была задействована на обширном оборудовании, которое было легко управлять, и был обеспечен значительный рост производительности.Последняя «информационная и коммуникационная волна» 1980-х годов повлекла за собой достижения в технологиях манипулирования информацией, которые сделали возможным делегирование аспектов нетворческого умственного труда человека (например, «хранение знаний» и — в случае рутинных задач — «использование знания ») к искусственным устройствам, связанным с ускорением и умножением этих задач, высвобождая когнитивные ресурсы человека. Это составляющие эндогенного автокаталитического экономического развития, которое проявляется в ускорении темпов технического прогресса в течение определенных периодов времени.Эти результаты согласовывают наблюдение о том, что страны с более образованными рабочими растут быстрее, с тем фактом, что сама численность населения не способствует росту, когда отсутствуют важнейшие предпосылки для такого автокаталитического роста знаний.

27Некоторые закономерности развития человеческого труда и эпистемологической базы технологии были представлены в предыдущих разделах. Это качественное изменение также способствует избирательному процессу признания политических проблем. Растущее знание о переносимости определенных видов человеческого труда породило — и до сих пор порождает — новые политические проблемы и политические желания.Технический прогресс сводит на нет одни виды труда и требует предоставления других, как было сказано в предложении 1. Он также изменяет условия труда, ценности и уровни стремлений субъектов; процессы, которые в конечном итоге выражаются в политических проблемах.

28 Непрерывное генерирование и приумножение производственных знаний в основном зависит от когнитивных способностей человека, т.е. аспектов умственного труда. Как было предложено в предложении 3, освобождение части рабочей силы от выполнения определенных видов труда позволило человечеству потратить это время на поиск дальнейших технических инноваций, i.е. создание и применение все большего количества знаний, делающих возможным передачу машин большего количества человеческих трудовых качеств. Отсюда также следует, что содержание знаний производственного процесса в целом увеличивается с течением времени из-за того, что все больше и больше рабочих усилий тратится на создание и выражение знаний.

29 Государственное или частное обеспечение образовательной инфраструктуры и институционализация научных исследований и разработок были основополагающими для такого автокаталитического экономического развития.Следующей политической проблемой стала адаптация этой системы к возрастающим темпам инновационной деятельности и новым требованиям к формированию навыков в связи с растущим содержанием трудовых знаний в результате воздействия предложений 1 и 3. В настоящее время многие развитые страны сталкиваются с проблема реформирования их систем социального обеспечения, а также налоговых систем, чтобы учесть более длительные периоды обучения и более высокие различия в заработной плате в течение трудовой жизни человека. Пенсионные схемы должны быть изменены с учетом того факта, что продолжительность продолжительности жизни сокращается для все большего числа людей из-за продолжительных периодов обучения перед профессиональной карьерой и дальнейшего профессионального обучения на протяжении всей трудовой жизни.Кроме того, при построении налоговой системы необходимо учитывать, что люди имеют длительные периоды неоплачиваемого образования, за которыми следуют периоды заработка намного выше среднего. Последние способствуют «перекрестному субсидированию» первых; налоговые ставки должны сделать возможной эту межвременную передачу дохода. В целом социальные и налоговые системы должны позволять агентам переключаться между периодами работы и дальнейшего обучения, чтобы идти в ногу с растущим объемом знаний о задачах, остающихся перед людьми.

30 Неявное предсказание многих моделей эндогенного роста — и, следовательно, проблема для многих политиков — состоит в том, что темпы роста должны демонстрировать большие постоянные увеличения [например, Romer 1994; Джонс, 1995]. Согласно нашему аргументу, механизмы, лежащие в основе автокаталитического увеличения производственных знаний, не обязательно влекут за собой это: технологические прорывы, касающиеся переноса человеческого труда на машины, могут стать все труднее найти в ходе технического прогресса.Более того, объем знаний, который должен быть получен, прежде чем агент достигнет границы знаний и сможет внести новые знания в существующий запас, растет [Kortum 1997]. Следовательно, необходимо все больше и больше образовательных усилий, чтобы позволить агентам получать, обрабатывать и координировать существующий запас знаний, т.е. , все большая часть этих усилий поглощается без повышения темпов роста экономики [4]. Хотя рост знаний проявляет автокаталитические характеристики в течение некоторых периодов, темпы экономического роста не увеличиваются постоянно, потому что основа этого самоусиливающегося роста — возрастающая доступность умственных способностей человека — также, наконец, устанавливает границы для этого развития.

31 С учетом того факта, что не существует универсальной метрики для «знания» фактора производства, эмпирические исследования его воздействия сталкиваются с серьезными проблемами. Понимание того, что знания не являются замкнутым фактором производства, а воплощены в других факторах — человеческом труде и капитале в изменяющихся (дополняющих) составах, — предлагает решение этой проблемы. Таксономия человеческого труда и последующий качественный анализ изменения человеческих ресурсов в производстве показывают характеристики различных затрат труда, их содержание знаний и то, какие из этих вкладов — включая их содержание знаний — передаются на искусственные устройства в ходе исторического исследования. время.Эта точка зрения открывает способ косвенного измерения знаний, используемых в производстве через человеческий труд и капитал.

32 Трудовые качества и их когнитивные основы, связанные с обработкой знаний, такие как приобретение, хранение, использование, общение, выражение, а также генерация знаний (систематизированных с помощью таксономии), играли все более важную роль в процессе технологический прогресс. Опять же, некоторые из этих функций были полностью или частично переданы машинам, например, хранение и передача знаний, что повлияло на повышение производительности — аспект, отраженный в предложении 2.Эта сдвигающаяся качественная структура в сфере затрат умственного труда в основном вызывает повышение квалификации рабочей силы (предложение 1). Этот качественный состав труда частично определяет цены на товары, которые в значительной степени зависят от содержания знаний о человеческих затратах труда, необходимых для их производства, а также от количества и вида производственных знаний, которые могут быть использованы, будучи воплощены машинами. Более того, качественная структура затрат труда и соответствующее содержание знаний во многом объясняют структуру заработной платы в экономике.Многие задачи, которые в настоящее время не могут быть переданы другим лицам, например, затраты на творческую работу, богаты знаниями и приносят высокие доходы. С другой стороны, машины, воплощающие определенный вид знаний, могут оставлять людям низкие показатели знаний и низкую заработную плату, что потенциально может отрицательно сказаться на общей тенденции к более квалифицированной рабочей силе и является потенциальным объяснением увеличения разницы в заработной плате и связанных с этим социальных проблем. Повышение капиталоемкости в производстве часто влечет за собой большую разницу в заработной плате из-за разной степени переносимости различных качеств человеческого труда и их соответствующего содержания знаний в машины.

33 Кроме того, дезагрегация человеческого труда показывает, что мы можем не только наблюдать светскую тенденцию в сторону сектора услуг, как предсказал Фурастье [1976]. Вместо этого мы также являемся свидетелями изменения дополнительных затрат определенных человеческих трудовых качеств и капитальных благ, которые включают в себя полученные производственные знания. Эта точка зрения лучше подходит для понимания внутриотраслевых квалификационных изменений и изменения доли секторов в национальном доходе. Таксономия человеческого труда может даже послужить отправной точкой для разработки альтернативного разделения секторов в экономике.Это актуально для разработки экономической политики, например, в отношении квалификационных тенденций рабочей силы, увеличения социального неравенства, включая доли доходов и заработной платы, или развития отраслевой структуры экономики и связанных с этим эффектов занятости, которые могут потребовать политических действий.

34 Более того, некоторые из когнитивных способностей человека, систематизированные в таксономии затрат человеческого труда, были или будут препятствовать продолжающемуся процессу роста знаний. Одним из важных когнитивных ограничений экономического развития является трудоемкое приобретение людьми знаний, которые необходимы снова и снова в каждом поколении.Можно ожидать, что новые технологии, методы или процедуры, которые способствуют более эффективной или удобной передаче и усвоению знаний, будут способствовать экономическим показателям. Еще одно узкое место — это творческие способности человека решать проблемы, которые требуются все в большей степени из-за ускорения темпов технического прогресса (предложение 3), а также все больше и больше проблем, возникающих в результате этого прогресса [Rosenberg 1969]. Решения этих проблем снова вызывают последующие проблемы, требующие еще более непередаваемых затрат творческого труда для управления этим саморасширяющимся развитием.Эти способности предполагают высокий уровень образования, и их следует развивать на раннем этапе в рамках образовательной системы страны. Поскольку рыночные силы не в состоянии учесть такие проблемы, задача политиков — выявить эти возникающие проблемы, чтобы адекватно выделить средства на государственные исследования, государственные закупки и признать потребность в законодательных мерах.
Изменение качественной структуры затрат труда имеет далеко идущие последствия для поведения со стороны предложения рабочей силы.Здесь именно семья обеспечивает человеческий труд с изменяющимися качествами. Как показал исторический анализ и систематика труда в разделе 2, в доиндустриальной сельскохозяйственной экономике физический труд был доминирующим качеством человеческого труда, задействованного в производстве и обеспечиваемого семьей. После того, как человечество научилось сочетать механические устройства с нечеловеческими источниками энергии, физические аспекты человеческого труда (с низким уровнем знаний) стали менее важными. Вместо этого требовались дополнительные аспекты умственного труда, поскольку затраты труда и растущая образовательная инфраструктура позволяли приобретать определенные навыки и знания.Теперь семья должна была оказывать поддержку своим членам, чтобы они могли использовать эту инфраструктуру, чтобы получить наделение умственными способностями к работе. Более высокие умственные способности и растущий объем знаний приобретаются в постоянно более длительные периоды специального образования в начале и в течение всей жизни, что является прямым следствием автокаталитического процесса, описанного в предложении 3. Следовательно, роль и структура Семья изменилась: члены семьи не начинают рано в жизни вносить свой вклад в семейный доход, вместо этого они нуждаются в ее поддержке для увеличения периодов обучения.Это изменило демографическую структуру, особенно по количеству детей. Родители тратят больше времени на собственное образование и, таким образом, откладывают свои репродуктивные усилия, в то же время они тратят больше ресурсов, чтобы дать возможность меньшему количеству детей получить глубокое образование [5]. Что касается приобретения знаний, политика может обеспечить эффективную поддержку семьи, чтобы дать возможность ее членам использовать образовательную инфраструктуру. Это области, в которых политическое вмешательство может решить проблемы, которые вряд ли удастся решить, например, с помощью несовершенных реальных кредитных рынков.
Также в сфере ручного труда есть проблемы для политики и частных домохозяйств. В случае относительно уникальных продуктов механизация производства зачастую незначительна. Большая часть работы выполняется вручную, часто с использованием сложных ручных работ и использования сложного оборудования, которое помогает в этой работе («использование знаний» в таксономии), что намекает на важность системы расширенных начальных школ и профессионального обучения для этих профессий. .Политика по формированию навыков в этих областях является важным средством для правительств столкнуться с некоторыми глубокими изменениями на рынке труда и использовать возможности трудоустройства [Green et alii 2003]. Опять же, эволюция эпистемологической базы технологий требует обеспечения изменяющихся качеств человеческого труда в домашних хозяйствах. С другой стороны, качество рабочей силы, предоставляемой домашними хозяйствами, также влияет на развитие технологий из-за того, что хорошо образованные агенты составляют рынок для сложной техники [Acemoglu 1998].
Теория экономического роста и большая часть теории совокупного производства полагают, что квалифицированный труд является более или менее совершенной заменой неквалифицированного труда, и то и другое может быть заменено капиталом [Galor and Moav 2000; Hamermesh 1996]. В рамках равновесия технологические изменения, обусловленные профессиональными навыками, за последние 60 лет и необъективный технологический прогресс, связанный с неквалифицированными кадрами, в конце восемнадцатого и начале девятнадцатого веков, в качестве примеров, объясняются обращением эффектов цены и размера рынка [Acemoglu 2002] .Хотя эффекты цены и размера рынка — среди других факторов — играют важную роль в качестве инструментов для фокусирования технологических изменений, они не являются частью легко обратимых результатов равновесия: согласно нашему историческому качественному подходу, растущее знание о переносимости определенных видов Человеческий труд к искусственным устройствам решающим образом определяет дополнительную качественную структуру труда, используемого в производстве. Простая взаимозаменяемость между различными формами труда, описанными в таксономии, и между трудом и капиталом не существует в рамках технологического режима.Более того, из взаимодействия эффектов, описанных в предложениях 1 и 3, следует, что содержание знаний о деятельности, оставленной людям, увеличивается с течением времени. В результате влияние относительных цен факторов на относительный спрос на навыки вторично по сравнению с технологическими характеристиками [6]. Для такого необратимого качественного изменения исторического времени неизбежно расширение антиисторического аналитического инструментария экономистов для предоставления адекватных политических рекомендаций.
Вопрос выдающейся политической важности заключается в том, компенсируют ли успехи в более высоком умственном труде потери занятости при более низком умственном и физическом труде.Можно с уверенностью сказать, что занятость в передаче, генерации и применении эпистемологической базы технологии будет расти, что следует из предложения 3. Более того, необходимость получения все большего и большего количества знаний до и во время трудовой жизни может быть причиной. в целом на более короткие периоды времени, проведенные на рабочем месте, и, таким образом, может иметь эффект занятости. При трудоустройстве в сфере обслуживания — с учетом современных технологических знаний — существует множество рабочих мест, устойчивых к механизации.В настоящее время количество таких рабочих мест растет, что открывает возможности для трудоустройства [7]. Из-за того, что на многих из этих должностей требования к квалификации низкие, это развитие может привести — в сочетании с вышеупомянутыми тенденциями повышения квалификации — к поляризационным тенденциям в рабочей силе [эмпирические данные см. Autor et al. 2006].

35Эта статья представила анализ качественных изменений в сфере человеческого труда во взаимозависимости с эволюцией эпистемологической базы технологии.С помощью избранного исторического материала и систематики затрат труда была представлена ​​роль различных типов человеческих способностей в долгосрочном экономическом развитии, а также их взаимодействие с технологическим прогрессом. Исторически была выявлена ​​выдающаяся повторяющаяся модель социально-экономической эволюции: люди научились облегчать определенные виды труда, применяя инструменты. Более того, они нашли способы последовательной передачи качеств человеческого труда на искусственные устройства, которые можно комбинировать с нечеловеческими источниками энергии, процесс, который начался с инструментов и закончился автоматами, которые даже способны перенимать когнитивные задачи от людей. .Следовательно, в долгосрочной перспективе экономическую эволюцию можно рассматривать как последовательность переключений между режимами, в которых знания о потенциале и экономической целесообразности перевода определенных видов труда на искусственные устройства отражаются в характерной дополнительной структуре занятого труда. качества в производстве. Возможность облегчения или замены определенного качества труда механическими устройствами и электронными автоматами позволяла умножать и ускорять соответствующие задачи.

36 Более того, было продемонстрировано, что освобождение части рабочей силы от выполнения определенных видов труда позволило человечеству тратить это время и усилия на поиск дальнейших технических инноваций, т.е. на генерирование и применение все большего количества знаний, снова повышая производительность и высвобождая рабочее время. Предпосылкой и следствием такого автокаталитического экономического развития является создание образовательной инфраструктуры и институционализация исследований и разработок, обеспечивающих и поглощающих когнитивные способности человека, необходимые для работы с растущим запасом социальных знаний.Следовательно, постоянной проблемой для политиков является адаптация экономической системы к возрастающим темпам инновационной деятельности и новым требованиям к формированию навыков в связи с растущим содержанием знаний в рабочей силе. Кроме того, некоторые когнитивные способности человека были или будут препятствием для этого продолжающегося процесса роста знаний. Обсуждались дополнительные политические последствия, касающиеся роли семьи в обеспечении определенных качеств труда, а также дальнейшее влияние технических изменений на занятость.
Социологи стремились разработать общую теорию о влиянии технологических изменений на структуру навыков. Однако поиск одной общей тенденции, охватывающей все ответвления технологий на повышение квалификации, дескиллинг или поляризацию, не увенчался успехом. В этой статье показано, как технология и структура навыков взаимодействуют друг с другом. Один из аргументов заключался в том, что знание о переносимости определенных видов труда на искусственные устройства имеет решающее значение для определения структуры дополнительных навыков труда и, следовательно, случаев повышения квалификации, декиллинга или поляризации рабочей силы (по этой теме продолжаются дискуссии, основанные на о противоречии эмпирическим данным, основанным на заработной плате, см. e.грамм. Acemoglu [2002], Autor и др. [2006] и Lemieux [2006]). Наблюдение за тем, что взаимосвязь между технологиями и качественной структурой труда в значительной степени дополняет друг друга, имеет прямые политические последствия: маловероятно, что политические меры рынка труда, ориентированные исключительно на цену или заработную плату, смягчат проблему безработицы. Это связано с тем, что различные качества человеческого труда не находятся в простом замещающем отношении друг к другу и к другим средствам производства и, следовательно, не реагируют на изменения цен, как предсказывает стандартная теория.

Автоматизация или человеческий труд? Вот что нужно учитывать

Автоматизация изменила взаимоотношения человека и машины. Но прискорбные истории о людях, теряющих работу из-за роботов, упускают из виду ключевой факт современной экономики: автоматизированные производственные системы сыграли огромную роль в восстановлении после рецессии 2008 года и сохранении устойчивости американской экономики.

На стене написано: Автоматизация никуда не денется. В случае некоторых предприятий от этого зависит их выживание.Между тем ведущие мировые мыслители утверждают, что предприятиям лучше найти способы перевести свою человеческую рабочую силу в роли, в которых они могут преуспеть.

Если вы подумываете об автоматизации, прочтите некоторые рекомендации о том, как интегрировать ее там, где это наиболее целесообразно.

Определение стоимости автоматизации по сравнению со стоимостью труда

Стоимость является наиболее распространенной отправной точкой в ​​этих решениях. Начните с четкого определения ваших целей и определения показателей, используемых для оценки успеха (это могут быть цели по доходам, процент брака, запросы на доработку или соотношение времени простоя / времени безотказной работы).Эти показатели являются ключевым объективным эталоном, на который вы можете ссылаться, решая, какая настройка лучше всего подходит для вашего бизнеса: автоматическая или ручная.

Затем соберите как можно больше информации обо всех затратах, связанных с человеческим трудом и автоматизированными системами.

Затраты на человеческий труд:

  • Заработная плата и инфляция заработной платы.
  • Пособия, связанные с обучением и не связанные с заработной платой.
  • Страхование компенсации работникам.
  • Налоги с заработной платы.
  • Вспомогательные средства безопасности.

Указанные выше затраты относительно просто определить. Но менеджеры должны учитывать и некоторые нематериальные затраты. Их труднее определить количественно, но они не менее важны для сравнения:

  • Угроза безопасности из-за человеческой ошибки.
  • Утеря / переделка изделия из-за человеческой ошибки.
  • Более медленный темп человеческого труда по сравнению с автоматизированными процессами.

Затраты на автоматизированные процессы:

  • Предварительные вложения в оборудование и программное обеспечение плюс установка.
  • Обучение операторов и заработная плата.
  • Текущее обслуживание.
  • Запланированные или незапланированные остановки из-за замены деталей для гибких систем автоматизации.

В автоматизированных системах меньше неизвестных и нематериальных активов. Это не обязательно означает, что они лучше, и не всегда делает их наиболее экономичным выбором. Тем не менее, это может помочь вам снизить ненужные затраты на содержание персонала (в основном из-за оттока сотрудников и избыточных затрат на обучение) и перенаправить ваш персонал на задачи, в которых люди могут преуспеть.

Расчет рентабельности инвестиций для автоматизированной системы по сравнению с ручной

Ключевой вопрос заключается в том, окупятся ли первоначальные затраты на внедрение автоматизации в течение жизненного цикла системы. ROI может поступать из более чем одного места:

  • Замена достаточного количества рабочей силы, что приведет к экономии затрат, которая сделает автоматическую систему оправданной.
  • Повышение качества и производительности — и, как следствие, увеличение потенциальной прибыли — автоматизированная система может принести больше, чем более дешевую, но требующую меньшего объема ручную настройку.

Часто сочетание сокращения рабочей силы и увеличения выпуска продукции высокого качества приводит к положительной рентабельности инвестиций в долгосрочной перспективе.

Расчет гипотетической рентабельности инвестиций

Следующий расчет представляет собой пример, который может служить шаблоном для вашего приложения. Стоимость оборудования для автоматизации на заказ может сильно варьироваться в зависимости от ваших потребностей. Обратите внимание, что этот расчет не учитывает качество, пропускную способность, проценты, амортизацию, техническое обслуживание, обучение и т. Д.

Предположим, у вас есть частично ручная система, требующая трех опытных операторов, работающих в три смены в день.Предположим, что затраты на одного оператора составляют 50 000 долларов в год при общих ежегодных затратах на оплату труда 450 000 долларов.

В качестве альтернативы предположим, что вы определили полностью автоматизированную систему, разработка, сборка и установка которой стоит 400 000 долларов. Потребуется один неквалифицированный оператор из расчета 35 000 долларов в год на две смены в день, на общую сумму 70 000 долларов в год. Обучение стоит относительно недорого, поскольку оператор просто загружает и разгружает машину. Общие затраты на автоматизацию составляют 470 000 долларов, что соответствует окупаемости инвестиций в первый год в размере -20 000 долларов (автоматизированная система на 470 000 долларов минус 450 000 долларов, частично ручная система).

Однако окупаемость наступает на второй год, поскольку в автоматизированную систему не вкладываются капитальные вложения. Благодаря снижению затрат на рабочую силу годовые производственные затраты значительно ниже по сравнению с ручной системой. Более двух лет производство с автоматизированной системой стоит 540 000 долларов, а ручная система — 900 000 долларов. Это представляет собой возврат в размере 360 000 долларов США или 90% рентабельности инвестиций.

Подходит ли автоматизация для вашего процесса?

Автоматизированные системы обычно рекомендуются для крупных заказов.Это еще более привлекательный вариант, когда первостепенное значение имеют постоянное качество и повторяемость производственного цикла. Автоматизированные системы, которые повышают согласованность и снижают процент брака, могут быть дополнительно разработаны для проверки деталей перед тем, как они будут проходить остальную часть производственного процесса. Если возникает проблема, деталь автоматически утилизируется до того, как будут добавлены дополнительные компоненты или начнется дальнейшая обработка, что сэкономит время и материал. Это будет связано со значительными первоначальными затратами, но высокая производительность машины и незначительное количество ошибок означают, что она начнет окупаться.

Операторы-люди не могут работать с максимальной скоростью всю смену и рассчитывают каждый раз производить идеальные детали. Мы бы не хотели, чтобы они пытались. Последствия могут быть катастрофическими.

С другой стороны, человеческий труд обычно требует меньших начальных затрат и полезен для небольших тиражей, уникальных разовых проектов или исследований и опытно-конструкторских работ. Кроме того, операторы могут предложить реальную ценность для процессов, которые требуют критического мышления или в которых автоматизация неэкономична для интеграции.

Автомобильная промышленность приняла автоматизацию и продолжит ее интеграцию благодаря более высокому качеству, эффективности и окупаемости инвестиций. Соответственно, отраслевые поставщики, решившие интегрировать автоматизацию, имеют преимущество перед конкурентами.

Так было, когда Arnold Machine построила автоматизированную систему сборки опоры двигателя для крупного производителя автомобилей, который хотел сократить трудозатраты при одновременном повышении производительности и качества. В построенной нами машине использовались робот FANUC, гидравлика и специальные инструменты, которые избавили операторов от трудных для проверки процессов и в конечном итоге сократили время цикла с более чем минуты до менее 45 секунд.

Для нашего клиента это стоило вложенных средств.

Чтобы узнать больше о преимуществах автоматизации, прочтите наше руководство по экономии времени и средств на производстве. Если вам нужны конкретные рекомендации по автоматизации производственных процессов, свяжитесь с нашей командой.

Связанное руководство

Руководство производителя по запуску автоматизированных операций

Как автоматизация может помочь вам идти в ногу с изменениями в вашей отрасли? Узнайте, как оценить свои операции, чтобы определить автоматизированные решения, которые помогут вам уверенно расти.

Скачать руководство

Массовый человеческий труд больше не нужен. Куда мы идем отсюда?

Наша экономическая проблема

Мировая экономика все еще не оправилась от Великой рецессии 2008 года. Считая, что кризис вызван нехваткой ликвидности капитала, некоторые правительства — национальные и местные — взяли на себя беспрецедентный уровень государственного долга, пытаясь стимулировать экономическую активность с помощью программ государственных расходов. Между тем правительства других стран, утверждая, что массовые бюджетные перерасходы и неплатежеспособность являются первопричинами рецессии, приняли прямо противоположный подход и ввели (зачастую драконовские меры жесткой экономии) меры, чтобы остановить рост долгов.

Однако, несмотря на проводимую противоположную и все более радикальную политику, экономический рост остается на прежнем уровне.

Наша книга, Богатство за пределами народов: экономические и моральные принципы глобальной взаимозависимости , начинается с фундаментального вопроса: с учетом всех разнообразных и часто противоречивых «решений», которые бросаются на проблему, возможно, мы не определили точно. первопричина глобального экономического недуга?

Как смотреть на мировую экономику

Совершенно очевидно, что мы смотрим на мировую экономику через две взаимосвязанные линзы.Первая линза представляет собой комбинацию двух практических основ экономики: (а) основанных на наблюдениях, сделанных экономистами Колином Кларком и Жаном Фурастье в 1940-х годах, о том, что технологии постоянно заменяют потребность в человеческом труде во все более расширяющихся секторах экономики (см. Диаграмму ниже). Теперь мы можем наблюдать, что сектор услуг, который в настоящее время составляет более 72% экономики, достиг переломного момента, когда технологии все больше заменяют потребность в человеческом труде до такой степени, что все более широкие слои населения, похоже, больше не обладают активами, которые могли бы внести свой вклад. к производству хозяйственной деятельности.

Колин Кларк и Жан Фурастье

И (б) в 1979 году мировые экономические системы перестали использовать золото как метод создания и оценки валюты и, таким образом, положили конец процессу так называемого «банковского обслуживания с частичным резервированием» (где банки могут давать взаймы больше, чем есть на депозите). Банковское дело с частичным резервированием было заменено фиатной валютой, в которой местные коммерческие банки создают новую валюту при выдаче ссуд на недвижимость.

На основе конвергенции этих двух практических основ экономики — технологии, заменяющей массовую рабочую силу и фиатную валюту, созданную в результате кредитования недвижимости, — мы можем теперь наблюдать, что традиционные показатели, используемые политическими институтами и банковскими системами во всем мире при определении взаимосвязи между коммерческими недвижимость и жилая недвижимость больше не жизнеспособны.Банковские системы самостоятельно эволюционировали, чтобы отойти от рыночного кредитования к созданию финансовых инструментов, торговля которыми осуществляется исключительно между самими банками (это называется «теневой банковской системой»).

Правительственные учреждения, однако, не эволюционировали… и, таким образом, по существу стали неактуальными с точки зрения управления делами экономики.

Вторая линза, через которую Wealth Beyond Nations смотрит на глобальную экономику, — это моральный и философский взгляд на то, как и почему люди и группы взаимодействуют друг с другом.До «Богатства народов» Адама Смита в 1776 году выгодами от экономической деятельности в основном пользовались элиты (аристократии, монархи и церкви, которые все были склонны к жестоким потрясениям). План Смита предусматривал процесс, с помощью которого массы могли вносить свой вклад и получать выгоду от участия в том, что он называл «коммерческим обществом», и именно это коммерческое общество поддерживало социальный порядок.

Но в современных условиях, когда экономическому производству больше не нужны массы, чтобы вносить свой вклад в производство, как массы могут рассчитывать на участие в таком коммерческом обществе?

Но еще глубже, мы наблюдаем, что общества во всем мире построены на основе потребления материала вещей , которые просто способствуют их чувству самовозвышения (и чаще всего, не их общему благополучию).В основополагающей работе Джона Кеннета Гэлбрейта в 1958 году, The Affluent Society , уже отмечалось, что этот фонд был просто неустойчивым.

Следовательно, если верно и верно переформулировать центральную проблему, лежащую в основе глобальной экономики, как: вклад человеческих масс в экономическое производство больше не является клеем, скрепляющим общества, равно как и наблюдение, что почти все на Planet основывается на устаревших знаниях о том, как работают экономические рынки … тогда и только тогда мы сможем понять серьезность реальной проблемы.Тогда и только тогда мы сможем приступить к поиску реальных решений реальной проблемы.

На пути к «решению»

На основе 10-летнего тематического исследования социальных, политических и экономических последствий неудач «национального строительства» в Боснии и Герцеговине мы собрали обширную коллекцию практических и философских альтернатив Подумайте, пока мир примирился с этим, по общему признанию, провокационным переосмыслением проблемы.

Короче говоря, необходим новый «клей», который объединяет отдельных людей и группы в совместные сети.

Хотя мы не можем и не будем (по моральным соображениям) предоставлять конкретные «решения», мы можем заявить следующее: (а) проблема не в том, что технология меняет то, как мы делаем что-то, а, скорее, технологии заставляют нас создавать новые дела; новые индивидуальные и социальные цели, требующие индивидуального и социального взаимодействия и взаимозависимости (эффект Pokémon Go, выводящий целые группы из изоляции, но, возможно, с большей совместной полезностью для человека).

(b) эти новые цели и совместная деятельность, таким образом, скорее всего, будут нематериальными по своей природе — по сути, создавая рынки, основанные на человеческих отношениях, опыте и даже на вопросах любопытства, а не на материальных товарах … где мы сами, стать рынком… и, как следствие, целью больше не становится «перераспределение богатства», а скорее создание нового богатства массами.

(c) новое слияние технологий и личной / групповой ответственности изменит сам политический процесс, передав этические обязанности от государственных институтов и национальной / политической идентичности обратно в руки отдельных лиц и совместных групп.

(d) как только один практический пример возможной эволюции экономических рынков мы проиллюстрируем: в настоящее время то, что называется «передачей технологии», по существу ограничено в своем контроле руководителями корпорации … но если кто-то и все внутри любой компании должны были быть наделены полномочиями обмениваться технологиями и транзакциями передачи ноу-хау, и, используя подмножество квантовой механики, называемой «теорией узлов», мы прогнозируем, что это будет следствием облегчения существующих и новых отношений между корпорациями и отдельными лицами -корпоративные отношения, примерно 50% населения могло бы мигрировать к обмену нематериальными активами в рамках того, что мы называем новой «четвертой экономикой» (см. диаграмму).Следовательно, это может создать радикальные объемы новой ценности глобального богатства в массах.

Майкл Бирнс и Тамара ван Халм

Не может быть никаких «лидеров», которые могли бы указать нам путь к этой новой эволюции и функции взаимозависимой экономической деятельности. Наконец, мы все должны взять на себя ответственность за создание наших собственных отношений и связей, выходящих за пределы национальных и идеологических границ. У нас нет другого выбора, кроме как развиваться.


Майкл Бирнс обслужил три U.S. Администрации в качестве консультантов при разработке и реализации стратегий преобразования экономики после окончания холодной войны, а также при внедрении систем передачи технологий. Он консультировал компании из списка Fortune 100, а также малый бизнес по вопросам стратегии слияний и поглощений, антикризисного управления и этики. На протяжении десятилетий Майкл путешествовал по миру, чтобы наблюдать и извлекать уроки из разнообразных проблем, стоящих перед человечеством и его экономическими усилиями.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *