Текст последний лист о генри: Последний лист | Библиотека СЕРАНН

Содержание

Последний лист | Библиотека СЕРАНН

В небольшом квартале к западу от Вашингтон-сквера улицы перепутались и переломались в короткие полоски, именуемые проездами. Эти проезды образуют странные углы и кривые линии. Одна улица там даже пересекает самое себя раза два. Некоему художнику удалось открыть весьма ценное свойство этой улицы. Предположим, сборщик из магазина со счетом за краски, бумагу и холст повстречает там самого себя, идущего восвояси, не получив ни единого цента по счету!

И вот люди искусства набрели на своеобразный квартал Гринич-Виллидж в поисках окон, выходящих на север, кровель ХVIII столетия, голландских мансард и дешевой квартирной платы. Затем они перевезли туда с Шестой авеню несколько оловянных кружек и одну-две жаровни и основали «колонию».

Студия Сью и Джонси помещалась наверху трехэтажного кирпичного дома. Джонси — уменьшительное от Джоанны. Одна приехала из штата Мэйн, другая из Калифорнии. Они познакомились за табльдотом одного ресторанчика на Вольмой улице и нашли, что их взгляды на искусство, цикорный салат и модные рукава вполне совпадают. В результате и возникла общая студия.

Это было в мае. В ноябре неприветливый чужак, которого доктора именуют Пневмонией, незримо разгуливал по колонии, касаясь то одного, то другого своими ледяными пальцами. По Восточной стороне этот душегуб шагал смело, поражая десятки жертв, но здесь, в лабиринте узких, поросших мохом переулков, он плелся нога за ногу.

Господина Пневмонию никак нельзя было назвать галантным старым джентльменом. Миниатюрная девушка, малокровная от калифорнийских зефиров, едва ли могла считаться достойным противником для дюжего старого тупицы с красными кулачищами и одышкой. Однако он свалил ее с ног, и Джонси лежала неподвижно на крашеной железной кровати, глядя сквозь мелкий переплет голландского окна на глухую стену соседнего кирпичного дома.

Однажды утром озабоченный доктор одним движением косматых седых бровей вызвал Сью в коридор.

— У нее один шанс… ну, скажем, против десяти, — сказал он, стряхивая ртуть в термометре. — И то, если она сама захочет жить.

Вся наша фармакопея теряет смысл, когда люди начинают действовать в интересах гробовщика. Ваша маленькая барышня решила, что ей уже не поправиться. О чем она думает?

— Ей… ей хотелось написать красками Неаполитанский залив.

— Красками? Чепуха! Нет ли у нее на душе чего-нибудь такого, о чем действительно стоило бы думать, например, мужчины?

— Мужчины? — переспросила Сью, и ее голос зазвучал резко, как губная гармоника. — Неужели мужчина стоит… Да нет, доктор, ничего подобного нет.

— Ну, тогда она просто ослабла, — решил доктор. — Я сделаю все, что буду в силах сделать как представитель науки. Но когда мой пациент начинает считать кареты в своей похоронной процессии, я скидываю пятьдесят процентов с целебной силы лекарств. Если вы сумеете добиться, чтобы она хоть раз спросила, какого фасона рукава будут носить этой зимой, я вам ручаюсь, что у нее будет один шанс из пяти, вместо одного из десяти.

После того как доктор ушел, Сью выбежала в мастерскую и плакала в японскую бумажную салфеточку до тех пор, пока та не размокла окончательно. Потом она храбро вошла в комнату Джонси с чертежной доской, насвистывая рэгтайм.

Джонси лежала, повернувшись лицом к окну, едва заметная под одеялами. Сью перестала насвистывать, думая, что Джонси уснула.

Она пристроила доску и начала рисунок тушью к журнальному рассказу. Для молодых художников путь в Искусство бывает вымощен иллюстрациями к журнальным рассказам, которыми молодые авторы мостят себе путь в Литературу.

Набрасывая для рассказа фигуру ковбоя из Айдахо в элегантных бриджах и с моноклем в глазу, Сью услышала тихий шепот, повторившийся несколько раз. Она торопливо подошла к кровати. Глаза Джонси были широко открыты. Она смотрела в окно и считала — считала в обратном порядке.

— Двенадцать, — произнесла она, и немного погодя: — одиннадцать, — а потом: — «десять» и «девять», а потом: — «восемь» и «семь» — почти одновременно.

Сью посмотрела в окно. Что там было считать? Был виден только пустой, унылый двор и глухая стена кирпичного дома в двадцати шагах. Старый-старый плющ с узловатым, подгнившим у корней стволом заплел до половины кирпичную стену. Холодное дыхание осени сорвало листья с лозы, и оголенные скелеты ветвей цеплялись за осыпающиеся кирпичи.

— Что там такое, милая? — спросила Сью.

— Шесть, — едва слышно ответила Джонси. — Теперь они облетают гораздо быстрее. Три дня назад их было почти сто. Голова кружилась считать. А теперь это легко. Вот и еще один полетел. Теперь осталось только пять.

— Чего пять, милая? Скажи своей Сьюди.

— Листьев. На плюще. Когда упадет последний лист, я умру. Я это знаю уже три дня. Разве доктор не сказал тебе?

— Первый раз слышу такую глупость! — с великолепным презрением отпарировала Сью. — Какое отношение могут иметь листья на старом плюще к тому, что ты поправишься? А ты еще так любила этот плющ, гадкая девочка! Не будь глупышкой. Да ведь еще сегодня доктор говорил мне, что ты скоро выздоровеешь… позволь, как же это он сказал?.. что у тебя десять шансов против одного. А ведь это не меньше, чем у каждого из нас здесь в Нью-Йорке, когда едешь в трамвае или идешь мимо нового дома. Попробуй съесть немножко бульона и дай твоей Сьюди закончить рисунок, чтобы она могла сбыть его редактору и купить вина для своей больной девочки и свиных котлет для себя.

— Вина тебе покупать больше не надо, — отвечала Джонси, пристально глядя в окно. — Вот и еще один полетел. Нет, бульона я не хочу. Значит, остается всего четыре. Я хочу видеть, как упадет последний лист. Тогда умру и я.

— Джонси, милая, — сказала Сью, наклоняясь над ней, — обещаешь ты мне не открывать глаз и не глядеть в окно, пока я не кончу работать? Я должна сдать иллюстрацию завтра. Мне нужен свет, а то я спустила бы штору.

— Разве ты не можешь рисовать в другой комнате? — холодно спросила Джонси.

— Мне бы хотелось посидеть с тобой, — сказала Сью. — А кроме того, я не желаю, чтобы ты глядела на эти дурацкие листья.

— Скажи мне, когда кончишь, — закрывая глаза, произнесла Джонси, бледная и неподвижная, как поверженная статуя, — потому что мне хочется видеть, как упадет последний лист.

Я устала ждать. Я устала думать. Мне хочется освободиться от всего, что меня держит, — лететь, лететь все ниже и ниже, как один из этих бедных, усталых листьев.

— Постарайся уснуть, — сказала Сью. — Мне надо позвать Бермана, я хочу писать с него золотоискателя-отшельника. Я самое большее на минутку. Смотри же, не шевелись, пока я не приду.

Старик Берман был художник, который жил в нижнем этаже под их студией. Ему было уже за шестьдесят, и борода, вся в завитках, как у Моисея Микеланджело, спускалась у него с головы сатира на тело гнома. В искусстве Берман был неудачником. Он все собирался написать шедевр, но даже и не начал его. Уже несколько лет он не писал ничего, кроме вывесок, реклам и тому подобной мазни ради куска хлеба. Он зарабатывал кое-что, позируя молодым художникам, которым профессионалы-натурщики оказывались не по карману. Он пил запоем, но все еще говорил о своем будущем шедевре. А в остальном это был злющий старикашка, который издевался над всякой сентиментальностью и смотрел на себя, как на сторожевого пса, специально приставленного для охраны двух молодых художниц.

Сью застала Бермана, сильно пахнущего можжевеловыми ягодами, в его полутемной каморке нижнего этажа. В одном углу двадцать пять лет стояло на мольберте нетронутое полотно, готовое принять первые штрихи шедевра. Сью рассказала старику про фантазию Джонси и про свои опасения насчет того, как бы она, легкая и хрупкая, как лист, не улетела от них, когда ослабнет ее непрочная связь с миром. Старик Берман, чьи красные глаза очень заметно слезились, раскричался, насмехаясь над такими идиотскими фантазиями.

— Что! — кричал он. — Возможна ли такая глупость — умирать оттого, что листья падают с проклятого плюща! Первый раз слышу. Нет, не желаю позировать для вашего идиота-отшельника. Как вы позволяете ей забивать голову такой чепухой? Ах, бедная маленькая мисс Джонси!

— Она очень больна и слаба, — сказала Сью, — и от лихорадки ей приходят в голову разные болезненные фантазии. Очень хорошо, мистер Берман, — если вы не хотите мне позировать, то и не надо. А я все-таки думаю, что вы противный старик… противный старый болтунишка.

— Вот настоящая женщина! — закричал Берман. — Кто сказал, что я не хочу позировать? Идем. Я иду с вами. Полчаса я говорю, что хочу позировать. Боже мой! Здесь совсем не место болеть такой хорошей девушке, как мисс Джонси. Когда-нибудь я напишу шедевр, и мы все уедем отсюда. Да, да!

Джонси дремала, когда они поднялись наверх. Сью спустила штору до самого подоконника и сделала Берману знак пройти в другую комнату. Там они подошли к окну и со страхом посмотрели на старый плющ. Потом переглянулись, не говоря ни слова. Шел холодный, упорный дождь пополам со снегом. Берман в старой синей рубашке уселся в позе золотоискателя-отшельника на перевернутый чайник вместо скалы.

На другое утро Сью, проснувшись после короткого сна, увидела, что Джонси не сводит тусклых, широко раскрытых глаз со спущенной зеленой шторы.

— Подними ее, я хочу посмотреть, — шепотом скомандовала Джонси.

Сью устало повиновалась.

И что же? После проливного дождя и резких порывов ветра, не унимавшихся всю ночь, на кирпичной стене еще виднелся один лист плюща — последний! Все еще темнозеленый у стебелька, но тронутый по зубчатым краям желтизной тления и распада, он храбро держался на ветке в двадцати футах над землей.

— Это последний, — сказала Джонси. — Я думала, что он непременно упадет ночью. Я слышала ветер. Он упадет сегодня, тогда умру и я.

— Да бог с тобой! — сказала Сью, склоняясь усталой головой к подушке. — Подумай хоть обо мне, если не хочешь думать о себе! Что будет со мной?

Но Джонси не отвечала. Душа, готовясь отправиться в таинственный, далекий путь, становится чуждой всему на свете. Болезненная фантазия завладевала Джонси все сильнее, по мере того как одна за другой рвались все нити, связывавшие ее с жизнью и людьми.

День прошел, и даже в сумерки они видели, что одинокий лист плюща держится на своем стебельке на фоне кирпичной стены. А потом, с наступлением темноты, опять поднялся северный ветер, и дождь беспрерывно стучал в окна, скатываясь с низкой голландской кровли.

Как только рассвело, беспощадная Джонси велела снова поднять штору.

Лист плюща все еще оставался на месте.

Джонси долго лежала, глядя на него. Потом позвала Сью, которая разогревала для нее куриный бульон на газовой горелке.

— Я была скверной девчонкой, Сьюди, — сказала Джонси. — Должно быть, этот последний лист остался на ветке для того, чтобы показать мне, какая я была гадкая. Грешно желать себе смерти. Теперь ты можешь дать мне немного бульона, а потом молока с портвейном… Хотя нет: принеси мне сначала зеркальце, а потом обложи меня подушками, и я буду сидеть и смотреть, как ты стряпаешь.

Часом позже она сказала:

— Сьюди, надеюсь когда-нибудь написать красками Неаполитанский залив.

Днем пришел доктор, и Сью под каким-то предлогом вышла за ним в прихожую.

— Шансы равные, — сказал доктор, пожимая худенькую, дрожащую руку Сью. — При хорошем уходе вы одержите победу. А теперь я должен навестить еще одного больного, внизу. Его фамилия Берман. Кажется, он художник. Тоже воспаление легких. Он уже старик и очень слаб, а форма болезни тяжелая. Надежды нет никакой, но сегодня его отправят в больницу, там ему будет покойнее.

На другой день доктор сказал Сью:

— Она вне опасности. Вы победили. Теперь питание и уход — и больше ничего не нужно.

В тот же вечер Сью подошла к кровати, где лежала Джонси, с удовольствием довязывая ярко-синий, совершенно бесполезный шарф, и обняла ее одной рукой — вместе с подушкой.

— Мне надо кое-что сказать тебе, белая мышка, — начала она. — Мистер Берман умер сегодня в больнице от воспаления легких. Он болел всего только два дня. Утром первого дня швейцар нашел бедного старика на полу в его комнате. Он был без сознания. Башмаки и вся его одежда промокли насквозь и были холодны, как лед. Никто не мог понять, куда он выходил в такую ужасную ночь. Потом нашли фонарь, который все еще горел, лестницу, сдвинутую с места, несколько брошенных кистей и палитру с желтой и зеленой красками. Посмотри в окно, дорогая, на последний лист плюща. Тебя не удивляло, что он не дрожит и не шевелится от ветра? Да, милая, это и есть шедевр Бермана — он написал его в ту ночь, когда слетел последний лист.

О Генри. Последний лист на русском языке

Предлагаем прочитать рассказ О. Генри «Последний лист» на русском языке (в сокращении). Такой вариант подойдет не для тех, кто изучает русский язык, английский язык или для тех, кто хочет ознакомиться с содержанием произведения. Как известно О. Генри отличает своеобразный стиль. Он изобилует неологизмами, софизмами, каламбурами и другими стилистическими  средствами. Чтобы читать рассказы О. Генри в оригинале, нужна подготовка.

В небольшом квартале к западу от Вашингтон-сквера улицы называются проездами. Они образуют странные углы и кривые линии. И вот в этом квартале любили селиться художники, ведь окна там выходили большей частью на север, и квартирная плата была дешевая.

Студия Сью и Джонси помещалась наверху трехэтажного кирпичного дома. Джонси — уменьшительное от Джоанны. Одна приехала из штата Мэйн, другая из Калифорнии. Они познакомились в одном кафе  на Восьмой улице и нашли, что их взгляды на искусство, цикорный салат и модные рукава вполне совпадают. В результате и возникла общая студия. Это было в мае.

В ноябре неприветливый чужак, которого доктора именуют Пневмонией, незримо разгуливал по кварталу, касаясь то одного, то другого своими ледяными пальцами. Но если в других частях города он шагал смело, поражая десятки жертв, то здесь, в лабиринте узких переулков, он плелся нога за ногу. Господина Пневмонию никак нельзя было назвать галантным  джентльменом. Худенькая малокровная девушка, едва ли могла считаться достойным противником для дюжего молодца с красными кулачищами и одышкой. Однако он свалил ее с ног, и Джонси лежала неподвижно на крашеной железной кровати, глядя сквозь мелкий переплет окна на глухую стену соседнего кирпичного дома.

-У нее один шанс… ну, скажем, против десяти, — сказал доктор, стряхивая ртуть в термометре. — И то, если она сама захочет жить. Вся наша медицина теряет смысл, когда люди начинают действовать в интересах гробовщика. Ваша маленькая барышня решила, что ей уже не поправиться. О чем она думает?

— Ей… ей хотелось написать красками Неаполитанский залив, -сказала Сью.

— Красками? Чепуха! Нет ли у нее на душе чего-нибудь такого, о чем действительно стоило бы думать, например, мужчины?

— Мужчины? — переспросила Сью, и ее голос зазвучал резко. — Неужели мужчина стоит… Да нет, доктор, ничего подобного нет.

— Ну, тогда она просто ослабла, — решил доктор. — Я сделаю все, что буду в силах сделать как представитель науки. Но когда мой пациент начинает считать кареты в своей похоронной процессии, я скидываю пятьдесят процентов с целебной силы лекарств. Если вы сумеете добиться, чтобы она хоть раз спросила, какого фасона рукава будут носить этой зимой, я вам ручаюсь, что у нее будет один шанс из пяти, вместо одного из десяти.

После того как доктор ушел, Сью выбежала в мастерскую и долго плакала. Потом она храбро вошла в комнату Джонси с чертежной доской, насвистывая рэгтайм.

Джонси лежала, повернувшись лицом к окну, едва заметная под одеялами. Сью перестала насвистывать, думая, что Джонси уснула. Она пристроила доску и начала рисунок к журнальному рассказу.

Набрасывая для рассказа фигуру ковбоя, Сью услышала тихий шепот, повторившийся несколько раз. Она торопливо подошла к кровати. Глаза Джонси были широко открыты. Она смотрела в окно и считала — считала в обратном порядке

— Двенадцать, — произнесла она, и немного погодя: — одиннадцать, — а потом: — «десять» и «девять», а потом: — «восемь» и «семь» — почти одновременно. Сью посмотрела в окно. Что там было считать? Был виден только пустой, унылый двор и глухая стена кирпичного дома в двадцати шагах. Старый-старый плющ с узловатым, подгнившим у корней стволом заплел до половины кирпичную стену. Холодное дыхание осени сорвало листья с лозы, и оголенные скелеты ветвей цеплялись за осыпающиеся кирпичи.

— Шесть, — едва слышно ответила Джонси. — Теперь они облетают гораздо быстрее. Три дня назад их было почти сто. Голова кружилась считать. А теперь это легко. Вот и еще один полетел. Теперь осталось только пять.

— Чего пять, милая? Скажи своей Сьюди.

— Листьев. На плюще. Когда упадет последний лист, я умру. Я это знаю уже три дня.

— Первый раз слышу такую глупость! — с презрением отпарировала Сью. — Какое отношение могут иметь листья на старом плюще к тому, что ты поправишься? А ты еще так любила этот плющ, гадкая девочка! Не будь глупышкой. Да ведь еще сегодня доктор говорил мне, что ты скоро выздоровеешь… позволь, как же это он сказал?.. что у тебя десять шансов против одного. Попробуй съесть немножко бульона и дай твоей Сьюди закончить рисунок, чтобы она могла сбыть его редактору и купить вина для своей больной девочки и свиных котлет для себя.

— Вина тебе покупать больше не надо, — отвечала Джонси, пристально глядя в окно. — Вот и еще один полетел. Нет, бульона я не хочу. Значит, остается всего четыре. Я хочу видеть, как упадет последний лист. Тогда умру и я.

Изложение повести О. Генри “Последний лист” 👍

Две молодые художницы, Сью и Джонси, снимают квартирку на верхнем этаже дома в нью-йоркском квартале Гринвич-Виллидж, где издавна селятся люди искусства. В ноябре Джонси заболевает пневмонией. Вердикт врача неутешителен: “У нее один шанс из десяти.

И то, если она сама захочет жить”. Но Джонси как раз потеряла интерес к жизни. Она лежит в постели, смотрит в окно и считает, сколько листьев осталось на старом плюще, который обвил своими побегами стену напротив.

Джонси убеждена: когда упадет последний лист, она умрет.

Сью рассказывает

о мрачных мыслях подруги старому художнику Берману, который живет внизу. Он давно собирается создать шедевр, но пока у него что-то не клеится. Услышав про Джонси, старик Берман страшно расстроился и не захотел позировать Сью, писавшей с него золотоискателя-отшельника.

На следующее утро оказывается, что на плюще остался один-единственный лист. Джонси следит за тем, как он сопротивляется порывам ветра. Стемнело, пошел дождь, еще сильнее задул ветер, и Джонси не сомневается, что наутро она уже не увидит этот лист.

Но она ошибается: к ее великому удивлению, лист-храбрец продолжает сражаться с ненастьем. Это

производит на Джонси сильное впечатление. Ей становится стыдно своего малодушия, и она обретает желание жить.

Посетивший ее доктор отмечает улучшение. По его мнению, шансы выжить и умереть уже равны. Он добавляет, что сосед снизу тоже подхватил воспаление легких, но у бедняги шансов на выздоровление нет. Еще через день доктор заявляет, что теперь жизнь Джонси вне опасности.

Вечером Сью сообщает подруге грустную весть: в больнице скончался старик Берман. Он простудился в ту ненастную ночь, когда плющ потерял последний лист и художник нарисовал новый и под проливным дождем и ледяным ветром прикрепил его к ветке. Берман все-таки создал свой шедевр.

С. Б. Белов

Источник: Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Зарубежная литература XX века.

М.: “Олимп”; ООО “Издательство ACT”.

Новелла О.Генри «Последний лист» — аргумент для итогового декабрьского сочинения в 11 классе | Добрый Репетитор

Направление «Надежда и отчаяние»

Фото: pixabay. com

Фото: pixabay.com

При подготовке к итоговому (декабрьскому) сочинению по литературе не лишним будет дополнительно прочитать несколько коротких рассказов, которые можно использовать для аргументации. Конечно, русская классика (особенно произведения, изучаемые в рамках школьной программы) – беспроигрышный вариант, но проверенная временем зарубежная литература тоже прекрасно подойдёт.

Новелла О.Генри «Последний лист» — направление «Надежда и отчаяние»

Новелла(рассказ) «Последний лист» написана американским писателем О.Генри в 1907 году.

Сюжет новеллы «Последний лист»

Две молодые нью-йоркские художницы Сью и Джонси снимают небольшую студию в квартале, облюбованном людьми искусства. Девушки живут небогато, пытаются найти свой путь. Осенью Джонси заболела пневмонией. Врач считает, что у Джонси неплохие шансы на выздоровление, но сама девушка теряет интерес к жизни. Она лежит на кровати, видит в окно глухую кирпичную стену, увитую плющом, и считает облетающие с плюща листья. «Когда упадёт последний лист, я умру».

Этажом ниже живёт художник Берман. Он стар, всю жизнь собирается «написать шедевр, но даже и не начал его». Идея Джонси возмущает старика: «Умирать оттого, что листья падают с проклятого плюща!»

Почти двое суток идёт холодный дождь со снегом. На кирпичной стене соседнего дома остался последний лист. «Всё ещё тёмно-зелёный у стебелька, но тронутый по зубчатым краям желтизной тления и распада, он храбро держался на ветке». Вид одинокого листочка, упорно цепляющегося за жизнь, впечатляет Джонси: «Должно быть, этот последний лист остался на ветке для того, чтобы показать мне, какая я была гадкая. Грешно желать себе смерти». Девушка просит бульона, вспоминает о своём желании когда-нибудь написать красками Неаполитанский залив – к ней возвращается желание жить.

Фото: pixabay.com

Фото: pixabay.com

Врач сообщает Сью о болезни старого художника Бермана. Тоже пневмония, надежды на выздоровление нет. Через день Сью рассказывает подруге о смерти Бермана. Он болел всего два дня: старика нашли лежащим без сознания в насквозь промокшей одежде, рядом — кисти и палитра с жёлтой и зелёной красками. В ту ночь, когда ветер сорвал последний лист, художник создал на стене соседнего дома свой шедевр. «Посмотри в окно, дорогая, на последний лист плюща. Тебя не удивляло, что он не дрожит и не шевелится от ветра?»

Почему «Последний лист» можно использовать как аргумент для декабрьского сочинения (направление «Надежда и отчаяние»)

Надежда — ожидание, уверенность в осуществлении чего-нибудь радостного, благоприятного.

Джонси – героиня рассказа – теряет надежду на выздоровление, не хочет бороться за жизнь.

Сью, напротив, надеется, что подруга справится с болезнью, и активно помогает Джонси.

Художник Берман надеется написать шедевр и ничего не делает для этого.

Художник Берман создаёт шедевр в надежде, что это поможет Джонси выжить.

Джонси выздоравливает – ей помогают надежда и вера тех, кто рядом, и, в конечном итоге, её собственные надежда и вера.

Фото:pixabay.com

Фото:pixabay.com

Чему учит новелла: нельзя поддаваться отчаянию, нужно верить в себя. Надежда даёт силы жить. Надежда созидательна и способна творить чудеса.

Новеллу «Последний лист» не случайно называют вершиной трагической патетики. О.Генри пишет о надежде и вере в себя, об активной и пассивной жизненной позиции, о поддержке тех, кто рядом, о силе настоящего искусства, о цене за воплощение мечты.

Внимание! В этой статье новелла рассматривается только в контексте подготовки к итоговому (декабрьскому) сочинению по направлению «Надежда и отчаяние».

Краткий пересказ сюжета приводится для привлечения к чтению произведения и ни в коем случае не может использоваться вместо чтения новеллы. «Последний лист» — это всего 4 страницы текста. Не поленитесь – прочитайте полностью! Удачи.

Подписывайтесь — в подготовке к экзамену помощь не помешает!

Читайте первые рекомендации по чтению (в рамках подготовки к декабрьскому сочинению).

Краткое содержание «Последнего листка» О. Генри: за жизнь нужно бороться

Новелла американского писателя О.Генри «Последний лист» впервые была опубликована в 1907 году, войдя в сборник рассказов «Горящий светильник». Первая и самая известная экранизация новеллы состоялась в 1952 году. Фильм назывался «Вождь краснокожих и другие».

Молодые художницы Джонси и Сью снимают на двоих небольшую квартиру в Гринвич-Виллидж, нью-йоркском квартале, где всегда предпочитали селиться люди искусства. Джонси заболела пневмонией. Врач, лечивший девушку, заявил, что шансов спастись у художницы нет. Она выживет только в том случае, если сама этого захочет. Но Джонси уже успела потерять интерес к жизни. Лёжа в постели, девушка смотрит в окно на плющ, наблюдая, сколько листьев на нём осталось. Холодный ноябрьский ветер каждый день обрывает всё большее количество листьев. Джонси уверена, она умрёт, когда последний из них будет сорван. Предположения молодой художницы ничем не обоснованы, ведь умереть она может раньше или позже, или не умереть вообще. Однако Джонси бессознательно связывает финал своей жизни с исчезновением последнего листа.

Сью обеспокоена мрачными мыслями своей подруги. Уговаривать Джонси избавиться от нелепой идеи бесполезно. Сью делится своими переживаниями с Берманом, старым художником, живущим в том же доме. Берман мечтает о создании настоящего шедевра. Однако мечта уже много лет остаётся только мечтой. Сью предлагает коллеге позировать для неё. Девушка хочет написать с него золотоискателя-отшельника. Узнав о том, что происходит с Джонси, Берман настолько расстраивается, что отказывается позировать.

На следующее утро после разговора Сью со старым художником Джонси замечает, что на плюще остался последний лист, символизирующий для девушки последнюю ниточку, связывающую её с жизнью. Джонси следит за тем, как лист сопротивляется отчаянным порывам ветра. К вечеру пошёл сильный дождь. Художница уверенна, что когда она проснётся завтра утром, листа уже не будет на плюще.

Но утром Джонси обнаруживает, что лист по-прежнему находится на своём месте. Девушка видит в этом знак. Она была не права, желая себе смерти, ей двигало малодушие. Доктор, посетивший Джонси, отмечает, что пациентке стало значительно лучше, и что шансы на выздоровление заметно возросли. Подруги узнают, что Берман тоже заболел, но выздороветь ему не удастся. Через день доктор сообщает Джонси, что её жизнь уже вне опасности. Вечером того же дня девушка узнала о том, что Берман скончался в больнице. Кроме этого, художница узнаёт, что старик, в некотором смысле, умер по её вине. Он простудился и заболел воспалением лёгких в ту ночь, когда плющ потерял последний листок. Берман знал, что значил этот листок для Джонси, и нарисовал новый. Художник заболел, прикрепляя лист к ветке под пронизывающим ветром и проливным дождём.

Характеристика персонажей

Художница Джонси

Творческие личности обладают душой более ранимой, чем обычные люди. Они легко разочаровываются, быстро впадают в депрессию без видимых причин. Именно такой оказалась Джонси. Первые трудности жизни, связанные с болезнью, заставили её упасть духом. Будучи творческой натурой, девушка проводит параллель между листьями плюща, исчезающими каждый день, и днями своей жизни, количество которых тоже уменьшается с каждым днём. Возможно, представитель другой профессии не додумался бы до проведения подобных параллелей.

Старик Берман

Старому художнику не слишком везло в жизни. Он не смог прославиться или разбогатеть. Мечта Бермана – создать настоящий шедевр, который обессмертил бы его имя. Однако время идёт, а художник никак не может взяться за работу. Он просто не знает, что именно нужно рисовать, осознавая при этом, что из-под его кисти непременно должен выйти настоящий шедевр.

Наконец, судьба посылает художнику возможность осуществить свою мечту не совсем обычным способом. Его умирающая соседка возлагает всю надежду на последний лист плюща. Она обязательно умрёт, если этот лист сорвётся с ветки. Бермана огорчают невесёлые мысли девушки, однако в глубине души он её прекрасно понимает, так как его душа так же ранима и полна художественных образов, непонятных для окружающих. Настоящим шедевром оказался маленький незаметный лист, сделавший больше, чем самая потрясающая картина любого из знаменитых коллег Бермана.

Художница Сью

Подруге Джонси достаётся роль посредника между тем, кто утратил надежду, и тем, кто способен её вернуть. Сью дорожит Джонси. Девушек объединяет не только профессия. Проживая в одной квартире, они стали своеобразной маленькой семьёй, поддержкой друг для друга.

Сью искренне желает помочь подруге. Но недостаток жизненного опыта не позволяет ей это сделать. Джонси нужны не просто лекарства. Девушка потеряла желание жить, а это намного хуже, чем невозможность купить нужные медикаменты. Сью не знает, как вернуть Джонси потерянное. Художница направляется к Берману, чтобы он, как старший товарищ, смог ей дать совет.

Анализ произведения

Мастерство автора проявляется в описании бытовых ситуаций. Исключив фантастику, создать необычное из обычного под силу не каждому писателю. Сюжет новеллы сначала кажется слишком прозаичным. Но того, кто решил дочитать произведение до конца, ждёт неожиданная и захватывающая развязка.

Волшебство в произведении
«Последний лист» – ещё один пример рукотворного чуда. Читая новеллу, читатель невольно вспоминает повесть «Алые паруса». Сюжеты произведений совершенно непохожи. Объединяет их чудо, созданное руками человека. Девушка по имени Ассоль всю свою жизнь ждала своего возлюбленного на корабле с алыми парусами просто потому, что в детстве получила «предсказание». Старик, желавший дать надежду несчастному ребёнку, заставил девочку поверить в чудо. Артур Грей сотворил другое чудо, воплотив в жизнь её мечту.

Джонси не ждёт возлюбленного. Она потеряла ориентиры и не знает, как жить дальше. Ей нужен какой-нибудь знак, который она, в конце концов, сама себе создаёт. При этом читатель наблюдает безысходность, навязанную девушкой. Лист плюща рано или поздно оторвётся от ветки, а значит, и смерть рассматривается Джонси как нечто неизбежное. В глубине души молодая художница уже отказалась от жизни. Возможно, она не видит своего будущего, ожидая той же бесславной участи, которая постигла её соседа Бермана. Он не достиг никаких высот и до самой старости оставался неудачником, тешащим себя надеждой создать такую картину, которая его обогатит и прославит.

В нашей следующей статье вы найдете В нашей следующей статье вы найдете биографию О. Генри – выдающегося мастера коротких рассказов, который за свою творческую карьеру создал почти три сотни новелл и один роман.

Еще одна занимательная новелла О. Генри “Вождь краснокожих” посвящена истории неудачливых похитителей, которые хотели нажиться на ребенке, но судьба распорядилась по иному.

«Шедевр» Бермана по-настоящему бесценен. Один маленький, едва заметный листок бумаги смог сделать то, что не удавалось ни одной известной картине – спасти человеческую жизнь. Художник-неудачник не стал богатым и знаменитым, но его искусство явилось последним доводом в пользу жизни для умирающей девушки. Берман фактически пожертвовал собой, чтобы спасти другого человека.

Вероятно, именно после смерти старого художника жизнь Джонси обретёт новый смысл. Девушка сможет почувствовать радость от каждого прожитого дня, начнёт ценить время, отпущенное ей в этом мире. Теперь она знает, на что способен обыкновенный лист бумаги. Может быть, и её творчество когда-нибудь заставит кого-то сделать правильный выбор.

3.9 / 5 ( 10 голосов )

Краткое содержание о. генри последний лист за 2 минуты пересказ сюжета — КИЦ г.Севастополь

Образование 9 мая 2017

Невозможно не восхищаться творчеством О. Генри. Этот американский писатель, как никто другой, умел одним росчерком пера вскрывать человеческие пороки и превозносить добродетели. В его произведениях нет иносказательности, жизнь предстает такой, какова она на самом деле.

Но даже трагические события мастер слова описывает с присущей ему тонкой иронией и добрым юмором. Предлагаем вашему вниманию одну из самых трогательных авторских новелл, вернее её краткое содержание. «Последний лист» О.

Генри – жизнеутверждающий рассказ, написанный в 1907 году, всего за три года до смерти писателя.

Юная нимфа, сраженная тяжелым недугом

Две начинающие художницы, которых зовут Сью и Джонси, снимают недорогую квартиру в бедном районе Манхэттена. На их третий этаж редко заглядывает солнце, так как окна выходят на север.

За стеклом можно разглядеть лишь глухую кирпичную стену, обвитую старым плющом. Примерно так звучат первые строки рассказа О.

Генри «Последний лист», краткое содержание которого мы пытаемся произвести как можно ближе к тексту.

Сью пытается отвлечь подругу, вселить хоть малую искру надежды, но у нее это плохо получается. Ситуация осложняется тем, что осенний ветер безжалостно срывает листья со старого плюща, а это значит, что жить девушке осталось недолго.

Несмотря на лаконичность этого произведения, автор подробно описывает проявления трогательной заботы Сью о заболевшей подруге, внешность и характеры героев.

Но мы вынуждены опустить многие важные нюансы, так как задались целью передать лишь краткое содержание. «Последний лист»… О. Генри дал своему рассказу, на первый взгляд, невыразительное название.

Его глубокий смысл раскрывается по мере развития сюжета.

Злобный старикашка Берман

В этом же доме этажом ниже живет художник Берман. Двадцать пять последних лет стареющий мужчина мечтает о создании своего живописного шедевра, но приступить к работе всё не хватает времени. Он рисует дешевые плакаты и беспробудно пьет.

Сью, подруга больной девушки, считает Бермана выжившим из ума старикашкой со скверным характером. Но всё же рассказывает ему о фантазии Джонси, ее зацикленности на собственной смерти и опадающих листьях плюща за окном. Но чем может помочь несостоявшийся художник?

Маленький подвиг во имя жизни

На улице всю ночь бушевал сильный ветер с дождем и снегом. Но когда утром Джонси попросила подругу раздвинуть шторы, девушки увидели, что на одеревеневшем стебле плюща всё еще держится желто-зеленый листок. И на второй, и на третий день картина не изменилась – упрямый листочек не хотел улетать.

Приободрилась и Джонси, поверив, что умирать ей еще рано. Доктор, посетивший свою пациентку, сказал, что болезнь отступила и здоровье девушки пошло на поправку. Здесь должны зазвучать фанфары – чудо свершилось! Природа встала на сторону человека, не пожелав отнять у слабой девушки надежду на спасение.

Чуть позже читателю предстоит понять, что чудеса происходят по воле тех, кто способен их совершать. В этом нетрудно убедиться, прочитав рассказ полностью или хотя бы его краткое содержание. «Последний лист» О. Генри – история со счастливым финалом, но с легким налетом грусти и светлой печали.

Вселив надежду в сердце умирающей Джонси, Берман пожертвовал своей жизнью. Так заканчивается рассказ О. Генри «Последний лист». Анализ произведения мог бы занять не одну страницу, но мы попытаемся выразить основную его идею всего одной строчкой: «И в обыденной жизни всегда есть место подвигу».

Источник: fb.ru

Источник: https://monateka.com/article/177472/

«Последний лист» сюжет

«Последний лист» (The Last Leaf) — новелла американского прозаика О. Генри, опубликованная в 1907 году в сборнике рассказов «Горящий светильник».

Сюжет «Последний лист»

В маленьком квартале в районе Гринвич-Виллидж в одном из трёхэтажных домов живут две молодые художницы Сью и Джонси. Джонси заболела воспалением лёгких и находится на грани смерти. За окном её комнаты с плюща облетают листья. Джонси твёрдо уверена, что когда с дерева упадёт последний лист, она умрёт. Сью пытается уговорить подругу избавиться от пессимистических мыслей.

В том же доме в нижнем этаже живёт шестидесятилетний неудачливый художник по имени Берман, который из года в год мечтает изобразить шедевр, но даже не предпринимает попытки приступить к воплощению своей мечты.

Сью приходит к старику Берману с просьбой позировать ей для своей картины и рассказывает о болезни подруги и её глупом предубеждении, что вызывает у старого художника лишь насмешку над подобного рода дурацкими фантазиями:

Возможна ли такая глупость — умирать оттого, что листья падают с проклятого плюща! Первый раз слышу. Как вы позволяете ей забивать голову такой чепухой? Ах, бедная маленькая мисс Джонси!

По окончанию беседы молодая художница и её новоиспечённый натурщик отправляются вверх по лестнице в студию Сью и Джонси.

Ночь выдалась ветреной и дождливой. На другое утро больная потребовала открыть занавеску, чтобы увидеть, сколько листьев осталось на плюще. После ненастной погоды на фоне кирпичной стены виднелся последний лист. Джонси была уверена что скоро он опадёт и тогда она погибнет.

В течение наступившего дня и ночи лист всё ещё продолжал висеть на ветке. К удивлению молодых женщин, лист оставался на месте и на следующее утро. Это убеждает Джонси в том, что она согрешила, желая себе смерти и возвращает ей волю к жизни.

Днём пришёл доктор и сказал, что шансы Джонси на выздоровление равны. После он сообщил, что должен навестить ещё одного больного по фамилии Берман, — старик очень слаб, а форма болезни тяжёлая. На следующий день доктор констатировал полное выздоровление Джонси. В тот же вечер Сью рассказала приятельнице, что старик Берман умер в больнице от пневмонии:

Он болел всего только два дня. Утром первого дня швейцар нашёл бедного старика на полу в его комнате. Он был без сознания. Башмаки и вся его одежда промокли насквозь и были холодны, как лёд. Потом нашли фонарь, который всё ещё горел, лестницу, сдвинутую с места, несколько брошенных кистей и палитру с жёлтой и зелёной красками. Посмотри в окно, дорогая, на последний лист плюща. Тебя не удивляло, что он не дрожит и не шевелится от ветра? Да, милая, это и есть шедевр Бермана — он написал его в ту ночь, когда слетел последний лист.

Источник: https://ktoikak.com/posledniy-list-syuzhet/

Новелла О.Генри «Последний лист» — аргумент для итогового декабрьского сочинения в 11 классе

Направление «Надежда и отчаяние»

pixabay.com

При подготовке к итоговому (декабрьскому) сочинению по литературе не лишним будет дополнительно прочитать несколько коротких рассказов, которые можно использовать для аргументации. Конечно, русская классика (особенно произведения, изучаемые в рамках школьной программы) – беспроигрышный вариант, но проверенная временем зарубежная литература тоже прекрасно подойдёт.

Новелла О.Генри «Последний лист» — направление «Надежда и отчаяние»

Новелла(рассказ) «Последний лист» написана американским писателем О.Генри в 1907 году.

Сюжет новеллы «Последний лист»

Две молодые нью-йоркские художницы Сью и Джонси снимают небольшую студию в квартале, облюбованном людьми искусства. Девушки живут небогато, пытаются найти свой путь. Осенью Джонси заболела пневмонией.

Врач считает, что у Джонси неплохие шансы на выздоровление, но сама девушка теряет интерес к жизни. Она лежит на кровати, видит в окно глухую кирпичную стену, увитую плющом, и считает облетающие с плюща листья.

«Когда упадёт последний лист, я умру».

Этажом ниже живёт художник Берман. Он стар, всю жизнь собирается «написать шедевр, но даже и не начал его». Идея Джонси возмущает старика: «Умирать оттого, что листья падают с проклятого плюща!»

Почти двое суток идёт холодный дождь со снегом. На кирпичной стене соседнего дома остался последний лист. «Всё ещё тёмно-зелёный у стебелька, но тронутый по зубчатым краям желтизной тления и распада, он храбро держался на ветке».

Вид одинокого листочка, упорно цепляющегося за жизнь, впечатляет Джонси: «Должно быть, этот последний лист остался на ветке для того, чтобы показать мне, какая я была гадкая. Грешно желать себе смерти».

Девушка просит бульона, вспоминает о своём желании когда-нибудь написать красками Неаполитанский залив – к ней возвращается желание жить.

pixabay.com

Врач сообщает Сью о болезни старого художника Бермана. Тоже пневмония, надежды на выздоровление нет. Через день Сью рассказывает подруге о смерти Бермана.

Он болел всего два дня: старика нашли лежащим без сознания в насквозь промокшей одежде, рядом — кисти и палитра с жёлтой и зелёной красками. В ту ночь, когда ветер сорвал последний лист, художник создал на стене соседнего дома свой шедевр.

«Посмотри в окно, дорогая, на последний лист плюща. Тебя не удивляло, что он не дрожит и не шевелится от ветра?»

Почему «Последний лист» можно использовать как аргумент для декабрьского сочинения (направление «Надежда и отчаяние»)

Надежда — ожидание, уверенность в осуществлении чего-нибудь радостного, благоприятного.

  • Джонси – героиня рассказа – теряет надежду на выздоровление, не хочет бороться за жизнь.
  • Сью, напротив, надеется, что подруга справится с болезнью, и активно помогает Джонси.
  • Художник Берман надеется написать шедевр и ничего не делает для этого.
  • Художник Берман создаёт шедевр в надежде, что это поможет Джонси выжить.
  • Джонси выздоравливает – ей помогают надежда и вера тех, кто рядом, и, в конечном итоге, её собственные надежда и вера.

pixabay.com

Чему учит новелла: нельзя поддаваться отчаянию, нужно верить в себя. Надежда даёт силы жить. Надежда созидательна и способна творить чудеса.

Новеллу «Последний лист» не случайно называют вершиной трагической патетики. О.Генри пишет о надежде и вере в себя, об активной и пассивной жизненной позиции, о поддержке тех, кто рядом, о силе настоящего искусства, о цене за воплощение мечты.

Внимание! В этой статье новелла рассматривается только в контексте подготовки к итоговому (декабрьскому) сочинению по направлению «Надежда и отчаяние».

Краткий пересказ сюжета приводится для привлечения к чтению произведения и ни в коем случае не может использоваться вместо чтения новеллы. «Последний лист» — это всего 4 страницы текста. Не поленитесь – прочитайте полностью! Удачи.

Подписывайтесь — в подготовке к экзамену помощь не помешает!

Читайте первые рекомендации по чтению (в рамках подготовки к декабрьскому сочинению).

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5cc93aeceb28ac00aea4861d/5da241d878125e00add22578

Краткое содержание Последний лист О. Генри

Две молодые художницы, Сью и Джонси, снимают квартирку на верхнем этаже дома в нью-йоркском квартале Гринвич-Виллидж, где издавна селятся люди искусства. В ноябре Джонси заболевает пневмонией. Вердикт врача неутешителен: “У нее один шанс из десяти.

И то, если она сама захочет жить”. Но Джонси как раз потеряла интерес к жизни. Она лежит в постели, смотрит в окно и считает, сколько листьев осталось на старом плюще, который обвил своими побегами стену напротив.

Джонси убеждена: когда упадет последний лист, она умрет.

Сью рассказывает о мрачных мыслях подруги старому художнику Берману, который живет внизу. Он давно собирается создать шедевр, но пока у него что-то не клеится. Услышав про Джонси, старик Берман страшно расстроился и не захотел позировать Сью, писавшей с него золотоискателя-отшельника.

На следующее утро оказывается, что на плюще остался один-единственный лист. Джонси следит за тем, как он сопротивляется порывам ветра. Стемнело, пошел дождь, еще сильнее задул ветер, и Джонси не сомневается, что наутро она уже не увидит этот лист.

Но она ошибается: к ее великому удивлению, лист-храбрец продолжает сражаться с ненастьем. Это производит на Джонси сильное впечатление. Ей становится стыдно своего малодушия, и она обретает желание жить. Посетивший ее доктор отмечает улучшение. По его мнению, шансы выжить и умереть уже равны.

Он добавляет, что сосед снизу тоже подхватил воспаление легких, но у бедняги шансов на выздоровление нет. Еще через день доктор заявляет, что теперь жизнь Джонси вне опасности. Вечером Сью сообщает подруге грустную весть: в больнице скончался старик Берман.

Он простудился в ту ненастную ночь, когда плющ потерял последний лист и художник нарисовал новый и под проливным дождем и ледяным ветром прикрепил его к ветке. Берман все-таки создал свой шедевр.

Вариант 2

Джонси и Сью, две молодые начинающие художницы, снимают квартиру на верхнем этаже одного из домов нью-йоркского квартала Гринвич-Виллидж. Там испокон веков селятся люди, имеющие непосредственное отношение к искусству. В ноябре Джонси узнает, что больна пневмонией.

Врачи сообщают девушке, что ее шансы примерно равны 10 процентам, и она выживет только если сильно захочет жить. К сожалению, Джонси потеряла интерес к жизни. Она неподвижно лежит в постели и смотрит в окно, считая, сколько листьев осталось на обвившем стену напротив плюще.

Джонси кажется, что она умрет как толкьо с дерева упадет последний лист.

Сью делится мрачными мыслями подруги с Берманом, старым художников, который живет в этом же доме. Он всю жизнь мечтает создать шедевральное произведение, но до сих пор у него мало что получалось. Берман, услышав о беде Джонси, невероятно расстроился. У него пропало желание позировать Сью, которая писала с него портрет золотоискателя-отшельника.

Следующим утром на плюще остается один-единственный последний лист. Джонси следит за тем, как ветер изо всех сил старается его сорвать, но лист упрямо противостоит стихии. На улице темнеет, падает мелкий дождь, ветер усиливается.

Джонси уже не сомневается, что утром не увидит этот последний лист. Но она ошиблась. К ее удивлению, храбрый лист продолжат сражаться, и не отрывается даже при самых мощных атаках ветра. Джонси поражена происходящим. Ей стыдно перед самой собой из-за своего малодушия.

Девушка находит в себе желание продолжать жить. Доктор, который приходит с целью осмотреть больную, сообщает ей о позитивных изменениях. Он говорит, что шансы Джонси на жизнь и на смерть примерно одинаковы.

Он добавляет, что ее сосед снизу тоже болен воспалением, но у него нет никаких шансов выжить.

Проходит несколько дней, и доктор сообщает, что жизнь Джонси в безопасности. Вечером того же дня Сью приходит к Джонси и сообщает, что старик Берман умер. Простудился он в ту несчастную ночь, когда с плюща упал последний лист. Художник нарисовал новый лист, который под проливным дождем и ветром прикрепил к дереву. Берман все-таки создал шедевр, о котором мечтал.

Источник: https://rus-lit.com/kratkoe-soderzhanie-poslednij-list-o-genri/

Последний лист. О. Генри

В небольшом квартале к западу от Вашингтон-сквера улицы перепутались и переломались в короткие полоски, именуемые проездами. Эти проезды образуют странные углы и кривые линии.

Одна улица там даже пересекает самое себя раза два. Некоему художнику удалось открыть весьма ценное свойство этой улицы.

Предположим, сборщик из магазина со счетом за краски, бумагу и холст повстречает там самого себя, идущего восвояси, не получив ни единого цента по счету!

И вот люди искусства набрели на своеобразный квартал Гринич-Виллидж в поисках окон, выходящих на север, кровель ХVIII столетия, голландских мансард и дешевой квартирной платы. Затем они перевезли туда с Шестой авеню несколько оловянных кружек и одну-две жаровни и основали «колонию».

Студия Сью и Джонси помещалась наверху трёхэтажного кирпичного дома. Джонси — уменьшительное от Джоанны. Одна приехала из штата Мэйн, другая из Калифорнии. Они познакомились за табльдотом одного ресторанчика на Вольмой улице и нашли, что их взгляды на искусство, цикорный салат и модные рукава вполне совпадают.

В результате и возникла общая студия.

Это было в мае. В ноябре неприветливый чужак, которого доктора именуют Пневмонией, незримо разгуливал по колонии, касаясь то одного, то другого своими ледяными пальцами.

По Восточной стороне этот душегуб шагал смело, поражая десятки жертв, но здесь, в лабиринте узких, поросших мохом переулков, он плелся нога за ногу.

Господина Пневмонию никак нельзя было назвать галантным старым джентльменом.

Миниатюрная девушка, малокровная от калифорнийских зефиров, едва ли могла считаться достойным противником для дюжего старого тупицы с красными кулачищами и одышкой.

Однако он свалил её с ног, и Джонси лежала неподвижно на крашеной железной кровати, глядя сквозь мелкий переплёт голландского окна на глухую стену соседнего кирпичного дома.

Однажды утром озабоченный доктор одним движением косматых седых бровей вызвал Сью в коридор.

— У нее один шанс… ну, скажем, против десяти, — сказал он, стряхивая ртуть в термометре. — И то, если она сама захочет жить. Вся наша фармакопея теряет смысл, когда люди начинают действовать в интересах гробовщика. Ваша маленькая барышня решила, что ей уже не поправиться. О чем она думает?

— Ей… ей хотелось написать красками Неаполитанский залив.

— Красками? Чепуха! Нет ли у нее на душе чего-нибудь такого, о чем действительно стоило бы думать, например, мужчины?

— Мужчины? — переспросила Сью, и её голос зазвучал резко, как губная гармоника. — Неужели мужчина стоит… Да нет, доктор, ничего подобного нет.

— Ну, тогда она просто ослабла, — решил доктор. — Я сделаю все, что буду в силах сделать как представитель науки.

Но когда мой пациент начинает считать кареты в своей похоронной процессии, я скидываю пятьдесят процентов с целебной силы лекарств.

Если вы сумеете добиться, чтобы она хоть раз спросила, какого фасона рукава будут носить этой зимой, я вам ручаюсь, что у нее будет один шанс из пяти, вместо одного из десяти.

После того как доктор ушёл, Сью выбежала в мастерскую и плакала в японскую бумажную салфеточку до тех пор, пока та не размокла окончательно. Потом она храбро вошла в комнату Джонси с чертежной доской, насвистывая рэгтайм.

Джонси лежала, повернувшись лицом к окну, едва заметная под одеялами. Сью перестала насвистывать, думая, что Джонси уснула.

Она пристроила доску и начала рисунок тушью к журнальному рассказу. Для молодых художников путь в Искусство бывает вымощен иллюстрациями к журнальным рассказам, которыми молодые авторы мостят себе путь в Литературу.

Набрасывая для рассказа фигуру ковбоя из Айдахо в элегантных бриджах и с моноклем в глазу, Сью услышала тихий шёпот, повторившийся несколько раз. Она торопливо подошла к кровати. Глаза Джонси были широко открыты. Она смотрела в окно и считала — считала в обратном порядке.

— Двенадцать, — произнесла она, и немного погодя: — одиннадцать, — а потом: — «десять» и «девять», а потом: — «восемь» и «семь» — почти одновременно.

Сью посмотрела в окно. Что там было считать? Был виден только пустой, унылый двор и глухая стена кирпичного дома в двадцати шагах. Старый-старый плющ с узловатым, подгнившим у корней стволом заплёл до половины кирпичную стену. Холодное дыхание осени сорвало листья с лозы, и оголенные скелеты ветвей цеплялись за осыпающиеся кирпичи.

— Что там такое, милая? — спросила Сью.

— Шесть, — едва слышно ответила Джонси. — Теперь они облетают гораздо быстрее. Три дня назад их было почти сто. Голова кружилась считать. А теперь это легко. Вот и ещё один полетел. Теперь осталось только пять.

— Чего пять, милая? Скажи своей Сьюди.

— Листьев. На плюще. Когда упадёт последний лист, я умру. Я это знаю уже три дня. Разве доктор не сказал тебе?

— Первый раз слышу такую глупость! — с великолепным презрением отпарировала Сью. — Какое отношение могут иметь листья на старом плюще к тому, что ты поправишься? А ты ещё так любила этот плющ, гадкая девочка! Не будь глупышкой. Да ведь ещё сегодня доктор говорил мне, что ты скоро выздоровеешь… позволь, как же это он сказал?.

. что у тебя десять шансов против одного. А ведь это не меньше, чем у каждого из нас здесь в Нью-Йорке, когда едешь в трамвае или идёшь мимо нового дома. Попробуй съесть немножко бульона и дай твоей Сьюди закончить рисунок, чтобы она могла сбыть его редактору и купить вина для своей больной девочки и свиных котлет для себя.

— Вина тебе покупать больше не надо, — отвечала Джонси, пристально глядя в окно. — Вот и ещё один полетел. Нет, бульона я не хочу. Значит, остаётся всего четыре. Я хочу видеть, как упадёт последний лист. Тогда умру и я.

— Джонси, милая, — сказала Сью, наклоняясь над ней, — обещаешь ты мне не открывать глаз и не глядеть в окно, пока я не кончу работать? Я должна сдать иллюстрацию завтра. Мне нужен свет, а то я спустила бы штору.

— Разве ты не можешь рисовать в другой комнате? — холодно спросила Джонси.

— Мне бы хотелось посидеть с тобой, — сказала Сью. — А кроме того, я не желаю, чтобы ты глядела на эти дурацкие листья.

— Скажи мне, когда кончишь, — закрывая глаза, произнесла Джонси, бледная и неподвижная, как поверженная статуя, — потому что мне хочется видеть, как упадёт последний лист. Я устала ждать. Я устала думать. Мне хочется освободиться от всего, что меня держит, — лететь, лететь все ниже и ниже, как один из этих бедных, усталых листьев.

— Постарайся уснуть, — сказала Сью. — Мне надо позвать Бермана, я хочу писать с него золотоискателя-отшельника. Я самое большее на минутку. Смотри же, не шевелись, пока я не приду.

Старик Берман был художник, который жил в нижнем этаже под их студией. Ему было уже за шестьдесят, и борода, вся в завитках, как у Моисея Микеланджело, спускалась у него с головы сатира на тело гнома. В искусстве Берман был неудачником. Он все собирался написать шедевр, но даже и не начал его.

Уже несколько лет он не писал ничего, кроме вывесок, реклам и тому подобной мазни ради куска хлеба. Он зарабатывал кое-что, позируя молодым художникам, которым профессионалы-натурщики оказывались не по карману. Он пил запоем, но все ещё говорил о своем будущем шедевре.

А в остальном это был злющий старикашка, который издевался над всякой сентиментальностью и смотрел на себя, как на сторожевого пса, специально приставленного для охраны двух молодых художниц.

Сью застала Бермана, сильно пахнущего можжевеловыми ягодами, в его полутёмной каморке нижнего этажа. В одном углу двадцать пять лет стояло на мольберте нетронутое полотно, готовое принять первые штрихи шедевра.

Сью рассказала старику про фантазию Джонси и про свои опасения насчёт того, как бы она, лёгкая и хрупкая, как лист, не улетела от них, когда ослабнет её непрочная связь с миром.

Старик Берман, чьи красные глаза очень заметно слезились, раскричался, насмехаясь над такими идиотскими фантазиями.

— Что! — кричал он. — Возможна ли такая глупость — умирать оттого, что листья падают с проклятого плюща! Первый раз слышу. Нет, не желаю позировать для вашего идиота-отшельника. Как вы позволяете ей забивать голову такой чепухой? Ах, бедная маленькая мисс Джонси!

— Она очень больна и слаба, — сказала Сью, — и от лихорадки ей приходят в голову разные болезненные фантазии. Очень хорошо, мистер Берман, — если вы не хотите мне позировать, то и не надо. А я все-таки думаю, что вы противный старик… противный старый болтунишка.

— Вот настоящая женщина! — закричал Берман. — Кто сказал, что я не хочу позировать? Идём. Я иду с вами. Полчаса я говорю, что хочу позировать. Боже мой! Здесь совсем не место болеть такой хорошей девушке, как мисс Джонси. Когда-нибудь я напишу шедевр, и мы все уедем отсюда. Да, да!

Джонси дремала, когда они поднялись наверх. Сью спустила штору до самого подоконника и сделала Берману знак пройти в другую комнату. Там они подошли к окну и со страхом посмотрели на старый плющ. Потом переглянулись, не говоря ни слова. Шёл холодный, упорный дождь пополам со снегом. Берман в старой синей рубашке уселся в позе золотоискателя-отшельника на перевернутый чайник вместо скалы.

  • На другое утро Сью, проснувшись после короткого сна, увидела, что Джонси не сводит тусклых, широко раскрытых глаз со спущенной зелёной шторы.
  • — Подними её, я хочу посмотреть, — шёпотом скомандовала Джонси.
  • Сью устало повиновалась.

И что же? После проливного дождя и резких порывов ветра, не унимавшихся всю ночь, на кирпичной стене ещё виднелся один лист плюща — последний! Все ещё темно-зеленый у стебелька, но тронутый по зубчатым краям желтизной тления и распада, он храбро держался на ветке в двадцати футах над землёй.

— Это последний, — сказала Джонси. — Я думала, что он непременно упадёт ночью. Я слышала ветер. Он упадет сегодня, тогда умру и я.

— Да бог с тобой! — сказала Сью, склоняясь усталой головой к подушке.

— Подумай хоть обо мне, если не хочешь думать о себе! Что будет со мной?

Но Джонси не отвечала. Душа, готовясь отправиться в таинственный, далёкий путь, становится чуждой всему на свете. Болезненная фантазия завладевала Джонси все сильнее, по мере того как одна за другой рвались все нити, связывавшие её с жизнью и людьми.

День прошёл, и даже в сумерки они видели, что одинокий лист плюща держится на своем стебельке на фоне кирпичной стены. А потом, с наступлением темноты, опять поднялся северный ветер, и дождь беспрерывно стучал в окна, скатываясь с низкой голландской кровли.

Как только рассвело, беспощадная Джонси велела снова поднять штору.

Лист плюща все ещё оставался на месте.

Джонси долго лежала, глядя на него. Потом позвала Сью, которая разогревала для неё куриный бульон на газовой горелке.

— Я была скверной девчонкой, Сьюди, — сказала Джонси. — Должно быть, этот последний лист остался на ветке для того, чтобы показать мне, какая я была гадкая. Грешно желать себе смерти. Теперь ты можешь дать мне немного бульона, а потом молока с портвейном… Хотя нет: принеси мне сначала зеркальце, а потом обложи меня подушками, и я буду сидеть и смотреть, как ты стряпаешь.

  1. Часом позже она сказала:
  2. — Сьюди, надеюсь когда-нибудь написать красками Неаполитанский залив.
  3. Днем пришёл доктор, и Сью под каким-то предлогом вышла за ним в прихожую.

— Шансы равные, — сказал доктор, пожимая худенькую, дрожащую руку Сью. — При хорошем уходе вы одержите победу. А теперь я должен навестить ещё одного больного, внизу. Его фамилия Берман. Кажется, он художник. Тоже воспаление лёгких. Он уже старик и очень слаб, а форма болезни тяжёлая. Надежды нет никакой, но сегодня его отправят в больницу, там ему будет покойнее.

На другой день доктор сказал Сью:

— Она вне опасности. Вы победили. Теперь питание и уход — и больше ничего не нужно.

В тот же вечер Сью подошла к кровати, где лежала Джонси, с удовольствием довязывая ярко-синий, совершенно бесполезный шарф, и обняла её одной рукой — вместе с подушкой.

— Мне надо кое-что сказать тебе, белая мышка, — начала она. — Мистер Берман умер сегодня в больнице от воспаления лёгких. Он болел всего только два дня. Утром первого дня швейцар нашёл бедного старика на полу в его комнате. Он был без сознания. Башмаки и вся его одежда промокли насквозь и были холодны, как лёд.

Никто не мог понять, куда он выходил в такую ужасную ночь. Потом нашли фонарь, который все ещё горел, лестницу, сдвинутую с места, несколько брошенных кистей и палитру с желтой и зеленой красками. Посмотри в окно, дорогая, на последний лист плюща.

Тебя не удивляло, что он не дрожит и не шевелится от ветра? Да, милая, это и есть шедевр Бермана — он написал его в ту ночь, когда слетел последний лист.

Рассказ предложил наш читатель, Sklifosofsky.

Источник: http://smartfiction.ru/prose/last_leaf/

генри последний лист сочинение | Инфошкола

Уильям Сидни Портер, знакомый нам под псевдонимом О. Генри, прославился как мастер жанра «короткого рассказа» — новеллы.Герои его произведений — обычные люди, живущие обычной жизнью.Казалось бы, ничего интересного в их жизни не происходит. В новеллах О. Генри не встретишь героических подвигов, бурных событий, острой борьбы. Но это — на первый взгляд.

На самом деле писатель показывает нам, что отношения, жизнь этих «обычных» людей совсем непростой, что душа их страдает и волнуется не меньше, чем душе каких-то прославленных героев. И история жизни этих душ, проявления этой жизни не менее интересны, чем истории сражений или героических подвигов.

Все мы — люди. Все живем среди людей. Каждый из нас волнуют отношения с ближними. Очень хочется, чтобы люди вокруг понимали тебя, хочется в трудные минуты и в минуты радости не быть одиноким. Но для этого нужно и самим вовремя оказываться рядом с теми, кто нуждается в помощи, сочувствия. Иногда даже просто понимания, желания сделать другому что-то хорошее уже помогают человеку.

О. Генри в своей трогательной новелле «Последний листок» показал нам жизнь сразу трех неприметных людей: двух художниц начинающих Джонсе и Сью и старого художника-неудачника Бермана.

Джонси тяжело заболела и перестала бороться за жизнь. Молодая девушка пассивно ждала смерти, потому решила, что умрет, когда улетит последний лист плюща за окном. Кажется, печальное начало неизбежно приведет к печальному концу, потому что нет чудес в этом обыденной жизни.

Сью, которая тоже удивляет нас своей преданной заботой о больной соседке, рассказала о надвигающейся беде старом Берману. В обычной жизни мы, наверное, не обратили бы внимания на этого неудачника и не ждали бы от него никаких подвигов. Но Берман совершил настоящий подвиг, более значимый, чем этот «шедевр», который он мечтал создать.

Ничего никому не сказав, в страшную непогоду он прицепил на ветку нарисованный листок. За этот шедевр, подвиг добра, Берман поплатился жизнью, но подарил жизнь малознакомой девочке.

Эта новелла много над чем заставила меня задуматься. Во-первых, я поняла, что нельзя судить людей по их внешности, видимыми признаками. Главное в человеке — «незримое», то, чего не увидишь и не вычислишь, — душа и человечность. Наверное, в каждом человеке есть что-то хорошее. Надо пытаться это увидеть.

Во-вторых, новелла заставила задуматься над тем, насколько ценно и хрупкое человеческую жизнь. Как следует ценить жизнь каждого человека, каким внимательным надо быть к другим людям. И не нужно быть малодушным, поскольку иногда кто-то за твою малодушие может поплатиться жизнью.

В-третьих, эта новелла сделала для меня еще более актуальным уже известно: что бы ни случилось, как бы ни было трудно, нельзя терять желание жить, нужно всегда бороться за жизнь, потому что «это грех — хотеть умереть».

О. Генри напоминает нам о каждой новелле, что человек — это высшая ценность и величайшая загадка на земле.

Источник: https://info-shkola.ru/vzaimootnosheniya-mezhdu-lyudmi-po-novelle-o-genri-poslednij-list/

В чем смысл рассказа последний лист. Взаимоотношения между людьми (по новелле О.Генри «Последний лист»). Юная нимфа, сраженная тяжелым недугом

Рассказ О’Генри «Последний лист» посвящен тому, как главный герой, художник, спасает жизнь смертельно больной девушке ценой собственной жизни. Делает он это благодаря своему творчеству, и последняя его работа оказывается своего рода прощальным подарком ей.

В небольшой квартирке живут несколько человек, среди них две молодые подруги, Сью и Джонси, и уже старый художник, Берман. Одна из девушек, Джонси, серьезно заболевает, и самое печальное состоит в том, что ей самой уже почти не хочется жить, она отказывается бороться за жизнь.

Девушка определяет для себя, что умрет она, когда упадет последний лист с дерева, растущего около ее окна, убеждает саму себя в этой мысли. Но художник не может смириться с тем, что она будет просто ждать своей смерти, готовясь к ней.

И он решает перехитрить и смерть, и природу — ночью он приматывает к ветке нитью нарисованный бумажный лист, копию настоящего, чтобы последний лист никогда не упал и, следовательно, девушка не дала себе «команды» умирать.

Замысел его работает: девушка, все ждущая падения последнего листа и своей смерти, начинает верить в возможность выздоровления. Наблюдая за тем, как последний лист все не падает и не падает, она начинает медленно приходить в себя. И, в конце концов, побеждает болезнь.

Однако вскоре после собственного выздоровления она узнает, что старик Берман только что скончался в больнице. Оказывается, тот серьезно простудился, когда холодной ветреной ночью вешал на дерево фальшивый листок. Художник умирает, но на память о нем девушкам остается этот лист, созданный в ту ночь, когда на самом деле упал последний.

Размышления о назначении художника и искусства

О’Генри в этом рассказе размышляет о том, каково же на самом деле предназначение художника и искусства. Описывая историю этой несчастной больной и потерявшей надежду девушки, он приходит к выводу, что люди талантливые приходят в этот мир, дабы помогать людям более простым и спасать их.

Поскольку ни у кого, кроме как у человека, наделенного творческим воображением, не могло бы возникнуть столь абсурдной и одновременно столь прекрасной идеи — заменить настоящие листы бумажными, нарисовав их столь искусно, что никто и не отличил. Но за это спасение художнику пришлось заплатить собственной жизнью, это творческое решение оказалось своего рода его лебединой песней.

Также он рассуждает и о воле к жизни. Ведь, как сказал доктор, у Джонси был шанс выжить, только если она сама поверит в такую возможность. Но девушка готова была малодушно опустить руки, пока не увидела так и не упавший последний лист. О’Генри дает понять читателям, что все в их жизни зависит лишь от них самих, что силой воли и жаждой жизни можно даже победить смерть.

О.Генри Последний лист

История дружбы и самопожертвования в новелле «Последний лист»

«Последний лист» О. Генри — одна из наилучших и известнейших новелл нью-йоркского цикла. Это трогательная история самоотверженной дружбы и самопожертвования. Центральные персонажи произведения — две бедные девушки-художницы Сью и Джонси, которые приехали в Нью-Йорк из провинции. В ноябре одна из них, Джонси, тяжело заболела пневмонией. Часами она смотрела в окно, на плющ, который рос на стене дома во дворе, считала листья, которые опадали с плюща: Джонси казалось, что, когда последний лист опадет, она умрет. Все усилия Сью отвлечь Джонси от этой опасной мысли терпели поражение. И вот на плюще остался последний лист. Жизнь девушки спас старый художник по имени Берман, бедный неудачник, который жил на первом этаже, под студией Сью и Джонси.

Он под холодным дождем ночью нарисовал на стене лист плюща вместо того, который сорвал ветер. Лист, который не подчиняется холодным ветрам и остается на плюще, возбудил у Джонси волю к жизни, и она выздоровела. А старый Берман заболел пневмонией и умер. Эта печальная и почти трагическая история, наполнена глубокими переживаниями за судьбу героев.

Они живут в районе «крыш XVIII столетия, голландских мансард и дешевой квартирной платы». Всего имущества у них — «несколько оловянных кружек и одна-две жаровни». Приблизительно на таком же уровне существует старый Берман. Но жалкие жизненные условия героев — лишь фон, на котором наиболее полно расцветает красота их душ. Наиболее психологически сложным образом в новелле является старый Берман. Автор иронизирует на его смешной внешностью («Борода Моисея Микеланджело… спускалась у него с головы сатира… на тело гнома»), над его постоянными разговорами о шедевре, который он когда-нибудь оставит миру.

И вдобавок Берман пьет, у него характер сварливого старика, который издевается над «любой сентиментальностью». Но именно он оказывается способным на великий акт самопожертвования: ценой собственной жизни поддерживает дух Джонси и спасает ее от смерти. Этот старый неудачник и пропойца возникает образцом той действенной любви, которая без единого слова бросается на помощь другим. Образ Бермана приобретает настоящее духовное величие, а смерть его вызывает у нас такую же боль, если бы из жизни ушел близкий для нас человек.

«Последний лист» — одна из наилучших новелл во всей мировой литературе, которая раскрывает тему преданной любви человека к человеку. Новелла является образцом мастерской композиции и отличается динамическим сюжетом. В ней автор использует такой прием, как неожиданная концовка (кстати, это его любимый прием построения сюжета). В сущности, новелла является примером «двойной развязки», т.е. здесь имеются две сюжетные линии: болезнь Джонси и шедевр Бермана.

Формально основной сюжетной линией является болезнь Джонси, но только формально. На самом деле главным событием в произведении является самоотверженность Бермана. Обе линии получают окончательное неожиданное решение только в самом конце новеллы, когда Сью раскрывает правду подруге. Благодаря такому приему О. Генри держит читателя в состоянии напряжения до самого завершения новеллы. Но этот прием выполняет еще одну функцию — с его помощью старый Берман в один миг морально вырастает в наших глазах и превращается в символ самопожертвования.

Маленький подвиг во имя жизни

На улице всю ночь бушевал сильный ветер с дождем и снегом. Но когда утром Джонси попросила подругу раздвинуть шторы, девушки увидели, что на одеревеневшем стебле плюща всё еще держится желто-зеленый листок. И на второй, и на третий день картина не изменилась — упрямый листочек не хотел улетать.

Приободрилась и Джонси, поверив, что умирать ей еще рано. Доктор, посетивший свою пациентку, сказал, что болезнь отступила и здоровье девушки пошло на поправку. Здесь должны зазвучать фанфары — чудо свершилось! Природа встала на сторону человека, не пожелав отнять у слабой девушки надежду на спасение.

Чуть позже читателю предстоит понять, что чудеса происходят по воле тех, кто способен их совершать. В этом нетрудно убедиться, прочитав рассказ полностью или хотя бы его краткое содержание. «Последний лист» О. Генри — история со счастливым финалом, но с легким налетом грусти и светлой печали.

Через несколько дней девушки узнают, что их сосед Берман скончался в больнице от пневмонии. Он сильно простудился в ту самую ночь, когда с плюща должен был упасть последний листок. Желто-зеленое пятнышко со стебельком и словно живыми прожилками художник нарисовал красками на кирпичной стене.

Вселив надежду в сердце умирающей Джонси, Берман пожертвовал своей жизнью. Так заканчивается рассказ О. Генри «Последний лист». Анализ произведения мог бы занять не одну страницу, но мы попытаемся выразить основную его идею всего одной строчкой: «И в обыденной жизни всегда есть место подвигу».

Рассказ О»Генри «Последний лист» посвящен тому, как главный герой, художник, спасает жизнь смертельно больной девушке ценой собственной жизни. Делает он это благодаря своему творчеству, и последняя его работа оказывается своего рода прощальным подарком ей.

В небольшой квартирке живут несколько человек, среди них две молодые подруги, Сью и Джонси, и уже старый художник, Берман. Одна из девушек, Джонси, серьезно заболевает, и самое печальное состоит в том, что ей самой уже почти не хочется жить, она отказывается бороться за жизнь.

Девушка определяет для себя, что умрет она, когда упадет последний лист с дерева, растущего около ее окна, убеждает саму себя в этой мысли. Но художник не может смириться с тем, что она будет просто ждать своей смерти, готовясь к ней.

И он решает перехитрить и смерть, и природу — ночью он приматывает к ветке нитью нарисованный бумажный лист, копию настоящего, чтобы последний лист никогда не упал и, следовательно, девушка не дала себе «команды» умирать.

Замысел его работает: девушка, все ждущая падения последнего листа и своей смерти, начинает верить в возможность выздоровления. Наблюдая за тем, как последний лист все не падает и не падает, она начинает медленно приходить в себя. И, в конце концов, побеждает болезнь.

Однако вскоре после собственного выздоровления она узнает, что старик Берман только что скончался в больнице. Оказывается, тот серьезно простудился, когда холодной ветреной ночью вешал на дерево фальшивый листок. Художник умирает, но на память о нем девушкам остается этот лист, созданный в ту ночь, когда на самом деле упал последний.

“Последний лист” О. Генри: краткое содержание

Новелла американского писателя О.Генри «Последний лист» впервые была опубликована в 1907 году, войдя в сборник рассказов «Горящий светильник». Первая и самая известная экранизация новеллы состоялась в 1952 году. Фильм назывался «Вождь краснокожих и другие».

Молодые художницы Джонси и Сью снимают на двоих небольшую квартиру в Гринвич-Виллидж, нью-йоркском квартале, где всегда предпочитали селиться люди искусства. Джонси заболела пневмонией. Врач, лечивший девушку, заявил, что шансов спастись у художницы нет. Она выживет только в том случае, если сама этого захочет. Но Джонси уже успела потерять интерес к жизни. Лёжа в постели, девушка смотрит в окно на плющ, наблюдая, сколько листьев на нём осталось. Холодный ноябрьский ветер каждый день обрывает всё большее количество листьев. Джонси уверена, она умрёт, когда последний из них будет сорван. Предположения молодой художницы ничем не обоснованы, ведь умереть она может раньше или позже, или не умереть вообще. Однако Джонси бессознательно связывает финал своей жизни с исчезновением последнего листа. Сью обеспокоена мрачными мыслями своей подруги. Уговаривать Джонси избавиться от нелепой идеи бесполезно. Сью делится своими переживаниями с Берманом, старым художником, живущим в том же доме. Берман мечтает о создании настоящего шедевра. Однако мечта уже много лет остаётся только мечтой. Сью предлагает коллеге позировать для неё. Девушка хочет написать с него золотоискателя-отшельника. Узнав о том, что происходит с Джонси, Берман настолько расстраивается, что отказывается позировать.

На следующее утро после разговора Сью со старым художником Джонси замечает, что на плюще остался последний лист, символизирующий для девушки последнюю ниточку, связывающую её с жизнью. Джонси следит за тем, как лист сопротивляется отчаянным порывам ветра. К вечеру пошёл сильный дождь. Художница уверенна, что когда она проснётся завтра утром, листа уже не будет на плюще.

Но утром Джонси обнаруживает, что лист по-прежнему находится на своём месте. Девушка видит в этом знак. Она была не права, желая себе смерти, ей двигало малодушие. Доктор, посетивший Джонси, отмечает, что пациентке стало значительно лучше, и что шансы на выздоровление заметно возросли. Подруги узнают, что Берман тоже заболел, но выздороветь ему не удастся. Через день доктор сообщает Джонси, что её жизнь уже вне опасности. Вечером того же дня девушка узнала о том, что Берман скончался в больнице. Кроме этого, художница узнаёт, что старик, в некотором смысле, умер по её вине. Он простудился и заболел воспалением лёгких в ту ночь, когда плющ потерял последний листок. Берман знал, что значил этот листок для Джонси, и нарисовал новый. Художник заболел, прикрепляя лист к ветке под пронизывающим ветром и проливным дождём.

Характеристика персонажей

Художница Джонси

Творческие личности обладают душой более ранимой, чем обычные люди. Они легко разочаровываются, быстро впадают в депрессию без видимых причин. Именно такой оказалась Джонси. Первые трудности жизни, связанные с болезнью, заставили её упасть духом. Будучи творческой натурой, девушка проводит параллель между листьями плюща, исчезающими каждый день, и днями своей жизни, количество которых тоже уменьшается с каждым днём. Возможно, представитель другой профессии не додумался бы до проведения подобных параллелей.

Старик Берман

Старому художнику не слишком везло в жизни. Он не смог прославиться или разбогатеть. Мечта Бермана – создать настоящий шедевр, который обессмертил бы его имя. Однако время идёт, а художник никак не может взяться за работу. Он просто не знает, что именно нужно рисовать, осознавая при этом, что из-под его кисти непременно должен выйти настоящий шедевр.
Наконец, судьба посылает художнику возможность осуществить свою мечту не совсем обычным способом. Его умирающая соседка возлагает всю надежду на последний лист плюща. Она обязательно умрёт, если этот лист сорвётся с ветки. Бермана огорчают невесёлые мысли девушки, однако в глубине души он её прекрасно понимает, так как его душа так же ранима и полна художественных образов, непонятных для окружающих. Настоящим шедевром оказался маленький незаметный лист, сделавший больше, чем самая потрясающая картина любого из знаменитых коллег Бермана.

Художница Сью

Подруге Джонси достаётся роль посредника между тем, кто утратил надежду, и тем, кто способен её вернуть. Сью дорожит Джонси. Девушек объединяет не только профессия. Проживая в одной квартире, они стали своеобразной маленькой семьёй, поддержкой друг для друга.

Сью искренне желает помочь подруге. Но недостаток жизненного опыта не позволяет ей это сделать. Джонси нужны не просто лекарства. Девушка потеряла желание жить, а это намного хуже, чем невозможность купить нужные медикаменты. Сью не знает, как вернуть Джонси потерянное. Художница направляется к Берману, чтобы он, как старший товарищ, смог ей дать совет.

Анализ произведения

Мастерство автора проявляется в описании бытовых ситуаций. Исключив фантастику, создать необычное из обычного под силу не каждому писателю. Сюжет новеллы сначала кажется слишком прозаичным. Но того, кто решил дочитать произведение до конца, ждёт неожиданная и захватывающая развязка.

Волшебство в произведении

«Последний лист» – ещё один пример рукотворного чуда. Читая новеллу, читатель невольно вспоминает повесть «Алые паруса». Сюжеты произведений совершенно непохожи. Объединяет их чудо, созданное руками человека. Девушка по имени Ассоль всю свою жизнь ждала своего возлюбленного на корабле с алыми парусами просто потому, что в детстве получила «предсказание». Старик, желавший дать надежду несчастному ребёнку, заставил девочку поверить в чудо. Артур Грей сотворил другое чудо, воплотив в жизнь её мечту.

Джонси не ждёт возлюбленного. Она потеряла ориентиры и не знает, как жить дальше. Ей нужен какой-нибудь знак, который она, в конце концов, сама себе создаёт. При этом читатель наблюдает безысходность, навязанную девушкой. Лист плюща рано или поздно оторвётся от ветки, а значит, и смерть рассматривается Джонси как нечто неизбежное. В глубине души молодая художница уже отказалась от жизни. Возможно, она не видит своего будущего, ожидая той же бесславной участи, которая постигла её соседа Бермана. Он не достиг никаких высот и до самой старости оставался неудачником, тешащим себя надеждой создать такую картину, которая его обогатит и прославит.

В нашей следующей статье вы найдете биографию О. Генри – выдающегося мастера коротких рассказов, который за свою творческую карьеру создал почти три сотни новелл и один роман.

Еще одна занимательная новелла О. Генри “Вождь краснокожих” посвящена истории неудачливых похитителей, которые хотели нажиться на ребенке, но судьба распорядилась по иному.

«Шедевр» Бермана по-настоящему бесценен. Один маленький, едва заметный листок бумаги смог сделать то, что не удавалось ни одной известной картине – спасти человеческую жизнь. Художник-неудачник не стал богатым и знаменитым, но его искусство явилось последним доводом в пользу жизни для умирающей девушки. Берман фактически пожертвовал собой, чтобы спасти другого человека.

Вероятно, именно после смерти старого художника жизнь Джонси обретёт новый смысл. Девушка сможет почувствовать радость от каждого прожитого дня, начнёт ценить время, отпущенное ей в этом мире. Теперь она знает, на что способен обыкновенный лист бумаги. Может быть, и её творчество когда-нибудь заставит кого-то сделать правильный выбор.

5.0

02

Чтение первого отрывка.

Стадия получения информации.

«Две молодые художницы Сью и Джонси поселились на окраине города.

Осенью Джонси тяжело заболела. Доктор сказал, что она выживет, только если сама захочет жить.

Но Джонси уже потеряла надежду. «Видишь листья на плюще? Когда упадет последний лист, я умру», — сказала она подруге. Сью посмотрела в окно. Она увидела пустой унылый двор и глухую стену кирпичного дома. Около стены рос старый плющ, и холодное дыхание осени срывало с него последние листья.

«Какие глупости ты говоришь! Постарайся уснуть», — сказала Сью. Она спустилась этажом ниже, чтобы поделиться с кем-нибудь печалью. Там жил старый художник. В искусстве он считался неудачником. Он все собирался написать шедевр, но даже и не начал его. «Какая глупость умирать оттого, что листья падают с проклятого дерева!» — воскликнул он».

Стадия осмысления.

— Какова тема?(Тяжелая болезнь.)

— Какой вы представляете Джонси?(Составление кластера.)

Молодая, больная, без надежды, без желания жить, осень в душе.

— Что странно?(Молодая, а жить не хочет.)

— Каким вы представляете художника?

(Составление кластера.)

Неудачник, старый, мечтал о шедевре, не собирался умирать.

— Что странно? Мечтал о шедевре, но даже не начал его рисовать.

— О чем же рассказ? Какова его тема?(О жизни и смерти.)

— Хотите узнать, что будет дальше?

Чтение второго отрывка.

Стадия получения информации.

«На другое утро Джонси шепотом попросила: «Подними штору, я хочу посмотреть». Сью повиновалась. И что же? После проливного дождя и резких порывов ветра на фоне кирпичной стены виднелся один лист плюща, последний! Зеленый у стебелька, желтоватый по краям, он храбро держался на ветках.

День прошел, и даже в сумерки они видели, что одинокий лист плюща держится на своем стебельке на фоне кирпичной стены. А потом, с наступлением темноты, опять поднялся северный ветер, и дождь беспрерывно стучал в окна.

Как только рассвело, беспощадная Джонси велела снова поднять штору.

Лист плюща все еще оставался на месте.

Джонси долго лежала, глядя на него. Потом позвала Сью и сказала: «Я была скверной девчонкой. Грешно желать себе смерти. Этот последний лист остался на ветке, чтобы показать мне это».

Стадия осмысления.

— Что нового узнали о Джонси?

Беспощадная, упрямая, справедливая.

— Как называется то состояние, в котором находится Джоана?Она борется сама с собой, находится в ожидании неизбежного.

— Можно ли назвать ее сильным человеком?

Она сильный человек, потому что смогла признаться в неправильном отношении к своей жизни.

— Что повлияло на изменение ее отношения к жизни?

Даже последний листочек борется за жизнь.

— А где же старый художник? Может быть, рисует свой шедевр?

— Что будет дальше? Предположите. («Дерево предсказаний»

Король Генрих VIII | TheSchoolRun

Генрих VIII стал королем, когда его отец, Генрих VII, умер в 1509 году. У Генриха был старший брат Артур, но он умер в 1502 году, что означало, что Генрих был следующим в очереди на престол.

Первая жена Генриха VIII, Екатерина Арагонская, впервые вышла замуж за его брата Артура. Они были женаты всего несколько месяцев, когда он умер. Семь лет спустя Генрих женился на Кэтрин.

Генрих получил от папы титул «Защитник веры» за поддержку католической церкви.Однако поддержка Генри зашла так далеко — когда церковь не позволила ему развестись с Екатериной Арагонской, он решил, что он, а не Папа, является главой церкви в Англии. Первый акт о превосходстве в ноябре 1534 года установил Генриха VIII в качестве главы церкви, что означало, что Папа не имел права голоса в религиозных вопросах в Англии. Это время в истории также называют английской Реформацией.

Одним из действий Генриха VIII в качестве главы англиканской церкви было закрытие монастырей, которые были католическими учреждениями.Некоторые монастырские руины, которые мы можем видеть сегодня, являются результатом этого времени, известного как роспуск монастырей .

У Анны Болейн, второй жены Генриха, выжил только один ребенок — девочка по имени Елизавета, которая позже стала королевой Елизаветой I. Генрих VIII действительно хотел мальчика и рассердился на Анну. Другие люди тоже начали не любить Анну, и она была арестована и казнена в лондонском Тауэре.

Перед смертью Анны Генрих VIII познакомился с Джейн Сеймур, на которой женился через несколько дней после казни Анны.Она родила мальчика (Эдварда), чего на самом деле хотел Генри, но умер через несколько дней после рождения Эдварда.

Четвертой женой Генриха VIII была Анна Клевская из Германии. Они не встречались до того, как решили пожениться, и к тому времени, когда король увидел ее, он был не очень впечатлен. Он подумал, что брак был ошибкой, поэтому развелся с ней.

Пятой женой Генриха VIII была Кэтрин Ховард. Они поженились через несколько дней после того, как Генрих VIII развелся с Анной Клевской. Екатерина была казнена через пару лет, потому что Генрих VIII думал, что она любит кого-то другого.

Генрих VIII в последний раз женился на Кэтрин Парр в 1543 году и оставался женатым на ней до конца своей жизни (четыре года).

Генрих VIII так сильно хотел сына, потому что это означало, что, когда он умрет, больше не будет никого, кто мог бы попытаться заявить, что они должны быть королем вместо ребенка Генриха. Несмотря на то, что принцессы могли быть королевами, все стало яснее, когда титулы могли переходить от отца к сыну.

Знаменитые друзья

Екатерина Арагонская (1485-1536) — Екатерина Арагонская была первой женой Генриха VIII.Ранее она была замужем за братом Генри Артуром, который умер через несколько месяцев после свадьбы. У Екатерины и Генри был всего один ребенок — дочь по имени Мэри, которая позже стала королевой. Генри развелся с Екатериной, чтобы жениться на Анне Болейн, но для этого он разорвал связи с католической церковью (которая не позволяла ему разводиться) и стал протестантом.

Анна Болейн (около 1501-1536) — Анна Болейн была служанкой Екатерины Арагонской и была одной из основных причин, по которым Генрих VIII хотел развестись с Екатериной.Они поженились в 1533 году, и позже в том же году Анна родила Елизавету — Елизавета позже стала королевой. Как и Екатерина Арагонская, Анна не родила Генриху VIII сына. Она стала очень непопулярной и была казнена в 1536 году.

Джейн Сеймур (ок. 1509-1537) — Джейн вышла замуж за Генриха VIII через несколько дней после казни Анны Болейн. Она была любимой женой Генриха и единственной, кто родил сына — Эдуарда, ставшего королем после смерти Генриха VIII. К сожалению, Джейн умерла через несколько дней после рождения Эдварда.Она и Генрих VIII похоронены вместе в Виндзорском замке.

Анна Клевская (1515-1557) — Анна Клевская родилась в Германии. Генрих VIII решил жениться на ней после того, как увидел ее портрет, но потом ей она не очень понравилась, когда они действительно встретились. Их брак продлился всего несколько месяцев, но после развода Анна осталась в Англии. Она подружилась с дочерью Генриха VIII Мэри.

Кэтрин Ховард (c.1518 / 24-1542) — Никто точно не знает, когда родилась Кэтрин Ховард.Она вышла замуж за Генриха VIII в 1540 году, через несколько недель после того, как он развелся с Анной Клевской. Они познакомились, потому что она была одной из фрейлин Анны. Они были женаты всего пару лет — у Екатерины, возможно, был роман с другим мужчиной, и король был так взбешен слухами, что ее бросили в лондонский Тауэр, а затем казнили.

Кэтрин Парр (1512-1548) — Кэтрин Парр вышла замуж за Генриха VIII в 1543 году, чуть больше года спустя после казни Кэтрин Ховард.Она дружила со всеми тремя детьми Генриха VIII. Она вышла замуж еще раз после смерти Генриха VIII в 1547 году (ее четвертый брак), но затем умерла сама, родив дочь в 1548 году.

Томас Кромвель (c.1485-1540) — Томас Кромвель был главным министром Генриха VIII. в течение восьми лет. Он очень поддерживал планы Генриха разорвать связи с католической церковью и помог Генри законно развестись с Екатериной Арагонской и жениться на Анне Болейн. Несколько лет спустя Томас также устроил брак Генриха с Анной Клевской, что Генри не удовлетворил.Томас был отправлен в Лондонский Тауэр и казнен в 1540 году.

Томас Кранмер (1489–1556) — Томас Кранмер был архиепископом Кентерберийским во время правления Генриха VIII и Эдварда VI. Он помог Томасу Кромвелю в организации развода Генри с Екатериной Арагонской. Когда Мария I стала королевой и изменила национальную религию Англии на католицизм, у Томаса были проблемы, потому что он был протестантом. Он был заключен в тюрьму и казнен в 1556 году.

Томас Мор (1478-1535) — Томас Мор был верным другом Генриха VIII и важным философом времен Тюдоров.Но он также был набожным католиком, что усложняло ситуацию, когда Генрих хотел разорвать связи с католической церковью и Папой. Он также не согласился с планами Генри развода с Екатериной Арагонской. Он был казнен в Лондонском Тауэре в 1535 году, чуть менее чем за год до того, как была убита Анна Болейн.

Факты о Генрихе VIII для детей

Познакомьтесь с одним из самых печально известных Тюдоров в наших фактах о Генрихе VIII!

Факты о Генрихе VIII

Кем был Генрих VIII?

Принц Генрих в детстве.

Генрих VIII был королем Англии и Ирландии с 21 апреля 1509 до 28 января 1547 и, возможно, является одним из самых известных монархов в истории Англии.

Родился 28 июня 1491 в Гринвич Палас в Лондоне, Генри был вторым старшим сыном Генриха VII и Елизаветы Йоркской .

Никогда не ожидалось, что молодой принц станет королем, но когда его старший брат, Артур, принц Уэльский , неожиданно умер в возрасте 15 лет, Генрих стал наследником престола.

После смерти отца Генрих был коронован 24 июня 1509 — ему было всего 17 лет . Он немедленно женился на вдове своего старшего брата, Екатерине Арагонской .

Каким был Генрих VIII?

Генри нанял лучших мастеров и садовников Европы, чтобы превратить Хэмптон-Корт в роскошный дворец.

Молодой король Генрих считался красивым, умным и веселым в отличие от своего скучного отца. Он был выше шести футов ростом и любил рыцарских , охоту , сочинял музыки и устраивал большие и дорогие вечеринки!

Он любил тратить деньги.Эпоха Tudor была временем больших перемен, рождались новые идеи о науке, искусстве, дизайне и культуре, а великие парусные экспедиции открывали новые земли. Генри хотел показать все свое богатство и построил множество великолепных дворцов, таких как дворец Хэмптон-Корт, и замков, которые впечатлили бы его подданных и соперников.

Но в его более поздние годы вся эта снисходительность сказалась на его физическом здоровье. Старший король Генрих был очень толстым и изо всех сил пытался ходить. В возрасте 50 у него была талия 54 дюйма, (137 см)! Он также страдал от ужасной язвы на ноге, которая причиняла ему постоянную боль — что, возможно, объясняло его плохой характер!

Генрих известен как безжалостный король, правивший железной рукой.Обладая сильной волей и оптимизмом, он раздал казней всем, кто стоял у него на пути. Фактически, за его 38-летнее правление, как говорят, было казнено более 70 000 человек — yikes !

Генрих VIII и английская Реформация

Вот, кардинал Вулси; человек, которому поручено убедить Папу Римского предоставить первый развод Генриху VIII, обсуждает развод с сэром Томасом Мором. Вулси (одетый в красную мантию) не добился успеха и позже был арестован за измену.

Одним из самых больших изменений, внесенных Генрихом во время своего правления, была Английская Реформация .

После 24 лет брака его первая жена, Екатерина, не смогла подарить Генриху наследника мужского пола. Разочарованный, он пошел к Папе , чтобы попросить о разводе, но Папа не позволил этого.

Несчастный Генри взял дело в свои руки. Он отделился от католической церкви , создав свою собственную англиканскую церковь и , назвав себя главой.Он назначил своего друга Томаса Кранмера архиепископом Кентерберийским и заставил его дать развод — легко ! Так закончился первый (а их должно было быть намного больше!) Брак Генриха.

Религиозная реформа вызвала широкий раскол в Англия , многие люди не любили новую церковь. Последователи новой церкви были известны как протестантов , в то время как прихожане Римско-католической церкви назывались католиками . Между двумя группами часто возникали напряженность и столкновения — беспорядки, которые длились много лет.

Действия Генри были революционными, потому что они изменили самобытность английской религии. Если бы не отчаянное желание Генри завести наследника мужского пола, реформация, возможно, никогда не произошла бы, и сегодня английская религия могла бы быть совсем другой.

Жены Генриха VIII

Слева направо: Кэтрин Арагонская, Энн Болейн, Джейн Сеймур, Энн Клевская, Кэтрин Ховард, Кэтрин Парр.

Возможно, одной из самых широко освещаемых частей жизни Генри были его многочисленные жены — всего шесть !

Подробнее о них читайте в нашем фантастическом репортаже, жены короля Генриха VIII.

Дети Генриха VIII

Генрих отчаянно нуждался в наследнике мужского пола, который унаследовал бы его трон. Было много беременностей, но только трое из его детей пережили младенчество.

Первая жена Генриха, Екатерина Арагонская , имела много беременностей, но, к сожалению, большинство из них закончилось мертворождением. Королевская чета была в восторге, когда их первенец, Генри , родился в 1511 году. Была устроена роскошная вечеринка, но, к сожалению, он дожил только до семи недель.

Мэри

Единственным выжившим ребенком от брака Генриха и Екатерины Арагонских была дочь, родившаяся в 1516 , которую они назвали Мэри . Когда Екатерина перестала быть королевой, ей запретили видеться или общаться с дочерью, хотя они отправляли друг другу секретные письма до самой смерти Екатерины. Позже Мария стала Марией I , первой королевой Англии и Ирландии (правящей самостоятельно).

Елизавета

Следующим ребенком Генри, рожденным во время его брака с Анн Болейн , была девочка Элизабет , которую они назвали в честь матери Генри.Элизабет была здоровым ребенком, но после того, как Генри казнил Анну (неловко!), Он не имел никакого отношения к воспитанию Элизабет.

Эдвард

В 1537 мечта Генри о сыне наконец сбылась, когда его третья жена, Джейн Сеймур , родила принца Эдварда . Однако празднование длилось недолго, менее чем через две недели королева умерла из-за осложнений при родах.

От следующих трех браков детей не было.

Кто наследовал Генриху VIII?

Король Генрих со своим сыном Эдвардом и третьей женой Джейн Сеймур.

Генри умер в 1547 в возрасте 55 , страдая ожирением и проблемами со здоровьем. Он был похоронен в часовне Святого Георгия в Виндзорском замке рядом со своей третьей женой и матерью его единственного выжившего сына Джейн .

После его смерти сын, которого так отчаянно хотел Генрих, унаследовал трон как Эдвард VI .Ему было всего девять лет !

Чем запомнили Генриха VIII?

Генри часто вспоминают как свирепого короля, любившего есть, пить и веселиться, а также отрубать людям головы! Но он также рассматривается как великий символ нашей монархии.

Он был неоднозначным королем, сделавшим много скандальных и значительных изменений во время своего правления. Он изменил облик христианства, и его влияние все еще можно увидеть в Англии сегодня.

Трое из его детей продолжили править Англией после него, и по иронии судьбы после его отчаянных поисков наследника мужского пола именно его дочь Елизавета стала одним из величайших монархов в истории Англии, Елизавета I .

Что вы думаете о наших фактах о Генрихе VIII? Дайте нам знать, что вы думаете, оставив комментарий ниже!

Нравится

Генрих VIII и Реформация

Профессор Сьюзан Доран обсуждает Генриха VIII и Реформацию, рассматривая католические религиозные тексты, принадлежавшие королю, его разрыв с католической церковью и развитие английской Библии после Реформации.

Генрих VIII был воспитан как набожный католик. До того, как он стал царем, у него был свиток с молитвами, содержащий изображения Троицы, распятого Христа, Страстных орудий и нескольких святых-мучеников. Латинские молитвы были помещены с каждой стороны изображений вместе с английскими рубриками (инструкциями), объясняющими, как молитвы могут обеспечить защиту от земных опасностей или прощение времени в Чистилище. Священные тексты такого рода были обычным явлением как часть религиозных практик в позднесредневековой Англии.Владельцы свитков читали молитвы, созерцали изображения и касались материального объекта, чтобы стать ближе к божественному и заработать небесную награду в загробной жизни. Надпись Генри на молитвенном свитке предполагает, что он использовал его для этих святых целей и принял теологические учения, которые лежали за ними.

Свиток с молитвами Генриха VIII

Свиток молитв Генриха VIII. Этот свиток длиной более трех метров содержит молитвы на латинском и английском языках и четырнадцать изображений с подсветкой, в том числе святых-мучеников, святого Георгия, убивающего дракона, и страстей Христа.

Просмотр изображений из этого элемента (12)

Условия использования

Общественное достояние в большинстве стран, кроме Великобритании.

Католическое поклонение Генриху было типичным для той эпохи. Наряду с молитвенным свитком он также твердо придерживался убеждения, что покупка папских индульгенций может прощать грех и сокращать время в Чистилище; популярная практика в то время.В 1521 году он и Катерина Арагонская получили «полное снисхождение» от Папы Климента VII, которое было связано с их ежегодным паломничеством к главному святыню. Когда протест Мартина Лютера против продажи индульгенций спровоцировал реформацию в Германии, Генри защищал эту практику в своем опровержении «Защита семи таинств».

В Британской библиотеке есть еще один текст, проливающий свет на благочестие Генри; «Часовая книга», на полях которой написаны секретные сообщения, которыми обменивались Генри и Энн Болейн.Часовые книги были обычными священными текстами для мирян. В качестве сборников молитв и религиозных текстов, книги содержали в своей основе «Службу Девы Марии», устанавливали молитвы, адресованные Матери Христа и читаемые ежедневно в восемь установленных часов. Предполагалось, что Мария будет заступницей между хозяином и Богом. Страницы часто были красиво иллюстрированы лучшими художниками того времени. Театры для знати были богато украшены драгоценным сусальным золотом и лазуритом. Но примерно в 1528 году Анна и Генри использовали его книгу для менее духовных целей.У подножия фолианта с изображением Человека скорби Генри написал послание любовника для Анны по-французски: «Если вы помните мою любовь в своих молитвах так же сильно, как я вас обожаю, меня вряд ли забудут, потому что я ваш. Генрих Р. навсегда ». Анна решила написать свой ответ на странице с Благовещением, что свидетельствует о ее желании и силе подарить королю сына. Она написала по-английски: «Дай доказать, что ты должен быть со мной, как lovynge, так и kynde».

Часослов Анны Болейн

Часовая книга когда-то принадлежала Анне Болейн, второй жене Генриха VIII.Обладая уникальной исторической важностью, эта рукопись является редким примером того, как влюбленные используют религиозную книгу для обмена кокетливыми посланиями.

Просмотр изображений из этого элемента (3)

Условия использования

Общественное достояние в большинстве стран, кроме Великобритании.

Когда произошел разрыв с Римско-католической церковью?

Молитвы в этих позднесредневековых священных книгах и свитках часто были на латыни, чтобы обозначить, что все западные христиане были частью Римско-католической церкви.Однако Генрих формально порвал с Папой и Римской церковью после того, как Папа Климент VII отказался предоставить ему аннулирование его брака с Катериной Арагонской, чтобы он мог жениться на Анне. Его призыв к аннулированию был на том основании, что их союз противоречит Священным Писаниям, цитируя Левит 20. 21, который запрещает мужчине жениться на вдове своего брата.

В 1533 году английский парламент принял Акт об ограничении апелляций, который отрицал юрисдикцию папы в Англии и положил конец апелляциям на судебные дела в Риме.Затем Акт о превосходстве 1534 года признал короля верховным главой церкви в Англии с «полной властью и властью» «реформировать» институт и «исправлять» все ошибки и ереси. Генри и его недавно назначенный «вице-герент по духовным вопросам» Томас Кромвель немедленно приступили к программе реформ. Постановления Кромвеля 1536 и 1538 годов подвергали нападкам идолопоклонство, паломничество и другие «суеверия». Малые монастыри были закрыты в 1536 году, а остальные были распущены в течение следующих нескольких лет.Те мужчины и женщины, которые сопротивлялись закрытию, были заключены в тюрьму или повешены.

Хотя Генрих отверг теологию Мартина Лютера об оправдании только верой, он все же согласился с утверждением немецкого реформатора о верховенстве Писания. В конце концов, «Слово Божье» (Левит 20.21) оправдало расторжение его первого брака. Следовательно, при поддержке Кромвеля и архиепископа Кентерберийского Томаса Кранмера, Генри разрешил английскую Библию, которую могли читать миряне, а также духовенство.В то время лучший печатный перевод Нового Завета на английский язык был написан Уильямом Тиндейлом, лютеранином, сожженным в Антверпене в 1536 году. Однако король и его более консервативные епископы отказывались допускать мысль о публикации каких-либо произведений осужденного еретика. . Вместо этого две другие Библии получили королевскую лицензию.

Библия Ковердейла

Копия 1535 года перевода Библии Майлза Ковердейла, большой Библии для кафедры, содержащей Ветхий и Новый Заветы, а также апокрифы.

Просмотр изображений из этого элемента (3)

Условия использования Public Domain

Первым был перевод полной Библии Майлза Ковердейла — первый в своем роде — который первоначально был напечатан за границей в 1535 году. В издании 1538 года (изданном королем) на титульном листе Ганса Гольбейна изображен Генрих по бокам царем Давидом и Святым Павлом, вручавшим Библию епископу.Второй перевод также был напечатан за границей. Ответственным за это предположительно был некто «Томас Мэтью», поэтому текст стал известен как «Библия Матфея». Фактически, «Фома Матфей» был псевдонимом, взятым из имен двух учеников Иисуса. Эта Библия на самом деле была создана одним из соратников Тиндала, Джоном Роджерсом. После смерти своего друга Роджерс составил новый текст, основанный на напечатанном Тиндейле Новом Завете и рукописях Ветхого Завета; Перевод Ковердейла был использован для заполнения пробелов.

Условия использования Public Domain

Ни одна из Библии не считалась полностью удовлетворительной. Поэтому в 1538 году Кранмер и Кромвель поручили Ковердейлу пересмотреть «Библию от Матфея» и подготовить лучший перевод. Новый труд должен был стать единственной авторитетной Библией в королевстве. В соответствии с постановлениями Кромвеля 1538 года, его было приказано приковать цепями к кафедрам в каждом соборе и приходской церкви для совместного и публичного чтения как священнослужителями, так и прихожанами.Из-за своего большого размера книга стала известна как «Великая Библия». Его титульный лист гравюры на дереве визуально передал королевское превосходство. Получая Слово непосредственно от Бога, восседающий на троне царь вверху страницы передает священный текст Библии своим духовным владыкам справа от себя и лордам-мирянам слева. Отсюда verbum dei («Слово Божье») спускается, чтобы быть прочитанным местным приходским собранием и даже заключенным в тюрьмах.

Большая Библия, вероятно, копия Генриха VIII

«Великая Библия» Генриха VIII, основанная на более ранней версии, незаконно начатой ​​Уильямом Тиндейлом и адаптированной Майлзом Ковердейлом в 1535 году.

Просмотр изображений из этого элемента (1)

Условия использования Public Domain

Новая Библия, старые учения

Великая Библия была напечатана в 1539 году. В том же году Генри разъяснил верования своей церкви в «Акте, исключающем разнообразие мнений», более известном как «Акт из шести статей».В этом статуте изложена позиция Генриха по некоторым ключевым вопросам, разделяющим консерваторов и евангелистов в Англии. Хотя он пытался найти путь между крайностями католицизма и лютеранства, следуя тому, что он считал политикой баланса, король занял консервативную позицию практически по всем спорным вопросам. На мессе закон подтвердил пресуществление, пояснив, что «после освящения не остается ни хлеба, ни вина, ни какой-либо другой субстанции, кроме сущности Христа, Бога и человека».В других статьях отрицалось, что общение в обоих видах было необходимо, поддерживалось церковное целомудрие, разрешались частные мессы (проводимые только священником) и считалось необходимым исповедание ушей. Спустя несколько лет Генри несколько изменил свою позицию. «Необходимая доктрина и эрудиция для любого христианина» 1543 года, известная как «Царская книга» (еще один формуляр веры), предписывала своим подданным «воздерживаться от имени Чистилище» и подвергала сомнению эффективность молитв за умерших. Тем не менее, книга недвусмысленно отвергает оправдание только верой и подтверждает пресуществление, две позиции, которые противоречат учению Лютера.Когда король умер в январе 1547 года, Англия была католической доктриной, несмотря на отказ от папского верховенства. Что касается личных убеждений Генри, то он оставался обычно благочестивым. Он продолжал свои личные религиозные обряды на латыни; Фактически, одной из последних книг, которые он заказал, был красивый латинский псалтырь, написанный и иллюстрированный французским эмигрантом Жаном Маллардом. Четыре иллюминации изображают Генри; один из них показал, как он читает книгу в своей спальне, а другой показал, как Давид играет на арфе (как в I Царств 16.14-23). Очевидно, он отождествлял себя с ветхозаветным теократическим царем. Генри по своему обыкновению делал заметки в книге. Некоторые из них исследовали такие темы, как контраст между благословенным и злым, божественный суд, царствование и тщеславие мирских благ.

Псалтырь Генриха VIII

Этот Псалтирь (Книга Псалмов), созданный по заказу короля Генриха VIII, дает представление о самоуверенности короля как божественного правителя Англии.

Просмотр изображений из этого элемента (6)

Условия использования

Общественное достояние в большинстве стран, кроме Великобритании.

Духовные рукописи на английском языке

В то время как Генрих, похоже, продолжал предпочитать латынь для своих священных текстов, некоторые из его подданных обращались к произведениям на английском языке для своих поклонений.В 1539 году в Лондоне было напечатано английское издание книги Вольфганга Капито « Precationes Christianæ ad Imitationem Psalmorum ». Переводчиком был Ричард Тавернер, который работал на Кромвеля в 1530-х годах и переводил произведения как Эразма, так и лютеран. Рукопись, содержащая подборку псалмов и молитв из переведенного Precationes , принадлежала Анне, графине Хертфордской, которая была второй женой зятя Генриха Эдварда Сеймура (который должен был стать первым герцогом Сомерсетским и лордом-протектором). Смерть Генри).Эта небольшая книга, известная как «Молитвенник Тавернера», богато украшена на каждой странице с цветной и золотой рамкой на всю страницу, а маленькие подсвеченные инициалы отмечают начало каждой молитвы и псалма. Выдержки из перевода Тавернера были также объединены в рукописный молитвенник, принадлежавший внучатой ​​племяннице Генри, леди Джейн Грей, которая во время следующего правления прославилась протестантским благочестием. Молитвы, однако, не отстаивают какой-либо определенной конфессиональной позиции. Включены некоторые традиционные молитвы, но ни в одной из них нет упоминания о Чистилище.

Молитвенник Тавернера

Эта крошечная, богато украшенная книга псалмов и молитв на английском языке, скорее всего, была сделана для дворянки и литературной покровительницы Анны Сеймур (урожденной Стэнхоуп), графини Хертфорд, а затем герцогини Сомерсетской (ок. 1510–1587).

Просмотр изображений из этого элемента (6)

Условия использования

Общественное достояние в большинстве стран, кроме Великобритании.

Молитвенник леди Джейн Грей

Эта крошечная книга молитв, написанная на английском языке, вероятно, использовалась леди Джейн Грей на эшафоте во время казни в 1554 году.

Просмотр изображений из этого элемента (16)

Условия использования

Общественное достояние в большинстве стран, кроме Великобритании.

Последняя жена Генри, Кэтрин Парр, разделяла реформистские тенденции своей подруги, графини Хертфорд. Она почти наверняка оказала духовное влияние как на младшую дочь короля Елизавету, так и на леди Джейн Грей, когда они проводили время в ее доме. Кэтрин написала несколько религиозных произведений, будучи королевой. Ее переработанная книга Томаса А Кемписа De Imitatione Christi (из английского издания) была напечатана в 1545 году под ее собственным именем (первая книга, напечатанная под именем женщины на английском языке).Чтобы сделать комплимент мачехе, двенадцатилетняя Елизавета подарила королю свой трехъязычный перевод (латинский, французский и итальянский) произведения в качестве новогоднего подарка на 1546 год.

Молитвенник принцессы Елизаветы

В декабре 1545 года королю Генриху VIII подарили этот тщательно вышитый том в качестве новогоднего подарка. Молитвенник был составлен его двенадцатилетней дочерью Елизаветой, которая сама взойдет на престол в 1558 году.

Просмотр изображений из этого элемента (3)

Условия использования

Общественное достояние в большинстве стран, кроме Великобритании.

Прокладывая путь протестантизму

Реформация Генриха VIII начала нападение на священные объекты, такие как мощи святых и святыни.Некоторые священные тексты также были искажены или уничтожены, особенно те, в которых почитались папы или святой Томас Бекет, который выступил против короля Генриха II. Многие рукописи и книги в монастырских библиотеках были уничтожены или рассеяны во время роспуска, хотя антиквару Джону Лиланду удалось собрать и сохранить большое количество для короля. Несмотря на это, священные тексты оставались важной частью английской религиозной культуры. На самом деле все больше из них стало выходить на английском языке, и, конечно же, в обращение поступило несколько английских Библий.Однако для тех, кто был евангелистами или протестантами, произведения не содержали упоминания о чистилище и не рассматривались как святые объекты сами по себе. Закладывалась почва для полномасштабного протестантизма, введенного после смерти Генри архиепископом Кранмером и лордом-протектором Сомерсетом.

  • По сценарию Сьюзан Доран
  • Сьюзан Доран FRHS — профессор истории раннего Нового времени в Оксфордском университете и старший научный сотрудник в колледже Иисуса, Оксфорд, и Сент-Бенетс-холл, Оксфорд.Она специализируется на высокой политике, религии и культуре 16 — начала 17 веков. В 2009 году она отредактировала каталог выставки Британской библиотеки Генрих VIII: Человек и монарх , а ее книга Елизавета I и ее круг впервые появилась в 2015 году. С тех пор она работает над ранними годами правления Джеймса I.

21 апреля 1509 — Смерть Генриха VII

В 11 часов ночи 21 апреля 1509 года король Генрих VII умер во дворце Ричмонд.Это не была внезапная смерть, король некоторое время болел и с января заперся в Ричмонде.

Джон Фишер, будущий епископ Рочестера, записал подробности последних дней Генриха VII для проповеди. Царь умер доброй христианской смертью, но его последние дни были далеко не мирными, они включали исповедание, молитву, плач и умирающий человек, который пытался торговаться с Богом, умоляя Бога, что он изменится, если Бог пошлет ему жизнь. Фишер пишет о том, как он принял таинство покаяния «с удивительным состраданием и потоком слез, что однажды он плакал и рыдал в течение трех четвертей часа».«

Фишер продолжает описывать, как Генри готовился к смерти:

«В тот же день своего отъезда он услышал мессу славной девы, матери Христа, которой он всегда в своей жизни испытывал особую и особую преданность. Много раз в тот день он с благоговением созерцал образ распятия. с благоговением, приподнимая голову, как мог, поднимая перед ней руки, часто обнимая ее и с великой преданностью целуя ее и часто ударяя себя по груди.Кто может подумать, что в этом была не совершенная вера, кто может предположить, что из-за такого промедления он искренне не верил, что ухо Всемогущего Бога открыто для него и готово услышать его крик о милосердии и помощник в тех же таинствах которую он так искренне принял, и поэтому в его лице можно сказать « Quia inclinauit aurem suam michi »,

Латинское слово взято из 114-го псалма и означает «За то, что он склонил ко мне ухо свое».

Рассказ Фишера, который продолжается на страницах, является рассказом о человеке, находящемся в агонии «не только из-за страха смерти, но из-за страха перед судом всемогущего Бога», и читать его на самом деле весьма неприятно.Генрих VII явно был в панике из-за того, что случится с его душой после его смерти, и молился о пощаде и избавлении. В своей проповеди Фишер использовал короля как пример того, как мирские удовольствия и тщеславие не могут принести нам никакого утешения в конце.

Смерть Генриха VII хранилась в секрете в течение нескольких дней, а затем об этом было объявлено Рыцарям Подвязки на их ежегодном празднике Дня Святого Георгия 23 апреля, а затем общественности 24 апреля. Пятидесятидвухлетний Генрих VII правил более 23 лет и смог передать трон своему семнадцатилетнему сыну Генриху, который стал Генрихом VIII.

Король мертв, да здравствует король!

Примечания и источники

Страница не найдена | Историческое общество Миннесоты

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Поиск

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Напишите нам по адресу contact @ mnhs.org, если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Напишите нам по адресу contact @ mnhs.org, если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Напишите нам по адресу contact @ mnhs.org, если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Напишите нам по адресу contact @ mnhs.org, если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Пожалуйста, напишите на [email protected], если вам нужна помощь в поиске того, что вы ищете, или чтобы сообщить о проблеме.

Популярные страницы

Текст в текст | «Прогулка» и «Время писать» Генри Дэвида Торо? Выходи на улицу.’

Я, который не может оставаться в своей комнате ни на один день, не накопив немного ржавчины, и когда иногда я крался на прогулку в одиннадцатом часе или четырех часах дня, слишком поздно, чтобы выкупить день, когда оттенки ночи уже начинали смешиваться с дневным светом, мне казалось, что я совершил какой-то грех, за который нужно искупить — я признаюсь, что поражаюсь силе терпения, не говоря уже о моральной бесчувственности , о моих соседях, которые целыми днями сидят в магазинах и офисах, неделями и месяцами, да, и годами почти вместе…

Но прогулка, о которой я говорю, не имеет ничего общего с упражнениями, как это называется, как больные принимают лекарство в установленные часы — в виде качания гантелей или стульев; но это само по себе предприятие и приключение дня.Если вы хотите заниматься спортом, отправляйтесь на поиски источников жизни. Подумайте о том, как мужчина качает гантели для своего здоровья, когда эти источники бурлят на далеких пастбищах, которых он не искал!

Более того, вы должны ходить, как верблюд, который, как говорят, является единственным зверем, жвающим при ходьбе. Когда путешественник попросил слугу Вордсворта показать ему кабинет ее хозяина, она ответила: «Вот его библиотека, но его кабинет находится на открытом воздухе».

Жизнь на открытом воздухе, на солнце и на ветру, несомненно, вызовет некоторую грубость характера — приведет к тому, что более толстая кутикула вырастет на некоторых из более тонких качеств нашей природы, таких как лицо и руки, или тяжелый ручной труд лишает руки чувствительности к прикосновениям.С другой стороны, пребывание в доме может вызвать мягкость и гладкость, не говоря уже о тонкости кожи, что сопровождается повышенной чувствительностью к определенным впечатлениям. Возможно, нам следовало бы быть более восприимчивыми к некоторым влияниям, важным для нашего интеллектуального и морального роста, если бы солнце светило, а ветер дул на нас немного меньше; и, без сомнения, правильно подобрать пропорции толстой и тонкой кожи. Но мне кажется, что это налет, который отпадет достаточно быстро — что естественное средство должно быть найдено в той пропорции, которую, как думают, испытывает ночь к дню, зима к лету.В наших мыслях будет гораздо больше воздуха и солнечного света. Черствые ладони рабочего знакомы с более тонкими тканями самоуважения и героизма, прикосновение которых трепещет сердце, чем вялые пальцы праздности. Это просто сентиментальность, которая днем ​​лежит в постели и считает себя белой, далекой от загара и мозолей опыта.

Когда мы гуляем, мы, естественно, идем в поля и в лес: что бы с нами было, если бы мы гуляли только в саду или в торговом центре?

_________

Текст 2: Выдержка из « Время писать? Выйди на улицу »Кэрол Кауфманн. Частично она пишет:

Еще в 1970-х годах два новаторских экологических психолога, Рэйчел и Стивен Каплан, начали исследовать лечебное воздействие природы на разум. Спустя десятилетия их исследования пришли к выводу, что связь с природой может помочь нам снять умственную усталость, восстановить рассеянное внимание и обострить мышление. Они сообщают, что даже в городской среде немного зеленого стимулирует наши чувства.

Погружение в природу также помогает нам почувствовать себя живыми. В другой серии исследований, опубликованных в «Журнале экологической психологии» в 2010 году, сделан вывод о том, что пребывание на природе заставляет людей чувствовать себя более энергичными и менее вялыми — все это необходимые ингредиенты для написания историй, излучающих подробности и напряжение повествования.В конце концов, в полусне невозможно рассказать хорошую историю.

Вы также не можете этого сделать, когда вас окружают гудки, звонки и мычание любого количества устройств. Писатель и журналист Ричард Лув много думал о технологических отвлечениях. Г-н Лув давно изучил и провозгласил преимущества, которые люди могут получить от пребывания на природе. Его бешено популярный «Последний ребенок в лесу: спасение наших детей от природного дефицита» содержит доказательства того, что пребывание на природе важно не только для психического и физического здоровья детей, но и для всех.Взрослые так же подвержены дефициту «витамина N», как он объясняет в своей недавней книге «Принцип природы: воссоединение с жизнью в виртуальном веке». Я спросил его о моей теории писательства вне дома.

«Скорее всего, вам будет легче писать на улице не только из-за прямого воздействия природы, но и из-за отсутствия множества отвлекающих факторов, в основном технических». — говорит г-н Лув, которому также легче писать, когда он пишет на берегу озера или в лесу. «Инфо-блицкриг породил новую область под названием« наука о прерываниях »и новое условие: постоянное частичное внимание.«Постоянное электронное вторжение, — говорит он, — оставляет любого, кто пытается работать, разочарованным, напряженным и, конечно, менее творческим.

Аминь. И хотя это кажется очевидным выводом, как часто мы, писатели, становимся жертвами внутренней инерции? Почему мы пытаемся писать, находясь в заложниках у офисов, работающих с печеньем, под контролем флуоресценции над головой и вызываемых электронными приложениями разной степени раздражения? Это действительно письмо с частичным умом, потому что наш ум находится в слишком многих разных сферах.

_________

Для написания и обсуждения:

Тенденция к милосердию и согласию и, следовательно, необходимость для мужчин нашего времени.

Автор: Англия и Уэльс. Суверен (1509-1547: Генрих VIII)
Заголовок: Знаменитая речь короля Генриха восьмого, произнесенная в здании парламента 24.декабря 37-го года правления Его Величества. Anno Dom. 1545 .: Тенденция к милосердию и согласию, и поэтому необходима для мужчин нашего времени.
Права / разрешения: Библиотека Мичиганского университета предоставляет доступ к этим закодированным и с клавиатурой выпускам произведений в образовательных и исследовательских целях. Считается, что эти транскрипции находятся в открытом доступе в Соединенных Штатах; однако, если вы решите использовать любую из этих транскрипций, вы несете ответственность за проведение собственной юридической оценки и получение любого необходимого разрешения.Если у вас есть вопросы о коллекции, свяжитесь с [email protected] Если у вас есть сомнения по поводу включения элемента в эту коллекцию, пожалуйста, свяжитесь с [email protected] Это заявление не распространяется на изображения страниц или другие дополнительные файлы, связанные с этой работой, которые могут быть защищены авторскими правами или другими лицензионными ограничениями. Пожалуйста, перейдите на http://www.textcreationpartnership.org/ для получения дополнительной информации.
Источник печати: Знаменитая речь короля Генриха восьмого, произнесенная в здании парламента 24.декабря 37-го года правления Его Величества. Anno Dom. 1545 .: Тенденция к милосердию и согласию, и поэтому необходима для мужчин нашего времени.
Англия и Уэльс. Суверен (1509-1547: Генрих VIII), Генрих Король Англии, 1491-1547.
Лондон: [s.n.], Отпечатано в 1642 году.
Тематические условия:

Речи, обращения и т.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2021 © Все права защищены.