Книга на пятьдесят оттенков темнее: На пятьдесят оттенков темнее читать онлайн

Содержание

Эрика Леонард Джеймс На пятьдесят оттенков темнее читать онлайн

Олень

18.08.2015 20:57

Скучно, занудно, длинные диалоги которые начинаешь пропускать и тд (2)

Анна

29.04.2015 19:11

Скучно, занудно, длинные диалоги которые начинаешь пропускать, 

кристина

17.03.2015 16:48

прочитала книку и посмотрела фильм и то и другое очень понравилось))

Мила

21.02.2015 21:42

Книга понравилась, прочитала на одном дыхании. Фильм понравился тоже. Сначала посмотрела фильм. Не вижу в нем пошлости, есть все- взаимоотношения, чувства, борьба двух миров. Советую посмотреть. Жду выхода 2 части.

Элена

20.02.2015 22:13

Мне очень понравилась книга, и я просто не понимаю тех, кто думает о ней как о исключетельно пошлой, и надеется увидеть в фильме нечто подобное.. Люди, опомнитесь! В первую очередь это книга о чувствах, о безысходности Кристиана, о сметении Аны, о душевных травмах и пережеваниях! Вы рассчитывали что фильм будет полон постельных сцен, а не получив ожидаемого стали нелестно о нем отзываться… В фильме должна быть драмма, романтика, чувственность, а не порно. Хотите порно? Зайдите в интернет и смотрите до бесконечности, а не обсирайте фильм!

Читала книгу не могла оторваться! Ждала презентацию фильма, в итоге пошла полное разочарование((((( фильм не понравился  

Рыжая

16.02.2015 23:26

Незнаю как вам, а мне книга понравилась.. Прочитала первую часть взахлеб, теперь еще и вторую. Пытаюсь найти полный вариант книги для онлайн чтения, но это проблематично… Хочу посмотреть фильм — возможности нету, хотя оочень интересно стало после всех этих противоречивых отзывов

Человек

16.02.2015 23:22

Мне нравится, кто нибудь смотрел фильм?

Miss exstroodinary

16.02.2015 19:02

Отвратительная книга. Зачем экранизировать такую порнографию и ставить ее на высокий уровень ? Извращенные фантазии женщины, у которой проблемы с мужчинами.

Елена

15.02.2015 18:49

Кто-нибудь уже смотрел фильм? Так же интересно, как и в книге?

Наталья

13.01.2015 00:49

А фильм кто нибудь посмотрел?

книга супер, очень понравилась!

Евгения

12.12.2014 08:28

Потрясающая серия. для меня эти книги не о сексе (хотя и о нем тоже), об отношениях. о страхах. Я благодаря им поняла свою подругу мужа которой ненавидела и боялась. А еще раскрыла свой большой секрет — я тоже боюсь любви.

Айгуль

25.11.2014 05:13

Влюбилась в книгу с первых строк!!!!

Анастасия

14.11.2014 17:57

Объясните пожалуйста что во 2-ой книге, что то я не понимаю! Это тоже самое что и в первой!

Для редактирования комментария осталось 1 минута

Эрика Леонард Джеймс — На пятьдесят оттенков темнее » Страница 62 » Каждый день читать книги онлайн бесплатно без регистрации

Я раскрываю рот, чтобы сказать что-то в свою защиту, потом закрываю, потом опять раскрываю.

— Я не флиртовала. Я просто дружески разговаривала — в этом разница.

— Не разговаривай дружески с обслугой и не флиртуй. Я этого не люблю.

Да, прощай, беззаботный Кристиан…

— Извини, — бормочу я и гляжу на свои пальцы. Весь день он не заставлял меня чувствовать себя провинившимся ребенком. А он берет меня за подбородок и приподнимает его, чтобы я посмотрела ему в глаза.

— Ты ведь знаешь, какой я ревнивый, — шепчет он.

— Кристиан, у тебя нет причин ревновать. Я телом и душой принадлежу тебе.

Он моргает, словно ему трудно это понять. Потом наклоняется и быстро целует, но без той страсти, которая охватила нас в лифте.

— Я ненадолго. Устраивайся как дома, — угрюмо говорит он и уходит. А я остаюсь в его спальне, смущенная и обалдевшая.

«С какой стати ему ревновать меня к Тейлору?» Я недоверчиво трясу головой.

Я гляжу на будильник — уже девятый час. Надо приготовить одежду на завтра, ведь мне на работу. Я иду наверх, в свою комнату, и открываю шкаф-купе. Он пуст. Вся одежда исчезла. Не может быть! Кристиан поймал меня на слове и забрал всю одежду. Черт!..

Мое подсознание сердито сверкает глазами. «Что ж, так тебе и надо с твоим длинным языком».

Почему он поймал меня на слове? Мне приходят на ум слова матери: «Мужчины так буквально все понимают, милая». Надувшись, смотрю на пустой шкаф. Там ведь были и симпатичные вещи, например, серебристое платье, которое я надевала на бал.

Я уныло бреду в спальню. Постой-ка, что происходит? Пропал айпад. Где мой «мак»? О нет! Прежде всего в голову приходит неприятная мысль, что их украла Лейла.

Я бегу вниз и возвращаюсь в спальню Кристиана. На столике возле кровати лежат и «мак», и айпад, и мой рюкзак. Все здесь.

Я открываю дверцу шкафа. Моя одежда здесь, вся, вместе с одеждой Кристиана. Когда это случилось? Почему он никогда меня не предупреждает о таких вещах?

Я поворачиваюсь. Он стоит в дверях. Лицо угрюмое.

— А, они все перенесли, — рассеянно бормочет он.

— В чем дело? — спрашиваю я.

— Тейлор считает, что Лейла проникла в апартаменты через аварийный выход. Должно быть, у нее есть ключ. Заменили все замки. Тейлор с помощниками проверили каждую комнату. Ее тут нет. — Он замолкает и проводит рукой по волосам. — Как мне хочется узнать, где она. Ведь ей срочно нужна помощь. А она ускользает от нас.

Он хмурится, и вся моя злость исчезает. Я обнимаю его. Он тоже берет меня за плечи и целует в макушку.

— Что ты сделаешь, когда ее найдешь?

— У доктора Флинна есть место.

— А что там с ее мужем?

— Он отказался от нее, — с горечью отвечает Кристиан. — Ее семья живет в Коннектикуте. Кажется, она тут совсем одна.

— Печально.

— Ничего, что все твои вещи перенесены сюда? Я хочу, чтобы мы с тобой жили в одной комнате.

Эге, быстрая смена темы…

— Хорошо.

— Мне хочется, чтобы ты спала со мной. Тогда мне не снятся кошмары.

— У тебя бывают кошмары?

— Да.

Я еще крепче обнимаю его. Мое сердце разрывается от жалости.

— Вот только я приготовлю одежду на завтра. Чтобы утром не опоздать на работу, — говорю я.

— На работу! — восклицает Кристиан, как будто это неприличное слово, и, разжав свои объятья, сердито смотрит на меня.

— Да, на работу, — отвечаю я, смущенная его реакцией.

Он глядит на меня с удивлением и гневом.

— Но Лейла — ведь она в городе. — Некоторое время он молчит. — Я не хочу, чтобы ты ходила на работу.

Что?

— Но это смешно, Кристиан. Я должна работать.

— Нет.

— У меня новая работа, и она мне нравится. Конечно, я должна пойти на работу. — «Что еще он выдумывает?»

— Нет, — сердито повторяет он.

— Ты думаешь, я останусь тут бить баклуши, а ты на своей работе будешь хозяином вселенной?

— Честно говоря, да.

«Ох, Грей, Грей, Грей… дай мне силы!»

— Кристиан, мне надо работать.

— Нет.

— Да. Надо. — Я повторяю медленно и внятно, словно ребенку.

Он хмуро глядит на меня.

— Это небезопасно.

— Кристиан, мне нужно зарабатывать себе на жизнь. Все будет хорошо.

— Нет, тебе не нужно зарабатывать на жизнь — и откуда ты знаешь, что все будет хорошо? — Он почти кричит.

Что он имеет в виду? Он намерен содержать меня? Ну, это даже не смешно. Сколько я его знаю, пять недель?

Он злится, глаза сверкают, но мне плевать.

— Ради бога, Кристиан, пойми: Лейла стояла возле твоей кровати и не причинила мне вреда. И мне надо работать, да, надо. Я не хочу зависеть от тебя. Мне нужно выплачивать ссуду на учебу.

Его губы сжимаются в тонкую линию, а я упираю руки в бока. Я намерена стоять на своем. Что он себе воображает?

— Я не хочу, чтобы ты завтра ходила на работу.

— Это не твое дело, Кристиан. Не тебе решать.

Он проводит рукой по волосам и глядит на меня. Секунды, минуты мы глядим друг на друга.

— Сойер пойдет с тобой.

— Кристиан, это лишнее. Ты ведешь себя неразумно.

— Неразумно? — рычит он. — Либо он идет с тобой, либо я действительно поступлю неразумно и запру тебя здесь.

Он этого не сделает. Или сделает?..

— Как?

— О-о, я найду способ. Не вынуждай меня на крайности.

— Ладно-ладно! — соглашаюсь я и выставляю перед собой ладони, успокаивая его. Черт возьми, Пятьдесят вернулся назад, на всю катушку…

Мы стоим, хмурясь друг на друга.

— О’кей, Сойер может завтра поехать со мной, если тебе так спокойнее, — уступаю я, закатывая глаза.

Кристиан щурится и с грозным видом делает шаг ко мне. Я немедленно отступаю. Он останавливается, вздыхает, закрывает глаза и проводит обеими руками по волосам. Ой-ой, Пятьдесят очень сильно взвинчен.

— Хочешь, я устрою тебе экскурсию?

«Экскурсию? Шутишь?»

— Давай, — с опаской бормочу я. Очередная смена темы — вернулся мистер Ртуть. Кристиан протягивает руку и, когда я берусь за нее, ласково сжимает мои пальцы.

— Я не собирался пугать тебя.

— Ты и не напугал. Я просто была готова убежать.

— Убежать? — Кристиан широко раскрывает глаза.

— Я пошутила! — О господи!

Он выводит меня из шкафа, и я с минуту стою, чтобы успокоиться. В моем теле бушует адреналин — нелегко вступать в конфликт с Греем.

Он ведет меня по квартире, показывает комнаты. Я с удивлением узнаю, что наверху, кроме игровой и трех гостевых комнат, расположены покои, где живут Тейлор и миссис Джонс, — кухня, просторная гостиная и спальни. Миссис Джонс все еще гостит у сестры в Портленде.

Эрика Леонард Джеймс — На пятьдесят оттенков светлее читать онлайн

Эрика Леонард Джеймс

На пятьдесят оттенков светлее

Мамочка! Мамочка! Мама спит на полу.

Она уже довольно долго спит. Я глажу ее волосы, ведь ей это нравится. Она не просыпается. Я трясу ее.

Мамуля! У меня болит животик. Я голоден.

Его здесь нет.

Я хочу пить.

На кухне пододвигаю стул к раковине, и пью. Вода брызгает на мой голубой свитер.

Мама все еще спит.

Мама, проснись! Она неподвижна.

Она холодная.

Я тянусь за своим одеяльцем, укрываю им маму и ложусь на липкий зелёный коврик возле нее.

Мама все еще спит.

У меня есть две игрушечные машинки. Они мчатся по полу, где спит мама.

Наверно, мама заболела.

Я иду на поиски еды. В морозильной камере я нахожу бобы. Они холодные. Я медленно их ем. Из-за них у меня разболелся живот.

Я сплю возле мамы.

Бобы кончились.

Что-то находится в морозильной камере. Оно смешно пахнет. Я лижу это, и у меня прилип язык. Я медленно это съедаю. На вкус оно мерзкое.

Я выпил немного воды.

Я играю со своими машинками, и засыпаю возле мамы.

Мама холодная, и она не проснется.

Дверь со скрипом открывается.

Я накрываю маму одеяльцем.

Он здесь.

Черт.

«Какого хрена здесь произошло? А, эта сумасшедшая, ебнутая сучка.

Дерьмо. Черт.

Уйди с дороги, малый кусок дерьма».

Он пинает меня, и я ударяюсь головой об пол.

У меня болит голова.

Он звонит кому-то и уходит. Он запирает дверь.

Я ложусь возле мамули.

У меня болит голова.

Здесь дамочка-полисмен.

«Нет. Нет. Нет!

Не трогай меня.

Не трогай меня.

Не трогай меня!

Я останусь возле мамочки!

Нет!

Держись от меня подальше!»

Леди-полисмен берет мое одеяльце и поднимает меня.

Я кричу.

«Мамочка! Мамочка! Я хочу мою Мамочку!»

Слова исчезли. Я не могу сказать ни слова.

Мама не слышит меня.

У меня нету слов.

— Кристиан! Кристиан! — Ее голос нетерпелив, вытягивая его из глубин кошмара, глубин его отчаяния. — Я здесь. Я здесь.

Он просыпается, и она склоняется над ним, схватив его за плечи, трясет его, на ее лице запечатлелась боль, синие глаза наполнились слезами.

— Ана, — его голос превратился в судорожный шепот, у него во рту вкус страха. — Ты здесь.

— Конечно. Я здесь.

— У меня был сон.

— Я знаю. Я здесь. Я здесь.

— Ана.

Он выдыхает ее имя, и это его талисман против удушливой черной паники, пробегающей по его телу.

— Успокойся, я здесь.

Она обнимает его сильнее, тепло ее тела согревает его, отгоняет тени, отгоняет страх.

Она солнце, она свет, она принадлежит ему.

— Прошу, давай не будем ссориться. — Его голос хрипит, он обнимает ее.

— Хорошо.

— Клятвы. Нерушимы. Я справлюсь. Мы справимся. — Слова льются из его уст в беспорядке волнения, смятения и беспокойства.

— Да. Справимся. Мы всегда найдем способ, — шепчет она, ее губы на его губах, заставляя его замолчать, возвращая его в настоящее.

Я смотрю вверх сквозь просветы в плетеном зонтике на самое синее небо, по-летнему синее, цвета средиземноморья, с довольным вздохом.

Кристиан рядом со мной, протянулся на шезлонге.

Мой муж — мой горячий, красавчик-муж, без рубашки, в обрезанных джинсах — читает книгу о грядущем крахе системы банков запада. Судя по всему это увлекательная книга. Я никогда ранее не видела чтобы он так неподвижно сидел. Он сейчас больше похож на студента, чем на новоявленного исполнительного директора одной из самых крупных частных компаний в США.

В конце нашего медового месяца, мы отдыхаем на пляже под солнцем, в местечке под названием «Бич Плаза» Монте-Карло[1] в Монако, хотя практически и не были в самом отеле.

Я открываю глаза и любуюсь «Fair Lady» стоящей на якоре в гавани.

Мы остаемся, конечно, на борту роскошной моторной яхты. Построенная в 1928 году, она величественно плывет по воде, как королева среди всех яхт гавани. Она выглядит как заводная игрушка ребенка. Кристиан любит ее, и я подозреваю, что он соблазнился ее купить. В самом деле, мальчики и их игрушки.

Сидя спиной, я слушаю микс Кристиана Грея на моем новом айподе и дремаю в предзакатном солнце, лениво вспоминая его предложение…

О, его сказочное предложение в эллинге.[2]

Я почти могу почувствовать аромат луговых цветов…

***

— Можем мы пожениться завтра? — тихо шепчет мне на ухо Кристиан.

Я растянулась на его груди в цветочной беседке в эллинге, насыщенная нашими страстными любовными ласками.

— Хм.

— Это значит да? — Слышу я его затаенную надежду.

— Хм.

— Нет?

— Хм.

Я чувствую его улыбку.

— Мисс Стил, вы невменяемы?

Я улыбаюсь, — хм.

Он смеется и крепко обнимает меня, целуя верхушку моей головы.

— Вегас завтра — то что надо.

Я сонно поднимаю голову.

— Я думаю, что мои родители были бы не довольны.

Он нежно ласкает кончиками пальцев по моей голой спине.

— А что бы ты хотела, Анастейша? Вегас? Большую пышную свадьбу? Скажи мне.

— Не большую… Только друзья и семья. — Я смотрю с волнением и тихой мольбой в его светящиеся серые глаза.

Чего он хочет?

— Хорошо. — Кивает он.

— Где?

Я пожала плечами.

— Можем ли мы сделать это здесь? — Спрашивает он неуверенно.

— Твоим родственникам понравится это место? Они не будут возражать?

Он фыркает.

— Моя мать была бы на седьмом небе.

— Хорошо, здесь. Я уверена, что и мои мама и папа предпочли бы это.

Он гладит мои волосы.

Могу ли я быть счастливее?

— Итак, мы решили где, теперь — когда.

— Конечно, ты должен спросить свою мать.

— Хм. — Кристиан улыбается шире. — У нее месяц, на это все. Я хочу тебя слишком сильно, не могу ждать дольше.

— Кристиан, я твоя.

— Ты была моей на время. Ну ладно — месяц.

Я поцеловала его грудь, мягко и целомудренно, и улыбнулась ему…

***

— Ты сгоришь, — шепчет мне на ухо Кристиан, напугав меня от дремоты.

— Только для тебя. — Я улыбаюсь ему своей лучшей улыбкой.

Ближе к вечеру солнце сместилось и я полностью его лучах. Он ухмыляется и одним быстрым движением тянет мой шезлонг в тень от зонтика.

— Это солнце Средиземноморья, миссис Грей.

— Спасибо вам за ваш альтруизм, мистер Грей.

— Пожалуйста, миссис Грей, и я совсем не альтруист. Но если вы сгорите, я не смогу прикоснуться к вам. — Он поднимает брови, его глаза сияют весельем и мое сердце расширяется. — Вы знаете, я подозреваю, что вы смеетесь надо мной.

Читать дальше

Э. Л. Джеймс «Пятьдесят оттенков»

Писать отзывы на такие, с позволения сказать, книги (и само ощущение от их чтива весьма на это схоже) — все равно что заходить в море с илистого, топкого, пустынного и крайне неприветливого берега. -Страшно неуютно, боязно и муторно… Но как сильно пленит волшебная магия близкой воды, — столь сильно давит на потенциального читателя/покупателя эта трилогия, главной изюминкой которой стал неуклюжий стиль, нарочитый плагиат персонажей С. Майер (которую в свою очередь невозможно назвать оригинальной) и скандальная репутация этой писанины из рубрики «проза в стол» в дебатах журналистов и сексологов.

Сия бесконечная сага начинается со столь милых сердцу автора подробностей… -Автора одиозного, обласканного благожелательной критикой и умиленного слезами скорого признания… -Это множественные благодарности (далее слегка утрирую на свое усмотрение) «…внимательному боссу, маме, папе, котику Мурзику, собачке Тоббику из далекого и славного детства, кои меня вдохновили на это со всех сторон стремное мероприятие. Причем, я аж так сильно увлеклась — что как-то сама собой вышла целая Трилогия, — каждый том по 500 страниц очень смелых, но увы отнюдь не оригинальных фантазий…»

И здесь, по праву адекватной аналогии (по своей лит-ценности/посылу для читателя), очень хочется поставить условным скрином/фрагментом песнь о Любви С. Шнурова, которая по моим личным ощущениям как нельзя ярче отражает концепт этого английского автора-графомана. «…Напишу припев попроще, чтобы пели даже тёщи (Оппа!): Ты моя, ты моя самая любимая! Ты моя, ты моя самая любимая! Ты моя, ты моя самая любимая!..» -Вот эта непритязательная теза бежит очередной неоновой рекламной строкой по всем трем частям, изящно закольцовывая эту сагу в одно целое. Ибо как еще можно трактовать эту душещипательную историю двух влюбленных разного темперамента и соц-статуса. Одна — неуверенная в себе до перманетного отторжения закомплексованного подростка, юная «журналистка» из студенческой газеты (вынужденная замещать подругу дабы познакомиться по воле буйной фантазии автора со своей Мечтой) . Другой — крайне оригинальный, холеный и окончательно заевшийся промышленный магнат, — красавец эстра класса, — с неподражаемым апломбом сидящий на верху своей мега успешной финансовой пирамиды (любезно согласившийся эту самую Мечту воплотить в реалиях). И да, их пара слишком оригинальна в своих изощренных стремлениях/эротических фантазиях сабмиссива и доминанта, чтобы статично быть похожими на других. А страсть так сильна и велика, что нужно непременно бросить претензионный вызов всем и вся… Финал которого (то бишь вызова!) можно в ключе адекватного спойлера, — Не читайте! Не покупайте! Не тратьте свое время, не поддавайтесь на провокации! — свести к следующему. Потихоньку остыв и устав от своих брутальных, пленительных любовных забав в роскошных апартаментах Мистера Мечты, юная мадемуазель аж к концу третьего тома, под Alter ego своего неусыпного «Аааах!» вдруг совершенно внезапно понимает, как она сильно и по-Настоящему влюблена!.. Настолько сильно, что спасти своего не вполне психически здорового возлюбленного представляется ей делом первостепенной важности. Примерно таким же, как автору этого безумного текста видятся нескончаемые перспективы всех оттенков Серого. И под чудесным лейблом «To be continued» являют себя миру «На 50 оттенков темнее», «50 оттенков свободы»… С замиранием сердца и неподдельным любопытством жду очередные 500стр. «Серый, только серый и ничего кроме Серого»… Возможно, только Им можно адекватно верно подчеркнуть значимость этой прозы/бесконечных талантов автора. И да, не скрою: многие диалоги/раздумья персонажей выписаны таким безрассудным ребяческим стилем, что читать подобные вещи можно только на грани ироничной улыбки/неизбежного стёба.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
– Я буду чай… «Английский завтрак», пакетик сразу вынуть.

Грей поднимает брови.

– А кофе?

– Я его не люблю.

Он улыбается.

– Хорошо, чай, пакетик сразу вынуть. Сладкий?

На мгновение ошарашенно замолкаю, сочтя это ласковым обращением. Но подсознание, поджав губы, возвращает меня к реальности. Идиотка, он спрашивает, сахар класть или нет?

После таких очаровательных предложений (а это еще далеко не финал нелепицы и абсурда) потихоньку начинаешь жалеть автора; потом сильнее — себя; а потом в мучительном желании пролистать пол книги, все же кое-как добиваешь эту вещщщь до конца. Хотя справедливости ради здесь нужно отметить: автор то тут/то там блещет знанием в области классики британской лит-ры, латыни, античных богов… -Все это она, правда, применяет по тексту с грацией восторженного неуклюжего щенка, — но в ключе данной прозы и это можно счесть за диво эрудиции.

Здесь все мои рекомендации весьма условны. Социологам, журналистам, аналитикам, — дабы в ключе своих профессий объективно понимать устройство современного мира, — увы и ах этот эпик придется читать обязательно. В эту категорию еще бы от себя добавила PR менеджеров и маркетологов, — на примере этого коммерческого продукта английской писательницы/ультра фантазерки весьма наглядно и недвусмысленно можно отследить: как взорвать все рейтинги/топы мега успешных продаж. Остальным категорически не советую! И соб-но даже не по той причине, что данная книга не поможет вернуть яркость и свежесть угасающей страсти, — это то, что совершенно неправдоподобным и нелепым лейблом завлекательно обещает аннотация… А скорее по той банальной причине, — и здесь уже отчетливо прослеживается вредительство автора, — что к концу третьего тома можно просто окончательно отупеть и отчасти разучиться читать серьезные вещи из сегмента классической литературы. Смею предположить, что британским/европейским женщинам до смерти надоело их Эмансипе, — которое они с бестолковой глупостью обжористого ребенка пытались навязать всему миру под забористую патетику очередной марсельезы. -И вероятно в неустанных поисках новой роскошной гламурной игрушки как раз и сочиняются такие сумбурные, сбивчивые и крайне нелепые книги, — целиком и полностью оторванные от действительности, здравого смысла и адекватных жизненных ориентиров.

Еще немного конструктивной критики по поводу одноименной нашумевшей экранизации, — в частности того смелого заявления-претензии к режиссеру, что мол не дораскрыл психологию/переживания персонажей… -Отчасти советую эту ленту тем, кто любит смазливые личики/слезливые истории из категории «Б». Ибо как можно пропустить мимо себя такое очаровательное создание с подачи Дакоты Джонсон, — вечно спотыкающееся/заикающееся и одновр-но соблазнительно-бессовестное (как и ее знаменитая мама Мелани Гриффит). И ее обольстительного бойфренда «по контракту» в исполнении Джейми Дорнана, — чудесного мастера на все руки: он и профессионально пилотирует вертолет; и великолепно наигрывает классику на рояле при свете звездной ночи; и все такое остальное-прочее, — о чем ни в коем случае не говорят, а лишь томно вздыхают с подружками в задушевных беседах…

PS А по поводу претензии к одноименной ленте, — каюсь: стоически одолела все три части, — скажу кратко/внятно/по существу (и здесь такая же оценка книге/фильму): Пустоту пустотой не испортишь…

На 50 оттенков темнее: краткий пересказ (19-22)

Последний пост обзора книги «На 50 оттенков темнее», которая продолжает историю книги «

«.

Этот пост является продолжением цепочки постов:


В прошлых главах Кристиан сделал предложение Анастейше. Ана сказала, что подумает. Ана вручила Кристиану подарок на его будущий день рождения, но велела пока не открывать. В конце 18 главы выяснилось, что вертолет Кристиана пропал без вести.
На 50 оттенков темнее: Глава 19

Анастейша находится в ступорном состоянии. Она смотрит на огонь и вспоминает различные цитаты Кристиана. Она как-бы ведет с ним внутренний диалог и понимает, что готова на все, лишь-бы он был жив. На заднем плане слышны новости, что Мистер Грей пропал. Возле дома собрались журналисты, а по дому ходят копы и задают вопросы.

Вечер. В дверях появляется весьма грязный, но живой Кристиан. Мать Кристиана принимается его расцеловывать. Все рады, но не понимают, что случилось. Кристиан поведал историю о том, что он летел со своей помощницей над горами, когда у них начал дымиться хвост вертолета. Он смог посадить летательный аппарат в низину, но там не было связи, так еще и на телефоне села батарейка и GPS не воспользоваться. Они пол дня бродили по лесу пока не вышли к дороге, где их подобрал грузовик.

Все ушли, кроме Аны. Их диалог с Анастейшей сводится к тому, что Кристиан не понимает, как все переживали за него. Его страхи, что его никто не любит, доходят до абсурда.

Наступает полночь, а это значит, что формально день рождения Кристиана. Ана говорит, чтобы он открыл подарок, врученный ему ранее. В корочке оказался брелок с надписью «да». Анастейша выйдет замуж за Кристиана Грея.

На 50 оттенков темнее: Глава 20

Кристиан понимает, что ее ответ был с ним еще до встречи с Доктором Флином. Кристиан затаскивает Ану в душевую кабинку и включает воду. Промокшая Ана затягивает к себе Кристиана и они оба мокрые в одежде целуются. Раздеваются и происходит легкая эротическая сцена, на фоне которой Ана прикасается к Кристиану в запретных зонах, где он боится прикосновений, но Кристиан терпит. Эта сцена показывает доверие друг к другу.

Наступает утро и Ана вспоминает о Хосе, который ночует у них, но о нем забыли. Анастейша идет на кухню, где как-раз Хосе собирается уезжать. Хосе спрашивает: все серьезно у вас, и Ана говорит, что да. Приходит Кристиан и у них с Хосе впервые возникает довольно дружелюбная беседа. Хосе уезжает.

Ана предлагает покончить со страхами Кристиана перед комнатой, где она его бросила и спустится туда, заняться чем-то грязным.

«Ненасытная сексуальная маньячка.» — Кристиан Грей. Кристиан берет Ану за руку и ведет за собой.

На 50 оттенков темнее: Глава 21

Кристиан уточняет, уверенна ли Ана, что она готова к чему-то большему? Ана говорит, что да. Кристиан спрашивает, чего желает Анастейша. Ана говорит, что пусть случится то, что пожелает именинник. Кристиан раздевает Ану, но оставляет на ней свой длинный галстук, который свисает до самых бедер.

«Я твой любовник, Ана, а не господин.» — Кристиан Грей.

Кристиан застегивает наручники за спиной Аны на ее руках. Ана понимает, что в ней больше нет страха. Она больше не боится Кристиана ни капли. Кристиан надевает на Ану маску, которая не дает ей видеть, что происходит.

«Скоро ты станешь моей женой, и я буду владеть тобой… Любить и беречь. Я боготворю тебя.» — Кристиан Грей.

Автор играет понятиями разврат/извращение и романтика/любовь. Создает повествовательный коктейль эмоций, которые трудно разделить на черное и белое. После эротической сцены Кристиан уходит разобраться с делами. Анастейша пишет ему письмо с подписью «твоя невеста».

Звонит телефон. Это отец Аны. Кристиан таки позвонил ему, просить руки его дочери. Кристиан так старомоден на счет традиций. Рэй уточняет, знает ли Ана, что она делает? Ана говорит, что да и получает благословение отца. Далее Ана звонит матери. Автор долго описывает разговоры, но таки Ана получает и ее благословение.

И вот уже полный дом гостей. Кристиану не терпится рассказать всем о их помолвке. Тут приходит Кейт. По ее лицу видно, что что-то не так. В руках у Кейт листок бумаги.

Кейт закрывает дверь и поворачивается ко мне.

— Что это за дрянь? — машет листком бумаги.

Ничего не понимая, я беру его в руки и быстро пробегаю глазами. У меня пересыхает во рту. Черт побери!»

У Кейт распечатка писем их переписки с Кристианом из первой книги, когда они обсуждали злосчастный контракт.

На 50 оттенков темнее: Глава 22

Последняя глава книги. Сейчас все закончится.

Ана встает на защиту Кристиана и нападает на Кейт. Такого Кейт никак не ждала. Ана говорит, что это не ее дело и чтобы она забыла об этом всем. Далее Кейт узнает, что они помолвлены и сегодня всем сообщат об этом.

Кейт успокоилась и обещала никому не говорить, если Ана счастлива. Кристиан и Ана выходят к гостям, приглашенным на день рождения Кристиана. Кристиан просит внимания и говорит, что Ана согласилась стать его женой. Ана смущенна, но злая гримаса не ясно зачем пришедшей мисс Робинсон повысило Ане настроение.

Куча народу, все поздравляют. Семья Кристиана обнимает Ану. Когда суматоха утихла Мия забирает Ану и говорит, что то знакомство с Итаном, которое устроила им Ана оказалось очень интересным, но она не знает, что делать далее. Подумать только, еще недавно Ану никто и за руку не держал, а сейчас она главный эксперт в отношениях. Анастейша переправляет Мию к Кейт, так как та любит давать советы.

К Ане подходит мисс Робинсон. Елена затевает разговор, к которому шел весь сюжет этой книги. Елена считает, что только с ней Кристиан будет счастлив, а Ана в ее понимании серая мышь, которой нужны деньги. Напряженный разговор и грубости в адрес друг друга почти перерастают в драку. Во время появился Кристиан и встал на защиту Аны.

«Ты научила меня трахаться, Елена. Но это все пустое, как и ты сама.» — Кристиан Грей.

«— Вон из моего дома!!!» — прерывает беседу мать Кристиана. О, нет, она все слышала. Грейс подходит к Мисс Робинсон и, назвав ее шлюхой, дает ей пощечину со всей силы, что была в ее руках. Елена уходит, а Грейс забирает сына на разговор наедине.

Ана идет в комнату Кристиана и думает о их проблемах, но на этот раз ее настрой мыслей боевой. Она больше не ищет к чему-бы придраться и что не так с Кристианом, она заступается за него перед собой. Она защищает его, как он встал на защиту ее перед Еленой. Так и должны думать настоящие влюбленные. Ана выходит из комнаты, где встречает Кристиана. Он расстроен тем, что его мать узнала.

«Давай посидим?» — спрашивает Ана и оба садятся на ступеньки.

«Глубоко в душе я знаю, что всегда буду принадлежать ему, а он всегда будет мой. Мы с ним уже прошли часть трудного пути, впереди у нас еще много преград, но мы созданы друг для друга. Мы обречены быть вместе.» — Анастейша Стилл. Повествование обрывается. Нам преподносят флэшбек.
Недалекое прошлое

Неизвестный озлобленный тип целится в вертолет Мистера Грея. Он радуется тому, что подбил его. Он ненавидит Грея и его власть и деньги. И вот нас переносят в настоящее. Озлобленный неизвестный психопат подкрадывается к дому Греев. По традиции, последние строки цитирую:

Он устраивается удобнее. Похоже, ночь будет долгой… Но он останется, будет наблюдать и ждать. Он снова глубоко затягивается красным «Мальборо». Его время придет. Очень скоро.

__________

Как мы понимает концовка в стиле «ждите 3 книгу». Вторая книга в разы легче первой, но это может быть и затишьем перед бурей. Если автор затеяла писать трилогию и хотела сделать 3 книгу самой напряженной, то вторую она сделала легкой для контраста. Если руки дойдут, то в скором времени начнем разбирать 3 книгу. Чтобы понять степень сокращения текста, на одну главу у меня уходит примерно час/полтора времени.

Книга «На пятьдесят оттенков темнее» из серии Пятьдесят оттенков 2

Год: 2012

Страниц: 118

Издатель: Эксмо

ISBN: 978-5-699-59016-2

Город: Москва

Переводчик: Гилярова И. Н.

Статус: Закончена

Добавил: Admin 10 Ноя 12 Проверил: Admin 10 Ноя 12 События книги

Формат:  FB2, ePub, TXT, RTF, PDF, HTML, MOBI, JAVA, LRF

КУПИТЬ
ЧИТАТЬ онлайн фрагмент книги для ознакомления
СКАЧАТЬ фрагмент книги

Рейтинг: 5.0/5 (Всего голосов: 3)

краткое содержание. Э.Л. Джеймс, На 50 оттенков темнее

Сегодня серия романов Эрики Леонард Джеймс имеет огромную популярность. Продаваемость первой книги серии обогнала «Гарри Поттера», лидировавшего до этого. Данная статья будет посвящена второй части серии — «На пятьдесят оттенков темнее». Краткое содержание мы рассмотрим особенно подробно.

О книге

Этот эротический роман был написан в 2012 году как продолжение книги «50 оттенков серого», которому в рекордно короткие сроки ему удалось стать бестселлером. Книга «На пятьдесят оттенков темнее» получила не меньшую популярность, чем первая часть серии. История продолжения отношений миллиардера и «золушки» не оставила равнодушными всех тех, кто успел прочитать о начале их романа. Страсть, откровенные эротические сцены, сложные взаимоотношения и привлекательные герои – что может быть лучше для приятного времяпрепровождения?

«На пятьдесят оттенков темнее»: краткое содержание. Главы 1 – 2

Ана и Кристиан Грей встречаются после долгого расставания, которое было в тягость обоим. Главный герой встречает возлюбленную после работы и везет ее к вертолетной площадке. Ана не расположена к общению и чувствует себя неуютно, однако Кристиан ведет себя беззаботно и радушно. Герои прилетают на фотовыставку, где среди прочих работ есть и фотографии Анастейши, сделанные Хосэ. Кристиан покупает все фотографии с Аной.

Герои решают серьезно обсудить свои отношения и отправляются в ресторан. Но попытка заканчивается непониманием и взаимными обидами. По дороге домой Кристиан пытается выяснить, нравится ли Ане традиционный секс или она предпочитает «игры» с ним, что ей ближе? Ана признает, что простой секс не так интересен, как отношения, предложенные Греем. Тогда Кристиан предлагает начать все заново. Ана соглашается.

Главы 3 – 4

Неторопливо разворачиваются события романа «На пятьдесят оттенков темнее». Краткое содержание третьей главы начинается с описания привычной жизни Аны. Отношения с Кристианом вернулись в прежнее русло. Спокойное течение жизни прерывается приходом на работу к героине женщины. Незнакомка внимательно рассматривает Анастейшу и, не сказав слова, уходит. Ана считает, что эта невзрачная и неухоженная незнакомка знает Кристиана.

Ана отправляется в бар на корпоративный вечер, откуда ее забирает Кристиан. Влюбленные идут за покупками, героиня начинает готовить ужин. Но в процессе готовки Ана соблазняет Кристиана, и он уводит девушку в спальню.

Под утро Анастейша просыпает от кошмара, в котором фигурирует странная незнакомка. Девушка рассказывает о случившейся встрече на работе Кристиану. Мужчина говорит, что нежеланную гостью зовут Лейла, три года назад она была его рабыней, но они расстались. После Лейла была два года замужем, но решила снова привлечь внимание Кристиана.

Герой везет Ану в салон красоты. Здесь она видит блондинку, с которой беседует Грей. Это мисс Робинсон – женщина, когда-то совратившая молодого Кристиана.

Главы 5 – 6

Начинает активно разворачиваться сюжет романа «На пятьдесят оттенков темнее» (краткое содержание мы рассматриваем). Ана хочет уйти, ей неприятна встреча с Робинсон. Кристиан получает известие о том, что Лейла после недавней смерти бойфренда не в себе. Поэтому Анастейше угрожает опасность, ей лучше пожить в доме Грея.

Отношения Аны и Кристиана становятся романтичными и обычными. Но девушку не покидают ревнивые мысли о мисс Робинсон. Однажды Кристиан предлагает Ане отправиться на аукцион-маскарад. Наступает вечер, пара едет на раут. Мистера Грея фотографируют с его девушкой. Начинается аукцион, Анастейша просматривает списки участников события и замечает имя Елены Робинсон. Разозлившись, она делает ставку, которая тут же принимается. И вот неведомая вещь приобретена.

Главы 7 – 8

Продолжаем описывать события романа «На 50 оттенков темнее». Краткий пересказ 7 главы можно начать с момента, когда Ана оказывается лотом на аукционе вместе с другими приглашенными дамами – на кону танец с ними. А все полученные деньги уйдут на благотворительность. Начинаются торги, и Кристиан выигрывает, предложив сумму в 100 тысяч долларов.

Грей показывает Ане комнату, где прошла его юность. Разумеется, не обходится без постельной сцены, после которой пара возвращается к гостям. Анастейша танцует с психиатром Кристиана и пытается выведать что-нибудь о своем возлюбленном, но это ей не удается. Девушке становится все интереснее, какие тайны скрывает прошлое мистера Грея. Некоторую завесу тайны приоткрывает разговор с отцом Грея: когда мальчика усыновили, тот совсем не говорил. Ана получает письмо от Робинсон, в котором та предлагает встретиться.

Пара возвращается домой, но ночью в здание пробирается Лейла. Кристиан в спешке увозит Ану в мотель.

Лишен возвышенности и одухотворенности роман «На пятьдесят оттенков темнее». Эрика Леонард Джеймс изображает более привычные для современного времени сцены. Так, герои обсуждают проблему нежелательной беременности, которой не хотят оба. В результате Кристиан берется устроить Ане консультацию с гинекологом.

Главы 9 – 10

Ане хочется узнать о прошлом главного героя романа «На 50 оттенков темнее». Краткий пересказ продолжается тем, что Кристиан все-таки рассказывает кое-что о своем детстве. Когда его мать умерла, он провел с ее мертвым телом 4 дня. И что ее сутенер, возможно, и есть настоящий отец мистера Грея.

Пара отправляется на морскую прогулку. Ана задумывается о том, что вскоре Кристиану надоест подобная романтика, ему захочется прежних отношений. Поэтому вечером она спрашивает, не надоела ли ему такая жизнь. Но Кристиану в новинку подобное, и пока ему все нравится.

Они возвращаются в дом Кристиана, Анастейша предлагает сыграть на бильярде. Если выиграет она, то мужчина покажет ей свою комнату для «игр», а если он, то девушка исполнит любое желание. Ана проигрывает.

Главы 11 – 12

На волнующем моменте обрывается предыдущая глава романа «На пятьдесят оттенков темнее». Желание Кристиана – отшлепать Ану, а потом заняться сексом на бильярдном столе.

На следующий день Ана вновь получает письмо от Робинсон, которое передает Кристиану. Девушка все еще живет в доме Грея – Лейлу пока не поймали. И вот однажды вечером мисс Робинсон приезжает сама. Ана подслушивает разговор женщины и Кристиана. Оказывается, Робинсон шантажируют, Грей обещает найти негодяя.

На следующий вечер брат Кристины (подруги Аны), который живет сейчас в квартире Стилл, приглашает девушку и ее возлюбленного на ужин. Анастейша поднимается в одиночку, идет за Итаном в свою квартиру. Там ее встречает Лейла с револьвером в руках.

Главы 13 – 14

Очень интересно и захватывающе строит сюжеты своих книг Э. Л. Джеймс. «На 50 оттенков темнее» не стал исключением из этого правила. Под дулом пистолета Ана пытается тянуть время до прихода Кристиана. Мужчина входит, и Лейла, которая не в силах сопротивляться его повелительному тону, падает на колени. Ану уводят охранники, и она вместе с Итаном напивается в соседнем баре. Оттуда она видит, как Кристиан выносит на руках Лейлу и куда-то увозит.

Кристиан делает Анастейше предложение, девушка говорит, что ей надо все обдумать.

Главы 15 – 16

Ана узнает причину фобии Кристиана к прикосновениям – сутенер его матери часто бил его и тушил об его тело окурки, любое прикосновение становилось болью для ребенка. Прежде чем ответить Грею на предложение выйти замуж, Ана решает поговорить с его психиатром.

На работе к девушке пристает ее босс, об этом узнает Кристиан. И вот начальник уже не работает в фирме.

Продолжаем озвучивать краткое содержание («Пятьдесят оттенков темнее»). Ане удается проникнуть в комнату Кристиана для «игр». Возлюбленный сопровождает ее и отвечает на возникающие вопросы. После посещения комнаты пара отправляется в спальню. Анастейша становится более решительной и начинает претендовать на роль доминирующей.

Главы 17 – 18

Продолжают разворачиваться события романа «На 50 оттенков темнее». Краткое содержание по главам становится интересней. Ана получает место своего бывшего начальника и становится главным редактором. Она спрашивает у Кристиана, не он ли поспособствовал ее назначению, но мужчина в таком же недоумении, что и девушка. С новой должностью пришли и новые обязанности, и главная героиня проводит много времени на работе.

Кристиан договаривается о встрече Аны с его психиатром (Флином) и отвозит ее. Доктор объясняет многое в поведении своего пациента, рассказывает о его озлобленности и ненависти к самому себе. Но встреча с Аной во многом изменила его, и теперь девушка может помочь своему возлюбленному избавиться от психологических проблем. Таким интересным и сложным преподносит своего героя Э. Л. Джеймс. «На 50 оттенков темнее» — книга, открывающая многие душевные переживания и детские травмы Кристиана.

Грей и Ана выбирают себе дом на берегу моря. Вечером влюбленные празднуют назначение Анастейши на новую должность. На следующий день на работе девушка не может дозвониться до Кристиана. А позднее ей сообщают о том, что связь с его вертолетом пропала сразу после вылета.

Главы 19 – 20

Все более напряженным становится сюжет «На пятьдесят оттенков темнее». Джеймс Эрика Леонард не скупится на сильные чувства и волнения. Ана волнуется, но вечером Кристиан возвращается – самолет потерпел крушение, но пассажирам удалось выжить. Наступает полночь, а значит, день рождения мистера Грея. Анастейша вручает ему подарок и просит открыть, в коробочке обнаруживается брелок, на котором написано «Да». Девушка согласна на брак.

Главы 21 – 22

Подходит к концу произведение Э. Джеймс «На 50 оттенков темнее». Кристиан просит у родителей Анастейши благословить их брак, те соглашаются. В доме собираются гости, вот-вот начнется празднество, на котором все должны узнать о предстоящей помолвке.

Появляется Кейт и приносит письма, в которых она и Грей обсуждали контракт (об этом рассказывается в первой книге серии). Девушка обвиняет Кристиана. Но Ана встает на защиту любимого и рассказывает подруге о помолвке.

Анастейша и Кристиан выходят к гостям, собравшимся на день рождения мистера Грея, и объявляют о своем намерении пожениться. Ана несколько смущается, но недовольство мисс Робинсон поднимает ей настроение. Будущие супруги принимают поздравления от гостей.

Елена Робинсон подходит к Ане и говорит о том, что только с ней Кристиан может быть счастливым. Взаимные обвинения перерастают в бурную ссору, которую прерывает появление Грея.

Книга заканчивается тем, что расстроенные Анастейша и Кристиан сидят на ступеньках дома, и каждый думает о своем.

На пятьдесят оттенков темнее (Fifty Shades, # 2) Э.Л. Джеймс

Да, я продолжил серию. Почему ты спрашиваешь? Почему, когда я так сильно презирал «Пятьдесят оттенков серого», я поступил так с собой?

Да ведь для веселья коэффициент , конечно! Плохое письмо вызывает у меня головокружение, потому что я гораздо лучше умею быть ужасно осуждающим критиком , чем я… ну, почти все остальное. Чтение таких ужасных книг на самом деле приносит в мою жизнь определенную радость. К тому же несколько человек сказали мне, что не могут дождаться моих рецензий на вторую и третью книги «Пятьдесят».Увы, вот и я. К сожалению (для меня), Fifty Shades Darker был не так плох, как его предшественник. Не поймите меня неправильно, это все равно было ужасно, но вызывающая ярость злость первого здесь не была такой сильной. Или, может быть, у меня появился иммунитет. Как бы то ни было, это все еще плохо, и мне все равно будет очень весело писать об этом. Первая часть этой серии так разозлила меня, что я с трудом мог написать внятный обзор. На этот раз я буду использовать больше исходного материала (но не волнуйтесь, гифки все равно будут).

Самое первое предложение:
«Он вернулся. Мама спит или снова заболела».

Моей реакцией на это предложение был смех.

Мы начинаем с пролога Кристиана Грея, испытывающего ночной ужас по поводу детских воспоминаний. Я просто не мог удержаться от смеха, когда сутенер его мамы угостил меня шестью фразами: «Ты идиотская сука». подряд.

После пролога мы снова в голове Анастасии (хорошо, что там есть место для нас).Мы рассматриваем главу о том, как она погрязла в депрессии и жалости к себе, когда истощалась, потому что Кристиана нет, чтобы напомнить ей, что еда — это фундаментальный аспект выживания. Мы также познакомились с новой работой Аны в SIP, небольшой издательской компании, и с ее новым начальником. Мистер Джек Хайд.

Мистер Хайд? Действительно?


Psst! Он злодей! Для это тоже не очевидно. Полный сюрприз.

После того, что кажется довольно щедрым нытьем со стороны Аны, она и Кристиан снова вместе.Ура! Все это злобное физическое насилие забыто. Их воссоединение тоже так мило. Кристиан спрашивает Ану, почему она не сдержалась в разгар его нападения (которое произошло в конце первой книги), и она признает, что была потрясена и просто … забыла. Назовите меня сумасшедшим, но для меня это понятно. Вы не привыкли к этому наказанию по обоюдному согласию (не говоря уже о том, что вы никогда не давали на это явного согласия), а ваш мужчина злобно превращает вашу задницу в кусок сырой говядины, и вы забываете, что есть легкий выход. из этого.Я понимаю. Кристиан, не очень. Он спрашивает, как он собирается ей снова доверять. А Ана? Она извиняется.

Я разозлился, когда это прочитал? Черт, да, но, к счастью, дело пошло по-другому. Ана как бы начинает постоять за себя, и Кристиан начинает понимать, что он полный дурачок, и, возможно, ему стоит смягчить это. Здесь история для меня изменилась. Он перешел от тотального возбуждения гнева (как в первой книге) до непонятного веселья.Я думал, что первая строчка хороша, но для сравнения такие строчки — чистое комедийное золото:

«Я хочу тебя, и мысль о том, что кто-то другой владеет тобой, подобна ножу, крутящемуся в моей темной душе».

О мой , это мужчина моей мечты. Он без ума от картофеля фри и , он произносит худшие романтики по эту сторону романа Николаса Спаркса.

Сексуальные сцены более сдержанные по содержанию, но они также крайне ограничены по содержанию.То же самое происходит каждый раз; Кристиан бросает на Ану «взгляд», во время которого его глаза темнеют (у него может быть серьезное заболевание глаз), хочется «лужи в животе», происходит некоторое раздевание, затем дразнить соски, он дует, сосет, кусает, лижет, что угодно , и она обычно довольно пассивна, за исключением ее вращающихся бедер, которые когда-то были «захвачены его крутым ванильным заклинанием» (я не мог придумать это дерьмо), а затем … Ана взрывается.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: графическая визуальная интерпретация секса Кристиана и Аны (см. Спойлер) [ (скрыть спойлер)]

Да, и она явно теряет сознание после каждого оргазма.Почему это происходит? У нее может быть анемия. Она должна проверить это.

Но была одна действительно грубая сексуальная сцена. Сцена с мороженым. Кристиан облил Ану мороженым, а я подумала: «Фуууу!» потому что я действительно ненавижу липкость сладких продуктов на любом участке моего тела, и можете ли вы представить, как это дерьмо попадает вам в волосы? (Ой, тише). Как бы то ни было, дело не в этом. Дело в том, что это звучит неправильно: «Он опускается ниже и начинает есть мороженое у меня в животе… «

Это чума зомби! Он получил пятьдесят! Это пятьдесят оттенков внутренностей !!

БЕГАЙТЕ ЗА ЖИЗНЬЮ !!!

Ааа кто, где я был? Ах да, секс. Скучный. Еще скучнее, чем в первой книге, потому что почти для каждой сцены используются одни и те же формулировки. А поскольку сексуальных сцен много, я испытал не менее 15 случаев дежавю. Даже мой внутренний голос казался скучающим; «Он скользит пальцами и кружится, бла-бла бла , эрекция впивается в мое бедро, yadda yadda, не забудьте забрать молоко в магазине завтра… «

С утомительно повторяющимся письмом, вероятно, было бы немного легче справиться, если бы не тот факт, что большая часть его использовалась для выражения мыслей о том, что, несомненно, является самым глупым персонажем в истории литературы. Ана — умственный карлик. Дело не в ее выборе, а в ее неспособности понять даже самые простые концепции. Думаю, моя любимая демонстрация была во время благотворительного аукциона, который устраивали родители Кристиана. Один из «бывших подлодок» Кристиана (бывший покорный для тех, кто не в курсе * подмигивает *) бродит вокруг, очевидно вооруженный и стреляющий в Ану.Или Кристиан. Мы никогда не знаем наверняка, но в любом случае из-за этой угрозы Кристиан нанял больше охранников. У Тейлора, главного телохранителя Кристиана, теперь есть трое парней под его командованием, и все четверо разъезжают по группе, следя за мисс Смолл, Дарк и Натси. После просмотра фейерверка (во время которого Ана была в ужасе, как гребаная четырехлетняя девочка), меня угостили этим обменом:

Christian: «Останься со мной на минутку. Тейлор хочет, чтобы мы подождали, пока толпа разойдется.«
Ана: (думает) О.
Христианин: «Я думаю, что этот фейерверк, вероятно, состарил его на сто лет».
Ана: «Разве он не любит фейерверки?»

Но это даже не самое лучшее. Самое приятное — это реакция Кристиана:

«Кристиан нежно смотрит на меня и качает головой, но не уточняет.»

Мне было очень трудно не представить, что приходило в голову Кристиану.Ты знаешь о чем я говорю. «О, дорогая, это хорошо, что тебе жарко. Иначе я бы взял тебя прямо сейчас в Чарли Танго и вытолкнул куда-нибудь через Спейс-Нидл».

Были, конечно, времена, когда идиотизм не ограничивался Аной и ее пустым болваном. В какой-то момент Кристиан и Ана обсуждают его сумасшедшую бывшую замену Лейлу, и Ана может сказать, что Кристиан что-то скрывает, поэтому она бросается на Кристиана, чтобы сказать ей, что происходит.

«Вчера ей удалось получить разрешение на скрытое оружие.«

В самом деле? Я знаю Э. Джеймс — британец, и да, возможно, она считает это Соединенными Штатами варварства, но вы не можете просто зайти в гребаный оружейный магазин и попросить проклятую CPL. Фактически, в штате Вашингтон житель другого штата может получить свои документы в течение 60 дней, а это после проверки данных . Однако глупости на этом не заканчиваются.

«Вот дерьмо. Я смотрю на него, моргая, и чувствую, как кровь стекает с моего лица, пока я впитываю эту новость.Я могу упасть в обморок. Предположим, она хочет его убить? Нет. «Это означает, что она может просто купить пистолет, — шепчу я».

Ну, конечно, если она хочет быть всем очевидным об этом. Я как бы подумал, что она пойдет по тонкому пути и купит себе кролика.

Это было в такие моменты, когда мне хотелось узнать Ану в реальной жизни, просто из-за того количества удовольствия, которое можно было получить, трахаясь с ней.

«Ана, ты не понимаешь. Все намного хуже. Разрешение на скрытое оружие означает, что она может купить скрытое оружие .Скрытое оружие …. невидимое «

Я уже упоминал о тупой Ане? Ну, угадайте, что? У нее также есть эмоциональная зрелость плодовой мушки. Это хуже, чем тусоваться с влюбленным 14-летним парнем. Почему? Потому что он тусуется с влюбленным 21-летним парнем с эмоциональной зрелостью плодовой мушки. Я думал, что ясно дал это понять. Вы знаете, кто еще прояснил это? E.L. Джеймс. Меня били по голове снова и снова, и снова на из-за неуверенности и неуверенности Аны.Она настолько неуверена в себе, что продолжает задавать читателю вопросов; «Что он пытается мне сказать?» «Что он / она имеет в виду?» «Что происходит?» «Что мне делать?» «Куда идут наши отношения?» «Что было за , что за ?» «Куда мы идем?» «Что он планирует?» «Что он собирается делать?» «Откуда он знает?»

Привет, Ана! Угадай, что?!

Когда она не скулит, не плачет, не хихикает, не ругает ее и не дает себе мигрени, пытаясь думать, она все время повторяет эти безжалостные внутренние обличения о том, какой горячий / сексуальный / очаровательный / богоподобный / красивый христианин, и радость извергается внутри нее каждый раз, когда она понимает, что она с ним, и у нее возникает теплое чувство, когда она думает о том, как сильно она манит его, и так далее, и ooooon .Ее внутренняя богиня (нелепая метафора для ее влагалища) все еще раздражающе присутствует, а ее подсознание стало еще жестче (как Ана знает, что происходит в ее подсознании , еще предстоит определить). Одна из лучших сторон ее внутреннего диалога — это то, что она всегда рассказывает нам, что происходит после того, как мы описали сцену. И несколько раз она с изумлением реагирует на то, что кто-то * вздох * сменил тему . (Нет, я не шучу.)

Ана — тот особенный друг, которого вы в конечном итоге хотите задыхаться каждый раз, когда разговариваете с ней, но у вас нет амбиций сказать ей, чтобы она пошла на хуй с граблями, поэтому вы избегаете ее, когда можете, а когда не можешь, сидишь и слушаешь ее глупый лепет вроде …

Однако ее незащищенность достигает монументального, умопомрачительного уровня, когда она находит Лейлу (помните ее?) В своей квартире. Конечно, лорд Фистерботтом врывается, чтобы спасти положение, но затем Ана смотрит, как он делает все «Дом» на Лейле, чтобы разрядить обстановку.Затем он оказывается рядом с Лейлой, гладит ее по волосам, пытаясь расслабить сумасшедшую бабу, и Ана начинает ревновать , ! Прямо здесь, я не шучу! Она не хочет покидать квартиру, потому что боится того, что произойдет между Кристианом и Loony Tunes! Тейлор вынужден насильственно удалить Ану из ее квартиры, и все это время нас рассматривают дерьмовые мысли Аны относительно того, собирается ли Кристиан оставить ее Лейле.

Облажался, да? Есть время и место для незащищенности; это не так.

О, потом она узнает, что Кристиан искупал Лейлу. Я понятия не имею, какое отношение это имеет к истории.

Итак, вы поняли суть? Много-много мелодрам. Что ж, до мелодрамы Кристиана мы еще не дошли, так что готовьтесь. Он начинает волноваться из-за Аны, говоря ей, что она не может уйти, она значит для него все, она ему нужна, бла-бла-бла, а потом … потом он говорит: «Я садист, Ана. Мне нравится хлестать маленьких шатенок вроде тебя, потому что вы все похожи на шлюху — мою биологическую мать.«

Сказать что? Нормальная реакция на это — отвращение и ужас. Надо отдать ей должное, Ана немного напугана. Она уходит?

«Тогда он ударил меня, как сокрушительный шар. Если он садист, ему действительно нужна вся эта порка и порка палкой. О, черт. Я кладу голову на руки». Так что это правда, — шепчу я, глядя на него. , «Я не могу дать вам то, что вам нужно. Вот оно — это действительно означает, что мы несовместимы».

Ох, черт возьми.

Это , а не , правильный ответ на откровение вашего парня о том, что ему нравится оскорблять и заниматься сексом с вами, потому что вы похожи на его мать ! Это:

* вздох *

Там также крушение вертолета, предложение руки и сердца, схватка с эфебофилом и попытка изнасилования. Почему? Потому что, черт возьми, нет?

Я даже не знаю, куда идти. Эта книга нелепа. Даже больше, чем первый, поскольку он пытается продать читателю этот невозможный сценарий.Вы не можете изменить жестокого человека, и пытаться это сделать опасно. Перестаньте романтизировать это. Фантазия — это одно, а невозможные заблуждения — совсем другое.

Пожалуй, завершу одной из моих любимых строк из разума невероятно неумелой мисс Стил:

«Снова набегая на холодильник, я собираю картошку, ветчину и — Да! — горох из морозильной камеры».

Да!

Горох !!!

Количество слов:
«Ой, мой» — 47
«Дерьмо» — 36
«Боже» — 84
«Святой (дерьмо / ебать / дерьмо / ад / корова / моисей)» — 124
«Ух ты» — 30
«Вздох» — 44
«Вздох» — 17
«Резкий вдох» — 5
«Шепот» — 91
«Шепот» — 194
«Шепот» — 140
«Шепот» — 113
«Шепот» — 71
«Бормочет» — 48
«Пятьдесят» — 95
«Губа» — 47
«Внутренняя богиня» — 58
«Подсознание» — 59

И я ухожу.

Щелкните здесь, чтобы прочитать мой обзор Fifty Shades of Grey
Щелкните здесь, чтобы прочитать мой обзор Fifty Shades Freed [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br » ]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br » ]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br » ]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br » ]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br » ]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«b r «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br » ]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br » ]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]>

EL Джеймс: 9780345803498: Amazon.com: Книги

ПРОЛОГ

Он вернулся. Мама спит или снова заболела.

Я прячусь и свернусь клубочком под столом на кухне. Сквозь пальцы я вижу маму. Она спит на диване. Ее рука лежит на липком зеленом коврике, а он в своих больших ботинках с блестящей пряжкой и кричит над мамой.

Он бьет маму ремнем. Вставай! Вставать! Ты одна долбаная сука. Ты одна долбаная сука. Ты одна долбаная сука. Ты одна долбаная сука.Ты одна долбаная сука. Ты одна долбаная сука.

Мама издает рыдания. Стоп. Пожалуйста остановись. Мама не кричит. Мама немного скручивается калачиком.

Я зажимаю уши пальцами и закрываю глаза. Звук прекращается.

Он поворачивается, и я вижу его ботинки, когда он топает на кухню. У него все еще есть пояс. Он пытается меня найти.

Он наклоняется и усмехается. Он отвратительно пахнет. Сигарет и выпивки. Вот и ты, говнюк.

Его будит леденящий кровь вопль. Христос! Он весь в поту, и его сердце колотится. Что за хрень? Он резко садится в постели и подпирает голову руками. Бля. Они вернулись. Шум был мной. Он делает глубокий, успокаивающий вдох, пытаясь избавиться от запаха дешевого бурбона и несвежих сигарет Camel.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Я пережил третий постхристианский день и свой первый рабочий день. Это было долгожданным отвлечением.Время пролетело в тумане новых лиц, работы и мистера Джека Хайда. Мистер Джек Хайд. . . он улыбается мне, его голубые глаза мерцают, когда он прислоняется к моему столу.

«Отличная работа, Ана. Я думаю, из нас получится отличная команда из
».

Каким-то образом мне удается приподнять губы в подобии улыбки.

«Я пойду, если ты не против», — бормочу я.

«Конечно, сейчас пять тридцать. Увидимся завтра».

«Спокойной ночи, Джек».

«Спокойной ночи, Ана.

Собирая сумку, я натягиваю куртку и направляюсь к двери.
Находясь в раннем вечернем воздухе Сиэтла, я глубоко вздыхаю. Это не начинает заполнять пустоту в моей груди, пустоту, которая Я присутствую здесь с утра субботы, болезненное пустое напоминание о моей потере. Я иду к автобусной остановке, опустив голову, глядя себе в ноги и размышляя о том, как быть без моей любимой Ванды, моего старого Жука … или Audi.

Я немедленно закрой дверь перед этой мыслью Нет, не думай о нем.Конечно, я могу позволить себе машину ― хорошую новую машину. Я подозреваю, что он слишком щедро заплатил, и эта мысль оставляет во рту горький привкус, но я отбрасываю ее и стараюсь держать свой разум как можно более оцепенелым и пустым. Я не могу думать о нем. Я не хочу снова заплакать ― не на улице.

Квартира пустая. Я скучаю по Кейт и представляю, как она лежит на пляже в Барбадосе, потягивая крутой коктейль. Я включаю телевизор с плоским экраном, чтобы появился шум, чтобы заполнить вакуум и создать некое подобие компании, но я не слушаю и не смотрю.Я сижу и тупо смотрю на кирпичную стену. Я оцепенел. Я ничего не чувствую, кроме боли. Как долго я должен это терпеть?

Дверной звонок пугает меня от боли, и мое сердце замирает. Кто это мог быть? Я нажимаю домофон.

«Доставка для мисс Стил». Скучающий, бестелесный голос отвечает, и меня охватывает разочарование. Я вяло спускаюсь вниз и нахожу молодого человека, шумно жующего жвачку, держащего большую картонную коробку и прислонившегося к входной двери. Я подписываю пакет и беру его наверх.Коробка огромная и на удивление легкая. Внутри две дюжины белых роз на длинных стеблях и открытка.

Поздравляю с первым днем ​​на работе.
Надеюсь, все прошло хорошо.
И спасибо за планер. Это было очень задумчиво.
Он занимает почетное место на моем столе.
Christian

Я смотрю на напечатанную карточку, впадина в моей груди расширяется. Несомненно, это прислал его помощник. Кристиан, вероятно, не имел к этому никакого отношения.Об этом слишком больно думать. Я рассматриваю розы — они красивые, и я не могу заставить себя выбросить их в мусорное ведро. Я послушно иду на кухню, чтобы найти вазу.

И так развивается закономерность: бодрствование, работа, плач, сон. Ну попробуй поспать. Я даже не могу убежать от него во сне. Серые горящие глаза, его потерянный взгляд, его блестящие блестящие волосы — все это не дает мне покоя. И музыка. . . столько музыки ― Я не могу слушать музыку. Я стараюсь избегать этого любой ценой. Даже джинглы в рекламе заставляют меня вздрагивать.

Я ни с кем не разговаривал, даже с мамой или Рэем. У меня сейчас нет возможности болтать. Нет, я ничего этого не хочу. Я стал своим островным государством. Разоренная, истерзанная войной земля, где ничего не растет, а горизонты мрачны. Да, это я. Я могу безлично взаимодействовать на работе, но это все. Если я поговорю с мамой, я знаю, что сломаюсь еще больше ―, и мне уже нечего ломать.

Мне трудно есть. К обеду в среду я успеваю выпить чашку йогурта, и это первое, что я ем с пятницы.Я выживаю благодаря новой толерантности к латте и диетической коле. Меня поддерживает кофеин, но он заставляет меня беспокоиться.

Джек начал нависать надо мной, раздражая меня, задавая личные вопросы. Что он хочет? Я вежлив, но мне нужно держать его на расстоянии вытянутой руки.

Я сижу и начинаю перебирать кучу адресованной ему корреспонденции, и мне приятно, что я отвлекаюсь на черную работу. Моя электронная почта пингуется, и я быстро проверяю, от кого она.

Вот дерьмо.Электронное письмо от Кристиана. О нет, не здесь. . . не на работе.

От: Кристиан Грей
Тема: Завтра
Дата: 8 июня 2011 14:05
Кому: Анастасия Стил

Уважаемая Анастасия

Простите за вторжение на работу. Я надеюсь, что все идет хорошо. Ты получил мои цветы?

Замечу, что завтра открытие галереи для выставки вашего друга, и я уверен, что у вас не было времени на покупку машины, и это долгая поездка. Я был бы более чем счастлив принять вас, если вы пожелаете.

Сообщите мне.

Кристиан Грей
Генеральный директор Grey Enterprises Holdings, Inc.

Слезы текут у меня на глазах. Я поспешно выхожу из-за стола и бегу в туалет, чтобы сбежать в одну из кабинок. Шоу Хосе. Я совсем забыл об этом и пообещал ему, что пойду. Черт, Кристиан прав; как я туда доберусь?

Я хватаюсь за лоб. Почему Хосе не позвонил? Если подумать, почему никто не позвонил? Я был так рассеян, что не заметил, что мой мобильный телефон молчит.

Черт! Я такой идиот! У меня все еще настроена переадресация звонков на BlackBerry. Черт возьми. Кристиану звонили, если только он не выбросил BlackBerry. Как он получил мой адрес электронной почты?

Он знает мой размер обуви; адрес электронной почты вряд ли доставит ему много проблем.

Могу я увидеть его снова? Смогу ли я это вынести? Я хочу его увидеть? Я закрываю глаза и запрокидываю голову, словно копье горя и тоски пронзает меня. Конечно, я делаю.

Возможно, я могу сказать ему, что передумал. . . Нет нет нет. Я не могу быть с кем-то, кому доставляет удовольствие причинять мне боль, с кем-то, кто не может меня любить.

Мучительные воспоминания мелькают в моей голове iding скольжение, держание за руки, поцелуи, ванна, его мягкость, его юмор и его мрачный, задумчивый, сексуальный взгляд. Я скучаю по нему. Прошло пять дней, пять дней агонии, которые казались вечностью. Я плачу, засыпая по ночам, жалею, что не ухожу, желаю, чтобы он был другим, желая, чтобы мы были вместе.Как долго продлится это ужасное всепоглощающее чувство? Я в чистилище.

Я обхватываю руками свое тело, крепко обнимаю себя, держу себя вместе. Я скучаю по нему. Я действительно скучаю по нему . . . Я его люблю. Простой.

Анастасия Стил, вы на работе! Я должен быть сильным, но я хочу пойти на шоу Хосе, и в глубине души мазохист во мне хочет увидеть Кристиана. Глубоко вздохнув, я возвращаюсь к своему столу.

От: Анастасия Стил
Тема: Завтра
Дата: 8 июня 2011 14:25
Кому: Кристиан Грей

Привет, Кристиан

Спасибо за цветы; они милые.

Да, я был бы признателен за лифт.

Спасибо.

Анастасия Стил
Помощник Джека Хайда, редактор, SIP

Проверяя свой телефон, я обнаружил, что он все еще настроен на переадресацию вызовов на BlackBerry. У Джека на встрече, поэтому я быстро звоню Хосе.

«Привет, Хосе. Это Ана».

«Привет, незнакомец». Его тон настолько теплый и гостеприимный, что этого почти достаточно, чтобы снова довести меня до крайности.

«Я не могу долго говорить. Во сколько мне быть завтра на вашем шоу?»

«Вы все еще идете?» Он кажется взволнованным.

«Да, конечно». Я улыбаюсь своей первой искренней улыбкой за пять дней, когда представляю себе его широкую ухмылку.

«Семь тридцать».

«До встречи. До свидания, Хосе».

«Пока, Ана».

От кого: Кристиан Грей
Тема: Завтра
Дата: 8 июня 2011 14:27
Кому: Анастасия Стил

Уважаемая Анастасия

Во сколько мне вас заехать?

Кристиан Грей
Генеральный директор Gray Enterprises Holdings, Inc.

От кого: Анастасия Стил
Тема: Завтра
Дата: 8 июня 2011 14:32
Кому: Кристиан Грей

Шоу Хосе начинается в 7:30.В какое время вы бы посоветовали?

Анастасия Стил
Помощник Джека Хайда, редактор, SIP

От: Кристиан Грей
Тема: Завтра
Дата: 8 июня 2011 14:34
Кому: Анастасия Стил

Дорогая Анастасия

Портленд находится на некотором расстоянии. Я заеду за тобой в 5:45.

Я с нетерпением жду встречи с вами.

Кристиан Грей
Генеральный директор Gray Enterprises Holdings, Inc.

От кого: Анастасия Стил
Тема: Завтра
Дата: 8 июня 2011 14:38
Кому: Кристиан Грей

До встречи.

Анастасия Стил
Помощник Джека Хайда, редактор, SIP

О боже. Я собираюсь увидеть Кристиана, и впервые за пять дней мое настроение немного улучшилось, и я позволил себе задуматься, как он себя чувствует.

Он скучал по мне? Наверное, не так, как я скучал по нему. Он нашел нового сабмиссива? Эта мысль настолько болезненна, что я сразу ее отбрасываю. Я смотрю на стопку корреспонденции, которую мне нужно отсортировать в поисках Джека, и разбираюсь с ней, пытаясь снова выбросить Кристиана из головы.

В ту ночь в постели я ворочаюсь, пытаясь заснуть, и впервые за долгое время не плакал, чтобы заснуть.

Мысленным взором я представляю лицо Кристиана в последний раз, когда я его видел, когда уходил. Его мучительное выражение лица не дает мне покоя. Я помню, он не хотел, чтобы я уходила, что было странно. Зачем мне оставаться, когда все зашло в тупик? Каждый из нас обходил свои собственные проблемы: мой страх наказания, его страх перед. . . какие? Любовь?

Повернувшись на бок, я обнимаю подушку, переполняя невыносимую печаль.Он думает, что не заслуживает любви. Почему он так себя чувствует? Это связано с его воспитанием? Его биологическая мама, настоящая шлюха? Мои мысли мучили меня до самого утра, пока в конце концов я не засыпал прерывистым измученным сном.

День медленно тянется, а Джек необычайно внимателен. Я подозреваю, что это из-за сливового платья Кейт и черных ботинок на высоком каблуке, которые я украл из ее шкафа, но я не зацикливаюсь на этом. Я решаю пойти по магазинам одежды с первой зарплатой.Платье на мне шире, чем было, но я делаю вид, что не замечаю.

Наконец-то пять тридцать, и я собираю свою куртку и сумочку, пытаясь успокоить нервы. Я иду к нему!

«У тебя сегодня свидание?» — спрашивает Джек, проходя мимо моего стола на пути к выходу.

«Да. Нет. Не совсем».

Он приподнимает бровь, его интерес явно возбужден. «Дружок?»

Я промываю. «Нет, друг. Бывший парень».

«Может, завтра захочешь пойти выпить после работы.У тебя была блестящая первая неделя, Ана. Мы должны отпраздновать «. Он улыбается, и неизвестные тревожные эмоции пробегают по его лицу, вызывая у меня беспокойство.

Засунув руки в карманы, он проходит через двойные двери. Я хмуро смотрю на его удаляющуюся спину. это хорошая идея?

Я качаю головой. У меня есть вечер Кристиана Грея, чтобы пройти первым. Как я собираюсь это сделать? Я спешу в туалет, чтобы в последний момент внести коррективы.

В целом зеркало на стене, я долго и пристально смотрю на свое лицо.Я как обычно бледный, вокруг слишком больших глаз темные круги. Я выгляжу изможденным, измученным. Хотел бы я знать, как пользоваться косметикой. Я наношу тушь и подводку для глаз и щипаю щеки, надеясь на какой-то цвет. Убирая волосы так, чтобы они искусно ниспадали мне на спину, я глубоко вздыхаю. Это нужно будет сделать.

Я нервно прохожу через холл с улыбкой и машу Клэр на стойке регистрации. Думаю, мы с ней могли бы стать друзьями. Джек разговаривает с Элизабет, пока я иду к двери. Широко улыбаясь, он спешит открыть их мне.

«После тебя, Ана», — бормочет он.

«Спасибо». Я смущенно улыбаюсь.

Снаружи, на тротуаре, ждет Тейлор. Он открывает заднюю дверь машины. Я нерешительно смотрю на Джека, который последовал за мной. Он с тревогой смотрит в сторону внедорожника Audi.

Я поворачиваюсь и забираюсь на спину, и там он сидит, Кристиан Грей, в сером костюме, без галстука, в белой рубашке с расстегнутым воротником. Его серые глаза светятся.

У меня пересыхает во рту. Он выглядит великолепно, за исключением того, что хмуро смотрит на меня.Почему?

«Когда вы в последний раз ели?» — рявкает он, когда Тейлор закрывает за мной дверь.

Дерьмо. «Привет, Кристиан. Да, я тоже рад тебя видеть».

«Мне не нужен твой умный рот. Ответь мне». Его глаза горят.

Вот дерьмо. «Гм … У меня был йогурт в обеденное время. Ой и банан».

«Когда вы в последний раз ели настоящую еду?» — едко спрашивает он.

Тейлор проскальзывает на водительское сиденье, заводит машину и выезжает на дорогу.

Я смотрю вверх, и Джек машет мне рукой, хотя как он может видеть меня через темное стекло, я не знаю. Я машу в ответ.

«Кто это?» Кристиан огрызается.

«Мой босс». Я смотрю на красивого мужчину рядом со мной, и его рот сжимается в жесткую линию.

«Ну? Последний обед?»

«Кристиан, тебя это действительно не касается», — бормочу я, чувствуя себя необычайно храбрым.

«Что бы вы ни делали, меня беспокоит. Скажите мне».

Нет, не работает. Я стону от разочарования, закатывая глаза к небу, а Кристиан прищуривается. И впервые за долгое время я хочу смеяться. Я изо всех сил пытаюсь подавить хихиканье, которое грозит вырваться наружу. Лицо Кристиана смягчается, когда я изо всех сил пытаюсь сохранить серьезное лицо, и легкая улыбка целует его прекрасные скульптурные губы.

«Ну?» — спрашивает он мягче.

«Паста alla vongole , в прошлую пятницу», — шепчу я.

Он закрывает глаза, когда ярость и, возможно, сожаление пробегают по его лицу.«Понятно», — говорит он невыразительным голосом. «Похоже, ты похудел как минимум на пять фунтов, а может, и больше с тех пор. Ешь, пожалуйста, Анастасия», — ругает он.

Я смотрю на связанные пальцы на коленях. Почему он всегда заставляет меня чувствовать себя заблудшим ребенком?

Он поворачивается ко мне. «Как дела?» — спрашивает он по-прежнему мягким голосом.

Ну я говнюк, правда . . . Я глотаю. «Если бы я сказал тебе, что со мной все в порядке, я бы солгал».

Резко вдыхает. «Я тоже», — бормочет он, тянется и сжимает мою руку.«Я скучаю по тебе», — добавляет он.

О нет. Кожа против кожи.

«Кристиан, I―»

«Ана, пожалуйста. Нам нужно поговорить».

Я буду плакать. Нет. «Кристиан, я … пожалуйста … Я так много плакал», — шепчу я, пытаясь сдержать свои эмоции.

«О, детка, нет». Он тянет меня за руку, и, прежде чем я это осознаю, я оказываюсь у него на коленях. Он обнимает меня, а его нос в моих волосах.

«Я так по тебе скучал, Анастасия», — выдыхает он.

Я хочу вырваться из его хватки, чтобы удержаться на некотором расстоянии, но его руки обнимают меня.Он прижимает меня к груди. Я таю. О, это то место, где я хочу быть.

Я прислоняюсь к нему головой, и он несколько раз целует меня в волосы. Это дом. От него пахнет бельем, смягчителем тканей, гелем для душа и моим любимым запахом Кристианом. На мгновение я позволяю себе иллюзию, что все будет хорошо, и это успокаивает мою опустошенную душу.

Через несколько минут Тейлор останавливается у обочины, хотя мы все еще в городе.

«Пойдем» — Кристиан снимает меня с колен — «мы здесь.«

Что?

« Вертолетная площадка ― на вершине этого здания ». Кристиан смотрит на здание, пытаясь объяснить.

Конечно. Чарли Танго. Тейлор открывает дверь, и я выскальзываю. Он дает мне теплая доброжелательная улыбка, которая заставляет меня чувствовать себя в безопасности. Я улыбаюсь в ответ.

«Я должен вернуть вам ваш носовой платок».

«Сохраните его, мисс Стил, с моими наилучшими пожеланиями».

Я краснею, когда появляется Кристиан. машину и берет меня за руку.Он вопросительно смотрит на Тейлора, который бесстрастно смотрит на него, ничего не показывая.

«Девять?» Кристиан говорит ему.

«Да, сэр».

Кристиан кивает, поворачивается и ведет меня через двойные двери в грандиозное фойе. Я наслаждаюсь ощущением его руки и его длинных умелых пальцев, обвившихся вокруг моей. Знакомая тяга здесь ― Меня тянет, Икар к своему солнцу. Я уже был сожжен, но вот я снова здесь.

Подойдя к лифту, он нажимает кнопку «звонок». Я смотрю на него, и у него загадочная полуулыбка. Когда двери открываются, он отпускает мою руку и вводит меня внутрь.

Двери закрываются, и я рискую еще раз взглянуть. Он смотрит на меня, и это электричество витает в воздухе между нами. Это ощутимо. Я почти чувствую его вкус, пульсирующий между нами, сближающий нас.

«О, боже», — выдыхаю я, ненадолго наслаждаясь силой этого интуитивного, первобытного влечения.

«Я тоже это чувствую», — говорит он, его глаза затуманиваются и напряженно.

Желания темные и смертоносные лужи в моем паху. Он сжимает мою руку и большим пальцем касается моих суставов, и все мои мускулы сжимаются сильно, восхитительно, глубоко внутри меня.

Как он все еще может так поступить со мной?

«Пожалуйста, не прикусывай губу, Анастасия», — шепчет он.

Я смотрю на него, разводя губу. Я хочу его. Здесь, сейчас, в лифте. Как я не мог?

«Ты знаешь, что он делает со мной», — бормочет он.

О, я все еще влияю на него. Моя внутренняя богиня шевелится от своей пятидневной дури.

Внезапно двери открываются, разрушая чары, и мы на крыше. Ветрено, и, несмотря на мою черную куртку, мне холодно.Кристиан обнимает меня, прижимая к себе, и мы спешим к тому месту, где Charlie Tango стоит в центре вертолетной площадки с медленно вращающимися лопастями.

Высокий блондин с квадратной челюстью в темном костюме выскакивает и, пригнувшись, бежит к нам. Обмениваясь рукопожатием с Кристианом, он кричит, перекрикивая шум роторов.

«Готово, сэр. Она вся ваша!»

«Все проверки выполнены?»

«Да, сэр».

«Вы заберете ее около восьми тридцать?»

«Да, сэр.«

» Тейлор ждет вас у входа. «

» Спасибо, мистер Грей. Безопасный перелет в Портленд. Мэм. «Он приветствует меня. Не отпуская меня, Кристиан кивает, пригибается и ведет меня к двери вертолета.

Оказавшись внутри, он крепко пристегивает меня к моей привязи, туго затягивая ремни. Он смотрит на меня понимающе. и его тайная улыбка.

«Это должно держать тебя на своем месте», — бормочет он. «Я должен сказать, что мне нравится эта шлейка на тебе. Не трогай ничего ».

Я покраснел, и он провел указательным пальцем по моей щеке, прежде чем протянуть мне наушники. Я тоже хотел бы прикоснуться к тебе, но ты мне не позволишь. Я нахмурился. Кроме того, он так туго затянул ремни, что я едва могу пошевелиться.

Он садится на свое место и пристегивается, затем начинает выполнять все предполетные проверки. Он такой компетентный. Это очень заманчиво. Он надевает наушники и щелкает выключателем, и роторы набирают скорость, оглушая меня.

Обернувшись, он смотрит на меня. «Готов, детка?» Его голос эхом разносится в наушниках.

«Да».

Он улыбается своей мальчишеской ухмылкой.Вау ― Я не видел его так давно.

«Башня Sea-Tac, это Charlie Tango, Golf ― Golf Echo Hotel, вылет в Портленд через PDX. Подтвердите, пожалуйста».

Отвечает бесплотный голос авиадиспетчера, отдавая инструкции.

«Роджер, башня, Чарли Танго , набор, снова и снова». Кристиан щелкает двумя переключателями, хватает ручку, и вертолет медленно и плавно поднимается в вечернее небо.

Сиэтл и мой желудок отваливаются от нас, и есть на что посмотреть.

«Мы погнались за рассветом, Анастасия, теперь сумерки», — звучит его голос в наушниках. Я поворачиваюсь и удивленно смотрю на него.

Что это значит? Как получается, что он может говорить самые романтичные вещи? Он улыбается, и я не могу сдержать застенчивую улыбку.

«Помимо вечернего солнца, в этот раз есть на что посмотреть», — говорит он.

В прошлый раз, когда мы летели в Сиэтл, было темно, но сегодня вечером вид захватывающий, буквально не из этого мира. Мы находимся среди самых высоких зданий, поднимаясь все выше и выше.

«Эскала там». Он указывает на здание. «Боинг там, и вы можете просто увидеть Спейс Нидл».

Я поднимаю голову. «Я никогда не был.»

«Я отведу вас мы можем там поесть».

«Христианин, мы расстались».

«Я знаю. Я все еще могу отвезти тебя туда и накормить». Он смотрит на меня.

Я качаю головой и решаю не раздражать его. «Здесь очень красиво, спасибо».

«Впечатляет, правда?»

«Впечатляет, что вы это умеете.»

» Лесть от вас, мисс Стил? Но у меня много талантов ».

« Я полностью осознаю это, мистер Грей ».

Он поворачивается и ухмыляется мне, и впервые за пять дней я немного расслабляюсь. Возможно, это будет не так уж и плохо.

«Как новая работа?»

«Хорошо, спасибо. Интересно.

«Каков твой босс?»

«О, он в порядке.» Как я могу сказать Кристиану, что Джек доставляет мне дискомфорт? Кристиан бросает на меня взгляд.

«Кроме очевидного, ничего».

«Очевидное?»

«О, Кристиан, ты действительно иногда очень тупой».

«Тупой? Я? Не уверен, что мне нравится ваш тон, мисс Стил».

«Ну, тогда не надо».

Его губы складываются в улыбку. «Мне не хватало твоего умного рта, Анастасия».

Я задыхаюсь и хочу крикнуть: Я скучал по вам ― всем вам ― не только по вашему рту! Но я молчу и смотрю в стеклянный аквариум, который представляет собой лобовое стекло Charlie Tango , пока мы продолжаем движение на юг.Справа от нас сумерки, солнце низко над горизонтом — большое, пылающее огненно-оранжевым — и я снова Икар, летящий слишком близко.

E.L. Новая книга Джеймса: «На пятьдесят оттенков темнее» с точки зрения Кристиана Грея

Автор Э.Л. Джеймс готовит новую книгу об Анастасии Стил и Кристиане Грее, хотя сюжет покажется фанатам эротических романов на тему бондажа ужасно знакомым.

Новая книга представляет собой пересказ второй книги серии «На пятьдесят оттенков темнее», рассказанной с точки зрения Кристиана Грея, очевидно называемой «На пятьдесят оттенков темнее с точки зрения христианина».

В сообщении на Facebook от 10 сентября — день рождения Аны — Джеймс дразнил две страницы повествования.

«Я знаю, что вы с нетерпением ждете трейлера, и это произойдет … скоро», — написал Джеймс, имея в виду фильм «На пятьдесят оттенков темнее», выход которого запланирован на следующий год. «А пока, в честь дня рождения Аны, вот это».

В отрывке из новой книги Кристиан Грей, миллиардер из Сиэтла, увлекающийся садомазохистским сексом, ждет в машине возле офисного здания своей бывшей возлюбленной Анастасии.«Открыв глаза, я смотрю на входную дверь через затемненное стекло Audi, которое теперь отражает мое настроение», — говорится в отрывке. «Ничего не получается с мисс Анастасией Стил, как я ожидал. Паника снова скручивает мне живот ».

Первые три книги «Пятьдесят оттенков» рассказывались с точки зрения Анастасии «Ана» Стил, студентки колледжа, у которой сложные и странные отношения с предпринимателем Кристианом Греем.

В прошлом году Джеймс выпустил книгу «Серый: пятьдесят оттенков серого по рассказам Кристиана», в которой рассказывается история первой книги трилогии с точки зрения Кристиана.Несмотря на в основном негативные отзывы, поклонники Джеймса раскупили книгу — за неделю было продано более 1 миллиона копий, и было собрано более 13 000 отзывов клиентов Amazon, большинство из которых положительные.

Книги «Пятьдесят оттенков» быстро стали издательским феноменом после того, как в 2011 году был выпущен первый роман из этой серии, разошедшийся тиражом более 100 миллионов копий по всему миру и породивший хит 2015 года с Джейми Дорнаном и Дакотой Джонсон в главных ролях.

Фильм «На пятьдесят оттенков темнее» открывается в феврале 2017 года.Следующая книга тоже может выйти в следующем году; заметка внизу отрывка в ее посте на Facebook просто гласит: «наступит 2017 год (надеюсь)».

Джеймс, состояние которого может достигать 50 миллионов долларов, только что купил особняк в Западном Голливуде за 7,25 миллиона долларов, сообщает Трулия.

Также:

Автор «Ешь, молись, люби» Элизабет Гилберт расстается с браком ради своей лучшей подруги

У астронавта Скотта Келли есть мемуары и фильм — в пути

Is the Beach Boys ‘ Майк. Любите героя или злодея?

Читать на пятьдесят оттенков темнее Глава 8 Бесплатный онлайн-роман


Глава 8


Глава восьмая

Сойер снова говорит в рукав.

«Тейлор, мистер Грей вошел в квартиру». Он вздрагивает и хватает наушник, вытаскивая его из уха, предположительно получая от Тейлора какую-то мощную инвективу.

О нет — если Тейлор беспокоится …

«Пожалуйста, позвольте мне войти», — умоляю я.

«Простите, мисс Стил. Это не займет много времени». Сойер поднимает обе руки в защитном жесте. «Тейлор и ребята только что входят в квартиру».

О. Я чувствую себя таким бессильным.Стоя неподвижно, я жадно прислушиваюсь к малейшему звуку, но слышу только свое учащенное дыхание. Звук громкий и неглубокий, у меня покалывает кожу головы, во рту сухо, и я чувствую слабость. Пожалуйста, пусть Кристиан будет в порядке, я молюсь без слов.

Понятия не имею, сколько времени проходит, а мы ничего не слышим. Конечно нет хорошего звука — нет выстрелов. Я начинаю ходить вокруг стола в фойе и рассматривать картины на стенах, чтобы отвлечься.

Я никогда раньше не смотрел на них: все фигуративные картины, все религиозные — Мадонна с младенцем, всего шестнадцать.Как странно?

Христианин не религиозен, не так ли? Все картины в большом зале — абстракции —

это такие разные. Они недолго меня отвлекают — Где Кристиан?

Я смотрю на Сойера, и он бесстрастно смотрит на меня.

«Что происходит?»

«Нет новостей, мисс Стил».

Дверная ручка резко движется. Сойер крутится, как волчок, и достает пистолет из наплечной кобуры.

Я замираю.В дверях появляется Кристиан.

«Все в порядке», — говорит он, хмуро глядя на Сойера, который немедленно убирает пистолет и отступает, чтобы впустить меня.

«Тейлор слишком остро реагирует», — ворчит Кристиан, протягивая мне руку. Я стою, уставившись на него, не в силах пошевелиться, впитывая каждую мелочь: его непослушные волосы, напряженность вокруг глаз, напряженную челюсть, две верхние пуговицы его рубашки расстегнутыми. Думаю, я постарел лет на десять. Кристиан озабоченно хмурится, его глаза потемнели.

«Все в порядке, детка». Он движется ко мне, обнимает меня и целует мои волосы. «Давай, ты устала. Кровать».

«Я так волновался», — бормочу я, радуясь его объятиям и вдыхая его сладкий, сладкий аромат, прижавшись головой к его груди.

«Я знаю. Мы все нервничаем».

Сойер исчез, предположительно, в квартире.

«Честно говоря, ваши бывшие очень непростые дела, мистер Грей», — бормочу я иронично.

Кристиан расслабляется.

«Да. Они».

Он отпускает меня, берет меня за руку и ведет через коридор в большую комнату.

«Тейлор и его команда проверяют все туалеты и шкафы. Я не думаю, что она здесь».

«Почему она здесь?» Это не имеет никакого смысла.

«Точно».

«Она могла войти?»

«Не понимаю как. Но Тейлор иногда перестраховывает».

«Вы обыскали свою игровую комнату?» Шепчу я.

Кристиан быстро смотрит на меня, наморщив лоб. «Да, он заперт, но мы с Тейлором проверили».

Я делаю глубокий очищающий вдох.

«Хотите выпить или что-нибудь?» — спрашивает Кристиан.

«Нет.» Меня охватывает усталость — я просто хочу спать.

«Пойдем. Дай я уложу тебя в постель. Ты выглядишь измученным». Выражение лица Кристиана смягчается.

Я хмурюсь. Разве он тоже не идет? Он хочет спать один?

Я чувствую облегчение, когда он ведет меня в свою спальню.Я кладу свой клатч на комод и открываю его, чтобы выгрузить содержимое. Я вижу записку миссис Робинсон.

«Вот». Передаю Кристиану. «Я не знаю, хотите ли вы это читать. Я хочу проигнорировать это». Кристиан быстро просматривает его, и его челюсти напрягаются.

«Я не уверен, какие пробелы она может заполнить», — пренебрежительно говорит он. «Мне нужно поговорить с Тейлором». Он смотрит на меня сверху вниз. «Позволь мне расстегнуть твоё платье».

«Вы собираетесь позвонить в полицию по поводу машины?» — спрашиваю я, оборачиваясь.

Он убирает мои волосы с дороги, его пальцы мягко касаются моей обнаженной спины, и стягивает мою молнию.

«Нет. Я не хочу вмешательства полиции. Лейле нужна помощь, а не вмешательство полиции, и я не хочу, чтобы они здесь. Нам просто нужно удвоить наши усилия, чтобы найти ее». Он наклоняется и нежно целует меня в плечо.

«Иди спать», — приказывает он и уходит.

Я лежу, смотрю в потолок и жду его возвращения. Столько всего произошло сегодня, так много нужно обработать.Когда начать?

Я просыпаюсь в толпе — дезориентирован. Я спал? Моргая в тусклом свете, который коридор отбрасывает через приоткрытую дверь спальни, я замечаю, что Кристиана нет со мной. Где он? Я поднимаю взгляд. В конце кровати стоит тень. Может, женщина?

В черном? Сложно сказать.

В моем сбитом с толку состоянии я тянусь и включаю прикроватный свет, затем оборачиваюсь, чтобы посмотреть, но там никого нет. Я качаю головой.Я это вообразил? Мечтать?

Я сажусь и оглядываю комнату, меня охватывает смутное коварное беспокойство — но я совершенно один.

Потираю лицо. Который сейчас час? Где Кристиан? Будильник говорит, что сейчас два пятнадцать утра.

Неуверенно вылезая из постели, я отправился на его охоту, сбитый с толку своим чрезмерно активным воображением. Я сейчас кое-что вижу. Это должна быть реакция на драматические события вечера.

Главная комната пуста, единственный свет исходит от трех маятниковых ламп над барной стойкой.Но дверь его кабинета приоткрыта, и я слышу его телефонный звонок.

«Я не знаю, почему вы звоните в такой час. Мне нечего вам сказать … ну, вы можете сказать мне сейчас. Вам не нужно оставлять сообщение».

Я неподвижно стою у двери и виновато подслушиваю. С кем он разговаривает?

«Нет, ты послушай. Я просил тебя, и теперь я говорю тебе. Оставь ее в покое. Она не имеет к тебе никакого отношения. Ты понимаешь?»

Звучит агрессивно и сердито.Стесняюсь стучать.

«Я знаю, что ты слышишь. Но я серьезно, Елена. Оставь ее на хуй в покое. Мне нужно сделать для тебя три экземпляра? Ты меня слышишь? … Спокойной ночи.» Он бросает телефон на стол.

Вот дерьмо. Я осторожно стучу в дверь.

«Что?» — рычит он, и мне почти хочется убежать и спрятаться.

Он сидит за столом, подперев голову руками. Он поднимает взгляд со свирепым выражением лица, но его лицо сразу же смягчается, когда он видит меня.Его глаза широко раскрыты и осторожны. Внезапно он выглядит таким усталым, и у меня сжимается сердце.

Он моргает, и его взгляд скользит по моим ногам и обратно. На мне одна из его футболок.

«Тебе надо быть в атласе или шелке, Анастасия», — выдыхает он. «Но даже в моей футболке ты выглядишь красиво».

Ой, неожиданный комплимент. «Я скучал по тебе. Иди спать».

Он медленно встает со стула, все еще в своей белой рубашке и черных классических брюках. Но теперь его глаза сияют и полны надежд… но есть и доля печали. Он стоит передо мной, пристально глядя, но не касаясь меня.

«Ты знаешь, что ты для меня значишь?» он бормочет. «Если что-то случилось с тобой из-за меня…» Его голос затихает, его брови наморщиваются, а боль, которая вспыхивает на его лице, почти осязаема. Он выглядит таким уязвимым — его страх очевиден.

«Со мной ничего не случится», — успокаиваю я его успокаивающим голосом. Я протягиваю руку и глажу его лицо, пробегая пальцами по щетине на его щеке.Неожиданно мягко. «У тебя быстро растет борода», — шепчу я, не в силах скрыть удивление в своем голосе, глядя на этого красивого, долбаного мужчину, который стоит передо мной.

Я провожу линию его нижней губы, затем провожу пальцами по его горлу до слабого пятна помады у основания шеи. Он смотрит на меня сверху вниз, все еще не касаясь меня, его губы приоткрыты. Я провожу указательным пальцем по линии, и он закрывает глаза. Его мягкое дыхание учащается. Мои пальцы доходят до края его рубашки, и я провожу их до следующей застегнутой пуговицы.

«Я не собираюсь касаться тебя. Я просто хочу расстегнуть твою рубашку», — шепчу я.

Его глаза широко открыты, он смотрит на меня с тревогой. Но он не двигается и не останавливает меня. Очень медленно я расстегиваю пуговицу, удерживая ткань подальше от его кожи, и осторожно перехожу к следующей пуговице, повторяя процесс — медленно, концентрируясь на том, что я делаю.

Я не хочу его трогать. Хорошо, я знаю … но не буду. На четвертой кнопке снова появляется красная линия, и я застенчиво улыбаюсь ему.

«Снова на родной территории». Я провожу пальцами линию перед тем, как расстегнуть последнюю пуговицу. Я расстегиваю его рубашку и перехожу к его манжетам, по очереди снимая с него черные полированные каменные запонки.

«Могу я снять вашу рубашку?» — спрашиваю я низким голосом.

Он кивает, все еще широко раскрывая глаза, когда я тянусь и натягиваю его рубашку через его плечи. Он освобождает руки и стоит передо мной обнаженным по пояс. Сняв рубашку, он, кажется, восстанавливает равновесие.Он ухмыляется мне.

«А как насчет моих штанов, мисс Стил?» — спрашивает он, приподняв бровь.

«В спальне. Я хочу, чтобы ты был в твоей постели».

«А теперь? Мисс Стил, вы ненасытны».

«Не знаю почему». Я хватаю его за руку, вытаскиваю из кабинета и провожу в спальню. В комнате холодно.

«Вы открыли балконную дверь?» — спрашивает он, хмуро глядя на меня, когда мы входим в его комнату.

«Нет.» Я не помню, чтобы это делал.Я помню, как проснулся, когда проснулся, сканировал комнату. Дверь определенно была закрыта.

Вот дерьмо … Вся кровь сливается с моего лица, и я смотрю на Кристиана, когда мой рот открывается.

«Что?» — рявкнул он, глядя на меня.

«Когда я проснулся … здесь кто-то был», — шепчу я. «Я думал, что это мое воображение».

«Что?» Он выглядит испуганным, бросается к балконной двери, выглядывает, затем возвращается в комнату и запирает за собой дверь. «Вы уверены? Кто?» — напряженно спрашивает он.

«Думаю, женщина. Было темно. Я только что проснулся».

«Одевайся», — рычит он мне на обратном пути.

«Моя одежда наверху», — хнычу я.

Он выдвигает один из ящиков комода и достает пару спортивных штанов.

«Наденьте это». Они слишком велики, но с ним не спорить.

Он тоже смахивает футболку и быстро натягивает ее через голову. Схватив прикроватный телефон, он нажимает две кнопки.

«Она все еще здесь, блядь, король», — шипит он в трубку.

Примерно через три секунды Тейлор и один из других охранников ворвались в спальню Кристиана. Кристиан дает им точную информацию о том, что произошло.

«Как давно?» — требует Тейлор, глядя на меня по-деловому. Он все еще в пиджаке. Этот человек когда-нибудь спит?

«Минут десять», — бормочу я, почему-то чувствуя себя виноватым.

«Она знает квартиру как свои пять пальцев», — говорит Кристиан.«Я забираю Анастасию. Она где-то здесь прячется. Найди ее. Когда Гейл вернется?

«Завтра вечером, сэр».

«Она не должна возвращаться, пока это место не будет в безопасности. Понятно?» Кристиан огрызается.

«Да, сэр. Вы поедете в Бельвю?»

«Я не довожу эту проблему до родителей. Закажите меня где-нибудь».

«Да. Я позвоню тебе».

«Разве мы не слишком остро реагируем?» Я спрашиваю.

Кристиан сердито смотрит на меня.«У нее может быть пистолет», — рычит он.

«Кристиан, она стояла в конце кровати. Тогда она могла бы застрелить меня, если бы она хотела этого».

Думаю, Кристиан делает паузу, чтобы обуздать свой гнев. Угрожающе мягким голосом он говорит: «Я не готов рисковать. Тейлор, Анастасии нужны туфли».

Кристиан исчезает в своем туалете, а охранник наблюдает за мной. Я не могу вспомнить его имя, может быть, Райан. Он смотрит то в холл, то в окна балкона.

Через пару минут появляется Кристиан с кожаной сумкой, в джинсах и пиджаке в тонкую полоску. Он накидывает мне на плечи джинсовую куртку.

«Приходи». Он крепко сжимает мою руку, и мне приходится практически бежать, чтобы не отставать от его длинных шагов в большую комнату.

«Не могу поверить, что она могла где-то здесь спрятаться», — бормочу я, глядя в балконные двери.

«Это большое место. Вы еще этого не видели».

«Почему бы тебе просто не позвонить ей… скажи ей, что хочешь с ней поговорить? »

«Анастасия, она нестабильна, может быть, вооружена», — раздраженно говорит он.

«Так мы просто бежим?»

«Пока — да».

«Предположим, она попытается застрелить Тейлора?»

«Тейлор знает и разбирается в оружии», — говорит он с отвращением. «Он будет быстрее обращаться с ружьем, чем она».

«Рэй служил в армии. Он научил меня стрелять».

Кристиан поднимает брови и на мгновение выглядит совершенно ошеломленным.»Ты с ружьем?» — недоверчиво говорит он.

«Да». Я оскорблен. «Я могу стрелять, мистер Грей, так что вам лучше остерегаться. Вам нужно беспокоиться не только о сумасшедших бывших подводных лодках».

«Я буду иметь это в виду, мисс Стил», — отвечает он сухо, весело, и мне приятно знать, что даже в этой до смешного напряженной ситуации я могу заставить его улыбнуться.

Тейлор встречает нас в фойе и протягивает мне мой маленький чемодан и черный конверс.

Я ошеломлен тем, что он собрал мне кое-какую одежду.Я робко улыбаюсь ему с благодарностью, и его ответная улыбка быстрая и обнадеживающая. Не успеваю остановиться — крепко его обнимаю. Он застигнут врасплох, и когда я отпускаю его, у него розовые щеки.

«Будь осторожен», — бормочу я.

«Да, мисс Стил», — бормочет он.

Кристиан хмурится, а затем вопросительно смотрит на Тейлора, который слегка улыбается и поправляет галстук.

«Дай мне знать, куда я иду». — говорит Кристиан.

Тейлор залезает в пиджак, вытаскивает бумажник и протягивает Кристиану кредитную карту.

«Возможно, вы захотите использовать это, когда доберетесь туда».

Христиан кивает. «Хорошая мысль.»

Райан присоединяется к нам. «Сойер и Рейнольдс ничего не нашли», — говорит он Тейлору.

«Сопровождайте мистера Грея и мисс Стил в гараж», — приказывает Тейлор.

Гараж заброшен. Что ж, уже почти три часа ночи. Кристиан проводит меня на пассажирское сиденье R8 и кладет мой чемодан и свою сумку в багажник в передней части машины.

Ауди рядом с нами в полном беспорядке — каждая шина порезана, вся белая краска забрызгана всем.Это пугает и заставляет меня радоваться, что Кристиан ведет меня куда-то еще.

«Замена прибудет в понедельник», — мрачно говорит Кристиан, садясь рядом со мной.

«Откуда она могла знать, что это моя машина?»

Он с тревогой смотрит на меня и вздыхает. «У нее была Audi A3. Я покупаю ее для всех своих сабмиссивов — это одна из самых безопасных машин в своем классе».

О. «Значит, не столько подарок на выпускной».

«Анастасия, несмотря на то, что я надеялся, ты никогда не была моей покорной, так что технически это подарок на выпускной.»Он выезжает с парковки и спешит к выходу.

Несмотря на то, на что он надеялся. О нет … мое подсознание грустно качает головой. Это то, к чему мы постоянно возвращаемся.

«Вы все еще надеетесь?» Шепчу я.

Телефон в машине гудит. «Серый», — рявкнул Кристиан.

«Fairmont Olympic. На мое имя».

«Спасибо, Тейлор. И, Тейлор, будь осторожен».

Тейлор делает паузу. «Да, сэр», — тихо говорит он, и Кристиан кладет трубку.

Улицы Сиэтла пустынны, и Кристиан с ревом мчится по Пятой авеню в сторону I-5.

Оказавшись на межштатной автомагистрали, он нажимает педаль газа и направляется на север. Он ускоряется так быстро, что меня на мгновение отбрасывает обратно на сиденье.

Я смотрю на него. Он глубоко задумался, излучает смертоносную задумчивую тишину. Он не ответил на мой вопрос. Он часто смотрит в зеркало заднего вида, и я понимаю, что он проверяет, что за нами не следят. Возможно, поэтому мы на трассе I-5.Я думал, что Fairmont находится в Сиэтле.

Я смотрю в окно, пытаясь привести в порядок свой истощенный, сверхактивный ум. Если она хотела причинить мне боль, у нее было достаточно возможностей в спальне.

«Нет. Я больше не на это надеюсь. Я думал, что это очевидно». Кристиан прерывает мое самоанализ мягким голосом.

Я моргаю, плотнее стягивая его джинсовую куртку, и не знаю, исходит ли холодок изнутри меня или снаружи.

«Я беспокоюсь, что, знаете … что меня недостаточно».

«Тебя более чем достаточно. Ради бога, Анастасия, что мне делать?»

Расскажите о себе. Скажи мне, что любишь меня.

«Почему вы подумали, что я уйду, когда я сказал вам, что доктор Флинн рассказал мне все, что нужно было знать о вас?»

Он тяжело вздыхает, на мгновение закрывает глаза и долгое время не отвечает. «Вы не можете начать понимать всю глубину моей развращенности, Анастасия.И это не то, чем я хочу с вами поделиться ».

«И ты действительно думаешь, что я бы ушел, если бы знал?» Мой голос высокий, недоверчивый. Разве он не понимает, что я его люблю? «Ты так мало думаешь обо мне?»

«Я знаю, что ты уйдешь», — грустно говорит он.

«Кристиан … Я думаю, это маловероятно. Я не могу представить себя без тебя». Всегда…

«Однажды ты бросил меня — я не хочу туда снова идти».

«Елена сказала, что видела тебя в прошлую субботу», — тихо шепчу я.

«Она не сделала». Он хмурится.

«Ты не ходил к ней, когда я уходил?»

«Нет», — раздраженно огрызается он. «Я только что сказал вам, что не делал — и мне не нравится, когда меня сомневают», — ругает он. «В прошлые выходные я никуда не ездил. Я сел и сделал планер, который вы мне дали. Это заняло у меня навсегда», — тихо добавляет он.

Мое сердце снова сжимается. Миссис Робинсон сказала, что видела его.

Сделала она или нет? Она врет. Почему?

«Вопреки тому, что думает Елена, я не кидаюсь к ней со всеми своими проблемами, Анастасия.Я ни к кому не кидаюсь. Вы, наверное, заметили — я не очень болтуна, — он крепче сжимает руль.

«Кэррик сказал мне, что вы не разговаривали два года».

«А теперь?» Рот Кристиана сжимается.

«Я как бы накачал его для информации». Я смущенно смотрю на свои пальцы.

«Так что еще папа сказал?»

«Он сказал, что ваша мама была врачом, который осматривал вас, когда вас доставили в больницу.После того, как вас обнаружили в вашей квартире «.

Выражение лица Кристиана остается пустым … осторожно.

«Он сказал, что обучение игре на фортепиано помогло. И Миа».

Его губы изгибаются в нежной улыбке при упоминании ее имени. Через мгновение он говорит: «Ей было около шести месяцев, когда она приехала. Я был взволнован, Эллиот — в меньшей степени. Ему уже пришлось бороться с моим приездом. Она была идеальной». Сладкий, печальный трепет в его голосе поражает.

«Сейчас, конечно, меньше», — бормочет он, и я вспоминаю ее успешные попытки с мячом помешать нашим похотливым намерениям.Это заставляет меня хихикать.

Кристиан искоса взглянул на меня. «Вы находите это забавным, мисс Стил?»

«Похоже, она решила разлучить нас».

Он безрадостно смеется. «Да, она вполне справилась». Он протягивает руку и сжимает мое колено. «Но в конце концов мы добрались до цели». Он улыбается, затем снова смотрит в зеркало заднего вида. «Я не думаю, что за нами следили». Он сворачивает с I-5 и направляется обратно в центр Сиэтла.

«Могу я спросить кое-что о Елене?» Мы остановились на каком-то светофоре.

Он смотрит на меня осторожно. «Если должны», — угрюмо бормочет он, но я не позволяю его раздражительности удерживать меня.

«Давным-давно ты сказал мне, что она любила тебя так, как ты считал приемлемым. Что это значило?»

«Разве это не очевидно?» он спрашивает.

«Не мне».

«Я вышел из-под контроля. Я не мог вынести прикосновений. Я не могу этого вынести сейчас. Для четырнадцатилетнего подростка, у которого бушуют гормоны, это было трудное время. Она показала мне способ выпустить пар.»

О. «Миа сказала, что ты скандалист».

«Господи, что там с моей болтливой семьей? На самом деле — это ты». Мы остановились у большего количества огней, и он сузил глаза на меня. «Вы выманиваете информацию из людей». Он качает головой с притворным отвращением.

«Миа добровольно предоставила эту информацию. На самом деле, она была очень открыта. Она боялась, что вы устроите драку в шатре, если не выиграете меня на аукционе», — бормочу я с возмущением.

«О, детка, опасности этого не было.Я ни за что не позволил бы никому танцевать с тобой «.

«Вы позволили доктору Флинну».

«Он всегда исключение из правил».

Кристиан выезжает на впечатляющую зеленую дорогу к отелю Fairmont Olympic и парки у входной двери, рядом с причудливым каменным фонтаном.

«Приходи». Он вылезает из машины и забирает наш багаж. К нам подбегает камердинер с удивленным видом — без сомнения, нашему позднему прибытию. Кристиан бросает ему ключи от машины.

«Имя Тейлора», — говорит он. Слуга кивает и не может сдержать ликования, прыгает в R8 и уезжает. Кристиан берет меня за руку и входит в вестибюль.

Стоя рядом с ним на стойке регистрации, я чувствую себя совершенно, совершенно нелепо. Вот я, в самом престижном отеле Сиэтла, одетый в большую джинсовую куртку, большие спортивные штаны и старую футболку рядом с этим элегантным, красивым греческим богом. Неудивительно, что секретарша переводит взгляд с одного на другого, как будто уравнение не складывается.Конечно, Кристиан ее переполняет трепет. Я закатываю глаза, когда она краснеет и заикается. Боже, даже ее руки дрожат.

«Вам … нужна рука … с вашими сумками, мистер Тейлор?» — спрашивает она, снова становясь алым.

«Нет, мы с миссис Тейлор справимся».

Миссис Тейлор! Но я не ношу кольца. Я заложил руки за спину.

«Вы находитесь в каскадном люксе, мистер Тейлор, одиннадцатый этаж. Наш посыльный поможет с вашими сумками».

«Все в порядке», — отрывисто говорит Кристиан.»Где лифты?»

Мисс Флашинг Кримсон объясняет, и Кристиан снова берет меня за руку. Я бегло оглядываю впечатляющий, роскошный вестибюль, полный мягких стульев, пустынный, если не считать темноволосой женщины, сидящей на уютном диване и кормящей свою вести лакомыми кусочками. Она поднимает взгляд и улыбается нам, пока мы идем к лифтам. Значит, в отеле разрешено проживание с домашними животными? Странно для такого великолепного места!

В люксе есть две спальни, формальная столовая и рояль.В огромной главной комнате горит пожар. Боже … Этот номер больше моей квартиры.

«Что ж, миссис Тейлор, я не знаю, как вы, но мне очень хотелось бы выпить», — бормочет Кристиан, надежно запирая входную дверь.

В спальне он кладет мой чемодан и свою сумку на пуфик у изножья большой кровати с балдахином и ведет меня за руку в главную комнату, где ярко горит огонь. Это долгожданное зрелище. Я встаю и грею руки, пока Кристиан готовит нам выпить.

«Арманьяк?»

«Пожалуйста».

Через мгновение он присоединяется ко мне у камина и протягивает мне хрустальный бокал для бренди.

«Это был день, а?»

Я киваю, и его серые глаза пристально смотрят на меня, озабоченно .

«Я в порядке», — успокаивающе шепчу я. «А ты?»

«Ну, сейчас я хочу выпить это, а затем, если ты не слишком устал, отведу тебя в постель и потеряюсь в тебе.»

«Я думаю, это можно устроить, мистер Тейлор». Я застенчиво улыбаюсь ему, когда он стаскивает ботинки и стягивает носки.

«Миссис Тейлор, перестаньте кусать губу», — шепчет он.

Я краснею в свой стакан. Арманьяк восхитителен, оставляя после себя обжигающее тепло, скользя по моему горлу шелковисто. Когда я смотрю на Кристиана, он потягивает бренди и смотрит на меня темными — голодными глазами.

«Вы не перестаете меня удивлять, Анастасия.После такого дня, как сегодня — или, вернее, вчера — вы не нытье и не убегаете в горы с криком. Я трепещу перед тобой. Вы очень сильны «.

«У тебя очень хорошая причина остаться», — бормочу я. «Я сказал тебе, Кристиан, я никуда не уйду, что бы ты ни сделал. Ты знаешь, как я к тебе отношусь».

Его рот скручивается, как будто он сомневается в моих словах, и его брови нахмурены, как будто ему больно слышать то, что я говорю. О, Кристиан, что мне нужно сделать, чтобы ты понял, что я чувствую? «Пусть бьет тебя», — ухмыляется мое подсознание.Я мысленно смотрю на нее.

«Где ты собираешься повесить мои портреты Хосе?» Я стараюсь поднять настроение.

«Это зависит». Его губы подергиваются. Это, очевидно, гораздо более приятная тема для разговора для него.

«На чем?»

«Обстоятельства», — загадочно произносит он. «Его шоу еще не закончилось, поэтому мне не нужно сразу решать».

Я склонил голову набок и сузил глаза.

«Вы можете выглядеть так сурово, как хотите, госпожа.Тейлор. Я ничего не говорю, — поддразнивает он.

«Я могу истязать от тебя правду».

Он приподнимает бровь. «На самом деле, Анастасия, я не думаю, что тебе следует давать обещания, которые ты не сможешь выполнить».

Боже мой, он так думает? Я ставлю свой стакан на каминную полку, протягиваю руку и, к большому удивлению Кристиана, беру его стакан и ставлю рядом со своим.

«Нам просто нужно посмотреть на это», — бормочу я. Очень храбро — без сомнения, воодушевленный бренди — я беру Кристиана за руку и тащу его в спальню.У изножья кровати я останавливаюсь. Кристиан пытается скрыть свое веселье.

«Теперь я здесь, Анастасия, что ты собираешься со мной делать?» — поддразнивает он низким голосом.

«Я собираюсь начать с того, что раздену тебя. Я хочу закончить то, что начал раньше». Я дотрагиваюсь до лацканов его пиджака, стараясь не прикасаться к нему, и он не вздрагивает, но задерживает дыхание.

Осторожно, я натягиваю его куртку на его плечи, и он смотрит мне в глаза, все следы юмора исчезли, по мере того, как они растут, обжигая меня, настороженно и нуждаясь? Существует так много интерпретаций его взгляда.Что он думает? Я кладу его куртку на пуфик.

«Теперь твоя футболка», — шепчу я и приподнимаю ее за подол. Он сотрудничает, поднимает руки и пятится, чтобы мне было легче справиться с этим. Выйдя из дома, он пристально смотрит на меня сверху вниз, в одних джинсах, которые так вызывающе свисают с его бедер. Видна полоса его боксеров.

Мой взгляд жадно перемещается вверх по его напряженному животу к остаткам линии помады, выцветшей и размазанной, затем к его груди.Я не хочу ничего, кроме как провести языком по его волосам на груди, чтобы насладиться его вкусом.

«Что теперь?» он шепчет, его глаза пылают.

«Я хочу поцеловать тебя здесь». Я провожу пальцем от бедра к бедру по его животу.

Его губы приоткрываются, когда он резко вдыхает. «Я не останавливаю тебя», — выдыхает он.

Я беру его за руку. «Тогда тебе лучше лечь», — бормочу я и веду его к краю кровати с балдахином. Он кажется сбитым с толку, и мне приходит в голову, что, возможно, с тех пор никто не взял на себя инициативу с ним… ее. Нет, не ходи туда.

Подняв одеяло, он сидит на краю кровати, глядя на меня, ожидая, с настороженным и серьезным выражением лица. Я стою перед ним, снимаю его джинсовую куртку и позволяю ей упасть на пол, затем стягиваю с него спортивные штаны.

Он потирает большим пальцем кончики пальцев. Я могу сказать, что ему не терпится прикоснуться ко мне, но он подавляет это желание. Глубоко вздохнув и проявляя невероятную смелость, я дотрагиваюсь до края своей футболки и поднимаю ее над головой, обнажая перед ним.Его глаза не отрываются от моих, но он сглатывает, и его губы приоткрываются.

«Ты Афродита, Анастасия», — бормочет он.

Я обхватываю его лицо руками, поднимаю его голову и наклоняюсь, чтобы поцеловать его. Он тихонько стонет.

Когда я кладу свой рот на его, он хватает меня за бедра, и, прежде чем я это осознаю, я прижимаюсь к нему, его ноги раздвигают мои, так что он прижимается к моему телу между моими ногами. Он целует меня, разрывает мой рот, наши языки переплелись. Его рука скользит от моего бедра к моему бедру, вдоль живота к груди, сжимая, разминает и соблазнительно тянет мой сосок.

Я стону и непроизвольно наклоняю свой таз к нему, обнаруживая восхитительное трение о шов его ширинки и его растущую эрекцию. Он перестает целовать меня и смотрит на меня сбитым с толку и затаив дыхание. Он сгибает бедра, чтобы его эрекция давила на меня … да. Прямо там.

Я закрываю глаза и стону, и он делает это снова, но на этот раз я отталкиваюсь, наслаждаясь его ответным стоном, когда он снова меня целует. Он продолжает медленную восхитительную пытку — растирать меня, растирать его.И он прав — теряется в нем — это опьяняет, если не считать всего остального. Все мои заботы исчезли.

Я здесь в этот момент с ним — моя кровь поет в моих жилах, громко стучит в моих ушах, смешанная со звуком нашего тяжелого дыхания. Я зарываюсь руками в его волосы, прижимаю его ко рту, пожираю его, мой язык такой же скупой, как и его. Я провожу пальцами по его рукам, по пояснице до пояса его джинсов и просовываю внутрь свои бесстрашные, жадные руки, подгоняя его все дальше и дальше — забывая обо всем, кроме нас.

«Ты собираешься развязать меня, Ана», — внезапно шепчет он, отрываясь от меня и вставая на колени. Он быстро стягивает джинсы и протягивает мне пакет из фольги.

«Ты хочешь меня, детка, и я, черт возьми, хочу тебя. Ты знаешь, что делать».

Тревожными ловкими пальцами я разрываю фольгу и наматываю на него презерватив. Он ухмыляется мне, его рот открыт, глаза туманные, серые и полные плотских обещаний. Наклонившись надо мной, он трется носом о мой, с закрытыми глазами, и восхитительно, медленно входит в меня.

Я хватаю его за руки и приподнимаю подбородок, наслаждаясь изысканно полным ощущением его владения. Он проводит зубами по моему подбородку, расслабляется, а затем снова скользит в меня — так медленно, так мило, так нежно — своим телом давит на меня, его локти и руки по обе стороны от моего лица.

«Ты заставляешь меня забыть обо всем. Ты лучшая терапия», — выдыхает он, двигаясь болезненно неторопливо, смакуя каждый дюйм меня.

«Пожалуйста, Кристиан, побыстрее», — бормочу я, желая большего.

«О нет, детка. Мне нужно это медленно». Он сладко целует меня, нежно прикусывает мою нижнюю губу и поглощает мои тихие стоны.

Я засовываю руки в его волосы и подчиняюсь его ритму, так же медленно и уверенно мое тело поднимается все выше и выше и плато, а затем резко и быстро падает, когда я обхожу его. «О, Ана, — выдыхает он, позволяя себе иди, мое имя — благословение на его губах, когда он находит свое освобождение.

Его голова покоится на моем животе, его руки обнимают меня. Мои пальцы копошатся в его непослушных волосах, и мы так лежим, я не знаю, сколько времени.Уже так поздно, и я так устала, но я просто хочу насладиться тихим безмятежным сиянием после занятий любовью с Кристианом Греем, потому что это то, что мы сделали, нежные, сладкие занятия любовью.

Он прошел долгий путь, как и я, за такое короткое время. Это слишком много, чтобы впитать.

Со всей этой хреновой тварью я теряю из виду его простое и честное путешествие со мной.

«Ты мне никогда не надоест. Не оставляй меня», — бормочет он и целует мой живот.

«Я никуда не пойду, Кристиан, и, кажется, помню, что хотел поцеловать твой живот», — сонно ворчу я.

Он усмехается мне в кожу. «Ничто не останавливает тебя, детка».

«Не думаю, что могу двигаться, я так устал».

Кристиан вздыхает и неохотно ерзает, ложится рядом со мной, положив голову на локоть, и натягивает на нас одеяло. Он смотрит на меня сверху вниз, его глаза светятся, теплые, любящие.

«Спи, детка». Он целует мои волосы и обнимает меня, и я плыву.

Когда я открываю глаза, комнату заливает свет, заставляя меня моргать.Голова затуманена от недосыпания. Где я? Ой — отель …

«Привет», — шепчет Кристиан, нежно улыбаясь мне. Он лежит рядом со мной, полностью одетый, на кровати. Как долго он здесь? Он меня изучал? Внезапно я чувствую себя невероятно застенчивым, поскольку мое лицо нагревается под его пристальным взглядом.

«Привет», — бормочу я, благодарный за то, что лежу на животе. «Как долго вы наблюдаете за мной?»

«Я могу часами смотреть, как ты спишь, Анастасия. Но я здесь всего минут пять.«Он наклоняется и нежно целует меня». Грин скоро будет здесь «.

«Ой». Я забыл о неуместном вмешательстве Кристиана.

«Вы хорошо спали?» — мягко спрашивает он. «Конечно, мне так показалось, со всем этим храпом».

Ой, шутливая дразня Фифти.

«Не храплю!» Я раздраженно надуваю губы.

«Нет, не надо». Он усмехается мне. Слабая полоска красной помады все еще видна вокруг его шеи. «Вы принимали душ?»

«No.Ждем Вас.»

«Ой … ладно».

«Который час?»

«Десять пятнадцать. У меня не хватило духу разбудить тебя раньше».

«Ты сказал мне, что у тебя совсем нет сердца».

Он грустно улыбается, но не отвечает. «Завтрак здесь — вам блины и бекон.

Давай, вставай, мне здесь одиноко. Он резко хлопает меня по спине, заставляя подпрыгнуть, и встает с кровати.

Хм … Версия теплой привязанности Кристиана.

Когда я растягиваюсь, я понимаю, что у меня все болит … без сомнения, это результат всего секса, танцев и балансирования в дорогих туфлях на высоком каблуке. Я вылезаю из постели и пробираюсь в роскошно обставленную ванную комнату, мысленно просматривая события предыдущего дня. Когда я выхожу, я надеваю один из очень пушистых халатов, которые висят на медной вешалке в ванной.

Лейла — девушка, которая похожа на меня — это самый поразительный образ, который мой мозг вызывает для догадок, это и ее жуткое присутствие в спальне Кристиана.Чего она хотела? Мне?

Христианин? Сделать что? И какого хрена она разбила мою машину?

Кристиан сказал, что у меня будет еще одна Ауди, как и у всех его сабмиссивов. Эта мысль нежелательна. Поскольку я был так щедр на деньги, которые он мне дал, я мало что могу сделать.

Я брожу в главную комнату люкса — Кристиана нет. Наконец я нашел его в столовой. Я сажусь, благодарный за великолепный завтрак, который мне положили. Кристиан читает воскресные газеты и пьет кофе, его завтрак закончился.Он улыбается мне.

«Ешь. Тебе сегодня понадобится твоя сила», — поддразнивает он.

«И почему? Ты собираешься запереть меня в спальне?» Моя внутренняя богиня внезапно просыпается, вся взлохмаченная с видом только что трахнувшегося.

«Какая бы привлекательная эта идея ни была, я думал, мы пойдем куда-нибудь сегодня. Подышать свежим воздухом».

«Это безопасно?» — невинно спрашиваю я, пытаясь и безуспешно пытаясь скрыть иронию в голосе.

Лицо Кристиана опускается, его губы сжимаются.«Куда мы идем, оно есть. И это не шутка», — строго добавляет он, сузив глаза.

Я краснею и смотрю на свой завтрак. Мне не хочется, чтобы меня ругали после всей драмы и такой поздней ночи. Я ем свой завтрак в тишине, чувствуя раздражение.

Мое подсознание покачала головой. Пятьдесят не шутят о моей безопасности — я уже должен это знать. Я хочу закатить глаза на него, но воздерживаюсь.

Хорошо, я устал и вспыльчив. Вчера у меня был длинный день и я не выспалась.Почему, ну почему он выглядит свежим, как ромашка? Жизнь несправедлива.

Стук в дверь.

«Это будет хороший доктор», — ворчит Кристиан, явно все еще терзаемый моей иронией. Он крадется из-за стола.

Разве у нас не может быть спокойного нормального утра? Я тяжело вздыхаю, оставляю половину завтрака и встаю, чтобы поприветствовать доктора Депо-Провера.

Мы в спальне, и доктор Грин смотрит на меня с открытым ртом. Она одета более небрежно, чем в прошлый раз, в бледно-розовый кашемировый комплект для близнецов и черные брюки, а ее прекрасные светлые волосы распущены.

«А ты просто перестал принимать? Вот так?»

Я краснею, чувствуя себя невероятно глупо.

«Да». Может ли мой голос быть тише?

«Вы могли быть беременны», — сухо говорит она.

Что! Мир падает к моим ногам. Мое подсознание рушится на пол, меня тошнит, и я думаю, что мне тоже станет плохо. Нет!

«Вот и пописай сюда». Сегодня она занята всем — пленных не берет.

Кротко, я принимаю предложенный ею небольшой пластиковый контейнер и в оцепенении бреду в ванную.Нет. Нет. Ни за что … Ни за что … Пожалуйста, нет. Нет.

Что будет делать Fifty? Я бледнею. Он урод.

Нет, пожалуйста! Я шепчу беззвучную молитву.

Я передаю доктору Грин свой образец, и она осторожно кладет в него небольшую белую палочку.

«Когда у тебя начались месячные?»

Как я должен думать о таких мелочах, когда все, что я могу сделать, это с тревогой смотреть на белую палку?

«Э … Среда? Не тот, что только что пропал, а тот, что был до этого.Первое июня «.

«А когда ты перестал принимать таблетки?»

«Воскресенье. Последнее воскресенье».

Она поджимает губы.

«Все должно быть в порядке», — резко говорит она. «По вашему выражению лица я могу сказать, что незапланированная беременность не будет приятной новостью. Так что медроксипрогестерон — хорошая идея, если вы не можете забывать принимать таблетки каждый день». Она строго смотрит на меня, и я вздрагиваю от ее властного взгляда. Взяв белую палку, она всматривается в нее.

«Вы в чистоте. У вас еще не было овуляции, поэтому при соблюдении надлежащих мер предосторожности вы не должны быть беременными. А теперь позвольте мне проконсультировать вас по поводу этого укола. Мы не учитывали его в последний раз. время из-за побочных эффектов, но, откровенно говоря, побочные эффекты у ребенка далеко идущие и продолжаются годами ». Она улыбается, довольная собой и своей шуткой, но я не могу ответить — я слишком ошеломлен.

Доктор Грин переходит в режим полного раскрытия информации о побочных эффектах, и я сижу парализованный от облегчения, не слушая ни слова.Я думаю, что я потерплю любое количество незнакомых женщин, стоящих в конце моей кровати, вместо того, чтобы признаться Кристиану в том, что я беременна.

«Ана!» — огрызается доктор Грин. «Давай сделаем это». Она выводит меня из задумчивости, и я охотно закатываю рукав.

Кристиан закрывает за ней дверь и осторожно смотрит на меня. «Все хорошо?» он спрашивает.

Я молча киваю, и он склоняет голову набок, его лицо напряжено от беспокойства.

«Анастасия, что это?Грин сказал? »

Я качаю головой. «Ты в порядке через семь дней», — бормочу я.

«Семь дней?»

«Да».

«Ана, что случилось?»

Я глотаю. «Не о чем беспокоиться. Пожалуйста, Кристиан, оставь это».

Кристиан вырисовывается передо мной. Он хватает меня за подбородок, запрокидывает голову и решительно смотрит мне в глаза, пытаясь разгадать мою панику.

«Скажи мне», — настойчиво рявкает он.

«Рассказывать нечего.Я бы хотел одеться, — я убираю подбородок из-под его досягаемости.

Он вздыхает и проводит рукой по волосам, хмуро глядя на меня. «Давай примемся», — наконец говорит он.

«Конечно», — рассеянно бормочу я, и его рот скручивается.

«Пойдем», — угрюмо говорит он, крепко сжимая мою руку. Он крадется в сторону ванной, а я иду за ним. Кажется, не только я в плохом настроении. Включив душ, Кристиан быстро раздевается, прежде чем повернуться ко мне.

«Я не знаю, что вас расстроило, или вы просто вспыльчивы из-за недостатка сна»,

говорит он, расстегивая мою одежду.«Но я хочу, чтобы ты сказал мне. Мое воображение убегает вместе со мной, и мне это не нравится».

Я закатываю глаза на него, и он смотрит на меня, сузив глаза. Дерьмо! Ладно … поехали. «Доктор Грин отругал меня за то, что я пропустил таблетку. Она сказала, что я могу быть беременной».

«Что?» Он бледнеет, и его руки замерзают, когда он смотрит на меня, внезапно побледневшим.

«Но это не так. Она провела тест. Это был шок, вот и все. Не могу поверить, что я был настолько глуп».

Он заметно расслабляется.»Вы уверены, что нет?»

«Да».

Он глубоко вздыхает. «Хорошо. Да, я вижу, что такие новости были бы очень обидными».

Я хмурюсь …. расстроен? «Меня больше беспокоила твоя реакция».

Он недоуменно нахмурился. «Моя реакция? Ну, естественно, я испытываю облегчение … это было бы верхом небрежности и дурных манер, чтобы сбить тебя с толку».

«Тогда, может быть, нам стоит воздержаться», — огрызнулся я.

Он смотрит на меня с недоумением, как будто я занимаюсь каким-то научным экспериментом.

«Вы сегодня утром в плохом настроении».

«Это был просто шок, вот и все», — раздраженно повторяю я.

Захватив лацканы моей мантии, он заключает меня в теплые объятия, целует мои волосы и прижимает мою голову к своей груди. Меня отвлекают волосы на его груди, они щекочут мою щеку.

О, если бы я только мог прижаться к нему!

«Ана, я к этому не привык», — бормочет он. «Моя естественная склонность — выбить это из вас, но я серьезно сомневаюсь, что вы этого хотите.»

Вот дерьмо. «Нет, не знаю. Это помогает». Я крепче обнимаю Кристиана, и мы стоим целую вечность в странных объятиях, Кристиан обнаженный, а я закутанный в мантию. Я снова потрясен его честностью. Он ничего не знает об отношениях, и я тоже, кроме того, что я узнал от него. Что ж, он просил веры и терпения; может мне стоит сделать то же самое.

«Пойдем, пойдем в душ», — наконец говорит Кристиан, отпуская меня.

Отступая, он снимает меня с моей одежды, и я следую за ним в водопад, прижимая лицо к потоку.Под гигантским шоу-румом есть место для нас обоих. Кристиан тянется за шампунем и начинает мыть голову. Он передает его мне, и я следую его примеру.

О, это хорошо. Закрыв глаза, я поддаюсь очищающей, согревающей воде. Когда я смываю шампунь, я чувствую его руки на себе, намыливающие мое тело: мои плечи, мои руки, подмышки, мои груди, мою спину. Он осторожно разворачивает меня и прижимает к себе, продолжая двигаться по моему телу: мой живот, мой живот, его умелые пальцы между моими ногами — хммм — моя задница.О, это приятно и так интимно. Он снова поворачивает меня к себе лицом.

«Вот, — тихо говорит он, протягивая мне гель для душа. «Я хочу, чтобы ты смой остатки помады».

Мои глаза стремительно открываются и быстро бросаются к нему. Он пристально смотрит на меня, насквозь мокрый и красивый, его великолепные ярко-серые глаза ничего не выдадут.

«Пожалуйста, не уходи далеко от линии», — бормочет он.

«Хорошо», — бормочу я, пытаясь осознать чудовищность того, что он только что просил меня сделать — прикоснуться к нему на краю запретной зоны.

Я выдавливаю небольшое количество мыла на руку, растираю руки, чтобы образовалась пена, затем кладу их ему на плечи и аккуратно смываю полоски помады с каждой стороны. Он замирает и закрывает глаза, его лицо бесстрастно, но он быстро дышит, и я знаю, что это не похоть, а страх. Это очень сильно меня режет.

Дрожащими пальцами я внимательно прослеживаю линию вдоль его груди, намыливая и нежно растирая, и он сглатывает, его челюсти напряжены, как будто его зубы стиснуты.Ой! Мое сердце сжимается, а горло сжимается. О нет, я буду плакать.

Я останавливаюсь, чтобы добавить еще мыла в руку, и чувствую, как он расслабляется передо мной. Я не могу смотреть на него. Мне невыносимо видеть его боль — это слишком. Я глотаю.

«Готовы?» Я бормочу, и в моем голосе отчетливо слышно напряжение.

«Да», — шепчет он хриплым голосом, пронизанным страхом.

Осторожно кладу руки ему на грудь, и он снова замирает.

Это уж слишком.Я переполнена его доверием ко мне — переполнена его страхом, ущербом, нанесенным этому прекрасному, падшему, ущербному человеку.

Слезы текут у меня на глазах и текут по моему лицу, потерянному в воде после душа. О, Кристиан! Кто это с тобой сделал?

Его диафрагма быстро движется с каждым неглубоким вдохом, его тело жесткое, напряжение исходит от него волнами, а мои руки двигаются вдоль линии, стирая ее. О, если бы я мог просто стереть твою боль, я бы — я сделал бы все — и я не хочу ничего, кроме как целовать каждый шрам, который я вижу, целовать те ужасные годы пренебрежения.Но я знаю, что не могу, и мои слезы непроизвольно текут по моим щекам.

«Нет, пожалуйста, не плачь», — бормочет он с болью в голосе, крепко обнимая меня. «Пожалуйста, не плачьте по мне». И я разразился сильными рыданиями, уткнувшись лицом в его шею, когда я думаю о маленьком мальчике, потерянном в море страха и боли, напуганном, заброшенном, оскорбленном — невыносимой боли.

Отодвигаясь, он обхватывает мою голову обеими руками, наклоняет ее назад и наклоняется, чтобы поцеловать меня.

«Не плачь, Ана, пожалуйста», — бормочет он мне в рот.«Это было давно. Мне очень хочется, чтобы ты прикоснулся ко мне, но я просто не могу этого вынести. Это слишком. Пожалуйста, пожалуйста, не плачь».

«Я тоже хочу прикоснуться к тебе. Больше, чем ты когда-либо знаешь. Увидеть тебя таким … таким обиженным и напуганным, Кристиан … это глубоко ранит меня. Я так сильно тебя люблю».

Он проводит большим пальцем по моей нижней губе. «Я знаю. Я знаю», — шепчет он.

«Тебя очень легко любить. Разве ты этого не видишь?»

«Нет, детка, не знаю».

«Да.И я, и ваша семья тоже. Как и Елена и Лейла — у них странный способ показать это — но они это делают. Вы достойны ».

«Стоп». Он прикладывает палец к моим губам и качает головой с мучительным выражением лица. «Я не слышу этого. Я — ничто, Анастасия. Я — человеческая оболочка. У меня нет сердца».

«Да, это так. И я хочу этого, всего этого. Ты хороший человек, Кристиан, действительно хороший человек.

Никогда в этом не сомневайтесь. Посмотри, что ты натворил…. чего ты добился, — рыдаю я. — Посмотри, что ты сделал для меня … что ты отвернулся от меня, — шепчу я. — Я знаю.

Я знаю, что ты думаешь обо мне «.

Он смотрит на меня широко раскрытыми в панике глазами, и все, что мы слышим, — это непрерывный поток воды, текущей на нас в душе.

«Ты меня любишь», — шепчу я.

Его глаза расширяются, а рот открывается. Он глубоко вздыхает, словно запыхался. Он выглядит замученным — уязвимым.

«Да», — шепчет он. «Я делаю.»

Темнее: на пятьдесят оттенков темнее, по словам Кристиана (Пятьдесят оттенков серого, серия № 5) (Мягкая обложка)

$ 15,95

Не на наших полках — отправка через 1–5 дней

Описание


Взгляните на мир Fifty Shades of Gray по-новому глазами Кристиана Грея — свежий взгляд на историю любви, очаровавшую миллионы читателей по всему миру.

Ищите новую страстную историю любви Э.Л. Джеймса, Мистер , уже в продаже.

Их горячий, чувственный роман закончился разбитым сердцем и взаимными обвинениями, но Кристиан Грей не может выбросить Анастасию Стил из головы и из своей крови. Будучи преисполнен решимости вернуть ее, он пытается подавить свои самые темные желания и свою потребность в полном контроле и любить Ану на ее собственных условиях.

Но ужасы детства все еще преследуют его, и интригующий босс Аны, Джек Хайд, явно хочет ее себе.Может ли доверенное лицо и терапевт Кристиана, доктор Флинн, помочь ему справиться с его демонами? Или собственничество Елены, его соблазнительницы, и безумная преданность Лейлы, его бывшей покорной, утащат Кристиана в прошлое?

И если Кристиан вернет Ану, сможет ли такой темный и испорченный человек когда-либо надеяться удержать ее?

Об авторе


Э.Л. Джеймс — неизлечимый романтик и самопровозглашенная фанатка. После двадцати пяти лет работы на телевидении она решила осуществить детскую мечту и написать истории, которые читатели могли бы принять их сердцу.Результатом стал противоречивый и чувственный роман Fifty Shades of Gray и два его продолжения, Fifty Shades Darker и Fifty Shades Freed . В 2015 году она опубликовала бестселлер №1 Grey , рассказ о Fifty Shades of Gray с точки зрения Кристиана Грея, а в 2017 году — первую часть чартов Darker , вторую часть Fifty Shades . история с точки зрения Кристиана. Ее книги были опубликованы на пятидесяти языках и разошлись тиражом более 150 миллионов экземпляров по всему миру.

Э.Л. Джеймс был признан одним из «самых влиятельных людей в мире» журнала Time и «Человеком года» журнала Publishers Weekly . № «Пятьдесят оттенков серого» № оставался в списке бестселлеров The New York Times в течение 133 недель подряд. Fifty Shades Freed получил награду Goodreads Choice Award (2012), а Fifty Shades of Grey был выбран в качестве одного из 100 лучших прочтений, по мнению читателей, в журнале PBS The Great American Read (2018). Darker был номинирован на литературную премию International DUBLIN 2019 года.

Она спродюсировала для Universal Studios фильмы «Пятьдесят оттенков», которые собрали более миллиарда долларов в прокате. Третий выпуск, Fifty Shades Freed, получил приз зрительских симпатий в области драмы в 2018 году.

EL Джеймс благословлен двумя замечательными сыновьями и живет со своим мужем, писателем и сценаристом Найлом Леонардом, и их вест-хайленд-терьерами в зеленые пригороды Западного Лондона.

Рецензия на «Пятьдесят оттенков серого»: ужасная трилогия подходит к концу

По причинам, которые сейчас для меня не ясны — и были по определению непонятными — я прочитал пятьдесят оттенков серого в тот ужасный момент американской истории когда казалось, что все остальные тоже его читают. Я не верю, что читал какое-либо из сиквелов книги, хотя и не могу засвидетельствовать это с большой уверенностью. Достаточно сказать, что я принял либо мудрое решение пропустить их, либо единственное чуть менее мудрое решение подавить все воспоминания о них.

Но писать о фильмах — это то, за что мне платят, и иногда это влечет за собой определенное профессиональное самопожертвование. На этой неделе имя этой жертвы — Fifty Shades Freed .

Третья и последняя — давайте сделаем паузу и на мгновение насладимся этим словом — адаптация серии романов «эротический роман» Эрики Митчелл (псевдоним: Э.Л. Джеймс), Fifty Shades Freed , настолько ужасна, насколько можно представить . Иными словами, он намного хуже, чем первый фильм — который, хотя и ужасен, задним числом выглядит как Гражданин Кейн , только с большим обсуждением фаллоимитаторов.Я бы поставил новый фильм более или менее в один ряд со вторым, На пятьдесят оттенков темнее , что имеет смысл, учитывая, что оба были сняты одновременно, и были сняты Джеймсом Фоули (чья основная рекомендация заключается в том, чтобы он снял Гленгарри Глен. Ross много-много лет назад), и были адаптированы Найлом Леонардом (чья основная рекомендация состоит в том, что он женат на Эрике Митчелл).

Хорошая новость — и, да, мы оцениваем кривую настолько круто, что это, по сути, вертикальное падение — то, что Fifty Shades Freed немного менее ретрограден и агрессивен, чем Fifty Shades Darker .Плохая новость в том, что это еще более идиотский подход, что в своем роде является замечательным достижением.

В любом случае, как и его предшественник, он в высшей степени заслуживает одного в моих эпизодических сериях спойл-обзоров: линейное изложение всех глупых элементов фильма, которые мне удалось записать в записной книжке во время просмотра. (К другим примерам микрожанра относятся Люси , Фантастическая четверка , The Happening и Стрелок .) Чтобы было ясно: то, что следует ниже, покажет как можно больше сюжетных событий, для которых оно предназначено. служат альтернативой просмотру фильма.Но я уверен, что вселенная людей, которые хотели бы посмеяться над этим фильмом, значительно больше, чем вселенная тех, кто на самом деле готов смотреть его. Итак, начнем.


1. Чтобы догнать любого, кто либо не знаком с сериалом, либо настолько искусен, насколько я могу быть в искусстве подавления: в первом фильме была убеждена Анастасия Стил (Дакота Джонсон), девственная студентка колледжа миллиардером Кристианом Греем (Джейми Дорнан) стал его сексуальным «покорным» S&M.В конце фильма она смутно взбунтовалась, но во втором ее снова успешно уговорили, что в значительной степени отбросило в сторону непослушную тему S&M, которая изначально была основной причиной этого предприятия. (Его «кульминацией» было то, что Кристиан отвел Ану в свою Красную комнату боли и … применил массажное масло.) Единственные другие моменты, которые, я думаю, имели какое-то значение, — это то, что 1) босс Аны в издательстве Сиэтла, где она работала, подвергся сексуальному насилию она, так что Кристиан дернул за ниточки, чтобы его уволили; и 2) Кристиан предложил брак, предложив кольцо, достаточно большое, чтобы его можно было использовать как мяч для бочче, и Ана согласилась.

2. So Fifty Shades Freed открывается свадьбой. Мы наблюдаем, как расстегиваются великолепные кружева свадебного платья Аны; мы восхищаемся массивным мужским величием запонок Christian. Увы, их клятвы душераздирающе условны: «Я обещаю любить, доверять и защищать вас»; «Я даю тебе свою руку и свое сердце, пока мы оба будем жить». Бу! Где ссылки на доминирование и подчинение, на порку и порку, на Красную комнату? Что это за фильм?

3. После танцев Кристиан говорит Ане: «Пойдем отсюда. Мне надоело делиться тобой со всей этой болтовней ». Не для того, чтобы собрать сюда воина всего класса, но, возможно, это не лучшая фраза для миллиардера, который будет болтать со своей женой, которая теперь стала миллиардером. Звучит немного, скажем, Стив Мнучин-й.

4. Кристиан ведет Ану в аэропорт, где его ждет частный самолет. «Это тебе принадлежит?» — недоверчиво спрашивает она. Привет? Он провел два фильма, где снимал ее на планерах и вертолетах и ​​на парусных лодках стоимостью в миллион долларов.Она удивлена, что у него есть частный самолет? На самом деле Ана, кажется, помнит то, что происходило в тех фильмах, даже меньше, чем я.

5. Париж! Если Эйфелева башня не выдала это, фильм добавляет Триумфальную арку в качестве вторичной подсказки. Они ходят в оперу. Они держатся за руки. Они занимаются сексом на расстоянии и без наготы со вкусом. Это может быть худшая реклама брака за все время. Вашему самому консервативному дедушке и бабушке сейчас, наверное, скучно.

6. Продолжаем путь к Лазурному берегу. На пляже без одежды Ана хочет снять верх от бикини, но Кристиан, который всю жизнь извращенец, внезапно превратился в ханж, запрещает это. Когда он идет купаться, она все равно снимает верх, что может быть самой самореализованной вещью, которую она делала во всех фильмах вместе взятых. Думаю, прогресс.

7. Они возвращаются на роскошную яхту, на которой остановились. Кристиан, все еще раздраженный тем, что Ана ослушалась его: топлес, вытаскивает наручники. Она выглядит ошеломленной.И снова оказывается, что она не помнит два предыдущих фильма. Есть ли во всей трилогии кровавый подтекст, который никогда не раскрывается?

8. Увы, медовый месяц оборвался. Подчиненная Кристиана звонит ему и сообщает, что кто-то ворвался в «серверную» его компании и привел в действие «взрывное устройство». Просматривая запись с камер видеонаблюдения, Ана узнает в злоумышленнике Джека Хайда (Эрик Джонсон), бывшего босса, который напал на нее и был, по сути, уволен Кристианом.«Зачем ему это делать?» — спрашивает Ана. Действительно? Сумасшедший или нет, его мотив кажется довольно очевидным. Или нет?

8а. Да, Джек «Хайд» легко побеждает в остальной конкуренции за самую смехотворную метафорическую фамилию.

8б. Как я отмечал в обзоре спойл к предыдущему фильму, за исключением охранников, фактически все подчиненных во вселенной Fifty Shades — женщины. Возможно, я где-то упускаю какое-то небольшое исключение, но, пожалуй, наиболее четко сформулированный вывод из всей серии состоит в том, что женщины всегда работают на мужчин, а не наоборот.

9. Вернувшись в пентхаус Кристиана в Сиэтле, Ана встречает персонал и поражена вопросом, как она хочет «вести хозяйство». Клянусь, она была без сознания на протяжении первых двух фильмов. Как я ей завидую.

10. Ана отпускает повара на ночь, потому что хочет приготовить ужин. Кристиан: «Я мог бы привыкнуть к тебе на кухне». Ана: «Босиком и беременна?» Кристиан, очевидно, озадачен таким ответом, и, похоже, он не связан с возможным пренебрежением Аной обувью.Это то, что на вводных занятиях по написанию сценариев называется , предвещающим .

11. Ана появляется на работе в издательстве, которое существует, чтобы подразумевать, что у нее есть «работа», хотя она, кажется, почти никогда ее не выполняет. Там она узнает, что ее повысили до «редактора художественной литературы». Подчиненная Лиз (разумеется, женщина) едко отмечает, что повышение произошло, несмотря на то, что «тебя здесь даже не было».

11а. Если я сильно не ошибаюсь, Ана уже была назначена редактором художественной литературы в последнем фильме после того, как Кристиан уволил предыдущего редактора художественной литературы, изнасиловав ее тогдашнего босса Джека.Может, она была всего действующим редактором художественной литературы ? Или, может быть, в этом фильме нет лучшего понимания того, что уже произошло, чем в самой Ана?

11б. Также стоит отметить, что в последнем фильме Кристиан купил издательство, где работает Ана, став, как они неоднократно шутят, «боссом ее босса». (Забавно!) Могло ли это сыграть роль в стремительном росте Аны от новичка-новичка, только что окончившего обучение, до старшего редактора? Да, хотя, кажется, никто не замечает, кроме этой капризной подчиненной Лиз.(Подробнее о ней позже.) Можно было почти вообразить Fifty Shades Freed , имеющий более глубокий, подрывной уровень, на котором дико богатые, постоянно потакающие своим желаниям Ана и Кристиан являются злодеями, а их многочисленные фольги и сотрудники с низкими доходами — герои. Но это фильм, который не может быть более заметным из-за отсутствия «уровней».

12. Кристиан врывается в офис Аны, как он это часто делает. Он зол, что она не сменила адрес электронной почты на «Анастасия Грей .Она объясняет, что хочет использовать свою девичью фамилию на работе и любит свою работу. Он объясняет, что ей «не нравится Анастасия Стил ». (Чтобы мы не забыли, в конце концов, он — начальник ее босса.) Он добавляет, что она получила работу «благодаря упорному труду и таланту». Практически все на просмотре, который я посетил, смеялись.

13. Он показывает ей свой новый модный спортивный автомобиль Audi с товарным знаком. Она умоляет: «Могу я водить машину? Дай мне поехать. Позвольте мне вести его ». Он игнорирует ее и сам управляет ею.

14. Он ведет ее в красивый особняк на берегу озера, и она говорит, что чувствует себя так, как будто бывала там раньше. Он напоминает ей, что она видела это, когда они были на парусной лодке в предыдущем фильме, поэтому он купил это для нее.

15. Он нанял архитектора Джиа, который встречает их в доме. Она красива и явно смотрит на Кристиана. Будет ли она той фольгой / осложнением, в котором так отчаянно нуждается этот безвкусный фильм? Нет, не пойдет. Это единственный раз, когда мы видим ее, хотя персонажи неоднократно возвращались к тому, насколько прекрасна ее грудь.

16. Джиа хочет снести весь особняк и заменить его ультрасовременным «умным домом» с самоочищающимися окнами. Ана ненавидит эту идею и ненавидит то, как Джиа смотрит на Кристиана, поэтому она говорит ей: «Вы можете звать меня , миссис Грей, . Или ты можешь вернуться в свою чертовую машину и поехать обратно в Сиэтл ». Это действительно головокружительно, как быстро Ана изменила свое мнение по вопросу о фамилии и перешла с «Хорошей соседки» на «Мерзкую, титулованную богатую личность».Но, по крайней мере, она не называет Джиа «шалью».

17. Кристиан настолько впечатлен трансформацией Аны, что позволяет ей водить машину. Таким образом, он на целых четыре месяца опережает Саудовскую Аравию, которая объявила об отмене запрета на использование женщин-водителей в июне. В восторге от своего новообретенного права, Ана с энтузиазмом говорит: «Я автогонщик!» Внимательные зрители могут заметить отголосок последнего фильма, в котором Кристиан позволил ей сесть за штурвал парусника, а она хлынула: «Не могу поверить, что делаю это! Я капитан! »

18. Таинственный внедорожник начинает преследовать их — это Джек? — что может быть наименее динамичной автомобильной погоней, посвященной целлулоиду с момента выхода из эксплуатации Model T. Потеряв внедорожник, они выезжают на парковку. Ана забирается к Кристиану на колени, и они занимаются сексом. Ана хихикает.

19. Кристиану нужно ехать в Нью-Йорк на собрания. Ана предлагает подстричь его и спрашивает, где ножницы. Он говорит, что они в его столе, и когда она идет их искать, то находит револьвер.Это пример драматического начала «чеховского пистолета»? Конечно, это является. Пока Ана стрижет Кристиана волосы, он нащупывает ее. Она хихикает.

20. Кристиан, обеспокоенный возможной угрозой со стороны Джека, заставляет Ану пообещать прийти прямо с работы домой, пока его нет в городе. Вместо этого она идет выпить со своей подругой Кейт. Когда она возвращается в квартиру, Джек ждет ее с кухонным ножом. К счастью, его схватили двое охранников Аны. Один говорит: «Вам лучше удержать его.Другой отвечает: «У меня ничего нет». Ана объявляет: «Мы делаем». На данный момент это кульминация фильма и, возможно, единственный на сегодняшний день умышленно комический момент в сериале.

20а. Стоит отметить, что Джек, единственная известная нам работа которого — редактор художественной литературы, по сути, стал суперпреступником, способным проникнуть через систему безопасности, чтобы атаковать корпоративный офис Кристиана и чуть не похитить его жену. Имейте это в виду, когда в следующий раз рассердите художественного редактора.

21. Когда Ана просыпается, Кристиан вернулся и сердито пьет по утрам. Позже он отведет ее в Красную комнату и будет мучить ее вибратором, не допуская сексуального освобождения. Он объясняет, что именно так он себя чувствует, когда она не выполняет то, что он просит. Это не кажется очень удачным сравнением.

22. Ана и Кристиан ломают голову над тем, почему Джек (теперь находящийся в заключении) вышел за ними. Еще раз, кто-нибудь помнит предыдущий фильм, в котором его уволили за сексуальное насилие, что фактически положило конец его карьере?

23. Ана вернулась на работу, когда без предупреждения явился Кристиан. «Я думаю, ты заслуживаешь перерыва», — заявляет он, прежде чем посадить ее на самолет до Аспена. Становится все более очевидным, что работа Аны в издательстве состоит в том, чтобы просто ждать, пока Кристиан не влетит или не увезет ее в импровизированный отпуск.

23а. Может ли эта последняя деталь быть полуавтобиографической? Если бы редактор художественной литературы, ответственный за романы Эрики Митчелл « Пятьдесят оттенков », проводил все свое время в отпуске, это могло бы помочь объяснить общее качество книг.

24. Ана и Кристиан находятся в Аспене вместе с его братом Эллиоттом, ее подругой Кейт — они встречаются, его сестрой Миа и ее парнем. Кристиан играет на пианино «Может быть, я удивлен» и поет притворно одухотворенно. Парень Мии, обращаясь ко всей публике, идущей в кино, говорит: «Может, я достаточно наслушался». Это вторая звездная точка фильма. Третьего не будет.

25. Ане снится кошмар про Джека. Кристиан просыпается и обнаруживает, что она ест мороженое на кухне.Она кладет немного ему на грудь и слизывает. Он кладет немного ей на внутреннюю поверхность бедер и слизывает. Они занимаются сексом на столе. Ана хихикает. Послушайте, я за то, чтобы развлекаться во время секса, но если бы я был христианином, меня бы беспокоил тот факт, что Ана хихикает каждый раз, когда он роняет тру.

26. Охранник Кристиана проверил биографию Джека и выяснил, что до приезда в Сиэтл он также был редактором художественной литературы в Нью-Йорке и Чикаго. (Вероятно, так он научился быть преступным вдохновителем.) Кроме того, он был в приемных семьях в Детройте и выходил из них. Кристиан говорит: «Я тоже». Процитируем великий блог доктора Грозного о пении под музыку : «Какая безумная случайность».

27. Эллиот делает предложение Кейт, но не раньше, чем упомянул, насколько беспорядочным он был до встречи с ней. Совет, ребята: оставьте эту часть в стороне.

28. Вернувшись в Сиэтл, Кристиан ведет Ану в Красную комнату и предлагает ей выбрать одну из его ассортимента анальных пробок. Позже, на работе, она вспоминает об этом опыте.Думаю, это третье, что влечет за собой ее работа. Тем временем судья отпускает Джека под залог без какой-либо видимой причины.

29. Ана идет к гинекологу. Оказывается, она неоднократно забывала делать уколы противозачаточных средств и сейчас на сроке от шести до семи недель беременности. Но позвольте ей немного расслабиться: трудно оставаться на вершине каждой мелочи жизни, когда вы проводите все свое время в отпуске и фантазируете об анальных пробках.

30. Ана рассказывает Кристиану о беременности за ужином.Он в ярости. (Помните его ответ «босиком и беременна»?) Он задерживается допоздна и напивается, а когда он возвращается, Ана узнает, что он был с Еленой Линкольн, пожилой женщиной, которая соблазнила его в S&M, когда ему было 15 лет. Теперь она злится и запирается в Красной комнате, чтобы спать. Тот факт, что это то, для чего он сейчас используется, говорит вам почти все, что вам нужно знать об эротическом коэффициенте фильма.

31. Ана говорит Кристиану: «Младенцы появляются, когда вы занимаетесь сексом.Более точная формулировка была бы такой: «Младенцы появляются, когда вы занимаетесь сексом, и вас не беспокоит использование противозачаточных средств, специально разработанных для исключительной простоты использования».

32. На работе Ане звонит Джек, который похитил сестру Кристиана, Мию. Ана должна принести ему 5 миллионов долларов наличными в течение нескольких часов, иначе он ее убьет. Ана не должна рассказывать Кристиану.

33. Вам еще не скучно? Я. В конце концов, весь смысл этого упражнения в том, чтобы занять меньше времени, чем сам фильм.Итак, давайте перейдем к делу. С помощью комично абсурдных махинаций Ана получает деньги и встречает Джека в заброшенном здании на окраине города. Оказывается, у него есть сообщница: Лиз, подчиненная, которая считала странным, что Ана получила большое повышение по службе, несмотря на то, что не была в офисе несколько недель. Джек бьет и пинает Ану. Но она принесла пистолет из-за стола — спасибо, Чехов! — и выстрелила Джеку в ногу. Полиция прибывает, когда Ана теряет сознание.

34. После того, как Ана возвращается домой из больницы, она и Кристиан получают дополнительную информацию о Джеке.Оказывается, подождите, он и Кристиан в детстве проводили время в одном приюте в Детройте. Кристиан был усыновлен в богатой семье, в то время как Джек остался дома, обреченный на тяжелую работу и нищету в качестве редактора художественной литературы высокого класса. Это , почему он хотел схватить Ану и Кристиана.

35. Кристиан сожалеет о своей очаровательной жизни. Ана напоминает ему: «Ты человек чести. И ты хорошо относишься к людям ». Она буквально забыла все, что происходило в этих фильмах.

36. Фильм заканчивается монтажом, напоминающим нам обо всех романтических моментах Аны и Кристиана вместе. (Примечательно, что ни один из них не взят из текущего фильма.) Он спасает ее от того, чтобы ее сбил велосипедист; он забирает ее на вертолете, планере и частном самолете; он выводит ее на парусник. Только сейчас я понял: вся эта трилогия была версией R-рейтинга Ричарда Скарри Cars and Trucks and Things That Go . Возникает неизбежный вопрос: позволит ли Кристиан Ане водить машину с рассолом?

Пять самых больших изменений в книге «На пятьдесят оттенков темнее»

Новый трейлер: «На пятьдесят оттенков темнее»

Пока Христиан борется со своими внутренними демонами, Анастасии приходится противостоять гневу и зависти женщин, которые были до нее.

Fifty Shades вернулся.

Новая часть франшизы БДСМ-романтики стала популярной в кинотеатрах Friday, адаптировав вторую книгу E.L. Трилогия Джеймса, На пятьдесят оттенков темнее . Хотя критикам фильм не понравился, фанатам, вероятно, понравится точная адаптация, которая следует за Кристианом (Джейми Дорнан) и Аной (Дакота Джонсон), когда они пытаются наладить свои отношения.

Но даже самые верные адаптации должны кое-что изменить.Мы разбиваем пять самых больших изменений, которые фильм внес в исходный материал.

1. Кристиан меньше контролирует

Персонаж Кристиана в новом фильме кажется менее контролирующим и жестоким из-за нескольких изменений. Они не продают танец с Аной на аукционе, и он не покупает его за 100 000 долларов. Кроме того, когда всплывает тема о рабочей поездке Аны в Нью-Йорк с Джеком, Кристиан не хочет, чтобы она ехала, но они обсуждают это, и она решает не ехать, послушав его.В книге он уже приобрел компанию, в которой она работает (он делает это и в фильме, но не так рано), и поэтому он замораживает их дорожные средства, чтобы предотвратить поездку.

2. Определенные сексуальные сцены опущены

В фильме много сексуальных сцен, но две конкретные опущены, в том числе одна с ванильным мороженым и другая на бильярдном столе (хотя есть промо фильма, в котором Кристиан и Ана в бильярд).

3. Ана не теряет пугающее количество веса, пока они разбиты.

В книгах вес Аны сильно колеблется в зависимости от ее душевного состояния, а Кристиан одержим ее привычками в еде.В частности, когда пара распадается в начале книги, и у Ана становится очень низкий вес, Кристиан глубоко обеспокоен. В фильме это полностью вырезано.

4. Персонажи вырезаны или свернуты

Чтобы освободить место для Джека, Лейлы и Елены, такие персонажи, как Хосе и Кейт, появляются только в нескольких сценах. Сцена, где Кейт находит электронное письмо, в котором обсуждается контракт Аны и Кристиана, также вырезана. Персонажи из книги, такие как терапевт Кристиана, доктор Флинн, и телохранитель Аны, Люк Сойер, вообще не появляются.

5. Арка Джека Хайда другая.

Джек Хайд по-прежнему представляет серьезную угрозу как для Кристиана, так и для Аны, но его действия изменились. Во-первых, Джек никогда не находит неподходящие электронные письма между парой, как в книгах, но он неожиданно появляется на балу-маскараде, делая снимок семьи Грея, пока он там.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.