Книга что скрывает кожа: Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить / HAUT NAH | Адлер Йаэль

Содержание

Читать книгу «Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить» онлайн полностью📖 — Йаэля Адлера — MyBook.

Dr. Med. Yael Adler

Haut nah. Alles über unser grösstes Organ

© 2016 Droemer Verlag

© Юринова Т.Б., перевод на русский язык, 2016

© Алейникова А.С., иллюстрации, 2017

© Оформление. ООО «Издательство „Э“», 2017

Сенсация в медицине

Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами

Бестселлер из серии книг об удивительных тайнах человеческого организма. Микробиолог Джулия Эндерс уверяет ‒ система пищеварения гораздо сложнее, чем вы можете предположить. Так, например, бактерии и инфекции кишечника способны проникать через оболочку сосудов в головой мозг, притуплять чувство страха и даже провоцировать психологические заболевания…

Тук-тук, сердце! Как подружиться с самым неутомимым органом и что будет, если этого не сделать

Продолжение бестселлера «Очаровательный кишечник»! Наше сердце – неутомимый труженик. Единственное, что от нас требуется, – беречь его. Но как именно? Мы крайне мало знаем о сердце, его работе и проблемах. Чтобы исправить это упущение, кардиолог Йоханнес Хинрих фон Борстель и написал свою книгу ‒ вы поймёте, как работает наше сердце и как сохранить его здоровье на долгие годы.

Путешествие хирурга по телу человека

Приглашаем вас в путешествие по человеческому телу! Вы узнаете много нового о внутренней работе тела и о чудесах, которые в нем происходят. Опираясь на свой опыт хирурга и семейного врача, Гэвин Фрэнсис сочетает интересные клинические случаи с эпизодами из истории медицины, философии и литературы, чтобы описать тело в болезни и в здравии, в жизни и смерти ярче, чем мы можем себе представить.

Компас сердца. История о том, как обычный мальчик стал великим хирургом, разгадав тайны мозга и секреты сердца

Нейрохирург Джеймс Доти рассказывает о магии мозга – нейропластичности, способности головного мозга меняться и изменять жизнь человека. Овладеть ей совсем несложно: в книге рассмотрены все необходимые для этого упражнения. Вас ждут тайны человеческого мозга и духовного совершенствования ‒ благодаря этой книге вы осознаете, чего хотите на самом деле и поймете, что мешает вашим мечтам воплотиться в реальность.

Предисловие от научного рецензента

Мы живем в мире высоких технологий, информация окружает нас повсюду: в Интернете, на улицах города и дома. И наша задача состоит в том, чтобы среди всего этого изобилия уметь вычленять именно качественный материал, который будет полезен нам, нашим семьям и окружению.

Согласившись на роль научного редактора, я даже и не предполагала, насколько полезным окажется прочтение книги доктора медицинских наук Йаэль Адлер. По иронии судьбы, познакомиться с ней мне посчастливилось именно в Германии, во время отпуска у моей мамы. Книга будет интересна всем: простой и в то же время научный язык, снабженный долей юмора и иронии, не оставит равнодушным ни взрослого, ни подростка; ни врача, ни человека, далекого от медицины; ни женщину, ни мужчину.

Автор описывает ситуации, с которыми я не раз сталкивалась и на своих приемах, вспоминая все эти истории, улыбалась и смеялась. Это лишний раз доказывает, насколько книга близка людям разных стран.

В книге доступным языком описывается строение кожи, наиболее важные дерматологические заболевания и косметологические проблемы. Большая роль отдана здоровому образу жизни и мерам профилактики болезней.

Уверена, каждый найдет здесь что-то полезное для себя, ведь кожа, помимо того что самый крупный орган человеческого тела, еще и целый мир, который мы понемногу начинаем узнавать.

Читайте и наслаждайтесь!

Ксения Самоделкина,

врач-косметолог, дерматовенеролог,

лучший косметолог 2016 года по рейтингу ВАО Москвы

Посвящается Ноа и Лиаму

Введение. Считываем следы на коже

Ее площадь почти два квадратных метра, и она покрывает все, что мы носим в себе. Кожа – это наша связь с внешним миром. Наша антенна. Она может передавать и принимать сигналы, и она же дает пищу нашим чувствам. Она объект чувственных желаний, наш пограничный слой, пленительный сосуд, в который заключена наша жизнь, и в то же время она гигантская среда обитания бактерий, грибков, вирусов и паразитов.

Язык, на котором мы говорим, и его пословицы свидетельствуют о том, насколько кожа важна для нас. Бывают дни, когда человек чувствует себя не в своей шкуре, порой он вылезает из кожи. В работе нужна толстая кожа; а у кого сложности с восприятием критики, того зовут тонкокожим. Завидев большого паука, один скажет: «У меня не чешется», – то есть ему все равно, а другой от страха побледнеет (это тоже про кожу), у него мороз по коже пробежит, и он в ужасе убежит, спасая свою шкуру. И все же немногие знают, что же такое на самом деле кожа, как она функционирует и как много берет на себя жизненно важных для нас задач.

Прежде всего кожа защищает нас от опасных возбудителей болезней, токсинов и аллергенов; она как кирпичная стена с кислотным покрытием. В то же время она, будто своего рода естественный климат-контроль, предохраняет нас от перегрева, переохлаждения, от избыточного испарения влаги и таким образом от обезвоживания.

Чтобы защищать нас от всех этих опасностей, кожа находится в постоянном контакте с нашим внешним миром: она измеряет температуру, выводит наружу (из организма) всевозможные жидкости и продукты секреции, вбирает в себя свет и обращает его в тепло. Помимо этого с помощью чувствительных клеток, волосков и рецепторов (а их на кончиках наших пальцев около 2500 на квадратный сантиметр) она

исследует для нас внешнюю среду и предметы: ветрено ли на улице, холодно или сухо или каков предмет на ощупь: гладкий или шершавый, мягкий или твердый, острый или тупой.

Согласно новейшим исследованиям, кожа может даже нюхать и слышать!

Но это еще далеко не все. Посредством кожи мы вступаем в контакт не только с окружающей средой, но и с другими людьми. Известно ли вам, что послания, поступающие к нам от кожи, играют решающую роль при выборе партнера? У всех людей кожа на вкус разная, и именно нюансы запаха привлекают подходящего нам человека. Ведь природа стремится к тому, чтобы наши наследственные гены скрещивались наилучшим образом, чтобы мы производили на свет здоровое и выносливое потомство. Ведь когда встречаются два различных типа кожи, то в случае произведения потомства это обещает благоприятное скрещивание генов. И здесь скрывается даже некий политический смысл: кожа не знает расизма, она ищет генетически разнообразные входные данные.

Можно спорить о том, что является самым крупным сексуальным органом человека: мозг, поскольку он рисует картинки и фантазии и создает влечение, или же кожа, которую мы ощущаем во время любви, на которую мы смотрим, наслаждаясь, и которая заметно меняется во время секса. Без обнаженной кожи нет возбуждения. Без кожи нет влечения. Не бывает телесных прикосновений без контакта кожи. От сладострастных мыслей у нас по коже бегут мурашки. Даже фетиши связаны с соответствующими символами: лак, кожа и мех… все это эротические заменители человеческой кожи!


Ученые сделали вывод, что запах играет одну из ведущих ролей при выборе полового партнера. Это связано с состоянием вегетативной нервной системы, которая регулирует потоотделение и вид микрофлоры кожи.

Вы могли уже для себя отметить, что, занимаясь темой кожи, приходится сталкиваться с вещами, о которых не принято говорить открыто. Так, для многих людей обнаженность – будь то зримые интимные части тела и невидимое глазу чувство стыда – является табу; не принято также обсуждать дурной запах, исходящий порой от кожи, целлюлит, другие дефекты, выделения и прочие изъяны. Короче говоря, многое, о чем мы неохотно говорим или, возможно, считаем неприятным, связано с кожей: перхоть, ушная сера, прыщи, жир, пот, грибок и тому подобное.

И на тему венерических заболеваний тоже часто предпочитают не распространяться, прежде всего когда речь идет о том, где такую болезнь подхватили. Кожные врачи всегда одновременно венерологи (само слово «венерология» происходит от Венеры, богини любви). Она не только заражает нас страстью, но и инфицирует сифилисом, гонореей, кондиломами, герпесом, гепатитом или СПИДом – все это болезни, которые либо большей частью проявляются на нашей коже, либо с нее распространяются по нашему организму.

Для нас, кожных врачей, все это не является чем-то противным, мы даже находим это увлекательным. Ведь мы думаем и анализируем посредством чувств: мы наблюдаем, скоблим, нажимаем и нюхаем. Потому что характеристики, консистенция и запах кожной болезни помогают нам разоблачить злодея, вызвавшего проблему с кожей.

Старшее поколение кожных врачей даже нашло весьма красноречивые и звучные названия для неприглядных и в общем-то мучительных для нас состояний кожи. Так, прыщи, пятна, гнойники и корки у новорожденных объединяются общим понятием «цветение кожи»; кровяную сеточку на голени, возникающую вследствие варикозного расширения вен, мы называем «purpura jaune d’ocre» (пурпура цвета желтой охры) – по-французски это звучит так элегантно! Красные венозные утолщения для нас «вишневая ангиома», сосудистый невус – «винное пятно», а светло-коричневые печеночные пятна – это «пятна от кофе с молоком».

А кожу, потрескавшуюся от сухости, мы называем экземой «кракле». Ведь в этом случае кожа действительно немного похожа на потрескавшуюся, отслоившуюся краску на фресках Микеланджело на сводах Сикстинской капеллы в Риме. Помните эту картину об истории сотворения мира? Обнаженный мускулистый Адам, протянувший руку к богу, чтобы принять от него жизненную энергию…

Среди всех органов тела человека самым крупным является кожа.

Наши коллеги, хирурги или терапевты, порой посмеиваются над кожными врачами, обзывая нас поверхностными медиками. Разумеется, совершенно несправедливо. Ведь наша деятельность имеет глубокий смысл, так же как и кожа. Она взаимодействует не только с окружающей средой и с другими людьми, но и с нашим внутренним миром. Она активно общается с нервной и иммунной системами человека. Внешний вид нашей кожи во многом зависит от того, что происходит внутри нас: и от того, как мы питается, и от того, что у нас с психикой.

Кожа – это зеркало души, экран, на котором можно наблюдать происходящее в глубинах нашей души на уровне подсознания. Как заядлые техники-криминалисты, мы увлеченно ищем на коже улики. Иногда следы ведут нас в самые глубины тела. И там мы неожиданно узнаем, что следы на коже свидетельствуют о психологических проблемах, о стрессе, об отсутствии душевного равновесия или же рассказывают о наших органах и привычках питания.

Морщины говорят о печалях и радостях, шрамы – о ранах, скованная ботоксом мимика – о страхе перед старостью, гусиная кожа – о страхе или удовольствии, а прыщи – о чрезмерном потреблении молока, сахара или мучных продуктов. Ожирение ведет к появлению инфекций в складках кожи, а сухость или потливость кожи порой свидетельствует о проблемах с щитовидной железой. Кожа как огромный архив, полный следов и подсказок, явных или скрытых. И тот, кто научится считывать эти следы, удивится тому, как часто видимые знаки приводят нас к знанию о невидимом.

Человеческая кожа – это удивительный орган, самый крупный из всех, что есть у человека. Это чудо! Данная книга призвана помочь лучше понять нашу кожу, а таким образом и самих себя. Давайте вместе исследуем это чудо, и вы проникнетесь, всей кожей почувствуете, как это увлекательно.


Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить — Йаэль Адлер | 978-5-699-93449-2

Стоимость товара может отличаться от указанной на сайте!
Наличие товара уточняйте в магазине или по телефону указанному ниже.

г. Липецк, проспект Победы, 19А

8 (4742) 22-00-28

г. Воронеж, ул. Маршака, д.18А

8 (473) 231-87-02

г. Богучар, ул. Дзержинского, д.4

8 (47366) 2-12-90

г. Воронеж, ул. Г. Лизюкова, д. 66 а

8 (473) 247-22-55

г.Поворино, ул.Советская, 87

8 (47376) 4-28-43

г. Воронеж, ул. Хользунова, д. 35

8 (473) 246-21-08

г. Россошь, Октябрьская пл., 16б

8 (47396) 5-29-29

г. Лиски, ул. Коммунистическая, д.7

8 (47391) 2-22-01

г. Белгород, Бульвар Народный, 80б

8 (4722) 42-48-42

г. Курск, пр. Хрущева, д. 5А

8 (4712) 51-91-15

г.Воронеж, ул. Жилой массив Олимпийский, д.1

8 (473) 207-10-96

г. Старый Оскол, ул. Ленина, д.22

8 (4725) 23-38-06

г. Липецк, ул.Стаханова,38 б

8 (4742) 78-68-01

г. Курск, ул. Щепкина, д. 4Б

8 (4712) 73-31-39

Читать онлайн «Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить» автора Адлер Йаэль — RuLit

Йаэль Адлер

Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить

Dr. Med. Yael Adler

Haut nah. Alles über unser grösstes Organ

© 2016 Droemer Verlag

© Юринова Т.Б., перевод на русский язык, 2016

© Алейникова А.С., иллюстрации, 2017

© Оформление. ООО «Издательство „Э“», 2017

Предисловие от научного рецензента

Мы живем в мире высоких технологий, информация окружает нас повсюду: в Интернете, на улицах города и дома. И наша задача состоит в том, чтобы среди всего этого изобилия уметь вычленять именно качественный материал, который будет полезен нам, нашим семьям и окружению.

Согласившись на роль научного редактора, я даже и не предполагала, насколько полезным окажется прочтение книги доктора медицинских наук Йаэль Адлер. По иронии судьбы, познакомиться с ней мне посчастливилось именно в Германии, во время отпуска у моей мамы. Книга будет интересна всем: простой и в то же время научный язык, снабженный долей юмора и иронии, не оставит равнодушным ни взрослого, ни подростка; ни врача, ни человека, далекого от медицины; ни женщину, ни мужчину.

Автор описывает ситуации, с которыми я не раз сталкивалась и на своих приемах, вспоминая все эти истории, улыбалась и смеялась. Это лишний раз доказывает, насколько книга близка людям разных стран.

В книге доступным языком описывается строение кожи, наиболее важные дерматологические заболевания и косметологические проблемы. Большая роль отдана здоровому образу жизни и мерам профилактики болезней.

Уверена, каждый найдет здесь что-то полезное для себя, ведь кожа, помимо того что самый крупный орган человеческого тела, еще и целый мир, который мы понемногу начинаем узнавать.

Читайте и наслаждайтесь!

Ксения Самоделкина,

врач-косметолог, дерматовенеролог,

лучший косметолог 2016 года по рейтингу ВАО Москвы

Посвящается Ноа и Лиаму

Введение. Считываем следы на коже

Ее площадь почти два квадратных метра, и она покрывает все, что мы носим в себе. Кожа – это наша связь с внешним миром. Наша антенна. Она может передавать и принимать сигналы, и она же дает пищу нашим чувствам. Она объект чувственных желаний, наш пограничный слой, пленительный сосуд, в который заключена наша жизнь, и в то же время она гигантская среда обитания бактерий, грибков, вирусов и паразитов.

Язык, на котором мы говорим, и его пословицы свидетельствуют о том, насколько кожа важна для нас. Бывают дни, когда человек чувствует себя не в своей шкуре, порой он вылезает из кожи. В работе нужна толстая кожа; а у кого сложности с восприятием критики, того зовут тонкокожим. Завидев большого паука, один скажет: «У меня не чешется», – то есть ему все равно, а другой от страха побледнеет (это тоже про кожу), у него мороз по коже пробежит, и он в ужасе убежит, спасая свою шкуру. И все же немногие знают, что же такое на самом деле кожа, как она функционирует и как много берет на себя жизненно важных для нас задач.

Прежде всего кожа защищает нас от опасных возбудителей болезней, токсинов и аллергенов; она как кирпичная стена с кислотным покрытием. В то же время она, будто своего рода естественный климат-контроль, предохраняет нас от перегрева, переохлаждения, от избыточного испарения влаги и таким образом от обезвоживания.

Чтобы защищать нас от всех этих опасностей, кожа находится в постоянном контакте с нашим внешним миром: она измеряет температуру, выводит наружу (из организма) всевозможные жидкости и продукты секреции, вбирает в себя свет и обращает его в тепло. Помимо этого с помощью чувствительных клеток, волосков и рецепторов (а их на кончиках наших пальцев около 2500 на квадратный сантиметр) она исследует для нас внешнюю среду и предметы: ветрено ли на улице, холодно или сухо или каков предмет на ощупь: гладкий или шершавый, мягкий или твердый, острый или тупой.

Согласно новейшим исследованиям, кожа может даже нюхать и слышать!

Но это еще далеко не все. Посредством кожи мы вступаем в контакт не только с окружающей средой, но и с другими людьми. Известно ли вам, что послания, поступающие к нам от кожи, играют решающую роль при выборе партнера? У всех людей кожа на вкус разная, и именно нюансы запаха привлекают подходящего нам человека. Ведь природа стремится к тому, чтобы наши наследственные гены скрещивались наилучшим образом, чтобы мы производили на свет здоровое и выносливое потомство. Ведь когда встречаются два различных типа кожи, то в случае произведения потомства это обещает благоприятное скрещивание генов. И здесь скрывается даже некий политический смысл: кожа не знает расизма, она ищет генетически разнообразные входные данные.

Читать Что скрывает кожа (Йаэль Адлер) онлайн бесплатно

Сложная для восприятия работа, которая подробным образом рассказывает о строении самого тяжелого органа в человека – кожи. Я с самого начала тоже не совсем правильно воспринял этот факт. Оказывается, что кожа – это полноценный орган, который выполняет намного больше функций, чем мы заем. В школах и университетах проблематика ценности кожи вызвала много вопросов. Но из-за того, что она наяву, то есть мы ее постоянно сидим, от преподавателей часто можно было услышать, что лучше учить строение внутренних органов. Так как они скрыты от глаза, и в них намного больше тайн.

Автор: Йаэль Адлер
Жанр: Научно-популярная литература

Читать онлайн Что скрывает кожа

 

скачать книгу    /   читать онлайн

Любите читать книги? На нашем книжном портале вы можете скачать бесплатно книги в формате fb2, rtf или epub. Для любителей чтения с планшетов и телефонов у нас есть замечательный ридер.

О книге

После нескольких десятков страниц, я понял, что мои знания не дотягивают и до одного процента. Оказывается, что есть в мире такие существа, которые состоят только из кожи. Они могут спокойно существовать, питаться и дышать. Даже те самые лягушки используют смешанным тип дыхания. Из-за одного легкого, сложно обрабатывать огромные объемы кислорода, из-за чего на помощь выходит кожа. Возможно, что в человека подобное тоже случится, когда-то в будущем.

Книга прекрасно раскрывает ценность этого органа. С помощью него человек не распадается на мышцы и кости, не разливает кровь. Некоторые киноакадемики Лондонского филиала сняли странный фильм, кажется, он называется, «Ради меня он снял свою кожу». При обучении информации в книге, меня не покидала мысль, что кожа служит и для таких странных целей.

Человек – социальное существо, которое может скрывать собственные страхи, переживания. А где же еще их прятать, как не за слоем своей кожи? Ведь там, где-то находится источник жизни – душа. Через прикосновения, ощущения на собственном теле кожи другого человека, легко прикоснуться ко всем спрятанным загадкам.
Книга подойдет для всех, кто собирается углубиться в медицину. Кожа занимает важную часть обучения, так как любая травма, болезнь и прочие не соответствующие нормальному состоянию организма, будет иметь свое отражение на этом органе.

Отдельной темой автор затрагивает такое явление, как прикосновение. Ведь нет в мире ни одного человека, который реагировал одинаково на них. Есть те, к кем не желательно вовсе прикасаться, а прочие готовы на все, чтобы ощутить на себе теплоту другого человека.

Странно вышло сделать обзор на научную книгу, с таким небольшим философским подтекстом. Данное издание можно использовать, как источник информации, но в случае непонимания, заменить полноценную консультацию от врача не сможет.

Книга на выходные: «Что скрывает кожа» Йаэль Адлер | Vogue Ukraine

Каждые выходные редакция Vogue.ua выбирает книги, которые ее впечатлили. На этой неделе бьюти-редактор Алена Пономаренко рассказывает о захватывающей книге «Что скрывает кожа.  Два квадратных метра, которые диктуют, как нам жить​» немецкого автора Йаэль Адлер

Строго говоря, книга не очень новая: она была издана год назад, в 2016. Но резонанс она вызвала такой, что с того момента ее перевели на 25 языков. Я давно слышала, что научно-популярная литература бьет рекорды — и популярности, и продаж, и если мессенджеры вроде Telegram — новые соцсети, то нон-фикшен — это новые триллеры. Убедилась я в этом, читая в прошлом году бестселлер Джулии Эндерс «Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами». Книга была написана простым и доступным языком, в легкой и невероятно занимательной манере. И хотя рекомендовать ее знакомым я не особенно решалась — все-таки не «Девушка в поезде» или «Дневник служанки», — но прочла с удовольствием и сделала для себя массу интересных открытий, а заодно повеселилась от души. 

«Книгу о коже» выпустили те же издатели, что и «Кишечник», и теперь онлайн она продается именно с такой преамбулой: «От создателей «Очаровательного кишечника» («От режиссера «В поисках Немо», — смеюсь я про себя, но что уж тут — маркетинг работает). Книгу и правда читают: буквально пару дней назад я присутствовала на запуске нового бренда по уходу за кожей, и один из его основателей по меньшей мере дважды цитировал ее содержимое (правда, без ссылок на автора). 

Книга посвящена коже и всему, что с ней связано. Это совсем не учебник по дерматологии, а скорее захватывающее чтиво, написанное совершенно очаровательным языком. Йаэль Адлер, автор, — потомственный медик: ее дед был дерматологом, а сама она изучала кожные и венерические забоолевания. Уже почти 15 лет она выступает по TV в качестве эксперта — и это дало ей навык рассказывать просто о сложном, приводить точные и наглядные примеры, захватывать внимание — и держать в напряжении. 

Я скачала книгу в телефон — и постоянно делаю закладки, чуть ли не на каждой странице. «Если в течение трех недель ежедневно употреблять по 30 мг бета-каротина, то получишь кожу светло-оранжевого оттенка. Подкрашенный морковкой человек может оставаться на солнце без солнцезащитного крема до одного часа, а не 10-20 минут». «Для предотвращения растяжек можно кое-что предпринимать — например, растягивать кожу щипковым массажем». «Мелатонин стимулирует иммунную систему и помогает препятствовать раку».

Помимо этого, в книге миллион откровений, которые на сайте Vogue особо не процитируешь: например, о том, что мужской пот пахнет сандалом, а у сперматозоидов есть рецепторы, «боящиеся» запаха ландыша; о том, можно ли выдавливать прыщи (и если уж невмоготу, то как правильно это делать). Но много и таких, которые побуждают внимательнее относиться к себе и своему здоровью. Например, меня особенно впечатлила информация о проекте в федеральной земле Шлезвиг-Гольштейн, который проводили в 2003-2004 годах. Там делали скрининг по раку кожи с участием 370 тыс. граждан. Выявили намного больше случаев заболевания меланомой, чем обычно, но в такой ранней стадии, что по результатам лечения снизили заболеваемость вдвое. 

Мне книга интересна по очевидным причинам — я пишу об уходе за кожей и разговариваю об  уходе с экспертами, — но от нее получат удовольствие все. Ведь «Гарри Поттера», к примеру, читали не только студенты Хогвартса 🙂  Единственная категория людей, кому она противопоказана, — ипохондрики: они немедленно диагностируют у себя все упомянутые на страницах болезни. 

Instagram: @vogueua_beauty

Читайте также: 

Книга на выходные: «Неаполитанский квартет», Элена Ферранте 

Рецензия на книгу «Что скрывает кожа»

Вы знаете, что кожа медленнее всего стареет на ягодицах? Это единственное место нашего организма, которое менее подвержено старению и воздействию внешних факторов. Мы заботимся о своей попе гораздо больше, чем о лице. Почему? Ответ — в самом конце этого длинного текста, а пока — о том, что же такое наша с вами кожа.

Кожа — уникальный источник информации о человеке. Все тайны действительно находятся на ее поверхности. Но не все хотят видеть или замечать, что говорит наш самый большой орган.

Опытный дерматолог, подобно Шерлоку Холмсу, может рассказать, чем занимается человек, сколько ему лет, что он ел на завтрак, как он любит проводить свободное время, какие у него увлечения, характер. Практически все можно сказать, взглянув на кожу. Никаких секретов, нужны только знания, никакого волшебства и шарлатанства.

Итак, о чем книга дерматолога Йаэль Адлер (доктора медицинских наук и практикующего врача, известного дерматолога из Германии)? Как вы, наверное, догадались — о коже. О том, что это такое, как она устроена. Когда читала книгу, безумно огорчалась, что ее не было, когда мы проходили эту тему на биологии.

Все написано доступным языком, понятно, с метафорами, примерами, иллюстрациями. Это книга — практически учебник юного биолога. Именно юного, начинающего, потому что выучиться по ней на профессионального доктора нельзя. Книга дает представление об основных понятиях, процессах.

Эта книга — не волшебная энциклопедия ответов на вопросы типа: «Что делать, если у меня прыщи?». Это колоссальный труд на различные темы, в том числе — и ответы, почему могут быть прыщи, какие они бывают, как они образуются. Да, есть практические рекомендации, как давить прыщи (это волнует не только подростков), но универсальных советов мало, потому что кожа у всех разная.

В книге рассказывается, почему вредно солнце и нужна защита, почему солярии — это зло в чистом виде и их надо запретить, почему татуировки — это яд для кожи и организма, и что же такое родинки и папилломы.

Открывается очень страшная тема про косметику. И тут — не то чтобы «плохая косметика вредна для кожи», тут даже так: «хорошая косметика вредна для кожи». В случае с кожей, особенно с лицом, действует святое правило: «чем меньше, тем лучше». Все косметические наборы работают примерно по одному принципу: сначала мы очищаем кожу (удаляем верхний слой, который с таким трудом создавался около трех недель), потом питаем ее (наполовину тем, что ей вообще не нужно, тем, что для нее вредно и вызывает аллергию) и стараемся еще увлажнить чем-то непонятным. В книге четко указано, что должно быть в креме, какие компоненты, правда, в кремах из масс-маркета нужного состава лично я не нашла, может быть, вам повезет больше.

И самая страшная истина, в которую так не хочется верить многим, никакой крем не помогает против морщин, никакой крем не поможет против старения кожи. Только инъекции. Такая необходимая гиалуроновая кислота не работает на поверхности — только внутри слоев кожи. Поэтому не верьте рекламе, в случае с косметикой и идеально ровной, здоровой кожей она нагло врет.

Инъекции ботокса, кстати, не так вредны, тут — главное знать меру. Интересно описано, как вообще начали его использовать и какие ухищрения придумали, чтобы повально заставить женщин бежать на уколы красоты и молодости.

На мой взгляд, слишком сильно в книге пугают раком кожи, его причинами, последствиями и прочими неприятными подробностями. Возможно, это сделано с той целью, чтобы хотя бы раз в год посещать дерматолога, что, кстати, не противоречит житейской логике. Кожа – это наша защита, наш барьер, и за ним тоже нужно ухаживать, причем правильно.

Наша кожа нещадно стареет каждый день, тому виной — окружающая среда и изобретения человечества: центральное отопление, лампы, кондиционеры. Но самый главный враг кожи – это мы сами.

Мы иногда столь тщательно боремся за чистоту каждого сантиметра нашего тела и выливаем на себя тонны гелей для душа, шампуней, кремов, духов, что кожа фактически кричит и просит пощады. Она краснеет, бледнеет, покрывается пятнами, шелушится, и что делаем мы? Правильно! Начинаем ее очищать, умасливать и скрести жестокими скрабами, то есть делаем еще хуже.

Мысль, которая четко проносится через всю книгу: есть проблема — иди к врачу! Только квалифицированный специалист может правильно подобрать лечение, обозначить проблему и вылечить все шелушения, зуд и покраснения.

Можно, конечно, заняться и самолечением по интернету, но в итоге вы все равно пойдете к врачу, так может не надо доводить до этого?
Наверное, уже понятно, почему кожа на ягодицах – это пример того, как естественным образом стареет кожа без воздействия негативных факторов. Потому что мы ее постоянно прикрываем одеждой и, откровенно говоря, забиваем на умасливание ее разными кремами, скрабами и другими извращенными формами очищения.

Книга полезная, даже если сильно не хочется углубляться во все слои кожи, то эти страницы быстро пролистываются и открываются более занятные главы, например, раздел «экскурсия к гениталиям». Масса полезного, написано без грамма стеснения, пошлости или других больных фантазий. Все четко, подробно и по делу.

«Что скрывает кожа два квадратных метра, которые диктуют как нам жить» – это большой труд автора, Йаэль Адлер, которой удалось охватить все и рассказать об этом просто и понятно.

На домашний справочник по бородавкам не тянет, а вот для общего ознакомления подходит прекрасно. И, возможно, это именно та книга, которая отговорит вас от покупки пятой ненужной баночки крема и десятого по счету ароматного геля для душа.

Йаэль Адлер — Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить читать онлайн бесплатно

Йаэль Адлер

Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить

Dr. Med. Yael Adler

Haut nah. Alles über unser grösstes Organ

© 2016 Droemer Verlag

© Юринова Т.Б., перевод на русский язык, 2016

© Алейникова А.С., иллюстрации, 2017

© Оформление. ООО «Издательство „Э“», 2017

Предисловие от научного рецензента

Мы живем в мире высоких технологий, информация окружает нас повсюду: в Интернете, на улицах города и дома. И наша задача состоит в том, чтобы среди всего этого изобилия уметь вычленять именно качественный материал, который будет полезен нам, нашим семьям и окружению.

Согласившись на роль научного редактора, я даже и не предполагала, насколько полезным окажется прочтение книги доктора медицинских наук Йаэль Адлер. По иронии судьбы, познакомиться с ней мне посчастливилось именно в Германии, во время отпуска у моей мамы. Книга будет интересна всем: простой и в то же время научный язык, снабженный долей юмора и иронии, не оставит равнодушным ни взрослого, ни подростка; ни врача, ни человека, далекого от медицины; ни женщину, ни мужчину.

Автор описывает ситуации, с которыми я не раз сталкивалась и на своих приемах, вспоминая все эти истории, улыбалась и смеялась. Это лишний раз доказывает, насколько книга близка людям разных стран.

В книге доступным языком описывается строение кожи, наиболее важные дерматологические заболевания и косметологические проблемы. Большая роль отдана здоровому образу жизни и мерам профилактики болезней.

Уверена, каждый найдет здесь что-то полезное для себя, ведь кожа, помимо того что самый крупный орган человеческого тела, еще и целый мир, который мы понемногу начинаем узнавать.

Читайте и наслаждайтесь!

Ксения Самоделкина,

врач-косметолог, дерматовенеролог,

лучший косметолог 2016 года по рейтингу ВАО Москвы

Посвящается Ноа и Лиаму


Введение. Считываем следы на коже

Ее площадь почти два квадратных метра, и она покрывает все, что мы носим в себе. Кожа – это наша связь с внешним миром. Наша антенна. Она может передавать и принимать сигналы, и она же дает пищу нашим чувствам. Она объект чувственных желаний, наш пограничный слой, пленительный сосуд, в который заключена наша жизнь, и в то же время она гигантская среда обитания бактерий, грибков, вирусов и паразитов.

Язык, на котором мы говорим, и его пословицы свидетельствуют о том, насколько кожа важна для нас. Бывают дни, когда человек чувствует себя не в своей шкуре, порой он вылезает из кожи. В работе нужна толстая кожа; а у кого сложности с восприятием критики, того зовут тонкокожим. Завидев большого паука, один скажет: «У меня не чешется», – то есть ему все равно, а другой от страха побледнеет (это тоже про кожу), у него мороз по коже пробежит, и он в ужасе убежит, спасая свою шкуру. И все же немногие знают, что же такое на самом деле кожа, как она функционирует и как много берет на себя жизненно важных для нас задач.

Прежде всего кожа защищает нас от опасных возбудителей болезней, токсинов и аллергенов; она как кирпичная стена с кислотным покрытием. В то же время она, будто своего рода естественный климат-контроль, предохраняет нас от перегрева, переохлаждения, от избыточного испарения влаги и таким образом от обезвоживания.

Чтобы защищать нас от всех этих опасностей, кожа находится в постоянном контакте с нашим внешним миром: она измеряет температуру, выводит наружу (из организма) всевозможные жидкости и продукты секреции, вбирает в себя свет и обращает его в тепло. Помимо этого с помощью чувствительных клеток, волосков и рецепторов (а их на кончиках наших пальцев около 2500 на квадратный сантиметр) она исследует для нас внешнюю среду и предметы: ветрено ли на улице, холодно или сухо или каков предмет на ощупь: гладкий или шершавый, мягкий или твердый, острый или тупой.

Согласно новейшим исследованиям, кожа может даже нюхать и слышать!

Но это еще далеко не все. Посредством кожи мы вступаем в контакт не только с окружающей средой, но и с другими людьми. Известно ли вам, что послания, поступающие к нам от кожи, играют решающую роль при выборе партнера? У всех людей кожа на вкус разная, и именно нюансы запаха привлекают подходящего нам человека. Ведь природа стремится к тому, чтобы наши наследственные гены скрещивались наилучшим образом, чтобы мы производили на свет здоровое и выносливое потомство. Ведь когда встречаются два различных типа кожи, то в случае произведения потомства это обещает благоприятное скрещивание генов. И здесь скрывается даже некий политический смысл: кожа не знает расизма, она ищет генетически разнообразные входные данные.

Можно спорить о том, что является самым крупным сексуальным органом человека: мозг, поскольку он рисует картинки и фантазии и создает влечение, или же кожа, которую мы ощущаем во время любви, на которую мы смотрим, наслаждаясь, и которая заметно меняется во время секса. Без обнаженной кожи нет возбуждения. Без кожи нет влечения. Не бывает телесных прикосновений без контакта кожи. От сладострастных мыслей у нас по коже бегут мурашки. Даже фетиши связаны с соответствующими символами: лак, кожа и мех… все это эротические заменители человеческой кожи!

Ученые сделали вывод, что запах играет одну из ведущих ролей при выборе полового партнера. Это связано с состоянием вегетативной нервной системы, которая регулирует потоотделение и вид микрофлоры кожи.

Вы могли уже для себя отметить, что, занимаясь темой кожи, приходится сталкиваться с вещами, о которых не принято говорить открыто. Так, для многих людей обнаженность – будь то зримые интимные части тела и невидимое глазу чувство стыда – является табу; не принято также обсуждать дурной запах, исходящий порой от кожи, целлюлит, другие дефекты, выделения и прочие изъяны. Короче говоря, многое, о чем мы неохотно говорим или, возможно, считаем неприятным, связано с кожей: перхоть, ушная сера, прыщи, жир, пот, грибок и тому подобное.

И на тему венерических заболеваний тоже часто предпочитают не распространяться, прежде всего когда речь идет о том, где такую болезнь подхватили. Кожные врачи всегда одновременно венерологи (само слово «венерология» происходит от Венеры, богини любви). Она не только заражает нас страстью, но и инфицирует сифилисом, гонореей, кондиломами, герпесом, гепатитом или СПИДом – все это болезни, которые либо большей частью проявляются на нашей коже, либо с нее распространяются по нашему организму.


Связывающая шкура | Майк Джей

Библиотека Джона Хэя, Университет Брауна

Издание книги Ганса Гольбейна «Танец смерти» , переплетенное в человеческую кожу, 1898

В июне 2014 года библиотека Хоутона Гарвардского университета объявила о выпуске своей копии Des destinées de l’âme , медитация на душу французского писателя и поэта Арсена Уссэ, датируемая серединой 1880-х годов, была подвергнута масс-спектрометрическим испытаниям и «без сомнения была связана с человеческой кожей.Книга была подарена библиотеке в 1934 году и была одной из трех библиотек Гарварда, которые недавно прошли тестирование. Два других оказались овчиной. «Хотя необычное и гротескное происхождение сделало книгу популярным объектом любопытства, особенно для студентов, — говорится в заключении в пресс-релизе Houghton, — она ​​служит напоминанием о том, что когда-то такая практика считалась приемлемой».

Однако сохранение и демонстрация книги в двадцать первом веке было другим делом.Чья кожа использовалась и какова была история этого? Оказалось, что автор подарил копию своей книги Людовику Булану, своему другу и известному страсбургскому врачу, в частной коллекции которого хранился участок кожи со спины женщины. Буланд знал, что Хусай написал эту книгу, оплакивая смерть своей жены, и чувствовал, что это подходящее обязательное условие для нее — «книга о человеческой душе заслуживает того, чтобы ей дали человеческую одежду». Он включил примечание, в котором говорилось, что «эта книга переплетена пергаментом из кожи человека, на котором не было отпечатано никаких орнаментов, чтобы сохранить ее элегантность.Но жест Булан, каким бы сострадательным он ни был по отношению к Хусае, скрывал не поучительную историю: с психически больной пациентки, которая умерла в психиатрической больнице, сняли кожу без согласия, а ее тело осталось невостребованным. Объявление библиотеки, в котором не упоминалось, как был получен скин, вызвало возмущение. «Связывание — это жуткий позор из тех времен, когда человеческое достоинство душевнобольных и других легко игнорировалось», — ответил один из комментаторов на веб-сайте университета.«Есть ли винтажные абажуры времен Второй мировой войны, Гарвард?» Другой посоветовал: «Избавьтесь от этого поскорее!»

Первое знакомство Меган Розенблум с книгой в переплете в человеческую кожу — технический термин «антроподермическая библиопегия» — произошло в Музее Мюттера в Филадельфии, коллекции истории медицины, известной своими поразительными и в некоторых случаях гротескными анатомическими курьезами, которые она часто бывают с «смесью страстного очарования и тихого созерцания смертности». Когда она начала карьеру медицинского библиотекаря, специализирующегося на истории медицины и раритетах, ее увлечение этими таинственными и очень заряженными объектами росло.Она обнаружила, что книги об антроподермии имеют давнюю историю, хотя и не ту, которую можно было бы предположить по их появлению в городских легендах и популярной художественной литературе.

Хотя они стали привычным трюком в фильмах ужасов, таких как Зловещие мертвецы , они не средневековые гримуары или оккультные фолианты. Они не являются ни сувенирами серийных убийц, ни ужасными продуктами нацистской эпохи: несмотря на часто рассказываемые истории об артефактах из человеческой кожи, в частности, из концлагеря Бухенвальд, все предполагаемые книги (и абажуры), проверенные до сих пор, оказались подделки из шкуры животных, предназначенные для продажи отвратительных сувениров.Подлинные экземпляры обычно ничем не примечательны по внешнему виду, выглядят и по ощущениям ничем не отличаются от других книг в кожаном переплете и редко рекламируют себя с помощью надписей или готических рисунков. Подлинная история, которую Розенблум излагает в Dark Archives , менее сенсационная и более неоднозначная, хотя и не без ее монстров.

Первый шаг в истории антроподермических книг — это определение подлинного предмета. На эту тему существует обширная литература — еще в 1932 году ученый-библиофил Уолтер Харт Блюменталь опубликовал в журнале American Book Collector обзор «Книги, связанные с кожей человека», но библиофилы часто некритично печатали эту книгу. легенды, а не факты.И дилеры, и коллекционеры выиграют от редкости и табуированной ценности любой предполагаемой книги из человеческой кожи. Они, как правило, незаметно продаются внутри этого специализированного сообщества по ценам, которые не разглашаются публично, но достаточно высоки, чтобы стимулировать широкое производство подделок. Обычно они переплетаются из телячьей или свиной кожи, которая по внешнему виду больше всего похожа на человеческую кожу. Некоторые эксперты утверждают, что могут отличить их, посчитав поры или изучив глубину фолликулов, но большинство согласны с тем, что надежных визуальных маркеров не существует.

Вместе с двумя химиками и куратором Музея Мюттера Розенблум, медицинский библиотекарь Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, основал проект «Антроподермическая книга», в рамках которого тестируются крошечные образцы кожаных или пергаментных переплетов путем снятия отпечатков пептидных масс ( PMF ). Белковый маркер, идентифицирующий человеческую кожу, используется и у других приматов: горилл, шимпанзе и орангутангов. В случае копытных (копытных млекопитающих) существует маркер, который помогает различать кожу коровы, овцы и козла.(Другие семейства животных, такие как киты, более разнообразны и могут быть идентифицированы по видам.) PMF лучше работает на пергаменте — натянутой и высушенной шкуре животных — чем на коже, которую дубят для создания готового продукта, более устойчивого к гниению. , влажность и тепло. До появления современных промышленных методов дубление было процессом с неприятным запахом, при котором использовались навоз и моча животных для расщепления жиров и крови, что затрудняло идентификацию белкового маркера исходной кожи.

По состоянию на март 2020 года список подтвержденных книг по человеческой коже, подтвержденных проектом Anthropodermic Book Project, насчитывает восемнадцать.(На данный момент был протестирован тридцать один, в том числе тринадцать, которые оказались нечеловеческими.) Прогресс идет медленно. Дилеры и частные коллекционеры часто предпочитают хранить тайну, а не рисковать снижением стоимости своей книги с отрицательным результатом, а библиотеки не испытывают особого интереса к известности или возмущению общественности, которые может вызвать положительная идентификация. В 2008 году Стэнли Кушинг, куратор редких книг в Бостонском Атенеуме, согласился продвигать библиотеку, показывая антроподермический том из своей коллекции на шоу TV Mysteries at the Museum .Когда шоу закончилось на Netflix, он решил, что инициатива оказалась слишком успешной. «Ты действительно не хочешь прославиться какими-то причудливыми вещами, которые у тебя есть», — сказал он Розенблуму. «Люди приходят на Хэллоуин и хотят его увидеть. На самом деле мы не такие, пожалуйста… »

В текущем списке Розенблума, который продолжает расширяться, есть еще около двадцати кандидатов для тестирования. Лишь ближе к концу книги она посещает Париж, где обнаруживает, что книга Арсена Уссэ является частью французской традиции, более яркой и, вероятно, более обширной, чем традиция англоязычного мира.Она видит фотографии книг в кожаном переплете с человеческими сосками и другие с татуировками. «Я была поражена», — пишет она; «Никогда раньше я не видел книг о человеческих шкурах, которые были бы столь явно человеческого происхождения». До нее доходили слухи — например, о скандальной антроподермической копии «Жюстин и Джульетта » маркиза де Сада , но она считала их упадочным мифотворчеством.

В начале книги она говорит нам, что «так мало было известно об этих жутких объектах; единственные упоминания о них в академической литературе являются старыми и наполнены больше слухами и намёками, чем подтверждёнными фактами.Удивительно, что она не упоминает о проекте, который параллельно с ее проектом работал в Университете Париж-Нантер, где в 2017 году Дженнифер Кернер собрала библиографию из 136 предполагаемых антроподермических книг. Большинство из них находится в частных коллекциях, и лишь немногие из них прошли проверку; В любом случае Кернер несколько скептически относится к испытаниям PMF , особенно дубленой кожи, результаты которых иногда были противоречивыми. По ее мнению, безопасная идентификация требует полного снятия ДНК отпечатков пальцев с внутреннего образца, что значительно дороже и более разрушительно, поскольку требует покопания в крышке.Тем не менее, гораздо более длинный список вероятных кандидатов Кернера рассказывает историю, которая во многих отношениях совпадает со списком Розенблюма, а в других — расширяет ее.

Париж, похоже, был местом, где закрепилось это явление. Одна из легенд, постоянно повторяемых в антроподермических историях, заключается в том, что во время французского революционного террора в 1793–1794 годах тела были перевезены с гильотины на кожевенный завод, созданный за пределами города, в бывшем королевском замке Шато де Медон. Говорили, что республиканские генералы выставлялись напоказ в кюлотах из человеческой кожи, а гостям революционного бала, проходившего на кладбище, были вручены антроподермические копии книги Томаса Пейна «Права человека» .Эта история распространялась через католические и роялистские источники и попала в истории переплетного дела, где она все еще время от времени повторяется, хотя недавние историки не нашли никаких доказательств этого. Тем не менее, это указывает на переломный момент в истории медицины, одним из следствий которого стала мода на книги в переплетах из кожи человека.

В революционной Французской республике профессия врача впервые стала важным рычагом государства. Уход за больными, ранее предоставлявшийся церковными благотворительными организациями, взяли на себя государственные больницы, где младших врачей обучали анатомии, наблюдая за вскрытиями и анатомируя умерших пациентов.Как писал Мишель Фуко в книге «Рождение клиники » (1963), это новое поколение профессионалов научили беспристрастно наблюдать за патологическими расстройствами и развили «медицинский взгляд», при котором пациент превращался в объект исследования. На смену вековой святости мертвого тела пришел светский и технический этос, который максимально отделял труп от человека, которым он был. В соответствии с этим новым режимом анатомические образцы из-за их образовательной ценности стали символами статуса внутри профессии, наиболее доступными для ее старших и выдающихся членов.

В своем обзоре архивов США Розенблум приводит один из немногих примеров антроподермической библиопегии, в которой труп и человек могут быть воссоединены с помощью документальных свидетельств. В конце 1880-х годов доктор Джон Стоктон Хаф, резидент Филадельфийской больницы общего профиля, переплел три свои любимые медицинские книги о женском здоровье и воспроизводстве кожи, которые он удалил с бедра пациента во время вскрытия в 1869 году, прежде чем остальные тело было отправлено в могилу нищего.Рукописные записи в копиях говорят о том, что кожа была выделена в 1869 году компанией «J.S.H.» сам. Ссылки на его источник как пациента по имени «Мэри Л.-» позволили Бет Ландер, библиотекарю Колледжа врачей Филадельфии, в 2015 году сопоставить его с Мэри Линч, 28-летней ирландской вдовой, которая умерла от tuberculosis в больнице в январе 1869 года.

Большинство подтвержденных антроподермических книг, таких как книга доктора Хоу, были созданы этим ужасным пересечением двух джентльменских культур девятнадцатого века: профессии врача и коллекционера библиофилов.Трупы были доступны врачам для экспериментов в беспрецедентном количестве, и это был также золотой век переплетного дела. Книги по-прежнему продавались в виде текстовых блоков, скрепленных швом и клеем, но без обложки. Коллекционеры заказывали свои копии в кожаном переплете, часто персонализированном путем тиснения или тиснения и объединения избранных коротких текстов или брошюр в уникальный том.

Библиофилия была обычным явлением среди врачей, что являлось признаком богатства и вкуса в стремительно продвигающейся вверх профессии.Хаф был хорошо известным, но не исключительным случаем: он ездил в Европу, чтобы купить антикварные медицинские тексты, и был членом нью-йоркского клуба Grolier Club, первого частного библиофильского общества в Соединенных Штатах. К 1880 году его библиотека насчитывала восемь тысяч книг, и когда в конце десятилетия кожа Мэри Линч использовалась в качестве переплета, эти три тома незаметно разложили на полках с кожаными корешками, заказанными в частном порядке.

Британская мода начала девятнадцатого века на связывание кожи человека, выходящая за рамки вежливой среды докторов-библиофилов, описывается Розенблумом как «убийственные вещи».«Публичные казни печально известных убийц обычно сопровождались публичными вскрытиями — посмертным унижением — и иногда неприличной схваткой за сувениры из содранного трупа. В 1827 году, например, британские газеты были потрясены делом Уильяма Кордера, признанного виновным в «убийстве в Красном сарае». Кордер застрелил и зарезал свою возлюбленную, похоронив ее под сараем, прежде чем покинуть сельский Суффолк, чтобы начать новую жизнь в Лондоне. После казни пять тысяч человек выстроились в очередь, чтобы осмотреть его тело.На следующий день его вскрыли и к его конечностям прикрепили гальваническую батарею, чтобы наблюдать за сокращением мертвых мышц. Была сделана посмертная маска и удалены участки его кожи. Кусок кожи, сделанный из его черепа, до сих пор выставлен в музее Moyse’s Hall в графстве Бери-Сент-Эдмундс, графство Саффолк, вместе с копией протокола судебного заседания, переплетенной на его загорелой коже.

В следующем году убийства эдинбургских грабителей могил Уильяма Берка и Уильяма Хэра — самое громкое британское преступление той эпохи — положили конец этой моде.Берк и Хэйр поставляли трупы ведущему шотландскому анатому Роберту Ноксу для его чрезвычайно популярных лекций по анатомии два раза в день в Эдинбургском университете, пока их не судили и не признали виновными в убийстве шестнадцати человек, тела которых они предоставили. Последовавшее за этим общественное расследование привело к принятию Закона об анатомии 1832 года, который создал регулируемое законом количество тел для изучения в медицинских школах и положил конец практике вскрытия казненных преступников. Книга, переплетенная, как утверждается, в кожу Уильяма Берка, сегодня находится в музее Хирурга в Эдинбурге.Необычно то, что он объявляется золотыми буквами — Burke’s Skin Pocket Book — с датой казни, написанной на обратной стороне. Он остается первым в списке желаний Rosenbloom для тестирования PMF .

После принятия Закона об анатомии аналогичные правовые меры по регулированию диссекции были приняты в США для каждого штата. Их действие заключалось в том, чтобы ограничить снабжение человеческой кожи докторами и хирургами, а книги по антроподермии — библиофилами этих профессий.Во Франции, однако, более разнообразный рынок, похоже, сохранился как часть того, что Холбрук Джексон в своем классическом исследовании Анатомия библиомании (1950) назвал «библиопегическим денди»: поиск редких и экзотических материалов для обложек книг. . Коллекционеры связывают свои ценные тома персидским или китайским шелком, слоновой костью и кожей, в том числе питонов, акул, крокодилов, моржей, варанов, а иногда и людей.

Двадцать или около подтвержденных примеров человеческой кожи-переплета книг в библиографии Дженнифер Кернера в основном работает на сексуальные темы, начиная от медицинских трактатов на извращения в эротическую поэзию, которая распространяется среди коллекционеров незаконного и порнографических материалов.Похоже, предпочтение отдавалось женской коже, обычно на груди или бедрах, а иногда и на сосках или татуировках в качестве расцвета декаданса. Большинство этих книг находится в частных коллекциях, и тестирование — беспроигрышный вариант для французских дилеров: если они обнаружат подлинность, они нарушают национальный закон, запрещающий продажу человеческих останков. Ни Розенблум, ни Кернер не приводят примеров каких-либо судебных преследований, связанных с переплетами из человеческой кожи, которые могли иметь место. Однако команде Розенблума удалось установить, что французское издание 1892 года книги Эдгара Аллана По The Gold Bug , украшенное эмблемой черепа, представляет собой настоящую человеческую кожу: Poe en peau humaine .

Список Кернер охватывает начало двадцатого века, но ни она, ни Розенблум не нашли никаких антроподермических книг послевоенной эпохи. К 1950-м годам анатомические школы стали более строго регламентированными, и принцип медицинского согласия, сформулированный в Нюрнбергском кодексе, был закреплен в международном праве. Сегодня артефакты из кожи человека занимают серое место как в праве, так и в этике. Человеческие останки не являются ни личностью, ни собственностью; у них нет прав, но законность покупки, продажи и владения ими сомнительна (как это было дополнительно установлено в последние годы с «Body Worlds», спорными передвижными выставками «пластинированных» трупов, на фоне утверждений, что они включали части тела от казненных преступников).Законы о человеческих останках в основном защищают целые трупы и скелеты, но не произведения искусства или предметы, которые включают части человеческого тела, модифицированные «посредством применения навыков», как гласит британский закон. Это же различие часто оказывается в центре споров по поводу репатриации артефактов племен из музеев.

Когда Розенблум разговаривает с Саймоном Чаплином, в то время директором библиотеки Wellcome в Лондоне, основанной коллекционером медицинских предметов Генри Велкома и включающей в свои коллекции антроподермические книги и татуированную кожу, он подчеркивает необходимость «быть» чувствительны к контексту приобретения, истории и текущим обстоятельствам.«Анатомический образец был подготовлен, приобретен и использован для обучения; Книги из человеческой кожи создавались, собирались и продавались по разным причинам. Другие кураторы более догматичны. Пол Нидхэм, в то время работавший библиотекарем Scheide в Принстоне, бескомпромиссно описывает гарвардский экземпляр Des destinées de l’âme как «посмертное изнасилование», нападение на мертвое тело женщины. Он утверждает, что обязанность библиотеки по сохранению не распространяется на переплет книг: если они вызывают отвращение, они могут быть законно вывезены и уничтожены.

По мере развития ее повествования Розенблум более внимательно рассматривает свои собственные мотивы. Книга начинается как поиски захватывающего и запретного: читателя приглашают разделить азарт погони и момента, когда зловещее и легендарное происхождение книги подтверждается научно. Но по мере того, как история этих книг разворачивается, фокус неизбежно смещается с их создателей и владельцев на жизни тех, кто поставлял кожу. Становится невозможным игнорировать диссонанс между редкими, легендарными и дорогими экспонатами и обесцениванием человеческой жизни, которую они представляют.

Розенблум идентифицирует себя как «позитивный к смерти», защитник открытости в отношении смерти и умирания (а также как отверженный католик, что подчеркивает ее восхищение человеческими реликвиями и их священной и эстетической силой). Перед ней стоит задача удовлетворить свое откровенно болезненное любопытство, отдавая должное рассказам тех, кто оказался на обложках книг. Наиболее продуктивным в этом отношении является история Джорджа Уолтона, печально известного разбойника, который умер от туберкулеза в тюрьме штата Массачусетс в 1837 году.В последние дни своей жизни Уолтон попросил лечащего врача посмертно удалить участок кожи с его спины; его отнесли на местный кожевенный завод, и переплетчик превратил его в кожаную обложку с золотым тиснением. Прилагаемый к нему текст — это собственная история жизни Уолтона и признание в его преступлениях, которые он продиктовал любезному тюремному надзирателю, который помог ему в его обращении в христианство. «Хотя у него не было свободы, — заключает Розенблум, — Уолтон взял власть над тем, что случилось с его телом после смерти.

Тест PMF на книге, который сейчас проводится в Бостонском Атенеуме, позволил Розенблуму подтвердить, что переплет имел человеческое происхождение. Она подозревала это, поскольку его история была очень своеобразной. Кернер считает это одним из по крайней мере восьми случаев антроподермических книг, сделанных добровольными донорами, но, по-видимому, единственный, в котором есть слова самого субъекта. Это усложняет любое универсальное суждение об антроподермических книгах, задавая более конкретный вопрос: следует ли рассматривать практику связывания кожи человека как неэтичную или стирание свободы воли, на которой она обычно основана?

Последний жест Уолтона побуждает Розенблум задуматься о посмертной судьбе ее собственного тела.Она хотела бы сделать свой труп доступным для вскрытия, но критерии для этого более строгие, чем пожертвование органов, и оба являются взаимоисключающими: тела, переданные для анатомического исследования, должны иметь все органы нетронутыми. Пожертвованные органы спасают жизни, а вскрытие только косвенно приносит пользу живым. Она присоединяется к группе студентов-медиков, чтобы посмотреть их первые встречи с трупами; как только она оправляется от паров формальдегида, она поражается тому, как быстро студенты развивают «медицинский взгляд», необходимый для того, чтобы приблизиться к человеческому телу как к источнику обучения.

Другой вариант — сохранить ее татуировку, красивый рисунок, адаптированный из экслибриса, используемого Исторической медицинской библиотекой Филадельфии. Оказывается, существуют организации, занимающиеся этой целью, в том числе Фонд искусства и науки татуировки в Амстердаме, который предлагает услуги по дублению и консервации, которые кажутся ей «наиболее близкой современной практике к исторической антроподермической библиопегии». В конце девятнадцатого и начале двадцатого веков татуированная кожа сохранялась и продавалась медицинскими коллекционерами, этнографами и криминологами на рынке, который частично совпадал с рынком переплетов из кожи человека.

Самая знаменитая коллекция находится в архиве Музея науки в Лондоне: триста экземпляров, купленных у парижского врача агентом Генри Велкома в 1929 году, который записал их как «шкуры моряков, солдат, убийц и преступников всех национальностей». Розенблум ошибочно описывает их как «мокрые образцы татуировок, плавающие в банках»; по сути, это участки кожи, прошедшие сухую подготовку, два из которых до недавнего времени выставлялись на постоянной экспозиции в галереях Wellcome Collection.Джемма Энджел, британский ученый, подробно изучившая их историю, рассказывает параллельную историю в своем опубликованном исследовании тел, дегуманизированных медицинскими коллекционерами, но она отмечает, что в случае татуировок сами субъекты могут рассматриваться как коллекционеры — туристические сувениры или подпольные значки членства, «по иронии судьбы связанные» со своими посмертными покупателями «их взаимным обязательством с надписью».

Ирония сохраняется и сегодня. Как обнаруживает Розенблум, татуировка, подаренная хранителям Амстердама, становится собственностью их фонда и может использоваться в художественных и образовательных целях по своему усмотрению.Современная антроподермия улучшает свои предшественники, будучи согласованной и задокументированной, но юридические вопросы остаются туманными: согласие и контракты могут не иметь юридической силы, и многое зависит от того, где окажется ваше тело. Конечно, добровольное участие в сохранении собственного тела мало что дает для разрешения противоречий между болезненным любопытством и свидетельством исторической несправедливости, которые подразумеваются при изучении предмета. Но все же возможно, при желании, самому стать объектом таких исследований.

Подлинная история медицинских книг, переплетенных в кожу человека — такие романтичные факты

Книги из кожи человека — это редкие артефакты, которые доказывают, что изготовление кожаных изделий из кожи человека — это больше, чем просто омерзительная легенда. Фотография voodoo willy

В 1868 году жарким летним днем ​​28-летняя Мэри Линч была госпитализирована в Филадельфийскую богадельню и больницу, городскую больницу для бедных, более известную как «Старый Блокли». У Линча был туберкулез, который вскоре должен был усугубиться паразитарным трихинеллезом.Она не выздоровела и умерла в палате 27 в следующем году, весив всего 60 фунтов. Врач, проводивший ее вскрытие, Джон Стоктон Хаф, интересовался редкими и малоизвестными книгами, и он хотел переписать три анатомических текстов о репродукции человека. Поэтому он удалил кусок кожи с бедра Линча, выделил из него кожу в подвале больницы и переделал ее в обложки для книг.

Линч живет в этих трех томах, которые сейчас хранятся в Музее Муттера при Коллегии врачей Филадельфии.Они входят в число многочисленных титулов, переплетенных человеческой кожей. Некоторые из них датируются по крайней мере 16 веком, хотя их происхождение может быть трудно проверить. То же самое и с другими предметами из кожи человека; Рассказы о них изобилуют историей, но имеют тенденцию быть апокрифическими, — говорит библиотекарь Бет Лендер, которая курирует книги о человеческой коже в Музее Муттера.

Абажуры, сделанные из кожи жертв концентрационных лагерей, — это, например, знакомый образ, но их существование никогда не подтверждалось.В газетной статье 1888 года рассказывается о взаимодействии автора с мужчиной, гордо носящим обувь, сделанную из человеческой кожи. Писатель перечисляет свое знакомство с разными людьми, у которых были портсигары из человеческой кожи, тапочки и обложки от спичечных коробок, предполагая, что он либо позволял себе вольности, либо принадлежал к каким-то глубоко тревожным кругам. По словам Ландера, даже книги из кожи человека в Музее Муттера находятся вместе с кошельком, который долгое время считался сделанным из человеческой кожи, но позже выяснилось, что это просто кожа коровы и овцы.Эти книги о человеческой коже — редкие артефакты, которые доказывают, что практика изготовления кожаных изделий из человеческой кожи — это больше, чем просто омерзительная легенда.

По словам Ричарда Харка, профессора химии в колледже Джуниата в Хантингдоне, штат Пенсильвания, книги по истории медицины и анатомии относятся к числу тех, которые чаще всего покрываются человеческой кожей. «Многие из встреченных нами книг — это книги по медицине, переплетенные врачами, — говорит Харк. «Это способ почтить память того человека, который не выжил, но внес свой вклад в медицину.

Hark является частью проекта «Антроподермическая книга» — группы исследователей, занимающихся анализом книг, которые, по слухам, были переплетены в человеческую кожу. Впервые его втянули в это, когда библиотекари его собственного колледжа попросили его выяснить, может ли книга из школьной коллекции попасть в эту категорию. На внутренней стороне обложки Biblioteca Politica , испанского политического трактата XVII века, было нацарапано, что переплет был человеческим по происхождению. Надпись стала широко известной историей университетского городка, превратив название в неудобство для библиотекарей Джуниаты.Они обнаружили, что тратят слишком много времени, отвечая на вопросы студентов о происхождении книги, особенно в преддверии Хэллоуина.

Ритуал переплетения книг в человеческую кожу кажется в лучшем случае сомнительной честью для умершего.

«Многие из этих изданий были связаны с очень фантастическими историями, а литература вокруг них была в основном домыслами, слухами и намёками», — говорит Меган Розенблум, медицинский библиотекарь из Университета Южной Калифорнии в Лос-Анджелесе, которая также работает с проектом «Антроподермическая книга».«Ни по одному из них почти не было веских доказательств».

На учебнике испанского права в библиотеке Центра консервации Вайсмана Гарвардского университета, например, написано следующее:

Подпись этой книги — все, что осталось от моего дорогого друга Джонаса Райта, с которого Вавума заживо содрала кожу. Четвертый день августа 1632 года. Король Мбеса дал мне книгу, это была одна из самых бедных вещей Йонаса, вместе с достаточным количеством его шкуры, чтобы сохранить ее. Покойся с миром.

Тем не менее, когда Харк и его сотрудники проверили его, они обнаружили, что он покрыт традиционной овчиной. Дэниел Кирби, частный ученый-эколог из Милтона, штат Массачусетс, и еще один участник проекта «Антроподермическая книга», говорит, что это не удивительно: названия, которые, скорее всего, будут переплетены реальной человеческой кожей, часто имеют наименее захватывающие истории происхождения, поскольку Оказывается, это в основном медицинские учебники.

Традиционно, если ученый хотел определить, от какого вида произошел переплет книги, он брал образец, выделял ДНК и проверял ее.Но с книгами, которые изучают Харк и его коллеги, такие доказательства трудно выявить.

Чтобы превратить кожу животного в шкуру, подходящую для обуви, пальто или переплета, кожевники обрабатывают ее солью, замачивают в воде, а затем обрабатывают серией агрессивных химикатов, чтобы смягчить и предотвратить разложение. Для дубления кожи бедной Мэри Линч Хаф использовал совок, который, вероятно, был заполнен человеческой мочой, богатой аммиаком — вещества, которого было бы много в больнице, и которое исторически использовалось на кожевенных заводах для изготовления шкур.«После такого лечения вы вряд ли найдете много пригодной для использования ДНК», — говорит Харк.

Вместо того, чтобы пытаться идентифицировать ДНК, Кирби и Харк используют метод, известный как массовый отпечаток пептидов, для анализа пептидных молекул — коротких цепочек аминокислот — обнаруженных в коллагене, белке, который содержится в коже, зубах, копытах и ​​т. Д. рога по всему царству животных. Коллаген также прочен, и, поскольку он выдерживает гораздо больше злоупотреблений, чем ДНК, его можно анализировать спустя долгое время после смерти животного, от которого он произошел.

Чтобы определить источник обложки книги, Харк обычно берет образец переплета, который едва виден невооруженным глазом — размером с иголку, — затем отправляет его Кирби. Кирби помещает образец в ферментную ванну, которая расщепляет коллаген на составляющие его части, называемые пептидами. Каждый из различных пептидов имеет уникальную массу, и каждый вид имеет уникальную комбинацию пептидов. Используя масс-спектрометр, исследователи могут определить различные пептиды в образце и определить таксономическое семейство животного.Метод не такой точный — Харк и Кирби не могут использовать его, чтобы различать, например, коллаген человека и гориллы, — но образцы приматов достаточно отличаются от образцов коров и овец, чтобы исследователи могли определить, является ли соединение приматом. или копытных по происхождению.

Работая с куратором музея Розенблума и Муттера Анной Дходи, Харк и Кирби протестировали более 30 книг с момента начала проекта в 2014 году. Они обнаружили, что 16 были настоящими. Харк и Розенблум определили еще более десятка в холдингах по всему миру.Вернувшись в колледж Джуниата, Харк и Кирби обнаружили, что Biblioteca Politica был переплетен из простой старой овчины — к большому облегчению школьных библиотекарей, которые теперь могут опровергнуть все оставшиеся слухи.

Ритуал переплета книг в человеческую кожу кажется в лучшем случае сомнительной честью для умершего. Розенблум говорит, что, впервые столкнувшись с этой практикой, она не могла понять, как кто-то воспримет это как почитание. Харк, однако, утверждает, что это не так уж и отличается от более общепринятых способов запоминания ушедших, будь то прядь волос или урна с пеплом.

Посадочный модуль стал более тусклым. Она предполагает, что вместо того, чтобы оказывать врачам почтение своим пациентам, эти привязки, возможно, укрепили чувства врачей как социальных руководителей, особенно по отношению к их более бедным пациентам, таким как Мэри Линч. Возможно, врачи относились к своим пациентам богадельни с некоторым презрением, говорит Ландер. «Было мнение, что, если они не могут адекватно служить обществу в своей жизни, они могут принести пользу своей смерти».

Иэн Чант — независимый журналист, который пишет о науке, культуре и издательском деле.Его работы публиковались в Popular Science, Popular Mechanics, Scientific American Mind, и других изданиях.

Получите информационный бюллетень Nautilus

Самые свежие и популярные статьи доставляются прямо на ваш почтовый ящик!

Эта классическая публикация «Факты так романтична» была первоначально опубликована в июне 2016 года.

Наука и история книг, переплетенных в кожу человека

Изображение содранной кожи побежденных врагов восходит к древним временам.Для ассирийцев, населявших Месопотамию около 2500 г. до н.э., это оказалось обычным делом для диссидентов и побежденных врагов.

В Новом Свете ацтеки 15–90–168– века нашей эры практиковали ритуальные церемонии снятия шкур, предназначенные для военнопленных. Считалось, что для умиротворения бога Шипе Тотека священники обрабатывали удаленную дерму военнопленных желтой краской и надевали ее по особым случаям.

Хотя вы, возможно, слышали о некоторых из этих ужасных лакомых кусочков на уроках истории или в документальном фильме, вы, вероятно, менее знакомы с более недавней историей переплетения книг человеческой кожей.Тем не менее, это так же ужасно в «цивилизованном» смысле. Вот что мы знаем о мрачной практике.

Чудовищный переплет

В 1869 году в результате туберкулеза и трихинеллеза в палате 27 богадельни и больницы Филадельфии (также известной как «Старый Блокли») умерла обнищавшая женщина в возрасте около 20 лет. Она весила всего 60 фунтов, и ее звали Мэри Линч. Джон Стоктон Хаф, врач, проводивший ее вскрытие, придумал для Линча гротескный способ «пригодиться» в смерти.

Удалив участок кожи с бедра Линча, он загорел в подвале больницы, используя совок, наполненный человеческой мочой. (Из-за высокого pH моча оказывается идеальным средством для дубления и смягчения кожи.) Позже он использовал полученную «кожу», чтобы связать три анатомических текста о репродукции человека. Сегодня книги по-прежнему хранятся в Музее Муттера при Колледже врачей Филадельфии, что является странной данью преждевременной кончины этой молодой женщины.

Психологические пациенты и редкие книги

Однако медицинские книги, когда-то принадлежавшие Хафу, не являются аномалией.С годами появились и другие книги с человеческим дермисом для переплета. Исследователи из Гарвардского университета недавно подтвердили, что книга Арсена Уссэ из их коллекции, Des Destin ées de l ’ Âme ( Destinies of the Soul ), является еще одним примером антроподермической библиопегии. (Это научный термин для книг, переплетенных в человеческую кожу.)

Что мы знаем об истории книги? Хусай дал копию своему другу, доктору.Людовик Буланд, который занимался ужасным и причудливым процессом связывания. Булан подтвердил это, написав от руки записку с описанием своего выбора переплета:

Эта книга переплетена в пергамент из кожи человека, на котором не проштамповано никаких орнаментов, чтобы сохранить ее элегантность. При внимательном осмотре легко различить поры кожи. Книга о человеческой душе заслуживала человеческого покрытия: я сохранил этот кусок человеческой кожи, снятый со спины женщины. Интересно увидеть различные аспекты, которые изменяют эту кожу в зависимости от метода подготовки, которому она подвергается.Сравните, например, с небольшим томом в моей библиотеке, Север. Pinaeus de Virginitatis notis , который также связан с кожей человека, но выделен сумахом.

Булан использовал шкуру невостребованной психически больной женщины, умершей от инсульта. Но не только несчастные пациенты были увековечены таким ужасным образом. Есть также несколько случаев преступников, чьи трупы давали материал для книг. На обложках многих из этих книг указана дата казни преступника.

Книги, созданные из трупов преступников

Бристольское бюро записей сделало такую ​​книгу из кожи первого человека, повешенного в Бристольской тюрьме. Тисненая темно-коричневая кожа для книги принадлежит 18-летнему Джону Хорвуду, казненному за убийство Элизы Балсам. В книге приведены подробности преступления 1821 года.

Согласно официальным данным, перед смертью Хорвуд все больше увлекался Бальзумом, даже пригрозив убить ее однажды.Однажды, когда она шла за водой, Хорвуд ударил ее большим камнем. Позже она скончалась от полученных травм. Он был предан суду и казнен за это преступление без суда и следствия. Хирург по имени Ричард Смит вскрыл его труп на публичной лекции в Бристольском королевском лазарете. Как и Хаф, Смит решил оставить кусок мяса для книжных целей. Родился еще один ужасный артефакт.

У него была книга с тисненым изображением черепа и скрещенных костей и надписью «Кутис Вера Йоханнис Хорвуд» позолоченными буквами.Слова переводятся как «Настоящая кожа Джона Хорвуда». Сегодня этот артефакт остается одной из самых популярных достопримечательностей Бристольского музея M Shed.

Skin Deep: Идентификация антроподермической библиопегии

В этот момент вам может быть интересно, как ученые подтверждают, что эти якобы книги о коже человека действительно реальны. Медицинский библиотекарь Университета Южной Калифорнии в Лос-Анджелесе Меган Розенблум работает с группой исследователей, чтобы ответить на этот вопрос.

Проблемы возникли при попытке установить подлинность этих фолиантов.Например, процесс загара повреждает ДНК связок, делая невозможным генетическое тестирование. Некоторые люди пытались отличить шкуру человека от шкуры животного путем выявления пор в коже. Но это очень субъективно. До недавнего времени лучшим свидетельством того, что эти книги были антроподермическими, были слухи и сделанные карандашом заметки в некоторых томах.

Но команда Розенблума, в которую входят Ричард Харк, профессор химии в колледже Джуниата в Хантингдоне, штат Пенсильвания, и Дэниел Кирби, частный ученый-эколог, первопроходцы нового процесса.Харк и Кирби также являются участниками проекта «Антроподермическая книга».

Они полагаются на массовый отпечаток пептидов (PMF), чтобы определить, являются ли книги подлинными или нет. Тестирование оказалось авторитетным, недорогим и требует всего лишь небольшого количества переплета книги. С 2014 года музей Мюттера протестировал более 30 книг из своей коллекции. Шестнадцать оказались настоящими.

Долгая традиция антроподермической библиопии

Примеры антроподермической библиопигии восходят к 13 -м годам -го века в Европе.Однако эта практика начала развиваться только в конце 16 и начале 17 -х годов веков. К 19, -м годам, векам некоторые врачи переплетали книги по анатомии человека этими кожами. Они посчитали это «подходящим жестом».

Исследователи, такие как Харк, утверждают, что книги были способом почтить память людей, которые, возможно, не выжили, но все же внесли свой вклад в медицину. Он сравнивает это с практикой хранения урны с пеплом или прядью волос.

Другие, например Бет Лендер, которая курирует книги о человеческих коже в Музее Муттера, видят более зловещие мотивы.Она считает, что многие врачи, работающие в богадельнях, смотрели на своих пациентов с определенной долей пренебрежения. Она отмечает: «Было мнение, что, если они не могут адекватно служить обществу в своей жизни, они могут принести пользу своей смерти».

Конечно, некоторые местные органы власти также заказали эти книги в качестве высшей меры наказания за преступные действия. Независимо от цели, подавляющее большинство из них было создано врачами, имевшими свободный доступ к трупам для вскрытия.По мере того, как Розенблум и ее команда продолжают свои исследования, они, несомненно, обнаружат еще больше этих ужасных артефактов.


Энгрид Барнетт, участник Ripleys.com

ИССЛЕДУЙТЕ НЕЧЕТНОЕ В ЛИЧНОСТИ!

Откройте для себя сотни странных и необычных артефактов и познакомьтесь с невероятными интерактивами, посетив Оддиториум Рипли!

НАЙТИ ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ

Да, книги были переплетены на коже человека.Бесстрашный библиотекарь находит доказательство.

ТЕМНЫЕ АРХИВЫ
Исследования библиотекаря в области науки и истории книг, переплетенных в кожу человека
Меган Розенблум

Полное раскрытие: мне не очень хотелось читать о книгах, переплетенных в человеческую кожу. Я почти ничего не знал об этом предмете, но был вполне уверен, что ничего более чем достаточно.

У меня было смутное ощущение, что практика переплетения книг кожей — технически называемая антроподермической библиопегией — была связана с нацистами; Долгое время ходили слухи, что они делали абажуры из человеческой кожи.Но я вообразил, что такие смущающие реликвии, если они и существуют, были частью изолированной истории, их существование приписывалось кровавой секте. Таким образом, единственная причина рассматривать книги в кожаном переплете — это проявить какое-то извращенное очарование глубинами человеческого убожества.

В «Темных архивах» Меган Розенблум, специалист по редким книгам и библиотекарь из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, быстро разубедила меня в этом понятии. Наполовину ученый, наполовину журналист, наполовину восторженный энтузиаст смерти, Розенблум берет читателей в свое собственное путешествие, чтобы понять, как и почему появились книги, сделанные из человеческой кожи.Она осознает всю странность своего предмета, но считает, что мы должны опираться на то, что доставляет нам дискомфорт. Именно в этом ключе Розенблум стал соучредителем «салона смерти» в Лос-Анджелесе — места, где «можно начать разговоры о смерти и учиться у экспертов, подталкивающих нас к более здоровым и вдохновляющим отношениям с нашей смертностью».

В своей книге Розенблум водит нас из библиотеки в библиотеку, рассказывая о своих беседах с другими библиотекарями, а также с историками, коллекционерами и студентами-медиками во время вскрытия трупов.В ней нет недостатка в памятных научных подробностях и разъяснениях неправильно истолкованной истории, включая тот факт, что нет никаких доказательств того, что нацисты делали книги из человеческой кожи. (Возможно, это была единственная отвратительная вещь, которую они не сделали.)

На самом деле антроподермическая библиопегия не была практикой какого-то исключительно отвратительного режима. Такие книги никогда не были обычным явлением — команда Розенблума выявила всего около 50 предполагаемых примеров по всему миру, — но она предполагает, что общее количество намного больше.Кожа кожи человека неотличима от кожи других млекопитающих, и только недавние разработки в области технологии секвенирования ДНК позволили отличить книгу в кожаном переплете от подделки.

Изготовлением и продажей таких книг занимались много раз и во многих местах, включая Америку конца 19 века. Известно, что Джон Стоктон Хаф, врач из Филадельфии, написал три учебника о репродукции через кожу Мэри Линч, местной женщины, которая умерла в возрасте 28 лет в 1869 году от туберкулеза и паразитарной инфекции.Во время вскрытия Хаф удалил и сохранил кожу с ее бедер, а затем связал ею свои книги — предположительно в знак уважения. Изо всех сил пытаясь понять такое странное поведение, Розенблум замечает: «Легче поверить, что объекты из человеческой кожи созданы монстрами, такими как нацисты и серийные убийцы, а не уважаемыми докторами, такими как родители хотят, чтобы их дети стали». когда-нибудь.

Главный вопрос, который ставит здесь Розенблум, касается природы согласия.Книги, переплетенные в человеческую кожу, веками ходили среди частных коллекционеров и часто продаются гораздо дороже, чем их копии, переплетенные животными. Некоторые из экспертов, с которыми беседует Розенблум, считают, что такие книги следует захоронить или уничтожить — короче говоря, обращаться с человеческими останками — а не собирать и не выставлять на всеобщее обозрение. Но Розенблум утверждает, что эти книги стоит изучать не несмотря на внутреннее отвращение, которое они вызывают, а из-за него. «Если ваш мысленный образ врача, переплетающего книги в человеческой коже, — это образ одинокого сумасшедшего ученого, который трудится в жутком подвале, создавая мерзости, это будет понятно», — пишет она.«Но правду об этих докторах гораздо труднее согласовать с нашими нынешними представлениями о медицинской этике, согласии и использовании человеческих останков».

Конечно, большая часть истории медицины сформирована врачами, которые рассматривали тела в первую очередь как объекты исследования, а части тела как предметы, которые можно было собрать, просто потому, что это было в пределах возможностей врачей. Не может быть более яркой эмблемы неспособности медицинской профессии относиться к пациентам как к людям в первую очередь, чем инстинкт обладания их телами и органами.Эра согласия в медицине, в том числе в донорстве органов и трупов, все еще находится в зачаточном состоянии. Книга Розенблума и книги в кожаном переплете, которые она обсуждает, заставляют нас считаться с этой дугой и пытаться более решительно изменить ее в этическом направлении.

Rosenbloom не щадит нас подробностями о методах изготовления книг в кожаном переплете, вплоть до техник дубления, замачивания и соскабливания «шкур» для их сохранения. Иногда ее описания кажутся необоснованными, чтобы потакать тому же болезненному увлечению, которое давно привлекало людей к этим объектам.Но она находит способ развлечься этим очарованием без эксплуатации, свойственной производству книг. Розенблум предполагает, что, несмотря на их кровавую историю, что-то заставляет нас увидеть физическое доказательство того, «что происходит, когда нам навязывают бессмертие».

Книга с обложкой

В 1794 году по указу Национального собрания под руководством Максимилиана Робеспьера все деревни во Франции были обязаны отмечать первый (и, как оказалось, последний) Фестиваль Высшего Существа. .В деревне Медон, к югу от Парижа, парад сопровождал женщину, одетую как богиня Разума, в ее храм, который был известен как церковь Сен-Мартен до того, как революционеры перепрофилировали церкви. Те, кто праздновал в Меудоне, не подозревали, что о них идет речь на параллельном грандиозном фестивале в Париже.

На Марсовом поле, недалеко от того места, где однажды должна была стоять Эйфелева башня, Робеспьер и его друг художник Жак-Луи Давид придумали для Фестиваля Всевышнего зрелище с искусственной горой в центре и на вершине. это гигантское дерево свободы.Члены Национального собрания протискивались сквозь толпу, неся букеты цветов, фруктов и початки кукурузы, одетые в «национальные синие» пальто (уже не королевские синие) и замшевые брюки-кюлоты. Некоторые в толпе шептались, что их кюлоты сделаны из шкур недавно казненных христиан и других врагов Республики на специальном кожевенном заводе по производству человеческой кожи в Медоне.

Эти слухи, столь странные сегодня, вероятно, казались возможными в кровавой и неприкрытой атмосфере 1794 года.Сообщения о зверствах, совершенных во имя революции, хлынули со всех уголков Франции; иногда за один день в городе казнили тысячи людей. Часто те, кто совершает политические убийства, сами оказываются перед гильотиной, когда политические ветры снова меняются. На Фестивале Высшего Существа Робеспьер попытался внедрить деизм в Республику в качестве замены как королевскому католицизму, так и последовавшему за ним революционному атеизму, инициатива, которую его коллеги на Национальном съезде хладнокровно восприняли.Примерно через месяц после фестиваля Робеспьер впал в немилость и был казнен, что знаменовало конец того, что стало известно как Царство террора. Массовые убийства — вкупе с драматическим чутьем революционеров в постановке казней — сделали заявления об ужасающих зрелищах с участием человеческих останков правдоподобными, и эти слухи циркулировали на протяжении веков.

Генерал-республиканец по имени Бейссер, как говорят, носил кюлоты, сделанные из побежденных шуанов, когда ехал на своей лошади в битве.Двоюродный брат короля Людовика XVI Луи Филипп, который переименовал себя в Филиппа Эгалите и присоединился к якобинцам в революции, по сообщениям, носил кюлоты из человеческой кожи, впечатляюще сделанные из одного куска человеческой кожи без шитья. Помимо моды на человеческие шкуры, разошлись разговоры о книгах в человеческих кожах, которые теперь называются антроподермической библиопегией. В Le Bal du Zéphir, легендарном (и, возможно, вымышленном) бале, проходившем на французском кладбище, листовки в переплете с человеческими телами Droits de l’Homme , как сообщается, раздавались в качестве сувениров.По сей день на книгах, принадлежащих таким людям, как Арманд-Жером Биньон, библиотекарь Людовика XV, есть надписи, такие как «Religatum de pelle humana» или «Reliée en peau humaine», хотя это единственные возможные признаки тревожной родословной их переплетов.

Настоящие антроподермические книги действительно существуют, они созданы во Франции, а также в Великобритании и США и созданы в основном в девятнадцатом веке. Самые легендарные французские скин-фолианты — Justine et Juliette маркиза де Сада в женской коже или французская эротика с видимым человеческим соском на обложке — оказалось труднее всего найти.Такие темные диковинки спрятаны в частных коллекциях (если они вообще существуют), и их трудно исследовать и определить, действительно ли они из человеческой кожи. Только теперь стало возможным отделить реальность от мифа с научной точки зрения. Я являюсь членом группы химиков, библиотекарей и музейных работников Проекта антроподермической книги, которые идентифицировали 47 книг, предположительно, антроподермических, в публичных библиотеках и музеях. Из тридцати, протестированных нами до сих пор, у двенадцати есть привязки нечеловеческого происхождения, а у восемнадцати — действительно загорелая кожа человека.В научном процессе массового отпечатка пептидов, или PMF, используются уникальные пептидные маркеры в коллагене каждой семьи животных для определения источника кожи. ДНК в этих книгах слишком деградировала от времени и загара, чтобы ее можно было успешно извлечь с помощью современных методов тестирования. Благодаря тесту PMF мы теперь знаем, что копия книги Джона Локка «Эссе о человеческом понимании » ( Libri IV de intellectu humanu ), созданная Колледжем врачей Филадельфии 1709 года, оказала большое влияние на мыслителей Французской революции hide, вопреки надписи Этель Барнетт, которая утверждала: «В этой древней книге есть латинский язык, и она обернута красивым маленьким кусочком моей кожи.Тестирование молитвенника 1671 года в библиотеке Бэнкрофта Калифорнийского университета (в надписи говорится, что он отскочил от кожи своего бывшего владельца, члена духовенства, казненного во время Французской революции) обнаружило, что его черная, как галька, обложка исходит от лошади, не человек. Тем не менее, переплет на копию Мадемуазель Жиро, моя жена из Университета Брауна, противоречивого французского романа Адольфа Бело 1891 года на лесбийские темы, действительно имеет человеческое происхождение, как и три французских гинекологических сочинения семнадцатого века, которые в какой-то момент были переплетены. в коже бедной американки, умершей от трихинеллеза и туберкулеза в больнице Филадельфии в 1868 году.

Если взглянуть на историю любой настоящей книги, посвященной человеческой коже, обычно обнаруживается, что ножом владел доктор. В то время, когда врачи поднимались по социальным классам и наслаждались атрибутами своего нового богатства и статуса, в том числе становились коллекционерами изобразительного искусства и книг, по крайней мере некоторые из них предпочитали сохранять шкуры умерших неимущих пациентов, чтобы переплетать копии своих собственных работ или книг. из тех, которыми они восхищались, например, анатом Андреас Везалий. (В Хай-библиотеке Университета Брауна хранится большой красивый антроподермический Везалий, в дополнение к трем другим книгам, переплетенным в человеческую кожу.) В то же время публичные казни были одним из единственных законных источников получения органов для вскрытия. Иногда врачи снимали шкуры с печально известных убийц и использовали их для переплета книг об их деяниях — факт, достаточно хорошо известный, чтобы служить своего рода сдерживающим фактором. Самый печально известный случай — карманная книга, переплетенная кожей Уильяма Берка, половины шотландского дуэта Берка и Хейра, который убил шестнадцать человек, чтобы продать их тела врачам для вскрытия. Как и его несчастные жертвы, Берк в конце концов не смог избежать ножа анатома, и его книга о кожных покровах находится в музее Хирурга в Эдинбурге.В то время как сегодня врачи отказываются участвовать в казнях, ссылаясь на принцип «сначала не навреди», врачи в восемнадцатом и девятнадцатом веках работали со своими правительствами, чтобы обеспечить им доступ к трупам для изучения анатомии.

Французская революция не только стала источником первых распространенных слухов о книгах, переплетенных в человеческую кожу, но и стала поворотным моментом в профессионализации медицины. До этого только представители аристократии постоянно имели доступ к врачам.О простых людях заботились дома их семьи, за исключением бедных и бездомных, которым иногда оказывали помощь в благотворительных больницах, находящихся в ведении католической церкви. Создавая новые светские государственные структуры, республика сделала приоритетом улучшение здоровья населения за счет расширения доступа к медицинской помощи. Это потребовало более строгих инструкций по обучению врачей, а санкционированные государством лицензии появились как способ регулирования общественного здравоохранения. Наиболее важно то, что прошедшие обучение врачи будут проводить время, обучаясь у постели пациентов в клиниках, закладывая основы клинической медицины.Одновременно с разработкой диагностических тестов и инструментов (таких как стетоскоп), новый мандат на получение как минимум трехлетнего научного образования и опыта работы с супервизором в клинике стал известен как Парижская школа. Эта медико-образовательная парадигма со временем стала стандартом в западном мире. Увеличение числа пациентов, которых врачи наблюдали регулярно, дало им больший объем клинического опыта, но также отвлекло внимание от отдельных пациентов, их историй и того, как эти истории повлияли на клиническую встречу.Мишель Фуко писал в «Рождение клиники », что эта структура привела к развитию клинического взгляда, когда диагностическая наука и стрессы в работе способствовали тому, что врачи рассматривали пациентов как бесплотные симптомы, болезни и органы, а не как людей . Книга в переплете в человеческую кожу может служить примером этой тенденции. Кожа пациентов стала сырьем для переплетения признанных врачом книг вместо тонкой перегородки между внутренней работой человека и внешним миром — стиранием людей, имеющих семьи и неотъемлемые права.

Революционеры сформулировали концепцию этих неотъемлемых прав сначала в Декларации прав человека и гражданина в 1789 году, а затем в расширенной Конституции 1793 года. Одно из дополнений за прошедшие годы касалось отмены рабства: «Каждый человек может заключить контракт на свои услуги и свое время, но он не может продать себя или быть проданным: его личность не является отчуждаемой собственностью». Книга, переплетенная в человеческую кожу, отчуждает человека от телесного «я».Полученный артефакт, хотя и сделан из человека, становится бесчеловечным объектом. Именно по этой причине мы склонны не смотреть на обычную книжную полку и представлять себе ряды отдельных коров. С точки зрения врачей, позволяющих себе вольность обращаться со шкурами пациентов, якобы антроподермическая копия Конституции 1793 года и Декларации прав человека и гражданина , хранящаяся в Музее Карнавале в Париже, кажется еще более извращенной.

Лоуренс С. Томпсон, бывший директор библиотек Университета Кентукки, написал большую часть научных работ по антроподермической библиопегии в середине двадцатого века.Его ранние сочинения повторяют слухи о Медоне и связывают их с книгой Карнавале, но в последующих произведениях он ставит под сомнение: «Еще не написанная и непредвзятая история Французской революции посвятит несколько глав этой пропаганде о кожевенном заводе Медона». Томпсон написал, что посетил Париж и сам увидел книгу Карнавале, которая, по его словам, была обычной остановкой для ученых мужей во время грандиозного тура. Он описал книгу как светло-зеленую и похожую на «кожу молочного поросенка».«Следуя по его стопам примерно полвека спустя, я обнаружил, что книга, о которой идет речь, имеет насыщенный темно-коричневый цвет верблюда без намека на зеленый. Он отделан золотом с восхитительными мраморными форзацами, украшенными яркими пузырьками синего, желтого, черного, белого, красного и коричневого цветов. Внутри находятся многочисленные рукописные заметки, соответствующие времени создания книги, в которых объясняются шаги по ратификации Конституции (хотя версия 1793 года так и не была введена в действие полностью). Другой рукой на соседней странице указаны его печатные детали и контрольное значение «reliée en peau humaine».В реестре приобретений музея указано, что он был приобретен в поместье маркиза де Тюрго, и говорится о его «знаменитом переплете из дуодесимо, который принадлежал [военно-морскому офицеру Пьеру-Шарлю] Вильневу и считался сделанным из кожи человека, имитирующей теленка. ” Наша команда проекта «Антроподермическая книга» в настоящее время работает над тем, чтобы получить разрешение на тестирование кожи этой книги. Если такое тестирование покажет, что это человек, это будет первая легенда о предметах из кожи человека во время Французской революции, которая подтвердится, еще раз изменив наше понимание зверств той эпохи.

Хотя такие истории того периода были широко распространены и разнообразны, по слухам, происхождение этих жутких предметов всегда восходит к замку Медон. Замок стоял на склоне холма с видом на Париж, в четырех километрах от него. Обсерватория, находящаяся сейчас на том же месте, пользуется преимуществами своего беспрепятственного обзора. В 1695 году Людовик XIV приобрел замок и значительно расширил его, чтобы служить резиденцией для своего сына Людовика XV, дизайнер которого обставил его в высочайшем стиле Регентства. Людовик XV иногда использовал замок как охотничий домик, но предпочитал близлежащий замок Шуази или замок Бельвю (где жила его хозяйка мадам де Помпадур), из-за чего Медон в основном оставался незанятым.При Людовике XVI замок Медон пришел в упадок. С революцией королевские владения были лишены своего убранства, оставив Медону призрачную оболочку былой славы. Именно в этих руинах якобы был построен кожевенный завод, специализирующийся на производстве кожи, сделанной из человеческой кожи, несмотря на удаленность собственности от воды, необходимой для осуществления такого предприятия. Тем не менее, слухи о кожевенном заводе будут возникать, рассеиваться и снова подниматься в двадцатом веке в историях, как популярных, так и академических.Сегодня большинство ученых и городское историческое общество Медона отвергают заявления о кожевенном заводе как чистую выдумку и роялистскую пропаганду, но на месте все же имели место другие тайные сделки.

Начиная с Французской революции и до начала девятнадцатого века Франция вела войны на нескольких фронтах, поскольку такие королевства, как Пруссия, Австрия, Великобритания и Испания, стремились использовать то, что они считали ослабленным государством Франции. Но Франция и ее артиллерия были сильнее, чем предполагалось изначально, и молодая республика одержала решающие победы по всей Европе.Национальное собрание призвало к массовому призыву солдат для сражения на этих фронтах и ​​использовало некоторые заброшенные замки для военных действий. В конце концов в соседнем городе Севр был построен кожевенный завод, где кожевники производили солдатскую обувь из типичной нечеловеческой кожи. В Медоне изобретатель Николя-Жак Конте перепрофилировал замок и некоторые прилегающие к нему поля для стрельбища и баллистических испытаний, сосредоточив внимание на сверхсекретных испытаниях военного использования водородных аэростатов. Весной 1794 года в Медоне была основана компания по производству воздушных шаров Compagnie d’Aérostiers.К лету французы развернули воздушные шары, чтобы обследовать армию коалиции, что привело их к победе в битве при Флерюсе. Так что у Медона действительно была история тайных операций: это было первое место, где воздушные шары были использованы в военных целях. Это, конечно, гораздо менее жуткое отличие, чем кожевенный завод, благодаря которому деревня стала известна. До тех пор, пока книга времен Французской революции не даст положительный результат на человеческое происхождение, эти слухи могут оказаться не более чем пустяком.

Explore Flesh, осенний выпуск Lapham’s Quarterly , осень 2016 г.

книг по дублению, которые не научат вас, как загорать

Мы поделимся нашим откровенным и честным мнением об этих ресурсах. Мы назовем имена, укажем на недостатки и, возможно, попадем в беду. Но честная постыдная правда заключается в том, что существует много дерьмовой информации, и в результате многие люди думают, что дубление мозга намного сложнее, чем есть на самом деле.

Есть два типа книг, которые не работают. Самые распространенные из них написаны профессиональными писателями, которые решили выбрать своей следующей темой загар.Они дубили несколько шкур, написали книгу и сбили с толку множество людей. Другие проблемные книги (и видео) написаны очень опытными и талантливыми кожевенниками, которые либо сильно упростили все до двадцати страниц туристической книги, либо просто забыли некоторые важные детали. Некоторые из них стоит использовать как источник дополнительной информации и опций.

Загорелая шкура!
Филлис Хоббс

Вероятно, самая продаваемая книга по домашнему дублению за последние двадцать лет, эта книга в основном посвящена хромовому дублению.На самом деле в информации нет ничего плохого, просто не хватает деталей. Это пример того, как «писатель» пишет о загаре. Мы никогда не встречали никого, кто успешно занимался бы обработкой мозговым или хромовым дублением шкуры с помощью этой книги.

Как дубить шкуру по-индийски
Эвард Гибби

Я знаю и люблю Эварда, поэтому мне сложно включить его книгу сюда, но это не более чем дешевый путеводитель для туристов. Что меня действительно беспокоит, так это то, что он рекламируется как полное руководство по дублению мозга! Я никогда не слышал и не могу представить, чтобы кто-нибудь успешно дубил шкуру, используя эти инструкции.

American Pioneer Video
рассказано Марком Бейкером

Я бы не сказал, что вам следует полностью избегать этого видео, но у него есть серьезный недостаток. Пол Динсмор, очень опытный кожевник, обучает методу мокрого соскабливания «перед копчением» (обычно используется на лосях в Канаде). Они пытались сделать все, чтобы все выглядело до 1840-х годов, поэтому Пол предварительно выкурил шкуру над штативом над открытым огнем. Обычно он делает это в коптильне дома, и это была одна из его первых попыток сделать это таким образом.Он явно опаляет шкуру на видео, но продюсер говорит, что это была та самая шкура, которая в конце оказалась мягкой. Случай хорошего дублера с хорошей методикой, демонстрирующий это с техникой, которую он обычно не использует в чрезвычайно популярных видео. Я рекомендую вам ознакомиться с онлайн-руководством Dinsmore по предварительному курению, чтобы узнать больше о том, как они обычно это делают. Нажмите здесь, чтобы увидеть комментарии Пола к этому номеру

Brain Tan Глава в The Book of Buckskinning Vol 2
by?

Большая глава в очень популярном сериале, это была плагиат из книги Джима Риггса Blue Mountain Buckskin .Хотя информация хороша, ее недостаточно для успеха.

Рекомендуемые книги по дублению — Традиционные дубильные машины

Из оленьей шкуры в оленьую шкуру: 2-е издание
Как загар с помощью мозгов, мыла или яиц

Мэтт Ричардс · 240 страниц, 150 фотографий и иллюстраций · 19,95 $

Лучшее практическое руководство по этой теме!

  • Отличная пошаговая инструкция
  • Эффективный метод дубления
  • Обширный раздел по изготовлению оленьей кожи и конструированию одежды

Семь лет значительных улучшений процесса дубления, вплетенных в простой для понимания формат Deerskins в Buckskins. Из оленьей кожи в оленьей — это пошаговое описание простейшего известного нам традиционного метода дубления кожи. Большинство людей, которые пробовали метод загара, описанный в этой книге, теперь используют его. Также представлены наиболее подробные главы об использовании инструментов из камня, кости и дерева, истории, науке, клее для кожи и изготовлении одежды. Что нового во 2-м издании!

Новый 15-минутный шаг, который создает:

  • Кожа легче смягчается.
  • Очень мягкая шкура.
  • Шкуры, которые принимают повязку даже после высыхания, что, в свою очередь:
    1. Устраняет необходимость достижения идеального содержания влаги перед заправкой.
    2. Значительно упрощает проникновение в мозг толстых шкур, что делает дубление более толстых шкур, таких как лоси, лоси или даже толстые олени, намного менее трудоемким делом.
    3. Позволяет пропустить один из этапов отжима (который занимает 15 минут).

Среди других ключевых новинок:

  • Различные разрезы для снятия шкуры для улучшения формы кожи.
  • Как дубить лося, лося и антилопу.
  • Библиография (полная и удобная).

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *