Игрок достоевский цитаты: Цитаты из книги «Игрок»

Содержание

Цитата Достоевского из романа «Игрок», которая открыла мне глаза на жестокость человеческой природы. | #ПроКино и не только

Всем доброго дня. Меня зовут Павел, я веду канал под названием журнал «Советское кино«. Это мой литературный канал, где я делюсь впечатлениями о прочитанном. Новые выпуски журнала выходят почти каждый день в 8 утра, не забывайте заглядывать на канал.

Друзья, перед тем, как показать вам цитату (ради которой вы скорее всего и зашли) мне бы хотелось рассказать о романе Федора Достоевского «Игрок», из которого она была взята.

Возможно мне удастся заинтересовать вас этим произведением, и вы его прочитаете.
Цитата Достоевского из романа «Игрок», которая открыла мне глаза на жестокость человеческой природы.

В отличии от более «тяжелых» произведений великого писателя, роман «Игрок» читается достаточно легко и просто, я прочел эту книгу буквально за пару дней.

Честно говоря, я ожидал чего-то другого… Например, страданий опустившегося игрока, который проигрывает последние деньги, но ничего не может с собой поделать. Но нет, Федор Михайлович пишет о любви, как и во всех его произведениях: безжалостной, полной горечи и надрыва.

Впрочем, Достоевский во всех подробностях описывает и состояние азарта, который охватывает человека в момент игры. Страсть, исступление, желание выиграть — все это начинаешь реально ощущать, наблюдая вместе вместе с главным героем за тем, как маленький шарик решает твою судьбу…

Цитата Достоевского из романа «Игрок», которая открыла мне глаза на жестокость человеческой природы.

Цитата:

«Удовольствие всегда полезно, а дикая, беспредельная власть – хоть над мухой – ведь это тоже своего рода наслаждение. Человек деспот от природы и любит быть мучителем.»

Федор Михайлович тонко чувствует человеческую природу и очень точно передает ее суть. Вы только представьте, что случилось бы с нами, людьми, если бы мы, по какой-то причине, смогли сорвать с себя оковы морали и начать творить все, что хотим?

С вами был Павел. Журнал «Классическая литература».

Все обзоры книг на канале в одном месте… Смотрите тут

«ИГРОК» Ф.М. Достоевский — homo_pingvinius — LiveJournal

Вот думаю печатать отдельные цитаты, монологи и прочие сочные места из романов. Интересно это хоть кому-нибудь?

«Как это ни смешно, что я так много жду для себя от рулетки, но мне кажется, еще смешнее рутинное мнение, всеми признанное, что глупо и нелепо ожидать чего-нибудь от игры. И почему игра хуже какого бы то ни было способа добывания денег, например, хоть торговли? Оно правда, что выигрывает из сотни один»

«…в катехизис добродетелей и достоинств цивилизованного западного человека вошла исторически и чуть ли не в виде главного пункта способность приобретения капиталов. А русский не только не способен приобретать капиталы, но даже и расточает их как-то зря и безобразно. Тем не менее нам, русским, деньги тоже нужны, — прибавил я, — следовательно, мы очень рады и очень падки на такие способы, как например рулетки, где можно разбогатеть вдруг, в два часа, не трудясь. Это нас очень прельщает; а так как мы и играем зря, без труда, то и проигрываемся!»


«Во-первых, мне всё показалось так грязно — как-то нравственно скверно и грязно. Я отнюдь не говорю про эти жадные и беспокойные лица, которые десятками, даже сотнями, обступают игорные столы. Я решительно не вижу ничего грязного в желании выиграть поскорее и побольше; мне всегда казалось очень глупою мысль одного отъевшегося и обеспеченного моралиста, который на чье-то оправдание, что «ведь играют по маленькой», — отвечал: тем хуже, потому что мелкая корысть. Точно: мелкая корысть и крупная корысть — не всё равно. Это дело пропорциональное. Что для Ротшильда мелко, то для меня очень богато, а насчет наживы и выигрыша, так люди и не на рулетке, а и везде только и делают, что друг у друга что-нибудь отбивают или выигрывают.

Гадки ли вообще нажива и барыш — это другой вопрос. Но здесь я его не решаю. Так как я и сам был в высшей степени одержан желанием выигрыша, то вся эта корысть и вся эта корыстная грязь, если хотите, была мне, при входе в залу, как-то сподручнее, родственнее. Самое милое дело, когда друг друга не церемонятся, а действуют открыто и нараспашку. Да и к чему самого себя обманывать? Самое пустое и нерасчетливое занятие! Особенно некрасиво, на первый взгляд, во всей этой рулеточной сволочи было то уважение к занятию, та серьезность и даже почтительность, с которыми все обступали столы. Вот почему здесь резко различено, какая игра называется mauvais genr’oм 1 и какая позволительна порядочному человеку. Есть две игры, одна — джентльменская, а другая плебейская, корыстная, игра всякой сволочи. Здесь это строго различено и — как это различие, в сущности, подло! Джентльмен, например, может поставить пять или десять луидоров, редко более, впрочем, может поставить и тысячу франков, если очень богат, но собственно для одной игры, для одной только забавы, собственно для того, чтобы посмотреть на процесс выигрыша или проигрыша; но отнюдь не должен интересоваться своим выигрышем.
Выиграв, он может, например, вслух засмеяться, сделать кому-нибудь из окружающих свое замечание, даже может поставить еще раз и еще раз удвоить, но единственно только из любопытства, для наблюдения над шансами, для вычислений, а не из плебейского желания выиграть. Одним словом, на все эти игорные столы, рулетки и trente et quarante 2 он должен смотреть не иначе, как на забаву, устроенную единственно для его удовольствия. Корысти и ловушки, на которых основан и устроен банк, он должен даже и не подозревать. Очень и очень недурно было бы даже, если б ему, например, показалось, что и все эти остальные игроки, вся эта дрянь, дрожащая над гульденом, — совершенно такие же богачи и джентльмены, как и он сам, и играют единственно для одного только развлечения и забавы. Это совершенное незнание действительности и невинный взгляд на людей были бы, конечно, чрезвычайно аристократичными. Я видел, как многие маменьки выдвигали вперед невинных и изящных, пятнадцати- и шестнадцатилетних мисс, своих дочек, и, давши им несколько золотых монет, учили их, как играть.
Барышня выигрывала или проигрывала, непременно улыбалась и отходила очень довольная. Наш генерал солидно и важно подошел к столу; лакей бросился было подать ему стул, но он не заметил лакея; очень долго вынимал кошелек, очень долго вынимал из кошелька триста франков золотом, поставил их на черную и выиграл. Он не взял выигрыша и оставил его на столе. Вышла опять черная; он и на этот раз не взял, и когда в третий раз вышла красная, то потерял разом тысячу двести франков. Он отошел с улыбкою и выдержал характер. Я убежден, что кошки у него скребли на сердце, и будь ставка вдвое или втрое больше — он не выдержал бы характера и выказал бы волнение. Впрочем, при мне один француз выиграл и потом проиграл тысяч до тридцати франков весело и без всякого волнения. Настоящий джентльмен, если бы проиграл и всё свое состояние, не должен волноваться. Деньги до того должны быть ниже джентльменства, что почти не стоит об них заботиться. Конечно, весьма аристократично совсем бы не замечать всю эту грязь всей этой сволочи и всей обстановки.
Однако же иногда не менее аристократичен и обратный прием, замечать, то есть присматриваться, даже рассматривать, например хоть в лорнет, всю эту сволочь: но не иначе, как принимая всю эту толпу и всю эту грязь за своего рода развлечение, как бы за представление, устроенное для джентльменской забавы. Можно самому тесниться в этой толпе, но смотреть кругом с совершенным убеждением, что собственно вы сами наблюдатель и уж нисколько не принадлежите к ее составу».

«Мысль, что я приступаю к игре не для себя, как-то сбивала меня с толку. Ощущение было чрезвычайно неприятное, и мне захотелось поскорее развязаться с ним».

«Так вы решительно продолжаете быть убеждены, что рулетка ваш единственный исход и спасение? — спросила она насмешливо. Я отвечал опять очень серьезно, что да; что же касается до моей уверенности непременно выиграть, то пускай это будет смешно, я согласен, «но чтоб оставили меня в покое».

«В игорных залах толпа была ужасная. Как нахальны они и как все они жадны! Я протеснился к середине и стал возле самого крупера; затем стал робко пробовать игру, ставя по две и по три монеты. Между тем я наблюдал и замечал; мне показалось, что собственно расчет довольно мало значит и вовсе не имеет той важности, которую ему придают многие игроки. Они сидят с разграфленными бумажками, замечают удары, считают, выводят шансы, рассчитывают, наконец ставят и — проигрывают точно так же, как и мы, простые смертные, играющие без расчету. Но зато я вывел одно заключение, которое, кажется, верно: действительно, в течении случайных шансов бывает хоть и не система, но как будто какой-то порядок, что, конечно, очень странно. Например, бывает, что после двенадцати средних цифр наступают двенадцать последних; два раза, положим, удар ложится на эти двенадцать последних и переходит на двенадцать первых. Упав на двенадцать первых, переходит опять на двенадцать средних, ударяет сряду три, четыре раза по средним и опять переходит на двенадцать последних, где, опять после двух раз, переходит к первым, на первых опять бьет один раз и опять переходит на три удара средних, и таким образом продолжается в течение полутора или двух часов.

Один, три и два, один, три и два. Это очень забавно. Иной день или иное утро идет, например, так, что красная сменяется черною и обратно почти без всякого порядка, поминутно, так что больше двух-трех ударов сряду на красную или на черную не ложится. На другой же день или на другой вечер бывает сряду одна красная; доходит, например, больше чем до двадцати двух раз сряду и так идет непременно в продолжение некоторого времени, например в продолжение целого дня. Мне много в этом объяснил мистер Астлей, который целое утро простоял у игорных столов, но сам не поставил ни разу. Что же касается до меня, то я весь проигрался до тла и очень скоро. Я прямо сразу поставил на четку двадцать фридрихсдоров и выиграл, поставил пять и опять выиграл и таким образом еще раза два или три. Я думаю, у меня сошлось в руках около четырехсот фридрихсдоров в какие-нибудь пять минут. Тут бы мне и отойти, но во мне родилось какое-то странное ощущение, какой-то вызов судьбе, какое-то желание дать ей щелчок, выставить ей язык.
Я поставил самую большую позволенную ставку, в четыре тысячи гульденов, и проиграл. Затем, разгорячившись, вынул всё, что у меня оставалось, поставил на ту же ставку и проиграл опять, после чего отошел от стола, как оглушенный. Я даже не понимал, что это со мною было»

«Помилуйте, — отвечал я ему, — ведь, право, неизвестно еще, что гаже: русское ли безобразие или немецкий способ накопления честным трудом?
— Какая безобразная мысль! — воскликнул генерал.
— Какая русская мысль! — воскликнул француз.
Я смеялся, мне ужасно хотелось их раззадорить.
— А я лучше захочу всю жизнь прокочевать в киргизской палатке, — вскричал я, — чем поклоняться немецкому идолу.
— Какому идолу? — вскричал генерал, уже начиная серьезно сердиться.

— Немецкому способу накопления богатств. Я здесь недолго, но, однако ж, все-таки, что я здесь успел подметить и проверить, возмущает мою татарскую породу. Ей-богу, не хочу таких добродетелей! Я здесь успел уже вчера обойти верст на десять кругом. Ну, точь-в-точь то же самое, как в нравоучительных немецких книжечках с картинками: есть здесь везде у них в каждом доме свой фатер, ужасно добродетельный и необыкновенно честный. Уж такой честный, что подойти к нему страшно. Терпеть не могу честных люден, к которым подходить страшно. У каждого эдакого фатера есть семья, и по вечерам все они вслух поучительные книги читают. Над домиком шумят вязы и каштаны. Закат солнца, на крыше аист, и всё необыкновенно поэтическое и трогательное…

Уж вы не сердитесь, генерал, позвольте мне рассказать потрогательнее. Я сам помню, как мой отец, покойник, тоже под липками, в палисаднике, по вечерам вслух читал мне и матери подобные книжки… Я ведь сам могу судить об этом как следует. Ну, так всякая эдакая здешняя семья в полнейшем рабстве и повиновении у фатера. Все работают, как волы, и все копят деньги, как жиды. Положим, фатер скопил уже столько-то гульденов и рассчитывает на старшего сына, чтобы ему ремесло аль землишку передать; для этого дочери приданого не дают, и она остается в девках. Для этого же младшего сына продают в кабалу аль в солдаты и деньги приобщают к домашнему капиталу. Право, это здесь делается; я расспрашивал. Всё это делается не иначе, как от честности, от усиленной честности, до того, что и младший проданный сын верует, что его не иначе, как от честности, продали, — а уж это идеал, когда сама жертва радуется, что ее на заклание ведут. Что же дальше? Дальше то, что и старшему тоже не легче: есть там у него такая Амальхен, с которою он сердцем соединился, — но жениться нельзя, потому что гульденов еще столько не накоплено. Тоже ждут благонравно и искренно и с улыбкой на заклание идут. У Амальхен уж щеки ввалились, сохнет. Наконец, лет через двадцать, благосостояние умножилось; гульдены честно и добродетельно скоплены. Фатер благословляет сорокалетнего старшего и тридцатипятилетнюю Амальхен, с иссохшей грудью и красным носом… При этом плачет, мораль читает и умирает. Старший превращается сам в добродетельного фатера, и начинается опять та же история. Лет эдак чрез пятьдесят или чрез семьдесят внук первого фатера действительно уже осуществляет значительный капитал и передает своему сыну, тот своему, тот своему, и поколений через пять или шесть выходит сам барон Ротшильд или Гоппе и Комп. , или там черт знает кто. Ну-с, как же не величественное зрелище: столетний или двухсотлетний преемственный труд, терпение, ум, честность, характер, твердость, расчет, аист на крыше! Чего же вам еще, ведь уж выше этого нет ничего, и с этой точки они сами начинают весь мир судить и виновных, то есть чуть-чуть на них не похожих, тотчас же казнить. Ну-с, так вот в чем дело: я уж лучше хочу дебоширить по-русски или разживаться на рулетке. Не хочу я быть Гоппе и Комп. чрез пять поколений. Мне деньги нужны для меня самого, а я не считаю всего себя чем-то необходимым и придаточным к капиталу. Я знаю, что я ужасно наврал, но пусть так оно и будет. Таковы мои убеждения».

«Деньги взяты мною взаймы, и я хотела бы их отдать. У меня была безумная и странная мысль, что я непременно выиграю, здесь, на игорном столе. Почему была эта мысль у меня — не понимаю, но я в нее верила. Кто знает, может быть, потому и верила, что у меня никакого другого шанса при выборе не оставалось».

«Вы только предположите, что я, может быть, не умею поставить себя с достоинством. То есть я, пожалуй, и достойный человек, а поставить себя с достоинством не умею. Вы понимаете, что так может быть? Да все русские таковы, и знаете почему: потому что русские слишком богато и многосторонне одарены, чтоб скоро приискать себе приличную форму. Тут дело в форме. Большею частью мы, русские, так богато одарены, что для приличной формы нам нужна гениальность. Ну, а гениальности-то всего чаще и не бывает, потому что она и вообще редко бывает. Это только у французов и, пожалуй, у некоторых других европейцев так хорошо определилась форма, что можно глядеть с чрезвычайным достоинством и быть самым недостойным человеком. Оттого так много форма у них и значит. Француз перенесет оскорбление, настоящее, сердечное оскорбление и не поморщится, но щелчка в нос ни за что не перенесет, потому что это есть нарушение принятой и увековеченной формы приличий. Оттого-то так и падки наши барышни до французов, что форма у них хороша. По-моему, впрочем, никакой формы и нет, а один только петух, le coq gaulois. Впрочем, этого я понимать не могу, я не женщина. Может быть, петухи и хороши. Да и вообще я заврался, а вы меня не останавливаете».

«Иногда русские за границей бывают слишком трусливы и ужасно боятся того, что скажут и как на них поглядят, и будет ли прилично вот то-то и то-то? — одним словом, держат себя точно в корсете, особенно претендующие на значение. Самое любое для них — какая-нибудь предвзятая, раз установленная форма, которой они рабски следуют — в отелях, на гуляньях, в собраниях, в дороге…»

«Номер мой был не так еще дорог, чтоб очень пугаться и совсем выехать из отеля. У меня было шестнадцать фридрихсдоров, а там… там, может быть, богатство! Странное дело, я еще не выиграл, но поступаю, чувствую и мыслю, как богач, и не могу представлять себя иначе»

«Вы одеревенели, — заметил он, — вы не только отказались от жизни, от интересов своих и общественных, от долга гражданина и человека, от друзей своих (а они все-таки у вас были), вы не только отказались от какой бы то ни было цели, кроме выигрыша, вы даже отказались от воспоминаний своих. Я помню вас в горячую и сильную минуту вашей жизни; но я уверен, что вы забыли все лучшие тогдашние впечатления ваши; ваши мечты, ваши теперешние, самые насущные желания не идут дальше pair и impair, rouge, noir, двенадцать средних и так далее, и так далее, я уверен!»

«Француз, мистер Астлей, это — законченная, красивая форма. Вы, как британец, можете с этим быть несогласны; я, как русский, тоже несогласен, ну, пожалуй, хоть из зависти; но наши барышни могут быть другого мнения. Вы можете находить Расина изломанным; исковерканным и парфюмированным; даже читать его, наверное, не станете. Я тоже нахожу его изломанным, исковерканным и парфюмированным, с одной даже точки зрения смешным; но он прелестен, мистер Астлей, и, главное, он великий поэт, хотим или не хотим мы этого с вами. Национальная форма француза, то есть парижанина, стала слагаться в изящную форму, когда мы еще были медведями. Революция наследовала дворянству. Теперь самый пошлейший французишка может иметь манеры, приемы, выражения и даже мысли вполне изящной формы, не участвуя в этой форме ни своею инициативою, ни душою, ни сердцем; всё это досталось ему по наследству. Сами собою, они могут быть пустее пустейшего и подлее подлейшего. Ну-с, мистер Астлей, сообщу вам теперь, что нет существа в мире доверчивее и откровеннее доброй, умненькой и не слишком изломанной русской барышни. Де-Грие, явясь в какой-нибудь роли, явясь замаскированным, может завоевать ее сердце с необыкновенною легкостью; у него есть изящная форма, мистер Астлей, и барышня принимает эту форму за его собственную душу, за натуральную форму его души и сердца, а не за одежду, доставшуюся ему по наследству. К величайшей вашей неприятности, я должен вам признаться, что англичане большею частью угловаты и неизящны, а русские довольно чутко умеют различать красоту и на нее падки. Но, чтобы различать красоту души и оригинальность личности, для этого нужно несравненно более самостоятельности и свободы, чем у наших женщин, тем более барышень, — и уж во всяком случае больше опыта».

«Да, вы погубили себя. Вы имели некоторые способности, живой характер и были человек недурной; вы даже могли быть полезны вашему отечеству, которое так нуждается в людях, но — вы останетесь здесь, и ваша жизнь кончена. Я вас не виню. На мой взгляд, все русские таковы или склонны быть таковыми. Если не рулетка, так другое, подобное ей. Исключения слишком редки. Не первый вы не понимаете, что такое труд (я не о народе вашем говорю). Рулетка — это игра по преимуществу русская. До сих пор вы были честны и скорее захотели пойти в лакеи, чем воровать… но мне страшно подумать, что может быть в будущем».

«Неужели я не понимаю, что я сам погибший человек. Но — почему же я не могу воскреснуть. Да! стоит только хоть раз в жизни быть расчетливым и терпеливым и — вот и всё! Стоит только хоть раз выдержать характер, и я в один час могу всю судьбу изменить! Главное — характер. Вспомнить только, что было со мною в этом роде семь месяцев назад в Рулетенбурге, пред окончательным моим проигрышем. О, это был замечательный случай решимости: я проиграл тогда всё, всё… Выхожу из воксала, смотрю — в жилетном кармане шевелится у меня еще один гульден. «А, стало быть, будет на что пообедать!» — подумал я, но, пройдя шагов сто, я передумал и воротился. Я поставил этот гульден на manque (тот раз было на manque), и, право, есть что-то особенное в ощущении, когда один, на чужой стороне, далеко от родины, от друзей и не зная, что сегодня будешь есть, ставишь последний гульден, самый, самый последний! Я выиграл и через двадцать минут вышел из воксала, имея сто семьдесят гульденов в кармане. Это факт-с! Вот что может иногда значить последний гульден! А что, если б я тогда упал духом, если б я не посмел решиться?
Завтра, завтра всё кончится!»

текст, цитаты фильма, читать содержание, описание

— Ставлю две. — Две тысячи?
Здесь что, эхо? Две тысячи.
Карту.
Сколько?
Та же ставка. Всю ночь — одна и та же гребаная ставка.
Карту.
Двадцать одно.

— Двадцать.
— Выпивку!
Две карты.
Три тысячи.
Берите.

— Сколько там у тебя, шесть?
— Ставлю всё.

— Аксель, у нас есть пределы.
— Пытаешься сбить мой ритм?

— Две штуки максимум.
— Я только что поставил три.
Ты не должен был ставить три. Две тысячи! Не больше.

— Это для твоей же защиты.
— К черту мою защиту!
Пять сотен на шутера.
Вперед. Хороший бросок.
Два очка.
Две тысячи на красное.
Ставки приняты.
Семнадцать, черное.

— Сегодня весь вечер черное.
— Спасибо.

— Делайте ваши ставки.
— Двадцать четыре, черное.
И снова красное.
Ставки приняты.
Восемь, черное.
Эй, Аксель, нужна наличка?
Зови Манки. Ты знаешь, где меня найти.
Что я могу тебе сказать? Такого невезения я не видел уже 15 лет.
Ты имеешь хоть малейшее представление, сколько ты должен?
Сорок четыре с мелочью.
Сорок четыре штуки! Это 6 Эльдорадо.
44 000 долларов! Это не просто цифры.
Мне нужна еще тысяча, Хипс.
Ты собираешься с одной тысячи отыграть 44 000?
Аксель, мы зря смеемся. Это серьезно.
Ты последний человек, которому я мог бы пожелать зла.
Ты же знаешь.
Ну же, пошевеливайся!
Покажи, отсюда сможешь забить?
Мужик, ты кого-то ищешь?
Кто из них лучший?
Тебе-то что?
Хочу сыграть с ним один-на-один.
Двадцать баксов.
У нас нет двадцати баксов, мужик.
Сколько есть?
10-центовик.
Хорошо, мои двадцать баксов против 10 центов. Иди и договорись.
Хочешь остаться в дураках — я не против.
Заноси в кольцо.
По восьми.
Это же новичок!
Играй с ним, играй. Держи его.
Он любитель.
Отлично!
Восемь — девять. Счет восемь — девять.
А вот и последний!
Захочешь повторить, мужик, приходи в любое время.
Я запомню.
Эй, белый парень!
Впервые вижу вас со щетиной.

— Это маскировка.
— И что вы сделали? Ограбили банк?
Я захватил страну. Государственный переворот своими силами.
Спасибо.
Могу, кстати, назначить тебя шерифом в Техасе.
Спасибо.
Итак, когда Достоевский говорит, что он презирает тот факт…
что дважды два равняется четырем,
и что он сохраняет за собой священное право
настаивать, что дважды два — это пять, что он имеет в виду?

— Что его жизнь сопряжена с. ..
— Безумием.

— Огорчением?
— Нет, смотрите!
Любой кретин может доказать, что дважды два — это четыре, так?
И тогда человек, который не согласен с этим, вооружен лишь силой…
…воли.
Воли. Он требует, чтобы его идея была истиной потому, что он хочет видеть ее истиной.
И потому что он считает ее истиной.
И вопрос не в том, прав ли он…
а в том, хватит ли ему воли, чтобы верить в собственную правоту…
независимо от того, сколько существует доказательств обратному.
Сколько вы видите пальцев?
Сейчас — четыре.
Но

Игрок. Анализ романа Достоевского — Русская историческая библиотека

Замысел «Игрока» относится еще к осени 1863 года. Достоевский писал тогда: «Сюжет рассказа следующий: один тип заграничного русского. Заметьте: о заграничных русских был большой вопрос летом в журналах. Все это отразится в моем рассказе. Да и вообще отразится современная минута (по возможности, разумеется) нашей внутренней жизни. Я беру натуру непосредственную, человека, однакоже, многоразвитого, но во всем недоконченного, изверившегося и не смеющего не верить, восстающего на авторитеты и боящегося их… Это лицо живое – (весь как будто стоит передо мною) – и его надо прочесть, когда он напишется. Главная же штука в том, что все его жизненные соки, силы, буйство, смелость пошли на рулетку. Он – игрок, и не простой игрок, так же как скупой рыцарь Пушкина не простой скупец. (Это вовсе не сравнение меня с Пушкиным. Говорю лишь для ясности.) Он поэт в своем роде, но дело в том, что он сам стыдится этой поэзии, ибо глубоко чувствует ее низость, хотя потребность риска и облагороживает его в глазах самого себя. Весь рассказ – рассказ о том, как он третий год играет по игорным домам на рулетке.

 

Достоевский. Игрок. Краткое содержание. Слушать аудиокнигу

 

Если «Мёртвый дом» обратил на себя внимание публики как изображение каторжных, которых никто не изображал наглядно до Мёртвого дома, то этот рассказ обратит непременно на себя внимание как наглядное и подробнейшее изображение рулеточной игры. .. Ведь был же любопытен Мёртвый дом. А это описание своего рода ада, своего рода «каторжной бани»».

Тогда, в 1863 году, рассказ об игроке не был написан. Этот замысел, но уже в усложненной форме, и был осуществлен Достоевским в романе «Игрок», первоначально названном «Рулетенбург».

Обе темы романа – и безудержная страсть к игре, и мучительная любовь – автобиографичны. Известно увлечение Достоевского рулеткой в его летние поездки за границу в 1862, 1863 и 1865 годах; отношения Алексея Ивановича и Полины во многом воспроизводят историю любви Достоевского и Аполлинарии Прокофьевны Сусловой, как позволяют судить об этом опубликованные уже в наше время письма и воспоминания А. П. Сусловой.

В образе «французика» де Грие в «Игроке» воспроизведены те черты психологии французского буржуа, которые были уже ранее отмечены Достоевским в «Опыте о буржуа» («Зимние заметки»). Иронически враждебное отношение писателя к эмигрантам-полякам объясняется тем, что Достоевский разделял враждебность русской реакционной публицистики к польской революционной эмиграции.

Генерал – отчим Полины – принадлежит к тем русским помещикам, которых крестьянская реформа совершенно выбила из привычной жизненной колеи; он и его семейство выведены Достоевским как характерные представители той части русских «гулящих людей», о которых он говорил еще в «Зимних заметках о летних впечатлениях», дорисовывая судьбы героев «Горя от ума».

В обстановке, где все проникнуто мыслью о деньгах и надеждой их каким-нибудь чудом получить, среди людей, у которых страсти и прихоти заменяют нравственные принципы, сформировался сложный и причудливый характер Полины.

Пушкин дал наиболее глубокий анализ страсти и ее влияния на характер и поведение человека. Замысел «Игрока» в сознании Достоевского был связан со «Скупым рыцарем». Его игрок был задуман не как простой игрок, – до выигрыша 200 000 франков Алексей Иванович видел в игре не цель, а средство, – но в дальнейшем ходе событий он превращается в заурядного искателя счастья за игорным столом. Как и в других случаях, Достоевский в ходе работы над «Игроком» далеко отошел от исходного замысла, в его представлении связанного с Пушкиным.

В тексте романа есть прямое указание на то произведение французской литературы, которое имел в виду Достоевский, когда создавал типы французов в «Игроке». Достоевский иронически называет француза-заимодавца именем героя повести Прево «Манон Леско» – де Грие. Из текста «Игрока» видно, что это не фамилия, а ироническое прозвище. Достоевский как бы заставляет читателя сравнить героев своего романа – французов середины XIX века – с французами начала XVIII века. Для этого он пародийно-иронически переосмыслил образы повести Прево. Любящий и преданный де Грие превратился у Достоевского в расчетливого дельца и ростовщика, очаровательная и поэтическая Манон в хладнокровную, скупую и способную ради денег на все Бланш. Достоевский воспроизводит даже некоторые конкретные ситуации из повести Прево. Как Манон и де Грие шутливо пародируют реплики из трагедии Расина в том разговоре, когда Манон хочет оправдаться перед де Грие в намерении его обмануть, так в «Игроке» Бланш и Алексей Иванович пародийно перебрасываются репликами из трагедии Корнеля, когда Бланш убеждает Алексея Ивановича уехать с ней в Париж.

«Игрок» был впервые напечатан в Полном собрании сочинений Ф. М. Достоевского. Издание Ф. Стелловского, СПБ. 1866, т. III.

Согласно договору со Стелловским, Достоевский обязан был к 1 ноября 1866 года представить издателю новый роман. Писатель же в это время заканчивал «Преступление и наказание». Чтобы выполнить свои обязательства, Достоевскому пришлось прибегнуть к помощи стенографистки А. Г. Сниткиной, ставшей вскоре женой писателя. Роман «Игрок» с 4 по 29 октября 1866 года был продиктован стенографистке и своевременно вручен издателю.

 

11 ноября – день рождения русского классика Федора Достоевского.

Спроси любого иностранца о русской литературе – в первой тройке имен обязательно прозвучит Федор Михайлович. Великий писатель и философ, признанный таковым без стремления философствовать. Умеющий страдать и болеть за человека, отображать излом эпохи так глубоко и убедительно, ратовать за «русскую идею» всем сердцем.

«Человек есть тайна. Её надо разгадать, и ежели будешь её разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время; я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком»

Нравственность, всепрощение, всемирная отзывчивость по Достоевскому должны стоять во главе всего. Противоречивое отношение читателей к его непростым, подчас производящим болезненное впечатление произведениям легко понять. Но невозможно преувеличить значение Достоевского в русской, да что там, мировой литературе. Спроси любого соотечественника о русской литературе – в первой тройке имен обязательно прозвучит Федор Михайлович.
А что читал сам Достоевский? Кто был в числе его литературных кумиров? Чьими историями зачитывался он в свое время? Есть ответ!
В юности Федор Достоевский любил поэзию – переводил Байрона и Гомера, зачитывался Пушкиным и Лермонтовым. В числе его любимых авторов также – Виктор Гюго и Оноре де Бальзак, Иоганн Вольфганг Гёте и Эрнст Теодор Амадей Гофман, Фридрих Шиллер, Уильям Шекспир и Николай Гоголь.
Родился будущий классик в 1821 году в Москве, вторым ребенком из семерых в дворянской семье. Детство вспоминал с теплотой, поначалу получил домашнее образование. В 16 лет остался без матери, и отец отправил их с братом Михаилом в пансион в Петербурге. Оба мечтали заниматься литературой, но отец желал страшим сыновьям более обеспеченного будущего и настаивал на поступлении в инженерное училище. Учеба там тяготила романтичного юношу и все свободное время он проводил за книгами, а по ночам переводил и сочинял сам. После окончания учебы Достоевский был зачислен в инженерную команду, но прослужил лишь год, решив сосредоточиться на литературном творчестве, по-прежнему занимавшем его ум.
В 23 Федор Достоевский написал свой первый – и сразу успешный – роман «Бедные люди». Роман был удостоен благожелательной критики самого Виссариона Белинского, который тут же пригласил блестящего дебютанта в свой кружок, где его стали называть «новым Гоголем». Оттого сильней было разочарование от последующего провала — повести «Двойник» не удалось покорить сердца публики.
Тем временем шла активная светская жизнь молодого дарования – он публиковался в «Отечественных записках», входил в знаменитые литературные кружки и посещал тематические вечера. Так как дело писателя неотделимо от жизни общества, в которой во все времена молодежь жаждет перемен, то и темы в некоторых собраниях обсуждались самые горячие. Так Достоевский стал членом тайного общества и вскоре – политическим заключенным. Его даже приговорили к смертной казни, в последний момент смягчив наказание до четырех лет каторги в Омске и последующей военной службы.
Семь лет спустя прапорщик Федор Достоевский получил полную амнистию с возвращением дворянских прав и возможности публиковаться. К тому моменту он был женат, глубоко религиозен и нездоров.
В 1861 году в журнале «Время» начинают выходить «Записки из мертвого дома» — ошеломившие читателей воспоминания каторжника. Герцен сравнил автора с Данте, спустившимся в ад. Имя Достоевского вновь во всю мощь звучит в литературных кругах. В журналах публикуются его новые работы, сам Достоевский начинает выезжать заграницу и увлекается разорительной для него игрой в рулетку.
В 1864 году умирают брат Михаил и жена Достоевского Мария. Сам писатель, в долгах, неблагоприятном расположении духа и слабости здоровья, берется за главное свое произведение – «Преступление и наказание» — отсылая новые главы сразу в набор. Жесткие условия контракта заставляют его сразу взяться за новый роман и даже для скорости нанять лучшую стенографистку. Которой, впрочем, после сдачи романа «Игрок» Достоевский сделал предложение. Вместе, скрываясь от кредиторов, они едут заграницу, чтобы вернуться только четыре года спустя. И это был, пожалуй, самый счастливый период жизни гениального писателя – плодотворный в творчестве, теплый в семье, ровный в плане финансов (с пагубной привычной Достоевский сумел расстаться). Он получил признание еще при жизни, но впоследствии слава Достоевского многократно возросла – он и по сей день остается в числе самых известных и самых читаемых авторов по всему миру.

Золотые цитаты

Произведения Ф.М. Достоевского давно разобраны на цитаты. Мысли писателя навсегда вошли в копилку лучших афоризмов русских классиков. В данном сборнике предпринята попытка собрать самые яркие и наиболее значимые мысли автора, вложенные им в уста своих героев или же высказанные им самим в многочисленных статьях и заметках. Это мысли, касающиеся главных тем, волновавших писателя всю его творческую жизнь: вера и Бог, человек и его жизнь, творчество, современность, нравственность, любовь и конечно же Россия.

Братья Карамазовы

Одна из немногих в мировой литературе удавшихся попыток сочетать увлекательный роман-триллер, как мы выразились бы теперь, с глубинами философской мысли. Философия и психология «преступления и наказания», дилемма «социализации христианства», извечная борьба «божьего» и «дьявольского» в душах людей — таковы основные идеи этого гениального произведения.

Игрок

Роман «Игрок» во многом автобиографичен. Как и главный герой, писатель был не в силах побороть страсть к рулетке. В 1865 году Достоевскому срочно нужны были деньги, и он заключил контракт, обязавшись написать роман за 26 дней. Пришлось надиктовывать текст стенографистке Анне Сниткиной. Так на свет родилось еще одно гениальное произведение и завязались отношения с будущей женой писателя.

Идиот

Роман «Идиот» занимает в творчестве Ф.М. Достоевского особое место. Здесь он впервые ярко и полно изобразил положительного героя, «прекрасного человека», каким его себе представлял. В князе Мышкине соединились черты образа Христа и одновременно ребенка: умиротворенность и сострадание к ближнему, невозможность пройти мимо чужой беды; искренний, кроткий и слабый он несет людям свет высшей истины и святой красоты души, без которых мир обречен.

Униженные и оскорбленные

Многое в этом романе читателям его времени казалось необычным: перед ними была поставлена новая этико-социальная проблема — проблема эгоизма. Князь Валковский, разворачивающий на страницах романа свою циническую «философию жизни», стал первым в творчестве писателя героем-«идеологом», предшественником Человека из подполья, Раскольникова, Свидригайлова и других героев Достоевского 1860-1870-х гг. .

Бесы

«Бесы» — одно из наиболее трагических, загадочных и притягательных произведений Ф. М. Достоевского. Идейно-философская канва романа, написанного в 1872 году, оказалась пророческой: события ХХ века во многом подтвердили гениальность писательского предвидения.

Записки из Мертвого дома

Повесть «Записки из Мертвого дома» основана на воспоминаниях писателя о годах, проведенных в Омском остроге. По мнению критиков, именно с этого произведения начинается подлинный Достоевский с его психологизмом и глубиной образов. Перед читателем открывается мир, где насилие над человеческой личностью принимает привычный, повседневный характер. Это история, повествующая о судьбах отверженных, которых Достоевский встречал на каторжных работах. Виновные и невинные, убийцы и контрабандисты, лихие воры и интеллигентные фальшивомонетчики, дворяне и крестьяне… Каждый обитатель острожного «Мертвого дома», созданный пером Достоевского, навеки остается в памяти.

Белые ночи. Бедные люди

В книгу вошли два ранних произведения — эпистолярный роман «Бедные люди» и сентиментальный роман «Белые ночи», объединённые общей темой одиночества и душевной боли двух людей в суровом и враждебном мире. Рассказывая о чувствах и переживаниях героев, об их жизни, полной внутренней борьбы с общественным мнением, Достоевский раскрывает острое и вечное противоречие между человеком и его окружением. Герои всеми силами пытаются вырваться из неблагополучных обстоятельств и безысходности их ограниченной жизни, и не желают, чтобы это мешало им полноценно выразить свои истинные чувства друг к другу.

Преступление и наказание

«Преступление и наказание» — высочайший образец криминального романа. В рамках жанра полицейского расследования писатель поставил вопросы, и по сей день не решенные. Кем должен быть человек: «тварью дрожащей», как говорит Раскольников, или «Наполеоном»? И это проблема уже XXI века. Написанный в 1866 году роман «Преступление и наказание» до сих пор остается самой читаемой в мире книгой и входит в большинство школьных программ по литературе.

Подросток

Роман-исповедь, роман воспитания, в нем подробно рассказывается о становлении характера и жизненной позиции молодого человека 19 лет, уже не совсем подростка, но еще и не взрослого. Он незаконнорожденный сын помещика Версилова и жены дворового человека. Происхождение накладывает отпечаток на всю его жизнь, он постоянно ощущает двусмысленность своего положения. Мучимый различными переживаниями: противоречивыми чувствами к отцу, желанием разбогатеть и ощутить себя могущественным, стремлением отгородиться от людей и, напротив, жаждой вернуться в самую гущу жизни, жаждой взаимной любви, — Аркадий оказывается в чудовищном переплете событий. Так он взрослеет и постигает жизнь.

Достоевский. Вспомнить всё… / Централизованная библиотечная система Канавинского района

В этом году весь мир отмечает большой литературный юбилей –

200 лет со дня рождения величайшего классика русской литературы

Фёдора Михайловича Достоевского

Вместе с библиотекой Нижнего Новгорода, которая носит имя юбиляра, вспоминаем о жизни и творчестве мыслителя, произведения которого вызывают неизменный интерес.

Обращаем ваше внимание, что публикации в новой рубрике «Достоевский. Вспомнить всё…» будут содержать самую разнообразную информацию, которая, надеемся, поможет вам лучше узнать личность писателя, понять и полюбить его книги.

 

 

 

43. Повести «Двойник» – 175 лет. «Приключения господина Голядкина» до сих пор вызывают интерес у читателей.

Из письма Ф. М. Достоевского старшему брату: «… свои, наши, Белинский и все, мною недовольны за Голядкина. Первое впечатление было безотчетный восторг, говор, шум, толки. Второе – критика; именно: … наши и вся публика нашли, что до того Голядкин скучен и вял, до того растянут, что читать нет возможности».

 

42.Книгу «Записки из Мёртвого дома» Достоевский написал вскоре после возвращения с каторги.

«… кроме лишения свободы, кроме вынужденной работы, в каторжной жизни есть еще одна мука, чуть ли не сильнейшая, чем все другие. Это: вынужденное общее сожительство. Общее сожительство, конечно, есть и в других местах; но в острог-то приходят такие люди, что не всякому хотелось бы сживаться с ними, и я уверен, что всякий каторжный чувствовал эту муку, хотя, конечно, большею частью бессознательно».

 

41. Достоевский любил музыку. А знаете, какую?

 

40. Роман «Бедные люди» вышел в печать в январе 1846 года. Писателю на тот момент было всего 24 года. Но это, уверяем, не первое произведение Ф.М. Достоевского.

 

39.

«Как оглянусь на прошлое, да подумаю, сколько даром потрачено времени, – писал Достоевский брату из Петропавловской крепости в 1849 году, – сколько его пропало в заблуждениях, в ошибках, в праздности, в неуменьи жить; как не дорожил я им, сколько раз я грешил против сердца моего и духа, – так кровью обливается сердце мое».

 

38. Как вы думаете, был ли Федор Михайлович добрым человеком?

Вот как считает поэт, лауреат Нобелевской премии по литературе Иосиф Бродский:

«Достоевский был неутомимым защитником Добра, то бишь Христианства. Но если вдуматься, не было и у Зла адвоката более изощренного…»

 

 

37. Годы творчества Федора Михайловича Достоевского пришлись на один век – XIX. Давайте узнаем некоторые подробности жизни в то время, ведь быт российского общества очень зависел от сословной принадлежности.

 

30. Цитаты из романа «Преступление и наказание» можно приводить бесконечно.

Все они заставляют нас о чем-то задуматься.

Вот, например, слова Аркадия Ивановича Свидригайлова:

«Никуда мне не хотелось, а за границу Марфа Петровна и сама меня раза два приглашала, видя, что я скучал. Да что! За границу я прежде ездил, и всегда мне тошно бывало. Не то чтоб, а вот заря занимается, залив Неаполитанский, море, смотришь, и как-то грустно. Всего противнее, что ведь действительно о чем-то грустишь! Нет, на родине лучше: тут, по крайней мере, во всем других винишь, а себя оправдываешь».

 

29. А вы читали роман Достоевского «Пьяненькие»? А ведь был у писателя замысел написать такой роман, однако он создал нечто большее.

«Роман мой называется «Пьяненькие» и будет связан с теперешним вопросом о пьянстве. Разбирается не только вопрос, но представляются и все его разветвления, преимущественно картины семейств, воспитание детей в этой обстановке и проч. и проч.». Из письма Ф. М. Достоевского к редактору «Отечественных записок» (1865 г.)

Приведем цитату из книги «Достоевский над бездной безумия», авторами которой являются доктор медицинских наук, доцент О. Н. Кузнецов и доктор психологических наук, профессор В. И. Лебедев.

«Достоевский не прошел мимо порочной потребности людей, на заработанные деньги покупающих неизлечимое иногда безумие. Для многих его героев (например, капитана Лебядкина) пьянство – существенная сторона их образа жизни. Задумав роман «Пьяненькие», Достоевский вместо него создал «Преступление и наказание», великий роман о больной совести, где муки совести пьяницы Мармеладова оттеняют трагедию души Раскольникова. Достоевского, как и нас, возмущало общество, где «чуть не половину теперешнего бюджета нашего оплачивает водка… т. е. по-теперешнему, народное пьянство и народный разврат, – стало быть, вся народная будущность… Мы подсекаем дерево в самом корне, чтобы достать поскорее плод». Он страдал, видя, что сегодняшнее величие окупается разрушением будущего человека. Нездорово то общество, «где, случись так, что люди, все, одновременно бросили бы пить, государству пришлось бы заставить их пить силой. Иначе – финансовый крах». Больно то общество, где «государство живет одним днем, не думая о будущем народа». Он не мог без страдания видеть отравленными корни народной силы и говорил об этом как публицист во весь голос.

От замысла романа «Пьяненькие» остались тезис «Оттого мы пьем, что дела нет», антитезис «Врешь ты, – оттого, что нравственности нет», и объединяющая их мысль, над которой нам стоит задуматься: «Да и нравственности нет оттого – дела долго (150 лет) не было».

 

 

28. Итак, если у кого-то сегодня сентиментальное настроение, то рекомендуем прочитать повесть «Белые ночи». Доставайте книгу с полки и мечтайте…

«В характерах, жадных деятельности, жадных непосредственной жизни, жадных действительности, но слабых, женственных, нежных, мало-помалу зарождается то, что называют мечтательностию, и человек делается не человеком, а каким-то странным существом среднего рода – мечтателем».

Ф.М. Достоевский

 

27. 16 июля, 150 лет назад, родился первый сын Ф.

М. Достоевского – Федор Федорович (1871-1922).

Из воспоминаний А.Г. Достоевской: «Федор Михайлович, весь день и всю ночь молившийся о благополучном исходе, сказал мне потом, что решил, если родится сын, хотя бы за десять минут до полуночи, назвать его Владимиром, именем Святого равноапостольного князя Владимира, память которого празднуется 15 июля. Но младенец родился 16-го и был наречен Федором, в честь своего отца, как мы давно это решили. Федор Михайлович был страшно счастлив и тем, что родился мальчик, и тем, что столь беспокоившее его семейное «событие» благополучно совершилось».

Федор Федорович получил прекрасное образование и считался крупным специалистом по коневодству и коннозаводству в России.

Из воспоминаний Е.П. Достоевской, второй жены сына великого писателя:

«Веселым никогда не был. Подобно своему отцу, склонен к азарту, а также к безрассудной расточительности. Вообще по отношению к денежным тратам такая же широкая натура, как и его отец. Точно так же, подобно своему отцу (а также сыну Андрею), безудержно вспыльчивый, причем иногда впоследствии даже не помнил о своих вспышках. Обычно же после тяжелых периодов нервозности стремился искупить свое поведение повышенной мягкостью и добротой»

Гражданская жена Федора Федоровича Л.С. Михаэлис рассказывает:

«Многие взгляды Федора Михайловича были совершенно чужды его сыну. Так, например, он никогда не мог понять отца и согласиться с ним во взглядах на общечеловеческое значение русского народа…

Укажу еще, что он ненавидел памятник Достоевскому работы скульптора Меркурова, открытый в 1918 г. на Цветном бульваре, и неоднократно говорил, с каким бы он наслаждением взорвал динамитом изуродованную, по его мнению, фигуру его отца…»

Андрей Федорович, сын Ф.Ф. Достоевского, считал, что отец «был хорошо одарен способностями к литературе, музыке, обладал большим художественным вкусом. И только ярлык «сын писателя Достоевского», которым он, естественно, всегда очень тяготился, мешал ему проявлять свободно свои дарования и доводил его до полной сдержанности и замкнутости».

 

 

26. Почему об одних местах и событиях мы помним всю жизнь, а другие не оставляют никакого следа?

Федор Михайлович, например, уверен, что «самые сильнейшие и влияющие воспоминания почти всегда те, которые остаются из детства». У него они связаны с усадьбами Даровое и Черемошня.  

«…Но, расставаясь с моим собеседником, я, между прочим, упомянул, что хочу сделать, пользуясь случаем, маленький крюк по дороге, из Москвы полтораста верст в сторону, чтобы посетить места первого моего детства и отрочества, – деревню, принадлежавшую когда-то моим родителям, но давно уже перешедшую во владение одной из наших родственниц. Сорок лет я там не был и столько раз хотел туда съездить, но всё никак не мог, несмотря на то, что это маленькое и незамечательное место оставило во мне самое глубокое и сильное впечатление на всю потом жизнь и где всё полно для меня самыми дорогими воспоминаниями.

– Вот у вас есть такие воспоминания и такие места, и у всех нас были. Любопытно: что у нынешней молодежи, у нынешних детей и подростков будет драгоценного в их воспоминаниях, и будет ли? Главное, что именно? Какого рода?

Что святые воспоминания будут и у нынешних детей, сомнения, конечно, быть не может, иначе прекратилась бы живая жизнь. Без святого и драгоценного, унесенного в жизнь из воспоминаний детства, не может и жить человек. Иной, по-видимому, о том и не думает, а все-таки эти воспоминания бессознательно да сохраняет. Воспоминания эти могут быть даже тяжелые, горькие, но ведь и прожитое страдание может обратиться впоследствии в святыню для души. Человек и вообще так создан, что любит свое прожитое страдание. Человек, кроме того, уже по самой необходимости наклонен отмечать как бы точки в своем прошедшем, чтобы по ним потом ориентироваться в дальнейшем и выводить по ним хотя бы нечто целое, для порядка и собственного назидания. При этом самые сильнейшие и влияющие воспоминания почти всегда те, которые остаются из детства. А потому и сомнения нет, что воспоминания и впечатления, и, может быть, самые сильные и святые, унесутся и нынешними детьми в жизнь. Но что именно будет в этих воспоминаниях, что именно унесут они с собою в жизнь, как именно сформируется для них этот дорогой запас – всё это, конечно, и любопытный и серьезный вопрос…»

Дневник писателя. 1877 г.

На фото музей-усадьба Ф. М. Достоевского (Московская область, Зарайский район, д. Даровое).
Фото из свободных источников в Интернете

 

25. 3 июля – День Достоевского. Праздник отмечается в первую субботу июля, а прошел в 2021 году уже в 12-й раз!

Начало июля – начало действия в романе «Преступление и наказание».

По традиции в Санкт-Петербурге состоялся фестиваль в честь писателя. Правда, были определенные ограничения, связанные с пандемией: привычное шествие с ростовыми куклами-марионетками заменили ночным парадом по каналам Петербурга. (фото Алены Бобрович)

Примечателен и спектакль «Достоевский карнавал в Михайловском замке». Переходите на youtube-канал Музея Достоевского и смотрите с удовольствием.

 

24. «…Окровавленные топоры, убиенные старушки, странные братья, порочные страсти, истеричные красавицы, душевнобольные князья, смерть или каторга в финале – никакого позитива!.. Знаете ли вы, что Достоевский обладал потрясающим чувством юмора? Что всю жизнь он мечтал написать водевиль или комедию? Собственно, почему – мечтал? Он написал!..».

Читайте на нашем сайте в авторском проекте Ольги Кузьминой неМодное Чтение.

 

23. Вы помните, в какое время года разворачиваются события в романе «Преступление и наказание»? Летом!

Ф.М. Достоевский начал работу над романом в 1865 году, который запомнился жителям Пе­тербурга аномальной жарой в июле.

 

22. Сегодня – 18 июня. 146 лет назад Анна Григорьевна Достоевская отправила в город Эмс (Германия) письмо своему мужу.

18 июня 1875 г.

«Твое дорогое письмо от пятницы (13 июня) я получила вчера, во вторник, мой милый и бесценный Федочка, и рада была, что ты здоров; ужасно меня раздосадовало известие о том, что в Эмсе постоянно дурная погода; мне кажется, что это непременно отзовется на твоем лечении и что при хорошей погоде оно бы пошло несравненно успешнее. Надо, впрочем, надеяться, что, может быть, во вторую половину погода переменится и ты успеешь наверстать потерянное время. Беспокоит меня тоже твое настроение: все-то ты тоскуешь и беспокоишься, а потому и работа не идет; как мне тебя жаль. Молю бога, чтоб он послал тебе в работе успеха! На наш счет, пожалуйста, не беспокойся, мы живем тихо и благополучно, все здоровы, а детки веселы и послушны. У меня страшная, моя раздражительность исчезла и заменилась какою-то по временам беспредметною тоскою, потому что я всем довольна и счастлива; приписываю все моему болезненному состоянию и думаю, что все пройдет со временем. Дети взяли 14 ванн и вообще охотно ходят купаться. Вчера Федя на что-то рассердился, лег на доски на дворе у самых ворот и так крепко заснул, что не слышал, как мы ему подложили подушку, как лаяли собаки и проезжали извозчики; проспал часа три и проснулся ужасно веселый; нянька все время подле него сидела и отгоняла мух. Сегодня Лиля пришла в страшных слезах: оказалось, что роза, которую я ей вчера подарила, сегодня завяла, а она и не подозревала, что она может завять! Чтоб ее утешить, я ей сорвала другую розу, но растолковала, что и она скоро завянет. Детки очень дружны и возвращаются с ванн под руку и распевая песни, но подчас и дерутся. Голубчик мой, больше не знаю, что об нас написать, до того у нас все тихо и по-всегдашнему…»

 

21. В этот ясный июньский день цитируем Федора Достоевского!

Солнечная картина Константина Коровина – тоже в тему.

 

20. По суждению Ф. М. Достоевского, лето — время, «чтоб пожить непосредственно, созерцательно, без сравнений и взглядов, насладиться природой, отдохнуть, полениться вдоволь…».

И какое необыкновенное описание он дает петербургской природе!

«… Июнь месяц, жара, город пуст; все на даче и живут впечатлениями наслаждаются природою. Есть что-то неизъяснимо наивное, даже что-то трогательное в нашей петербургской природе, когда она, как будто неожиданно, вдруг, выкажет всю мощь свою, все свои силы, оденется зеленью, опушится, разрядится, упестрится цветами… Не знаю, отчего напоминает мне она ту девушку, чахлую и хворую, на которую вы смотрите иногда с сожалением, иногда с какою-то сострадательною любовью, иногда просто не замечаете ее, но которая вдруг, на один миг и как-то нечаянно, сделается чудно, неизъяснимо прекрасною, и вы, изумленный, пораженный, невольно спрашиваете себя: какая сила заставила блистать таким огнем эти всегда грустно-задумчивые глаза, что привлекло кровь на эти бледные щеки, что облило страстью и стремлением эти нежные черты лица, отчего так вздымается эта грудь, что так внезапно вызвало силу, жизненность и красоту на лицо этой женщины, заставило блистать его такой улыбкой, оживиться таким сверкающим, искрометным смехом? Вы смотрите кругом себя, вы чего-то ищете, вы догадываетесь… Но миг проходит, и, может быть, на завтра же встретите вы опять тот же грустно-задумчивый и рассеянный взгляд, то же бледное лицо, ту же всегдашнюю покорность и робость в движениях, утомление, бессилие, глухую тоску и даже следы какой-то бесполезной, мертвящей досады за минутное увлечение. Но к чему сравнения! И захочет ли кто их теперь? Мы переехали на дачи, чтоб пожить непосредственно, созерцательно, без сравнений и взглядов, насладиться природой, отдохнуть, полениться вдоволь и оставить кой-какой ненужный и хлопотливый житейский вздор, и хлам на зимних квартирах, до более удобного времени…»

(«Санкт-Петербургские Ведомости», фельетон Достоевского «Петербургская летопись»)

 

 

19. Великую силу красоты познают герои произведений Ф.М. Достоевского.

Для одних она – спасительная, для других – разрушительная.

А кому из героев Фёдора Михайловича принадлежит крылатая фраза «Красота спасёт мир»? Если скажете: князю Мышкину в романе «Идиот» – ошибётесь. Её произносят другие персонажи, приписывая её князю.

«Правда, князь», – спрашивает Мышкина Ипполит, – что мир спасет «красота»? Господа, – крикнул он громко всем, – князь говорит, что мир спасет красота!»

 

18. Достоевский был азартным игроком.

Более того, свой роман под названием «Игрок» он написал всего за 26 дней, чтобы расплатиться с карточными долгами (какая ирония судьбы!). Мало того, если бы писатель не уложился в этот срок, обозначенный в договоре с издательством, то на девять лет потерял бы права на все свои произведения. Вот где азарт!

 

17. Только на мгновение представьте, что ждёте в гости Фёдора Михайловича… Что делать? – Ставить самовар!

Достоевский очень любил чай и пил настолько часто, что для него всегда держали наготове горячий самовар. Мало того, в его произведениях чай символизирует достаток. И это неудивительно: этот напиток везли в Россию напрямую из Китая по единственному сухопутному маршруту, поэтому стоил он дорого. Так что присматривайтесь к тому, что пьют герои Достоевского!

А к чаю Федор Михайлович предпочитал сладости.

Из воспоминаний его дочери: «Он всегда хранил в ящике книжного шкафа коробки с винными ягодами, финиками, орехами, изюмом и фруктовой пастилой, какую делают в России. Достоевский охотно ел их днём, а иногда и ночью.»

 

16. В мае 1872 года был написан портрет Ф.М. Достоевского, который стал самым известным и самым удачным изображением писателя.

Художнику удивительным образом удалось передать характер Федора Михайловича. Так, по крайней мере, считали те, кто близко знал русского классика.

Из воспоминаний жены писателя, А.Г. Достоевской: «П.М. Третьяков, владелец знаменитой Московской картинной галереи, просил у мужа дать возможность нарисовать для галереи его портрет. С этой целью приехал из Москвы знаменитый художник В.Г. Перов. Прежде чем начать работу, Перов навещал нас каждый день в течение недели; заставал Федора Михайловича в самых различных настроениях, беседовал, вызывал на споры и сумел подметить самое характерное выражение в лице мужа, именно то, которое Федор Михайлович имел, когда был погружен в художественные мысли. Можно бы сказать, что Перов уловил на портрете «минуту творчества Достоевского»».

Из статьи «О портрете Ф М. Достоевского» И.Н. Крамского: «Портрет этот не только лучший портрет Перова, но и один из лучших портретов русской школы вообще. В нем все сильные стороны художника налицо: характер, сила выражения, огромный рельеф и, что особенно редко и даже, можно сказать, единственный раз встретилось у Перова, – это колорит. …Но главным достоинством остается, разумеется, выражение характера знаменитого писателя и человека. Он так счастливо посажен, так смело взято положение головы, так много выражения в глазах и во рту и такое полное сходство, что остается только радоваться. … …очень жаль, что нет портрета последнего времени, равного перовскому по художественным достоинствам».

 

15. Ф.М. Достоевский — один из самых экранизируемых русских писателей в мире. Смотрим фильмы!

 

14. Говорят, что Ф.М. Достоевский не любил писать письма. В это невозможно поверить, ведь писал он много! Вот одно любопытное послание с извинениями П.П. КАЗАНСКОМУ (1880. Петербург):

«Милостивый государь Павел Петрович,

Полчаса после Вас я опомнился и сознал, что поступил с Вами грубо и неприлично, а главное, был виноват сам, – а потому и пишу это, чтоб перед Вами извиниться вполне. Если пожелаете, то приеду извиняться лично; но замечу, однако, (как необходимую подробность), что г-на Шера я назвал чер<вонным> валетом отнюдь не в прямом (юридическом) значении, а просто выбранил его первым попавшимся словом, не сопрягая с ним значения прямого, какое имеет слово валет. Это отнюдь.

Грубость же, которую сказал Вам в лицо, я выговорил уже после Вашего обращения ко мне с словами: «После того Вы сами червонный валет». С словами, обращенными Вами ко мне.

Но этими объяснениями не оправдываюсь, равно как и болезненным моим состоянием, которое вполне сознаю, а наконец, и беспокойным состоянием нашего времени вообще, мысль о котором приводит меня в болезненное расстройство, что было уже неоднократно в последние дни. Все эти объяснения (как оправдания) были бы для меня постыдными. Я виноват вполне, и так, что никакими объяснениями и сам не хочу себя оправдывать…

…Еще раз подтверждаю, что ругательные слова были лишь ругательства и что я не сопрягал с ними никакого фактического значения. Пустые слова, в которых прошу прощения…

Поступите, как Вам будет угодно.

Примите уверение в моем совершенном уважении.

Ваш покорный слуга

Ф. Достоевский.»

 

 

13. Для хорошего настроения – немного юмора от Фёдора Михайловича.

«– Это точь-в-точь как есть один водевиль: муж в дверь, а жена в… позвольте, вот и забыл! только куда-то и жена тоже поехала, кажется, в Тулу или в Ярославль, одним словом, выходит как-то очень смешно.

– Муж в дверь, а жена в Тверь, дядюшка, – подсказывает Мозгляков.

– Ну-ну! да-да! благодарю тебя, друг мой, именно в Тверь, charmant, charmant! так что оно и складно выходит. Ты всегда в рифму попадаешь, мой милый! То-то, я помню: в Ярославль или в Кострому, но только куда-то и жена тоже поехала!» («Дядюшкин сон»)

«…и супругу свою до того уважал и до того иногда боялся ее, что даже любил» («Идиот»)

 

 

12. Давайте подумаем о сущности человека. Высказывания великих классиков – нам в помощь.

Лев Толстой был уверен: «Одно из самых обычных заблуждений состоит в том, чтобы считать людей добрыми, злыми, глупыми, умными. Человек течет, и в нем есть все возможности: был глуп, стал умен, был зол, стал добр, и наоборот. В этом величие человека. И от этого нельзя судить человека. Какого? Ты осудил, а он уже другой»

А вот рассуждения Федора Достоевского («Дневник писателя»): «…мне действительно, кажется, иногда удавалось, в моих романах и повестях, обличать иных людей, считающих себя здоровыми, и доказать им, что они больны. Знаете ли, что весьма многие люди больны именно своим здоровьем, то есть непомерной уверенностью в своей нормальности, и тем самым заражены страшным самомнением, бессовестным самолюбованием, доходящим иной раз чуть ли не до убеждения в своей непогрешимости. Ну вот на таких-то мне и случалось много раз указывать моим читателям и даже, может быть, доказать, что эти здоровяки далеко не так здоровы, как думают, а, напротив, очень больны, и что им надо идти лечиться…»

 

11. Пасхальные дни. А какое отношение было у Достоевского к православию?

Вот мнение Владимира Захарова, доктора филологических наук, профессора, Почетного президента Международного общества Достоевского:

«…В остроге у Достоевского были две книги Священного Писания: подаренный в Тобольске Новый Завет на русском языке и Библия на церковнославянском языке. Библию украл арестант Петров, с Достоевским остался Новый Завет…

…Евангелие было для Достоевского воистину Благой Вестью, давним и вечно новым откровением о человеке, мире и правде Христа. Из этой книги он черпал духовные силы в Мертвом Доме. Она была источником и залогом его творческих вдохновений и откровений…

…В Сибири Достоевский обрел бесценный опыт: был заживо погребен в Мертвом Доме, узнал народ, проникся Образом и Словом Христа, принял Благую Весть, воскрес из мертвых, стал новым человеком, сказал новое слово миру в критике, публицистике, творчестве, открыл читателям тайну человека, тайну истории, тайну России».

 

 

10. Интересную оценку вынес поэт Иосиф Бродский языку и стилю произведений Ф.М. Достоевского:

«…Из беспорядочной русской грамматики Достоевский извлек максимум. В его фразах слышен лихорадочный, истерический, неповторимо индивидуальный ритм, и по своему содержанию и стилистике речь его — давящий на психику сплав беллетристики с разговорным языком и бюрократизмами. Конечно, он всегда торопился. Подобно своим героям, он работал, чтобы свести концы с концами, перед ним все время маячили кредиторы и издательские сроки. При этом хочется отметить, что для человека, загнанного сроками, он чрезвычайно часто отклонялся от темы; можно даже утверждать, что его отступления часто продиктованы самим языком, а не требованиями сюжета. Проще говоря: читая Достоевского, понимаешь, что источник потока сознания — вовсе не в сознании, а в слове, которое трансформирует сознание и меняет его русло…»

И. Бродский

 

9. Сейчас – Страстная седмица. И как тут не вспомнить сон Раскольникова, привидевшийся ему на последней неделе поста, перед Пасхой?

«Он пролежал в больнице весь конец поста и Святую. Уже выздоравливая, он припомнил свои сны, когда еще лежал в жару и бреду.

Ему грезилось в болезни, будто весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу.

Все должны были погибнуть, кроме некоторых, весьма немногих избранных. Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одаренные умом и волей.

Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими.

Но никогда, никогда люди не считали себя такими умными и непоколебимыми в истине, как считали зараженные.

Никогда не считали непоколебимее своих приговоров, своих научных выводов, своих нравственных убеждений и верований.

Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали. Все были в тревоге и не понимали друг друга, всякий думал, что в нем в одном и заключается истина, и мучился, глядя на других, бил себя в грудь, плакал и ломал себе руки.

Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать злом, что добром. Не знали, кого обвинять, кого оправдывать…»

Отрывок из романа «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского

 

8. Очень любопытны воспоминания современников о Ф.М. Достоевском. Предлагаем отрывок из письма писателя Н.А. Соловьева-Несмелова к поэту И.3. Сурикову. (21 марта, 1879 г., Санкт-Петербург):

«…Он до крайности нервен, как нервны его герои. Природа и обстановка в его произведениях почти отсутствуют, – они ему как будто не нужны, ему нужен один человек с его страстями, болезнями духа, – в манерах и движениях и его самого виден человек, уходящий в глубь себя. И вот нервы и его и публики от начала самого чтения, вполне законченного, целостного эпизода «По секрету!..» (главы из нового романа – «Братья Карамазовы») постепенно натягиваются, голос чтеца-создателя идет, так вот и кажется, вместе со всей болезненной силой, из самых сокровенных тайников его души наружу… Зал покрылся дружными неумолкаемыми аплодисментами, какими и встречен был при выходе на помост Ф. М. Раз двенадцать вызывали его, и одна из студенток поднесла ему громадный букет, уверченный полотенцем с вышивками в русском вкусе. Ф. М. взял букет как-то нервно, не глядя, разом, и сунул куда-то за занавес, как будто бы прогнал мешающий ему предмет или отстранил от себя что-либо, мешающее ему наблюдать, анализировать, работать. И тут, конечно, сказалась своеобразная нервная натура. Читал он лучше всех, читал прекрасно, сердечно, читал от души…»

 

7. Продолжаем цитировать Ф.М. Достоевского. Не правда ли, фраза актуальна и поныне?

 

6. А знаете ли вы, что думал Фёдор Михайлович Достоевский по поводу изучения иностранных языков?

 

5. Петербург Достоевского

Фёдор Михайлович Достоевский в своих произведениях создал неповторимый образ Петербурга. Давайте узнаем, каким видел город гениальный писатель и в чем заключается феномен «Петербурга Достоевского».

 

4. Интересной истории одного лишь слова из богатого лексикона великого писателя посвятили лингвистическое информ-досье сотрудники библиотеки им. М.Е. Салтыкова-Щедрина.

 

3. Предлагаем вам задать вопрос Федору Михайловичу Достоевскому.


Стоп кадр! И читайте ответ на ваш вопрос! Мы подобрали самые известные цитаты великого классика.

 

2. Предлагаем вам литературный тест «Достоверно о Достоевском»!

Фёдор Достоевский. Классик. Имя. Легенда. С жизнью и творчеством писателя связано много мифов. Что из этого правда, а что вымысел?

Предлагаем ответить на вопросы!

 

1. Итак, начинаем вспоминать!

1 апреля 1846. Петербург. Из письма брату М.М. Достоевскому:

«…Явилась целая тьма новых писателей. Иные мои соперники. Из них особенно замечателен Герцен (Искандер) и Гончаров. 1-й печатался, второй начинающий и не печатавшийся нигде. Их ужасно хвалят. Первенство остается за мною покамест и надеюсь, что навсегда. Вообще никогда так не закипала литература, как теперь. Это к лучшему…»

 

 

 

Нравится

Достоевский цитаты. Сделать новый шаг, произнести новое слово

Достоевский Федор Михайлович родился в Москве в 1821 году. Его дебютом стала  повесть «Бедные люди» (1846).

  • В 1849 году он был арестован за участие в политически деятельности «Петрашевского кружка» и до 1854 года жил в каторжной тюрьме в Омске, Сибирь. Из этого опыта возник «Дом мертвых» (1860–1860 гг.).
  • В 1864 году Достоевский завершил «Записки из подполья» и начал работу над «Преступлением и наказанием» (1866).
  • Крупнейшие романы его позднего периода — «Идиот» (1868), «Бесы» (1871–1818) и «Братья Карамазовы» (1879–80).
  • Умер в 1881 году

Достоевский 33 цитаты

  1. «Прежде всего, не лгите себе. Человек, который лжет себе и прислушивается к своей собственной лжи, приходит к тому, что не может различать правду внутри себя или вокруг себя, и поэтому теряет всякое уважение к себе и другим». — Федор Достоевский, Братья Карамазовы
  2. «Каждый муравей знает формулу своего муравейника, каждая пчела знает формулу своего улья. Они знают это по-своему, а не по-нашему. Только человечество не знает своей формулы». — Федор Достоевский
  3. «Сделать новый шаг, произнести новое слово — вот чего люди боятся больше всего». — Федор Достоевский, Преступление и наказание
  4. «Человек, это загадка. Её нужно разгадывать. Если вы потратите на разгадку всю свою жизнь, не говорите, что вы зря потратили время». — Федор Достоевский
  5. «Больше всего важны не мозги, а то, что ими руководит — характер, сердце, щедрые качества, прогрессивные идеи». — Федор Достоевский
  6. «Боже мой, момент блаженства. Почему этого не хватает на всю жизнь?» — Федор Достоевский, Белые ночи
  7. «Самый умный из всех, на мой взгляд, — это человек, который хотя бы раз в месяц называет себя дураком». — Федор Достоевский
  8. «Власть дается только тому, кто осмелится наклониться и взять ее … нужно иметь мужество, чтобы осмелиться». — Федор Достоевский, Преступление и наказание
  9. «Человек ко всему привыкает, мерзавец!» — Федор Достоевский, Преступление и наказание
  10. «Не забывай о молитве. Каждый раз, когда вы молитесь, если ваша молитва искренняя, в ней будет новое чувство и новый смысл, которые придадут вам свежее мужество, и вы поймете, что молитва — это образование». — Федор Достоевский, Братья Карамазовы
  11. «Без Бога все дозволено». — Федор Достоевский
  12. «Как вы думаете, разве одно крохотное преступление не будет уничтожено тысячами добрых дел?» — Федор Достоевский, Преступление и наказание
  13. «Я не хочу и не могу поверить, что зло — это нормальное состояние человечества». — Федор Достоевский, Сон смешного человека
  14. «Что делает герой? Мужество, сила, нравственность, выдерживание невзгод? Эти черты действительно проявляются и создают героя? Действительно ли свет является источником тьмы или наоборот? Душа — источник надежды или отчаяния? Кто эти так называемые герои и откуда они? Их происхождение в безвестности или у всех на виду?» — Федор Достоевский
  15. «Любить жизнь больше, чем её смысл?» — Федор Достоевский, Братья Карамазовы
  16. «Это была чудесная ночь, такая ночь, какая возможна только тогда, когда мы молоды, дорогой читатель». — Федор Достоевский, Белые ночи
  17. «Дело не в Новом Свете… Колумб умер, почти не увидев его; и не совсем понимая, что он открыл. Важна именно жизнь, ничто иное, как жизнь — процесс открытий, вечный и непрекращающийся процесс, а вовсе не само открытие». — Федор Достоевский, Идиот
  18. «И поэтому я спрашиваю себя: «Где твои мечты?» А я качаю головой и бормочу: «Как проходят годы!» И я снова спрашиваю себя: «Что ты сделал за эти годы? Где вы похоронили свои лучшие моменты? Вы действительно жили? Смотри, — говорю я себе, — как холодно становится во всем мире! И пройдут еще годы, и за ними будет ползать мрачная изоляция. Прихрамывая, опираясь на костыль, наступает дряхлость, а за ними — нескончаемая скука и отчаяние. Мир фантазий исчезнет, ​​мечты увянут, умрут и упадут, как осенние листья с деревьев» — Федор Достоевский, Белые ночи
  19. «Природа не спрашивает вашего разрешения; её не волнуют ваши желания и нравятся вам её законы или нет. Вы обязаны принять это как есть, а, следовательно, и все её результаты». — Федор Достоевский
  20. Ваш худший грех состоит в том, что вы зря разрушили и предали себя». — Федор Достоевский, Преступление и наказание
  21. «Будь солнышком, и все тебя увидят». — Федор Достоевский
  22. «Людям действительно нравится, когда их лучших друзей унижают; большая часть дружбы основана на унижении; и это старая правда, хорошо известная всем умным людям». — Достоевский Федор Михайлович, Игрок
  23. «Князь говорит, что мир спасет красота! И я утверждаю, что у него такие игривые идеи, потому что он влюблен.» — Федор Достоевский, Идиот
  24. «В конце концов, вы чувствуете, что ваша хваленая, неиссякаемая фантазия устает, ослаблена, истощена, потому что вы неизбежно вырастете из своих старых идеалов; они разбиваются на осколки и обращаются в пыль, и, если у вас нет другой жизни, у вас нет выбора, кроме как продолжать восстанавливать свои мечты из осколков и пыли. Но сердце тоскует по-другому! И напрасно копаться в пепле своих старых фантазий, пытаясь найти хотя бы крошечную искру, чтобы раздуть новое пламя, которое согреет замерзшее сердце и вернет к жизни все, что может посылать кровь, бешено хлынувшую по телу, наполни глаза слезами — все, что может так сильно вводить в заблуждение!» — Федор Достоевский, Белые ночи
  25. Смех требует прежде всего искренности, а где найти искренность? — Федор Достоевский, Подросток
  26. «Оставьте нас одних без книг, и мы сразу потеряемся и запутаемся. Мы не будем знать, к чему присоединяться, за что цепляться, что любить и что ненавидеть, что уважать, а что презирать.» — Федор Достоевский
  27. «А если есть любовь, то и без счастья можно обойтись. Даже с печалью жизнь сладка» — Федор Достоевский
  28. «На самом деле кажется, что вторая половина жизни человека состоит из ничего, кроме привычек, которые он накопил за первую половину». — Федор Достоевский
  29. «Формула: два и два составляют пять, — не лишена привлекательности». — Федор Достоевский
  30. «В конце концов, блеф и настоящие эмоции так легко существуют бок о бок» — Федор Достоевский
  31. «Ах, Миша, у него бурный дух. Его разум в рабстве. Его преследует большое неразрешенное сомнение. Он из тех, кому нужны не миллионы, а ответы на свои вопросы». — Федор Достоевский, Братья Карамазовы
  32. «Без ясного представления о причинах своей жизни человек никогда не согласится жить и скорее разрушит себя, чем останется на земле, даже если он будет окружен хлебом». — Федор Достоевский, Великий инквизитор
  33. «Бабушка всегда сожалела о былых временах — в старину она была моложе, а солнце в старину было теплее, а сливки не так кисли в старину — всегда были старые времена!» — Федор Достоевский, Белые ночи

Музей Достоевского Санкт-Петербург

1000 цитат 

Игрок Цитаты Федора Достоевского

«Только попробуй предположить, что я, возможно, не умею вести себя достойно. То есть, может быть, я и достойный человек, но я не умею вести себя достойно. Вы понимаете, что это может быть так? Все русские такие, и знаете почему? Потому что русские слишком богато и разносторонне одарены, чтобы очень быстро найти себе достойную форму. Это вопрос формы. По большей части мы, русские, так богато одаренны, что нам нужен гений, чтобы найти достойную форму.Ну, а чаще всего гениальности нет, потому что она вообще редко встречается. Только у французов и, может быть, у некоторых других европейцев форма настолько четко очерчена, что можно выглядеть очень достойно и все же быть самым недостойным человеком. Вот почему форма так много значит для них. Француз может терпеть обиду, настоящую, сердечную обиду, и не поморщиться, а удар по носу он ни за что не потерпит, потому что это нарушение принятой и проверенной веками формы приличия. Вот почему наши барышни так западают на французов, потому что у них хорошая форма.По-моему, однако, формы там нет, а только петух, le coq gaulois . Впрочем, этого я понять не могу, я не женщина. Может, с петухами все в порядке. А вообще я бред, и ты меня не остановишь. Чаще останавливай меня; когда я разговариваю с тобой, я хочу сказать все, все, все. Я теряю всякую форму. Я даже согласен, что у меня нет не только формы, но и заслуг. Я объявляю это вам. Я даже не забочусь о каких-либо достоинствах. Все во мне остановилось сейчас. Вы сами знаете, почему.У меня в голове нет ни одной человеческой мысли. Я давно не знаю, что происходит в мире, ни в России, ни здесь. Я прошел через Дрезден и не помню, что такое Дрезден. Ты сам знаешь, что меня поглотило. Поскольку у меня нет надежды и я ноль в твоих глазах, то говорю прямо: я вижу везде только тебя, а остальное для меня безразлично. Почему и как я люблю тебя — не знаю. Знаешь, может, ты совсем нехороший? Представь, я даже не знаю, хороший ты или нет, даже красивый? Ваше сердце, вероятно, не в порядке; ваш ум не благороден; это очень может быть.”
― Федор Достоевский, Картежник

90 Известные Цитаты ФЕДОРА ДОСТОЕВСКОГО — Страница 3

  • «Кто испытал на себе силу и безудержную способность унижать другого человека, автоматически теряет собственные ощущения. Тирания — это привычка, у нее есть своя органическая жизнь, она перерастает в конце концов в болезнь. Привычка может убить и огрубить самого лучшего мужчину или женщину до уровня животного. Кровь и власть опьяняют… возвращение человеческого достоинства, покаяние и возрождение становится практически невозможным.
    — Федор Достоевский

    #Мужчины #Кровь #Уровни

  • «Ложь себе глубже укоренилась, чем ложь другим».
    — Федор Достоевский

    #Правда #Ложь #Самопомощь

  • «Но человек существо переменчивое и бесчестное и, может быть, как шахматист, интересуется процессом достижения своей цели, а не самой целью ».
    — Федор Достоевский

    #Успех #Игрок #Мужчины

  • «Даже те, которые отреклись от христианства и нападают на него, в глубине души все еще следуют христианскому идеалу, ибо до сих пор ни хитрость их, ни пылкость их сердец не был в состоянии создать более высокий идеал человека и добродетели, чем идеал, данный Христом в древности.
    — Федор Достоевский

    #Христианин #Иисус #Сердце

  • «Правильно или неправильно, но очень приятно время от времени что-нибудь сломать».
    — Федор Достоевский

    #deep мысль #chaOs #break

  • «правильные отношения производит правильное действие»
    — Федор Достоевский

    #attitude # Action # Produce

  • «Все хотят изменить мир, но никто не думает о том, чтобы изменить себя.
    — Федор Достоевский

    #Думающий #Мир #Хочу

  • «Я дурак с сердцем, но без ума, а ты дурак с мозгами, но без сердца; и мы оба несчастны, и мы оба страдаем.
    — Федор Достоевский

    #Сердце #Мозг #Страдание

  • «Искусство сначала подражает жизни. Тогда жизнь будет подражать искусству. Тогда жизнь найдет свое существование в искусстве».
    — Федор Достоевский

    #Искусство #Первое #Бытие

  • «У каждого человека есть воспоминания, которые он не всем расскажет, а только друзьям.Есть у него и другие, о которых он не открыл бы даже своим друзьям, а только себе, и то втайне. Но есть, наконец, и другие, о которых человек даже боится сказать самому себе, а таких вещей у каждого порядочного человека припасено немало. То есть можно даже сказать, что чем он порядочнее, тем больше таких вещей в его уме».
    — Федор Достоевский

    #Мужчины #Числа #Тайна

  • «Будем слугами, чтобы быть лидерами.
    — Федор Достоевский

    #Вера #Вдохновение #Заказ

  • «Я говорю, пусть мир катится к черту, но я всегда должен пить свой чай».
    — Федор Достоевский

    #Чай #Мир #Ад

  • «Нет предмета настолько старого, о котором нельзя было бы сказать что-то новое».
    — Федор Достоевский

    #Тренировка #Новые Отношения #Глубокая Мысль

  • «Чем больше вы будете любить, тем больше вы будете убеждаться в существовании Бога и бессмертии вашей души.
    — Федор Достоевский

    #Любовь #Душа #Успех

  • «Неужели нельзя прикоснуться к игорному столу, не заразившись мгновенно суеверием?»
    — Федор Достоевский

    #Азартные игры #Столы #Суеверия

  • «Есть вещи, о которых человек боится сказать даже самому себе, а таких вещей у каждого порядочного человека припасено в памяти».
    — Федор Достоевский

    #Мужчины #Числа #Найти Себя

  • «Если Бога из земли изгонят, мы Его укроем под землей.
    — Федор Достоевский

    #Глубокая Мысль #Земля #Приют

  • «Что касается меня, то это моя история: я работал и был замучен. Вы знаете, что значит сочинять? Нет, слава богу, нет! Я полагаю, вы никогда не писали на заказ, во дворе, и никогда не испытывали этой адской пытки.
    — Федор Достоевский

    #Верить #Писать #Знать

  • «Моя душа истекает кровью, и кровь неуклонно, тихо, тревожно медленно поглощает меня целиком.
    — Фёдор Достоевский

    #Кровь #Душа

  • «Душа лечится общением с детьми».
    — Федор Достоевский

    #Любовь #Духовное #Дети

  • «Жить без Надежды – значит Перестать жить».
    — Федор Достоевский

    #Надежда #Глубокая Мысль #Без Надежды

  • «Настоящий джентльмен, даже если он потеряет все, что у него есть, не должен проявлять никаких эмоций. Деньги, должно быть, настолько ниже достоинства джентльмена, что о них вряд ли стоит беспокоиться.
    — Федор Достоевский

    #Настоящий #Закат #Азартные игры

  • «Власть дается только тем, кто осмеливается опуститься и поднять ее. Только одно имеет значение, одно; уметь осмелиться!»
    — Федор Достоевский

    #Власть #Ноги #Материя

  • «Ибо что есть человек без желаний, без свободы воли и без права выбора, как не пробка в органной трубе?»
    — Федор Достоевский

    #Мужчины #Выбор #Желание

  • «Человек, пока он остается свободным, не имеет более постоянной и мучительной тревоги, чем найти поскорее кого-нибудь для поклонения.
    — Федор Достоевский

    #Мужчины #Долго #Тревога

  • «Главное не лгите себе».
    — Федор Достоевский

    #Ложь

  • «Я слишком молод и слишком любил тебя».
    — Федор Достоевский

    #Слишком много #Молодость

  • «Нет ничего проще, чем отрубать головы, и ничего труднее, чем развивать идеи».
    — Федор Достоевский

    #Идеи #Легче #Сложнее

  • «Как вы думаете, не сгладится ли одно крошечное преступление тысячами добрых дел?»
    — Федор Достоевский

    #Думать #Деяния #Крошечный

  • «Секрет бытия человека не только в том, чтобы жить, но и в том, чтобы было ради чего жить.”
    — Федор Достоевский

    #Мужчины #Секрет #Цель

  • 10 интенсивных цитат Достоевского, чтобы освободить ваш разум

    10 интенсивных цитат Достоевского, чтобы освободить ваш разум | Таймс оф Индия
    1. Новости
    2. »
    3. Образ жизни
    4. »
    5. 10 интенсивных цитат Достоевского, которые помогут освободить ваш разум

    Сейчас читаю:

    10 интенсивных цитат Достоевского, которые помогут освободить ваш разум
    TNN | Последнее обновление: 12 июня 2017 г., 16:05 ISTShare fbsharetwsharepinshare

    01 / 10on Понимание нюансов возраста

    — Федор Достоевский, идиот
    (изображение: pexels)
    Readmore

    02 / 10on Самые важные препятствия в жизни

    — Федор Достоевский, Демонс
    (изображение: Pexels )
    подробнее

    03/10Об уважении к себе

    ― Фёдор Достоевский, Оскорблённые и униженные
    (изображение: Pexels)
    подробнее

    04/10о тяжких битвах

    245 ― Фёдормагеевский 400 Pexels)
    Readmore

    05 / 10on Тайна называется Life

    — Федор Достоевский, братья Karamazov Readmore

    06 / 10on Intelligence

    — Федор Достоевский, преступность и наказание Readolevsky,

    07 / 10on Человеческие виды

    — Федор Достоевский, Братья Карамазовы читать далее

    10/08О важности собственного напитка

    ― Федор Достоевский, Записки из подполья Readmore

    09 / 10on мужской качке

    — Федор Достоевский, заметки из подполья Readmore

    10 / 10on Определения ада

    — Федор Достоевский, братья Карамазов Readome

    Gambler Fyodor Достоевский: Глава 4


    4.ГЛАВА IV

    Сегодня был день глупости, глупости и неумелости. То время сейчас одиннадцать часов вечера, и я сижу в мою комнату и думать. Все началось сегодня утром с того, что я вынужден пойти играть в рулетку для Полины Александровны. Когда она передала мне свой запас в шестьсот гульденов, я потребовал два условия — а именно, что я не должен идти с ней наполовину в ее выигрыш, если таковой имеется (то есть я не должен брать ничего за себя), и что она должна объяснить мне в тот же вечер, почему ей было так необходимо выиграть, и какова была сумма который ей был нужен.Ибо я не мог предположить, что она делала все это только ради денег. Тем не менее, очевидно, что она нуждалась в некотором деньги, и то как можно скорее, и для особой цели. Ну, она пообещала все объяснить, и я ушел. Там было огромная толпа в игровых залах. Какой высокомерный, жадный толпа была! Я двинулся вперед к середине комнаты пока я не занял место рядом с крупье. Затем я начал играть робко, отважившись на двадцать или тридцать гульденов вовремя.Тем временем я наблюдал и делал заметки. Мне кажется этот расчет был излишним и никоим образом не обладал значение, которое некоторые другие игроки придавали этому, даже хотя они сидели с разлинованными бумагами в руках, на которых они устанавливал перевороты, рассчитывал шансы, считал, делал ставки, и — проиграли точно так же, как и мы, более простые смертные, игравшие вообще без расчетов.

    Однако я сделал из этой сцены один вывод, который мне показался надежным — а именно, что в потоке случайностей есть, если не система, то во всяком случае своего рода порядок.Это, конечно, это очень странная вещь. Например, после дюжины средних цифр всегда будет дюжина или около того внешних. Предположим, мяч дважды останавливался у дюжины внешних фигур; затем он перешел бы к дюжине первых, а потом, опять же, до дюжины средних шифры, и падают на них три-четыре раза, а затем возвращаются до дюжины аутсайдеров; откуда, после еще пары раундов, мяч снова переходил к первым фигурам, ударил по ним один раз, а затем трижды вернитесь к среднему ряду, продолжая таким образом, в течение полутора или двух часов.Раз, три, два: раз, три, два. Все это было очень любопытно. Опять же, для всего днем или утром красное чередовалось с черным, но почти без всякого порядка и от момента к моменту, так что едва ли два последовательных раунда заканчивались либо тем, либо другим. другой. Тем не менее, на следующий день или, может быть, на следующий вечер, красный в одиночку появлялся и набирал больше двух очков, и продолжайте так в течение довольно долгого времени, скажем, в течение целого дня. Из на эти обстоятельства мне в большинстве указал г.Астлей, простоявший все утро у игорного стола, никогда не делал ставок лично.

    Русслово: Федор Достоевский Цитаты

    190 лет со дня рождения великого русского писателя Федора Михайловича Достоевского . Достоевский часто признается критиками одним из величайших и самых выдающихся психологов в мировой литературе. Гениальность Федора Достоевского продолжает очаровывать читателей и психологов спустя более века после его смерти.


    Федор Достоевский Цитаты


    Я не как ребенок верю и исповедую Иисуса Христа.Моя осанна рождена горнилом сомнения.
    • Изучать смысл человека и жизни — здесь я делаю значительные успехи. Я верю в себя.  Человек есть загадка: если ты всю жизнь пытаешься ее разгадать, то не говори, что зря потратил время. Я занимаюсь этой тайной, потому что хочу быть мужчиной.
      • Личная переписка (1839 г.), как цитируется в Достоевский: его жизнь и творчество  (1971) Константина Мохульского, в переводе Майкла А.Минихан, с. 17
    • Если бы кто-нибудь мог доказать мне, что Христос вне истины, и если бы истина действительно исключала Христа, я предпочел бы остаться со Христом, а не с истиной.
      • Письмо мадам. Н. Д. Фонвизина (1854 г.), как опубликовано в Письмах Федора Михайловича Достоевского к его семье и друзьям  (1914 г.), перевод Этель Голберн Мейн, Письмо XXI, с. 71
    • О степени цивилизованности общества можно судить по его тюрьмам.
      • Дом мертвых  (1862) в переводе Констанс Гарнетт
    • Я не как ребенок верю и исповедую Иисуса Христа. Моя осанна рождена горнилом сомнения.
      • Цитата из книги Гарольда Виктора Мартина « Кьеркегор, меланхоличный датчанин » (1950).
    • Вторая половина жизни человека состоит только из привычек, которые он приобрел в первой половине.
      • Цитата из Peter’s Quotations: Ideas for Our Time  (1979) Лоуренса Дж. Питера, с. 299.

    Оскорбленные и оскорбленные  (1861)
    • Если вы хотите, чтобы вас уважали другие, важно уважать себя.  Только этим, только самоуважением ты заставишь других уважать себя.


    Записки из подполья
     (1864)
    Отличительные черты наших романтиков — все понимать, все видеть и видеть часто несравненно яснее, чем наши самые реалистические умы видят
    Прежде всего, не лгите себе. Человек, лгущий самому себе и слушающий свою ложь, доходит до того, что не замечает никакой правды ни в себе, ни где-либо вокруг себя, и таким образом впадает в неуважение к себе и другим.
    • Лучшее определение человека: существо, которое ходит на двух ногах и неблагодарно.
    • Формула «два плюс два равно пяти» не лишена привлекательности.
    • Дело было не только в том, что я не мог стать злобным, я не умел стать ничем; ни злобный, ни добрый, ни подлец, ни честный человек, ни герой, ни насекомое.Теперь я доживаю свою жизнь в своем углу, дразня себя злобным и бесполезным утешением, что умный человек не может стать никем серьезно, а только дурак становится кем-то.
    • Согласен, я болтун, безобидный надоедливый болтун, как и все мы. Но что же делать, если прямое и единственное призвание всякого разумного человека есть болтовня, то есть умышленное выливание воды через решето?
    • Заботиться только о благополучии кажется мне прямо невоспитанным.  Хорошо это или плохо, но иногда тоже очень приятно разбить вещи.
    • А что в нас смягчено цивилизацией? Все, что он делает, я бы сказал, это развивает в человеке способность ощущать большее разнообразие ощущений. И ничего, абсолютно ничего больше. И благодаря этому развитию человек еще научится наслаждаться кровопролитием. Ведь это уже случилось. . . . Цивилизация сделала человека если не всегда более кровожадным, то, по крайней мере, более злобным, более ужасно кровожадным .


    преступность и наказание (1866)
    Это всего лишь несколько образцов, для получения дополнительных цитат от этой работы см. Преступность и наказание
    • это то, чего люди боятся больше всего.

    Принять страдание и добиться через него искупления — вот что вы должны сделать.
    • Ко всему привыкает человек, подлец.
    • Говорить глупости — единственная привилегия человека, отличающая его от всех других организмов.
    • «Ты джентльмен», — говорили ему. «Тебе не следовало идти убивать людей топором, это не занятие для джентльмена».
    • В этом мире нет ничего труднее, чем говорить правду, нет ничего легче, чем лесть.
    • Принять страдание и добиться через него искупления — вот что вы должны делать.


    Идиот
     (1868)
    Важна жизнь, только жизнь — процесс открытия, вечный и вечный процесс, а вовсе не само открытие.
    Изобретатели и гении почти всегда считались не более чем дураками в начале своей карьеры, а очень часто и в конце ее.
    • Вдова, мать семейства, и из своего сердца она производит струны, на которые отзывается все мое существо.
    • Дело было не в Новом Свете… Колумб умер, почти не увидев его; и на самом деле не зная, что он обнаружил. Важна жизнь, ничто иное, как жизнь — процесс открытия, вечный и непрекращающийся процесс, а вовсе не само открытие.  Да что говорить! Я подозреваю, что все, что я сейчас говорю, настолько похоже на обычные общие места, что меня непременно примут за младшего школьника, присылающего свое сочинение на тему «восхода солнца», или скажут, может быть, что я имел что сказать, но что я не знал, как это «объяснить». Но я добавлю, что в основе каждой новой человеческой мысли, каждой гениальной мысли или даже каждой серьезной мысли, которая возникает в любом мозгу, есть что-то, что никогда не может быть сообщено другим, даже если бы кто-то писать об этом тома и объяснять свою идею в течение тридцати пяти лет; осталось что-то, что не может выйти из твоего мозга и остается с тобой навсегда ; и с ним ты умрешь, так и не сообщив никому, может быть, самой важной из своих идей.Но если и я не передал всего того, что мучило меня в последние полгода, то все равно будет понято, что я очень дорого заплатил за достижение своего теперешнего «последнего убеждения». Это то, что я счел нужным для некоторых моих собственных целей выдвинуть в моем «Объяснении». Однако я продолжу.
    • Отсутствие оригинальности везде, во всем мире, с незапамятных времен всегда считалось главным качеством и рекомендацией активного, деловитого и практичного человека…
    • Убить кого-либо за совершение убийства — наказание несравненно худшее, чем само преступление. Убийство по приговору суда неизмеримо страшнее убийства разбойниками.

    Есть два вида ума: один важный, другой неважный.
    • Дурак с сердцем и без ума так же несчастен, как дурак с разумом и без сердца.
    • Было видно, что он оживал урывками.Он вдруг приходил в себя от настоящего бреда на несколько минут; он вспоминал и говорил с полным сознанием, главным образом несвязными фразами, которые он, может быть, обдумал и выучил наизусть в долгие утомительные часы болезни, в постели, в бессонном одиночестве.
    • Изобретатели и гении почти всегда считались не более чем дураками в начале своей карьеры, а очень часто и в конце ее.

    Чтобы достичь совершенства, нужно начать с непонимания многих вещей! И если мы понимаем слишком быстро, мы можем не понимать хорошо.
    • Я считаю тебя самым честным и правдивым из людей, честнее и правдивее всех; и если они говорят, что ваш разум. . . то есть, что вы иногда огорчаетесь в своем уме, это несправедливо. Я решился на это и спорил с другими, потому что, хотя вы и в самом деле больны душевным (на это вы, конечно, не рассердитесь; я говорю с более высокой точки зрения), все же ум это лучше в тебе, чем в любом из них. На самом деле, это то, о чем они никогда не мечтали.Ибо есть два вида ума: тот, который имеет значение, и тот, который не имеет значения.

    Принц говорит, что мир спасет красота! И я утверждаю, что причина таких игривых идей в том, что он влюблен.
    • Я никогда в жизни не встречал человека, подобного ему благородной простотой и безграничной правдивостью.  По тому, как он говорил, я понял, что всякий, кто хочет, может его обмануть, и что он простит потом тому, кто его обманул, и оттого я полюбил его.
    • И нет ничего смущающего в том, что мы смешны, правда? Ибо это на самом деле так, мы смешны, легкомысленны, с дурными привычками, нам скучно, мы не умеем смотреть, как понимать, мы все такие, все, и ты, и я, и Oни! Теперь, ты не обижаешься, когда я говорю тебе в лицо, что ты смешон? И если да, то разве вы не материальны? Вы знаете, по-моему, иногда даже хорошо быть смешным, если не лучше: чем скорее мы сможем простить друг друга, тем скорее смиримся; мы не можем понять все сразу, мы не можем начать сразу с совершенства! Чтобы достичь совершенства, нужно начать с непонимания многих вещей! И если мы понимаем слишком быстро, мы можем не понимать хорошо.  Это я говорю вам, вы, которые уже смогли понять. ..и не понять…так много. Я не боюсь за тебя теперь;
    • Кто сознательно бросается в воду или на нож?
    • Принц говорит, что мир спасет красота! И я утверждаю, что причина таких игривых идей в том, что он влюблен.
    • Пройди мимо нас и прости нам наше счастье.


    Бесы (1872)
    • Человек несчастен, потому что не знает, что он счастлив.Это только это.
    • Придержи язык; ты ничего не поймешь. Если Бога нет, то я Бог.
      • Кирилов, Часть III, гл. VI, «Напряженная ночь»


    Сон смешного человека (1877)
    В основном используется перевод Констанс Гарнетт (1916) – полный текст в Википедии

    Я нелепый человек. Теперь меня называют сумасшедшим. Это было бы явным повышением моего социального положения, если бы не то, что они по-прежнему считают меня таким же смешным, как всегда.
    Я узнал правду в прошлом ноябре — третьего ноября, если быть точным, — и с тех пор помню каждое мгновение.
    • Я смешной человек. Теперь меня называют сумасшедшим. Это было бы повышением, если бы я не оставался в их глазах таким же смешным, как прежде. Но теперь я не обижаюсь на это, они все теперь мне дороги, даже когда смеются надо мной, — и, право, именно тогда они мне особенно дороги.  Я мог бы присоединиться к их смеху — не то чтобы над собой, а от любви к ним, если бы мне не было так грустно, когда я смотрю на них.Печально, потому что они не знают правды, а я ее знаю. О, как тяжело быть единственным, кто знает правду! Но они этого не поймут. Нет, они этого не поймут.
      • я
      • Вариант перевода: Я смешной человек. Теперь меня называют сумасшедшим. Это было бы явным повышением моего социального положения, если бы не то, что они по-прежнему считают меня таким же смешным, как всегда.  Но это меня больше не злит. Они все теперь мне дороги, хотя и смеются надо мной, — да и тогда они мне почему-то особенно дороги.Я не прочь посмеяться с ними — не над собой, конечно, а потому, что я их люблю, — если бы мне не было так грустно, когда я смотрел на них. Мне грустно, потому что они не знают правды, а я ее знаю. О, как тяжело быть единственным человеком, знающим правду! Но они этого не поймут. Нет, не поймут.
    • Я перестал заботиться ни о чем, и все проблемы исчезли.
      И только после этого я узнал правду. Я узнал правду в прошлом ноябре, точнее, третьего ноября, и с тех пор помню каждое мгновение.

    Сны, как известно, штука очень странная: одни части предстают с ужасающей живостью, с деталями, проработанными с изысканной ювелирной отделкой, а другие как бы проскальзывают, не замечая их совсем..
    • Мне казалось ясным, что жизнь и мир теперь каким-то образом зависят от меня.  Я почти могу сказать, что мир теперь казался созданным для меня одного: если бы я застрелился, мир перестал бы быть по крайней мере для меня.Я не говорю о том, что, вероятно, ничего не будет существовать для кого-либо, когда я уйду, и что, как только мое сознание погаснет, весь мир тоже исчезнет и станет пустым, как призрак, как простой придаток моего сознания, ибо, может быть, весь этот мир и все эти люди — это только я сам.

    Теперь они дразнят меня, говоря, что это был всего лишь сон. Но какая разница, был ли это сон или явь, если сон открыл мне истину?
    • Сны, как известно, штука очень странная: одни части даны с ужасающей живостью, с деталями, проработанными с изысканной ювелирной отделкой, а другие как бы проскакивают, совсем их не замечая , как, например, через пространство и время.Сновидения, кажется, подгоняются не разумом, а желанием, не головой, а сердцем, а между тем, какие сложные шалости мой разум проделывал иногда во сне, какие совершенно непонятные вещи с ним случаются!

    Дети солнца, дети своего солнца — о, как они были прекрасны!
    • На нашей земле мы можем любить только со страданием и через страдание.  Мы не можем любить иначе, и другой любви мы не знаем. Я хочу страдать, чтобы любить.Я жажду, я жажду, сию же минуту облобызать со слезами землю, которую я оставил, и не хочу, не приму жизни ни на какой другой!»
    • Дети солнца, дети своего солнца — о, как они были прекрасны!  Никогда на нашей земле я не видел такой красоты в человечестве. Только, может быть, в наших детях, в самые ранние годы, можно было бы найти отдаленное слабое отражение этой красоты. Глаза этих счастливых людей сияли ясным светом. Лица их сияли светом разума и полнотой безмятежности, исходящей от совершенного понимания, но лица эти были веселы; в их словах и голосах была нотка детской радости.О, с первого момента, с первого взгляда на них я все понял! Это была земля, незапятнанная грехопадением; на нем жили не согрешившие люди. Они жили как раз в таком раю, как тот, в котором, по всем преданиям человечества, жили наши прародители до того, как согрешили; разница была только в том, что вся эта земля была одним и тем же раем. Эти люди, радостно смеясь, теснились вокруг меня и ласкали меня; они взяли меня с собой домой, и каждый из них пытался меня успокоить.О, они не задавали мне вопросов, но они, казалось, знали все, не спрашивая, и хотели поскорее сгладить следы страдания с моего лица.

    Они показывали мне свои деревья, и я не мог понять той сильной любви, с которой они смотрели на них; они как будто разговаривали с существами, подобными им самим.
    • Ну, пусть это был только сон, но ощущение любви этих невинных и красивых людей осталось со мной навсегда, и я чувствую, что их любовь все еще течет ко мне оттуда.  Я сам их видел, знал и убедился; Я любил их, я страдал за них потом. О, я сразу понял еще тогда, что во многих вещах я их совсем не мог понять… Но я скоро понял, что их знание получено и взращено интуицией, отличной от нашей, земной, и что их стремления, тоже были совсем другими. Они ничего не желали и были в мире; они не стремились к познанию жизни, как мы стремимся понять ее, потому что жизнь их была полна.Но их знания были выше и глубже наших; ибо наша наука стремится объяснить, что такое жизнь, стремится понять ее, чтобы научить других любить, тогда как они без науки умели жить; и это я понял, но я не мог понять их знания.
    • Они показывали мне свои деревья, и я не мог понять той сильной любви, с которой они смотрели на них; они как будто разговаривали с существами, подобными им самим. И, может быть, я не ошибусь, если скажу, что они беседовали с ними.Да, они нашли свой язык, и я убежден, что деревья их поняли. Так они смотрели на всю Природу — на животных, которые жили с ними в мире и не нападали на них, а любили их, покорялись их любовью. Они указывали на звезды и говорили мне о них что-то, чего я не мог понять, но я убежден, что они каким-то образом соприкасались со звездами, не только мысленно, но и каким-то живым каналом.
    • У них не было храмов, но было реально живое и непрерывное чувство единства со всей вселенной ; у них не было веры, но было определенное знание, что когда их земная радость достигнет пределов земной природы, тогда для них, для живых и для мертвых, наступит еще большая полнота соприкосновения со всем миром. вселенная.Они ждали этого момента с радостью, но не торопясь, не тоскуя по нему, а как бы предвкушая его в сердцах, о чем говорили друг другу.

    Действительные формы и образы моего сна, то есть те самые, которые я действительно видел в самое время моего сна, были наполнены такой гармонией, были так прекрасны и очаровательны и были так реальны, что при пробуждении я был, конечно, не в силах облечь их в наш бедный язык…
    • Воспевали природу, море, лес.  Они любили петь друг о друге песни и хвалили друг друга, как дети; это были самые простые песни, но они шли из сердца и проникали в самое сердце. И не только в своих песнях, но и во всей своей жизни они, казалось, только и делали, что восхищались друг другом.  Это было похоже на любовь друг к другу, но всеобъемлющее, всеобщее чувство.

    Как это могло произойти, я не знаю, но я это хорошо помню. Сон обнял тысячи лет и оставил во мне только ощущение целого.
    • О, все теперь смеются мне в лицо и уверяют меня, что таких подробностей, как я сейчас рассказываю , и присниться не может, что я только приснился или почувствовал одно ощущение, возникшее в моем сердце в бреду и сам выдумавшее подробности когда я проснулся. А когда я сказал им, что, может быть, это и в самом деле было так, боже мой, как они закричали со смеху мне в лицо, и какой я вызвал смех! О, да, конечно, меня одолело одно ощущение моего сна, и это было все, что сохранилось в моем жестоко израненном сердце; но действительные формы и образы моего сна, то есть те самые, которые я действительно видел в самое время моего сна, были исполнены такой гармонии, были так прекрасны и очаровательны и были так реальны, что, проснувшись, я конечно, не в силах облечь их в наш бедный язык, так что они должны были расплыться в моем уме; и потому, может быть, я действительно был вынужден потом выдумывать подробности и, конечно, извращать их в страстном желании передать поскорее хотя бы некоторые из них.Но с другой стороны, как мне не поверить, что все это было правдой? Это было, пожалуй, в тысячу раз ярче, счастливее и радостнее, чем я описываю. Пусть это мне приснилось, но, должно быть, это было на самом деле. Знаешь, открою тебе секрет: может быть, это был вовсе не сон!
    • Как это могло произойти, я не знаю, но я это хорошо помню. Сон обнял тысячи лет и оставил во мне только ощущение целого.  Я знаю только, что я был причиной их греха и падения.Как гнусная трихина, как зародыш чумы, заразивший целые царства, так и я заразил всю эту землю, такую ​​счастливую и безгрешную пред своим пришествием. Они научились лгать, полюбили ложь и открыли прелесть лжи.
    • Все так завидовали правам своей личности, что делали все возможное, чтобы ограничить и разрушить их в других, и сделали это главным в своей жизни. Затем последовало рабство, даже добровольное рабство; слабые охотно подчинялись сильным при условии, что последние помогут им подчинить себе еще более слабых.Потом были святые, которые приходили к этим людям, плача, и говорили им об их гордыне, об утрате ими гармонии и должной соразмерности, об утрате стыда. Над ними смеялись или забрасывали камнями.

    Я видел истину; Я видел и знаю, что люди могут быть красивыми и счастливыми, не теряя при этом силы жизни на земле. Я не хочу и не могу поверить, что зло есть нормальное состояние человечества. И над этой-то моей верой и смеются.
    • Увы! Я всегда любил скорбь и скорбь, но только для себя, для себя; но я плакал над ними, жалея их. Я протягивал к ним руки в отчаянии, обвиняя, проклиная и презирая себя. Я сказал им, что все это мое дело, только мое; что это я принес им порчу, осквернение и ложь. Я просил их распять меня, я научил их делать крест. Я не мог убить себя, у меня не было сил, но я хотел пострадать от их рук. Я жаждал страданий, я жаждал, чтобы моя кровь была выпита до последней капли в этих муках.Но они только смеялись надо мной и стали, наконец, смотреть на меня как на сумасшедшего. Они оправдали меня, заявили, что получили только то, что хотели сами, и что все, что сейчас было, иначе и быть не могло. Наконец они заявили мне, что я становлюсь опасным и что они должны запереть меня в сумасшедшем доме, если я не буду молчать. Тогда такая скорбь овладела моей душой, что сердце мое сжалось, и я почувствовал, что умираю; а потом . . . потом я проснулся.
    • Я иду разнести весть, я хочу разнести весть — о чем? Истины, ибо я видел ее, видел своими глазами, видел во всей ее красе.
    • Я видел истину; Я видел и знаю, что люди могут быть красивыми и счастливыми, не теряя при этом силы жизни на земле. Я не хочу и не могу поверить, что зло есть нормальное состояние человечества. И над этой-то моей верой и смеются.  Но как мне не поверить в это? Я видел истину — не то чтобы я придумал ее умом, я видел ее, видел, и живой образ ее наполнил душу мою навеки. Я видел его в таком полном совершенстве, что не могу поверить, что люди не могут иметь его.
    • Мечта! Что такое мечта? И разве наша жизнь не сон?  Я скажу больше. Предположим, что этот рай никогда не наступит (это я понимаю), но я буду продолжать проповедовать его. А между тем, как это просто: за один день, за один час можно все устроить сразу! Главное любить других, как самого себя, это главное и все; больше ничего не нужно — вы сразу узнаете, как все это устроить.  И все же это старая истина, которую говорили и пересказывали миллиард раз — но она не вошла в нашу жизнь! Сознание жизни выше жизни, знание законов счастья выше счастья — вот против чего надо бороться.И я буду. Если только все этого хотят, это можно устроить сразу.


    Братья Карамазовы
     (1879 — 1880)
    Страшная и ужасная вещь красота! Страшно оно тем, что не разгадано, ибо Бог задает нам одни загадки.
    Здесь сходятся границы и все противоречия существуют бок о бок.
    В большинстве случаев люди, даже самые порочные, гораздо наивнее и простодушнее, чем мы о них думаем. И это относится и к нам самим.
    • Нет греха и не может быть греха на всей земле, которого не простит Господь истинно кающемуся! Человек не может совершить грех настолько великий, чтобы истощить бесконечную любовь Бога. Может ли быть грех, который мог бы превзойти любовь Божью?
      • Книга II, гл. 3 (пер. Констанс Гарнетт)
    • Если ты раскаиваешься, ты любишь. И если вы любите, вы от Бога. Все искупается, все спасается любовью. Если я, такой же грешник, как и ты, буду мягок с тобой и пожалею тебя, то тем более помилует тебя Бог.Любовь – такое бесценное сокровище, что ею можно искупить весь мир и очистить не только свои грехи, но и грехи других.
      • Книга II, гл. 3 (пер. Констанс Гарнетт)
    • Если я покажусь тебе счастливым . . . Ты никогда не сможешь сказать ничего, что порадовало бы меня больше. Ибо люди созданы для счастья, и всякий, кто вполне счастлив, имеет право сказать себе: «Я исполняю волю Божию на земле». Все праведники, все святые, все святые мученики были счастливы.
      • Книга II, гл. 4 (пер. Констанс Гарнетт)
    • Прежде всего, избегай лжи, всякой лжи, особенно лжи самому себе. Следите за своим обманом и вглядывайтесь в него каждый час, каждую минуту.
      • Книга II, гл. 4 (пер. Констанс Гарнетт)
    • . . . если бы вы уничтожили в человечестве веру в бессмертие, то тотчас же иссякла бы не только любовь, но всякая живая сила, поддерживающая жизнь мира. При этом ничего тогда не было бы аморальным, все было бы законным, даже каннибализм.
      • Книга II, гл. 6 (пер. Констанс Гарнетт)
    • Есть ли на свете существо, которое имело бы право прощать и могло бы прощать?  Мне не нужна гармония. Из любви к человечеству я этого не хочу. Я предпочел бы остаться с неотомщенными страданиями. Лучше я останусь со своим неотомщенным страданием и неудовлетворенным негодованием, даже если бы я был неправ. К тому же за гармонию просят слишком высокую цену; это выше наших средств, чтобы заплатить так много, чтобы войти в него.И потому я спешу вернуть свой входной билет, и, если я честный человек, я обязан вернуть его как можно скорее. И что я делаю. Не бога я не принимаю, Алеша, а только Билет ему почтительнейше возвращаю.
    • Чем глупее, тем ближе к реальности. Чем глупее, тем понятнее. Глупость кратка и бесхитростна, а ум извивается и прячется. Ум — лжец, а глупость — честна и прямолинейна.
    • Отцы и учителя, я размышляю: «Что такое ад?» Я утверждаю, что это страдание от неспособности любить.
      • Достоевский (1999) [1880]. Братья Карамазовы . Констанс Гарнетт, переводчик. Печатная классика. стр. стр. 312. ISBN 0451527348.
    • Говорят иногда о звериной жестокости, но это великая несправедливость и оскорбление зверей; зверь никогда не может быть так жесток, как человек, так артистически жесток.  Тигр только рвет и грызет, это все, что он может. Ему бы никогда не пришло в голову бить людей за уши, даже если бы он был в состоянии это сделать.

    Ужасно то, что красота таинственна так же, как и ужасна. Бог и дьявол борются там, и полем битвы является сердце человека.
    • Красота — страшная и ужасная вещь! Страшно оно тем, что не разгадано, ибо Бог задает нам одни загадки. Здесь сходятся границы и все противоречия существуют бок о бок.
    • В большинстве случаев люди, даже самые порочные, гораздо наивнее и простодушнее, чем мы о них думаем. И это относится и к нам самим.
    • Ужасно то, что красота таинственна так же, как и ужасна. Бог и дьявол борются там, и полем битвы является сердце человека.
    • Даже те, которые отреклись от христианства и нападают на него, в самой глубине своей все еще следуют христианскому идеалу, ибо до сих пор ни хитрость их, ни пылкость их сердец не могли создать более высокого идеала человека и добродетели, чем идеал данный Христом.
    • Человек, лгущий себе и верящий своей лжи, становится неспособным распознать истину ни в себе, ни в ком-либо другом, и в конце концов теряет уважение к себе и к другим. Когда он никого не уважает, он не может больше любить, и в нем он уступает своим импульсам, предается низшей форме удовольствия и в конце концов ведет себя как животное, удовлетворяя свои пороки. И все это происходит от лжи — другим и себе.
      • Более развернутый вариант перевода Прежде всего, не лгите себе.Человек, лгущий самому себе и слушающий свою ложь, доходит до того, что не замечает никакой правды ни в себе, ни где-либо вокруг себя, и таким образом впадает в неуважение к себе и другим.  Никого не уважая, он перестает любить, а не имея любви, предается страстям и грубым удовольствиям, чтобы занять себя и забавляться, и в пороках своих доходит до полного скотства, и все это от того, что постоянно лжет другим и себе. Человек, лгущий самому себе, часто первым обижается.  Иногда очень приятно обижаться, не так ли? И ведь он знает, что никто его не обижал, и что он сам выдумал обиду и наврал для красоты, что преувеличил для эффекта, что подцепил слово и наделал гору. из горошины — он все это знает, и все-таки он первый обижается, ему нравится обижаться, это доставляет ему большое удовольствие, и таким образом он доходит до настоящей неприязни… Встаньте же с колен и сядьте вниз, умоляю вас, эти позы тоже ложны.

    Какие страшные трагедии реализм причиняет людям.
    • Люди отвергают своих пророков и убивают их, но они любят своих мучеников и чтят тех, кого они убили.
    • Пока человек остается свободным, он ни к чему не стремится так непрестанно и так мучительно, как найти кого-то для поклонения.
    • Если Бога изгонят с земли, мы укроем Его под землей.
    • Даже там, в шахтах, под землей, я могу найти рядом с собой человеческое сердце в другом каторжнике и убийце, и я могу подружиться с ним, ведь и там можно жить и любить и страдать.Можно разморозить и оживить в этом каторжнике замерзшее сердце, можно ждать его годами и, наконец, вывести из темной глубины душу возвышенную, существо чувствующее, страдающее; можно родить ангела, создать героя! Их так много, сотни, и мы виноваты в них.
    • Знаете ли вы, что пройдут века, и человечество провозгласит в своей мудрости и науке, что нет преступления и, следовательно, нет греха, а есть только голодные люди. «Сначала накорми их, а потом требуй от них добродетели!» — вот что они напишут на своем знамени, которое поднимут против тебя и которое разрушит твой храм.
    • Быть влюбленным — это не то же самое, что любить. Вы можете любить женщину и при этом ненавидеть ее.
    • Великая тайна человеческой жизни в том, что старое горе постепенно переходит в тихую нежную радость.
    • Чем больше я ненавижу мужчин по отдельности, тем горячее становится моя любовь к человечеству.
    • Какие страшные трагедии реализм причиняет людям.

    Моя Достоевская чахотка — Дирижабль

    Мой первый приступ чахотки случился в средней школе.Туберкулез имеет долгую литературную историю, о которой есть специальный список в Википедии, но до тех пор, пока я не обернул свои половозрелые рукавицы вокруг Преступление и наказание, , я не связывал это с чахоткой. Для меня туберкулёз означал тесты Манту и последующие фигурки Masters of the Universe в качестве награды за сидение на месте. Но Федор Достоевский открыл мир страстных и отчаянных игроков, буквально «съеденных» окружающим их суровым миром.

    Ниже представлены три заветных чахоточных Достоевского, от физически немощных до социально страдающих.Новички в Достоевском, вы также найдете несколько знаковых цитат, которые разожгут ваш аппетит, — все из превосходных переводов Ричарда Пивера и Ларисы Волохонской. Я постарался обойтись без спойлеров.

    Идиот : Ипполит Терентьев, больной атеист
    В моем любимом романе Достоевского есть такие стойкие персонажи, как «идиот» князь Мышкин, добрый, невинный, игривая Аглая (я всегда предпочитал ее роковой женщине Настасье Филипповне).Прибавьте к этому культового краснощекого самоубийцу чахоточного Ипполита. Кража сюжета 18-летнего подростка «Необходимое объяснение!» содержит часть самой заброшенной прозы этих эмоциональных американских горок:

    Разве нельзя просто съесть меня, не требуя, чтобы я восхвалял то, что съело меня? Неужели кто-то там действительно обидится, что я не хочу ждать две недели? Я не верю этому; и гораздо вернее было бы предположить, что моя ничтожная жизнь, жизнь атома, просто нужна была для исполнения какой-то вселенской гармонии в целом.

    Вечный Муж : Лиза Трусоцкая, жертва обстоятельств
    Меня преследует Лиза, рожденная тайным романом между лихим Вельчаниновым и чахоточной Натальей. Вельчанинов чувствует страдания Лизы и пытается оторвать ее от оскорбительного, рогоносца «отца» Трусоцкого. Разорванное существование Лизы между Вельчаниновым, который действительно заботится о ней, и Трусоцким, которого она, несмотря на его жестокость, все еще любит, звучит в ее отъезде в приемную семью:

    «Правда ли, что он [Трусоцкий] приедет завтра ? Это правда?» — властно спросила она [Вельчанинова].
    «Это правда, это правда! я приведу его сам; Я возьму его и приведу».
    — Он меня обманет, — прошептала Лиза, опуская глаза.
    – Разве он не любит тебя, Лиза?
    – Нет, не знает.

    Она поддается лихорадке, и хотя Достоевский ни разу прямо не называет это чахоткой, смысл увядания под давлением мира, покинутого сначала ее «настоящим» отцом Вельчаниновым, а затем и пьяным «отцом» Трусоцким, оглушает.

    Преступление и наказание : Соня Мармеладова, самоотверженная
    Взаимодействие болезненной Катерины Ивановны и падчерицы Сони выводит чахотку за пределы болезни.Пока Катерина бросает вызов толпе ( «Сама теперь накормлю, никому не поклонюсь!» ), кашляя кровью перед перепуганными детьми, я больше всего боялся за Соню. Ее мир угрожал «поглотить» ее, поскольку она занималась проституцией, чтобы содержать своих младших братьев и сестер. Добавьте ее непреклонную преданность Расконикову, обедневшему студенту, стоящему за убийством романа:

    Встань! Иди же, сию минуту, стань на перекрестке, поклонись и сперва поцелуй землю, которую ты осквернил, потом поклонись всему миру, на все четыре стороны, и всем громко скажи: «Я убил!» Тогда Бог снова пошлет вам жизнь.Ты пойдешь?

    И… она не ломается. Альтруистичная Соня следует за осужденным в Сибирь.

    Вот почему я зацепился за Достоевского: за то, что он вызывает в воображении таких неотразимых «чахоточных». Хотя я могу не относиться к их невзгодам так, как к обычным людям Харуки Мураками боку , именно благодаря полностью реализованным творениям Достоевского я хочу знать их Раскольников лучше всего говорит:

    Страдание и боль всегда обязательны для широкого сознания и глубокого сердца.По-настоящему великие люди, я думаю, должны чувствовать великую печаль в этом мире.

    Изображение: Василий Петров Портрет Ф. М. Достоевского через Род-Айлендскую школу дизайна

    Цитаты Федора Достоевского. Федор Достоевский Вдохновляющие цитаты Любовь, красота и жизнь. Федор Достоевский Философия, Цитаты из книг

    Федор Достоевский Цитаты. Вдохновляющие цитаты Любовь, красота и жизнь. Федор Достоевский Философские мысли (Фото)

    Федор Михайлович Достоевский , иногда транслитерируемый Достоевский, был русским романистом, писателем рассказов, эссеистом, журналистом и философом.

    Цитаты Достоевского

    Федор Достоевский Книги Цитаты

    Федор Достоевский Цитаты . Вдохновляющие цитаты Любовь, красота и жизнь. Достоевский Философские мысли

    Федор Достоевский Цитаты . Вдохновляющие цитаты Любовь, красота и жизнь. Достоевский Философия Мысли

    Федор Достоевский Цитаты.Вдохновляющие цитаты Любовь, красота и жизнь. Достоевский Философские мысли

     Федор Достоевский Цитаты (изображения, фотографии)

     Федор Достоевский Мотивационные цитаты.

    Федор Достоевский Цитаты.

    Что такое ад? Я утверждаю, что это страдание неспособности любить.


    Федор Достоевский Цитаты

    Чем темнее ночь, тем ярче звезды, Чем глубже горе, тем ближе Бог!


    Федор Достоевский Цитаты


    Душа лечится общением с детьми.


    Федор Достоевский Цитаты

    Нет ничего труднее в этом мире, чем говорить правду , нет ничего легче, чем лесть.


    Федор Достоевский Цитаты


    Сделать новый шаг, произнести новое слово — вот чего люди боятся больше всего.


    Цитаты из книг Федора Достоевского

    Любовь человека, даже в его грехе, ибо эта любовь есть подобие божественной любви и есть вершина любви на земле.


    Федор Достоевский Цитаты

    Величайшее счастье — знать источник несчастья.

    Федор Достоевский Цитаты

    Разрушь мои желания , искорени мои идеалы, покажи мне что-то лучшее, и я пойду за тобой.

    Федор Достоевский Цитаты

    Дурак с сердцем и без ума так же несчастен, как дурак с разумом и без сердца.

    Федор Достоевский Цитаты


    Если он честен, он украдет; если он человек, он убьет; если он верен, он обманет.

    Федор Достоевский Цитаты


    Я думаю, что истинно великие люди должны испытать великую скорбь на земле.


    Когда разум бессилен, дьявол помогает!

    Тайна человеческого существования заключается не в том, чтобы просто остаться в живых, а в том, чтобы найти то, ради чего стоит жить.

    Федор Достоевский Цитаты о философии


    Как вы думаете, не сгладится ли одно крошечное преступление тысячами добрых дел?

    Федор Достоевский Цитаты

    Взрослые люди не знают, что ребенок может дать чрезвычайно хороший совет даже в самом трудном случае.

    Федор Достоевский Цитаты

    Жизнь это рай, и мы все в раю, но отказываемся его видеть.

    Федор Достоевский Цитаты о философии

    Ни человек, ни нация не могут существовать без возвышенной идеи.

    Федор Достоевский Цитаты

    Сострадание было самым важным, пожалуй, единственным законом человеческого существования.

    Федор Достоевский Цитаты

     Философские мысли Достоевского


    #Федор ДостоевскийЦитаты #ВдохновляющиеЦитаты #Любовь #Красота #Жизнь #Достоевский #ФилософияМысли #федордостоевскийкниги #книги #романы #мотивационныецитаты

    Федор Достоевский Цитаты.Федор Достоевский Вдохновляющие цитаты Любовь, красота и жизнь. Федор Достоевский Философские мысли

    Конец

    федор достоевский рассказы,достоевский записки из подполья,фёдор достоевский книги,достоевский братья карамазовы,достоевский смысл,игровой роман,фёдор достоевский сын,братья карамазовы 1958,федор достоевский записки из подполья,фёдор достоевский цитаты,фёдор достоевский биография,зороборо ,изображения,фото,амазонка,обои,мотивационные цитаты федор достоевский произношение,петрашевский круг,бесы романа достоевского,достоевский заметки из подполья pdf,заметки из подпольного анализа,заметки из подпольных цитат,федор достоевский фильмы,подпольный человек,федор достоевский полный романы,федор достоевский лучшие книги,достоевский книги pdf,вечный муж,игрок (роман),мертвый дом роман,федор достоевский рассказы,достоевский записки из подполья,федор достоевский книги,достоевский братья карамазовы,достоевский смысл, роман-игрок,достоевский цитирует братьев карамазовых,достоевский цитирует записки из подполья,пушкин цитирует,фё dor dostoevsky bsd,братья карамазовы,карл маркс цитаты,федор достоевский стихи,ницше цитаты,лев толстой,достоевский цитаты красота,достоевский философия,человек ко всему привыкает подлец,если нет бога все дозволено,тем темнее ночь тем ярче звезды,фёдор достоевский сын,братья карамазовы 1958,фёдор достоевский записки из подполья,фёдор достоевский цитаты,фёдор достоевский биография,фёдор достоевский произношение,петрашевский круг,бесы романа достоевского,достоевский записки из подполья pdf,заметки из подполья анализ, заметки из подполья цитаты,фёдор достоевский фильмы,подпольный человек,фёдор достоевский полные романы,фёдор достоевский лучшие книги,достоевский книги pdf,вечный муж,игрок (роман),мёртвый дом роман,зороборо,картинки,фотографии ,амазон,мотивационные,вдохновляющие видео,интервью,youtube,лучшие,стихи,постеры,goodreads,барбара фрай,федор достоевский reddit,гений толпы,фактотум роман,фёд или достоевский цитирует женщину,фёдор достоевский стихи о любви,фёдор достоевский найди то, что любишь,лучшее из фёдора достоевского,фёдор достоевский ютуб,лучшие книги фёдора достоевского,фёдор достоевский книги по порядку,фёдор достоевский рассказы,лучшие фёдор достоевский стихи,фёдор достоевский стихи иди до конца,федор достоевский стихи pdf,федор достоевский стихи любовь,федор достоевский стихи не делай этого,так хочешь быть писателем pdf,федор достоевский ребенок,федор достоевский стихотворениетак ты хочешь быть писателем федор достоевский,федор Достоевский первый роман .

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.