Цитаты пелевин о любви: Цитаты и высказывания Виктора Пелевина — 44 цитаты

Содержание

Цитаты и высказывания Виктора Пелевина — 44 цитаты

Мы в Японии производим лучшие телевизоры в мире, но это не мешает нам осознавать, что телевизор — это просто маленькое прозрачное окошко в трубе духовного мусоропровода.

Виктор Пелевин, из источника «Чапаев и Пустота», 1996

#4780

— Красота? — переспросил он задумчиво. — А что такое красота?
— Ну как, — сказал я. — Красота — это совершеннейшая объективация воли на высшей ступени её познаваемости.

Виктор Пелевин, из источника «Чапаев и Пустота», 1996

#4775

Все прекрасное, что может быть в человеке, недоступно другим, потому что по-настоящему оно недоступно даже тому, в ком оно есть.

Виктор Пелевин, из источника «Чапаев и Пустота», 1996

#4782

На самом деле слова «прийти в себя» означают «прийти к другим», потому что именно эти другие с рождения объясняют тебе, какие усилия ты должен проделать над собой, чтобы принять угодную им форму.

Виктор Пелевин, из источника «Чапаев и Пустота», 1996

#4785

 — Значит ли это, что этот момент, эта граница между прошлым и будущим, и есть дверь в вечность?
 — Этот момент, Петька, и есть вечность. А никакая не дверь. Поэтому как можно говорить, что он когда-то происходит?

Виктор Пелевин, из источника «Чапаев и Пустота», 1996

#4781

В альбоме жизнь охотников — это романтическое слово, кстати, совершенно не подходит к немытым ублюдкам, раз в месяц заманивавшим большое доверчивое
животное в яму с колом на дне — была изображена очень подробно, и я с удивлением узнал многие мелкие бытовые детали, пейзажи и лица; тут же я
сделал первое в своей жизни логическое умозаключение, что художник, без всякого сомнения, побывал в советском плену.

Виктор Пелевин, из книги «Ника»

#4754

Что же ждет поэзию? Ей совсем не останется места в новом мире — или, точнее, место будет, но стихи станут интересны только в том случае, если будет известно и документально заверено, что у их автора два хуя или что он, на худой конец, способен прочитать их жопой.

Виктор Пелевин, из источника «Чапаев и Пустота», 1996

#4778

Природное изящество и юность придавали всем ее проявлениям какую-то иллюзорную одухотворенность; в ее животном — если вдуматься — бытии был отблеск высшей гармонии, естественное дыхание того, за чем безнадежно гонится искусство, и мне начинало казаться, что по-настоящему красива и осмысленна именно ее простая судьба, а все, на чем я основываю собственную жизнь — просто выдумки, да еще и чужие.

Виктор Пелевин, из книги «Ника»

#4753

Есть такая английская пословица — «у каждого в шкафу спрятан свой скелет». Что-то мешает правильно, в общем, мыслящим англичанам понять окончательную истину. Ужаснее всего то, что этот скелет «свой» не в смысле имущественного права или необходимости его прятать, а в смысле «свой собственный», и шкаф здесь — эвфемизм тела, из которого этот скелет когда-нибудь выпадет по той причине, что шкаф исчезнет.

Виктор Пелевин, из книги «Ника»

#4756

 — Что меня всегда поражало, — сказал он, — так это звездное небо под ногами и Иммануил Кант внутри нас.

 — Я, Василий Иванович, совершенно не понимаю, как это человеку, который путает Канта с Шопенгауэром, доверили командовать дивизией.

Виктор Пелевин, из источника «Чапаев и Пустота», 1996

#4773

Дождь пошел снова, и по лужам поплыли пузыри, подобные нашим мыслям, надеждам и судьбам; летевший со стороны леса ветер доносил первые летние запахи, полные невыразимой свежести и словно обещающие что-то такое, чего еще не было никогда.

Виктор Пелевин, из книги «Ника»

#4757

Любовь, в сущности, возникает в одиночестве, когда рядом нет ее объекта, и направлена она не столько на того или ту, кого любишь, сколько на выстроенный умом образ, слабо связанный с оригиналом.

Виктор Пелевин, из источника «Чапаев и Пустота», 1996

#4774

 — Мне не понравился их комиссар, — сказал я, — этот Фурманов. В будущем мы можем не сработаться.
— Не забивайте себе голову тем, что не имеет отношения к настоящему, — сказал Чапаев. — В будущее, о котором вы говорите, надо еще суметь попасть. Быть может, вы попадете в такое будущее, где никакого Фурманова не будет. А может быть, вы попадете в такое будущее, где не будет вас.

Виктор Пелевин, из источника «Чапаев и Пустота», 1996

#4784

По долгому опыту общения с солдатней я знал, что бесстыжее обсуждение интимных сторон жизни в низших классах общества выполняет примерно ту же функцию, что разговор о погоде в высших.

Виктор Пелевин, из источника «Чапаев и Пустота», 1996

#4772

Настоящее искусство тем-то и отличается от подделок, что умеет найти путь к самому загрубевшему сердцу и способно на секунду поднять в небеса, в мир полной и ничем не стесненной свободы безнадежнейшую из жертв всемирного инфернального транса.

Виктор Пелевин, из источника «Чапаев и Пустота», 1996

#4777

Тоска по новому — это одна из самых мягких форм, которые приобретает в нашей стране суицидальный комплекс.

Виктор Пелевин, из книги «Ника»

#4755

Практически, Петька, я тебе скажу, что, если ты боишься, нам обоим скоро хана. Потому что страх всегда притягивает именно то, чего ты боишься. А если ты ничего не боишься, ты становишься невидим. Лучшая маскировка — это безразличие. Если ты по-настоящему безразличен, никто из тех, кто может причинить тебе зло, про тебя просто не вспомнит и не подумает.

Виктор Пелевин, из источника «Чапаев и Пустота», 1996

#4771

 — Котовский понял, что формы нет. Но вот что воска нет, он не понял.
— Почему его нет?
— А потому, Петька — слушай меня внимательно — потому что и воск, и самогон могут принять любую форму, но и сами они — всего лишь формы.
— Формы чего?
— Вот тут и фокус. Это формы, про которые можно сказать только то, что ничего такого, что их принимает, нет. Понимаешь? Поэтому на самом деле нет ни воска, ни самогона. Нет ничего. И даже этого «нет» тоже нет.

Секунду мне казалось, что я балансирую на каком-то пороге, а потом я ощутил тяжелую пьяную тупость. Мысли вдруг стали даваться мне очень тяжело.
— Воска нет, — сказал я. — А самогона еще полбутылки.
Чапаев мутновато поглядел на стол.
— Это верно, — сказал он. — Но если ты все же поймешь, что его тоже нет, я тебе с груди орден отдам. А пока я его тебе не отдам, мы с тобой отсюда не выйдем.

Виктор Пелевин, из источника «Чапаев и Пустота», 1996

#4783

Совершенно непонятно было, что это за человек и почему он ездит в метро, имея харю, с которой можно кататься по меньшей мере в БМВ.

Виктор Пелевин, из источника «Чапаев и Пустота», 1996

#4767

Публика была самая разношерстная, но больше всего было, как это обычно случается в истории человечества, свинорылых спекулянтов и дорого одетых блядей.

Виктор Пелевин, из источника «Чапаев и Пустота», 1996

#4770

Единственная свобода, которой он обладает, — это свобода сказать «Bay!» при покупке очередного товара, которым, как правило, бывает новый телевизор.

Виктор Пелевин, из источника «Generation П»

#3974

Весь этот мир — это анекдот, который Господь Бог рассказал самому себе.

Виктор Пелевин

#3772

Следует помнить, что слово «демократия», которое часто употребляется в современных средствах массовой информации, — это совсем не то слово «демократия», которое было распространено в XIX и в начале XX века. Это так называемые омонимы, старое слово «демократия» было образовано от греческого «демос», а новое — о выражения «demo—version».

Виктор Пелевин, из источника «Generation П»

#3709

— Нас никто не спрашивает, согласны мы или нет. Мы даже не помним, как мы сюда попали. Мы просто едем, и все. Ничего не остается.
— Остается самое сложное в жизни. Ехать в поезде и не быть его пассажиром.

Виктор Пелевин, из источника «Желтая стрела», 1993

#3491

И действительно, все упирается в деньги — потому что деньги давно уперлись сами в себя, а остальное запрещено.

Виктор Пелевин, из источника «Generation П»

#2709

Память уверяет нас, что вчерашний день действительно был, но как знать, не появилась ли вся эта память с первым утренним лучом?

Виктор Пелевин, из источника «Чапаев и Пустота», 1996

#2446

Вы все равно не знаете, что с этими жизнями делать. И куда бы вы ни глядели, вы все равно глядите в огонь, в котором сгорает ваша жизнь. Милосердие в том, что вместо крематориев у вас телевизоры и супермаркеты. А истина в том, что функция у них одна.

Виктор Пелевин, из источника «Generation П»

#2415

Не является ли слово «смерть» обозначением того, что непрерывно происходит с нами в жизни? Не является ли жизнь умиранием, а смерть — его концом?

Виктор Пелевин

#2308

Если мы не будем обманывать сами себя, нас немедленно обманут другие. И вообще, суметь обмануть то, что ты называешь «самим собой», — это очень большое достижение, потому что обычно бывает наоборот — это оно нас обманывает.

Виктор Пелевин, из источника «Желтая стрела», 1993

#2253

Бывает, что человек пытается сам решить какую-то проблему, хотя она решена уже тысячи лет назад. А он просто об этом не знает. Или не понимает, что это именно его проблема.

Виктор Пелевин, из источника «Желтая стрела», 1993

#2223

Бывает, когда кажется, что вот-вот поймешь что-то важное. Это как свист пули или гул самолета. Если ты их слышишь, значит, они пролетели мимо.

Виктор Пелевин, из источника «Шлем ужаса», 2005

#2045

«Homo homini lupus est», — гласит оди крылатый латинизм. Но человек человеку уже давно не волк. Человек человеку даже не имиджмейкер, не дилер, не киллер и не эксклюзивный дистрибьютор, как предполагают современные социологи. Все гораздо страшнее и проще. Человек человеку вау — и не человеку, а такому же точно вау. Так что в проекции на современную систем культурных координат это латинское изречение звучит так: «Bay Bay Bay».

Виктор Пелевин, из источника «Generation П»

#1983

Прошлое — это локомотив, который тянет за собой будущее.
Бывает, что это прошлое вдобавок чужое.
Ты едешь спиной вперед и видишь только то, что уже исчезло.
А чтобы сойти с поезда, нужен билет.
Ты держишь его в руках, но кому ты его предъявишь?

Виктор Пелевин, из источника «Желтая стрела», 1993

#1964

Все дело в том, что мы постоянно отправляемся в путешествие, которое закончилось за секунду до того, как мы успели выехать.

Виктор Пелевин, из источника «Желтая стрела», 1993

#1208

Каждая прошлая секунда со всем тем, что в ней было, исчезает, и ни один человек не знает, каким он будет в следующую. И будет ли вообще. И не надоест ли господу Богу создавать одну за другой эти секунды со всем тем, что они содержат. Ведь никто, абсолютно никто не может дать гарантии, что следующая секунда наступит. А тот миг, в котором мы действительно живем, так короток, что мы даже не в состоянии успеть ухватить его и способны только вспоминать прошлый. Но что тогда существует на самом деле и кто такие мы сами?

Виктор Пелевин, из источника «Желтая стрела», 1993

#724

Жизнь — это как падение с крыши. Можешь остановиться? Нет. Можешь вернуться назад? Нет. Можешь полететь в сторону? Только в рекламе трусов для прыжка с крыши. Свобода воли заключается только в том, что ты можешь выбрать — пёрнуть в полете или дотерпеть до земли.

Виктор Пелевин, из источника «Шлем ужаса», 2005

#167

Обличитель современности: подборка высказываний и цитат Виктора Пелевина

Виктор Пелевин – не просто русский писатель, это яркая личность, которая наполнила звучание современной литературы новыми тонами. К числу его наиболее популярных трудов относятся романы «Чапаев и Пустота», «Омон Ра», «Generation “П”». По мотивам его произведениям неоднократно ставились спектакле в театре и снимались фильмы. Пелевин является обладателем многочисленных литературных премий, в том числе и таких престижных как «Малый Букер», «Национальный бестселлер» и др. Многие его книги прямо-таки разодраны на цитаты.

Самые популярные цитаты о любви и женщинах в книгах Виктора Пелевина

В любви начисто отсутствовал смысл. Но зато она придавала смысл всему остальному. («Священная книга оборотня»).

Хочешь быть счастлив в любви — никогда про это не думай. («Бэтман Аполло»)

Женщина должна обладать недюжинным интеллектом и силой воли, чтобы научиться отслеживать и подавлять этот древний гипноз плоти, уродующий ее характер и лишающий конкурентоспособности на рынке биологических услуг. («Бэтман Аполло»)

Отношениям мужчины с женщиной не хватает той доверительной и легкомысленной простоты, которая существует между друзьями, решившими вместе принять на грудь. («Бэтман Аполло»)

Виктор Пелевин — неординарный писатель современности

Просто любовь. Ты, когда её ощущаешь, уже не думаешь — чья она, зачем, почему. Ты вообще уже не думаешь. («Чапаев и Пустота»)

Любовь, в сущности, возникает в одиночестве, когда рядом нет её объекта, и направлена она не столько на того или ту, кого любишь, сколько на выстроенный умом образ, слабо связанный с оригиналом. ( «Чапаев и Пустота»)

Как всё-таки много на женщинах всяких крючков и застежек — даже на совершенно голых женщинах… И каждую нужно расстегнуть с заботой и вниманием, иначе ничего не выйдет… («Бэтман Аполло»)

Я давно заметил, что женщины терпеть не могут болтовни о нереальности человека. Может, в силу своей биологической функции? Они ведь рожают детей, а это тяжёлое болезненное занятие делается ещё и довольно глупым, если вокруг одна иллюзия. («Бэтман Аполло»)

Вот так поворот!

Кто бы мог подумать, что студент, которого в своё время выгнали из Литературного института, превратится в писателя мирового уровня. Произведения Пелевина изданы на основных языках мира, в том числе на китайском и японском, которые отличаются наибольшим количеством носителей. По версии издания French Magazine, этот автр входит в 1000 самых влиятельных представителей современного литературного искусства.

«Чапаев и Пустота»: цитата о внутренней Монголии и прочие высказывания

«Чапаев и Пустота» – это третье по счёту произведение автора, вышедшее в свет в 1996 году. Публиковалось несколькими изданиями и считается самым сильным романом Пелевина. В нём автор предпринял попытку совместить несовместимое: в центре событий лежат взаимоотношения В. Чапаева и П. Пустоты. В 2013 году была выпущена интерактивная версия произведения для iPad, что доказывает популярность книги.

Внутренняя Монголия называется так не потому, что она внутри Монголии. Она внутри того, кто видит пустоту, хотя слово «внутри» здесь совершенно не подходит. И никакая это на самом деле не Монголия, просто так говорят. Что было бы глупей всего, так это пытаться описать вам, что это такое. Поверьте мне на слово хотя бы в одном – очень стоит стремиться туда всю жизнь. И не бывает в жизни ничего лучше, чем оказаться там.

Внутренняя Монголия – как раз и есть место,  место, откуда приходит помощь.

Послушай, жизнь — это театр. Факт известный. Но вот о чём говорят значительно реже, это о том, что в этом театре каждый день идёт новая пьеса.

Фрагмент из спектакля по мотивам романа «Чапаев и Пустота»

Хороший психиатр должен избегать лекарств — они… Ну как это вам объяснить… Как косметика. Не решают проблем, а только прячут их от постороннего глаза.

С Россией всегда так — любуешься и плачешь, а присмотришься к тому, чем любуешься, так и вырвать может.

Личность человека похожа на набор платьев, которые по очереди вынимаются из шкафа, и чем менее реален человек на самом деле, тем больше платьев в этом шкафу.

Мы с тобой, конечно, старые друзья, но даже несмотря на это я мог бы помочь.

Бездействие – тоже пиар

Виктор Пелевин – это одна из самых неординарных и в тоже время таинственных литературных фигур современности. Если с его книгами ещё как-то можно разобраться, пусть даже его деятельность часто называют абсурдной, то вот подробности о самом авторе можно сосчитать по пальцам. В отличие от других писателей-современников, автор ведён асоциальный образ жизни. Он не сидит и не продвигает себя в социальных сетях, не даёт интервью.  Другими словами, он ничего не делает. В этом, собственно, и есть его самореклама.

«Жизнь насекомых»

Идея написания сюжета пришла случайно. Виктор Пелевин получил в подарок от друга книгу об американских насекомых, после чего и понял – он тоже напишет книгу о насекомых, но вместо научного подхода читатель получит очередную дозу богатого воображения автора.

Чтобы вылезти из колодца, надо в него упасть.

Какие бы отвратительные тучи ни слетались, высоко над ними всегда сияет эта неизменная синева.

Мы носим в себе источник всего, что только может быть, а будет ли — зависит от нас, от того, как мы распорядимся этим источником.

У тебя аппетит к жизни пропал. А чтобы он появился, надо немного от неё откусить и пожевать.

Вся огромная жизнь, в которой ты собираешься со временем повернуть к свету, на самом деле и есть тот единственный момент, когда ты выбираешь тьму.

Иллюстрация к книге «Жизнь насекомых»

Вся жизнь существует один миг. Вот именно тот, который происходит сейчас. Это и есть бесценное сокровище.

От частого употребления некоторые цитаты блестят, как перила.

«Удивительно, – думал он, – чем глупее песня и чем чище голос, тем больше она трогает».

Физики – это просто юристы, которые сначала пишут законы природы, а потом начинают искать в них лазейки.

Трезвое и совершенно спокойное настроение Никогда не приводит к появлению подтянутых строк.

Ведь мы сами создаем себе настроение и всё остальное…

«Снафф»

Роман вышел в 2011 году, его тираж составил порядка 150 тыс. экземпляров. В книге автор говорит о новых значениях, которые приобрели старые слова. Наряду с этим он разоблачает войну в СМИ и рассказывает о настоящей любви.

С. Н. А. Ф. Ф. — это сама жизнь, где в числителе любовь, а в знаменателе смерть. Такая дробь равна одновременно нулю и бесконечности — как и взыскующий её Маниту.

Женщина — это волшебный цветок, при взгляде на который с вами должно случиться умопомешательство, достаточно сильное для того, чтобы подвигнуть вас на тяготы деторождения.

Жизнь – это узкая полоска между огнем страдания и призраком кайфа, где бежит, завывая от ужаса, так называемый свободный человек. И весь этот коридор – только у него в голове.

Если говорить о моей работе, то я – создатель реальности.

Иллюстрация к книге «С. Н. А. Ф. Ф. «

Любовь – отвратительное, эгоистичное и бесчеловечное чувство, ибо вместе с одержимостью еёпредметом приходит безжалостное равнодушие к остальным.

Сила современной философии не в силлогизмах, а в авиационной поддержке.

Природу трудно обмануть.

Ничто так не бодрит с утра, как свежая обида.

А мог бы и гонорар получить

В произведении «Generation P» есть фраза «Спрайт – не кола для Николы». После такого лозунга на российском рынке появилась фирма «Никола», выпускающая квас под лозунгом «Квас – не кола, пей Николу». Директор по маркетингу Никита Волков в одном из своих интервью отметил, что рекламный слоган для напитка действительно навеян цитатой из произведения Пелевина. Компания хотела связаться с автором и поблагодарить за подсказку, но контактов нет. В итоге товарный знак был зарегистрирован без выкупленного авторского права. Чтобы избежать в будущем претензий, ТМ «Никола» заказала заключение, что связь слогана с фразой из книги только опосредована и не является плагиатом.

«Священная книга оборотня»

В основе сюжета лежит история лисы-оборотня А Хули и молодого волка-оборотня. Автор рассказывает о любви и сложном жизненном пути, который проходят все живые существа. Пелевин ставит цель показать, что же на самом деле играет важную роль для достижения духовной гармонии.

Собака смотрит на палку, а лев на того, кто её кинул. Кстати, когда это понимаешь, становится намного легче читать нашу прессу.

Ценность книги определяется не тем, сколько человек её прочтет. У величайших книг мало читателей, потому что их чтение требует усилия. Но именно из-за этого усилия и рождается эстетический эффект. Литературный фастфуд никогда не подарит тебе ничего подобного.

Когда человек ищет, чем подтвердить свои параноидальные идеи, он всегда находит.

Мне от людей вообще ничего не нужно, кроме любви и денег.

Любовь не преображает. Она просто срывает маски.

Одна из обложек издания «Священная книга оборотня»

Ценность книги определяется не тем, сколько человек её прочтет. Гениальность «Джоконды» не зависит от того, сколько посетителей пройдёт мимо неё за год. У величайших книг мало читателей, потому что их чтение требует усилия. Но именно из этого усилия и рождается эстетический эффект.

В жизни каждый день надо узнавать что-то новое.

На основной вопрос философии у лис есть основной ответ. Он заключается в том, чтобы забыть про основной вопрос.

Прав был Че­хов: жен­ская душа по сво­ей при­ро­де – пу­стой со­суд, ко­то­рый за­пол­ня­ют пе­ча­ли и ра­до­сти лю­би­мо­го.

Чте­ние – это об­ще­ние, а круг на­ше­го об­ще­ния и де­ла­ет нас тем, чем мы явля­ем­ся.

«Лампа Мафусаила»

В центре повествования лежит история трёх поколений семьи Можайских. Автор рассказывает о проблемах в экономике, политике и культуре, которые преследовали героев на протяжении веков.

У России всегда великое прошлое и ещё более великое будущее. А вот с настоящим сложнее.

Я понял то, что время от времени понимает в нашей стране каждый: девяностые вовсе не кончились. Просто раньше они происходили со всеми сразу, а теперь случаются в индивидуальном порядке.

Когда стараешься говорить приятное любой аудитории, нередко происходят ошибки, поскольку ни одна аудитория сама не знает до конца, что ей приятно, а что нет, и подобная беспринципность способна оскорбить людей, показав им, что ты о них думаешь…

Рынок – это огромное стадо пугливых баранов. И если все бараны вместе побегут из доллара, над планетой понесется финансовое цунами – и смоет человеческую цивилизацию как мы её сегодня знаем. Ужас в том, что мы не сможем эту волну остановить – и начнётся она, скорей всего, на нашем собственном Уолл-Стрите…

Ничто не придаёт человеку такого мужества, как страх. Когда невозможно становится жить, умирать даже любопытно. Я принял душ, но прощальной записки писать не стал. Иногда молчание – знак несогласия.

Популярные фразы из других книг автора

Когда не думаешь, многое становится ясно. («Generation «П»»)

Смайлик – это визуальный дезодорант. Его обычно ставят, когда юзеру кажется, что от него плохо пахнет. И он хочет гарантированно пахнуть хорошо. («Ампир «В»» )

Милосердие в том, что вместо крематориев у вас телевизоры и супермаркеты. А истина в том, что функция у них одна. («Generation «П»»)

Улыбайся всем как можно шире – они должны быть уверены, что ты холодная лицемерная сволочь. («Empire «V». Повесть о настоящем сверхчеловеке»)

Цитата Пелевина из книги «Бэтман Аполло»

Тень не могла существовать без света, а свет без неё — сколько угодно. («Ананасная вода для прекрасной дамы»)

Как говорит Дональд Рамсфельд, катастрофа наступает не тогда, когда мы знаем, что чего-то не знаем, а тогда, когда мы этого не знаем. («Ананасная вода для прекрасной дамы»)

В первый момент я купился, как камбала на Привозе. («Ананасная вода для прекрасной дамы»)

Реальность — это пластилин с изюмом. Человек давит пальцами на возникающую перед ним пластилиновую картинку под названием «мир», чтобы выковырять для себя несколько вкусных крошек, а на этой картине рушатся башни, тонут корабли, гибнут империи и цивилизации. Но это как правило видят уже другие. («Ананасная вода для прекрасной дамы»).

Мистика, философия, абсурд, юмор, – всё это присуще произведениям Виктора Пелевина.  Читайте самые известные цитаты из книг автора и познавайте его таинственные взгляды вместе с нами!

В.Пелевин. ‘Любовь к трем цукербринам’ — цитаты | Книгоцитаты

А теперь — цитаты

Объяснения и оправдания

―В книге почти нет связи с актуальной действительностью. Думаю, что в наше время это скорее достоинство, чем наоборот.

Часть 1. Киклоп

―В коробке были фантастические романы, которые обитатели советских катакомб принимали за послания свыше. Были послания свыше, замаскированные под фантастические романы.

―Везением была сама возможность ошибки — в те дни ошибиться было еще можно, и именно сбои матрицы, как это всегда бывает, вели в непредсказуемый лабиринт чудесного.

―Я подозревал, что «гордиев узел» не следовало даже рубить — его, как в цирковом фокусе, можно было сдвигать вниз по веревке, пока он не упадет.

―Помню поразившую меня сцену в каком-то русском романе: бандит с крестом на груди перед выгодным убийством задумывается на секунду о его моральных последствиях – и, махнув рукой, бросает:
―А! Отмолю…

―Дело было не в том, кто из голосов «прав», а в самом этом сумеречном состоянии духа, различавшемся по интенсивности от шторма до ряби – которое полностью лишало ум его, так сказать, отражательной способности, пряча от человека небо вечности с его великими звездами.

―Вечность не то что брезговала войти в пораженные клокочущим смятением души. Она просто не могла.

―Я помогал людям чем мог, не делая из этого, впрочем, фетиша – и вообще был покладистым и добрым: это позволяло быстро забывать встречных.

―Я не обижался даже на тех, кто сознательно стремился меня оскорбить и унизить, видя в этом трогательную попытку набиться мне в знакомые.

―… в России «восстановление поруганного достоинства и чести» быстро приводит на нары в небольшом вонючем помещении, где собралось много полных достоинства людей, чтобы теперь неспешно мериться им друг с дружкой. Мне никогда не хотелось составить им компанию из-за химеры, которую они же и пытались инсталлировать в мой ум.

―Я ни разу не испытывал искушения гордо посмотреть в глаза идущему мимо гостю столицы или укусить добермана за обрубок хвоста.

―Я позорно уклонялся от революционной работы и не видел в показываемом мне водевиле ни своих, ни чужих, ни даже волосатой руки мирового кагала. Куски распадающегося мяса, борющиеся за свою и мою свободу в лучах телевизионных софитов, не вызывали во мне ни сочувствия, ни презрения – а только равнодушное понимание управляющих ими механизмов. Но я всегда старался сдвинуть это понимание ближе к сочувствию – и у меня нередко получалось.

―Я не смотрел телевизор и не читал газеты. Интернетом я пользовался как загаженным станционным сортиром — быстро и брезгливо, по необходимости, почти не разглядывая роспись на стенах кабинки. И к двадцати пяти годам тревожная рябь в моей душе улеглась.

―Так что претензий к Пушкину у меня нет. Но все же, по-моему, не следует использовать стихи в качестве «зеркала эпохи» — поэты часто недоговаривают.

―Ибо реальность, как знает любой обыватель, это то, с чем вы можете когда-нибудь столкнуться.

―Обычный человек не то чтобы слышит голоса – он им подчиняется. Еще точней, он и есть эти голоса, поскольку до того, как команды начинают выполняться, никакого человека просто нет: личность возникает именно в процессе их воплощения в жизнь.
―Если же человек по какой-то причине слышит эти голоса все время, его или объявляют шизофреником и изолируют от нормальных людей, или назначают пророком и сажают в золотую колесницу.

―С точки зрения моей работы, реально угрожающие миру дисбалансы возникали вовсе не там, где их видели СМИ и я сам в своей человеческой ипостаси. Все это могло быть частью плана, по которому развивается мир.

―Тайны в нашем мире есть даже у компаний, всего-то навсего торгующих психотропной сахарной водой, подцвеченной экстрактом кошенильного червя.

―Почти любой человек бывает иногда техническим спасителем мироздания. Нельзя сказать, что в эти минуты он ощущает свою великую роль. Он делает свое дело буднично (поднимает с пола монету, толкает в спину зазевавшегося пешехода, роняет на мостовую бутылку с подсолнечным маслом) и ныряет назад в море неразличимых лиц. Каждый из нас – Лорд-Хранитель этого мира. Я был нужен только для страховки.

―Свой остров, пурпурная мантия, функционирующий по строгому и таинственному распорядку двор, лучшие сыны и особенно дочери человечества, ждущие, когда на них падет мой задумчивый взгляд… Скульпторы, состязающиеся за право высечь мой портрет в мраморе… Кантаты в мою честь… Белые голуби, выпускаемые на свободу в мой день рождения… И бесконечные заговоры.

―Именно для того, чтобы всего этого не происходило, Киклопу следовало скрывать свою миссию и жить среди людей, затерявшись в одном из крупных городов. Он должен был вести среднестатистический образ жизни. Ему следовало быть незаметным для любого внешнего наблюдателя, скрупулезно и подозрительно изучающего нашу реальность (а такие наблюдатели существовали – позже я расскажу о них подробнее). Даже одинокая идиллическая жизнь на небольшом островке была слишком большим риском – подобные опыты ставили в прошлом, и кончились они известно как: встречей с изобретательным царем Итаки и другими активистами прогресса.

―Свита была очень почтенным институтом. Можно сказать, одним из тех тайных орденов, о которых постоянно пишут мастера международного иронического детектива с невысоким масонским градусом. Вот только охранял этот орден не могилку Иисуса и не томик Платона – а меня.

―Стоявший на моем столе массивный эбонитовый телефон даже не был подключен к линии – и я отчего-то находил в этом особую и высшую привилегию. Таким телефоном не мог похвастаться ни один диктатор, серый кардинал или масонский главарь. Это я знал точно.

Часть 2. Добрые люди

―Цель человечества – найти Создателя, победить его, выпытать у него страшную тайну тайн нашего предназначения и затем, может быть, убить его. — Лимонов

―В космосе не было более несчастного и загруженного существа. Творец не мог никому помочь, даже себе: он был прикован к своему творению, как штрафбатовский смертник к кипящему от непрерывной стрельбы «максиму».

―У Птиц, надо признать, было мрачное чувство юмора. Над рылом Творца блестели черные бусины встревоженных глаз. В его густых пшеничных усах чудилось нечто сталинское. Рот Творца быстро шевелился. Николай понял, что Творец безостановочно повторяет заклинания, обновляющие мир. Начитывая свою каббалу, он ремонтировал постоянно распадающуюся вселенную.

―Глаза Николая встретились с глазами Древнего Вепря. Николай понял, что Вепрь знает про план Птиц, но ничего не может – или не хочет – поделать. Вепрь был обречен. Но он по-прежнему выполнял свою работу.

―Птицы увидели, что Творец жив, и поняли свой просчет. Они надеялись одолеть его, поскольку он сам оставил им такую возможность – но это был просто соблазн, жестокое испытание, которому он решил подвергнуть их души.

―Мы — просто кошмар, снящийся Богу. Но Бог — просто кошмар, снящийся нам.

―Суббота. Но на душе после вчерашнего было скверно, очень скверно. Правильно ведь пишут на уличных плакатах, что пьятница – враг субботы. Но не пишут почему-то, что понедельник – враг воскресенья. Иначе человек поймет, как мало у него друзей и много врагов…

―На столе тренькнул айфончик. Кто-то прислал СМС. Интересно, что хочет сказать человечество Кеше в этот непростой час внутренней смуты? Так…

Часть 3. Киклоп

―Он не столько даже рассчитывает, сколько мечтает, что все вокруг рухнет – и его пустят пошустрить в дымящихся руинах, как это случилось с поколением отцов. Но никто не станет ломать ради него свежую корку над магмой. Непуганых строителей коммунизма давно съели, и все оставшееся от них железо уже записано на живущих в магме чертей.

―Хипстеру будет трудно убедить их поделиться – черти не боятся фотожаб.

―Этого от него в редакции никто не требовал прямо – как и все низкооплачиваемые провайдеры ментальных услуг, Кеша сам чувствовал, какой надо взять тон, чтобы прижиться.

―В общем, как всегда: есть хорошая новость и плохая. Хорошая в том, что человек играет в духовном балансе мира важнейшую и центральную роль. Плохая в том, что эта роль – примерно как у кобылы в монгольской коннице: в юности она служит воинам невестой, потом дает жеребят и молоко, потом на ней долго скачут по делам, затем съедают и делают из ее шкуры юрту.

―Вот только лошадь во время своего страшного пути не думает, что, уезжая из холодных степей в Европу, она хитро и немного нечестно обустраивает свою жизнь – а человек на полном серьезе так считает. И еще лошадь не молится Чингисхану.

―Это может показаться странным, но большинство человеческих действий и усилий влияют только на характер белого шума, мерцающего по краям экрана бытия – и никак, ну совсем никак не меняют возникающую на нем картинку. Обо всем этом, как выразился христианский мистик, петух не пропоет.

―Версий грядущего неисчислимо много – и все они существуют независимо, хотя некоторые параллельные вселенные очень похожи друг на друга (даже рай и ад, куда направляются люди – это чаще всего просто тюнинг и доводка уже знакомой им базовой реальности).

―Наша свобода воли состоит в том, что у нас нет никакого заранее предопределенного и окончательного маршрута. Но у любого из поездов, на которых мы едем в данный момент, такой маршрут существует. И он железно ясен. Поезд «Москва-Петушки» никогда не прибудет в Лондон, туда может приехать только добрая память о Венечке.

―В таком путешествии нет путешествующего, а есть только маршрут. Реальность каждого шага как бы опирается на нового странника, и всякий из них окружён своим космосом с далёкими планетами, на пыльных тропинках которых уже успели наследить местные поэты-песенники.

Часть 4. Fuck the system

―Против чего этот «Che» боролся, Кеша так и не смог толком понять, хотя посмотрел про него два исторических фильма. С тех пор прошло слишком много времени, чтобы можно было отличить скисшее добро от выдохшегося зла.

―Что там было-то… Как всегда, последняя битва со злом. Горящие покрышки («MICHELIN! The Smell of Freedom!»).

―LA VEUVE CLICOT!
―ДО СЧАСТИЕ НИДАЛИКО!

―Ксю Баба! — повторил жизнерадостный мужской бас. — Одна запредельная мудрость в час!

―Цукербри́н, понял Кеша, это термин, появившийся впервые в десятых годах двадцать первого века. Он был образован из имён двух титанов тогдашнего интернета — Цукерберга и Брина, и означал некоего метафорического Смотрящего — как бы заэкранного надзирателя, глядящего на пользователя сквозь тайно включённую камеру планшета или компьютера…

―Не следовало торопиться с выводами. И, самое главное, надо было держать себя в руках. Помнить, всегда помнить древнюю мудрость – ничто так не выдает человека, как он сам.

―Каждый знает, как непредсказуемо наше будущее. Но не каждый знает, что так же непредсказуемо и наше прошлое.

―Свобода выбора, вспомнил Кеша школьную мантру, есть не что иное, как осознанная необходимость сделать его правильно. К счастью, современная жизнь редко посылает нам серьёзные дилеммы.

―Видишь ли, системе не важно, кто кого трахает, ты ее или она тебя. Ей важно, что ты занимаешься с ней любовью, даже если это любовь со знаком минус. И она хочет, чтобы ты делал это всегда.

―Как выражался Ян Гузка, современная медиа-культура больше всего ценит спонтанные и свободные проявления человеческого духа, полностью сопадающие с набором текущих гешальт-нормативов.

―Во сне следовало быть дисциплинированным гражданином — и тщательно следить за речью, чтобы неосторожным словом или увесисто брошенной мыслью не оскорбить чувства других.

―Но тут же он поймал себя на том, что чуть не провалился в подобие симпатии к террористу — а такое чувство нельзя шэрить ни в коем случае. Всегда найдётся какая-нибудь климактериальная клизма, которая поднимет вой на дрим-шоу. Правильнее всего было со скорбным достоинством дожидаться решения своей судьбы, глядя на террориста с омерзением и закипающим гневом…

―Мешок с черным и позорным мусором лопнул, и выяснилось, что это был просто воздушный шарик. Недоразумение кончилось — и как! Обвинение не было с него снято. Обвинения, оказывается, никогда не существовало.

―00:00:00

Часть 5. Киклоп

―Механизм нашего движения по вселенным – это просто наши ежесекундные выборы: между хорошим и плохим, сочувствием и ненавистью, велосипедом и фейсбуком, желтым и зеленым, голубым и оранжевым и так далее.

―Если вы заметили вокруг себя мир, который совсем вам не нравится, вспомните, что вы сделали, чтобы в него попасть. Может быть, вы даже не военный преступник, а просто слишком часто смотрите френдленту или телевизор. Тогда из всех привычек достаточно изменить только эту.

―Мы, образованные современные люди, знаем, что заповеди написаны не для нас. Мы – высокоразвитые сущности, живущие по особым правилам для продвинутых.

―Сила тяжести одна для всех. И путь тоже один для всех, без всякой выделенной полосы, где особо одаренные существа проезжают со спецсигналом. Таких не любят нигде.

―Но я, конечно, не полезу ни на какой бронетранспортер. Потому что и без таких проповедей мы все – искушенные и опытные колдуны. С помощью мрачнейших ежедневных ритуалов мы переваливаемся из одной похабной вселенной в другую, ожидая очистительной революции, которая сорвет все замки, отопрет все двери и расколет все черепа.

―Занятно, что между островом обезьян и местом, откуда плыл затонувший корабль, регулярно ходят паромы. Каждая из обезьян в порядке личной инициативы может вернуться в те пространства, откуда когда-то был изгнан человеческий род: есть уйма маршрутов, и по ним умы с незапамятных времен путешествуют вверх и вниз.

―Но большинству обезьян вовсе не хочется снова стать людьми. Им хочется выглядеть как люди, пока они тусуются на обезьяньем острове.

―Но мы можем не только подниматься в высшие пространства немыслимых возможностей и свободы. Мы можем падать оттуда вниз, причем быстро. Однако мы не помним этих падений и взлетов. Мы только видим, как выразился поэт, сны о чем-то большем. Поднимаясь ввысь, мы забываем, что были людьми, а рушась в наше измерение, уже не можем понять, чем были прежде.
―Есть, правда, одна сила, которая способна нарушить этот закон – сострадание. Но эта сила может вообще все.

―Но среднестатистический мир внутри человеческой головы действительно можно назвать миром страдания. Главная причина заключается в том, что в нашем уме действует «отрицательный закон чайной ложки». Он звучит так – «если к ведру варенья добавить чайную ложку дерьма, получится ведро дерьма». Иными словами, нас гораздо проще сделать несчастными, чем счастливыми.

―Есть даже миры «положительного закона чайной ложки» – где добавление чайной ложки варенья к ведру дерьма дает ведро варенья. Чем выше в такой иерархии мир, тем дальше он от нас – хотя в физическом смысле находиться это измерение может в голове внешне похожего на нас человека, сидящего напротив в метро. Думаю, понятно, что для обитателей счастливых пространств радость и покой так же естественны, как для нас неуверенность и страх.

―„в мире нет правды и неправды, есть только поток переживаний, который кончается ничем…“

―Тирания человека — всегда диктатура личности. Тирания неизменно исполняемого закона, совместно принятого людьми — свобода.

―Демократия — слишком важная вещь, чтобы доверять её отправление людям. Борьба с террором — тоже.

―Краудфандинга не хватало даже на дауншифтинг.

―БУДЬТЕ РЕАЛИСТАМИ — ИДИТЕ ***!

―Зате он обыно поворачивался к монитору — и, убедившись, что за спиной никого нет, принимался подкармливать своих цукербринов. Хорошее и точное слово «подкармливать» — не от «кормить», конечно, а от карма.

Часть 6. Dum spero spiro

―Ты помолишься за нас? – спросил Серж. – Ты-то в любом случае ничего дурного не сделала, женщина с палкой. Тебе можно.
―Сперо чуть подумала.
―Хорошо, – сказала она. – Но сначала Бату должен выпустить заложников. Никакая молитва не будет услышана, если она будет исходить из этого фонтана страха.

―Я не ангел и не вижу прошлых жизней, – сказал Бату. – Но я думаю, что вряд ли попал бы в Эдем, если бы совершил много дурного.
―Ты совершил много дурного, – ответила Сперо. – Но ты всем сердцем верил, что попадешь за это в рай. И ты в него попал. Только не в том качестве, в каком рассчитывал. Змеи нужны и здесь.

Эпилог

―Вам уже совсем недолго здесь оставаться. Попробуйте просто радоваться жизни. Даже тому, что обычно вас раздражает. Скоро оно перестанет вас раздражать. И тогда вы заметите, как вам его не хватает…

―Что будет через триста лет с Кешей в этом слое реальности, я не знаю. Но думаю, качественных изменений не произойдет – может, будет обнимать другого гендерсвингера и не попадет в герои. За Надю я спокоен. Я уверен, она сделает то же самое – создаст далекий невозможный рай и пустит туда всех, кого сумеет вспомнить.

―Я езжу в метро и гляжу, как люди, хорошие добрые люди, сидят ровными рядами на скамейках — и, уткнувшись в экраны своих смартфонов, кормят подрастающих цукербринов. Угощают собой тамагочи, которые не собираются умирать, а будут только расти — и просить для себя всё больше и больше еды.

Конец.

10 всегда актуальных цитат Виктора Пелевина


Цитаты Виктора Пелевина

В собрание вошли цитаты Виктора Пелевина известного русского писателя, все приведённые цитаты взяты из его произведений и интервью: Боль — это просто боль, а страдание — это боль по поводу боли.

Хочешь быть счастлив в любви — никогда про это не думай.

Я с детства считал, что отношениям мужчины с женщиной не хватает той доверительной и легкомысленной простоты, которая существует между друзьями, решившими вместе принять на грудь.

Антирусский заговор, безусловно, существует — проблема только в том, что в нем участвует все взрослое население России.

Я постараюсь объяснить, что такое Пустота. Только слушайте очень внимательно. Итак. (Молчит). Вот только что вы ее видели. Вот это она и есть.

Человек считает себя Богом, и он прав, потому что Бог в нем есть. Считает себя свиньей — и опять прав, потому что свинья в нем тоже есть. Но человек очень ошибается, когда принимает свою внутреннюю свинью за Бога.

В любви начисто отсутствовал смысл. Но зато она придавала смысл всему остальному.

В наше время люди узнают о том, что они думают, по телевизору.

У человека, если он не вор или чиновник, меньше реальных прав, чем у белочки или кабана в европейском лесу.

Вера, которую не разделяет никто, называется шизофренией.

Тоска по новому — это одна из самых мягких форм, которые приобретает в нашей стране суицидальный комплекс.

Все сделано из счастья. Даже наша боль.

То, для чего нет слова, для 99,99% людей не существует вообще.

Вы, надеюсь, не будете спорить с тем, что чем человек хитрее и бессовестнее, тем легче ему живётся?

Смайлик — это визуальный дезодорант. Его обычно ставят, когда юзеру кажется, что от него плохо пахнет. И он хочет гарантированно пахнуть хорошо.

Даже когда люди догадываются, что они просто батарейки матрицы, единственное, что они могут поделать с этой догадкой, это впарить ее самим себе в виде блокбастера…

Прав был Чехов: женская душа по своей природе — пустой сосуд, который заполняют печали и радости любимого.

Дождь пошел снова, и по лужам поплыли пузыри, подобные нашим мыслям, надеждам и судьбам; летевший со стороны леса ветер доносил первые летние запахи, полные невыразимой свежести и словно обещающие что-то такое, чего еще не было никогда.

Оркские революции готовят точно так же, как гамбургеры, за исключением того, что частицы говна в оркских черепах приводятся в движение не электромагнитным полем, а информационным.

Единственная свобода, которой он обладает, — это свобода сказать «Bay!» при покупке очередного товара, которым, как правило, бывает новый телевизор.

О чем вся великая русская классика? Об абсолютной невыносимости российской жизни в любом ее аспекте. И все. Ничего больше там нет. А мир хавает. И просит еще.

Если ты оказался в темноте и видишь хотя бы самый слабый луч света, ты должен идти к нему, вместо того чтобы рассуждать, имеет смысл это делать или нет.

Никогда не вини себя в том, в чем можно обвинить систему.

И действительно, все упирается в деньги — потому что деньги давно уперлись сами в себя, а остальное запрещено.

Не является ли слово «смерть» обозначением того, что непрерывно происходит с нами в жизни? Не является ли жизнь умиранием, а смерть — его концом?

Когда не думаешь, многое становится ясно…

Мы просто покорные дрессированные зомби, бездумно жрущие с утра до вечера свой мусорный инфокорм.

Кому-нибудь другому очень просто рассказать, как надо жить и что делать. Я бы любому все объяснил. И даже показал бы, к каким огням лететь и как. А если то же самое надо делать самому, сидишь на месте или летишь совсем в другую сторону.

Моральное негодование — это техника, с помощью которой можно наполнить любого идиота чувством собственного достоинства.

Любовь, в сущности, возникает в одиночестве, когда рядом нет ее объекта, и направлена она не столько на того или ту, кого любишь, сколько на выстроенный умом образ, слабо связанный с оригиналом.

Любовь, в сущности, возникает в одиночестве, когда рядом нет ее объекта, и направлена она не столько на того или ту, кого любишь, сколько на выстроенный умом образ, слабо связанный с оригиналом

Люди, у которых вся жизнь проходит в одном непрерывном тайм-ауте, никогда не накопят достаточно денег, чтобы позволить его себе хоть когда-нибудь.

Любовь не преображает. Она просто срывает маски.

Мы в Японии производим лучшие телевизоры в мире, но это не мешает нам осознавать, что телевизор — это просто маленькое прозрачное окошко в трубе духовного мусоропровода.

Когда человек ищет, чем подтвердить свои параноидальные идеи, он всегда находит.

На самом деле слова «прийти в себя» означают «прийти к другим», потому что именно эти другие с рождения объясняют тебе, какие усилия ты должен проделать над собой, чтобы принять угодную им форму.

К счастью путь только один — найти во всем этом смысл и красоту и подчиниться великому замыслу. Только потом по-настоящему начинается жизнь.

Никакого счастья нет, есть только сознание счастья. (Пелевин цитаты)

Жизнь очень странно устроена. Чтобы вылезти из колодца, надо в него упасть.

Если разобраться, человеческая история за последние десять тысяч лет есть непрерывный пересмотр результатов приватизации.

Окончательную правду русскому человеку всегда сообщают матом.

Достаточно было спокойно подумать три секунды, чтобы все понять. Вот только где их взять, эти три спокойных секунды? У кого в жизни они есть? Мы не только живем, но и умираем на бегу — и слишком возбуждены собственными фантазиями, чтобы остановиться хоть на миг.

По долгому опыту общения с солдатней я знал, что бесстыжее обсуждение интимных сторон жизни в низших классах общества выполняет примерно ту же функцию, что разговор о погоде в высших.

Для бегства нужно твердо знать не то, куда бежишь, а откуда. Поэтому необходимо постоянно иметь перед глазами свою тюрьму.

Слышал ли я хлопок одной ладони? Много раз в детстве, когда мама шлепала меня по попке. Я думаю, что поэтому и стал буддистом.

Вы, русские, вообще смешные. Потому что все принимаете на свой счет. А на свой счет надо принимать только деньги, остальное — спам.

Собака смотрит на палку, а лев на того, кто ее кинул. Кстати, когда это понимаешь, становится намного легче читать нашу прессу.

Всегда рекламируются не вещи, а простое человеческое счастье. Всегда показывают одинаково счастливых людей, только в разных случаях это счастье вызвано разными приобретениями. Поэтому человек идет в магазин не за вещами, а за этим счастьем, а его там не продают.

То, что кажется иному человеку раем, для другого будет просто нездоровым образом жизни.

Весь этот мир — это анекдот, который Господь Бог рассказал самому себе.

Трудно спорить с целеустремлённым человеком, твёрдо знающим, чего он хочет.

В России любят метафоры и понты — причем литературные метафоры являются, как правило, именно понтами.

Ум — это лошадь, впряжённая в коляску тела…

В мире без Бога зло было бы не злом, а корпоративным этикетом.

Человек привык видеть дьявола везде, кроме зеркала и телевизора.

Бывает, когда кажется, что вот-вот поймешь что-то важное. Это как свист пули или гул самолета. Если ты их слышишь, значит, они пролетели мимо.

Человеку не нужно трех сосен, чтобы заблудиться, — ему достаточно двух существительных.

Ассортимент был большой, но какой-то второсортный, как на выборах.

Я раньше много путешествовал и в какой-то момент вдруг понял, что, куда бы я ни направлялся, на самом деле я перемещаюсь только по одному пространству и это пространство — я сам.

А у нас просто решили рай на земле построить. Так ведь и построили! В натуре, по чертежам и построили! А как рай построили, оказалось, что он без ада не работает.

Темы выпуска: высказывания, изречения, афоризмы, фразы и цитаты Виктора Пелевина. Популярный русский писатель Виктор Олегович Пелевин, является автор знаменитых романов «Омон Ра», «Чапаев и Пустота», «Generation «П»» и «Empire V» и многих других. Лауреат многочисленных литературных премий, среди которых «Малый Букер» 1993 год и «Национальный бестселлер» 2004 год.

«Чапаев и Пустота»

В 1996 году выходит третий роман Пелевина «Чапаев и Пустота». Сам автор утверждает, что это первое произведение в мировой литературе, действие которого разворачивается в абсолютной пустоте, но это, конечно, не более чем мистификация.

Яркими цитатами и афоризмами Виктора Пелевина наполнено и это произведение. Роман охватывает сразу два исторических период — гражданскую войну и события середины 90-х годов. В центре повествования взаимоотношения между красным командиром Василием Чапаевым и поэтом-декадентом Петром Пустотой. Все это время они якобы сражаются на гражданской войне. Многие помнят цитаты Пелевина из «Чапаева и Пустоты», по ним узнают этот неординарный роман автора. Некоторые цитаты помогают лучше понять, что же именно имел в виду автор.

Память уверяет нас, что вчерашний день действительно был, но как знать, не появилась ли вся эта память с первым утренним лучом?

Точно также, как запутывает вас эта цитата, не сразу удается разобраться, что же действительно происходит на страницах книги. На втором плане остается сюжетная линия Сердюка, который оказывается втянут в противостояние двух японских кланов — Минамото и Майра. В символическом смысле все сюжетные линии соответствуют вероятному будущему России, о котором думает и автор. Это так называемый алхимический брак с Востоком или Западом.

В еще одной сюжетной линии можно проследить логику сверхчеловека, которую пытается изложить рядовой бандит из России 90-х годов. Цитаты из книг Пелевина всегда хорошо иллюстрируют его основные идеи.

Глядя на лошадиные морды и лица людей, на безбрежный живой поток, поднятый моей волей и мчащийся в никуда по багровой закатной степи, я часто думаю: где я в этом потоке.

«Священная книга оборотня»

Шестой роман Виктора Пелевина «Священная книга оборотня» оказался на прилавках книжных магазинов в 2004 году. В нем рассказывается история любовных отношений между лисой-оборотнем и молодым волком, который к тому же является генерал-лейтенантом Федеральной службы безопасности.

Взаимоотношения между ними складываются непросто, герои к тому же занимаются тем, что пытаются отыскать жизненный путь всех живых существ на планете, рассуждают о роли, которую играет любовь в попытках достижения человеком высшей точки духовности.

Цитаты из «Священной книги оборотня» Виктора Пелевина после выхода романа разлетелись моментально. Подчеркивалось, что автору удалось точно подметить многие социальные и духовные проблемы, существующие в современном обществе.

Один мой знакомый говорил, что зло в нашей жизни могут победить только деньги. Это интересное наблюдение, хотя и не безупречное с метафизической точки зрения: речь надо вести не о победе над злом, а о возможности временно от него откупиться. Но без денег зло побеждает в течение двух-трех дней, это проверенный факт.

Пелевин Виктор

Цитаты и высказывания, афоризмы, фразы, статусы

У меня нет вкусов. То, что мне нравится в литературе, музыке и кино, нравится мне не потому, что подчиняется каким-то принципам или правилам, которые можно было бы сформулировать в качестве моих предпочтений. Это происходит непредсказуемо и по непонятной мне самому причине.

То, что называют «прогрессом», опустило человека гораздо ниже живущего на свободе животного. Образ жизни зверя — есть экологически чистую пищу, жить в самых подходящих для организма климатических условиях, много двигаться и никогда ни о чем не волноваться — сегодня доступен только ушедшему на покой миллионеру. А обычный человек всю жизнь работает, высунув языкот усталости, а потом умирает от стресса, успев только кое-как расплатиться за норку в бетонном муравейнике. Единственное, что он может, — это запустить в то же колесо своих детей.

Что самое важное для писателя? Это иметь злобное, омраченное, ревнивое и завистливое эго. Если оно есть, то всё остальное приложится.

— Что такое «Бог»? — Это слово из трех букв.

Я постараюсь объяснить, что такое Пустота. Только слушайте очень внимательно. Итак. (Молчит). Вот только что вы ее видели. Вот это она и есть.

Счастье — это термин, который объясняет сам себя. Возможно, это народная этимология, но «счастье» — это от слова «сейчас». счастье — это когда ты целиком в сейчас, а не где-то еще. Если отбросить физическую боль, все наши страдания сфабрикованы умом из мыслей о прошлом и будущем. Но там всегда будет достаточно материала, чтобы сделать нас несчастными, потому что в будущем — смерть, а в прошлом — все то, что сделало ее неизбежной. Несчастье — «не-сейчастье» — это состояние ума, констатирующего, что жизнь не удалась вчера и вряд ли удастся завтра. Если забыть про это, оказаться там, где ты есть, и, как выразился Набоков, «узнать свой сегодняшний миг» — это и есть счастье, которое практически всегда доступно.

Вопрос о том, что ожидает нас после смерти, так же бессмыслен, как вопрос, что ожидает Арлекина после костюмированного бала. Его ничего не ожидает, потому что Арлекин существует только как маска. Мне кажется, что правильнее говорить о том, что нас что-то ожидает в жизни. А смерть — это пробуждение от жизни. Но пробуждаемся от нее не мы, потому что мы сами — такая же точно иллюзия, как и все, что нас окружает. Умирая, мы просыпаемся от того, что считали собой. Кстати, в дневнике Льва Николаевича Толстого описан потрясающий сон на эту тему.

Когда танцуешь на острие иглы реальности, главное — аккуратно попасть в вену.

Миром правит не тайная ложа, а явная лажа.

Самое страшное мистическое путешествие в жизни — это когда маленький ночью идешь в туалет.

www.citati.su

Цитаты из Пелевина: 10 любимых | Главное

К выходу книги «Ананасная вода для прекрасной дамы» Time Out вспоминает, за что любит Пелевина.

Издатели приучили нас, что новая книга Виктора Пелевина всегда появляется в конце года. Вот и на этот раз традиция поддержана выпуском «Ананасной воды для прекрасной дамы». Указанный тираж в 150 тыс. экземпляров впечатляет.
Как всегда, сюжет у Пелевина — просто повод для очередной серии остроумных и язвительных наблюдений. Они вдруг врываются в психоделическую вязь пелевинского текста и рвут шаблон согласно всем правилам боевого НЛП. Приходится признавать, что Пелевин и есть самый точный репортер и хроникер реальности, само существование которой он последовательно отрицает.

Time Out перелистал предыдущие романы Виктора Пелевина и вспомнил наиболее ядовитые высказывания.

1. «Если история нас чему-нибудь учит, так это тому, что все, пытавшиеся обустроить Россию, кончали тем, что она обустраивала их».

2. «С Россией всегда так, — подумала Мария, водя руками по холодной стали. — Любуешься и плачешь, а присмотришься к тому, чем любуешься, так и вырвать может». («Чапаев и Пустота», 1996)

3. «Ничто так не выдает принадлежность человека к низшим классам общества, как способность разбираться в дорогих часах и автомобилях».

4. «Вера, которую не разделяет никто, называется шизофренией». («Generation П», 1999)

5. «Зло в нашей жизни могут победить только деньги… речь надо вести не о победе над злом, а о возможности временно от него откупиться. Но без денег зло побеждает в течение двух-трех дней, это проверенный факт».

6. «Проститутка хочет иметь с мужчины сто долларов за то, что сделает ему приятно, а приличная женщина хочет иметь все его бабки за то, что высосет из него всю кровь». («Священная книга оборотня», 2004)

7. «С точки зрения мужской половой морали, существует 2 категории женщин. «Сукой» называется женщина, которая отказывает мужчине в половом акте. «Блядью» называется женщина, которая соглашается на него. Мужское отношение к женщине не только цинично, но и крайне иррационально. По господствующему среди мужчин мнению, большинство молодых женщин попадает в обе категории одновременно, хоть это и невозможно по принципам элементарной логики».

8. «Никогда не вини себя в том, в чем можно обвинить систему». («Empire V», 2006)

9. «Главные вопросы современности вовсе не «Что делать?» и «Кто виноват?». Они совсем другие — «Где я?» и «Кто здесь?».

10. «Бог» — просто бренд на обложке. Хорошо раскрученный бренд. Но текст пишут все окрестные бесы, кому только не лень». («t», 2009)

— Что такое любовь?— Я тебе вряд ли объясню. Это можно только на примере. Вот представь себе, что ты упал в воду и тонешь А теперь представь, что ты на секунду высунул голову, увидел свет, глотнул воздуха и что-то коснулось твоих рук. И ты за это схватился и держишься. Так вот, если считать, что всю жизнь тонешь — а так это и есть,- то любовь это то, что помогает тебе удерживать голову над водой Хуже всего, если это кто-то другой,- он, видишь ли, всегда может одернуть руку. А если сказать коротко, любовь — это то, из-за чего каждый находится там, где он находится. Исключая, пожалуй, мертвых.

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

То, что происходит с тобой, происходит только с тобой. Никому и никогда не удастся взглянуть на мир твоими глазами, увидеть то, что видишь ты, и понять это так, как понимаешь ты.

Неизвестный автор (1000+)

Всю жизнь ожидаешь встречи с Кем-то, кто поймет тебя и примет таким, какой ты есть. А в самом конце обнаруживаешь, что этот Кто-то всегда с тобой.
И это — ты сам.

Карманный справочник Мессии (Ричард Бах) (50+)

Маленькая девочка спросила своего брата:
— Что такое любовь?
Он ответил:
— Это когда ты каждый день воруешь у меня из портфеля шоколад, а я продолжаю класть его в одно и то же место…

Неизвестный автор (1000+)

Счастье — это когда то, что ты думаешь, говоришь и делаешь, находится в гармонии.

Махатма Ганди (50+)

Счастье — это когда тебя любят за то, что ты есть и за то, какой есть. Невзирая на то, что у тебя есть.

Виктор Гюго (100+)

По-настоящему, исцеляет и помогает только любовь.
Любовь, соучастие, тепло и доброта.
И это, пожалуй, всё, что тебе нужно знать о любой терапии.

Edward Tarashchansky (9)

Бояться — это значит знать, что живёшь, а делать то, что боишься — это и есть жизнь.

Уильям Фолкнер (20+)

Если ты способен выдумать что-то, ты можешь и сделать это.

Уолт Дисней (10+)

Если и есть на свете такая штука, как абсолютное счастье, то это ощущение, что ты — в правильном месте.

Жареные зелёные помидоры в кафе «Полустанок (Фэнни Флэгг) (30+)

Я всегда верила, что если ты желаешь чего-то всем сердцем и всей душой, то обязательно это получишь.

Вивьен Ли (10+)

5 цитат писателя В.Пелевина о том, что такое любовь для мужчины | Мадам Хельга

Я всегда считала, что приближение, наступление, зенит и апогей любви мужчины и женщины чувствуют примерно одинаково. Знаете, такой набор штампов: бабочки в животе, ладони потеют, сердце колотится. И краска на лице от того, что слегка соприкоснулись рукавами. Это в начале. А потом — безумная эйфория.

А оказалось, что все не так просто. Мужчины и женщины чувствуют любовь по-разному. И даже стадии влюбленности у них различаются.

Чтобы не путаться в психологических терминах, я решила выудить из книг российского писателя Виктора Пелевина несколько цитат о том, как мужчины чувствуют любовь:

Любовь – отвратительное, эгоистичное и бесчеловечное чувство, ибо вместе с одержимостью её предметом приходит безжалостное равнодушие к остальным.

Мне на ум приходит едкое и саркастичное стихотворение Михаила Лермонтова «Я не унижусь пред тобою», в котором он обвиняет свою возлюбленную в похищенном у него времени. Мол, если бы я тебя не любил, я, возможно, гениальные поэмы бы наваял. А ты виновна в том, что приковала к себе все мое внимание.

Правда, есть небольшой нюанс — девушка Лермонтова не любила, а лишь позволяла быть рядом. Если бы чувства были взаимны, родилось бы другое стихотворение. Но парадокс нашей жизни в том, что и богатые тоже плачут, и гении бывают поразительно несчастны.

Любовь, в сущности, возникает в одиночестве, когда рядом нет ее объекта, и направлена она не столько на того или ту, кого любишь, сколько на выстроенный умом образ, слабо связанный с оригиналом.

Не могу не согласиться. Вспоминаю свою последнюю сильную влюбленность. Когда объект симпатий был в метре от меня, я, ничего, кроме легкой паники и дрожи в коленях, не испытывала. Я даже на него смотреть не могла, он светился каким-то нимбом, черт лица было не разобрать.

А вот оставшись наедине, я упивалась своими эмоциями. Прокручивала в голове краткие эпизоды наших встреч. И влюблялась в вымышленный идеальный образ.

Я с детства считал, что отношениям мужчины с женщиной не хватает той доверительной и легкомысленной простоты, которая существует между друзьями, решившими вместе принять на грудь.

Не хватает легкости, согласна. А все почему? Потому что ревность, чувство собственничества вмешиваются. Постоянные сомнения — любит/не любит. Почему на звонок не ответила, почему опоздала на пол часа. Любовь только кажется раем. На самом деле в ней больше тревог, волнений и самоистязания.

Хочешь быть счастлив в любви — никогда про это не думай.

Писатель Эрих Мария Ремарк говорил, что не надо ничего ждать от жизни, тогда не будет разочарований. А если она все же расщедрится и что-то тебе даст — вот будет радость!

Но появился целый полк модных психологов, которые твердят, что над отношениями надо работать, пройти дюжину сеансов, чтобы выявить проблемы из детства, а потом настроить психику на нужную тональность.

А вот мужчины считают, что про это и думать не надо. И мне даже нравится такой подход.

Ну и наконец, самая красивая цитата писателя:

В любви начисто отсутствовал смысл. Но зато она придавала смысл всему остальному.

Известных цитат и высказываний о Викторе Пелевине

Виктор Пелевин Известные цитаты и поговорки

Список из 37 известных цитат и высказываний о Викторе Пелевине , чтобы читать и делиться с друзьями на Facebook, Twitter, блогах.

Топ 37 цитат Виктора Пелевина

№1. Меня со всех сторон окружала равнодушная летняя апатия, где-то лениво лаяли собаки, а солнечные пулеметные стволы обстреливали землю непрерывной, нескончаемой очередью.- Автор: Виктор Пелевин
№2. Людвиг Витгенштейн однажды сказал, что имена — единственное, что существует в мире. Может быть, это правда, но проблема в том, что со временем имена не остаются прежними — даже если они не меняются. — Автор: Виктор Пелевин
№3. Я постоянно напоминаю себе, несмотря на все взлеты и падения «Сообщества», что у меня никогда не будет другой работы, которая действительно что-то значит для людей, как «Сообщество» что-то значит для людей.Это сильнее, чем рейтинги. — Автор: Джиллиан Джейкобс
№4. Иногда я убеждаюсь, что в этой стране нет ничего плохого, что нельзя вылечить магическим насаждением этических стандартов всем нам — лидерам и последователям. Пока это не станет возможным, Центр общественной честности — это лучшее, что у нас есть для нас. — Автор: Бен Брэдли
№ 5. Не могу придумать ничего более удручающего, чем быть египетским первосвященником, выставленным рядом с старинными колесами телеги и двуглавым цыпленком. — Автор: Дженнифер Нивен
№6. Ни один научный предмет никогда не пробуждал такой смеси надежд и опасений [как атомная энергия]. — Автор: Эдвард Виктор Аплтон
№ 7. СССР, который начали восстанавливать и улучшать в
, примерно в то время, когда Татарский решил сменить профессию, улучшился настолько на
, что перестал существовать (если государство способно войти в нирвану,
это то, что должно быть произошло в данном случае) — Автор: Виктор Пелевин
№ 8. IsoldA: Единственный способ побыть одному — вести себя так, как будто мы уже одни. — Автор: Виктор Пелевин
№ 9. Что бы вы делали, если бы деньги не имели значения? — Автор: Алан Уоттс
№ 10. Дэвид — художник-концептуалист. Он не играл ни на каких инструментах, не рисовал или еще что-нибудь. Мы были художниками. — Автор: Тина Уэймут
№11. Когда вы занимаетесь главной позицией и несете фильм, важно, чтобы он нравился людям.Так что я делаю только то, с чем могу каким-то образом связаться или с чем могу себя идентифицировать. — Автор: Марк Уолберг
№ 12. Я хочу найти свою золотую радость, — сказал я.
Барон громко засмеялся. «Великолепно, — сказал он. — Но что это значит для тебя?
— твоя золотая радость?»
«Золотая радость», — ответил я. «когда своеобразный полет свободной мысли позволяет увидеть красоту жизни. Я ясно выражаюсь? — Автор: Виктор Пелевин
№ 13. Для того, чтобы он искренне верил в вечность, другие должны были разделить эту веру, потому что вера, которую никто не разделяет, называется шизофренией. — Автор: Виктор Пелевин
№14. Единства не существует в мире. Единство возникает только тогда, когда Гнани Пуруш [просветленный] дарует мокшу [освобождение]. Единство не может преобладать без Гнана [знания о себе]. — Автор: Дада Бхагван
№15. Дорогой сын,
Люди с узким видением, которые боятся будущего, — лишняя тяжесть в твоей жизни
Папа любви — Автор: Самех Эльсайед
№16. Потому что по первой строчке я могу сказать, сколько часов мул таскал его себе в задницу по дороге из Коломбо в Минск. И это ничего, я знаю, сколько раз эта его задница была … — Автор: Виктор Пелевин
№ 17. В области радикальной молодежной культуры ничего не продается, как хорошо упакованный и политически корректный бунт против мира, в котором правит политкорректность и в котором все упаковано для продажи. — Автор: Виктор Пелевин
№ 18. Через минуту пар прекратился. К тому времени я был насквозь мокрым и, без сомнения, мои поры были открыты. Некоторые люди платят целое состояние за такие косметические процедуры.Я получил свой бесплатно, если не обращать внимания на синяки, головную боль и всех этих мертвых людей ».
— Корин Хейс, Тихий город (рабочее название) — Автор: G.R. Matthews
№ 19. Едем по Каширскому шоссе — Автор: Виктор Пелевин
№20. Но с тех пор, как я понял, что мир и свобода недостижимы на земле, мой дух устремился вверх, и все, что требовал мой избранный путь, перестало противоречить моей совести, потому что моя совесть звала меня в космос и не очень интересовалась тем, что происходило на земле.- Автор: Виктор Пелевин
№ 21. Ни одно семя, попавшее в русскую почву, не дает ожидаемых плодов сеятеля. — Автор: Виктор Пелевин
№ 22. Нет никаких философских проблем, есть только набор взаимосвязанных языковых тупиков, созданных неспособностью языка отражать истину. — Автор: Виктор Пелевин
№ 23. Глядя на лица лошадей и людей, на этот безграничный поток жизни, поднявшийся силой моей воли и ныне несущийся в никуда через закатно-багряную степь, я часто думаю: где же я в этом потоке? ГЕНГИС-ХАН — Автор: Виктор Пелевин
№ 24. Жить в возможности — Автор: Эмили Дикинсон
№ 25. Знание постоянства — просветление. — Автор: Лао-Цзы
№ 26. В раннем детстве (как, возможно, после смерти) человек распространяется во всех направлениях одновременно, поэтому можно сказать, что он еще не существует — личность возникает позже, когда появляется привязанность к какому-то определенному направлению. . — Автор: Виктор Пелевин
№ 27. Исследуемая жизнь всегда довольно хорошо ограничивалась привилегированным классом. — Автор: Эдгар Фриденберг
№ 28. Судный день в вашем путешествии по оценке божественного сознания — это уровень Сознания Истины, которого вы достигли и стали Реализованной Душой, чтобы войти в Небеса. — Автор: Вишал Чипкар
№ 29. Мнения автора не обязательно совпадают с его точкой зрения.- Автор: Виктор Пелевин
№ 30. Конечно, в говно не превратишься только потому, что купишь Мерседес-600. Все наоборот: вы можете позволить себе купить Mercedes-600, потому что превращаетесь в дерьмо. — Автор: Виктор Пелевин
№ 31. У эскимосов есть тридцать слов для описания различных видов снега, а в современном русском языке примерно столько же словосочетаний для описания дачи взятки государственному служащему.- Автор: Виктор Пелевин
№ 32. Перевернутая пятиконечная звезда. Люди не понимают этого правильно. В нее рисуют голову козла рогами вверху. Им нравится видеть дьявола везде, кроме зеркала и телевизора. — Автор: Виктор Пелевин
№ 33. У меня было тоскливое, подавленное чувство, настолько глубоко в моей душе, что я был почти готов поверить, что у меня оно есть.- Автор: Виктор Пелевин
№ 34. Вы можете сказать, что мне не нравится эта книга, потому что я рисовал по ней. И это лучше всего, что есть в этой книге. — Автор: Дэн Бергштейн
№ 35. Очевидно, существует какое-то странное соответствие между общим планом жизни и тем потоком мелких событий, в которые человек постоянно вовлечен и считает незначительными.- Автор: Виктор Пелевин
№ 36. Что это такое, как не голос истории, помноженный на миллионы телевизоров? — Автор: Виктор Пелевин
№ 37. Жалко оставлять позади мир, который все еще хранит секреты. I — Автор: Виктор Пелевин

Женское сердце само стремится… (Виктор Пелевин)

Само женское сердце стремится быть обманутым. Поэтому обмануть его довольно легко. Виктор Пелевин Бетман Аполлон

Представьте, что вы на секунду, высунули голову, увидели свет, глотнули воздух и что-то коснулось ваших рук. А вы схватились за это и держите. Итак, если предположить, что все живое тонет (а это так), то любовь — это то, что помогает вам держать голову над водой. Отшельник и шестипалый

Не играл, а счет веду. Из книги Ананасовая вода для прекрасной леди

Мне кажется, что мы на самом деле ничто.Просто наше эго постоянно стремится выжать из мозга хотя бы одну каплю дофамина, манипулируя жирной колодой привычных состояний ума, и не позволяет нам переключить внимание на что-то новое, хотя теоретически мы знаем, что пора это сделать. Это такое нелепое ежедневное недоразумение, которое в итоге сформировало трагедию пожизненного наказания.

«Отношение среднего мужчины к женщине, характеризующееся крайней подлостью и трансцендентным цинизмом. Опросы показывают, что с точки зрения мужской сексуальной морали существует две категории женщин.«Стерва» — женщина, отказывающая мужчине в половом акте. «Сука» — это женщина, которая на это соглашается. Отношение мужчин к женщинам не только циничное, но и крайне иррациональное. Согласно распространенному среди мужчин мнению — так считают 74% респондентов — большинство девушек попадает одновременно в обе категории, хотя это невозможно по принципам элементарной логики »

TV — маленькое прозрачное окошко в трубе духовной помойки.

Вопрос о том, что нас ждет после смерти, столь же бессмысленный, как и вопрос, что нам ждать от Арлекина после костюмированного бала.Он ничего не ожидает, потому что арлекин — это маска. Думаю, правильнее сказать то, чего мы ожидаем от жизни. А смерть — это пробуждение от жизни. Но проснуться от этого не мы, потому что мы не совсем такая же иллюзия, как все, что нас окружает. Когда мы умираем, мы сами просыпаемся от этой мысли. Кстати, в дневнике Лев Толстой описал потрясающий сон на эту тему.

Если вы были в темноте и видели хоть малейший луч света, вы должны подойти к нему, вместо того, чтобы говорить, имеет смысл это делать или нет.Может, в этом нет никакого смысла. Но просто сидеть в темноте не имеет смысла в любом случае


32 самых известных цитаты Виктора Пелевина

Наслаждайтесь 32 самыми известными цитатами, высказываниями и цитатами Виктора Пелевина.

«Но самым ужасным было то, что стыд не просто обжигал мне сердце, он также слился в единое целое с удовольствием, которое я получал от происходящего.
Это было что-то совершенно невообразимое — поистине превосходящее добро и зло. Именно тогда я наконец понял фатальную бездну, в которую попали Де Сад и Захер-Мазох, которых я всегда считал абсурдно напыщенными.Нет, они вовсе не были абсурдными — они просто не могли подобрать правильных слов, чтобы передать истинную природу своих кошмаров. И я знал почему — таких слов не было ни в одном человеческом языке.
Стой, прошептал я сквозь слезы.
Но в душе я не знал, чего хочу — чтобы он остановился или продолжил.
Я не мог больше сдерживаться и заплакал. Но это были слезы удовольствия, чудовищного, постыдного удовольствия, от которого нельзя было отказаться добровольно ».
— Виктор Пелевин —

Для того, чтобы он искренне верил в вечность, другие должны были разделить эту веру, потому что вера, которую никто не разделяет, называется шизофренией.

— Виктор Пелевин

У эскимосов есть тридцать слов для описания различных видов снега, и в современном русском языке есть примерно столько же слов, чтобы описать дачу взятки государственному служащему.

— Виктор Пелевин

[P] Возможно, норы, в которых мы провели нашу жизнь, действительно были темными и грязными, и, возможно, мы сами хорошо подходили для этих нор, но в голубом небе над нашими головами, среди рассеянных звезд, были особенные, искусственные точки мерцающего света, неторопливо ползущие по созвездиям, точки, созданные здесь из стали, полупроводников и электричества, и теперь летающие в космосе.И у каждого из нас, даже у синелого алкоголика, которого мы прошли по пути сюда, ютились, как жаба в сугробе, даже у брата Митиока и, конечно же, у Митиока и меня — у всех нас было свое маленькое посольство там, наверху. холодная чистая голубизна.

— Виктор Пелевин

Потому что по первой строчке я могу сказать, сколько часов мул таскал его себе в задницу по пути из Коломбо в Минск. И это ничего, я знаю, сколько раз эта его задница была …

— Виктор Пелевин

Виктор Пелевин цитирует картинки

Хотите увидеть еще фотографии цитат Виктора Пелевина? Нажмите на изображение цитаты Виктора Пелевина, чтобы просмотреть его в полном размере.

топ 21 известных цитат о Викторе Пелевине

Мнения автора не обязательно совпадают с его точкой зрения. — Виктор Пелевин Вам не обязательно жить в деревне и выращивать собственную еду, чтобы быть зеленым. — Шалом Харлоу Священный и нечестивый зверь привел его на север с красивой, устрашающей женщиной, чтобы защищать город, чудесный в своих ужасах. — Макс Гладстон Самая большая опасность бомб — это взрыв глупости, который они вызывают.- Октав Мирбо Мы не можем вести жизнь без выбора. Каждый день, каждое мгновение, каждую секунду есть выбор. Если бы это было не так, мы не были бы личностями. — Эрнест Холмс Те бессмысленные и безответные вопросы, к которым постоянно возвращаются умы, как язык, исследующий сломанный зуб. — Артур Кларк Жалость — вещь разъедающая. — Марта Грэм Связи, которые мы устанавливаем в течение жизни
, возможно, и есть рай.- Фред Роджерс Твой непрерывный дождь слов пропитал меня до кожи — Джон Геддес Демонстрация того, что вы можете быть сексуальной, сильной и независимой, — лучшее, что есть в жизни Дивы. Это отличное вдохновение для других людей. — Торри Уилсон Что это такое, как не голос истории, умноженный на миллионы телевизоров? — Виктор Пелевин Чувствую себя последним трезвенником в безумной нации, которая питалась выпивкой. — Стив Тольц Едем по Каширскому шоссе — Виктор Пелевин Жалко оставлять позади мир, который все еще хранит секреты.I — Виктор Пелевин У меня было тоскливое, подавленное чувство, настолько глубоко в моей душе, что я был почти готов поверить, что у меня оно есть. — Виктор Пелевин Добавление романтики в мои книги или тайны к историческому роману — это соус, а не гусь. — Дина Рейборн, Ни одно семя, попавшее в русскую почву, не дает ожидаемого плода. — Виктор Пелевин IsoldA: Единственный способ побыть одному — вести себя так, как будто мы уже одни. — Виктор Пелевин Когда я сказал маме, что собираюсь пройти прослушивание в «Хоббита», она сказала: «Ну, ты всегда любил Толкина.’И она была права. — Ричард С. Армитаж Молитва для религии — это то же самое, что мышление для философии. Молиться — значит творить религию. — Новалис То, что г-н Обама хочет от кандидата, на самом деле не «сочувствие» и «понимание». Ему нужен либеральный активист Верховного суда. — Карл Роув

Но с тех пор, как я понял, что мир и свобода недостижимы на Земле, мой дух устремился вверх, и все, что мое …

Но с тех пор, как я понял, что мир и свобода недостижимы на Земле, мой дух устремился вверх, и все, что требовал мой избранный путь, перестало противоречить моей совести, потому что моя совесть звала меня в космос, и меня мало интересовало то, что было Происходит на Земле.

Авторы по теме

Связанные темы

  • Цитаты о карбонаре

    Сыну нравится моя карбонара .Я пытался освоить этот рецепт — он очень простой, но очень тонкий. После приготовления его нужно быстро съесть. — Энди Гарсия

  • Цитаты о разговоре о тюрьме

    Знаете ли вы, что, ссылаясь на безумие, вы не говорите присяжным, что вы невиновны? Нет. То, что вы на самом деле говорите на юридическом языке, не то, чем вы кажетесь, — Брайан Джеймс

  • В ночь цитаты

    Всю дорогу назад она неуверенно говорила о себе, и любовь Эмори медленно угасала вместе с луной.У ее двери они по привычке начали целоваться на ночь, но она — Ф. Скотт Фицджеральд

    .
  • Цитаты о девушке из мести

    Я слишком хорошо знаю жизнь. Но я свернул с этого пути. Я больше не крыса. Я девушка-молния, и теперь у меня слишком много идей, чтобы сосчитать. — Виктория Авейард,

  • Она ушла цитаты

    По-немецки барышня не занимается сексом, а репка имеет. Подумайте, какое чрезмерное почтение проявляется к репе и какое бессердечное неуважение к девушке.Посмотрите, как — Марк Твен

Виктор Пелевин. Чапаев и Пустота

[К 130-летию со дня рождения В.И. Чапаев]

Бронзовый Пушкин казался немного грустнее обычного — наверное, потому, что на груди у него был красный фартук с надписью: «Да здравствует первая годовщина революции». Но у меня не было желания иронизировать по поводу того, что поздравляли с юбилеем, а революцию писали «ять» — в последнее время у меня было много возможностей увидеть демоническое лицо, которое скрывалось за всеми этими короткими нелепостями красного цвета.«Дело даже не в самой пьесе, — сказал он. — Если продолжить это сравнение, раньше кто-то мог бросить тухлое яйцо из зала на сцену, а теперь со сцены каждый день стреляют из револьвера, а то могут бросить бомбу. Так что подумайте — кем быть сейчас лучше? Актер или зритель? Этот ваш театр тоже начинается с вешалки. Я полагаю, что на этом все и заканчивается. А будущее, — я показал пальцем вверх, — все еще за кинематографом.

Revvoensonet. Товарищи бойцы! Наше горе безмерно.Товарищ Панерный был злодейски убит. А теперь у нас в ЧК уже нет старейшего большевика. Вот как это было. Он шел с допроса и остановился, чтобы закурить, когда контрреволюционный офицер вынул пистолет и прицелился. Товарищи! Раздался звонкий выстрел из маузера, и пуля попала товарищу Панерни в лоб. Он собирался затащить руку себе за пазуху, покачнулся, закрыл глаза и хлопнул в ладоши. Товарищи бойцы! Сплотим ряды, споем что-нибудь хором, И ответим белым ублюдкам революционным террором! — Да, в том, что если вы пытаетесь убежать от других, то неизбежно всю жизнь идете их зыбкими путями.Хотя бы потому, что вы продолжаете убегать от них. Чтобы спастись, нужно твердо знать не куда бежишь, а откуда. Поэтому необходимо постоянно иметь перед глазами свою тюрьму. — А то, что все изменения в мире происходят исключительно благодаря этой группе самых изощренных негодяев. Потому что на самом деле они вообще не предвидят будущее, а формируют его, ползая туда, где, по их мнению, будет дуть ветер. После этого ветру ничего не остается, как по-настоящему дуть с этого места.- Почему это? — Да, конечно. Ведь я вам объяснил, что говорю о самых мерзких, подлых и бессовестных негодяях. Так вы действительно думаете, что они не смогут убедить всех остальных, что ветер дует именно оттуда, откуда они поползли? Причем ветер, о котором идет речь, дует только внутри этой идиомы … Как говорится, умом Россию не понять — но и до сексуального невроза не сводить. «Прошло время, — прозвучал с потолка вкрадчивый голос, — когда русская эстрада стала синонимом провинциального?» Судите сами.«Воспаление придатков» — сугубо женская группа, редкая для России. Полный комплект их сценического оборудования весит как танк Т-90. Кроме того, в их число входят несколько лесбиянок, двое из которых заражены английским стрептококком. Несмотря на эти ультрасовременные особенности, «Воспаление придатков» играет в основном классическую музыку, хотя и в ее собственной интерпретации. Теперь вы услышите, что девушки сделали из мелодии австрийского композитора Моцарта, которого многие наши слушатели знают по фильму Формана, и одноименного австрийского спиртного, оптовые поставки которого осуществляет наш спонсор Third Eye.Заиграла дикая музыка, как вой метели в тюремной трубе. Я вдруг понял, что любая мелодия имеет свое точное значение. Это, в частности, продемонстрировало метафизическую невозможность самоубийства — не его греховность, а именно невозможность. Знаешь, Питер, когда тебе нужно говорить с массами, совершенно не важно, понимаешь ли ты слова, которые говоришь. Важно, чтобы их понимали другие. Вам просто нужно отразить ожидания толпы. Некоторые делают это, изучая язык, на котором говорят массы, а я предпочитаю действовать напрямую.Так что если вы хотите знать, что такое «зарука», вы должны спрашивать не меня, а тех, кто сейчас стоит на площади. Под картинкой большими печатными буквами было написано: «Бой на станции Лозовая». Рядом с другой добавлено: «Чапаев в бурке, Петька в дурке». Считает, что умеет видеть и чувствовать себя недоступным для «обывателей». Например, в складках занавески или скатерти, в узоре обоев и т. Д. Различаются линии, узоры и формы, придающие «красоту жизни».Это, по его словам, его «золотая удача», то есть то, ради чего он каждый день повторяет «вынужденный подвиг существования». С возрастом я понял, что на самом деле слова «приходить в себя» означают «приходить к другим», потому что именно эти другие с рождения объясняют вам, какие усилия вы должны приложить к себе, чтобы принять желаемую им форму. Но я отвлекся. Я просто хотел сказать, что сама фраза «все женщины суки» — я повторил эти слова с искренним восторгом — означает, по сути, что жизнь — это мечта, а сирень, как вы сказали, нам только снится.И все суки тоже. То есть я хотел сказать — женщины. Если присмотреться, я считаю, что во мне есть что-то, что может привлечь эту женщину и поставить меня в ее глазах неизмеримо выше, чем у любого обладателя пары рысаков. Но в таком противопоставлении уже есть невыносимая пошлость — допуская ее, я сам опускаю до уровня пары рысаков то, что, с моей точки зрения, должно быть для нее неизмеримо выше. — Значит, в твоей голове творится любовь? — Да. — И это снисходительность тоже? — Получается, Василий Иванович.Ну и что? — Так как же ты, Петька, дошел до такой жизни, что ты спрашиваешь меня, своего военачальника, всегда ли то, что происходит в твоей голове, происходит в твоей голове или не всегда? — Эх, Петька! Ты хоть знаешь, как я сражаюсь? Вы не можете этого знать! Всего чапаевских забастовок три, понятно? Я машинально кивнул, но слушал невнимательно. — Первый удар — куда! Он сильно ударил кулаком по столу, так что бутылка чуть не опрокинулась. — Второй — когда! Он снова опустил кулак на доски стола.- А третий — кто! — Есть карты местности. И эта таблица — упрощенная карта сознания. Вот красные. Но белые. Но разве мы приобретаем цвета из-за того, что осознаем красный и белый? И что в нас может их приобрести? — Петька! — позвал из-за двери голос Чапаева, — ты где? — Никуда! — пробормотал я в ответ. — В! — вдруг крикнул Чапаев, — молодец! Завтра объявлю свою благодарность перед формированием. «Интеллигент, — сказал он с мрачной гримасой, — особенно русский, который может жить только на содержание, имеет одну мерзкую полудетскую черту.Он никогда не боится нападать на то, что подсознательно кажется ему праведным и законным. Как ребенок, который не очень боится сделать своих родителей зла, потому что знает, что дальше угла они не дойдут. Он больше боится незнакомцев. То же и с этим мерзким классом. «Со злом приятно заигрывать, — горячо продолжил Котовский, — риска нет, но польза очевидна. Отсюда огромная армия негодяев-добровольцев, которые сознательно путают верх с низом, а правое с левым, понимаете? Все эти расчетливые сутенеры духа, эти пьяные Чернышевские, проколотые Рахметовы, развращенные Перовски, накокаинены Кибальчичи, все это… — Начнем по порядку. Вот вы расчесываете лошадь. Где эта лошадь? Чапаев с удивлением посмотрел на меня. — Ты что, Петька, совсем ебаный? — Я прошу прощения? — Вот она. Я молчал несколько секунд. Я был совершенно не готов к такому повороту. Чапаев недоверчиво покачал головой. — Знаешь, Петька, — сказал он, — тебе лучше поспать. Орден желтого флага действительно существует, но он из совершенно другой области. Я не пишу стихов и не люблю их. А зачем слова, когда на небе звезды? «Но этот мир, — заискивающе сказал Сердюк, — похож на пузыри на воде.Охранник усмехнулся и покачал головой. «Хорошо, — сказал он. — Мы понимаем, где работаем. Но ты тоже должен меня понять. Только представьте, что вместе с этими пузырьками в воде плавает и инструкция. И пока он отражается в одном из пузырей — мы фиксируем его в одиннадцать, разблокируем в восемь. И это все. «Если ум — это лампа, куда ты пойдешь, когда она сломается? Когда-то был один человек, который не мог жить, как другие. Он пытался понять, что это такое — что с ним происходит изо дня в день, и кто он — тот, с кем это происходит.А потом однажды октябрьской ночью, когда он сидел под кроной дерева, он поднял взор к небу и увидел на нем яркую звезду. В тот момент он понял все до такой степени, что эхо той далекой секунды до сих пор … — Не буду утомлять вас подробностями, — сказал барон. — Скажу только, что во всех шести руках у меня острые сабли. — Какая из твоих внешностей настоящая? «К сожалению, настоящего у меня нет», — ответил барон. — Он строгий, — заметил казак. — Все по режиму.Сейчас они споют, а потом ответят на вопрос. То есть они ответят. И я уже стрелял. Я сегодня уезжаю. Навечно. — Так там сказано, что ум у казацкого коня подобен. Все время впереди движет нами. Только мсье барон говорит, что сегодня у людей совсем другой ситцевый платок. Никто не может справиться с этой лошадью самостоятельно, а потому, можно сказать, она укусила, и теперь ею управляет не всадник, а она таскает его, куда он хочет, туда и несет.Итак, всадник забыл подумать, что хочет куда-то добраться. Куда бродит конь, туда и он. — Ну-ну, — сказал Чапаев. — Секунда не прошла, а уже напился. А почему шляпа желтая? Почему шляпа желтая, а? Что ты, сукин кот, хотел быть под трибуналом? — Этот момент, Петька, — вечность. Не дверь, — сказал он. — Так как можно сказать, что такое когда-нибудь случается? Когда вы только одумаетесь … — Никогда, — ответил я. Глаза Чапаева расширились. — Смотри, Петька, — удивленно сказал он.- Вы понимаете? Ничего странного. Так всегда бывает. А теперь представьте, что этот ваш внутренний поверенный арестовал вас, все ваши внутренние юристы облажались, и вы сидите в своем собственном внутреннем мусоре. Итак, представьте, что остается кто-то четвертый, которого никто никуда не тащит, кого нельзя назвать прокурором, ни того, кому он шьет дело, ни адвоката. Которая никогда не идет ни в какое дело — вроде и не урка, и не мужик, и не дрянь. — Хорошо, я сделал. — Значит, этот четвертый — тот, кто бросается от вечного кайфа.И тебе не нужно ему ничего объяснять по поводу этого кайфа, понимаешь? Подумайте об этом, раз он закончил свою жизнь в таких условиях, то он покидает зону и фактически никогда не покидает зону. Он просто встал так, что стал кататься на «Поршаке» и давать интервью. А потом в этой зоне они даже нашли свой Париж. Два моряка в лесу Обращаются к ветру и сумеркам, Прорезают листву своей темной кожей широкоплечих. Их сердца далеки, Под поясами, патронными мешками, И их ноги, как сваи, Спускаются в ручей.Император устал. Ведь дорога из леса в город — Это пыхтеть локтем, И еще один синяк на коленке, Чьи-то лица в кустах, санитары плюют в бороду, И прочие плоды Загнивания русской души. Он не слышит ни клятв, ни ложных советов закрыть глаза, ни их «трахни свою мать», ни того, как задница бьет по земле — Император прощается С лесом, закатом и улицей, И он не наплевать На все, что о нем говорят.Он будет кричать им из конопли: «Среди этой тишины и печали, В эти дни недоверия Может быть, все может измениться — кто знает? Кто может сказать, что придет, Чтобы заменить наши видения завтра И судить наши прошлое? »Теперь я сказал то, что хотел. Он сказал, что в румынском языке есть похожая идиома — «хаз барагаз» или что-то в этом роде. Не помню точно, как это звучит. Эти слова буквально означают «подземный смех». На горизонте поднялось облако пыли. Сами они прятались в том же месте, а поскольку эти землянки были отлично замаскированы, кочевники не могли ничего найти.Крестьяне, естественно, вели себя очень тихо в подполье, и лишь иногда, когда их совершенно ошеломляло то, что они так ловко всех обманывали, они зажимали рот рукой и тихонько смеялись. Итак, тайная свобода, — сказал этот румын, — это когда вы сидите между вонючими козами и баранами и, указывая пальцем вверх, тихо хихикаете. Котовского, это было настолько полное описание ситуации, что в тот же вечер я перестал быть русским интеллектуалом.Смех под землей — не для меня. Свобода никогда не бывает секретом. — Что поделать, Петька, — сказал Чапаев, — этот мир устроен так, что на все вопросы приходится отвечать посреди горящего дома. — Вот уловка. Это формы, о которых можно только сказать, что их ничто не принимает. Вы понимаете? Поэтому на самом деле воска и самогона нет. Ничего нет. И даже этого «нет» там нет. — Так кто вы, Василий Иванович? — Я? — спросил он и поднял на меня глаза.- Я — мерцание лампы на этой бутылке. Мне показалось, что свет, отраженный в его глазах, рассек мне лицо. А потом совершенно неожиданно для себя все понял и вспомнил. Удар был настолько сильным, что сначала я подумал, что прямо в центре комнаты разорвался снаряд. Но почти сразу пришла в себя. Мне не нужно было что-то говорить вслух, но инерция речи уже перевела мою мысль в слова. «Самое интересное, — тихо прошептал я, — это то, что я тоже.- Так кто это? — спросил он, указывая на меня пальцем. «Пустота», — ответил я. — И это? Он указал пальцем на себя. — Чапаев. — хорошо! И это? Он обвел рукой комнату. «Не знаю», — сказал я. «Я понял одну вещь, — сказал я. — Есть только одна свобода — когда ты свободен от всего, что строит ум. Эта свобода называется «не знаю». Ты абсолютно прав. Знаете, есть такое выражение: «Сказанная мысль — ложь». Чапаев, могу вам сказать, что невыразимая мысль — это тоже ложь, потому что в любой мысли уже есть выражение.Я увидел подобие ручья, светящегося всеми цветами радуги, неизмеримо широкой реки, которая начиналась где-то в бесконечности и уходила в ту же бесконечность. Он тянулся вокруг нашего острова во всех направлениях, насколько хватало взгляда, но все же это было не море, а река, ручей, потому что в нем было хорошо заметное течение. Свет, который он пролил на нас троих, был очень ярким, но в нем не было ничего ослепляющего или ужасного, потому что в то же время он был изяществом, счастьем и любовью безграничной силы — по сути, этими тремя словами, опьяненными литературой. а искусство совершенно ничего не может передать.Одного взгляда на эти постоянно появляющиеся разноцветные огни и искры было уже достаточно, потому что все, о чем я мог думать или мечтать, было частью этого радужного потока, или, точнее, этот радужный поток был всем, о чем я мог думать. или опыт, со всем, что могло быть или не быть — и он, я знал это, вероятно, не отличался от меня. Он был мной, и я был им. Я всегда был, и больше ничего. — Что это такое? Я спросил. «Ничего», — ответил Чапаев. «Нет, я не в этом смысле», — сказал я.- Как это называется? — По-разному, — ответил Чапаев. — Я называю это условной рекой абсолютной любви. Короче — Урал. Иногда мы становимся ими, иногда принимаем формы, но на самом деле нет ни форм, ни нас, ни даже Урала. Поэтому и говорят — мы, формы, Урал. На самом деле все было совершенно иначе. У Анны был день рождения, и мы пошли на пикник. Котовский тут же напился и заснул, а Чапаев стал объяснять Анне, что личность человека подобна комплекту платьев, которые по очереди вынимают из туалета, и чем менее настоящий человек на самом деле, тем больше платьев в нем этот шкаф.Это был подарок Анне на день рождения — не набор платьев, я имею в виду, а объяснение. Анна ни в чем не хотела с ним соглашаться. Она пыталась доказать, что в принципе все может быть так, но к ней это не относится, потому что она всегда остается самой собой и никаких масок не носит. Но на все ее слова Чапаев отвечал: «Одно платье. Два платья» и так далее. Вы понимаете? Потом Анна спросила, кто в данном случае носит эти платья, на что Чапаев ответил, что никого, кто их носит, не существует.И тогда Анна все поняла. Она помолчала несколько секунд, затем кивнула, посмотрела на него, а Чапаев улыбнулся и сказал: «Здравствуйте, Анна!» Это одно из самых дорогих мне воспоминаний … Папуасы поймали Котовского и сказали: «Мы тебя съедим, а из твоей лысины сделаем барабан. Теперь загадывай свое последнее желание. «Котовский подумал и сказал:« Дайте мне шило. «Дают ему шило, а он сует им в голову! И как он кричит:« У вас, сволочи, барабана не будет! «В анкете было несколько разделов:« Культура »,« История »,« Политика »и еще кое-что.Я открыл наугад раздел «Культура» и

Знаете, — сказал я, — если история нас чему-то учит, так это тому, что все, кто пытался обустроить Россию, в конечном итоге их оснащали. И, как бы сказать, не по лучшим наброскам. — Знаешь что? Примите экстаз и растворите его в абсолюте. Это будет в самый раз. Вечное невозврат. Принимая разные формы, появляясь, исчезая и меняя лица, И распиливая решетку около семисот лет, вероятно, Из семнадцатой модели психиатрической больницы Сумасшедший по имени Пустота убегает.Бежать некогда, и он об этом знает. Тем более, что бежать некуда, да и некуда деваться. Но все это ничто по сравнению с тем, что сбежавшего некуда и его нигде не найти. Можно сказать, что есть процесс распиловки решетки, и можно сказать, что нет распиловки решетки. Поэтому безумец Пустота носит на руке пурпурные четки И никогда не делает вид, что знает хотя бы один ответ. Потому что в мире, который имеет свойство исчезать в непонятном месте, лучше ни на что не ругаться, а говорить «Нет, нет» и «Да, да» одновременно.

По его словам, меня всегда поражало звездное небо под нашими ногами и Иммануил Кант внутри нас.
— Я, Василий Иванович, совершенно не понимаю, как случилось, что человеку, путающему Канта с Шопенгауэром, доверили командовать дивизией.

В России всегда так — любишься и плачешь, но если внимательно присмотреться к тому, чем восхищаетесь, может даже стошнить.

Ой, черт возьми эту вечную Достоевщину, преследующую русский народ! И черт возьми русского человека, который только ее видит.


Чтобы спастись, нужно твердо знать не куда бежишь, а откуда. Поэтому необходимо постоянно иметь перед глазами свою тюрьму.

Трудно было довольствоваться каким-то конкретным напитком. Ассортимент был большой, но какой-то второсортный, как на выборах.

Есть только одна свобода — когда ты свободен от всего, что строит ум. Эта свобода называется «не знаю». Ты абсолютно прав. Знаете, есть такое выражение: «Сказанная мысль — ложь.«Чапаев, я могу вам сказать, что невыразимая мысль — это тоже ложь, потому что в любой мысли уже есть выражение.

Человек чем-то похож на этот поезд. Он также обречен вечно тащить цепь темных, ужасных, унаследованные экипажи из прошлого из прошлого. И бессмысленный грохот этого случайного сочетания надежд, мнений и страхов, который он называет своей жизнью. И от этой участи никуда не деться.

Красота кажется ярлыком, за которым стоит скрывает нечто неизмеримо большее, нечто невыразимо более желанное, чем она сама, и она только указывает на это, а на самом деле за этим нет ничего особенного… Золотая этикетка на пустой бутылке …

Эх, Петька, Петька, — сказал Чапаев, — я знал китайского коммуниста по имени Цзе Чуан. Ему часто снился один сон — что он был красной бабочкой, летящей среди травы. И когда он просыпался, он часто не мог понять, приснилось ли бабочке, что она занимается революционной работой, или это был подпольщик, которому приснился сон, в котором он порхал среди цветов. Итак, когда этот Цзе Чжуан был арестован в Монголии за саботаж, он сказал на допросе, что на самом деле он был бабочкой, мечтающей обо всем этом.Поскольку его допрашивал сам барон Юнгерн, а он человек с большим пониманием, следующий вопрос заключался в том, почему эта бабочка для коммунистов. И сказал, что она совсем не для коммунистов. Затем его спросили, почему в данном случае бабочка занимается подрывной деятельностью. И он ответил, что все, что делают люди, настолько уродливо, что не имеет значения, на чьей вы стороне.
— А что с ним случилось?
— Ничего. Они поставили его к стене и разбудили.
— А он?
Чапаев пожал плечами.
— Тогда я, наверное, улетел.

Чем хитрее и бессовестнее человек, тем легче ему жить. И ему легче жить именно потому, что он быстро приспосабливается к изменениям.
Существует уровень бесстыдной хитрости, при котором человек предвидит изменения еще до того, как они произойдут, и благодаря этому он приспосабливается к ним намного быстрее, чем кто-либо другой. Причем самые искушенные негодяи подстраиваются под них еще до того, как эти изменения произойдут.И все изменения в мире происходят исключительно благодаря этой группе самых искушенных негодяев. Потому что на самом деле они вообще не предвидят будущее, а формируют его, ползая туда, где, по их мнению, будет дуть ветер. После этого ветру ничего не остается, как по-настоящему дуть с этого места.

Я так и не понял свои стихи, давно догадываясь, что авторство — вещь сомнительная, и все, что требуется от того, кто взял ручку и наклонился над листом бумаги, — это выстроить в одну линию множество замочных скважин, разбросанных по душе. линия — так, чтобы через них на бумагу вдруг падал солнечный луч.

На самом деле каждый из нас до сих пор видит в жизни лишь отражение своего духа. И если вы обнаруживаете вокруг себя непроглядную тьму, это означает лишь то, что ваше собственное внутреннее пространство похоже на ночь.

Что ты пишешь? — спросил Жербунов. — Кого вы хотите арестовать?
— Нет, — сказал я, — вот если взять, так все. Будем делать иначе.
Ты, Жербунов, порядок помнишь? В конце концов, мы должны не только остановиться, но и провести свою линию, верно?
— Итак, — сказал Жербунов.
— Ну, — сказал я, — вы с Барболином идите за кулисы. И я выйду на сцену и проведу линию.
И как только я пойду, я подам сигнал, и тогда вы уйдете. Мы покажем им музыку революции.
Жербунов постучал пальцем по чашке.
«Нет, Жербунов, — твердо сказал я, — ты не можешь работать.
Во взгляде Жербунова промелькнуло что-то вроде обиды.
— Ты что? он прошептал. — Ты не веришь? Да, я … Я жизнь отдам за революцию!
«Я знаю, товарищ, — сказал я, — но кокаин позже.Вперед.

На самом деле приближение к цели само по себе выше, чем цель.

А вот еще эпизод … Котовский прислал Чапаеву из Парижа красную икру и коньяк. И Чапаев в ответ пишет: «Спасибо, мы с Петькой самогон выпили, хоть и пахло клопами, но клюквы не ели — болит, как рыба».
Я не выдержал и засмеялся.
— Котовский ничего не отправлял из Парижа. И случилось нечто подобное. Мы сидели в ресторане, действительно пили коньяк и ели красную икру — я понимаю, как это звучит, но черной не было.У нас был разговор о христианской парадигме, и поэтому мы говорили в ее терминах. Чапаев прокомментировал одно место из Сведенборга, где луч небесного света упал на дно ада и показался живущим там душам зловонной лужей. Я понял это в том смысле, что трансформируется сам этот свет, и Чапаев сказал, что природа света не меняется, и все зависит от предмета восприятия. Он сказал, что нет сил, которые не пустили бы грешную душу в рай — она ​​просто сама туда не хочет.Я не понимал, как это могло быть, а потом он сказал, что икра, которую я ем, некоторым фурмановским ткачам покажется брусникой, пахнущей рыбой.

Слышишь? — повторила она, обращаясь ко мне.
Действительно, сквозь грохот колес кареты пробивалось довольно красивое и гармоничное пение. Выслушав, я разобрал слова:

Мы кузнецы — и наш дух — Молох,
Мы выковываем ключи счастья.
Поднимайся выше, наш тяжелый молот
По стальному сундуку, стучите сильнее, стучите, стучите!

Странно, — сказал я, — почему они поют, что они кузнецы, если они ткачи? И почему Молох их дух?
«Не Молох, а молоток», — сказала Анна.
— Молоток? Я спросил. — О Конечно. Кузнецы, поэтому молоток. То есть потому, что они поют, что они кузнецы, хотя на самом деле они ткачи. Бог знает что.

Я знаю, о чем думал … Говорят — трагедия художника, трагедия художника. Почему художник? Это как-то несправедливо. Понимаете, в чем дело — артисты по-прежнему фигура заметная, а потому беды, которые с ними случаются, становятся известны и выставляются на всеобщее обозрение. Но действительно ли они о некоторых помнят… Нет, могут … Ну что, про машиниста? Какой бы трагичной ни была его жизнь?
«Ты, Петр, вообще не с той стороны зашел», — сказал Володин.
— Как это?
— Вы путаете понятия. Трагедия происходит не с художником или машинистом поезда, а в сознании художника или машиниста поезда.

А кто-нибудь так знаком с красным лицом, тремя глазами и ожерельем из черепов? — он спросил. — Кто танцует между кострами? И? Все еще высокий? А изогнутыми саблями размахивать?
«Может быть, — вежливо сказал я, — но я не могу понять, о ком именно вы говорите.Вы знаете, очень общие черты. Кто угодно может быть.

Потом мои мысли вернулись к разговору с Чапаевым. Я начал думать об этом его «нигде» и о нашем разговоре. На первый взгляд все было просто. Он попросил меня ответить на вопрос, существую ли я благодаря этому миру или этот мир существует благодаря мне. Конечно, все сводилось к банальной диалектике, но в этом была одна пугающая сторона, на которую он умело указал своими, казалось бы, идиотскими вопросами о месте, где все это происходит.Если весь мир существует во мне, то где я существую? А если я существую в этом мире, то где, в каком месте мое сознание?
Можно сказать, думал я, что мир, с одной стороны, существует во мне, а с другой стороны, я существую в этом мире, и это всего лишь полюса одного смыслового магнита, но фокус в том, что этот магнит, этот диалектический дядьке было негде повесить трубку. Ей негде было существовать!
Потому что для своего существования ей нужен был кто-то, в сознании которого она могла возникнуть.И ему так же негде было существовать, потому что любое «где» могло появиться только в сознании, для которого просто не было другого места, кроме того, что он сам создал … Но где оно было до того, как он создал это место для себя? Сам по себе? Но где?

Что это за работа?
«О, ничего сложного, — сказал Кавабата. — Бумаги, клиенты. Внешне все как в других фирмах, за исключением того, что ваше внутреннее отношение к происходящему должно соответствовать гармонии пространства.
— Сколько они платят? — спросил Сердюк.
«Вы будете получать двести пятьдесят риса коку в год», — сказал Кавабата и на секунду закрыл глаза, что-то считая. «В ваших долларах это примерно сорок тысяч.
— Долларов?
«Как хотите», — пожал плечами Кавабата.
«Согласен», — сказал Сердюк.
— Ничего другого не ожидал. А теперь скажите — готовы ли вы признать себя самураем из клана Тайра?
— Еще бы.
— Готовы ли вы связать свою жизнь и смерть с нашим кланом?
«Ну, у них есть ритуалы», — подумал Сердюк.«Когда они находят время делать телевизоры?»

То, что император говорил по-английски, совсем не удивило меня. Мало еще того, что перед смертью (а может быть, чем-то еще — я сам этого не понимал) он начал выражаться на языке, оскверненном постановлениями Совнаркома.

Вечное невозвращение

Принимая разные формы, появляясь, исчезая и меняя лица
И я пилил решетку около семисот лет,
Из психиатрической больницы 17-й модели
Безумец по имени Пустота убегает.

Бежать некогда, и он об этом знает.
Тем более, что бежать некуда, да и пути в это «некуда».
Но все это ерунда по сравнению с тем, что убегающего
Ничего не найти нигде и никак.

Можно сказать, что есть процесс распиловки решетки,
А можно сказать, что нет резки решетки.
Следовательно, сумасшедший Пустота носит на руке пурпурные четки
И он никогда не притворяется, что знает хотя бы один ответ.

Потому что в мире, который стремится исчезнуть в неизвестно куда,
Лучше ни на что не ругаться, но в то же время
говорить «Нет, нет» и «Да, да».

Черный рогалик

У княгини Мещерской была одна изящная вещица —
Бархатное платье, черное, как испанская ночь.
Она вышла в нем к другу дома, который вернулся из столицы,
И он, увидев ее, дрогнул и убежал.

«Ах, какая боль, — подумала княгиня, — какая томность!
Я сыграю что-нибудь из Брамса — почему бы и нет? «
А в это время за занавеской прятался голый друг дома,
И страстно ласкал рогалик, выкрашенный в черный цвет.

Эта история не произведет впечатления были
О пацанах, которые не знали, что когда-то у нас,
Кроме крестьян и рабочего класса, жили
Эксплуататоры, сосавшие кровь из масс.

Но теперь любой рабочий имеет право
Наденьте пончик, как раньше делали князья и графы!

Я Мармеладов

— Я Мармеладов. Чтобы рассказать секрет
Мне больше некуда идти.
Я долго ходил по белому миру,
но впереди не видел огней.
Заключаю твоим взглядом
, что угнетенный народ тебе не чужд.
Может выпить? Я должен налить тебя?
— Не надо.

— Как хотите. Для тебя. Итак,
ваше лицо полно таинственной славы,
ваш прекрасный рот молчит с улыбкой,
ваш лоб бледен, а ваши ладони в крови.
А я без причины оставил
, чтобы за лицами с неподвижной кожей
горделивой силой расцвела пустота
и выглядела как Бог.
Вы понимаете?
— Думаю, да…

— Вот. А без этого ты знаешь себя.
Каждое утро похоже на кровь на снегу.
Как топор по затылку. Представьте себе
, может, мой мальчик?
— Могу.
— У меня нет желания заглядывать в душу.
Там тьма, как в сапоге.
Как в узкой холодильной камере —
мертвых женщин. Страшный?
— Ага. Что тебе нравится? Какова цель разговора?
— Прямо сейчас?
— Давай быстрее.
— Может быть, сначала стакан спиртного?
— Вы раздражаете как парикмахер.
Я ухожу.
«Милый мальчик, не сердись.
— Я устал от нашего слепого разговора.
Может ты наконец объяснишься?
Что бы вы хотели?
— Продам топор …

-… Что? Зачем?
— Это мне на работу.
Символ одной из сторон бытия.
Вы при необходимости украдете еще одну.
Stolen правильнее я думаю?
— Так … А я думаю — что за намеки?
Вы были там? За экраном? Да?
— Знаешь, Родион, ты мелкий,
даже с топором.Однако молодость всегда
видит в финале и суть, и причину,
хочет чего-то простого — смеяться, любить,
нежно играет плечевой петлей.
Сколько вы хотите?
— Позвольте спросить,
что вам нужно?
— повторяю с первой фразы —
силы, надежда, Грааль, эгрегор,
вечность, сияние, фазы луны,
клинок, молодость … Верни топор.
— не понимаю. Но между прочим, пожалуйста.
— Вот она … сверкает, как пламя между скалами…
Сколько тебе лет?
— Сколько хочешь.
— Достаточно?
— Десять … Пятнадцать … Ну, я ограбил.
Однако мне кажется, что дело не в этих деньгах
. Что-то меняется … Аж
как бы рушится … Настигает … И ветер
холодный дует в разбитой душе.
Кто ты? Боже мой, вы стоите в маске!
Твои глаза как две желтые звезды!
Как подло! Сними!

Боже … старуха … И руки пусты…

Два матроса в лесу

Два моряка в лесу
Обернуться к ветру и сумеркам
Разрезать листву
Темнокожие широкоплечие.
Их сердца далеко
Под ремнями, патронными мешками
И их ноги как груды
Спуститесь в поток отходов.
Император устал.
Ведь дорога из леса в город
Это затяжка локтя
И еще один синяк на коленке,
Чьи-то лица в кустах
Санитары плюют в бороду
И другие плоды
Распад русской души.
Он не слышит клятв
Никаких фальшивых советов закрыть глаза
Ни их «трахни свою мать»
Ни того, как бьет задница по земле —
Император прощается
С лесом, закатом и улицей,
наплевать
За все, что про него говорят.
Он будет кричать им из конопли:
«Среди этой тишины и печали,
В эти дни недоверия
Может быть, все может измениться — кто знает?
Кто знает, что будет. видения завтра
И судить о нашем прошлом? »

Теперь я сказал то, что хотел.

Такова, с горечью подумал я, судьба всех искусств в том тупиковом туннеле, куда нас тащит локомотив истории. Если даже фантазийный чревовещатель вынужден прибегать к подобным уловкам, чтобы поддерживать интерес к себе, то что же ждет поэзию? Ей вообще не будет места в новом мире — точнее, будет место, но стихи станут интересными только в том случае, если будет известно и задокументировано, что у их автора есть два х … я или что он, в худшем случае умеет их читать с жопой.Почему, подумал я, почему любой социальный катаклизм в этом мире приводит к тому, что это темное деревенщина появляется наверху и заставляет всех остальных жить по своим мерзким и заговорщическим законам?

Успех в какой-то мере опьянил меня. Я думал, что настоящее искусство отличается от подделок тем, что оно способно найти путь к самому жестокому сердцу и способно на секунду подняться в небеса, в мир полной и безудержной свободы, самую безнадежную жертву всемирного адского транса. .

Любовь, по сути, возникает в одиночестве, когда ее объекта нет рядом, и она направлена ​​не столько на того или того, кого вы любите, сколько на созданный умом образ, слабо связанный с оригиналом.Чтобы он действительно появился, нужно иметь способность создавать химеры.

О чем ты сейчас думаешь? она спросила. — Честно.
— О чем я думаю? — сказал я, закидывая руки ей за шею. — Что движение к высшей точке счастья буквально похоже на восхождение на гору … Да, это похоже на рискованное и сложное восхождение. Хотя самое желанное еще впереди, все чувства поглощаются самим процессом восхождения. Следующий камень, на который должна наступить ступня, — это куст сорняков, за который можно ухватиться рукой…
Да, цель придает ей все значение, но она полностью отсутствует ни в одной из точек движения. На самом деле приближение к цели само по себе выше, чем цель.
«Да, — продолжил я, запрокидывая голову и закрыв глаза, — но самое главное здесь то, что как только вы взобрались на вершину, как только цель достигнута, она в тот же момент исчезает. По сути, как и все объекты, созданные умом, он неуловим. Подумай сама, Анна: когда тебе снится самая красивая женщина, она присутствует в твоем воображении во всем совершенстве своей красоты, но когда она на руках, все это исчезает.То, с чем вы имеете дело, сводится к набору простейших и зачастую довольно грубых ощущений, которые, к тому же, обычно вы испытываете в темноте … Но как бы они ни возбуждали кровь, красота, которая взывала к себе минуту назад исчезает — он заменяется чем-то, к чему было нелепо стремиться. Это означает, что красота недостижима. Точнее, это достижимо, но только само по себе, и то, что опьяненный страстью ум ищет за ним, просто не существует.

Я могу вам сказать, что это на самом деле — тайная свобода русского интеллигента.
«Если это займет немного времени, сделай мне одолжение», — ответил он.
— Год назад в Санкт-Петербурге произошел интересный случай. Вы знаете, какие-то социал-демократы приехали из Англии — конечно, ужаснулись увиденному — и мы с ними встречались на Бассейной. Через Союз поэтов. Был Александр Блок, который весь вечер рассказывал им об этой тайной свободе, которую мы все, как он выразился, поем после Пушкина.Потом он ушел, и англичане, которые, конечно, ничего не понимали, стали спрашивать, что это такое — тайная свобода. И никто толком не мог объяснить, пока какой-то румын, который почему-то был с англичанами, не сказал, что понимает, о чем идет речь.
«Вот так, — сказал Котовский и посмотрел на часы.
— Не волнуйтесь, это ненадолго. Он сказал, что в румынском языке есть похожая идиома — «хаз барагаз» или что-то в этом роде. Не помню точно, как это звучит. Эти слова буквально означают «подземный смех».Дело в том, что в средние века на Румынию часто нападали всевозможные кочевники, и поэтому их крестьяне строили огромные землянки, целые подземные дома, куда гнали свой скот, как только облако пыли поднималось на горизонте. Они сами там прятались, и поскольку эти землянки были отлично замаскированы, кочевники не могли ничего найти. Естественно, что крестьяне в подполье вели себя очень тихо, и лишь иногда, когда их совсем переполняла радость от того, что они так ловко всех обманули, они, зажимая рот рукой, негромко смеялись.Итак, тайная свобода, сказал этот румын, — это когда вы сидите между вонючими козами и баранами и, тыкая пальцем вверх, тихо хихикаете. Знаете, Котовский, это было настолько точное описание ситуации, что я в тот же вечер перестал быть русским интеллектуалом.
Смех под землей — не для меня. Свобода никогда не секрет

«Тверской бульвар был почти таким же, каким был два года назад, когда я последний раз видел его — снова был февраль, сугробы и дымка, странно пронизывающая даже дневной свет….

* — Чем занимаешься?
— Ой, сразу не объяснишь. Много работы, слишком много. Один, другой, третий — и все время стараешься успеть. Сначала там, потом здесь. Кто-то должен все это делать.
— С культурной стороны что ли?

* Послушайте, жизнь — это театр. Факт хорошо известен. Но гораздо реже говорят о том, что каждый день в этом театре ставится новый спектакль.

* Хороший психиатр должен избегать наркотиков — они … Как я могу вам это объяснить… Нравится косметика. Они не решают проблемы, а лишь скрывают их от посторонних глаз.

* Так всегда бывает с Россией — восхищаетесь и плачете, но если внимательно присмотритесь к тому, чем восхищаетесь, то это можно схватить.

* — Если бы вы были философом, — сказал Чапаев, — я бы не поставил вас выше, чем уборка навоза в хлеву. А ты командуй моей эскадрой.

* — Как слона саблей рубить? Будет неудобно.
— Это неудобно, потому что она этим занимается.

* — Напоследок позвольте мне сказать вам одну вещь. Пожалуй, самое главное.
— Какой?
— О том, где оказывается тот, кому удалось взойти на трон, который никуда не годится. Мы называем это место «Внутренняя Монголия».
— А где это, это место?
— В том-то и дело, что нигде. Это не означает, что он находится где-то в географическом смысле. Внутреннюю Монголию так не называют, потому что она находится внутри Монголии. Это внутри того, кто видит пустоту, хотя слово «внутри» здесь совершенно неуместно.И это не совсем Монголия, они просто так говорят. Было бы глупее всего пытаться описать вам, что это такое. Поверьте мне на слово хотя бы в одном — действительно стоит стремиться к нему всю жизнь. И в жизни нет ничего лучше, чем быть там.

* Любовь, по сути, возникает в одиночестве, когда ее объекта нет рядом, и она направлена ​​не столько на того, кого вы любите, сколько на образ, созданный умом, слабо связанный с оригиналом. Для того, чтобы он действительно появился, нужно обладать умением создавать химеры.

* Личность человека подобна набору платьев, которые по очереди достают из туалета, и чем менее реален человек на самом деле, тем больше платьев в этом шкафу.


* К сожалению, эта задача слишком проста, чтобы подобные попытки увенчались успехом.

* Мы с тобой, конечно, старые друзья, но все же я мог бы помочь.

* Что касается прогресса, я могу кратко объяснить вам, что это такое на самом деле.
Если изложить все, о чем вы говорили вкратце, то окажется, что одни люди приспосабливаются к изменениям быстрее, чем другие, и все.Вы когда-нибудь задумывались, почему вообще происходят эти изменения? Я скажу тебе. Надеюсь, вы не поспорите с тем, что чем хитрее и бессовестнее человек, тем легче ему жить?
А жить ему легче именно потому, что он быстро приспосабливается к изменениям.
Итак, есть такая степень бесстыдной хитрости, при которой человек предвидит изменения еще до того, как они произойдут, и благодаря этому он приспосабливается к ним намного быстрее, чем кто-либо другой. Причем самые искушенные негодяи подстраиваются под них еще до того, как эти изменения произойдут.
Так что все изменения в мире происходят исключительно благодаря этой группе изощренных негодяев. Потому что на самом деле они вообще не предвидят будущее, а формируют его, ползая туда, где, по их мнению, будет дуть ветер. После этого ветру ничего не остается, как по-настоящему дуть с этого места.
Ведь я объяснил, что говорю о самых подлых, подлых и бессовестных негодяях. Так вы действительно думаете, что они не смогут убедить всех остальных, что ветер дует именно оттуда, откуда они поползли? Более того, рассматриваемый ветер дует только в рамках этой идиомы…

* Я плохо понял смысл его слов — если предположить, что он был.

* Когда вам нужно говорить с массами, совершенно не имеет значения, понимаете ли вы сами произносимые слова. Важно, чтобы их понимали другие. Вам просто нужно отразить ожидания толпы. Некоторые делают это, изучая язык, на котором говорят массы, а я предпочитаю действовать напрямую. Так что если вы хотите знать, что такое «зарука», вы должны спрашивать не меня, а тех, кто сейчас стоит на площади.

* — мне не понравился их комиссар, этот Фурманов. В будущем мы можем не работать вместе.
«Не беспокойтесь о вещах, которые не имеют ничего общего с настоящим», — сказал Чапаев. — Тебе еще нужно уметь попасть в будущее, о котором ты говоришь. Возможно, вы попадете в будущее, где не будет Фурманова. Или, может быть, вы попадете в будущее, в котором вас уже не будет.

* Я просто стараюсь быть приятным собеседником. На самом деле я думаю о другом.

* Мужчина чем-то похож на этот поезд. Он также обречен вечно тащить за собой цепь темных, ужасных, унаследованных из прошлого экипажей из прошлого. И бессмысленный грохот этого случайного сочетания надежд, мнений и страхов он называет своей жизнью. И от этой участи никуда не деться.

* Я думал о том, как отчаянно судьба художника в этом мире. Эта мысль, доставившая мне сначала горькое удовольствие, вдруг показалась невыносимо ложной. Дело было не только в ее пошлости, но и в некоторой ее корпоративной подлости: все люди искусства так или иначе повторяли это, выделяя себя в какую-то особую экзистенциальную касту, и почему? Разве судьба пулеметчика или, например, санитара сложилась иначе? Или в них была менее болезненная абсурдность? И связана ли неизмеримая трагедия существования с тем, что именно человек должен делать в жизни?

* Несколько последовательных выводов пронеслись в моей голове.

* Все, что мы видим, находится в нашем сознании, Петька. Поэтому нельзя сказать, что наше сознание где-то находится. Мы никуда не находимся просто потому, что нет такого места, о котором можно было бы сказать, что мы находимся в нем. Вот почему мы никуда.

* Интеллигент, особенно русский, живущий только на содержание, имеет одну мерзкую полудетскую черту. Он никогда не боится нападать на то, что подсознательно кажется ему праведным и законным. Как ребенок, который не очень боится сделать своих родителей зла, потому что знает, что дальше угла они не дойдут.Он больше боится незнакомцев. То же и с этим мерзким классом.
Интеллигент, как бы он ни высмеивал основы империи, породившей его, прекрасно знает, что в ней все еще жив нравственный закон.
… если бы моральный закон в ней был мертв, он бы никогда не осмелился попирать ее основы ногами. …
… интеллектуал не боится попирать святыню. Интеллигент боится только одного — коснуться темы зла и его корней, потому что справедливо считает, что здесь его могут сразу забрать… телеграфным столбом.
Со злом флиртовать приятно, риска нет, а польза очевидна. Отсюда огромная армия негодяев-добровольцев, которые сознательно путают верх с низом, а правое с левым, понимаете? …

* Ассортимент был большой, но какой-то второсортный, как на выборах.

* Нас от животных отличает только те правила и ритуалы, о которых мы договорились друг с другом. Нарушать их хуже смерти, потому что только они отделяют нас от бездны хаоса, которая начинается прямо у наших ног — если, конечно, снять повязку с наших глаз.

* Русский человек по своей природе не склонен к метафизическим поискам и довольствуется атеизмом, замешанным в алкоголизме, который, честно говоря, является нашей главной духовной традицией.

* Мы в Японии не тревожим Вселенную ненужными мыслями о причине ее происхождения. Мы не обременяем Бога понятием «Бог». … Мы в Японии делаем лучшие телевизоры в мире, но это не мешает нам осознавать, что телевизор — это всего лишь маленькое прозрачное окошко в духовном мусоропроводе.Я не имел в виду тех несчастных людей, которые всю жизнь загипнотизированы, глядя на бесконечный поток помоев, чувствуя себя живыми только тогда, когда узнают банку от знакомых консервов. Речь идет о тех людях, которых стоит упомянуть в нашем разговоре.

* … а у двух других были маленькие пластиковые аккордеоны в руках, которые издавали пронзительный жуткий звук — что было вполне естественно, потому что такие аккордеоны производятся вовсе не для того, чтобы кто-то их играл, а исключительно для создать ощущение счастья на детских утренниках.

* Собственно, что это были красногвардейцы, можно было понять только по их растрепанному виду — они были одеты наугад, в основном в штатское, из чего следовало, что они предпочитали экипироваться с помощью грабежей.

* Мир, в котором мы живем, — это просто коллективная визуализация, которую нас учат делать с рождения. По сути, это единственное, что одно поколение передает другому. Когда достаточное количество людей видит эту степь, траву и летний вечер, у нас есть возможность увидеть все это вместе с ними.Но какие бы формы ни были предписаны нам прошлым, на самом деле каждый из нас до сих пор видит в жизни лишь отражение своего собственного духа. И если вы обнаруживаете вокруг себя непроглядную тьму, это означает лишь то, что ваше собственное внутреннее пространство похоже на ночь. …
Только не думайте, что в этом есть что-то унизительное для вас. Очень немногие люди готовы признать, что он в точности такой же, как и другие люди. Разве это не обычное состояние человека — сидеть в темноте у костра, зажженного чьей-то милостью, и ждать помощи?

Помощь приходит во Внутреннюю Монголию.

* … с рифленой подошвой почистить труднее, чем дерьмо.

* — Что касается его совета покинуть психиатрическую лечебницу, на мой взгляд, лучше не скажешь. … В самом деле — вместо того, чтобы ужасаться каждому новому кошмару, который порождает ваш воспаленный ум по ночам …
— Извините, не понял, что мое воспаленное сознание порождает кошмар или само сознание является продуктом страшный сон?
— Это то же самое.Все эти конструкции нужны только для того, чтобы навсегда от них избавиться. Где бы вы ни находились, живите по законам мира, в котором вы находитесь, и пользуйтесь этими законами, чтобы освободиться от них. Приезжай в больницу, Петька.

* Я не думаю, что он может их контролировать. Он остается их командиром только потому, что постоянно отдает именно те приказы, которые они хотят слышать. Стоит ему хоть раз совершить серьезную ошибку, и они быстро найдут нового начальника.

* Однако я так и не понял своих стихов, так как давно догадывался, что авторство — вещь сомнительная, и все, что требуется от того, кто взял ручку в руки и склонился над листом бумаги, — это выстроить множество разбросанных замочных скважин. вокруг его души в одну линию — так, что солнечный луч вдруг падает на бумагу сквозь них.

* Только что-то непристойное может вызвать живой интерес у этой публики.

* Почему любой социальный катаклизм в этом мире приводит к тому, что это темное деревенщина появляется наверху и заставляет всех остальных жить по своим гнусным и заговорщическим законам?

* Знаете, проблемы можно решить по-разному. Можно просто напиться в дыму, и они на время исчезнут. Но я предпочитаю разобраться с ними, прежде чем они начнут иметь дело со мной.

* Англичане, которые, конечно, ничего не понимали, стали спрашивать, что это такое — тайная свобода.И никто толком не мог объяснить, пока какой-нибудь румын не сказал, что понимает, о чем идет речь. …
Он сказал, что в румынском языке есть похожая идиома — «хаз барагаз» или что-то в этом роде. Не помню точно, как это звучит. Эти слова буквально означают «подземный смех». Дело в том, что в средние века на Румынию часто нападали всевозможные кочевники, и поэтому их крестьяне строили огромные землянки, целые подземные дома, куда гнали свой скот, как только облако пыли поднималось на горизонте.Они сами там прятались, и поскольку эти землянки были отлично замаскированы, кочевники не могли ничего найти. Крестьяне, естественно, в подполье вели себя очень тихо, и лишь иногда, когда их совсем переполняла радость от того, что они так ловко всех обманули, они, зажимая рот рукой, тихонько смеялись. Итак, тайная свобода, сказал этот румын, — это когда вы сидите между вонючими козами и баранами и, тыкая пальцем вверх, тихо хихикаете. Знаете, это было настолько точное описание ситуации, что в тот же вечер я перестал быть русским интеллектуалом.Смех под землей — не для меня. Свобода никогда не бывает секретом.

* — Просто в какой-то момент становится ясно, что это мечта, и все. Когда становится слишком неудобно, вы внезапно понимаете, что действительно нечего бояться, потому что … потому что есть где проснуться.
— А где именно проснуться?
— не знаю.
— Молодец. Это прямо здесь. Как только поток снов захватывает вас, вы сами становитесь его частью, потому что в этом потоке все относительно, все движется и не за что ухватиться.Когда тебя затягивает в водоворот, ты этого не понимаешь, потому что ты сам движешься по воде, и она кажется неподвижной. Так во сне проявляется ощущение реальности. Но есть точка, которая не фиксирована относительно чего-то еще, но абсолютно фиксирована, и она называется «Я не знаю». Когда вы попадаете в него во сне, вы просыпаетесь — вернее, сначала вы в нем просыпаетесь. И только потом, — он жестикулировал по комнате, — сюда.
Но это та же самая точка в жизни, абсолютно неподвижная, по отношению к которой вся эта жизнь — такой же сон, как и ваши рассказы.Все в мире — просто водоворот мыслей, и мир вокруг нас становится реальным только потому, что вы сами становитесь этим водоворотом. Просто потому, что ты знаешь.

* — Ты чего, Петька, чего-то боишься?
— Маленькая.
— А что?
— Смерти. Точнее не она, но … не знаю. Я хочу спасти свой разум.
— Ну давай, Петька. Я не ожидал от тебя. Ну что, вы каждый раз с такими мыслями шли в атаку? Как будто под фонарем лежит листок газеты и он думает, что хочет спасти свет, в котором лежит.А от чего вы хотите спасти свое сознание?
— Из небытия.
— Разве небытие — объект сознания?
— Софистика снова началась. Даже если я — клочок газеты, который думает, что хочет спасти свет, в котором он лежит, какая разница для меня, если я действительно так думаю, и все это причиняет мне боль?
— Да ведь лома не может думать. Просто курсивом напечатано: Хочу сохранить свет фонаря. А рядом написано — ох какая боль, какая томность… Эх, Петька … Как я могу тебе объяснить … Весь этот мир — анекдот, который сказал себе Господь Бог. И Сам Господь Бог такой же.

* Страх всегда привлекает именно то, чего вы боитесь. И если ты ничего не боишься, ты становишься невидимым. Лучшая маскировка — безразличие. Если вы действительно безразличны, никто из тех, кто может вам навредить, просто не вспомнит и не подумает о вас.

* Есть только одна свобода — когда вы свободны от всего, что строит ум.Эта свобода называется «не знаю». … Знаете, есть такое выражение: «Говорящая мысль — ложь». … невыразимая мысль — это тоже ложь, потому что в любой мысли уже есть выражение. …
Как только я узнаю, я больше не свободен. Но я абсолютно свободен, когда не знаю. Свобода — величайший секрет из всех.

* Ни в коем случае не надо заранее придумывать какие-либо ответы, потому что он может не задавать ни одного из вопросов, к которым я буду готовиться, а некоторые свои бланки я обязательно выдам не к месту.Можно было полагаться только на удачу и случай.

* — Чем вы собираетесь заниматься в гражданской жизни?
Меня слегка встревожил его вопрос. Из моего многолетнего опыта общения с солдатом я знал, что бесстыдное обсуждение интимных аспектов жизни в низших классах общества выполняет примерно ту же функцию, что и разговор о погоде в высших классах. Но Жербунов, судя по всему, сразу собирался вдаваться в нюансы и обсуждать детали.
— Не могу сказать, что особенно скучаю по вашим согражданам, Жербунову.

* Без Браунинга в кармане брюк я чувствовал себя шарлатаном.

… Сначала сквозь него были видны только синие точки фонарей, прорезавших морозный воздух, но мы ехали все быстрее и быстрее — и скоро, скоро, вокруг зашуршали пески и водопады Внутренней Монголии, дорогая к моему сердцу, зашуршал. «

Эта книга очаровывает меня своим стилем, открытостью и одновременно ненавязчивым петербургским снобизмом, над которым там тоже тонко высмеивают.Ирония, антитезис и цвета повсюду.
Книга похожа на эксперимент писателя, который складывается прямо перед глазами читателя, как пестрое одеяло из пестрых пятен. Мне стилист нравится, там много приемов, намеков, и в то же время что-то родное для нас — русское, но уже новое русское, измененное Западом, с иностранными словами, которые в книге, как и в жизни кажутся чуждый и неуместный.
Есть много тем: алхимический брак России с Западом в образе Марии и Арнольда Терминатора и алхимический брак с Востоком, где Япония является нашим стандартом и другом.Тема пустоты и небытия, где нет «нигде», «вещь для себя» — которая на протяжении кантовского времени никому не дает покоя, тема красоты наиболее полно выражена в цитате « Сознает ли сама себя красота и может ли она оставаться красотой, осознавая себя в этом качестве ». Хотя это скорее даже не темы, а вопросы. Ах да, и сознание, как самое загадочное зеркало мира или все же его создатель.

«Ой, черт возьми эту вечную Достоевщину, преследующую русского человека! И черт возьми русского человека, который только видит ее вокруг!»

«Его левый глаз был слегка сужен и выражал очень четкую и в то же время неизмеримо сложную гамму чувств, среди которых были жизненная сила, сила, здоровая любовь к детям, моральная поддержка американской автомобильной промышленности в ее нелегкой битве с Японией. , признание прав сексуальных меньшинств », легкая ирония в отношении феминизма и спокойное осознание того, что демократия и иудео-христианские ценности в конечном итоге победят все зло в этом мире.«

« Лучше стоять, чем стоять на коленях »

« Бюст Аристотеля был единственным, что сохранило мою память, когда я пришел в себя. Однако я не уверен, что выражение «пришел в себя» вполне уместно. Я с детства чувствовал в нем какую-то застенчивую двусмысленность: кто именно пришел? Пришел? И, что самое интересное, где? — словом, рывком, как за карточным столом на пароходе «Волга». поняли, что на самом деле слова «прийти к себе» означают «прийти к другим», эти другие от рождения объясняют вам, какие усилия вы должны приложить к себе, чтобы принять форму, которая им нравится.«

» — Я, Василий Иванович, считаю, что любовь к красивой женщине на самом деле всегда снисходительность. Потому что быть достойным такой любви просто невозможно.
— Чиво? — нахмурившись, спросил Чапаев.
«Прекратите клоунаду», — сказал я. — Я серьезно.
— Серьезно? — спросил Чапаев. — Хорошо. Тогда смотрите — снисходительность всегда от одного к другому. Вот как в этот овраг. Откуда взялось ваше снисхождение?
Я думал об этом. Было ясно, куда он идет. Если бы я сказал, что говорю о снисхождении красоты к уродливому и страданиям, он немедленно задал бы мне вопрос о том, осознает ли сама себя красота и может ли она оставаться красотой, осознавая себя в этом качестве.Я не знал ответа на этот вопрос, который сводил меня почти с ума долгими петербургскими ночами. А если бы они имели в виду красоту, которая сама себя не реализует, то о каком снисхождении можно было бы говорить? Чапаев определенно был непростым.
— Скажем так, Василий Иванович — это не снисхождение чего-то к чему-то, а акт снисхождения, взятый в себе. Я бы даже сказал онтологическое снисхождение.
— Где происходит энто-логическая потакание? — спросил Чапаев, нагнувшись и доставая из-под стола еще один стакан.
— Я не готов говорить в таком тоне.
— Тогда давайте еще выпьем, — сказал Чапаев.
Мы выпили. Несколько секунд я с сомнением смотрел на лук.
— Нет, — сказал Чапаев, вытирая усы, — скажите, где это происходит?
— Если вы, Василий Иванович, умеете серьезно говорить, я вам скажу.
— Скажи, скажи.
— Правильнее было бы сказать, что на самом деле снисходительности нет. Просто такая любовь воспринимается как снисходительность.
— А где это воспринимается?
«В сознании, Василий Иванович, в сознании», — саркастически сказал я.
— То есть, проще говоря, в голове, да?
— Грубо говоря, да.
— Где происходит любовь?
— Там же, Василий Иванович. Грубо говоря.
— Вот, — удовлетворенно сказал Чапаев. — Значит, вы спрашивали, как это … Любовь всегда снисходительна, да?
— Итак.
— Значит, любовь происходит в твоей голове?
— Да.
— И это снисхождение тоже?
— Получается, Василий Иванович. Ну и что?
— Так как же ты, Петька, дошел до такой жизни, что ты спрашиваешь меня, своего военачальника, всегда ли то, что происходит в твоей голове, это то, что происходит в твоей голове, или не всегда?
«Софистика», — сказал я и выпил.- Чистая софистика. Во всяком случае, я не понимаю, зачем я себя мучаю? Ведь все это уже было со мной в Петербурге, и молодая красивая женщина в бордовом бархатном платье точно так же ставила пустой стакан на скатерть, а я просто шла за носовым платком в карман …
Чапаев громко откашлялся, заглушая мой голос. Я закончил спокойно, непонятно к кому обратился:
— Чего я хочу от этой девушки? Разве я не знаю, что ты не можешь вернуться в прошлое? Вы можете мастерски сфальсифицировать все его внешние обстоятельства, но вы не можете вернуться к своему старому «я», ничего…
— Ой, и ты здоров, Петька, — сказал Чапаев и ухмыльнулся. — Стекло, платье.
— Что вы, Василий Иванович, — спросил я, с трудом сдерживаясь, — Толстого недавно перечитал? Решили упростить?
«Нам не нужно перечитывать Толстого», — сказал Чапаев. — А если из-за Анки горюешь, то я тебе скажу, что к каждой женщине нужен свой подход. Ты уже не понимаешь насчет Анки, не так ли? Вы правильно угадали?
Его глаза превратились в две узкие хитрые щелочки. Затем он внезапно ударил кулаком по столу.
— Да, вы отвечаете, когда вас спрашивает командир дивизии!
Я определенно не мог победить его нынешнее настроение.
— Неважно, — сказал я, — давайте еще выпьем, Василий Иванович.
Чапаев тихонько засмеялся и налил оба стакана.
Я смутно помню следующие несколько часов. Я был очень пьян. Похоже, разговор зашел о войне — Чапаев вспомнил Первую мировую войну. Получился он вполне правдоподобно: рассказал о немецкой кавалерии, о каких-то позициях за рекой, о газовых атаках и мельницах, на которых сидят пулеметчики.В одном месте он даже очень возбудился и закричал, сверкнув на меня глазами:
— Эх, Петька! Ты хоть знаешь, как я сражаюсь? Вы не можете этого знать! Всего чапаевских забастовок три, понятно?
Я машинально кивнул, но слушал невнимательно.
— Первый удар — куда!
Он сильно ударил кулаком по столу, так что бутылка чуть не опрокинулась.
— Второй — когда!
Он снова опустил кулак на доски стола.
— А третий — кто! «

» — А где же Земля?
— Во Вселенной.
— А где же Вселенная?
Я задумался на секунду.
— Сам по себе.
— А где это само по себе?
— На мой взгляд.
— Итак, Петька, получается, что ваше сознание находится в вашем сознании?

«Я остановился. Да, я подумал, вот куда он идет. Если я употреблю слово« реальность », он снова сведет все к моим мыслям. А потом он спросит, где они. Я расскажу, что в голове, и .. Гамбит Вы, конечно, можете баловаться цитатами, но любая из систем, на которые я могу сослаться, внезапно подумал я с удивлением, либо обходит этот семантический пробел, либо затыкает его парой сомнительных Латинизмы.Да, Чапаев совсем не простой. Конечно, есть беспроигрышный способ положить конец любому спору, классифицируя собеседника — ничего не стоит заявить, что все, к чему он идет, хорошо известно, это называется так-то и человеческая мысль давно ушла вперед. Но мне было стыдно уподобиться самодовольному студенту, в промежутке между заглавными буквами листая учебник философии. И кроме того, разве я сам недавно не сказал Бердяеву, завязавшему пьяный разговор о греческих корнях русского коммунизма, что правильнее было бы называть философию «софолизмом»?

— Нет, — продолжил Кавабата, открывая большую папку.«Это скорее желание превратить даже самые отдаленные занятия в искусство. Понимаете, если вы продаете партию автоматов, так сказать, в пустоту, из которой вы не знаете, как заработали деньги, то вы мало чем отличаетесь от кассы. Но если вы продаете такие же партия автоматов людям, о которых вы знаете, что каждый раз, убивая других, они должны каяться в трех ипостасях творца этого мира, тогда простой акт продажи поднимается на уровень искусства и приобретает совершенно другое качество .Не для них, конечно — для вас. Вы находитесь в гармонии, вы находитесь в единстве со вселенной, в которой вы действуете, и ваша подпись в контракте приобретает такой же экзистенциальный статус … »

« Во-первых, — сказал Кавабата, — тот факт, что слово « Бог »нанесен по трафарету. Так он проникает в сознание человека в детстве — как трафарет, как и в мириадах других умов. И здесь многое зависит от поверхности, на которой он лежит — если бумага неровная. и грубая, то печать на ней будет нечеткой, а если уже есть какие-то другие слова, даже не понятно, что именно останется на бумаге в итоге.что у каждого свое. Вдобавок обратите внимание на великолепную грубость этих букв — их уголки просто царапают глаз. Трудно поверить, что кому-то могло прийти в голову, что это трехбуквенное слово является источником вечной любви и милосердия, отражение которых делает жизнь в этом мире отчасти возможной. Но, с другой стороны, этот отпечаток, больше всего похожий на бренд, которым маркируют скот, — единственное, на что человек может надеяться в жизни. Соглашаться? «

«Я, конечно, имею в виду полосы пустоты, оставшиеся от трафарета.Закрасить их было бы несложно, но тогда эта работа была бы не такой, как сейчас. Точно так. Человек начинает смотреть на это слово, от видимости значение переходит в видимую форму и вдруг замечает пустоты, которые ничем не заполнены — и там, в этом нигде, единственное, что вы можете найти, это то, что это за огромные уродливые буквы пытаюсь указать, потому что слово «Бог» указывает, на что указывать. Это почти согласно Экхарту или … Однако это не имеет значения.Об этом многие пытались сказать словами. По крайней мере, Лао-цзы. Помните — про колесо и спицы? Или о сосуде, ценность которого определяется только его внутренней пустотой? Я скажу, что любое слово — это один и тот же сосуд, и все зависит от того, сколько пустоты оно может вместить? Вы действительно собираетесь спорить? »

«Котовский протянул мне руку. Я заметил, что его ладонь слегка дрожала.
«Почему-то с утра», — сказал он, подняв на меня ясные глаза,
— Я думаю о том, что нас ждет за могильной доской.
— Как вы думаете, нас там что-то ждет? Я спросил.
«Может, я неудачно поставил», — сказал Котовский. — Проще сказать
, я думаю о смерти и бессмертии.
— Почему у вас такое настроение?
— Ой, — холодно улыбнулся Котовский, — по сути,
не покидает меня с одного памятного события в Одессе … Впрочем, это не беда.
Он скрестил руки на груди и указал подбородком на лампу.
«Посмотрите на этот воск», — сказал он.- Убедитесь, что с
так и будет. Он греется на спиртовой лампе, и его капли, принимая
причудливых очертаний, поднимаются вверх. Поднимаясь, они остывают; чем
они выше, тем медленнее их движение. И, наконец, в какой-то момент они
останавливаются и начинают падать с того места, где они поднимались раньше, часто
никогда не касаясь поверхности.
«В этом есть своего рода платоническая трагедия», — сказал я задумчиво.
— Может быть. Но я не это имел в виду. Представьте себе, что замерзшие капли
, взбирающиеся по лампе, наделены сознанием.В этом случае у них
проблема самоидентификации возникает сразу.
— Без сомнения.
— Здесь начинается самое интересное. Если любой из этих
комков воска думает, что он — та форма, которую он принял, тогда он смертелен,
, потому что форма разрушится. Но если он поймет, что он воск, то
что с ним может случиться?
«Ничего», — ответил я.
«Совершенно верно, — сказал Котовский. — Тогда он бессмертен. Но весь фокус
в том, что воску очень сложно понять, что это воск.Реализовать свою оригинальную
натуру практически невозможно. Как заметить то, что было с начала времен
на ваших глазах? Даже когда еще не было глаз? поэтому
воск замечает только его временную форму. И он думает, что
он такой, понимаете? Причем форма произвольная — каждый раз
возникает под влиянием тысяч и тысяч обстоятельств.
— Великолепная аллегория. Но что из этого следует? — спросил я,
вспомнив наш вчерашний разговор о судьбе России и с какой легкостью он
посадил ее на кокаин.Вполне возможно, что он просто хотел
остатка порошка и постепенно довел разговор до этого.
— Из этого следует, что единственный путь к бессмертию — это капля воска.
— это перестать думать, что она капля, и понять, что она воск. Но
, поскольку сама наша капля способна замечать только свою собственную форму, она
своей короткой жизнью молится Господу Воску о спасении этой формы, хотя эта форма
, если задуматься, не имеет к ней никакого отношения.Более того, любая капля воска
обладает такими же свойствами, как и весь ее объем.
Вы понимаете? Капля великого океана бытия — это весь этот океан,
на мгновение сжатый до капли. Но как, подскажите, как объяснить это кускам воска
, которые больше всего боятся своей мимолетной формы? Как всадить в них
эту мысль? Ведь именно мысли устремляются к спасению или смерти, потому что
спасение и смерть тоже, по сути, мысли. Похоже, что в Упанишадах
сказано, что ум — это лошадь, запряженная в тележку…
Потом щелкнул пальцами, как будто неожиданная мысль
, и холодно посмотрел на меня:
— Кстати, раз уж мы говорим о каретах и ​​лошадях. Вы не
найдете эту полбанки кокаина на пару орловских рысаков …
Резкий грохот в ушах заставил меня вздрогнуть. Лампа,
стоявшая рядом с Котовским, взорвалась, обливая стол водопадом и карту
глицерином. Котовский соскочил со стола, и в его руке ниоткуда, словно фокусник
, появился револьвер.
Чапаев стоял в дверях с никелированным маузером в руке. Это были туники серого цвета
, перевязанные шлейкой, папаха с косой муаровой лентой и бриджи из кожи черного цвета с тройными полосками
. На груди у него сияла серебряная пентаграмма
(я вспомнил, что он называл ее «Орденом Октябрьских
звезд»), а рядом с ней висел небольшой черный бинокль.
— Ты хорошо сказал, Гриша, про каплю воска, — хрипло сказал он.
тенор — что скажешь сейчас? А где сейчас твой окиян?
Котовский ошарашенно посмотрел на то место, где только что стояла лампа
.По карте распространилось огромное жирное пятно. Слава богу, предохранитель
спиртовой лампы перегорел при взрыве — иначе в помещении уже горел бы пожар.
— Плесень, воск — кто все это создал? — угрожающе спросил Чапаев. —
Ответьте мне!
«Гм», — ответил Котовский.
— А где он? Покажите мне.
«Ум — лампа», — сказал Котовский. — Был.
«Если ум — лампа, куда ты пойдёшь, когда он лопнет?
— Что же тогда такое разум? — растерянно спросил Котовский.
Чапаев снова выстрелил, и пуля превратила чернильницу
в облако синих брызг.
По какой-то причине почувствовал мгновенное головокружение.
На белых скулах Котовского появились два ярко-красных пятна.
«Да, — сказал он, — теперь я понимаю. Вы меня поправили, Василий
Иванович. Поправил намертво. «

« Знаете, — сказал он, — проблемы можно решить по-разному. Можно просто напиться в дыму, и они исчезнут на некоторое время. Но я предпочитаю разобраться с ними, прежде чем они начнут разбираться со мной ». .”

Любовь к трем Цукербринам. Отрывок из русской художественной книги Виктора Пелевина. Кажется, связано с / nofap. : NoFap

В прошлом году я прочитал антиутопию Виктора Пелевина «Любовь к трем Цукербринам». Книга пока недоступна на английском языке. Поэтому я перевел небольшой отрывок, чтобы поделиться с вами. Не стесняйтесь писать мне в личку, если обнаружите какие-то ошибки. Английский — не мой родной язык, поэтому их может быть много … Вот отрывок:

… — Меня зовут Семен Паламарчук.Бату Караев — это просто псевдоним. В свое время я работал офицером-программистом в «Датаполе». Я даже возглавлял отдел символической безопасности детства. Мы преследовали сетевых педофилов. Понимаете, мы боролись с мысленными преступлениями. Настоящие веками были буквально невозможны. Сегодня у извращенца нет шансов добраться до ящиков и инкубаторов, где подрастают новые поколения. Мы были заняты ловлей осквернителей их собственных мыслей, которые пытались придать своим фантазиям форму, сделать их осязаемыми, понимаете? Караев улыбнулся, и Кеша почувствовал, как его щеки покраснели.

— Почти.

— Я был как винтик в этой большой системе, Кеша. Как и большинство югстеров, я был идеалистом. Я думал, что помогаю сделать этот мир лучше, но данные, которые мы получили с помощью широкополосного сканирования, говорили нам, что общество состоит из извращенцев. А мы всегда были такими извращенцами, ты мне веришь?

На данный момент было два варианта, оба отрицательные.

— Нет, — ответила Кеша.

— Но это правда. Я работал в архивах Датапола.В начале 21 века Датапол — он носил другое название — собрал первую базу данных о лицах с половыми отклонениями. Технологии онлайн-наблюдения были далеко не так развиты, как сегодня. Основной принцип был прост, как пирог. Это может показаться странным, но каждый профессионал знает, что вы, извращенцы, в основном реагируете не на изображение, а на название.

— Это могло быть изображение чернокожей женщины с дыней, а заголовок был похож на «подростки, пойманные в ванной» — и клиент все равно щелкнет ссылку.Человеческий мозг просто так жестко запрограммирован. Вербальный уровень кодирования выше визуального. Существует распространенное заблуждение, что мы живем в мире образов. Отчасти это правда, но эти изображения нужно классифицировать с помощью слов. Вот почему в 21 веке основные порталы Интернета были связаны с Datapol.

Видео могут быть сняты искренними энтузиастами, но названия были придуманы полицейскими с использованием специальных алгоритмов, позволяющих составить полный список всех возможных отклонений.И с первого щелчка эти диагнозы застряли в личных метаданных.

К тому времени офицер спецслужбы мог легко проверить подробный профиль любого гражданина, у которого были устройства с доступом в Интернет. И у этих устройств были камеры с дистанционным управлением. И люди считали, что он активен, только когда горит индикатор. И практически у каждого в кармане был так называемый «смартфон» (глаз и уши нескольких спецслужб). В СМИ им сказали, что это в моде.

Но с тех пор технологии наблюдения невероятно развиты.А после внедрения мозговых имплантатов просто смешно говорить о каком-либо сопротивлении. Вы просто не можете даже представить себе это божественное всеведение, которым благословлен любой офицер с полным доступом. И чем выше мы поднимаемся в нашей карьере, тем больше мы узнаем о мире, в котором живем. Но я был уверен, Че, что мои глаза открылись еще до того, как мне предоставили полный доступ. Я думал, что открыл Тайну сам.

Кеша посмотрела на список вариантов и выбрала верхний.

— В чем секрет?

— Слушай.Вы знаете, что можете поделиться любой мыслью. Но вы должны думать об этом по-особенному. Вы должны сформулировать это, сделать это интенсивным. Остальной ваш внутренний мир похож на темное поле для Системы. Это последнее место, где мы еще можем быть самими собой. Какое-то время и потихоньку. Место, где нас никто не видит. По крайней мере, так думает большинство. И я думал так же.

Кеша почувствовала себя больной. Его напугал этот разговор.

— А теперь подумайте, — продолжал Караев, — каждый день в голову прокачивают тонны контекстной рекламы.Несколько раз в час. Вы что-то обдумываете, в вашей голове появляется случайная мысль, какая-то мгновенная, плавная ассоциация — и Система запускает некоторую связанную рекламу. Вы когда-нибудь задумывались, как он выбирает эти всплывающие окна, чтобы показать вам? Вы не разделили эту мысль, да? Вы даже не додумаетесь до конца.

Кеша знал, что это правда, на собственном опыте. Но он никогда не обращал особого внимания.

— Когда я это узнал, было ясно, что было два варианта: Система могла читать ВСЕ наши мысли или… Или он просто знал, о чем мы думаем в следующий момент. Первое предположение — ерунда. Наши самые быстрые и легкие мысли невозможно обнаружить из-за их нечеткости. Ментальный объект даже не существует в том виде, в каком мы можем его запомнить. Когда мы думаем, мы как бы пытаемся вспомнить какую-то мысль, которой раньше не было. В этом суть творчества. Каким-то образом нам удается узнать эхо звука, который мы хотим услышать. Но Система может слышать только настоящий звук, если он достаточно громкий. Поверьте, цукербрины не способны читать вас, как книгу.И вряд ли они станут способными. Они ничего не смогут прочитать, если вы сами не откроете книгу.

Звучит неплохо. Кеша выбрала «ОК».

— Итак, — продолжил Караев, — по исключению мы предполагаем, что Система заранее знает, что мы думаем. Этот вывод меня озадачил. Но наконец я понял. Как вы думаете, система читает наши мысли, а затем просто добавляет отвращение? Конечно нет! Не нужно ничего читать. Мы думаем своими мыслями с рекламой в них только потому, что система заставляет нас думать ими.Этим!

Караев показал лицевой разъем.

— С самого рождения мы подключены к потоку данных, который промывает наш мозг с таким давлением, что никакие случайные мысли не могут появиться. Системе не нужно читать ваши мысли. Намного проще просто прокачать мысль в голове. Мысль, которую вы считаете своей. А затем покажу вам эту невероятно актуальную рекламу. Когда цукербрины рекламируют месиво, сначала они заставят вас вообразить что-то круглое, а затем заставить вас обнаружить, что это напоминает картофель.И, наконец, включат рекламу … Понятно?

Кеша предпочла «кивнуть».

— Но это еще не самое страшное. Когда вы решите, скажем, съесть это пюре, это не ваш выбор. Это тоже просто закачивалось в твою голову. Более того, когда вы злитесь из-за того, что вам приходится платить за непреднамеренный кивок, это тоже не ваш гнев. Вся ваша внутренняя жизнь — это просто накачка. Просто длинный программный цикл, который Система запускает в вашей голове. Все ваши скрытые пороки, вся ваша глупость и даже ваша тайная ненависть к Системе — это просто содержание, которое они прокачивают в ваших мозгах.Нас всех давно обманули. А мы не заметили. Знаю, почему?

— Почему?

— Потому что нас, кто мог это заметить, подделали. Я бы сказал, что Система показывает вам фильм. Но это было бы неправильно. Нет вьювера. Ты, Кеша, сама снимаешься. Ваш любимый садху, Ксуэ Баба, продолжает повторять индуистскую мантру «ты такой». И она права, Кеша. Вы и есть то дерьмо, которое цукербрины прокачивают в вашей голове. И другого тебя нет. Это реальность нашей жизни, это единственно возможная реальность.

Я был уверен, что получил это сам — до того, как система предоставила мне полный доступ. И только потом я все понял. Именно это понимание, которое я считал своим собственным тайным прозрением, оказалось тем полным доступом, нагруженным на мою голову с помощью медных проводов.

— Что дальше — Кеша выбрала из меню.

— Я пытался узнать, когда и как все началось. Подсказок почти не было. Все вычислительные устройства — калькуляторы, микрочипы, программы — стали частью нашей жизни в 20 веке.Это выглядело как естественный прогресс. Изобретение p-n перехода. Затем диод, транзистор, логические блоки, микросхема и так далее. Казалось, что люди изобрели все это сами. Перед нами произошла научно-техническая революция, и никто не вызвал подозрений. За исключением одного человека.

— Кто это был? — спросил Кеша.

— Его звали Джон Лилли. Все его книги были удалены из наших баз данных. Он не был компьютерным ученым. Он был психонавтом. Он исследовал, как различные психоактивные вещества взаимодействуют с человеческим разумом.Однажды, экспериментируя с новым материалом, обозначенным как «К», он понял правду. Он видел, что Землю завоевывает кремнийорганическая форма жизни. Это не походило на пророчество Уэллса о войне и крови. Люди строили армию вторжения собственными руками. Пришельцы прибывали в виде технологий и кода. У человечества был шанс, — продолжал он, — Джон Лилли пытался сказать правду. Но над ним смеялись, называли обкуренным хиппи. Он пытался достучаться до людей, но его идеи назывались деллириумом.Все его книги были исключены из публичного доступа. Тем временем Холливуд промыл нам мозги мылом из звездных войн. Люди не сопротивлялись. Они думали, что продвигают прогресс, что они понимают его природу. Мы беспомощны, Че. Мы слишком далеки от тех уровней творчества, где решается наша судьба. Кроме Джона Лилли, никто из двуногих животных даже не заметил вторжения инопланетян. А теперь правда похоронена.

— Зачем они пришли? — Выбрал Кешу.

— Я полагаю, они поглощают нашу сексуальную энергию, нашу регенерирующую силу.Последнее, что осталось взять. Знаешь, Че, что делаешь каждый день?

Кеше было предложено два варианта: «опущенные глаза» и «растерянный взгляд вниз». Он выбрал первую.

— Но все тоже. Еще в 21 веке секс-контент занимал огромную часть ежедневного обмена данными. В этот момент миллионы пользователей порно достигают точки кипения, сидя на горячей плите, которую они добровольно включили. Они обманывают свой мозг, они делятся теплом своего желания со всеми нацеленными на них приемниками и антеннами.Они совокупляются с кремнием. С врагом захватчик мог заметить только Джон Лилли. Они направляют свою жизненную энергию в черную дыру. Они даже не могут увидеть своего партнера в этом извращенном половом акте. Они не видят ничего, кроме света цукербринов.

— Кто они, эти цукербрины? — спросил Кеша, когда появились новые варианты.

— Не могу вам сказать. Может быть, просто оружие или какие-то служебные собаки, натравленные на нас врагами человечества.

— Кто эти враги?

— Понятия не имею.Единственное, что я знаю наверняка, они пришли из ниоткуда и сделали нас зомби. На это ушло время, и это было не только порно. Насколько мне известно, цукербрины впервые были подвергнуты выбросу дофамина в мозгу в «Candy Crush», древней игре, в которой .

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.