Черчилль цитаты о демократии: Уинстон Черчилль цитата: Демократия – наихудшая форма правления, если не считать всех остальных.

Содержание

Говорят, что демократия — наихудшая форма правления, за исключением всех других, перепробованных человечеством.

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Все болезни, за исключением механических повреждений, происходят от упадка духа.

Парацельс (30+)

Он сделал для нее, кажется, все, что можно, за исключением одного: забыл спросить — способны ли все эти его старания сделать ее счастливой.

Габриэль Гарсиа Маркес (50+)

Молчание — наиболее совершенная форма выражения презрения.

Джордж Бернард Шоу (100+)

Демократия у нас на всех одна, поэтому её на всех и не хватает!

Неизвестный автор (1000+)

Ничего не существует, за исключением здесь и сейчас.

Брюс Ли (50+)

Демократия умирает не из за слабости законов, а из за слабости демократов.

Франсуа де Ларошфуко (100+)

Люди, которые говорят, что их не волнует, что о них думают другие, на самом деле изо всех сил пытаются заставить других думать, что их не волнует, что о них думают другие!

Джордж Карлин (100+)

Тот, кто чаще других преклоняет колени, крепче всех стоит на ногах.

Дуайт Лиман Муди (1)

Если так пойдёт и дальше, у человека атрофируются все конечности за исключением пальца для нажатия кнопок.

Фрэнк Ллойд Райт (9)

Никогда не беспокойтесь о том, что люди говорят/думают о вас.

Пошлите их всех! В конце дня единственное что-то значащее мнение — твое.

Шеннон Лето (30+)

«Демократия – лучшая из всех негодных форм правления»

Мартина Имфельд (Martina Imfeld) и Клод Лоншан (Claude Longchamp): «У прямой демократии есть много преимуществ, но загвоздка тут заключается в том, что она начинает буксовать, как только речь заходит о правах меньшинств». swissinfo.ch

«Много форм правления применялось и еще будет применяться в этом грешном мире. Все понимают, что демократия не является совершенной или всезнающей. Правильно было сказано, что демократия — наихудшая форма правления, за исключением всех остальных, которые были испробованы время от времени». Конечно, все сразу узнали эту знаменитую цитату из выступления Уинстона Черчилля в Палате Общин британского парламента 11 ноября 1947 года. Что будет, если приложить это высказывание к реалиям швейцарской демократии?

Этот контент был опубликован 09 июля 2018 года — 16:23
Ренат Кюнци

Изучал историю и политологию в Университете Берна.

Работал в информагентстве Reuters, в газетах Der Bund, Berner Zeitung и на радиостанции Radio Förderband. Рассказывает о швейцарской современной прямой демократии во всем многообразии ее форм и проявлений, уделяя при этом основное внимание человеку с его гражданскими правами и свободами.

Больше материалов этого / этой автора | Немецкоязычная редакция

Ренат Кюнци (Ренат Кюнци), Берн

Напомним, что в Швейцарии существуют мощные инструменты прямой демократии, позволяющие гражданам напрямую определять политический курс страны, кантона или общины, не прибегая к привычным посредникам в лице парламента или партий.

С другой стороны, если посмотреть на то, какие решения в последние месяцы принимали граждане на референдумах, — прежде всего имеется в виду одобрение народом таких законопроектов, как «О запрете на строительство новых минаретов» или «О депортации иностранцев, совершивших тяжкие преступления», — то поневоле задумаешься, а не был ли в самом деле прав великий англичанин, говоря, что «демократия не является.

.. всезнающей».

Мы поговорили на эту и другие темы, связанные со швейцарской прямой демократией, с признанными экспертами — социологом Мартиной Имфельд и политологом, главой института изучения общественного мнения gfs.bernВнешняя ссылка Клодом Лоншаном. «В вопросах, связанных с культурными, социальными и религиозными меньшинствами, прямая демократия нередко наталкивается на серьезные проблемы», — признают они, настаивая при этом, что прямая демократия — это все-таки «лучшая из всех негодных форм правления».

swissinfo.ch: Некоторые народные законодательные инициативы, которые были одобрены швейцарскими избирателями в последние годы, носят во многом символический характер. Вспомним только запрет на строительство новых минаретов, депортацию преступников-иностранцев, инициативу против выплат чрезмерных бонусов топ-менеджерам и так далее. Но за всем этим ведь стоят чрезвычайно сложные политические и социальные вопросы. Может ли прямая демократия, которая по сути знает только слова «да», «нет» и «воздержался», адекватно решать все эти проблемы?

Мартина Имфельд: Как социолог могу сказать, что многое зависит от того, как задан вопрос и как обставлен весь процесс принятия решения. Демократия является все-таки, скажем так, наилучшей из всех негодных форм правления. Проблема заключается не в том, как голосуют люди, а в том, что часто политическая система долго игнорирует какой-то острый вопрос и откладывает его решение «на потом». 

«Решения, принятые на основе большинства голосов, могут привести к настоящей „тирании“ этого большинства»

Мартина Имфельд

End of insertion

Прямая демократия имеет много преимуществ. Решение, принятое на основе большинства голосов избирателей, является лучшей формой урегулирования конфликтов. Но и тут есть одна загвоздка — положение меньшинств. В наших исследованиях мы обнаружили, что реальная проблема появляется тогда, когда интересы большинства идут кардинально вразрез с интересами меньшинств. 

В связи с уже упомянутым запретом на строительство новых минаретов я хотела бы обратить внимание на мусульман, которые составляют четыре процента населения Швейцарии.

В рамках демократии, где всё решает большинство, они не имели ни малейшего шанса повлиять на результат того референдума.

То есть именно в вопросах, связанных с культурными и религиозными меньшинствами, прямая демократия нередко наталкивается на серьезные проблемы. Решения, принятые на основе большинства голосов, могут привести даже к настоящей «тирании» этого большинства.

Клод Лоншан: Это понимают и юристы, когда они, например, начинают заниматься вопросом, в какой степени и каким образом демократические решения, принятые большинством, сталкиваются с правами человека и даже порой ущемляют их. Швейцарии не помешало бы более четко определить юридические границы прямой демократии, не оспаривая саму эту форму правления и не ставя ее под вопрос, ведь она уже очень глубоко укоренилась в душе и сознании швейцарского народа.

swissinfo.ch: Вы часто говорите, что слишком много оппозиции делает Швейцарию неуправляемой. Где в таком случае нам следовало бы немного «подкрутить», чтобы усилить степень пропорциональности, преемственности, стабильности нашей политической системы, чтобы укрепить принципы правового государства? Нужно ли нам добавить народу больше прав или же, наоборот, нам следует сделать акцент на совершенствовании системы «сдержек и противовесов»?

К.

Л.: Закрепление в 1874 году принципов и инструментов прямой демократии в федеральной конституции регулярно исподволь приводило к возникновению периодов относительной неуправляемости. Ведь система, построенная на принципе соперничества власти и оппозиции, была в Швейцарии дополнена элементами прямой демократии, при этом на тот момент ни у кого не было ни опыта, ни знаний, ни понимания того, как же прямая демократия будет уживаться с привычной связкой «правительство — оппозиция».

«С учетом федерализма, а также чрезвычайного разнообразия регионов Швейцарии, нам было бы крайне желательно укреплять формы партнерского взаимодействия в экономике и обществе»

Клод Лоншан

End of insertion

Решение было постепенно найдено к 1930-м годам, когда в Швейцарии возникло осознание необходимости выработать некие примирительные арбитражные процедуры, то есть перейти к своего рода контролируемому управлению социальными конфликтами, не дожидаясь, пока правительство и народ начнут принимать политические решения.

Классическим примером в этом смысле стало создание структур социального партнерства между работодателями и наёмными работниками, а кульминацией этого процесса стало заключение в 1937 г. так называемого «Трудового мира» («ArbeitsfriedenВнешняя ссылка») в металлообрабатывающей и часовой промышленности. С тех пор социальное партнерство стало в Швейцарии очень важным инструментом неформального урегулирования конфликтов на дополитической стадии.

Что касается самой политики, то здесь тоже произошли значительные перемены. Под влиянием прямой демократии стало очевидно, что все основные партии и силы, все потенциально оппозиционные движения и течения должны быть непременно представлены в правительстве. Такое «инклюзивное» понимание политических процессов и привело к укреплению в стране теории и практики так называемого «конкорданса», то есть «сердечного согласияВнешняя ссылка» всех основных политических игроков.

В течение последних 20 лет, однако, практика неформального урегулирования конфликтов и теория «конкорданса» постепенно теряют свое влияние и уходят как бы в тень. И это одна из тех серьезных проблем, которые Швейцарии предстоит решать в ближайшем будущем. То есть можно сказать, что в этом смысле мы сейчас снова возвращаемся в период до 1937 года, когда «Трудового мира» еще не было.

Моя теория выглядит следующим образом: от однажды введенных инструментов прямой демократии отказаться невозможно. Но с учетом наличия в Швейцарии развитого федерализма, а также учитывая чрезвычайное разнообразие регионов страны, нам было бы крайне желательно укреплять именно формы партнерского, горизонтального взаимодействия как в экономике, так и в обществе. 

В этом могло бы заключаться и основное «послание» Швейцарии в адрес других стран: при прямой демократии жизненно необходимо укреплять партнерские формы общественной кооперации, снижая уровень враждебности в социуме. Потому что в противном случае прямая демократия и общественные разногласия будут только усиливать друг друга, и у нас проблем будет все больше и больше.

swissinfo.ch: Отношения с Европой и вопросы миграции — вот на данный момент главные источники конфликтов в швейцарской политике. Какие формы партнерского взаимодействия и сотрудничества можно было бы здесь найти?

К.Л.: Коль скоро уж мы говорим о Швейцарии как о стране, где социальное партнерство является важнейшим инструментом урегулирования конфликтов и разногласий, то я хотел бы выразить мое глубокое убеждение в том, что в 1992 году вступление Швейцарии в еврозону (ЕЭПВнешняя ссылка) не состоялось именно из-за того, что ведущие экономические и социальные партнеры так и не смогли прийти здесь к единому мнению.

Уинстон Черчилль дословно:

«Many forms of Government have been tried and will be tried in this world of sin and woe. No one pretends that democracy is perfect or all-wise. Indeed, it has been said that democracy is the worst form of government except all those other forms that have been tried from time to time».

Цит. по: «Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений». Под ред. Серова В.В., 2003 г.

End of insertion

В тот период власти, профсоюзы, организации работодателей, отраслевые промышленные объединения долго и ожесточенно спорили о том, приведет ли присоединение Швейцарии к ЕЭП к усилению или к ослаблению роли государства в экономике. Граждане же посмотрели на всё это, подумали и сказали: «Раз они так и не смогли договориться между собой, то и нам, наверное, на всякий случай лучше сказать „нет“ вступлению в ЕЭП».

Но уже очень скоро ведущие силы, и прежде всего промышленные ассоциации, осознали, что так называемые двусторонние (билатеральные) соглашения, ставшие заменой полноценному членству Швейцарии в ЕС — это своего рода бизнес-проект, в котором партнеры обязаны СООБЩА искать решения актуальных проблем.

Например, с одной стороны, они должны были защищать интересы лиц наемного труда, с другой же — соответствовать условиям свободного рынка труда и экономики, во многом свободной от влияния государства.

Но как раз в этом-то и состоял рецепт, который обеспечил успех реализации билатеральных соглашений: ведь они стали для страны, не являющейся членом ЕС, формой прямого участия в важнейших дискуссиях внутри Евросоюза. Эта модель с тех пор и является для нас примером, маяком, указывающим направление движения.

swissinfo.ch: В Швейцарии сейчас много дискутируют о недостатках прямой демократии, но в основном это делают эксперты. А как можно было бы донести эти дебаты до народа?

М.И.: Один из способов уже найден — я имею в виду формат нынешней общественной дискуссии в Швейцарии, в рамках которой идет обсуждение последствий результатов референдума от 9 февраля 2014 года по так называемой «антимиграционной инициативе». Сегодня уже гораздо больше граждан, чем год назад, осознают, насколько сложны вопросы, которые выносятся на всенародные плебисциты.

Клод Лоншан (Claude Longchamp) — политолог и историк, руководит научно-исследовательским институтом gfs.bern, который по заказу телерадиокомпании SRG SSR, к которой относится и портал swissinfo.ch, проводит опросы общественного мнения, а также анализирует политические предпочтения граждан накануне выборов и голосований.

По итогам референдумов и выборов Клод Лоншан на базе института gfs. bern вычисляет предварительные результаты и обсуждает их в рамках специальных выборных передач швейцарского ТВ. Кроме того, он предлагает анализ окончательных результатов голосований.

Политолог и социолог Мартина Имфельд (Martina Imfeld) является руководителем проектов в институте gfs.bern. Отвечает за анализ политических тем, специализируясь на исследовании итогов референдумов и выборов. Принимала участие в таких политических исследованиях, как «Молодежный барометр» 2014-го года, «Барометр забот населения» 2013-го года, «Барометр развития национальной идентичности» 2013-го года.

End of insertion

К.Л.: У нас в народе до сих пор наблюдается склонность впадать в политические иллюзии. Мы, швейцарцы, оказались большими любителями формулы, в соответствии с которой Швейцария имеет право сказать «нет», но желательно, чтобы потом не было никаких последствий. Это такое очень швейцарское представление: мол, мы можем делать всё, что нам вздумается, а все остальные могут принимать наши действия к сведению, могут не принимать, но уж в любом случае они не должны воспринимать наши действия всерьез.

Но в современном взаимозависимом мире такой подход давно стал иллюзией. Швейцария серьезно просчиталась, будучи уверенной, что она может стоять в стороне от ЕС, выдвигать в его адрес какие-то требования, решать, сказать ей «да» или «нет», и при этом исходить из того, что все эти её действия никого всерьез волновать не будут.

swissinfo.ch: Можно ли сказать, что референдум 9 февраля 2014 года стал переломным пунктом в истории развития прямой демократии в Швейцарии?

К.Л.: Это событие стало переломным пунктом, но не для прямой демократии, а, скорее, для швейцарской политики, которая с недавних пор стала несколько легкомысленной, считающей, что можно, как говорится, получить розы, избежав шипов. Однако, как представляется, времена, когда такой курс себя оправдывал, прошли. И, может быть, Швейцария перейдет на другие позиции, как только изменится экономическая ситуация в ЕС, когда Евросоюз выйдет из кризиса.

Билатеральным соглашениям Швейцарии с ЕС сопутствовала удача, но только потому, что Берн согласился, что целью этих соглашений является, в итоге, вступление в ЕС. За это Швейцария смогла получить некоторые преимущества и послабления. Сегодня же наше членство в Евросоюзе находится под большим вопросом. Брюссель постепенно закрывает все ранее существовавшие лазейки. Так что Швейцарии придется приспосабливаться к новой ситуации.

swissinfo.ch: Но вообще-то в том, что касается прямой демократии, Брюссель мог бы ориентироваться на Швейцарию в гораздо большей степени, ему ведь есть чему поучиться у Берна?

К.Л.: Может быть, в самом деле, теперь наступил черед ЕС на своем опыте осознать, что прямая демократия действительно иногда немного раздражает, хотя она и обладает огромным преимуществом. Я имею в виду тот факт, что она опирается на доверие к гражданам и на их консолидацию — можно даже говорить о «коллективном разуме» нации.

М.И.: Во Франции или в России некоторые доверяют «супергероям», которые якобы знают, куда стране идти дальше. Мы же считаем, что если большинство имеет право голоса и пользуется этим правом, то в итоге глупого результата получиться не может — по крайней мере, в долгосрочной перспективе. И это тоже послание прямой демократии в адрес других политических систем.

Статья в этом материале

Ключевые слова:

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу [email protected] Приносим извинения за доставленные неудобства.

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Лучшие цитаты о демократии на английском: Джефферсон, Черчилль, Менкен, Линкольн и др. (часть 2) — Афоризмы на английском — Английский с удовольствием — Английский с удовольствием!

Information is the currency of democracy.

Thomas Jefferson

Информация — валюта демократии.

Томас Джефферсон


Democracy means government by the uneducated, while aristocracy means government by the badly educated.

Gilbert Keith Chesterton

При демократии власть у необразованных, тогда как при аристократии — у малообразованных.

Гилберт Кит Честертон


Remember, democracy never lasts long. It soon wastes, exhausts, and murders itself. There never was a democracy yet that did not commit suicide.

John Quincy Adams

Запомните, демократия никогда не длится долго. Она растрачивается, исчерпывается и убивает себя. Еще не было ни одной демократии, которая не совершила бы самоубийство.

Джон Куинси Адамс


Democracy is the theory that the common people know what they want and deserve to get it good and hard.

Henry Louis Mencken

Демократия — это теория о том, что простые люди знают то, чего они хотят, и заслуживают получить это без проблем и навсегда.

Генри Луис Менкен


Democracy is the worst form of government except all those other forms that have been tried from time to time.

Winston Churchill

Демократия — наихудшая форма правления, за исключением всех тех, которые пробовались время от времени.

Уинстон Черчилль


Democracy is a pathetic belief in the collective wisdom of individual ignorance.

Henry Louis Mencken

Демократия — это трогательная вера в коллективную мудрость индивидуального невежества.

Генри Луис Менкен


We`d all like to vote for the best man but he`s never a candidate.

Kin Hubbard

Все мы предпочли бы проголосовать за лучшего, однако лучший никогда не появляется в числе кандидатов.

Кин Хаббард


You can never have a revolution in order to establish a democracy. You must have a democracy in order to have a revolution.

Gilbert Keith Chesterton

Вы не можете устроить революцию для учреждения демократии. У вас должна быть демократия для того, чтобы революция состоялась.

Гилберт Кит Честертон


As I would not be a slave, so I would not be a master. This expresses my idea of democracy. Whatever differs from this, to the extent of the difference, is no democracy.

Abraham Lincoln

Так же, как я не стану рабом, я не стану и хозяином. В этом суть моего понимания демократии. Всё, что отличается от этого до степени различия, — это не демократия.

Авраам Линкольн


In America, anyone can become president. That`s one of the risks you take.

Adlai E. Stevenson

В Америке любой может стать президентом. Это один из тех рисков, которые вы принимаете во внимание.

Эдлай Эвинг Стивенсон II

Какие самые известные высказывания Черчилля Уинстона о демократии и политике

Трудно найти более известную и обсуждаемую фигуру в политике, чем Уинстон Черчилль. Он был одним из тех, кто смело кроил карту мира в XX веке. Но не меньше, чем его политическая деятельность, людей интересует и личность правителя Англии. Высказывания Черчилля по самым разнообразным поводам давно вошли в золотой фонд остроумных афоризмов.

Детство У. Черчилля

Будущий великий политик родился в аристократической, привилегированной семье лорда Генри Спенсера в 1874 году. Его мать была дочерью американского бизнесмена, а отец занимал пост канцлера Казначейства Великобритании. Уинстон воспитывался в родовом имении, но из-за того, что у родителей вечно не хватало на него времени, в основном он пребывал с няней – Элизабет Энн Эверест. Она стала его ближайшим другом на долгие годы.

Из-за принадлежности к высшей касте аристократического сословия Черчиллю мог оказаться закрыт доступ на вершины политической карьеры, так как по законам Англии дворяне не могли входить в правительство страны. Но к счастью, его линия была побочной ветвью рода Черчиллей, что и позволило ему стать у руля.

Годы обучения

В школьные годы Черчилль проявил себя как строптивый ученик. Сменив несколько учебных заведений, нигде старательностью он не отличался. Не желая подчиняться строгим правилам поведения, будущий политик бывал не раз порот розгами. Но на его прилежании это никак не сказывалось. И только когда его уже в 1889 году перевели в армейский класс колледжа в Хэрроу, он проявил интерес к занятиям. Блестяще сдав все экзамены, он поступил в престижное военное училище Англии, которое окончил в звании младшего лейтенанта.

Служба

Однако послужить в качестве офицера Черчиллю не пришлось. Поняв, что военная карьера его не привлекает, он воспользовался связями матери и выбрал должность военного корреспондента. В этом амплуа он и поехал на Кубу, откуда привёз две свои самые известные привычки, оставшиеся с ним на всю жизнь: пристрастие к кубинским сигарам и послеобеденной сиесте. После Кубы он был отправлен в Индию и Египет, где весьма храбро поучаствовал в военных действиях и заработал славу хорошего журналиста.

Первые шаги в политике

В 1899 году Черчилль ушёл в отставку, решив посвятить себя политической деятельности. Вступить в Палату общин ему удалось со второй попытки. Уже будучи почти национальным героем, Черчилль попал в плен в Южной Африке и совершил дерзкий побег. Это место он закрепил за собой на 50 лет.

Продвижение Черчилля по политической лестнице было быстрым и блистательным. Уже через несколько лет он стал самым молодым влиятельным политиком в Британии. Однако во время Первой мировой войны он, возглавляя Министерство военных дел, два раза потерпел неудачу, сделав недальновидные шаги. Но истинным восхождением на политический Олимп он был обязан Второй мировой.

Яркий лидер

В тяжёлые времена перед нападением Гитлера на Европу Черчиллю предложено было занять пост Первого Лорда Адмиралтейства, так как было совершенно очевидно, что он единственный, кто сможет привести страну к победе. Будучи ярым противником большевизма, Черчилль тем не менее вступил в коалицию со Сталиным и Рузвельтом, справедливо решив, что нацизм – это ещё большее зло. Что не помешало ему по окончании войны возглавить антибольшевистскую партию Европы, призывая уничтожить «красную заразу», угрожающую целостности европейского мира.

Однако в первые послевоенные годы Англия была занята экономическими проблемами. Ей нужны были мудрые политики, которые смогли бы вывести страну из кризиса, да и люди просто устали от агрессивных призывов к оружию. В результате Черчилль потерпел поражение на выборах и решил уйти на покой.

Черчилль – писатель

Афористичные высказывания Черчилля говорят о том, что в нём был недюжинный литературный талант. Неудивительно, что ему принадлежит несколько книг. Ещё будучи офицером в Индии, он начал писать свою первую работу, вышедшую под названием «Речная война». Начало своей карьеры он описал в книгах «Моё путешествие в Африку» и «Начало моей жизни». Работа Черчилля «Мировой кризис», над которой он трудился около восьми лет, была издана в шести томах.

Десятилетний перерыв в политической карьере, когда он проиграл выборы консерваторам в 1929 году, будущий премьер-министр коротал за написанием четырёхтомной биографии своего предка «Мальборо: его жизнь и время». «История Второй мировой войны» вышла в шести томах и была раскритикована за плохо составленный второй том и слабый, по сравнению с предыдущими, пятый. Наконец, последние годы своей жизни Черчилль посвятил написанию грандиозного труда «История англоговорящих народов», главной темой которого была война и политика.

Знаменитые высказывания Черчилля

Несмотря на свою яркую политическую деятельность, Черчилль наиболее известен своим острым языком и типично английским юмором. Многие из его высказываний спорны, некоторые чересчур категоричны. Но одно несомненно – все они заслуживают того, чтоб с ними познакомиться. Высказывания Черчилля о политике, о жизни и о войне цитируются во многих источниках. По ёмкости и меткости посыла они больше всего напоминают высказывания других известных англичан – Марка Твена и Бернарда Шоу.

Жизненная мудрость

Высказывания Черчилля о жизни можно брать на вооружение как пример потрясающего рационализма. Когда его спросили, как он смог дожить до такого возраста (а умер он в возрасте 91 года) и сохранить такой ясный и трезвый ум, несмотря на свои вредные привычки, он ответил, что секрет прост: просто он никогда не стоит, когда можно сидеть, и не сидит, когда можно лежать. Из счастливой жизни в браке, продлившемся 57 лет, он вынес трезвую истину, что легче управлять нацией, чем воспитывать четверых детей (а у него их было пятеро).

Политические и военные афоризмы

До того как стать премьер-министром, Черчилль был известен в Англии своими антимилитаристскими высказываниями. Он всегда прямо заявлял, что страна не сможет избежать войны, если хочет стать сильной и независимой. Высказывания Черчилля о войне часто связаны с политикой, как, например, это: «На войне вас могут убить только один раз, в политике – множество». Тем не менее великий политик понимал всю бессмысленность этой бойни, когда говорил, что война – это в большинстве своём каталог грубых ошибок.

Политические афоризмы тоже не менее известны. Всем знакомо высказывание Черчилля о демократии, в котором он называет её наихудшей формой правления, если не считать остальных. Но избирателей он не уважал. Вот яркий тому пример: «Лучший аргумент против демократии – недолгая беседа со средним избирателем».

А была ли соха

Знаменитое высказывание Черчилля о Сталине, что тот принял страну с сохой, а оставил с атомной бомбой, неизвестно только разве что ребёнку, и его авторство никогда не ставилось под сомнение. Не удивительно ли, что Черчилль, который всю жизнь яростно боролся против большевизма, вдруг с таким пиететом высказался о его главном лидере? Известно, что всего о Сталине Черчилль говорил около 8 раз, из них 5 раз – неодобрительно. Первое упоминание этой фразы появилось в печати в 1988 году, когда газета «Советская Россия» опубликовала письмо Н. Андреевой, в котором та поёт хвалебную оду мудрому рулевому.

После этого фразу подхватили самые разные люди, и она понеслась по миру, сея смуту в лагере антисталинистов. На самом деле, если фанатично служить истине, именно такой фразы Черчилля о Сталине нет. В своей речи перед Палатой общин 8 сентября 1942 года премьер-министр даёт гораздо более нейтральную, хотя в целом и очень уважительную характеристику Сталина. Он отмечает его выдающиеся качества лидера, и, что самое главное, так необходимые сейчас стране. Фраза про соху и атомную бомбу – это коллективный труд переводчика этой речи (весьма развесисто украсивший её словами «великий», «гений» и «самый»). Также нечто подобное встречается в статье И. Дойчера (хотя и у него тоже не «бомба», а «атомный реактор»).

Высказывания Черчилля о России

Нелюбовь Черчилля к большевизму хорошо известна, хотя и весьма своеобразна. Во время войны он постоянно подчёркивал своё восхищение подвигом русского народа в борьбе с нацистами, а также отдавал должное лидерским качествам Сталина. Хотя в целом его отношение к социализму было неодобрительным. Многие высказывания Черчилля весьма прозорливы, например, то, где он говорит, что и капитализм, и социализм не могут избежать неравенства, только первый – в благосостоянии, а второй – в нищете. Про большевиков он говорил, что они сами создают себе трудности, которые потом с успехом преодолевают. Но в отсутствие настоящей демократии в России он видел главную причину, по которой она не сможет стать сильной державой.

Позднее в своей книге «Как я воевал с Россией» Черчилль напишет, что власть в СССР была поразительно слепа к собственному положению в стране, которая никогда не была так сильна, как ей казалось, и так слаба, как думали некоторые.

Высказывания Черчилля можно издавать отдельной книгой – тираж разойдётся в считанные минуты. Его жизнелюбию, трезвому отношению к действительности можно только позавидовать. Часто, как у многих великих людей, высказывания Черчилля парадоксальны, но ещё чаще бьют прямо в цель. Такие короткие мантры помогают отрезвить сознание от засилья в нём банальности и обыденности.

Самые известные высказывания черчилля уинстона о демократии и политике. Мудрые цитаты черчилля


    Смотрите также:

1.docx

«Демократия — ужасная , если не считать всех остальных».

У. Черчилль (1874-1965)

Тема моего эссе звучит так: «Демократия — ужасная форма правления, если не считать всех остальных». Что такое демократия? Если перевести слово, то демократия- это народовластие, а по утверждению Линкольна демократия- это власть народа, для народа, избранная народом. Тема демократии в настоящее время усиливается, стремлением людей именно к этому типу политического режима. Могу ли я согласиться с высказыванием У. Черчилля? Это сложно сказать, нет ни чего идеального в нашем мире. Демократия в сравнении с остальными формами правления, такими как тоталитаризм, авторитаризм, для меня более близка, а вот если рассматривать принципы демократии в отдельности, то в них выявляется явное несоответствие самому понятию- власть народа, но все же я не считаю эту форму правления ужасной.

Народовластие проявляется через принцип большинства, посредствам процедур голосования. Да, это удобно зная, что общество все равно не сможет договориться однозначно по какому либо вопросу. Из этого вытекает так называемый, принцип политического плюрализма, главной чертой которого является многообразие политических партий, движений, идей и т.п. От этого многообразия не будет абсолютно однозначных решений в политических вопросах, каждая партия, отстаивает свою позицию считая ее наиболее верной, чем все остальные, и также если несколько партий найдут наиболее подходящий компромисс, то не факт, что это решение и удовлетворит остальных. Хотя эти «остальные» могут проявлять легальную оппозицию, но решение, к примеру, в России принадлежит большинству, правящей партии «Единой России».

Главная проблема демократии — это и есть многообразие мнений самого народа, которое и вносит путаницу в демократическое общество, если при диктаторских режимах признается одна единая и правильная идеология, и все принуждаются к ней, то в демократии этого быть не может. А вообще, что есть народ, и может ли он осуществлять правление страной? Народ- это. Я думаю аргумент, количественного соотношения явно ясен, если численность США сейчас около, то в парламенте 100сенаторов и 435 членов палаты представителей, в соотношении с численностью- это же не реально маленькая группа людей, собранная для представлений интересов народа и принятия важных политических решений. Правильно ли это? Но и проводить голосования при каждом требующем случае не представляется возможным. Хотя и с развитием компьютерных технологий и интерната, в течении какого то времени может быть и придумают какую-то альтернативную систему. Но сейчас, все очень спорно, но за не имением альтернатив, в общем, только таким образом может осуществляться демократия.

Даже если не сравнивать демократию с остальными формами правления, то все не так ужасно, как казалось бы. А если сравнить тоталитаризм и демократию? Сможет ли Современный россиянин, вернуться во времена правления Сталина и жить там счастливо при тотальном контроле, при невозможности плюрализма, при жестокой цензуре, без личной жизни и т.д. Я думаю, долго этот человек не проживет, совершенно в иных условиях, так как до этого прожил время в стране признающей демократические свободы. Если взять более реальный пример: посадить дикого, взрослого льва в клетку, то он там так же счастливым долгожителем не станет, чувствуя ранее свободу.

В своем эссе, как я думаю я рассмотрела самый явный прокол современной демократии- это принцип большинства. Я даже в повседневной жизни не раз сталкивалась, с большинством, которое оказывалось не правым в каких-то вопросах, но меньшинство при этом слушали, но не воспринимали. Так это и происходит в правящих верхах, кто-то что- то сказал, большинство стадным принципом согласились и совершили прокол в истории. Но, не смотря на это, при демократии большая вероятность принимать решения относительного большинства, чем при диктаторских режимах, где и большинство слушать не станут. Демократия не ужасна, но и не совершенна.

Доровских Алёна -11-в

Невозможно не согласиться с выдающимся деятелем XX в. Уинстоном Черчиллем. Автор высказывания не скрывает, что демократический режим далеко не самый идеальный, однако он намного лучше, нежели авторитаризм (диктатура) или тоталитаризм.
Традиционно политологи под демократией понимают такой политический режим, при котором источником суверенитета является народ, гарантируются права и свободы гражданина, существует политический и экономический плюрализм, свободные, равные, тайные выборы и другие, весьма важные атрибуты. Безусловно, Черчилль, когда говорил о несовершенстве этого политического режима, подразумевал, что такой выбор народа не всегда приводит к хорошим результатам, ведь большинство нередко ошибается. Так произошло в свое время в 1933 г., когда народ Германии абсолютно демократически и законно избрал на власть убийцу десятков миллионов людей по всему миру – Адольфа Гитлера. Недостатки демократии на этом не исчерпываются, политологи указывают на современные проблемы лоббизма в политике, подкупа избирателей и многое другое.

Однако это вовсе не значит, что демократия это зло. Существуют и недемократические режимы, при которых права человека могут откровенным образом нарушаться, государство осуществляет контроль над политической сферой, или даже над экономической, социальной и духовной, как это, например, происходит при тоталитаризме. Так, получается, что у демократии есть и весомые достоинства, которые позволяют ей существовать и развиваться в современных государствах. Например, свободные СМИ, политическая толерантность, религиозная веротерпимость и многое другое, о чем уже было сказано ранее.

История также дает отличные примеры эффективности демократического режима. Конечно, в каждую эпоху у демократий были свои специфические черты, однако народовластие присутствовало практически везде. Например, в XII – начале XIII вв в Великом Новгороде существовала примитивная средневековая демократическая республика, где новгородцы управлялись через Вече – коллективный орган, который давал законы, собирал налоги. Вече выбиралось из купцов, ремесленников и знатных горожан. Благодаря тому, что в Новгороде особое внимание уделялось мнению большинства, Вече опиралось на настроения народа, эта средневековая республика долгое время оставалась красивой, богатой и процветающей. Да, это демократия потом мутировала, в XV проблемы новгородской олигархии были налицо, но несмотря на это, Новгород долгие годы развивался и богател.

Другим примером, иллюстрирующим истинность высказывания Черчилля, является современная Швеция, которая по уровню жизни населения уже долгие годы находится на самых вершинах международных рейтингов. Благодаря высокой активности граждан, институтам гражданского общества, которые и обеспечивают развитие и эволюцию местной демократии, эта страна управляется крайне эффективно. Такая страна не затронута проблемами коррупции, бедности и социальной деградации. Конечно, у шведов проблем немало, однако если сравнить эту страну с недемократическими режимами, которые сегодня существуют в КНДР, КНР, Сирии, Ливии и многих других стран, создается впечатление, что благодаря ценностям этого режима (уважения прав меньшинств, защита бедных, инвалидов, религиозная толерантность, социальная поддержка и помощь наркозависимым и другим категориям населения, пораженным тяжелыми физическими проблемами) эти трудности постепенно, но эффективно решаются.

Уинстон Черчилль многое повидал в своей жизни. Он стал свидетелем немалых ошибок, которые свершались при демократических режимах. Но наблюдая воочию страшные тоталитарные государства Сталина и Гитлера, видимо, он тогда и осознал, что демократия еще не такая плохая, как остальные политические режимы. Вот и я прихожу к выходу, что недостатки этого режима весьма терпимы и приемлемы, нежели жизнь в авторитарном или тоталитарном государстве. Однако демократическому режиму еще предстоит долгая и упорная эволюция.

Как известно, широко распространено утверждение Черчилля «Демократия — худшая форма правления до тех пор, пока вы не сравните ее с остальными» “Democracy is the worst form of government unless you compare it to all the rest.”
Признайтесь, что хотя бы пару-тройку раз вы слышали этот «ультимативный аргумент», за которым скрываются отдельные граждане не отягощенные критическим взглядом на мир.
Тут как и положено по энциклопедии пропаганды ww.compromat.ru/page_16233.htm проявляется использование медиаторов.

Данная техника основывается на двух постулатах. Во-первых, специальные исследования установили, что сильнее всего на формирование у «среднестатистического» человека мнения по какому-либо вопросу влияют отнюдь не массированные пропагандистские кампании в СМИ. Самый большой эффект оказывают, как ни странно, циркулирующие в обществе мифы, слухи и сплетни. Второй постулат вытекает из первого: эффективное информационное воздействие на человека осуществляется не непосредственно от средств массовой коммуникации, а через значимых для него, знакомых ему авторитетных людей («лидеров мнения») — трансляторов мнений и слухов

В качестве медиаторов в различных ситуациях и для разных социальных групп и слоев могут выступать неформальные лидеры, политические деятели , представители религиозных конфессий, деятели культуры, науки, искусства, спортсмены, военные, секс-бомбы и т.д. — для каждой категории населения находится свой авторитет. В психологии влияния это называется «фиксацией на авторитетах».
Большинство людей склонны к подражательному поведению, ориентируясь в своих поступках на действия авторитетных для них лидеров мнения. Им свойственно брать пример с тех, кого они уважают и кто для них является лидером. Поэтому выбор эстрадных и спортивных «звезд», других популярных лиц для передач рекламно-пропагандистского характера и участия в избирательных кампаниях обусловлен прежде всего тем, что они имеют достаточно широкую аудиторию почитателей, многие из которых не склонны утруждаться оценкой компетентности своих кумиров не только в политических, но и других вопросах , по которым они дают свои оценки.
Главная задача всех рекламных и PR-акций состоит в том, чтобы с помощью «фиксации на авторитетах» заставить целевую аудиторию приобретать нужный товар или услугу.
В данном случае мы видим, как фигуру Черчилля, выставляют в качестве признанного авторитета, чье мнение важно. То есть Черчилль является медиатором. Но кто есть Черчилль? Черчилль — это политик первой половины XX века, который на ряде исторических этапов правил Британской Империей. Подчеркиваю — империей. Которая угнетала народы ей подконтрольные, лишала колонии политических прав, осуществляла регулярные агрессивные войны, проводила аннексии и тому подобные сугубо не демократические акции. Сам Черчилль к этим действиям имел самое прямое отношение. И вот нам в качестве «эксперта по вопросам демократии», представляют матерого империалиста Черчилля, который на протяжении своей жизни всеми силами старался укрепить и сохранить Британскую Империю, где Британия и населявший ее народ сохраняла бы доминирующее положение над остальными.
В цитате есть двойной подвох — мало того, что экспертное мнение дает империалист Черчилль, так еще и сознательно размывается понятие демократия. Она бывает разной, буржуазной или социалистической. Черчилль как представитель буржуазных и империалистических кругов говорит именно о «буржуазной демократии» в том понимании, какое наличествовало в современном Черчиллю мире. К современному понимаю «демократии», данная цитата не имеет никакого отношения, ибо тот модульный пример, на основании которого Черчилль давал экспертное мнение, прекратил свое существование.
Просто задумайтесь, почему Британская Империя, несмотря на наличие «буржуазной демократии» и самого медиатора лично, прекратила свое существование? Почему же «демократия» не спасла? А дело все в том, что Черчилль всю жизнь боровшийся за Британскую Империю, в будущем видел совсем не то, что ему пытаются приписывать сейчас.
Империи будущего — империи ума.The empires of the future are the empires of the mind.
Вот так вот. Империи будущего. Это к вопросу о другом расхожем домысле «все империи распадаются». А вот Черчилль как медиатор считает, что на смену современным ему империям придут более умные империи. А что такое империя?Империя — это такое построение социума, в котором государство как институт имеет приоритет перед обществом .
А вот вам один из признаком демократии.
Демократические государства оберегают членов общества от всевластия центральных правительств и осуществляют процесс децентрализации государственной власти, делегируя часть полномочий на региональный и местный уровень. При этом государства с демократической формой правления отдают себе отчет в том, что местные органы власти должны в максимально возможной степени быть доступными народу и откликаться на его нужды и чаяния.
Получается классическое столкновение интересов. Что же приоритетно — интересны общего или личного характера? Как видим, Черчилль говорит именно о умных империях, в контексте известной ему «буржуазной демократии» в рамках системы капитализма, который он сам припечатал как систему неравного распределения благ.
Как видим, современная Черчиллю буржуазная демократия функционировала в рамках Британской Империи, которая была не демократическим государством и при этой же буржуазной демократии распалась, при этом неравное распределение благ как основа функционирования такой системы сохранилось даже при распаде государства.
И после этого, нам предлагают доверится такому «эксперту по демократии», тогда как Британскую Империю пережили многие государства, в частности тот же коммунистический Китай, где буржуазной демократией и не пахло и где все до сих пор подчинено общим интересам. Но почему то китайских товарищей не цитирует, хотя товарищ Мао, очень даже говорил о возможности эффективного симбиоза буржуазной и социалистической демократии. Но вместе с тем, что он говорил о основе буржуазной демократии? В выборы я не верю.Председатель Мао.
Но нам почему то цитируют не Мао, а Черчилля. Конечно же, буржуазный империалист Черчилль, куда как более востребован в современной либеральной среде, нежели марксист-коммунист-маоист Мао. Но кто это определяет? Британской Империи больше нет. Детище Мао вы сейчас наблюдаете во всем великолепии. Получается, что добились они этого без «лучшей из худших форм правления». Вот вам простое сравнение. Сравните и после этого скажите, что китайский путь хуже буржуазной демократии времен Черчилля и заката Британской империи.
Касательно же цитаты на заглавной картинке, она куда как точнее отражает мысли Черчилля о тех, кто являет собой основу демократии. Классический пример элитарного мышления, который ничего общего с демократией не имеет. Собственно, лучший аргумент против демократии это сам Черчилль, который наглядно демонстрирует, что демократом он никогда не являлся и красивая риторика была лишь обычной ширмой, за которой скрывался все тот же империалист начала века, мысливший понятиями империи и элитаризма.
Ну и на закуску, помимо уже упомянутых цитат, в нагрузку еще немножко, в которые вы можете тыкать очередных ревнителей Черчилля и его соображений о демократии.
Так сказать, ударим медиаторами, по медиаторам.

Овца и волк по-разному понимают слово «свобода», в этом суть разногласий, господствующих в человеческом обществе.
Авраам Линкольн (1809-1865), шестнадцатый президент США

Каждый волен верить, во что он хочет. Я только против того, чтобы заставлять всех верить во что-то одно.
Айзек Азимов

PS. Вообще замечательная цитата. Можете тыкать в нее каждого, кто постулирует единственно верный характер демократии и либерализма.

По настоящему счету демократия — порядок и дисциплина. Когда они есть, можно говорить о настоящей, крупной демократии.
Александр Прохоров, губернатор Смоленской области

В демократических странах каждое новое поколение — новый народ.
Кто ищет в свободе что-либо, кроме самой свободы, создан для рабства.
Алексис де Токвиль

PS. Вот как замечательно. Так как абсолютной свободы не существует. То каждый человек, является рабом.

Лучшее лекарство от болезней демократии — больше демократии.
Алфред Э. Смит

PS. Это прямо про России и нано-президента.

Сказать, что лучшее лекарство от болезней демократии — больше демократии, все равно что сказать: лучшее лекарство от преступности — больше преступлений.
Генри Луис Менкен

Любая демократия приводит к диктатуре подонков.
Альфред Нобель

PS. Ну так уже…Просто проходу нет.

Консерватор — государственный деятель, влюбленный в существующие непорядки, в отличие от либерала, стремящегося заменить их непорядками иного рода.
Амброз Бирс

PS. Сразу вспоминается «стабильность Путина»…И страшно становится от «непорядков иного рода», которые нам попытаются скормить…

Для правящего большинства наибольшую опасность представляет меньшинство в собственном лагере.
Аминторе Фанфани

PS. К вопросу о тандеме и возможности коррекции курса.

Сегодня все страны могут быть разделены на два класса — страны, где правительство боится людей, и страны, где люди боятся правительства.
Амос Р. Е. Пиночет

В политике, как и в грамматике, ошибка, которую совершают все, провозглашается правилом.
Андре Мальро

Государства погибают тогда, когда не могут отличить хороших людей от дурных.
Антисфен из Афин, 435-370 гг. до н. э

PS. Я конечно не Антисфен, но вот смотря на «Единую Россию» я не могу отличить хороших от дурных…И если бы только я.

Умеренный либерализм: нужна собаке свобода, но все-таки ее нужно на цепи держать.
Антон Чехов

Что хорошо в демократии, так это то, что она дает каждому избирателю шанс сделать глупость.
Арт Спэндер

PS. Точно так…Каждые выборы наблюдаю.

Демократия — это такое устройство, которое гарантирует, что нами будут управлять не лучше, чем мы того заслуживаем.
Демократия не может стать выше уровня того человеческого материала, из которого составлены ее избиратели.
Бернард Шоу

Граждане смешанного государства походят на ступеньки, которые все равны, но поставлены одна над другою.
Буаст

Если депутаты народа принимают законы, явно противные его чаяниям, они нарушают полномочия народа и становятся в один ряд с его тиранами.
Буаст

Чужой западноевропейский ум призван был нами, чтобы научить нас жить своим умом, но мы попытались заменить им свой ум.
Василий Ключевский

Демократия — это способ, с помощью которого хорошо организованное меньшинство управляет неорганизованным большинством.
Василий Розанов

Никто никогда не имел других прав, кроме тех, какие завоевал и сумел сохранить за собой.
Вилье де Лиль-Адан

Настоящая демократия есть деспотия черни.
Вольтер

Демократия может существовать только в небольшом уголке земли.
Вольтер

Демократия — это лишь мечта: она стоит в одном ряду со сказочной Аркадией, Санта Клаусом и райским садом…
Генри Луис Менкен

При демократии одна партия все свои силы тратит на то, чтобы доказать, что другая неспособна управлять страной, — и обычно обеим удается то и другое.
Генри Луис Менкен

Демократия — это наука и искусство управления цирком из обезьяньей клетки.
Генри Луис Менкен

Никто не может быть совершенно свободен, пока все не свободны.
Герберт Спенсер

Свобода тоже развращает, а абсолютная свобода развращает абсолютно.
Гертруда Химмельфарб

Нет ничего ненавистнее большинства: дорогу должно указывать небольшое число сильных людей, масса должна идти вслед за ними, не сознавая своей воли.
Гете

Самое большое рабство — не обладая свободой, считать себя свободным.
Гете

PS. Последнее прекрасно…

Демократия заканчивается, когда опускаешь бюллетень в урну.
Д.Аяцков

О свободе надо судить по степени свободы самых низших.
Джавахарлал Неру

Демократия — это форма правления, дающая каждому человеку право быть своим собственным угнетателем.
Джеймс Рассел Ловелл

Демократия: говоришь, что хочешь, делаешь, что велят.
Джон Берри

Наилучший пример демократии, который приходит мне на память — это пять волков, обедающих одной овцой.
Джон Гатсис

Помните, демократия не длится вечно. Вскоре она изнашивается, выдыхается и уничтожает себя. Не было еще демократии, которая не покончила бы сама с собой.
Джон Квинси Адамс

Демократия поощряет большинство принимать решения по вопросам, о которых большинство не имеет никакого представления.
Джон Саймон

Декларации о независимости еще никого не сделали истинно независимым.
Джордж Сантаяна

Настоящая демократия легко переходит в анархию.
Дидро

Один из самых обычных и ведущих к самым большим бедствиям соблазнов есть соблазн словами: «Все так делают».
Л.Н.Толстой

Слава Богу, что в этой стране у нас есть три преимущества: свобода слова, свобода мысли и мудрость никогда не использовать ни то, ни другое.
Марк Твен

Всякое партийное сборище состоит из глупцов и негодяев.
Наполеон Бонапарт

Когда народ в государстве развращен, законы почти бесполезны, ежели не управляется оно деспотически.
Наполеон Бонапарт

Десяток говорунов производит больше шума, нежели десять тысяч, которые молчат; в этом заключатся средство к достижению успеха тех, кто лает с трибун.
Наполеон Бонапарт

Свобода есть право на неравенство.
Николай Бердяев

Демократия есть одурачивание народа при помощи народа ради блага народа.
Оскар Уайльд

Из демократии рождается тирания.
Платон

Дурно организованная и худо определенная демократия ненавистнее традиционной королевской власти. Эта последняя способна создать что-нибудь; первая же годится только на то, чтобы разрушать.
Рок Барсиа

Демократия — это форма правления, при которой разрешено вслух говорить о том, какой бы была страна при лучшем руководстве.
Сенатор Соапер

Я не верю в коллективную мудрость невежественных индивидов.
Томас Карлейль

Если большинство иногда и делает правильный выбор, то лишь под влиянием ложных мотивов.
Филип Честерфилд

В политике приходится предавать свою страну или своих избирателей. Я предпочитаю второе.
Шарль де Голль

Демократия — плохая форма правления, но лучшей нет. (с) Уинстон Черчилль. – Есть!

Надо понимать, что нынешняя демократия, в самом разнообразном её проявлении, о которой высказался Черчилль, это, не объективная форма, знаменующая гармоничное развитие высокоорганизованного общества, а результат мутации, это демократия поражённого общества, разложенного вмешательством в общество экстремистских религий, как вируса, со всеми вытекающими последствиями. То есть некая уродливая, не жизнеспособная форма, при которой избираются недостойные люди. Я абсолютно уверен, что в светском демократичном обществе, ошибочный показатель «хорошести» – качества избираемого, и выбирают по деловым качествам, выбирают душой, по внешним признакам: солидный, состоятельный или какие «звуки издаёт» – обещания улучшить, обещания избавить.

Несправедливость и негодность такого рода демократии отражена в словах Господа. Пишет один из самых старших пророков, Исаия:
» 21 Представьте дело ваше, говорит Господь; приведите ваши доказательства, говорит Царь Иакова. 22 Пусть они представят и скажут нам, что произойдет; пусть возвестят что-либо прежде, нежели оно произошло, и мы вникнем умом своим и узнаем, как оно кончилось, или пусть предвозвестят нам о будущем. 23 Скажите, что произойдет в будущем, и мы будем знать, что вы боги, или сделайте что-нибудь, доброе ли, худое ли, чтобы мы изумились и вместе с вами увидели. 24 Но вы ничто, и дело ваше ничтожно; мерзость тот, кто избирает вас» (Исаия 41).

(Вот, в конце и нелестная оценка тех, кто избирает таковых. Сколько же тысячелетий демократии то такой? когда же народ прозреет то?)

Нет, не по тем показателям качества избирают ныне избранных, не материальное произведение украсит нашу будущую жизнь и наполнит её смыслом. Ответственные и честные люди порядочные, нравственные, богоподобные человеки станут основой, а это результат воспитания ответственными отцами. Так вот по качеству детей можно определить порядочного человека, годного для избрания.

Кто достоин, быть избранным? Обратимся к Библии, что говорят на эту тему пророки.

» 15 Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. 16 По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы? 17 Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые. 18 Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые. 19 Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь. 20 Итак по плодам их узнаете их» (От Матфея 7).

А что является плодом человека – дети. По качеству детей можно судить о будущем, нравственное оно будет, порядочное, миролюбивое или злое, воинственное, безнравственное, продажное. Нет, не по качественным компьютерам и не по совершенным автомобилям, всё это валовой продукт, а по качеству плода человека, по результату его первостепенного назначения – созданному им человеку. Ныне, это очень трудно, ныне, создать порядочного человека да ещё в окружающей атмосфере соблазнов и безнравственности это как вырастить розу в соляной кислоте. Это труд, это очень тяжёлый труд. И многие отцы трудятся, отказывая себе во многом, для будущего. Вот, они, эти Отцы, и должны быть избранными из всех званых отцами. И именно отцы, так как название «Отечество» говорит о том, что ключевая фигура в Отечестве, Отец. Он несёт имя Божье, Он опора и ответственность за всё происходящее в Отечестве.

Совет Старейшин – самая древняя, самая демократичная демократия, самая совершенная, работоспособная и надёжная вертикаль власти, при которой самые нравственные и порядочные избранные отцы принимают оперативные решения, создают указания, а отцы семей непосредственно внедряют эти решения в свою семью. Непосредственно, то есть без посредников, без участия исполнительной власти, общественных организаций, комиссий и т.п. будучи сами ответственными лицами, главами семейств – исполнительной властью.

Совет Старейшин, с него начиналось управление разрастающимися семействами изначала. Ответственные отцы, на совете, определяли, как жить семействами. Но, увы, под натиском религиозного экстремизма, деградировала ответственность отцов, и общество стало принимать тот вид, который вы видите сегодня – демократия, полная лжи и несправедливости.

Пророк Аггей сказал: » 14 Тогда отвечал Аггей и сказал: таков этот народ, таково это племя предо Мною, говорит Господь, и таковы все дела рук их! И что они приносят там, все нечисто. 15 Теперь обратите сердце ваше на время от сего дня и назад, когда еще не был положен камень на камень в храме Господнем». А потому, в будущем, не будет места православным храмам, всё будет разрушено по слову Иисуса.

Да, ныне об этом не думается, это даже не приходит в голову «электорату», что из нынешних отцов, может быть даже из ответственных, может получиться орган управления. Но это потому, что отец не имеет сегодня своего настоящего положения и значимости, ничтожно его положение в обществе по сравнению со своими угнетателями – великими «святыми отцами». Не могут сегодня отцы сами оценить своё величие и представить власть из самих себя.

(Трудно представить, что мы живём внутри преступления, но, к сожалению, так оно и есть. Все привыкли и спокойно относятся к тому, что жизнь это преступление, или преступление как раз и называется жизнью. Преступление как атмосфера вокруг нас. Есть преступник, есть результат преступления, и мы все «пыжимся» и находим способы как-то мирно сосуществовать с преступниками или даже почитать их, внутри этой преступной, грязной атмосферы. Прямо искусство, на что только не способен человеческий организм! Но это от врождённой слепости, наверное.)

Но, православие и католицизм – преступления и общество, обязательно обратит на это внимание. Разоблачением Отцов-священников будет знаменоваться «конец света», нет не взрывами и пожарами, а разоблачением основы «светского общества», вот «свету» и настанет конец. Об этом пророчество апостола Павла:
» 14 И неудивительно: потому что сам сатана принимает вид Ангела света, 15 а потому не великое дело, если и служители его принимают вид служителей правды; но конец их будет по делам их (2 Коринфянам 11). 24 А затем конец, когда Он предаст Царство Богу и Отцу, когда упразднит всякое начальство и всякую власть и силу» (1 Коринфянам 15).

А когда преступление будет наказано, тогда настоящие Отцы займут, в своих семьях, положение, согласно приведённой цитате. И орган самоуправления, состоящий из избранных, самых достойных отцов – совет старейшин, будет самым эффективным органом управления, а самое главное, нравственным, о чём ныне много кратно говорят в телевизионных программах, обсуждая насущные проблемы.

Сегодня, больно наблюдать за агонией светского мира: давайте увеличим штрафы – говорят одни – будут больше взятки, совершенно справедливо оппонируют другие. Давайте изымать и отнимать – говорят одни – будут платить тем, кто изымает и отнимает. Давайте создадим контролирующую организацию – сотрудники будут брать взятки у того кого контролируют и необходимо ещё одну организацию контролирующую контролёров, и те в свою очередь, найдут способ получать незаконный доход. И это совершенно справедливо, так как все эти контролёры двадцать, тридцать лет назад были детьми. Кто-то из разведённой семьи и ни кому не нужный сам учился выживать, и как научился, так научился; кого-то научили друзья. Кто-то с детства приворовывал и хвастался тем, кто-то во взрослом возрасте «косил» и стал богат, чем и заслужил избрание, кто-то в детстве не видел, и вырос, не видит порядочности и чести, а что самому-то соблюдать? Общество не выживет среди руководителей незнающих нравственных правил при своём воспитании, ведь они ещё и пример для остальных.

Нет альтернативы, избирать избранных по нравственному признаку. Каждый кандидат обязан рассматриваться в первую очередь по «плоду своему», кого и как воспитал, если воспитал честных и порядочных детей и внуков, достоин, управлять и показывать пример как создавать людей для будущего общества, значит сам честный и надёжный человек.

Ааа, не профессионалы? а что сейчас делают профессионалы? Профессионально грабят народ, профессионально грабят казну, профессионально берут взятки, профессионально издают неработающие законы, профессионально разорили науку, профессионально уничтожили коммунальное хозяйство, профессионально развалили армию, профессионально в стране произвели такое «безумство» и безнравственность, что волосы становятся дыбом. У меня такое впечатление, что если бы ныне страной управляли кухарки, то дело складывалось бы гораздо лучше.

Сейчас отцы, которые достойно воспитывают своих детей, не только грамотны, но и живучи, выносливы, сами не соблазнились и смогли в мире соблазнов и разврата воспитать порядочных и честных детей это достойные люди им можно доверять, на них можно положиться.

Светский мир в тупике, агония, спорят, перекрикивают друг друга. Одни хотят узаконить нравственность, другие кричат: А Судьи кто? – «Избранные», самые демократичные и честные судьи, избранные из того же народа и которым можно доверять. Кричат: Кто будет определять виноватых? – «Избранные» будут определять виноватых, у которых статьи закона написаны на их сердце, а не на бумажке.

Совет старейшин – ответ на все вопросы: что делать и как найти выход? задаваемые ныне в СМИ.

P.S. Один сказал: «скрепы», и как эхо по всем каналам: скрепы, скрепы, скрепы. Кирилл, гордо поднял голову, вроде как о нём. Крепкая Семья, и родной Отец как скрепляющий «гвоздь» в ней, вот один скреп. Много крепких семей, это скрепы. И нет другого.

Http://www.otche.ru/demokrat_01.htm

Уинстон Черчилль. Речь в британской Палате общин (1947)

Укоренение демократического идеала среди политиков и политических мыслителей было, без сомнения, одним из наиболее замечательных моментов в политической истории человечества. Интересно, что в Древней Греции — колыбели демократии — к демократии относились отрицательно. Для Платона и Аристотеля это понятие означало такой порядок вещей, при котором властью распоряжается масса — к умалению мудрости и собственности. До самого XIX в. термин «демократия» обладал уничижительным подтекстом, подразумевая «власть толпы». Сегодня, однако, мы все демократы. Либералы, консерваторы, социалисты, коммунисты, анархисты и даже фашисты готовы превозносить достоинства демократии и демонстрировать свои собственные демократические мандаты. И, конечно же, когда в конце XX столетия зашатались и рухнули главные идеологические системы, возникло впечатление, что волна демократии взмыла еще выше, чем прежде. Потерял свою привлекательность социализм, все более сомнительными предстают достоинства капитализма, — в этой ситуации демократия стала казаться, может быть, единственно надежной точкой опоры в политическом ландшафте современности.

Демократия сегодня — едва ли не самое популярное слово политического лексикона в России, да и во всем мире. Тем, кто отталкивается от внутренней формы слова, его этимологии, сущность демократии может представиться самоочевидной — народовластие или правление народа. Сразу же возникают вопросы. Какая власть имеется в виду? Что понимается под народом? Кто и кем управляет при народовластии? Может ли народ целиком выступать в роли правителя? Так что же, разве демократия — не народовластие? Действительно, народовластие. Однако слова «народ» и «власть» были столь же многозначны для античных эллинов, сколь и для нас.

Понятие «демократия» пришло к нам из Древней Греции. Подобно другим словам, оканчивающимся на «кратия» (например, автократия, аристократия и бюрократия), термин «демократия» основан на греческом слове кратос, означающем власть, правление . «Демократия», следовательно, означает «власть демоса» (демос значит «народ», хотя греки поначалу называли так только «бедноту» или «массы»). Однако простое понятие «власть народа» нам сегодня мало что скажет. Дело в том, что проблемой демократии стала сама распространенность этого термина, порой мешающая осознать ее как серьезную политическую концепцию. Поскольку практически повсеместно демократия считается «хорошей вещью», она уж слишком прочно закрепилась в словаре тех слов, что равнозначны громкому «ура» по адресу определенного комплекса идей или концепций власти. Как выразился Бернард Крик (1993), «в лексиконе публичной политики демократия, возможно, является самым ненадежным словом». Термин, который может означать все, что угодно, в конце концов не означает ничего. Среди значений, придаваемых слову «демократия», укажем следующие:

Это система, при которой власть принадлежит самым бедным слоям общества;

Это правление, которое непосредственно и непрерывно осуществляет сам народ, не нуждаясь в профессиональных политиках или государственных служащих;

Это общество, основанное на принципе равных возможностей и личных заслуг, а не на иерархии и привилегиях;

Это система социальных пособий, помощи бедным и вообще перераспределения общественного продукта с целью сократить социальное неравенство;

Это система принятия решений, основанная на принципе волеизъявления большинства;

Это система правления, которая обеспечивает права и интересы меньшинств, ограничивая власть большинства;

Это способ занятия государственных должностей в ходе конкурентной борьбы за голоса избирателей;

Это система правления, которая служит интересам людей независимо от их участия в политической жизни.

Древние греки и их выдающиеся политики, риторы (ораторы) и философы расходились в истолковании содержания демократии не меньше, чем наши современники. Это понятие могло обозначать и «торжество бунтующей черни», и «господство низших слоев населения», и «участие всех граждан в делах полиса», т.е. в политике, и «решающую роль народного собрания», и «систему правления лицами, уполномоченными на это с помощью формальных процедур представления демов».

Анализ проблемы, может быть, лучше всего начать с речи Авраама Линкольна, произнесенной им в 1864 г. в Геттисберге в разгар Гражданской войны в Америке. Линкольн говорил о демократии как о «правительстве народа — из народа — для народа» . Из этих слов очевидно, что демократия связывает правительство с народом , но сама эта связь может быть осуществлена разными способами: собственно как власть народа, как власть тех, ктовышел из народа, и как правление в интересах народа . Как именно понимать эти компоненты, всегда было предметом самых жарких политических и идеологических дискуссий. Суть дискуссий сводится к трем вопросам:

Что такое народ?

В каком именно смысле народ должен править?

Насколько далеко может и должна простираться власть народа?

Кто же входит в состав «народа»? На первый взгляд, ответ очевиден: под «демосом», или «народом», очевидно, следует понимать всех людей, то есть все население страны. На практике, однако, все демократические системы ограничивали политическое участие, и подчас очень строго.

Мы уже говорили, что ранние греческие авторы под демосом обычно имели в виду тех, кого «много» —беднейшую , а то и вовсе лишенную всякой собственности массу. Слово «демократия» поэтому здесь выражало не идею политического равенства, а то или иное нарушение политического баланса в пользу бедноты . В греческих городах-государствах политическое участие было ограничено очень небольшой частью населения — гражданами мужского пола старше 20 лет: из него тем самым исключались женщины, рабы и чужестранцы. В большинстве западных стран и в дальнейшем (вплоть до начала XX в.) существовали жесткие ограничения избирательного права, обычно в виде имущественного ценза или дискриминации женщин. В Великобритании избирательное право стало всеобщим лишь в 1928 г., когда к избирательным урнам были допущены женщины. США этого достигли в начале 1960-х годов, когда во многих южных штатах афроамериканцев впервые допустили к голосованию, в Швейцарии же женщины получили всю полноту избирательных прав лишь в 1971 г. Во всех демократических системах сохраняются и ограничения по возрасту, причем широко различается и установленный возраст совершеннолетия — от 21 года до 15 лет (как при выборах президента в Иране). Часто налагаются также формально-юридические ограничения, например, в отношении лиц, признанных душевнобольными, и лиц, находящихся в заключении.

Хотя «народ» в настоящее время означает фактически всех взрослых граждан страны, оказывается, что и здесь не все так просто. Народ, скажем, можно понимать как некое единое целое, скрепленное общим или коллективным интересом; в этом смысле он является единым и неделимым. На основании такого взгляда, скорее всего, возникает такая модель демократии, которая, подобно теории Руссо, больше фокусируется на «общей» или коллективной воле, чем на «частной воле» каждого индивида. Поскольку, однако, во всех обществах имеются свои внутренние разногласия, на практике установилось другое понимание народа — как «большинства» общества . Демократия при таком воззрении означает строгое соблюдение принципа «правления большинства», при котором воля большинства или численно наиболее сильной части общества перевешивает волю меньшинства. Здесь, однако, появляется опасность того, что демократия может выродиться в «тиранию большинства» . Народ, наконец, можно понимать как совокупность свободных и равных индивидов, каждый из которых имеет право принимать свои собственные решения. Эта последняя точка зрения не только явно противоречит любой форме мажоритаризма (теоретическое обоснование или практическое применение принципа, согласно которому предпочтение отдается воле большинства; чревато игнорированием позиций меньшинств и индивидов.), но и предполагает, что в конечном счете только решения единогласного характера имеют для всего демоса обязательную силу, что радикально ограничивает применение демократических принципов.

Большинство концепций демократии базируются на принципе «правительства из народа». Это означает, что люди, в сущности, управляют сами собой, участвуя в принятии важнейших решений, влияющих на их собственную жизнь и определяющих судьбы общества. Участие это, однако, может принимать различные формы. Если мы говорим о прямой демократии, то народное участие здесь предполагает непосредственное и непрерывное участие людей в принятии решений через референдумы, массовые собрания или, скажем, интерактивное телевидение. Альтернативной и более обычной формой демократического участия являются политические выборы — характерная особенность так называемой представительной демократии. Когда граждане голосуют, они не столько принимают решения, непосредственно затрагивающие их жизнь, сколько избирают тех, кто будет принимать такие решения от их имени. Демократический характер голосованию, однако, придает то обстоятельство, что если выборы носят состязательный характер, общество всегда имеет возможность «вышвырнуть мерзавцев вон» и, таким образом, обеспечивает подотчетность политиков обществу.

Существуют и такие модели «демократии», по видимости основанные на принципе «правительства для народа», которые как раз народу-то и оставляют весьма мало возможностей для политического участия, прямого или косвенного. Наиболее гротескным примером здесь служат так называемые тоталитарная демократия Тоталитарная диктатура под личиной демократии (Муссолини и Гитлер как «выразители интересов народа»). Получалось, что «истинная» демократия возможна лишь при абсолютной диктатуре. В таких случаях «власть народа» в действительности выражалась не более чем в ритуалах поклонения всевластному вождю посредством съездов, маршей и демонстраций. Иногда это представляли как плебисцитарную демократию (плебисцит как всенародное голосование,референдум, поэтому подобная практика — атрибут так называемой прямой демократии. Однако эта форма часто подвергается критике, поскольку она предоставляет широкое поле для демагогии) . Хотя в тоталитарных демократиях все обычные понятия о демократическом правлении вывернуты наизнанку, они иллюстрируют собой один интересный момент, а именно: между «управлением посредством народа» (активным политическим участием общества) и «управлением для народа» (правлением в «интересах народа») может быть дистанция огромного размера. Поэтому сторонники представительной демократии всегда и стремились ограничить общественное участие в политике простой подачей голосов как раз из того опасения, что самому обществу может недоставать разума, образования и опыта, чтобы самому осуществлять правление. (о чем говорил Платон, критикуя принцип политического равенства на том основании, что масса не обладает ни разумом, ни опытом, чтобы управлять от своего лица).

Есть и другой взгляд на демократию, характерный, например, для социалистов и радикальных демократов. Речь идет о радикальной демократии (форма демократии, поощряющая децентрализацию, политическое участие общества и максимально возможное рассредоточение политической власти). Идея здесь в том, что у людей есть изначальное право принимать участие в принятии любых решений, затрагивающих их жизнь, под демократией же подразумевается коллективный процесс, обеспечивающий все это. Такую позицию можно, например, видеть в социалистическом требовании обобществления собственности и введении рабочего самоуправления, где и первое, и второе понимались как средство демократизации экономической жизни. Вместо политической демократии, таким образом, социалисты призывали к «общественной демократии» или «производственной демократии». Также и представители феминизма требуют демократизировать семейную жизнь, которая понимается как всеобщее право участвовать в принятии решений по отношению к семейной и частной сферам.

Прямая демократия (демократия участия) основана на прямом, непосредственном и постоянном участии граждан в управлении. Здесь, следовательно, нет разделения на тех, кто правит, и тех, кем правят, на государство и гражданское общество: это, по сути, общественное самоуправление. В древних Афинах такое правление осуществлялось через народные собрания; сегодня это чаще всего референдум К достоинствам прямой демократии относится то, что она

Позволяет людям в наиболее полной степени распоряжаться своей судьбой; это единственный вид демократии в чистом виде;

Обладает потенциалом политического просвещения общества: граждане в таком обществе лучше информированы и обладают развитыми политическими навыками;

Позволяет обществу свободно и напрямую выражать свои взгляды; здесь нет политиков, которые могли бы преследовать свои собственные узкоэгоистические интересы;

Придает власти полную легитимность, ибо люди, естественно, здесь выполняют решения, ими же самими принятые.

Представительная демократия — это ограниченная и непрямая форма демократии. Она ограничена постольку, поскольку общественное участие в управлении здесь сведено к эпизодам подачи голосов на выборах через определенные промежутки времени; и она носит непрямой характер, поскольку общество здесь не осуществляет власть, а лишь выбирает тех, кто будет это делать от его имени. Эта форма правления демократична только в тех случаях, когда представительная система располагает действенной и прочной связью между правительством и гражданами. Такая связь часто выражается понятием избирательного наказа или мандата. Сильные стороны представительной демократии проявляются в том, что она

Практически осуществима, ибо прямое участие общества во власти возможно лишь в небольших сообществах;

Снимает с рядовых граждан бремя принятия решений, приводя к своеобразному разделению труда в политике;

Наделяет рычагами власти наиболее образованных, информированных и опытных людей;

Содействует сохранению стабильности, удерживая рядовых граждан в стороне от повседневной политики и тем самым приучая их к культуре компромисса.

Демократию слишком часто понимают как нечто единое и внутренне непротиворечивое. Разве что немногим реже единственной или единственно правильной формой демократии считается то, что под этим обозначением существует в большинстве западных обществ (система регулярных и состязательных выборов, основанная на всеобщем избирательном праве). Иногда последнее понимание демократии конкретизируется добавлением эпитета «либеральная». Однако на самом деле существует несколько конкурирующих теорий, или моделей, демократии, каждая из которых предлагает свою собственную версию народовластия. Это свидетельствует не только о многообразии демократических форм и механизмов, но также и о разнообразии тех логических оснований, на которых возможно обоснование демократической идеи. Ведь даже за таким распространенным термином, как «либеральная демократия», в действительности стоят весьма и весьма разные, а то и взаимопротиворечивые, позиции. Вообще можно выделить четыре различные модели демократии:

Классическая демократия (classical democracy)

Протективная демократия (protective democracy)

Демократия развития (developmental democracy)

Народная демократия (people»s democracy)

Классическая модель демократии была основана на полисе (древнегреческом городе-государстве), конкретнее, на той системе власти, что получила развитие в крупнейшем и самом могущественном городе-государстве Греции — Афинах.

Первоначальной самоорганизации людей с чертами всенародности было присуще непосредственное участие всех в деле выживания и воспроизведения рода. Только еще нарождавшаяся политика была демократична, правда, эта первобытная демократия неизбежно оказывалась очень примитивной. Вопрос об участии каждого в управлении и в самоуправлении еще не возникал в силу его предопределенности естественным распределением половозрастных ролей. Природа и выбирала, и назначала; от людей лишь требовалось поддерживать основы всенародности.

В преуспевающих родах и племенах политика с течением времени усложнялась, возникала структурно-функциональная дифференциация, возникали прообразы (архетипы) первых политических институтов. Важным стало появление дружин — группировок здоровых, энергичных и, главное, вооруженных мужчин, которые обеспечивали безопасность всех. Это оборачивалось ответственностью и честью принимать нужные решения — по-прежнему всенародно, только «народ» все чаще ограничивался кругом мужчин с оружием. Так складывалась военная демократия. В подобных условиях женщины, старики, дети оказывались лишь приживальщиками при власть имущих.

По мере дальнейшего усложнения политических систем развиваютсяотношения начальствования/подчинения. (Впервые они рассматривалисьПлатоном в диалоге «Политик» в понятиях приказания и исполнения данного приказания.) Военная демократия еще долго служила (в иных странах вплоть до наших дней) средством сдерживания этих антидемократических по сути взаимоотношений.

С реформ афинского архонта Солона (между 640-635 — ок. 559 до н.э.) пирамидальная структура начальствования — цари/аристократы/демос — изменялась. Реформы были начаты под призывом возврата к старому — к всенародности, значит, равенству ВСЄХ перед законом И друг перед другом как представителями одного сообщества, «народа». Особые функции обрело народное собрание, перенятое у военной демократии, которое на деле объединяло тех, кто мог быть воином и отцом семейства. С развитием практики античной демократии описанная легендарным Гомером агора (рыночная площадь место гражданских собраний) сменилась афинской экклесией (народное собрание мужчин с 20 лет.,верховный орган государства, осуществлявший законодательную, исполнительную и судебную власть) или спартанской (народное собрание мужчин с 30 лет, прошедших курс гражданской подготовки) апеллой .

После реформ Солона в античной Греции возникла структура, опирающаяся начастную собственность , чего не было нигде в мире.

Господство частной собственности вызвало к жизни свойственные ей и обслуживающие ее нужды политические, правовые и иные институты — систему демократического самоуправления с правом и обязанностью каждого полноправного гражданина, члена полиса, принимать участие в общественных делах (римский термин res publica как раз и означает «общественное дело»), в управлении полисом; систему частноправовых гарантий с защитой интересов каждого гражданина, с признанием его личного достоинства, прав и свобод, а

также систему социокультурных принципов, способствующих расцвету личности, развитию творческих потенций индивида. Словом, в античном мире были заложены основы так называемого гражданского общества , послужившего идейно-институциональным фундаментом быстрого развития античнойрыночно-частнособственнической структуры .

Принцип управления с помощью народного собрания не просто сводился к поддержке (санкции) действий начальника, как это было в случае агоры. Из обычного источника власти такое собрание добилось права наделять властными полномочиями и тем самым обрело верховенство над главным руководителем. Гомеровский «совет царей» стал представительным органом полиса, точнее, его отдельных «народов», или демов. И цари-воители, и аристократический ареопаг вписались в систему взаимного соподчинения.

Возникла практика выборности, назначения по жребию и ротацииисполнителей политических ролей. Каждый мог — и обязан был! — занятьлюбую должность: исполнительную, законодательную, сакральную (относившуюся к религиозному культу), судебную или иную, которую определило для него народное собрание, жребий, его собственный народ — дем (территориальный округ) или просто подошедшая очередь на данное место.

При этом был утвержден основополагающий демократический (справедливый) принцип равенства граждан. Он стал развитием изначальных норм родства (равенства в роде) и дружбы (равенства в дружине). Данный принцип был юридически закреплен в праве/обязанности граждан выступать в народном собрании, осуществлять правосудие, другие полисные функции, например: служить в войске, совершать литургии (священные церемонии, праздники, включая разыгрывание трагедий и комедий), а также отвечать перед законом. Сама система демократического правления нередко именовалась равновластвованием, которое не сводилось к всенародности: отправление разных должностей позволяло хотя бы на время делать в принципе равных неравными по статусу.

Форма прямой демократии, существовавшая в Афинах на протяжении VI и V веков до н.э., часто понимается как единственная чистая или даже идеальная система политического участия. Хотя эта модель оказала значительное влияние на более поздних мыслителей, таких, как Руссо и Маркс, афинская демократия являла собой весьма специфический вид прямого народовластия — форму, в современном мире имеющую очень ограниченное применение. Демократия в Афинах была равнозначна управлению через народное собрание. Все главные решения принимались экклесией, в состав которой входили все граждане. Она собиралась по меньшей мере сорок раз в год. Если требовались государственные служащие для постоянной работы, их избирали на основе жребия или системы ротации, дабы было представлено наибольшее число сограждан; должности, как правило, были рассчитаны на недлительные сроки, чем также обеспечивалось как можно более широкое представительство. Исполнительным органом народного собрания выступал Большой совет, в который входили 500 граждан; существовала также Коллегия пятидесяти , подававшая предложения Большому совету. Председательствующий в Коллегии исполнял эту должность всего один день , и занимать это почетное место можно было всего лишь раз в жизни . Единственное исключение было сделано для десяти военачальников, которые, в отличие от других государственных служащих, могли быть переизбраны.

Афинская демократия — образцовая историческая модель прямой демократии, при которой от всех граждан требовался высокий уровень политического участия. Однако на деле средний афинянин мало участвовал во всех политических решениях. Афинская демократия представляла собой систему смешанного правления с особо значимой ролью народного собрания всех граждан, максимально сниженными имущественными и другими цензами, причем малоимущих специально поощряли к исполнению их гражданских прав/обязанностей. Эти небольшие акценты и отличали афинскую демократию от смешанного правления, которое Аристотель предпочитал называть политейей .

Женщины, дети, рабы, вольноотпущенники и иногородние не былигражданами античного полиса. Аристотель, который жил и работал в Афинах, создал здесь свой знаменитый Ликей, афинским гражданином не считался.

Протективная демократия

При своем возрождении в XVII и XVIII столетиях демократические идеи приобрели форму, которая сильно отличалась от классической демократии Древней Греции. Демократию отныне трактовали не столько как механизм участия сообщества в политической жизни, сколько как средство , которым люди могли бы оградить себя от чрезмерного вмешательства правительства в их жизнь. Отсюда и название «протективная демократия». Такое понимание демократии в особенности было характерно для ранних либеральных мыслителей, более всего думавших о расширении области свободы личности. Здесь было все то же стремление защитить индивида от всемогущего правительства, что некогда было выражено в самом, наверное, раннем из всех демократических заявлений — вопросе Аристотеля Платону: «Кто будет сторожить стражей?».

Из-за таких же опасений перед неограниченной властью Джон Локк в XVIIIв. утверждал, что политическое право голоса вытекает из естественных прав человека, (прав, полученных от Бога, данных всем людям и потому неотъемлемые) в частности его права на собственность. Если правительство через налогообложение обладает властью экспроприировать ту или иную часть собственности, граждане со своей стороны вправе защищать себя через контроль над составом органа, принимающего решения о налогах, то есть законодательную власть. Иными словами, демократия стала означать систему «власти по соглашению», функционирующую через представительную ассамблею. По современным понятиям, однако, самого Локка трудно назвать демократом, поскольку он полагал, что политическим правом голоса должны быть наделены только владельцы собственности , ибо лишь они обладают теми естественными правами, которые, собственно, и могут ущемляться правительством. С более радикальным пониманием о всеобщем избирательном праве выступили с конца XVIII в. такие теоретики утилитаризма, как Иеремия Бентам и Джеймс Милль.

Утилитаризм в своем обосновании демократии тоже опирался на необходимость защиты или поддержки индивидуальных интересов. Бентам при этом постулировал, что коль скоро индивид стремится к удовольствиям и избегает страданий, всеобщее право голоса (под каковым в то время подразумевалось право взрослых мужчин) является единственным способом обеспечить «наибольшее счастье для наибольшего числа людей».

Однако обоснование демократии принципом защиты индивида имеет важное, но далеко не решающее значение. Протективная концепция все же представляет собой ограниченную и непрямую форму демократии. Практически согласие (признание людьми верховной власти над собой и ее права руководить) управляемых здесь выражается посредством голосования на регулярных и состязательных выборах, что и обеспечивает подотчетность обществу тех, кто управляет. Политическое равенство в данном случае, следовательно, понимается чисто технически — как равенство избирательных прав. Более того, это прежде всего и главным образом система конституционной демократии, функционирующая по определенным формальным или неформальным правилам, ограничивающим власть правительства. Но если право голоса действительно есть средство защиты свободы личности, эта свобода должна быть также обеспечена строгим осуществлением принципа разделения властей через формирование отдельно исполнительной, законодательной и судебной власти, а также через обеспечение основных прав и свобод человека — свободы слова, свободы передвижения и защиты от произвола. Протективная демократия ориентирована на предоставление гражданам как можно более широкого круга возможностей жить как хочется. Здесь она очевиднейшим образом перекликается с принципами свободного капитализма и той концепцией, что именно индивида следует наделить максимальной ответственностью за свое экономическое и социальное положение. По этим основаниям больше всего сторонников протективная демократия находила среди приверженцев классического либерализма, а в современной политике — «новых правых».

Демократия развития

Первоначальная теория демократии была более всего озабочена защитой прав и интересов личности, но вскоре в ней появился существенно новый акцент — акцент на развитии человека и общества. Новые концепции, возникшие в этом русле, сегодня можно отнести к модели, называемой демократией развития. Наиболее смелый для своего времени подход в данной области выдвинул Ж.-Ж. Руссо. Во многих отношениях идеи Руссо знаменовали собой решительный отказ от господствовавшей либеральной концепции демократии, в дальнейшем им суждено будет оказать влияние как на марксистские, так и анархистские традиции, а еще позже — на «новых левых». Для Руссо демократия была средством, с помощью которого люди обретают свободу или независимость в смысле «подчинения лишь тому закону, который каждый из нас предписывает сам себе». Граждане в его теории «свободны» лишь тогда, когда они самым прямым и постоянным образом участвуют в делах сообщества. Руссо, таким образом, выходил за рамки того понимания демократии, которое сводит ее к выборам, и выдвигал идеал прямой демократии, совершенно радикальный для своего времени. Не случайно он подверг самой жесткой критике ту систему выборов, что сложилась в Великобритании. В «Общественном договоре» (1762) он, например, писал:

Полагая себя свободным, английский народ глубоко заблуждается; он свободен лишь тогда, когда избирает членов парламента; как только они оказываются избранными, люди попадают в рабство; это пустышка. Получая на краткий миг свободу, английский народ пользуется ею так, что заслуживает того, чтобы его этой свободы лишили.

Однако в теории Руссо совершенно новым была его глубочайшая убежденность в том, что в конечном итоге свобода человека невозможна без его подчинения общей воле . Он считал, что общая воля есть «истинная» воля каждого гражданина в противоположность его «частной», или эгоистической, воле. Подчиняясь общей воле, люди тем самым следуют своей собственной «истинной природе» : общая воля есть то, к чему стремился бы каждый человек, действуй он всегда бескорыстно. Руссо при этом имел в виду самую широкую демократию, для которой необходим весьма и весьма высокий уровень как политического, так и экономического развития. Он не был сторонником общественной собственности, но при этом предлагал, чтобы «ни один гражданин не был настолько богат, чтобы купить другого человека, и ни один настолько беден, чтобы ему приходилось продавать себя».

Теории Руссо помогли сформироваться одной современной идее, с которой в 1960-1970-х годах выступили теоретики «новых левых». Речь идет об «обществе участия» — обществе, в котором каждый гражданин имел бы полную свободу развития через участие в решениях, определяющих его жизнь. Этого не достичь без открытости, подотчетности и децентрализации главных общественных институтов — семьи, рабочего места и местного сообщества, а вместе с тем и политических институтов — партий, групп интересов и законодательных органов. В основе этой модели лежит концепция «низовой» демократии, или, как ее еще называют, «демократии корней травы»: идея здесь заключается в том, что политическая власть должна восходить снизу вверх и при этом с максимально низкого уровня. Однако теория Руссо подвергается критике на том основании, что «истинная» воля граждан совершенно оторвана от их «мнимой», или чисто субъективной воли. Опасность здесь и впрямь заключается в том, что поскольку общую волю нельзя определить, опросив граждан об их желаниях (ибо ими может руководить элементарный эгоизм), то появляется возможность определить эту волю сверху; и совершенно нельзя исключать, что на практике бывает не сделает диктатор, вообразивший себя носителем «истинных» интересов общества. Именно поэтому иногда в Руссо видят провозвестника так называемой тоталитарной демократии.

Концепция развивающей демократии имела и более умеренный вариант, во многом сопряженный с либеральной моделью представительного правительства. Ее основополагающие элементы были сформулированы еще Джоном Стюартом Миллем . Главное достоинство демократии Милль усматривал в том, что она способствует «наивысшему и гармоничному» развитию способностей человека. Участие в политической жизни повышает уровень сознания граждан и воспитывает их чувства, словом, развивает их. Демократия здесь предстает как своего рода образование. Поэтому Милль призывал к расширению сферы участия граждан в политике, считая, что право голоса должно быть предоставлено всем людям, кроме неграмотных. Избирательное право — радикальнейшую для того времени идею — он распространял и на женщин. Важное место в его теории занимала и местная власть, сильная и независимая, дабы больше людей исполняли те или иные должности.

Милль, как и другие либералы, осознавал и опасности демократии. Правда, в отличие от основных представителей либеральной мысли он совершенно не признавал идеи формального политического равенства . Так же, как в свое время Платон, он не считал, что все мнения в мире политики имеют одинаковое достоинство. Отсюда его предложение ввести множественное голосование — такую систему, при которой неквалифицированный работник имел бы один голос, квалифицированный — два, а выпускник колледжа и ученый — пять или шесть голосов. Но у Милля были в данном случае и более серьезные сомнения, идущие от извечного страха либералов перед тем, что Алексис де Токвилль в знаменитой своей фразе назвал «тиранией большинства» . Демократия в этом воззрении всегда несет в себе опасность того, что права меньшинства и свобода личности могут быть принесены в жертву идее народа, что свобода дискуссии, критика, духовная жизнь вообще — все это может быть принесено в жертву некоей воле большинства, и тогда воцарится однообразие и скучный конформизм. Большинство ведь не всегда право; истина не выясняется процедурой поднятия руки при голосовании. Милль поэтому всячески поддерживал идею совещательной , или парламентской, демократии (Совещательная демократия — демократическое правление, уделяющее особое внимание дискуссиям и дебатам, что помогает выявить интересы общества.) .

Народная демократия

Термин «народная демократия» идет от тех ортодоксальных коммунистических режимов, что создавались по советскому образцу после Второй мировой войны. Мы, однако, будем применять его в более широком смысле, относя сюда самые различные модели демократии, порожденные марксистской традицией . Их немало, и все они находятся в разительном контрасте с более распространенными либерально-демократическими моделями. Марксисты, как известно, всегда отмахивались от либеральной, или парламентской, демократии, видя в ней не более чем форму «буржуазного», «капиталистического» правления. К понятию или идеалу демократии они тем не менее обратились потому, что в них присутствует идея равенства. «Демократия» здесь означала социальное равенство , выстроенное на обобществлении собственности («общественная демократия», как марксизм изначально понимал этот вопрос), что надлежало отличать от «политической» демократии — видимости, фасада равенства.

Маркс был убежден в том, что достаточно свергнуть капитализм и демократия рано или поздно восторжествует. Правда, до настоящего коммунизма будет еще далеко, поскольку потребуется так называемый переходный период с характерной для него «революционной диктатурой пролетариата». Так в конце концов на смену «буржуазной» демократии придет совершенно новая система «пролетарской» демократии. Маркс не вдавался в детали того, как может быть организовано это переходное общество, но в общих чертах его понимание вопроса видно из того восхищения, которое в нем вызвала Парижская Коммуна 1871 г. — весьма кратковременный эксперимент, по смыслу близкий прямой демократии. Дальнейшую перспективу он понимал так: с преодолением классового антагонизма и окончательным построением коммунистического общества пролетарское государство попросту «отомрет». С ним вместе уйдет в прошлое необходимость в правительстве, законах и даже политике как таковой, — по сути дела, все это распространяется и на демократию.

Но еще более чем Марксу модель демократии, реализованная в коммунистических государствах в XX в

©2015-2019 сайт
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-04-27

Известные цитаты черчилля. Цитаты уинстона черчилля. Демократия людей не вдохновляет

Вы когда-нибудь читали цитаты Черчилля? Почему о них говорят во всём мире? На эти и другие вопросы мы ответим в статье. Мудрые высказывания сэра Уинстона Черчилля передают всю глубину, остроумие и проницательность этого талантливого человека, который прославил свою страну и себя на весь мир.

Уинстон Черчилль

Сэр Уинстон Черчилль является одним из самых авторитетных людей в британской летописи. В 1940-1945 гг. он занял пост премьер-министра Соединённого Королевства. В 1951-1955 гг. он вновь вступил в эту должность. Его по праву считают одним из великих вождей военного периода 20 века. Черчилль также был историком, художником, офицером британской армии и писателем.

Этот человек — единственный премьер-министр Великобритании, который был награждён Нобелевской премией в области письменности. Он стал первым Почётным гражданином США. В 2002 году был проведён опрос, по данным которого Уинстон Черчилль был назван величайшим англичанином в истории.

Уинстон никогда не отличался ни отменным здоровьем, ни хорошей физической формой. Однако он отпраздновал свой 90-летний юбилей, а его изречения «Отберите у меня сигару — и я вам войну объявлю!», «Своей долговечностью я обязан спорту. Я отродясь не занимался им», «Если газеты станут писать о том, что нужно бросить курить, я лучше читать брошу» до сих пор возмущают и удивляют всех сторонников здорового стиля жизни.

Вопрос

Неужели вы не в восторге от того, что каждый раз, когда вы произносите речь, зал набит битком?

Черчилль ей ответил:

Конечно, мне очень приятно внимание людей. Однако когда я созерцаю полный зал, я часто думаю о том, что если бы я не выступал с речью, а восходил на эшафот, зрителей бы вдвое больше собралось.

Цитаты

Большую популярность в мире завоевали следующие цитаты Черчилля о жизни и политике:

  • У тебя есть враги? Великолепно. Значит, ты что-то когда-то отстаивал в своей жизни.
  • Если вы через ад идёте — шагайте без остановки.
  • Умный человек не все ошибки делает сам — он и другим даёт шанс.
  • Любой коллапс — это новый способ достижения целей.
  • Тот человек глуп, который своего мнения никогда не меняет.
  • Успех — это способность двигаться от одного поражения к другому, не теряя энтузиазма.
  • Лучшим аргументом против демократии является пятиминутный диалог со средним избирателем.
  • Сокол поднимается высоко, когда летит не по ветру, а против ветра.
  • Когда молчат орлы, попугаи болтают.
  • Не желайте богатства и здоровья, а желайте удачи, ибо на «Титанике» все были здоровы и состоятельны, и лишь единицы оказались удачливыми!
  • Врождённым пороком капитализма является неравный раздел благ; врождённым достоинством социализма — равное распространение нищеты.
  • Народовластие — это наркотик. Кто хоть один раз его попробовал — навсегда им отравлен.
  • В течение своей жизни каждый человек хоть раз спотыкается о свой «гениальный шанс». К сожалению, большинство из нас подымаются, отряхиваются и следуют далее, как будто ничего не случилось.
  • Ложь успевает облететь полмира, пока правда натягивает штаны.
  • Вкусы мои просты. Я без усилий удовлетворяюсь элитарным.
  • Политика столь же опасна и захватывающа, как война. В сражении вы можете погибнуть лишь раз, в политике — множество раз.
  • Люди великолепно умеют хранить тайны, которых не знают.
  • Желаете, чтобы ваше слово в споре было последним? Заявите сопернику «Пожалуй, вы правы!»
  • Я свиней люблю. Кошки на нас смотрят сверху вниз, собаки — снизу вверх. Лишь свиньи на нас смотрят как на равных.
  • Больше преимуществ тот получает, кто слишком рано сделал просчёты, на которых можно учиться.
  • Легче нацией управлять, чем четверых детей воспитать.
  • Ничем так не заслужишь авторитет, как выдержкой.
  • Знаменитейший урок бытия в том, что бывают правы и дураки.
  • Мы живём в эру грандиозных событий и крохотных людей.
  • Единственно верное решение американцы находят всегда. После того как все остальные перепробуют.
  • Если убийцу убить, количество душегубов не изменится.
  • Историю изучайте, историю изучайте. В летописи размещены все секреты политической прозорливости.
  • Задача парламента — заменить рукопашные бои словесными.
  • Самое хорошее средство испортить отношения — это заняться их выяснением.
  • Когда дерутся двое — третий выигрывает.
  • Вы до места назначения никогда не дойдёте, если в каждую тявкающую собаку будете бросать камни.
  • Я оптимист. Не наблюдаю особой пользы быть чем-то ещё.
  • Ни одна звезда не станет сиять, пока не отыщется человек, который сзади будет держать чёрную ткань.
  • Народ, запамятовавший своё прошлое, потерял своё будущее.

Англоязычные высказывания

А теперь представим вашему вниманию такие цитаты Черчилля на английском языке с переводом:

  • A fanatic is one who can’t change his mind and won’t change the subject. Фанатиком является человек, который не в состоянии переменить тему и изменить взгляды.
  • Although prepared for martyrdom, I preferred that it be postponed. Пусть я готов к мучениям, я предпочёл бы, чтобы они были отложены.
  • Broadly speaking, the short words are the best, and the old words best of all. В принципе, старые слова лучше всего, а короткие являются идеальными.
  • Don’t talk to me about naval tradition. It’s nothing but rum, sodomy and the lash. Не сообщайте мне о традициях флота. Это не более и не менее, как ром, содомия и плеть.

Высказывания о Сталине

Чем ещё известен Черчилль? О Сталине цитаты его будоражат умы людей. В 1942 году, в августе, Черчилль приехал в Москву, чтобы сообщить о том, что в 1942 году Второй фронт открываться не будет. В 1942 году, 16 августа, Черчилль написал в письме Ф. Рузвельту следующее: «Я вчера в 7 часов вечера отправился проститься с г-ном Сталиным, и у нас состоялся приятный диалог, в ходе которого он мне подробно рассказал о положении русских, которое выявилось весьма неплохим. Он, естественно, весьма уверен в том, что выстоит до зимы. …Редактирование коммюнике и обед продолжались до трёх часов утра. Мне помогал великолепный переводчик, и я мог говорить почти свободно. Превалировала атмосфера особой благосклонности, и мы в первый раз установили дружелюбные и непринуждённые отношения…»

В 1942 году, в ночь с 15 на 16 августа, на квартире была записана следующая беседа Черчилля со Сталиным: «Премьер-министр сообщил, что в начале 1938 года, ещё до Мюнхена и Праги, у него появилось желание создать лигу трёх выдающихся демократий в составе США, Великобритании и СССР, которые могли бы вместе за собой вести мир. Между ними не было антагонистической заинтересованности. Г-н Сталин дал согласие и сказал, что он часто обдумывал нечто подобное, но только такой план при правительстве г-на Чемберлена был невыполним…»

А ещё существует такое высказывание, приписываемое Черчиллю: «Сталин… Россию принял с сохой и покинул её с атомным оружием».

Реакция Сталина

Нравились ли цитаты Черчилля Сталину? Говоря об Иосифе Виссарионовиче, Черчилль заявил в 1945 году, 7 ноября, в парламенте Британии: «Лично я восхищаюсь этим подлинно великим человеком, победоносным защитником в период войны, отцом своей страны, правившим судьбой своего государства во времена мира. Даже если бы у нас с советскими властями возникли большие разногласия в отношении социальных, политических и, возможно, моральных аспектов, то в Англии нельзя открывать доступ такому настроению, которое могло бы ослабить или нарушить эти важные контакты между нашими народами, коммуникации, структурирующие нашу бедность и славу в период недавних жутких конвульсий».

В. М. Молотов распорядился напечатать в газете «Правда» (центральный орган ЦК ВКП (б)) изложение речи английского политика. Сталин в этот момент был в отпуске и отдыхал в Сочи. Он пробежал глазами газету и телеграфировал в Москву 10 ноября В. М. Молотову, А. И. Микояну, Л. П. Берии: «Считаю опубликование речи Черчилля с прославлением Сталина и России ошибкой. Славословие это нужно Уинстону, чтобы замаскировать своё неприязненное отношение к СССР и успокоить свою испачканную совесть. У нас теперь имеется немало добросовестных работников, которые приходят в телячье упоение от фимиамов со стороны Черчиллей, Бирнсов, Трумэнов и, напротив, печалятся от негативных отзывов со стороны этих господ. Я считаю подобные настроения опасными, так как они у нас развивают низкопоклонство перед иноземными фигурами. С лакейством перед чужестранцами нужно бороться жёстко. Лично меня такие похвалы лишь коробят».

В. М. Молотов тотчас же ответил: «Обнародование сжатой речи Черчилля было мною разрешено. Считаю это ошибкой. Всё ж таки её нельзя было печатать без твоего согласия».

Демократия

Итак, вы уже знаете, кто такой Черчилль. О демократии цитаты его наиболее интересны. До сих пор применяется в политике афоризм Черчилля «Демократия является самой плохой формой правления, если не принимать во внимание все остальные». Данная цитата известна всем, чего нельзя сказать о её контексте. Вопреки общеизвестному мнению, Уинстон сказал её не как авторитетный лидер победившей во Второй мировой английской демократии, а как потерпевший поражение предводитель. Эта фраза прозвучала в 1947 году, 11 ноября, в Палате общин, когда Черчилль был «всего-навсего» вождём оппозиции после внезапного, но тяжёлого поражения от лейбориста Эттли Клемента на выборах в 1945 году (июль). Он в тот момент критиковал правительство, которое быстро теряло свои рейтинги и пыталось лимитировать полномочия парламента, а именно право вето палаты лордов.

Любимая цитата Рейгана

Мудрым человеком был Уинстон Черчилль. Цитаты его нравились президенту Рейгану, который после неудачного покушения на него любил повторять изречение Уинстона «Самое забавное в жизни — это когда в тебя стреляют и совершают промах». Это изречение британца датировано 1898 годом.

Самоирония

Как воспринимал сарказм Уинстон Черчилль? Цитаты его полны самоиронии. Вот некоторые из них:

  • В молодости я решил до обеда не пить ни капли алкоголя. Теперь, когда я уже в летах, я стараюсь не пить ни капли алкоголя до завтрака.
  • Я всегда придерживался правила: если можешь сидеть, не стой; если в силах лежать, не сиди; если можешь стоять, не беги.
  • Всё, чего я желал, — это единомыслия с моими намерениями после конструктивного диспута.

О политике

Как сочинял Черчилль цитаты и афоризмы? Он произносил фразы спонтанно, в процессе выступлений, и они превращались в крылатые выражения. О политике Черчилль говорил следующее:

  • Политик должен уметь прогнозировать, что случится завтра, через год, через месяц и через неделю. А потом растолковать, почему этого не содеялось.
  • Дипломатом называют человека, который несколько раз подумает, прежде чем промолчать.
  • Историю пишут победители.
  • В моём государстве представители власти гордятся тем, что они слуги державы; быть её владельцем считалось бы бесчестьем.
  • Я ни под каким видом не критикую директорию своей страны, находясь за рубежом, но с лихвой возмещаю это по возвращении.

О людях

Многим интересен Уинстон Черчилль. Цитаты, остроты его перечитывают люди во всём мире. Что он говорил о них? Известны следующие высказывания Черчилля о людях:

  • Школьные учителя пользуются властью, о которой премьер-министры могут лишь мечтать.
  • Я давно подметил, что все желают во всём меня обвинить. Очевидно, они думают, что меня украшает чувство вины.
  • Копить деньги — полезная вещь, особенно если ваши родители это сделали.
  • Если истина многогранна, то враньё — многоголосно.
  • По миру шатается невероятное количество лживых предположений, а самое ужасное, что половина из них реальна.
  • Я учиться всегда готов, но мне иногда не нравится, когда меня учат.

Оптимизм

Был ли оптимистом Уинстон Черчилль? Цитаты, остроты и афоризмы этого человека наполнены жизнелюбием. Черчилль говорил о мироощущении так:

  • Развиваться — значит, перестраиваться, быть идеальным — значит, перестраиваться часто.
  • Пессимист при каждой возможности видит трудности, оптимист видит возможности в каждой трудности.
  • Заглядывать слишком далеко вперёд — недальновидно.
  • Нет лучшей инвестиции, чем инвестиция молока в младенцев.
  • Из опыта я вынес, что пытаться уладить всё сразу часто является ошибкой.
  • Всегда проще заявлять о своих принципах, чем осуществлять их.

Этот человек с внешностью раблезианского героя кажется мне и вправду шагнувшим в наше время откуда-то из Ренессансных времен: он и воин (в юности с оружием в руках демонстрировал чудеса храбрости), и политик (не нуждается в пояснении), и художник (его картины под псевдонимом «Чарльз Морин» появлялись на ежегодных выставках Королевской академии искусств, выставлялись в Париже и по достаточно высоким ценам приобретались коллекционерами), и литератор (в 1953 году Уинстон Черчилль был удостоен Нобелевской премии в области литературы, присужденной «за высокое мастерство в историческом и биографическом жанрах и за выдающиеся достижения в ораторском искусстве»)… Помимо всего прочего этот необыкновенный человек вошел в историю современной культуры и как признанный мастер афоризма.

Перед первым представлением «Пигмалиона» Бернард Шоу написал Черчиллю: «Вот два билета на премьеру моей новой пьесы — один для Вас, другой для Вашего друга, если, конечно, он у Вас есть». Черчилль ответил: «Сожалею, что не могу быть на премьере, но буду рад увидеть второе представление, если, конечно, оно когда-нибудь состоится».

Уинстон Леонард Спенсер Черчилль (1874 — 1965)

Никогда не сдавайтесь — никогда, никогда, никогда, никогда, ни в большом, ни в малом, ни в крупном, ни в мелком, никогда не сдавайтесь, если это не противоречит чести и здравому смыслу. Никогда не поддавайтесь силе, никогда не поддавайтесь очевидно превосходящей мощи вашего противника.

Я думал, что умру от старости. Но когда Россия, кормившая всю Европу хлебом, стала закупать зерно, я понял, что умру от смеха.

Русских всегда недооценивали, а между тем они умеют хранить секреты не только от врагов, но и от друзей.

Больше всего русские восхищаются силой, и нет ничего, к чему бы они питали меньше уважения, чем к военной слабости.

Большевики сами создают себе трудности, которые успешно преодолевают.

Первая трагедия России — рождение Ленина; вторая — его смерть.

Британцы — единственный народ на свете, который любит, когда им говорят, что дела обстоят хуже некуда.

На фото: мать Черчилля Дженни Джером (1854 — 1921), которая считалась одной из самых красивых женщин своего времени, с сыновьями: старшим Уинстоном и младшим Джеком

Для нации нет более долгосрочной инвестиции, чем кормить маленьких детей молоком, едой и образованием.

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат.

В военное время правда столь драгоценна, что ее должны охранять караулы лжи.

Политика так же увлекательна, как война. Но более опасна. На войне вас могут убить лишь однажды, в политике — множество раз.

Фото 1895 года. Во время службы в 4-ом гусарском полку в Индии.

В мире немного достоинств, которыми бы не обладали поляки, и немного ошибок, которые они не совершили бы.

В моей стране представители власти гордятся тем, что они слуги государства; быть его хозяином считалось бы позором.

Справедливость — вечная беглянка из лагеря победителей.

В молодости я взял себе за правило не пить ни капли спиртного до обеда. Теперь, когда я уже немолод, я держусь правила не пить ни капли спиртного до завтрака.

В отрыве от истины совесть — не более чем глупость, она достойна сожаления, но никак не уважения.

Власть — это наркотик. Кто попробовал его хоть раз — отравлен ею навсегда.

Фото 1899 года. Лейтенант Черчилль в полку южноафриканской лёгкой кавалерии во время англо-бурской войны.

Мы пойдем до конца, мы будем сражаться во Франции, мы будем сражаться на морях и в океанах, мы будем сражаться с растущей уверенностью и растущей силой в воздухе, мы будем защищать наш остров, чего бы это нам ни стоило, мы будем сражаться на берегу, мы будем сражаться на посадочных площадках, мы будем сражаться в полях и на улицах, мы будем сражаться в горах, мы никогда не сдадимся.

Военнопленный — это тот, кто сначала пытается убить вас и терпит неудачу, а потом просит не убивать его.

Врожденный порок капитализма — неравенство в благосостоянии; врожденная добродетель социализма — равенство в нищете.

Все, чего я хотел, — это согласия с моими желаниями после конструктивной дискуссии.

Всегда проверяй цитаты: свои — перед тем как сказать, чужие — после того, как они сказаны.

Всякая медаль не только блестит, но и отбрасывает тень.

Ни один час, проведённый в седле, не может считаться потерянным часом.

Ответственность — это та цена, которую мы платим за власть.

Отличие государственного деятеля от политика в том, что политик ориентируется на следующие выборы, а государственный деятель — на следующее поколение.

Периодически люди спотыкаются о правду и падают, но большинство затем встают и спешат дальше, как будто ничего не случилось.

Война — это по большей части каталог грубых ошибок.

Фото 1914 года

Война — слишком серьезное дело, чтобы доверять ее генералам.

Генералы всегда готовятся к прошлой войне.

Идти на уступки врагам все равно, что кормить крокодила, который сожрет вас последним.

Вы всегда можете рассчитывать, что американцы сделают правильно — после того, как они перепробуют все остальные варианты.

Девиз британцев — бизнес несмотря ни на что.

Демократия — самый худший вид правления, не считая всех прочих, что человечество испробовало за свою историю.

Лучший аргумент против демократии — пятиминутная беседа со средним избирателем.

Диктаторы ездят верхом на тиграх, боясь с них слезть. А тигры между тем начинают испытывать голод.

Дипломат — это человек, который дважды подумает, прежде чем ничего не сказать.

Поддеть красивую женщину — дело не из простых, ведь она от ваших слов не подурнеет.

Сильный, молчаливый мужчина слишком часто лишь потому молчалив, что ему нечего сказать.

Если бы Гитлер вторгся в ад, я бы по крайней мере замолвил за дьявола словечко в Палате общин.

Если бы Господь решил создать мир заново и спросил бы моего совета, я предложил бы окружить все страны Ла-Маншами. И сделать так, чтобы все, что пытается летать, немедленно сгорало бы.

Если вы хотите достичь цели, не старайтесь быть деликатным или умным. Пользуйтесь грубыми приемами. Бейте по цели сразу. Вернитесь и ударьте снова. Затем ударьте еще — сильнейшим ударом сплеча… (о Стэнли Болдуине)

Если правда многогранна, то ложь многогласна.

Заглядывать слишком далеко вперед — недальновидно.

Заметьте, что бывшего премьер-министра одной державы делают почетным гражданином другой державы.

Затеяв спор настоящего с прошлым, мы обнаружим, что потеряли будущее.

Время — плохой союзник.

Время и деньги большей частью взаимозаменяемы.

Когда у обеих сторон заканчиваются аргументы, начинают грохотать бомбы.

Консультация — это когда человека спрашивают: “Вы не против, если вам завтра отрубят голову?” и, узнав, что он против, на следующий же день голову отрубают.

Копить деньги — вещь полезная, особенно если это уже сделали ваши родители.

Клуб, в котором слишком много членов, перестает быть клубом.

Кто со всеми согласен, с тем не согласен никто.

Кто умеет подписать выгодный для себя мирный договор, никогда бы не выиграл войну.

Индия — это не страна, это географический термин. Называть Индию «нацией» все равно, что называть «нацией» экватор.

Многие пытаются ставить знак равенства между пожаром и пожарной командой.

Лучше делать новости, чем рассказывать о них.

Лучший способ оставаться последовательным — это меняться вместе с обстоятельствами.

Меня часто спрашивают: «За что мы сражаемся?» Могу ответить: «Перестанем сражаться — тогда узнаете.»


Миротворец — это тот, кто кормит крокодила в надежде, что тот съест его последним.

Мы с женой два или три раза за 40 лет совместной жизни пробовали завтракать вместе, но это оказалось так неприятно, что пришлось это прекратить.

На Западе армии были слишком велики для здешних стран. На Востоке страны были слишком велики для армий.

Написание книги — это любовное приключение: сначала забава, потом книга становится любовницей, женой, хозяином и, наконец, — тираном.


Национализм — последнее пристанище негодяев.

Небывалая толщина этого отчета защищала его от опасности быть прочитанным.

Немцы, как никакая другая нация, сочетают в себе качества образцового воина и образцового раба.

Открытка, нарисованная немецкими карикатуристами и отправленная в октябре 1939 года Черчиллю, занимавшему в тот момент пост военно-морского министра

Ничто в жизни так не воодушевляет, как то, что в тебя стреляли и промахнулись.

Одной из самых распространенных причин ошибок в политике является искушение доложить высокопоставленному руководителю именно то, что тому более всего хотелось бы услышать. Таким образом, лидеру, от чьих решений зависит дальнейшее развитие событий, ситуация представляется более оптимистичной, чем действительная, обусловленная грубыми фактами.

Он решительнее всех в нерешительности и сильнее всех в слабости.

Пессимист видит трудности при любой возможности; оптимист в любой трудности видит возможность.

По свету ходит чудовищное количество лживых домыслов, а самое страшное, что половина из них — чистая правда.

Политик должен уметь предсказать, что произойдет завтра, через неделю, через месяц и через год. А потом объяснить, почему этого не произошло.

При существующих политических институтах иногда еще приходится считаться с чужим мнением.

Репутация державы точнее всего определяется суммой, которую она способна взять в долг.

Нам нужно чтобы каждый гражданин готов был к отчаянному сопротивлению. Не сомневайтесь, они способны на это, если будут уверены, что в противном случае их просто вырежут. Необходимо вооружить ополченцев. Если понадобиться, даже женщинам нужно разрешить идти в бой.

Я никогда не критикую правительство своей страны, находясь за границей, но с лихвой возмещаю это по возвращении.

Сначала нужно быть честным, а уж потом — благородным.

Я — оптимист. Не вижу особой пользы быть чем-то ещё.

В моем возрасте я уже не могу позволить себе плохо себя чувствовать.

Социалисты считают, что получать прибыль — грех. Я считаю, что настоящий грех — терпеть убытки.

Там, где существует десять тысяч предписаний, не может быть никакого уважения к закону.

Телевидение — дешевое и вульгарное развлечение.

Предсказать, как поведет себя Россия, — невозможно, это всегда загадка, больше того — головоломка, нет — тайна за семью печатями.

Только Ленин мог бы вывести русских из того болота, куда он сам их завел.

У англичан всегда своя линия поведения — но не прямая.

Вместе с внуком Уинстоном Черчиллем-младшим (1940 — 2010)

Умный человек не делает сам все ошибки — он дает шанс и другим.

Большое преимущество получает тот, кто достаточно рано сделал ошибки на которых можно учиться.

Я люблю свиней. Собаки смотрят на нас снизу вверх. Кошки смотрят на нас сверху вниз. Свиньи смотрят на нас как на равных.


Успех — это умение двигаться от неудачи к неудаче, не теряя энтузиазма.

Фанатик — это человек, который не может изменить взгляды и не может переменить тему.

Человек расширил свою власть надо всем, кроме самого себя.

Я взял от алкоголя гораздо больше, чем он от меня.

Человечество подобно кораблю в шторм. Компас поврежден, морские карты безнадежно устарели, капитана выбросило за борт, и матросы должны по очереди его заменять. Причем каждый поворот руля приходится согласовывать не только с членами экипажа, но и с пассажирами, которых на палубе с каждой минутой все больше.

Дети приходят на этот свет очень необычным образом! И как только Бог до этого додумался?

Школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министры могут только мечтать.

Я всегда следовал правилу: не беги, если можешь стоять; не стой, если можешь сидеть; не сиди, если можешь лежать.

Я давно заметил, что все стремятся во всем обвинить меня. Очевидно, они думают, что чувство вины меня украшает.

Легче управлять нацией, чем воспитывать четверых детей.

Я легко довольствуюсь самым лучшим.

Я думаю, что история будет благосклонна ко мне, так как я собственноручно собираюсь её писать.

Я готов ко встрече с Творцом. Другое дело, готов ли Творец к такому тяжкому испытанию, как встреча со мной.

Этого исторического деятеля по праву можно считать одним из величайших не только в британской, но и в мировой истории. Самые смелые и амбициозные идеи, самые грандиозные проекты, самые странные, неожиданные и рискованные решения проблем — все это о нем. «Я легко довольствуюсь самым лучшим», — говорил этот человек о себе и определенно был прав.

Выдающиеся цитаты Черчилля встречаются сегодня в лозунгах современных политиков, произведениях кинематографа, книгах, теле- и радиопрограммах. Это не удивительно, ведь могущество, выдержка и человека еще не одно столетие смогут служить примером для подражания.

Кем он был

Цитаты которого сегодня используются столь активно и вдохновляют миллионы, на своем веку успел попробовать себя в самых разных сферах деятельности. Помимо известного всем участия в политической жизни своей страны и мира в целом, он активно работал в качестве журналиста и зарекомендовал себя как весьма талантливый писатель, за что был удостоен в свое время Нобелевской премии.

Именно он считается, согласно данным последним социологическим опросам, величайшим человеком в истории Великобритании.

Начало великого пути

Сегодня цитаты Черчилля не слышал разве что тот, кто вовсе изолирован от социума и средств массовой информации. Политик никогда не стеснялся в выражении собственного мнения и не лез в карман за искрометным ответом на тот или иной компрометирующий вопрос.

Многие исследователи связывают это с достаточно высоким статусом семьи, из которой происходит великий британец. Тяга к политике у Уинстона Черчилля, можно сказать, в крови, ведь его отец, будучи лордом, принимал активное участие в жизни своей страны. Мать будущего премьер-министра также происходила из довольно высокого рода. что воспитанию сына они уделяли не так уж много времени, положение дало будущему великому британцу получить достойное образование.

Характер, заложенный с детства

Многие знают, что цитаты Черчилля всегда не только глубокомысленны, но еще и крайне прямолинейны, не говоря уже об изрядной доле остроты, о которой в современном мире буквально ходят легенды.

«Самое веселое в жизни», — говорил великий премьер-министр, — «это когда в тебя стреляют и промахиваются». Стремление бросать вызов и не соглашаться с общественными нормами и правилами было присуще будущему политику с самого детства. Будучи ребенком, он постоянно подвергался телесным наказаниям за нарушение дисциплины — патологическая неспособность соглашаться с какими-либо ограничениями не только закаляла характер Черчилля, но и приносила ему массу весьма неприятных проблем.

Литературные пробы

Вполне очевидно, что человек с таким образованием и широтой взглядов просто не мог не попробовать выразить собственные мысли на бумаге. Многие цитаты Черчилля заимствуются сегодня из его книги «Война на реке», посвященной Суданской кампании. Эта книга, написанная политиком, практически сразу стала не только бестселлером, но и настоящим заявлением миру о своих правах, что не могло не принести свои плоды.

Публицистические же работы этого человека активно печатались не только в «Дейли график», где он числился в качестве но и в «Нью-Йорк Таймс», а письма к матери с фронта были размещены на страницах издания «Дейли Телеграф».

Благодаря этому Уинстон которого знал практически каждый британец и американец, был знаменит уже тогда.

Первое проявление владения ораторским искусством

«Человеку можно простить все», — говорил великий британец, — «кроме плохой речи…».

Любой университет, в котором есть курс риторики, требует изучения трех главных речей политика. Пожалуй, равных в мастерстве работы со словом этому великому британцу отыскать будет достаточно сложно.

В мае 1940 года, будучи уже премьер-министром, с речью к общественности обратился именно Черчилль. Цитаты из этого обращения и сегодня служат примерам в отношении ораторского искусства. Политик не стал скрывать от мира, напуганного действиями нацистской Германии, реальную обстановку, не стал приукрашивать факты и смело заявил о том, что не надеется увидеть во время грядущей кампании ничего, кроме крови, слез и пота.

Уинстон Черчилль смело рассказал людям о том, что впереди их ждут только месяцы страданий, которые необходимо выдержать ради победы, в которую премьер-министр свято верил. Именно честность и уверенность помогли ему завоевать признание народа и решительность в действиях в отношении борьбы с тиранией Гитлера.

Вторая речь

Эти слова Черчилль, цитаты и афоризмы которого столь часто сегодня вспоминаются, сказал 4 июня, сразу после Дюнкерка. Эта речь под названием «Мы будем сражаться на побережье» вошла в мировую историю как одна из самых смелых, честных и вдохновенных. Непоколебимая воля к победе, решительность и стремление сделать все возможное и невозможное ради достижения поставленной цели просто не могли не вдохновить людей.

Слава и гордость британской нации

Выступая затем после капитуляции Франции, Уинстон Черчилль поставил на карту не только честь народа, но и всю судьбу христианской цивилизации. Политик настаивал на том, что эту самую решающую, самую жестокую битву на собственной территории необходимо выиграть ради спасения не только Великобритании, но и всей Европы, ради свержения кровавого диктатора, осмелившегося посягнуть на уничтожение не только старого, но и нового мира. Премьер-министр призвал солдат сражаться так, чтобы даже через тысячу лет это время вспоминалось как «звездный час Британской империи». Эти слова были услышаны, поняты и воплощены в жизнь с максимально возможной мощью.

На одной ступени с Гитлером

Мало кто сегодня не знает цитаты Черчилля о России. Для премьер-министра Великобритании СССР с его коммунистическим настроением был глубоко чужд, что тот неоднократно подчеркивал в своих выступлениях.

С точки зрения выдающегося политика этот режим в худших своих проявлениях ничем не отличался от фашизма, охватившего мир подобно чуме. Тем не менее, когда пробил час, и войска Гитлера пришли на территорию СССР, Уинстон Черчилль отреагировал практически мгновенно.

В радиоэфире он публично пообещал оказать любую возможную помощь в борьбе с фашистскими захватчиками, подчеркивая все же свое резко негативное отношение к политическому режиму страны, нуждающейся тогда в военной поддержке.

«Я готов сотрудничать хоть со Сталиным, хоть с самим дьяволом ради свержения Адольфа Гитлера», — говорил тогда Уинстон Черчилль в своем обращении.

Своеобразный культ Сталина

Несмотря на яростное осуждение коммунистического режима, британский премьер-министр, будучи человеком мудрым, прекрасно осознавал тот факт, что только СССР обладает достаточной мощью для сопротивления и свержения Гитлера и его войск. Именно поэтому одним из первых политиков, пообещавших всестороннюю поддержку, был именно Черчилль. Цитаты о русских этого человека были по-настоящему искрометными. Тем не менее, именно британскому премьер-министру принадлежат слова: «Каждое утро я молюсь о том, чтобы Сталин был жив и абсолютно здоров».

Военная мощь СССР и огромные человеческие ресурсы были настолько велики, что этого нельзя было не осознавать. Великий британец не забывал об этом ни на минуту.

О Сталине лично

По вопросам военной стратегии премьер-министру приходилось достаточно часто контактировать с возглавлявшим тогда СССР «коммунистическим тираном». То, что говорил Черчилль о Сталине (цитаты этих высказываний см. в статье), отличается довольно большим разнообразием. Несмотря на то что с точки зрения премьер-министра эта фигура могла посостязаться с самим дьяволом, столь выдающаяся личность не могла не вызывать восхищение.

«России крайне повезло, что когда она агонизировала, в ее главе оказался такой жестокий и сильный военный вождь», — говорил Черчилль во время своего выступления в британском парламенте по возвращении из Москвы.

Премьер-министр называл его «великим человеком» и «настоящим отцом своей страны», искренне восхищался решительностью этого политика, его готовностью принимать удар и непоколебимой волей к победе.

Российское же правительство в подобные выражения не поверило, посчитав их исключительно грубой лестью, направленной на маскировку негативного отношения к России в частности и СССР в целом.

Кто он — Уинстон Черчилль? Цитаты, остроты и афоризмы не о политике

Несмотря на то что большая часть речей была связана именно с международными связями, премьер-министр не сдерживал себя в высказываниях на любые другие темы. К примеру, большую известность получило его выражение на тему важности спорта в жизни каждого человека.

В одной из своих речей политик заявил, что своим долголетием он обязан именно физкультуре. Пояснив, что это лишь потому, что Черчилль никогда ею не занимался.

Из множества представителей животного мира политик особенно выделял свиней, поскольку, по его мнению, только они смотрели на человека как на равного.

Некоторые выражения этого человека с сигарой были настолько остроумными и дерзкими, что их едва ли следует цитировать в статье, однако сомнений быть не может — с чувством юмора Уинстона Черчилля явно все было хорошо…

Сложно представить себе политика, который сделал бы для своей нации, страны и демократии больше, чем Уинстон Черчилль. Именно поэтому он вошел в мировую историю как один из величайших деятелей, изменивших не только Великобританию, но и весь мир. «Преодоленные трудности», — говорил он, — «это реализованные возможности», и то, как много трудностей премьер-министру пришлось преодолеть на своем веку, знает теперь весь мир.

* Своим долголетием я обязан спорту. Я им никогда не занимался.

* Военнопленный — это тот, кто сначала пытается убить вас и терпит неудачу, а потом просит не убивать его.

* Написание книги — это любовное приключение: сначала забава, потом книга становится любовницей, женой, хозяином и, наконец, — тираном.

* Совершенствоваться — значит меняться, быть совершенным — значит меняться часто.

* Диктаторы ездят верхом на тиграх, боясь с них слезть. А тигры между тем начинают испытывать голод.

* Меня часто спрашивают: «за что мы сражаемся?» Могу ответить: «Перестанем сражаться — тогда узнаете.»

* Кто умеет подписать выгодный для себя мирный договор, никогда бы не выиграл войну.

* Нет ничего приятнее, чем когда в вас стреляют и не попадают.

* Война слишком серьезное дело, чтобы доверять ее генералам.

* Если бы Господь решил создать мир заново и спросил бы моего совета, я предложил бы окружить все страны Ла-Маншами. И сделать так, чтобы все, что пытается летать, немедленно сгорало бы.

* Заметьте, что бывшего премьер-министра одной державы делают почетным гражданином другой державы.

* Человек расширил свою власть надо всем, кроме самого себя.

* Человечество подобно кораблю в шторм. Компас поврежден, морские карты безнадежно устарели, капитана выбросило за борт, и матросы должны по очереди его заменять. Причем каждый поворот руля приходится согласовывать не только с членами экипажа, но и с пассажирами, которых на палубе с каждой минутой все больше…

* Сначала нужно быть честным, а уж потом — благородным.

* Если правда многогранна, то ложь многоголосна.

* Всякая медаль не только блестит, но и отбрасывает тень.

* Я давно заметил, что все стремятся во всем обвинить меня. Очевидно, они думают, что чувство вины меня украшает.

* Мы с женой два или три раза за 40 лет совместной жизни пробовали завтракать вместе, но это оказалось так неприятно, что пришлось это прекратить.

* Я — оптимист. Не вижу особой пользы быть чем-то ещё.

* Девиз британцев — бизнес несмотря ни на что!

* В моей стране представители власти гордятся тем, что они слуги государства; быть его хозяином считалось бы позором.

* В мире немного достоинств, которыми бы не обладали поляки, и немного ошибок, которые они не совершили бы.

* Я не верю, что Россия хочет войны. Она хочет плодов войны. (1946)

* Только Ленин мог бы вывести русских из того болота, куда он сам их завел.

* Индия — это не страна, это географический термин. Называть Индию «нацией» все равно, что называть «нацией» экватор.

* Вы всегда можете рассчитывать, что американцы сделают правильно — после того, как они перепробуют все остальные варианты.

* Репутация державы точнее всего определяется той суммой, которую она способна взять в долг.

* Консультация — это когда человека спрашивают: “Вы не против, если вам завтра отрубят голову?” и, узнав, что он против, на следующий же день голову отрубают.

* Телевидение — дешевое и вульгарное развлечение.

* В молодости я взял себе за правило не пить ни капли спиртного до обеда. Теперь, когда я уже немолод, я держусь правила не пить ни капли спиртного до завтрака.

* Большевики сами создают себе трудности, которые успешно преодолевают.

* Больше всего русские восхищаются силой, и нет ничего, к чему бы они питали меньше уважения, чем к военной слабости.

* Британцы — единственный народ на свете, который любит, когда им говорят, что дела обстоят хуже некуда.

* В отрыве от истины совесть — не более чем глупость, она достойна сожаления, но никак не уважения.

* Время — плохой союзник.

* Всегда проверяй цитаты: свои — перед тем как сказать, чужие — после того, как они сказаны.

* Все, чего я хотел, — это согласия с моими желаниями после конструктивной дискуссии.

* В моем возрасте я уже не могу позволить себе плохо себя чувствовать.

* Власть — это наркотик. Кто попробовал его хоть раз — отравлен ею навсегда.

* Генералы всегда готовятся к прошлой войне.

* Главный недостаток капитализма — неравное распределение благ; главное преимущество социализма — равное распределение лишений.

* Демократия — самый худший вид правления, не считая всех прочих, что человечество испробовало за свою историю.

* Дипломат — это человек, который дважды подумает, прежде чем ничего не сказать.

* Если вы хотите достичь цели, не старайтесь быть деликатным или умным. Пользуйтесь грубыми приемами. Бейте по цели сразу. Вернитесь и ударьте снова. Затем ударьте еще, сильнейшим ударом сплеча.

* Если бы Гитлер вторгся в ад, я бы по крайней мере замолвил за дьявола словечко в Палате общин.

* Заглядывать слишком далеко вперед — недальновидно.

* Копить деньги — вещь полезная, особенно если это уже сделали ваши родители.

* Кто со всеми согласен, с тем не согласен никто.

* Легче управлять нацией, чем воспитывать четверых детей.

* Лучше делать новости, чем рассказывать о них.

* Лучший аргумент против демократии — пятиминутная беседа со средним избирателем.

* Лучший способ оставаться последовательным — это меняться вместе с обстоятельствами.

* Миротворец — это тот, кто кормит крокодила в надежде, что тот съест его последним.

* Мы пойдем до конца, мы будем сражаться во Франции, мы будем сражаться на морях и в океанах, мы будем сражаться с растущей уверенностью и растущей силой в воздухе, мы будем защищать наш остров, чего бы это нам ни стоило, мы будем сражаться на берегу, мы будем сражаться на посадочных площадках, мы будем сражаться в полях и на улицах, мы будем сражаться в горах, мы никогда не сдадимся.

* Я не могу предсказать действий России.Это головоломка, завернутая в тайну, завернутую в загадку.

* Я думал, что умру от старости. Но когда Россия, кормившая всю Европу хлебом, стала закупать зерно, я понял, что умру от смеха

* На Западе армии были слишком велики для здешних стран. На Востоке страны были слишком велики для армий.

* Небывалая толщина этого отчета защищала его от опасности быть прочитанным.

* Немцы, как никакая другая нация, сочетают в себе качества образцового воина и образцового раба.

* Никогда не сдавайтесь — никогда, никогда, никогда, никогда, ни в большом, ни в малом, ни в крупном, ни в мелком, никогда не сдавайтесь, если это не противоречит чести и здравому смыслу. Никогда не поддавайтесь силе, никогда не поддавайтесь очевидно превосходящей мощи вашего противника.

* Он решительнее всех в нерешительности и сильнее всех в слабости.

* Ответственность — это та цена, которую мы платим за власть.

* Отличие государственного деятеля от политика в том, что политик ориентируется на следующие выборы, а государственный деятель — на следующее поколение.

* Поддеть красивую женщину — дело не из простых, ведь она от ваших слов не подурнеет.

* Политик должен уметь предсказать, что произойдет завтра, через неделю, через месяц и через год. А потом объяснить, почему этого не произошло.

* Национализм — последнее пристанище негодяев.

* При победе я его заслуживаю, при поражении я в нём нуждаюсь. (речь о шампанском)

* Политика так же увлекательна, как война. Но более опасна. На войне вас могут убить лишь однажды, в политике — множество раз.

* По свету ходит чудовищное количество лживых домыслов, а самое страшное, что половина из них — чистая правда.

* При существующих политических институтах иногда еще приходится считаться с чужим мнением.

* Русских всегда недооценивали, а между тем они умеют хранить секреты не только от врагов, но и от друзей.

* Сильный, молчаливый мужчина слишком часто лишь потому молчалив, что ему нечего сказать.

* Там, где существует десять тысяч предписаний, не может быть никакого уважения к закону.

* У англичан всегда своя линия поведения — но не прямая.

* Умный человек не делает сам все ошибки — он дает шанс и другим.

* Успех — это умение двигаться от неудачи к неудаче, не теряя энтузиазма.

* Фанатик — это человек, который не может изменить взгляды и не может переменить тему.

* Цена величия — ответственность.

* Школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министры могут только мечтать.

* Я взял от алкоголя больше, чем он забрал у меня.

* Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат.

* Я всегда следовал правилу: не беги, если можешь стоять; не стой, если можешь сидеть; не сиди, если можешь лежать.

* Я люблю свиней. Собаки смотрят на нас снизу вверх. Кошки смотрят на нас сверху вниз. Свиньи смотрят на нас как на равных.

* Я никогда не критикую правительство своей страны, находясь за границей, но с лихвой возмещаю это по возвращении.

* Когда у обеих сторон заканчиваются аргументы, начинают грохотать бомбы.


Время — плохой союзник.

Генералы всегда готовятся к прошлой войне.

Лучше делать новости, чем рассказывать о них.

Кто со всеми согласен, с тем не согласен никто.

Телевидение — дешевое и вульгарное развлечение.

Я взял от алкоголя больше, чем он забрал у меня.

Заглядывать слишком далеко вперед — недальновидно.

У англичан всегда своя линия поведения — но не прямая.

Легче управлять нацией, чем воспитывать четверых детей.

Ответственность — это та цена, которую мы платим за власть.

Умный человек не делает сам все ошибки — он дает шанс и другим.

Он решительнее всех в нерешительности и сильнее всех в слабости.

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат.

В моем возрасте я уже не могу позволить себе плохо себя чувствовать.

Большевики сами создают себе трудности, которые успешно преодолевают.

Успех — это умение двигаться от неудачи к неудаче, не теряя энтузиазма.

Небывалая толщина этого отчета защищала его от опасности быть прочитанным.

Копить деньги — вещь полезная, особенно если это уже сделали ваши родители.

Дипломат — это человек, который дважды подумает, прежде чем ничего не сказать.

Лучший аргумент против демократии — пятиминутная беседа со средним избирателем.

Миротворец — это тот, кто кормит крокодила в надежде, что тот съест его последним.

Школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министры могут только мечтать.

Поддеть красивую женщину — дело не из простых, ведь она от ваших слов не подурнеет.

Лучший способ оставаться последовательным — это меняться вместе с обстоятельствами.

Все, чего я хотел, — это согласия с моими желаниями после конструктивной дискуссии.

Фанатик — это человек, который не может изменить взгляды и не может переменить тему.

Там, где существует десять тысяч предписаний, не может быть никакого уважения к закону.

Сильный, молчаливый мужчина слишком часто лишь потому молчалив, что ему нечего сказать.

Всегда проверяй цитаты: свои — перед тем как сказать, чужие — после того, как они сказаны.

Если бы Гитлер вторгся в ад, я бы по крайней мере замолвил за дьявола словечко в Палате общин.

Немцы, как никакая другая нация, сочетают в себе качества образцового воина и образцового раба.

В отрыве от истины совесть — не более чем глупость, она достойна сожаления, но никак не уважения.

Британцы — единственный народ на свете, который любит, когда им говорят, что дела обстоят хуже некуда.

Только на гранитной скале устава Лиги Наций мы сможем построить высокий и прочный храм и цитадель мира.

На Западе армии были слишком велики для здешних стран. На Востоке страны были слишком велики для армий.

Русских всегда недооценивали, а между тем они умеют хранить секреты не только от врагов, но и от друзей.

Кто в молодости не был радикалом — у того нет сердца, кто в зрелости не стал консерватором — у того нет ума.

По свету ходит чудовищное количество лживых домыслов, а самое страшное, что половина из них — чистая правда.

Демократия — самый худший вид правления, не считая всех прочих, что человечество испробовало за свою историю.

Я никогда не критикую правительство своей страны, находясь за границей, но с лихвой возмещаю это по возвращении.

Я всегда следовал правилу: не беги, если можешь стоять; не стой, если можешь сидеть; не сиди, если можешь лежать.

Больше всего русские восхищаются силой, и нет ничего, к чему бы они питали меньше уважения, чем к военной слабости.

Я люблю свиней. Собаки смотрят на нас снизу вверх. Кошки смотрят на нас сверху вниз. Свиньи смотрят на нас как на равных.

Политика так же увлекательна, как война. Но более опасна. На войне вас могут убить лишь однажды, в политике — множество раз.

Главный недостаток капитализма — неравное распределение благ; главное преимущество социализма — равное распределение лишений.

Политик должен уметь предсказать, что произойдет завтра, через неделю, через месяц и через год. А потом объяснить, почему этого не произошло.

В молодости я взял себе за правило не пить ни капли спиртного до обеда. Теперь, когда я уже немолод, я держусь правила не пить ни капли спиртного до завтрака.

Если вы хотите достичь цели, не старайтесь быть деликатным или умным. Пользуйтесь грубыми приемами. Бейте по цели сразу. Вернитесь и ударьте снова. Затем ударьте еще, сильнейшим ударом сплеча.

Я назвал этот том «Триумф и трагедия» потому, что полная победа Великого союза до сих пор не принесла еще всеобщего мира нашему охваченному тревогой земному шару.

Никогда не сдавайтесь — никогда, никогда, никогда, никогда, ни в большом, ни в малом, ни в крупном, ни в мелком, никогда не сдавайтесь, если это не противоречит чести и здравому смыслу. Никогда не поддавайтесь силе, никогда не поддавайтесь очевидно превосходящей мощи вашего противника.

Ну и напоследок бонус для тех, кто все это прочитал — самые известные оскорбления, которые нанес своим противникам сэр Уинстон.

Ответ парламентарию Бесси Брэддок, упрекнувшей его в том, что он пьян: «Дорогуша, а вы уродливы. Но я к утру протрезвею, а вы так и останетесь уродиной».

Ответ Лорду-хранителю Малой печати, который потребовал немедленной встречи с премьером, когда тот сидел в туалете: «Скажите ему, что я не могу заниматься двумя кусками дерьма одновременно». Впрочем, по-английски его фраза звучала куда остроумней, потому что начиналась с каламбура: Tell the Lord Privy Seal that I am sealed to my privy… («Скажите Лорду-хранителю Малой печати, что я запечатан в уборной…»

Слова о Клементе Эттли, премьере-предшественнике, конкуренте из Лейбористской партии, с которым Черчилль вынужден был сотрудничать долгие годы: «Овца в овечьей шкуре, — называл Черчилль Эттли. — Это скромный человек, у которого целый фонтан поводов быть скромным».

Диалог с леди Астор, первой женщиной в Палате общин: «Если бы я была вашей женой, то подсыпала бы вам яд в кофе». — «А если бы я был вашем мужем, то выпил бы его».

Афоризмы Уинстон Черчилль | Афоризмы, мысли, высказывания и цитаты великих людей.

Храбрейшими из храбрых слишком часто руководили гнуснейшие из гнуснейших. Россия — это окутанная тайной загадка внутри чего-то непостижимого. В споре невежда непобедим. Хороших налогов не бывает. Директора школ обладают такой властью, которая премьер-министрам даже не снилась. Премьер-министру Британии нечего скрывать от президента Соединенных Штатов. (выходя нагишом из ванной навстречу ошеломленному Франклину Рузвельту) Когда мне сказали, что в 2100 году женщины будут править миром, я ответил: «Как, все еще?!» Лучший аргумент против демократии — пятиминутная беседа со средним избирателем. История подтвердит мою правоту, особенно если я напишу ее сам. Гольф — игра, которая заключается в том, чтобы попасть очень маленьким шариком в еще меньшее отверстие с помощью орудия, наименее подходящего для этой цели. Демократия означает, что если на рассвете звонят в твою дверь, то это, скорее всего, молочник. Заглядывать в будущее чересчур далеко — недальновидно. Проблемы, которые приходится решать победителю, приятнее, но не проще, чем проблемы, которые приходится решать побежденному. Я уверен, что ошибки прежней войны не будут повторены; вероятно, мы совершим другой ряд ошибок. (во время Второй мировой войны) Это вы были львами — я только рычал. Прессу легче задавить, чем задобрить. «Таймс» ничего не может сказать по этому поводу, и ей требуется три колонки, чтобы это сказать.

90 Цитаты Уинстона Черчилля о демократии и лидерстве (2021)

Ищете знаменитые цитаты Уинстона Черчилля , выдержавшие испытание временем? Ниже вы найдете нашу коллекцию мудрых цитат Уинстона Черчилля, которые вдохновят и научат вас.

Сэр Уинстон Леонард Спенсер-Черчилль был важной фигурой своего времени. Благодаря его помощи и руководству союзных войск вместе с США и Советским Союзом одержали победу над державами Оси во время Второй мировой войны.

Любимый государственный деятель и писатель, он также сыграл ключевую роль в установлении послевоенного мира.

Независимый, стратегический и сильный, его идеалы остаются бесценными и по сей день. Как и у многих успешных и исторических личностей, в его жизни не обошлось без препятствий.

Кто бы мог подумать, что в ранние годы он действительно плохо учился в школе? Ему потребовалось три попытки, прежде чем он попал в Британский Королевский Военный Колледж .

В то время его мать тоже редко видела его.Его отец, редко присутствовавший и которого он знал только благодаря репутации, умер, когда Черчиллю был всего 21 год.

Мы можем почерпнуть немного мудрости из его жизни как известного государственного деятеля и писателя. Если вы стремитесь к успеху, боретесь за перемены или вам просто нужно немного мотивации, вот некоторые из лучших цитат и высказываний Уинстона Черчилля для вас.

Также ознакомьтесь с нашей подборкой цитат о лидерах, чтобы получить больше информации.

Величайшие цитаты Уинстона Черчилля о демократии и лидерстве

1.«Успех не окончателен, неудача не фатальна: важна смелость продолжать». ― Уинстон С. Черчилль

2. «Ложь обходит полмира, прежде чем правда успевает надеть штаны». ― Уинстон С. Черчилль

3. «История будет добра ко мне, потому что я намерен ее написать». ― Уинстон С. Черчилль

4. «Такт — это способность послать кого-то к черту таким образом, что он с нетерпением ждет поездки». ― Уинстон С.Черчилль

5. «Успех — это переход от неудачи к неудаче без потери энтузиазма». ― Уинстон С. Черчилль

6. «Ничто так не волнует в жизни, как безрезультатно стрелять в него». ― Winston S. Churchill

7. «Лучший аргумент против демократии — пятиминутный разговор со средним избирателем». ― Winston S. Churchill

8. «Лично я всегда готов учиться, хотя мне не всегда нравится, когда меня учат.― Уинстон С. Черчилль

9. «Фанатик — это тот, кто не может передумать и не изменит тему». ― Уинстон С. Черчилль

10. «Величайший урок в жизни — знать, что даже дураки иногда бывают правы». ― Winston S. Churchill

11. «Мы зарабатываем на жизнь тем, что получаем. Мы делаем жизнь тем, что даем». ― Уинстон С. Черчилль

12. «Отношение — это мелочь, которая имеет большое значение». ― Уинстон С.Черчилль

13. «Умиротворитель — это тот, кто кормит крокодила в надежде, что он съест его последним». ― Уинстон С. Черчилль

14. «В жизни каждого наступает особенный момент, когда его образно похлопывают по плечу и предлагают возможность сделать что-то особенное, уникальное для него и соответствующее его талантам. Какая трагедия, если в этот момент они застанут себя неподготовленными или неподготовленными к тому, что могло бы стать их звездным часом». ― Уинстон С. Черчилль

15.«Мы все черви, но я верю, что я светлячок». ― Уинстон С. Черчилль, «Никогда не сдавайся! Лучшее из речей Уинстона Черчилля»

16. «Мы хозяева невысказанных слов, но рабы тех, кого мы позволяем выговориться». ― Winston S. Churchill

17. «Все выступают за свободу слова. Не проходит и дня, чтобы его не превозносили, но некоторые люди думают, что они вольны говорить то, что им нравится, но если кто-то другой возражает, это возмутительно.― Уинстон С. Черчилль

18. «Мы спокойно спим по ночам, потому что грубые мужчины готовы обрушить насилие на тех, кто причинит нам вред». ― Уинстон С. Черчилль

19. «Чем дальше назад вы можете смотреть, тем дальше вперед вы, вероятно, смотрите». ― Уинстон С. Черчилль

20. «Вы спрашиваете, какова наша цель? Могу ответить одним словом. Это победа, победа во что бы то ни стало, победа вопреки всему ужасу, победа, какой бы длинной и трудной ни была дорога; ибо без победы нет выживания.― Уинстон С. Черчилль

Также ознакомьтесь с цитатами Александра Македонского от одного из величайших лидеров в истории.

Цитаты Уинстона Черчилля о книге «Никогда не сдавайся»

21. «Люди иногда спотыкаются о правду, но большинство из них берут себя в руки и спешат уйти, как будто ничего и не было». ― Уинстон С. Черчилль

22. «У вас есть враги? Хорошо. Это означает, что вы отстаивали что-то, когда-то в своей жизни.― Уинстон С. Черчилль

23. «Пессимист видит трудности в каждой возможности; оптимист видит возможность в каждой трудности». ― Уинстон С. Черчилль

24. «Если вы идете через ад, продолжайте идти». ― Уинстон С. Черчилль

25. «Никогда, никогда, никогда не сдавайся!» ― Winston S. Churchill

Известные цитаты Уинстона Черчилля

26. «Недостаточно того, что мы делаем все возможное; иногда мы должны делать то, что требуется.― Winston S. Churchill

27. «Воздушные змеи поднимаются выше всего против ветра, а не вместе с ним». ― Уинстон С. Черчилль

28. Никогда, никогда, никогда, никогда – ни в чем, ни в большом, ни в малом, ни в крупном, ни в мелком – никогда не уступайте, кроме как по соображениям чести и здравого смысла. Никогда не поддавайтесь силе. Никогда не уступайте кажущейся подавляющей мощи врага». ― Уинстон С. Черчилль, «Никогда не сдавайся! Лучшее из выступлений Уинстона Черчилля»

29. «Сам по себе я оптимист — мне кажется, что быть кем-то другим не так уж и полезно.― Уинстон С. Черчилль

30. «Постоянные усилия, а не сила или интеллект, являются ключом к раскрытию нашего потенциала». ― Уинстон С. Черчилль

31. «Мне нечего предложить, кроме крови, тяжелого труда, слез и пота». ― Уинстон С. Черчилль, Серия «Один: Вторая мировая война» (сокращенная версия), Книга 2

32. «Вы никогда не доберетесь до места назначения, если будете останавливаться и бросать камни в каждую лающую собаку». ― Уинстон С. Черчилль

33.«Когда вы получаете то, что хотите, оставьте это в покое». ― Уинстон С. Черчилль

34. «Каждый день вы можете прогрессировать. Каждый шаг может быть плодотворным. И все же перед вами будет простираться вечно удлиняющийся, вечно восходящий, вечно совершенствующийся путь. Вы знаете, что никогда не доберетесь до конца пути. Но это не обескураживает, а только добавляет радости и славы восхождению». ― Уинстон С. Черчилль

35. «Преодоление трудностей — это выигранные возможности.― Уинстон С. Черчилль

Цитаты Уинстона Черчилля о важности искусства

36. «Мои вкусы просты: я легко довольствуюсь лучшим». ― Уинстон С. Черчилль

37. «Написание книги — это приключение. Начнем с того, что это игрушка и забава. Затем оно становится любовницей, затем становится хозяином, затем становится тираном. Последняя фаза заключается в том, что как только вы собираетесь примириться со своим рабством, вы убиваете чудовище и выбрасываете его на всеобщее обозрение.― Уинстон С. Черчилль

38. «Улучшение означает изменение; быть совершенным — значит часто меняться». ― Уинстон С. Черчилль

39. «Все великое просто, и многое можно выразить одним словом: свобода, справедливость, честь, долг, милосердие, надежда» ― Уинстон С. Черчилль

40. «Прежде чем вы сможете вдохновлять эмоциями, вы должны быть завалены ими сами. Прежде чем вы сможете тронуть их слезы, должны литься ваши собственные. Чтобы убедить их, вы должны сами поверить.― Уинстон С. Черчилль

Еще цитаты Уинстона Черчилля

41. «Если вам нужно сделать важное замечание, не пытайтесь быть хитрым или умным. Используйте сваебойный молоток. Один раз попал в точку. Затем вернитесь и снова ударьте. Затем ударил его в третий раз — потрясающий удар». ― Уинстон С. Черчилль

42. «Необразованному человеку полезно читать сборники цитат». ― Уинстон С. Черчилль

43.«Какой бы красивой ни была стратегия, время от времени следует смотреть на результаты». ― Уинстон С. Черчилль

44. «Нет времени на легкость и комфорт. Настало время смелости и терпения». ― Уинстон С. Черчилль

45. «Вы создаете свою собственную вселенную по ходу дела». ― Уинстон С. Черчилль

46. «Эта статья сама по себе не позволяет быть прочитанной». ― Уинстон С. Черчилль

47. «Вы будете делать всевозможные ошибки; но пока вы великодушны и правдивы, а также свирепы, вы не можете причинить вред миру или даже серьезно огорчить его.Молодежь должна была ухаживать за ней и завоевывать ее». ― Уинстон С. Черчилль, «Моя ранняя жизнь», 1874-1904

48. «Вообще говоря, короткие слова лучше всего, а старые слова лучше всего». ― Уинстон С. Черчилль, никогда не сдавайся! Лучшее из речей Уинстона Черчилля

49. «Возможно, чтобы построить, потребуется много лет медленной и трудоемкой работы. Разрушение может быть бездумным действием одного дня». ― Уинстон С. Черчилль

50.«Это не конец, это даже не начало конца; это, возможно, только конец начала». ― Уинстон С. Черчилль

Цитата Уинстона Черчилля жить к

51. «Мы не подведем и не споткнемся. Мы не ослабим и не устанем. Нас не утомят ни внезапные потрясения битвы, ни затянувшиеся испытания бдительности и напряжения. Дайте нам инструменты, и мы закончим работу». — Уинстон С. Черчилль

52. «Попытаться заглянуть слишком далеко вперед — ошибка.Цепь судьбы можно уловить только по одному звену за раз». — Уинстон С. Черчилль

53. «Без безмерной и постоянной неопределенности драма человеческой жизни была бы разрушена». — Уинстон С. Черчилль

54. «Если кто-то должен подчиниться, было бы расточительно не сделать это с максимальной возможной грацией». — Уинстон С. Черчилль

55. «Мы формируем наши жилища, а затем наши жилища формируют нас. ― Уинстон С. Черчилль

56.«Самое главное в образовании — это аппетит».
Уинстон Черчилль

57. «Может быть, лучше быть безответственным и правым, чем ответственным и неправым». ― Уинстон С. Черчилль

58. «В мире ходит ужасно много лжи, и хуже всего то, что половина из них правда». ― Уинстон С. Черчилль

59. «Еда слова никогда не вызывали у меня расстройства желудка». ― Уинстон Черчилль

60.«Ни один час жизни, проведенный в седле, не прожит зря». ― Уинстон С. Черчилль

Цитаты Уинстона Черчилля, чтобы вдохновить вас

61. «Есть только одна обязанность, только один безопасный курс: стараться быть правым и не бояться делать или говорить то, во что веришь. быть правым».— Уинстон С. Черчилль

62. «Удивительно, какие большие успехи могут быть достигнуты, когда за ними стоит твердая цель».— Уинстон С. Черчилль

63.«Все величайшее просто, и многое можно выразить одним словом: свобода; справедливость; честь; долг; милосердие; надежда.»— Уинстон С. Черчилль

64. «Мужество — это то, что нужно, чтобы встать и говорить, а также то, что нужно, чтобы сесть и слушать».— Уинстон С. Черчилль

65. « Когда орлы молчат, попугаи начинают болтать». — Уинстон С. Черчилль

66. «Бесполезно говорить: «Мы делаем все возможное.Вы должны преуспеть в том, что необходимо». — Уинстон С. Черчилль

67. «Если мы откроем ссору между прошлым и настоящим, мы обнаружим, что потеряли будущее. ― Уинстон Черчилль

68. «Мы проделали весь этот путь не потому, что сделаны из леденца». ― Уинстон С. Черчилль

69. «Недостаточно просто жить. Мы должны быть полны решимости жить ради чего-то». ― Уинстон С. Черчилль

70.«Не позволяйте обширным планам нового мира отвлекать ваши силы от спасения того, что осталось от старого». ― Уинстон Черчилль

Заставляющие задуматься цитаты Уинстона Черчилля

71. «Не верьте никакой статистике, которую вы сами не подделали». – Уинстон Черчилль

72. «Если вы найдете работу по душе, вы больше никогда не будете работать». – Уинстон Черчилль

73. «Один убежденный человек пересилит сотню людей, у которых есть только мнения». – Уинстон Черчилль

74.«Если вы хотите открыть для себя новые океаны, вы должны сначала набраться смелости покинуть берег». – Уинстон Черчилль

75. «Никогда не отказывайтесь от того, о чем вы не можете прожить ни дня, не думая». – Уинстон Черчилль

76. «Мужество – это способность идти от неудачи к неудаче с энтузиазмом». – Уинстон Черчилль

77. «Большому успеху всегда сопутствует риск огромного провала». – Уинстон Черчилль

78.«Иногда нашего лучшего просто недостаточно… Мы должны сделать то, что требуется». – Уинстон Черчилль

79. «Если два человека согласны во всем, один из них лишний». –
Уинстон Черчилль

80. «Успех – это способность продолжать двигаться через полную катастрофу». –  Уинстон Черчилль

Другие цитаты и высказывания Уинстона Черчилля

81. «Цена величия — ответственность». – Уинстон Черчилль

82.«Никогда в области человеческих конфликтов так многие не были обязаны столь немногим». – Уинстон Черчилль

83. «Маленькой лжи нужен телохранитель из большей лжи, чтобы защитить ее». – Уинстон С. Черчилль

84. «Хорошее и великое редко бывает в одном человеке». – Winston S. Churchill

85. «Жизнь полна возможностей держать рот на замке». – Уинстон С. Черчилль

86. «Страх – это реакция. Мужество – это решение.— Уинстон Черчилль

87. «Способ достижения счастья — это стремиться к совершенству, которого невозможно достичь, и провести остаток своей жизни, пытаясь достичь его». – Уинстон С. Черчилль

88. «Без мужества все другие добродетели теряют смысл». – Уинстон С. Черчилль

89. «Есть только одна вещь хуже, чем сражаться с союзниками, и это сражаться без них». – Уинстон Черчилль

90.«Пусть наше заблаговременное беспокойство станет заблаговременным обдумыванием и планированием». – Уинстон С. Черчилль

Вам понравились эти цитаты Уинстона Черчилля?

Надеюсь, вы нашли одно или два его мудрых слова, которые вас вдохновят. Вам не нужно быть государственным деятелем, чтобы бороться за то, что правильно: эти битвы происходят каждый день. Пока вы делаете все возможное и делаете то, что считаете правдой, вы храбры.

Какая из этих цитат Уинстона Черчилля вам больше всего понравилась? Есть ли у вас какие-либо другие вдохновляющие цитаты, чтобы добавить в список? Дайте нам знать в разделе комментариев ниже.

PrawfsBlawg: Неверное цитирование Черчилля о демократии

« Корпусная лингвистика выходит на четвертый круг (и это нехорошо!) | Основной | Материалы для симпозиума 2019 г.: Юридический журнал Кентукки »

Четверг, 31 января 2019 г.

Неверное цитирование Черчилля о демократии

Одна из известных цитат Уинстона Черчилля состоит в том, что демократия — наихудшая форма правления, за исключением всех остальных. Я использовал эту цитату в прошлых сообщениях в блоге, чтобы выразить утомленное, второсортное мнение о выборных должностных лицах, политических кампаниях или невежестве избирателей.Вряд ли это вдохновляет.

Тем не менее, исследуя статью, которую я пишу о Черчилле, я пришел к выводу, что его цитата сильно отличается. Вот что он на самом деле сказал (в речи перед Палатой общин в 1947 г.):

[I] было сказано, что демократия является наихудшей формой правления, за исключением всех тех других форм, которые время от времени испытывались; но в нашей стране широко распространено мнение, что народ должен править и что общественное мнение, выраженное всеми конституционными средствами, должно формировать, направлять и контролировать действия министров, которые являются их слугами, а не их хозяевами.

Это передает совершенно другое. Черчилль не говорил, что считает демократию наихудшей формой правления, кроме всех остальных. Действительно, он отвергал это представление в пользу народного правления. И если вы посмотрите на его речи на протяжении многих десятилетий, вы найдете последовательную тему в поддержку демократии как идеала, который он лелеял.

 

Размещенно от Gerard Magliocca 31 января 2019 г. в 14:00 | Постоянная ссылка

Комментарии

Демократия — это та форма правления, которая считает, что народ должен править и что общественное мнение, «выраженное всеми конституционными средствами», — это именно то, за что и против чего мы боремся в наши дни.

Отправленный: frances | 18 июля 2021 г. 15:51:45

Не вижу разницы. Среди доступных вариантов лучше всего демократия, и процитированное утверждение не говорит ни о чем другом.

Автор: младший | 1 февраля 2019 г. 9:32:36

Технически, все, что он говорит, это то, что было сказано, что А, и что существует общее мнение, что Б. Он не обязательно поддерживает какую-либо позицию/чувство. Другими словами, отмечая, что (якобы было сказано, что) демократия является наименее плохой системой в процессе исключения, но среди hoi polloi широко распространено мнение о некоторых демократических настроениях и о том, как она должна структурировать правительство, также не означает одобрения этого чувства и не утверждает, что это чувство точно отражает характер британской конституции.

Сохраняйте спокойствие и Тори.

Автор: Deo gratias Anglia redde pro Brexitoria | 31 января 2019 г. 20:00:33

Комментарии к этой записи закрыты.

85 ЛУЧШИХ цитат Уинстона Черчилля (о демократии, успехе…)

Сэр Уинстон Леонард Спенсер-Черчилль — один из самых уважаемых и знаковых лидеров в мировой истории.

Помимо того, что Черчилль был всемирно известным британским политиком, он также был армейским офицером, художником и писателем.Некоторые из его самых известных картин — это импрессионистские пейзажи, написанные маслом, а также портреты. Он также написал книги о своем путешествии во время мировой войны и о своих кампаниях.

Будучи премьер-министром Соединенного Королевства во время войны (1940–1945, 1951–1955), его убежденность, мужество и настойчивость привели Великобританию к победе над гитлеровской Германией во Второй мировой войне. Страсть и дух Черчилля буквально изменили ход истории.

Широко известный как одна из самых заметных фигур 20-го века, Черчилль запомнился как триумфальный лидер военного времени, сыгравший жизненно важную роль в противодействии распространению фашизма, защищая демократию.Черчилль также был известен своим остроумием и мудростью и оставил сокровище цитат и высказываний, которые до сих пор мотивируют нас своей точностью и искренними жизненными уроками.

Вот 85 лучших цитат Уинстона Черчилля о том, что вдохновит вас продолжать бороться и никогда не сдаваться в жизни.

Цитаты Уинстона Черчилля о демократии и политике

1. «Я больше никогда не буду иметь ничего общего с политикой или политиками. Когда эта война закончится, я полностью ограничусь писательством и живописью.

2. «Политика очень похожа на войну. Возможно, иногда нам даже придется использовать отравляющий газ».

3. «Власть человека возросла во всех сферах, кроме него самого».

4. «Хорошо это или плохо, но господство в воздухе сегодня является высшим выражением военной мощи, а флоты и армии, какими бы важными и важными они ни были, должны занимать подчиненное положение».

5. «Политика — это не игра. Это серьезное дело».

6. «Политика — это способность предсказывать, что произойдет завтра, на следующей неделе, в следующем месяце и в следующем году. И иметь возможность потом объяснить, почему этого не произошло».

7. «Приятнее иметь возможность давать, чем получать».

8. «Нет ничего более отвратительного для демократии, чем сажать человека в тюрьму или держать его в тюрьме, потому что он непопулярен. Это настоящее испытание цивилизации».

9. «На войне тебя могут убить только один раз, а в политике — много раз.

10. «Лучший аргумент против демократии — пятиминутный разговор со средним избирателем».

11. «Говорят, что демократия — наихудшая форма правления, за исключением всех других, которые были опробованы».

12. «Если у вас есть десять тысяч правил, вы уничтожаете всякое уважение к закону».

13. «Мощь военно-воздушных сил ужасна, когда ей нечего противопоставить».

14. «Политика почти так же увлекательна, как война, и столь же опасна».

15. «Здоровые граждане — величайшее достояние любой страны».

Цитаты Уинстона Черчилля о войне

1. «Те, кто может хорошо выиграть войну, редко могут заключить хороший мир, а те, кто может заключить хороший мир, никогда не выиграют войну».

2. «На войне, как и в жизни, часто бывает необходимо, когда какой-нибудь заветный план потерпел неудачу, взяться за наилучшую открытую альтернативу, а раз так, то глупо не работать над ней изо всех сил.

3. «Мы будем защищать наш остров, чего бы это ни стоило, мы будем сражаться на пляжах, мы будем сражаться на посадочных площадках, мы будем сражаться в полях и на улицах, мы будем сражаться на холмах, мы никогда не сдамся.»

4. «Когда вы выигрываете войну, почти все, что происходит, можно назвать правильным и мудрым».

5. «Война — это в основном каталог грубых ошибок».

6. «Чуть-чуть всегда лучше, чем война-война.

7 . «В военное время правда так драгоценна, что ее всегда должен сопровождать телохранитель лжи».

8. «Когда закончится война великанов, начнутся войны пигмеев».

9. «Военнопленный — это человек, который пытается убить вас и терпит неудачу, а затем просит вас не убивать его».

10. «Война — это игра, в которую играют с улыбкой. Если не можешь улыбаться, улыбайся. Если не можешь улыбнуться, держись подальше, пока сможешь.

11. «Никогда еще в области человеческих конфликтов столь многие не были обязаны столь немногим».

Цитаты Уинстона Черчилля об успехе

1. «Успех состоит в переходе от неудачи к неудаче без потери энтузиазма».

2 . «Успех не окончателен, неудача не фатальна: важна смелость продолжать».

3 . «Бесполезно говорить: «Мы делаем все возможное.«Вы должны преуспеть в том, что необходимо».

4. «Мужество по праву считается первым из человеческих качеств… потому что это качество гарантирует все остальные».

5. «Все великое просто, и многое можно выразить одним словом: свобода, справедливость, честь, долг, милосердие, надежда».

6. «Мужество — это то, что нужно, чтобы встать и говорить. Мужество — это то, что нужно, чтобы сесть и слушать».

Цитаты Уинстона Черчилля о времени

1. «Ошибочно заглядывать слишком далеко вперед. Одновременно можно управлять только одним звеном цепи судьбы».

2. «Нет идеи настолько диковинной, чтобы ее нельзя было рассмотреть пытливым, но в то же время устойчивым взглядом».

3. «Сейчас не время для легкости и комфорта. Пришло время дерзать и терпеть».

4. «Если вы хотите сделать важное замечание, не пытайтесь быть хитрым или умным. Используйте сваебойный молоток. Один раз попал в точку.Затем вернитесь и снова ударьте. Затем ударил его в третий раз — потрясающий удар».

5. «Находясь за границей, я всегда беру за правило никогда не критиковать и не нападать на правительство своей страны. Я наверстываю упущенное, когда прихожу домой».

6. «Никто не уходит с вечеринки до закрытия».

7. «Человек иногда спотыкается об истину, но большую часть времени он берет себя в руки и идет дальше».

Уинстон Черчилль, Больше цитат и высказываний

1. «Короткие слова лучше всего, а старые слова лучше всего».

2. «Постоянные усилия, а не сила или интеллект, являются ключом к раскрытию нашего потенциала».

3. «Правда неопровержима. Злоба может атаковать его, невежество может высмеивать его, но, в конце концов, так оно и есть».

4. «Короткие слова лучше всего, а старые слова, когда они короткие, лучше всего».

5. «В жизни нет ничего более волнующего, чем безрезультатные выстрелы.

6. «История будет добра ко мне, потому что я намерен ее написать».

7. «Британская нация в этом отношении уникальна. Это единственные люди, которым нравится, когда им говорят, как плохо обстоят дела, кто любит, когда им говорят самое худшее».

8. «Ложь обходит полмира, прежде чем правда успевает надеть штаны».

9. «Кажется, я всегда черпаю вдохновение и новые жизненные силы, соприкасаясь с этой великой новой землей, которая возвышается над Атлантикой.

10. «Историю изучать, историю изучать. В истории кроются все тайны государственного управления».

11. «Историю пишут победители».

12. «Я готов встретить своего Создателя. Другой вопрос, готов ли мой Создатель к великому испытанию встречи со мной».

13 . «Нет такой вещи, как хороший налог».

14. «Улучшать — значит меняться, быть совершенным — значит часто меняться».

15. «Великий и хороший редко бывают одним и тем же человеком».

16. «Если ты проходишь через ад, продолжай идти».

17. «Фанатик — это тот, кто не может передумать и не изменит тему».

18. «Я всегда готов учиться, хотя мне не всегда нравится, когда меня учат».

19. «Без традиции искусство — стадо овец без пастыря. Без инноваций это труп».

20 .«Я люблю свиней. Собаки смотрят на нас. Кошки смотрят на нас сверху вниз. Свиньи относятся к нам как к равным».

21. «Одинокие деревья, если они вообще растут, вырастают сильными».

22. «Моим самым блестящим достижением была моя способность уговорить мою жену выйти за меня замуж».

23. «Мужчины иногда спотыкаются о правду, но большинство из них берут себя в руки и спешат уйти, как ни в чем не бывало».

24. «Основная защита от воздушной угрозы состоит в том, чтобы атаковать самолеты противника как можно ближе к месту их вылета.

25. «Нет более необходимой части образования политика, чем борьба на выборах».

26. «Мое правило жизни предписывало как абсолютно священный обряд курение сигар, а также употребление алкоголя до, после и по необходимости во время всех приемов пищи и в промежутках между ними».

27. «Я легко довольствуюсь самым лучшим».

28 . «Необразованному человеку полезно читать сборники цитат.

29. «Мы всегда считали ирландцев немного странными. Они отказываются быть англичанами».

30 . «Нет преступления более великого, чем осмелиться преуспеть».

31 . «Это не темные дни: это великие дни — величайшие дни, когда-либо переживаемые нашей страной».

32. «Мы формируем наши здания, после чего они формируют нас».

33. «Иногда мы спотыкаемся о правду, но большинство из нас берут себя в руки и спешат уйти, как ни в чем не бывало.

34 . «Мы зарабатываем на жизнь тем, что получаем, но живем тем, что отдаем».

35. «Если мы вступим в ссору между прошлым и настоящим, мы обнаружим, что потеряли будущее».

36. «У тебя есть враги? Хорошо. Это означает, что вы отстаивали что-то когда-то в своей жизни».

37. «Отношение — это мелочь, которая имеет большое значение».

38. «Со своей стороны, я считаю, что все стороны сочтут гораздо лучше оставить прошлое истории, тем более, что я собираюсь написать эту историю сам.

39 . «В течение моей жизни мне часто приходилось есть свои слова, и я должен признаться, что всегда находил это здоровой пищей».

40. «Мы не требуем ничего ни от какой нации, кроме их уважения».

41 . «Вообще говоря, короткие слова лучше всего, а старые слова лучше всего».

42. «Я точно не из тех, кого надо подталкивать. На самом деле, если уж на то пошло, я продюсер».

43. «Я могу быть пьян, мисс, но утром я буду трезвым, а вы все равно будете некрасивой».

44 . «Империи будущего — это империи разума».

45. «Сдержанность современных утверждений иногда доходит до крайностей, при которых страх быть опровергнутым заставляет писателя лишать себя почти всякого смысла и смысла».

46 . «Социализм — это философия поражения, кредо невежества и евангелие зависти, его неотъемлемая добродетель — равное разделение страданий.

Чтобы узнать больше о жизни, сочинениях и различных работах Уинстона Черчилля, мы рекомендуем вам прочитать «Черчилль: сила слов», чтобы получить представление о его жизненном пути и о том, как он оставил свой след в мире.

цитат о демократии — civiced.org


«Опасность не в том, что тот или иной класс непригоден для управления. Каждый класс непригоден для управления».
— Лорд Эктон

«Дух, преобладающий среди людей всех степеней, всех возрастов и полов, — это Дух Свободы.
— Эбигейл Адамс, 1775 г.

«Правительство законов, а не людей».
—Джон Адамс

«Свобода не может быть сохранена без всеобщего знания людей, у которых есть право… и желание знать».
— Джон Адамс, 1765 г.

«Помните, демократия никогда не длится долго. Вскоре оно истощается, истощается и убивает себя. Еще не было демократии, которая не покончила бы с собой».
—Джон Адамс

«Я должен изучать политику и войну, чтобы мои сыновья могли свободно изучать математику и философию.Моим сыновьям следует изучать математику и философию, географию, естественную историю, морскую архитектуру, мореплавание, торговлю и сельское хозяйство, чтобы дать своим детям право изучать живопись, поэзию, музыку, архитектуру, скульптуру, гобелены и фарфор».
—Джон Адамс

«В тот момент, когда в обществе принимается идея о том, что собственность не так священна, как законы Божьи, и что нет силы закона и общественного правосудия для ее защиты, начинаются анархия и тирания».
— Джон Адамс, Защита американских конституций, 1787 г.

«Не только право каждого присяжного, но и его обязанность… вынести вердикт в соответствии со своим собственным пониманием, суждением и совестью, хотя и в прямом противоречии с постановлением суда.
—Джон Адамс

«Если и были те, кто сомневался в том, что конфедеративная представительная демократия является правительством, способным к мудрому и упорядоченному управлению общими делами могущественной нации, то эти сомнения развеялись».
— Джон Куинси Адамс

«Если самого подлого человека в республике лишают прав, то всех мужчин в республике лишают прав».
— Джейн Аддамс, 1903 г.

«Нет угнетения более тяжелого и продолжительного, чем то, которое вызвано извращением и непомерностью законной власти.
—Джозеф Аддисон

«Всегда легче бороться за свои принципы, чем жить в соответствии с ними».
—Альфред Адлер

«Демократия — это медленный процесс поиска правильного решения вместо того, чтобы идти сразу к неправильному».
— Аноним

«Избирательное право — основное право».
—Сьюзен Б. Энтони

«Где обитает свобода, там и моя страна».
— латинская фраза неизвестного автора; девиз Алджернона Сиднея и Джеймса Отиса

«Тоталитаризм никогда не удовлетворяется правлением внешними средствами, а именно через государство и машину насилия; благодаря своей своеобразной идеологии и роли, отведенной ему в этом аппарате принуждения, тоталитаризм открыл способ доминировать и терроризировать людей изнутри.
— Ханна Арендт

«Демократия возникает из представления о том, что те, кто равен в каком-либо отношении, равны во всех отношениях; поскольку люди одинаково свободны, они утверждают, что они абсолютно равны».
— Аристотель

«Тот, кто не может жить в обществе, или кто не имеет нужды, потому что он самодостаточен, должен быть либо зверем, либо богом».
— Аристотель

«Ибо, если свобода и равенство, как полагают некоторые, главным образом должны быть найдены в демократии, они будут достигнуты, когда все люди в равной степени будут участвовать в управлении в максимальной степени.
—Аристотель

«Ибо, если свобода и равенство, как полагают некоторые, главным образом должны быть найдены в демократии, это должно быть так, потому что каждый отдел правительства одинаково открыт для всех; но так как народ составляет большинство и то, что он голосует, есть закон, то отсюда следует, что такое государство есть демократия».
— Аристотель.

«Целью политической науки должно быть благо человека».
— Аристотель

«Править должен тот, кто умеет править лучше всех».
— Аристотель

После каждой войны остается все меньше демократии, которую нужно спасать.
—Брукс Аткинсон

«Судьи должны помнить, что их должность — jus dicere, а не jus сметь; толковать закон, а не издавать или издавать закон».
—Фрэнсис Бэкон

«Способность сочетать приверженность со скептицизмом необходима для демократии».
—Мэри Кэтрин Бейтсон

«Одним из ключей к выживанию свободных институтов является соотношение между частной и общественной жизнью, то, как граждане участвуют или не участвуют в общественной сфере».
—Роберт Н.Белла

«Двумя основными составляющими хорошей жизни являются успех в работе и радость от служения обществу. И… они так тесно переплетены, что человек обычно не может иметь одно, не имея другого».
— Роберт Н. Белла

«Каждый человек считается за одного, и никто не считается за более чем одного… кажется, больше, чем любая другая формула, составляет неустранимый минимум идеала равенства».
—Исайя Берлин

«Союз правительства и религии ведет к разрушению правительства и деградации религии.История установленной государством религии как в Англии, так и в этой стране показала, что всякий раз, когда правительство присоединялось к какой-либо конкретной форме религии, неизбежным результатом было то, что оно навлекало на себя ненависть, неуважение и даже презрение тех, кто придерживался противоположного мнения. убеждения. Та же история показала, что многие люди потеряли уважение к любой религии, которая полагалась на поддержку правительства в распространении своей веры».
— Хьюго Л. Блэк

«Я убежден, что в нашем Билле о правах есть «абсолюты», и что они были внесены туда намеренно людьми, которые знали, что означают слова, и считали свои запреты «абсолютными».’”
— Хьюго Л. Блэк

«Преданность должна возникать спонтанно в сердцах людей, которые любят свою страну и уважают свое правительство».
— Хьюго Л. Блэк

«Общественное благосостояние требует, чтобы конституционные дела решались в соответствии с положениями самой Конституции, а не в соответствии с представлениями судей о честности, разумности или справедливости. Я не боюсь должным образом принятых конституционных поправок, но я опасаюсь переписывания Конституции судьями под видом толкования.
— Хьюго Л. Блэк

«Без отклонений, без исключений, без каких-либо «если», «но» или «почему», свобода слова означает, что вы не должны делать что-либо людям из-за их взглядов, которые они выражают, говорят или пишут».
— Хьюго Л. Блэк

«Если бы люди были мудры, самые деспотичные князья не могли бы причинить им вред. Если они не мудры, самое свободное правительство вынуждено быть тиранией».
—Уильям Блейк

«Что бы вы сделали, проложили большую дорогу через закон, чтобы преследовать Дьявола? …а когда закон отменили и Дьявол обернулся на тебя, где бы ты спрятался…все законы были плоскими? Эта страна усеяна законами от побережья до побережья.Законы человеческие, а не Божьи. А если срубить их… неужели ты думаешь, что сможешь стоять прямо на ветру, который будет дуть тогда? Да, ради собственной безопасности я даю Дьяволу правосудие.
— Роберт Болт, Человек на все времена»

«Свобода приходит в отдельных упаковках».
—Ширли Бун

«Демократия должна оставаться дома во всех вопросах, которые затрагивают природу ее институтов».
—Уильям Бора

«Преступность заразна. Если правительство становится нарушителем закона, оно порождает неуважение к закону; она призывает каждого человека стать законом самому себе; он призывает к анархии.
— Луи Брандейс

«Единственный титул в нашей демократии выше, чем у президента, [это] титул гражданина».
— Луи Брандес, 1937 г.

«В американском правительстве… отсутствует единство. … Моряки, рулевой, инженер, кажется, не имеют одной цели и не подчиняются одной воле, так что вместо того, чтобы идти устойчивым курсом, судно может следовать окольным или зигзагообразным курсом, а иногда просто кружиться и кружиться в воде. ”
— Джеймс Брайс, Американское Содружество, 1888 г.

«Среди коррумпированных людей свобода не может долго существовать.
— Эдмунд Берк

«Никто не совершает большей ошибки, чем тот, кто ничего не делает, потому что он может сделать лишь немногое».
— Эдмунд Берк

«Люди имеют право на гражданскую свободу в точном соответствии с их предрасположенностью накладывать моральные цепи на свои собственные аппетиты… Общество не может существовать, если где-то не будет помещена контролирующая власть над волей и аппетитами, и чем меньше ее внутри, тем вовне должно быть больше: в вечном строении вещей предопределено, что люди с неумеренными умами не могут быть свободны.Их страсти куют их оковы».
— Эдмунд Бёрк.

«Если у вас есть план, мы хотим его услышать. Сообщите лидерам своего сообщества, местным чиновникам, губернатору и вашей команде в Вашингтоне. Поверьте, ваши идеи имеют значение. Человек может изменить ситуацию».
—Джордж Х.В. куст

«Вежливость — это не тактика и не чувство. Это решительный выбор доверия вместо цинизма, сообщества вместо хаоса».
— Джордж Буш, инаугурационная речь 2001 г.

«Мы связаны идеалами, которые учат нас, что значит быть гражданами.Этим идеалам необходимо учить каждого ребенка. Их должен соблюдать каждый гражданин. … Я прошу вас быть гражданами. Граждане, а не зрители. Граждане, а не подданные. Ответственные граждане строят сообщества служения и нацию с характером».
— Джордж Буш, инаугурационная речь 2001 г.

«Лучший способ увеличить свободу в других странах — продемонстрировать здесь, что наша демократическая система достойна подражания».
—Джимми Картер

«Опыт демократии подобен опыту самой жизни — всегда меняющейся, бесконечной в своем разнообразии, иногда бурной и тем более ценной, что она была испытана невзгодами.
—Джимми Картер

«Мы стали не плавильным котлом, а красивой мозаикой. Разные люди, разные верования, разные стремления, разные мечты».
—Джимми Картер

«Тот факт, что человек должен голосовать, заставляет его думать. Вы можете проповедовать собранию по годам и не влиять на его мысли, потому что оно не призвано к определенным действиям. Но добавьте свою тему в кампанию, и она станет вызовом».
— Джон Джей Чепмен

«Демократия — непростая форма правления, потому что она никогда не бывает окончательной; это живой, изменчивый организм с постоянным смещением и регулированием баланса между индивидуальной свободой и общим порядком.
—Илка Чейз

«Демократия — это как сморкаться. Вы можете не делать это хорошо, но это то, что вы должны делать сами».
—Г.К. Честертон

«Средний человек голосует ниже себя; он голосует с половиной ума или сотой частью одного. Мужчина должен голосовать всем собой, когда он поклоняется или женится. Человек должен голосовать головой и сердцем, душой и желудком, глазом за лица и слухом за музыкой; также (когда достаточно спровоцирован) руками и ногами.… Вопрос не столько в том, проголосует ли лишь меньшинство электората. Дело в том, что голосует лишь меньшинство избирателей».
—Г. К. Честертон

«Традиция означает предоставление права голоса самому малоизвестному из всех классов, нашим предкам. Это демократия мертвых».
—Г.К. Честертон

«[Нет] более благородного мотива для вступления в общественную жизнь, чем решение не подчиняться злым людям».
— Цицерон

«Из трех форм правления, монархии, аристократии и народа, наилучшей является смесь всех трех, ибо каждая по отдельности может привести к катастрофе.Короли могут быть капризными, аристократами, своекорыстными, а разнузданная толпа наслаждается нежеланной властью, более страшной, чем пожар или бушующее море».
— Цицерон.

«Многие формы правления были испытаны и будут испытаны в этом мире греха и горя. Никто не делает вид, что демократия совершенна или всемудра. Действительно, было сказано, что демократия — наихудшая форма правления, если не считать всех тех других форм, которые время от времени опробовывались».
—Уинстон Черчилль

«Империи будущего — это империи разума.
—Уинстон Черчилль

«Salus populi suprema lex esto [благополучие народа должно быть высшим законом]».
— впервые приписывается Цицерону.

«Право — это не то, что вам кто-то дает; это то, что никто не может отнять у тебя».
— Рэмси Кларк

«Правительство — это траст, а должностные лица правительства — это попечители, и как траст, так и попечители созданы на благо людей».
— Генри Клэй

«Я думаю, что иногда наши молодые люди считают, что либо участие в правительстве — это нехорошее дело… или что, если бы они вмешивались, то то, что они делали, не имело бы значения.Нет ничего более далекого от правды. Мы живем здесь как нация спустя более 224 лет, потому что более чем в половине случаев более половины людей оказывались правы в действительно важных вопросах. В мире нет места, которое бы являло собой лучший пример того, на что способны свободные люди, когда они работают вместе… Честно говоря, я думаю, что большая часть этого модного цинизма — это своего рода потворствующая своим желаниям заносчивость, которой нет места в Америке».
— Билл Клинтон, 2000 г.

«В Америке нет ничего плохого, чего нельзя было бы исправить с помощью того, что в Америке правильно.
—Билл Клинтон

«Демократия — это маленькое твердое ядро ​​общего согласия, окруженное множеством индивидуальных различий».
— Джеймс Б. Конант

«Люди говорят о естественных правах, но я призываю любого показать, где в природе существовали или признавались какие-либо права до тех пор, пока для их провозглашения и защиты не был установлен должным образом обнародованный свод соответствующих законов».
— Кэлвин Кулидж

«Чем больше я изучаю ее [Конституцию], тем больше я восхищаюсь ею, понимая, что ни один другой документ, придуманный рукой человека, никогда не приносил столько прогресса и счастья человечеству.
— Кэлвин Кулидж, 1929 г.

«Перспективы стабильной демократии в стране улучшаются, если ее граждане и лидеры решительно поддерживают демократические идеи, ценности и практику. Самая надежная поддержка приходит тогда, когда эти убеждения и предрасположенности укореняются в культуре страны и передаются в значительной степени от одного поколения к другому. Другими словами, в стране демократическая политическая культура».
— Роберт Даль, 1998 г.

«В демократическом видении свобода, достигаемая демократическим порядком, — это, прежде всего, свобода самоопределения в принятии коллективных и обязательных решений: самоопределение граждан, имеющих право участвовать на равных политических правах в установлении правил и законы, по которым они будут жить вместе как граждане.
— Роберт Даль, «Демократия и ее критики», 1989 г.

«Рассматривать Верховный суд США исключительно как юридический институт значит недооценивать его значение в американской политической системе. Ибо это также политическое учреждение, то есть учреждение для принятия решений по спорным вопросам национальной политики. Как политический институт суд весьма необычен, не в последнюю очередь потому, что американцы не совсем готовы принять тот факт, что это политический институт, и не вполне способны его отрицать; так что часто мы занимаем обе позиции сразу.Это сбивает с толку иностранцев, забавляет логиков и вознаграждает простых американцев, которым таким образом удается сохранить лучшее из обоих миров».
—Роберт Даль

«По сравнению с политическими системами других развитых демократических стран наша — одна из самых непрозрачных, сложных, запутанных и трудных для понимания».
— Роберт Даль, Насколько демократична американская конституция?, 2003 г.

«Важным элементом в значении общего блага среди членов группы является то, что члены выбрали бы, если бы они обладали наиболее полным достижимым пониманием опыта, который возник бы в результате их выбора, и его наиболее подходящих альтернатив.Поскольку требуется просветленное понимание, я бы предложил включить возможности для обретения просветленного понимания как необходимые для общего блага. Кроме того, права и возможности демократического процесса являются элементами общего блага. В более широком смысле, поскольку институты полиархии необходимы для того, чтобы широко использовать демократический процесс, в такой большой единице, как страна, все институты полиархии также должны рассматриваться как элементы общего блага.
— Роберт Даль, 1989 г.

«Вы можете защитить свои свободы в этом мире, только защищая свободу другого человека. Вы можете быть свободны, только если я свободен».
—Кларенс Дэрроу

«Конституция, созданная для всех наций, не предназначена ни для одной».
— Жозеф де Местр

«Волнение и изменчивость свойственны природе демократических республик, как застой и сонливость — закон абсолютных монархий».
— Алексис де Токвиль

«Американцы всех возрастов, любого положения в жизни и всех типов склонностей всегда образуют ассоциации… во главе любого нового предприятия.Там, где во Франции вы найдете правительство или в Англии какого-нибудь территориального магната, в Соединенных Штатах вы обязательно найдете ассоциацию».
— Алексис де Токвиль, 1835 г.

«Ассоциация использовалась лучше, и этот мощный инструмент действия применялся для более разнообразных целей в Америке, чем где-либо еще в мире».
— Алексис де Токвиль, 1835 г.

«Демократия не дает народу самого искусного правительства, но она производит то, что самые умелые правительства часто не в состоянии создать, а именно: всепроникающую и беспокойную деятельность, избыточную силу и неотделимую от нее энергию и которые могут, какими бы неблагоприятными ни были обстоятельства, творить чудеса.
— Алексис де Токвиль

«Демократические страны мало заботятся о том, что было, но их преследуют видения того, что будет; в этом направлении их безграничное воображение растет и расширяется сверх всякой меры. Демократия, закрывающая перед поэтом прошлое, открывает перед ним будущее».
— Алексис де Токвиль

«Я думаю, можно принять как общее и постоянное правило, что среди цивилизованных наций воинственные страсти будут становиться более редкими и менее интенсивными по мере того, как выравниваются социальные условия.
— Алексис де Токвиль

«Ваша цель — усовершенствовать привычки, украсить манеры и развивать искусства, поощрять любовь к поэзии, красоте и славе? Хотите ли вы создать народ, способный мощно воздействовать на все другие нации и готовый к тем великим предприятиям, которые, каковы бы ни были их результаты, оставят имя навеки прославленным в истории? Если вы считаете это главной целью общества, избегайте правления демократии».
— Алексис де Токвиль

«Если, короче говоря, вы считаете, что главная цель правительства состоит не в том, чтобы воздать наибольшей славе всей нации, а в том, чтобы обеспечить наибольшее удовольствие и избежать наибольшего несчастья для каждого из лица, его составляющие, — если таково ваше желание, то уравняйте положение людей и установите демократические учреждения.
—Алексис де Токвиль, Демократия в Америке, том. 1, 1945

«Невозможно слишком часто повторять, что нет ничего более плодородного в чудесах, чем искусство быть свободным; но нет ничего более трудного, чем ученичество свободы».
— Алексис де Токвиль

«В демократические времена чрезвычайно трудно втягивать народы в военные действия; но… почти невозможно, чтобы двое из них вступили в войну, не поссорив остальных. Интересы всех так переплетены, их мнения и их желания так похожи, что никто не может оставаться спокойным, когда другие шевелятся.Поэтому войны становятся более редкими, но когда они вспыхивают, они распространяются на большее поле».
— Алексис де Токвиль

«Никакая затяжная война не может не угрожать свободе демократической страны… она должна неизменно и неизмеримо увеличивать полномочия гражданского правительства; она должна почти принудительно сосредоточить руководство всеми людьми и управление всеми вещами в руках администрации. … Все те, кто стремится разрушить свободы демократической нации, должны знать, что война — самое верное и самое короткое средство для ее осуществления.
— Алексис де Токвиль

«Нет ничего более неодолимого, чем тираническая власть, повелевающая от имени народа, потому что, обладая моральной властью, которая принадлежит воле большинства, она действует в то же время с быстротой и настойчивостью одного человека. ».
— Алексис де Токвиль

«Полномочие американских судов объявлять закон неконституционным является одним из самых мощных барьеров, когда-либо созданных против тирании политических собраний.
— Алексис де Токвиль, 1835 г.

«Таким образом, демократия не только заставляет каждого человека забыть своих предков, но она скрывает его потомков и отделяет от него его современников; оно навсегда отбрасывает его к самому себе и грозит в конце концов полностью заключить его в одиночестве его собственного сердца».
— Алексис де Токвиль

«Есть одна защита, известная обычно мудрым, которая является преимуществом и безопасностью для всех, но особенно для демократий по сравнению с деспотами.Что это такое? Недоверие.»
— Демосфен

«Демократия — это больше, чем форма правления; это в первую очередь способ совместной жизни, совместного сообщаемого опыта».
—Джон Дьюи

«Индивидуумы могут образовывать сообщества, но только институты могут создать нацию».
— Бенджамин Дизраэли

«Ни одно правительство не может быть в безопасности без мощной оппозиции».
— Бенджамин Дизраэли

«Права человека стоят на общей основе; и по той причине, что они поддерживаются, поддерживаются и защищаются для всей человеческой семьи.Существенные характеристики человечества везде одинаковы».
— Фредерик Дуглас, 1854 г.

«Если от людей ничего не ждут, этим людям будет трудно опровергнуть это ожидание».
— Фредерик Дуглас

«Именно в процедуре заключается большая часть разницы между верховенством закона и правлением по прихоти или капризу».
—Уильям О. Дуглас

«Тем не менее, когда я читал Конституцию, одной из ее основных целей было снять правительство со спины людей и держать его подальше.
— Уильям О. Дуглас

«Лучшее дело требует хорошего адвоката».
—Голландская пословица

«Демократия не правит миром, Вам лучше вбить это себе в голову; В этом мире правит насилие, Но я думаю, что лучше не говорить об этом».
—Боб Дилан

«Консенсус — это то, что многие люди говорят хором, но не верят по отдельности».
— Абба Эбан

«Законы сами по себе не могут гарантировать свободу слова; для того, чтобы каждый человек мог безнаказанно излагать свои взгляды, во всем населении должен быть дух терпимости.
—Альберт Эйнштейн

«Каждое произведенное орудие, каждый спущенный на воду военный корабль, каждая выпущенная ракета, в конечном счете, [является] воровством у тех, кто голоден и не накормлен, кто мёрзнет и не одет».
— Дуайт Д. Эйзенхауэр, 1953 г.

«Здесь, в Америке, мы произошли от революционеров и мятежников — мужчин и женщин, осмеливающихся не соглашаться с общепринятой доктриной. Как их наследники, мы никогда не должны путать честное инакомыслие с нелояльной подрывной деятельностью».
— Дуайт Д. Эйзенхауэр, 1954 г.

«История недолго поручает заботу о свободе слабым или робким.
— Дуайт Д. Эйзенхауэр

«Политика должна быть по совместительству профессией каждого гражданина, который будет защищать права и привилегии свободных людей».
— Дуайт Д. Эйзенхауэр

«Будущее этой республики в руках американского избирателя».
— Дуайт Д. Эйзенхауэр, 1949 г.

«Америка соткана из многих нитей; Я бы признал их, и пусть так и остается. … Наша судьба – стать одним и в то же время многими».
— Ральф Эллисон, 1952 г.

«Два ура демократии: одно потому, что она допускает разнообразие, и два, потому что она допускает критику.
—Э.М. Форстер

«Каждая демократическая система вырабатывает свои собственные условности. Не только вода, но и берега составляют реку».
—Индира Ганди

«Права, которые не вытекают из хорошо выполненных обязанностей, не стоят того».
— Мохандас К. Ганди

«Демократия измеряется не тем, что ее лидеры делают экстраординарные вещи, а тем, что ее граждане делают что-то необычайно хорошо».
— Джон Гарднер

«Я часто думаю, что это комично
Как природа всегда ухитряется
Что каждый мальчик и каждая девочка,
Что рождаются на свет живыми,
Либо немного либеральны,
Либо немного консерваторы!»
—В.С. Гилберт

«Демократия! Ба! Когда я слышу это слово, я тянусь за боа из перьев!»
— Аллен Гинзберг

«Сейчас всему миру нужна перестройка, т. е. поступательное развитие, коренное изменение».
—Михаил Горбачев

«Образование… как и демократия, всегда находится в процессе становления, вечно незавершенное, основанное на возможностях».
—Максин Грин

«Безопасность нашей нации не только в крепостных валах. Безопасность также заключается в ценности наших бесплатных институтов.Придирчивая пресса, упрямая пресса, вездесущая пресса должны терпеть власть предержащих, чтобы сохранить еще более высокие ценности свободы выражения мнений и права людей знать».
—Мюррей И. Гурфейн

«Полная независимость судов особенно важна в ограниченной конституции».
— Александр Гамильтон

«Предоставление представительства на основе равного представительства, а не населения, противоречит основному правилу республиканского правления, которое требует, чтобы чувство большинства превалировало.
— Александр Гамильтон, «Федералист 22»

«Самостоятельность и презрение к науке и опыту других — слишком преобладающие черты характера в этой стране».
— Александр Гамильтон, 1798 г.

«Я считаю, что Америка, самая сильная демократия в мире, не должна бояться демократии, но мы боимся».
— Ли Гамильтон

«Соединенные Штаты, конечно, должны оставаться сильными в военном отношении, но им следует полагаться не столько на свою военную мощь, сколько на привлечение свободной, открытой и процветающей страны, достаточно сильной и уверенной в себе, чтобы не навязывать свою волю другим и допустить разнообразие в мировых политических и экономических системах.
— Ли Гамильтон

«Хотя работа конгрессмена включает в себя несколько разных ролей, основными из них являются представитель и законодатель. В качестве представителя член выступает в качестве агента своих избирателей, обеспечивая, чтобы их взгляды были услышаны в Конгрессе и чтобы федеральные бюрократы и другие государственные чиновники относились к ним справедливо. Как законодатель, член участвует в законотворческом процессе, разрабатывая законопроекты и поправки, участвуя в дебатах и ​​пытаясь достичь консенсуса, необходимого для решения проблем нашей страны.Выполнение этих ролей может показаться легким, но может быть чрезвычайно трудным».
— Ли Гамильтон

«Если мы хотим сохранить нашу демократию, должна быть одна заповедь: не ограничивай правосудие».
—Ученая рука

«Дух свободы — это дух, который не слишком уверен в своей правоте».
—Ученая рука

«Что мы имеем в виду, когда говорим, что прежде всего мы ищем свободы? Я часто думаю, не слишком ли мы возлагаем наши надежды на конституции, законы и суды.Это ложные надежды; поверьте, это ложные надежды. Свобода лежит в сердцах мужчин и женщин; когда оно умирает там, ни конституция, ни закон, ни суд не могут его спасти; ни конституция, ни закон, ни суд не могут даже помочь этому. Пока он лежит там, ему не нужна ни конституция, ни закон, ни суд, чтобы спасти его. И что это за свобода, которая должна лежать в сердцах мужчин и женщин? Это не безжалостная, необузданная воля; это не свобода делать то, что хочется. Это отрицание свободы и ведет прямо к ее ниспровержению.Общество, в котором люди не признают никаких препятствий для своей свободы, вскоре становится обществом, в котором свобода принадлежит лишь немногим дикарям, как мы, к своей печали, убедились.

Что же такое дух свободы? Я не могу определить это; Я могу рассказать вам только о своей вере. Дух свободы — это дух, который не слишком уверен в своей правоте; дух свободы — это дух, стремящийся понять мысли других мужчин и женщин; дух свободы — это дух, который беспристрастно сопоставляет их интересы с собственными; дух свободы помнит, что даже воробей не падает на землю незамеченным; дух свободы — это дух того, кто около двух тысяч лет тому назад преподал человечеству урок, которого оно так и не усвоило, но никогда не забыло до конца, — что может существовать царство, где малейшее будет услышано и рассмотрено бок о бок — на стороне величайшего.
—Ученая рука

«Для Америки нет ничего важнее гражданства; в индивидуальном характере наших граждан больше уверенности в нашем будущем, чем в любом предложении, которое я и все мудрые советники, которых я могу собрать, могут когда-либо претворить в жизнь в Вашингтоне».
— Уоррен Г. Хардинг, 1920 г.

«В соответствии с Конституцией, с точки зрения закона, в этой стране нет высшего, господствующего, правящего класса граждан. Здесь нет касты. Наша Конституция не различает цветов, не знает и не терпит классов среди граждан.В отношении гражданских прав все граждане равны перед законом. Самый скромный равен самому сильному».
— Джон Маршалл Харлан, 1896 г.

«Государство, которое отказывает своим гражданам в их основных правах, становится опасным и для его соседей: внутренний произвол отразится на произволе внешних отношений. Подавление общественного мнения, отмена публичной конкуренции за власть и ее публичное осуществление открывают государству возможность вооружаться любым способом, который она считает нужным.… Государство, которое без колебаний лжет своему народу, не колеблясь лжет и другим государствам».
— Вацлав Гавел

«Чем больше «планирует» государство, тем труднее планирование становится для человека».
—Фридрих Хайек

«Только очень медленно и поздно люди пришли к пониманию того, что если свобода не является всеобщей, то это лишь расширенная привилегия».
—Кристофер Хилл

«Мы, американцы, не уполномочены Богом охранять мир».
— Бенджамин Харрисон

«Лишь очень медленно и поздно люди пришли к пониманию того, что если свобода не является всеобщей, то это лишь расширенная привилегия.
—Кристофер Хилл

«Те, кто недоволен монархией, называют ее тиранией; и те, кто недоволен аристократией, называют ее олигархией; так и те, кто огорчается демократией, называют ее анархией, что означает отсутствие правительства; и все же я думаю, что никто не верит, что отсутствие правительства — это какой-то новый вид правления».
—Томас Гоббс

«Свободный человек, бросающий некупленной рукой Голосование, которое сотрясает башни земли.
— Оливер Уэнделл Холмс старший.

«В отличие от тоталитаризма, демократия может смотреть правде в глаза и жить с правдой о самой себе».
— Сидни Хук

«Ни действия правительства, ни экономическая доктрина, ни экономический план или проект не могут заменить возложенную Богом ответственность отдельных мужчин и женщин перед своими ближними».
— Герберт Гувер, 1931 г.

«Хотя у демократии должны быть свои организации и органы управления, ее жизненно важным дыханием является свобода личности».
—Чарльз Эванс Хьюз

«Недостаточно просто защищать демократию.Защищать его может означать потерять его; расширить его значит укрепить его. Демократия — это не собственность; это идея».
— Хьюберт Х. Хамфри

«Конечно, каждый, кто когда-либо избирался на государственную должность, понимает, что один товар превыше всего, а именно доверие и доверие людей, имеет основополагающее значение для поддержания свободной и открытой политической системы».
— Хьюберт Х. Хамфри

«Равенство и справедливость, две великие отличительные черты демократии, неизбежно вытекают из представления о людях, обо всех людях, как о разумных и духовных существах.
— Роберт М. Хатчинс

«Смерть демократии вряд ли будет убийством из засады. Это будет медленное угасание от апатии, равнодушия и недоедания». — Роберт М. Хатчинс

«Пока люди поклоняются Цезарям и Наполеонам, Цезари и Наполеоны будут восставать, чтобы сделать их несчастными».
— Олдос Хаксли

«Демократия — это всего лишь эксперимент в правительстве, и у нее есть очевидный недостаток — просто считать голоса, а не взвешивать их.
— Уильям Р. Индж

«Все, что делает политика скромным, полезно для демократии».
— Ирландское благословение

«Жизнь республики, безусловно, зависит от энергии, добродетели и интеллекта ее граждан».
— Эндрю Джексон, 1865 г.

«В задачи нашего правительства не входит удерживать граждан от ошибок; функция гражданина состоит в том, чтобы удерживать правительство от ошибок».
— Роберт Х. Джексон

«Мужчин чаще подкупают их преданность и амбиции, чем деньги.
— Роберт Х. Джексон

«Военные представляют собой специализированное сообщество, управляемое дисциплиной, отличной от гражданской».
— Роберт Х. Джексон

«Те, кто начинает принудительное устранение инакомыслия, вскоре сами уничтожают инакомыслящих. Принудительное объединение мнений дает лишь единодушие кладбища».
— Роберт Х. Джексон

«Контроль над мыслями — это авторское право тоталитаризма, и у нас нет к нему привязки».
—Роберт Х.Джексон

«Самые смертельные враги наций — это не их внешние враги; они всегда живут в пределах своих границ. … Благословенная выше всех наций нация та, в ком гражданский гений народа спасает день ото дня, поступками без внешней живописности; высказываясь, пишу, голосуя разумно; быстро уничтожая коррупцию; хорошим настроением между сторонами; тем, что люди узнают настоящих людей, когда видят их, и предпочитают их как лидеров бешеным сторонникам или пустым шарлатанам.
—Уильям Джеймс

«Благословенная выше всех наций нация — это та, в которой гражданский гений народа день за днем ​​спасает… разумно говоря, пишу и голосуя; быстро уничтожая коррупцию; хорошим настроением между сторонами; тем, что люди узнают настоящих людей, когда видят их, и предпочитают их как лидеров бешеным сторонникам или пустым шарлатанам».
—Уильям Джеймс

«Христианство не является и никогда не было частью общего права».
— Томас Джефферсон, 1814 г.

«Равные права для всех, особые привилегии ни для кого.
— Томас Джефферсон, 1780 г.

«Тому, кто позволяет себе солгать один раз, гораздо легче солгать во второй и третий раз, пока, наконец, это не войдет в привычку; он лжет, не обращая внимания на это, и правду без того, чтобы мир ему поверил. Эта ложь языка ведет к лжи сердца и со временем извращает все его добрые намерения».
— Томас Джефферсон, 1785 г.

«В конце концов, мой принцип состоит в том, что воля большинства всегда должна преобладать. Если они одобрят предлагаемую конвенцию во всех ее частях, я с радостью соглашусь с ней в надежде, что они будут вносить в нее поправки всякий раз, когда они сочтут ее неправильной.… Я надеюсь, что прежде всего будет уделено внимание образованию простых людей; убеждены, что на их здравый смысл мы можем с большей уверенностью полагаться для сохранения должной степени свободы».
— из Джефферсона в Мэдисон, 1787 г.

«Всякий раз, когда люди хорошо информированы, им можно доверять собственное правительство; когда дела идут настолько плохо, что привлекают их внимание, на них можно положиться, чтобы исправить их».
— Томас Джефферсон, 1788 г.

«Я не знаю другого надежного хранилища высших сил общества, кроме самих людей; и если мы думаем, что они недостаточно просвещены, чтобы осуществлять свой контроль с разумной осмотрительностью, средство состоит не в том, чтобы отнимать его у них, а в том, чтобы информировать об их благоразумии.
— Томас Джефферсон, 1820 г.

«Самым сильным является то правительство, частью которого каждый человек чувствует себя».
—Томас Джефферсон

«Каждый человек должен служить своей стране пропорционально щедростям, которые природа и судьба отмерили ему».
—Томас Джефферсон

«Республиканская — единственная форма правления, которая не находится в вечной открытой или тайной войне с правами человечества».
— Томас Джефферсон, 1790 г.

«Поддержка правительств штатов во всех их правах, как наиболее компетентного управления нашими внутренними делами, является самым надежным оплотом против антиреспубликанских тенденций.
— Томас Джефферсон, 1801 г.

«Среди мужчин есть природный аристократизм. Основанием для этого являются добродетель и таланты».
—Томас Джефферсон

«Хотя во всех случаях побеждает воля большинства, эта воля, чтобы быть законной, должна быть разумной, чтобы меньшинство обладало равными правами, которые должны защищать равные законы, и нарушение которых было бы угнетением».
—Томас Джефферсон

«Хотя писаные конституции могут быть нарушены в моменты страсти или заблуждения, тем не менее они представляют собой текст, к которому бдительные могут сплотиться и отозвать народ; они также закрепляют за народом принципы своего политического кредо.
— Томас Джефферсон, 1802 г.

«Там, где каждый человек… участвует в управлении делами, не только на выборах один день в году, но каждый день… он позволит вырвать сердце из своего тела скорее, чем его власть будет вырвана у него кесарем или Бонапарт».
— Томас Джефферсон, 1816 г.

«При установлении наших конституций судебные органы должны были быть самыми беспомощными и безобидными членами правительства. Однако опыт вскоре показал, каким образом они должны были стать наиболее опасными; что недостаточность средств, предусмотренных для их удаления, давала им право собственности и безответственность при исполнении служебных обязанностей; что их решения, которые, по-видимому, касаются только отдельных женихов, проходят безмолвно и остаются незамеченными широкой публикой; что эти решения, тем не менее, становятся законом в силу прецедента, мало-помалу подтачивая основы конституции и вызывая ее изменение путем построения, прежде чем кто-либо заметит, что этот невидимый и беспомощный червь усердно поглощал ее сущность. .По правде говоря, человек не создан для того, чтобы ему можно было доверять всю жизнь, если он защищен от всякой ответственности перед отчетом».
— Томас Джефферсон, письмо месье А. Корэю, 1823 г.

«Однако я уже давно придерживаюсь мнения, и я никогда не уклонялся от его выражения … что зародыш роспуска нашего федерального правительства находится в конституции федеральной судебной системы; … работая, как гравитация, ночью и днем, выигрывая немного сегодня и немного завтра, и продвигаясь своим бесшумным шагом, как вор, над полем юрисдикции, пока все не будет узурпировано.
— Томас Джефферсон, письмо Чарльзу Хаммонду, 18 августа 1821 г.

«Конституция… это всего лишь воск в руках судебных органов, который они могут скручивать и придавать любую форму, какую пожелают».
— Томас Джефферсон, письмо судье Спенсеру Роану, 6 сентября 1819 г.

«Зародыш роспуска нашего федерального правительства находится в конституции федеральной судебной власти; безответственный орган (ибо импичмент едва ли можно назвать пугалом), работающий как гравитация днем ​​и ночью, выигрывая немного сегодня и немного завтра и продвигаясь своим бесшумным шагом, как вор, над полем юрисдикции, пока все не будут быть узурпированы из штатов, и правительство всех должно быть объединено в одно.
— Томас Джефферсон, письмо Чарльзу Хаммонду, 18 августа 1821 г.

«Больше всего я боюсь федеральной судебной системы. Это тело, подобно силе тяжести, всегда действующее бесшумно и безобидно наступающее, продвигающееся шаг за шагом и удерживающее достигнутое, коварно поглощает специальные правительства в пасть того, кто их кормит».
— Томас Джефферсон, письмо судье Спенсеру Роану, 9 марта 1821 г.

«Судебная власть Соединенных Штатов — это тонкий корпус саперов и горняков, постоянно работающих под землей, чтобы подорвать основы нашей конфедерации.Они истолковывают нашу конституцию от координации общего и специального правительства к одному общему и верховному».
— Томас Джефферсон, письмо Томасу Ритчи, 25 декабря 1820 г.

«Это было целью Декларации независимости. Не открывать новых принципов или новых аргументов, о которых никогда раньше не думали, не просто говорить то, что никогда раньше не говорилось; но представить человечеству здравый смысл предмета в терминах настолько ясных и твердых, чтобы вызвать их согласие, и оправдать себя в независимой позиции, которую мы вынуждены занять.Не претендуя на оригинальность принципов или чувств и не скопировав при этом какие-либо конкретные и предшествующие произведения, оно предназначалось для того, чтобы стать выражением американского ума и придать этому выражению надлежащий тон и дух, которых требуют обстоятельства».
— Томас Джефферсон, письмо Генри Ли, 8 мая 1825 г.

«Ко всему этому добавляется выбор из начальных школ предметов самых многообещающих гениев, чьи родители слишком бедны, чтобы дать им дальнейшее образование, которые будут проводиться за государственный счет через колледж и университет.Цель состоит в том, чтобы привести в действие ту массу талантов, которая погребена в нищете в каждой стране из-за отсутствия средств развития, и таким образом активизировать умственную массу, которая по отношению к нашему населению удвоится или удвоится. в три раза больше, чем в большинстве стран».
— Томас Джефферсон, письмо Хосе Корреа де Серра, 25 ноября 1817 г.

«Мнение, дающее судьям право решать, какие законы являются конституционными, а какие нет, не только для них самих, в их собственной сфере действия, но и для законодательной и исполнительной власти также в их сферах, сделало бы судебную власть деспотическая ветвь.
— Томас Джефферсон, письмо Эбигейл Адамс, 11 сентября 1804 г.

«Мудрое и бережливое правительство, которое предоставит людям свободу регулировать свои собственные стремления к труду и совершенствованию и не отнимет у трудящихся хлеб, который они заработали, — вот итог хорошего правительства».
— Томас Джефферсон, первая инаугурационная речь, 1801 г.

«Цель, к которой нужно стремиться, — бедное правительство, но богатые люди».
— Эндрю Джонсон

«Жизнь республики, безусловно, зависит от энергии, добродетели и ума ее граждан.
— Эндрю Джонсон, 1865 г.

«Злые деяния прошлого никогда не исправляются злыми деяниями настоящего».
— Линдон Б. Джонсон, 21 июля 1964 г.

«Я соглашатель и маневрер. Я пытаюсь получить что-то. Так работает наша система».
— Линдон Б. Джонсон

«Ставки… слишком высоки, чтобы правительство могло быть зрелищным видом спорта».
— Барбара Джордан

«Смертельный враг демократии не самодержавие, а бешеная свобода».
—Отто Кан

«Я всего лишь один; но все же я один.Я не могу делать все, но все же кое-что могу; Я не откажусь сделать то, что могу».
— Хелен Келлер, 1950 г.

«Демократия никогда не бывает конечным достижением. Это призыв к неустанным усилиям».
— Джон Ф. Кеннеди

«Если свободное общество не может помочь многим бедным, оно не может спасти и немногих богатых».
— Джон Ф. Кеннеди

«Лидерство и обучение неразрывно связаны друг с другом».
— Джон Ф. Кеннеди, 1962 г.

«Высокий пост президента был использован для разжигания заговора с целью уничтожения свободы американцев, и прежде чем я покину свой пост, я должен сообщить гражданину о его бедственном положении.
— Джон Ф. Кеннеди, Колумбийский университет, 12 ноября 1963 г.

«Все матери хотят, чтобы их сыновья выросли и стали президентами, но они не хотят, чтобы в процессе они стали политиками».
— Джон Ф. Кеннеди

«Неосведомленность одного избирателя в условиях демократии подрывает безопасность всех».
— Джон Ф. Кеннеди

«Когда мы пришли в офис, больше всего меня удивило то, что дела обстоят именно так, как мы говорили».
— Джон Ф. Кеннеди

«Власть… не самоцель, а инструмент, который нужно использовать для достижения цели.
— Джин Дж. Киркпатрик

«Секрет демагога в том, чтобы казаться таким же тупым, как его аудитория, чтобы эти люди могли считать себя такими же умными, как и он».
—Карл Краус

«История не знает ни одного примера общества, которое подавляло бы экономические свободы личности, заботясь о других его свободах».
—Ирвинг Кристол

«Как я не был бы рабом, так я бы не был господином. Это выражает мое представление о демократии. Что бы ни отличалось от этого, в меру различия это не демократия.
— Авраам Линкольн, 1858 г.

«Америка никогда не будет разрушена извне. Если мы споткнемся и потеряем наши свободы, это произойдет потому, что мы уничтожили самих себя».
— Авраам Линкольн

«Мне не стыдно признаться, что двадцать пять лет тому назад я был наемным работником; тащит рельсы, работает на плоскодонке — все, что может случиться с сыном любого бедняка. Я хочу, чтобы у каждого человека был шанс».
— Авраам Линкольн, 1860 г.

«Я считаю, что каждый человек имеет естественное право делать с собой и плодами своего труда все, что ему заблагорассудится, поскольку это никоим образом не ущемляет права других людей.
— Авраам Линкольн, 1858 г.

«Я вижу в ближайшем будущем приближающийся кризис, который меня нервирует и заставляет трепетать за безопасность моей страны. В результате войны корпорации были возведены на престол, и последует эра коррупции в высших эшелонах власти, и денежная власть страны будет стремиться продлить свое господство, воздействуя на предрассудки народа, пока все богатство не будет собрано в одном месте. несколько рук, и Республика уничтожена».
— Авраам Линкольн, в письме полковникуУильям Ф. Элкинс, 21 ноября 1864 г.

«Давайте всегда помнить, что все американские граждане являются братьями одной страны и должны жить вместе в узах братских чувств».
— Авраам Линкольн, 1860 г.

«Бюллетень сильнее пули».
— Авраам Линкольн

«Я хочу сделать то, чего хотят люди, и вопрос для меня в том, как это точно выяснить».
— Авраам Линкольн

«Если вся власть в народе, если нет закона выше его воли и если подсчетом голосов можно узнать его волю, — тогда народ может доверить всю свою власть кому угодно, а власть тогда самозванец и узурпатор является законным.Его нельзя оспаривать, поскольку оно изначально исходило от суверенного народа».
— Вальтер Липпманн

«Правильный закон должен быть понятным, интеллектуально доступным людям, которым этот закон должен служить, чьим законом он является, потребителям права и гражданину».
—Карл Н. Ллевеллин

«Процветание или эгалитаризм — выбирать вам. Я за свободу — вы все равно никогда не добьетесь настоящего равенства: вы просто жертвуете благополучием ради иллюзии».
—Марио Варгас Льоса

«Там, где заканчивается Закон, начинается Тирания.
— Джон Локк, 1690 г.

«Также состояние равенства, при котором вся власть и юрисдикция взаимны, и никто не имеет больше, чем другой: нет ничего более очевидного, чем то, что существа одного и того же вида и ранга беспорядочно рождены от всех одних и тех же преимуществ природы, и пользование одними и теми же средствами должно быть равным между собой без подчинения и подчинения, если только Господь и повелитель их всех не поставит одно явным заявлением своей воли одно над другим и не наделит его очевидным и ясное назначение несомненное право на господство и суверенитет.
—Джон Локк

«Законодательная власть не может передавать право создавать законы в какие-либо другие руки: ибо это всего лишь власть, делегированная народом, те, кто ею обладает, не могут передать ее другим».
— Джон Локк, Второй трактат о правительстве

«Без всеобщих выборов, без неограниченной свободы печати и собраний, без свободной борьбы мнений жизнь в каждом общественном учреждении замирает, становится только подобием жизни, в которой остается только бюрократия как деятельный элемент.Общественная жизнь постепенно засыпает».
— Роза Люксембург

«Мы так же велики, как и наша вера в человеческую свободу — не больше. И наша вера в человеческую свободу принадлежит нам только тогда, когда она больше, чем мы сами».
— Арчибальд Маклиш

«Задача закона состоит в том, чтобы разобраться в путанице того, что мы называем человеческой жизнью, привести ее в порядок, но в то же время дать ей возможность, размах и даже достоинство».
— Арчибальд Маклиш

«Народное правительство без общедоступной информации или средств ее получения — не что иное, как пролог к ​​фарсу или трагедии, а возможно, и к тому и к другому.Знание всегда будет управлять невежеством, и люди, которые хотят быть правителями сами по себе, должны вооружиться силой, которую дает знание».
— Джеймс Мэдисон, 1788 г.

«Я считаю, что существует больше случаев ограничения свободы народа постепенными и молчаливыми посягательствами власть имущих, чем насильственными и внезапными узурпациями».
— Джеймс Мэдисон

«Под фракцией понимать группу граждан, составляющих большинство или меньшинство в целом, которые объединены и движимы каким-либо общим побуждением страсти или интереса, противоречащим правам других граждан или постоянные и совокупные интересы общества.
— Джеймс Мэдисон

«Я считаю, что существует больше случаев ограничения свободы народа постепенными и молчаливыми посягательствами власть имущих, чем насильственными и внезапными узурпациями».
— Джеймс Мэдисон

«Чистая демократия всегда была зрелищем беспорядков и споров; были когда-либо признаны несовместимыми с личной безопасностью или правами собственности; и в целом их жизнь была столь же короткой, сколь и жестокой их смерть».
— Джеймс Мэдисон, «Федералист 10»

«Совокупность всей власти, законодательной, исполнительной и судебной, в одних руках, одной, нескольких или многих, наследственной, самоназначенной или выборной, может быть справедливо названа самым определением тирании.
— Джеймс Мэдисон

«Эффект [представительной демократии] заключается в уточнении и расширении общественных взглядов путем их передачи через избранную группу граждан, чья мудрость может наилучшим образом распознать истинные интересы нации». — Джеймс Мэдисон

«В республике очень важно не только оградить общество от гнета его правителей, но и оградить одну часть общества от несправедливости другой части».
— Джеймс Мэдисон

«[Правительство Соединенных Штатов] является правительством, ограниченным… властью верховной Конституции.
— Джеймс Мэдисон, 1788 г.

«В республиканском правительстве обязательно преобладает законодательная власть. Справедливость — это конец правительства. Это конец гражданского общества. Ее всегда преследовали и будут преследовать, пока она не будет достигнута или пока в погоне за ней не будет потеряна свобода. Коалиция большинства всего общества редко может иметь место на каких-либо других принципах, кроме принципов справедливости и всеобщего блага».
— Джеймс Мэдисон из заметок о Конституционном конвенте.

«Он перечислил возражения против равенства голосов во втором отделении, несмотря на пропорциональное представительство в первом.Меньшинство может отрицать волю большинства людей. Они могли вымогать меры, ставя их условием своего согласия на другие необходимые меры. Они могли навязывать меры большинству в силу особых полномочий, которыми должен был обладать сенат. Зло вместо того, чтобы быть излеченным временем, будет увеличиваться с каждым новым государством, которое должно быть допущено, поскольку все они должны быть допущены по принципу равенства. Серьезным соображением было то, что это придаст вечность превосходству Севера над Южным масштабом.
— Джеймс Мэдисон

«Мы учим мир великой истине, что правительства лучше обходятся без королей и дворян, чем с ними. Заслуга будет удвоена другим уроком, заключающимся в том, что религия процветает в большей чистоте без помощи правительства, чем с его помощью».
— Джеймс Мэдисон, 1822 г.

«Общий вопрос должен стоять между республиканским правительством, в котором большинство правит меньшинством, и правительством, в котором правит меньшее число или наименьшее число… ни одно правительство… не может быть совершенным.… Злоупотребления всеми другими правительствами привели к тому, что предпочтение отдается республиканскому правительству как лучшему из всех правительств, потому что наименее несовершенным является то, что жизненно важным принципом республиканского правления является lex majoris partis, воля большинства».
— Джеймс Мэдисон. 1833 г.

«Религия. Неэффективность этого ограничения для отдельных лиц хорошо известна. Поведение каждого народного собрания, действующего под присягой, самой прочной религиозной связью, показывает, что люди без угрызений совести участвуют в действиях, против которых восстала бы их совесть, если бы они были предложены им отдельно в их укромных уголках.Когда религия воспламеняется воодушевлением, ее сила, как и сила других страстей, возрастает благодаря сочувствию множества людей. Но энтузиазм — это лишь временное состояние религиозности, и пока он длится, вряд ли можно увидеть удовольствие у руля. Даже в самом хладнокровном состоянии оно гораздо чаще служило поводом для угнетения, чем сдерживанием от него».
— Джеймс Мэдисон, 1787 г.

«Правительство создано для защиты собственности любого рода; а также то, что заключается в различных правах отдельных лиц, как то, что конкретно выражает этот термин.В этом заключается цель правления, и только то справедливое правительство, которое беспристрастно гарантирует каждому то, что принадлежит ему».
— Джеймс Мэдисон, «Опыт о собственности», 1792 г.

«Ни один свободный человек не может быть схвачен, или заключен в тюрьму, или объявлен вне закона, или сослан, или каким-либо иным образом поврежден… кроме как по законному приговору его пэров или по закону страны».
— Великая хартия вольностей, 1215 г.

«Современная демократия — это тирания, границы которой не определены; можно узнать, как далеко можно зайти, только двигаясь по прямой до тех пор, пока не остановишься.
— Норман Мейлер

«Первое требование политики — не интеллект или выносливость, а терпение. Политика — это очень долгая игра, и черепаха обычно побеждает зайца».
—Джон Мейджор

«Никогда нельзя начинать войну, пока не потерпит неудачу каждое миротворческое агентство».
— Уильям МакКинли, 4 марта 1897 г.

«Я боролся против господства белых и я боролся против господства черных. Я лелеял идеал демократического и свободного общества, в котором все люди живут вместе в гармонии и с равными возможностями.Это идеал, ради которого я надеюсь жить и достичь. Но если понадобится, это идеал, за который я готов умереть».
— Нельсон Мандела

«Странный факт, что свобода и равенство, две основные идеи демократии, до некоторой степени противоречат друг другу. С логической точки зрения свобода и равенство исключают друг друга, как исключают друг друга общество и личность».
—Томас Манн

«Человек есть в самом буквальном смысле политическое животное, не просто стадное животное, а животное, которое может индивидуализироваться только в среде общества.
—Карл Маркс

«Правительство Союза, таким образом, подчеркнуто и действительно является правительством народа. По форме и по существу оно исходит от них. Его полномочия предоставлены ими и должны применяться непосредственно к ним в их интересах».
— Джон Маршалл, 1819 г.

«Народ сделал Конституцию, и народ может ее отменить. Он создан по собственной воле и живет только по своей воле».
— Джон Маршалл, 1821 г.

«Ни свободное правительство, ни блага свободы не могут быть сохранены ни для одного народа, кроме как… частым возвращением к фундаментальным принципам.
— Джордж Мейсон, Декларация прав Вирджинии, 1776 г.

«Государство есть не что иное, как отражение его граждан; чем порядочнее граждане, тем порядочнее государство».
— Джордж Мейсон

«Свобода печати — один из великих оплотов свободы, и ее нельзя сдерживать только деспотическим правительством».
— Джордж Мейсон

«О братья мои, любите свою страну! Наша страна есть наш дом, дом, который дал нам Бог, поместив в нем многочисленную семью, которую мы любим и любимы… семьей, которая своей концентрацией на данном месте и однородностью своих элементов предназначена для особый вид деятельности.
— Джузеппе Мадзини

«Никогда не сомневайтесь в том, что небольшая группа вдумчивых, преданных своему делу граждан может изменить мир. На самом деле, это единственное, что когда-либо существовало».
— Маргарет Мид

«Демократия — это искусство и наука управлять цирком из обезьяньей клетки».
—Х.Л. Менкен

«Лекарство от пороков демократии — больше демократии».
—Х.Л. Менкен (также приписывается Альфреду Э. Смиту)

«Прискорбно думать, что большая часть всех усилий и талантов в мире тратится на то, чтобы просто нейтрализовать друг друга.… Надлежащая цель правительства состоит в том, чтобы уменьшить эти жалкие растраты до минимально возможного количества, приняв такие меры, которые заставят энергию, затрачиваемую человечеством в настоящее время на причинение вреда друг другу или на защиту себя от вреда, быть обращены на законные цели. применение человеческих способностей».
— Джон Стюарт Милль, 1848 г.

«В этой стране нет человека настолько высокого, чтобы быть выше закона. Ни один сотрудник правоохранительных органов не может безнаказанно нарушать этот закон. Все должностные лица правительства от высшего до низшего обязаны ему подчиняться.
—Сэмюэл Ф. Миллер

«Вежливость ничего не стоит и покупает все».
— Леди Мэри Уортли Монтегю, 1756 г.

«Тирания государя не так опасна для общественного благосостояния, как апатия гражданина в условиях демократии».
— Монтескье, 1748 г.

«Плохие чиновники избираются хорошими гражданами, которые не голосуют».
— Джордж Джин Натан

«Способность человека к справедливости делает демократию возможной, но склонность человека к несправедливости делает демократию необходимой.
—Рейнхольд Нибур

«В Германии нацисты сначала пришли за коммунистами, а я молчал, потому что не был коммунистом. Потом пришли за евреями, а я промолчал, потому что я не еврей. Потом пришли за профсоюзниками, а я молчал, потому что не был профсоюзным деятелем. Потом пришли за католиками, а я молчал, потому что не был католиком. Потом они пришли за мной… и к тому времени уже некому было заступиться ни за кого».
—Мартин Нимёллер

«Демократические ухищрения есть карантинные меры против этой древней чумы, властолюбия: как таковые они очень нужны и очень скучны.
— Фридрих Ницше

«Ни рост богатства, ни смягчение нравов, ни реформы, ни революции никогда не приближали человеческое равенство ни на миллиметр».
— Джордж Оруэлл

«Демократия означает не «я так же хорош, как и вы», а «вы так же хороши, как и я».
— Теодор Паркер

«Пусть люди думают, что они правят, и ими будут управлять».
—Уильям Пенн

«Самая большая похвала, которую может заслужить правительство, это то, что его граждане знают свои права и осмеливаются отстаивать их.
— Уэнделл Филлипс

«Всякий раз, когда объявляется война, правда становится первой жертвой».
— Артур Понсонби, Ложь в военное время: пропагандистская ложь Первой мировой войны, 1928 г.

«Среди членов Конгресса больше эгоизма и меньше принципов… чем я мог себе представить до того, как стал президентом Соединенных Штатов».
— Джеймс К. Полк, 16 декабря 1846 г.

«За формы правления пусть соревнуются дураки; Чем лучше управлять, тем лучше».
— Александр Поуп

«Существует только одна мотивация для наложения бремени на голосование, которое якобы предназначено для предотвращения мошенничества с выдачей себя за другого избирателя, если нет реальной опасности такого мошенничества, и заключается в том, чтобы воспрепятствовать голосованию лиц, которые могут проголосовать против стороны, ответственной за возложение бремени.
— Судья Ричард А. Познер, 7-й окружной апелляционный суд.

«Мы — демократия, и есть только один способ поставить демократию на ноги в ее индивидуальном, социальном, муниципальном, государственном и национальном поведении — информировать общественность о что здесь происходит.»
— Джозеф Пулитцер

«Общая цель состояла в том, чтобы изобрести лекарство от зла, от которого страдали Соединенные Штаты; что, прослеживая истоки этого зла, каждый находил его в турбулентности и безумии демократии.
— Эдмунд Рэндольф

«Демократия — это не хрупкий цветок; все же его нужно культивировать».
—Рональд Рейган

«Мир — это больше, чем просто отсутствие войны. Истинный мир — это справедливость, истинный мир — это свобода. А настоящий мир требует признания прав человека».
— Рональд Рейган, 1986 г.

«Политика считается второй по возрасту профессией. Я пришел к выводу, что он очень похож на первый».
— Рональд Рейган, 1977 г.

«Демократия всегда дразнит нас контрастом между своими идеалами и реальностью, между своими героическими возможностями и жалкими достижениями.
—Агнес Реплиер

«Демократическая форма правления, демократический образ жизни предполагает бесплатное народное образование на длительный срок; оно предполагает также воспитание личной ответственности, которым слишком часто пренебрегают».
— Элеонора Рузвельт

«Наши дети должны изучить общую структуру своего правительства, а затем они должны знать, где они вступают в контакт с правительством, где оно касается их повседневной жизни и где их влияние на правительство.Это не должно быть отдаленным делом, чужим делом, но они должны видеть, насколько важен каждый винтик в колесе демократии и несет свою долю ответственности за бесперебойную работу всей машины».
— Элеонора Рузвельт

«В течение двенадцати лет эта нация страдала от правительства, которое ничего не слышало, ничего не видело и ничего не делало. Нация посмотрела на правительство, но правительство отвернулось. Девять насмешливых лет с золотым тельцом и три долгих года бича! Девять безумных лет в кассе и три долгих года в очередях за хлебом! Девять безумных лет миража и три долгих года отчаяния! Сильные влияния стремятся сегодня восстановить такое правительство с его учением о том, что лучше всего то правительство, которое наиболее безразлично.Почти четыре года у вас была администрация, которая вместо того, чтобы крутить пальцами, закатала рукава. Мы будем держать рукава засученными. Нам приходилось бороться со старыми врагами мира — деловой и финансовой монополией, спекуляцией, безрассудным банковским делом, классовым антагонизмом, групповщиной, военной спекуляцией. Они начали рассматривать правительство Соединенных Штатов как простой придаток к своим собственным делам. Теперь мы знаем, что управление организованными деньгами столь же опасно, как и управление организованной толпой.
— Франклин Д. Рузвельт

«Никогда за всю нашу историю эти силы не были так объединены против одного кандидата, как сегодня. Они единодушны в своей ненависти ко мне, и я приветствую их ненависть. Я хотел бы сказать о моем первом управлении, что в нем силы эгоизма и жажды власти встретили свое состязание. Я хотел бы, чтобы о моем втором управлении было сказано, что в нем эти силы встретили своего хозяина».
— Франклин Д. Рузвельт

«В области мировой политики; Я бы посвятил этот народ политике добрососедства.
— Франклин Д. Рузвельт, 4 марта 1933 г.

«В кабинке для голосования каждый американский мужчина и каждая женщина стоят наравне со всеми другими американскими мужчинами и женщинами. Там у них нет начальников. Там у них нет хозяев, кроме собственного ума и совести».
— Франклин Д. Рузвельт, 1936 г.

«Единственное, чего нам следует бояться, — это самого страха — безымянного, беспричинного, неоправданного ужаса».
— Франклин Д. Рузвельт, 4 марта 1933 г.

«Президент просто самый важный среди большого числа государственных служащих.Его следует поддерживать или противодействовать именно в той степени, в какой это оправдано его хорошим или плохим поведением, его эффективностью или неэффективностью в оказании верного, способного и бескорыстного служения нации в целом. Поэтому совершенно необходимо, чтобы была полная свобода говорить правду о его поступках, а это значит, что совершенно необходимо порицать его, когда он поступает неправильно, и хвалить его, когда он поступает правильно. Любое другое отношение американского гражданина является одновременно подлым и раболепным.Объявлять, что не должно быть никакой критики президента, или что мы должны поддерживать президента, правы они или нет, не только непатриотично и раболепно, но и морально предательски по отношению к американскому обществу. Ни о нем, ни о ком-либо другом нельзя говорить ничего, кроме правды. Но говорить правду, приятную или неприятную, о нем еще важнее, чем о ком-либо другом».
— Тедди Рузвельт, Kansas City Star, 7 мая 1918 г.

«Принцип, на котором была основана эта страна и по которому она всегда управлялась, заключается в том, что американизм — это вопрос ума и сердца; Американизм не является и никогда не был вопросом расы и происхождения.Хороший американец — это тот, кто верен этой стране и нашему кредо свободы и демократии».
— Франклин Д. Рузвельт, 1943 г.

«Растрата, уничтожение наших природных ресурсов, очистка и истощение земли вместо того, чтобы использовать ее для повышения ее полезности, приведет к подрыву во времена наших детей того самого процветания, которое мы по праву должны передать по наследству. к ним усилены и развиты».
— Тедди Рузвельт, 1907 г.

«Американское время растянулось по всему миру.Он стал доминирующим темпом современной истории, особенно истории Европы».
—Гарольд Розенберг

«Самая важная обязанность, возлагаемая на школы, — сделать их достойными гражданами».
— Франклин Д. Рузвельт

«Если мы исследуем, в чем именно заключается величайшее благо из всех, которое должно быть благом любой системы права, мы обнаружим, что оно сводится к двум главным целям: свободе и равенству».
—Жан Жак Руссо

«Тело политическое, как и тело человеческое, начинает умирать с самого рождения и носит в себе причины своего разрушения.
—Жан Жак Руссо

«Я уверен, что не было человека, рожденного отмеченным Богом выше другого, ибо никто не приходит в мир с седлом на спине, и никто не обут в сапоги и не пришпорен, чтобы ездить на нем.»
— Ричард Рамбольд

«Существует только один метод сделать республиканскую форму правления прочной, а именно путем распространения семян добродетели и знаний во всех частях штата с помощью надлежащих мест и методов образования, и это может быть сделано эффективно только при помощи законодательного органа.
— Бенджамин Раш, подписавший Декларацию независимости

«Я уверен, что не было человека, рожденного отмеченным Богом выше другого; ибо никто не приходит в этот мир с седлом на спине, никто не обут в сапоги и не пришпорен, чтобы ездить на нем».
—Ганнибал Румбольд

«На протяжении всей истории человечества апостолы чистоты, те, кто утверждал, что обладают полным объяснением, сеяли хаос среди просто запутавшихся человеческих существ».
—Салман Рушди

«Если один человек предложит вам демократию, а другой предложит вам мешок зерна, в каком состоянии голода вы предпочтете зерно голосованию?»
— Бертран Рассел

«Привычка основывать убеждения на доказательствах и придавать им только ту степень или достоверность, которых требуют доказательства, если бы она стала всеобщей, излечила бы большинство болезней, от которых страдает мир.
— Бертран Рассел

«Демократия — это политический метод, то есть определенный тип институционального устройства для принятия политических — законодательных и административных — решений и, следовательно, не может быть самоцелью».
— Йозеф А. Шумпетер

«Демократия заменяет избрание некомпетентным большинством назначением коррумпированного меньшинства».
— Джордж Бернард Шоу

«Хороший гражданин — это добытчик, потому что независимость — это неотъемлемое качество подлинного демократического гражданства.
— Джудит Н. Шклар

«Активные граждане… это участники публичных собраний и члены добровольных организаций, которые обсуждают и обсуждают с другими политику, которая повлияет на них всех, и которые служат своей стране не только как налогоплательщики и случайные солдаты, но и взвешенно общественного блага, которое они искренне принимают близко к сердцу. Хороший гражданин — патриот».
— Джудит Н. Шклар, 1991 г.

«Простое голосование является основой, на которой в конечном счете держится здание выборного правительства.
— Джудит Н. Шклар

«Быть ​​лицом без гражданства — одна из самых ужасных политических судеб, которые могут постигнуть любого человека в современном мире».
— Джудит Н. Шклар

«Будь то в частном порядке или публично, хороший гражданин делает что-то для поддержки демократических обычаев и конституционного порядка».
— Джудит Н. Шклар, 1991 г.

«Гражданская власть, поскольку она учреждена для защиты собственности, в действительности учреждена для защиты богатых от бедных или тех, у кого есть какая-то собственность, от тех, у кого ее вообще нет.
— Адам Смит, «Богатство народов», 1776 г.

«Справедливость есть совесть, не личная совесть, а совесть всего человечества. Те, кто отчетливо узнают голос своей совести, обычно узнают и голос справедливости».
—Александр Солженицын

«Цель правительства не в том, чтобы превратить людей из разумных существ в марионеток, а в том, чтобы дать им возможность безопасно развивать свой разум и тело и свободно пользоваться своим разумом. … Истинная цель правительства — свобода.
— Барух Спиноза

«Без способности разумно участвовать в политике никто не может использовать свои голоса для достижения своих целей, и нельзя сказать, что он участвует в процессе аргументированного обсуждения среди равных».
— Том Кристиано, Стэнфордская философская энциклопедия.

«Как бы ни была приукрашена и двусмысленна любая форма авторитаризма, она должна начинаться с веры в большее право какой-либо группы на власть, независимо от того, оправдывается ли это право полом, расой, классом, религией или всеми четырьмя.
—Глория Стейнем

«Как граждане этой демократии, вы являетесь правителями и управляемыми, законодателями и законопослушными, началом и концом».
— Эдлай Стивенсон, 1956 г.

«Я очень верю в людей; что касается их мудрости — ну, Coca-Cola по-прежнему продается лучше, чем шампанское».
—Адлай Стивенсон

«Заключить мир сложнее, чем воевать».
—Адлай Стивенсон

«Под политикой мы подразумеваем народное дело — самое важное дело.
—Адлай Стивенсон

«Демократия не в голосовании, а в подсчете голосов».
— Том Стоппард

«Давайте никогда не будем забывать, что наши конституции правительства являются торжественными инструментами, обращенными к здравому смыслу людей и призванными закрепить и увековечить их права и свободы».
— История Джозефа

«Люди, которые хотят понять демократию, должны проводить меньше времени в библиотеке с Аристотелем и больше времени в автобусах и метро.
—Семён Струнский

«Конституция — это проверка поспешных действий большинства. Это добровольные ограничения, налагаемые целым народом на большинство из них, чтобы обеспечить трезвые действия и уважение прав меньшинства».
— Уильям Ховард Тафт, 1900 г.

«Есть предел применения демократических методов. Вы можете расспросить всех пассажиров, в каком вагоне они любят ездить, но нельзя спрашивать их, следует ли тормозить, когда поезд идет полным ходом и грозит авария.
—Лев Троцкий

«Как только правительство привержено принципу заглушать голос оппозиции, у него есть только один путь — идти по пути все более репрессивных мер, пока оно не станет источником ужаса для всех своих граждан и не создаст страна, где все живут в страхе».
—Гарри С. Трумэн

«Я демократ только по принципу, а не по инстинкту — никто таковым не является. Несомненно, некоторые люди говорят, что да, но этот мир жестоко склонен ко лжи.
—Марк Твен

«Правительство Соединенных Штатов ни в коем случае не основано на христианской религии».
— Джордж Вашингтон, Триполи, 1796 г.

«Равенство — это общественное признание, эффективно выраженное в институтах и ​​манерах, того принципа, что равное внимание необходимо к потребностям всех людей».
—Симона Вейл

«Казалось бы, человек родился рабом, и что рабство — его естественное состояние. В то же время ничто на земле не может помешать человеку чувствовать себя рожденным для свободы.Никогда, что бы ни случилось, он не может принять рабство; ибо он мыслящее существо».
—Симона Вейл

«Церемониал демократии, ее праздник, ее великая функция — это выборы».
—Х.Г. Уэллс

«История человечества все больше превращается в гонку между образованием и катастрофой».
—Х.Г. Уэллс

«В течение тридцати лет правления Борджиа в Италии были войны, террор, убийства и кровопролитие, но они породили Микеланджело, Леонардо да Винчи и Ренессанс.В Швейцарии у них была братская любовь; у них было пятьсот лет демократии и мира, и что это дало? Часы с кукушкой».
—Орсон Уэллс

«Поступайте так, как будто все выборы зависели от вашего единственного голоса и как будто весь парламент (а вместе с ним и вся нация) от единственного человека, которого вы сейчас выбрали в его члены».
—Джон Уэсли

«В каждую человеческую грудь Бог вложил принцип, который мы называем свободолюбием; она нетерпелива к угнетению и стремится к избавлению.
—Филлис Уитли

«Демократия — это дырка в ватной рубашке, через которую медленно просачиваются опилки».
—Э.Б. белый

«Демократия — это повторяющееся подозрение, что более половины людей правы более чем в половине случаев».
—Э.Б. белый

«Я не могу слишком часто повторять, что [демократия] — это слово, истинная суть которого еще спит, совершенно не пробужденная, несмотря на резонанс и множество гневных бурь, из которых произошли его слоги.… Это великое слово, история которого, я полагаю, остается ненаписанной, потому что эта история еще не вступила в силу».
—Уолт Уитмен

«Политическая демократия… со всеми ее опасными пороками служит школой подготовки первоклассных людей. Это гимназия жизни, не только добра, но и всего».
—Уолт Уитмен

«Есть три вида деспотов. Есть деспот, который тиранизирует тело. Есть деспот, который тиранизирует душу. Есть деспот, который тиранизирует как душу, так и тело.Первого зовут Принц. Второго зовут Папой. Третий называется «Народ».
—Оскар Уайльд

«Свобода — неделимое слово. Если мы хотим наслаждаться им, мы должны быть готовы распространить его на всех, будь они богаты или бедны, согласны они с нами или нет, независимо от их расы или цвета кожи».
—Венделл Уилки

«Знание — Зззззп! Деньги — Зззззп! — Власть! Это цикл, на котором строится демократия!»
— Теннесси Уильямс

«Это вредно для общества, если люди ненавидят собственное правительство.
—Гарри Уиллс

«Ограничения по срокам означают, что вы не доверяете избирателям. «Остановите меня, прежде чем я снова проголосую».
—Гарри Уиллс

«Все эти финансисты, все маленькие гномы Цюриха».
—Гарольд Уилсон

«Демократия — это не столько форма правления, сколько набор принципов».
—Вудро Вильсон

«Свобода никогда не исходила от правительства. Свобода всегда исходила от субъектов управления. История свободы — это история сопротивления.История свободы — это история ограничения государственной власти, а не ее увеличения».
—Вудро Вильсон

«Это принесение в жертву индивидуальных интересов во имя общего блага составляло суть республиканизма и понимало для американцев идеалистическую цель их Революции. … Эта республиканская идеология предполагала и помогала формировать представление американцев о том, как их общество и политика должны быть структурированы и управляться».
— Гордон Вуд, 1969 г.

«Судья… является государственным служащим, который должен следовать своей совести, независимо от того, противоречит ли он явным желаниям тех, кому он служит; кажется ли его решение капитуляцией преобладающим требованиям.
— Хиллер Б. Зобель

«Политическая система США со временем пришла в упадок, потому что ее традиционная система сдержек и противовесов углубилась и стала все более жесткой. В условиях резкой политической поляризации эта децентрализованная система все меньше и меньше способна представлять интересы большинства и чрезмерно репрезентирует взгляды групп интересов и организаций активистов, которые в совокупности не составляют суверенного американского народа. … Удручающий итог заключается в том, что, учитывая то, насколько политическое недомогание в стране самоподкрепляется и насколько маловероятны перспективы конструктивных постепенных реформ, упадок американской политики, вероятно, будет продолжаться до тех пор, пока не произойдет какой-то внешний шок, который станет катализатором подлинной реформаторской коалиции и побудить его к действию.
— Фрэнсис Фукуяма

«В Соединенных Штатах правительство задумано как правительство мужчин. Корпорация не является гражданином с правом голоса или иным образом принимать участие в политике. Это искусственное создание, созданное по воле государства исключительно для выполнения функций, предусмотренных его уставом. Вмешательство с его стороны в дела государства и попытки с его стороны осуществить права граждан в основе своей являются извращением его власти. Его акционеры, какими бы мудрыми или богатыми они ни были, должны быть вынуждены осуществлять свое политическое влияние как личности наравне с другими людьми.Это основной принцип демократии».
— The Tribune, 1904 г.

«Каждый друг республиканского правительства должен возвысить свой голос против огульного осуждения правительства большинства как самого тиранического и невыносимого из всех правительств. … Общий вопрос должен быть между республиканским правительством, в котором большинство правит меньшинством, и правительством, в котором меньшее число или наименьшее число правит большинством. … Те, кто осуждает правительство большинства в целом … осуждают в то время все республиканское правительство и должны утверждать, что правительства меньшинства будут меньше чувствовать предвзятость интересов или соблазны властей.
— Джеймс Мэдисон

«Если правительства большинства… будут худшими из правительств, то те, кто так думает и говорит, не могут принадлежать к республиканской вере. Они должны либо присоединиться к общепризнанным последователям аристократии, олигархии или монархии, либо искать утопию, демонстрирующую полную однородность интересов, мнений и чувств, которую еще нигде нельзя найти в цивилизованных обществах».
— Джеймс Мэдисон

«Общая цель состояла в том, чтобы изобрести лекарство от зла, от которого страдали Соединенные Штаты; что, прослеживая истоки этого зла, каждый находил его в турбулентности и безумии демократии.
— Эдмунд Рэндольф

«Ни одна из конституций [штата] не обеспечила достаточных ограничений против демократии».
— Эдмунд Рэндольф

«Зло, с которым мы сталкиваемся, проистекает из избытка демократии».
—Элбридж Джерри

«Для защиты доктрины естественных прав сегодня требуется либо нечувствительность к мировому прогрессу, либо значительное мужество перед ним. Все ли учения о естественных правах человека умерли вместе с Французской революцией или были убиты исторической наукой девятнадцатого века, всякий, кто наслаждается сознанием своего просвещения, знает, что они мертвы и по праву должны быть мертвы.Попытка защитить доктрину естественных прав перед историками и политологами будет рассматриваться как попытка защитить веру в колдовство. Это будет рассматриваться как происходящее только из интеллектуального преступного мира».
— Моррис Р. Коэн, «Разум и природа», 1932 г.

Цитаты Уинстона Черчилля на французском, немецком, итальянском, польском, испанском языках ……LingQuotes – лучшие цитаты известных личностей на 7 языках

*30.Ноябрь 1874 г. — † 24 января 1965 г., сэр Уинстон Спенсер Черчилль, британский государственный деятель и премьер-министр (1940–1945 и 1951–1955). Нобелевская премия по литературе 1953 г.

 

 

 


«Успех не окончателен, неудача не фатальна: главное — смелость продолжать».

Автор: Уинстон Черчилль
Тема:  Успех, Неудача,  смелость
Другие языки

«Демократия — наихудшая форма правления, если не считать всех других форм, которые время от времени опробовывались».

Автор: Уинстон Черчилль
Тема: Демократия
Другие языки

«Врожденный порок капитализма — неравное распределение благ. Неотъемлемая добродетель социализма — равное разделение страданий».

Автор: Уинстон Черчилль
Тема:
Другие языки

«Какой бы красивой ни была стратегия, время от времени нужно смотреть на результаты».

Автор: Уинстон Черчилль
Тема:
Другие языки

«Это не конец, это даже не начало конца, но, возможно, это конец начала».

Автор: Уинстон Черчилль
Тема:  Начало
Другие языки

«Цена величия — ответственность».

Автор: Уинстон Черчилль
Тема:  Ответственность
Другие языки

Леди Нэнси Астор: «Уинстон, если бы ты был моим мужем, я бы отравила твой чай».
Черчилль: «Нэнси, если бы я был твоим мужем, я бы выпил».

Автор: Уинстон Черчилль
Тема: Жена, Муж, Смешно
Другие языки

«Мне нечего предложить, кроме крови, тяжелого труда, слез и пота.

Автор: Уинстон Черчилль
Тема:
Другие языки

«Я люблю свиней. Собаки смотрят на нас. Кошки смотрят на нас сверху вниз. Свиньи относятся к нам как к равным».

Автор: Уинстон Черчилль
Тема: Животные
Другие языки

«Мужчины иногда спотыкаются о правду, но большинство из них берут себя в руки и спешат уйти, как ни в чем не бывало.

Автор: Уинстон Черчилль
Тема:  Правда
Другие языки

Это все политика: NPR

Уинстон Черчилль открывает новую штаб-квартиру эскадрильи Королевских вспомогательных ВВС в Кройдоне в 1948 году. Центральная пресса / Архив Халтона / Getty Images скрыть заголовок

переключить заголовок Центральная пресса / Архив Халтона / Getty Images

Уинстон Черчилль открывает новую штаб-квартиру эскадрильи Королевских вспомогательных ВВС в Кройдоне, 1948 год.

Центральная пресса / Архив Халтона / Getty Images

На этой неделе Конгресс посвящает новый бюст Уинстона Черчилля в Скульптурном зале Капитолия. Скульптура призвана почтить наследие решимости и решимости британского государственного деятеля.

Это также дань уважения дружбе Черчилля с Соединенными Штатами, резюмированной в часто цитируемой фразе, которую сенатор штата Мэн Ангус Кинг использовал во время недавних дебатов в Конгрессе о потолке долга.

Как выразился Кинг: «Уинстон Черчилль однажды заметил, что американцы всегда будут поступать правильно, только после того, как перепробуют все остальное».

Хотя знаменитым высказываниям Черчилля посвящены целые тома, именно этот двусмысленный комплимент в адрес Америки особенно популярен среди политиков по эту сторону Атлантики.

Республиканские представители Пол Райан из Висконсина, Том Коул из Оклахомы и Хайме Эррера Бейтлер из Вашингтона — лишь некоторые из многих американских законодателей, которые позаимствовали эту фразу, чтобы добавить серьезности и юмора своим речам.

Сенатор Марк Уорнер, штат Вирджиния, часто обращается к цитате Черчилля, чтобы сделать беззаботное заключение к мрачному сообщению о долговом бремени США.

Уорнер так часто использовал эту линию, что его сотрудники решили поместить ее на мемориальную доску или какой-либо другой сувенир. Но когда они отправились исследовать происхождение линии, они оказались ни с чем, несмотря на кровь, тяжелый труд, слезы и пот.

«Хотел бы я подтвердить, что он это сказал.Но пока я не могу», — говорит Ричард Лэнгворт, редактор журнала Finest Hour , издаваемого WinstonChurchill.org. когда-либо говорил это об Америке.

Но Лэнгворт говорит, что в этом нет ничего необычного. Как Марк Твен или Йоги Берра, Черчилль не сказал и половины того, что должен был сказать, включая знаменитое возвращение к леди Астор, которая якобы сказала Черчиллю, если они были женаты, она подсыпала ему в кофе яд.

«И Черчилль якобы отвечает леди Астор: «Если бы я был женат на тебе, я бы выпил». Но оказалось, что это был Ф. Э. Смит, лорд Биркенхед, очень, очень дорогой друг Черчилля, который был намного быстрее, чем он сам», — говорит Лэнгворт. «Но, конечно, поскольку Биркенхед забыт, его приписывают Черчиллю».

Найджел Рис, ведущий многолетней викторины BBC Quote … Unquote , нашел так много примеров этой ораторской кражи личных данных, что придумал для нее фразу: Черчиллианский дрейф.

«Я имел в виду, что люди — если они не знают, кто изначально придумал замечание, или если они не удосуживаются найти его — они автоматически приписывают цитату тому, кто, вероятно, ее сказал». — говорит Рис. «И, очевидно, Уинстон Черчилль — человек, которого можно цитировать. Он действительно сказал несколько замечательных вещей совершенно особым образом».

Благодаря Интернету, говорит Риз, в наши дни стало проще проверять достоверность известных цитат. Но также стало легче распространять дезинформацию.

«Если хоть один человек выложит в Интернет, что Черчилль что-то сказал — что ж, тогда это повторят еще около 200 человек», — говорит он.

Когда сотрудники Уорнера сообщили ему, что Черчилль никогда не произносил этих слов о том, что Америка надежно поступает правильно, в конце концов, Уорнер лишь немного сконфузился.

«Если Черчилль этого не говорил, то должен был», — говорит Уорнер.

Это потому, что эта линия отражает заложенный оптимизм в том, как американцы видят себя, говорит Уорнер.

«Иногда нам приходится немного спотыкаться, но в конечном итоге мы оказываемся в нужном месте», — говорит он. «И Господь знает, мы очень много спотыкались за последние несколько лет».

Так что, даже если эта конкретная строка не была звездным часом Черчилля, не ждите, что американские политики перестанут ее цитировать. Его будут цитировать на пляжах. Его будут цитировать на улицах. И они никогда, никогда, никогда, никогда, никогда не сдадутся.

Мнение | Не цитируйте их на нем

Если есть что-то, чему я научился, редактируя эссе за годы, так это тому, что, когда я вижу волнующие чувства, приписываемые Томасу Джефферсону, мне лучше обратиться к моим фамильярным цитатам Бартлетта.

Привлечение такого известного мыслителя, как Джефферсон, может показаться надежным способом поддержать ваш аргумент, скажем, об упразднении Коллегии выборщиков, но это небезопасно. Просто спросите Республиканский национальный комитет, который на этой неделе разослал твит по случаю Дня рождения Линкольна, в котором цитируется слова 16-го президента: «И, в конце концов, важны не годы вашей жизни, а жизнь в ваших годах».

Возможно, из-за того, что Линкольну кажется таким невероятным сказать что-либо, люди быстро указали, что нет никаких доказательств того, что он когда-либо говорил, и что происхождение цитаты, возможно, было рекламой 1947 года для книги о старении некоего Эдварда Дж.Штиглиц.

По моему опыту, Линкольн — популярный источник сомнительных цитат для авторов обзоров, но он меркнет по сравнению с Уинстоном Черчиллем и Джефферсоном.

«Капитализм — наихудшая экономическая система, если не считать всех остальных», — звучит довольно по-черчиллевски, и это хорошая строчка для добавления, например, к эссе в защиту глобализма. Но он не сказал этого и даже того, что сказал в речи в палате общин — «Демократия — наихудшая форма правления, за исключением всех тех других форм, которые были испробованы», — он приписал кому-то другому, поскольку Ученый Черчилля Ричард Лэнгворт указал.

Точно так же фраза «Вечная бдительность — цена свободы» звучит как правдоподобная фраза Джефферсона, которую можно вставить в эссе о государственном надзоре (и, честно говоря, Джефферсон был машиной для цитат, занимая почти три страницы в моей версии Бартлетта). ). Но нет никаких доказательств того, что он когда-либо говорил это в своей объемной переписке. Один ирландский оратор 18-го века написал что-то подобное, но наличие на вашей стороне Джона Филпота Каррана может не придать весомости вашему аргументу.

Частично во всем этом виноваты наши ошибочные воспоминания, но еще большей проблемой является Интернет.На множестве сайтов с агрегацией цитат в сети Джефферсон говорит о «вечной бдительности», а Черчилль говорит: «Лучший аргумент против демократии — это пятиминутный разговор со средним избирателем». Создатели этих сайтов, кажется, достаточно опытны в том, чтобы убедиться, что они появляются первыми в результатах, когда эссеист выполняет поиск по запросу «Джефферсон цитаты о свободе».

Лучшей защитой от всего этого, как это ни парадоксально, может быть сам интернет. Для редактора всегда сложно доказать писателю, что он отрицает, — особенно тому, кто сталкивается с возможностью того, что его любимый последний абзац, его «кикер», придется выбросить.Так что я благодарен Фонду Томаса Джефферсона (который управляет Монтиселло) за размещение поддельных цитат Джефферсона на своем веб-сайте, а также Международному обществу Черчилля за нечто подобное. Сайт Bartleby.com, где цитаты сопровождаются указанием их источника, отлично подходит для проверки того, действительно ли Великий Человек сказал что-то уместное или, увы, сказал Меньший Человек. А корпус Google Книг может стать спасением для редактора, у которого крайний срок.

Итак, я сочувствую стажеру или сотруднику Республиканского национального комитета, опубликовавшему ложную цитату.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.