Цитаты театр моэм: Уильям Сомерсет Моэм. Театр / Цитаты / Цитаты. Высказывания. Афоризмы

«Театр» Сомерсета Моэма: отрывок из романа | Актуальная классика | Культура

25 января 1874 года, ровно 140 лет назад, в самом романтичном городе мира — Париже — родился англичанин Уильям Сомерсет Моэм. Роды проходили на территории британского посольства (отец Моэма работал там юристом), поэтому ребёнок стал английским подданным. Спустя многие годы этот мальчик превратится в одного из самых преуспевающих писателей 1930-х. А попутно и в агента британской разведки — Моэм сотрудничал с МИ-5 и какое-то время (до ноября 1917-го) даже жил в российском Петрограде. Перед ним тогда стояла важная задача: не дать России выйти из войны.

Карточка с изображением Сомерсета Моэма, вышедшая в Лондоне в 1927-ом году. Фото: www.globallookpress.com

АиФ.ru публикует отрывок из романа «Театр» «не дружественного» нашей стране разведчика. Главная героиня «Театра» — актриса Джулия: 46-летняя женщина, которая на сцене блистает, а в жизни — просто хочет любви.

***

«Сегодня, вместо того чтобы провести гребнем по волосам и почти не глядя обмахнуть лицо пуховкой, Джулия не пожалела труда.

Она тщательно подкрасила губы, подрумянилась, привела в порядок волосы.

— Говоря бесстрастно и беспристрастно, — сказала она, все еще глядя в зеркало, в то время как Эви ставила на постель поднос с завтраком, — как по-твоему, Эви, я — красивая женщина?

— Я должна знать, как это мне отольется, прежде чем отвечать на такой вопрос.

— Ах ты, чертовка! — вскричала Джулия.

— Ну, знаете, ведь красавицей вас не назовешь.

— Ни одна великая актриса не была красавицей.

— Ну, как вы вырядитесь в пух и прах, вроде как вчера вечером, да еще свет будет сзади, так и похуже вас найдутся.

(«Черта лысого это мне вчера помогло!»)

— Мне вот что интересно: если я вдруг очень захочу закрутить роман с мужчиной, как ты думаешь, я смогу?

— Зная, что такое мужчины, я бы не удивилась. А с кем вы сейчас хотите закрутить?

— Ни с кем. Я говорила вообще.

Эви шмыгнула носом.

— Не шмыгай носом. Если у тебя насморк, высморкайся.

Джулия медленно ела крутое яйцо. Ее голова была занята одной мыслью.

Она посмотрела на Эви. Старое пугало, но — кто знает?..

&m

Уильям Сомерсет Моэм цитаты | QuotesBox.org

Английский писатель. Является одним из преуспевающих прозаиков своего времени, а так же числится в штате агентов английской разведки. Родился Уильям Сомерсет Моэм 25 января 1974 года в Париже. Родители работали юристами в британском посольстве во Франции. Родители устроили роды на территории посольства. Это было сделано для того, чтобы были законные основания не считать ребенка французом. В соответствии с ожиданием принятия закона о том, что каждый рожденный мальчик на территории Франции обязан был идти на фронт в случае объявления войны при достижении совершеннолетия. Дедушка Уильяма, Роберт Соэм, являлся известным адвокатом Английского правового общества. И отец, и дед предсказывали юному Уильяму судьбу адвоката. Но адвокат он так не стал.

Напротив, его старший брат Висконт очень доволен карьерой юриста и работает на должности лорда-канцлера. Все свое детство мальчик разговаривал только на французском языке и только после того как осиротел, переехал к родственникам в город Уистебл в графстве Кент начал учить английский язык. В связи с приездом в Англию мальчик начал заикаться, что осталось у него на всю его жизнь. Сиротой мальчик стал, когда ему исполнилось 10 лет. Сначала умерла его мать от чахотки в феврале 11882 года, а спустя еще два года умер отец от рака желудка. Учебу свою Уильям начал в Королевской школе города Кентербери, так как он воспитывался в семье Генри Моэма. Далее он изучает литературу и философию в университете в Гейдельберге. Там же он пишет свое первое сочинение – биография композитора Мейербера. Далее он поступает в медицинскую школу при больнице святого Фомы, находящейся в Лондоне. Этот период его жизни отражен в его первом романе «Лиза из Ламбета», которое он написал в 1897 году. Но самую популярность ему принесла пьеса «Леди Фредерик» в 1907 году.
Уильям работал разведчиком во время первой мировой войны. Об этом можно прочитать в сборнике из 14-ти новелл «Эшенден, или Британский агент». После окончания войны Уильям продолжает успешную карьеру писателя. Выходят пьесы «Шеппи» и «Круг», романы «Бремя страстей человеческих», «Луна и Грош», «Пироги и пиво», «Театр», «Острие бритвы». Умер Уильям Моэм от пневмонии в больнице Ниццы 15 декабря 1965 года. По законам Франции, пациенты, которые умирали в больнице, были подвержены вскрытию. В виду этого его отвезли домой и только на следующий день, 16 декабря, было объявлено, что Моэм умер у себя дома в городке Сен-Жан-Кап-Ферра недалеко от Ниццы.

15 цитат из книг Сомерсета Моэма

Поделиться на Facebook

Поделиться в ВК

Поделиться в ОК

Поделиться в Twitter

Уильям Сомерсет Моэм (1874 — 1965) — выдающийся британский писатель и драматург. Он прожил интересную и долгую жизнь: находился в России в 1917 году по заданию МИ-5 и встречался с Керенским и Савинковым. После Первой мировой войны много путешествовал. Свой дебютный роман, «Лизу из Ламбета», Моэм написал в 1897-м, а первый сборник рассказов выпустил в 1899-м. Всего он автор 78 книг, самыми известными из которых стали «Театр», «Луна и грош» и «Бремя страстей человеческих».

Британский классик о женщинах, гениальности и искусстве жить:

  1. Я вижу, вы любите книги. Это всегда заметно по тому, как люди их держат. «Бремя страстей человеческих»
  2. Только женщина знает, на что способна другая женщина. «Театр»
  3. Легко быть приятными с теми, кто тебе безразличен. «Бремя страстей человеческих»
  4. Все же лучше знать, что ты дурак, чем быть дураком и не знать этого. «Театр»
  5. Ведь это иллюзия, будто юность всегда счастлива, — иллюзия тех, кто давно расстался с юностью; молодые знают, сколько им приходится испытывать горя, ведь они полны ложных идеалов, внушенных им с детства, а придя в столкновение с реальностью, они чувствуют, как она бьет их и ранит.
    «Бремя страстей человеческих»
  6. Нет ничего мучительнее, чем любить всем сердцем человека и знать, что ему грош цена. «Рождественские каникулы»
  7. Гениальность — не что иное, как бесконечная работоспособность. «Пироги и пиво, или Скелет в шкафу»
  8. Главный недостаток женщин — страсть обсуждать свои личные дела со всеми, кто согласен слушать. «Луна и грош»
  9. Можно любить женщину очень сильно и все же не мечтать о том, чтобы прожить с нею всю жизнь. «Узорный покров»
  10. Совсем не одно и то же говорить правду о себе и слышать ее от других. «Подводя итоги»
  11. Трагедия в том, что мы иногда достигаем желаемого. «Театр»
  12. В деловой жизни мошенничество сходит с рук, но в искусстве честность — не только лучшая, но единственно возможная политика. «Острие бритвы»
  13. Возраст определяется скорее знаниями, чем годами. «Бремя страстей человеческих»
  14. Если у человека нет таланта, никто ему не даст, но если талант есть, то можно научить им пользоваться. «Театр»
  15. Он говорил превосходно, но говорил чепуху. «Бремя страстей человеческих»
источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Поделиться на Facebook

Поделиться в ВК

Поделиться в ОК

Поделиться в Twitter

Цитаты со словом СПЕКТАКЛЬ

75 % того, что делается на репетиции, обычно не входит в
спектакль
. Хорошие декорации для любителей — спасение. Сколько актёрских грехов прикрывается живописностью, которая легко придает всему спектаклю художественный оттенок! Недаром же так много актёрских и режиссёрских бездарностей усиленно прячутся на сцене за декорации, костюмы, красочные пятна, за стилизацию, кубизм, футуризм и другие «измы», с помощью которых стараются эпатировать неопытного и наивного зрителя. Раньше я отвечал, что режиссёр — это сват, который сводит автора и театр и при удачном спектакле устраивает обоюдное счастье тому и другому. Потом я говорил, что режиссёр — это повитуха, которая помогает родиться
спектаклю
, новому произведению искусства. К старости повитуха становится иногда знахаркой, многое знает; кстати, повитухи очень наблюдательны в жизни. Но теперь я думаю, что роль режиссёра становится всё сложнее и сложнее. Я едва ли ошибусь, если скажу, что среди актёров существует два различных представления о сцене, на которой они проводят бόльшую часть своей жизни. Для одних — это простое пространство. Время от времени оно заполняется актёрами, рабочими, декорацией и бутафорией. Для них всё, что появляется на сцене, видимо и слышимо. Другие знают, что это не так. Они иначе переживают сцену. Для них это маленькое пространство — целый мир, насыщенный атмосферой, такой сильной и притягательной, что они нелегко могут расстаться с ней и часто проводят в театре больше времени, чем это нужно, до и после
спектакля
. А старые актёры даже не раз проводили ночи в пустых тёмных уборных, за кулисами или на сцене, освещённой дежурной лампочкой, как трагик в чеховском «Калхасе». Всё, что было пережито ими за многие годы, приковывает их к этой сцене, всегда наполненной невидимым чарующим содержанием; им нужна эта атмосфера театра. Она даёт им вдохновение и силу на будущее. В ней они чувствуют себя артистами, даже когда зрительный зал пуст и тишина царит на ночной сцене. «Апокалиптизм» моих песен связан со вполне рациональным видением того, что в постиндустриальной цивилизации история народов с их архетипами кончается, уступая место некой статичной длительности одномерного «общества спектакля». Я обожаю автогонки. Для меня это спорт, а не технические упражнения. Моя идеальная машина Формулы-1 должна быть подобной McLaren M23 с большим, нормально работающим двигателем в 800 сил, с 21-дюймовыми задними шинами. Много людей утверждает, что нужно сужать резину.
А я не согласен, потому что вам нужны большие колеса, чтобы замедлиться, когда машину закрутило. Также нужно много лошадиных сил, чтобы „отклеить“ большие шины от дороги и заставить машину войти в занос. Тогда-то и будет чертовски фантастический спектакль, скажу я вам. Мы должны проходить повороты на одну передачу ниже, чем сейчас, позволив машине идти в заносе. Вы знаете, люди все еще восхищаются Ронни Петерсоном на Lotus 72, и я их понимаю. Я с ними согласен. Такую разновидность развлекательного мероприятия я хочу предложить народу. Дым из под колес! Да-а!.. Я боялся за фанов, потому что я один из них! Я знаю, что люди упускают моменты увидеть интересное, а это плохо. Низшие элементы народа могут оказывать заметное влияние на ход событий потому, что они абсолютно не ценят настоящего. Свои собственные жизни и всё настоящее они считают непоправимо испорченными, а потому и то и другое готовы разбазарить и разрушить до основания: отсюда их безрассудство и стремление к хаосу и анархии.
Они ещё страстно стремятся растворить свои исковерканные и бессмысленные «я» в каком-то душеспасительном общественном спектакле — отсюда их склонность к объединенным действиям.

Похожие цитаты:

Публика ходит в театр смотреть хорошее исполнение хороших пьес, а не саму пьесу: пьесу можно и прочесть. В театре не так много актёров, которые могут работать «паровозами». Так было всегда. Я не могу мечтать о пьесе, не связывая её с актёром. Мы ненавидим театральность в театре, но любим сценичное на сцене. Это огромная разница. Я считаю, что Царь театра и кино — артист. Лет в 17 была я уже опытной артисткой, ничего не боялась, ни сцены, ни публики. Может быть, я пою гениальнее в студии, но когда я на сцене, зрители гениальнее. Любовь — это пьеса. С короткими актами и длинными антрактами. Самое трудное — научиться вести себя в антракте. У каждого человека под шляпой — свой театр, где развертываются драмы, часто более сложные, чем те, что даются в театрах. В трагедии мы участвуем, комедии только смотрим. Политика — театр, молчит в нём хор,Кулисы труппа меряет шагами,Пока не даст отмашку дирижёр,Едва заметный в оркестровой яме. Из всех ролей, сыгранных в кино, самая дорогая для меня роль — в кинофильме «Возраст любви». Я всегда вспоминаю об этой картине с особым чувством. Мир — сцена, где всякий свою роль играть обязан. Велик тот артист, который заставляет зрителей забыть о деталях. Если по телевизору вы видите отличный фильм с первоклассными актёрами, интересным сюжетом и потрясающими диалогами, — это значит, что вы смотрите рекламу. Младенцы и собаки — лучшие актёры в кино. Самые лучшие актёры, конечно, у Диснея. Плохого актёра он просто стирает. Если киноактёр неспособен импровизировать, значит, он получил роль по протекции жены режиссёра. Я гораздо больше верю в законы театрального синтаксиса, чем в законы сценической композиции; я верю, что на сцене можно играть даже гражданский кодекс, только следовало бы написать его немного иначе. Всякой комедии, как и всякой песне, — своё время и своя пора. Жизнь — это трагедия, когда видишь её крупным планом, и комедия, когда смотришь на неё издали. Играй всегда так, будто тебя слушает артист. Никогда не колоти по клавишам! Играй со смыслом и не останавливайся на половине пьесы. Сцену нужно сделать, а потом сыграть. Если бессмыслицы, какие нам приходится выслушивать в разговоре, начинают сердить нас, надо вообразить, что это разыгрывается комическая сцена между двумя дураками; это испытаннейшее средство. Мне многие предлагали сниматься в кино. Я отказывался, потому что это отдельная профессия. Я не актер. Я не умею повторять много раз или делать два-три дубля, повторять одну и ту же самую сцену. Автора вызывали так часто, будто хотели отвлечь его от работы над другой оперой. Театр начинается с вешалки. На самом деле мне все равно – наблюдают ли за моей ездой зрители или нет. Я не работаю на публику. В этом отношении я самодостаточный человек. Все любовные сцены, которые начинаются на съёмочной площадке, заканчиваются в гардеробной. Чтобы сделать великий фильм, необходимы три вещи — сценарий, сценарий и еще раз сценарий. Шоу должно продолжаться. Когда актёр не понимает, кого он играет, он поневоле играет самого себя. Но никогда не упускай возможности участвовать в совместной игре в дуэтах, трио и т. п. Это сделает твою игру полной жизни, осмысленной. Чаще аккомпанируй певцам. Из «Советов киноактёру»: Будьте проще. Сделайте пустое лицо. Музыка и сюжет заполнят его. Торжественные церемонии не выигрывают от повторений, особенно когда человек чувствует в них фальш и комедию. Зачем зарабатывать одышку, строя симфонии? Давайте делать оперетты! Актёр — это человек, который не слушает, пока говорят не о нём. Актёры — это моя семья. Я не требую от актёра «играть». Говорю: смотри на мой палец и улыбайся. И он слушается, потому что не хочет оказаться на моём месте и за всё отвечать. Нынешних молодых режиссёров больше всего волнует не форма и не содержание, а фрак для «Оскара». Они хотят делать плохие фильмы, которые притворяются хорошими. Лично я предпочитаю откровенно плохое кино. Счастливый, кто может быть композитором и исполнителем. Если называть вещи своими именами, то наиболее цельные, значительные и благородные роли в Театре Жизни исполняются актёрами-любителями и вызывают у зрителя лишь ленивую зевоту.

15 метких высказываний Сомерсета Моэма

Сегодня, 25 января, исполняется 144 года со дня рождения английского писателя Сомерсета Моэма. Один из самых известных авторов XX века, чьему перу принадлежат такие значимые романы, как «Луна и грош», «Узорный покров», «Бремя страстей человеческих», «Острие бритвы» и «Театр» вошел в историю мировой литературы не только как писатель, но и как талантливый драматург. Пользуемся случаем и публикуем 15 его романтичных и точных высказываний, раскрывающих женскую природу.

Прежде, чем стать писателем, Моэм успел почувствовать вкус жизни и побывать, что называется, на ее острие. Так, в 1917-м Сомерсета, тогда молодого агента британской разведки, отправили в бурлящий революционными идеями Петроград. Эта зарубежная командировка была британцу не в новинку. До этого он с разными заданиями  уже оказывался в Италии, США, Франции и на южных островах Тихого океана. А после проваленной в столице Российской империи миссии (задача не допустить выхода страны из Первой мировой войны в силу Октябрьской революции решена не была) отправился в Китай, а затем в Малайзию. Этот насыщенный событиями период впоследствии ляжет во основу сборника рассказов «Эшенден, или Британский агент», который ушедший в отставку разведчик опубликует в 1928- году. Да, собственно, и все остальные романы писателя если не напрямую автобиографичны, то косвенно совершенно определенно подпитаны его впечатлениями после дальних путешествий. Отсюда удивительная легкость повествования и захватывающий до последней страницы сюжет. 

«Если любовь – не страсть, значит, это не любовь, а что-то другое; а страсти, чтобы не угаснуть, нужно не удовлетворение, а преграды».

«Как ни странно, женщинам льстит, когда на них смотрят с одной мыслью — повалить поскорей на кровать».

«Когда мужчина достигает возраста, в котором уже нельзя служить чиновником, садовником или полицейским, считается, что он как раз созрел для того, чтобы вершить судьбы своей страны».

«И женщины могут хранить тайны. Но они не могут умолчать о том, что они умолчали о тайне».

«Думаю, что едва ли найдется человек, сексуальная жизнь которого, будь она обнародована, не вызвала бы у окружающих удивления и ужаса».

«Мужчины — рабы привычек, это помогает женщинам их удержать».

«Человек – только мельчайшая песчинка в огромном людском водовороте, захлестнувшем на короткий миг земную поверхность; но он становится всесильным, как только разгадает тайну, что и хаос – ничто».

«Люди больше всего на свете любят наклеить на другого человека ярлык, который раз и навсегда освобождает их от необходимости думать».

«Следуй своим естественным наклонностям, но с должной оглядкой на полицейского за углом».

«Женщина привлекает к себе мужчин, играя на своем очаровании, и удерживает их возле себя, играя на их пороках».

«Американки требуют от своих мужей таких исключительных достоинств, какие англичанки ожидают найти разве что у своих лакеев».

«Мы, зрелые люди, и не подозреваем, как беспощадно, и притом безошибочно, судят о нас дети».

«Сыграть чувства можно только после того, как преодолеешь их».

«Когда начинаешь думать о прошлом, значит, у тебя уже нет будущего».

«Самое страшное на свете, это когда люди, которым не дано таланта, упорно хотят заниматься искусством».

Сомерсет Моэм — Театр » Страница 48 » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

«Им повезло сегодня с погодой».

В прежние, такие далекие теперь времена Джулия невыносимо нервничала перед премьерой. Уже с утра её начинала подташнивать, и по мере того как день склонялся к вечеру, она приходила в такое состояние, что начинала подумывать, не оставить ли ей театр. Но сейчас, пройдя через это тяжкое испытание столько раз, Джулия в какой-то степени закалилась. В первую половину дня она чувствовала себя счастливой и чуть-чуть взволнованной, лишь под вечер ей делалось немного не по себе. Она становилась молчаливой и просила оставить её одну. Она становилась также раздражительной, и Майкл знал по горькому опыту, что в это время лучше не попадаться ей на глаза. Руки и ноги у неё холодели, а когда Джулия приезжала в театр, они превращались в ледышки. И всё же тревожное ожидание, томившее её, было ей даже приятно.

Утро у неё было свободно – ехать в театр на прогон всего спектакля без костюмов надо было лишь в полдень, поэтому встала она поздно. Майкл не появился к ленчу, так как должен был ещё повозиться с декорациями, и Джулия ела одна. Затем легла и проспала, не просыпаясь, целый час. Она намеревалась отдыхать до самого спектакля. Мисс Филиппе придет в шесть, сделает ей лёгкий массаж; к семи Джулия хотела снова быть в театре. Но, проснувшись, она почувствовала себя такой свежей и отдохнувшей, что ей показалось скучно лежать в постели: она решила пойти погулять. Был прекрасный солнечный день. Так как городской пейзаж она предпочитала загородному и дома ей нравились больше, чем деревья, Джулия не пошла в парк, а стала медленно прогуливаться по соседним улицам, пустынным в это время года, глядя от нечего делать на особняки и думая, насколько их собственный нравится ей больше. У неё было спокойно и легко на душе. Наконец Джулия решила, что, пожалуй, пора возвращаться. Только она подошла к углу Стэнхоуп-плейс, как услышала голос, звавший её по имени, не узнать который она не могла.

– Джулия!

Она обернулась, и Том, расплывшись в улыбке, догнал её. Джулия не видела его ещё после возвращения из Франции. Он был весьма элегантен, в нарядном сером костюме и коричневой шляпе. Лицо покрывал густой загар.

– Я думала, тебя нет в Лондоне.

– Вернулся в понедельник. Не звонил, так как знал, что ты занята на последних репетициях. Я сегодня буду в театре. Майкл дал мне кресло в партере.

– Прекрасно.

Не вызывало сомнений, что он очень рад её видеть. Он сиял, глаза его блестели. Джулия с удовлетворением отметила, что встреча с Томом не всколыхнула никаких чувств в её душе. И в то время, как они продолжали разговор, задавалась про себя вопросом, что в нём раньше так глубоко волновало её.

– С чего, ради всего святого, ты вздумала бродить одна по городу?

– Вышла подышать. Как раз собиралась возвращаться и выпить чаю.

– Пойдем выпьем чаю у меня.

Его квартира была за углом. Том заметил Джулию, когда подходил к своим дверям.

– Ты так рано вернулся с работы?

– Сейчас в конторе не особенно много дел. Знаешь, один из компаньонов умер около двух месяцев назад, и у меня увеличился пай. А это значит – мне всё же удастся не расставаться с квартирой. Майкл вел себя на редкость порядочно, сказал, что я могу не платить до лучших времен. Мне ужасно не хотелось уезжать отсюда. Заходи. Я с удовольствием приготовлю тебе чашку чаю.

Том болтал так оживленно, что Джулии стало смешно. Слушая его, никому бы и в голову не пришло, что между ними когда-нибудь что-нибудь было. В нём не заметно было ни малейшего смущения.

– Хорошо. Но у меня есть всего одна минута.

– О’кей.

Они свернули к его дому, Джулия первой пошла по узкой лестнице наверх.

– Проходи дальше, в гостиную, а я поставлю воду на огонь.

Джулия вошла в комнату и села. Огляделась. В этих стенах разыгралась трагедия её жизни. Здесь ничего не изменилось. Её фотография стояла на старом месте, но на каминной полке появилась ещё одна – большой снимок Эвис Крайтон. На ней было написано: «Тому от Эвис». Чтобы увидеть всё это, Джулии хватило одного взгляда. Комната казалась ей декорацией, в которой она когда-то давно Играла; была знакома, но ничего больше не значила для неё. Любовь, которая снедала её, ревность, которую она подавляла, исступленный восторг поражения – всё это было не более реально, чем любая из её бесчисленных прошлых ролей. Джулия наслаждалась своим равнодушием. Вошел Том – в руках его была подаренная ею скатерть – и аккуратно расставил чайный сервиз, который тоже подарила она. Джулия и сама не понимала, почему при мысли, что он так вот бездумно пользуется всеми её подарками, её начал разбирать смех. Том принес чай, и они выпили его, сидя бок о бок на диване. Он продолжал рассказывать ей, насколько улучшилось его положение. Как всегда, стараясь быть любезным, он признался, что больший пай в фирме ему дали за то, что он привлек туда много новых клиентов, а это ему удалось только благодаря ей, Джулии. Рассказал, как провел отпуск. Джулии было ясно, что Том даже не подозревает, какие жгучие страдания он некогда ей причинял. От этого ей тоже захотелось рассмеяться.

– Я слышал, тебя ждет сегодня колоссальный успех.

– Неплохо бы, правда?

– Эвис говорит, вы оба, ты и Майкл, замечательно относитесь к ней. Смотри, как бы она тебя не обошла.

Том хотел её подразнить, но Джулия спросила себя, уж не обмолвилась ли ему Эвис, что надеется на это.

– Вы обручены?

– Нет. Эвис нужна свобода. Она говорит, что помолвка помешает её карьере.

– Чему? – Слово само собой сорвалось у Джулии с губ, но она тут же поправилась: – Ах, да, ясно.

– Естественно, я не хочу стоять у неё на пути. Вдруг после сегодняшней премьеры она получит приглашение в Америку? Конечно, я понимаю, ничто не должно помешать ей его принять.

Её карьера! Джулия улыбнулась про себя.

– Знаешь, я и вправду думаю: ты – молодец, что так ведешь себя по отношению к Эвис.

– Почему?

– Ну, тебе самой известно, что такое женщины.

Говоря это. Том обнял её за талию и поцеловал. Джулия рассмеялась ему в лицо.

– Ну и забавный ты мальчик!

– Может, позанимаемся немного любовью?

– Не болтай глупостей.

– Что в этом глупого? Тебе не кажется, что мы и так слишком долго были в разводе?

– Я за полный развод. И как же Эвис?

– Ну, это другое. Пойдем, а?

– У тебя совсем выскочило из памяти, что у меня сегодня премьера?

– У нас ещё куча времени.

Том привлек её к себе и снова нежно поцеловал. Джулия глядела на него насмешливыми глазами. Внезапно решилась:

– Хорошо.

Они поднялись и пошли в спальню. Джулия сняла шляпу и сбросила платье. Том обнял её, как обнимал раньше. Он целовал её закрытые глаза и маленькие груди, которыми она так гордилась. Джулия отдала ему своё тело – пусть делает с ним что хочет, – но душу её это не затрагивало. Она возвращала ему поцелуи из дружелюбия, но поймала себя на том, что думает о роли, которую ей сегодня предстоит играть. В ней словно сочетались две женщины: любовница в объятиях своего возлюбленного и актриса, которая уже видела мысленным взором огромный полутёмный зал и слышала взрывы аплодисментов при своем появлении. Когда немного поздней они лежали рядом друг с другом, её голова на его руке, Джулия настолько забыла о Томе, что чуть не вздрогнула, когда он прервал затянувшееся молчание.

– Ты меня совсем не любишь больше?

Она слегка прижала его к себе.

– Конечно, люблю, милый. Души не чаю.

– Ты сегодня такая странная.

Джулия поняла, что он разочарован. Бедняжка, она вовсе не хочет его обижать. Право же, он очень милый.

– Я сама не своя, когда у меня впереди премьера. Не обращай внимания.

Окончательно убедившись, что ей ни жарко ни холодно от того, существует Том или нет, Джулия невольно почувствовала к нему жалость. Она ласково погладила его по щеке.

– Леденчик мой. («Интересно, не забыл ли Майкл послать тем, кто стоит в очереди, горячий чай? Стоит это недорого, а зрители так это ценят».) Знаешь, мне и правда пора. Мисс Филиппс придет ровно в шесть. Эвис с ума сойдет. Она и так, верно, голову себе ломает, что со мной стряслось.

Джулия весело болтала всё время, пока одевалась. Она видела, не глядя на Тома, что он не в своей тарелке. Джулия надела шляпу, затем сжала его лицо обеими руками и дружески поцеловала.

– До свидания, мой ягненочек. Надеюсь, ты хорошо проведешь вечер.

– Ни пуха ни пера.

Он неловко улыбнулся. Она догадалась, что он не может её понять. Джулия выскользнула из квартиры, и, если бы она не была ведущей английской актрисой и женщиной, которой далеко за сорок, она бы проскакала на одной ножке до самого дома. Она была страшно довольна. Джулия открыла парадную дверь своим ключом и захлопнула её за собой.

«А в словах Роджера, пожалуй, что-то есть. Любовь и вправду не стоит всего того шума, который вокруг неё поднимают».

Четыре часа спустя всё было уже позади. Пьесу прекрасно принимали с самого начала; публика, самый бомонд, несмотря на неподходящее время года, была рада после летнего перерыва вновь очутиться в театре, и ей нетрудно было угодить. Это было удачным началом театрального сезона. Каждый акт завершался бурными аплодисментами. После окончания спектакля было больше десяти вызовов. На последние два Джулия выходила одна, и даже она была поражена горячим приемом. Прерывающимся от волнения голосом она произнесла несколько слов, – приготовленных заранее, – которых требовал этот торжественный случай. Затем на сцену вышла вся труппа, и оркестр заиграл национальный гимн. Джулия, довольная, взволнованная, счастливая, вернулась к себе в уборную. Никогда ещё она не была так уверена в своем могуществе. Никогда ещё не играла с таким блеском, разнообразием и изобретательностью. Пьеса кончалась длинным монологом, в котором Джулия – удалившаяся на покой проститутка – клеймит легкомыслие, никчемность и аморальность того круга бездельников, в который она попала благодаря замужеству. Монолог занимал в тексте целые две страницы, и вряд ли в Англии нашлась бы ещё актриса, которая могла бы удержать внимание публики в течение такого долгого времени. Благодаря своему тончайшему чувству ритма, богатому оттенками прекрасному голосу, мастерскому владению всей палитрой чувств, Джулия сумела, при её блестящей актёрской технике, сотворить чудо – превратить свой монолог в захватывающий, эффектный, чуть не зримый кульминационный пункт всей пьесы. Самые острые сюжетные ситуации не могли быть столь волнующими, никакая, самая неожиданная развязка – столь поразительной. Все актёры играли превосходно, за одним исключением – Эвис Крайтон.

Уильям Сомерсет Моэм

Уильям Сомерсет Моэм : W..S. Поэт Моэм : : Дж. Голсуорси Акме

1874-1965

Писатель, новеллист, драматург. Младший из шести братьев, Сомерсет Моэм был сыном поверенного британского посольства в Париже. Он осиротел в возрасте десяти лет и был отправлен в Англию на попечение своего дядя, священник, в Уитстебле в Кенте.Он получил образование в Королевской школе, Кентербери и Гейдельберг, где он год изучал философию. Он вернулся в Англию, чтобы изучать медицину в больнице Св. Томаса, Ламбет, получил квалификацию в 1897 году. Небольшой частный доход позволил ему путешествовать по Европе. и он поселился в Париже в 1898 году.

Из своего опыта жизни в Лондоне Моэм написал свой первый роман: Лиза Ламбет (1897), история трущоб и кокни жизнь. В Париже он написал семь романов, сборник рассказов и книгу туристическая книга об Андалусии в Испании. Две пьесы были проиграны в короткие сроки. Лондон в 1903-1904 годах, но это было с леди Фредерик. (1907), что добился успеха как драматург. Затем последовал фарс, Джек Строу (1908), и ряд других пьес что принесло ему широкую популярность; в их числе Десятый Мужчина (1910), Наши лучшие (1917), Круг (1921), Письмо (1927) и Для Оказанных услуг (1932).После Шеппи (1933) он дал писать для театра.

Первым действительно успешным романом Моэма был роман « человека». Bondage (1915), в котором рассказывается о жизни и приключениях молодого человека в «Блэкстейбл» (Витстейбл) и «Терканбери» (Кентербери) и основан на личный опыт. За ним последовали Луна и Sixpence (1919), действие которого происходит на Таити с участием художника в стиле гогин. Чарльз Стрикленд.Другие романы были: Раскрашенная вуаль (1925), Торты и эль (1930), веселая комедия, The Razor’s Edge (1945) и Каталина (1948).

Рассказы Моэма публиковались в различных сборниках (начало с ориентациями в 1899 году, и заканчивая Существа обстоятельств в 1947 году), и некоторые из них считались одними из лучших на языке.Многие были сделаны в фильмы и сценарии для сцены.

Обширные путешествия Моэма являются предметом книги «Земля ». Пресвятой Богородицы (1905), На китайском экране (1922), и Дон Фернандо (1935). Его личные взгляды на жизнь и искусство можно найти в The Summing Up (1938), Сугубо личное (1942), Писатель Ноутбук (1949) и Точки обзора (1958).Самостоятельно суждение Моэм был одним из ведущих «второстепенных». Критики высоко оценил его повествовательное мастерство и его беспощадные, антиромантические способности наблюдение.

Отдавая должное Моэму за блестящий стиль и резкое высмеивание многие социальные пороки, такие как снобизм, поклонение деньгам, притворство, корысть и т. д., мы осознаем его циничное отношение к человечеству. Тихо очевидно, что, описывая коррупцию современного общества, он не возмущены, но скорее позабавлены.Его привычное отношение — ожидание мало или совсем ничего из его собратьев. Его иронический цинизм в сочетании с острый ум и наблюдательность позволяют ему эффективно изображать Английская реальность не сжимается перед своей изнанкой.

Стиль Моэма ясен и элегантен. Отношение писателя к его персонаж кажется в основном цинично-саркастичным. Игра на контрастах и противоречия лежат в основе саркастического метода Моэма в изображая его персонажей.Надо отдать должное Моэму за то, что он чрезвычайно изобретателен в лепке портрета.

Ирония Моэма горькая. Это довольно заметно в торжественном кольце выразительные параллельные конструкции, в которые входят все цветочные выражения устроил.

Повторение эмфатических конструкций перед однородными атрибутами тоже звучит достаточно издевательски.

Каждый абзац образует единое целое.

В качестве иллюстрации умения Моэма использовать все нюансы языка. чтобы служить какой-то особой стилистической цели, мы могли бы упомянуть его использование местоимения.


: W.S. Поэт Моэм : : Дж. Голсуорси Акме

,
05.12.2007

Уильям Сомерсет Моэм — 2. стр.

Уильям Сомерсет Моэм (1874–1965)

Английский драматург, романист и писатель рассказов; часто публикуется как просто W Somerset Maugham.

Если сорок миллионов человек говорят глупости, это не становится мудрым, но мудрый человек поступает глупо, говоря им ложь.Конечно, это была причина и следствие, но в необходимости, которая следует за другим, заключалась вся трагедия жизни. Старость готова взять на себя задачи, от которых молодежь уклонялась, потому что они занимали слишком много времени. Осмелюсь предположить, что ошибки, которые совершаются самими собой, приносят больше выгоды, чем поступая правильно по чьему-то совету.Никакой седины на душе нет, никакой дедовской нежности! Я сотрясаю мир мощью своего голоса и хожу красивым, двадцатидесятилетним. [Деньги] — это веревка, с помощью которой сардоническая судьба направляет движения своих марионеток. Художник творит для освобождения своей души. Его природа — творить, как природа воды — спускаться с холма.Из этого я был вынужден заключить, что мы знаем своих друзей по их недостаткам, а не по достоинствам. Традиция — это проводник, а не тюремщик. Полезно приучать себя не поддаваться осуждению больше, чем похвале. Был такой чудесный день, что мне показалось жалким вставать. Кажется, что творческая способность и способность критики не могут существовать вместе в их высшем совершенстве. Если нация ценит что-то большее, чем свободу, она потеряет свою свободу; ирония в том, что если он больше ценит комфорт или деньги, он их тоже потеряет. Вы можете сделать все в этом мире, если будете готовы принять последствия.Вы называете жизнь плохой работой? Никогда! У нас были взлеты и падения, у нас была наша борьба, мы всегда были бедными, но оно того стоило, да, стоило того, сто раз я говорю, когда оглядываюсь на своих детей. Я не думаю о прошлом. Единственное, что имеет значение, — это вечное настоящее. Я подумал, что должен быть дураком, позволяя работе мешать тому удовольствию проходящего момента, которое я никогда больше не смогу получить так полно. Я не осуждаю и не осуждаю: я принимаю. Я мера всего. Я центр мира. Трагедия любви — безразличие. Я был удивлен, увидев его в Багдаде, потому что у меня была встреча с ним сегодня вечером в Самарре. Анализ

— Счастливый человек

The Счастливый человек — рассказ известного английского писателя Уильяма Сомерсет Моэм.Его известные работы включают Оф. Человеческое рабство , г. Луна и шестипенсовик , и Театр . Его стиль письма ясный и точный, язык простой и все слова употребляются только в прямом смысле. Его речь без орнамента, что помогает читателю сосредоточиться не на форме, а по смыслу. Он всегда задает вопрос и оставляет его на усмотрение читатель, чтобы ответить на него.

В В анализируемом рассказе описывается визит к рассказчику.Посетитель — врач, который хочет спросить, следует ли ему уехать в Испания или нет, но добиться успеха в его жизни. Рассказчик отвечает, что это для него может быть сложно, но он должен это сделать. Гость уходит. Пятнадцать лет спустя рассказчик едет в Испанию, где встречает своего посетитель и слышит от него, что его жизнь действительно хороша, хотя он не богат.

От По рассказу мы видим, что бояться риска не стоит. В доктор, вдохновленный рассказчиком, переезжает в Испанию и становится счастливым мужчина.Тем не менее, есть и другая идея. Моэм ставит вопрос к нам: советовать людям или нет? Он не спрашивает вопрос напрямую, но мы можем догадаться об этом из всей истории и особенно из введения, которое является чисто абстрактным мышлением автора и не содержит никаких действий.

Следовательно, мы можем разделить рассказ на три части: Введение, где проблема предоставления совета изложена, Основная часть, где кусок дается совет и Заключение, где мы узнаем последствия этого.

В В первой части мы видим, что рассказчик думает о том, чтобы давать советы. Ему это не нравится, потому что «каждый из нас — узник уединенная башня », а знаки, которые мы передаем с помощью жесткой имеют разное значение для разных людей. Итак, он не считает сам как человек, которому разрешено давать советы.

Но как только он это сделает — вот о чем вторая часть. «Толстый и толстый »доктор в« потрепанном костюме », который кажется неуклюжим и «смущенным», подходит к нему и просит его совет.Ему здесь не нравится, хотя он зарабатывает много денег, он хочет в Испанию, и его жена тоже хочет. Рассказчик предупреждает его, что это большой риск, но он все равно говорит ему ехать в Испанию. Это может быть «Короткие, резкие предложения», которые побуждают его сделать это. Или, может быть, рассказчик знает, что жить для себя хорошо для врача, потому что он часто использует местоимение «я», что, вероятно, означает, что он очень любит себя. Затем доктор уходит, и рассказчик забывает об этом визите.

The в третьей части рассказывается о поездке рассказчика в Севилью, где он нужен английский доктор.Доктор денег у него не берет, что удивительно, а потом ему говорят, что доктор его старый знакомый доктор Стивенс, который теперь выглядит по-другому — его одежда «Потрепанный», хотя «сделанный испанским портным», он «очень теперь толстый и лысый ». Рассказчик сравнивает его с Силеном, греком. мифологический персонаж, наставник и соратник Диониса, Бога вина и называет его самым «восхитительным созданием, чтобы выпить бокал вина с ». Он излучает веселье и гостеприимство и кажется быть счастливым, уверенным в себе мужчиной, хоть жена ушла от него — теперь он живет с другой, красивой испанкой и наслаждается своим прямой эфир.Из третьей части мы можем увидеть, как меняется персонаж. В изменение, очевидно, к лучшему, поэтому совет рассказчика помогло.

The рассказ написан от первого лица, а рассказчик — доктор, из чего мы можем предположить, что рассказчик является автором сам, что делает его рассказ более правдоподобным. Моэм использует некоторые стилистические приемы, чтобы его рассказ был более выразительным. Что касается лексической SD, есть несколько метафор («узник в одиночной камере башня »), эпитеты (« вакханская улыбка »), аллюзия (отсылка к Силенусу).Есть еще аллитерация («круглое красное лицо», «Короткие, резкие предложения»). Он использует некоторые синтаксические приемы, тоже: инверсия («Одежда, которую он носил, ужасно потрепанная…», «Но вот что я могу вам сказать…»), многоточие в диалогах («Почему? Испания? »), Но в основном он пишет полные предложения, что делает его речь персонажей несколько повышена и говорит нам, что они хорошо образованные, поскольку они оба врачи.

Это интересно то, что введение отличается от остального история. Излагая свои абстрактные мысли, Моэм использует более крупный количество сложных предложений и его язык более метафоричен, а основная часть написана в его обычном простом стиле, что помогает увидеть идею, не спотыкаясь о декорации.

Итак, задается вопрос — советовать или не советовать? Моэм дает нам пример, когда помог совет.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *