О детской литературе цитаты: Детская литература — цитаты из книг

Содержание

РУССКИЕ КЛАССИКИ О ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ | Университетские Истории

Дмитрий ЕМЕЦ

РУССКИЕ КЛАССИКИ О ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

(В.Г.БЕЛИНСКИЙ, А.П.ЧЕХОВ, Л.Н.ТОЛСТОЙ, А.И.КУПРИН, Н.С.ЛЕСКОВ И ДР.)

В детскую литературу ведет множество разных дорог. Некоторые выбирают детскую аудиторию как неопытную, менее требовательную, с невыработанным еще вкусом и, как правило, благосклонную.

По этой причине на детский рынок в любую эпоху выбрасывалось множество книг, большинство из которых не прошли испытание временем. Много было среди детских книг беллетристики, много слабых стихов и несовершенной научно-познавательной литературы. Порой эта волна так захлестывала, что, казалось, детской литературы вообще нет, а существует только некая паралитература, отношение к которой со стороны мыслящей части общества было негативным.

Это во многом объясняет подчас очень острые высказывания в адрес детской литературы, принадлежащие известным русским критикам и писателям. Данная работа представляет собой подборку таких высказываний с середины XIX века до начала ХХ-го и попытку их интерпретации.

В.Г.БЕЛИНСКИЙ.

Одним из первых о детской литературе и, главным образом, о принципе отбора текстов для нее заговорил В.Г.Белинский. Его тезис о том, что литература для детей должна “занимать взрослых людей… как литературное произведение, писанное для всех” будет многократно и в разных вариациях повторяться в последующие десятилетия, причем чаще всего независимо от Белинского, настолько всеобщей станет эта мысль.

“Общее мнение осудило детские книжки на ничтожество и презрение. Детские книжки, детский писатель — это все равно, что “пустые книжки”, что “вздорный писатель”. Предложи книгопродавец какому-нибудь известному литератору написать книжку для детей: если еще не обидится таким предложением наш известный литератор, то уж непременно ответит, что ему некогда заниматься таким вздором. Предложи книгопродавец написать детскую книжку какому-нибудь незавидному литератору: “Извольте, — ответит тот, — детскую-то книжонку мы разом намараем” — сядет, да и напишет. Отец, покупая для детей книги, говорит книгопродавцу: “Как же можно так дорого просить за детские книжки?.

.. Напиши журналист в своей библиографической хронике серьезную статью о вновь вышедшей детской книжке — все близорукие крикуны возопиют: “Помилуйте! можно ли говорить так много, так важно и таким ученым языком о детской книжке? Грубое заблуждение, жалкая ошибка!” (4,68) .

Л.Н.ТОЛСТОЙ.

Решительно атакует достижения детской литературы и Л.Н.Толстой. В статье “Об общественной деятельности на поприще народного образования” писатель обрушивается на списки книг, рекомендованные Комитетом для народных школ. “Все без исключения книги, выписанные здесь, по моему мнению, дурны и бесполезны”, — утверждает Толстой, хотя в тех же списках были сказки Пушкина, Жуковского, басни Крылова.

Особенно раздражают Толстого “мнимые знания”, даваемые во многих книгах в качестве прописной истины. Нападая на них, Толстой берет на прицел в основном книги К.Д.Ушинского, являвшегося в то время самым крупным авторитетом в детской литературе и образовании.

В качестве примера Толстой приводит целые рассказы из “Детского мира”, разбирая их пословно и указывая на слабые места. В Ушинском Толстого раздражает “ложная манера языка и декламации, которая, к несчастью, так часто царствует в наших учебных заведениях.” Особенно нападает писатель на “приятный стиль”, сладкие эпитеты и “образцы с уменьшительными”, такие как “жучок, зайчик” и другие.

А.П.ЧЕХОВ.

Целый ряд полемических высказываний о детской литературе принадлежит А.П.Чехову. В письме к Г.И.Россолимо от 21 янв. 1900 г. он отмечает: “…так называемой детской литературы не люблю и не признаю. Детям надо давать только то, что годится и для взрослых. Андерсен, “Фрегат Паллада”, Гоголь читаются охотно детьми, взрослыми также. Надо не писать для детей, а уметь выбирать из того, что уже написано для взрослых, т.е. из настоящих художественных произведений; уметь выбирать лекарство и дозировать его — это целесообразнее и прямее, чем стараться выдумать для больного какое-то особенное лекарство только потому, что он ребенок.”

В “Осколках московской жизни” Чехов пишет о воздействии на детей приключенческой литературы: “Раньше дети, начитавшись Майн Рида и Купера, удирали из родительских домов и изображали бегство в Америку, теперь дети зачитываются пастуховским “Разбойником Чуркиным” и идут в.

.. разбойники”.

В качестве примера писатель приводит нашумевший случай, когда подростки, сбежав из дома, убили подвозившего их мужика. “Теперь малыши сидят в тюрьме и изобретают способы бегства… описываемый случай может служить тысяча первым доказательством тлетворного влияния чтения книг на детские умы — роскошная тема для передовицы в ваганьковском вкусе”, — с иронией продолжает Чехов.

Для детей М.В.Киселевой Чехов пишет пародию “Сапоги всмятку”, в которой нагнетает слащавые приемы плохой детской литературы:

Шли однажды через мостик жирные китайцы.

Впереди их, задрав хвостик, торопились зайцы.

Вдруг китайцы закричали: “Стой! Лови! Ах! Ах!”

Зайцы выше хвост задрали и попрятались в кустах.

Мораль сей басни всем ясна:

Кто зайцев хочет кушать,

Тот ежедневно, встав со сна,

Папашу должен слушать!

Рассказ “Каштанка”, переделанный для детей из одноименного взрослого рассказа, вышел отдельным изданием и вскоре стал очень популярен. 13 марта 1888 года Чехов писал брату Михаилу: “Детишки не отрывают от меня глаз и ждут что-нибудь необыкновенно умное. По их мнению, я гениален, так как написал повесть о Каштанке. У Сувориных одна собака называется Федором Тимофеевичем, другая Теткой, третья Иваном Ивановичем.”

Скептически относясь к занятию детской литературой в целом, Чехов одновременно помогал многим детским писателям, обращавшемся к нему за советом.

“Вашего “Ларьку” шлю Вам. Вы почините его, приспособите к детишкиным мозгам, перепишите и пришлите мне… (2, 144)“ — пишет он одной из своих корреспонденток.

Н.С.ЛЕСКОВ.

Создавал детские произведения и Н.С.Лесков. Из них наиболее известен рассказ “Старец Герасим и лев”, написанный им для журнала “Игрушечка”. Однако детским писателем себя, разумеется, Н.С.Лесков не считал и любил цитировать шутливое четверостишие Шумахера к памятнику А.И.Крылова:

Лукавый дедушка с гранитной высоты

Глядит, как резвятся вокруг него ребята,

И думает: “О милые зверята,

Какие, выросши, вы будете скоты!”

Любопытно и письмо Н. С.Лескова к А.Н.Толиверовой, издателем журнала “Игрушечка”, в котором известный писатель резко отзывается о детях и литературе для них :

“Так как вы выразили намерение напечатать мой портрет в числе “друзей детства”, то я должен вам сказать, что это едва ли будет уместно. Я не питаю никаких особливых чувств к детям, из среды которых выходит все множество дурных и невоздержанных людей, укореняющих и упрочивающих несчастие человеческой жизни. Поэтому я никак не хочу, чтобы меня называли “другом детей” — существ, ничем добрым себя не выразивших. Пусть с ними дружит, кто хочет и кто может дружить с неизвестными величинами, но я питаю больше дружбы к тому, что я знаю за хорошее и полезное: я дорожу дружбой взрослых и зрелых людей, доказавших жизнию свою нравственную силу, прямоту, честность, умеренность и воздержание. Этим людям я друг и хотел бы жить и умереть с ними; но что до детей, то их потому только, что они дети, — я нимало не люблю и часто ужасаюсь за них и за их матерей и отцов.

Притом же у вас у журнале было сказано, что вы будете пособлять воспитывать детей так, чтобы они умели достигать как можно больше “счастия”. Но этакое воспитание, по моему понятию, очень предосудительно и гадко, и я ни в коем случае не желаю быть в числе “друзей” тех детей, которых педагоги ваших изданий будут воспитывать в выраженном ими вредном и противообщественном духе.”

Однако мнение, выраженное Лесковым в этом письме, отражает лишь часть его взглядов на детское воспитание. В начале своей литературной деятельности в пылкой антинигилистической статье “Специалисты по женской части”, перечисляя слабые места позиции нигилистов, Лесков пишет: “Материнскую заботу о детях называли узостью взгляда, которому противопоставляли широкий взгляд на сдачу детей попечению общества или на существующую будто бы возможность любить чужих детей так же, как своих.”

А.И.КУПРИН.

Немало любопытных суждений о детской литературе принадлежит Александру Ивановичу Куприну, автором детских рассказов “Лолли”, “В цирке”, “Белый пудель”, “В недрах земли” и многих других.

В 1911 году, беседуя о детских книгах с репортером “Петербургской газеты”, Куприн заметил:

“ — О детской литературе? — с оттенком едкой иронии переспросил Александр Иванович, — у нас нет детской литературы. У нас детей не уважают, не любят, чуть что не презирают. Какая уж тут литература?”

Так же как А.П.Чехова и Л.Н.Толстого, А.И.Куприна выводила из себя сентиментальность, царящая в детской литературе. Именно в этом ключе писатель пародирует популярный жанр святочного рассказа в своей миниатюре: “По заказу”:

“Бледный, изнуренный мальчик любуется на куличи, выставленные в роскошной кондитерской. Неожиданно появляется на сцену таинственный господин с золотыми очками и непременно в богатой лисьей шубе (вообще удивительную энергию проявляет на святках этот господин!). Завязывается разговор. Оказывается, что “тятька” у мальчика умер, столетний “дедка”, согнутый в дугу, не слезает с печи, “мамка” лежит больная, сестренка…, ну и т.д. “Веди меня туда!” — решительно говорит господин в золотых часах, и через полчаса у мамки появляется хорошее вино и лекарство, прописанное лучшим доктором, дедку накормили манной кашей и купили ему теплый набрюшник.

.., а господин в лисьей шубе скрылся, не сказав даже своего имени, но оставив на столе кошелек, наполненный золотом”.

В то же время Куприн последовательно выступает против любого произведения, написанного для детей, в котором обнаруживает неуважение и нелюбовь к ребенку. Для понимания взглядов Куприна на детские книги представляет немалый интерес его письмо к И.Елпатьевской, написанное им во время его пребывания в Саратовской губернии:

«… Или, вздумав учить грамоте Ваньку-пастуха и дочку лесника Параньку, составляю новую… азбуку по своей системе и со своими рисунками. Навел меня на эту мысль попавшийся мне под руку букварь какого-то идиота… Букварь этот, предназначенный для народных школ и, конечно, одобренный Ученым комитетом, приводит следующие примеры на буквы: ж — жирафф, г — горилла, б — бизон, д — дикая собака и серна (почему серна?)… И тут же рисунки — расплывчатые, размазанные, безобразные… И выходит что же? Выходит, что I) ребенок должен поверить, что это пятно изображает животное, называемое жираффом, 2) учитель должен удовлетворить любопытство учащегося, который, конечно, заинтересуется подробностями о нравах и обычаях этих самых жираффов, горилл и ягуаров.

Здесь, наверное, не только учитель из «неокончивших» наплетет с три короба, и 3) ученик должен запомнить эти новые и странно звучащие для него слова и не смешать гориллу с Гаврилой…

Ей Богу, это не я придумал, я списал слово в слово. Хорошо? И это я взял наугад, первое попавшееся. Много есть в этом букваре и других редкостей… Словом, я решил составить свою азбуку… И эту систему прекрасно усваивают, как оказалось, не только дети, но и неграмотные взрослые».

САША ЧЕРНЫЙ.

Активное пародирование плохих образцов детской литературы продолжается и в ХХ веке. В 1910 году Саша Черный язвительно высмеивает стиль детских авторов в стихотворении “Сиропчик”:

Дама, качаясь на ветке,

Пикала:

«Милые детки!

Солнышко чмокнуло кустик.

Птичка оправила бюстик

И, обнимая ромашку,

Кушает манную кашку…

Дети в оконные рамы

Хмуро уставясь глазами,

Полны недетской печали

Даме в молчаньи внимали.

Вдруг зазвенел голосочек:

«Сколько напиликала строчек?»

Несмотря на свою остроту, все высказывания классиков о детской литературе объединены единым пафосом. Этот пафос в стремлении к улучшению и выработке в горниле спора полноценной детской литературы, которая, как это происходило и происходит сейчас, не будет отделена от взрослой литературы непреодолимой стеной.

В литературе XIX века и позже, века ХХ-го, последовательная преемственность закрепляла лучшие традиции русской детской литературы. Традиция русской повести о детстве идет от Карамзина. Традиция батальной и военной повести — от Л.Н.Толстого. Традиция зообеллетристики — от Аксакова и Тургенева. Традиция сказочно-фантастической повести — от Погорельского, традиция стихотворной сказки — от Пушкина и Жуковского. Все эти образцы создали для русской детской литературы прочный фундамент, на котором она стоит и доныне.

Автор: Дмитрий Емец

Художник: Константин Разумов

Цитаты из детских книг, которые понравятся взрослым – Маленькие истории

Обычно, если говорят о детских книгах, которые интересны взрослым — вспоминают «Алису» и «Маленького принца». Действительно, сказки чудесные и местами настолько глубокие, что в них можно провалиться, как в кроличью нору. В любом возрасте. Но эти книги не одиноки!

Сегодня «Маленькие истории» собрали для вас десяток остроумных и добрых книжек, которые вы с удовольствием прочтете сами, пока будете читать вслух детям. А чтобы вы почувствовали, насколько они хороши — мы добавили цитаты, которые пробирают до самого сердца или заставляют улыбаться!

Сказки Дядюшки Римуса

Автор: Джоэль Харрис

«Так часто бывает на свете: один натворит бед, а другой за них отвечает».

«Коржики — они, конечно, лучше на вкус, чем на слух…»

«— Это очень смешная песенка, — сказал мальчик.
— Смешная, конечно, — ответил старик, — потому что мы не понимаем по-лягушачьи.
А если бы мы понимали, может, она вовсе и не была бы смешная».

Ходячий замок

Автор: Диана Уинн Джонс

«Ненавижу несчастненьких. Вечно капают слезами прямо на меня. Лучше бы злились, право слово».

«Истерики редко происходят действительно из-за того, из-за чего их закатывают».

«Когда отправляешься на поиски счастья, становится не до мелочей».

Винни-Пух и все-все-все

Автор: Алан А. Милн

«Если тебе показалось, что твой собеседник тебя не слушает, будь терпелив. Может быть, ему просто что-то попало в ухо».

«Иногда самые незначительные вещи занимают больше всего места в твоем сердце».
«Если ты проживешь сто лет, я бы хотел прожить сто лет минус один день, чтобы мне не пришлось ни дня прожить без тебя».

«Любовь делает несколько шагов назад… чтобы уступить место счастью того, кого ты любишь».

Цикл о Муми-Троллях

Автор: Туве Янссон

«Для того чтобы во что-то верить, вовсе не обязательно знать, правда ли это».

«Одинаково важно знать две вещи: как быть одному и как быть с другими».

«Наказание — это не единственный способ заставить кого-то хорошо себя вести».

«Ваши планы не обязательно должны быть необычайными, чтобы сделать вас необычайно счастливыми».

Цикл о Мэри Поппинс

Автор: Памела Трэверс

«Лев, как вам известно, царь зверей. Ему нельзя забывать о своём положении. Я считаю, что Лев всегда должен отлично выглядеть, где бы он ни находился».

«Бальные танцы, как в прочем и все другие, танцуются в паре, т. е. вдвоем, иначе в них нет никакого смысла. Одиночество в танцах вредно отражается на мировоззрении».

«— Я думаю, — сказала она негромко, — что сильнее всего — терпение. Потому что в конце концов терпение побеждает всё.»

Незнайка на Луне

Автор: Николай Носов

«— А кто такие эти полицейские? — спросила Селёдочка.
— Бандиты! — с раздражением сказал Колосок. — Честное слово, бандиты! По-настоящему, обязанность полицейских — защищать население от грабителей, в действительности же они защищают лишь богачей».

«Мы не хотим также сказать, что, приобретая акции, коротышки ничего не приобретают, так как, покупая акции, они получают надежду на улучшение своего благосостояния. А надежда, как известно, тоже чего-нибудь да стоит».

«Наконец он все же набрался храбрости настолько, что решился признаться в собственной трусости».

Цикл о Пеппи Длинныйчулок

Автор: Астрид Линдгрен

«Для маленьких детей совершенно необходимо, чтобы жизнь шла по заведенному порядку, а главное, чтобы этот порядок завели они сами!»

«Не следует огорчаться по пустякам. Берегите свое здоровье. В гостях надо всегда веселиться».

«Взрослым никогда не бывает по-настоящему весело. Да и чем они заняты: скучной работой или модами, а говорят только о мозолях и подоходных налогах».

Вафельное сердце

Автор: Мария Парр

«Смерть почти как снег: никогда не знаешь, когда он пойдет, хотя чаще всего это случается зимой».

«Она приготовила себе свой фирменный завтрак, настолько вредный для здоровья, что готовить его можно только если никого нет дома».

«Я посмотрел на нее и подумал, что наверняка многие хотят на ней жениться. У нее серьга серебряная в носу».

Бесконечная история

Автор: Михаэль Энде

«Всё, что пусто, легко управляемо».

«Можно быть убежденным, причем даже годами, что ты чего-то страстно желаешь, но только пока это желание остается несбыточным. А едва возникает возможность его осуществить, как хочешь лишь одного: лучше бы уж никогда этого не желать».

«Ничего не может измениться для тех, кто сам не меняется».


Хорошего настроения и — читайте полезные книги. Ваши «Маленькие истории».

М. Горький о детской литературе. Статьи, высказывания, письма. [3-е изд., переработанное]. Изд. «Детская литература», М., 1968. 432 c.

Сборник, имеющийся в книжном фонде Музея А.М. Горького и Ф.И.Шаляпина, состоит из пяти разделов. В первом — собраны статьи и высказывания А.М. Горького о детской литературе и детском чтении; во втором — его письма родным, писателям, педагогам, ученым; в третьем — письма и обращения к детям (в Архиве А. М. Горького хранится около 2500 писем ребят). В четвертый раздел сборника вошли статьи А.М. Горького о творчестве детей. В представленной книге имеются и материалы из воспоминаний о М. Горьком А. Е. Богдановича, Н. Венгрова, В. А. Десницкого и др. Материалы, опубликованные в первых четырех разделах, расположены в хронологическом порядке, что дает возможность проследить  в исторической последовательности деятельность А.М. Горького в области воспитания нового поколения.

Как известно, вместе с издательством «Парус» Алексеем Максимовичем была задумана публикация книг для детского чтения. Горький поддерживал тех, кто только начинал писать для подрастающего поколения, привлекал к созданию детских книг лучших писателей (К. Чуковского, С. Маршака, Л. Пантелеева, В. Каверина, Л. Кассиля, М. Ильина и др.) и  ученых. Писатель явился организатором  первого советского журнала для детей «Северное сияние», специального литературного издательства. Горький не являлся педагогом, но думал о воспитании до конца своих дней. В речи на заседании Лиги социального воспитания в 1917 году он формулирует цели воспитания: «насыщение человека знаниями о мире и о нём самом, формирование характера и воли, развитие способностей». Эти цели актуальны и сегодня. Горький выступал за радостное детство, в котором жизнь и труд являются наслаждением, а не жертвой и подвигом. Он выдвигает тезис о том, что охрана детей является охраной культуры и отмечает, что воспитанием детей должны заниматься люди, которые любят это дело по- настоящему.

Л.Б. Белова

Избранные места из переписки о детском чтении

Статья составлена из самых разных высказываний моих знакомых педагогов, писателей, издателей, редакторов, родителей о чтении, о книгах, о взаимоотношениях взрослых и детей. Она не может рассматриваться как социологический материал, так как абсолютно все респонденты вовлечены в тему чтения.

«Все мы хотим, чтобы наши дети читали, да? А зачем?»

На этой, по-моему, гениальной фразе Марины Аромштам (которой она, кстати, немало озадачила участников круглого стола: школьных и вузовских преподавателей, занимающихся проблемой чтения) можно было бы статью и закончить — поиски ответа и сопоставление цели со способами и средствами ее достижения для современного мыслящего человека станут увлекательным детективным расследованием.

Отбросим все банальные определения про освоение навыка работы с информацией или духовное и интеллектуальное развитие. Наиболее верным объяснением всеобщей родительской тревоги о детском чтении мне представляется вот что:

— во-первых, чтение было для многих и многих (но далеко не для всех) советских детей и подростков одной из форм досуга, причем досуга в буквальном смысле — свободного времяпрепровождения, самостоятельной жизни. Современный ребенок ведет какой-то совсем иной, непонятный образ существования. И дело, наверное, именно в этой вот свободе, а? Ну как в книжке про девочку Момо — свободе распоряжаться собой, своим временем и не спешить! И в этом смысле чтение книги — прямое противопоставление общению в социальных сетях или компьютерной игре. Читающий ребенок — это понятно, а вот играющий, погруженный в виртуальный мир — не очень. Гораздо меньше похоже на свободу, больше — на зависимость;

— во-вторых, круг чтения старшего поколения — это своеобразный культурный код: набор цитат и образов, сюжетов, которые составят общие переживания и — это главное — общий язык. О том, что чтение художественной литературы развивает речь, мы слышим часто. Реже задумываемся о ее главной роли. А ведь нам очень удобно друг с другом, если высказывания строятся на общих переживаниях, речевых формулах.

Александр Македонский, конечно, герой, но зачем же стулья ломать? (с)

Эта фраза (или какая-то другая, вроде «Ба, знакомые все лица») известна моим ровесникам как устойчивое выражение в речи родителей. Курс литературы становился своего рода «встречей» со старыми знакомыми, точнее, знакомством с ними. Алексей Иорш (карикатурист, художник) пишет в своем ЖЖ: «У меня с моими родителями был примерно одинаковый костяк книг внеклассного чтения. В первую очередь это была серия “Библиотека приключений” и все, что рядом, — Жюль Верн, Дюма, Майн Рид, Каверин, Обручев, Джек Лондон, Грин. Таким образом, у нас формировалась единая ценностная база, служившая основой для взаимопонимания поколений. Этакий неосознанный кодекс советской интеллигенции. “Боротьсяиискатьнайтиинесдаваться”, “Анукапеснюнампропойвеселыйветер”». Примерно об этом задумалась группа журналистов «Русского репортера» («Геном русской души»).

И настоящая тема еще требует своего осмысления: недаром не утихают споры вокруг «чтения классики» — К. Мурашова, «Девочка и ее собака»: обратите внимание на линейку комментариев к этому посту.

Ностальгия по «хорошей литературе»?

Есть ли она и связана ли она обязательно с той, что была написана ранее? Илья Берштейн (редактор книг «из папиного книжного шкафа» — в издательстве «Самокат» и в издательстве «Теревинф») рассуждает на эту тему:

«Я думаю, главное, что должны делать родители, желающие вырастить читателей, — читать сами. Постоянно. И не детские книги, а свои, взрослые. И ходить в театры-музеи. Дома должны вестись соответствующие интеллектуальные разговоры. При выполнении этого условия становится неважным, много ли читают вслух, рекомендуют ли книги из своего детства, следят ли за качеством новых книг и т. п. Общие сюжеты и цитаты тоже могут быть почерпнуты не из детской литературы, а из, например, классики — когда читатель до нее дорастет.

Я, например, не сумел (не стал прилагать специальные усилия, чтобы) приохотить своих детей к чтению книг моего детства — при том что занимаюсь именно этой литературой как издатель. Но они выросли (растут) вполне читающими, и культурного разрыва вроде нет».

«Рыбаков, Осеева, Катаев не будут прочитаны, похоже, никогда».

Приведу еще одно мнение на эту тему. «Книги “из своего детства” при прочтении детям вызывали недоумение — полный текст “Буратино”, “Чиполлино” (может быть, виноват новый перевод), “Трех толстяков”. Похоже, мне тоже когда-то читали с купюрами, а я сама позже как-то научилась “опускать” скучное-непонятное. Как иначе объяснить, что любимая книжка “Динка”, по-моему, начиналась вовсе не с рассказа о двух сестрах и их революционной деятельности, а с эпизода с девочкой на реке?

Теперь самое больное, с чем пока не могу справиться и смириться. Список книг для 9—10 лет, подобранный сыну, включал очень много советских книг, на которых я росла в том же возрасте. Так вот, этот список развалился на несколько кусков. Рыбаков, Осеева, Катаев не будут прочитаны, похоже, никогда. С ними — революционные и военные повести типа “Зеленого фургона”. Даже не из-за политики. Человеческая жизнь там как-то очень мало значит… Открыла “Кортик” — не смогла продраться, честно. А так любила…» — пишет мне выпускающий редактор сайтов «Бона.ру» и «Наш малыш» Ирина Суховей. И мне кажется, что это очень точно! Похожую мысль высказывает Анна Ремез, детский писатель: «Для меня актуальна проблема нахождения точек соприкосновения реалий прошлого с реалиями сегодняшними в литературе. Как рассказывать о литературе прошлого, особенно о советской, так, чтобы это стало близко сегодняшнему читателю?»

Что «на новенького»?

Про общую ценностную базу у меня в последнее время появилось наблюдение: современным читающим взрослым иногда куда интереснее что-то проживать новое вместе с детьми, нежели оставаться в «своем историческом контексте». Может быть, стоит это рассматривать как сохранившуюся модель «совместного проживания» с обновленным материалом? Воспользоваться формулой Жени Кац — педагога, организующего игровые занятия для детей и взрослых, слеты туристят или «Клад в лесу», автора книг «Математика в твоих руках» и «Игры для начинающих мам»: «Я могу сказать за себя: я люблю читать вслух — как детям, так и подросткам, и взрослым, и для меня это способ общения». И прислушаться к автору замечательной «Большой маленькой девочки» Марии Бершадской: «Мне кажется важным (и для читателей, и для тех, кто пишет книжки) искать новые выразительные средства, новый язык. И, конечно же, новые темы».

И все-таки она вертится (с), а дети читают!

Из комментариев к записи о детском чтении на ФБ:

— Как. Заставить. Их. Читать?
— Как перестать заставлять))
— И как приохотить…

Вернемся к вопросу детского чтения-нечтения. Анна Ремез: «И еще проблема избавления от сусального хлама при разговоре о книге и чтении, от штампов: рассказ о книгах и важности чтения принято сопровождать дурными стихами о пользе чтения, надуманными шаблонами вроде “страны Литературии”, “Страны сказок”, “уголков Библиош” и прочими псевдолитературными экзерсисами, которые безнадежно устарели». Общество уверено: читать — это хорошо и правильно. Но тогда почему огромное число взрослых людей, которые профессионально заняты делом приобщения детей к чтению, не может найти о книгах правильные, убедительные слова? Бьются над проблемой понимания текста, убеждают друг друга в том, что без уроков литературы, без возврата сочинения читать совсем перестанут… По меткому выражению Елены Романичевой (профессора МГПУ, автора книг и учебных курсов по обучению стратегиям чтения), «не все взрослые профессионально ориентируются в детском чтении, но зато все считают себя в этом таковыми».

Все умеют рассуждать о великой пользе чтения в деле патриотического и нравственного воспитания, но читать сами взрослые не спешат. «Подростку должна быть предоставлена свобода чтения, но он должен знать отношение родителя к репертуару своего чтения: не разделяю, не всегда понимаю, не мой автор… или наоборот», — продолжает свою мысль Романичева. А рецепт чтения очень прост. О нем писали почти все мои респонденты: «совместная активная деятельность. Именно активная, не просмотр телепередач, а прогулки, игры, путешествия. Общий круг чтения — это еще и совместное переживание, возможность поделиться эмоциями и быть понятым. А еще это возможность для ребенка говорить со взрослым на “больные” темы как бы отвлеченно, как бы не о себе» — пишет Анастасия Россинская (организатор проекта «Квестигра»).

Дело не в чтении. И вопрос не в том, какие книги читать детям — классику или новинки. Дело в том, зачем нам все это нужно: чтобы быть вместе с нашими детьми или отгородиться от них ширмой нравственности и воспитания.

Редакция благодарит Всероссийский конкурс на лучшее литературное произведение для детей и юношества «Книгуру» за поддержку при работе над этим материалом.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

При поддержке Немецкого культурного центра им. Гете, Фонда имени Генриха Бёлля, фонда Михаила Прохорова и других партнеров.

Прокомментируйте высказывание н г чернышевского. Афоризмы и цитаты николая чернышевского

Каждому известно, что если муж и жена живут согласно и счастливо, то взаимная привязанность их усиливается с каждым годом и, наконец, достигает такого развития, что они буквально «не могут жить друг без друга».

Добро — это как будто превосходная степень пользы, это как будто очень полезная польза.

Смотри на жену, как смотрел на невесту, знай, что она каждую минуту имеет право сказать: «Я недовольна тобой, прочь от меня»; смотри на нее так, и она будет внушать тебе такое же поэтическое чувство, как невеста.

Что же милее всего для человека? Жизнь: потому что с нею только связаны наши радости, все наше счастье, все наши надежды.

Жизнь так широка и многостороння, что в ней человек почти всегда найдет досыта всего, искать чего чувствует сильную и истинную потребность.

Где нет жизни — нет идеи; где нет бесконечного разнообразия — нет жизни.

Кто не изучил человека в самом себе, никогда не достигнет глубокого знания людей.

Деятельность человека пуста и ничтожна, когда не одушевлена идеею.

Льстят затем, чтобы господствовать под видом покорности.

Кто не испытывал, как возбуждает любовь все силы человека, тот не знает настоящей любви.

Когда любишь, то такое богатство открываешь в себе, столько нежности, ласковости, даже не верится, что так умеешь любить.

Любовь юная, прелестная, поэтическая, уносящая в мир грез, — на земле только она одна может дать счастье!

Пуста и бесцветна бывает жизнь только у бесцветных людей, которые толкуют о чувствах и потребностях, на самом деле не будучи способны иметь никаких особенных чувств и потребностей, кроме потребности рисоваться.

Молодость — время свежести благородных чувств.

Не довольно того, что просвещение приносит народу и благосостояние, и могущество: оно доставляет человеку такое душевное наслаждение, с которым ничто не может сравниться. Каждый образованный человек чувствует это и всегда скажет, что без образования жизнь его была бы очень скучна и жалка.

Не нужно доказывать, что образование — самое великое благо для человека. Без образования люди грубы, и бедны, и несчастны.

патриотизм

Патриот — это человек, служащий родине, а родина — это прежде всего народ.

Право жить и быть счастливым — пустой признак для человека, не имеющего средств к тому.

прогресс

Прогресс — стремление к возведению человека в человеческий сан.

Отвергать прогресс такая же нелепость, как отвергать силу падения.

Вот, говорят, путешествие — лучшее средство образовать себя во всем: правда, точно правда! Как многому тут научишься.

Для измены родине нужна чрезвычайная низость души.

В семейной жизни главное — терпение. Любовь продолжаться долго не может.

Нормою человеческих действий должна служить справедливость.

Подобно силам природы, сила страсти выказывается тем, как велики сокрушаемые ею препятствия, на которые гневно обращается она.

Личное счастье невозможно без счастья других.

Богатство — вещь, без которой можно жить счастливо. Но благосостояние — вещь, необходимая для счастья.

В правде сила таланта; ошибочное направление губит самый сильный талант.

Труд должен быть сообразен силам человека. Он дурен, то есть неприятен тогда, когда превышает их.

В чем разумность уважения к ученым? В том, что уважение к ним — лишь видоизменение уважения к науке, любви к знанию, любви к истине; лишь перенесение этих чувств на наши чувства к отдельным людям.

Характер человека больше всего выказывается в том, какого рода отдых легче и приятнее для него.

цивилизация

Наша цивилизация еще только начинается, и мы не в силах представить себе, даже при самом пылком воображении, до какой власти над природой доведет она нас.

Прекрасное и красивое в человеке немыслимо без представления о гармоническом развитии организма и здоровья.

Никогда еще не совершал ничего великого человек, не одушевленный страстной преданностью.

на другие темы

Все настоящее, хорошее приобретено борьбой и лишениями людей, готовивших его; и лучшее будущее должно готовиться точно так же.

Нелепо приниматься за дело, когда нет сил на него. Испортишь дело — выйдет мерзость.

Никакое положение не оправдывает бездействия; всегда можно делать что-нибудь не совершенно бесполезное; всегда надобно делать все, что можно.

Одной честности мало для того, чтобы быть правым и полезным; нужна также последовательность в идеях.

Ученая литература спасает людей от невежества, а изящная — от грубости и пошлости.

Характер средств должен быть таков, как характер цели, только тогда средства могут вести к цели. Дурные средства годятся только для дурной цели.

В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский, Н. А. Доб­ролюбов оказали большое влияние на общественную жизнь Рос­сии XIX в., их критические работы имели огромное значение для развития русской литературы, и в первую очередь для утверждения в ней реализма.

В.Г. Белинский вел борьбу за реалистическое на­правление и в детской литературе . Он подчеркивал необходимость рассматривать детскую книгу как произведение искусства, указы­вал на тесную связь детской литературы с воспитанием.

Н.Г. Чернышевский и Н.А.Добролюбов , развивая основные принципы критики Белинского, отметили роль детской литерату­ры в воспитании гражданского чувства , уделили большое внима­ние возрастной специфике детской книги и вопросам реализма.

Серьезное внимание обращал на детскую литературу и А.И. Герцен. Он написал для детей две научно-популярные ста­тьи: «Опыт беседы с молодыми людьми» (книга 4, 1858), «Разгово­ры с детьми. Пустые страхи. Вымыслы» (книга 5, 1859).

А.И. Герцена волновали вопросы научного мировоззрения . Он поощрял развитие разума, любознательности . Герцен придавал боль­шое значение роли книги в формировании молодого поколения. Он подчеркивал, что в книге собран весь опыт, накопленный человече­ством, поэтому она является как бы «духовным завещанием» одного поколения другим и в то же время «программой будущего».

Виссарион Григорьевич Белинский проявлял глубокое внимание к детской литературе в течение всей своей критической деятельности. Им написано около 200 работ, посвященных детской литературе. Среди них публицистические, полемически заостренные, сатирические статьи и рецензии. Белинским даны оценки художественных, учебных, научно-популярных детских книг. В его статьях поставлены теоретические вопросы, связанные со спецификой детской литературы, с определением круга детского чтения, с ролью литературы в воспитании детей. Белинский разрабатывает теорию детской литературы в конкретных исторических условиях 30-х и 40-х годов XIX века. В.Г. Белинский был первым, кто четко определил важнейшие требования к детской книге, сформулировал основные принципы детской литературы. Принципы, выдвинутые им в 30-е годы, оттачиваются в 40-е годы, становятся зрелой и единой теорией реализма в детской литературе. Официальной системе воспитания, рекомендующей телесные наказания для детей, Белинский противопоставил прогрессивную систему воспитания, основанную на гуманизме и уважении к личности ребенка.

В рецензиях и статьях Белинского ясно изложена его педагогическая система. Он выступал против сословных предрассудков, призывал детских писателей воспитывать в детях не эгоистические стремления, а «человеческую любовь», «чистую, а не корыстную любовь к добру». Основой программы гуманистического воспитания, выдвинутой Белинским, было требование во всякой сфере деятельности быть человеком.

В 40-е годы Белинский особенно часто выступает против реакционной теории, утверждающей, что необходимо воспитывать в детях прежде всего послушание.

Белинский резко критиковал лживость и сентиментальность книг реакционных детских писателей Б. Федорова, В. Бурьянова, А. Зонтаг и др. Он говорил, что жизнь в них изображается, «как предметы в кривом да еще запачканном спереди и потертом сзади зеркале».

Белинский считал необходимым через книги знакомить детей с действительностью , расширяя круг детского чтения произведе­ниями лучших русских и зарубежных писателей. Он рекомендовал произведения Д.Свифта, М.Сервантеса, В. Гюго, В. Скотта, Ф. Купера, Ж. Санд, Д. Дефо, И.А. Крылова, А.С. Пушкина, В.А. Жуковского, И.В. Гоголя, АВ. Кольцова, М.Ю. Лермонтова. «Книга есть жизнь нашего времени»,- говорил Белинский, под­черкивая огромную познавательную и образовательную роль худо­жественной литературы.

Белинский требовал воспитания самостоятельности, активно­сти в детях . Он боролся за то, чтобы дети читали по-настоящему художественные произведения, способные пробуждать их сердца и разум, выступал против писателей русских и зарубежных, кото­рые искажали жизнь, создавая произведения сентиментальные и нравоучительные.

Белинский был последовательным и решительным противником пересказов и переделок классических произведений для детского чтения, искажающих их идею и колорит.

Им были выработаны принципы для определения круга детского чтения : произведения, которые можно рекомендовать детям, должны правдиво отражать жизнь, развивать разум и чувст­ва, быть занимательными и доступными по форме изложения. Иными словами, это должны быть высокохудожественные произ­ведения.

В первую очередь Белинский рекомендовал вводить в круг дет­ского чтения произведения устного народного творчества (сказки, былины, песни и т. д.). Критик также предложил новый круг детского чтения, составив его из образцов русской классической и мировой литературы . Прежде всего он рекомендовал басни Крылова, которые отмечены «печа­тью русского ума и русского духа». Первым подчеркнул он воспи­тательную ценность произведений А.С. Пушкина.

В.Г. Белинский знал особенности детского восприятия и по­этому считал, что детская литература нужна, но между нею и всей художественной литературой не должно быть непроходимой про­пасти.

Белинский первым сформулировал основные принципы реа­лизма в детской литературе. Обращаясь к детским писателям, он писал: «…не искажайте действительности ни клеветами на нее, ни украшениями от себя, но показывайте ее такою, какова она есть в самом деле, во всем ее очаровании и во всей ее неумолимой суро­вости, чтобы сердце детей, научаясь ее любить, привыкало бы, в борьбе с ее случайностями, находить опору в самом себе».

Уже в 30-е годы Белинский выдвинул требование обогащать детскую литературу научно-познавательным материалом . Он на­стаивал на необходимости знакомить детей с миром природы.

Критик подчеркивал важное значение детской лите­ратуры для эстетического воспитания детей . Он говорил, что детская ли­тература призвана воспитывать в детях «чувство изящного», дет­ские книги должны быть явлением искусства , а не иллюстрацией дидактических принципов.

Критик требовал создавать детские книги в соответствии с воз­растными особенностями : «…потребности семилетнего дитяти уже не те, что у ребенка трех лет, а потребности двенадцатилетнего дитяти далеко не те, как у семилетнего. ..» .

Белинский был очень требователен к слову, языку книг . Белинский понимал также важное значение художественных иллю­страций , помещенных в детских книгах. Критик первым обратил внимание не только на текст детской книги, но и на взаимосвязь текста и иллюстрации. Белинский считал необходимым оценивать детскую книгу всесторонне, учитывая тесную взаимосвязь текста, рисунка и качества полиграфического исполнения.

Последователи В.Г. Белинского — Н.Г. Чернышевский иН. А. Добролюбов , продолжая его традиции, решительно выступи­ли против ограничения детской литературы узким кругом тради­ционно детских тем. Они боролись против ложной, сентименталь­ной манеры разговаривать с детьми, которая выдавалась сторон­никами официальной педагогики за специфику детской литерату­ры.

Критики ориентировали писателей на создание социальной, реалистической литературы для детей, которая обогащала бы опыт ребенка, помогала духовно расти, формировала бы творческую личность, способную победить в жизненной борьбе.

Николай Гаврилович Чернышевский продолжал и развивал принципы теории детской литературы , заложенные В.Г. Белинским. Каждая ста­тья и рецензия Н.Г. Чернышевского свидетельствует о том, какую последовательную борьбу за новую, реалистическую детскую ли­тературу он вел. Он считал, что в детских книгах необходимо в пер­вую очередь правдиво изображать жизнь и давать широкий позна­вательный материал: «Мы думаем, что детский рассудок слаб, что детский ум непроницателен; о, нет, напротив, он только неопы­тен, но, поверьте, очень остер и проницателен».

Н.Г. Чернышевский настаивал на признании за ребенком пра­ва на свободное развитие его личности в соответствии с особенно­стями и требованиями возраста. Естественным для ребенка считал он пристрастие к подвижным играм, к книгам с быстрым развити­ем действия, к фантастике и занимательности

Его интересовали вопросы теории детской литературы в неразрывной связи с социальными проблемами вре­мени.

Чернышевский выступил как последовательный борец за включение в чтение детей нужных, талантливых произведений со­временной русской и зарубежной литературы . Он указывал на необхо­димость расширять круг чтения детей произведениями литерату­ры для взрослых: А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя, И.И. Лажечникова, В. Скотта, Ж. Санд, Ч. Диккенса.

Н.Г. Чернышевский отмечал в качестве основных недостатков книг для детей их сословный характер, а также свойственное мно­гим писателям стремление к сглаживанию противоречий между народом и правящими классами.

Развитие Н.Г. Чернышевским теории детской литературы. Мно­го сделано Н.Г. Чернышевским для развития теории детской лите­ратуры . Он отмечал, что детскому писателю необходимо понимать особенности детей разного возраста, их потребности, психологию . Нужно помнить, что адрес должен быть точным, так как не всякая книга «под силу детскому уму». «Литература — это учебник жиз­ни». Это положение Н. Г. Чернышевский относил и к детской ли­тературе, считая ее незаменимым оружием.

Чернышевский убежден, что в детских книгах необходимы ди­намичный сюжет и лаконизм стиля. Он обращал большое внима­ние на язык детской литературы : «Детям очень многое можно объ­яснить очень легко, лишь бы только объясняющий сам понимал ясно предмет, о котором взялся говорить с детьми, и умел говорить человеческим языком».

Чернышевский одобрительно оценивал язык и стиль рассказов Л. Толстого, помещенных в приложении к журналу «Ясная Поля­на», он отметил, что изложение «совершенно просто; язык безы­скусствен и понятен».

Чернышевский проводил идею революции в своих статьях и рецензиях о детской литературе. Обращаясь к педагогам и детским писателям, он призывал учить детей осмысливать события обще­ственной жизни, давать им не только положительные сведения, но и разоблачать ненормальные, уродливые явления современного общества.

Мысли Белинского о реалистическом направлении в детской литературе нашли глубокое, обоснованное развитие в статьях и ре­цензиях Чернышевского . Он разработал в новый исторический период вопросы идейности, научности и художественности дет­ской литературы .

Вместе с Чернышевским выступил за прогрессивную детскую литературу в середине XIX в. Николай Александрович Добролю­бов . Статьи Добролюбова касаются вопросов детской литературы в тесной связи с проблемой воспитания гражданина, просвещенно­го человека и борца за освобождение народа.

Критик считал основными чертами произведений для детей связь с жизнью, стремление научить детей самостоятельно мыс­лить. Необходимо также, по его мнению, излагать материал зани­мательно, ярко, увлекая детское воображение.

Добролюбов заботился о пропаганде различных знаний в дет­ской литературе . Положительную оценку критика вызывают такие научно-популярные книги, в которых даются достоверные науч­ные сведения, содержится богатый познавательный материал. Критик говорил о необходимости излагать научные сведения точно, просто, ярко.

В детской литературе Добролюбов хотел видеть утверждение гуманистических идей революционных демократов. Он отдавал предпочтение таким книгам, в которых дети могут получить «по­лезные образцы или, по крайней мере, предметы для полезных раз­мышлений».

Добролюбов выступал с требованием единства содержания и формы художественного произведения для детей. Требовал развивать детское вообра­жение и пробуждать поэтическое чувство в детях прежде всего рус­скими народными сказками , а также сказками братьев Гримм, Гауфа, Андерсена .

«В семейной жизни главное — терпение. Любовь продолжаться долго не может».

«Наша цивилизация еще только начинается, и мы не в силах представить себе, даже при самом пылком воображении, до какой власти над природой доведет она нас».

«Прогресс — стремление к возведению человека в человеческий сан».

Чернышевский в 1859 году. (wikipedia.org)

«Кто не изучил человека в самом себе, никогда не достигнет глубокого знания людей».

«Труд должен быть сообразен силам человека. Он дурен, то есть неприятен тогда, когда превышает их».

«Право жить и быть счастливым — пустой признак для человека, не имеющего средств к тому».

Памятник Чернышевскому в Саратове. (wikipedia.org)

«Характер человека больше всего выказывается в том, какого рода отдых легче и приятнее для него».

«Для измены родине нужна чрезвычайная низость души».

«Отвергать прогресс такая же нелепость, как отвергать силу падения».

«Богатство — вещь, без которой можно жить счастливо. Но благосостояние — вещь, необходимая для счастья».

«Пуста и бесцветна бывает жизнь только у бесцветных людей, которые толкуют о чувствах и потребностях, на самом деле не будучи способны иметь никаких особенных чувств и потребностей, кроме потребности рисоваться».

Портрет Чернышевского. (vilianov.com)

«Никогда еще не совершал ничего великого человек, не одушевленный страстной преданностью».

«Где нет жизни — нет идеи; где нет бесконечного разнообразия — нет жизни».

«Характер средств должен быть таков, как характер цели, только тогда средства могут вести к цели. Дурные средства годятся только для дурной цели».

«Никакое положение не оправдывает бездействия; всегда можно делать что-нибудь не совершенно бесполезное; всегда надобно делать все, что можно».

нашел свою студенческую работу.

РУССКИЕ КЛАССИКИ О ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
(В.Г.БЕЛИНСКИЙ, А.П.ЧЕХОВ, А.И.КУПРИН, Н.С.ЛЕСКОВ И ДР.)

В.Г.БЕЛИНСКИЙ. Одним из первых о детской литературе и, главным образом, о принципе отбора текстов для нее заговорил В.Г.Белинский. Его тезис о том, что литература для детей должна “занимать взрослых людей… как литературное произведение, писанное для всех” будет многократно и в разных вариациях повторяться в последующие десятилетия, причем чаще всего независимо от Белинского, настолько всеобщей станет эта мысль.
“Общее мнение осудило детские книжки на ничтожество и презрение. Детские книжки, детский писатель — это все равно, что “пустые книжки”, что “вздорный писатель”. Предложи книгопродавец какому-нибудь известному литератору написать книжку для детей: если еще не обидится таким предложением наш известный литератор, то уж непременно ответит, что ему некогда заниматься таким вздором. Предложи книгопродавец написать детскую книжку какому-нибудь незавидному литератору: “Извольте, — ответит тот, — детскую-то книжонку мы разом намараем” — сядет, да и напишет. Отец, покупая для детей книги, говорит книгопродавцу: “Как же можно так дорого просить за детские книжки?… Напиши журналист в своей библиографической хронике серьезную статью о вновь вышедшей детской книжке — все близорукие крикуны возопиют: “Помилуйте! можно ли говорить так много, так важно и таким ученым языком о детской книжке? Грубое заблуждение, жалкая ошибка!” (4,68) .

А.П.ЧЕХОВ. Целый ряд полемических высказываний о детской литературе принадлежит А.П.Чехову. В письме к Г.И.Россолимо от 21 янв. 1900 г. он отмечает: “…так называемой детской литературы не люблю и не признаю. Детям надо давать только то, что годится и для взрослых. Андерсен, “Фрегат Паллада”, Гоголь читаются охотно детьми, взрослыми также. Надо не писать для детей, а уметь выбирать из того, что уже написано для взрослых, т.е. из настоящих художественных произведений; уметь выбирать лекарство и дозировать его — это целесообразнее и прямее, чем стараться выдумать для больного какое-то особенное лекарство только потому, что он ребенок.”
В “Осколках московской жизни” Чехов пишет о воздействии на детей приключенческой литературы: “Раньше дети, начитавшись Майн Рида и Купера, удирали из родительских домов и изображали бегство в Америку, теперь дети зачитываются пастуховским “Разбойником Чуркиным” и идут в… разбойники”.
В качестве примера писатель приводит нашумевший случай, когда подростки, сбежав из дома, убили подвозившего их мужика. “Теперь малыши сидят в тюрьме и изобретают способы бегства… описываемый случай может служить тысяча первым доказательством тлетворного влияния чтения книг на детские умы — роскошная тема для передовицы в ваганьковском вкусе”, — с иронией продолжает Чехов.
Для детей М.В.Киселевой Чехов пишет пародию “Сапоги всмятку”, в которой нагнетает слащавые приемы плохой детской литературы:

Шли однажды через мостик жирные китайцы.
Впереди их, задрав хвостик, торопились зайцы.
Вдруг китайцы закричали: “Стой! Лови! Ах! Ах!”
Зайцы выше хвост задрали и попрятались в кустах.
Мораль сей басни всем ясна:
Кто зайцев хочет кушать,
Тот ежедневно, встав со сна,
Папашу должен слушать!

Рассказ “Каштанка”, переделанный для детей из одноименного взрослого рассказа, вышел отдельным изданием и вскоре стал очень популярен. 13 марта 1888 года Чехов писал брату Михаилу: “Детишки не отрывают от меня глаз и ждут что-нибудь необыкновенно умное. По их мнению, я гениален, так как написал повесть о Каштанке. У Сувориных одна собака называется Федором Тимофеевичем, другая Теткой, третья Иваном Ивановичем.”
Скептически относясь к занятию детской литературой в целом, Чехов одновременно помогал многим детским писателям, обращавшемся к нему за советом.
“Вашего “Ларьку” шлю Вам. Вы почините его, приспособите к детишкиным мозгам, перепишите и пришлите мне… (2, 144)“ — пишет он одной из своих корреспонденток.

Н.С.ЛЕСКОВ. Создавал детские произведения и Н.С.Лесков. Из них наиболее известен рассказ “Старец Герасим и лев”, написанный им для журнала “Игрушечка”. Однако детским писателем себя, разумеется, Н.С.Лесков не считал и любил цитировать шутливое четверостишие Шумахера к памятнику А.И.Крылова:

Лукавый дедушка с гранитной высоты
Глядит, как резвятся вокруг него ребята,
И думает: “О милые зверята,
Какие, выросши, вы будете скоты!”

Любопытно и письмо Н.С.Лескова к А.Н.Толиверовой, издателем журнала “Игрушечка”, в котором известный писатель резко отзывается о детях и литературе для них:
“Так как вы выразили намерение напечатать мой портрет в числе “друзей детства”, то я должен вам сказать, что это едва ли будет уместно. Я не питаю никаких особливых чувств к детям, из среды которых выходит все множество дурных и невоздержанных людей, укореняющих и упрочивающих несчастие человеческой жизни. Поэтому я никак не хочу, чтобы меня называли “другом детей” — существ, ничем добрым себя не выразивших. Пусть с ними дружит кто хочет и кто может дружить с неизвестными величинами, но я питаю больше дружбы к тому, что я знаю за хорошее и полезное: я дорожу дружбой взрослых и зрелых людей, доказавших жизнию свою нравственную силу, прямоту, честность, умеренность и воздержание. Этим людям я друг и хотел бы жить и умереть с ними; но что до детей, то их потому только, что они дети, — я нимало не люблю и часто ужасаюсь за них и за их матерей и отцов. Притом же у вас у журнале было сказано, что вы будете пособлять воспитывать детей так, чтобы они умели достигать как можно больше “счастия”. Но этакое воспитание, по моему понятию, очень предосудительно и гадко, и я ни в коем случае не желаю быть в числе “друзей” тех детей, которых педагоги ваших изданий будут воспитывать в выраженном ими вредном и противообщественном духе.”
Однако мнение, выраженное Лесковым в этом письме, отражает лишь часть его взглядов на детское воспитание. В начале своей литературной деятельности в пылкой антинигилистической статье “Специалисты по женской части”, перечисляя слабые места позиции нигилистов, Лесков пишет: “Материнскую заботу о детях называли узостью взгляда, которому противопоставляли широкий взгляд на сдачу детей попечению общества или на существующую будто бы возможность любить чужих детей так же, как своих.”

А.И.КУПРИН. Немало любопытных суждений о детской литературе принадлежит Александру Ивановичу Куприну, автором детских рассказов “Лолли”, “В цирке”, “Белый пудель”, “В недрах земли” и многих других.
В 1911 году, беседуя о детских книгах с репортером “Петербургской газеты”, Куприн заметил:
“ — О детской литературе? — с оттенком едкой иронии переспросил Александр Иванович, — у нас нет детской литературы. У нас детей не уважают, не любят, чуть что не презирают. Какая уж тут литература?”
Так же как А.П.Чехова и Л.Н.Толстого, А.И.Куприна выводила из себя сентиментальность, царящая в детской литературе. Именно в этом ключе писатель пародирует популярный жанр святочного рассказа в своей миниатюре: “По заказу”:
“Бледный, изнуренный мальчик любуется на куличи, выставленные в роскошной кондитерской. Неожиданно появляется на сцену таинственный господин с золотыми очками и непременно в богатой лисьей шубе (вообще удивительную энергию проявляет на святках этот господин!). Завязывается разговор. Оказывается, что “тятька” у мальчика умер, столетний “дедка”, согнутый в дугу, не слезает с печи, “мамка” лежит больная, сестренка…, ну и т.д. “Веди меня туда!” — решительно говорит господин в золотых часах, и через полчаса у мамки появляется хорошее вино и лекарство, прописанное лучшим доктором, дедку накормили манной кашей и купили ему теплый набрюшник…, а господин в лисьей шубе скрылся, не сказав даже своего имени, но оставив на столе кошелек, наполненный золотом”.
В то же время Куприн последовательно выступает против любого произведения, написанного для детей, в котором обнаруживает неуважение и нелюбовь к ребенку. Для понимания взглядов Куприна на детские книги представляет немалый интерес его письмо к И.Елпатьевской, написанное им во время его пребывания в Саратовской губернии:
«… Или, вздумав учить грамоте Ваньку-пастуха и дочку лесника Параньку, составляю новую… азбуку по своей системе и со своими рисунками. Навел меня на эту мысль попавшийся мне под руку букварь какого-то идиота… Букварь этот, предназначенный для народных школ и, конечно, одобренный Ученым комитетом, приводит следующие примеры на буквы: ж — жирафф, г — горилла, б — бизон, д — дикая собака и серна (почему серна?)… И тут же рисунки — расплывчатые, размазанные, безобразные… И выходит что же? Выходит, что I) ребенок должен поверить, что это пятно изображает животное, называемое жираффом, 2) учитель должен удовлетворить любопытство учащегося, который, конечно, заинтересуется подробностями о нравах и обычаях этих самых жираффов, горилл и ягуаров. Здесь, наверное, не только учитель из «неокончивших» наплетет с три короба, и 3) ученик должен запомнить эти новые и странно звучащие для него слова и не смешать гориллу с Гаврилой. ..
Ей Богу, это не я придумал, я списал слово в слово. Хорошо? И это я взял наугад, первое попавшееся. Много есть в этом букваре и других редкостей… Словом, я решил составить свою азбуку… И эту систему прекрасно усваивают, как оказалось, не только дети, но и неграмотные взрослые».

САША ЧЕРНЫЙ. Активное пародирование плохих образцов детской литературы продолжается и в ХХ веке. В 1910 году Саша Черный язвительно высмеивает стиль детских авторов в стихотворении “Сиропчик”:

Дама, качаясь на ветке,
Пикала:
«Милые детки!
Солнышко чмокнуло кустик.
Птичка оправила бюстик
И, обнимая ромашку,
Кушает манную кашку…
Дети в оконные рамы
Хмуро уставясь глазами,
Полны недетской печали
Даме в молчаньи внимали.
Вдруг зазвенел голосочек:
«Сколько напиликала строчек?»

Несмотря на свою остроту, все высказывания классиков о детской литературе объединены единым пафосом. Этот пафос в стремлении к улучшению и выработке в горниле спора полноценной детской литературы, которая, как это происходило и происходит сейчас, не будет отделена от взрослой литературы непреодолимой стеной.
В литературе XIX века и позже, века ХХ-го, последовательная преемственность закрепляла лучшие традиции русской детской литературы. Традиция русской повести о детстве идет от Карамзина. Традиция батальной и военной повести — от Л.Н.Толстого. Традиция зообеллетристики — от Аксакова и Тургенева. Традиция сказочно-фантастической повести — от Погорельского, традиция стихотворной сказки — от Пушкина и Жуковского. Все эти образцы создали для русской детской литературы прочный фундамент, на котором она стоит и доныне.

Без войны никакой народ ни от какого чужого ига не освобождается.

Без приобретения чувств гражданина ребенок мужского пола, вырастая, делается существом мужского пола средних, а потом пожилых лет, но мужчиной он не становится, или, по крайней мере, не становится мужчиной благородного характера.

Благосостояние общества уменьшается существованием невежественных, безнравственных или ленивых людей в обществе; эти вредные качества в людях могут быть устранены только двумя способами: заботою о том, чтобы каждый человек получал надлежащее воспитание, и обеспечением человека от нужды.

Богатство — вещь, без которой можно жить счастливо. Но благосостояние — вещь, необходимая для счастья.

В жизни есть только одно несомненное счастье — жить для другого.

В правде сила таланта; ошибочное направление губит самый сильный талант.

В чем разумность уважения к ученым? — В том, что уважение к ним — лишь видоизменение уважения к науке, любви к знанию, любви к истине; лишь перенесение этих чувств на наши чувства к отдельным людям.

Вот, говорят, путешествие — лучшее средство образовать себя во всем: правда, точно правда! Как многому тут научишься.

Впрочем, бывают случаи, в которых вред воспрещаемого более велик, чем вред воспрещения. В таких делах принудительные меры оправдываются разумом и предписываются совестью, конечно, с оговоркой, что они не будут более суровы или стеснительны, чем необходимо для пользы.

Все настоящее, хорошее приобретено борьбой и лишениями людей, готовивших его; и лучшее будущее должно готовиться точно так же.

Где нет жизни — нет идеи; где нет бесконечного разнообразия — нет жизни.

Деятельность человека пуста и ничтожна, когда не одушевлена идеею.

Для измены родине нужна чрезвычайная низость души.

Добр тот, кто делает хорошее для других; зол — кто делает дурное для других. Соединим теперь эти простые истины и в выводе получим: «добрым человек бывает тогда, когда для получения приятного себе он должен делать приятное другим; злым бывает он тогда, когда принужден извлекать приятное себе из нанесения неприятности другим».

Добро и разумность — два термина, в сущности, равнозначащие: что с теоретической точки разумность, то с практической точки зрения — добро; и наоборот — что добро, то непременно и разумно.

Добро — это как будто превосходная степень пользы, это как будто очень полезная польза.

Если из круга моих наблюдений, из сферы действия исключены гражданские мотивы, что остается наблюдать мне? В чем остается участвовать мне? Остается хлопотливая сумятица отдельных личностей с личными узенькими заботами о своем кармане, о своем брюшке или о своих забавах.

Жизнь так широка и многостороння, что в ней человек почти всегда найдет досыта всего, искать чего чувствует сильную и истинную потребность.

Жизнь: потому что с нею связаны все наши радости, все наше счастье, все наши надежды.

Здоровье никогда не может потерять своей цены в глазах человека, потому что и в довольстве, и в роскоши плохо жить без здоровья.

Знание возбуждает любовь: чем больше знакомишься с наукою, тем больше любишь ее.

Историческое значение каждого русского великого человека измеряется его заслугами родине, его человеческое достоинство — силою его патриотизма.

Каждому известно, что если муж и жена живут согласно и счастливо, то взаимная привязанность их усиливается с каждым годом и, наконец, достигает такого развития, что они буквально «не могут жить друг без друга».

Кем довольны все, тот не делает ничего доброго, потому что добро невозможно без оскорбления зла.

Кто не изучил человека в самом себе, никогда не достигнет глубокого знания людей.

Когда речь идет о принудительных мерах для предотвращения вреда, то ясно само собою, что не годится предотвращать менее значительный вред нанесением более значительного.

Кто не испытывал, как возбуждает любовь все силы человека, тот не знает настоящей любви.

Личное счастье невозможно без счастья других.

Лучше не развиваться человеку, нежели развиваться без влияния мысли об общественных делах, без влияния чувств, пробуждаемых участием в них.

Льстят затем, чтобы господствовать под видом покорности.

Молодость — время свежести благородных чувств.

Нас очаровывает все, в чем проявляется наш идеал, цель и предмет наших желаний и нашей любви.

Наша цивилизация еще только начинается, и мы не в силах представить себе, даже при самом пылком воображении, до какой власти над природой доведет она нас.

Не довольно того, что просвещение приносит народу и благосостояние, и могущество: оно доставляет человеку такое душевное наслаждение, с которым ничто не может сравниться. Каждый образованный человек чувствует это и всегда скажет, что без образования жизнь его была бы очень скучна и жалка.

Не нужно доказывать, что образование — самое великое благо для человека. Без образования люди и грубы, и бедны, и несчастны.

Нелепо приниматься за дело, когда нет сил на него. Испортишь дело — выйдет мерзость.

Нельзя не проникнуться мелочностью воли тому, кто живет в обществе, не имеющем никаких стремлений, кроме мелких житейских расчетов.

Никакое внешнее принуждение не может поддержать человека ни на умственной, ни на нравственной высоте, когда он сам не желает держаться на ней.

Никакое положение не оправдывает бездействия; всегда можно делать что-нибудь не совершенно бесполезное; всегда надобно делать все, что можно.

Никогда еще не совершал ничего великого человек, не одушевленный страстной преданностью.

Одной честности мало для того, чтобы быть правым и полезным; нужна также последовательность в идеях.

Опера — полнейшая форма музыки как искусства.

Отвергать прогресс — такая же нелепость, как и отвергать силу падения.

Патриот — это человек, служащий родине, а родина — это прежде всего народ.

Подобно силам природы, сила страсти выказывается тем, как велики сокрушаемые ею препятствия, на которые гневно обращается она.

Право жить и быть счастливым — пустой призрак для человека, не имеющего средств к тому.

Прекрасное и красивое в человеке немыслимо без представления о гармоническом развитии организма и здоровья.

Принуждение по самой сущности своей вредно: оно приносит огорчение стесняемому и наказываемому, оно портит его характер, возбуждает в нем досаду на запрещающих и наказывающих, вводя его во враждебные столкновения с ними.

Прогресс — стремление к возведению человека в человеческий сан.

Пуста и бесцветна бывает жизнь только у бесцветных людей, которые толкуют о чувствах и потребностях, на самом деле не будучи способны иметь никаких особенных чувств и потребностей, кроме потребности рисоваться.

Рассудителен только тот, кто добр, и ровно настолько, насколько добр.

Ребенок, который переносит меньше оскорблений, вырастает человеком, более сознающим свое достоинство.

Смотри на жену, как смотрел на невесту, знай, что она каждую минуту имеет право сказать: «Я недовольна тобой, прочь от меня»; смотри на нее так, и она будет внушать тебе такое же поэтическое чувство, как невеста.

Справедливость требует вступаться за людей страдающих. Хороши ли они? — Речь не должна идти о том, пока они страдают.

Талант дает всякому двойную цену.

Труд должен быть сообразен силам человека. Он дурен, то есть неприятен тогда, когда превышает их.

У кого не уяснены принципы, у того не только в голове сумбур, но и в делах чепуха.

У нравственных наук готов теоретический ответ почти на все вопросы, важные для жизни, но во многих случаях у людей недостает еще средств для практического исполнения того, что указывает теория.

Ученая литература спасает людей от невежества, а изящная — от грубости и пошлости.

Фантазия, когда ее картины ярки, действует на чувства с большой энергиею.

Характер средств должен быть таков, как характер цели, только тогда средства могут вести к цели.

Дурные средства годятся только для дурной цели.

Характер человека больше всего выказывается в том, какого рода отдых легче и приятнее для него.

Человеку трудящемуся разорительна всякая война; полезна для него только та война, которая ведется для отражения врагов от пределов отечества.

Честь — одна и та же у женщин и мужчин, девушек, замужних женщин, стариков и старух: «не обманывай», «не воруй», «не пьянствуй»; только из таких правил, относящихся ко всем людям, слагается кодекс «чести» в правдивом смысле слова.

Чувство собственного достоинства развивается только положением самостоятельного хозяина.

Я говорю, конечно, лишь о хороших матерях, говоря, что для сыновей полезно иметь матерей своими интимными друзьями.

Афоризмы о книгах и чтении


«Вся жизнь человечества последовательно оседала в книге: племена, люди, государства исчезали, а книга оставалась».
А.И. Герцен
 
«Большая часть человеческого знания во всех отраслях существует лишь на бумаге, в книгах, — этой бумажной памяти человечества. Поэтому лишь собрание книг, библиотека является единственной надеждой и не уничтожаемой памятью человеческого рода». 
А. Шопенгауэр
 
«Надо знать книгу. Надо любить и верить в нее. Надо выработать в себе уменье и практическую сноровку работать при помощи книги».
Н.А. Рубакин
 
«Чтение – это один из истоков мышления и умственного развития».
В.А. Сухомлинский
 
«Если поищешь в книгах мудрости внимательно, то найдешь большую пользу для души своей».
Нестор-Летописец
 
«Что может быть драгоценнее, чем ежедневно входить в общение с мудрейшими людьми мира».
 Л.Н. Толстой
 
«Книги рождают мечту, вызывают ее к жизни, заставляют размышлять, воспитывают самостоятельность суждений».
С.Г. Струмилин
 
«Никакие провалы истории и глухие пространства времен не в состоянии уничтожить человеческую мысль, закрепленную в сотнях, тысячах и миллионах рукописей и книг».
К.Г. Паустовский
 
«Книга – это волшебница. Книга преобразила мир. В ней память человеческого рода, она рупор человеческой мысли. Мир без книги – мир дикарей».
Н.А.Морозов
 
«Не ленись читать древние книги, ибо в них ты легко отыщешь и то, что иные с таким трудом обретали в житейском опыте, и постигнешь все».
Василий I Македонянин
 
«Что за наслаждение находится в хорошей библиотеке. Смотреть на книги — и то уже счастье». 
Чарльз Лэм
 
     «Искусство читать — это искусство мыслить с некоторой помощью другого».
Эмиль Фаге
 
«Причина того, что люди так мало запоминают из того, что они читают, заключается в том, что они слишком мало думают сами».
Георг Кристоф Лихтенберг
 
«Всякого рода грубость тает, словно на огне, под влиянием ежедневного чтения хороших книг».
 Виктор Мари Гюго
 
«Знакомство с мыслями светлых умов составляет превосходное упражнение: оно оплодотворяет ум и изощряет мысль».
Иоганн Готфрид Гердер
 
«Изучение было для меня главным средством против скуки жизни, и у меня не было такого горя, которое не рассеивалось после одного часа чтения».
Шарль Луи Монтескье
 
     «Занятия с книгами — юность питают, старость увеселяют, счастье украшают, в несчастии доставляют убежище и утешение, дома радуют, вне дома не мешают…» 
Марк Тулий Цицерон
 
«Книга — чистейшая сущность человеческой души».
Томас Карлейль
 
«Книга жизнеспособна лишь в том случае, если дух ее устремлен в будущее».
 Оноре де Бальзак
 
«Книга, которая не стоит того, чтобы ее читать дважды, не стоит и того, чтобы ее читать и один раз».
Карл Юлиус Вебер
 
«Книги — лучшие товарищи старости, в то же время лучшие руководители юности».
 Сэмлоэл Смайлс
 
«Книги обладают способностью бессмертия. Они самые долговечные плоды человеческой деятельности».
 Сэмлоэл Смайлс
 
     «Нет ничего, что в большей мере привлекало бы меня всю мою жизнь, нежели чтение хороших, добрых книг, содержащих глубокие и интересные мысли».
Али Апшерони
 
«С книгами у нас обстоит дело так же, как и с людьми. Хотя мы со многими знакомимся, но лишь некоторых избираем себе в друзья, в сердечные спутники жизни».
Людвиг Андреас Фейербах
 
     «Лучшая служба, которую может сослужить вам книга, это не только сообщить истину, но и заставить задуматься над ней».
Хаббард Э.
 
«В книгах заключено особое очарование; книги вызывают в нас наслаждение: они разговаривают с нами, дают нам добрый совет, они становятся живыми друзьями для нас».
Петрарка Ф.
 
«В книгах мы жадно читаем о том, на что не обращаем внимания в жизни».
Эмиль Кроткий
 
«Вовремя прочитанная книга — огромная удача. Она способна изменить жизнь, как не изменит ее лучший друг или наставник».
Павленко П.А.
 
«Все хорошие книги сходны в одном, — когда вы дочитаете до конца, вам кажется, что все это случилось с вами, и так оно навсегда при вас и останется».
Хемингуэй Э.
 
«Много есть на свете хороших книг, но эти книги хороши только для тех людей, которые умеют их читать. Умение читать хорошие книги вовсе не равносильно знанию грамоты»
Д.И. Писарев
 
«Чтение хороших книг открывает нам затаенные в нашей собственной душе мысли»
Ш. Пьермон
 
«Величайшее достоинство классических произведений – это то, что они вдохновляют на мудрые беседы, серьезные и сердечные разговоры, размышления».
А. Франс
 
«Книга, достоинство которой заключается в тонкости наблюдений над природой человека и вещей, никогда не может перестать нравиться».
К. Гельвеций
 
«Читай не затем, чтобы противоречить и опровергать, не затем, чтобы принимать на веру; и не затем, чтобы найти предмет для беседы; но чтобы мыслить и рассуждать».
Ф. Бэкон
 
«Хорошая книга – это подарок, завещанный автором человеческому роду».
 Д. Аддисон
 
«Учитесь, читайте, размышляйте и извлекайте из всего самое полезное».
Н.И. Пирогов
 
«Как много людей, которые по прочтении иной хорошей книги открывали новую эру своей жизни!» 
Г. Торо
 
«Поскольку жизнь очень коротка, а свободных часов очень мало, мы не должны тратить ни одного из них на чтение малоценных книг». 
Д. Рескин
 
«Полезнее всего те книги, которые больше других заставляют вас думать».
 Т. Паркер
 
«Ищите людей, разговор с которыми стоил бы хорошей книги, и книг, чтение которых стоило бы разговора с философом»
П. Буаст
 
«Книга- учитель без платы и благодарности. Каждый миг дарит тебе откровения мудрости»
А.Навои
 
«Читать всего совсем не нужно, читать нужно только то, что отвечает на возникшие в душе вопросы»
Л.Н. Толстой
«Читать не размышляя, все равно, что есть и не переваривать»
Э.Борк
 
«Абсурдно устанавливать строгие правила того, что следует читать, а что нет. Добрая половина современной культуры зиждется на том, чего читать не следует».
Оскар Уайльд
 
«Книги — это корабли мысли, странствующие по волнам времени и бережно несущие свой драгоценный груз от поколения к поколению».
Фрэнсис Бэкон
 
«Чтение – вот лучшее учение!»
А.С.Пушкин
 
«Нет лучшего средства для освежения ума, как чтение древних классиков; стоит взять какого-нибудь из них в руки, хотя на полчаса, — сейчас же чувствуешь себя освеженным, облегченным и очищенным, поднятым и укрепленным, — как будто бы освежился купаньем в чистом источнике».
А.Шопенгауэр
 
«Чтение делает человека знающим, беседа – находчивым, а привычка записывать – точным».
Ф.Бэкон
 
«Люди перестают мыслить, когда перестают читать».
Д.Дидро
 
«Следует читать много, но не многое».
Плиний Младший
 
«Чем меньше вы будете читать, тем тщательнее следует выбирать книги».
Ж.Руссо
 
«Читать и не понимать – то же, что совсем не читать».
Я.Коменский
 
«Читай не затем, чтобы противоречить и опровергать, не затем, чтобы принимать на веру, и не затем, чтобы найти предмет для беседы; но чтобы мыслить и рассуждать».
Ф. Бэкон
 
«Чтение для ума – то же, что физическое упражнение для тела».
Д. Аддисон
 
«Читая авторов, которые хорошо пишут, привыкают хорошо говорить».
Вольтер

Детское чтение: история в событиях

«Описания природы» в русской классике традиционно навевают тоску на школьников. Но в советской детской литературе работали люди, которые умели сделать их по-настоящему интересными. Читатель становился наблюдателем, естествоиспытателем, юным натуралистом — почётное звание, которое гораздо ближе к американскому «скауту», чем к современному презрительному «ботанику». Первые станции юннатов появились вскоре после революции, а в 1920-е главным писателем, пропагандировавшим изучение живой природы, стал Виталий Бианки. У него был опыт школьного преподавания; в 1924 году он возглавил «природный» раздел в журнале «Новый Робинзон», в котором публиковались отдельные выпуски «Лесной газеты». В 1928-м Бианки собрал эти выпуски под одной обложкой, и «Лесная газета» стала для советских юннатов настольной книгой. Она действительно устроена как подшивка ежемесячной газеты, где печатаются «вести с полей» и наблюдения за животными (часто присылаемые самими юннатами: «Я изловил в лесу у пенька ящерицу и принёс её домой. Жила она в большой широкой банке, куда я насыпал песку и камешков»), научно-популярные заметки (например, о малярийных комарах или о типах птичьих гнёзд), рассказы с продолжением (их сквозные герои — охотник Сысой Сысоич и мальчик Кит Великанов, который нарочно уснащает свои натуралистические истории небылицами, чтобы проверить внимательность читателей). Здесь есть даже лесные детективы (читатели могут по следам догадаться, что таинственный хищник, наводящий ужас на обитателей леса, — рысь) — и, конечно, загадки и ребусы, без которых не обходилась советская печать.

«Лесная газета» далека от лубочной сентиментальности: скажем, январско-февральский выпуск имеет подзаголовок «Месяц лютого голода», а о конкуренции хвойных и лиственных деревьев на лесных вырубках Бианки печатал настоящие боевые сводки с общим заголовком «Война в лесу»: «Наши корреспонденты своими глазами видели страшную рукопашную между врагами». Ту же суровость можно найти в других его произведениях для детей: например, повести «Мышонок Пик» о полном опасностей путешествии полевого мышонка. В своей повести «Листодёр» поэтесса и исследовательница блокады Ленинграда Полина Барскова вскрывает целый пласт страшного в рассказах Бианки: например, в сказке-диалоге «Лис и мышонок» видит отражение биографии писателя, который пять раз был арестован, а ещё несколько раз сумел скрыться от ареста. Но в произведениях для самых маленьких, книжках вроде «Чей нос лучше?» или цикле «Мой хитрый сынишка», этой интонации, пожалуй, нет — остаётся изумление перед природой, которую можно изучать всю жизнь.

Рядом с Бианки работали и другие замечательные писатели-натуралисты: Нина Павлова Нина Михайловна Павлова (1897–1973) — писательница, учёный-селекционер, доктор биологических наук. С 1928 года работала над выведением новых сортов смородины и крыжовника. Принадлежала к литературной школе Виталия Бианки, под его редактурой выпустила детские рассказы «Рекордный снимок», «Большое чудо», «Живая бусинка», «Жёлтый, белый, лиловый» и др. Печаталась в детских журналах «Чиж», «Пионер», «Юный натуралист» ⁠ , Евгений Чарушин Евгений Иванович Чарушин (1901–1965) — график, скульптор, писатель. Окончил Вхутеин, работал в детском отделе Госиздата под руководством Владимира Лебедева. С 1930 года при участии Самуила Маршака начал писать рассказы для детей о природе и животных. Среди них «Что за зверь?», «Болтливая сорока», серия рассказов про котёнка и щенка Тюпу и Томку. Был постоянным автором журнала «Чиж». Иллюстрировал книги Маршака, Михаила Пришвина, Виталия Бианки. ⁠ , Вера Чаплина Вера Васильевна Чаплина (1908–1994) — детская писательница-анималист, реформатор Московского зоопарка. Подростком поступила в кружок юных биологов зоопарка, в 1933 году создала исключительно популярную у публики площадку молодняка, где животные должны были расти и развиваться, мирно уживаясь друг с другом. Рассказы о своих питомцах печатала в журнале «Юный натуралист», выпустила ряд сборников — «Малыши с зелёной площадки» (1935), «Мои воспитанники» (1937) и множество других. Популярнейшая повесть Чаплиной — «Кинули» — рассказывала о молодой львице, которую она вырастила в собственной квартире. Львица прославилась на весь мир — о ней писали советские и зарубежные газеты, снимали фильмы. Книги Чаплиной широко переводились на иностранные языки. ⁠ (писавшая о приключениях своей воспитанницы — молодой львицы Кинули), Ольга Перовская Ольга Васильевна Перовская (1902–1961) — советская детская писательница. Дочь учёного-лесовода, до революции служившего лесничим в Центральной Азии. В 1925 году опубликовала первую и самую известную свою книгу — «Ребята и зверята», сборник автобиографических рассказов о жизни четырёх сестёр и их многочисленных домашних питомцев: лошадей, волчат или маралов, которых они выращивают и приручают. Перовская написала ещё ряд рассказов и повестей: «Необыкновенные рассказы про обыкновенных животных» и «Мармотка» (1939), «Про поросят» (1941), «Остров в степи» (1934, в соавторстве с мужем Григорием Замчаловым), «Золотое руно» (1957, соавт.), «Джан — глаза героя» (1958). В 1943 году была репрессирована и осуждена на 10 лет лагерей, позднее заменённых ссылкой; впоследствии реабилитирована. ⁠ ; книга последней «Ребята и зверята» (1925) — воспоминания о детстве, проведённом в тесном общении с животными, атмосфера рассказов Перовской напоминает книги Джеральда Даррелла и Джеймса Хэрриота Джеймс Хэрриот (1916–1995, настоящее имя — Джеймс Альфред Уайт) — английский писатель, ветеринар, в годы Второй мировой войны — лётчик. Держал ветеринарную практику, в 50 лет начал писать и создал несколько книг о жизни и работе сельского ветеринара. Книга «О всех созданиях — больших и малых», объединившая под одной обложкой две первые повести Хэрриота, до сих пор пользуется большим успехом, по мотивам произведений Хэрриота было снято несколько фильмов и телесериал. ⁠ . Одна из самых необычных книг в этом ряду — популярный и сегодня фантастический роман Яна Ларри «Необыкновенные приключения Карика и Вали» (1937), его герои — дети, которые из шалости выпивают жидкость, разработанную их соседом-профессором: Карик и Валя уменьшаются до микроскопических размеров, профессор, тоже выпив экспериментальную жидкость, пускается на их поиски. Все они попадают в мир насекомых, где безобидная козявка оказывается страшным хищником, а кузнечик или тихоходка могут спасти жизнь. Перед нами почти сценарий супергеройского фильма: моралью «Карика и Вали» становится идея, что смелость и находчивость человека могут преодолеть самые невероятные трудности.

Предшественником всей этой волны авторов можно назвать Дмитрия Кайгородова — биолога и выдающегося популяризатора естествознания, обладавшего даром «вживаться» в рассказываемый мир: он ещё до революции доступным и уважительным языком рассказывал детям о цветах и птицах. Но повлияла на детскую литературу о природе и повествовательная традиция, заложенная Тургеневым в «Записках охотника»: тексты Михаила Пришвина, Константина Паустовского, Ивана Соколова-Микитова Иван Сергеевич Соколов-Микитов (1892–1975) — писатель, журналист, репортёр. В 1910 году написал первую сказку «Соль земли», посещал литературные кружки, где познакомился с Александром Грином, Михаилом Пришвиным, Александром Куприным и другими. В 1920–1922 годах находился в вынужденной эмиграции в Англии и Германии. После возвращения на родину участвовал в экспедициях Отто Шмидта по Северному Ледовитому океану. Долгое время, в том числе в годы Великой Отечественной войны, работал спецкором «Известий». ⁠ — прекрасные образцы пейзажной, анималистической, охотничьей и рыболовецкой прозы, а заодно и неистощимый источник для школьных диктантов и изложений. — Л. О.

РУССКИЕ КЛАССИКИ О ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ | Университетские Истории

Дмитрий ЕМЕЦ

РУССКИЕ КЛАССИКИ О ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

(В.Г.БЕЛИНСКИЙ, А.П.ЧЕХОВ, Л.Н.ТОЛСТОЙ, А.И.КУПРИН, Н.С.ЛЕСКОВ И ДР.)

В детскую литературу ведет множество разных дорог. Некоторые выбирают детскую аудиторию как неопытную, менее требовательную, с невыработанным еще вкусом и как правило, благосклонную.

По этой причине на детский рынок любую эпоху выбрасывалось множество книг, которые прошли через несколько изданий, проведенных не своим временем. Много было среди детских книг беллетристики, много слабых стихов и несовершенной научно-познавательной литературы. Порой эта волна так захлестывала, что, кажется, детской литературы вообще нет, а существует только некая паралитература, отношение к которой со стороны мыслящей части общества было негативным.

Это во многом объясняет подчас очень острые высказывания в адрес детской литературы, известные русским критикам и писателям. Данная работа представляет собой подборку таких высказываний с середины XIX века до начала ХХ-го и попытки их интерпретации.

В.Г.БЕЛИНСКИЙ.

Одним из первых о детской литературе и главным образом, о принципе отбора текстов для нее заговорил В.Г.Белинский. Его тезис о том, что литература для детей должна «занимать взрослых людей … как литературное произведение, писанное для всех» будет многократно и в разных вариациях повторяться в последующие десятилетия, причем чаще всего независимо от Белинского, настолько всеобщей станет эта мысль.

«Общее мнение осудило детские книжки на ничтожество и презрение.Детские книжки, детский писатель — это все равно, что «пустые книжки», что «вздорный писатель». Предложи книгопродавец какому-нибудь известному литератору написать книжку для детей: если еще не обидится таким предложением наш известный литератор, то уж непременно ответит, что ему некогда заниматься таким вздором. Предложи книгопродавец написать детскую книжку какому-нибудь незавидному литератору: «Извольте, — ответит тот, — детскую-то книжонку мы разом намараем» — сядет, да и напишет. Отец, покупая для детей книги, говорит книгопродавцу: «Как же можно так дорого просить за детские книжки ?… Напиши журналист в своей библиографической хронике серьезную статью о вновь вышедшей детской книжке — все близорукие крикуны возопиют: «Помилуйте! можно ли говорить так много, так важно и таким ученым языком о детской книжке? Грубое заблуждение, жалкая ошибка! » (4,68).

Л.Н.ТОЛСТОЙ.

Решительно атакует достижения детской литературы и Л. Н.Толстой. В статье «Обрушивается на списки книг» писатель обрушивается на списки книг, рекомендованные Комитетом для народных школ.«Все без исключения книги, выписанные здесь, по моему мнению, дурны и бесполезны», — утверждает Толстой, хотя в тех же списках были сказки Пушкина, Жуковского, басни Крылова.

Особенно раздражают Толстого «мнимые знания», даваемые во многих книгах в качестве прописной истины. Нападая на них, Толстой берет на прицел в основном книги К.Д.Ушинского, являвшегося в то время самым большим авторитетом в детской литературе и образовании.

В качестве Толстой приводит целые рассказы из «Детского мира», разбирая их пословно и предостав на слабые места.В Ушинском Толстого раздражает «ложная манера языка и декламации, которая, к несчастью, так часто царствует в наших учебных заведениях». Особенно нападает писатель на «приятный стиль», сладкие эпитеты и «образцы с уменьшительными», такие как «жучок, зайчик» и другие.

А.П.ЧЕХОВ.

Целый ряд полемических высказываний о детской литературе принадлежит А. П.Чехову. В письме к Г.И.Россолимо от 21 янв. 1900 г. он отмечает: «… так называемой детской литературы не люблю и не признаю.Детям надо давать только то, что годится и для взрослых. Андерсен, «Фрегат Паллада», Гоголь читаются охотно детьми, взрослыми также. Надо не писать для детей, а уметь выбирать из того, что уже написано для взрослых, т.е. из настоящих художественных произведений; уметь выбирать лекарство и дозировать его — это целесообразнее и прямее, чем стараться выдумать для больного какое-то особое лекарство только, что он ребенок ».

В «Осколках московской жизни» Чехов пишет о воздействии на детей приключенческой литературы: «Раньше дети, начитавшись Майн Рида и Купера, удирали из родительских домов и изображали бегство в Америку, теперь дети зачитываются пастуховским« Разбойником Чуркиным »и идут в… разбойники ».

В качестве писателя приводит нашумевший случай, когда подростки, сбежав из дома, убили подвозившего их мужика. «Теперь малыши сидят в тюрьме и изобретают способы бегства . .. описываемый случай может быть первым доказательством тлетворного чтения книг на детские умы — роскошная тема для передовицы в ваганьковском вкусе», — с иронией продолжает Чехов.

Для детей М.В.Киселевой Чехов пишет пародию «Сапоги всмятку», в которой нагнетает слащавые приемы плохой детской литературы:

Шли однажды через мостик жирные китайцы.

Впереди их, задрав хвостик, торопились зайцы.

Вдруг китайцы закричали: «Стой! Лови! Ах! Ах! »

Зайцы выше задрали и попрятались в кустах.

Мораль сей басни всем ясна:

Кто зайцев хочет кушать,

Тот ежедневно, встав со сна,

Папашу должен слушать!

Рассказ «Каштанка», переделанный для детей из одноименного взрослого рассказа, отдельным изданием и вскоре стал очень популярен. 13 марта 1888 года Чехов писал брату Михаилу: «Детишки не отрывают от меня глаз и ждут что-нибудь необыкновенно умное.По их мнению, я гениален, так как написал повесть о Каштанке. У Сувориных одна собака называется Федором Тимофеевич, другая Теткой, третья Иваном Ивановичем ».

Скептически относясь к занятию детской литературой в целом, Чехов одновременно помогал многим детским писателям, обращавшемся к нему за советом.

«Вашего« Ларьку »шлю Вам. Вы почините его, приспособите к детишкиным мозгам, перепишите и пришлите мне … (2, 144) »- пишет он одной из своих корреспонденток.

Н.С.ЛЕСКОВ.

Создавал детские произведения и Н.С.Лесков. Из них наиболее известен рассказ «Старец Герасим и лев», написанный им для журнала «Игрушечка». Однако детским писателем себя, разумеется, Н.С.Лесков не считал и любил цитировать шутливое четверостишие Шумахера к памятнику А.И.Крылова:

Лукавый дедушка с гранитной высоты

Глядит, как резвятся вокруг него ребята,

И думает: «О милые зверята,

Какие, выросши, вы будете скоты!»

Любопытно и письмо Н.С.Лескова к А.Н.Толиверовой, издателем журнала «Игрушечка», в котором известный писатель резко отзывается о детях и литературе для них:

«Так как вы выразили намерение напечатать мой портрет в числе« друзей детства ». вам сказать, что это едва ли будет уместно. Я не питаю никаких особливых чувствительных к здоровью людей. Поэтому я никак не хочу, чтобы меня называли «другом детей» — существ, ничем добрым себя не выразил.Пусть с ними дружит, кто хочет и кто может дружить с неизвестными величинами, но я питаю больше дружбы с тем, что я знаю за хорошее и полезное: я дорожу дружбой взрослых и зрелых людей, доказавших жизнию свою нравственную силу, прямоту, честность, умеренность и воздержание. Этим людям я друг и хотел бы жить и умереть с ними; но что до детей, то их потому, что они дети, — я нимало не люблю и часто ужасаюсь за них и их матерей и отцов. Притом же у вас у вас в журнале было сказано, что вы будете пособлять воспитывать детей так, чтобы они умели достигли как можно больше «счастия».»Эти учителя будут воспитывать в выраженном ими вредном и противообщественном духе», но этакое воспитание, по моему понятию, очень предосудительно и не желаю быть в числе «друзей» тех детей.

Однако мнение, выраженное Лесковым в этом письме, отражает лишь часть его взглядов на детское воспитание. В начале своей литературной деятельности в пылкой антинигилистической статье «Специалисты по женской части», перечисляя слабые места позиции нигилистов, Лесков пишет: «Материнскую заботу о детях называли узостью взгляда, которую противопоставляли широкий взгляд на сдачу попечению общества. чужих детей так же, как своих.”

А.И.КУПРИН.

Немало любопытных суждений о детской литературе принадлежит Александру Ивановичу Куприну, автором детских рассказов «Лолли», «В цирке», «Белый пудель», «В недрах земли» и многих других.

В 1911 году, беседуя о детских книгах с репортером «Петербургской газеты», Куприн заметил:

«- О детской литературе? — с оттенком едкой иронии переспросил Александр Иванович, — у нас нет детской литературы. У нас детей не уважают, не любят, чуть что не презирают.Какая уж тут литература? »

Так же как А.П.Чехова и Л.Н.Толстого, А.И.Куприна выводила из себя сентиментальность, царящая в детской литературе. Именно в этом ключе писатель пародирует популярный жанр святочного рассказа в своей миниатюре: «По заказу»:

«Бледный, изнуренный мальчик любуется на куличи, выставленные в роскошной кондитерской. Неожиданно появляется на сцену таинственный господин с золотыми очками и непременно в богатой лисьей шубе (вообще удивительную проявляющую энергию на святках этот господин!).Завязывается разговор. Оказывается, что «тятька» у мальчика умер, столетний «дедка», согнутый в дугу, не слезает с печи, «мамка» лежит больная, сестренка …, ну и т.д. «Веди меня туда!» — решительно говорит господин в золотых часах, и через полчаса у мамки появляется хорошее вино и лекарство, прописанное лучшее доктором, дедку накормили манной кашей и купили ему теплый набрюшник …, а господин в лисьей шубе скрылся, не сказав даже своего имени, но оставив на столе кошелек, наполненный золотом ».

В то же время Куприн выступает как выступает против любого произведения, написанного для детей, в котором обнаруживает неуважение и нелюбовь к ребенку.Для понимания взглядов Куприна на детские книги представляет немалый его письмо к И.Елпатьевской, написанное им во время его пребывания Саратовской губернии:

«. .. Или вздумав учить грамоте Ваньку-пастуха и дочку лесника Параньку, составляю новую .. Навел меня на эту мысль попавшийся мне под руку букварь какого-то идиота … Букварь этот предназначенный для народных школ и конечно одобренный Ученым комитетом, приводит следующие примеры на буквы: ж — жирафф, г — горилла, б — бизон, д — дикая собака и серна (почему серна?)… И тут же рисунки — расплывчатые, размазанные, безобразные … И выходит что же? Выходит, что I) ребенок должен поверить, что это пятно изображает животное, называемое жираффом, 2) учитель должен удовлетворить любопытство учащегося, который, конечно, заинтересуется подробностями о нравах и обычаях этих самых жираффов, горилл и ягуаров. Здесь, наверное, не только учитель из «неокончивших» наплетет с три короба, и 3) ученик должен запомнить эти новые и странно звучащие для него слова и не смешать гориллу с Гаврилой…

Ей Богу, это не я придумал, я списал слово в слово. Хорошо? И это я взял наугад, первое попавшееся. Много есть в этом букваре и других редкостей . .. Словом, я решил составить свою азбуку … И эту систему прекрасно усваивают, как оказалось, не только дети, но и неграмотные взрослые.

САША ЧЕРНЫЙ.

Активное пародирование плохих В 1910 году Саша Черный язвительно высмеивает стиль детских авторов в стихотворении «Сиропчик»:

Дама, качаясь на ветке,

Пикала:

«Милые детки!

Солнышко чмокнуло кустик.

Птичка оправила бюстик

И, обнимая ромашку,

Кушает манную кашку …

Дети в оконные рамы

Хмуро уставясь глазами,

Полны недетской печали

Дамали в молчаньи вними.

Вдруг зазвенел голосочек:

«Сколько напиликала строчек?»

Несмотря на свою остроту, все высказывания классиков о детской литературе объединены единым пафосом. Этот пафос в стремлении к улучшению и выработке в горниле спора полноценной детской литературы, которая, как это происходит, происходит сейчас, не будет отделена от взрослой литературы непреодолимой стеной.

В литературе XIX века и позже, века ХХ-го, последовательная преемственность закрепляла лучшие традиции русской детской литературы. Традиция русской повести о детстве идет от Карамзина. Традиция батальной и военной повести — от Л.Н.Толстого. Традиция зообеллетристики — от Аксакова и Тургенева. Традиция сказочно-фантастической повести — от Погорельского, традиция стихотворной сказки — от Пушкина и Жуковского. Все эти образцы созданы для русской детской литературы прочный фундамент, на котором она стоит и доныне.

Автор: Дмитрий Емец

Художник: Константин Разумов

Цитаты из детских книг, которые понравятся взрослым — Маленькие истории

Обычно, если говорят о детских книгах, которые интересны взрослым — вспоминают «Алису» и «Маленького принца». Действительно, сказки чудесные и местами настолько глубокие, что в них можно провалиться, как в кроличью нору. В любом возрасте. Но эти книги не одиноки!

Сегодня «Маленькие истории» собрали для вас десяток остроумных и добрых книжек, которые вы с удовольствием прочтете сами, пока будете читать вслух детям. Чтобы вы почувствовали, насколько они хороши — мы добавили цитаты, которые пробирают до самого сердца или заставляют улыбаться!

Сказки Дядюшки Римуса

Автор: Джоэль Харрис

«Так часто бывает на свете: один натворит бед, а другой за них отвечает».

«Коржики — они, конечно, лучше на вкус, чем на слух…»

«- Это очень смешная песенка, — сказал мальчик.
— Смешная, конечно, — ответил старик, — потому что мы не понимаем по-лягушачьи.
А если бы мы понимали, может, она вовсе и не была бы смешная ».

Ходячий замок

Автор: Диана Уинн Джонс

«Ненавижу несчастненьких. Вечно капают слезами прямо на меня. Лучше бы злились, право слово ».

«Истерики редко происходят действительно из-за того, из-за чего их закатывают».

«Когда отправляешься на поиски счастья, не становится до мелочей».

Винни-Пух и все-все-все

Автор: Алан А.Милн

«Если тебе показалось, что твой собеседник тебя не слушает, будь терпелив. Может быть, ему просто что-то попало в ухо ».

«Иногда самые незначительные вещи занимают больше всего места в твоем сердце».
«Если ты проживешь сто лет, я бы хотел прожить сто лет минус один день, чтобы мне не пришлось ни дня прожить без тебя».

«Любовь делает несколько шагов назад… чтобы уступить место счастью, кого ты любишь».

Цикл о Муми-Троллях

Автор: Туве Янссон

«Для того, чтобы во что-то верить, вовсе не обязательно знать, правда ли это».

«Одинаково важно знать вещи: как быть одному и как быть с другими».

«Наказание — это не единственный способ заставить кого-то хорошо себя вести».

«Ваши планы не обязательно должны быть необычайными, чтобы сделать вас необычайно счастливыми».

Цикл о Мэри Поппинс

Автор: Памела Трэверс

«Лев, как вам известно, царь зверей. Ему нельзя забывать о своём положении. Я считаю, что Лев всегда должен отлично выглядеть, где бы он ни находился ».

«Бальные танцы, как в прочем и все другие, танцуются в паре, т. е. вдвоем, иначе в них нет никакого смысла. Одиночество в танцах вредно отражается на мировоззрении ».

«- Я думаю, — сказала она негромко, — что сильнее всего — терпение. Потому что в конце терпение побеждает всё. »

Незнайка на Луне

Автор: Николай Носов

«- А кто такие эти полицейские? — спросила Селёдочка.
— Бандиты! — с раздражением сказал Колосок.- Честное слово, бандиты! По-настоящему, обязанность полицейских — защищать население от грабителей, в действительности же они защищают лишь богачей ».

«Мы не хотим также сказать, что, приобретение акций, коротышки ничего не приобретают, так как, покупая акции, они получают надежду на улучшение своего благосостояния. А надежда, как известно, тоже чего-да стоит ».

«Наконец он все же набрался храбрости настолько, что решился признаться в собственной трусости».

Цикл о Пеппи Длинныйчулок

Автор: Астрид Линдгрен

«Для маленьких детей необходимо совершенно, чтобы жизнь шла по заведенному порядку, а главное, чтобы этот порядок завели они сами!»

«Не следует огорчаться по пустякам. Берегите свое здоровье. В гостях надо всегда веселиться ».

«Взрослым никогда не бывает по-настоящему весело. Да и чем они заняты: скучной работой или модой, а говорят только о мозолях и подоходных налогах ».

Вафельное сердце

Автор: Мария Парр

«Смерть почти как снег: никогда не знаешь, когда он пойдет, хотя чаще всего это случается зимой».

«Она приготовила себе свой фирменный завтрак, настолько вредный для здоровья, что готовить его можно только если никого нет дома».

«Я посмотрел на нее и подумал, что наверняка хотят на ней жениться. У нее серьга серебряная в носу ».

Бесконечная история

Автор: Михаэль Энде

«Всё, что пусто, легко управляемо».

«Можно быть убежденным, причем даже годами, что ты чего-то страстно желаешь, но только пока это желание остается несбыточным. А может возникнуть возможность его осуществить, как хочешь лишь одного: лучше бы никогда этого не возникает возможность его осуществить ».

«Ничего не может измениться для тех, кто сам не меняется».


Хорошего настроения и — читайте полезные книги. Ваши «Маленькие истории».

М. Горький о детской литературе. Статьи, высказывания, письма. [3-е изд., Переработанное]. Изд. «Детская литература», М., 1968. 432 с.

Сборник, имеющийся в книжном фонде Музея А.М. Горького и Ф.И.Шаляпина, состоит из пяти разделов. В первом — собраны статьи и высказывания А.М. Горького о детской литературе и детском чтении; во втором — его письма родным, писателям, педагогам, ученым; в третьем — письма и обращения к детям (в Архиве А.М. Горького хранится около 2500 писем ребят). В четвертый раздел сборника вошли статьи А.М. Горького о творчестве детей. В представленной информации имеются и материалы из воспоминаний о М. Горьком А. Е. Богдановича, Н. Венгрова, В. А. Десницкого и др. Материалы, опубликованные в четырех разделах, размещены в хронологическом порядке, что дает возможность проследить в исторической деятельности А. М. Горького в области воспитания нового поколения.

Как известно, вместе с издательством «Парус» Алексеем Максимовичем была задумана публикация книг для детского чтения.Горький поддерживал тех, кто только начинал писать для подрастающего поколения, привлекает к созданию детских книг лучших писателей (К. Чуковского, С. Маршака, Л. Пантелеева, В. Каверина, Л. Кассиля, М. Ильина и др.) И ученых. Писатель явился организатором первого советского журнала для детей «Северное сияние», специального литературного издательства. Горький не являлся педагогом, но думал о воспитании до конца своих дней. В речи на языке Лиги социального воспитания в 1917 году он формулирует цели воспитания: «насыщение человека знаниями о мире и о нём самом, формирование характера и воли, развитие способностей».Эти цели актуальны и сегодня. Горький выступал за радостное детство, в котором жизнь и труд наслаждением, а не жертвой и подвигом. Он выдвигает тезис о том, что охрана детей является охраной культуры и отмечает, что воспитание детей должно заниматься людьми, которые любят это дело по настоящему.

Л.Б. Белова

Избранные места из переписки о детском чтении

Статья составлена ​​из самых разных высказываний моих знакомых педагогов, писателей, издателей, редакторов, родителей о чтении, о книгах, о взаимоотношениях и взрослых детей.Она не может рассматривать как социологический материал, так как абсолютно все респонденты вовлечены в тему чтения.

«Все мы хотим, чтобы наши дети читали, да? А зачем? »

На этой, по-моему, гениальной фразе Марины Аромштам (которой она, кстати, немало озадачила участников круглого стола: школьных и вузовских преподавателей, занимающихся проблемой чтения) можно было бы статью и закончить — поиски ответа и сопоставление целей со средствами и средствами ее использования достижения для современного мыслящего человека станет увлекательным детективным расследованием.

Отбросим все банальные определения про освоение навыков работы с информацией или духовное и интеллектуальное развитие. Наиболее верным объяснением всеобщей родительской тревоги о детском чтении мне представляется вот что:

— во-первых, чтение было для многих и многих (но далеко не для всех) советских детей и подростков одной из форм досуга, причем досуга в буквальном смысле — свободного времяпрепровождения, самостоятельной жизни.Современный ребенок ведет какой-то совсем иной, непонятный образ существования. И дело, наверное, именно в этой вот свободе, а? Ну как в книжке про девочку Момо — свободе распоряжаться собой, своим временем и не спешить! И в этом смысле чтение книги — прямое противопоставление общению в социальных сетях или компьютерной игре. Читающий ребенок — это понятно, а вот играющий, погруженный в виртуальный мир — не очень. Гораздо меньше на свободу, больше — на зависимость;

— во-вторых, круг чтения старшего поколения — это своеобразный культурный код: набор цитат и образов, сюжетов, которые составляют общие переживания и — это главное — общий язык. О том, что чтение художественной литературы улучшает речь, мы слышим часто. Реже задумываемся о ее главной роли. А ведь нам очень удобно друг с другом, если высказывания строятся на общих переживаниях, речевых формулах.

Александр Македонский, конечно, герой, но зачем же стулья ломать? (с)

Эта фраза (или какая-то другая, вроде «Ба, знакомые все лица») известна моим ровесникам как устойчивое выражение в речи родителей. Курс литературы становился своего рода «встречей» со старыми знакомыми, точнее, знакомством с ними.Алексей Иорш (карикатурист, художник) пишет в своем ЖЖ: «У меня с моими родителями был примерно одинаковый костяк книг внеклассного чтения. В очередь это была серия «Библиотека приключений» и все, что рядом, — Жюль Верн, Дюма, Майн Рид, Каверин, Обручев, Джек Лондон, Грин. Таким образом, у нас сформирована единая ценностная база, служившая для взаимопонимания поколений. Этакий неосознанный кодекс советской интеллигенции. «Боротьсяиискатьнайтиинесдаваться», «Анукапеснюнампропойвеселыйветер» ».Примерно об этом задумалась группа журналистов «Русского репортера» («Геном русской души»).

И настоящая тема еще требует своего осмысления: недаром не утихают споры вокруг «чтения классики» — К. Мурашова, «Девочка и ее собака»: обратите внимание на линейку комментариев к этому посту.

Ностальгия по «хорошей литературе»?

Есть ли она и связана ли она обязательно с той, что была написана ранее? Илья Берштейн (редактор книг «из папиного книжного шкафа» — в издательстве «Самокат» и в издательстве «Теревинф») рассуждает на эту тему:

«Я думаю, главное, что должны делать родители, желающие вырастить читателей, — читать сами.Постоянно. И не детские книги, а свои, взрослые. И ходить в театры-музеи. Дома должны вестись соответствующие интеллектуальные разговоры. При выполнении этого условия становится неважным, много ли читают вслух, рекомендуют ли книги из своего детства, следят ли за качеством новых книг и т. п. Общие сюжеты и цитаты тоже могут быть почерпнуты не из детской литературы, а из, например, классики — когда читатель до нее дорастет.

Я, например, не сумел (не стал прилагать специальные усилия, чтобы) приохотить своих детей к чтению книг моего детства — при том, что занимаюсь именно этой литературой как издатель.Но они выросли (растут) вполне читающими, и культурного разрыва вроде нет ».

«Рыбаков, Осеева, Катаев не будут прочитаны, похоже, никогда».

Приведу еще одно мнение на эту тему. «Книги« из своего детства »при прочтении детям вызывали недоумение — полный текст« Буратино »,« Чиполлино »(может быть, виноват новый перевод),« Трех толстяков ». Похоже, мне тоже когда-то читали с купюрами, а я сама позже как-то научилась «опускать» скучное-непонятное.Как иначе объяснить, что любимая книжка «Динка», по-моему, начиналась вовсе не с рассказа о двух сестрах и их революционной деятельности, а с эпизода с девочкой на реке?

Теперь самое больное, с чем пока не могу справиться и смириться. Список книг для 9—10 лет, подобранный сыну, включал очень много советских книг, на которых я росла в том же возрасте. Так вот, этот список развалился на несколько кусков. Рыбаков, Осеева, Катаев не будут прочитаны, похоже, никогда.С ними — революционные и военные повести типа «Зеленого фургона». Даже не из-за политики. Человеческая жизнь там как-то очень мало значит … Открыла «Кортик» — не смогла продраться, честно. А так любила … »- пишет мне выпускающий редактор сайтов« Бона.ру »и« Наш малыш »Ирина Суховей. И мне кажется, что это очень точно! Похожую мысль высказывает Анна Ремез, детский писатель: «Для меня актуальна проблема нахождения точек соприкосновения реалий прошлого с реалиями сегодняшними в литературе.Как рассказывать о литературе прошлого, особенно о советской, так, чтобы это стало близко сегодняшнему читателю? »

Что «на новенького»?

Про общую ценностную базу у меня в последнее время появилось наблюдение: современным читающим взрослым иногда интереснее что-то проживать новое вместе с детьми, нежели оставаться в «своем историческом контексте». Может быть, стоит это рассматривать как сохранившуюся модель «совместного проживания» с обновленным? Воспользоваться формулой Жени Кац — педагога, организующего игровые занятия для детей и взрослых, слеты туристят или «Клад в лесу», автора книг «Математика в твоих руках» и «Игры для начинающих мам»: «Я могу сказать за себя: я люблю читать вслух — как детям, так и подросткам, и взрослым, и для меня это способ общения ».И прислушаться к автору замечательной «Большой маленькой девочки» Марии Бершадской: «Мне кажется важным (и для читателей, и для тех, кто пишет книжки) искать новые выразительные средства, новый язык. И, конечно же, новые темы ».

И все-таки она вертится (с), а дети читают!

Из комментариев к записи о детском чтении на ФБ:

— Как. Заставить. Их. Читать?
— Как перестать заставлять))
— И как приохотить…

Вернемся к вопросу детского чтения-нечтения. Анна Ремез: «И еще проблема избавления от сусального хлама при разговоре о книге и чтении, от штампов: рассказ о книгах и важности чтения принято сопровождать дурными стихами о пользе чтения, надуманными шаблонами вроде« страны Литературии »,« Страны сказок »,« уголков » Библиош »и прочими псевдолитературными экзерсисами, которые безнадежно устарели». Общество уверено: читать — это хорошо и правильно. Но тогда почему огромное число взрослых людей, которые профессионально заняты делом приобщения детей к чтению, не может найти о книгах правильные, убедительные слова? Бьются над проблемой понимания текста, убеждают друг друга в том, что без уроков литературы, без возврата сочинения читать совсем перестанут… По меткому выражению Елены Романичевой (профессора МГПУ, автора книг и учебных курсов по обучению стратегиим чтения), «не все взрослые ориентируются» в детском чтении, но зато все считают себя в этом таковыми ».

Все умеют рассуждать о великой пользе чтения в деле патриотического и нравственного воспитания, но читать сами взрослые не спешат. «Подростку должна быть предоставлена ​​свобода чтения, но он должен знать отношение родителя к репертуару своего чтения: не разделяю, не всегда, не мой автор … или наоборот», — продолжает свою мысль Романичева. А рецепт чтения очень прост. О нем писали почти все мои респонденты: «совместная активная деятельность. Именно активная, не просмотр телепередач, прогулки, игры, путешествия.Общий круг чтения — это еще и совместное переживание, возможность поделиться эмоциями и быть понятым. А еще это возможность для ребенка говорить со взрослым на «больные темы» как бы отвлеченно, как бы не о себе »- пишет Анастасия Россинская (организатор проекта« Квестигра »).

Дело не в чтении. И вопрос не в том, какие книги читать детям — классику или новинки. Дело в том, зачем нам все это нужно: чтобы быть вместе с нашими детьми или отгородиться от них ширмой нравственности и воспитания.

Редакция благодарит Всероссийский конкурс на лучшее литературное произведение для детей и юношества «Книгуру» за поддержку при работе над этим опытом.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

При поддержке Немецкого культурного центра им. Гете, Фонд имени Генриха Бёлля, фонд Михаила Прохорова и других партнеров.

Афоризмы о книгах и чтении


«Вся жизнь последовательно оседала в племена, люди, государство исчезает, книга оставалась».
А.И. Герцен

«Большая часть человеческого знания во всех отраслях существует лишь на бумаге, в книгах, — этой бумажной памяти человечества.Поэтому лишь собрание книг, библиотека является единственной надеждой и не используемой памятью человеческой ».
А. Шопенгауэр

«Надо знать книгу. Надо любить и верить в нее. Надо выработать в себе уменье и практическую сноровку работать при помощи книги ».
Н.А. Рубакин

«Чтение — это один из истоков мышления и умственного развития».
В.А. Сухомлинский

«Если поищешь в книгах мудрости внимательно, то найдешь большую пользу для души своей».
Нестор-Летописец

«Что может быть драгоценнее, чем ежедневно входить в общение с мудрейшими людьми мира».
Л.Н. Толстой

«Книги рождают мечту, вызывают ее к жизни, заставляют размышлять, воспитывают самостоятельность суждений».
С.Г. Струмилин

«Никакие провалы истории и глухие пространство не в состоянии уничтожить человеческую мысль, закрепленную в сотнях, тысячах и миллионах рукописей и книг».
К.Г. Паустовский

«Книга — это волшебница.Книга преобразила мир. В ней память человеческого рода, она рупор мысли. Мир без книги — мир дикарей ».
Н.А.Морозов

«Не ленись читать древние книги, потому что в них ты легко отыщешь и то, что другим таким трудом обретали в житейском опыте, и постигнешь все».
Василий I Македонянин

«Что за наслаждение находится в хорошей библиотеке. Смотреть на книги — и то уже счастье ».
Чарльз Лэм

«Искусство читать — это искусство мыслить с некоторой помощью другого».
Эмиль Фаге

«Причина того, что люди так мало запоминают из того, что они читают, это в том, что они слишком мало думают сами».
Георг Кристоф Лихтенберг

«Всякого рода грубость тает, как на ежедневном чтении хороших книг».
Виктор Мари Гюго

«Знакомство с мыслями светлых умов составляет превосходное упражнение: оно оплодотворяет ум и изощряет мысль».
Иоганн Готфрид Гердер

«Изучение было для меня главным средством против скуки жизни, и у меня не было такого горячего, которое не рассеивалось после одного часа чтения».
Шарль Луи Монтескье

«Занятия с книгами — юность питают, старость увеселяют, счастье украшают, в несчастии доставляют убежище, утешение, дома рад, вне дома не мешают . ..»
Марк Тулий Цицерон

«Вернуться Книга — чистейшая сущность души ».
Томас Карлейль

«Книга жизнеспособна лишь в том случае, если дух ее устремлен в будущее».
Оноре де Бальзак

«Книга, которая не стоит того, чтобы ее читать дважды, не стоит и того, чтобы ее читать и один раз».
Карл Юлиус Вебер

«Книги — лучшие товарищи старости, в то же время лучшее руководство юности».
Сэмлоэл Смайлс

«Книги обладают способностью бессмертия. Они самые долговечные плоды обратной деятельности ».
Сэмлоэл Смс

«Нет ничего, что в большей мере привлекает меня всю мою жизнь, нежели чтение хороших, добрых книг, глубокие и интересные мысли».
Али Апшерони

«С книгами у нас обстоит дело так же, как и с людьми.Хотя мы со многими знакомимся, но лишь некоторые избираем себе в друзья, сердечные спутники жизни ».
Людвиг Андреас Фейербах

«Лучшая служба, которую может сослужить вам книгу, это не только сообщить истину, но и заставить задуматься над ней».
Хаббард Э.

«В книгах заключено особое очарование; книги вызывают в нас наслаждение: они разговаривают с нами, дают нам добрый совет, они становятся живыми друзьями для нас ».
Петрарка Ф.

«В книгах мы жадно читаем о том, на что не обращаем внимания в жизни».
Эмиль Кроткий

«Вовремя прочитанная книга — огромная удача. Она способна изменить жизнь, как не изменит ее лучший друг или наставник ».
Павленко П.А.

«Все хорошие книги сходны в одном, — когда вы кажется, что все это случилось с вами, и так оно навсегда при вас и останется».
Хемингуэй Э.

«Много есть на свете хороших книг, но эти книги хороши только для тех людей, которые умеют их читать. Умение читать хорошие книги вовсе не равносильно знанию »
Д.И. Писарев

«Чтение хороших книг открывает нам затаенные в нашей собственной душе мысли»
Ш. Пьермон

«Величайшее достоинство классических произведений — это то, что они вдохновляют на мудрые беседы, серьезные и сердечные разговоры, размышления».
А. Франс

«Книга, достоинство которой заключается в тонкости наблюдений над природой человека и вещей, никогда не может перестать нравиться».
К. Гельвеций

«Читай не затем, чтобы противоречить и опровергать, не затем, чтобы принимать веру; и не затем, чтобы найти предмет для беседы; но чтобы мыслить и рассуждать ».
Ф. Бэкон

«Хорошая книга — это подарок, завещанный автором человеческому роду».
Д. Аддисон

«Учитесь, читайте, размышляйте и извлекайте из всего самое полезное».
Н.И. Пирогов

«Как много людей, которые по прочтении иной хорошей книги открывали новую эру своей жизни!»
Г. Торо

«жизнь очень коротка, а свободных очень мало, мы не должны тратить одного из них на чтение малоценных книг».
Д. Рескин

«Полезнее всего те книги, которые больше других заставляют вас думать».
Т. Паркер

«Ищите людей, разговор со стоил бы хорошей книги, и книг, чтение стоило бы разговора с философом»
П. Буаст

«Книга- учитель без платы и благодарности. Каждый миг дарит тебе откровения мудрости »
А.Навои

« Читать всего совсем не нужно, читать нужно только то, что отвечает на возникшие в душе вопросы »
Л.Н. Толстой
«Читать не размышляя, все равно, что есть и не переваривать»
Э.Борк

«Абсурдно устанавливать строгие правила того, что следует читать, а что нет.Добрая половина современной культуры зиждется на том, чего читать не следует ».
Оскар Уайльд

«Книги — это корабли мысли, странствующие по волнам времени и бережно несущие свой драгоценный груз от поколения к поколению».
Фрэнсис Бэкон

«Чтение — вот лучшее учение!»
А.С.Пушкин

«Нет лучших средств для освежения ума, как чтение древних классиков; стоит какого-нибудь из них в руки, хотя на полчаса, — сейчас же чувствуешь себя освеженным, облегченным и очищенным, поднятым и укрепленным, — как будто бы освежился купаньем в чистом источнике ».
А.Шопенгауэр

«Чтение делает человека знающим, беседа — находчивым, а привычка записывать — точным».
Ф.Бэкон

«Люди перестают мыслить, когда перестают читать».
Д.Дидро

«Следует читать много, но не многое».
Плиний Младший

«Чем меньше вы будете читать, тем более следует выбирать книги».
Ж.Руссо

«Читать и не понимать — то же, что совсем не читать».
Я.Коменский

«Читай не затем, чтобы противоречить и опровергать, не, чтобы принять на веру, и не, чтобы найти предмет для беседы; но чтобы мыслить и рассуждать ».
Ф. Бэкон

«Чтение для ума — то же, что физическое упражнение для тела».
Д. Аддисон

«Читая авторов, которые хорошо пишут, привыкают хорошо говорить».
Вольтер

Прокомментируйте высказывание н г чернышевского. Афоризмы и цитаты николая чернышевского

Каждому известно, что если они живут друг с другом, счастливым, то взаимная привязанность их усиливается с каждым и, наконец, приводит к тому, что они «живут друг без друга».

Добро — это как превосходная степень пользы, это как очень полезная польза.

Смотри на жену, как смотрел на невесту, знай, что она каждую минуту имеет право сказать: «Я недовольна тобой, прочь от меня»; смотри на нее так, и она будет внушать тебе такое же поэтическое чувство, как невеста.

Что же милее всего для человека? Жизнь: потому что с нею связаны наши радости, все наше счастье, все наши надежды.

Жизнь так широка и многостороння, что в ней человек почти всегда найдет досыта всего, искать чего чувствует сильную и истинную потребность.

Где нет жизни — нет идеи; где нет бесконечного разнообразия — нет жизни.

Кто не изучил человека в самом себе, никогда не достиг глубокого знания людей.

Деятельность человека пуста и ничтожна, когда не одушевлена ​​идеею.

Льстят затем, чтобы господствовать под видом покорности.

Кто не испытывал, как возбуждает любовь все силы человека, тот не знает настоящей любви.

Когда любишь, то такое богатство открываешь в себе, столько нежности, ласковости, даже не верится, что так умеешь любить.

Любовь юная, прелестная, поэтическая, уносящая в мир грез, — на земле только она одна может дать счастье!

Пуста и бесцветна бывает только у бесцветных людей.

Молодость — время свежести благородных чувств.

Не довольно того, что просвещение приносит народу и благосостояние, и могущество: оно доставляет человеку такое душевное наслаждение, которому ничто не может сравниться.Каждый образованный человек чувствует это и всегда скажет, что без образования жизнь его была бы очень скучна и жалка.

Не нужно доказывать, что образование — самое великое благо для человека. Без образования люди грубы, и бедны, и несчастны.

патриотизм

Патриот — это человек, служащий родине, а родина — это прежде всего народ.

Право жить и быть счастливым — пустой признак для человека, не имеющего средств к тому.

прогресс

Прогресс — стремление к возведению человека в человеческий сан.

Отвергать прогресс такая же нелепость, как отвергать силу падения.

Вот, говорят, путешествие — лучшее средство образовать себя во всем: правда, точно правда! Как многому тут научишься.

Для измены родине нужна чрезвычайная низость души.

В семейной жизни главное — терпение. Любовь продолжаться долго не может.

Нормою человеческих действий должна служить справедливость.

Подобно силам природы, сила страсти выказывается тем, как велики сокрушаемые препятствия, которые гневно обращается она.

Личное счастье невозможно без счастья других.

Богатство — вещь, без которой можно счастливо жить. Но благосостояние — вещь, необходимая для счастья.

В правде сила таланта; ошибочное направление губит самый сильный талант.

Труд должен быть сообразен силам человека. Он дурен, то есть неприятен тогда, когда их больше.

В чем разумность уважения к ученым? В том, что уважение к ним — лишь видоизменение уважения к науке, любви к знанию, любви к истине; перенесение этих чувств на наши чувства к перенесенным людям.

Характер человека больше всего выказывается в том, какого рода легче и приятнее для него.

цивилизация

Наша цивилизация еще только начинается, и мы не в силах представить себе, даже при самом пылком воображении, до какой власти над природой доведет она нас.

Прекрасное и красивое в человеке немыслимо без представления гармонического развития организма и здоровья.

Никогда еще не совершал ничего великого человек, не одушевленный страстной преданностью.

на другие темы

Все настоящее, хорошее приобретено борьбой и лишениями людей, готовивших его; и лучшее будущее должно быть готовиться точно так же.

Нелепо приниматься за дело, когда нет сил на него. Испортишь дело — выйдет мерзость.

Никакое положение не оправдывает бездействия; всегда можно делать что-нибудь не совершенно бесполезное; всегда надобно делать все, что можно.

Одной честности мало для того, чтобы быть правым и полезным; нужна также последовательность в идеях.

Ученая литература спасает людей от невежества, а изящная — от грубости и пошлости.

Характер средств должен быть таков, как характер цели, только тогда средства могут вести к цели. Дурные средства годятся только для дурной цели.

В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский, Н.А. Добролюбов оказали большое влияние на общественную жизнь России XIX в., Их критические работы имели огромное значение для развития русской литературы, и в первую очередь для утверждения в ней реализма.

В.Г. Белинский вел борьбу за реалистическое направление и в детской литературе . Он подчеркивает необходимость рассматривать детскую книгу как произведение искусства, указывал на тесную связь детской литературы с воспитанием.

Н.Г. Чернышевский и Н.А.Добролюбов , развивая основные принципы критики Белинского, отметили роль детской литературы в воспитании гражданского чувства , уделили большое внимание возрастной специфике детской книги и реализма.

Серьезное внимание обращал на детскую литературу и А.И. Герцен. Он написал для детей две научно-популярные статьи: «Опыт беседы с молодыми людьми» (книга 4, 1858 г.), «Разговоры с детьми. Пустые страхи. Вымыслы »(книга 5, 1859 г.).

А.И. Герцена волновали вопросы научного мировоззрения . Он поощрял развитие разума, любознательности . Герцен придавал большое значение роли книги в формировании молодого поколения. Он подчеркивает, что в книге собран весь опыт, накопленный человечеством, поэтому она является «духовным завещанием» одного поколения и в то же время «программой будущего».

Виссарион Григорьевич Белинский проявлял глубокое внимание к литературе в течение всей своей критической деятельности. Им написано около 200 работ, посвященных детской литературе. Среди них публицистические, полемически заостренные, сатирические статьи и рецензии. Белинским даны оценки художественных, учебных, научно-популярных детских книг. В его статьях поставлены теоретические вопросы, связанные со спецификой детской литературы, с определением круга детского чтения, с ролью литературы в воспитании детей.Белинский разрабатывает теорию детской литературы в исторических условиях 30-х и 40-х годов XIX века. В.Г. Белинский был первым, кто четко определил важнейшие требования к детской книге, сформулировал основные принципы детской литературы. Принципы, выдвинутые им в 30-е годы, оттачиваются в 40-е годы, становятся зрелыми и единой теорией реализма в детской литературе. Официальной системе воспитания, рекомендующей телесные наказания для детей, Белинский противопоставил прогрессивную систему воспитания, основанную на гуманизме и уважении к личности ребенка.

В рецензиях и статьях Белинского ясно изложена его педагогическая система. Он выступал против сословных предрассудков, призывал детских писателей воспитывать в детях не эгоистические стремления, а «человеческую любовь», «чистую, а не корыстную любовь к добру». Основой программы гуманистического воспитания, выдвинутой Белинским, было требование во всякой сфере деятельности быть человеком.

В 40-е годы Белинский особенно часто выступает против реакционной теории, утверждающей, что необходимо воспитывать в детях прежде всего послушание.

Белинский резко критиковал лживость и сентиментальность книг реакционных детских писателей Б. Федорова, В. Бурьянова, А. Зонтаг и др. Он говорил, что жизнь в них изображается, «как предметы в кривом да еще запачканном спереди и потертом сзади зеркале».

Белинский считал покупал через книги знакомить детей с действительностью , расширяя круг детского чтения произведений лучших русских и зарубежных писателей. Он рекомендовал произведения Д.Свифта, М.Сервантеса, В. Гюго, В. Скотта, Ф. Купера, Ж. Санд, Д. Дефо, И.А. Крылова, А.С. Пушкина, В.А. Жуковского, И.В. Гоголя, АВ. Кольцова, М.Ю. Лермонтова. «Книга есть жизнь нашего времени», — говорил Белинский, подчеркивая огромную познавательную и образовательную роль художественной литературы.

Белинский требовал воспитания самостоятельности, активности в детях . Он боролся за то, чтобы дети читали по-настоящему художественные произведения, способные пробовать их сердца и разум, выступал против писателей русских и зарубежных, которые создавали произведения сентиментальные и нравоучительные.

Белинский был последовательным и решительным противником пересказов и переделок классических произведений для детского чтения, искажающих их идеи и колорит.

Им были выработаны принципов для определения круга детского чтения : произведения, которые можно рекомендовать детям, должны правдиво отразить жизнь, улучшить разум и чувства, быть полезными и доступными по форме изложения. Иными словами, это должны быть высокохудожественные произведения.

В первую очередь Белинский рекомендовал вводить в круг детского чтения произведения народного творчества (сказки, былины, песни и т. Д.). Критик использует новый круг детского чтения, составив его из 9060 также образцов русской классической и мировой литературы . Прежде всего он рекомендовал басни Крылова, которые отмечены «печатью русского ума и русского духа». Первым признательна он воспитательную ценность произведений А.С. Пушкина.

В.Г. Белинский знал особенности детского восприятия и поэтому детская литература нужна, но между нею и всей художественной литературой не быть непроходимой пропасти.

Белинский первым сформулировал основные принципы реализма. в детской литературе. «… не показывайте ее такою, какова она есть в самом деле. детей, научаясь ее любить, привыкало бы, бороться с ее случайностями, находить опору в самом себе ».

Уже в 30-е годы Белинский выдвинул требование обогащать детскую литературу научно-познавательным материалом . Он настаивал на необходимости знакомить детей с миром природы.

Критик отмечал важное значение детской литературы для эстетического воспитания детей . Он говорил, что детская литература призвана воспитывать в детях «чувство изящного», детские книги должны быть явлением искусства , а не иллюстрацией дидактических принципов.

Критик требовал создавать детские книги в соответствии с возрастными особенностями : «… потребности семилетнего дитяти уже не те, что у ребенка трех лет, а потребности двенадцатилетнего дитяти далеко не те, как у семилетнего …».

Белинский был очень требователен к слову, языку книг . Белинский понимал также важное значение художественных иллюстраций , помещенных в детских книгах. Критик первым обратил внимание не только на текст детской книги, но и на взаимосвязь текста и иллюстрации.Белинский считал необходимо оценивать детскую книгу всестороннего анализа, учитывая тесную взаимосвязь текста, рисунка и качества полиграфического исполнения.

Последователи В.Г. Белинского — Н.Г. Чернышевский и Н. А. Добролюбов , продолжая его традиции, решительно выступили против ограничения детской литературы узким кругом традиционно детских тем. Они боролись против ложной, сентиментальной манеры разговаривать с детьми, которая выдавалась сторонними официальными педагогиками за специфику детской литературы.

Критики ориентировали писателей на социальную, реалистическую литературу для детей, которая способствует развитию опыта ребенка, помогала духовно расти, формировать бытовую личность, способную победить в жизненной борьбе.

Николай Гаврилович Чернышевский продолжал и развивал принципы теории детской литературы , заложенные В.Г. Белинским. Каждая статья и рецензия Н.Г. Чернышевского доказательства о том, какую борьбу за новую, детскую литературу он вел.Он считал, что в детских книгах необходимо в первую очередь правдиво изображать жизнь дать и широкий познавательный материал: «Мы думаем, что детский рассудок слаб, что детский ум непроницателен; о, нет, напротив, он только неопытен, но, поверьте, очень остер и проницателен ».

Н.Г. Чернышевский настаивал на признании за ребенком права на свободное развитие его личности в соответствии с особенностями и требованиями развития возраста. Естественным для ребенка пристрастие к подвижным играм, к книгам с быстрым развитием действия, к фантастике и занимательности

Его интересовали вопросы теории детской литературы в неразрывной связи с социальными проблемами времени.

выступил как последовательный борец за включение в чтение детей нужных, талантливых произведений современной русской и зарубежной литературы . Он указывал на необходимость расширять круг чтения детей произведений литературы для взрослых: А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя, И.И. Лажечникова, В. Скотта, Ж. Санд, Ч. Диккенса.

Н.Г. Чернышевский отмечал в качестве основных недостатков книг для детей их сословный характер, а также свойственное многим писателям стремление к сглаживанию противоречий между народом и правящими классами.

Развитие Н.Г. Чернышевским теории детской литературы. Много сделано Н.Г. Чернышевским для развития теории детской литературы. . Он отмечал, что детскому писателю необходимо понимать детей разного возраста, их потребности, психологию . Нужно помнить, что адрес быть точным, так как не всякая книга «под силу детскому уму». «Литература — это учебник жизни». Это положение Н.Г. Чернышевский относил и к детской литературе, считая ее незаменимым оружием.

Чернышевский принуден, что в детских книгах необходим динамичный сюжет и лаконизм стиля. Он обращал большое внимание на язык детской литературы : «Детям очень многое можно объяснить очень легко, лишь бы только объясняющий сам понимал ясно предмет, о котором взялся говорить с детьми, и умел говорить человеческим языком».

Чернышевский одобрительно оценивал язык и стиль рассказов Л. Толстого, помещенных в приложении к журналу «Ясная Поляна», он отметил, что изложение «совершенно просто; язык безыскусствен и понятен ».

Чернышевский проводил идею революции в своих статьях и рецензиях о детской литературе. Обращаясь к педагогам и детским писателям, он призывал учить детей осмысливать культурную жизнь, давать им не только положительные сведения, но и разоблачать ненормальные, уродливые современного современного общества.

Мысли Белинского о реалистическом направлении в детской литературе нашли глубокое, обоснованное развитие в статьях и рецензиях Чернышевского . Он разработал в новый исторический период вопросы идейности, научности и художественности детской литературы .

Вместе с Чернышевским выступил за прогрессивную детскую литературу в середине XIX в. Николай Александрович Добролюбов . Статьи Добролюбова касаются вопросов детской литературы в тесной связи с проблемой воспитания гражданина, просвещенного человека и борца за освобождение народа.

Критик считал примен чертами произведений для детей связь с жизнью, стремление научить детей самостоятельно мыслить. Необходимо также, по его мнению, излагать материал занимательно, ярко, увлекая детское воображение.

Добролюбов заботился о пропаганде различных знаний в детской литературе . Положительная критика включает такие научно-популярные книги, в которых даются достоверные научные сведения, богатый познавательный материал. Критик говорил о необходимости излагать научные сведения точно, просто, ярко.

В детской литературе Добролюбов хотел видеть утверждение гуманистических идей революционных демократов.Он отдавал предпочтение такими книгам, в которых дети могут получить «полезные образцы, по крайней мере, предметы для полезных размышлений».

Добролюбов выступал с требованием единства содержания и формы художественного произведения для детей. Требовал развивать детское воображение и пробуждать поэтическое чувство в детях прежде всего русскими народными сказками , а также сказками братьев Гримм, Гауфа, Андерсена .

«В семейной жизни главное — терпение.Любовь продолжаться долго не может ».

«Наша цивилизация еще только начинается, и мы не в силах представить себе, даже при самом пылком воображении, до какой власти над природой доведет нас».

«Прогресс — стремление к возведению человека в человеческий сан».

Чернышевский в 1859 году. (wikipedia.org)

«Кто не изучил человека в самом себе, никогда не достиг глубокого знания людей».

«Труд должен быть сообразен силам человека.Он дурен, то есть неприятен тогда, когда больше их ».

«Право жить и быть счастливым — пустой признак для человека, не имеющего средств к тому».

Памятник Чернышевскому в Саратове. (wikipedia.org)

«Характер человека больше всего выказывается в том, какого рода легче и приятнее для него».

«Для измены родине нужна чрезвычайная низость души».

«Отвергать прогресс такая же нелепость, как отвергать силу падения».

«Богатство — вещь, без которой можно жить счастливо. Но благосостояние — вещь, необходимая для счастья ».

«Пуста и бесцветная жизнь только у бесцветных людей».

Портрет Чернышевского. (vilianov.com)

«Никогда еще не совершал ничего великого человек, не одушевленный страстной преданностью».

«Где нет жизни — нет идеи; где нет бесконечного разнообразия — нет жизни ».

«Характер средств должен быть таков, как характер цели, только тогда средства должны вести к цели. Дурные средства годятся только для дурной цели ».

«Никакое положение не оправдывает бездействие; всегда можно делать что-нибудь не совершенно бесполезное; всегда надобно делать все, что можно ».

нашел свою студенческую работу.

РУССКИЕ КЛАССИКИ О ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
(В.Г.БЕЛИНСКИЙ, А.П.ЧЕХОВ, А.И.КУПРИН, Н.С.ЛЕСКОВ И ДР.)

В.Г.БЕЛИНСКИЙ. Одним первым из детской о детской литературе и главным образом, о принципе отбора текстов для нее заговорил В.Г.Белинский. Его тезис о том, что литература для детей должна «занимать взрослых людей … как литературное произведение, писанное для всех» будет многократно и в разных вариациях повторяться в последующие десятилетия, причем чаще всего независимо от Белинского, настолько всеобщей станет эта мысль.
“Общее мнение осудило детские книжки на ничтожество и презрение.Детские книжки, детский писатель — это все равно, что «пустые книжки», что «вздорный писатель». Предложи книгопродавец какому-нибудь известному литератору написать книжку для детей: если еще не обидится таким предложением наш известный литератор, то уж непременно ответит, что ему некогда заниматься таким вздором. Предложи книгопродавец написать детскую книжку какому-нибудь незавидному литератору: «Извольте, — ответит тот, — детскую-то книжонку мы разом намараем» — сядет, да и напишет. Отец, покупая для детей книги, говорит книгопродавцу: «Как же можно так дорого просить за детские книжки ?… Напиши журналист в своей библиографической хронике серьезную статью о вновь вышедшей детской книжке — все близорукие крикуны возопиют: «Помилуйте! можно ли говорить так много, так важно и таким ученым языком о детской книжке? Грубое заблуждение, жалкая ошибка! » (4,68).

А.П.ЧЕХОВ. Целый ряд полемических высказываний о детской литературе принадлежит А.П.Чехову. В письме к Г.И.Россолимо от 21 янв. 1900 г. он отмечает: «… так называемой детской литературы не люблю и не признаю.Детям надо давать только то, что годится и для взрослых. Андерсен, «Фрегат Паллада», Гоголь читаются охотно детьми, взрослыми также. Надо не писать для детей, а уметь выбирать из того, что уже написано для взрослых, т. е. из настоящих художественных произведений; уметь выбирать лекарство и дозировать его — это целесообразнее и прямее, чем стараться выдумать для больного какое-то особое лекарство только, что он ребенок ».
В «Осколках московской жизни» Чехов пишет о воздействии на детей приключенческой литературы: «Раньше дети, начитавшись Майн Рида и Купера, удирали из родительских домов и изображали бегство в Америку, теперь дети зачитываются пастуховским« Разбойником Чуркиным »и идут в… разбойники ».
В качестве примера писатель приводит нашумевший случай, когда подростки, сбежав из дома, убили подвозившего их мужика. «Теперь малыши сидят в тюрьме и изобретают способы бегства … описываемый случай может быть первым доказательством тлетворного чтения книг на детские умы — роскошная тема для передовицы в ваганьковском вкусе», — с иронией продолжает Чехов.
Для детей М.В.Киселевой Чехов пишет пародию «Сапоги всмятку», в которой нагнетает слащавые приемы плохой детской литературы:

Шли однажды через мостик жирные китайцы.
Впереди их, задрав хвостик, торопились зайцы.
Вдруг китайцы закричали: «Стой! Лови! Ах! Ах! »
Зайцы выше хвост задрали и попрятались в кустах.
Мораль сей басни всем ясна:
Кто зайцев хочет кушать,
Тот ежедневно, встав со сна,
Папашу должен слушать!

Рассказ «Каштанка», переделанный для детей из одноименного взрослого рассказа, проявляющим изданием и вскоре стал очень популярен. 13 марта 1888 года Чехов писал брату Михаилу: «Детишки не отрывают от меня глаз и ждут что-нибудь необыкновенно умное.По их мнению, я гениален, так как написал повесть о Каштанке. У Сувориных одна собака называется Федором Тимофеевич, другая Теткой, третья Иваном Ивановичем ».
Скептически относясь к занятию детской литературой в целом, Чехов одновременно помогал многим детским писателям, обращавшемся к нему за советом.
«Вашего« Ларьку »шлю Вам. Вы почините его, приспособите к детишкиным мозгам, перепишите и пришлите мне … (2, 144) »- пишет он одной из своих корреспонденток.

Н.С.ЛЕСКОВ. Создавал детские произведения и Н.С.Лесков. Из них наиболее известен рассказ «Старец Герасим и лев», написанный им для журнала «Игрушечка». Однако детским писателем себя, разумеется, Н.С.Лесков не считал и любил цитировать шутливое четверостишие Шумахера к памятнику А.И.Крылова:

Лукавый дедушка с гранитной высоты
Глядит, как резвятся вокруг него ребята,
И думает: «О милые зверята,
Какие, выросши, вы будете скоты!»

Любопытно и письмо Н.С.Лескова к А.Н.Толиверовой, издателем журнала «Игрушечка», в котором известный писатель резко отзывается о детях и литературе для них:
«Так как вы выразили намерение напечатать мой портрет в числе« друзей детства », то я должен вам вам сказать, что это едва ли будет уместно. Я не питаю никаких особливых чувствительных к здоровью людей. Поэтому я никак не хочу, чтобы меня называли «другом детей» — существ, ничем добрым себя не выразил.Пусть с ними дружит кто хочет и кто может дружить с неизвестными величинами, но я питаю больше дружбы с тем, что я знаю за хорошее и полезное: я дорожу дружбой взрослых и зрелых людей, доказавших жизнию свою нравственную, прямоту, честность, умеренность и полезное воздержание. Этим людям я друг и хотел бы жить и умереть с ними; но что до детей, то их потому, что они дети, — я нимало не люблю и часто ужасаюсь за них и их матерей и отцов. Притом же у вас у вас в журнале было сказано, что вы будете пособлять воспитывать детей так, чтобы они умели достигли как можно больше «счастия».»Эти учителя будут воспитывать в выраженном ими вредном и противообщественном духе», но этакое воспитание, по моему понятию, очень предосудительно и не желаю быть в числе «друзей» тех детей.
Однако мнение, выраженное Лесковым в этом письме, отражает лишь часть его взглядов на детское воспитание. В начале своей литературной деятельности в пылкой антинигилистической статье «Специалисты по женской части», перечисляя слабые места позиции нигилистов, Лесков пишет: «Материнскую заботу о детях называли узостью взгляда, которую противопоставляли широкий взгляд на сдачу попечению общества. чужих детей так же, как своих.”

А.И.КУПРИН. Немало любопытных суждений о детской литературе принадлежит Александру Ивановичу Куприну, автором детских рассказов «Лолли», «В цирке», «Белый пудель», «В недрах земли» и многих других.
В 1911 году, беседуя о детских книгах с репортером «Петербургской газеты», Куприн заметил:
«- О детской литературе? — с оттенком едкой иронии переспросил Александр Иванович, — у нас нет детской литературы. У нас детей не уважают, не любят, чуть что не презирают.Какая уж тут литература? »
Так же как А.П.Чехова и Л.Н.Толстого, А.И.Куприна выводила из себя сентиментальность, царящая в детской литературе. Именно в этом ключе писатель пародирует популярный жанр святочного рассказа в своей миниатюре: «По заказу»:
«Бледный, изнуренный мальчик любуется на куличи, выставленные в роскошной кондитерской. Неожиданно появляется на сцену таинственный господин с золотыми очками и непременно в богатой лисьей шубе (вообще удивительную проявляющую энергию на святках этот господин!).Завязывается разговор. Оказывается, что «тятька» у мальчика умер, столетний «дедка», согнутый в дугу, не слезает с печи, «мамка» лежит больная, сестренка …, ну и т.д. «Веди меня туда!» — решительно говорит господин в золотых часах, и через полчаса у мамки появляется хорошее вино и лекарство, прописанное лучшее доктором, дедку накормили манной кашей и купили ему теплый набрюшник . .., а господин в лисьей шубе скрылся, не сказав даже своего имени, но оставив на столе кошелек, наполненный золотом ».
В то же время Куприн предлагает против любого произведения, написанного для детей, в котором обнаруживает неуважение и нелюбовь к ребенку.Для понимания взглядов Куприна на детские книги представляет немалый его письмо к И.Елпатьевской, написанное им во время его пребывания Саратовской губернии:
«… Или, вздумав учить грамоте Ваньку-пастуха и дочку лесника Параньку, составляю новую … Навел меня на эту мысль попавшийся мне под руку букварь какого-то идиота … Букварь этот предназначенный для народных школ и, конечно, одобренный Ученым комитетом, приводит следующие примеры на буквы: ж — жирафф , г — горилла, б — бизон, д — дикая собака и серна (почему серна?)… И тут же рисунки — расплывчатые, размазанные, безобразные … И выходит что же? Выходит, что I) ребенок должен поверить, что это пятно изображает животное, называемое жираффом, 2) учитель должен удовлетворить любопытство учащегося, который, конечно, заинтересуется подробностями о нравах и обычаях этих самых жираффов, горилл и ягуаров. Здесь, наверное, не только учитель из «неокончивших» наплетет с три короба, и 3) ученик должен запомнить эти новые и странно звучащие для него слова и не смешать гориллу с Гаврилой…
Ей Богу, это не я придумал, я списал слово в слово. Хорошо? И это я взял наугад, первое попавшееся. Много есть в этом букваре и других редкостей … Словом, я решил составить свою азбуку … И эту систему прекрасно усваивают, как оказалось, не только дети, но и неграмотные взрослые «.

САША ЧЕРНЫЙ. Активное пародирование плохих образцов детской литературы продолжается и в ХХ веке. В 1910 году Саша Черный язвительно высмеивает стиль детских авторов в стихотворении «Сиропчик»:

Дама, качаясь на ветке,
Пикала:
«Милые детки!
Солнышко чмокнуло кустик.
Птичка оправила бюстик
И, обнимая ромашку,
Кушает манную кашку …
Дети в оконные рамы
Хмуро уставясь глазами,
Полны недетской печали
Даме в молчаньи внимали.
Вдруг зазвенел голосочек:
«Сколько напиликала строчек?»

Несмотря на свою остроту, все высказывания классиков о детской литературе объединены единым пафосом. Этот пафос в стремлении к улучшению и выработке в горниле спора полноценной детской литературы, которая, как это происходит, происходит сейчас, не будет отделена от взрослой литературы непреодолимой стеной.
В литературе XIX века и позже, века ХХ-го, последовательная преемственность закрепляла лучшие традиции русской детской литературы. Традиция русской повести о детстве идет от Карамзина. Традиция батальной и военной повести — от Л.Н.Толстого. Традиция зообеллетристики — от Аксакова и Тургенева. Традиция сказочно-фантастической повести — от Погорельского, традиция стихотворной сказки — от Пушкина и Жуковского. Все эти образцы созданы для русской детской литературы прочный фундамент, на котором она стоит и доныне.

Без войны никакой народ ни от какого чужого ига не освобождается.

Без приобретения чувств гражданина мужского пола, вырастая, существом мужского пола среднего, но мужчиной он не становится, или, по крайней мере, не становится мужчиной благородного характера.

Благосостояние общества существованием невежественных, безнравственных людей в обществе; эти вредные качества в людях могут быть устранены только двумя способами: заботою о том, чтобы каждый человек получал надлежащее воспитание, и человека от нужды.

Богатство — вещь, без которой можно счастливо жить. Но благосостояние — вещь, необходимая для счастья.

В жизни есть только одно несомненное счастье — жить для другого.

В правде сила таланта; ошибочное направление губит самый сильный талант.

В чем разумность уважения к ученым? — В том, что уважение к ним — лишь видоизменение уважения к науке, любви к знанию, любви к истине; перенесение этих чувств на наши чувства к перенесенным людям.

Вот, говорят, путешествие — лучшее средство образовать себя во всем: правда, точно правда! Как многому тут научишься.

Впрочем, бывают случаи, в которых вред воспрещается более велик, чем вред воспрещения. В таких делах принудительные меры оправдываются разумом и предписываются совестью, конечно, с оговоркой, что они не используются для пользы.

Все, хорошее приобретено борьбой и лишениями людей, готовивших его; и лучшее будущее должно быть готовиться точно так же.

Где нет жизни — нет идеи; где нет бесконечного разнообразия — нет жизни.

Деятельность человека пуста и ничтожна, когда не одушевлена ​​идеею.

Для измены родине нужна чрезвычайная низость души.

Добр тот, кто делает хорошее для других; зол — кто делает дурное для других. Соединим теперь эти простые истины и в выводе получим: «добрым человек бывает тогда, когда для получения приятного себе он должен делать приятное другим»; злым бывает он тогда, когда принужден извлекать приятное себе из нанесения неприятности другим ».

Добро и разумность — два термина, в сущности, равнозначащие: что с теоретической точки разумность, то с практической точки зрения — добро; и наоборот — что добро, то непременно и разумно.

Добро — это как превосходная степень пользы, это как будто очень полезная польза.

Если из круга моих наблюдений, из сферы действия исключены гражданские мотивы, что наблюдать мне? В чем продолжать участвовать мне? Остается хлопотливая сумятица отдельных личностей с личными узенькими заботами о своем кармане, о своем брюшке или о своих забавах.

Жизнь так широка и многостороння, что в ней человек почти всегда найдет досыта всего, искать чего чувствует сильную и истинную потребность.

Жизнь: потому что с нею связаны все наши радости, все наше счастье, все наши надежды.

Здоровье никогда не может быть лишено своих цен в глазах человека, потому что и в довольстве, и в роскоши плохо жить без здоровья.

Знание возбуждает любовь: чем больше знакомишься с наукою, тем больше любишь ее.

Историческое значение каждого русского великого человека измеряется его заслугами родине, его человеческое достоинство — силою его патриотизма.

Каждому известно, что если они живут друг с другом, счастливым, то взаимная привязанность их усиливается с каждым и, наконец, приводит к тому, что они «живут друг без друга».

Кем довольны все, тот не делает ничего доброго, потому что добро невозможно без оскорбления зла.

Кто не изучил человека в самом себе, никогда не достиг глубокого знания людей.

Когда речь идет о принудительных мерах для предотвращения вреда, то ясно само собою, что не годится предотвращать вредное нанесение более значительного.

Кто не испытывал, как возбуждает любовь все силы человека, тот не знает настоящей любви.

Личное счастье невозможно без счастья других.

Лучше не развиваться человеку, нежели развиваться без влияния мысли об общественных делах, без чувств, пробуждаемых в них.

Льстят, чтобы господствовать под видом покорности.

Молодость — время свежести благородных чувств.

Нас очаровывает все, в чем проявляется наш идеал, цель и предмет наших желаний и нашей любви.

Наша цивилизация еще только начинается, и мы не в силах представить себе, даже при самом пылком воображении, до какой власти над природой доведет она нас.

Не того, что просвещение приносит народу и могущество: оно доставляет человеку такое душевное наслаждение, с которым ничто не может сравниться. Каждый образованный человек чувствует это и всегда скажет, что без образования жизнь его была бы очень скучна и жалка.

Не нужно доказывать, что образование — самое великое благо для человека. Без образования люди и грубы, и бедны, и несчастны.

Нелепо приниматься за дело, когда нет сил на него.Испортишь дело — выйдет мерзость.

Нельзя проникнуться мелочностью воли тому, кто живет в обществе, не имеющим никакого стремления, кроме мелких житейских расчетов.

Никакое внешнее принуждение не может поддержать человека ни на умственной, ни на нравственной высоте, когда он сам не желает держаться на ней.

Никакое положение не оправдывает действия бездействия; всегда можно делать что-нибудь не совершенно бесполезное; всегда надобно делать все, что можно.

Никогда еще не совершал ничего великого человек, не одушевленный страстной преданностью.

Одной честности мало для того, чтобы быть правым и полезным; нужна также последовательность в идеях.

Опера — полнейшая форма музыки как искусства.

Отвергать прогресс — такая же нелепость, как и отвергать силу падения.

Патриот — это человек, служащий родине, а родина — это прежде всего народ.

Подобно силам природы, сила страсти выказывается тем, как велики сокрушаемые препятствия, которые гневно вызывает она.

Право жить и быть счастливым — пустой призрак для человека, не имеющего средств к тому.

Прекрасное и красивое в человеке немыслимо без представления гармонического развития организма и здоровья.

Принуждение по самой сущности вредно: оно приносит огорчение стесняемому и наказывающему, оно портит его характер, возбуждает в нем досаду на запрещающих и наказывающих, вводящих его во враждебные столкновения с ними.

Прогресс — стремление к возведению человека в человеческий сан.

Пуста и бесцветна жизнь только у бесцветных людей, которые не имеют ничего хорошего, кроме потребностей рисования.

Рассудителен только тот, кто добр, и ровно настолько, насколько добр.

Ребенок, который переносит меньше оскорблений, вырастает человеком, более сознающим свое достоинство.

Смотри на жену, как смотрел на невесту, знай, что она каждую минуту имеет право сказать: «Я недовольна тобой, прочь от меня»; смотри на нее так, и она будет внушать тебе такое же поэтическое чувство, как невеста.

Справедливость требует вступаться за людей страдающих. Хороши ли они? — Речь не должна идти о том, пока они страдают.

Талант дает всякому двойную цену.

Труд должен быть сообразен силам человека. Он дурен, то есть неприятен тогда, когда их больше.

У кого не уяснены принципы, у того не только в голове сумбур, но и в делах чепуха.

У нравственных наук готов теоретический ответ почти на все вопросы, важные для жизни, но во многих случаях у людей недостает еще средств для практического исполнения того, что указывает теория.

Ученая литература спасает людей от невежества, а изящная — от грубости и пошлости.

Фантазия, когда ее картины ярки, действует на чувства с большой энергиею.

Характер средств должен быть таков, как характер цели, только тогда средства могут вести к цели.

Дурные средства годятся только для дурной цели.

Характер человека больше всего выказывается в том, какого рода легче и приятнее для него.

Человеку трудящемуся разорительна всякая война; полезна для него только та, которая ведется для отражения войны от пределов отечества.

Честь — одна и та же у женщин и мужчин, девушек, замужних женщин, стариков и старух: «не обманывай», «не воруй», «не пьянствуй»; только из таких правил, относящихся ко всем людям, слагается кодекс «чести» в правдивом смысле слова.

Чувство собственного достоинства развивается только положением самостоятельного хозяина.

Я говорю, конечно, только о хороших матерях, говоря, что для сыновей полезно иметь матерей своими интимными друзьями.

25 недетски мудрых цитат из детских книжек ·

Детские книги предназначены только для детей.Но не стоит забывать, что именно в детских произведениях заложен глубокий смысл, который поймет только взрослый человек. Мы приготовили для вас подборку из детских произведений, которые поднимут настроение, настроят на позитивный лад и подскажут как быть в трудных ситуациях.

Ты навсегда в ответе за всех, кого приручил.

— А как ты можешь разговаривать, если у тебя нет мозгов? — спросила Дороти.

— Я не знаю.Но многие из тех, у кого нет мозгов, очень любят разговаривать, — ответило Чучело.

— Ну нет, это я не ем — что это такое: один пирог и восемь свечей. Лучше так — восемь пирогов… и одна свечка, а?

— Поверь мне, Карлсон, не в пирогах счастье…

Если хочешь, чтобы человек что-нибудь сделал, пусть даст зарок, что не станет делать этого во веки веков.

— Я обязательно приду к тебе, что бы ни случилось. Я буду возле тебя всегда.
Ёжик глядел на Медвежонка тихими глазами и молчал.
— Ну что ты молчишь?
— Я верю, — сказал Ёжик.

«Ёжик в тумане»

Знаешь, одна из самых потерь в битве — это потеря головы.

А у меня в спичечном коробке есть снежинка. Дело было ещё в феврале, валил снег, а я подставил коробок, поймал одну снежинку побольше и — раз! — захлопнул, скорей побежал домой и сунул в холодильник… На весь штат Иллинойс у меня одного летом есть снежинка.Такой клад больше нигде не сыщешь, хоть тресни.

«Вино из одуванчиков»
Рэй Брэдбери

По-моему, девочкам в детстве надо читать «Русалочку» Андерсена вместо «Золушки», чтобы понять одну-единственную вещь: ты можешь вырвать себе язык, ходить по острым ножам, оставить родной дом, но он так и не полюбит тебя, просто потому что ты не та.

— Лисенок, — сказал лисенок лисенку, — ты помни, пожалуйста, что, если тебе тяжело, плохо, грустно, страшно, если ты устал — ты просто протяни лапу.И я протяну тебе свою, где бы ты ни был, даже если там — другие звезды или все ходят на головах. Потому что печаль одного лисенка, разделенная на двух лисят, — это ведь совсем не страшно. А когда тебя держит за лапу другая лапа — какая разница, что там еще есть в мире?

«Как лисенок лисенку» Наталья Сизоненко

Если кто-то не знает, что такое * выйти на пенсию *, то можно пояснить, что это значит: делать в тишине и спокойствии лишь то, что тебе хочется, но только для этого надо стать достаточно старым.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *