Запрещенная литература: Список запрещенной литературы

Содержание

Запрещенная литература увеличила тираж – Газета Коммерсантъ № 232 (3808) от 17.12.2007

В субботу был опубликован обновленный перечень экстремистских материалов, составленный Росрегистрацией,— по сравнению с последней версией запрещенных произведений стало вдвое больше. Преимущественную долю в списке занимает исламская литература, что уже вызвало возмущение российских мусульман. Они расценили новый перечень как удар со стороны властей в условиях, когда представители конфессии проявляют максимальную лояльность Кремлю.

Федеральный список экстремистских материалов, обнародованный «Российской газетой», включает 61 наименование. Включение в черный список газетной публикации, книги или фильма производится по решению суда, квалифицировавшего материал как «экстремистский». По словам замначальника управления по делам некоммерческих организаций Федеральной регистрационной службы Вадима Милашева, «сведения о произведениях извращенной человеческой мысли» ведомство получает непосредственно из судов: «Чтобы систематизировать обмен информацией, мы послали письмо в судебный департамент Верховного суда с просьбой направлять копии соответствующих судебных решений в наш адрес».

По регламенту Росрегистрации пауза между выходом обновленных версий перечня должна составлять не меньше полугода. Впрочем, в 2007 году черный список пополнялся уже дважды — материалы решено публиковать «по мере поступления». В первый вариант, опубликованный в июле, вошло 14 публикаций: аудио- и видеоматериалов в основном фашистской, националистической или ультрарелигиозной направленности, например, пропагандирующая идеологию ваххабизма «Книга единобожия» Мухаммада ибн Сулеймана ат-Тамими, антисемитский кинофильм «Вечный жид» и региональные брошюры «Иудеохристианская чума». В октябре список пополнился 17 наименованиями, в основном брошюрами ульяновского националиста Владимира Вострягова.

Уже первый список запрещенной литературы вызвал недовольство не только политиков радикального толка, но и правозащитников. Так, глава движения «За права человека» Лев Пономарев выражал опасение, что черные списки — первый шаг к «преследованиям по политическим мотивам». А писатель и лидер запрещенной партии НБП Эдуард Лимонов напоминал, что составление списков экстремистских произведений — это «форма цензуры, которая запрещена Конституцией РФ».

Нынешний перечень возмутил уже российских мусульман.

В новой версии, содержащей вдвое больше наименований, лишь несколько позиций отдано региональным СМИ русофильской направленности — среди них газета Русского Прикамья «Дивизия» и шовинистические материалы, опубликованные в новороссийской газете «За Русь». 13 строк в перечне приходится на исламскую литературу, в основном на труды ученого Саида Нурси.

«Саид Нурси — проповедник самой толерантной формы ислама,— заявил Ъ сопредседатель Совета муфтиев России Нафигулла Аширов.— В защиту его трудов выступили не только российские мусульманские организации, но и ученый совет исламского университета Аль-Азхар в Каире, министерство по делам ислама Турции, европейский совет по фетвам». По словам муфтия, речь идет о новой волне нападок на мусульман в России: «Нам известно уже несколько случаев преследования за чтение исламских книг — в Новосибирске и Набережных Челнах». За хранение и распространение экстремистской литературы УК РФ предусматривает наказание до пяти лет лишения свободы.

В Совете муфтиев России поражены тем, что «фактор недовольства в исламскую среду вброшен в ситуации, когда мусульмане России проявляют максимальную лояльность российской власти». «Мусульманские организации поддерживали политику президента, одобрили выбор преемника, а подавляющее число мусульман в российских регионах выступили за ‘Единую Россию'»,— напоминает сопредседатель Совета муфтиев.

Юлия Ъ-Таратута

Список запрещенной литературы пополнился детской книжкой — Российская газета

Поскольку информация была в источниках скупа и однотипна, «РГ» решила узнать подробности, — не так уж часто книжки для детей, пусть даже с таким «милым» названием, оказываются пособниками экстремистов.

На наш запрос Интенет-поисковик выдал  множество ответов-ссылок. Сначала — об авторах «Поганки». Эрнст Химер с 1935 года являлся главным редактором нацистской газеты «Штурмовик» («Der Sturmer»). До этого Химер работал школьным учителем, в тот период он и написал для своих учеников «Поганку»(«Der Giftpilz»). А впоследствии ее  обильно проиллюстрировал в фирменном стиле «Штурмовика» штатный карикатурист газеты Филипп Руппрехт-Фипс. Книга  была выпущена  в 1938 году издательством известного антисемита Юлиуса Штрайхера (он же был владельцем и издателем «Штурмовика»). До того, как заняться издательским делом, Штрайхер был функционером нацистской партии, а в  в 1934 году получил звание группенфюрера СС. Был казнен по приговору Нюрнбергского трибунала.

Кажется, уже этого достаточно, чтобы понять судью Октябрьского райсуда Ставрополя и его оценку «детской книги». Но дальше — еще интереснее: пройдя по многим ссылкам, убеждаешься, что в интернете смертельно ядовитая «Поганка» находится в свободном доступе. Увы, в том числе и в Рунете. Причем, не только на наиболее отвязных националистических сайтах, где фашиста Штрайхера называют «выдающимся немецким пропагандистом». В русскоязычной соцсети «ВКонтакте», особо популярной среди российских подростков, также можно найти, как сказано там в аннотации к «Поганке», «полный русский перевод этой замечательной книги, содержание которой в два раза большее, чем у варианта перевода, ранее распространенного в интернете».

И, конечно, «Поганка» в большом почете у украинских радикал-националистов. Как явных, объединенных, например, на «Национальном Социалистическом Портале», где рядом с полным текстом этой книги и всеми ее картинками находятся статьи фашистских идеологов, такие, как «Еврей» Геббельса, опубликованная в  январе 1929 г. в антисемитской газете нацистской Германии «Der Angriff». Так — и тайных. —  Либо анонимно расположившихся в Рунете, как хозяева сайта http://poltava…ru, издаваемого сразу на трех языках — украинском, русском и английском. Либо — маскирующихся под членов интернет-форума и публикующих «Поганку» на профессиональном сайте ученых-разработчиков строительных материалов http://a…n.com.ua. Причем, нам ни разу не попался текст этой книги, переведенный на украинский язык, везде — только русский.

Вся мерзость этой «книги для детей» и опасность, которую несут и сегодня ее отравленные ядом споры, открывается уже с первой страницы.

Начинается все вполне пасторально: немецкая мать с маленьким Францем собирает в лесу грибы и учит сына отличать съедобные от ядовитых — поганок и красавцев-мухоморов. Далее следует диалог матери с сыном, в котором она разъясняет, что так же, как необходимо отличать хорошие и полезные грибы от ядовитых, нужно уметь отличать хороших людей от плохих — ядовитых грибов рода человеческого. На что юный Франц ей с гордостью радостно рапортует, что их школьный учитель уже все им объяснил: и что такими ядовитыми грибами-людьми являются жиды и какую угрозу они несут добрым немецким гражданам Третьего рейха. Довольная  мама светлеет лицом: теперь она спокойна за своего сына и его одноклассников.

Так начинается первая из 17 глав книги, каждая из которых пропитана ядом антисемитизма. Книги написанной учителем Химером для своих учеников.  До начала Второй мировой войны оставалось четыре года.

Досье «РГ»
 
За годы Холокоста (1939-1945 гг.) погибла треть евреев мира, около 6 млн человек, из которых почти 2 млн — евреи Советского Союза. Более всего при этом пострадала Украина, где нацисты уничтожили свыше одного миллиона людей еврейской национальности. На 22 июня 1941 г. еврейское население  Украины  составляло 2,5 миллиона  человек.

Справка «РГ»

В соответствии с принятым в Российской Федерации федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности», информационные материалы признаются экстремистскими федеральным судом по месту их обнаружения, распространения или нахождения организации, осуществившей производство таких материалов.

Федеральный список экстремистских материалов формируется на основании поступающих в Минюст России копий вступивших в законную силу решений судов о признании информационных материалов экстремистскими.

Законодательством Российской Федерации установлена ответственность за массовое распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, а равно их производство либо хранение в целях массового распространения.

На 7 марта 2014 года в Федеральном списке экстремистских материалов значилось 2241 наименование запрещенных на территории РФ материалов экстремистского содержания.

Детской книге «Поганка» («Der Giftpilz») Эрнста Химера присвоен  2233 порядковый номер.

«Запрещенная» литература при обыске. Совет юриста

Во время обысков в Крыму сотрудники российских правоохранительных органов часто ищут и изымают литературу, называя ее запрещенной и относящейся к экстремистской. О том, как проверить свою книжную полку на наличие так называемой запрещенной литературы в программе «Право на свободу» рассказывает адвокат и член международной правозащитной группы «Агора» Алексей Ладин.

На данный момент в российский Федеральный список экстремистских материалов на официальном сайте Министерства юстиции России входит около 4,5 тысячи информационных материалов: книг, газет, аудио- и видеофайлов.

«Российский суд признает эти материалы экстремистскими по месту их обнаружения либо распространения», – объясняет адвокат.

По его словам, список экстремистских материалов проверить очень просто.

К материалам, которые входят в группу риска, в первую очередь относится религиозная литература

«На официальном сайте Министерства юстиции России в поисковую строку забить название этого материала и, соответственно, если будет получен какой-то положительный результат, настоятельно рекомендую избавиться от этой литературы, дабы не получить административную либо уголовную ответственность», – советует Ладин.

К материалам, которые входят в группу риска, по словам правозащитника, в первую очередь относится религиозная литература.

«В Крыму в последнее время участились тенденции по усиленному контролю за исламской религиозной литературой. Поэтому настоятельно рекомендую всем мусульманам проверить свои книжные полки, чтобы лишний раз не давать повода правоохранительным органам привлекать вас к ответственности», – считает

Алексей Ладин.

Список экстремистской литературы в России пополняется ежедневно

Данный список экстремистской литературы пополняется ежедневно, потому что суды на территории России выносят решения и признают новые и новые материалы экстремистскими.

«Поэтому рекомендую – время от времени проверять свои книжные полки, чтобы в вашу библиотеку случайно не закрались «экстремистские» материалы», – рекомендует правозащитник.

Ранее московский адвокат Николай Полозов объяснял, как вести себя во время обыска: на что следует обратить внимание и на что вы имеете право; и как быть, если во время обыска вам подбросили запрещенные предметы.

Федеральный список запрещенных экстремистских материалов официально опубликован в России

В него попали несколько газетных выступлений, брошюры, кинофильм, книга и даже музыкальный альбом, признанные судом экстремистскими и разжигающими межнациональную рознь. Пока это только 14 пунктов, но Федеральная регистрационная служба планирует пополнять «черный список» дважды в год. Какие опасения это вызывает у правозащитников и писателей, и можно ли найти запрещенные произведения в томских книжных лавках? Все, что продается в книжных магазинах — теперь подвергается цензуре. В продаже не должно быть литературы вошедшей в федеральный список запрещенных для распространения в России. В этом списке, правда, не только печатные, но и аудио- и видеоматериалы. Все они признанны судом экстремистскими и разжигающими межнациональную рознь. Отныне в обязательном порядке их должны изымать из продажи.
Наталья Цыркунова, продавец-консультант книжного магазина: «Даже если приходит запрещенная книга. Потом поступает информация, что книга запрещена, и мы ее просто изымаем. Последняя книга была на тематику скинхэдов, автора не помню. Скинхэды, фашисткая идеология, такие книги изымаются».
Ничего из списка запрещенной литературы в томских книжных магазинах нет. Будут ли запрещать другие произведения, например, идеологов фашизма, не известно. Решить это может только суд.
Постановлением суда экстремистскими признаны «Книга единобожия» основоположника ваххабизма Мухаммада ибн Сулеймана ат-Тамими, антисемитский фильм Фрица Хиплера «Вечный жид» и сразу несколько работ «идеолога русского язычества» Алексея Добровольского. экстремистским был признан альбом «Музыка белых» омской группы Order. Все это вызывает опасения у российских правозащитников.
Газета КоммерсантЪ приводит слова Льва Пономарева, главы движения «За права человека»: «Мы уже давно настаивали на том, чтобы запретить вошедшие в список произведения. Но здесь проблема в том, что законодательство об экстремизме сознательно размыто, экстремизмом могут считаться призывы не только к национальной, но и к социальной розни. А отсюда уже недалеко до преследований по политическим мотивам!».
Это мнение разделяет и томский писатель Вадим Макшеев. Бывшему ответсекретарю Томской писательской организации списки запрещенной литературы хорошо знакомы еще с советских времен.
Вадим Макшеев, писатель: «Что такое экстремизм? Его можно по-разному трактовать. И потом, пожалуй, самое важное, кто будет определять, что это экстремистская литература или нет. Люди тоже с разными взглядами, с разными понятиями и еще в наше время из разных партий. Так что тут также очень большая опасность».
Владимир Костин, писатель: «У меня двоякое отношение к такого рода продуктам. Иногда такие списки становятся только дополнительным средством пропаганды всяких античеловеческих измышлений. У нас это делается не тем путем и в обратном порядке».
Запрет только усилит интерес к запрещенной литературе — в один голос говорят и писатели и правозащитники. Пока в черном списке только 14 произведений. Но Федеральная регистрационная служба планирует пополнять «черный список» дважды в год.

Запрещенная литература ГДР | Что читают в Германии | DW

Я начну сегодняшнюю передачу не так, как начинаю обычно, не с конкретной книги, только что увидевшей свет, а с выставки, посвящённой литературе. Выставка эта проходит сейчас в Берлине и рассказывает о подпольной литературе в ГДР. Не о самиздате, который существовал, например, в Советском Союзе и довольно широко распространялся (во всяком случае, в кругах интеллигенции в крупных городах), но о литературе, которая в Восточной Германии была практически неизвестна. Авторы стихов, романов, эссе, с которыми знакомит берлинская выставка, знали, что их произведения не имеют никаких шансов быть опубликованными в ГДР – из-за критического взгляда на социалистическую действительность или из-за модернистской формы. Они писали, как говорится, «в стол», и если кто и знакомился с их произведениями, то разве что самые близкие люди. На берлинской выставке побывала Оксана Евдокимова:

(репортаж Евдокимовой существует только в виде аудиофайла)

Героем книги, о которой пойдёт речь в следующем сюжете, тоже стал, так сказать, литературный диссидент своего времени, который тоже был «невыездным»: его не выпускали из страны. Это Александр Сергеевич Пушкин. Около двух лет назад я рассказывал о книге «Пушкинская Италия», написанной нашим римским корреспондентом Алексеем Букаловым. Сейчас в петербургском издательстве «Алетейя» вышо её своеобразное продолжение — «Пушкинская Африка» с подзаголовком «По следам «Романа о царском арапе». Алексей Букалов – не только великолепный журналист. Он очень серьёзно, профессионально, в течение многих лет, даже десятилетий, занимается пушкинистикой – то есть исследованиями жизни и творчества великого поэта. Пушкинистика для него – вовсе не академически–унылый жанр. Уже сам выбор тем для обоих названных книг кажется парадоксальным, ведь Пушкин ни в Италии, ни в Африке никогда не бывал. Но его строка – «под солнцем Африки моей» — это не просто слова, что и показывает он в своей книге. Предисловие к ней написал Владимир Ильич Порудоминский – известный писатель и литературовед, живущий в Кёльне. Он у микрофона:

(репортаж существует только в виде аудиофайла)

Напомню, что у нашего микрофона был писатель и литературовед Владимир Ильич Порудоминский. Он познакомил вас с книгой Алексея Букалова «Пушкинская Африка».

Нелегальная литература для народа: читатель воображаемый и реальный

Julia Safronova. Illegal Literature for the Masses: The Imaginary and Real Reader [1]

«Хождение в народ» 1870-х годов в большой степени является результатом работы воображения как одного из инструментов конструирования социальной реальности. Молодые люди шли в революционное движение, вдохновленные визионерскими текстами о всеобщем равенстве и братстве, а также многочисленной, в основном беллетристической, литературой, изображающей народные бесправие и нищету. Воспоминания народников содержат немало юмористических сцен, описывающих, как деревенская реальность разбивала петербургские грезы о немедленной крестьянской революции, а красные рубахи или новенькие белые полушубки уличали в их владельцах хорошо если студентов-смутьянов, а не конокрадов.

Практические шаги, предпринимавшиеся участниками революционного движения на протяжении 1870-х годов, в значительной степени зависели от того, каким представлялся «народ» со скамеек университетских аудиторий или прокуренных комнат студенческих сходок. Результатом работы воображения стала в том числе нелегальная литература для народа, большими тиражами издававшаяся сперва за границей, а затем в России [Захарина 1971]. Ее появление было вызвано к жизни широко распространенным в интеллигентской среде убеждением, что народ питает глубокий пиетет к любому печатному слову. Книга представлялась лучшим орудием пропаганды, особенно когда все остальные оказались безрезультатными. Е.К. Брешко-Брешковская писала, что после устных выступлений ее или Якова Стефановича слушатели «всегда» советовали «записать эти слова», потому что «тогда бы люди знали, что это не выдумки». Объясняла она эти просьбы «колоссальной верой» крестьян, редко видевших вообще какие-либо бумаги, в письменное слово [Брешко-Брешковская 2006: 60].

Пореформенная деревня, куда шли энтузиасты «хождения в народ», находилась в процессе коренных трансформаций, коснувшихся в том числе контекста обращения с книгой как социальным проявлением письменного [Мельникова 2011: 41]. Неуклонный рост грамотности, начавшийся после школьной реформы 1864 года, сопровождался притоком в деревню из города литературы нового типа, преимущественно коммерческой. К традиционно читавшейся в деревне «божественной литературе» в это время добавляется светская, художественная и иногда научная, чтение которой ранее осуждалось [Рейтблат 2009: 142—145]. А.И. Рейтблат, посвятивший специальное исследование народному читателю лубочной литературы, описывает ее как отдельный самостоятельный феномен, специфичный не только по содержанию, но и по характеру издания и распространения. Основной особенностью этой литературы было то, что она полностью регулировалась рынком и, следовательно, «довольно точно соответствовала запросам крестьянской аудитории» [Рейтблат 2009: 157]. В это время книга уже не была в деревне редкостью, наподобие двухголового теленка, а составляла часть повседневной жизни. Как утверждает Д. Брукс, интеллигентные наблюдатели народного чтения, осуждавшие коммерческую литературу, в каком-то смысле были более отсталыми, чем народ, успешно усваивавший ценности новой рыночной экономики [Brooks 2003: 296].

Представления народников о том, какой должна быть литература для народа, находились в рамках широкой дискуссии о народном чтении, которая велась в образованном обществе на протяжении второй половины XIX века. В центре ее находился вопрос о том, следует ли издавать специальную литературу для народа, отличную как от той, которая выпускалась для образованного общества, так и от лубка. Мнение в пользу специальной «народной» литературы было высказано такими авторитетами, как Н.А. Добролюбов, Д.И. Писарев, Н.К. Михайловский, Л.Н. Толстой. С.А. Раппопорт, рассматривавший в 1913 году результаты сорокалетнего обсуждения литературы для народа, был вынужден констатировать:

Народный читатель оказался, однако, более упорным, чем того ожидали педагоги, издатели и большинство писателей о народной литературе… Народ систематически отворачивался от новой книги, не хотел ее ни понять, ни принять, ни признать — и продолжал по-прежнему удовлетворять свой запрос на чтение литературой Никольского рынка» [Раппопорт 1913: 20].

Озабоченность увлечением «народного читателя» лубком нарастала по мере развития коммерческой литературы, захватив не только интеллигентные круги, но также правительство и церковь. Джеффри Брукс в исследовании 1985 года «When Russia Learned to Read: Literacy and Popular Literature, 1861—1917» посвятил отдельную главу реакции образованных наблюдателей народной жизни на то, как рынок углублял культурный разрыв между обществом и народом. Развитие автономной коммерческой литературы плохо совмещалось с популярной в этих кругах идеей достижения желаемого культурного единства, когда народ «дорастет» до высокой культуры образованной интеллигенции. Содержание бесчисленных «Замков Рудрихов» и «Английских Милордов» также вызывало опасения. Предполагалось, что они разрушительным образом сказываются на ценностях и характере низших классов, а также отвращают от чтения «хорошей» литературы для народа. Самые большие опасения вызывало даже не качество литературы, а индивидуализм и материализм, пропагандируемые рынком. Как пишет Брукс, «популярная концепция успеха, выраженная в литературе, была неприемлема сразу и для защитников традиционной российской социальной структуры, и для сторонников радикального видения эгалитарного общества» [Brooks 2003: 296].

Результатом негативного отношения к популярной коммерческой литературе стало создание и распространение альтернативных изданий для народа активистами, филантропами, церковью и правительством. Показательным кейсом в этом смысле является издательское дело Постоянной комиссии по устройству народных чтений, рассмотренное в этом блоке в статье Яны Агафоновой. Народники во многом шли по тому же пути, по которому шли их идейные противники из консервативного лагеря и правительственных кругов.

Г.В. Плеханов довольно точно назвал созданную в 1870-х годах литературу для народа «ряженой». Маскируя революционные брошюры под легальные лубочные издания, наводнявшие книжный рынок, а также под некоммерческую литературу для народа, начавшие эту практику «чайковцы», очевидно, имели в виду не только полицию. Лубочная книга как самый привычный вид книжной продукции должна была вызвать интерес крестьянской аудитории.

Как обычный репертуар лубочной литературы делился на книги «божественные» и «сказки» [Рейтблат 2009: 161], призванные удовлетворить запросы разных читателей, так и нелегальная литература «рядилась» под жития святых («О мученике Николае и как должен жить человек по закону правды и природы» В.В. Берви-Флеровского) и поучения («Слово в Великий Пяток преосвященного Тихона Задонского Епископа Воронежского»), с одной стороны. В последнем случае от «божественной» книги осталась только обложка. Внутри скрывалось сочинение С.М. Степняка-Кравчинского «О правде и кривде». С другой стороны, в качестве «сказок» народники издали «Сказку о четырех братьях», «Сказку о копейке», «Сказку-говоруху», «Чудесную сказку о семи Семионах, родных братьях» («Хитрая механика»).

Нелегальные сочинения «рядились» также под уже существующие серии изданий для народа. Больше всего «пострадала» от деятельности народников серия Комиссии народных чтений в Соляном городке. Под обложкой «Первых веков христианства» Г.В. Певцова распространялось сочинение А.И. Иванчина-Писарева «Внушителя словили», под обложкой «О смутном времени на Руси» И.П. Рогова — произведение того же автора, начинающееся словами «Сам я из бессрочных…». В той же серии вышла самая популярная брошюра «Хитрая механика»: в отличие от двух первых, использовавших обложки реально существовавших книг, здесь «Рассказы бывалого человека. Чтения для народа Ф.У. Тарпыгина» выдавались за «Чтение I». Подложные указания на серии для народа имели также «Кто и как дешево добывает деньги?» (вариант издания «Хитрой механики») — «Серия: Народное издание, 9»; «О том, что такое голод и как себя предохранить от его гибельных последствий» (она же) — «Общедоступное чтение. № 5»; «Из огня да в полымя!» — «Чтение для народа». Поскольку эти книги не пользовались такой популярностью, как «Еруслан Лазаревич» или жития святых, мимикрирование под такие издания все же осуществлялось скорее в расчете на полицию.

В нелегальных изданиях «рядились» под лубок не только обложка, но и сам текст. Так, сочинение В.В. Берви-Флеровского «О мученике Николае и как должен жить человек по закону правды и природы», посвященное Н.Г. Чернышевскому, имело характерную для «духовной» литературы форму беседы учителя с учениками, представлявшую собой аллюзии на евангельские проповеди Христа. Каждый новый постулат «закона» предварялся повторяющимся введением: «Спросили ученики своего учителя: “когда люди будут жить по закону?” — И он ответил им…» [Берви-Флеровский 1873: 8][2]. Как проповедь «закона правды и природы», так и реализация изложенных в нем социалистических идей были изложены В.В. Берви-Флеровским через идею религиозного мученичества. «Ты узнал закон, иди учи народ, не бойся сильных, не бойся смерти: ты умрешь, а дела твои останутся <…> кровь твоя прольется, но кровь эта будет святая и ты сам будешь святой», — передавал автор слова «учителя». Читатели и слушатели, разумеется, опознавали в них слова Христа: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13). Наиболее близко к ним было обращение «мученика Николая» к «труженику»: «…по истине говорю тебе, нет для тебя краше добродетели, как за братьев своих тружеников стоять или мучения и страсти принять, защищая их от беззаконников <…>» [Берви-Флеровский 1873: 17].

В иной стилистике были выдержаны «сказочные» тексты. Например, С.М. Кравчинский начал «Сказку-говоруху» («Сказка о Мудрице Наумовне») былинным речитативом: «То не ветер воет по дубравушке, то не дождь мочит зелену траву, то стонет русский народ от злых ворогов, то льет он свои слезы горькие!» [Кравчинский 1875: 3]. Кроме собственно стилизации текста, сочинение Кравчинского содержало в себе немало сказочных деталей: герой, оплакивающий страдания русского народа, встречает мудрого старца Наума, дети которого — бабочки учат людей уму-разуму. Одна из них, Мудрица Наумовна, подхватывает героя и переносит в Англию, где он узнает о существовании союза рабочих и принимает участие в волнениях на фабрике. Текст заканчивается подробным описанием того, как будут жить народы всей земли после победы «народницкого порядка».

В воспоминаниях народника А.И. Иванчина-Писарева описано обсуждение «Мудрицы Наумовны» с Г.И. Успенским. Писатель назвал сказку «особой литературной формой, именуемой черт знает что». Пересказа «Капитала» К. Маркса, как видел свою работу сам автор, Успенский в тексте не увидел, зато нашел много сюжетных «фантастических» несообразностей. Замечание Кравчинского о том, что «простой народ» любит сказки, вызвало ответную реплику: «Любить-то любит, но любит, чтобы все было на месте, где полагается. Он допустит семь голов на шее, а посадите их на ноги — не одобрит» [Иванчин-Писарев 1929: 321]. В этом диалоге мы видим столкновение двух воображаемых «народных читателей», какими их видели два демократических писателя.

История большинства изданий для народа, как правило, известна с одной стороны, как история создания текста, а не его бытования. Нелегальная литература народников представляет собой счастливое исключение: практики обращения народного читателя с «запретным плодом» зафиксированы очень подробно именно в силу своей противозаконности. В собранных полицией материалах ясно виден разрыв между воображаемым и реальным читателем, особенно в тех случаях, когда крестьянин оставался с доставшейся ему книгой один на один, без посредничества интеллигентного наблюдателя, который направлял бы и контролировал процесс чтения. Правда, даже в последнем случае успех литературе для народа был обеспечен не всегда. Как писала в письме потерпевшая неудачу в роли сельской учительницы и пропагандистки народница М.И. Овчинникова, ее ученики замечали в беллетристических произведениях только смешные стороны, потому задавать им вопросы «социального свойства» означало лишь «переливать из пустого в порожнее» [Революционное народничество 1964: 267].

Что делали крестьяне, оставшись с запрещенной книгой наедине? В.И. Дмитриева в воспоминаниях описывала эффект полученной в селе Завьялове Балашовского уезда Саратовской губернии народовольческой прокламации («волшебной бумажки»). Не разобравшись с ее происхождением, писарь зачитал ее на сельском сходе как правительственное объявление: «…потом лишь сообразили и уничтожили бумажку, но Завьялово еще долго волновалось и обсуждало событие на все лады, так что даже приезжал становой разъяснять мужикам злодейский умысел бунтовщиков» [Дмитриева 1930: 206]. Эта история, рассказанная с чужих слов, дает возможность оценить, на что рассчитывали народники, оставляя книги на волю случая. Сценариев развития событий, кроме ожидаемого пропагандистами «правильного», было множество.

Нелегальная литература попадала в деревню разными путями, претерпевшими серьезные изменения в течение одного десятилетия. Прежде всего, книги оставлялись пропагандистами специально. Я рассматриваю лишь те случаи, когда крестьянам не был разъяснен их характер. Выявить их довольно легко, поскольку в этом случае книги свободно передавались из рук в руки без опасений ответственности за их чтение. Оставляли книги молодые люди, бывшие в деревне проездом. Например, возвращаясь из гостей через деревню Поцепилово Никольского уезда Вологодской губернии, семинарист П.П. Попов подарил детям крестьянина, у которого останавливался кормить лошадей, три запрещенные книжки[3]. Ожидавший два дня пароход в селе Любце молодой человек расплатился за постой нелегальными брошюрами «Храбрый воин», «Емельян Пугачев, или Любовь казака», «Чтения в Соляном городке о смутном времени на Руси», сказав содержателю обывательского двора, что это «очень занимательные книжки»[4]. Раздавали революционные книги просто встречным на дороге с рекомендацией: «Читайте их»[5].

Запрещенные книги также покупались крестьянами, соблазнившимися «сказочными» или «духовными» названия. Разумеется, ко всем случаям, когда на дознаниях крестьяне ссылались, что приобрели запрещенную литературу у «неизвестного человека», следует относится с большой осторожностью. Это был самый легкий способ избежать ответственности за нее. Например, крестьянин Дубровин, житель Ярославской губернии, хвастался односельчанам, что, будучи в Москве, посещал революционные сходки, был арестован за запрещенные книжки, но оправдан судом, так как показал, что купил их возле Сухаревой башни[6]. Тем не менее сами народники в показаниях свидетельствовали факт продажи запрещенных книг. Арестованный в Варваровке Херсонской губернии дворянин А. Велиобицкий сознался, что продавал «Сказку о четырех братьях» по 2—3 копейки на базаре в городе Николаеве и окрестных селах[7]. Случаи, когда крестьяне действительно приобретали революционные брошюры, ожидая прочитать в них обычные сказки, также можно определить по тому, с какой легкостью они давали читать их другим, в особенности детям. Бессрочноотпускной рядовой Иван Марченко приобрел в Харькове на ярмарке у неизвестного торговца книгу «“Мужицкая правда” рассказ крестьянина». Больше года она передавалась в деревне, пока очередной читатель не представил ее в волостное правление, заподозрив в ней «вредное» сочинение[8].

Крестьяне-отходники, возвращаясь домой, несли нелегальную литературу из города. Как правило, ее получали от пропагандистов на фабриках и заводах, причем степень знания о том, что за книги их просят отвезти в деревню и раздавать односельчанам, различалась. В селе Васильеве Мышкинского уезда Ярославской губернии между крестьянами распространялись брошюры «Хитрая механика», «Сказка о четырех братьях», «Бог-то Бог, да сам не будь плох», привезенные из Петербурга крестьянином Некрасовым. Передавая книги, крестьяне сообщали друг другу, что те «запрещенные», «интересные, но запрещенные», «весьма полезные для крестьян, но обращаться с ними надо осторожно»[9]. Другой распространитель «запретного плода», шестнадцатилетний крестьянин Лев Смирнов, отнесся к своей миссии куда менее ответственно. Получив на казенном патронном заводе в Москве от слесаря Григорьева три запрещенных издания «По поводу Самарского голода», «История одного французского крестьянина» и «Сказку о четырех братьях», он довез до деревни только первую брошюру, а остальные «уничтожил на сигареты»[10]. Работавший на фабрике Мальцева в Петербурге неграмотный крестьянин Василий Михайлов нашел на фабрике в куче мусора «две желтенькие книжечки». Не зная об их содержании, он, возвращаясь домой, прихватил их с собой[11].

Вообще случаи нахождения нелегальных изданий были нередки. Иногда пропагандисты подбрасывали их к домам грамотных селян специально[12] или просто оставляли на видных местах. Так, летом 1881 года в нескольких уездах Пензенской губернии вдоль дорог и в полях были разбросаны прокламации о цареубийстве «Честным мирянам, православным крестьянам и всему народу русскому объявление», обвязанные красными лоскутами с надписью «Земля и воля»[13]. Также крестьяне находили книги, брошенные народниками при опасности. Например, крестьянин села Прохоровки нашел книгу «Свобода речи, терпимость и наши законы о печати» с привязанными к ней двумя камнями во время чистки колодца. Вероятнее всего, она была спрятана в нем во время производства дознания по делу пропагандиста Уланова[14]. В Пензенской губернии в 1875 году крестьяне Просвирины, возвращавшиеся домой с заработков, подняли на дороге брошенные кем-то фуражку, 4 фунта хлеба и «Сказку о копейке»[15]. В полях имения графов Бобринских в Киевской губернии в 1878 году пастухи нашли «в сорной траве» целый клад: 59 экземпляров брошюры «Про хлеборобство — яко де земля подилена и яко требы ее держати» и 6 экземпляров сборника «Из-за решетки. Сборник стихотворений русских заключенных по политическим причинам в период 1873—1877 годов»[16]. В лесу близ Полтавы в 1879 году крестьянский мальчик нашел не просто брошенные, а, видимо, спрятанные книги в жестяном ящике, среди которых были сочинения Шевченко, Псалтырь, «Община и государство» и 50 экземпляров № 5 «Листка Земли и Воли»[17].

Стратегии обращения со случайно доставшейся печатной продукцией, в которой не видели что-то противозаконное, были очень разными. Я предполагаю, что не последнюю роль в этом играло то, каким образом издание выглядело и как опознавалось крестьянами. Множество «ряженых» брошюр, выглядевших как лубочные издания или даже имевшие «чужие» обложки, представлялись в полицию сельскими учителями, которые отбирали их у малолетних учеников. Наблюдение за нераспространением среди учащихся нелегальной литературы вменялось им в обязанность циркуляром Министерства народного просвещения 14 декабря 1874 года, к которому прилагался и список запрещенных книг[18]. Получив книжку, выглядевшую как «сказка», неграмотные крестьяне отдавали ее для чтения своим детям, учащимся сельских школ, предполагая, что те могут быть им интересны. Упомянутые выше книги, найденные на фабрике Мальцева, в конце концов были принесены для чтения детям мещанина Абаринова[19]. Иногда детей просили прочитать сказку вслух, но многие чтецы, по отзыву одного из сельских учителей, «так читали, что не понимали ни сами, ни слушавшие их» [Белоконский 1918: 87]. Дети не видели в книге, которую не могли понять, особой ценности, поэтому порой она оказывалась «изорванной, и листы от нее уничтожены»[20]. Только в одном дознании четырнадцатилетний подросток Константин Александров сознавал, что читает запрещенную книгу «Четыре странника», о чем по секрету поведал земскому фельдшеру. Долгое расследование цепочки, по которой книга попала в руки несовершеннолетнего читателя, завело в тупик. Александров утверждал, что взял ее на мельнице у дяди, тот получил от крестьянки соседней деревни — и вся цепочка оборвалась на сундуке крестьянина Михаила Сапогова, откуда были вынуты «невинные» «Андрей Ротозей», «Конек Горбунок», «Замок, или Знаменитый Рудрих». Владелец этой библиотеки заявил полиции, что «запрещенных книг он у себя никогда не имел и с литературой этой совершенно не знаком»[21].

Выглядевшие малоценными тоненькие брошюрки запрещенных сочинений гибли в руках неграмотных крестьян, находивших им разнообразное применение. Видевшие в них не книгу, которую можно читать, а листы бумаги, крестьяне успешно употребляли их на цигарки или обертку для чая. В избе крестьянина села Тумы Рязанской губернии полиция нашла журнал «Набат» на 19 листах и книжку «Хитрая механика» с 4-й по 32-ю страницу. Книги оставил в деревне в сарае под сеном студент юридического факультета Санкт-Петербургского университета Дмитрий Доброхотов, сын местного священника. Вместо того чтобы на вакациях заниматься пропагандой, студент все лето «гулял, пьянствовал по трактирам, ходил ночью по улице и пел песни» с деревенскими парнями, а уезжая учиться, попросил одного из них сжечь лежащие на сеновале бумаги. Хозяйственный ум всегдашнего его собутыльника Андрея Кузнецова не позволили бессмысленно переводить добро: он забрал нелегальную литературу «на оклейку переднего угла у себя дома». Кроме того, не зная грамоты, он «отрывал листки и давал на папиросы» своим знакомым, пока один из них не сообщил, «что книги эти вредные и следует представить их становому приставу»[22].

Больше интереса у неграмотных крестьян вызывали издания других форматов — газеты или отдельные печатные листы. Неграмотный казак Петр Санжаровский, которому достались некоторые издания из ящика, найденного в лесу возле Полтавы, в базарный день обратился к знакомому еврею с просьбой прочитать, что пишут в выглядевшем как газета издании «Земля и воля». Находившийся поблизости грамотный чиновник увидел броское название и сообщил полиции[23]. Такое же любопытство и желание найти кого-нибудь грамотного вызвали завязанные красными лоскутами прокламации «Народной воли». Неграмотный крестьянин Семен Голенев подобрал бумагу на улице «и все собирался дать прочесть кому-либо из грамотных, но не представлялось случая или же забывал». Полтора месяца он носил ее в «особом мешочке», поскольку из красного лоскута с лозунгом «Земля и Воля» его жена сшила себе карман. Мешочек был утерян, когда крестьянин расплачивался за ремонт посуды, и подобран еще одним неграмотным Павлом Голеневым, который «по случаю полевых работ не встречал никого грамотных, а как только увидел (писаря. — Ю.С.), так тотчас же и предъявил ее ему»[24].

В отличие от неграмотных крестьян, их малограмотные соседи, получив случайно печатное издание, стремились прочитать его. Результат зависел как от уровня грамотности, так и от прилежания читателя. Кто-то читал три-четыре строки и забрасывал непонятную книгу[25], кто-то прочитывал целиком, но «не понимал»[26]. Отзыв крестьян о том, что они «не поняли» прочитанное, может быть истолкован по-разному. Житель села Збруевка Николай Алексеев поднял на базаре «книжечку»: женевское издание «Записки Министра юстиции графа Палена “Успехи революционной пропаганды в России”». Это издание не предназначалось для «народного читателя», Николай Алексеев «пробовал ее читать, но ничего не понял», его сосед Василий Алентьев «прочитал страницу и, не понявши содержания, бросил читать»[27]. Сложный текст издания, а также отзыв станового пристава, что Николай Алексеев «малограмотен, читает по складам», позволяют сделать вывод, что смысл нелегального издания остался непонятым случайными читателями. Другой случай «непонимания» — когда сюжет нелегального сочинения был понятен, но при этом читатель не понял, что прочитал какое-то «вредное» издание. Так была прочитана как драматическая повесть революционная брошюра «Емелька Пугачев, или Любовь казака»[28].

Очевидно, что «непонимание» прочитанного также было способом избежать ответственности за наличие нелегальной литературы. Расследовавшие обстоятельства таких дел жандармы очень тщательно проверяли уровень грамотности обвиняемых и выносили по каждому случаю очень разные решения, причем главную роль играла репутация той или иной крестьянской семьи. Парадоксально, например, решение калужского исправника о крестьянине Исайе Панфилове, читавшем односельчанам (а это было в разы более тяжкое преступление, чем хранение у себя запрещенной литературы) «Хитрую механику» и «Сказку о четырех братьях». Исправник не нашел «достаточных оснований предполагать, что это было сделано с умыслом содействовать распространению вредных идей», и, имея в виду репутацию и постоянное проживание на одном месте обвиняемого, настаивал на административном, а не на уголовном наказании[29]. В тех случаях, когда мы не обладаем информацией о степени грамотности и «благонадежности» того или иного читателя «запрещенного плода», заключение о правдивости ссылки на «непонимание» прочитанного можно сделать из дальнейшего обращения крестьянина с книгой. Скорее всего, это будет правдой, если он без опасений давал ее другим или даже, как сельский староста села Пузы Ардатовского уезда, нес ее к более грамотным «экспертам», в случае Николая Калетурина — к сельскому священнику.

Наконец, отдельно следует рассмотреть случаи, когда читатель случайно попавшего ему в руки издания понимал, что оно запрещенное. Сразу следует оговорить, что крестьяне в большинстве случаев были прекрасно осведомлены о существовании запрещенных книг, поскольку знали о них сельское начальство, учителя, священники. В больших селах о запрещенных книжках можно было узнать из газет. Случаи арестов пропагандистов, как «ходивших в народ», так и после разгрома «хождения» пытавшихся осесть в деревне в качестве писарей, учителей, землемеров, также давали знание о том, что власти преследуют за «вредные» книжки. При этом открытым остается вопрос, какими критериями крестьяне пользовались, определяя сочинение как «вредное».

Естественно, самым «правильным» способом обращения с нелегальной литературой было донесение о ней начальству. И здесь все зависело от уровня начальства: в случаях, когда найденные книжки доставлялись крестьянами в волостные правления, они нередко оставались там лежать, так как малограмотные сельские старосты и писари сами не всегда могли разобраться, что именно им принесли. В Бахмаческом волостном правлении Конотопского уезда представленные крестьянином Близнюком тринадцать книг, в числе которых были газета «Вперед», «Сказка о четырех братьях» и «Правда и кривда», лежали до тех пор, пока в волость не зашел два месяца спустя дворянин Иващенко и не сообщил о них становому приставу[30].

Представление противозаконных бумаг начальству грозило неприятностями заявителям, которые всячески старались их избегнуть. Так, одна из завернутых в красный лоскут прокламаций «Народной воли» была передана сельскому писарю крестьянином Максимом Ильиным, который заявил, что содержание их «не знает и знать не желает»[31]. Велико было искушение избавить себя от всех неприятностей и сжечь запрещенные листки. В Ярославской губернии крестьянка Анна Ражева, приехавшая к родственникам из Петербурга, обратила на себя внимание полиции черной узенькой юбкой, красной кумачовой рубашкой мужского покроя, навыпуск, подпоясанной ремнем, мужскими пальто и фуражкой и, разумеется, стрижеными волосами. Узнав о недвусмысленном интересе полиции, родные девушки стали требовать, чтобы она сожгла «худые» книги. На допросе она показала, что сожгла старые учебники, чтобы успокоить родственников, однако найденные при обыске «Ассоциации» Михайлова позволяют усомниться в ее словах[32]. В этом эпизоде интересна не распропагандированная в городе крестьянка, а поведение ее родственников, сознающих существование «худых» книг у стриженых девиц.

В конце 1870-х годов, когда революционное движение вошло в новую фазу и работа в деревне была свернута, нелегальная литература стала поступать туда по каналу, не использовавшемуся во время «хождения в народ», когда пропагандисты предпочитали встречаться с крестьянином лицом к лицу. Этим каналом была почта. Вообще рассылка нелегальных изданий широко практиковалась и в начале 1870-х, но тогда адресатами были образованные люди. С 1878 года в ряде губерний фиксируется рассылка пропагандистских брошюр и прокламаций сельским писарям, старостам и в целом волостным правлениям. Первые эпизоды таких рассылок вызвали у служителей сельской администрации растерянность. Кирилловский волостной писарь Соболев (Тамбовская губерния), получив по почте брошюру «Убийство шефа корпуса жандармов» вместе с выписываемой им газетой «Сын Отечества», предположил, что она является приложением к газете, «начал ее читать, но найдя по началу ее преступное направление, испугался и прекратил чтение, затем долго не знал, что с нею делать, но наконец решился представить ее полиции»[33]. Опасался он не напрасно, поскольку за этим последовали обыск, дознание обо всех знакомых, и только характеристика уездного исправника «в убеждениях его, как мне известно, нет ни тени социального направления», а также собрание религиозных книг спасли писаря от дальнейшего преследования. Год спустя в такой же ситуации волостной старшина, получив по почте «рекламу» «преступно-революционного содержания», «так перепугался, что сделался болен, и потому в свое время не мог заявить бумаги»[34].

Наконец, обратимся к случаям, на которые, собственно, рассчитывали народники, распространяя нелегальную литературу среди крестьян, — прочтение, понимание и дальнейшее распространение литературы и содержащихся в ней идей. Если исключить из анализа случаев столкновения крестьян с запрещенной книгой без посредничества революционеров те дела, в которых делаются не подтверждаемые свидетельскими показаниями ссылки на «неизвестного человека» и которые могут быть попыткой выгородить как знакомых пропагандистов, так и себя самого, таких случаев останется ничтожное количество. Замечу, что оба разбираемых далее эпизода произошли с отставными «нижними чинами», что добавляет дополнительный штрих к общей картине крестьянского чтения: в 1870-х грамотными в деревне, кроме детей, обучавшихся в пореформенной школе, были в основном отставные солдаты, прошедшие службу в армии старого образца.

Летом 1875 года близ города Углича крестьянка деревни Березовка Акулина Михайлова нашла «совершенно новехонькую книжку» и по неистребимой хозяйственности принесла ее домой, положив на полку, где летом хранятся шапки. Книгу, а это была не тоненькая брошюрка, опознаваемая как лубочная сказка, а многостраничный роман «История одного французского крестьянина», заметил сосед, отставной унтер-офицер Комалушкин, и взял почитать. Летом по случаю полевых работ было прочитано только 56 страниц, но к октябрю он не дочитал страниц 5 или 6. Сам по себе роман Эркмана и Шатриана «История одного крестьянина», в котором описывались события накануне и во время французской революции, не был запрещенным сочинением, так же как его легальный перевод Марко Вовчок. Нелегальной была лишь переделка романа, изданная чайковцами. Комалушкин на следствии показал, что понял, что книга «вредная», когда в середине прочел, что «следовало бы разломать Петропавловскую крепость, где люди сидят невинно, и что сам сочинитель попал бы в ту крепость, если бы прочитали его книжку»[35]. Поскольку этим же летом за «вредные книжки» в уезде был арестован «барин-землемер», читатель не мог не знать, что книгу надо представить начальству, но «все откладывал до удобного случая», а тем временем дочитал ее почти до конца. Преступление его этим не исчерпывалось: по прочтении он рассказал содержание романа своему соседу, а потом дал ему и саму книгу. На следствии сосед благоразумно отговорился тем, что, прочитав 15 страниц, ничего не понял, поэтому в углическом тюремном замке оказался один Комалушкин. Этот случай довольно специфичен, поскольку речь идет о немного подправленном легальном сочинении. Очевидно, что грамотный унтер-офицер не только сумел прочитать толстую книгу, но и вычленить в нем «вредное содержание», однако материалы этого дела не дают в полной мере понять, что именно побудило его дочитать запрещенную книгу до конца — революционные идеи, не сразу им замеченные, или занимательный сюжет.

Более ясный пример представляет дело об отставном канонире Иване Нечитайло. Летом 1881 года близ Симферополя были разбросаны прокламации на цветных синих и желтых бумажках, подобранные линейными сторожами. Листки ожидала участь многих других нелегальных сочинений — пойти на папиросы, если бы по стечению обстоятельств у неграмотного сторожа Румянцева не оказался грамотный отставной солдат Нечитайло. Ознакомившись с их содержанием и прихватив два с собой, он отправился домой и вечером присоединился к отдыхавшим у костра крестьянам. Далее семь свидетелей заявили, что Нечитайло говорил, что бумажки — это «царские телеграммы» и в них говорится о том, что у помещиков отберут землю, царь уехал за границу к бабушке и что «крестьянам не следует работать, так как будет черный передел». При этом Нечитайло явно осознавал преступность своих действий, так как день спустя уговаривал сельского писаря, которому представил объявления, не показывать, что он знал об их преступном содержании[36]. Из дознания непонятно, какая именно прокламация произвела такой эффект, но именно этот случай является воплощением мечты народников о воздействии пропагандистской литературы на крестьян. Иван Нечитайло прочитал прокламацию и, сознавая ее преступность, тем не менее стал распространять среди крестьян антиправительственные слухи и пропагандировать скорый «черный передел».

Исследование того, как крестьяне обращались с нелегальной народнической литературой, если она попадала к ним не от пропагандистов, предварительно растолковавших ее значение или хотя бы «вредность» с точки зрения правительства, позволяет сделать ряд важных обобщений о практиках обращения крестьян с книгой вообще. Материалы дознаний позволяют узнать мнение о книгах неграмотного большинства сельского населения, которое обычно не фиксировалось исследователями, поскольку интерес всегда был сосредоточен на их читающих собратьях. Во-первых, вопреки стереотипному мнению, унаследованному исследователями от интеллигентных наблюдателей крестьянской жизни второй половины XIX века, преодоление которого началось лишь недавно, — далеко не всякое печатное слово воспринималось крестьянами с почтением. Наводнившая деревню лубочная продукция не вызывала особого пиетета: она легко отдавалась детям, которых неграмотные взрослые воспринимали как единственных возможных потребителей печатного слова, или шла на хозяйственные нужды. «Рядившиеся» под «сказки» нелегальные издания народников часто не воспринимались как нечто экстраординарное и легко уничтожались. Больше шансов заинтересовать неграмотного крестьянина было у изданий, выглядевших как газеты, «настоящие» книги, и, наоборот, у отдельных листков. Во-вторых, следует констатировать разные уровни понимания прочитанного: из грамотных крестьян одни не понимали текст вообще, другие — не различали в нем революционных идей. Таким образом, шанс, что раздаваемая, разбрасываемая, рассылаемая по почте нелегальная литература будет не только прочитана, но и правильно понята, был ничтожен. Народническая пропаганда нуждалась не только в печатном тексте, но и в его толкователе. В противном случае она бессмысленно погибала в огне, оседала в архивах политической полиции или шла на папиросы.

Библиография / References

[Белоконский 1918] — Белоконский И.П. Дань времени. Воспоминания. М., 1918.

(Belokonskij I.P. Dan’ vremeni. Vospominanija. Moscow, 1918.)

[Берви-Флеровский 1873] — Берви-Флеровский В.В. О мученике Николае и как должен жить человек по закону правды и природы. Женева, 1873.

(Bervi-Flerovskij V.V. O muchenike Nikolae i kak dolzhen zhit’ chelovek po zakonu pravdy i prirody. Zheneva, 1873.)

[Брешко-Брешковская 2006] — Брешко-Брешковская Е. Скрытые корни русской революции. Отречение великой революционерки. 1873—1920. М., 2006.

(Breshko-Breshkovskaja E. Skrytye korni russkoj revoljucii. Otrechenie velikoj revoljucionerki. 1873—1920. Moscow, 2006.)

[Дмитриева 1930] — Дмитиева В.И. Так было. М., 1930.

(Dmitieva V.I. Tak bylo. Moscow, 1930. )

[Захарина 1971] — Захарина В.Ф. Голос революционной России. Литература революционного подполья 70-х годов XIX в. «Издания для народа». М., 1971.

(Zaharina V.F. Golos revoljucionnoj Rossii. Literatura revoljucionnogo podpol’ja 70-h godov XIX v. «Izdanija dlja naroda». Moscow, 1971.)

[Иванчин-Писарев 1929] — Иванчин-Писарев А.И. Хождение в народ. М.; Л., 1929.

(Ivanchin-Pisarev A.I. Hozhdenie v narod. Moscow; Leningrad, 1929.)

[Кравчинский 1875] — Кравчинский С.М. Сказка-говоруха. Лондон, 1875.

(Kravchinskij S.M. Skazka-govoruha. London, 1875.)

[Мельникова 2011] — Мельникова Е.А. «Воображаемая книга»: очерки по истории фольклора о книгах и чтении в России. СПб., 2011.

(Mel’nikova E.A. «Voobrazhaemaja kniga»: ocherki po istorii fol’klora o knigah i chtenii v Rossii. Saint Petersburg, 2011.)

[Раппопорт 1913] — Раппопорт С.А. Народ и книга. Опыт характеристики народного читателя. М., 1913.

(Rappoport S.A. Narod i kniga. Opyt harakteristiki narodnogo chitatelja. Moscow, 1913.)

[Революционное народничество 1964] — Революционное народничество 70-х гг. XIX века. Т. 1. 1870—1875 / Под ред. Б.С. Итенберга. М., 1964.

(Revoljucionnoe narodnichestvo 70-h gg. XIX veka. Vol. 1. 1870—1875 / Ed. by B.S. Itenberg. Moscow, 1964.)

[Рейтблат 2009] — Рейтблат А.И. От Бовы к Бальмонту и другие работы по исторической социологии русской литературы. М., 2009.

(Reitblat A.I. Ot Bovy k Balmontu i drugiye raboty po istoricheskoy sotsiologii russkoj literatury. Moscow, 2009.)

[Brooks 2003] — Brooks J. When Russia Learned to Read: Literacy and Popular Literature, 1861—1917. Northwestern University Press, 2003.



[1] Исследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда (проект № 17-78-10122).

[2] Ср.: «И, приступив к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах в поле. Он же сказал им в ответ…» (Мф. 13:36).

[3] РГИА. Ф. 1282. Оп. 1. Д. 327. Л. 382.

[4] Там же. Д. 327. Л. 373.

[5] Там же. Д. 327. Л. 312.

[6] Там же. Д. 330. Л. 187.

[7] Там же. Д. 327. Л.469.

[8] Там же. Д. 327. Л. 580.

[9] Там же. Д. 328. Л. 204.

[10] Там же. Д. 327. Л. 225.

[11] Там же. Д. 328. Л. 541.

[12] Там же. Д. 327. Л. 361.

[13] ГА РФ. Ф. 102. 3 д-во. Оп. 70. 1881. Д. 76. Л. 1.

[14] РГИА. Ф. 1282. Оп. 1. Д. 328. Л. 250.

[15] Там же. Д. 331. Л. 125.

[16] Там же. Д. 329. Л. 287.

[17] Там же. Д. 331. Л. 185.

[18] РИГА. Ф. 773. Оп. 170. Д 879. Л. 15.

[19] РГИА. Ф. 1282. Оп. 1. Д. 327. Л. 541 об.

[20] Там же. Д. 327. Л. 381 об.

[21] Там же. Д. 331. Л. 489 об.

[22] Там же. Д. 331. Л. 562.

[23] Там же. Д. 331. Л. 185.

[24] Там же. Д. 333. Л. 3.

[25] Там же. Д. 327. Л. 383.

[26] Там же. Д. 331. Л. 129.

[27] Там же. Д. 329. Л. 187 об.

[28] Там же. Д. 327. Л. 7.

[29] Там же. Д. 328. Л. 187 об.

[30] Там же. Д. 327. Л. 657.

[31] ГА РФ. Ф. 102. 3 д-во. Оп. 77. Д. 96. Л. 1 об.

[32] РГИА. Ф. 1282. Оп. 1. Д. 328. Л. 511.

[33] Там же. Д. 329. Л. 157.

[34] Там же. Д. 331. Л. 659 об.

[35] Там же. Д. 327. Л. 176 об.

[36] ГА РФ. Ф. 102. 3 д-во. Оп. 77. Д. 687. Л. 1-2 об.W


Кафедра истории русской литературы новейшего времени

Контактные данные

Миусская пл., 6, корп. 7, каб. 152
+7(495)250-64-95
[email protected]

Заведующий кафедрой:

Бак Дмитрий Петрович, к.филол.н., проф.

Заместитель заведующего кафедрой: 
       Воробьева Евгения Исааковна, доцент +7 916- 614-08-51


Специалисты по учебно-методической работе: 
  • Егольникова Ксения Александровна
Положение о кафедре

Краткая информация о кафедре:

Классическая русская литература и русская литература советского периода имеют принципиальные структурные отличия, которые обусловливают необходимость достаточно отличающихся друг от друга методов их изучения. Главным структурным элементом, определяющим специфику развития русской литературы советского периода, является цензура, после 1917 года кардинально меняющая свою роль по сравнению с ролью в литературной системе 19-го века. Посредством цензуры реализуется монополия советского государства в области культурной политики, таким образом, главным структурным соотношением в истории русской литературы ХХ века становится смысловая оппозиция «цензурная / официальная литература» — «неподцензурная / запрещенная литература». История русской литературы ХХ века предстает в виде проблематичного сосуществования автономных литературных систем – «советская литература», «неподцензурная литература» (неопубликованная в советский период или же размещаемая в «самиздате» и «тамиздате»), литература Русского зарубежья.

В настоящее время можно утверждать, что единая история русской литературы ХХ века, построенной на прояснении сложных, но все же реально существовавших взаимосвязей и соотношений между различными культурными пластами и литературными системами, до сих пор не написана. Кафедра истории русской литературы новейшего времени основной целью своей деятельности считает последовательное движение в этом направлении. В методологическом отношении основным ориентиром в деятельности кафедры остается научное наследие Г.А. Белой, разработавшей эффективную методику анализа соотношений между поэтикой художественного текста и социокультурными контекстами его создания.

Преподаватели кафедры: 

  • Бак Дмитрий Петрович – к.филол.н., проф., заведующий кафедрой
  • Бойко Светлана Сергеевна – д.филол.н., проф.
  • Воробьева Евгения Исааковна — к. филол.н, доцент
  • Ларионов Денис Владимирович — преп. 
  • Нижник Анна Валерьевна — к.филол.н., ст. преп.
  • Розенблюм Ольга Михайловна – к.филол.н., доц.
  • Шафранская Элеонора Федоровна — д.филол.н., проф

Реализуемые образовательные программы:

  • Направление подготовки 45.03.01 Филология (уровень бакалавриата)
  • Направленность (профиль):
  • Зарубежная филология (компаративистика: языки, литература, культура России и страны специализации)
  • Отечественная филология (Новейшая русская литература: творческое письмо)
  • Отечественная филология (русский язык и межкультурная коммуникация)
  • Прикладная филология (иностранные языки)
  • Зарубежная филология (славистика и центральноевропеистика)
  • Зарубежная филология (классическая филология)

  • Направление подготовки 46. 03.01 История (уровень бакалавриата)
  • Направленность (профиль):
  • Компаративистика (история, литература, культура России и страны специализации)

  • Направление подготовки 50.03.01 Искусства и гуманитарные науки (уровень бакалавриата)
  • Направленность (профиль):
  • История театра и кино. Театральная и кинокритика
  • Еврейская теология и культура
  • Направление подготовки 45.04.01 (уровень магистратуры)
  • Направленность (профиль):
  • Классическая русская литература и актуальный литературный процесс
  • Межкультурная коммуникация: язык, история и литература России и Италии

запрещенных книг в Интернете

запрещенных книг в Интернете

представляет

ЗАПРЕЩЕННЫЕ КНИГИ ОНЛАЙН

Добро пожаловать на эту специальную выставку книг, которые были объекты цензуры или попыток цензуры. Книги представленные здесь, от Ulysses до Little Красная Шапочка , выбраны из индексов Страница электронных книг. (См. Эту страницу для получения дополнительной информации более 3 миллионов онлайн-книг!)

Эта страница находится в стадии разработки, и на эту страницу могут быть добавлены другие работы. со временем.Пожалуйста сообщать [email protected] обо всех новых материалах, которые можно включить сюда. Обратите внимание, что объявления должны быть репрезентативными. а не исчерпывающий. Кроме того, многие недавно запрещенные книги или оспариваемые не были включены сюда, потому что они не были сделаны свободно читаемыми в Интернете. (Но см. ниже).


27 сентября — 3 октября — Неделя запрещенных книг. Прочтите сегодня запрещенную книгу! И смотрите также наши собрание онлайн-книг около цензуры, и наш эссе «Почему имеет значение Неделя запрещенных книг».

Книги, запрещенные или подвергнутые цензуре судебными органами

Ulysses Джеймса Джойса был выбран Современной библиотекой как лучший роман ХХ века, и получил широкую похвалу от других литературоведов, в том числе и тех, кто защищал онлайн-цензуру. (Карнеги-Меллон, профессор английского языка и проректор Эрвин Стейнберг, высоко оценивший книгу в 1994 году, также защищал декларацию КМУ в том году удалить alt.sex и около 80 других групп новостей Usenet, утверждая, что они юридически обязаны это сделать.) Ulysses был запрещен из США как непристойное в течение 15 лет, и был изъят почтовыми властями США в 1918 и 1930 годах. Снятие запрета в 1933 г. наступил только после того, как защитники начали бороться за право издать книгу.

В 1930 году таможня США изъяла в Гарварде копии Candide , критически одобренной сатиры Вольтера, заявляющей о непристойности. Два Гарварда профессора защитили работу, и позже она была принята в другом издании. В 1944 году почтовое отделение США потребовало пропустить Candide . из отправленного по почте каталога Concord Books.

John Cleland’s Fanny Hill (также известный как воспоминаний женщина удовольствия ) часто подавлялась с момента ее первоначального публикация 1749 года. Эта история проститутки известна как своим откровенные сексуальные описания и пародии на современную литературу, такие как Даниэль Дефо Moll Flanders . Верховный суд США окончательно снял с него обвинения в непристойности в 1966 году.

Аристофана Лисистрата , Кентерберийские сказки Чосера , Боккаччо Декамерон , Дефо Молл Фландерс , а также различные издания The Arabian Nights все были запрещены на десятилетия из U.Письма S. Закон Комстока 1873 года. Федеральный закон о борьбе с непристойностью, этот закон запрещает рассылку «непристойных, непристойных» непристойные или похотливые публикации. Законы Комстока, в настоящее время не соблюдаемые, по большей части остаются в силе. книги сегодня; законопроект о реформе электросвязи 1996 г. применил некоторые из них к компьютерным сетям. Антивоенная модель Lysistrata снова была запрещена в 1967 году. в Греции, которая тогда находилась под контролем военной хунты.

Закон Комстока также запретил распространение информации о контроле над рождаемостью.В 1915 году муж Маргарет Сэнджер был заключен в тюрьму за распространение ее Семейное ограничение , которое описывает и защищает различные методы контрацепция. Сама Сэнгер сбежала из страны, чтобы избежать судебного преследования. но вернется в 1916 году, чтобы основать Американскую лигу по контролю над рождаемостью, которые в конечном итоге объединились с другими группами, чтобы сформировать Planned Parenthood.

Листья травы , знаменитый сборник стихов Уолта Уитмена, был отозван. в Бостоне в 1881 году, после того, как окружной прокурор пригрозил уголовным преследованием за использование явного языка в некоторых стихотворениях.Работа была позже опубликовано в Филадельфии.

Автобиография Жан-Жака Руссо Признания был запрещен таможней США в 1929 году как вредный для общественной морали. Его философские труды также были запрещены в СССР в 1935 году, а некоторые из них были запрещены. внесен в Список запрещенных книг католической церкви в 18 веке. (Индекс в первую очередь относился к церковному праву, но в некоторых областях до середины 19 века он также имел силу светского закона. Краткое изложение содержания последнее издание, вышедшее в 1949 г., есть в наличии. из Интернет-архива.Индекс был окончательно упразднен в 1966 году.)

Томас Пейн, наиболее известный писаний, поддерживающих независимость Америки, был обвинен в измены Англии в 1792 году за его работа Права человека , защищая Французскую революцию. Несколько английских издателей также были привлечены к ответственности за печатание. Эпоха Разума , где Пейн выступает за деизм и против христианства и атеизма.

Книга Блеза Паскаля «Провинциальные письма », защищающая янсениста Антуана Арно, была приказано измельчить и сжечь королем Франции Людовиком XIV в 1660 году.Франция также запретила Тассо Иерусалим Поставлен в 16 веке за содержание идей подрывную власть королей.

Сочинения Джека Лондона подверглись цензуре в нескольких европейских диктатурах в 1920-1930-е гг. В 1929 году Италия запретила все дешевые издания его Call of the Wild , и в том же году Югославия запретил все его работы как «слишком радикально». Нацисты также сожгли некоторые из его социалистических книг, таких как The Iron Heel наряду с работами многих других авторов.

Режим апартеида в Южной Африке запретил ряд классических книг; в 1955 году, например, New York Times сообщила, что Мэри Шелли Франкенштейн был запрещен там как «неприличный, нежелательный, или непристойно «. Одно время, как сообщается, режим также запретил Анне Сьюэлл Black Beauty , г. рассказ о лошади.

В 2003 году Куба заключила в тюрьму 75 диссидентов, многие из которых были причастны в поддерживаемом США движении «независимые библиотеки», которое распространяет литература для заинтересованных граждан вне бюджетной библиотечной системы.На последующем судебном заседании многие из этих диссидентов были затем был приговорен к тюремному заключению за распространение «подрывного контента», который был затем приказал уничтожить. Среди содержания было Всеобщую декларацию прав человека и Конституция США (оба цитируются в приговоре Педро Аргфуэллесу Морану и Пабло Пачеко Авила). В соответствии с Согласно отчету Amnesty International, последний из этих узников совести был освобожден в 2011 году.

В нервные времена политически мотивированная цензура возникла в США тоже.В 1954 году почтовое отделение Провиденса, Род-Айленд, предприняло попытку блокировать доставка Ленина Государство и Революции в Брауновский университет, назвав это «подрывным». В 1918 г. Военное министерство США сообщило Американской библиотечной ассоциации удалить ряд пацифистских и «тревожных» книг, в том числе Амвросия Бирса Банка Такие вещи бывают? из библиотек лагеря, директива, которая была принята, чтобы также на тыл. (Цензура в библиотеках, находящихся в ведении федерального правительство продолжалось и после.В 1950-х годах, по словам сенатора Уолтера Хардинга, У Джозефа Маккарти были зарубежные библиотеки, которыми руководила Служба информации США. Сервис снимает с полок антологию американской литературы потому что он включал Гражданское неповиновение Торо .)

Во время Первой мировой войны правительство США заключило в тюрьму тех, кто был распространение таких брошюр против сквозняков один. Шенк, издатель брошюры, был осужден, и его убеждение было поддержана Верховным судом в 1919 году. (Это решение послужило источником известной цитаты «Пожар в театре».)

Библия и Коран были оба изъят из многочисленных библиотек и запрещен к ввозу в Советский Союз с 1926 по 1956 год. Многие издания Библии также были запрещены и сожжены гражданскими и религиозными властями на протяжении всей истории. Некоторый недавние примеры: 1 июля 1996 г., Сингапур осудил женщину за хранение то Перевод Библии Свидетелями Иеговы. А Отчет правительства США за 2000 год Сообщается, что Бирма (также известная как Мьянма) запрещает все переводы Библии на местные языки коренных народов.(Военная диктатура этой страны также требовала, чтобы модемы были лицензированы, поэтому жители Бирмы, как и пользователи NetNanny, вряд ли чтобы увидеть эту страницу.) Распространение Библии вместе с другими формами прозелитизма немусульманами, также запрещен в Саудовская Аравия, по мнению этот отчет Государственного департамента за 2018 год. (Электронный корреспондент сообщил я несколько лет назад что табличка на таможне в аэропорту Саудовской Аравии гласила, что прибывающие путешественники должны сдать свои неразрешенные религиозные книги официальным лицам. перед въездом в страну.Более свежий корреспондент сказал мне, что саудовцы обычно разрешают западным семьям приносить свои Библии, если они не принесут больше копий, чем ожидалось для личного использования.)

Некоторые правительства все еще жестко контролируют религиозные организации и их публикации. В 1999 году правительство Китая запретили секту Фалуньгун и конфисковали и уничтоженные книги их основателем и другими книгами Фалуньгун. Как вы видете, книги живут в Интернете — по крайней мере, в тех местах, где цензурировать входящие сетевые данные.

D. H. Lawrence’s Любовник леди Чаттерлей был объектом многочисленных судебных разбирательств по делу о непристойности как в Великобритании, так и в и США вплоть до 1960-х годов.

E для экстази, книга о наркотик МДМА, был изъят австралийской таможней в 1994 году. (Вы можете увидеть, какие книги запрещены в Австралии, и поиск в базе данных запрещенных или ограниченных материалов на Веб-сайт Австралийского классификационного совета. База данных в настоящее время не содержать любую информацию о книге.Предыдущие поиски в 2000 году заметил запрет.) На сессии 1999-2000 гг. Конгресс США тихо пропустили аналогичные запреты на «опасную» информацию о наркотиках и взрывчатые вещества в различные купюры. В Законе о борьбе с распространением метамфетамина 1999 г. (S. 1428) был раздел 9, запрещающий определенное распространение информации об употреблении наркотиков по образцу закона. запрещение определенного распространения информации о взрывчатых веществах, подписанного в 1999 году. или подстрекательство к совершению федеральных преступлений уже было незаконным, трудно понять, какой практический эффект имеют эти законопроекты, кроме подвергать цензуре открытое распространение информации, считающейся слишком опасной для общественности, чтобы узнать.Законопроекты о борьбе с наркотиками не имеют прошел полное голосование в Конгрессе, насколько мне известно, так что E Для экстази на данный момент все еще разрешен в США.

Ряд демократических стран, включая Австрию, Францию, Германию и Канада криминализовала различные формы «языка вражды», в том числе книги. судили, чтобы унизить группы меньшинств. В 80-е годы Эрнст Цюндель был дважды осужден по законам Канады о «ложных новостях» за публикацию Действительно ли умерло шесть миллионов? , г. книга 1974 года, отрицающая Холокост.По апелляции Канадский Верховный суд признал закон о «ложных новостях» неконституционным в 1992 году. но позже Цюндель был депортирован из Канады (а затем арестован и попал в тюрьму после того, как приехал в родную Германию) за публикацию этой книги и других материалов о его Zundelsite. Несмотря на это, Дебора Липштадт и некоторые другие известные критики Отрицатели Холокоста официально заявили, что выступают против законов, которые подвергнет цензуре такую ​​речь. С другой стороны, Цюндель с радостью призвал к запрету работ, которые он не нравится, однако, как видно на эта листовка, призывающая к запрету Списка Шиндлера .И попытка отрицателя Дэвида Ирвинга прекратить публикацию книги Липштадта об отрицании Холокоста не удалось когда британский суд постановил, что заявления Липштадта об Ирвинге были на самом деле оправданными. Суды поддержали решение и банкротство Ирвинга. затем борьба продолжается в Интернете, с сайтами обоих Ирвинг и Липштадт предоставляют комментарии, стенограммы и экспонаты из суда.

В 2003 году окружной суд США запретил продажу Федеральная мафия , книга Ирвина Шиффа, в которой утверждалось, что американцы могут на законных основаниях отказаться от уплаты подоходного налога.В то время как утверждения такого рода, включая Шиффа, неоднократно терпели неудачу в суде, действия правительства против книги (который также включал запрос на имена и адреса покупателей) встревожил многих книжных и гражданских группы свобод, которые подали мировое краткое содержание в поддержку права Шиффа на публикацию. Судебный запрет оставлен в силе в 2004 году. С тех пор Schiff отреагировал на запрет продажи своей книги, отдав ее взамен.

Не подходит для школы и несовершеннолетних?

В 2020 году сенатор от Арканзаса Том Коттон представил Законопроект Сената США о сокращении федерального финансирования государственных школ и образовательных учреждений агентства, включившие The 1619 Project в свои учебные программы.Проект, изначально опубликованный как специальный выпуск журнала Журнал New York Times утверждает, что порабощение черных и его последствия имеют ключевое значение для понимания развития американской истории с ранних колониальных времен до наших дней. Редактор проекта получила Пулитцеровскую премию за вступительное эссе.

«Savannah Morning News» сообщила в ноябре 1999 г. что учитель в Виндзоре Лесная средняя школа требовала от старшеклассников получать разрешения прежде, чем они смогли прочитать Гамлет, Макбет, или король Лир.Учительская школьная доска забрала книги из класса списки чтения, цитируя «взрослый язык» и ссылки к сексу и насилию. Многие ученики и родители протестовал против политики школьного совета, который также включал полный запрет трех других книг. Шекспир не новичок в цензуре: Ассошиэйтед Пресс сообщило в марте 1996 г., что Мерримак, Нью-Хэмпширская школа потянули Шекспира Двенадцатая ночь из учебной программы после того, как школьный совет принял «запрет альтернативного образа жизни» инструкция «действовать.(Двенадцатая ночь включает в себя ряд романтических запутывания, включая молодую женщину, которая переодевается мальчиком.) Читатели из Merrimack сообщили мне в 1999 году, что члены школьного совета кто принял закон, был отвергнут после шума, вызванного отрывок из акта, и что пьеса теперь используется снова в классах Мерримака. Библиотека Западного колледжа имеет онлайн-выставка на цензура Шекспира через историю.

Джон Т. Скоупс был осужден в 1925 году за преподавание теории эволюции. (наиболее известный в то время через Происхождение Дарвина of Species ) в своем классе средней школы.(Подробнее об этом знаменитом судебном процессе, включая отрывки из Гражданская биология учебник Области действия, фактически используемые в классе, см. этот сайт Дуга Линдера.) Закон Теннесси, запрещающий обучение теории эволюции, в частности, что «человек произошел от низшего разряда животных», был окончательно отменен в 1967 году, но в дальнейшем законы, направленные на подавление преподавания эволюции на уроках естествознания были предложены в законодательный орган Теннесси совсем недавно, в 1996 году.

Иллюстрированное издание «Красной шапочки». был запрещен в двух школьных округах Калифорнии в 1989 году.После Маленькая красная шапочка из Сказки Гримм , книга показывает, как героиня берет еда и вино бабушке. Школьные округа выразили обеспокоенность по поводу использования алкоголя в рассказе.

При жизни Марка Твена его книги Том Сойер и Huckleberry Finn исключены из ювенильных секций. Бруклинской публичной библиотеки (среди других библиотек) и запрещены из библиотеки в Конкорде, штат Массачусетс, дома Генри Торо. В былые времена, некоторые средние школы исключили Huckleberry Finn из своих списки для чтения, или родители подали в суд на них, которые хотели, чтобы книга вышла из употребления.В Темпе, штат Аризона, иск родителей, которые пытались получить местный максимум школу, чтобы удалить книгу из список обязательной литературы дошел до Федеральный апелляционный суд в 1998 году. (Суды решение по делу, которое подтвердило право Tempe High на преподаю книгу, есть несколько интересных комментариев об образовании и расовая напряженность.) Костюм Tempe и другие недавние инциденты часто вызывали беспокойство. с расовыми оскорблениями, используемыми в диалогах книги, которые также получил Хижина дяди Тома бросили вызов в Уокигане, штат Иллинойс.Анонс в 2011 году новой редакции Huckleberry Finn что заменит их менее оскорбительными словами, вызвало широкую общественную дискуссию в США. Нью-Йорк На форуме Times есть несколько точек зрения на издание.

Многие «классики» (и их авторы) считались скандальными, когда они были впервые опубликованы, но после благополучной смерти автора они были переведены в уроки английского в старших классах и в значительной степени забыты большинством людей. Однако в 1978 году школьный округ Союза средних школ Анахайма (Калифорния) проснулся от опасности Джорджа Элиота Сайлас Марнер и забанил его.Я был бы рад (и совсем не удивлен) если бы произошло внезапное всплеск интереса к Элиоту среди студентов Анахайма впоследствии. Также там запрещено, согласно Ассоциации учителей средней школы Анахайма, и как сообщается в запрещенных книгах Dawn Soya: литература подавлена. по социальным вопросам , был Маргарет Митчелл Унесенные ветром , за изображение поведения Скарлетт О’Хара и освобожденных рабов в романе. (Пока Митчелл может больше не жить, ее авторские права живут в США, поэтому американцам придется читать печатную копию, а не онлайн версия.)

Философский Очерк о Человеческое понимание было категорически запрещено преподавать в Оксфордском университете в 1701 году. Французский перевод также был помещен в Индекс.

Шекспировский Венецианский купец был запретили посещать классы в Мидленде, штат Мичиган, в 1980 году, из-за изображения еврейского персонажа Шейлока. Аналогичным образом он был запрещен в 1930-х годах в школах г. Буффало и Манчестер, штат Нью-Йорк. Пьесы Шекспира также часто «очищались» от грубых слов и фраз.Томас Усилия Боудлера в его «Семейном Шекспире» 1818 года породили слово «Bowdlerize».

Боудлеризм все еще существует, но в настоящее время уборка сексуально заряжена. выражение теряет популярность, а очищение расово настроенных выражений растет в популярности. Показательный пример: эта версия Истории доктора Дулиттла , с 1960-х годов молча «убирался» с 1920 г. исходный текст, в котором Попугай Полинезия иногда использовал оскорбительные расовые термины.В 1988 году, после того, как книга стала настолько популярной, что перестала выпускаться. печати, издатели выпустили новое издание, удалены почти все ссылки на расы из книги (и вырезать сюжет, связанный с желанием принца Бампо стать белым). Напротив, победивший Ньюбери рейсов доктора Дулиттл был доступен в оригинальном виде (невежливые слова и все) долгое время, отчасти потому, что до недавнего времени Награды Ньюбери запретили свои медали для отображения на измененных текстах.

Подобные опасения по поводу обработки расы, по-видимому, История Little Black Sambo запретят посещать государственные школы Торонто в 1956 году, согласно книге Дэниела Брейтуэйта. (Много шума вокруг самбо было из-за иллюстраций а не текст; можно найти иллюстрации из разных изданий здесь.)

Is Библия действительно запрещена в государственных школах США? Некоторые утверждают, что это так, хотя большинство утверждений Я получил в электронном письме либо не содержал подробностей, либо ссылался к случаям, которые не были запретами, а вместо случаев, когда государственная школа пришлось остановить пропаганда или особый режим в пользу религиозные послания Библии.(Такой преференциальный режим государственными школами противоречит положению о создании Первой поправки.) Однако иногда школы могут ошибаться в другом направлении, ограничение индивидуальной речи или предпочтений ученика в чтении из-за их религиозного характера (противоречит положению о свободе осуществления Первой поправки). В случае с Нью-Джерси 1996 года ученик, которого учитель выбрал для выберите рассказ для чтения, чтобы классу было рассказано что он не мог прочитайте историю, которую он выбрал, как только он объявил, что выбрал Библейская история Иакова и Исава.Политика школы в конечном итоге была поддержана раздельным решением Апелляционного суда США. что Верховный суд отказался рассматривать.

Совсем недавно в деле 2005 года, когда семья из Пенсильвании выступила против школьный округ Марпл Ньютаун, счета в Philadelphia Inquirer и Ассошиэйтед Пресс сообщил, что семью пригласили в класс детского сада читать из своей любимой книги, которая в данном случае оказалась Библия. (Марк Серени, представляющий школьный округ, оспаривает это счет, утверждая, что выбор был не собственным, и что приглашение было не таким широким, как сообщалось выше.Юристы из Резерфордского института, представляющие семью, утверждают, что утверждения выше верны.) После того, как школа сказала, что мать студента не могла читать Псалом 118, мать ребенка подала в суд. В авторской статье, позже опубликованной 31 мая в Inquirer, («Право студентов, закон») Серени процитировал решение Нью-Джерси из предыдущего абзаца: и утверждал, что запрет на чтение требуется по закону Пенсильвании. Раздел 1515 Кодекс государственных школ Пенсильвании, также цитируемый в статье, позволяет изучать Библию в средних классах как часть класса литературы.Статья Серени интерпретирует это разрешение как неявный запрет на другое использование Библии в классе, эффективный запрет Библия в классах Марпл Ньютаун до средних классов, даже в презентации, инициированной студентами.

Однако в целом студенты должны иметь возможность читать Библию. по собственной инициативе на тех же условиях, что и любую другую книгу, которую они могли бы принести в школу. Библии также часто можно найти в школьных библиотеках. вместе с другими религиозными книгами, и библейские тексты иногда включаются в литературные антологии или курсы истории или сравнительного религиоведения.В то время как религиозные и светские организации иногда спорят о роли религии в государственных школах, в 1995 году некоторые из них собрались вместе, чтобы опубликовать Религия в государственных школах: Совместное заявление о действующем законе , консенсусный документ, который продолжает быть полезным кратким изложением общая основа для размещения различных выражений и убеждений в государственных школах по вопросам религии.

Дополнительная информация о цензуре

На этой выставке представлены только книги, доступные в Интернете.Лучший всеобъемлющий обзор цензуры в истории, который я видел онлайн Выставка File Room, начавшаяся в Университете Иллинойса, особенно ее раздел литературы. (Выставка датируется 1994 годом, но с тех пор была обновлена.)

«Маяк свободы слова», проект Норвежской библиотечной ассоциации, также имеет обширную базу данных. о цензурированных публикациях, а также публикациях о цензуре и Свобода выражения.

PEN, международная группа писателей, отслеживает цензуру и притеснение писателей во всем мире.Их США и Канадские сайты — хорошая отправная точка для получения актуальной информации о писателях, подвергшихся цензуре.

См. Также полный набор ресурсов, доступных на Индекс цензуры веб-сайта.

В 2010 году, после того, как веб-сайт WikiLeaks опубликовал дипломатические телеграммы США, полученные от секретных военная сеть и перешла на площадку, было предпринято несколько попыток помешать работе сайта или закрыть его, причем некоторые из них поддерживаются официальными лицами правительства США.К ним относятся отмена разрешения доменного имени EveryDNS, прекращение соглашения о хранении со стороны Amazon, отказ MasterCard, Visa и PayPal в обработке платежей на сайт, а также на некоторое время полная блокировка веб-сайта Библиотекой Конгресса и другими федеральными агентствами США. Постоянное освещение разоблачений Wikileaks, сложных дебатов и битв по поводу Wikileaks и его операции, можно найти на сайте The Guardian. (The Guardian — британская газета, которая сотрудничала с Wikileaks в некоторых своих публикациях.)

Закон об авторском праве в цифровую эпоху (DMCA), закон, принятый Конгрессом США в 1998 году, есть несколько положений, которые пытаются помешать людям обход схем контроля доступа, используемых для цифровых работ. Такой доступ контроль может нанести ущерб или предотвратить добросовестное использование, и теперь сам закон угрожает свобода слова. Например:

  • В августе 2000 года федеральный судья Нью-Йорка вынес постановление. (доступно с комментарием в OpenLaw и в другом месте), которые обвиняли ответчиков в иске киноиндустрии от даже ссылки на компьютерный код для отмена шифрования DVD из-за опасений что код может быть использован для пиратства дисков.Судья Каплан решил сделать скидку свидетельство что компьютерный код был защищен речью от компьютерных ученых Дэйв Турецки из CMU (у которого есть веб-сайт с экспонаты различных выражений исходного кода.) Вместо этого судья сравнивает обладателя код заражен болезнью, которую необходимо контролировать. Судья также не принял во внимание опасения, что запрет на обход шифрование в DMCA ухудшает добросовестное использование материалов, кроме способами, которые издатель решает разрешить. Добросовестное использование, даже без согласие правообладателя уже давно является важным средством сохранение свободы слова в законе об авторском праве.Сейчас идет апелляция.
  • В сентябре 2000 года группа звукозаписывающих компаний бросил вызов взломать свои новые «безопасные» цифровые музыкальные системы. В Принстоне Исследовательская группа взялась за дело и преуспела. Но когда исследователи написала статью, описывающую, как они это сделали, Ассоциация звукозаписывающей индустрии Америки (RIAA) отправил им письмо угрожающий их подать в суд, если они опубликовали свои результаты. Письмо заставили исследователей отозвать свою статью из академического конференции и привлекли фонд Electronic Frontier Foundation к подать иск, чтобы подтвердить свое право на Первую поправку свободно публикуют свои исследования.(Затем RIAA заявило, что на самом деле не имел в виду подать в суд на исследователей, и иск был отклонен.) Исследование группы был наконец опубликован в августе 2001 г., хотя ранний набросок статьи ранее просочились в Интернет.
  • В июле 2001 года российский программист Дмитрий Скляров был арестован ФБР после того, как прочитал лекцию, описывающую слабые места систем контроля доступа к электронным книгам. Арест произведен по запросу Adobe, который продает некоторые из продемонстрированных систем контроля доступа быть некорректным в разговоре Склярова.Склярову было предъявлено обвинение в распространении программу, которую он написал в России, которую читатель мог использовать для отключения некоторые из этих элементов управления доступом для форматированных Adobe «электронные книги» после того, как они их купили. В этой статье EFF описываются некоторые проблемы, связанные со свободой слова и правомерным использованием. И Дэйв Турецки собрал Галерея Adobe Remedies в качестве дополнения к его Галерея DVD декодеров. (К декабрю 2002 года обвинения со Склярова были сняты, а его компания была оправдана по обвинению в умышленном нарушении DMCA.)

Список книг был целью недавней школы. попытки цензуры в США см. этот список Часто задаваемые вопросы Книги 21 века из Американская библиотечная ассоциация. (Хотя обратите внимание, что таблицы включают Жалобы «неподходящие для возрастной группы». Неясно, есть ли у некоторых из них были запросы на изменение категории, а не на удаление книг.) У ALA также есть список 100 самых сложных книг за десятилетие 2000-2009 гг. Этот 2002 год список, опубликованный Christian Science Monitor, также включает приводятся причины недавних проблем.

27 сентября — 3 октября Неделя запрещенных книг 2020 года. Американская библиотечная ассоциация. на сайте есть информация о соблюдении. (См. Также мое эссе «Почему имеет значение Неделя запрещенных книг», написанное для Недели запрещенных книг 2008 г.)


Закон о телекоммуникациях 1996 года, принятый Конгрессом США, включал положение это запрещено делать «неприличные» материалы общедоступными. Он был поражен как неконституционным в федеральном суде 12 июня 1996 г. утверждено Верховным судом 26 июня 1997 г.Конгресс с тех пор приняли или предложили другие законы о цензуре в Интернете, которые являются предметом текущих судебных разбирательств. Узнавайте о последних новостях и о том, что вы можете сделать, чтобы помочь свободе слова в Интернете, на Электронном Страница кампании Frontier Foundation Blue Ribbon. Некоторые из проектов сделано в ответ на такие попытки цензуры, включая 24 часа демократии.

Чиновники правительства США также сейчас вводят цензуру в конце читателя, а не писателя. Несколько лет назад Округ Лаудон, штат Вирджиния, в какой-то момент потребовал всех посетителей библиотеки. (будь то дети или взрослые) использовать свою программу-фильтр для доступа в Интернет, программу это одно время заблокировало запрещенные книги в Интернете и многие другие сайты.Редактор этого page и другие стороны участвовали в судебном процессе, в результате которого эта политика. Несмотря на это решение, в 2000 году Конгресс США ввел библиотеки по всей стране, чтобы фильтровать все их подключения к Интернету (не только те, которыми пользуются дети) или потеряете помощь для доступа в Интернет. В 2003 году Верховный суд США поддержал требования Конгресса, поэтому библиотеки теперь стоит перед выбором цензуры или потерей средств.

Эта выставка началась в Карнеги-Меллон, где администрация в 1994 году решили удалить более 80 групп новостей по сексуальным вопросам, заявив, что что это требовалось по закону.Решения официального студента, преподавателей и сотрудников репрезентативные группы просили восстановить группы. После почти двухлетнего пребывания в подвешенном состоянии все группы новостей были восстановлено на серверах информатики CMU, но осталось 11 забанен на бакалавриате Эндрю по системе.

Церковь Саентологии часто участвует в делах о цензуре. В 1970-х годах они попытались удалить книги, критикующие Церковь. из библиотек Канады, подав в суд на библиотеки в Гамильтоне и Этобико. (См. Дополнительную информацию на странице «Свободное выражение в Канаде».) Церковные чиновники также принял прямые меры против некоторых авторов критических книг. (См. Эту страницу от Рона Ньюмана). Их последними целями были люди сеть; см. страницу «Церковь Саентологии против Интернета» для некоторых из ранних разработок. (В мае 1999 г. у Amazon вытащил как минимум одну книгу с критикой Саентологии под «юридическим давлением», правда после реакции из инета. После амазонки объявил, что предложит его снова, Книжные продажи выросли до 200 лучших на Amazon. Посмотри это рассказ из Wired News для получения дополнительной информации.)

Саентология также фигурирует в недавних попытках юридически заставить анонимных говорящих быть идентифицированными. См. Эту статью CNET, где говорится о Законе об авторском праве в цифровую эпоху в конечном итоге использовался для раскрытия личности говорящего, хотя никаких правонарушений еще не было доказано. Анонимная речь был считается «почетной традицией защиты и инакомыслия» Верховным судом США, и был важной частью политической дискурс со времен революции. (См., Например, The Federalist Papers , которые были изначально опубликовано анонимно.) В то время как анонимные ораторы все еще могут быть предъявили иск за клевету и нарушение и заставили заплатить, если они проиграют, их анонимность может защитить их от преследований и произвольного увольнения. Более поздние судебные решения подтвердили права анонимных выступающие критикуют государственных чиновников в Интернете.

Не в сети, см. запрещенных книг: 387 г. до н. Э. до 1978 г. г. н.э. Энн Хейт, обновленная Чендлером Граннис, с длинным списком классические книги, которые были запрещены или оспорены историей. Счета по книгам оспорены в U.С. школ и библиотек через 1990-е годы можно найти в Запрещено в США пользователя Herbert Foerstel. Эта книга, впервые опубликованная в 1994 году, содержит попытки запретить многие книги, включая признанные критиками работы Твена, Стейнбека, Л’Энгла, Блюма, Даля и Воннегута. Информацию об удалении и изменении книг можно найти в Ноэль Перрин Наследие доктора Боудлера: История извлеченных книг в Англия и Америка .

Подробнее о цензуре в классе см. Национальный совет преподавателей английского языка Центр интеллектуальной свободы.Этот сайт дает советы по подбор материалов для аудиторных занятий, ответственный подход с вызовами литературным произведениям в школах и поддержкой учеников право читать.

Классический труд, который помог установить свободную прессу, — это работа Джона Мильтона. Ареопагитика . Он был написан для борьбы с лицензированием публикаций, которые в то время требовались в Великобритании. (и был опубликован без лицензии, вопреки законам того времени). Многие из его пунктов все еще актуальны сегодня, когда правительства решают, стоит ли они должны ограничить прессу в Интернете.

Благодарности

Информация для этой страницы была собрана из многих источников, в том числе Архив файловой комнаты, Академическая американская энциклопедия, американская Библиотечная ассоциация (через Джона Эдвардса), Пол С. Бойер Чистота печати: движение порочного общества и цензура книг в Америке , Деборы Липштадт «Отрицание Холокоста»: Растущее нападение на правду и память , Джоэл Тибо, Тония Истман, и книги и веб-сайты, упомянутые выше.

Интернет-книги поступают из многих источников, слишком много, чтобы перечислять их по отдельности.Все объявления от Страница онлайн-книг в Университете Пенсильвании. Все мнения, высказанные на эта страница, если не указано иное, принадлежит редактору, Джон Марк Окерблум, который несет полную ответственность за содержание этой страницы.


Дом — Книги — Новости — Функции — Архивы — Внутренняя история

Отредактировал Джон Марк Окерблум ([email protected])
ОБП авторские права и лицензии

10 спорных классических произведений для недели запрещенных книг

Почему люди всегда пытаются запретить и / или сжечь книги? Разве они не знают, что попытка подвергнуть цензуре (или, в некоторых случаях, очистить землю) роман только заставляет всех нас хотеть его читать больше? Разве они не понимают, что попытка подавления неизменно приводит к противоположному результату: литературному бессмертию.Будь то наглая распущенность романа «Любовник леди Чаттерлей », который штурмом взяла Англию во время судебного разбирательства по делу о непристойности, или сообщения о «явной безудержной порнографии» Лолиты , побудившей таможенников Великобритании конфисковать все копии романа, создав водоворот гласности Перед его публикацией в США история научила нас, что чем сильнее сильные мира сего выступают против книги, тем более популярной становится эта книга.

Хотя влияние, как правило, минимально, даже сейчас, в глубокую информационную эпоху, в этой стране все еще есть те, кто предпочитает проводить свое свободное время, обращаясь к школьным советам и библиотекам с просьбой убрать из досягаемости своих детей все копии книг, которые они считают быть аморальным.На самом деле, вполне вероятно, что кто-то где-то в этих Соединенных Штатах в данный момент либо сжигает, либо готовится сжечь стопку книг, которые, по их мнению, оскорбляют их пуританские чувства. Почему эти критически настроенные люди не обращают внимания на группы, от которых они унаследовали этот импульс (Трибунал Святой инквизиции, Ирландский комитет по злой литературе, нацисты, «пожарные» из 451 по Фаренгейту, пастор Терри Джонс), остается только догадываться.

Тем не менее, время от времени важно помнить о вызывающих споры литературных произведениях, которые когда-то были брошены в очищающий огонь цензуры и сумели выбраться с другой стороны не просто невредимыми, но и более сильными для попытки. .

В ознаменование Недели запрещенных книг 2019 года мы оглядываемся на классические обзоры десяти романов прошлого века, ставших наиболее популярными. Наслаждайтесь грязью и извращениями.

*

Улисс , Джеймс Джойс (1922)

История, — сказал Стивен, — это кошмар, от которого я пытаюсь проснуться.

Забавный факт о цензуре:

На суде в США в 1921 году текст был объявлен непристойным, и в результате Ulysses был фактически запрещен в Соединенных Штатах. На протяжении 20-х годов не кто иной, как Почтовая служба США сжигала копии романа.

Classic Обзор:

«Mr. Джойсу удается создать эффект неотредактированных человеческих умов, бесцельно дрейфующих от одной тривиальности к другой, сбитой с толку и отвлеченной памятью, ощущениями и запретами.Короче говоря, это, пожалуй, самый точный рентгеновский снимок, когда-либо сделанный обычного человеческого сознания.

Джойс, включая все неблагородные поступки, заставляет своих буржуазных фигур завоевать наше сочувствие и уважение, позволяя нам видеть в них муки человеческого разума, всегда стремящегося увековечить и совершенствовать себя, и тела, всегда трудящегося и пульсирующего, чтобы излить какую-то красоту из его тьма. Тем не менее, в отношении Ulysses есть несколько обоснованных критических замечаний.Мне кажется, что он больше подходит для того, что в нем есть, чем для его успеха в целом. Кажется, будто, увеличив историю в десять раз от ее естественного размера, ему, наконец, удалось разорвать ее и оставить частично спущенной. Должно быть что-то не так с дизайном, который включает в себя так много скучного — и я сомневаюсь, что кто-нибудь будет защищать части Ulysses от обвинения в крайней скучности… несомненно, мистер Джойс поступил плохо, пытаясь наложить бурлеск на реализм; он написал одни из самых нечитаемых глав за всю историю художественной литературы

«И все же, несмотря на всех своих ужасных долгожителей, Ulysses — произведение высокого гения.Мне кажется, что ее важность заключается не столько в том, что она открывает новые двери к знаниям — если не в том, чтобы подавать пример англосаксонским писателям в том, что они все без сожаления подавляют, — или в изобретении новых литературных форм — формула Джойса действительно такова, как я указали, что ему почти семьдесят пять лет — поскольку он снова устанавливает стандарты романа настолько высоки, что ему не нужно стыдиться занять свое место рядом с поэзией и драмой »,

— Эдмунд Уилсон, Новая Республика , 5 июля 1922 г.

*

Любовник леди Чаттерлей , Д.Х. Лоуренс (1928)

Мы должны жить, сколько бы небес ни упало.

Забавный факт о цензуре:

Во время судебного разбирательства по делу о непристойности книги в Великобритании обвинение высмеивалось за то, что оно не имело отношения к изменяющимся социальным нормам британского общества, когда главный прокурор спросил, была ли эта книга той книгой, «которую вы бы хотели, чтобы читала ваша жена или слуги».

Classic Обзор:

«Этот прекрасный роман Д.«Х. Лоуренс» издается в частном порядке во Флоренции, и его сложно и дорого купить. Жалко, потому что это, наверное, одна из лучших книг Лоуренса. Об эротических и нетрадиционных аспектах романа «Любовник леди Чаттерлей» , которые сделали невозможным распространение книги, кроме как в этой подземной манере, я сейчас кое-что скажу. Но «Любовник леди Чаттерлей» — это гораздо больше, чем история любовной связи: это притча о послевоенной Англии.

«Тема Лоуренса высока: самоутверждение и торжество жизни перед лицом всех разрушительных и стерилизующих сил — индустриализма, физического истощения, распущенности, карьеризма и цинизма — современной Англии; и в целом он благородно рассказал об этом. Драма, которую он привел в движение на двойном фоне угольных шахт и английских лесов, обладает как твердой реальностью, так и поэтическим величием. Это самая вдохновляющая книга, которую я когда-либо видел в Англии; и — несмотря на то, что Лоуренс время от времени повторяется, а иногда и излишне небрежный тон — один из лучших в написании.Д. Х. Лоуренс неуязвим: цензура, изгнание, пренебрежение, в нем все еще больше жизни, чем почти в любом другом. И эта одна из его книг, которая была опубликована в самых бесперспективных условиях и которую он, должно быть, написал, полностью зная о ее судьбе — о которой, впрочем, вряд ли можно сказать, что она вообще увидела свет, — является одной из самых ярких его книг. и блестяще. »

— Эдмунд Уилсон, Новая Республика , 3 июля 1929 г.

*

Гроздья гнева , Джон Стейнбек (1939)

«Нет ни греха, ни добродетели.Люди просто так делают.

Забавный факт о цензуре:

Многие консерваторы читают его коллективистское послание как отказ от американского индивидуализма. Они называли Стейнбека коммунистом и подстрекателем. Владельцы бизнеса и землевладельцы возмущались продвижением романа по созданию профсоюзов, опасаясь последствий этого для работающих у них рабочих, что привело к запрету и сожжению романа по всей стране.

Classic Обзор:

«Самая длинная, самая злая и впечатляющая работа Стейнбека… В дороге есть смертельные случаи — дедушка уходит первым, — но времени на траур не так уж и много.Большая трагедия, чем смерть, — это сгоревший подшипник, восстановленный после усилий, которые Стейнбек описывает так, как если бы он воспевал подвиги героев при осаде Трои … Первые полдюжины этих интермедий не только расширили рамки романа. но сами по себе были эффективными, печальными, горькими, очень трогательными. Но после того, как Джоадс достигает Калифорнии, интермедии произносятся пронзительным голосом. Теперь у автора есть тезис о том, что мигранты объединятся и свергнут своих угнетателей, и он хочет спорить, как будто сам не совсем в этом уверен … Однако вскоре забываешь о недостатках истории.Больше всего вспоминается симпатия Стейнбека к мигрантам — а не жалость, потому что это значило бы, что он ставил себя выше них; не любовь, потому что это ослепило бы его от их недостатков, а скорее глубокое чувство товарищества. Это заставляет его замечать все, что отличает их от остального мира и отличает одного мигранта от всех остальных ».

–Малкольм Коули, Новая Республика , 3 мая 1939 г.

*

Животноводческая ферма , Джордж Оруэлл (1945)

Все животные равны, но некоторые животные более равны, чем другие.

Забавный факт о цензуре:

Animal Farm было четыре раза отклонено разными издателями. Один согласился опубликовать книгу, но позже изменил свое решение после того, как Министерство информации заявило, что было бы неразумно приводить в ярость тогдашнего союзника Великобритании — Советский Союз.

Classic Обзор:

«Бывают случаи, когда рецензент счастлив сообщить, что книга плохая, потому что это оправдывает его надежду на то, что автор выставит себя таким образом, который допускает давно заслуженную критику.Это не один из них, я ожидал, что Оруэлл снова доставит удовольствие и что его сатира на то, что демократы осуждают в Советском Союзе, будет острой и очищающей. Вместо этого книга озадачила и опечалила меня. В целом это казалось скучным. Аллегория оказалась скрипучей машиной для неуклюжего высказывания того, что было сказано лучше прямо. И многое из сказанного не сразу признается сутью истины, а вызывает бесконечные и скучные споры.

«Нет никаких сомнений в том, что Оруэлл ненавидит тиранию, подхалимство, лживую пропаганду, овечье принятие пустых политических формул. Его разоблачения этих отвратительных пороков составляют лучшие отрывки в книге. Таких злоупотреблений в России было много, они возникают и в других местах. Трудно поверить, что они определили весь вопрос русской революции или что Россия сейчас такая же, как и все остальные страны. Несомненно, в некоторых отношениях она хуже большинства; в остальном она может быть лучше.

Мне кажется, что неудача этой книги (коммерчески она уже обеспечена огромным успехом) проистекает из того факта, что сатира имеет дело не с тем, что автор испытал, а, скорее, со стереотипными представлениями о стране, которые он, вероятно, не знает. знаю очень хорошо. План аллегории, который, должно быть, показался удачным с первого взгляда, стал механическим в исполнении. Кажется, будто он потерял интерес, прежде чем очень далеко зашел в написании.Он должен попробовать еще раз, и на этот раз что-нибудь поближе к дому ».

— Джордж Соул, Новая Республика , 2 сентября 1946 г.

*

Над пропастью во ржи , Дж. Д. Сэлинджер (1951)

Меня окружили мошенники… Они заходили в проклятое окно.

Забавный факт о цензуре:

В 80-е годы «Над пропастью во ржи » необычно отличался тем, что он был самой часто подвергающейся цензуре книгой в стране и в то же время вторым по популярности романом в государственных школах.

Classic Обзор:

«Mr. Блестящий, забавный, содержательный роман Сэлинджера написан от первого лица. Холден Колфилд вынужден рассказывать свою историю на своем странном языке. Холден не нормальный мальчик. Он сверхчувствителен и обладает сверхъестественным воображением (возможно, это синонимы). Он двоедушен. Он неумолимо самокритичен; в разное время он называет себя желтым, ужасным лжецом, сумасшедшим, дебилом.

«Буквальность и невинность точки зрения Холдена перед лицом чрезвычайно сложных и часто порочных фактов жизни делают этот роман юмором: серьезные торги с воинственными таксистами; неудавшиеся попытки разговора с немногословной в спешке проституткой; «интеллектуальная» дискуссия с напыщенным и фальшивым интеллектуалом всего на несколько лет старше его; экспедиция с Салли Хейс, которая, безусловно, является одной из самых забавных экспедиций в истории ювенилий.Контакты Холдена с внешним миром обычно чрезвычайно забавны. Это его само-общение трагично и трогательно — темный водоворот, яростно бурлящий под неослабевающим весельем его поверхностных действий ».

–S. Н. Берман, The New Yorker , 11 августа 1951 г.

*

Комната Джованни , Джеймс Болдуин (1956)

«… мало кто когда-либо умирал от любви. Но множество людей погибло и гибнет каждый час — и в самых необычных местах! — из-за его отсутствия.”

Забавный факт о цензуре:

Американский издатель Болдуина предложил ему «сжечь» книгу, потому что тема гомосексуализма отдалит его от читателей среди чернокожих. Ему сказали: «Вы не можете позволить себе отчуждать эту аудиторию. Эта новая книга разрушит вашу карьеру, потому что вы не пишете о тех же вещах и в той же манере, что и раньше, и мы не будем публиковать эту книгу в качестве одолжения для вас ».

Classic Обзор:

«Кто бы ни читал первый роман Джеймса Болдуина, Иди, скажи это на горе , или его сборник эссе и очерков, Записки родного сына , знает, что он один из наших одаренных молодых писателей.Его самый заметный дар — это способность находить слова, которые поражают читателя своей смелостью, даже если они поражают его своей правильностью.

Тема номера Giovanni’s Room достаточно тонкая, чтобы предъявлять высокие требования к находчивости и тонкости мистера Болдуина. Мы встречаемся с рассказчиком, известным нам только как Давид, на юге Франции, но большая часть истории разворачивается в Париже. Он развивается как история молодого американца, связанного как с женщиной, так и с другим мужчиной, причем этим мужчиной был Джованни из титула.Когда нужно сделать выбор, Дэвид выбирает женщину, Хеллу.

«Давид рассказывает историю в одну ночь, за ночь до того, как Джованни должен быть казнен на гильотине как убийца. Он рассказывает о своей жизни в комнате Джованни, о том, как бросил Джованни ради Геллы и о планах жениться на ней, о влиянии этого на Джованни и о том, как тяжелое положение Джованни повлияло на его собственные отношения с Хеллой. Мистер Болдуин пишет об этом с необычайной степенью откровенности и, тем не менее, с таким достоинством и энергией, что он спасен от сенсаций.

«Большая часть романа развернута в сценах убожества, на фоне персонажей, столь же гротескных и отталкивающих, как и все, что можно найти в книге Пруста Города равнины . Но даже если люди встревожены материалами г-на Болдуина, человек радуется тому мастерству, с которым он их передает. Нет и подозрений, что он работает с этими материалами только для того, чтобы шокировать читателя. Напротив, его намерения весьма серьезны. Один из второстепенных персонажей, во многих отношениях неприятный, говорит Дэвиду, что «немногие люди когда-либо умирали от любви.«Но, — продолжает он, — множество людей погибло и гибнет каждый час — и в самых странных местах! — из-за его отсутствия». Это предмет мистера Болдуина, редкость и трудность любви, и в своей довольно поразительной манере он очень много с этим справляется ».

–Гранвилл Хикс, The New York Times , 14 октября 1956 г.

*

Лолита , Владимир Набоков (1955)

Лолита, свет моей жизни, огонь моих чресл.Мой грех, моя душа. Ло-ли-та…

Забавный факт о цензуре:

После первого выпуска редактор лондонского Sunday Telegraph Джон Гордон назвал его «чистой безудержной порнографией». Затем британские таможенники получили указание от паникующего министерства внутренних дел изъять все копии, ввозимые в Соединенное Королевство.

Classic Обзор:

«Некоторые книги приобретают своего рода подпольную репутацию до того, как они будут опубликованы.Сплетни вызывают ожидания, что они даже хуже, чем последние succès de scandale. студентов колледжей, вернувшихся из Парижа, демонстрируют свою недавно обретенную изощренность, размахивая копиями в бумажных обложках. Профессора колледжей пишут торжественные критические анализы в научных публикациях. И если их авторам действительно повезет, то какой-то акт официальной цензуры предает гласности их работы в массы. Лолита Владимира Набокова и есть такая книга. Г-ну Набокову особенно повезло, потому что его книга подверглась цензуре не в Соединенных Штатах, а во Франции.На что еще он мог надеяться? Французский запрет был в конечном итоге снят, и теперь эту книгу, написанную на английском языке в США белым русским эмигрантом, можно легально купить в Париже, где она была впервые опубликована. Его сегодняшнему выпуску в Америке предшествовала фанфара огласки. Профессор Гарри Левин из Гарварда говорит, что это великая книга, имеющая мрачный символизм (г-н Набоков прямо отрицает какой-либо символизм). Грэм Грин говорит, что Лолита — выдающийся роман. Уильям Стайрон говорит, что это «однозначно забавно» и «по-настоящему забавно».’

Лолита , бесспорно, новость в мире книг. К сожалению, это плохие новости. Есть две одинаково серьезные причины, по которым он не заслуживает внимания взрослого читателя. Во-первых, это скучно, скучно, скучно в претенциозной, витиеватой и лукаво-глупой манере. Во-вторых, это отталкивает.

Лолита не забита грубо англосаксонскими существительными и глаголами и явно описанными сценами сексуального насилия. Его разврат еще более утончен.Г-н Набоков, чей английский словарь поразил бы редакторов Оксфордского словаря, не пишет дешевой порнографии. Он пишет интеллектуальную порнографию. Возможно, это не его намерение. Возможно, он считает свою книгу сатирической комедией и исследованием ненормальной психологии. Тем не менее, Лолита омерзительна.

«Великий писатель, такой гений, как Шекспир, может великолепно написать о Короле Лире; но Шекспир окружал Лира другими интересными персонажами и писал не только из убитого ума Лира.Сюжет писателя — человеческое поведение и мотивы, которые его вдохновляют. У безумца нет мотивов, только силы, на которые он реагирует. Его разоренный мозг принадлежит психиатрам и психоаналитикам, а не писателям.

Минуты художественной опасной черты безумия — еще более роковой. Вот где особая мания — извращение, подобное извращению Гумберта. Невозможно описать такое извращение с энтузиазмом извращенца, не вызывая отвращения. Если г-н Набоков попытался это сделать, он потерпел неудачу ».

— Орвилл Прескотт, The New York Times , 11 августа 1958 г.

*

Бойня № 5 , Курт Воннегут (1969)

Все было красиво и ничего не задело.

Забавный факт о цензуре:

Когда в 1972 году книга была изъята из государственных школ округа Окленд, штат Мичиган, окружной судья назвал ее «развратной, аморальной, психотической, вульгарной и антихристианской».

Classic Обзор:

«Курт Воннегут-младший, неописуемый писатель, семь предыдущих книг которого не похожи ни на что другое на земле, получил сомнительное удовольствие стать свидетелем апокалипсиса 20-го века. Во время Второй мировой войны, в возрасте 23 лет, он был схвачен немцами и заключен в тюрьму под городом Дрезден, «Флоренция на Эльбе».Он был там 13 февраля 1945 года, когда союзники бомбили Дрезден массированной воздушной атакой, в результате которой погибло 130 000 человек и была разрушена достопримечательность, не имеющая военного значения.

После рождения, женитьбы и рождения детей это, наверное, самое важное, что с ним когда-либо случалось. И, как он пишет во введении к Бойня № 5 , с тех пор он пытается написать книгу о Дрездене. Теперь, наконец, он закончил «знаменитую дрезденскую книгу».

В том же введении, которое следует читать вслух детям, курсантам и слушателям начальной школы, Mr.Воннегут объявляет свою книгу неудачной, «потому что нет ничего умного, что можно сказать о резне». Он ошибается и знает это.

Курт Воннегут знает все уловки писательской игры. Поэтому он даже не попытался описать взрыв. Вместо этого он написал об этом очень творческую, часто забавную, почти психоделическую историю.

«Эта проблема Билли позволяет мистеру Воннегуту рассказывать свою историю плавно, прыгая вперед и назад во времени, без ограничений хронологии.И эта проблема Билли связана со второй вещью: Билли говорит, что в первую брачную ночь его дочери он был похищен летающей тарелкой с планеты Тральфамадор, перенесен туда через временную деформацию и выставлен вместе с кинозвездой по имени Монтана. Wildhack.

Я знаю, я знаю (как говорил Курт Воннегут, когда ему говорили, что немцы напали первыми). Звучит безумно. Это звучит как фантастическая последняя попытка разобраться в безумной вселенной.Но эта книга — это гораздо больше. Это очень тяжело и очень забавно; это грустно и восхитительно; и это работает. Но он также очень воннегутский, а это значит, что вы либо полюбите его, либо отбросите его обратно в угол научной фантастики ».

— The New York Times , 31 марта 1969 г.

*

Американский психопат , Брет Истон Эллис (1991)

… есть идея Патрика Бейтмана, какая-то абстракция, но нет настоящего меня, только сущность, что-то иллюзорное, и хотя я могу скрыть свой холодный взгляд, а вы можете пожать мне руку и почувствовать, как плоть сжимает вашу и, возможно, вы даже почувствуете, что наши образы жизни, вероятно, сопоставимы: меня просто нет.

Забавный факт о цензуре:

Австралийский национальный закон о цензуре по-прежнему классифицирует American Psycho как R18, что означает, что он может быть продан только лицам старше 18 лет и должен быть упакован в термоусадочную пленку.

Classic Обзор:

«… презренная порнография, литературный эквивалент нюхательного табака. Его заключительные 150 страниц можно охарактеризовать только как отталкивающие, кровавую баню, не имеющую никакой цели, кроме болезненности, щекотки и ощущений; Американский психопат — отвратительная книга.

«Под очень тонким слоем тематического позирования American Psycho — чистый мусор, такой же мерзкий и подлый, как все, что он изображает: грязная книга грязного писателя. Конечно, Эллис имеет полное право писать это, а Vintage имеет полное право опубликовать это. Но у остальных из нас есть полное право не читать его; Как человек, который поступил так по долгу службы и чувствует себя полностью загрязненным опытом, я могу только призвать — нет, молиться — чтобы все остальные отказались сделать это по собственному желанию ».

— Джонатан Ярдли, The Washington Post , 27 февраля 1991 г.

*

Гарри Поттер и философский камень , J.К. Роулинг (1999)

Твоя мать умерла, чтобы спасти тебя. Если есть что-то, чего Волдеморт не может понять, так это любовь. Любовь, столь же сильная, как и твоя мать, накладывает на тебя свой отпечаток. Быть любимым так сильно, даже если человек, который любил нас, ушел, навсегда защитит нас.

Забавный факт о цензуре:

В марте 2001 года преподобный Джордж Бендер из церкви Пятидесятнического собрания Бога в Питтсбурге возглавил свою паству, среди прочих «нечестивых» предметов, названных Гарри Поттером.Позже в том же году другая христианская церковь в Нью-Мексико последовала примеру Бендера, назвав книги «шедевром сатанинского обмана».

Classic Обзор:

«Так много любимых героев и героинь детской литературы — от Золушки и Белоснежки до Оливера Твиста и Маленькой принцессы до Матильды, Маньяка Маги и великой Джилли Хопкинс — тоже начинают свою жизнь, воспитываясь чудовищно злыми, невежественными взрослыми. глупо видеть то, что мы, читатели, практически знаем со страницы 1: это потрясающий человек, которого мы хотели бы иметь в качестве лучшего друга.

То же самое и с Гарри Поттером, звездой сериала Гарри Поттер и философский камень , Джоан Роулинг, замечательного первого романа из Англии, который получил крупные литературные награды и возглавлял там списки бестселлеров для взрослых. , и здесь тоже наблюдается такой же успех.

«На протяжении большей части книги персонажи впечатляюще трехмерны (иногда четырехмерны!) И плавно перемещаются по повествованию. Тем не менее, несколько раз в последних четырех главах повествование начинает срываться, и есть повороты, которые я находил раздражающими и надуманными.Чтобы обслужить сюжет, персонажи начинают вести себя нестандартно. Наиболее заметно то, что Хагрид, нежный гигант садовода, который бескорыстно защищал Гарри снова и снова, внезапно становится настолько эгоистичным, что готов позволить Гарри быть наказанным за что-то, в чем виноват Хагрид. Я бы узнал не о том Хагриде.

Это незначительные критические замечания. В целом, Гарри Поттер и философский камень такой же забавный, трогательный и впечатляющий, как и история, стоящая за его написанием. Дж. К. Роулинг, учитель по образованию, была 30-летней матерью-одиночкой, которая жила на пособие в холодной однокомнатной квартире в Эдинбурге, когда она начала писать это от руки во время сна своей маленькой дочери.Но, как и Гарри Поттер, в ней было волшебство, и она вышла за пределы своего скромного маггловского окружения, чтобы достичь чего-то совершенно особенного ».

–Майкл Винерип, The New York Times , 14 февраля 1999 г.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

Запрещенные книги, которые должен прочитать ваш ребенок

« КАПИТАНСКИЕ ШТАНЫ » ДЭВ ПИЛКИ. Эта серия, которая долгое время была легендарной благодаря своей неотразимой силе над маленькими мальчиками, иногда была в верхней части списка самых сложных, возможно, отчасти потому, что (сюрприз) есть много шуток о нижнем белье. Эти книги определенно помогут детям понять, что тела и их функции могут быть в высшей степени забавными и глупыми (на самом деле, большинство детей, кажется, все равно это знают).

Помимо того, что на них нападают из-за их пустоголового юмора, книги «Captain Underpants » также подверглись тщательной проверке, потому что они полны детей, играющих трюки и непослушных и в целом создающих хаос; снова, как и в случае с Джуни Б.Джонс и ее большой рот, есть это странное ощущение, что детям нужны истории о послушных образцовых детях.

« ВЫ ТАМ БОГ? ЭТО Я, МАРГАРЕТ ОТ Джуди Блюм. В этом широко любимом романе Джуди Блюм, первоначально опубликованном в 1970 году, но все еще находящемся в списке самых сложных, рассказчик глубоко озабочен тем, когда и как менструация. Другой многолетник Джуди Блюм, «Дини», вышедший в 1973 году, повествует о молодой девушке, борющейся со сколиозом, и о скобах, которые она должна носить, но это была самая критическая из ее книг, Ms.Блюм говорит, потому что в нем есть ссылки на мастурбацию.

Большая часть споров о книгах Джуди Блюм была сосредоточена вокруг информации о половом созревании. «Я думаю, у меня было такое чувство, что если мой ребенок не прочитает это, мой ребенок не узнает об этом или этого не произойдет с моим ребенком», — сказала г-жа Блюм. «Раньше я выходил на сцену и говорил:« У меня есть новости для вас, ваши дети пройдут период полового созревания, нравится вам это или нет, так почему бы им не помочь им — это произойдет независимо от того, прочтут они мои книги или нет ». книги или чужая книга.

Г-жа Блюм сказала, что часто, когда взрослые туристы заходят в Книжный и Книжный Ки-Уэст, независимый книжный магазин, который она помогла основать и где она часто работает, они хотят рассказать ей, как много они узнали из ее романов. «Это как, спасибо, спасибо, моя мама никогда мне ничего не рассказывала, и я бы ничего не узнал без ваших книг».

Г-жа Блум сказала, что недавно продала копию книги Джастина Ричардсона и Питера Парнелла «Танго делает три», книги Джастина Ричардсона и Питера Парнелла 2005 года о двух пингвинах-самцах, которые высиживают яйцо и вместе растят ребенка (вы найдете его в списке). брошенных книжек с картинками) мужчине, который только что удочерил маленькую девочку со своим партнером-мужчиной.«Это мое новое волнение как книготорговца, — сказала она, — отдать нужную книгу в руки тому, кто ценит то, о чем она говорит».

« Я ДЖАЗ » ДЖЕССИКА ХЕРТЕЛЬ И ДЖАЗ ДЖЕННИНГС . Эта иллюстрированная книга 2014 года о трансгендерности в последнее время была в центре споров: некоторые школы подверглись критике за ее использование в учебной программе, а другие утверждали, что она может быть полезна в обучении толерантности.

Малоизвестная история запрещенных книг в США — Reading Partners

Вандализированные страницы. Запрещенные темы. Сгоревшие книги. Это не изображения из романа-антиутопии, такого как по Фаренгейту 451 (который на самом деле часто запрещается или оспаривается) . Это способы, которыми люди пытались подвергнуть литературу цензуре еще в прошлом году.

Запрет на книги существовал веками. От различных политических точек зрения до религиозного и культурного самовыражения — попытки цензуры имеют множество объяснений.Но в то время как некоторые вынуждены срывать книги с наших полок (например, в 2019 году), Американская библиотечная ассоциация (ALA) борется за нашу свободу чтения.

С 1980-х годов Неделя запрещенных книг ALA была временем для признания и чествования книг, вызывающих споры. Тема этого года: «Цензура — это тупик. Найдите свободу читать! »

В честь недели запрещенных книг мы хотим вернуться в 1600-е годы и поближе познакомиться с тем, с чего все началось. От первого акта литературной цензуры в США до празднования конца сентября, которое мы знаем сегодня, вот что я узнал о малоизвестной истории запрещенных книг.

Первая запрещенная книга в США

В 1624 году английский бизнесмен Томас Мортон прибыл в Массачусетс с группой пуритан. Но вскоре он обнаружил, что не хочет соблюдать строгие правила и общепринятые ценности, составлявшие их новое американское общество. Итак, он ушел.

Мортон основал свою собственную колонию (теперь известную как Куинси, штат Массачусетс) с запретными обычаями старого мира, которые пуритане ненавидели. В конце концов он был сослан пуританской милицией, что побудило его подать иск и написать откровенную книгу.Его New English Canaan был опубликован в 1637 году. В нем он так резко критиковал и критиковал пуританские обычаи, что даже более прогрессивные новоанглийские поселенцы не одобряли его. Когда в книге вас сравнивают с рачком, маловероятно, что вы будете умолять автора о продолжении.

Итак, пуритане запретили ее, что сделало ее первой книгой, запрещенной в Соединенных Штатах.

Via Atlas Obscura

История запрещенных книг неделя

На протяжении всей нашей литературной истории в США многие, многие книги были запрещены или оспаривались.Книга Джона Элиота «Христианское содружество » (написанная в конце 1640-х годов) и книга Уильяма Пинчона «Заслуженная цена нашего искупления» (1650-е годы) — это еще пара ранее запрещенных книг. В последние годы к популярным запрещенным книгам относятся серия Гарри Поттер , Джордж Алекса Джино и эти пять детских книг, о которых вы, вероятно, не знали, были запрещены. Цензура существует давно, но борьба с ней началась 40 лет назад. В 1980-х кто-то впервые выступил против запрещенных книг в США.

В судебном деле Island Trees School District против Pico Верховный суд постановил, что школьные чиновники не могут запрещать книги только на основании их содержания. Это было в 1982 году. В том же году организаторы торговой выставки BookExpo America Американской ассоциации книготорговцев (ABA) в Анахайме, штат Калифорния, разработали план по привлечению внимания страны к запрещенным книгам.

Они заперли около 500 книг в огромных металлических клетках с замками, чтобы поприветствовать посетителей конгресса, когда они входят в зал.Над головой висела табличка, предупреждающая, что некоторые люди считают эти книги опасными. Выставка имела огромный успех, и этот триумф зажег идею всей Американской ассоциации книготорговцев. Ее лидеры обратились к Джудит Круг, смелому и упорному руководителю Управления интеллектуальной свободы (подразделения Американской библиотечной ассоциации) и Национальной ассоциации магазинов колледжей. Вместе это трио создало инициативу, посвященную нашей свободе чтения.

Желая собрать все вместе к концу сентября, они быстро разослали пресс-релиз и рекламный пакет.Они надеялись достичь своего общего числа в 50 000 человек и зажечь разговор о запрещенных книгах.

Их аудитория была очарована. Книжные магазины и школы начали проводить чтения запрещенных книг. В витринах были изображены литературные кладбища или книги, запертые в коричневых мешках. Крупные новостные агентства и местные политики начали обращать на это внимание и демонстрировать свою поддержку. Так родилась Неделя запрещенных книг.

Запрещенных книг сегодня

Сегодня Неделя запрещенных книг достигла отметки 2.8 миллиардов читателей, но книги по-прежнему бросают вызов во всем мире и в США каждый год. В течение этой недели и круглый год я призываю вас присоединиться ко мне и поддержать свободный поток информации и идей. И самый простой способ сделать это — начать читать!

Современная запрещенная литература — Запрещенная литература

Каждая книга, которая запрещена или подвергнута цензуре, делается в отношении содержимого на страницах. Есть несколько распространенных причин, по которым книги запрещены или подвергаются цензуре в школах, библиотеках и книжных магазинах.К ним относятся:

Расовые вопросы : О расизме и / или поощрении расизма по отношению к одной или нескольким группам людей

Поощрение «вредного» образа жизни : Содержание книги поощряет выбор образа жизни, который не является нормой или может считаться опасным или вредным. Это может включать употребление наркотиков, совместную хабилитацию без брака или гомосексуальность.

Кощунственный диалог : Автор книги использует такие слова, как «Бог» или «Иисус», как ненормативную лексику.Это также может включать любое использование ненормативной лексики или ненормативной лексики в тексте, которое любой читатель может счесть оскорбительным.

Сексуальные ситуации или диалог : Многие книги, содержание которых включает сексуальные ситуации или диалоги, запрещены или подвергаются цензуре.

Насилие или негатив : Книги с содержанием, содержащим насилие, часто запрещаются или подвергаются цензуре. Некоторые книги также были сочтены слишком негативными или удручающими, а также были запрещены или подвергнуты цензуре.

Присутствие колдовства : Книги, содержащие темы магии или колдовства.Типичный пример таких книг — это J.K. Серия Роулинг о Гарри Поттере.

Религиозная принадлежность (непопулярные религии) : Книги были запрещены или подвергнуты цензуре из-за непопулярных религиозных взглядов или мнений в содержании книги. Чаще всего это связано с темами сатаны или колдовства, встречающимися в книге. Хотя многие книги также были запрещены или подвергнуты цензуре за любые религиозные взгляды в целом, которые могут не совпадать с общественным мнением.

Политическая предвзятость : чаще всего возникает, когда книги поддерживают или исследуют крайние политические партии / философии, такие как фашизм, коммунизм, анархизм и т. Д.

Несоответствующий возраст : Эти книги были запрещены или подвергнуты цензуре из-за их содержания и возрастного уровня, на который они рассчитаны. В некоторых случаях считается, что детские книги имеют «неподходящие» темы для того возраста, для которого они написаны.

Источник: «Общие причины запрета книг», Колледж Форт-Льюис, Библиотека Джона Ф. Рида, . Запрещенные книги, цензура и свобода слова. 15 ноября 2013 г. Web. 19 марта 2014 г.

Справочников по истории Интернета

Принцип списка запрещенных книг был принят на Пятом Латеранском соборе. в 1515 году, затем подтвержден Тридентским собором в 1546 году.Первое издание Индекса Librorum Prohibitorum , датированный 1557 годом, был опубликован Папой Павлом IV. 32-е издание, издано в 1948 г., включало 4000 наименований. Индекс был запрещен в 1966 году.
[Перевод http://www.union-fin.fr/~bcourcel/LivresInterdits.html]

Получить полный список книг, включенных в Индекс . Ниже следует, по крайней мере, частичный список, взятый из приведенного выше французского Веб-сайт.

[См. Также Католическую энциклопедию: Указатель запрещенных книг]

Вот список французских писателей в хронологическом порядке. имея честь быть помещенным в индекс.
CW = комплектация
1948 = было в выпуске 1948 г.

Rabelais (CW)
Montaigne (Essais)
Descartes (Méditations Métaphysiques et 6 autres livres, 1948)
La Fontaine (Contes et Nouvelles)
Pascal18 Montes (Паскаль 18)
Lettres Persanes, 1948)
Вольтер (Философские письма; История круазад; Кантики кантиков),
Жан-Жак Руссо (Du Contrat Social; La Nouvelle Héloïse)
Дени Дидро (CW, Encyclopie)
Helvétius
(De l’Esprit; De l’homme, de ses facultés intellectuelles et de son образование)
Казанова (Воспоминания)
Сад (Жюстин, Джульетта)
Мадам Де Сталь (Коринна или Италия)
Стендаль (Le Rouge et le noir, 1948),
Бальзак ( CW)
Виктор Гюго (Нотр-Дам де Пари; Les misérables jusqu’en 1959)
Гюстав Флобер (мадам Бовари; Саламбо)
Александр Дюма (римляне-ныряльщики)
Эмиль Зола (CW)
Maeterlinck (CW)
Pierre Larousse (Grand Dictionnaire Universel),
Анатоль Франс (Нобелевская премия в 1921 году, CW à l’Index en 1922),
Андре Жид (Нобелевская премия, CW à l’Index) en 1952)
Jean Paul Sartre (Нобелевская премия (отказ), CW à l’Index en 1959).

«Можно спросить, как выглядело изучение литературы в религиозных школы? »

Список других авторов

Питер Абеляр,
Эразмус
Николай. Макиавелли
Джон Кальвин
Джон Милтон
Мальбранш
Барух Спиноза
Джон. Локк
Епископ Беркли
Дэвид Хьюм
Кондильяк
d’Holbach
д’Аламбер
La Mettrie
Кондорсе
Даниэль.Дефо
Джонатан. Стремительный
Сведенборг
Лоуренс. Стерн
Эммануэк. Кант
Х. Гейне
Дж. С. Милл
Г. Д’Аннунцио
Х. Бергсон.

«Неудивительно, что Индекс также привлек многих богословов и переводчики Библии и историки религии. Например:
Ричард Саймон (17-ième siècle), чей анализ Histoire du Vieux Testament положил начало критическому изучению священных текстов (занято Э.Ренан и многие другие) и А. Луази , (отлучен от церкви в 1908 году).

Источник: для этой информации:

http://www.union-fin.fr/~bcourcel/LivresInterdits.html

Другой список в сети включает следующее:

«В 1966 году Священная Конгрегация Доктрины Веры прекратила публикацию. ИНДЕКСА, но утверждал, что он по-прежнему служит «моральным ориентиром, поскольку напоминает совести верующих, что они должны избегать писаний, которые могут быть опасны для вера и мораль.«Сегодня Церковь может издать« admonitum », предупреждение для верующих, что книга может быть опасной. Однако это всего лишь моральный ориентир, без силы церковного закона ».

Следующие лица были осуждены в ИНДЕКСЕ за аморальность или еретичность, или и то, и другое.

НЕКОТОРЫЕ НОВАЛИСТЫ ИНДЕКСА

АВТОР
Сэмюэл Ричардсон (ENG)
Лоуренс Стерн (ENG)

Стендаль (Франция)
Виктор Гюго (Франция)

Жорж Санд (Франция)
Оноре де Бальзак (Франция)
Юджин Сью (Франция)
А.Дюма Пере (Франция)
А. Дюма фил (Франция)
Гюстав Флобер (Франция)

Габриэле Д’Аннунцио (Италия)
Альберто Моровиа (IT)

ГОД
1744
1819

1828
1834-1869

1840
1841-1864
1852
1863
1963
1864

1911
1952

РАБОТА ЗАПРЕЩЕНА
ПАМЕЛА
СЕНТИМЕНТАЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ
ЧЕРЕЗ ФРАНЦИЮ И ИТАЛИЮ
Все его любовные истории
LES MISERABLES
Нотр-Дам-де-Париж,
Все ее любовные истории
Все его любовные истории
Все его любовные истории
Все его любовные истории
Все его любовные истории
Г-ЖА БОВАРИ
САЛАМБО
Все его истории любви
ЖЕНЩИНА РИМА

НЕКОТОРЫЕ НЕФИЦИАЛЬНЫЕ ПИСАТЕЛИ В ИНДЕКСЕ

Томас Гоббс (ENG)
Рене Декарт (Франция)
Фрэнсис Бэкон (ENG)

Мишель де Монтень (FR)
Бенедикт Спиноза (NETH)
Джон Милтон (ENG)
Джозеф Аддисон (ENG)
Ричард Стил (ENG)

Джон Локк (ENG)

Эмануэль Сведенборг (SW)
Даниэль Дефо (ENG)
Дэвид Хьюм (Шотландия)
Жан-Жак Руссо (Франция)
Эдвард Гиббон ​​(ENG)

Блез Паскаль (Франция)
Оливер Голдсмит (ENG)
Иммануальный Кант (GER)
Джованни Казанова (Франция)
Джон Стюарт Милль (ENG)
Эрнест Ренан (Франция)
Эмиль Золя (Франция)
Эндрю Лэнг (ENG)
Анри Бергсон (Франция)
Бенедетто Кроче (IT)
Жан-Поль Сартр (Франция)

1649-1703
1663
1668

1676
1690
1694
1729
унк

1734-1737

1738
1743
1761-1872
1762–1806
1783

1789
1823
1827
1834
1856
1889-1892
1894-1898
1896
1914
1934
1948

Все работы
Все философские труды
УСТРОЙСТВО И ОБЩИЙ ИССЛЕДОВАНИЕ ЗНАНИЙ
Лес ESSAIES
Все посмертные работы
ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДОКУМЕНТЫ
ЗАМЕЧАНИЯ ПО SEV.ЧАСТИ ИТАЛИИ
УЧЕТ СОСТОЯНИЯ РИМСКОЙ КАТОЛИЧЕСКОЙ РЕЛИГИИ
ЭССЕ О ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ПОНИМАНИИ
ПРИНЦИПИЯ
ИСТОРИЯ ДЬЯВОЛА
Все работы
СОЦИАЛЬНЫЙ ДОГОВОР
ЗАКАТ И ПАДЕНИЕ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ
ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ПИСЬМА
КРАТКАЯ ИСТОРИЯ АНГЛИИ
КРИТИК ЧИСТОЙ ПРИЧИНЫ
ВОСПОМИНАНИЯ
ПРИНЦИПЫ ПОЛИТИКИ
ЖИЗНЬ ИИСУСА и т. Д..
Все работы
МИФ, РИТУАЛ И РЕЛИГИЯ
ТВОРЧЕСКАЯ ЭВОЛЮЦИЯ
Философия / История
Все работы

Проект Internet History Sourcebooks Project находится на историческом факультете Фордхэмского университета в Нью-Йорке. Интернет Средневековый справочник и другие средневековые компоненты проекта расположены по адресу: Центр Фордхэмского университета для средневековых исследований.IHSP признает вклад Фордхэмского университета, Исторический факультет Фордхэмского университета и Центр средневековых исследований Фордхэма в обеспечение веб-пространства и серверной поддержки проекта. IHSP — это проект, независимый от Фордхэмского университета. Хотя IHSP стремится соблюдать все применимые законы об авторском праве, Фордхэмский университет не институциональный владелец, и не несет ответственности в результате каких-либо юридических действий.

© Концепция и дизайн сайта: Пол Халсолл, созданный 26 января 1996 г .: последняя редакция 20 января 2021 г. [CV]

Баннингов и сожжений в истории

Некоторые из самых противоречивых книг в истории теперь считаются классикой.Библия и произведения Шекспира относятся к числу тех, которые были запрещены за последние две тысячи лет. Вот выборочный график запретов на книги, поджогов и других цензурных действий.

2019: В США люди требовали удаления Дж. Серия книг Роулинг о Гарри Поттере из публичных библиотек. Заявители возражали против изображения магии, колдовства и «настоящих проклятий и заклинаний» в тексте. Им также не нравилось использование персонажами «гнусных средств» для достижения своих целей, сообщает Американская библиотечная ассоциация (ALA).Романы в жанре фэнтези — их всего семь — рассказывают о жизни учеников школы чародейства и волшебства Хогвартс. ALA также сообщила, что книги о Гарри Поттере наиболее часто вызывали возражения в публичных библиотеках США с 2000 по 2009 год.

2019: В Соединенных Штатах люди требовали убрать с полок публичных библиотек книгу Маргарет Этвуд «Рассказ служанки ». Заявители возражали против ненормативной лексики и «пошлости и сексуального подтекста» в тексте, сообщает Американская библиотечная ассоциация (ALA).Роман, опубликованный в 1985 году, изображает будущую христианскую теократию в южной половине Северной Америки. ALA также сообщила, что роман Этвуда был 88-й книгой, наиболее часто оспариваемой с 2000 по 2009 год, и 37-й книгой, которая чаще всего подвергалась критике с 1990 по 1999 год в публичных библиотеках США.

2016: На севере России в Воркутинском горно-экономическом техникуме было сожжено 53 книги, в том числе учебники по логике, французскому сюрреализму и криминологии. Представитель сказал, что они полны идей, «чуждых российской идеологии.«Западный фонд, созданный Джорджем Соросом, финансистом-миллиардером и филантропом, предоставил деньги на издание книг. Колледж также изъял на измельчение еще 427 книг.

2013: В Пакистане представители организаций, представляющих частные школы страны, объявили о запрете передачи «Я Малала: девушка, которая встала на защиту образования и была застрелена талибами ». В ноябре Адиб Джаведани, президент Всепакистанской ассоциации управления частными школами, заявил, что действует запрет на библиотеки 40 000 дочерних школ.Кашиф Мирза, председатель Всепакистанской федерации частных школ, заявил, что в дочерних школах действует запрет. Высшие должностные лица системы образования заявили, что книга, соавторами которой являются Малала Юсафзай и Кристина Лэмб, демонстрирует недостаточное уважение к исламу.

2013: Исламистские повстанцы в африканской стране Мали подожгли библиотеку в Тимбукту и сожгли 4000 древних рукописей. Ущерб был бы еще хуже, но сообразительный библиотекарь организовал вывоз сотен тысяч рукописей в безопасное место.

2012: В США люди требовали убрать с полок публичных библиотек книгу Тони Моррисон Beloved . Заявители утверждали, что роман был откровенно сексуальным, и возражали против изображения насилия и религиозной точки зрения романа, сообщает Американская библиотечная ассоциация (ALA). Роман, опубликованный в 1987 году, исследует разрушительное наследие рабства в Америке XIX века. ALA также сообщила, что роман Моррисона был 26-й книгой, наиболее часто оспариваемой с 2000 по 2009 г., и 45-й книгой, наиболее часто оспариваемой в США с 1990 по 1999 г.С. публичные библиотеки.

2012: В мае Иршад Манджи — реформаторская мусульманка — посетила Малайзию, чтобы продвигать свою книгу Аллах, свобода и любовь . В Куала-Лумпуре правительственные чиновники совершили налет на книжные магазины с целью конфискации экземпляров книги. Затем, получив критический отчет от Департамента исламского развития, министерство внутренних дел Малайзии запретило книгу. Манджи опротестовала запрет, и ее малазийский издатель обжаловал запрет в суде.

2011: В июне канадский писатель Лоуренс Хилл получил электронное письмо от человека из Нидерландов, который сказал, что он и другие планировали сжечь роман Хилла Книга негров , потому что они возражали против использования N-слова в название.22 июня в Амстердаме сожгли копии обложки книги. Два года спустя Хилл опубликовал еще одну работу: Дорогой сэр, я собираюсь сжечь вашу книгу: анатомия сожжения книги.

2010: Министерство обороны США купило и уничтожило весь первый тираж — 9500 экземпляров — «Операция « Темное сердце »подполковника Энтони Шаффера». Книга посвящена войне в Афганистане. Несмотря на то, что Шаффер тесно сотрудничал с военными, когда писал рукопись, некоторые опасались, что книга раскроет военные секреты.Издательство Шаффера, St.Martin’s Press, выпустило второе издание, но оно содержало сокращения и изменения, заказанные Министерством обороны США.

2010: В Индии студенты-националисты сожгли копии знаменитого романа Рохинтона Мистри « Такое долгое путешествие, » у ворот Университета Мумбаи. Студенты также настаивали на том, чтобы университет прекратил преподавать книгу. Адитья Теккерей, лидер студентов, заявил, что возражает против «непристойных и пошлых словечек» в романе и против негативных упоминаний индийских националистических политиков, в том числе своего деда.Университет быстро исключил роман из учебной программы.

2001: Патриотический акт США, принятый Американским Конгрессом в ответ на террористические атаки на Нью-Йорк и Вашингтон 11 сентября, дал ФБР право собирать информацию о библиотечных заимствованиях любого гражданина США. Закон также уполномочил федеральное агентство получить доступ к учетным записям посетителей библиотеки на веб-сайтах в Интернете и защитил ФБР от раскрытия личности лиц, в отношении которых проводится расследование.

1998: Американские издатели выразили возмущение по поводу новостей о том, что книжному магазину в Вашингтоне было приказано передать записи о покупках книг Моники Левински независимому юрисконсульту Кеннету Старру. Левински — бывший стажер Белого дома, с которым у президента Клинтона были, как он позже назвал, «несоответствующие отношения». Ассоциация американских издателей заявила: «Я не думаю, что американский народ может найти что-то более чуждое нашему образу жизни или противоречащее Биллю о правах, чем вмешательство правительства в то, что мы думаем и читаем.Я бы посоветовал мистеру Старру подумать над своим списком для чтения. Может быть, ему пора перечитать Первую поправку ».

1998: В Кении правительство запретило 30 книг и публикаций за «подстрекательство к мятежу и безнравственность», в том числе Цитаты председателя Мао и Сатанинские стихи Салмана Рушди .

1997: В Ирландии правительственный совет по цензуре запретил как минимум 24 книги и 90 периодических изданий.

1992: В августе во время войны в Боснии сербские войска обстреляли Национальную библиотеку в Сараево.Они уничтожили от 1,5 до 3 миллионов томов. Это было одно из самых страшных поджогов книг в современной истории. Солдаты стреляли в любого, кто пытался спасти книги.

1988: Сатанинские стихи Салмана Рушди, которые, по мнению некоторых критиков, хулили ислам, неоднократно сжигались мусульманами в Соединенном Королевстве. В октябре Индия — большинство индуистов и мусульманское меньшинство — стала первой из нескольких стран мира, запретивших роман.(В 2012 году индийские писатели призвали к отмене запрета.) Южно-Африканская Республика также запретила роман в 1988 году, хотя правительство сняло этот запрет в 2002 году.

1987: После 20 лет службы в британской контрразведке МИ5 Питер Райт переехал в Австралию и написал свою автобиографию под названием Spycatcher , в которой он обвинил британские службы безопасности в попытке свергнуть лейбористскую службу Гарольда Уилсона в 1974–76 годах. правительство. Книга, бестселлер, была запрещена в Великобритании, и британское правительство вело долгую и дорогостоящую судебную тяжбу, чтобы помешать ее публикации в Австралии.Премьер-министр Маргарет Тэтчер заявила, что, если Райт когда-либо вернется в Великобританию, он будет привлечен к ответственности за нарушение Закона страны о государственной тайне. Но когда Райт умер в 1995 году, он посмеялся последним, так как его прах был рассыпан над водами парусного клуба Blackwater на юге Англии.

1987: «Я знаю, почему птица в клетке поет» Майи Анджелоу был удален из обязательного списка для чтения для учащихся средней школы округа Уэйк, Северная Каролина, из-за сцены, в которой автор в возрасте семи лет половина, изнасилована.

1983: Члены комитета по учебникам штата Алабама призвали отклонить Дневник Анны Франк , потому что он был «настоящим угнетателем». Его также оспаривали за оскорбительные ссылки на сексуальность.

1980-е: Во время изучения школьных учебных материалов Совет графства Лондона в Англии запретил использование детских классических произведений Беатрикс Поттер «Сказка о кролике Питере» и Бенджамина Банни во всех школах Лондона.Причина: в рассказах изображались только «кролики среднего класса».

1977: Иллюстрированная книга Мориса Сендака «» на ночной кухне была изъята из школьной библиотеки Норриджа, штат Иллинойс, из-за «беспричинной наготы». Книгу вычеркнули из других источников, когда на обнаженного мальчика натянули шорты.

1977: Достойный интервал , мемуары бывшего сотрудника ЦРУ, критикуют ЦРУ, Генри Киссинджера и участие США во Вьетнамской войне.Писателю Фрэнку Снеппу удалось опубликовать свою книгу до того, как об этом узнало ЦРУ, но правительство подало на него иск, хотя в книге не было никакой секретной информации. В 1980 году Верховный суд США

Суд вынес решение против Снеппа; правительство конфисковало всю прибыль от книги и наложило на автора пожизненный судебный запрет. От Снеппа требовалось представить на рассмотрение ЦРУ все, что он мог написать — художественную литературу, сценарии, документальную литературу, стихи. ЦРУ получило право вырезать любую секретную или поддающуюся классификации информацию в течение 30 дней с момента получения работы Снеппа.

1974: ЦРУ и Культ разведки раскрыли некоторые грязные уловки и неудачи Центрального разведывательного управления США за рубежом и в Соединенных Штатах. Авторам (Виктору Маркетти, бывшему старшему аналитику ЦРУ и Джону Д. Марксу, бывшему сотруднику Госдепартамента США) суд США приказал передать их рукопись в ЦРУ до того, как книга будет опубликована. ЦРУ потребовало удалить из текста 339 отрывков, но в итоге издатель получил право сохранить 171 из них в первом издании книги.К 1980 г. издатель получил законное право опубликовать еще 25 отрывков, но в самом последнем издании (1989 г.) все еще содержалось множество отрывков, подвергнутых цензуре.

1973: Школьный совет в Дрейке, Северная Дакота, приказал сжечь 32 экземпляра книги Курта Воннегута Slaughterhouse-Five и 60 копий книги Джеймса Дики Deliverance , соответственно, за ненормативную лексику и ссылки на гомосексуальность.

1970: Белые негры Америки , политический трактат о политике и обществе Квебека, был написан Пьером Валлиером, когда он находился в тюрьме.Книга была конфискована, когда писателя обвинили в подстрекательстве к мятежу, а издание, опубликованное во Франции, не было допущено в Канаду. В 1971 году издание для США было опубликовано на английском языке.

1960: Роман Д. Х. Лоуренса Любовник леди Чаттерлей стал предметом судебного разбирательства в Англии, в ходе которого Penguin Books были привлечены к ответственности за публикацию непристойной книги. Во время судебного разбирательства прокурор спросил: «Вы бы хотели, чтобы вашу жену или слугу прочитали эту книгу?» Пингвин выиграл дело, и книгу разрешили продавать в Англии.Годом ранее Почтовое отделение США объявило роман непристойным и не подлежащим пересылке по почте. Но федеральный судья отменил решение почтового отделения и поставил под сомнение право генерального почтмейстера решать, что является непристойным, а что нет.

1959: После протестов Совета белых граждан, книжка с картинками для детей «Свадьба кроликов » была отложена на полке публичных библиотек Алабамы, поскольку считалось, что она способствует расовой интеграции.

1954: Комиксы о Микки Маусе были запрещены в Восточном Берлине, потому что Микки был назван «анти-красным мятежником».”

1953: Правительство Ирландии запретило работу Анатоля Франса A Mummer’s Tal e (за безнравственность), The Sun also Rises и Across the River and Into the Trees (за безнравственность) Хемингуэя, все работы Джона Стейнбека. (за подрывную деятельность и безнравственность), все работы Эмиля Золя (за безнравственность) и большинство работ Уильяма Фолкнера (за безнравственность).

1937: Правительство Квебека приняло Закон о коммунистической пропаганде, широко известный как Закон о замках.Статут уполномочил генерального прокурора закрыть на срок до одного года любое здание, которое использовалось для распространения «коммунизма или большевизма». (Эти два термина не были определены.) Кроме того, закон уполномочил генерального прокурора конфисковать и уничтожить любые публикации, пропагандирующие коммунизм или большевизм. Любому, кто уличен в публикации, печати или распространении такой литературы, грозило тюремное заключение сроком до одного года без обжалования. В 1957 году Верховный суд Канады отменил Закон о замках в деле Switzman vs.Эльблинг . Суд заявил, что этот акт объявил пропаганду коммунизма преступлением; однако причина отмены закона судом была связана не столько со злом цензуры, сколько с разделением полномочий между федеральным и провинциальным правительствами. Суд постановил, что право принимать уголовные законы принадлежит исключительно Оттаве, поэтому Закон Квебека о замках был признан ultra vires и неконституционным. Только два судьи подняли вопрос о цензуре в этом деле.

1933: В серии огромных костров в нацистской Германии были сожжены тысячи книг, написанных евреями, коммунистами и другими.Включены работы Джона Дос Пассоса, Альберта Эйнштейна, Зигмунда Фрейда, Эрнеста Хемингуэя, Хелен Келлер, Ленина, Джека Лондона, Томаса Манна, Карла Маркса, Эриха Марии Ремарка, Аптона Синклера, Сталина и Льва Троцкого.

1932: В письме американскому издателю Джеймс Джойс сказал, что «какой-то очень добрый человек» купил весь первый выпуск Dubliners и сожгла его.

1931: Алиса в стране чудес Льюиса Кэрролла была запрещена губернатором провинции Хунань в Китае, потому что, по его словам, животные не должны использовать человеческий язык, и было катастрофой ставить животных и людей на один уровень.

1929–62: Романы Эрнеста Хемингуэя были запрещены в различных частях мира, таких как Италия, Ирландия и Германия (где они были сожжены нацистами). В Калифорнии в 1960 году изданию The Sun also Rises запретили посещать школы Сан-Хосе, и все работы Хемингуэя были изъяты из школьных библиотек Риверсайда. В 1962 году группа под названием «Техасцы для Америки» выступила против учебников, которые отсылали студентов к книгам автора, лауреата Нобелевской премии.

1929: Приключения Шерлока Холмса сэра Артура Конан Дойля были запрещены в Советском Союзе из-за «оккультизма.”

1929: Популярный роман Джека Лондона « Зов предков » был запрещен в Италии и Югославии. В 1932 году копии этой и других книг Лондона были сожжены нацистами в Германии.

1927: Перевод The Arabian Nights французского ученого Мардрю был задержан таможней США. Четыре года спустя другой перевод, сделанный сэром Ричардом Бертоном, был разрешен в страну, но запрет на версию Мардруса сохранился.

1885: Спустя год после публикации книги Марка Твена Huckleberry Finn библиотека Конкорда, штат Массачусетс, решила исключить эту книгу из своей коллекции. Комитет, принявший решение, сказал, что книга была «грубой, грубой и неэлегантной, посвященной ряду переживаний, не возвышающих ее, и вся книга больше подходит для трущоб, чем для умных, респектабельных людей». К 1907 году рассказывали, что роман Твена каждый год выбрасывали из какой-то библиотеки, в основном потому, что его герой, как говорили, представлял плохой пример для впечатлительных юных читателей.

1881: Уолт Уитмен « Листья травы » (опубликовано в 1833 году) пригрозил запретить окружной прокурор Бостона, если книга не будет удалена. Общественный резонанс вызвал такие продажи его книг, что Уитмен смог купить дом на вырученные деньги.

1864–1959: Роман Виктора Гюго Отверженные был помещен в индекс Librorum .

1859: Роман Джорджа Элиота Адам Беде подвергся критике как «мерзкое излияние непристойного женского разума», и книга была изъята из библиотек Великобритании.

1859: Была опубликована книга Чарльза Дарвина «Происхождение видов », в которой излагается теория эволюции. Книгу запретили продавать в библиотеке Тринити-колледжа в Кембридже, где учился Дарвин. В 1925 году Теннесси запретил преподавание теории эволюции в школах; закон оставался в силе до 1967 года. Происхождение видов было запрещено в Югославии в 1935 году и в Греции в 1937 году.

1843: Английский парламент обновил закон, который требует, чтобы все пьесы, исполняемые в Англии, представлялись на утверждение лорду Чемберлену.Несмотря на возражения выдающихся деятелей, таких как Джордж Бернард Шоу (в 1909 году), эта власть оставалась за лордом Чемберленом до 1968 года.

1807: Доктор Томас Боудлер незаметно выпустил первое из своих исправленных изданий пьес Шекспира. В предисловии утверждалось, что он удалил из Шекспира «все, что может вызвать румянец на щеке скромности», что составляет около 10 процентов текста драматурга. Спустя сто пятьдесят лет было обнаружено, что настоящее иссечение было сделано доктором.Сестра Боудлера, Генриетта Мария. Слово «Bowdlerize» стало частью английского языка.

1807: В Париже французская полиция вошла в комнату убежища, где был заключен маркиз де Сад, и изъяла несколько его рукописей, в том числе рукопись его последнего романа The Days at Florbelle . Полиция утверждала, что роман пресловутого распутника был кощунственным и непристойным, и Шаде больше никогда его не видел. После смерти Шаде в 1814 году его младший сын, желая восстановить имя семьи Шаде, попросил министерство юстиции сжечь The Days at Florbelle и любую другую подобную рукопись.Власть обязана. Но один полицейский сохранил одну записную книжку: в ней была изложена история и кратко описаны несколько персонажей и инциденты.

1788: Шекспировский Король Лир был запрещен на сцене до 1820 года — из уважения к безумию правящего монарха короля Георга III.

1744: «Скорби молодого Вертера» знаменитого немецкого писателя Гете было опубликовано в этом году и вскоре стало популярным во всей Европе.Книга представляла собой небольшой дневник, в котором молодой человек пишет о своих страданиях из-за неудавшейся любовной связи. В последней главе книги отсутствует форма дневника и графически изображено самоубийство Вертера. Поскольку после публикации книги последовало несколько подражателей самоубийству, лютеранская церковь осудила роман как аморальный; затем правительства Италии, Дании и Германии запретили книгу. Двести лет спустя американский социолог Дэвид Филлипс написал об эффекте сообщения о самоубийствах в The Werther Effect .

1720: Робинзон Крузо Даниэля Дефо был помещен в Индекс Librorum Испанской католической церкви.

1616–42: Теории Галилея о Солнечной системе и его поддержка открытий Коперника были осуждены католической церковью. Под угрозой пыток и приговоренный к тюремному заключению в возрасте 70 лет великий ученый был вынужден отказаться от того, что он считал правдой. После его смерти вдова согласилась уничтожить некоторые из его рукописей.

1624: Немецкий перевод Библии Мартина Лютера был сожжен в Германии по приказу Папы.

1614: Книга сэра Уолтера Рэли « История мира » была запрещена королем Англии Джеймсом I за «слишком дерзкое осуждение принцев».

1597: Первоначальная версия шекспировского романа «Ричард II » содержала сцену, в которой король был свергнут со своего престола. Королева Елизавета I была так рассержена, что приказала убрать эту сцену со всех копий пьесы.

1559: На протяжении сотен лет Римско-католическая церковь составляла список книг, запрещенных для ее членов; но в этом году Папа Павел IV установил Index Librorum Prohibitorum . Более 400 лет это был окончательный список книг, которые католикам запрещали читать. Это был один из самых мощных инструментов цензуры в мире.

1524–26: Тысячи копий английского перевода Нового Завета Уильяма Тиндейла были напечатаны в Германии и контрабандой переправлены в Англию, где они были публично сожжены в 1526 году по приказу римско-католического епископа Лондона.Церковные власти в Англии настаивали на том, что Библия будет доступна только на латыни и что только они смогут читать и интерпретировать ее. В 1536 году в результате заговора, организованного англичанами, Тиндейл был арестован в Бельгии, предан суду за ересь, задушен и сожжен на костре недалеко от Брюсселя. Некоторые из его переводов были сожжены вместе с ним. Сегодня сохранились только три оригинала Нового Завета Тиндала.

1497–98: Савонарола, флорентийский религиозный фанатик с многочисленными последователями, был одним из самых известных и могущественных цензоров.В эти годы он спровоцировал великие «костры тщеславия», уничтожившие книги и картины некоторых из величайших художников Флоренции. Он убедил самих художников принести свои работы, в том числе рисунки обнаженной натуры, к кострам. Некоторые поэты решили, что им больше не следует писать стихами, потому что их убедили, что их строки злые и нечистые. Популярные песни были осуждены, а некоторые были превращены в гимны с новыми благочестивыми текстами. По иронии судьбы, в мае 1498 года был зажжен еще один большой костер — на этот раз под Савонаролой, который висел на кресте.Вместе с ним были сожжены все его сочинения, проповеди, очерки и брошюры.

640: Согласно легенде, халиф Омар сжег все 200 000 томов библиотеки в Александрии в Египте. При этом он сказал: «Если эти писания греков согласуются с Книгой Бога, они бесполезны и не нуждаются в сохранении; если они не согласны, они пагубны и должны быть уничтожены ». Сжигая книги, калиф на шесть месяцев согрел городские бани.

35: Римский император Калигула выступил против прочтения Гомером книги «Одиссея », написанной более 300 лет назад.Он думал, что эпическая поэма опасна, потому что выражает греческие идеи свободы.

AD 8: Римский поэт Овидий был изгнан из Рима за то, что написал Ars Amatoria ( The Art of Love ). Он умер в изгнании в Греции восемь лет спустя. Все работы Овидия были сожжены Савонаролой во Флоренции в 1497 году, а английский перевод Ars Amatoria был запрещен таможней США в 1928 году.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *