Замятина книга мы: Книга: «Мы» — Евгений Замятин. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-17-088506-0

Содержание

«Мы» читать бесплатно онлайн книгу📙 автора Евгения Замятина, ISBN: , в электронной библиотеке MyBook

Начну сразу с главного – хваленая замятинская антиутопия мне решительно не понравилась.

До сих пор я читал его «Островитян», «Уездное», «Бич Божий» и, хотя и не был в восторге, но и разочарованности не было, добротные такие вещи, вполне читабельные и хорошо сделанные. А тут с первых же страниц нарастающее раздражение. Неприятно поразил язык произведения – рваный, сумбурный, местами бредовый. Понимаю, автор пытался через язык показать сложные терзания пробуждающейся души главного героя, возможно, ему это даже удалось, но к сожалению, за мой счет как читателя. Продираться через эту болезненную кривизну было очень тяжело, я бы и бросил к чертям эту книжку, если бы не её наработанная харизма, как же, столько читателей ею восторгаются.

Да и провидцем Замятин оказался неважным. Все заламывания рук критиков, дескать, он предсказал тоталитарную сущность сталинского режима, яйца выеденного не стоят. Сталинский режим будет через 10 лет после написания романа, и он будет совершенно не таким, как у Замятина, он будет в чем-то жестче, но в гораздо большей степени человечнее. Но Замятин-то замахивается на «через 1000 лет», однако его тысяча лет так и остается в индустриальной эпохе.

Пошедший по его стопам Оруэлл был намного эффективнее, он не забирался так далеко, ограничившись пятьюдесятью годами, но зато сумел предсказать информационную сущность общества будущего, а Замятин этого не усмотрел.

Ну, да ладно, будем считать не это главное в его книге, а поднятая проблема обезличивания. Вот здесь, возможно, он более состоятелен, но, как показывает практика постиндустриального общества, для тотального контроля этого общества не требуются вожди и благодетели, достаточно высококвалифицированных манипуляторов общественным мнением, которые успешно действуют в направлении обезличивания общества под знаменами демократии и толерантности. Почитайте «Психологию влияния» Чалдини или «Манипуляцию сознанием» нашего Кара-Мурзы, так что тоталитаризм будущего – это скрытый тоталитаризм, это не тогда, когда что-то запрещает или навязывает Большой Брат или Благодетель, это когда члены общества сами идут как крысы на звуки дудочки и даже не сомневаются в отсутствии у себя свободы выбора.

Так что философские рассуждения Д-503 о несовершенстве свободы и гармонии несвободы – есть всего лишь недостаток психологических знаний автора произведения, все должно быть наоборот, манипуляторы должны постараться подменить смысл терминов, чтобы Д-503 принимая несвободу, называл её именно свободой, вот тогда будет ближе к тому, что мы наблюдаем уже сейчас, не говоря о 1000 лет.

Корявой выглядит и идея внедрения суррогатной личной жизни и государственного контроля над ней. Любому студенту, поверхностно знакомому с психологией межличностных отношений, понятно, что это тот клапан, который ни в коем случае нельзя перекрывать, иначе рванет — никакой Благодетель не справится. Так что вся эта муть про розовые билетики только нагоняет тоску и скуку при чтении.

Я вот недавно прочитал «Вино из одуванчиков» Брэдбери, где есть рассказ «Машина счастья», в котором наивный изобретатель попытался построить машину, дающую физическое удовольствие и положительные эмоции, нечто подобное строят и граждане Единого Государства, пытающиеся создать некую эйфорию, заменяющую религиозные переживания. Но зачем это нужно, если есть более проверенный путь к счастью – операция, после которой вся последующая жизнь – сплошная эйфория.

Удивительно выглядят «местные революционеры», заросшие шерстью дети природы. Здесь Замятин выступает истинным последователем Жана-Жака Руссо с его призывом «Назад к природе!», так что роман должен быть близок группам натуралов, выступающих за все естественное.

А вот путь к возрождению души, то есть выхода из-под контроля государства, происходит с помощью приобщения к слабым наркотикам – никотину и алкоголю. Временная победа повстанцев выражается в массовом психозе торжества беспорядочных половых сношений. Интересно, из какого пальца высосал автор сущность конфликтов общества будущего.

Ну, и без косяков не обошлось. Заявляется, что у граждан Единого государства нет имен – только нумера. Однако, во время беседы с Благодетелем, тот заявляет, что имена (именно имена, а не нумера) строителей «Интеграла» войдут в историю. Но, ведь, кроме нестыковки с именами-нумерами, этим заявлением разрушается и основополагающий принцип «Мы».

О каком вхождению в историю может идти речь там, где нет «Я», а есть только «МЫ».

«Мы» Замятин Евгений Иванович — описание книги | Эксклюзивная классика (Лучшее)

Алтайский край

Альметьевск

Амурская область

Ангарск

Астрахань

Белгород

Братск

Брянск

Владивосток

Владимирская область

Волгоград

Волгоградская область

Воронеж

Воронежская область

Грозный

Екатеринбург

Забайкальский край

Зима

Ивановская область

Иркутск

Кабардино-Балкарская Республика

Калужская

Кемерово

Кемеровская область

Киров

Кострома

Краснодарский край

Красноярск

Красноярский край

Курганская

Курск

Липецк

Москва

Московская область

Нижегородская область

Нижнеудинск

Нижний Новгород

Нижний Тагил

Новосибирск

Новосибирская область

Омск

Оренбург

Оренбургская область

Орловская область

Пенза

Пермский край

Пермь

Республика Адыгея

Республика Башкортостан

Республика Бурятия

Республика Крым

Республика Мордовия

Республика Северная Осетия — Алания

Республика Татарстан

Республика Хакасия

Ростов-на-Дону

Ростовская область

Рязань

Самара

Самарская область

Саратов

Саратовская область

Свердловская область

Севастополь

Смоленск

Ставрополь

Ставропольский край

Старый Оскол

Тамбов

Тамбовская область

Тверь

Томск

Тула

Тульская область

Тюмень

Удмуртская Республика

Улан‑Удэ

Ульяновск

Ульяновская область

Усолье‑Сибирское

Усть‑Илимск

Хабаровск

Ханты-Мансийский автономный округ

Челябинск

Челябинская область

Черемхово

Чита

Чувашская Республика

Шелехов

Энгельс

Ямало-Ненецкий автономный округ

Ярославль

Ярославская область

Джордж Оруэлл: Рецензия на ‘МЫ’ Е.

И. Замятина — Перевод: А. Шишкин

В мои руки наконец-то попала книга Замятина «Мы», о существовании которой я слышал еще несколько лет тому назад и которая представляет собой любопытный литературный феномен нашего книгосжигательского века. Из книги Глеба Струве(1) «Двадцать пять лет советской русской литературы» я узнал следующее.

Замятин, умерший в Париже в 1937 году, был русский писатель и критик, он опубликовал ряд книг как до, так и после революции. «Мы» написаны около 1923 года, и, хотя речь там вовсе не о России и нет прямой связи с современной политикой — это фантастическая картина жизни в двадцать шестом веке нашей эры, — сочинение было запрещено к публикации по причинам идеологического характера. Копия рукописи попала за рубеж, и роман был издан в переводах на английский, французский и чешский, но так и не появился на русском. Английский перевод был издан в США, но я не сумел достать его; но французский перевод (под названием «Nous Autres») мне наконец удалось заполучить. Насколько я могу судить, это не первоклассная книга, но, конечно, весьма необычная, и удивительно, что ни один английский издатель не проявил достаточно Предприимчивости, чтобы перепечатать ее.

Первое, что бросается в глаза при чтении «Мы», — факт, я думаю, до сих пор не замеченный, — что роман Олдоса Хаксли «О дивный новый мир», видимо, отчасти обязан своим появлением этой книге. Оба произведения рассказывают о бунте природного человеческого духа против рационального, механизированного, бесчувственного мира, в обоих произведениях действие перенесено на шестьсот лет вперед. Атмосфера обеих книг схожа, и изображается, грубо говоря, один и тот же тип общества, хотя у Хаксли не так явно ощущается политический подтекст и заметнее влияние новейших биологических и психологических теорий.

В романе Замятина в двадцать шестом веке жители Утопии настолько утратили свою индивидуальность, что различаются по номерам. Живут они в стеклянных домах (это написано еще до изобретения телевидения), что позволяет политической полиции, именуемой «Хранители», без труда надзирать за ними. Все носят одинаковую униформу и обычно друг к другу обращаются либо как «нумер такой-то», либо «юнифа» (униформа). Питаются искусственной пищей и в час отдыха маршируют по четверо в ряд под звуки гимна Единого Государства, льющиеся из репродукторов. В положенный перерыв им позволено на час (известный как «сексуальный час») опустить шторы своих стеклянных жилищ. Брак, конечно, упразднен, но сексуальная жизнь не представляется вовсе уж беспорядочной. Для любовных утех каждый имеет нечто вроде чековой книжки с розовыми билетами, и партнер, с которым проведен один из назначенных сексчасов, подписывает корешок талона. Во главе Единого Государства стоит некто, именуемый Благодетелем, которого ежегодно переизбирают всем населением, как правило, единогласно. Руководящий принцип Государства состоит в том, что счастье и свобода несовместимы. Человек был счастлив в саду Эдема, но в безрассудстве своем потребовал свободы и был изгнан в пустыню. Ныне Единое Государство вновь даровало ему счастье, лишив свободы.

Итак, сходство с романом «О дивный новый мир» разительное. И хотя книга Замятина не так удачно построена — у нее довольно вялый и отрывочный сюжет, слишком сложный, чтобы изложить его кратко, — она заключает в себе политический смысл, отсутствующий в романе Хаксли. У Хаксли проблема «человеческой природы» отчасти решена, ибо считается, что с помощью дородового лечения, наркотиков и гипнотического внушения развитию человеческого организма можно придать любую желаемую форму физического и умственного развития. Первоклассный научный работник выводится так же легко, как и полуидиот касты Эпсилон, и в обоих случаях остатки примитивных инстинктов вроде материнского чувства или жажды свободы легко устраняются. Однако остается непонятной причина столь изощренного разделения изображаемого общества на касты. Это не экономическая эксплуатация, но и не стремление запугать и подавить. Тут не существует ни голода, ни жестокости, ни каких-либо лишений. У верхов нет серьезных причин оставаться на вершине власти, и, хотя в бессмысленности каждый обрел счастье, жизнь стала настолько пустой, что трудно поверить, будто такое общество могло бы существовать.

Книга Замятина в целом по духу ближе нашему сегодняшнему дню. Вопреки воспитанию и бдительности Хранителей многие древние человеческие инстинкты. продолжают действовать. Рассказчик, Д-503, талантливый инженер, но, в сущности, заурядная личность вроде утопического Билли Брауна из города Лондона, живет в постоянном страхе, ощущая себя в плену атавистических желаний. Он влюбляется (а это, конечно, преступление) в некую I-330, члена подпольного движения сопротивления, которой удается на время втянуть его в подготовку мятежа. Вспыхивает мятеж, и выясняется, что у Благодетеля много противников; эти люди не только замышляют государственный переворот, но и за спущенными шторами предаются таким чудовищным грехам, как сигареты и алкоголь. В конечном счете Д-503 удается избежать последствий своего-безрассудного шага. Власти объявляют, что причина недавних беспорядков установлена: оказывается, ряд людей страдают от болезни, именуемой фантазия. Организован специальный нервный центр по борьбе с фантазией, и болезнь излечивается рентгеновским облучением. Д-503 подвергается операции, после чего ему легко совершить то, что он всегда считал своим долгом, то есть выдать сообщников полиции. В полном спокойствии наблюдает он, как пытают I-330 под стеклянным колпаком, откачивая из-под него воздух.

«Она смотрела на меня, крепко вцепившись в ручки кресла, смотрела, пока глаза совсем не закрылись. Тогда ее вытащили, с помощью электродов быстро привели в себя и снова посадили под Колокол. Так повторялось три раза — и она все-таки не сказала ни слова. Другие, приведенные вместе с этой женщиной, оказались честнее: многие из них стали говорить с первого же раза. Завтра они все взойдут по ступеням Машины Благодетеля».

Машина Благодетеля — это гильотина. В замятинской Утопии казни — дело привычное. Они совершаются публично, в присутствии Благодетеля и сопровождаются чтением хвалебных од в исполнении официальных поэтов. Гильотина — конечно, уже не грубая махина былых времен, а усовершенствованный аппарат, буквально в мгновение уничтожающий жертву, от которой остается облако пара и лужа чистой воды. Казнь, по сути, является принесением в жертву человека, и этот ритуал пронизан мрачным духом рабовладельческих цивилизаций Древнего мира. Именно это интуитивное раскрытие иррациональной стороны тоталитаризма — жертвенности, жестокости как самоцели, обожания Вождя, наделенного божественными чертами, — ставит книгу Замятина выше книги Хаксли.

Легко понять, почему она была запрещена. Следующий разговор (я даю его в сокращении) между Д-503 и I-330 был бы вполне достаточным поводом для цензора схватиться за синий карандаш:

— Неужели тебе не ясно: то, что вы затеваете, — это революция?

— Да, революция! Почему же это нелепо?

— Нелепо — потому что революции не может быть. Потому что наша революция была последней. И больше никаких революций не может быть. Это известно всякому…

— Милый мой, ты — математик. Так вот, назови мне последнее число.

— То есть?.. Какое последнее?

— Ну, последнее, верхнее, самое большое.

— Но, I, это же нелепо. Раз число чисел бесконечно, какое же ты хочешь последнее?

— А какую же ты хочешь последнюю революцию?

Встречаются и другие пассажи в том же духе. Вполне вероятно, однако, что Замятин вовсе и не думал избрать советский режим главной мишенью своей сатиры. Он писал еще при жизни Ленина и не мог иметь в виду сталинскую диктатуру, а условия в России в 1923 году были явно не такие, чтобы кто-то взбунтовался, считая, что жизнь становится слишком спокойной и благоустроенной. Цель Замятина, видимо, не изобразить конкретную страну, а показать, чем нам грозит машинная цивилизация. Я не читал других его книг, но знаю от Глеба Струве, что он прожил несколько лет в Англии и создал острые сатиры на английскую жизнь. Роман «Мы» явно свидетельствует, что автор определенно тяготел к примитивизму. Арестованный царским правительством в 1906 году, он и в 1922-м, при большевиках, оказался в том же тюремном коридоре той же тюрьмы, поэтому у него не было оснований восхищаться современными ему политическими режимами, но его книга не просто результат озлобления. Это исследование сущности Машины — джинна, которого человек бездумно выпустил из бутылки и не может загнать назад. Такая книга будет достойна внимания, когда появится ее английское издание.

_____

1) Из книги Глеба Струве… — В письме от 17.II.1944 г. Оруэлл благодарит Струве за присылку этой книги. В этом же письме он пишет: «Вы меня заинтересовали романом «Мы», о котором я раньше не слышал. Такого рода книги меня очень интересуют, и я даже делаю наброски для подобной книги, которую раньше или позже напишу» (СЕ, III, 95). Интересно, что в этом же письме Оруэлл сообщил Струве и о замысле «Скотного двора» (без названия) и выразил опасение, что из-за политической конъюнктуры у него будут трудности с публикацией. [обратно]

Второй раз Оруэлл написал о Замятине в январе 1947 г., когда был анонсирован английский перевод «Мы» (он не состоялся; «Мы» вышло в английском переводе в США в 1925 г., а в Англии — только в 1969 г.) У. Стейнхофф считает, что Оруэлл прочитал «Мы» на французском языке («Nous Autres») между июнем 1944 г. и осенью 1945 г., т. е. после возникновения замысла «1984» — см. комментарий к роману — (Steinhоff W. Op. cit., p. 226).

В 1948 г. в письме к Глебу Струве Оруэлл сообщает, что собирается написать статью о Замятине для «Литературного приложения» к «Тайме» и разыскивает его вдову в связи с планом публикации других книг Замятина (неосуществленным) (СЕ, IV, 417).

В марте 1949 г. Оруэлл пишет Ф. Уорбургу: «Это возмутительно, что книга такой удивительной судьбы и такого огромного значения не выходит к читателю» (СЕ, IV, 486). Таким образом Оруэлл (в отличие от О. Хаксли) всячески пропагандировал книгу, оказавшую столь сильное и явное влияние на его роман.

Уже в этой рецензии определяется главный вызов Оруэлла Замятину (и Хаксли) — неприятие схемы будущего государства, которое компенсирует отнятую у граждан свободу покоем и благополучием. Скорее, по Оруэллу, за несвободой последуют лишения и террор.

Комментарии и примечания: В. А. Чаликова

Книга Мы читать онлайн Евгений Замятин

Евгений Замятин.

Мы

 

Запись 1‑я

Конспект:

Объявление. Мудрейшая из линий. Поэма

 

Я просто списываю – слово в слово – то, что сегодня напечатано в Государственной Газете:

«Через 120 дней заканчивается постройка ИНТЕГРАЛА. Близок великий, исторический час, когда первый ИНТЕГРАЛ взовьется в мировое пространство. Тысячу лет тому назад ваши героические предки покорили власти Единого Государства весь земной шар. Вам предстоит еще более славный подвиг: стеклянным, электрическим, огнедышащим ИНТЕГРАЛОМ проинтегрировать бесконечное уравнение Вселенной. Вам предстоит благодетельному игу разума подчинить неведомые существа, обитающие на иных планетах – быть может, еще в диком состоянии свободы. Если они не поймут, что мы несем им математически безошибочное счастье, наш долг заставить их быть счастливыми. Но прежде оружия мы испытаем слово.

От имени Благодетеля объявляется всем нумерам Единого Государства:

Всякий, кто чувствует себя в силах, обязан составлять трактаты, поэмы, манифесты, оды или иные сочинения о красоте и величии Единого Государства.

Это будет первый груз, который понесет ИНТЕГРАЛ.

Да здравствует Единое Государство, да здравствуют нумера, да здравствует Благодетель!»

Я пишу это и чувствую: у меня горят щеки. Да: проинтегрировать грандиозное вселенское уравнение. Да: разогнать дикую кривую, выпрямить ее по касательной – асимптоте – по прямой. Потому что линия Единого Государства – это прямая. Великая, божественная, точная, мудрая прямая – мудрейшая из линий…

Я, Д‑503, строитель «Интеграла», – я только один из математиков Единого Государства. Мое привычное к цифрам перо не в силах создать музыки ассонансов и рифм. Я лишь попытаюсь записать то, что вижу, что думаю – точнее, что мы думаем (именно так: мы, и пусть это «МЫ» будет заглавием моих записей). Но ведь это будет производная от нашей жизни, от математически совершенной жизни Единого Государства, а если так, то разве это не будет само по себе, помимо моей воли, поэмой? Будет – верю и знаю.

Я пишу это и чувствую: у меня горят щеки. Вероятно, это похоже на то, что испытывает женщина, когда впервые услышит в себе пульс нового, еще крошечного, слепого человечка. Это я и одновременно не я. И долгие месяцы надо будет питать его своим соком, своей кровью, а потом – с болью оторвать его от себя и положить к ногам Единого Государства.

Но я готов, так же как каждый, или почти каждый, из нас. Я готов.

 

Запись 2‑я

Конспект:

Балет. Квадратная гармония. Икс

 

Весна. Из‑за Зеленой Стены, с диких невидимых равнин, ветер несет желтую медовую пыль каких‑то цветов. От этой сладкой пыли сохнут губы – ежеминутно проводишь по ним языком – и, должно быть, сладкие губы у всех встречных женщин (и мужчин тоже, конечно). Это несколько мешает логически мыслить.

Но зато небо! Синее, не испорченное ни единым облаком (до чего были дики вкусы у древних, если их поэтов могли вдохновлять эти нелепые, безалаберные, глупотолкущиеся кучи пара). Я люблю – уверен, не ошибусь, если скажу: мы любим только такое вот, стерильное, безукоризненное небо. В такие дни весь мир отлит из того же самого незыблемого, вечного стекла, как и Зеленая Стена, как и все наши постройки. В такие дни видишь самую синюю глубь вещей, какие‑то неведомые дотоле, изумительные их уравнения – видишь в чем‑нибудь таком самом привычном, ежедневном.

Ну, вот хоть бы это. Нынче утром был я на эллинге, где строится «Интеграл», и вдруг увидел станки: с закрытыми глазами, самозабвенно, кружились шары регуляторов; мотыли, сверкая, сгибались вправо и влево; гордо покачивал плечами балансир; в такт неслышной музыке приседало долото долбежного станка. Я вдруг увидел всю красоту этого грандиозного машинного балета, залитого легким голубым солнцем.

«Мы» Е. Замятин — Почитать на DTF

Здравствуйте дорогие друзья! От русской литературы переходим к литературе советской. Произведение Евгения Замятина «Мы», это знаковая вещь, так как именно она стала первопроходцем в жанре антиутопии, еще до того, как Оруэл, Хаксли и Бредбери написали свои нетленные «1984», «О Дивный Новый мир» и «451 градус по Фаренгейту» соответственно. Обзор будет без зоны спойлеров, так как сам роман достаточно короткий и легко читается за пару-тройку вечеров.

{«id»:99371,»url»:»https:\/\/dtf.ru\/read\/99371-knigi-kotorye-stoit-prochitat-my-e-zamyatin»,»title»:»\u041a\u043d\u0438\u0433\u0438 \u043a\u043e\u0442\u043e\u0440\u044b\u0435 \u0441\u0442\u043e\u0438\u0442 \u043f\u0440\u043e\u0447\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c: \»\u041c\u044b\» \u0415. \u0417\u0430\u043c\u044f\u0442\u0438\u043d»,»services»:{«vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/dtf.ru\/read\/99371-knigi-kotorye-stoit-prochitat-my-e-zamyatin&title=\u041a\u043d\u0438\u0433\u0438 \u043a\u043e\u0442\u043e\u0440\u044b\u0435 \u0441\u0442\u043e\u0438\u0442 \u043f\u0440\u043e\u0447\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c: \»\u041c\u044b\» \u0415. \u0417\u0430\u043c\u044f\u0442\u0438\u043d»,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/dtf.ru\/read\/99371-knigi-kotorye-stoit-prochitat-my-e-zamyatin»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/dtf.ru\/read\/99371-knigi-kotorye-stoit-prochitat-my-e-zamyatin&text=\u041a\u043d\u0438\u0433\u0438 \u043a\u043e\u0442\u043e\u0440\u044b\u0435 \u0441\u0442\u043e\u0438\u0442 \u043f\u0440\u043e\u0447\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c: \»\u041c\u044b\» \u0415. \u0417\u0430\u043c\u044f\u0442\u0438\u043d»,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/dtf.ru\/read\/99371-knigi-kotorye-stoit-prochitat-my-e-zamyatin&text=\u041a\u043d\u0438\u0433\u0438 \u043a\u043e\u0442\u043e\u0440\u044b\u0435 \u0441\u0442\u043e\u0438\u0442 \u043f\u0440\u043e\u0447\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c: \»\u041c\u044b\» \u0415. \u0417\u0430\u043c\u044f\u0442\u0438\u043d»,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/dtf.ru\/read\/99371-knigi-kotorye-stoit-prochitat-my-e-zamyatin»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u041a\u043d\u0438\u0433\u0438 \u043a\u043e\u0442\u043e\u0440\u044b\u0435 \u0441\u0442\u043e\u0438\u0442 \u043f\u0440\u043e\u0447\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c: \»\u041c\u044b\» \u0415. \u0417\u0430\u043c\u044f\u0442\u0438\u043d&body=https:\/\/dtf.ru\/read\/99371-knigi-kotorye-stoit-prochitat-my-e-zamyatin»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

3274 просмотров

Видеоверсия обзора

Произведение было написано в 1920 году, спустя 3 года после великой октябрьской революции и о нем вряд ли бы узнали наши соотечественники, если бы в 1924 году этот роман не был опубликован на английском языке. В нашей стране произведение не издавалось довольно большое время, по весьма понятным причинам – считалось, что подобная история не соответствует генеральной линии страны по установлению социализма, более того сам Замятин был подвергнут жестокой критике от литературного сообщества того времени. В 27 году произведение было издано в сокращенной редакции Нью-Йоркским издательством имени Чехова, а в 52 году была выпущена полная версия романа. В СССР роман официально появился только в 1988 году, спустя больше чем 50 лет после смерти писателя. Давайте же посмотрим, что же эта антиутопия собой представляет.

Через 120 дней заканчивается постройка ИНТЕГРАЛА. Близок великий, исторический час, когда первый ИНТЕГРАЛ взовьется в мировое пространство. Тысячу лет тому назад ваши героические предки покорили власти Единого Государства весь земной шар. Вам предстоит еще более славный подвиг: стеклянным, электрическим, огнедышащим ИНТЕГРАЛОМ проинтегрировать бесконечное уравнение Вселенной. Вам предстоит благодетельному игу разума подчинить неведомые существа, обитающие на иных планетах – быть может, еще в диком состоянии свободы. Если они не поймут, что мы несем им математически безошибочное счастье, наш долг заставить их быть счастливыми. Но прежде оружия мы испытываем слово.

Отрывок из произведения

Далекое будущее, примерно 32 век нашей эры, судя по некоторым обрывочным фразам. Люди живут в обществе, где царствует логика и математика. Сделано все, чтобы нивелировать разное социальное положение и уровнять всех и каждого в правах. Одинаково бритые головы, одинаковая одежда, так называемая юнифа. Одинаковый распорядок дня и одинаковые комнаты для проживания, со стеклянными стенами. Одинаковая еда и одинаковый быт. Каждый трудоустроен и приносит пользу системе в четко заданных рамках. По сути роман фантазирует на тему, как выглядело бы общество, если бы идея Тейлоризма использовалась бы на самом деле.

«Тейлоризм — одна из теорий управления или научная организация труда, проанализировавшая и обобщившая рабочие процессы. Её основной целью было повышение экономической эффективности, особенно производительности труда. Использование данного подхода было одной из первых попыток применить науку для конструирования процессов и управления. Основоположник теории — Фредерик Уинслоу Тейлор»

Имена тоже упразднены, вместо них используются так называемые нумера, которые разделены по половой принадлежности с помощью букв в начале идентификатора, Согласные буквы для мужчин и гласные для женщин. Например, главного героя идентифицируют по номеру Д503. Социальный институт семьи тоже претерпел изменения. Моногамии больше не существует, и все имеют право по специальным розовым талонам провести сексуальный час с любым понравившемся ему нумером. Дети так же принадлежат государству и обучаются роботами, понятие мать и отец как таковые не существуют. Таким образом система контролирует отсутствие привязанностей и любви, в угоду эффективности каждого жителя. Вся пища синтетическая и одинаковая, недостатка в ней нет. Государство по факту обуздало два самых мощных инструмента управления нумерами – голод и любовь, стирая индивидуальность каждого с помощью Часовой Скрижали – расписания, которое регулирует практически все время жителей. В одну и ту же минуту все просыпаются, в одно и то же время засыпают. Работают, едят, занимаются сексуальным часом, обучаются в лекториях – все расписано. Но главный герой произведения, о которым я расскажу чуть позже, признает, что Скрижаль не совершенна – в ней присутствуют часы, когда нумер предоставлен сам себе, и может проявить своеволие, которое сделает его менее счастливым. В понимании государства конечно же.

Я – перед зеркалом. И первый раз в жизни – именно так, первый раз в жизни – вижу себя ясно, отчетливо, сознательно – с изумлением вижу себя, как кого-то «его». Вот я – он: черные, прочерченные по прямой брови; и между ними – как шрам – вертикальная морщина (не знаю, была ли она раньше). Стальные, серые глаза, обведенные тенью бессонной ночи: и за этой сталью… оказывается, я никогда не знал, что там. И из «там» (это «там» одновременно и здесь, и бесконечно далеко) – из «там» я гляжу на себя – на него, и твердо знаю: он – с прочерченными по прямой бровями – посторонний, чужой мне, я встретился с ним первый раз в жизни. А я настоящий, я – не – он…

Отрывок из произведения

Главным героем произведения, как я уже упомянул ранее является математик и главный инженер космического корабля под названием «Интеграл». В рамках его строительства было предложено всем желающим внести свой вклад, написав свое послание жителям далеких планет. Послание, естественно должно быть напичкано агитацией политического строя общества и не допускать иного трактования. Как сознательный нумер Д503 начинает вести мемуары, которые он и хочет использовать как вклад в общее послание. Поэтом готовьтесь, стиль романа близок к эпистолярному, то есть состоит практически полностью из выдержек тех самых мемуаров главного героя. Манера подачи текста – соответствующая. Каждая глава названа «Записью» и имеет в своем названии различные, казалось бы, не связанные между собой слова. Например, «Запись 2-я Конспект: Балет. Квадратная гармония. Икс». Нечто подобное было использовано в «Таинственном острове» Жюля Верна, где в названии главы частично закладывалось краткое ее содержание. Так и тут – эти слова, это отражения мыслей главного героя, под впечатлением от определенных событий, которые он и описывает. Раз мы затронули стиль романа, еще немного хочу уделить внимание и тем литературным приемам, которые автор мастерски использует для воссоздания строгой математической картины будущего. На сайте Fantlab.ru приведена достаточно любопытная аналитика, которая меня заинтересовала.

Так вот, автор сознательно писал роман сухим математическим, лишенным эмоций языком, что сказалось на его однообразии. На 10 тысяч слов приходилось чуть более двух тысяч уникальных, доля диалогов составляла всего одну пятую от романа, а средняя длина предложения на двадцать знаков была короче среднестатистической. О чем это говорит? О том, что автор намеренно упростил манеру повествования, для того, чтобы передать образ мыслей человека, который живет в строгой математической реальности. Совсем небольшое количество ярких эмоциональных прилагательных, восклицательных знаков, общая нейтральность повествования – все это играет на руку атмосфере. Вообще, стиль, в котором написан этот роман достаточно самобытен, и я не припомню аналогов в других произведениях. Но давайте вернемся к главному герою истории, нумеру Д503.

Звонок. День. Все это, не умирая, не исчезая, – только прикрыто дневным светом; как видимые предметы, не умирая, – к ночи прикрыты ночной тьмой. В голове – легкий, зыбкий туман. Сквозь туман – длинные, стеклянные столы; медленно, молча, в такт жующие шароголовы. Издалека, сквозь туман потукивает метроном, и под эту привычно-ласкающую музыку я машинально, вместе со всеми, считаю до пятидесяти: пятьдесят узаконенных жевательных движений на каждый кусок. И, машинально отбивая такт, опускаюсь вниз, отмечаю свое имя в книге уходящих – как все. Но чувствую: живу отдельно от всех, один, огороженный мягкой, заглушающей звуки, стеной, и за этой стеной – иной мир…

Отрывок из произведения

Главный герой, проходит очень интересный путь развития. Читатель, через призму его мемуаров получает возможность познакомиться с обществом, в котором он обитает, и понять его законы и правила. Д503 с каждой новой записью в дневнике знакомит нас с различными аспектами того мира, будь то Часовая Скрижаль, рассказ о системе образования или пояснения об управлении чувствами через сексуальный час. Несмотря на то, что он считает себя крайне эффективной единицей системы, внутри него есть зародыш бунтарства, но на ранних этапах развития истории это выражается только в предпочтении одной и той же особы для сексуального часа. Это с одной стороны не возбраняется, но с другой стороны имеет предпосылки к возникновению привязанности и любви, что уже является нарушением закона.

В его жизни все меняется, когда появляется I-330 и переворачивает все с ног на голову. У них завязывается общение, которое регулярно заставляет героя идти, сначала на мелкие, а потом довольно крупные нарушения правил и законов общества. Примерно в это же время повествование в романе становится более человечным и менее математическим. Все больше общаясь с I-330 и влюбляясь в нее герой начинает сомневаться в тех устоях, которые сформировались в обществе. По факту он пытается понять, как соотносится счастье и свобода. Законы общества построены на простых качелях – чем меньше у человека свобод, тем больше он счастлив и наоборот. Эта идея не лишена смысла и вполне находит отражение даже в нашем с вами современном мире. Куда именно приводит главного героя общение с таинственной и странной I-330 я вам не буду рассказывать. Вы можете это узнать, прочтя непосредственно роман, благо, как я говорил ранее он небольшой. Могу только сказать, что концовка романа шокирует своей простотой и бескомпромисностью. Пару слов я бы хотел сказать и о названии произведения. Слово «Мы» как нельзя лучше передает некоторые контекстозависимые вещи, и это тоже автором сделано мастерски. В разных эпизодах романа, с помощью этого слова подчеркивается определенное единство, но каждый раз с разными составляющими и даже разной эмоциональной окраской. То с восхищением, принадлежности к обществу, то наоборот с неприятием. За счет этого приема автор регулярно фокусирует читателя на тех важных вещах, которые он пытается донести и могу сказать, что название подобрано очень точно и выполняет эту функцию целиком и полностью. О романе можно много еще рассказать, что осталось за кадром – о людях ренегатах, о куполе, окружающем город, в котором живет главный герой, о старом доме – осколке прошлого. Но тогда обзор превратится практически в детальный пересказ сюжета, что я не хочу делать.

Мир Замятина необычен. Я не могу назвать его уникальным и выдающимся произведением, но стоит отдать ему должное, так как именно роман «Мы» послужил толчком к написанию «Скотного двора» и «Дивного Нового Мира», и по сути явился прародителем жанра антиутопии.

Рекомендую ли я его прочесть – да определенно, знать классику нужно. Ниже приведены несколько ссылок на критические статьи, посвященные более глубокому разбору этого произведения – кому интересно, пользуйтесь.

А на этом все! Читайте хорошие книги – всем пока!

Евгений Замятин. Мы » Издательство «Время»

просмотров: 1 051

Евгений Замятин

«Мы» Евгения Замятина (1884—1937) открывает парад великих антиутопий XX века. Роман, неизменно входящий в списки лучших и наиболее важных фантастических книг, был создан в то время, когда казалось возможным построить новое общество на новых началах; и потребовался талант писателя и дар пророка, чтобы увидеть возможные контуры этого грядущего мира. И если первые читатели романа видели в нем злую и опасную карикатуру на социалистическое государство, то сегодня обращает на себя внимание то, что в будущем, по Замятину, главенствуют математически выверенная рациональность, машина и цифра. Последователи писателя разовьют идеи, заложенные в его романе. Хаксли покажет возможность манипуляции человеком на биологическом уровне, Оруэлл — идеологический диктат, осуществляемый с помощью медиатехнологий, Брэдбери — мир, где само существование культуры окажется под угрозой. И все же именно в романе «Мы» Замятина, свидетеля и участника грандиозных социальных потрясений, сильнее и громче звучит тема, ставшая одной из ключевых в истории XX века: о возможности построения утопического общества и о возможности человека сохранить в этом обществе себя, свою личность. Книга эта удивительно созвучна и нашему двадцать первому веку.
 
Сопроводительная статья Сергея Шикарева
 
Сергей Александрович Шикарев (род. 1980) — критик, постоянный автор журналов «Новый мир» и «Если». Лауреат нескольких литературных премий, в том числе «Хлесткий критик» и «Двойная звезда» (в номинации «Литературно-критическое исследование»). Финалист премии имени Аркадия и Бориса Стругацких («АБС-премия»). Автор книги статей и рецензий «13» (М., 2015).

 

Объяснение в любви: издательство «Время» начинает выпуск двух новых серий классики (читать дальше)

 
Новости, рецензии и отзывы: 
  
Литературная цензура: 7 книг, которые были запрещены в СССР (читать дальше)  
 
Премия имени Стругацких объявила длинный список. В номинации «Художественная проза»  — роман Ольги Фикс («Улыбка химеры»), а«Субъективный словарь фантастики» Романа Арбитмана и сопроводительная статья Сергея Шикарева «По линии наибольшего сопротивления» к изданию романа Евгения Замятина «Мы» в серии»Проверено временем» попали в «критический» лонг-лист. Поздравляем наших авторов! (читать дальше)

Тираж: 5000 экз.
ISBN 978-5-00112-131-2
70×108/32, 224 страниц, иллюстрации: Нет.

Все аннотации к книге «Мы», 5 книг — Персональная электронная библиотека

  • из всех библиотек

Мультифильтр: off

c 1 по 5 из 5

В романе Замятина в двадцать шестом веке жители Утопии настолько утратили свою индивидуальность, что различаются по номерам. Живут они в стеклянных домах (это написано еще до изобретения телевидения), что позволяет политической полиции, именуемой «Хранители», без труда надзирать за ними. Все носят одинаковую униформу и обычно друг к другу обращаются либо как «нумер такой-то», либо «юнифа» (униформа). Питаются искусственной пищей и в час отдыха маршируют по четверо в ряд под звуки гимна Единого Государства, льющиеся из репродукторов. В положенный перерыв им позволено на час (известный как «сексуальный час») опустить шторы своих стеклянных жилищ. Брак, конечно, упразднен, но сексуальная жизнь не представляется вовсе уж беспорядочной. Для любовных утех каждый имеет нечто вроде чековой книжки с розовыми билетами, и партнер, с которым проведен один из назначенных…
  • Статус:не читалa
В романе Замятина в двадцать шестом веке жители Утопии настолько утратили свою индивидуальность, что различаются по номерам. Живут они в стеклянных домах (это написано еще до изобретения телевидения), что позволяет политической полиции, именуемой «Хранители», без труда надзирать за ними. Все носят одинаковую униформу и обычно друг к другу обращаются либо как «нумер такой-то», либо «юнифа» (униформа). Питаются искусственной пищей и в час отдыха маршируют по четверо в ряд под звуки гимна Единого Государства, льющиеся из репродукторов. В положенный перерыв им позволено на час (известный как «сексуальный час») опустить шторы своих стеклянных жилищ. Брак, конечно, упразднен, но сексуальная жизнь не представляется вовсе уж беспорядочной. Для любовных утех каждый имеет нечто вроде чековой книжки с розовыми билетами, и партнер, с которым проведен один из назначенных…
  • Мнение:да
  • Рейтинг:6,5
  • Дата:2018
  • Статус:читал
«Мы» — роман-антиутопия Евгения Замятина с элементами сатиры (1920). Действие разворачивается приблизительно в тридцать втором веке[1]. Этот роман описывает общество жёсткого тоталитарного контроля над личностью (имена и фамилии заменены буквами и номерами, государство контролирует даже интимную жизнь), идейно основанное на тейлоризме, сциентизме и отрицании фантазии, управляемое «избираемым» на безальтернативной основе «Благодетелем». ..
  • Рейтинг:8
  • Статус:читал
Знаковый роман, с которого официально отсчитывают само существование жанра «антиутопия». Запрещенный в советский период, теперь он считается одним из классических произведений не только русской, но и мировой литературы ХХ века. Роман об «обществе равных», в котором человеческая личность сведена к «нумеру». В нем унифицировано все – одежда и квартиры, мысли и чувства. Нет ни семьи, ни прочных привязанностей… Но можно ли вытравить из человека жажду свободы, пока он остается человеком?…
  • Мнение:да
  • Рейтинг:8
  • Дата:2016
  • Статус:читал
Действие разворачивается в двадцать девятом веке. Этот роман описывает общество жёсткого контроля над личностью (имена и фамилии заменены буквами и номерами, государство контролирует даже интимную жизнь), идейно основанное на тейлоризме, сциентизме и отрицании фантазии, управляемое «избираемым» на безальтернативной основе «Благодетелем»…
  • Дата:1991
  • Статус:читал

Рекомендации в жанре «Science Fiction»

Информация

Все библиотеки

Рекомендуем

Jam Яхтзи Крошоу


Думаю, я начну с предисловия, потому что на этот раз важно, кто на самом деле написал эту книгу. Для тех из вас, кто не знает, я большой поклонник продолжающейся серии обзоров видеоигр Youtube, которая носит название Zero Punctuation. Ведущий Бен «Ятзи» Кроушоу — быстро говорящий австралиец / британец, который обычно яростно разрывает видеоигры, смешивая грубый и чрезвычайно остроумный юмор, который бросается в вас со скоростью пулемета. По сути, это чертовски весело, если вы можете не отставать от того, что он говорит, и не обижаться каким-то образом, а поскольку Крошоу также работает в журнале The Escapist, эти обзоры выходят еженедельно в течение довольно долгого времени и обычно по большей части очень высокое качество.Итак, представьте мое удивление, когда я узнал, что Ятзи на самом деле написал два романа на сегодняшний день, первый — это MMO / фэнтезийная книга Mogworld, а второй — Jam, книга, о которой мы будем говорить сегодня.

Сюжет Джема очень прямолинейный; это апокалипсис, которого никто не ожидал. Когда наш главный герой Трэвис просыпается бодрым утром в Брисбене, он обнаруживает, что не зомби, землетрясения, новый ледниковый период или неистовые динозавры окончательно разрушили мир, а волна плотоядного варенья, затопившая город. ест каждого человека или органические формы жизни, которых касается.Нет, правда, это сюжет. Понятно, что Трэвису требуется несколько минут, чтобы это заметить, но, увидев, как его сосед по комнате Фрэнк съедается вареньем прямо перед ним (и если вы думаете, что это спойлер, это буквально происходит на второй странице книги), он объединяет вместе со своим другом детства Тимом, потенциальным журналистом по имени Анджела, и постоянно раздражаемым человеком по имени Дон, чтобы выжить не только в смертельном море консервантов, группе ироничных культистов из пластика и двух таинственных секретных агентов, которые буквально падают с неба в вертолете, но представьте, что, черт возьми, могло вызвать этот странный апокалипсис.По сути, как говорят персонажи, The Floor is Lava: Jam Edition.

Произошла кратковременная пауза, пока человек на втором этаже внутренне обсуждал свои варианты; затем у перил появилось женское лицо в бейсболке. «Почему нет?»
«Джем», — сказали мы с Тимом в унисон.
«Заклинило?» она сказала. Мы указали, и она наконец заглянула в холл. «Ой, боже мой».
«Не трогай! Он людей ест!» предупредил Тим.
«Он съел Фрэнка», — добавил я. -Стр. 15

Итак, если вы не можете сказать, «Джем» — это прежде всего комедийный роман.Думаю, в этом есть смысл, Ятзи в конце концов комик (иш), так что хорошо, что книга очень и очень забавная. Взаимодействие между персонажами, когда они пытаются осмыслить свою абсурдную ситуацию или проработать одну из многих проблем, которые возникают при выживании в море плотоядного варенья. Ятзи просто умеет словами усиливать каждую возникающую комедийную насыщенность, но в конце концов, это не пятиминутный обзор на YouTube специально для того, чтобы рассмешить зрителя; создание действительно плавного повествования — совсем другое дело.Итак, как выглядит роман, не как комедия, а как, знаете ли, книга. Что ж, я думаю, что сначала сосредоточусь на негативе. Предпосылка — это просто разовая шутка. Простая комедийная сила и абсурдность предпосылки исчезли, как только вы привыкли к потоку книги, и Ятзи, похоже, не имеет к этому никакого отношения, так что он просто зависает в ожидании остальную часть книги, выбирая время для выбора персонажей, когда этого требует сюжет. Немного разочаровывает, учитывая огромное количество вещей, которые я знаю, что он мог бы с этим сделать.Единственное реальное улучшение предпосылки — это то, что герметичные пластиковые костюмы вводятся в книгу на треть или около того, но я полагаю, что это единственная причина, по которой они существуют, поэтому Ятзи не нужно было продолжать придумывать новые способы того, как персонажи будет ориентироваться в море варенья. Кроме того, как многие отмечали в других обзорах этой книги, как и в самой предпосылке, повествование кажется немного разбросанным (задуманная удивительная игра слов). Оглядываясь назад на книгу, на самом деле не так много происходит, учитывая ее объем, но даже при том, что мне нужно указать на эту проблему, я добавлю, что мне ни разу не было скучно, пока я читал книгу.Вероятно, это в основном из-за смешения умных комедийных произведений Ятзи и его способности бросать персонажей в глупые, но веселые ситуации. Серьезно, я не думаю, что Трэвис и остальные когда-либо встретят человека, который не был бы ни сумасшедшим, ни роботизированным, ни пытающимся убить их на протяжении всей книги, так что либо Ятзи сообразителен и высмеивает образ, который есть в большинстве романов апокалипсиса. цивилизация и человеческая порядочность рушатся за пару дней, или он на самом деле серьезен и плохой писатель.На самом деле, очень вероятно, что это первое, мне трудно поверить, что он серьезно настроен, когда в какой-то момент Тим ​​становится кандидатом на выборах / восстании, чтобы свергнуть «ироничный» культ фанатиков в пластиковой одежде, в котором его противник идет мимо имя, и я цитирую: «Лорд Авесомо». Так что да, он, наверное, просто немного развлекается.
Хотя с технической точки зрения, письмо довольно хорошее, мне просто жаль, что Ятзи иногда пытался быть немного более серьезным. Хорошо, да, может быть трудно проникнуть в глубокую сложность персонажей, когда они окружены вареньем-людоедом, но даже когда кажется, что роман должен погрузиться в персонажей или на самом деле на мгновение серьезно отнестись к себе, обычно нет, а потом просто отмахивается от всего этого шуткой.Кажется, у него никогда не было уверенности, чтобы когда-либо ожидать, что его будут воспринимать всерьез, и, может быть, на это есть веские причины, но я бы хотел увидеть Ятзи, ну, может быть, «стараться» — неправильная фраза, но имейте смелость, чтобы покажите, что он больше, чем просто глупый обозреватель видеоигр, которым он себя изображает. Тем более, что после прочтения некоторых его работ я уже точно знаю, что он может написать действительно хорошее письмо. И эта жалоба будет оставаться в силе на протяжении всей книги … если бы не фантастический финал. Мы к этому еще вернемся.
Думаю, пора начать говорить о персонажах, и я полагаю, мы можем начать с Трэвиса, нашего главного героя, который является моим любимым и самым развитым персонажем во всем составе. Трэвис начинает книгу как безнадежный учебник. Он из тех людей, которые чрезвычайно пассивны, он всегда просто плывет по течению, не высказывая на самом деле своего мнения, чему не способствует тот факт, что он не знает, как справляться с неловкими или давящими ситуациями.Это приводит к тому, что он является своего рода нижним звеном выживших и предметом всех шуток, что мне показалось интересным. Черт, они даже указывают на это прямо в романе, где персонажи (полностью в контексте разговора) обсуждают, кто будет главным героем, если это фильм-апокалипсис, Анджела указывает, что Трэвис был бы последним человеком, которого вы бы выбрали. быть главным героем, говоря ему, что он «не совсем динамичный». А он на самом деле не такой. Он не напорист, в половине случаев он даже не занят делами; он ведет себя прямо противоположно тому, как ведет себя вставной главный герой, но именно здесь он проявляет свою глубину как персонажа.Конечно, он в некотором роде поздно расцвел, развитие переходит от намеков к действию почти к концу романа, и только, возможно, на последних нескольких страницах его персонаж наконец раскладывает карты на стол, но в действительно отличный текст со стороны Ятзи. И за это я могу оценить его оригинальность, интересность и, к тому же, отличный персонаж.
Тим — возможно, единственный настоящий друг Трэвиса в начале книги, и в значительной степени полная противоположность Трэвису во всех мыслимых отношениях.С его старой утомительной жизнью позади из-за очевидного, Тим обновил энергию для жизни и готов покорить мир, готов ли он к этому на самом деле или нет. Он в основном здесь, чтобы резко контрастировать с Трэвисом, вероятно, быть безрассудным, когда Трэвис чрезмерно осторожен, и немного резким, когда Трэвис извиняется. Его персонаж не совсем что-то оригинальное, но Ятзи движется в направлении, которое, хотя и преследуется другими апокалиптическими историями, кажется достаточно свежим из-за своего рода уникальной динамики персонажей между ним и Трэвисом, особенно к концу книга.Опять же, никаких спойлеров, но заслуга в том, что его довольно радикальное развитие намекает на весь текст уже на первых нескольких страницах.
Дон — натурал, тот, кто полностью осознает абсолютную абсурдность всей этой ситуации и постоянно из-за этого злится. Юмор в его характере проистекает из того факта, что он на самом деле был действующим членом общества до джампокалипсиса, а теперь, когда он застрял в группе бывших бездельников, которые либо в его глазах жалкие, либо иногда отсталые, ну, комедийные возможности бесконечны.Тем не менее, Дон на самом деле является одним из наиболее развитых участников в актерском составе, и хотя я не буду раскрывать, как именно он меняется от начала книги до конца, как осуществляется его развитие (как и Трэвис). это мой самый любимый вид, развивающийся через тонкие действия и тому подобное. И хотя его личность никогда не меняется, все, что вам нужно сделать, это читать между строк, чтобы понять, что он на самом деле чувствует, и это огромный плюс — моя книга.
Остальные персонажи в основном там.Ятзи предлагает им развлекательные диалоги, но в конечном итоге такие люди, как Анжела, принцесса Рэйвенхейр (которая появляется позже) и даже два секретных агента X и Y. Это нормально, я полагаю, честно говоря, нам, вероятно, повезло, что у нас такой же рост персонажей, как и у нас, поэтому я полагаю, что меня устраивают персонажи в целом. Помимо Трэвиса, ни один из них не особенно фантастичен, но благодаря диалогу Ятзи я не забуду их в ближайшее время. И знаете что, это о многом говорит.

Мой голос затих. Дон скрестил руки и вздохнул сквозь зубы, раздраженный собственными эмоциями. «Вы действительно безнадежны, не так ли?»
«Больше нет.»
-Страница 398

Думаю, я немного расскажу о финале книги, чего обычно не следует делать в таких обзорах без спойлеров, как этот, но есть пара моментов, которые мне нужны. отнять у него, так терпите меня. Итак, я думаю, что ясно дал понять, что на протяжении всего моего обзора, когда я читал эту книгу, я никогда по-настоящему не решал, считаю ли Ятзи способным писателем или нет.Действительно ли он закончил свои быстрые и веселые видео на Youtube и создал ли повествование, достойное празднования. И знаете, если бы книга закончилась примерно на 20 страниц раньше, я бы сказал нет. Я бы сказал, что, хотя читать это было очень весело, «Джем» был не чем иным, как хорошей комедией с отличными диалогами, и я бы остановился на этом и, возможно, никогда не писал этот обзор. Но книга не закончилась на 20 страниц раньше. Послушайте, я не собираюсь притворяться, что финал — это какая-то изумительная литературная пьеса, но именно то, что это было, я хотел увидеть от Ятзи для всей этой книги, подлинного, отличного произведения.Когда книга подходит к кульминации, может показаться, что мало что изменилось, но через определенные моменты диалога я начал понимать, что все становится темнее. Намного мрачнее, но в книге все еще был сильный юмор. По мере того как книга продолжалась, и предложения, несущие тонкую эмоциональную глубину, проникали внутрь, я понял, что не знаю, должен ли я смеяться или нет. Это превратилось в неуверенность, и затем, наконец, по прошествии нескольких последних страниц я понял, что это становится, честно говоря, чрезвычайно удручающим, и, когда персонаж Трэвиса подсказывает мне руку, я честно и полностью эмоционально вкладывался в происходящее.Ятзи все еще удивлял меня, хотя я ожидал такого от всей книги, потому что он делал это по-своему. Итак … молодец, сэр.

Джем точно не изменит жизни в ближайшее время, но я рекомендовал не только из-за концовки, но и просто потому, что это чертовски забавно, что, в конце концов, было изначальным замыслом автора. Это отличная комедийная книга, которая выходит за рамки того, что ожидалось, и мне просто нравится, когда книга может воспринимать что-то столь же абсурдное, и давайте будем честными, такими же глупыми, как эта предпосылка, и сделать из этого хорошую книгу. Так что посмотрите это и посмейтесь, и, надеюсь, немного больше. До свидания, ребята.

Окончательный вердикт: 7 (.5) / 10

P.S: «Я не смог найти палку».

Последствия — мой затор | BOOK RIOT

Этот пост содержит партнерские ссылки. Когда вы совершаете покупку по этим ссылкам, Book Riot может получать комиссию.

Аманда и Дженн обсуждают изгибы жанров, обнадеживающие видения будущего, упущенную из виду литературную фантастику и многое другое в выпуске на этой неделе Get Booked.

Подпишитесь на подкаст через RSS, Apple Podcasts, Spotify или Stitcher.

Обратная связь

Амулет Самарканда. Автор Джонатан Страуд и Артемис Фаул. Автор: Эоин Колфер (запись Келли)

Вопросы

1. Привет, я Бен, мне нравятся подкасты! Я не знала, как сделать запрос, поэтому пишу по электронной почте.

Недавно я прочитал «Семь с половиной смертей Эвелин Хардкасл» и «Дьявол в темной воде» Стюарта Тертона и пытаюсь найти больше подобных жанровых книг. Мои предпочтения довольно открыты, хотя я стараюсь держаться подальше от Я. Мне действительно нравится, что в вышеупомянутых книгах есть сложная тайна, но таинственный аспект не так важен, как смешение жанров. Спасибо за помощь!

шт. Ваш подкаст помог мне расширить кругозор благодаря множеству книг, которые вы все обсуждаете, спасибо за это.

-Бен

2. Это был тяжелый год (для всех), и я изо всех сил пытаюсь увидеть свет в конце туннеля. Я ищу чтение без особой травмы на странице, которая представляет лучшее будущее / общество.Это довольно открытый вариант, но мне так нравится то, что рекомендовано в сериале, и я верю, что вы все с этим справитесь!

Спасибо за все, что вы делаете; ты проводишь меня через все это дерьмо.

-Диана

3. Здравствуйте! В вашем последнем эпизоде ​​(последний в 2020 году) один или оба из вас упомянули, что в этом году прочитали больше документальной литературы, чем обычно. Я не очень увлекался научной фантастикой, но хотел бы прочитать об этом больше. Поэтому мне было интересно — какие ваши любимые научно-популярные книги, которые вы читали в 2020 году?

Спасибо! Обожаю шоу!

-Кэтлин

4.Поздравления с праздником из Индонезии

Я ищу новые рекомендации по чтению для моей девушки, желательно серию статей, в которых она сможет углубиться. У нас с ней немного разные вкусы, поэтому я ищу у экспертов несколько идей 🙂

Она любила сериалы «Игра престолов», «Гарри Поттер» и «Хоббит». Недавно она прочитала книги, которые ей очень понравились: «Глазки» Саманты Швеблин, «Единая» Джона Маррса, «Моя сестра — серийный убийца» Ойинкана Брейтуэйта, а теперь ей нравятся «Мемуары дикобраза» Алена Мабанку.

Она не могла попасть в «Рассказ служанки» или «Лихорадочный сон».

Она любит хороший сюжет, любит собак (в том числе и Петунию), привидения хороши, и ей нравятся творческие книги и миры 🙂

Некоторое насилие — это нормально, но не слишком жестокое или графическое. Ничего особенного или литературного.

Спасибо и с Новым годом !!!!

5. Я только что начал просматривать ваш список серий! Я слушаю ваш подкаст В постели, чтобы расслабиться после возвращения с работы домой перед сном, так что я не зашел так далеко (около 27 серий).Поскольку я не слушал все ваши серии, возможно, вы уже затрагивали эту тему рекомендаций раньше (или что-то в этом роде), поэтому не стесняйтесь указывать мне на эпизод или не отвечать на вопрос, если вы чувствуете, что вам это не нужно. к!

Недавно (в течение последних двух лет) я начал читать художественную литературу и ищу какую-нибудь литературную беллетристику, которую, как вы считаете, все должны любить и читать! Я не ищу суперпопулярные книги, которые так много раздумывали, я ищу те маленькие жемчужины, которые читатели могли пропустить.

Я прочитал «Спроси еще раз, да», «Маленькая жизнь» (которая разрушила меня примерно на неделю после прочтения. Я буквально начал и отложил 5 книг на следующий день после того, как закончил, потому что я не мог читать больше ничего ), «Невидимые фурии сердца», «На Земле мы ненадолго великолепны» и другие. И любили их всех. Я только что начал «Все, что я никогда тебе не говорил», и мне это нравится! Не знаю, почему я так долго читал Селесту Нг!

Мы будем благодарны за любые ваши рекомендации.И рекомендации могут быть как угодно мрачными или удручающими. На самом деле, я бы предпочел это!

Спасибо за развлечение и расслабление перед тем, как я засыпаю каждую ночь!

Желаю вам счастливого и здорового 2021 года!

-Кари Т.

6. Я обычно читаю более мрачные тайны и триллеры, но во время пандемии я часто обращался к уютным тайнам, так как они действительно приносят максимальный комфорт, особенно когда вы можете погрузиться в целую серию. Но одна вещь, которая раздражает меня в большинстве современных костюмов, — это то, что главный герой редко действительно раскрывает убийство с помощью каких-либо дедуктивных рассуждений.Обычно они ошибаются, задавая вопросы, пока убийца не насытится и не решит попытаться убить и их, и в этот момент нашему главному герою всегда удается сбежать. Можете ли вы порекомендовать современный уютный детективный сериал, в котором главный герой на самом деле использует подсказки для раскрытия убийства, а не просто выясняет, кто это, чуть не убив себя?

Уютные сериалы, которые я прочитал во время пандемии, включают «Агату Рэйзин», серию «Мэн Клэмбэйк», серию «Мэг Лэнслоу», «Тайны чайного магазина» и «Чайный сад Дейзи».Мне также очень нравятся многие исторические сериалы, в том числе Флавия де Люс (которая, как мне кажется, использует подсказки и логику больше, чем большинство!), Но в данном случае я ищу что-то современное. Ничего волшебного или паранормального, пожалуйста, я действительно не смог попасть ни в одно из них.

Спасибо!

-Сара

7. Я только что прочитал «Цирцею» Мадлен Миллер, и мне она очень понравилась. Меня сейчас так заинтриговала греческая мифология. Можно мне посоветовать книги по греческой мифологии? Песня об Ахилле Миллера в моем списке.Я ищу художественные пересказы или легко читаемую научно-популярную литературу.

— Аманда

Обсуждаемые книги

Невидимая жизнь Адди ЛаРю, В. Э. Шваб

Шесть пробуждений, Мур Лафферти

SFF Да, эпизод на жанре-блендерах

Эта неизбежная викторианская вещь, Э. К. Джонстон

Проект феминистской утопии под редакцией Александры Бродски и Рэйчел Каудер Налебафф

Третья радужная девочка, Эмма Копли Айзенберг

Дом масонов Т.Мари Бертино (tw: домашнее насилие, алкоголизм)

Серия Старое Королевство Гарта Никса (Сабриэль, Лиреал)

Старый дрейф, Намвали Серпелл (tw: изнасилование, расизм, расовые оскорбления)

Америка — не сердце Элейн Кастильо (две политические пытки)

Мой год мяса, Рут Озеки (tw: жестокое обращение с детьми, насилие в семье, много странных темных вещей, которые я не могу точно вспомнить)

Мертвые в саду, Далия Донован (двое: расизм, эйлизм, гомофобия)

Смерть за завтраком от Бет Гутчон (двое: самоубийство, злоупотребление наркотиками, похищение детей, фатфобия)

Молчание девушек, Пэт Баркер (tw: rape)

Полубог дождя Иннуа Элламс (tw: изнасилование на странице)

Conference Insider: Конвенция любителей книг Romance Slam Jam

Двадцать пять лет назад авторы Black Romance организовали Romance Slam Jam — ежегодный сбор авторов красок и читателей, которые их любят. Пятидневное мероприятие привлекает писателей из самых разных маргинализированных сообществ.

Председатель RSJ Бонита Торнтон присутствует на съезде более 15 лет. «В отрасли отсутствовало разнообразие», — объясняет она. «Авторы цвета ходили на конференции, платили за столик, и никто не останавливался у их будки и не разговаривал с ними. RSJ началось с того, чтобы у авторов цвета была аудитория, которая хотела бы их книги. Теперь мы принимаем всех авторов, потому что это настоящее разнообразие.”

Маркетолог мероприятия Кароль Джарвис соглашается. «Один из прошлогодних участников ЛГБТК сказал нам:« Я никогда не чувствовал, что меня так радушно принимают ». Многие авторы обращаются к нам, либо потому, что они цветные или маргинализированы другим образом, либо потому, что они хотят убедитесь, что их письмо никого не оскорбляет ».

Что вы узнаете

Писатели, посещающие конвенцию, могут пройти семинары о том, как писать межрасовые романы, как включить разнообразие в беллетристику для молодежи и как создать аутентичных персонажей в исторической литературе.

Участники узнают, как подготовить презентацию книги к онлайн-питч-сессиям с редакторами крупных издательств, посвященных романтическим романам. RSJ предлагает семинары о том, как создать привлекательную обложку книги, отредактировать свою работу, привлечь аудиторию, используя преимущества различных платформ социальных сетей, а также узнать о различиях между традиционной и самостоятельной публикацией.

«Одна из важных вещей, которую узнают новички, — это то, сколько работы требуется, когда вы публикуете традиционно, и сколько требуется, когда вы публикуете независимо», — говорит Джарвис.«Многие семинары раскрывают информацию, о которой вы не узнали бы, если бы начинали писать. А если вы опубликовали книгу, вы узнаете, как продавать эту книгу — например, вместо того, чтобы выпускать одну книгу, выпускайте три, чтобы у вас всегда была книга для вашего читателя, а вы не делали этого. не терять аудиторию ».

В прошлом году участники также научились преодолевать профессиональную зависть, разбираться в аудиокнигах, приносить свои книги в библиотеки и давать интервью на радио или телевидении.

Избранные докладчики

В 2020 году среди ведущих участников съезда RSJ Book Lovers ‘Convention были Джули Гвинн из агентства Сеймур, выступающая на тему «Как добиться успеха в христианской художественной литературе», и автор бестселлеров New York Times, Пинтип Данн на тему «Как заставить читателей поздно перелистывать страницы» в ночь.»

Авторы бестселлеров Фарра Рочон, Наима Симон и Нина Креспо выступили на панели под названием «Все, что я хотел бы знать, прежде чем попасть в издательство.Авторы Хэдли Райдин, Сахарра К. Сандху, Мони Бойс и Стефани Моррис приняли участие в дискуссии, посвященной интимным паранормальным романам.

Хизер Хоуленд, старший редактор Entangled Publishing, выступила с докладом под названием «У каждого действия есть реакция: надежное глубокое погружение от первого лица». Автор бестселлеров Далия Роуз рассказала о «Путешествии от независимого автора к Hallmark».

Многие авторы участвуют в ежегодном мероприятии, проводимом в Pajama Café Cliffhanger Night. «Это одно из моих любимых», — говорит Торнтон.«Когда мы встречались лично, мы ходили по ночам в свои комнаты, возвращались в пижамах, а авторы читали захватывающий раздел своих книг, чтобы заинтересовать людей своей историей. Для удаленной конференции в 2020 году мы сделали перерыв после вечернего заседания, а затем все вернулись к своим компьютерам с закусками и пижамами. Казалось, что мы все вместе лично ».

Консультации для тех, кто впервые посещает

Сотрудники RSJ поощряют новичков участвовать в конкурсе начинающих авторов Лесли Эсдейл Бэнкс.Участники должны представить три главы рукописи с мультикультурным героем. Победитель получает наставничество с опубликованным автором. В 2018 году победителем конкурса стала писательница из Южной Каролины Мишель Симс. Сейчас она автор шести романов.

У начинающих авторов есть еще одна интересная возможность. С января по август 2021 года RSJ и издатель романов Арлекин будут сотрудничать в создании «инкубатора». «Мы собираемся провести вебинары, чтобы помочь писателям выяснить, для какой именно линии Арлекина они хотели бы писать, и чтобы убедиться, что они подходят к своим рукописям правильно», — говорит Джарвис.«Это поможет авторам, которые хотели бы, чтобы их публиковали традиционно».

Thornton призывает тех, кто впервые посетит конференцию, воспользоваться многочисленными возможностями встретиться с людьми во время съезда. Во время съезда сотрудники организуют игры, связанные с дистанционным чтением, чтобы помочь интровертированным авторам общаться друг с другом и с профессионалами отрасли.

«Новые авторы посещают мероприятие, чтобы расширить свою аудиторию. Часто, когда читатель замечает присутствующего автора, он покупает ее книгу », — говорит Торнтон.«В RSJ вы можете общаться с опубликованными авторами, редакторами, блоггерами и самими читателями».

Знакомство с Конвенцией любителей романс-джемов

Даты: 4-8 августа 2021 г.

Стоимость: 25–285 долларов

Расположение: Удаленный

Награды: Лесли Эсдейл Бэнкс «Начинающий писатель» и RSJ Emma Awards

Контактное лицо: Председатель конференции Бонита Торнтон на [адрес электронной почты защищен]
rsjconvention. com

—Создающий редактор Мелисса Харт является автором книги Лучше с книгами: 500 разнообразных книг, призванных зажечь сочувствие и поощрять самооценку у подростков и подростков (Sasquatch, 2019). Twitter / Instagram: @WildMelissaHart

Осень теперь упакована в джемперы для книжных издательств. Это могло быть проблемой.

Издательство Чикагского университета перенесло 18 наименований из весенней коллекции на сентябрь. «Мы думали, что между временным закрытием книжных магазинов и отвлеченным состоянием средств массовой информации и потребительского рынка, у них будет больше шансов охватить широкую аудиторию таким образом», — сказала Элизабет Бранч Дайсон, исполнительный редактор прессы.

Другие издатели неохотно переносят даты выпуска, поскольку нет гарантии, что осенью все станет лучше. Даже если снова откроются новые книжные магазины, покупатели могут по-прежнему опасаться их, и экономические последствия могут ухудшиться.

«Куда вы собираетесь переместить книгу? Вы собираетесь перенести его на осень, где у вас есть выборы и все эти весенние книги, которые переместились? » сказал Морган Энтрекин, издатель и исполнительный директор Grove Atlantic, которая отложила только несколько изданий. «Все решения, которые мы принимаем, основаны на предположениях. Никто из нас не знает, что мы делаем ».

Для авторов с большой международной аудиторией изменение даты выпуска становится еще более сложной задачей.

Когда Europa Editions решила отложить публикацию романа Ферранте «Лживая жизнь взрослых» с июня по сентябрь, она попыталась привлечь к работе две дюжины международных издателей. Europa уже напечатала 150 000 экземпляров английского перевода Энн Гольдштейн, и поклонники книг г-жи Ферранте «Мой блестящий друг» наверняка обрадовались бы возможности прочитать ее последнюю новость, укрываясь на месте.Но ее издатель решил не публиковать роман, когда многие независимые магазины все еще закрыты.

«Мне казалось, что это было бы предательством продавцов книг, которые так много сделали для нее, — сказал Майкл Рейнольдс, главный редактор Europa.

Несмотря на повсеместное закрытие книжных магазинов, продажи книг не упали. По данным NPD BookScan, продажи печатных изданий в этом году не изменились по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, что говорит о том, что читатели все еще покупают.

Известные писатели, такие как Сюзанна Коллинз, автор «Голодных игр», а также Джон Гришэм и Стивен Кинг, переживают кризис, поскольку их поклонники скупают их книги и часто могут найти их в больших коробках. магазины, которые остались открытыми.

Книга с картинками «Варенье» Малины — сладкая сказка с более сладким посланием!

Сообщество — такой важный урок для детей, которым они подрастут. Дисней великодушно прислал нам эту книжку с картинками «Малина Джем», которая познакомила милого маленького ежика с мыслью о важности сообщества. Вот наш обзор иллюстрированной книги Malina’s Jam!

Этот пост спонсируется и содержит партнерские ссылки. Все мнения мои собственные.

Ежик Малина любит ухаживать за своими кустами малины и любит варить вкуснейшее малиновое варенье, но с наступлением зимы понимает, что заботливое сообщество слаще любого сладкого угощения.

По сути, иллюстрированная книга Малины Джем — нежное напоминание о том, как наши сообщества формируют нас! Малина вкладывает свою любовь в свое варенье, и она делится своей любовью со всем окружающим ее сообществом. Что мне понравилось, так это то, что эта книга также является отличным напоминанием о важности взаимности. Община наслаждалась плодами сада Малины, но также понимала, что ей нужна помощь в подготовке сада к будущим урожаям ягод.

Еще один аспект этой книги, который нашел у нас отклик, заключался в том, что Малина была застенчивым интровертом.Книга с картинками «Джем» Малины напоминает нам, что даже интровертам необходимо взаимодействие со своим сообществом хотя бы за чашкой чая или за несколько часов в саду.

У нас была возможность взять интервью у автора Светлы Радивоевой, смотрите ниже!

Привет, госпожа Радивоева, и спасибо, что нашли время ответить на наши вопросы! Джем Малины — такая милая история про заботливого маленького ёжика. Моему шестилетнему ребенку понравился персонаж Малины, и он удивился, почему вы выбрали ёжика, чтобы рассказать эту историю?

Большое спасибо!

На самом деле, изначально Малина должна была быть медведем. Я сделал первый проход по сюжету, после чего узнал, что медведи — частый выбор главного героя в книжках с картинками. После этого у меня была задача посмотреть, есть ли другое животное, на которое я могу переключиться. Я хотел, чтобы она была животным, которое впадает в спячку зимой, что и определило пищу, которую она запасает летом. Я провел небольшое исследование, и выяснилось, что ежи тоже впадают в спячку. Мне понравился тот факт, что она крошечная по сравнению с окружающим миром, и рисовать от этого стало еще веселее.В качестве бонуса — ежики очень милые, и мне действительно интересно, почему я не подумал о них сразу!

В основе книги Малина узнает о том, как она может поддержать свое сообщество и, в свою очередь, как сообщество может поддержать ее. Насколько важно для вас в детстве сообщество?

Сообщество всегда важно, потому что оно дает чувство принадлежности. Я никогда не задумывался об этом конкретно, пока не почувствовал его нехватку очень ярко, когда переехал в США. Я был далек от того, чтобы быть окруженным семьей и друзьями, на которых я всегда мог положиться.Я был один и чувствовал себя очень уязвимым и одиноким. Думаю, это был момент, когда я почувствовал, насколько важно для меня мое сообщество. За годы работы здесь мне удалось встретить замечательных людей, которые стали друзьями, которые приносят много комфорта и счастья в мою жизнь и в некотором смысле являются моей семьей в США.

Нам понравилось указывать на мелкие детали сообщества Малины, особенно на лягушку с привязанным к спине вареньем и кроликов, делящихся малиной за грибами.Есть ли у вас какие-нибудь слова мудрости для начинающих иллюстраторов?

Это были одни из самых забавных частей в книге. Все было весело, но эта часть была почти вишенкой на вершине. Это небольшие побочные истории, которые на самом деле не являются частью основной истории, но придают ей дополнительную жизнь. Они также предназначены для всех, кто хочет немного больше исследовать рисунки с помощью своего воображения. Хотел бы я сделать их больше, но в то же время я не хотел бы загромождать картину слишком большим количеством побочных идей, чтобы отвлекать.Я думаю, что у меня была идея для этих муравьев, которые крадутся из малины, и вы можете отслеживать их по нескольким страницам, но мне показалось, что дом Малины кишит жуками, и определенно не поддерживал эту историю, поскольку она раздавала варенье, не имея это украдено животными. Но это была забавная идея.

Я новичок в детской книжной иллюстрации и искренне хотел бы погрузиться в нее и узнать о ней больше. Я не уверен, что могу дать какой-то совет, так как сам я новичок в этом.Кажется, что для того, чтобы делать их, нужно получать удовольствие от детских книг, потому что вы определенно можете сказать, какое веселье получает иллюстратор, когда он рисует.

Что ждет Светла Радивева дальше?

С точки зрения работы Я очень рад увидеть, над каким следующим проектом я буду работать после того, как мы закончим анимацию грядущего диснеевского фильма « Рая и последний дракон».

Что касается книги — я очень рад выпуску Malina’s Jam , и я не был уверен, сможет ли он выйти в этом году, учитывая все, что происходит в мире.Поскольку рисование — моя страсть, я с нетерпением жду возможности узнать больше о мире детской книжной иллюстрации, который открыл для меня этот проект, и, надеюсь, однажды я смогу создать еще один.

Об авторе

Светла Радивоева, аниматор персонажей в студии Walt Disney Animation Studios, работала над такими фильмами, как Frozen , Moana и Zootopia. Больше ее работ можно увидеть здесь.

Для детей от 3 до 5 лет

Malina’s Jam выйдет 7 сентября 2020 года!

Прочие книжные статьи

Холодное сердце 2 иллюстрированные книги!

Один-единственный Иван Книга и фильм!

Обзор книжки с картинками Mulan!

PIN ME!
Новая поваренная книга по варенье от

Sqirl прибывает с очень точным сроком в 2020 г.

19 мая был невзрачным вторником.До протестов, перевернувших жизнь американцев после убийства Джорджа Флойда, осталось больше недели; большая часть страны не знала о приближающемся всплеске случаев коронавируса. Я, вероятно, ел тосты, мыл посуду и пил кофе, не выходя из дома, прежде чем позвонить Джессике Кослоу, , основательнице и шеф-повару Sqirl, кафе в Лос-Анджелесе, которое с момента своего основания было любимцем СМИ. с начала 2010-х, вплоть до пары недель назад. «Я думаю, что это настоящий момент, когда всем просто нужно работать с изяществом и работать с сочувствием, понимаете?» — сказала она, размышляя о ненадежности ресторанной жизни.«Нам нужно внимательно посмотреть и действительно попытаться подумать о том, как выглядит будущее, и я знаю, что это сложно, особенно потому, что все новости меняются каждый день».

Мы с Кослоу связались, чтобы поговорить о новой кулинарной книге, The Sqirl Jam Book, , продолжившей этим летом книгу Everything I Want to Eat: Sqirl and the New California Cooking, , которая каталогизировала обычные и дикие блюда. завсегдатаи ресторана Virgil Village. Последняя книга более интимная: отчасти история происхождения (Sqirl началась как линия по выпуску небольших партий джема в 2011 году) и отчасти любовное письмо калифорнийской корзине с фруктами.В разгар пандемии идеи о сохранении — да, малоизвестной шелковицы, но также о личном благополучии и системах питания — поразили меня как резонансные. То же самое и с эстетикой коллажа книги в духе импровизации. (Фотографии и дизайн сделаны креативным директором Sqirl Скоттом Барри; Бетти Халлок, , ранее работавшая в Los Angeles Times, — соавтор.) Кроме того, после всех карантинных шуток про домашнюю закваску, люди, конечно, жаждали чего-то, что можно распространить. наверху.Я написал сквиб о поваренной книге для июльско-августовского выпуска Vanity Fair , который был отправлен в типографию в конце июня. Ко вторым выходным июля Sqirl сразу же оказался в огненной буре в социальных сетях.

Обложка The Sqirl Jam Book. Скотт Барри / Абрамс.

Обвинения, если бы они выстроились в очередь, могли бы образовать очередь на Вирджил-авеню, огибая Марафон-стрит — знакомое зрелище за пределами постоянно загруженного магазина Sqirl. Была фотография, которую невозможно было не заметить, а также отзывы сотрудников, которые вспоминали, что соскабливание слоев формованного джема — это обычная практика.Поговаривали о некачественной кухне; другие писали в Твиттере о джентрификации. Опытные повара и кондитеры, разговаривая с Eater, описали культуру, в которой рецепты и идеи текут без должной фильтрации (хотя другие хвалили Кослоу как благонамеренного и хорошо оплачиваемого менеджера). Наваливалось много вещей: это было весело; это было сногсшибательно; это было запоздалым в индустрии, где чемпионы по звездам, а не коллективным командам. К вечеру пятницы, примерно через шесть дней после первоначального вихря сообщений, Кослоу отнесла своих виноватых на городскую площадь — Instagram — извинившись перед своими клиентами и сотрудниками за серьезные ошибки, а также указала, что, по ее мнению, было неправильным при подсчете. «Признание своих ошибок и столкновение с этой реальностью побудило меня прислушаться и задуматься о том, как я сюда попал, и я искренне верю, что это поможет мне и Sqirl стать лучше и сильнее», — написал Кослоу, пытаясь двигаться вперед.

Абрамс, издатель The Sqirl Jam Book, , тоже настаивал, придерживая дату публикации на этой неделе, хотя пыль все еще кружилась. (Мексиканский шеф-повар Габриэла Камара , как сообщается, вышла из ресторана Onda в Санта-Монике, который она и Кослоу открыли в прошлом году.) Подтекст, все. А как же текст? Что мы думаем о книге, появившейся в трудный период проклятого года?

В каком-то смысле The Sqirl Jam Book сама по себе баночка с кроваво-оранжевым мармеладом Моро, открытая во время метели: портал в более простые и солнечные времена. Еще в мае Барри сказал мне, что они с Кослоу работали над книгой два с половиной года, используя общие листы Google, отслеживая перечень фруктов, которые они хотели запечатлеть в банках и на пленке. «Играть с масштабом было очень весело, потому что в книге было что-то вроде микро и макро», — объяснил он макеты, на которых, скажем, сопоставлены сливы в натуральную величину и портрет Дэвида Карпа, так называемый Fruit. Детектив.Карп, который раньше публиковал еженедельный отчет о фермерском рынке в газете « L.A. Times», теперь работает с Andy’s Orchard, чтобы доставить урожай в Санта-Монику. На противоположной странице — очаровательные оды к его 12 лучшим фруктам, от Flavor King Pluot до зеленой европейской сливы, которую можно найти всего на нескольких фермах. «Если бы Мишлен оценил фрукты, овощи наверняка заслужили бы три звезды:« Стоит особого путешествия », — пишет он.

Книга Sqirl Jam полна таких личностей в мире Кослоу.Уокеры, выращивающие яблоки в шестом поколении в Гратоне, поставляют ей ежегодный урожай любимых Гравенштейнов; британец из соседнего Студио-Сити подсаживает ее горькими севильскими апельсинами. Друг производителя варенья по имени Fumio получает поэтическую дань уважения за свои идиосинкразические, не на этикетке методы, даже если заголовок главы «NSFH — Not Safe For Home» имеет диссонирующую реверберацию с недавними разоблачениями. (Следует отметить, что все рецепты книги были проверены сторонней организацией.)

Аудиокнига недоступна | Слышно.com

  • Evvie Drake: более чем

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее внутри, а Эви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19
.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *