Виктор франкл психолог в концлагере отзывы: «Сказать жизни «Да!» Психолог в концлагере» Виктор Франкл: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-91671-031-1, 978-5-9167-1097-7, 978-5-91671-160-8, 978-5-91671-219-3, 978-5-91671-313-8, 978-5-91671-357-2

Содержание

Виктор Франкл «Сказать жизни «Да!». Психолог в концлагере»

Тот кто знает «зачем» жить, преодолеет почти любое «как»

Статичный человек так устроен, — здесь всегда включается система самосохранения, — психика стремится вычеркнуть самые больные и тяжёлые моменты его жизни. И даже если этот опыт мы потом находим для себя полезным (необходимым для взросления души), — то всё же вытесняем его куда-то в «событийные» глубины своего подсознания так глубоко… Достать это можно только, если хорошо знаком с болью птср-переживания.

Мало кто умеет обращать свою боль (и опыт) в нечто такое, что способно поднять «с колен» многих других.

Виктор Франкл как раз из тех, кого всегда мало. Его жизнь попала на разлом самого тяжёлого времени. И в период с 1942 по 1945гг, — департированный в нацистский концлагерь, — он не только выжил сам, там где выжить было невозможно…

Его экзистенциальная терапия, основанная в том числе на визуализации человеческой воли, помогла уцелеть и не сойти с ума многим другим, — оказавшимся за колючей проволокой этого кромешного ада.

Чем ценна эта книга, — в ней нет деструктива какой бы то ни было идеологии: суть изложения любого медика — это внятно и хладнокровно оценить «анамнез» происходящего.

Чем ценна его терапия, — это новый гуманный подход, позволяющий включать резервы и ресурсы человеческой психики, — и именно она давлеет над всеми поступками и мотивациями даже измотанного и надломленного тела.

Франкл еще накануне войны завершил разработку своей теории о стремлении к смыслу как главной движущей силы поведения и развития личности. И в концлагере она получила беспрецедентную проверку жизнью. Позже он от себя напишет: наибольшие шансы выжить у тех, кто знает ради Чего ему стоит выжить.

В том что выжил он сам (все остальные его родные, разлучённые в лагерях, погибли) сплелись в фатальной нити Случайность и Закономерность. Случайность заключалась в том, — леча других заключённых, он оказался силой инерции этой машины смерти. Закономерность такого выживания носит характер его идейного убеждения: сколь бы много ударов не пришлось терпеть — из этой «битвы» можно выйти Человеком. Сломленным, уставшим, больным и растерзанным. Но Человеком! С цельной личностью и с горьким понимаем смысла происходящего. Человеком, способным на глубокое познание себя и возможность сострадания к другому. Особенно когда твоё профессиональное вмешательство ценно для остальных (менее стойких и выносливых).

Трудно писать на такие книги хладнокровно, внятно и без патетики. Трудно… Потому что жизнь Франкла (основные вехи его биографии) похожи на скромный подвиг. Подвиг, — не ради славы, признания и научных степеней. А ради любви к профессии аналитика и любви к людям, на которых эта аналитика ориентирована и отлажена.

***

«Каждому времени требуется своя психотерапия», — писал он. Франклу удалось нащупать тот особый нерв времени, который требовал решения тех специфических и тяжёлых запросов, которые объективно вышли на поверхность у измотанного страданиями социума.

«Упрямство духа» — это суть его экзистенции. И особая формула выживания там, — где многими были потеряны все смыслы и привычные гуманные ориентиры.

В своих трудах Франкл в контексте грамотной аналитики виртуозно разделяет «аспекты» души и духа (и здесь речь идёт безусловно не только о метафизике или теологии как таковых). -Хотя бы потому, что духовность не исчерпывается религиозностью: ибо глубокий аналитик способен помочь каждому.

***

Первый вариант книги «Психолог в концлагере» был надиктован им за 9 дней, вскоре после освобождения, и вышел в 1946 году анонимно, без указания авторства. Первоначально автор хотел печататься анонимно, — только под своим лагерным номером 119104. Франклу было мучительно больно обнажать личные переживания. Позже его стали убеждать в том, что анонимность обесценивает публикацию, а открытое авторство, наоборот, повышает её идейную ценность. И он, переборов страх собственного раскрытия, набрался мужества ради дела подписаться собственным именем.

***

И здесь стоит отметить, — книга оказалась в определенном смысле не чувствительна к пристрастиям интеллектуальной моды.

5 раз она объявлялась «книгой года» в США. За 30 с лишним лет она выдержала несколько десятков изданий общим тиражом свыше 9 миллионов экземпляров. Когда же в начале 1990-х годов в США по заказу библиотеки Конгресса проводился общенациональный опрос с целью выяснить, какие книги сильнее всего повлияли на жизнь людей, американское издание книги Франкла вошло в первую десятку. И сейчас, перечитывая её и слыша отзывы других (тех, кто по субъективным причинам оказался в очень травматических связках и склейках) — я могу именно от себя скромно резюмировать: это Классика. Причём не только психологии как таковой. Всё, о чём говорит Франкл, написано таким человечным и понятным языком, — он будет понятен каждому взрослому и много пережившему человеку.

***

Когда Франкл писал свои воспоминания, перед ним не единожды становился вопрос именно Мотивации изложения подобного материала. И, соб-но, главное для него — было отразить переживания тех, кто оказался «изнутри». Его воспоминания аутентичны в первую очередь с той точки зрения, — сколь много «маленький человек» может вынести, выстрадать, выплакать и вывернуть себя наизнанку… И всё равно остаться тем, кто пойдёт дальше на маленький огонёк слабой надежды, — постепенно выйдя за пределы своих собственных эмоциональных возможностей. Автор написал о бесконечных «малых» мучениях, которые заключённый испытывал каждый день. О том, как эта мучительная лагерная повседневность отражалась на душевном состоянии обычного среднего заключённого. И это не героический эпик о гибели мучеников, — а скорее вязкие будни незаметных, безвестных жертв концлагерей и масса тихих, незаметных смертей…

***

Здесь нет сентиментального флёра и мрачного романтизма, — которыми давно принято спекулировать во всех жанрах подобной тематики. То, о чём рассказывает читателю Франкл, — это особая серая проза тех мест, в которых он сам изо дня в день скромно и усердно боролся «просто» за сохранение своей жизни. И то была борьба всех против всех. Холодно и методично он вспоминает об очередной «селекции» ослабевших, обессиленных, неработоспособных… Каждый делал всё возможное, чтобы не оказаться в таком вагоне… Обезличенные номера в списке к отправке поездов в крематории, газовые камеры, места массовых убийств…

***

И холодным лезвием пронзает насквозь его пронзительное и хлёсткое: «Но мы, вернувшиеся, знаем и можем с полной уверенностью сказать: лучшие не вернулись!»

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

… 6 сигарет. Когда же я стал обладателем 12 сигарет, то почувствовал себя богачом. Ведь 12 сигарет — это 12 порций супа, это уже почти спасение от голодной смерти, отсрочка ее по крайней мере на две недели! Позволить себе роскошь курить сигареты мог только капо. Особое усердие вознаграждалось сигаретой. (… ) Когда мы видели, что наш товарищ вдруг закурил до того бережно хранимую им сигарету, мы знали — он уже полностью отчаялся, он не верит, что выживет, да и не имеет на это шансов. И обычно так и случалось. Люди, почувствовавшие близость своего смертного часа, решали напоследок получить каплю хоть какой-то радости…

***

Душевная жизнь заключённого. Эти откровения Франкла носят характер скорее не объяснения происходящих психических реакций (хотя он сам хотел отразить именно их), — это больше похоже на возможность для понимания того, что понять очень сложно…

И отрешённая дистанция (необходимая в профессии аналитика) того, кто сам скромно жил под номером, — она как бы накладывает на основной текст «кристаллы» переживаний других. Работая на изматывающих стройках и пытаясь выжить, автор во многих местах набирается мужества говорить и о личных переживаниях. Хотя и стремится изначально лишь объективно отразить нерв других обезличенных «номеров». — Патопсихология и «война нервов». Синдром «колючей проволоки»… Это тот страшный человеческий материал, который принято кратко обозначить как «переживания заключённых концлагерей».

***

Шок прибытия в лагерь (который порой предваряет само прибытие), — по словам Франкла им казалось, что их везут «на какое-то военное предприятие, где их заставят работать»…

Панический ужас от прибытия, рассеянный в сером утреннем свете с бредущими куда-то обезличенными серыми фигурами… Бесконечная сетка колючей проволоки, вышки и прожекторы.

… Входить в великий ужас… Свыкаться с ним… Последний крик убиваемого… Как постоянный крик человека, которого всё время убивают… -У человеческой психики свои пределы и понимание происходящего. Франкл по приезде в лагерь увидел в этом всём образ виселицы… Это было мгновенное помрачение (как сон наяву) — а быть может, именно мобилизация многих процессов его подсознания…

PS Я не хочу заканчивать этот отзыв на депрессивной ноте. Хотя бы потому, — мотивация написания этой книги: Помочь другим собрать себя заново… Даже когда собирать уже не из чего… Но тёплая волна авторской надежды, — и беззаговорочный глубокий опыт в его профессии, — даёт право на новое ощущение завтрашнего дня (даже если для кого-то это самое завтра на время утеряно).

PPS Мои личные рекомендации, — это именно тот золотой фонд классики, ориентированный изначально для широкого круга взрослого мотивированного читателя. Очень сильная вещь. Десять из Десяти.

Книга «Сказать жизни „Да!“. Психолог в концлагере», Виктор Франкл

Психолог Виктор Франкл прошёл нацисткий концлагер. Чтобы придать мучениям смысл, он поставил себе цель — задокументировать наблюдения с точки зрения психологии. У него получилось: он выжил, написал книгу о своём опыте и даже основал новое направление в психоанализе.

Видел много хороших отзывов о книге, «последней каплей» стала рекомендация Тима Феррисса. С помощью этой книги Тим хотел показать как важно иметь цель.

Записал, что запомнил из книги.


Виктор выводит три этапа для заключенного — приезд, пребывание, освобождение.

Приезд в концлагерь

Порядок прибывания чётко настроен. Первыми встречают капо — надсмотрщики из числа заключенных. По началу вежливые все, даже СС. Приезжающие заключенные ничего не понимают и надеятся на лучшее. Заключенные привозят с собой ценности, которые оседают у надзирателей.

Сигареты были валютой, 12 сигарет — целое богатство. Это же 12 обедов и возможность отсрочить голодную смерть. Поэтому курить сигареты могли себе позволить только капо и те, кто уже отчаялся, сдался. Чтобы получить перед смертью последнее удовольствие.

Пребывание в концлагере

Наступает апатия, чувства притупляются. На глазах людей бьют, люди умирают.
Постепенно насмотренность позволяет определять кто умрёт следующим.

Капо лютуют и зверствуют. Жирные, лоснящиеся рожи выделяются на контрасте с кожей-да-кости у заключенных.

Продуктовый ананизм: заключенные обсуждали что они съедят, когда выйдут на свободу. Рацион составлял 300 гр хлеба и тарелку супа. Чувство голода было постоянным. Ноги опухали от голода и мороза. Кожа иссушалась и натягивалась так, что коленки не сгибались.

Когда формировали списки для отправки «в другой лагерь», никто не хотел в них попасть.

В экстремальные условиях тело ведёт себя экстремально: никаких простуд или заражений крове, можно не умываться и носить одну рубашку, пока она не истлеет; спать, когда храпят на ухо.

Если на здании написано «Баня» — это может быть либо баня, либо крематорий.

Выключается сентиментальность. Заключенный сосредотачивает на выживании. Всё другое — к чёрту.

Разговоры либо о политике (как спасение тела), либо о религии (как спасение души).

Медитации и внутренние диалоги с любимыми. Только любовь помогает помнить о цели и стараться выжить.

Всё относительно. Люди, ехавшие двое суток в переполненном поезде, среди трупов и говна, могут стоять всю ночь под дождём на плацу и радоваться, что в новом лагере нет дымящейся трубы крематория, а, следовательно — газовой камеры.

Виктор много раз мог умереть. Но каждый раз он [случайно] выбирал нужную тропу.

Чтобы заслужить расположение особо жестокого капо, Виктор аплодировал стоя за его бездарные стихи.

Люди без цели умирали. Те, кто ставил себе конкретный срок — «в марте мы уже выйдем» — умирали 31 марта, когда освобождение не наступало, организм сдавался.

Чтобы переживать эти страдания, нужна цель. Чтобы придать им смысл.

Кто-то думал о тех, кто его ждёт на свободе, другие — о незаконченных проектах.

Почему надсмотрщики и стражники были такими жестокими. Во-первых, многие из них были в клиническом смысле садистами — их специально отбирали, чтобы формировать особо жестокие команды. Более жестокими, чем СС, были капо — надсмотрщики из числа заключенных. Они отупели от многолетнего наблюдения за жестокостью, у них атрофировались чувства.

С другой стороны, и среди охраны встречалось человечность. Начальник лагеря втайне покупал лекарства для заключенных, а один охранник незаметно передал кусок хлеба. А вот староста лагеря (из числа заключенных) мог быть крайне жестоким и издеваться над заключенными.

Есть люди плохие и люди хорошие. Эти два типа равномерно распределены на все группы людей и ни одна из групп не состоит только из хороших людей, или только из плохих.

Освобождение

После освобождения надо было учиться радоваться заново, в первый день не получалось. Настолько привыкли к жестокости, что трудно сдерживать позывы излить жестокость. Просто из объекта жестокости стали субъектами.

Виктор Франкл — Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере

Виктор Франкл

Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере

Редактор Д. Леонтьев

Руководитель проекта И. Серёгина

Технический редактор Н. Лисицына

Корректор О. Галкин

Верстальщик Е. Сенцова

Дизайнер обложки С. Прокофьева

© 1984 Viktor E. Frankl Published by arrangement with the Estate of Viktor E. Frankl.

© Издательство «Смысл», перевод на русский язык, 2004

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Альпина нон-фикшн», 2009

© Электронное издание. ООО «Альпина Паблишер», 2012

Все права защищены. Никакая часть электронного экземпляра этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Упрямство духа

Эта книга принадлежит к числу немногих величайших человеческих творений.

Карл Ясперс

Блажен, кто посетил сей мир

В его минуты роковые,

Его призвали всеблагие

Как собеседника на пир.

Ф.И. Тютчев

Перед вами великая книга великого человека.

Ее автор – не просто выдающийся ученый, хотя это так: по числу почетных ученых степеней, присужденных ему разными университетами мира, ему нет равных среди психологов и психиатров. Он не просто мировая знаменитость, хотя и с этим спорить трудно: 31 его книга переведена на несколько десятков языков, он объехал весь мир, и встречи с ним искали многие выдающиеся люди и сильные мира сего – от таких выдающихся философов, как Карл Ясперс и Мартин Хайдеггер, и до политических и религиозных лидеров, включая Папу Павла VI и Хиллари Клинтон. Не прошло и десятилетия после смерти Виктора Франкла, но мало кто станет оспаривать, что он оказался одним из величайших духовных учителей человечества в XX веке. Он не только построил психологическую теорию смысла и основанную на ней философию человека, он раскрыл глаза миллионам людей на возможности открыть смысл в собственной жизни.

Актуальность идей Виктора Франкла определяется уникальной встречей масштабной личности с обстоятельствами места, времени и образа действия, которые придали этим идеям столь громкий резонанс. Он умудрился прожить немало, и даты его жизни – 1905–1997 гг. – вобрали в себя XX век почти без остатка. Почти всю свою жизнь он прожил в Вене – в самом центре Европы, почти что в эпицентре нескольких революций и двух мировых войн и поблизости от линии фронта сорокалетней холодной войны. Он пережил их все, пережил в обоих смыслах этого слова, – не только оставшись в живых, но и претворив свои переживания в книги и публичные лекции. Виктор Франкл испытал на себе весь трагизм столетия.

Почти посередине через его жизнь проходит разлом, обозначенный датами 1942–1945. Это годы пребывания Франкла в нацистских концлагерях, нечеловеческого существования с мизерной вероятностью остаться в живых. Почти любой, кому посчастливилось выжить, счел бы наивысшим счастьем вычеркнуть эти годы из жизни и забыть их как страшный сон. Но Франкл еще накануне войны в основном завершил разработку своей теории стремления к смыслу как главной движущей силы поведения и развития личности. И в концлагере эта теория получила беспрецедентную проверку жизнью и подтверждение – наибольшие шансы выжить, по наблюдениям Франкла, имели не те, кто отличался наиболее крепким здоровьем, а те, кто отличался наиболее крепким духом, кто имел смысл, ради которого жить. Мало кого можно вспомнить в истории человечества, кто заплатил столь высокую цену за свои убеждения и чьи воззрения подверглись такой жестокой проверке. Виктор Франкл стоит в одном ряду с Сократом и Джордано Бруно, принявшим смерть за истину. Он тоже имел возможность избежать такой участи. Незадолго до ареста ему удалось, как и некоторым другим высококлассным профессионалам, получить визу на въезд в США, однако после долгих колебаний он решил остаться, чтобы поддержать своих престарелых родителей, у которых шанса уехать с ним не было.

У самого Франкла было ради чего жить: в концлагерь он взял с собой рукопись книги с первым вариантом учения о смысле, и его заботой было сначала попытаться сохранить ее, а затем, когда это не удалось, – восстановить утраченный текст. Кроме того, до самого освобождения он надеялся увидеть в живых свою жену, с которой он был разлучен в лагере, но этой надежде не суждено было сбыться – жена погибла, как и практически все его близкие. В том, что он сам выжил, сошлись и случайность, и закономерность. Случайность – что он не попал ни в одну из команд, направлявшихся на смерть, направлявшихся не по какой-то конкретной причине, а просто потому, что машину смерти нужно было кем-то питать. Закономерность – что он прошел через все это, сохранив себя, свою личность, свое «упрямство духа», как он называет способность человека не поддаваться, не ломаться под ударами, обрушивающимися на тело и душу.

Выйдя в сорок пятом на свободу и узнав, что вся его семья погибла в горниле мировой войны, он не сломался и не ожесточился. В течение пяти лет он выпустил дюжину книг, в которых изложил свое уникальное философское учение, психологическую теорию личности и психотерапевтическую методологию, основанные на идее стремления человека к смыслу. Стремление к смыслу помогает человеку выжить, и оно же приводит к решению уйти из жизни, оно помогает вынести нечеловеческие условия концлагеря и выдержать тяжелое испытание славой, богатством и почетом. Виктор Франкл прошел и те, и другие испытания и остался Человеком с большой буквы, проверив на себе действенность собственной теории и доказав, что в человека стоит верить. «Каждому времени требуется своя психотерапия», – писал он. Ему удалось нащупать тот нерв времени, тот запрос людей, который не находил ответа, – проблему смысла, – и на основе своего жизненного опыта найти простые, но вместе с тем жесткие и убедительные слова о главном. У этого человека – редкий случай! – и хочется, и есть чему поучиться в наше время всеобщей относительности, неуважения к знаниям и равнодушия к авторитетам.

«Упрямство духа» – это его собственная формула. Дух упрям, вопреки страданиям, которые может испытывать тело, вопреки разладу, который может испытывать душа. Франкл ощутимо религиозен, но он избегает говорить об этом прямо, потому что он убежден: психолог и психотерапевт должны суметь понять любого человека и помочь ему вне зависимости от его веры или отсутствия таковой. Духовность не исчерпывается религиозностью. «В конце концов, – говорил он в своей московской лекции, – Богу, если он есть, важнее, хороший ли Вы человек, чем то, верите Вы в него или нет».

Первый вариант книги «Психолог в концлагере», составившей основу данного издания, был надиктован им за 9 дней, вскоре после освобождения, и вышел в 1946 году анонимно, без указания авторства. Первый трехтысячный тираж был распродан, но второе издание продавалось очень медленно. Гораздо больший успех имела эта книга в Соединенных Штатах; первое ее английское издание появилось в 1959 году с предисловием авторитетнейшего Гордона Олпорта, роль которого в международном признании Франкла чрезвычайно велика. Эта книга оказалась нечувствительна к капризам интеллектуальной моды. Пять раз она объявлялась «книгой года» в США. За 30 с лишним лет она выдержала несколько десятков изданий общим тиражом свыше 9 миллионов экземпляров. Когда же в начале 1990-х годов в США по заказу библиотеки Конгресса проводился общенациональный опрос с целью выяснить, какие книги сильнее всего повлияли на жизнь людей, американское издание книги Франкла, которую Вы держите в руках, вошло в первую десятку!

Новое, наиболее полное немецкое издание главной книги Франкла под названием «И все же сказать жизни «Да»» вышло в 1977 году и с тех пор постоянно переиздается. В нее была включена также философская пьеса Франкла «Синхронизация в Биркенвальде» – до этого она была опубликована только раз, в 1948 году, в литературном журнале под псевдонимом «Габриэль Лион». В этой пьесе Франкл находит иную, художественную форму для выражения своих главных, философских идей – причем отнюдь не только в словах, которые произносит заключенный Франц, alter ego самого Франкла, но и в структуре сценического действия. С этого издания и сделан данный перевод. На русском языке ранее выходили сокращенные варианты повествования Франкла о концлагере, сделанные по другим изданиям. Полный его вариант публикуется на русском языке впервые.

В конце жизни Франкл дважды побывал в Москве, выступал в Московском университете. Он встретил чрезвычайно горячий прием. Его мысли легли на благодатную почву, и сегодня Франкл воспринимается в России скорее как свой, а не как чужестранец. Столь же теплый прием получили выходившие у нас ранее книги Франкла. Есть все основания надеяться, что и этому изданию суждена долгая жизнь.

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?


Эта книга стоит меньше чем чашка кофе!
УЗНАТЬ ЦЕНУ

“Сказать жизни ДА!” или записки Виктора Франкла из концлагеря | by Alena Drozd

Когда видишь такое название книги, сразу начинаешь вспоминать известный в своё время фильм с Джимом Керри в главной роли и его решение всегда говорить “да”.

Но нет, не пугайтесь, никто вам не расскажет, как надо тратить свою энергию на всю фигню вокруг и просто заполнять свой день чем угодно вместо того, чтобы разобраться в себе. Эта книга о философии выживания в условиях, когда того самого выживания уже и не хочется.

Виктор Франкл — психиатр, психолог и невролог. Во многих источниках написано, что он ещё и философ. Его называют создателем логотерапии — экзистенциального психоанализа. Кстати, об этом у него тоже есть отдельная книга.

Ещё накануне войны он завершил разработку своей теории стремления к смыслу как главной движущей силы поведения и развития личности. И у него получилось её проверить в течение нескольких лет, начиная с 1942-го в Освенциме (в книге — Аушвиц) (и тут ваши глаза должны наполниться слезами).

Свою книгу “Сказать жизни ДА!” он разделил на несколько частей: начиная от поступления в лагерь и заканчивая растерянностью при освобождении. В каждом разделе он описывал эмоциональное состояние “номеров” (во избежание трактовки его книги как автобиографии автор предлагает абстрагироваться от имён и следить за жизнью порядковых номеров, а не определённых людей).

Я сейчас кратко пройдусь по каждой из частей и процитирую основные мысли из философии автора, которую он считает спасительной в трудных жизненных ситуациях.

Фаза первая: прибытие в лагерь

Психиатрам известна картина так называемого бреда помилования, когда приговорённый к смерти буквально перед казнью начинает, в полном безумии, верить, что в самый последний момент его помилуют.

Вспомнилось про “Надежда умирает последней”? Не могу сказать, что это какое-то революционное открытие в мире психиатрии. Мы с таким бредом сталкиваемся каждый день, когда верим в жизненный баланс и белые полосы. Вывод — этой когнитивной ошибке сотни лет и в экстренных ситуациях такое поведение проявляется сильнее всего.

Вот теперь я окончательно усвоил, как обстоят дела, и со мной происходит то, что можно назвать пиком первой фазы психологических реакций: я подвожу черту под всей своей прошлой жизнью.

Многим из нас знакома рефлексия. Особенно когда жизнь разворачивается на 180 градусов. Минута осознания, что никогда уже не будет как прежде, была в жизни каждого. А в ситуации, в которой оказался автор, она наиболее болезненна.

В этот промежуток времени у всех заключённых пришло осознание того, что у них уже совсем ничего не осталось: ни вещей, ни родных рядом, ни даже собственных волос, т.к. их полностью сбрили. В этот момент нужно было начинать учиться жить в предоставленных условиях.

В этом же разделе автор немного рассказывает о неадекватных реакциях людей в экстремальных ситуациях: чёрный юмор, истерический смех, иррациональных поступки. Главный вывод — это нормально.

Чем нормальнее человек, тем естесственнее для него аномальная реакция, если он попадает в аномальную ситуацию, к примеру, будучи помещён в психиатрическую лечебницу.

Фаза вторая: жизнь в лагере

Апатия, внутренне отупение, безразличие — эти проявления второй фазы психологических реакций заключённого делали его менее чувствительным к ежедневным, ежечасным побоям.

Когда-то в своё время на приёмах у психотерапевта я говорила: “Со мной всё нормально, у меня нет никаких эмоций, всё идёт своим путём”. А в ответ получала данные о механизмах самозащиты нашего организма, потому что некоторые события нам переживать больно. Так к чему я это? В моём случае это было просто нежеланием пропускать через себя некоторые жизненные ситуации, а в их случае это было необходимым условием выживания. Сравнила, да?

Виктор Франкл рассказывает нам о том, что в тот период они все напрочь забыли о сентиментальности, начали больше уходить в себя, т.к. мир духовного богатства и внутренней свободы помогал более лёгкому возвращению в суровую реальность, и единственное, чем они могли обладать, это воспоминаниями и образами любимых людей. Да, да, автор делает огромный акцент на то, как важно в трудные минуты понимать, что тебя кто-то ждёт и любит.

В конечном счёте выясняется: то, что происходит внутри человека, то, что лагерь из него якобы “делает”, — результат внутреннего решения самого человека.

Ну, тут не поспоришь. Мы любим обвинять других людей в наших душевных раздраях. Мы избавляемся от этих людей в надежде, что всё изменится. Но ничего не изменится, потому что это наши решения. Мы сами выбираем кем быть и как себя вести в той или иной ситуации.

Также в этой главе вы найдёте огромное количество рассуждений на тему страданий. Автор считает, что без страданий и смерти наше бытие не было бы цельным, и каждое переживание имеет смысл.

После того как нам открылся смысл страданий мы перестали преуменьшать, приукрашивать их, т.е. “вытеснять” их и скрывать их от себя, например, путём дешёвого навязчивого оптимизма.

Главной идеей этого раздела, а, может быть, даже книги является важность наличия цели в жизни человека в какой бы ситуации он не оказался. Именно она, по словам автора, помогает жить и видеть в своей жизни какой-то смысл, давать надежду и наполнять волей.

Для того, кто знает, какая связь существует между душевным состоянием человека и иммунитетом организма, достаточно ясно, какие фатальные последствия может иметь утрата воли к жизни и надежды.

Я не тот человек, который считает, что ваша жизнерадостность и наличие цели в жизни отпугнут вирусы и всякие генетические предрасположенности к тем или иным заболеваниям, но мне известно, что такое психосоматика и какую роль она играет в нашей жизни.

Почему все головные боли и расстройства желудка случаются в те моменты, когда мы не можем принять решение? Или почему в важные и ответственные дни обязательно повышается температура или болит горло? И почему нам легче, когда мы порыдаем от души? Возможно, есть более научное объяснение всем этим процессам, но, на мой взгляд, эта идея тоже имеет право на жизнь.

Так что же такое человек? Это существо, которое всегда решает, кто он. Это существо, которое изобрело газовые камеры. Но это и существо, которое шло в эти камеры, гордо выпрямившись, с молитвой на устах.

Фаза третья: освобождение

Этот раздел занял всего пару страниц. Виктор Франкл смог вместить в эти несколько абзацев текста весь тот ступор, который чувствовали заключённые после освобождения, а также возвращение их эмоций, в том числе и разочарование.

Так откуда же разочарование? Автор писал о важности образа любимых и цели в жизни. А что происходит с человеком, когда любимых уже нет? Или нет возможности идти к цели? Нужно учиться жить заново, искать другие цели, другой смысл. И очень многие не находили силы сделать это ещё раз.

Но есть и те, кто, например, писали книги или становились прекраснейшими учёными.

Заканчивается книга небольшой пьесой “Синхронизация в Биркенвальде”, в которой отражены все идеи, описанные психологом ранее. В качестве главных героев в ней выступают Спиноза, Сократ и Кант, которые решают устроить для людей жизнь в театре.

То нереальное, которое искусство преподносит людям, подчас бывает ближе к истине, чем их человеческая реальность.

Во время всего жизненного спектакля философы обсуждают нашу человеческую жизнь, порываются вернуться к людям и всё объяснить и горюют, что мы так ничего и не поняли.

Пока они не читают философские книги, они буду оплачивать свои философские заблуждения страданием и кровью, нуждой и смертью.

Немного сурово, если честно. Но Сократ такой Сократ.

Итак, что же я думаю по поводу этой книги? Огромное количество положительных отзывов в интернете готовило меня к чему-то, что должно тронуть меня за все струнки души и заставить просто восторженно охать и ахать. Но нет. В книге нет такого. Есть описание эмоциональных переживаний человека на разных стадиях заключения, есть ода любви и цели в жизни, но если вы хоть немного читаете другие книги по философии и психологии, то ничего революционного для себя вы не откроете.

Ещё хочу предупредить особо эмоциональных личностей, что в книге присутсвуют сцены насилия, подробные рассказы про газовые камеры и много-много апатии. Так что, как говорится, 16+.

Виктора Франкла я продолжу изучать. Мне всё же интересна его логотерапия. Но это будет совсем другая история.

Спринт / Психолог в концлагере / Рассказываем о ключевых идеях великой книги «Человек в поисках смысла»

Краткое описание:

Книга «Психолог в концлагере» (книга много раз переиздавалась, в том числе с названиями «Человек в поисках смысла» и «И все же сказать жизни «Да») была впервые издана в 1946 году, через год после освобождения её автора, австрийского психолога Виктора Франкла, из концлагеря. Со временем книга стала всемирно известной, а Виктор Франкл прославился как создатель логотерапии — направления психологии, которое помогает человеку найти смысл жизни. Виктор Франкл оказал огромное влияние на послевоенную философию и психологию и отголоски его идей можно найти в работах таких авторов, как Абрахам Маслоу, Мартин Селигман и даже Стивен Кови.

В книге «Психолог в концлагере» Виктор Франкл рассказал о своей жизни заключённого нацистского концлагеря. Но основная тема его книги не ужасы концлагерей, а психология заключённого в её динамике. Виктор Франкл описывает, почему одни заключённые ломались, а другие в тех же условиях сохраняли непоколебимую силу духа.

Работа Виктора Франкла — книга, которую должен прочесть каждый. В этом спринте мы расскажем о ключевых её идеях.

Для кого?

— для тех, кто ощущает упадок душевных сил, страдает от депрессии и хочет найти смысл жизни;
— для всех, кто интересуется психологией и саморазвитием.

Почему надо прочесть?

Чтобы узнать, как человеческий дух может преодолевать нечеловеческие условия.

Кто автор книги?

Виктор Франкл (1905 — 1997) — всемирно известный психиатр, психолог, невролог. Во время Второй Мировой войны прошёл через ужасы концлагерей, в которых потерял почти всю семью. После войны этот опыт помог ему создать собственный метод психотерапии, который заключается в нахождении смысла во всех проявлениях жизни.

Автор спринтаАнна Байбакова

Главный редактор проекта, имеет высшее экономическое образование, специальность — мировая экономика.

Несколько лет проработала в одном из крупнейших российских банков, занимаясь анализом бизнеса и кредитоспособности крупных компаний, структурированием сделок и взаимодействием с клиентами.
Однако истинное призвание нашла в том, чтобы искать полезные идеи и делиться ими в простой и доступной форме.

Показать весь текст

Виктор Франкл «Сказать жизни «Да!». Психолог в концлагере.»: annaostrov — LiveJournal

Немного истории:

Виктор Франкл видел в ней документ, свидетельствующий о человеческих возможностях в экстремальных условиях, и хотел опубликовать ее анонимно.

Вероятный успех этой книги не льстил его честолюбию и, как он считал, не украсил бы его. А провал, напротив, мог нанести ущерб его репутации психиатра. Франкл решил опубликовать ее анонимно, чтобы иметь возможность позволить себе быть полностью откровенным. Книга была уже отправлена в печать, когда друзья уговорили его взять на себя ответственность за ее содержание, подписавшись собственным именем. Однако обложка уже была готова, поэтому книга так и вышла без имени автора. Первое издание было выпущено в издательстве «Юность и народ» под названием «Психолог в концентрационном лагере». Продавалась книга тяжело. Тем не менее, в 1947 г. ее издали вторично. По рекомендации Гордона Олпорта, гарвардского психолога, она была переведена на английский язык и вышла в 1959 г. в издательстве «Beacon Press» в Бостоне под названием «From Death Camp to Existentialism». Успех книги был огромен. Так, в 1961 году вышло уже четвертое издание, а в 1962 году то же издательство выпустило книгу еще раз, изменив название на «Man’s Search for Meaning». К 1966 г. эта работа Франкла выдержала шесть изданий. За шесть лет книга была переиздана 14 раз. Эту книгу ждал оглушительный успех. По данным на 1995 г., суммарный тираж только английского издания, не считая переводов на 25 языков, превысил 9 миллионов экземпляров. В немецкоязычных изданиях книга постоянно переиздается высокими тиражами под новым названием «Сказать жизни Да».

Высокую оценку книге Франкла дал Карл Ясперс, назвав ее «document human» и высказав мнение, что этот документ принадлежит к числу немногих великих книг человечества. Очень хвалил книгу Мартин Хайдеггер, который считал ее лучшим, что написал Франкл. Габриель Марсель даже написал предисловие для французского издания.

В этой книге для Франкла сама по себе лагерная жизнь, все ее обстоятельства отходят на задний план, событийный ряд играет второстепенную роль.

Автор никого не обвиняет, ни к чему не призывает, а сосредоточивается на проблеме переживания и совладения с невыносимым, показывает, на что человек способен, в том числе и в ситуации невозможности, когда, казалось бы, ничего нельзя сделать. Книга посвящена тому, что Франкл потом назвал «упрямством духа» – духовной силе, позволяющей найти смысл, обрести свою ответственность и осуществить в определенных пределах свою свободу.

Неcколько отзывов читателей:

Если хочешь снова захотеть жить..

Бакулина Иоанна-Мария (Пермь, 21 год)

Эту книгу Франкла хочется поместить в сердце и идти с ней по жизни. Для меня она о том, что человек может всё. Даже перенести тот ад, который испытали тысячи людей, попавшие в концлагеря. Она о том, что мы каждый день выбираем: выбираем жизнь, выбираем добро, выбираем силу духа.

Читать каждому!

Ольга (36 лет) 

Книга бесценная!
Такие книги надо заносить в списки изучаемой литературы!
Хотя, может и не каждый поймет ее глубину. Наверное, нужен уже какой-то жизненный опыт, опыт событий, переживаний.
Я точно буду ее перечитывать. особенно в трудные моменты.

В какие-то моменты даже стыдно становилось от того, что мы ноем из-за каких-то проблем, которые на фоне того, что переживали наши дедушки и бабушки, смотрятся просто ничтожно.

Такая литература нужна, чтобы учиться жить. Жить достойно!

Великая книга великого человека!,

Шичкина Таисия (Волгоград) 

Для меня жизнь и творчество Виктора Франкла является путеводным лучом. Несмотря на реалии современной жизни, я могу положиться на его проверенные концлагерем выводы о людях и смысле жизни:
— «доброго человека можно встретить везде…»,
— «человек должен быть направлен на какую-то цель в будущем, помнить о том, что его ждет жизнь…»,
— «можно заключить, что на свете есть только две «расы» людей, только две! — люди порядочные и люди непорядочные.»
и т.д.
Прочтите!

Автор: Снежана Замалиева
http://www.zamalieva.com/

Эссе на тему: «В.Франкл «Сказать жизни «Да». Психолог в концлагере»

У каждого времени свои неврозы — и каждому времени требуется своя психотерапия. Сегодня мы, по сути, имеем дело уже с фрустрацией не сексуальных потребностей, как во времена Фрейда, а с фрустрацией потребностей экзистенциальных. Сегодняшний пациент уже не столько страдает от чувства неполноценности, как во времена Адлера, сколько от глубинного чувства утраты смысла, которое соединено с ощущением пустоты, — поэтому я и говорю об экзистенциальном вакууме .В. Франкл
Есть ли в жизни человека смысл? Как правило, мы не задумываемся над этим, пока не столкнемся с кризисной ситуацией. Когда судьба ставит нас перед сложным выбором, мы начинаем поиски правильного выбора. Мы пытаемся дать жизни ответ. И индивидуально, и как группа, и как сообщество, причем каждый момент. Снова и снова. под влиянием разных эмоций.
Человек, помимо телесных и психических мотивационных сил, движим по жизни еще четырьмя основными духовно-экзистенциальными мотивами. В качестве самой глубокой мотивации В. Франкл обозначает потребность в смысле. Смысл жизни не существует как нечто общее, одинаковое для всех людей. Можно даже сказать, что универсальный смысл жизни – это утопия. Каждый человек имеет собственное призвание или миссию, которая требует специфической возможности ее выполнения. По В. Франклу смысл жизни находится вне самого человека, и цель каждого – его найти
Книга В. Франкла «Сказать жизни «ДА!» повествует о том, как мы можем перенести самые тяжелые страдания. Учёный с мировым именем рассказывает о том, благодаря чему выжили узники концлагерей — и о том, как найти ответ на вопрос «В чём смысл жизни».
Как выяснилось, даже в самых экстремальных ситуациях человек находит способы придать смысл своей жизни. Позднее из своего опыта и наблюдений Виктор Франкл создал собственную, признанную современным научным сообществом, терапию — логотератию. С её помощью он помогал своим пациентам преодолеть депрессии и панические атаки.
Концепция Франкла о том, чтобы поставить экзистенциальные вопросы в центр психологии. Сегодня логотерапия Виктора Франкла, когда-то только «мужественный бунт одного психиатра против парадигм, которые доминировали в психологическом теоретизировании» заняла свое достойное место в научном сообществе.
Как человек может познать смысл своей жизни? Есть он действительно или это утопия, попытка рационализировать бытие? Проанализировав смысл слов В. Франкла о том, что «дело не в том, что мы ждем от жизни, а в том чего она ждет от нас». Таким образом, мы начинаем осознавать феномен личной ответственности. Из этого следует, что мы не должны задавать вопрос о смысле жизни вовне, он обращен лично к нам и ответить на него мы можем только сами, решив задачи и проблемы, которые ставит перед нами жизнь.
С его общей структурой определения состояния человека подход В. Франкла остается эмпирически проверенным «последним призывом к действию», основанным на философии, истории, знаниях и исследованиях во всех гуманитарных областях.
Понимание людей с их трехмерными…

Обзор «Человек в поисках смысла» | Шарат Патил

Я впервые прочитал книгу Виктора Э. Франкеля «Человек в поисках смысла » несколько лет назад, когда учился в колледже. Мой профессор назначил книгу для семинара и предварял наше изучение работ Франкла, говоря, что эту книгу нужно пересматривать каждые пару лет. В 19 лет я нашел эту книгу впечатляющей. Итак, я решил вернуться к этой книге, будучи аспирантом.

Виктор Франкл был австрийским еврейским психиатром, который первым изобрел логотерапию, форму экзистенциального анализа, направленную на поиск смысла жизни.

Накануне Второй мировой войны посольство США в Вене предложило Франклу визу для переезда в Соединенные Штаты, но он отказался от этой возможности, чтобы позаботиться о своих родителях.

В 1944 году Франкла перевезли в концлагерь Освенцим (и другие последующие лагеря), где он пережил мучительный и невыразимый опыт. В 1945 году лагерь Франкла был освобожден американскими солдатами, и Франкл вернулся в свою родную Вену, где он занялся новаторскими исследованиями в области логотерапии и получил международную известность благодаря своим учениям о поиске смысла жизни.

Виктор Франкл Фотография из Huffington Post

Человек в поисках смысла состоит из двух частей: первая половина обсуждает опыт Франкла в концентрационных лагерях, а вторая половина состоит из универсально применимых уроков, извлеченных из борьбы Фрэнка.

Книга — настоящее сокровище. Таких явных, исчерпывающих и абсолютно честных рассказов о жизни в концентрационных лагерях очень мало. Описание Франкл эмоциональной, духовной и социальной динамики своего опыта, а также опыта других заключенных чрезвычайно уничижительно и красиво.

«Мысль о самоубийстве, — вспоминает он, — волновала почти всех, хотя бы на короткое время. Это было порождено безнадежностью ситуации, постоянной угрозой смерти, нависшей над нами ежедневно и ежечасно, и близостью смертей многих других ». [1]

Между тем, во второй половине Франкл успешно делает невозможное — поделившись своим рассказом о жизни в концентрационном лагере, он делится с потомками, как мы можем извлечь уроки из его опыта.Поначалу эта идея показалась мне крайне странной. Моя жизнь отдаленно не похожа на опыт Франкла, поэтому я не решался даже думать о том, как ужасы опыта Франкла могут быть связаны с моей собственной жизнью.

Однако урок Франкла, возможно, является самым важным уроком жизни — концепцией, описанной во всех великих мировых религиях. Франкл объяснил таким простым языком важность поиска и развития смысла и цели в нашей жизни — и как это может дать каждому из нас силы для выживания — независимо от тяжести наших испытаний и трудностей.

Концентрационный лагерь Освенцим Фотография из проекта исследования Холокоста

Франкл неявно спрашивает на протяжении всей книги, что у нас есть в нашей жизни, если у нас нет ничего от мира. Кто мы, если у нас нет ученых степеней, семьи, дома, имени? Если часть или все это отнято у нас, что нас определяет? Что нас поддерживает? И почему?

По опыту Франкла в Ошвице и Дахау он видел два типа людей. К первому типу относились те, кто однажды пришел к выводу, что каждый день просыпаться только для того, чтобы подчиниться каторжному труду и проходить мимо, когда смерть была так неизбежна, означает, что жизнь бесполезна, и они могут также сдаться.

Как сказал Франкл, «человек, который не видел конца своего« временного существования », не мог стремиться к конечной цели в жизни. Он перестал жить ради будущего, в отличие от человека, живущего в обычной жизни »[2]. Другой тип людей настаивал на стремлении, несмотря на все непристойные и бессердечные вызовы, полную, абсолютную безнадежность всего этого.

Франкл сказал, что отличительным фактором является способность человека находить смысл, и учит каждого, что наша способность находить и преследовать смысл укрепит нас в любом испытании, большом или малом.

Возможно, самым вдохновляющим из всех были некоторые по-настоящему родственные души, с которыми Франкл столкнулся в концентрационном лагере: «Мы, жившие в концентрационных лагерях, можем помнить людей, которые ходили по хижинам, утешая других, отдавая свой последний кусок хлеба. Возможно, их было немного, но они являются достаточным доказательством того, что у человека можно отнять все, кроме одного: последней из человеческих свобод — выбирать свое отношение в тех или иных обстоятельствах, выбирать свой собственный путь.

Эти храбрые мужчины и женщины дают каждому из нас небольшой повод игнорировать потребности наших сообществ, и они являются ярким примером того, как, даже когда у нас ничего нет, мы можем быть щедрыми.

[1] Виктор Франкл, Человек в поисках смысла , 18.

[2] Виктор Франкл, Человек в поисках смысла , 70.

Доктор Виктор Э. Франкл из Вены, психиатр, занимающийся поисками Это означает, что умирает по адресу 92

«Мы должны были научиться самим, и, кроме того, мы должны были научить отчаявшихся мужчин, что не имеет значения, чего мы ждем от жизни, а, скорее, то, что жизнь ожидает от нас», — написал он.«Нам нужно было перестать спрашивать о смысле жизни, а вместо этого думать о себе как о тех, кого жизнь спрашивает ежедневно и ежечасно.

» Наш ответ должен заключаться не в разговорах и лекарствах, а в правильных действиях и правильном поведении. В конечном итоге жизнь означает принятие на себя ответственности за поиск правильного ответа на свои проблемы и выполнение задач, которые она постоянно ставит перед каждым человеком ».

Одно конкретное действие, в котором он нашел« нежное начало психотерапии ». были попытки, в одиночку и теми, кто был в состоянии бороться с депрессией, помочь предотвратить самоубийства среди других.

Немцы не позволяли заключенным предотвратить попытку самоубийства. Например, никто не мог зарезать человека, пытающегося повеситься. Итак, цель состояла в том, чтобы попытаться предотвратить акт перед покушением. Здоровые заключенные напоминали подавленным, что жизнь чего-то ожидала от них: ребенка, ожидающего вне тюрьмы, работы, которую еще предстоит завершить.

Заключенные учили друг друга не говорить о еде там, где голод был ежедневной угрозой, прятать корочку хлеба в кармане, чтобы растянуть пищу.Их призывали шутить, петь, делать мысленные снимки закатов и, самое главное, воспроизводить ценные мысли и воспоминания.

Доктор Франкл сказал, что «необходимо продолжать практиковать искусство жизни даже в концентрационном лагере».

В последние годы своей работы психотерапевтом с тяжелыми депрессивными пациентами доктор Франкл сказал, что он многозначительно спросил: «Почему вы не совершаете самоубийство?» Ответы, которые он получал — любовь к своим детям, талант, который нужно использовать, или, возможно, только теплые воспоминания — часто были нитями, которые он пытался сплести с помощью психотерапии в образ жизни. смысл в беспокойной жизни.

Человек в поисках смысла, Виктор Франкл

Название: Человек в поисках смысла

Автор: Виктор Э. Франкл

Издатель: Beacon Press

Жанр: Психология, Мемуары

Первая публикация: 1946 (Вена, Австрия) 1959 (США)

Язык: Первоначально написано на немецком

Место действия: Нацистские концлагеря времен Второй мировой войны, Освенцим, Дахау

Тема: Логотерапия и психология, В поисках смысла, страдания и надежды, свободы, оптимизма

Рассказчик: От первого лица (автобиографический)

Краткое содержание книги: Человек в поисках смысла Виктора Франкла

Мемуары психиатра Виктора Франкла приковывали поколения читателей описаниями жизни в нацистских лагерях смерти и уроками духовного выживания.Между 1942 и 1945 годами Франкл трудился в четырех разных лагерях, включая Освенцим, в то время как его родители, брат и беременная жена погибли. Основываясь на собственном опыте и опыте других, которых он лечил позже в своей практике, Франкл утверждает, что мы не можем избежать страданий, но можем выбирать, как с ними справляться, находить в них смысл и двигаться вперед с обновленной целью. Теория Франкла, известная как логотерапия, от греческого слова logos («смысл»), утверждает, что наша основная движущая сила в жизни — это не удовольствие, как утверждал Фрейд, а открытие и стремление к тому, что мы лично считаем значимым.

«Но не нужно было стыдиться слез, ибо слезы свидетельствовали о том, что у человека есть величайшее мужество, мужество страдать».

На момент смерти Франкла в 1997 году было продано более 10 миллионов экземпляров книги Man’s Search for Meaning на двадцати четырех языках. Опрос читателей Библиотеки Конгресса 1991 года, в котором читателям предлагалось назвать « книги, которая изменила вашу жизнь », обнаружил, что Man’s Search for Meaning входит в десятку самых влиятельных книг Америки.

Рецензия на книгу: Человек в поисках смысла Виктора Франкла

«В поисках смысла» написан психологом, который пережил несколько нацистских концлагерей и во время своего путешествия наблюдал за всеми различными реакциями, выбором и мышлением людей, переживших Вторую мировую войну, и тех, кто этого не сделал. Основная идея книги состоит в том, что каждый может найти смысл в любой ситуации, какой бы плохой она ни была. В качестве примера он использует свой личный опыт и наблюдения из Освенцима.

«Когда мы больше не в состоянии изменить ситуацию, перед нами стоит задача изменить себя».

«Человек в поисках смысла» Виктора Франкла — это мемуары, которые следует прочитать каждому хотя бы раз, это классическая книга, которую необходимо прочитать, и одна из самых влиятельных книг, написанных в Америке. С его описаниями жизни в нацистских лагерях смерти, это, безусловно, трудное и болезненное чтение; но уроки духовного выживания очень глубоки, и вы можете применить их в своей жизни.

«У человека может быть отнято все, кроме одного: последней из человеческих свобод — выбирать свое отношение в любых заданных обстоятельствах, выбирать свой собственный путь».

Между 1942 и 1945 годами Франкл трудился в четырех разных лагерях, включая Освенцим, потеряв при этом все, что у него было, включая своих близких. Было много раз, когда он хотел сдаться, и Виктору Франклу и его товарищам по заключению приходилось терпеть зверства, которые многие из нас даже не могут себе представить.Но на протяжении всей книги Франкл глубоко говорит о своем собственном «почему» и поисках смысла, которые помогли ему пережить трудные обстоятельства. Виктор Франкл утверждает, что мы не можем избежать страданий, но мы можем выбирать, как с ними справляться, находить в них смысл и двигаться вперед с новой целью. Теория Франкла, известная как логотерапия, от греческого слова logos («смысл»), утверждает, что наша основная движущая сила в жизни — не удовольствие, а открытие и стремление к тому, что мы лично считаем значимым.

«Те, у кого есть« зачем »жить, могут смириться практически с любым« как ».”

Я нахожу «Человеческие поиски смысла» Виктора Франкла чрезвычайно обнадеживающим, что, как люди, мы имеем возможность подняться над всеми страданиями, найти свой собственный индивидуальный смысл своего существования и таким образом понять, почему мы находимся в этом мире. , и почему мы должны продолжать это делать, стараясь изо всех сил. Если вы переживаете тяжелые времена, помните: может потребоваться время, чтобы осознать это, но вы любимы, достойны и боец. Бог поместил всех нас на эту землю, потому что Он любит нас, Он дал вам дар, который можно использовать, и цель, ради которой нужно жить.

Важно, позаботьтесь о себе: умственно, физически и духовно. Мы живем в сверхсвязанном, загруженном обществе, где легко потеряться, быть подавленным и постоянно сравнивать себя с другими. Все дело в тебе, ты должен ставить себя выше других. Живите жизнью, которая делает вас счастливыми, а не для того, чтобы производить впечатление на других. Не позволяйте мелочам, пустякам мешать вам.


Купить сейчас: Человек в поисках смысла Виктор Франкл

[content-egg module = Amazon template = item]

Похожие сообщения

Человек в поисках смысла Виктор Э.Франкл — thebookxpert

Психологическое рассмотрение переживаний Холокоста еврейского заключенного

Рейтинг Bookxpert: 4,7 / 5

Жанр: Холокост Человек в поисках смысла, Виктор Э. Франкл

Купите «Man’s Search For Value» сейчас ( в мягкой обложке, )
Купите «Man’s Search for Meaning» сейчас ( Kindle edition )

Заявление об ограничении ответственности: это будет долгий обзор, но он касается темы, которая мне близка — Холокоста.Я много говорил о книге, а также попытался включить отрывки и факты извне, чтобы сделать обзор более округлым. Если вы прочитали его, дайте мне знать, как вы его нашли! Ссылки для дополнительного чтения и видео очень трогательны, посетите ссылки, если вам нравится тема.


ОБЗОР

Когда я набрал «Освенцим» в своем поисковом окне Google, результаты были именно такими. Я не думаю, что нам нужны дополнительные доказательства, чтобы понять, в какой степени это место Освенцим в Польше стало синонимом убийства и жестокости Холокоста.Около 1,2 миллиона евреев были убиты газом, в том числе поляки, римляне и гомосексуалисты; матери, отцы, братья, сестры и, прежде всего, дети были основными целями. Прочтите этот замечательный пост о концентрационных лагерях Холокоста.

  • Результаты поиска в Google Освенцим
  • Концентрационный лагерь Освенцим-Биркенау сейчас
  • Заключенные Освенцима после освобождения в 1945 году
  • Газовые камеры в Освенциме

Каждый раз, когда я читаю книгу о Холокосте, у меня остается столько эмоций и мыслей ужас, надежда, любопытство, печаль, восхищение. У каждого писателя такой разный взгляд на свой опыт — нет двух учетных записей, которые даже отдаленно похожи друг на друга. И это меня так сильно интригует, как это событие, начатое и организованное одним человеком, разрослось до таких огромных размеров и повлияло на многие жизни по-разному. Посмотрите это видео, на котором выжившая женщина рассказывает о своих детстве в тех лагерях. И еще здесь.

Эта конкретная книга — «В поисках смысла» написана оставшимся в живых евреем, который также был психологом , а не просто психологом — он был одним из отцов-основателей новой школы психотерапии, известной как логотерапия. Любопытно, что доктор Франкл придерживается почти аналитического взгляда на свой опыт Холокоста в книге. Каждый инцидент анализируется с точки зрения психолога. Даже когда Франкл был в плену, он прекрасно осознавал, как внешние изменения влияют на него и его товарищей по лагерю внутри, и пытался помочь своим товарищам сохранить их надежды. Это то, что я нашел невероятным — иметь такой уровень сознания и понимания, когда тело настолько обременено, что единственными преобладающими мыслями являются еда и выживание, что невероятно.

Это то, что отличает «Поиск смысла человека» от других книг о Холокосте.
И то, как Франкл вообще не теряет внимания, черпая события из своего прошлого, чтобы создать историю, а также связывает каждый из них со своим мотивом написания книги, стоит отметить.

В этой сказке речь идет не о великих ужасах, которые уже достаточно часто описывались (хотя реже верят), а о множестве мелких мучений. Другими словами, он попытается ответить на вопрос: как повседневная жизнь в концентрационном лагере отражалась в сознании среднего заключенного?

В поисках смысла человека, Dr.Франкл пишет о мотивации, которая поддерживала выживших даже в самых немыслимых условиях. Условия, в которые они никогда не верили, не говоря уже о том, чтобы выжить. Когда его впервые отправляют в его первый концентрационный лагерь в поезде с тысячами других евреев, все они понятия не имеют, что их ждет.
Их заставляли стоять всю ночь в людных местах, тела были обриты без всяких волос, и все их вещи были забраны, буквально ВСЕ их вещи.
Их поддерживала сила воли.

В этот момент я увидел чистую правду и сделал то, что обозначило кульминацию первой фазы моей психологической реакции: я вычеркнул всю свою прежнюю жизнь…
Пока мы ждали душа, наша нагота вернулась к нам : у нас действительно теперь ничего не было, кроме голых тел — даже без волос; все, чем мы обладали, буквально было наше обнаженное существование. Что еще осталось для нас как материальная связь с нашей прошлой жизнью?…

… когда меня привезли в концлагерь Освенцим, моя рукопись, готовая к публикации, была конфискована.Конечно, мое глубокое желание написать эту рукопись заново помогло мне пережить суровые условия лагерей, в которых я находился. Например, когда в лагере в Баварии я заболел сыпным тифом, я записал на маленьких клочках бумаги много предназначенных для этого заметок. чтобы дать мне возможность переписать рукопись, если я доживу до дня освобождения. Я уверен, что эта реконструкция моей потерянной рукописи в темных бараках баварского концлагеря помогла мне преодолеть опасность сердечно-сосудистого коллапса.

Мужчины в бараках, в которых они ночевали во время плена, фото, сделанное после освобождения.

Копая канавы, он представлял себе жену, разговаривал с ней.Некоторые воспоминания и надежда снова увидеть ее помогли ему выжить —

Вдруг наступила тишина, и в ночи скрипка спела отчаянно грустное танго, необычную мелодию, не испорченную частым исполнением. Скрипка плакала, и часть меня плакала вместе с ней, потому что в тот же день кому-то исполнилось двадцать четыре года. Этот кто-то лежал в другой части лагеря Освенцим, возможно, всего в нескольких сотнях или тысячах ярдов от него, но все же полностью вне досягаемости. Этим кем-то была моя жена.


Покоя и тоска в свободное время:

После перевозки в так называемый «лагерь отдыха» мне посчастливилось побыть в одиночестве примерно на пять минут за раз…
… Я просто сидел и смотрел на зеленые цветущие склоны и далекие голубые холмы Баварский пейзаж в обрамлении колючей проволоки. Я мечтал с тоской, и мои мысли блуждали на север и северо-восток, в направлении моего дома, но я мог видеть только облака.

Невероятные пытки, через которые пришлось пройти заключенным, заставили меня задуматься, почему они просто не покончили с собой и не облегчили жизнь. Было ли это демонстрацией неповиновения нацистам?
Или они думали, что кто-то будет ждать их на освобождении — мать, жена, сын или друг?
Или, как Франкл, это было потому, что они считали, что рождены для выполнения определенной цели, и они и только они могли ее выполнить. Сопротивлялись ли они достижению своей цели?
Или это потому, что они видели спасение в страданиях.Что все их страдания были направлены на большее дело?

Каждый момент, проведенный в агонии, был для них приближен к освобождению, возможно, ближе к своим близким, если они еще живы. Я был потрясен, прочитав, что они не «сходили с ума от радости» после освобождения, как мы думаем, что они могли бы быть. Они волочились усталыми ногами, недоверчиво оглядываясь. Охранники лагеря предложили им сигареты!

«Свобода» — повторяли мы про себя, но не могли уловить этого.Мы так часто произносили это слово за все годы, которые мы мечтали о нем, что оно потеряло свое значение. Его реальность не проникла в наше сознание; мы не могли осознать тот факт, что свобода была нашей…
… Вечером, когда мы все снова встретились в нашей хижине, один тайно сказал другому: «Скажи мне, ты был доволен сегодня?»
А другой ответил, чувствуя стыд, потому что он не знал, что все мы чувствовали себя одинаково: «По правде говоря, нет!» Мы буквально потеряли способность радоваться, и нам пришлось медленно переучивать ее.

Посмотрите этот видеоролик «Освободители и выжившие: первые моменты» с реальными кадрами освобождения нацистских концлагерей.

  • Изголодавшиеся узники, почти умершие от голода, позируют в концентрационном лагере в Эбензее, Австрия. По общему мнению, лагерь использовался для «научных» экспериментов. Его освободила 80-я дивизия. 7 мая 1945 года. Лейтенант А. Э. Самуэльсон. (Армия) № ФАЙЛА NARA: 111-SC-204480 КНИГА ВОЙНЫ И КОНФЛИКТОВ №: 1103
  • Тела людей, умерших от голода или болезней, лежавшие в кучах были обычным явлением в концентрационных лагерях.Это фото лагеря Берген-Бельзен после освобождения.

Читая книгу, я обычно составляю список всех цитат из нее, которые мне действительно нравятся, поэтому у меня есть ссылка на сообщение в блоге позже. В этот я включил так много, что в итоге у меня было около половины книги цитат, которые мне очень нравились!

И это только для первой части книги, их три. Следующие два короче, чем первые, и не имеют отношения к холокосту Франкла. Во второй части, Логотерапия в двух словах, Dr.Франкл максимально кратко объяснил свою новую психологическую школу логотерапии.

Логотипы — это греческое слово, означающее «значение». Логотерапия, или, как ее называют некоторые авторы, «Третья венская школа психотерапии», сосредотачивается на смысле человеческого существования, а также на поиске человеком такого смысла.

Логотерапия была успешной в некоторых случаях, когда другие существующие методы консультирования и психологии не помогли пациенту.В этом разделе Франкл выразил свои убеждения по очень глубоким темам, например, «Смысл жизни», «Смысл любви» и т. Д.

Третий раздел — «Случай трагического оптимизма» также содержит некоторые психологические размышления доктора Франкла. Этот раздел посвящен памяти Эдит Вайскопф-Йоелсон, чей вклад в область логотерапии был неоценим.

Об авторе:

Виктор Э. Франкл был профессором неврологии и психиатрии в Университете Венской медицинской школы.Он был основателем того, что стало называться Третьей венской школой психотерапии — школой логотерапии. Доктор Франкл родился в 1905 году и получил степени доктора медицины и доктора философии Венского университета. Во время Второй мировой войны он провел три года в Освенциме, Дахау и других концентрационных лагерях. Умер в 1997 году.

Что хорошего: —

  1. Переживания Холокоста, описанные доктором Франклом.
  2. Логотерапия в двух словах.Перед тем, как начать этот сегмент, я скептически относился к его чтению, считая, что это будет немного скучно. Хотя он был очень глубоким, мне понравилось его читать.

Что могло быть: —

  1. Книга кажется сухой, несмотря на различные описанные события Холокоста, но она не волновала меня так сильно, как другие книги о Холокосте.

Разное:

Название: — Человек в поисках смысла.Интерес Виктора Франкла и его обширные исследования в области психологии, в частности, судьбы каждого человека. Этому способствовали его наблюдения во время пребывания в нацистских концлагерях.

Лучшая линия: —

Наше поколение реалистично, потому что мы познали человека таким, какой он есть на самом деле. В конце концов, именно человек изобрел газовые камеры Освенцима; однако он также является тем существом, которое вошло в эти газовые камеры в вертикальном положении, с молитвой Господней или Шма Исраэль на губах.

Жанр: — Воспоминания
Последние мысли: — Другой взгляд на Холокост, на этот раз глазами психолога. Alse можно использовать как книгу самопомощи. Таким образом, это обязательно к прочтению.
Следующее: — «Девушка, которая пнула шершневое гнездо» Стига Ларссона.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

Обзор: Человек в поисках смысла

Виктор Франкл был психологом, пострадавшим в нацистских концлагерях во время Второй мировой войны.«Человек в поисках смысла» — это поиск смысла жизни, особенно в трудные времена.

В книге обсуждаются некоторые из его переживаний в лагерях, но не для того, чтобы задокументировать суровые условия. Тем не менее, есть наглядные напоминания о том, насколько ужасным был опыт концлагеря для тех, кто выжил.

Рассказывая историю, его точка зрения в основном носит психологический характер. Например, он обсуждает этапы, через которые прошли люди, находясь в тюрьме, — от шока и страха перед принятием решений (из-за страха, что неправильный выбор приведет к смерти) к онемению, апатии и принятию.

Хотя опыт духовного насилия не может сравниться по тяжести или размаху с тем, что евреи и другие нежелательные люди страдали в этих лагерях, я обнаружил сильную корреляцию между переживаниями, которые он переживал, с переживаниями, пережитыми мной и другими в оскорбительной церкви. В частности, когда я читал, шок по поводу плохого обращения, а затем и возможная апатия вызвали резонанс.

Но неизменный вклад Франкла в этот жанр дискуссий — это то, как он и другие находили смысл даже в ужасных обстоятельствах.

У человека можно отнять все, кроме одного: последней из человеческих свобод — выбирать свое отношение в тех или иных обстоятельствах, выбирать свой собственный путь. (стр. 66)

Именно эта основная свобода, которую нельзя отнять, делает жизнь осмысленной и целеустремленной. (стр.67)

Те, кто пережил плохое обращение, и те, кто знает о таком обращении, имеют право стремиться разоблачить, осудить и наказать тех, кто совершает такие зверства.Но независимо от того, сколько военных преступников повешено, человек, выживший в ситуации, все равно должен найти в ней смысл. Фактически, посреди самого лечения, когда никто не знал, переживут ли они еще один день или нет, им приходилось каждый день находить смысл.

Люди в оскорбительных церквях обычно могут просто решить уйти. Чтобы не преуменьшать, насколько это сложно, но это не сравнивается с конфискацией всего имущества, арестом под дулом пистолета, разлучением с семьей и принудительным заключением в трудовой лагерь.Тем не менее, здесь есть реальность — мы все можем выбирать, как мы будем реагировать на плохое обращение, помимо вопроса о том, что делать с преступниками.

Франкл заметил, что некоторые сокамерники сами стали безжалостными, когда подвергались безжалостному обращению (стр. 90). Но другие нашли смысл и проявили доброту, несмотря на ситуацию.

Франкл также понимал, что добрые нацисты были даже тогда, когда были безжалостные заключенные (стр.86). Но, конечно, он также признает, что некоторые из тюремных охранников были клинически садистами.

Еще одна интересная группа, которую он обсуждает, — это «капо», товарищи по заключению, которые руководили небольшим числом заключенных. Они были одними из самых безжалостных людей во всем лагере. Те из нас, кто принадлежит к жестоким церквям, признают эту динамику — первый уровень лидерства часто бывает одним из самых жестких. Я полагаю, что это верно в обоих случаях, потому что, если лидер первого уровня не «выполнит свою работу» (в глазах высшего руководства), он подвергнется такому же или даже худшему обращению и потеряет все льготы, которые они иметь в результате этой роли.Следовательно, они никогда не хотят, чтобы их обвиняли в том, что они слишком снисходительны к кому-либо.

После освобождения Франкл продолжил анализировать ответы выходцев из лагерей. Он заметил, что люди теряли способность быть довольными в результате пережитого ими опыта, и им приходилось медленно восстанавливать ее. Он также заметил, что вернуться к гражданским стандартам поведения было трудно.

Лишь постепенно этих людей можно было привести к банальной истине о том, что никто не имеет права поступать неправильно, даже если с ними поступили неправильно.(стр.91)

Осознавая это, очень важно выздоравливать после духовного насилия. Существует огромное искушение поступить неправильно, когда другие поступают с вами неправильно. Но это библейский призыв отвергать это искушение. Франкл замечает, что если мы поддаемся искушению, это унижает нас и позволяет злу захватить нас «не обычным путем, а через дурное обращение с другими». Это глубокое наблюдение.

Спустя много лет после этого опыта Франкл мог написать:

Поразительное переживание всего этого — чудесное чувство, что после всего, что он страдал, ему больше нечего бояться, кроме своего Бога.(стр.93)

Книга завершается обсуждением того, что Франкл называет «логотерапией» — психотерапией, основанной на этих предпосылках.

Жертвы духовного насилия сочтут книгу Франкла относительно легкой для чтения и краткой для такого рода работ. Весть обращается к тем, кто находится в разгаре страданий, а также к тем, кто восстанавливается после них.

«Человек в поисках смысла» Виктора Э. Франкла — Джейсон Р. Кроуфорд

Мы все переживаем моменты, когда жизнь кажется бессмысленной.Как будто в этом нет никакого смысла. Может быть, умирает любимый человек, или вы чувствуете, что не можете продвинуться по карьерной лестнице. У всех нас бывают периоды вопросов, но мы, кажется, всегда находим путь назад к той или иной форме смысла. А как насчет концлагеря? А что, если бы вам пришлось пережить величайшие страдания, которые когда-либо приходилось вынести человеку? Можно ли найти в этом смысл? В «Человеке в поисках смысла» Виктор Франкл, переживший Холокост, пытается ответить именно на этот вопрос.

Эта небольшая книга состоит из двух частей.Первая часть — это рассказ Франкла о событиях, произошедших в концентрационных лагерях. Вторая и более короткая часть — это Франкл, объясняющий форму психологии (логотерапию), которую он практиковал.

Франкл открывает первую часть книги словами: «Я попытаюсь ответить на этот вопрос: как повседневная жизнь в концентрационном лагере отражалась в сознании среднего заключенного?» Он продолжает рассказывать из первых рук о том, что он видел и испытал в лагерях. Эта часть книги была для меня очень тяжелой.Я читал книги и смотрел фильмы о том, что происходило в лагерях. Они всегда были фактическим пересказом того, что произошло. Не думаю, что когда-либо читал отчет о том, что происходило в лагерях с точки зрения заключенного.

Что меня шокировало в этой части книги, так это отсутствие у Франкла злого умысла или ненависти к нацистам. Фактически, Франкл подчеркнул, что некоторые из заключенных иногда проявляли жестокость по отношению к другим заключенным, а нацисты иногда проявляли доброту.Это было так, как если бы он говорил, что склонность людей к злу или добру есть в каждом из нас. Нас всех можно подтолкнуть достаточно далеко, чтобы походить на нацистских стражников, и у всех нас есть способность подняться над злом, которое может окружать нас, и проявить доброту.

Во второй части этой книги Франкл объясняет, что такое логотерапия. В частности, как он использовался для извлечения смысла из любой жизненной ситуации. Франкл считает, что даже в самых темных местах — например, в концентрационном лагере — можно найти этот смысл.Он считает, что вся жизнь имеет смысл. Он также считает, что страдания неизбежны. Следовательно, если жизнь — это страдание, тогда в этом страдании можно найти смысл. Даже если это значение можно найти только в нас, возвышающихся над страданием в нашем духе.

Я не знаю, актуальны ли терапевтические методы Франкла сегодня или нет, но я действительно думаю, что его вера в то, что смысл можно найти во всем, останется актуальной навсегда. Эта книга помогла мне взглянуть на вещи в моей собственной жизни, поскольку я изо всех сил пытался найти смысл в определенных областях.Я преследовал «смысл», а не вещи, которые несут смысл.

Я оставлю вам следующую цитату Франкла, который считал, что смысл, счастье и успех не могут быть достигнуты, а, скорее, вытекают из него:

«Не стремитесь к успеху. Чем больше вы к нему стремитесь и зарабатываете. это цель, тем больше вы будете упускать ее. Ибо успеха, как и счастья, нельзя добиваться; он должен наступить, и это только в качестве непреднамеренного побочного эффекта личной преданности делу большей, чем он сам или побочный продукт подчинения другому человеку, кроме самого себя.Счастье должно случиться, и то же самое относится к успеху: вы должны позволить этому случиться, не заботясь о нем. Я хочу, чтобы вы прислушивались к тому, что вам велит сделать ваша совесть, и выполняли ее в меру своих знаний. Тогда вы доживете до того, чтобы увидеть, что в долгосрочной перспективе — я говорю, в долгосрочной перспективе — успех последует за вами именно потому, что вы забыли об этом думать »

Я оценил эту книгу: 5 из 5

Виктор Франкл | Счастье и смысл | Погоня за счастьем

«На самом деле человеку нужно не состояние без напряжения, а скорее стремление и борьба за какую-то достойную его цель.Ему нужна не разрядка напряжения любой ценой, а призыв к потенциальному значению, ожидающему своего исполнения ». Виктор Эмиль Франкль (1905–1997), австрийский невролог, психиатр и переживший Холокост, посвятил свою жизнь изучению, пониманию и продвижению «смысла». В его знаменитой книге « Человек в поисках смысла » рассказывается о том, как он пережил Холокост, найдя личный смысл в этом опыте, который дал ему волю к его переживанию. Позже он основал новую школу экзистенциальной терапии, называемую логотерапией, основанную на предпосылке, что основной мотивацией человека в жизни является «воля к смыслу» даже в самых трудных обстоятельствах.Франкл указал на исследование, показывающее сильную связь между «бессмысленностью» и преступным поведением, зависимостями и депрессией. Не имея смысла, люди заполняют пустоту гедонистическими удовольствиями, властью, материализмом, ненавистью, скукой или невротическими навязчивыми идеями и компульсиями. Некоторые могут также стремиться к Супрамеингу, высшему смыслу жизни, духовному значению, которое зависит исключительно от большей силы вне личного или внешнего контроля.

Стремление найти смысл в своей жизни — основная мотивационная сила в человеке (Frankl 1992, стр.104).

Хотя Франкл редко затрагивает тему стремления к счастью, он очень озабочен удовлетворением и удовлетворением в жизни. Мы можем видеть это в его стремлении справиться с депрессией, тревогой и бессмысленностью. Франкл указывает на исследование, показывающее сильную связь между «бессмысленностью» и преступным поведением, зависимостью и депрессией. Он утверждает, что в отсутствие смысла люди заполняют образовавшуюся пустоту гедонистическими удовольствиями, властью, материализмом, ненавистью, скукой или невротическими навязчивыми идеями и компульсиями (Frankl 1992, p.143).

История Франкла

Виктор Франкл был австрийским неврологом и психологом, основавшим так называемую им область «логотерапии», получившую название «Третья венская школа психологии» (вслед за Фрейдом и Альдером). Логотерапия развивалась благодаря личному опыту Франкла в нацистском концентрационном лагере Терезиенштадт. Годы, проведенные там, глубоко повлияли на его понимание реальности и смысла жизни человека. Его самая популярная книга, «Человек в поисках смысла», описывает его опыт в лагере, а также развитие логотерапии.Во время своего пребывания там он обнаружил, что те, кто не потерял чувство цели и смысл жизни, смогли выжить намного дольше, чем те, кто заблудился.

Логотерапия

В «Воля к смыслу» Франкл отмечает, что «логотерапия направлена ​​на раскрытие воли к смыслу жизни». Чаще всего он обнаруживал, что люди задумываются о смысле жизни, тогда как для Франкла совершенно ясно, что «сама жизнь задает вопросы человеку». Как это ни парадоксально, отказавшись от желания «свободы от», мы обретаем «свободу» принимать «решение» для своей уникальной и уникальной жизненной задачи (Frankl 1988, стр.16).

Логотерапия развивалась в контексте крайних страданий, депрессии и печали, поэтому неудивительно, что Франкл сосредоточен на том, как избавиться от этих вещей. Его опыт показал ему, что жизнь может быть значимой и полноценной даже несмотря на самые суровые обстоятельства. С другой стороны, он также предостерегает от погони за гедонистическими удовольствиями из-за их тенденции отвлекать людей от поиска смысла жизни.

Смысл

Только когда эмоции работают в терминах ценностей, человек может чувствовать чистую радость (Frankl 1986, стр.40).

В поисках смысла Франкл рекомендует три различных образа действий: через дела, переживание ценностей через какое-то средство (красота через искусство, любовь через отношения и т. Д.) Или страдание. В то время как третье необязательно в отсутствие первых двух, в рамках мысли Франкла страдание стало вариантом, с помощью которого можно найти смысл и испытать ценности в жизни в отсутствие двух других возможностей (Frankl 1992, p.118).

Хотя для Франкла радость никогда не могла быть самоцелью, она была важным побочным продуктом поиска смысла жизни. Он указывает на исследования, в которых наблюдается заметная разница в продолжительности жизни между «обученными, работающими животными», то есть животными с определенной целью, чем «беспризорными, безработными животными». И все же недостаточно просто иметь что-то делать, важнее то, «каким образом человек выполняет работу» (Frankl 1986, p. 125)

Ответственность

Свобода человека — это не свобода от, но свободу (Франкл 1988, стр.16).

Как упоминалось выше, Франкл считает нашу способность реагировать на жизнь и нести ответственность перед ней как главный фактор в поиске смысла и, следовательно, реализации в жизни. Фактически, он рассматривал ответственность как «сущность существования» (Frankl 1992, 114). Он считал, что люди — это не просто продукт наследственности и окружающей среды, и что они обладают способностью принимать решения и нести ответственность за свою жизнь. Этот «третий элемент» решения — то, что, по мнению Франкла, делало образование таким важным; он чувствовал, что образование должно быть обучением способности принимать решения, брать на себя ответственность, а затем становиться свободным, чтобы быть тем человеком, которым вы решили быть (Frankl 1986, стр.XXV).

Индивидуальность

Франкл осторожно заявляет, что у него нет универсального ответа на вопрос о смысле жизни. Его уважение к человеческой индивидуальности и уникальной личности, цели и увлечениям каждого человека не позволяет ему поступать иначе. И поэтому он побуждает людей отвечать жизни и находить в жизни свой собственный уникальный смысл. На вопрос, как это можно сделать, он цитирует Гете: «Как мы можем научиться познавать себя? Не размышлением, а действием.Попробуйте выполнить свой долг, и вы скоро узнаете, кто вы. Но каков твой долг? Требования каждого дня ». Цитируя это, он указывает на важность, придаваемую человеку, выполняющему работу, и способ ее выполнения, а не на работу или задачу как таковую (Frankl 1986, p. 56).

Методы

Логотерапия Франкла использует несколько методов для улучшения качества жизни. Во-первых, это концепция парадоксального Намерения, когда терапевт побуждает пациента иметь намерение или желание, пусть даже на секунду, именно того, чего он боится.Это особенно полезно при обсессивных, компульсивных и фобических состояниях, а также в случаях скрытого предвкушения.

Случай потного врача

Молодой врач страдал сильной водобоязнью. Однажды, встретив своего начальника на улице, он протянул руку в знак приветствия и заметил, что вспотел больше, чем обычно. В следующий раз, когда он оказался в подобной ситуации, он ожидал, что снова вспотеет, и эта тревога ожидания спровоцировала чрезмерное потоотделение. Это был порочный круг … Мы посоветовали нашему пациенту, если его тревога ожидания повторится, намеренно принять решение показать людям, с которыми он столкнулся в то время, насколько он действительно может потеть.Через неделю он вернулся и сообщил, что всякий раз, когда он встречал кого-нибудь, кто вызывал у него беспокойство, он говорил себе: «Раньше я только немного вспотел, но теперь я вылью не менее десяти литров!» Каков был результат этого парадоксального решения? Страдая от фобии в течение четырех лет, он быстро смог, всего за один сеанс, навсегда избавиться от нее. (Франкл, 1967)

Дерефлексия

Другая техника — это дерефлексия, при которой терапевт уводит пациентов от их проблем к чему-то еще значимому в мире.Возможно, наиболее широко известное его применение — при сексуальной дисфункции, поскольку чем больше человек думает о потенции во время полового акта, тем менее вероятно, что он сможет ее достичь.

Ниже приводится стенограмма совета Франкла Анне, 19-летней студентке факультета искусств, у которой проявляются тяжелые симптомы зарождающейся шизофрении. Она считает себя растерянной и просит о помощи.

Пациент: Что происходит во мне?

Frankl: Не думай о себе.Не пытайтесь понять, в чем причина вашей проблемы. Предоставьте это нам, докторам. Мы проведем вас через кризис. Ну, а разве вас не манит цель — допустим, художественное задание?

Пациент : Но эта внутренняя суматоха….

Frankl: Не смотри на свои внутренние потрясения, а обрати свой взор на то, что тебя ждет. Имеет значение не то, что скрывается в глубине, а то, что ждет в будущем, ждет, чтобы вы реализовали его….

Пациент: Но в чем причина моей проблемы?

Frankl: Не зацикливайтесь на подобных вопросах.Каким бы ни был патологический процесс, лежащий в основе вашего психологического недуга, мы вылечим вас. Поэтому не беспокойтесь о странных чувствах, которые вас преследуют. Игнорируйте их, пока мы не заставим вас избавиться от них. Не смотри на них. Не борись с ними. Представьте себе, что есть около десятка великих дел, работ, которые ждут, чтобы их создала Анна, и нет никого, кто мог бы этого добиться, кроме Анны. Никто не мог заменить ее в этом назначении. Они будут вашими творениями, и если вы их не создадите, они останутся несотворенными навсегда…

Пациент: Доктор, я верю в то, что вы говорите.Это сообщение делает меня счастливым.

Распознавание смысла

Наконец, логотерапевт пытается расширить понимание смысла пациентом по крайней мере тремя способами: творчески, эмпирически и эмоционально.

а) Смысл через творческие ценности

Франкл пишет, что «роль логотерапевта состоит в расширении и расширении поля зрения пациента, так что весь спектр значений и ценностей становится для него осознанным и видимым».Главный источник смысла — это ценность всего, что мы создаем, достигаем и выполняем.

б) Значение через эмпирические ценности

Франкл пишет: «Давайте спросим альпиниста, который видел альпийский закат и был настолько тронут великолепием природы, что почувствовал холодную дрожь, бегущую по его спине, — позвольте нам спросить его: после такого опыта его жизнь снова может казаться совершенно бессмысленной »(Frankl, 1965).

c) Смысл через установочные ценности

Франкл утверждал, что у нас всегда есть свобода найти смысл через осмысленное отношение даже в явно бессмысленных ситуациях.Например, пожилому пациенту, находящемуся в депрессии, который не смог преодолеть потерю жены, помог следующий разговор с Франклом:

Франкл спросил: «Что бы случилось, если бы вы умерли первым, а вашей жене пришлось бы пережить вас». . »

«Ой, — ответила пациентка, — для нее это было бы ужасно; как бы она пострадала! »

Франкл продолжал: «Видите ли, ей удалось избавиться от таких страданий; и именно вы избавили ее от этого страдания; но теперь вы должны заплатить за это, выжив и оплакивая ее.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.