Вероника мелан последний фронтир путь воина: Вероника Мелан читать онлайн полностью бесплатно без регистрации в Knigi-online.me

Содержание

Книга Последний Фронтир. Том 1. Путь Воина читать онлайн Вероника Мелан

Вероника Мелан. Путь Воина

Последний Фронтир – 1

 

От автора: Я всегда знала, что однажды эта песня доконает меня, и тогда я именно под нее начну писать новый роман. Слушая ее год за годом, я не знала, какой именно роман она ознаменует, теперь знаю. Дам Вам один совет: если что-то назойливо кружит вокруг Вашего плеча, не дает покоя и наводит на мысли, хватайте это, превращайте в идею и реализуйте — это все равно, что разделаться с мухой, которая бесконечно зудит. Бац! Все, я собираюсь ее прихлопнуть. Встречайте — «Последний Фронтир».

 

Важно: Действие первого тома происходит до того, как Джон Сиблинг встретил Яну Касинскую (события описаны в книге «Игра Реальностей. Джон»).

 

Глава 1

 

Собираться пришлось в спешке.

Белинда перемещалась по дому хаотично, как наркоман в поисках дозы: от шкафа к шкафу, от ящика к ящику — выдвинула, перерыла, задвинула, распахнула дверцу, перебрала одежду, погремела флаконами и пузырьками, закрыла. Несколько секунд в неподвижном положении с трясущимися руками (Что брать? Что брать?), затем все по новой. Комната, спальня; спальня, комната; ящики-ящики-ящики…

В рюкзак отправлялось только главное: кошелек, кредитки, пара плавок и ежедневных прокладок, подследники, блокнот, ручка. Зачем ей блокнот? Выложила. Подумала, стоит ли запихнуть в пакет сменные джинсы, носки и тонкую куртку, но не стала — все, что нужно, купит позже. Когда сбежит. Ведь самое главное — толстенная пачка денег, стянутых резинкой, — уже покоилось на дне рюкзака под хламом, состоящим из косметики, запасных капроновых чулок и таблеток от головной боли. Потому что головная боль давила часто.

Джо ее убьет, когда обнаружит пропажу. Но ведь это не только его деньги, но и ее — так он всегда говорил.

Это их деньги.

Белинда зло хохотнула — ага, как же. Их. Но не он ли всегда убеждал, что когда они накопят достаточно, то купят просторную квартиру, обставят ее новой мебелью, обновят им обоим гардероб, заживут припеваючи? Зажили, как же…

Джо квартиру купил. Но втихаря.

Она узнала об этом лишь потому, что по пьяни об этом случайно проговорился Билл — сука, Билл, он все испортил.

«Нет, не испортил, — крутилась мысль, — он все наладил, он все сделал правильно».

Джо врал ей. Про то, что торговля — дело тонкое, что поиск клиентов — штука сложная, что оружие — то самое оружие, которым он торговал, — это огромный риск, и потому нужно быть осторожным. Осмотрительным, как кролик, стремительным, как удав, и хитрым, как лис. Хитрым он, сволочь, однозначно был. Все откладывал и откладывал по центу — сначала с тех денег, которые брал у нее («Лин, это нам на новую жизнь…»), а она, между прочим, горбатилась за них, разнося в закусочной тарелки с тостами и яичницей, — после откладывал с каждой проданной партии.

А сделки месяц за месяцем становились все крупнее, все прибыльнее. И вот, наконец, Джордан по прозвищу Килли (именно это слово белело на его любимой серой майке) отложил столько, что сделался богачом.

Они сделались — так она до вчерашнего дня считала.

Да, до самого вечера, пока вернувшийся с очередного празднования из бара Джо, пойманный на вранье, вдруг не указал своей сожительнице на дверь, заявив, что в новую квартиру он, увы и ах, приведет другую. Другую, которую уже нашел.

 

Слез не было.

Было давящее ощущение, что мир развалился. Плохонький мир, заскорузлый, но привычный, иногда даже теплый. Мир, в котором Белинда все еще считала Джордана своим парнем, в котором, как рыба в затхлой воде, пыталась прижиться, силясь отыскать уютные и душевные уголки. Их было мало, но она находила: в моментах, когда они вечерами, обнявшись, сидели на диване и смотрели кино на новом широкоэкранном дорогущем телевизоре; когда она гремела на их тесной кухне алюминиевыми кастрюлями; когда шумел, закипая, чайник.

Последний Фронтир. Том 1. Путь Воина

Я уже сбилась, какую по счёту книгу Вероники Мелан я читаю. И во всех, пусть и таких разных книгах, было нечто общее. Возможно, какая-то атмосфера, или даже последовательность событий так или иначе напоминала друг друга, так что я с неким опытом могу сказать, что первый том «Последнего Фронтира» целиком и полностью отличается от обычного повествования автора. Не могу сказать, что эта история станет моей любимой, но я получила своё удовольствие от неё.
Про героиню хочется сразу высказаться. Очень любопытная и с интересной историей. Её характер это даже нечто особенное. Я стараюсь во многих историях выделить свою изюминку всего рассказа, так тут это именно характер Белинды и его развитие. Сначала это самая обычная и в какой-то мере даже неблагодарная девчонка, а в конце… это уже совсем другая Лин. И это преображение (для меня, по крайней мере) является основным посылом всей истории.


Ну, и, конечно, про монастырь. Вообще неожиданное место на Уровнях. Наверное, оно не так «зашло» мне, потому что увиделось каким-то обычным, будто из ниоткуда, по крайней мере, в контексте этого мира.
В чём же главное отличие от всех историй Вероники? Отсутствие любовной линии как таковой. Не могу сказать, что её совсем нет, но она очень видоизменена, совершенно не то, что обычно мы видим в историях. Я не думала, что это так сильно скажется на повествовании, но вот сказалось. Этого не то чтобы не хватало, но чувств почему-то не доставало. Видимо, все чувства сбереглись для второго тома и, собственно, Бойда. Это не так уж плохо, но хотелось бы историю глубже, и я не про романтическую часть, а про ощущения самой героини и людей вокруг.
А людей вокруг было очень много. Знакомых лиц из Нордейла практически не было, поэтому эта история читалась, можно сказать, с «ноля». И опять же я не думала о том, как мне будет не хватать родных людей, но мне очень не хватало. Поэтому за Джона, который никогда не был моим любимчиком, я уцепилась крепкой хваткой. С радостью слушала о нём, изучала и, единственное, о чём жалею, что «Игру Реальностей. Джон» я прочитала до «Последнего Фронтира». По ощущениям всё же было бы лучше прочитать в другом порядке. Очень было любопытно узнать, что до Яны Джон заботился о ком-то, если так можно выразиться.
Вообще Джон – отдельная история. За эти две книги («Последний Фронтир» и «Джон») этого персонажа будто раскрыли с абсолютного ноля. И я очень жалею о порядке прочтения этих историй не только из-за их хронологического порядка, но и потому, что Джон рос и менялся именно с «Последнего Фронтира». Он не просто неожиданно открыл своё сердце (так или иначе) в «Джоне», нет, всё началось именно в этой книге, в «Пути Воина». Да, не совсем в том смысле, к которому мы привыкли, читая ромфант, но всё же. К слову, тут же было пара сцен с Дрейком (и да, ещё один персонаж, которого, пусть и мельком, я была рада увидеть), где Джон также немного раскрывался.
Но вернёмся к монастырю. История попадания кого-то совершенно нетипичного в подобную команду – не нова. Её обыграли уже всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Так что, наверное, я могу сказать, что по моему впечатлению Белинду и её новых «коллег» можно было обыграть интереснее. Да, её характер показали хорошо, в том числе и через отношения с другими людьми, но в общем и целом я понимала, что «всё хорошо, но могло бы быть лучше».
Вообще вся история вышла для меня из разряда «Всё хорошо, но…». И таких «но» было множество. Любопытная героиня, но не всегда логичная, зачастую неблагодарная, со странными рассуждениями. Интересный новый мир, но представлен достаточно скудно. Сражения – хорошо, но их было мало. Развитие конфликта было, но шло каким-то фоном к многочисленным рассуждениям главной героини. Но, но, но…
Но была и одна «вещь», которая мне понравилась безоговорочно. Вообще истории Мелан этим, действительно, славятся. Даже если мне не нравится та или иная история, я всегда могу найти в ней своё. Например, мне совсем не понравился «Чейзер», но сцены в начале и с мотоциклом были прямо «моим».
Меня добивал по многим параметрам «Дэлл», но Меган ощущалась такой моей (что было ещё больнее, к слову). И тут было это безоговорочное «моё».
Я, конечно, про Миру и Мора.
Если характер Лин стал изюминкой конкретного рассказа, то эта парочка стала изюминкой целого мира. Как же интересно было наблюдать за ними. Их общение, рассуждения, любовь… Ничего из этого не было «слишком» или «недостаточным». Всё казалось таким нужным и в такую необходимую этому рассказу меру. Причём мне казалось, что развития у них нет и быть не можем, но нет. Оно было, правда, об этом мы узнаем уже во втором томе (к моменту написания отзыва я и его почти полностью прочла). Так что Мира и Мор – моя новая «городская» любовь.
Подведу небольшой итог по рассказу. Он хорош, вот я не могу спорить с этим. Мне понравились новые персонажи, идеи, построение, да даже отсутствие любовной линии как таковой сделало его особенным. Да… Но везде были «но». Ощущение, что не дожали, или можно было сделать лучше. Не хватило эмоций, было много (даже иногда слишком много) рассуждений Белинды, а вот её эмоций было маловато.
Возможно, это исключительно моё субъективное видение, но вот такое оно сложилось. Тем не менее, я с радостью сразу же схватилась за второй том, а дальше продолжу изучать и весь цикл про «Город».

Последний Фронтир. Том 1. Путь Воина (2016)

Своровала деньги? Потому что говорил «наши». А еще говорил «люблю», вот только любовь со временем тускнеет, но жажда мести никогда. Пойманная и избитая своим «бывшим» за воровство, Белинда Гейл обнаруживает себя на странном этапе жизни – ни денег, ни идей, куда податься, ни особенного более желания жить. Странная беседа с незнакомцами на мосту; слова «Иди в монастырь» – пойдет ли? Пойдет, если не побоится принять вызов судьбы и пройти «Путь Воина». Пойдет, если желает обрести мир в голове и в сердце. Пойдет, если не устрашится неразговорчивых монахов, узкоглазых учеников, неизбежных ссадин и синяков, а так же двух судьбоносных встреч – с Джоном Сиблингом и Уорреном Бойдом.

Электронная книга, выпущенная в 2016 году, принадлежит жанру Фэнтези. Тематику книги можно охарактеризовать по следующим тегам: боевая магия, в поисках счастья, жизненные трудности, мистические тайны, повороты судьбы, сверхспособности. В библиотеке можно начать чтение книги «Последний Фронтир. Том 1. Путь Воина» (Вероника Мелан) скачать бесплатно в формате fb2 полностью оцифрованную книгу для андроид. Также есть возможность просмотреть другие издания автора Вероника Мелан. Дорогие друзья по чтению. Книга «Последний Фронтир. Том 1. Путь Воина» (Вероника Мелан) произведет достойное впечатление на любителя данного жанра. От автора: Я всегда знала, что однажды эта песня доконает меня, и тогда я именно под нее начну писать новый роман. Слушая ее год за годом, я не знала, какой именно роман она ознаменует, теперь знаю. Дам Вам один совет: если что-то назойливо кружит вокруг Вашего плеча, не дает покоя и наводит на мысли, хватайте это, превращайте в идею и реализуйте – это все равно, что разделаться с мухой, которая бесконечно зудит. Бац! Все, я собираюсь ее прихлопнуть.
Встречайте – «Последний Фронтир». Важно: Действие первого тома происходит до того, как Джон Сиблинг встретил Яну Касинскую (события описаны в книге «Игра Реальностей. Джон) Глава 1         “I wanna take this money, get out of town,         Buy some time, we can make it somehow!         Waiting for a dream to come around         You know me better than that,         Baby I’m not down…“     (Dev – Gateway) Собираться пришлось в спешке. Белинда перемещалась по дому хаотично, как наркоман в поисках дозы: от шкафа к шкафу, от ящика к ящику – выдвинула, перерыла, задвинула, распахнула дверцу, перебрала одежду, погремела флаконами и пузырьками, закрыла. Несколько секунд в неподвижном положении с трясущимися руками (Что брать? Что брать?), затем все по новой. Комната, спальня; спальня, комната; ящики-ящики-ящики… В рюкзак отправлялось только главное: кошелек, кредитки, пара плавок и ежедневных прокладок, подследники, блокнот, ручка. Зачем ей блокнот? Выложила. Подумала, стоит ли запихнуть в пакет сменные джинсы, носки и тонкую куртку,. Читать книгу «Последний Фронтир. Том 1. Путь Воина» бесплатно онлайн приятно и увлекательно, все настолько гармонично, что хочется вернуться к нему еще раз.

Книга Последний Фронтир. Путь Воина. Вероника Мелан

 

Последний Фронтир.

Том 1.
Путь Воина.

От автора: Я всегда знала, что однажды эта песня доконает меня, и тогда я именно под нее начну писать новый роман. Слушая ее год за годом, я не знала, какой именно роман она ознаменует, теперь знаю. Дам Вам один совет: если что-то назойливо кружит вокруг Вашего плеча, не дает покоя и наводит на мысли, хватайте это, превращайте в идею и реализуйте – это все равно, что разделаться с мухой, которая бесконечно зудит. Бац! Все, я собираюсь ее прихлопнуть. Встречайте – «Последний Фронтир».

Важно: Действие первого тома происходит до того, как Джон Сиблинг встретил Яну Касинскую (события описаны в книге «Игра Реальностей. Джон)

Глава 1

“I wanna take this money, get out of town,
Buy some time, we can make it somehow!
Waiting for a dream to come around
You know me better than that,
Baby I’m not down. ..“

(Dev — Gateway)

Собираться пришлось в спешке.
Белинда перемещалась по дому хаотично, как наркоман в поисках дозы: от шкафа к шкафу, от ящика к ящику — выдвинула, перерыла, задвинула, распахнула дверцу, перебрала одежду, погремела флаконами и пузырьками, закрыла. Несколько секунд в неподвижном положении с трясущимися руками (Что брать? Что брать?), затем все по новой. Комната, спальня; спальня, комната; ящики-ящики-ящики…
В рюкзак отправлялось только главное: кошелек, кредитки, пара плавок и ежедневных прокладок, подследники, блокнот, ручка. Зачем ей блокнот? Выложила. Подумала, стоит ли запихнуть в пакет сменные джинсы, носки и тонкую куртку, но не стала – все, что нужно, купит позже. Когда сбежит. Ведь самое главное – толстенная пачка денег, стянутых резинкой, — уже покоилось на дне рюкзака под хламом, состоящим из косметики, запасных капроновых чулок и таблеток от головной боли. Потому что головная боль давила часто.
Джо ее убьет, когда обнаружит пропажу. Но ведь это не только его деньги, но и ее – так он всегда говорил. Это их деньги.
Белинда зло хохотнула – ага, как же. Их. Но не он ли всегда убеждал, что когда они накопят достаточно, то купят просторную квартиру, обставят ее новой мебелью, обновят им обоим гардероб, заживут припеваючи? Зажили, как же…
Джо квартиру купил. Но втихаря.
Она узнала об этом лишь потому, что по пьяни об этом случайно проговорился Билл – сука, Билл, он все испортил.
«Нет, не испортил, — крутилась мысль, — он все наладил, он все сделал правильно».
Джо врал ей. Про то, что торговля – дело тонкое, что поиск клиентов – штука сложная, что оружие – то самое оружие, которым он торговал, – это огромный риск, и потому нужно быть осторожным. Осмотрительным, как кролик, стремительным, как удав, и хитрым, как лис. Хитрым он, сволочь, однозначно был. Все откладывал и откладывал по центу – сначала с тех денег, которые брал у нее («Лин, это нам на новую жизнь…»), а она, между прочим, горбатилась за них, разнося в закусочной тарелки с тостами и яичницей, — после откладывал с каждой проданной партии. А сделки месяц за месяцем становились все крупнее, все прибыльнее. И вот, наконец, Джордан по прозвищу Килли (именно это слово белело на его любимой серой майке) отложил столько, что сделался богачом.
Они сделались – так она до вчерашнего дня считала.
Да, до самого вечера, пока вернувшийся с очередного празднования из бара Джо, пойманный на вранье, вдруг не указал своей сожительнице на дверь, заявив, что в новую квартиру он, увы и ах, приведет другую. Другую, которую уже нашел.

Слез не было.
Было давящее ощущение, что мир развалился. Плохонький мир, заскорузлый, но привычный, иногда даже теплый. Мир, в котором Белинда все еще считала Джордана своим парнем, в котором, как рыба в затхлой воде, пыталась прижиться, силясь отыскать уютные и душевные уголки. Их было мало, но она находила: в моментах, когда они вечерами, обнявшись, сидели на диване и смотрели кино на новом широкоэкранном дорогущем телевизоре; когда она гремела на их тесной кухне алюминиевыми кастрюлями; когда шумел, закипая, чайник. Который они, кстати, тоже выбирали в магазине вместе.
Они были семьей – так ей казалось.
Нет, она хотела, чтобы ей казалось, что они были семьей.
Или ей казалось, что ему тоже казалось, что они были семьей?
Насрать.
Главное теперь решить, что взять с собой, а что оставить, – часы тикают. Ее бывший гад со своими головорезами уехал на сделку в Дорнвуд, а это в сутках пути на машине, но время поджимает. Он вернется. Вернется, поедет на склад и увидит, что его заначка, спрятанная в тесном кабинете на дне второго снизу выдвижного ящика стола, пропала. И он сразу поймет, чьих это рук дело.
И бросится в погоню, не простит.
Он сказал ей: «Выметайся!» и уехал в уверенности, что Белинда – та самая Белинда, которая когда-то в нем души не чаяла, — не решится на подобное – воспользоваться своей копией ключа от склада.
Джо знал про складской ключ, но он не подозревал о ключе от кабинета.
Догадается быстро.
Швырнув наполненный добром рюкзак в коридор, Белинда вернулась в гостиную, опустилась на диван и затихла. Какое-то время сидела, злая и опустошенная, затем бросила взгляд на сервант, поднялась с места и открыла стеклянную дверцу, на ручке которой висело покрытое пылью плюшевое сердечко с надписью «Вместе навсегда».
Когда дверца закрылась, сердечко привычно соскользнуло с ручки – оно всегда соскальзывало: когда она убиралась и задевала его боком, орудуя пылесосом; когда Джо натягивал куртку, чтобы выйти покурить на балкон; когда она расставляла на их маленьком столике еду к ужину.
Соскользнуло и теперь. И впервые в жизни не было поднято с пола.

*****

По поводу торговли оружием они спорили часто, и к концу диалога Белинда срывалась на крик, а Джо гневно поджимал губы.
— Зачем ты помогаешь людям убивать друг друга?
— Лин, не начинай.
— Но мы живем на эти деньги. На грязные деньги.
— Деньги грязными не бывают. Бывают грязными руки и мысли.
— И поступки!
— Поступки? Я всего лишь торговец…
— Но не тряпками!
— На тряпках много не заработаешь. Я не заставляю людей жать на курок…
— Но ты даешь им пистолеты и автоматы. И они жмут.
— Не давал бы я, давал бы кто-то другой!
Утопический разговор. Не торговал бы наркотой один, торговал бы другой – убежденно заявлял Килли. Перестану продавать гранаты я, их начнет продавать сосед. «Но почему бы не продавать яблоки на базаре», – хотелось выплюнуть ей, и она сдерживалась, сжимая челюсти. Знала, что ее пошлют гораздо дальше, чем торговать яблоками.
«Дура! – бросят ей неприязненно. – Ты просто наивная и безмозглая дура. Веришь в людскую доброту? Что мир может быть идеальным, теплым и приветливым, где все здороваются друг с другом с утра, жмут руки при встрече и улыбаются, рассказывая о новостях? В мире всегда было оружие. И всегда будет, как и наркотики. А еще в нем будут обиды, гнев, разочарования, месть, боль и много чего еще».
Много, да.
Она знала, что много, потому что все из вышеперечисленного время от времени испытывала сама. Да и много ли требуется для обиды? Одно презрительное слово, косой взгляд, отсутствие звонка, едкая фраза. Для разочарования? Молчание, когда хочется услышать комплимент, отсутствие «спасибо» за ужин, храп в постели тогда, когда готов к занятию любовью. Много ли нужно для гнева и мести?
Отнюдь.
Если собственную обиду и разочарование Белинда еще проглотить могла, то вранье – нет. Ни за что и никогда.

*****

Пузатая и блестящая гранями бутылка коньяка резонировала с серым убранством комнаты, как сунувшаяся в бальном платье под мост к нищим аристократичного вида дама. Бутылка баснословно дорогая, изысканная, люксовая – Джо прикупил ее по случаю продажи двадцати ящиков взрывчатки и собирался открыть на новоселье. Но открыл не он, а она, потому что ее новоселье, а точнее «выселки» из их бывшего дома уже состоялись.
«У тебя есть сутки, чтобы собрать свои вещи и умотать отсюда. Можешь предварительно выспаться и поесть, если хочешь…»
Какая душевная щедрость, какое благородство! Килли вернется через сутки и будет ждать, что его бывшая навсегда захлопнула за собой входную дверь. И Лин захлопнет. Только сначала выпьет за собственное «здравие», попрощается с местом, в котором жила или «пребывала в надежде на лучшее» последние два года, — еще раз пройдется по комнатам, посидит на диване перед выключенной плазмой, послушает гнетущую тишину. Соберется с силами и, наконец, поднимет глаза, чтобы встретиться с новой жизнью.
Новая жизнь, как девица, которая входит в дверь. Она может быть красивой, некрасивой, вульгарной или бранной, тихой, скучной, неприглядной, даже отвратительной, но тебе придется с ней ужиться. Придется съехаться вместе, выделить ей половину полок в шкафу и место в собственной постели и далее терпеть все, что она преподнесет. Потому что выбора нет – нет выбора. Потому что отнюдь не все начинают новую жизнь с понедельника или по собственному желанию. Иногда эта самая жизнь входит в дом, не стучась и не здороваясь, и просто и по-свойски говорит: «Пойдем».
И пойдешь.
Это как со смертью – еще никто не отказался.
Перед тем как навсегда покинуть квартиру Джо, Белинда отпила из пузатой бутылки две стопки, остальное назло Килли вылила в раковину – алкогольная вонь при этом растеклась нестерпимая, — достала хлеб и колбасу, зло хлопнула дверцей старенького дребезжащего холодильника и нацарапала на обрывке бумаге короткую записку:
«Я любила тебя так же, как ты не любил меня». Затем приписала между «Я» и «любила» НЕ, осталась довольна и принялась обуваться.

*****

Она ненавидела каблуки – уродский и неудобный выпендреж, придуманный для того, чтобы чьи-то ноги казались длиннее и чтобы мужские члены вставали быстрее.
«Мудаки, они все мудаки. И если с членом проблемы, то каблуки не помогут. Тупой аксессуар, чтобы привлечь мужское внимание, чтобы показать им – видите, я иду на каблуках, и, значит, я женщина! А без каблуков – не женщина?»
Белинда злилась – ей хотелось надавать Джо по роже. Только ради него она все это время одевалась в платья и юбки, расчесывала и укладывала волосы, натягивала на бритые ноги тесные капроновые чулки, складировала в ящиках кружевное белье и по полчаса накладывала на лицо раздражающий макияж. И что в итоге? Дождь, улица, спортивная кофта и натянутый на голову капюшон, джинсы и полуразвалившиеся, самые удобные в мире кроссовки.
«Да здравствуют кроссовки – обувь всего мира без разделения по половой принадлежности!»
Впереди, словно в назидание, по мокрому асфальту цокала шпильками элегантная молодая девушка в белом плащике, с модной сумочкой и в сапожках; когда мимо проехала дорогая машина и девушке просигналил водитель, Белинда фыркнула.
«Все одно и то же: мы выпендриваемся для них, но они никогда не выпендриваются для нас. Хотят, чтобы со свиньей всегда жила утонченная газель…»
Наверное, как раз одна из таких газелей собиралась жить в новой квартире с Джо, но Лин было в высшей степени на это наплевать. Все пустое, все позади. Она отомстила ему – пнула по яйцам, украв то единственное, что Килли боготворил, – деньги. Не очень, как она считала, большая плата за рассыпавшиеся в прах мечты.
Город мок и напоминал ей сырую кошку, глядящую на сероватый день из подворотни. Блестящие тротуары, смог от выхлопов, почищенная влагой листва – где-то на пороге, уже совсем недалеко, топталась осень. Все быстрее вечереет, все ниже температура, где-то в прошлом остались жаркие деньки, когда до магазина можно было выбежать в шлепках, гетрах и футболке. Прохожие кутались в кофты, натягивали вместо льняных брюк джинсы, доставали из шкафов плащи и ветровки. Вдоль тротуаров плыли над головами прохожих шляпки разноцветных зонтиков.
Носки в кроссовках пропитались влагой; Белинда быстро шагала вдоль по улице. Предпочтение большим и дорогим салонам она решила не отдавать – свернула в одном из закоулков в простую парикмахерскую «Мужская стрижка за 10 долларов, женская за 12», спустилась в подвал по лестнице и почти сразу же уткнулась в стойку, за которой читала дамский журнал администраторша.
— Вам стричься?
Лин стянула с головы мокрый капюшон и стянула с хвоста резинку.
— Да.
— Покраска, сушка – что-нибудь интересует?
— Нет.
— Тогда проходите – мастер свободен. Вам сложную стрижку? Простую?
— Простую. Самую простую, какая есть.
— Хорошо, двенадцать долларов тогда.
Увидев, что с посетительницы больше не содрать, так как та ничем не интересуется, администраторша поскучнела, вернулась к чтению глянцевых страниц, а Белинда прошла к одному из двух стоящих перед прямоугольным зеркалом кресел.

— Под мальчика?
— Да, под мальчика.
— Может быть, вы имеете в виду короткую женскую стрижку? Модельную? С перьями на висках, с филировкой, с мелированием кончиков?
— Под мальчика, — повторила Белинда глухо и бросила на обесцвеченную тетку с расческой в руках неприязненный взгляд. Та взгляд поймала и обиженно поджала губы – мол, я хотела, как лучше.
Мастер принялась остервенело жать на ручку пульверизатора, и каштановая голова Белинды тут же утонула в облаке из мокрых брызг — потекло по челке, векам и лбу, попало в глаза.
Хорошо, что не накрашены.
Заработала, продираясь сквозь длинные спутанные пряди, расческа. Чиркнув несколько раз ножницами, парикмахерша притормозила вновь.
— Вам… насколько коротко?
— Под мальчика, — Лин раздражалась все больше.
— Значит, совсем коротко?
— Совсем.
— Можно машинкой?
— Можно хоть бритвой.
Будто получив разрешение на проведение экзекуции без ограничения уровня боли, тетка уязвлено вздохнула – мол, сама напросилась, — щелкнула кнопкой на спинке изогнутого «Бартона» и принялась водить по затылку клиентки зубастой щеткой-наконечником; с шуршанием потекли вниз по накидке длинные пряди.
— И не жалко?
— Не жалко.
Разговоры Белинду не интересовали.

Каштановые с медным отливом прямые волосы, карие глаза и недлинные ресницы. Полукруглые брови, острый нос и такой же острый подбородок, средней толщины губы – если не накладывать макияж, Белинда напоминала себе неприметную и конопатую лисичку. Конечно, с тональным кремом, тушью и стрелками на веках она смотрелась иначе – женственнее, — но себе нравилась и такой – неприметной.
И еще более неприметной ей следовало стать как можно скорее – Килли будет отслеживать ее с помощью записей с уличных камер и искать, конечно же, будет женщину. А она, одетая в кофту, джинсы, кроссовки, с рюкзаком за плечами (который никогда не носила при нем) и короткой стрижкой очень даже сойдет за тощего паренька. По крайней мере, надеялась, что сойдет. Да, сегодня ей требовалось везение, много везения.
Парикмахерша в процессе работы то и дело пыталась завести с хмурой клиенткой разговор, но та лишь смотрела исподлобья и демонстративно хранила молчание – «не лезь» щурились в ответ на «как вам погодка?» темные глаза, «не лезь» — вторили упрямо поджатые губы. И тетка обиженно умолкала, но ненадолго, лишь для того, чтобы через пару минут вновь поинтересоваться тем, не желает ли посетительница полистать журнальчик – «у нас новые, свеженькие» или пристать с заботливым объяснением о том, где в этом маленьком чулане расположен туалет – «вдруг вам понадобится?».
Лин раздраженно жевала губы. Зачем приставать с болтовней, если видишь, что человеку не до тебя? Зачем навязывать лживую заботу, когда просят отвалить? Чтобы к тебе в конце концов повернулись, улыбнулись и сказали: «Какая ты хорошая/учтивая/внимательная?» «Лучше всех» — ведь именно этого желал услышать в жизни каждый? Всеми своими поступками, намерениями и действиями люди не желали ничего, кроме как услышать «я лучше всех, и, значит, лучше других – я самый-самый».
Вместо «ты самая-самая» Белинде хотелось ответить парикмахерше, что она «поганая болтливая черепаха», которая вот уже пятнадцать минут копается с волосами, когда могла бы обрить две или даже три башки наголо за то же время. Нет, нужно аккуратно обровнять затылок и виски, нужно все-таки взять филировочные ножницы и кропотливо выстригать «перья» на челке.
— Я тороплюсь.
— Я уже почти закончила.
— Не нужно филировку. Срежьте ее!
— Всю?
Недостриженная челка, ожидая своей участи, сиротливо застыла между короткими пухлыми пальцами.
— Всю!
— Но…
— Я сказала, что тороплюсь!
Наконец-то зеленоватые глаза в обрамлении густо накрашенных ресниц вспыхнули гневом, и злополучную челку тут же безжалостно срезала машинка.
— Все!
— Спасибо.
— Пожалуйста.
Они прощались, как враги.
Лин, не глядя на себя в зеркало, поднялась, брезгливым жестом скинула с себя накидку, а парикмахерша, повернувшись объемным задом к посетительнице, принялась сметать щеткой с пола остриженные волосы. И даже зад, не говоря уже о выражении лица, обесцвеченной женщины-мастера, выражали глубочайшее презрение к клиентке-грубиянке.
«Ну и пошла ты!» — витало в пропитанном запахами лака, шампуней и аммиака воздухе.
«И тебе доброго дня, — промолчала Белинда. – Нехер было лезть».

*****

От парикмахерской до вокзала четыре квартала пешего хода, и их Лин шагала нарочито медленно. Не садилась в автобус, не спешила, хоть и желала сорваться на бег, заставляла себя не оглядываться.
«Веди себя, как пацан. Как спокойный прогуливающийся пацан».
Спокойствия внутри не было. В горле стоял прогорклый вкус спрессованного страха, безнадеги и желания поплакать. Она поплачет, да, но не сейчас, а когда доедет до конечной точки, где бы последняя ни находилась, – когда уедет далеко-далеко отсюда, когда вдруг отпустит навалившаяся на плечи паника «а вдруг Джордан вернулся раньше и уже идет следом?», и неотвратимым и отравленным лезвием войдет в душу правда – полное осознание того, что все безвозвратно изменилось.
Хотелось позвонить Кони, но Белинда лишь крепче впивалась пальцами в лямки рюкзака и переставляла по лужам деревянные ноги – левой, правой, левой, правой. Кони звонить нельзя – звонком Лин подставит подругу. Да и что она скажет ей? «Я украла его деньги и теперь в бегах?» Кони ужаснется, но поймет. И, быть может, даже попросится следом, но так нельзя, ни к чему, неправильно – дополнительный риск, разделенный на двоих…
Стриженая голова казалась слишком легкой и постоянно мерзла, хотелось провести пальцами по мокрому и короткому, оставшемуся после длинных прядей ежику, а еще все-таки хотелось выть – волос, несмотря на то, что Белинда наговорила парикмахерше, было жалко.
«Ладно, отрастут», – убеждала она себя, однако увещевания не помогали. Ножницы будто оставили на душе шрамы – болезненные напоминания о том, что больше никогда и ничего уже не будет, как прежде. Ножницы странным образом лишили ее не только шор на глазах, но и «мозговой» девственности. Срезали тупизну лживых несбыточных надежд и еще сильнее обнажили кровавую правду: Лин уезжает из места, которое любила. Насовсем. Навсегда.
Мерзла голова, мерзли промокшие насквозь ноги. Мерзла душа.

Совсем тоскливо ей сделалось, когда до вокзала, откуда в разных направлениях расходились десятки дорог и блестящих рельсовых полос, осталось всего метров двести. Уже высилось перед глазами двухэтажное бетонное здание, шныряла тут и там разношерстная толпа с сумками, у бетонных парапетов курили мужики с обветренными лицами; с остановки, откуда отправлялись автобусы обратно в город, под стеклянной крышей прятался от дождя народ.
Путь обратно в город для нее закрыт. Добравшись сюда, Лин будто пересекла невидимую черту и осталась совсем одна – одна на полотне судьбы, одна в огромном мире, над которым на многие километры вокруг движутся в неизвестность тяжелые серые облака. Вот и она, как облако, скоро отправится в неизвестном направлении. Где закончит путешествие? Где осядет? Зачем? И что по прибытии в новое место будет ждать ее?
Теперь ей хотелось не плакать – реветь, но она никогда не ревела. Не позволит себе и сейчас, когда руку протягивает щербатая попутчица – та самая незваная новая жизнь, — давай, мол, пошли уже – чего торчишь?
Длинным гудком прокричал вдали состав; ему, набирая ход, вторил еще один.
— Давай, мы опоздаем на автобус! – подстегнула набрать скорость одетая в бежевую куртку девчонка своего долговязого попутчика.
О Лин запнулся, невнятно извинился и посеменил прочь тощий мужик в промокшей фетровой шляпе.

Очередь в кассу двигалась медленно, и это бесило.
Помигивало лампочками на стене электронное табло расписания рейсов, гудел хором из сотен голосов просторный и запруженный холл, смеялись и похлопывали друг друга по плечу хорошо одетые, стоящие впереди нее коллеги-бизнесмены.
На мужиков Белинда не смотрела – она смотрела по сторонам и кусала губы. Куда податься? В далекий город, в близкий? Поездом или автобусом? Наверняка Джо попытается мыслить, как беглянка, или же, наоборот, попробует предположить, каких мыслей Лин будет избегать, и, значит, мыслить самостоятельно она не будет – всецело положится на удачу и чужое мнение. Например, мнение кассирши или любое название населенного пункта, которое услышит первым.
Дурной подход, ведь это все равно, что кидать на игральный стол кости в надежде, что тебе выпадут две парные семерки. Удача, удача, сраная удача… На что полагаться – логику, эмоции, случайность? Одно Белинда знала наверняка: она не должна пойти на поводу у паники.
«Думай, девка, думай…»
Думать удавалось плохо. Народ спешил, будоражил мысли, отвлекал. Вот дед с бабкой волокут за собой сумку с шатающимся колесом — у бабки на голове платок, дед едва переставляет ноги – зачем им вообще куда-то ехать? Вот две подружки – судя по ярким чемоданам и хорошему настроению, эти катят на море – «удачи вам, хохотушки, наплавайтесь там за меня». Может, ей тоже на море? Вот только прибрежные зоны дорогие, а ей бы уединение – местечко тихое и затерянное на карте. Бизнесмены бесконечно бубнили про бумаги, отчеты, про то, что сразу по приезду отправятся в ресторан «Морна Тэ», где один из них уже побывал… Чужая жизнь, чужие цели и планы.
Бесконечно медленно, как хромая на обе ноги лошадь, очередь, наконец, доползла до окошка кассирши, и сквозь прозрачную перегородку на Белинду взглянули равнодушные глаза девушки-продавца.
— Куда вам?
Лин вдруг поняла, что так и не определилась с направлением.
— Куда идет ближайший… — поезд? Автобус? Лучше автобус, – автобус?
— В Дорнвуд.
Белинда едва не сматерилась – только туда ей не хватало. Как раз, чтобы повстречаться лицом к лицу с Килли.
— А следом за ним?
— Женщина! Следом за ним с разницей в несколько минут отходят автобусы в двадцати направлениях – вам все перечислить?
Горло свело нервным спазмом.
— На любой из них.
— Вы хотите, чтобы я за вас решала? Думаете, я за этим тут сижу?
Очередь колыхалась и волновалась, как море, – очередь не любила, когда кассиршу задерживали глупыми вопросами.
— Пожалуйста, на любой. Выберите, — тихо попросила Белинда, и девушка какое-то время ошалело смотрела на нее сквозь стекла круглых очков.
Наверное, она хотела сказать «Вы достали со своими заскоками! Я продаю билеты туда, куда меня просят, а не куда случайно ткнут мои пальцы на клавиатуре…» Наверное, ей хотелось сказать это или что-то другое – что-нибудь непристойное, — но покупательница так молила продавщицу глазами, что та, выждав еще несколько секунд, вдруг спросила:
— В Ринт-Крук подойдет?
— Это город? Большой? Далеко?
Накрашенные губы неприязненно поджались – слишком много вопросов; очередь за спиной колыхнулась сильнее.
— Триста километров на север. Город небольшой. Брать билет будете?
— Буду, — обреченно кивнула Белинда и потянулась к рюкзаку.

Отчаяние с новой силой нахлынуло уже в автобусе, по стеклам которого ползли неровные мокрые дорожки. Белинду вдруг затошнило от волнения и страха – она уезжает, уезжает навсегда. Попрощаться бы с Кони – так было бы честно, — но позвонить с вокзального телефона-автомата возможность упущена, а со своего нельзя – Килли отследит звонок. Мелко трясся салон; в двери протискивались, предъявляя билеты контролеру, последние пассажиры – автобус в неизвестный ей Ринт-Крук собирался отправляться через несколько минут. Перед глазами спинка чужого кресла и чужая макушка, а на душе пустота.
Не повезло и с соседом. Не успел пожилой упитанный мужик опуститься рядом, как из небольшой сумки тут же явились на свет прихваченные с собой банки с салатом, вонючим овощным рагу и крошащимся прямо ему на колени хлебом – мужик, чавкая и причмокивая губами, принялся уминать ланч.
«Дома пожрать не мог? — хотелось недобро спросить ей. – Обязательно вонять на весь автобус едой? Не один ведь едешь…»
Она бы и процедила, но сдержалась. Люди всегда ее раздражали, все без исключения, потому что у всех без исключения маршировали толпами в башке тараканы. У молодых, старых, красивых, некрасивых, интеллигентных, у быдла. За всю свою жизнь она не встретила практически ни единого человека, который не нервировал бы ее: поведением, манерами или способом выражаться. Одни ныли, другие красовались, третьи поливали дерьмом все подряд и постоянно искали единомышленников, четвертые бесили высокомерием и эгоизмом. Неужели нет таких, у кого все в норме? Нет, она вовсе не считала, что все в норме у нее самой, – Белинда страдала от слишком прямолинейного характера и зачастую не умела тактично скрыть своего мнения, но она хотя бы была честной. А все вокруг лживыми. Да, практически все…
Чавканье соседа отвлекало от мыслей, а нервозность нарастала. Из закусочной Белинду уволили месяц назад с пометкой «за грубое отношение к клиентам» (ну и пошли вы в жопу — она всего лишь сообщила очередному жирняку, что тому не стоит заказывать сразу четыре сэндвича со свининой, так как он сам уже почти «свинина»), и с тех пор с Кони они виделись нечасто, но подруга будет ее искать. Будет звонить, волноваться, переживать – возможно, даже обратится к Килли с просьбой отыскать внезапно потерявшуюся Лин, а этого нельзя допустить – не нужно ему ее искать. Вдруг Джо заметит пропажу денег не сразу и вдогонку не кинется? А Кони точно ускорит процесс…
— Вы можете дать мне телефон?
Руки Белинды мелко дрожали; сосед перестал жрать и посмотрел на женщину, глаза которой лихорадочно блестели.
— Дайте мне телефон – я сделаю один звонок. Заплачу вам пару баксов, если надо. Мой сел, а это срочно.
Мужик вытер рот тыльной стороной конопатой ладони, осторожно вытащил из кармана пиджака видавший виды сотовый и молча протянул ей.
— Спасибо. Я быстро.
Закрылись двери; автобус начал сдавать назад для разворота.
Номер она помнила наизусть. Когда ей ответили, Лин сбивчиво затараторила:
— Кони? Привет, это я. Слушай, я… поругалась с Джо, я уезжаю. Что? Нет, сильно поругалась, не помиримся. Приехать к тебе не могу, я уезжаю из города. Куда? Не могу пока сказать, ладно? Потом, я потом перезвоню – ты только не говори ему ничего, вообще ничего, хорошо?
На том конце волновались и переживали, на том конце сыпали вопросами, но Белинда отвечала коротко и постоянно повторяла: «Не теряй. Я потом найдусь. И ничего не говори Килли…»
За окном, потонувший в дождевой дымке, плыл запруженный машинами проспект Дарля – в этот серый полдень, сидя в кресле с номером шестнадцать, Лин смотрела на него в последний раз.

Мелкая тряска, бесконечные повороты, капли на лобовом стекле, вяло движущиеся туда-сюда дворники, низкое траурное небо до самого горизонта. Мокрые поля, леса, луга; глядящий вперед водитель, посапывающий сосед.
Белинда пустым взглядом смотрела в окно. Наматывали километры по мокрому шоссе колеса, уносилась прочь прежняя жизнь, а впереди ждала неизвестность. Неизвестность – она хуже всего остального. К знанию о плохом можно привыкнуть, подготовиться, пережить заранее; неизвестность пережить заранее нельзя.
Крутился в памяти их последний разговор, всплывало перед глазами жесткое и уже равнодушное лицо – когда они сделались чужими? Почему люди вообще становятся чужими, в какой момент? Кто виноват – он, она? Оба? Видит Создатель, она старалась. А он?
Да и был ли смысл размышлять?
В какие-то минуты ей думалось не о плохом, а о том моменте, когда они только встретились – тогда Килли улыбался и казался ей настоящим красавчиком. Веселые глаза, широченная улыбка и крепкий привлекательный торс. Джо однажды пришел в закусочную и сразу же похитил ее сердце – увел его с собой на невидимом поводке, заклеймил взглядом «моя», и Белинда вдруг стала его – начала ждать незнакомца на завтрак, обед и ужин. И он почему-то приходил: садился за дальним столиком на красный диван из кожзама и отсылал назад всех, кто к нему подходил, если то была не она – не Лин. Тогда она почти впервые в жизни почувствовала, что нужна. Хотя бы кому-то. И за это новое дивное ощущение была готова подарить мужчине с серыми глазами и беспокойной шевелюрой целый мир. И дарила, как умела.
Но, видимо, не умела, раз снова поля, леса, дождь, храпящий сосед, равнодушный водитель и дорога в никуда.
Месть не ощущалась ни сладкой, ни горькой. Месть – это просто месть, и иногда она необходима для самоуспокоения и для того, чтобы научить другого не быть скотиной. Научится ли Джо? Маловероятно. И он однозначно бросится в погоню, вопрос лишь — когда?
Думы о хорошем исчезли, стоило включиться «херне» — так Белинда называла собственный мозг, «думалку», когда та вдруг начинала простраивать варианты будущего – один другого страшнее.
Что, если Джо приехал домой раньше и уже кинулся за ней в погоню? Может, уже прокрутил записи с видеокамер и понял, что тощий стриженый пацан и есть его «бывшая»? Вот он посмеется… А что, если машина Килли уже несется вслед за ее автобусом… Что, если…?
Свою собственную «думалку» Белинда ненавидела куда сильнее других людей. Иногда ей казалось, что в голове живет инопланетянин – подселенец, который изводит ее страхами, рисует жуткие картины и постоянно предполагает худшее. Интересно, это у всех так или только у нее? Зачем постоянно мыслить о дерьме, когда вокруг его и так хватает, но не думать она не могла – «херня» не отключалась.
Вот и теперь все то время, пока Лин пыталась дремать с закрытыми глазами, «думалка» измывалась над ее воображением: «А что он сделает с тобой, если догонит? Изобьет? Убьет?…Еще эта бутылка в серванте – почему ты ее не оставила? Ты виновата, Лин, сильно виновата, и он будет злой…»
Для того чтобы заглушить голос, она была готова окунуть череп в кадку с ледяной водой, напиться, нанюхаться кокса, вышибить собственный мозг кувалдой, и «херня», зная о том, что ее не отключить, лишь хохотала внутри стриженой под ежик головы.

Глава 2.

Приземистое одноэтажное здание, отсутствие людей у входа и единственный автобус на парковке – тот самый, на котором она приехала. Ринт-Крук действительно оказался маленьким, если не сказать крохотным. От вокзала к городу уходила одна-единственная улица – не заблудишься, — на парковке стояла пустая машина такси. Видимо, водитель в отсутствие работы протирал штанами стул соседнего бара или зашел в помещение, чтобы отлить.
Вместе с Лин во влажный туманный воздух вышло лишь несколько пассажиров – оказывается, это место не являлось конечной точкой по пути следования – далее автобус направлялся куда-то еще. Она не стала выяснять, куда, потому как чертовки устала: всего триста километров, а они пилили почти шесть часов, кружа между холмами, и из-за больной головы Лин почти не поспала. То тряска, то бесконечные торможения — ремонт дороги, — то собственные мысли – все это лишало покоя. И вот теперь она стояла здесь – в забытом Создателем городе, затерявшимся между горами.
Холмы и правда выросли – лишь триста километров, и такая разница в ландшафте. Пембертон, который она покинула этим утром, лежал на равнине, а его сосед по географической карте мог похвастаться не только более дикими пейзажами, но и иной растительностью – склоны облепило множество хвойных деревьев, и оттого запах стоял сырой, густой и ароматный.
Блестели под ногами лужи, дождь закончился; за покрытые соснами вершины цеплялись низкие рваные, похожие на распавшихся призраков облака.
Хорошо, тихо. Точнее, было бы хорошо, если бы Лин приехала сюда на пару дней отдохнуть.
Но она приехала сюда спрятаться. Если повезет.
Вышедшие вместе с ней из автобуса пассажиры давно растворились в конце улицы, а она все стояла у угла под навесом, глядя на горы. Уехал автобус, вновь начало накрапывать; Белинда курила вторую сигарету подряд – надолго задерживала в легких дым, почти не делала паузы между нервными затяжками.
Что, если город окажется совсем маленьким? Настолько, что и не затеряться? Значит, завтра снова в путь? А что, если ее запомнят здесь и потом опишут Джо, ведь в крохотных поселениях любят незнакомцев и сплетни? А что…
Лин усилием воли заставила «думалку» умолкнуть – та задолбала своими вечными «а что, если…». Вот появятся проблемы, тогда будет их решать, а то ведь даже величественным видом насладиться не может – смотрит на него и не видит.
«Видеть будешь позже. Когда уедешь, спрячешь деньги, заляжешь на дно. А пока давай – переставляй ноги! Стоять и фанить будешь позже!»
Гребаная голова! Неужели она сама – Лин – все это думает? Сама себя стегает, сама себя ненавидит, постоянно подгоняет по заду плеткой? Кто бы объяснил, по какому принципу работает человеческое тело? Не может быть, чтобы такие противные мозги принадлежали ей самой – это точно «подселенец».
Окурок пришлось бросить. Доводы, нравились они ей или нет, все же были верными.
Следовало спешить.

Отель в Ринт-Круке – она могла бы догадаться и сама – нашелся тоже в единственном экземпляре. Неприметный, расположенный в нескольких домах от станции: с парковочным местом на целых пять машин, с продолговатым «амбаром», одна стена которого состояла из дверей в апартаменты. Администратор с ключами дневал в домике по соседству.
— День добрый, путешественни…, — «к»? «Ца»? Начавший свою приветственную речь немолодой мужчина за стойкой не смог ее закончить, так как не понял, субъект какого пола перед ним находится. Кофта, широкие джинсы, короткая стрижка и рюкзак… Мужчина, женщина? – Простите, я лишь хотел пожелать доброго дня.
Белинда фыркнула. Сейчас он догадается, что она женщина, – голос не спрячешь, а говорить басом она не умела.
— Добрый. Нужен номер.
— Надолго?
В голове принялись роиться сомнения – насколько задержаться в Ринт-Круке, на день? Или на несколько?
— Пока на сутки. Там видно будет.
— Как скажете. Одноместный номер у нас стоит сорок три доллара – вам подойдет? В нем есть душевая, телевизор, полутороспальная кровать, фен и исправный кондиционер. Интернет и завтрак в стоимость не входят.
— Подойдет. А где здесь можно поесть?
Захваченные из дома бутерброды, уподобившись соседу, Лин сжевала, глядя в утыканное бусинами-каплями окно автобуса.
— Вы у нас впервые?
Вопросы Белинде мешали, как гвоздь в ботинке, – разжимать челюсти не хотелось, но пришлось.
— Впервые.
Не соврешь ведь, что повторно, если совсем ничего не знаешь?
— О, вы, наверное, приехали посмотреть достопримечательности? Если так, я дам вам карту пеших троп и несколько брошюр – они сориентируют вас в том, чем именно славен наш город.
— Благодарю.
— Могу я взглянуть на ваше удостоверение личности?
Ей хотелось сматериться – стоило подумать об этом раньше. Заказать где-нибудь фальшивый паспорт на чужое имя и использовать его для передвижений, но – Создатель-свидетель – она не думала, что уедет так скоро…
«Тогда не стоило пи..ть деньги…»
«Заткнись!»
Вечный спор Белинды-один и Белинды-два. Да, она много о чем не подумала заранее, и что теперь – повеситься на люстре в этом зачуханном холле?
Мужчина за стойкой, наблюдая за тем, как меняются выражения на лице посетительницы, пояснил:
— Я всего лишь взгляну – это для заполнения формы. Даже ксерокопировать не буду.
Черт, нужно было настоять на чужом имени. Соврать, что потеряла документы, что при себе ни паспорта, ни водительского удостоверения, но Лин вдруг почему-то сдулась. Растерялась, поняла, что чертовски устала и уже не способна ни на правдоподобную ложь, ни на то, чтобы предложить администратору взятку. Просто потянулась к рюкзаку и достала документы.
— Спасибо, мисс.
«Пожалуйста, говнюк. Теперь ты, а, значит, и все остальные, знаешь мое настоящее имя».
И, значит, задерживаться здесь точно нельзя. Завтра. Она уедет отсюда на рассвете, доберется до населенного пункта побольше, а там позаботится о том, чтобы заполучить поддельные документы.
Администратор неторопливо заполнял бумажную форму, а Лин в ожидании переминалась с ноги на ногу. И уже тогда, когда она была готова рыкнуть: «Ну, долго мне еще здесь стоять?», ей протянули обратно паспорт и ключ от номера.
— Ваша комната номер шесть, мисс Гейл.
— Спасибо.
— И вам. Чудесного денька в Ринт-Круке.
— Благодарю.
Дверь наружу выпустила ее с мелодичным звоном колокольчика, прикрепленного над дверью.

*****

(Cody Crump – Burn)

Комнату Белинда невзлюбила с первого взгляда – узкую, полутемную, отделанную, как шлюшачий будуар, в бордовых и персиковых тонах.
В Ринт-Круке не нашлось дизайнера интерьеров? Конечно, не нашлось. Скорее всего, апартаменты обставляла по собственному вкусу жена или любовница администратора. А еще более вероятно – он сам.
— Тьфу.
И здесь ей предстояло коротать вечерние часы и ночь.
Похер. Всего одна ночь, а утром женщины по имени Белинда Гейл и след простынет. Тот самый след, который унюхает и по которому понесется, как поганая адская гончая, Джордан.
Или уже понесся.
Болела голова, настроение упрямо продолжало крениться к отметке «рвотно-болотное» — пришлось вывернуть рюкзак наизнанку, высыпать все его содержимое на покрытую шелковым и оттого скользким оранжевым покрывалом кровать и отыскать таблетки. Слишком жесткий блистер оцарапал палец; пластиковый стакан нашелся в ванной – Лин разжевала таблетку, запила ее глотком проточной воды и посмотрелась в зеркало.
Лучше бы не смотрелась: почти лысая голова, темные круги под глазами, затравленное и жестко-упрямое выражение лица – не женщина, а угрюмый звереныш-подросток, едва унесший ноги от своих же, норовящих его покусать дружков.
Ну и жизнь.
Комната на ночь, незнакомый город за окном; куда идти, чтобы купить продуктов? Полная неизвестность. Ей хотелось свернуться на кровати клубком, крепко-крепко обнять себя за колени, уснуть и проснуться где-нибудь еще — в чужом теле, в чужой жизни – там, где светло и солнечно. Где не нужно никуда бежать, где кто-то любит, где хорошо, где известность…
Но есть то, что есть.
Отвернувшись от зеркала с выражением отвращения на лице, Лин вернулась в комнату и присела рядом с кучей барахла, которую минуту назад извлекла из рюкзака. Сверху, прикрытая капроновым носком, лежала перетянутая тонкой резинкой, пачка денег – ее куш. Интересно, сколько здесь? Она вытащила ее из стола Килли, но не пересчитала купюры.
Носок в сторону, резинка на пол – зашелестели в пальцах мятые долларовые банкноты. Спустя какое-то время раздался облегченный и одновременно разочарованный вздох.
Сто сорок пять тысяч.
Много. И мало.
Много, потому что эту сумму она ни в жизнь не заработала бы сама. Мало, потому что ее хватит лишь на билеты, фальшивые документы, а после на то, чтобы какое-то время снимать или же купить простенькое жилье на окраине какого-нибудь города. Крохотную однокомнатную квартирку с сомнительными удобствами – комнатушку. И на еду.
И вновь – что есть, то есть. Выбирать не приходилось: вокруг не солнечная жизнь в теле какой-нибудь красавицы Элоизы Мидлтон, у которой изумительной красоты любящий мужчина, великолепный особняк в центре столицы и на счету миллионы. Она – Белинда, вокруг сраная бордовая комната, в запасе сто сорок пять штук, а желудок сводит от голода. И не свернешься клубком, чтобы отдохнуть, потому что, если свернешься, заколебет или желудок, или собственная голова – неизвестно, что хуже. И пока упомянутая недобрым словом «херня» не включилась, Лин быстро запихала вещи обратно в рюкзак, бросила сверху деньги – помедлила, зачем-то вытащила из пачки тысячу долларов, долго мозговала, куда ее припрятать, затем, осененная идеей, сунула за плоский экран приделанного к стене телевизора. Осталась довольна – деньги крепко сидели за крепежным механизмом.
«Незачем держать все яйца в одной корзине» – дурацкое выражение, но верное. Остальное здесь оставлять опасно – лучше взять с собой.
И да, когда-нибудь, когда она достигнет конечной точки своего путешествия и обустроится на новом месте, то положит деньги в банк. Чтобы никакой ловкий пройдоха не спер, чтобы уже наверняка.
Все, теперь за дверь, чтобы отыскать что-нибудь съестное и закинуть в «топку».
Для побега нужны силы, для размышлений нужны силы, для отдыха тоже нужны силы. Для всего, сучье вымя, на этом свете нужны силы.

*****

Холодильника в номере не оказалось, и потому взять в тесном, похожем на утыканный полками с провизией склад, магазине пришлось лишь то, что не испортилось бы за сутки: хлеб, сыр, банку с куриным паштетом, небольшую упаковку сока, бутыль с питьевой водой и слоеные крекеры. Когда в пластиковую корзину отправилась и маленькая шоколадка, кудрявая немолодая женщина на кассе одобрительно кивнула:
— Эти хорошие. Вон те, в коричневой упаковке горьковатые, хоть и с орехом, а эти – хорошие. Сладенькие.
Как будто Лин нуждалась в чужом мнении по поводу шоколада.
«Экспертша, блин».
Как вообще можно навязывать свое мнение, когда вкусы разные? Может Белинда любила все исключительно горькое и совершенно «несладенькое»? А если бы она взяла другую – ту, что в коричневой упаковке, — тоже бы получила льстивое одобрение? Или же скрытый в глазах упрек?
Хреновы люди. Всегда лезут.
— С вас десять долларов и двенадцать центов.
Центов в кошельке не нашлось, пришлось менять сотню.
В ресторан ей хотелось больше, чем в магазин, но рассиживаться над горячим, пусть и вкусным стейком на глазах у жителей Ринт-Крука не хотелось – поползут слухи. Возможно, кто-то пристанет с расспросами, пожелает завести новое знакомство; маленькие города – они такие. Липучие. Конечно, на мягком стуле, с нормальными столовыми приборами в руках и с бокалом вина ужинать куда приятнее, но придется снова – не в первый и не в последний раз — потерпеть.
Не страшно, обойдется сухим пайком. Вернется в номер, посмотрит телевизор, поваляется на кровати, поспит, в конце концов. А утром первым же рейсом выдвинется прочь отсюда – зря только не посмотрела на расписание, пока курила у здания вокзала.
На пожелания «доброго вечера» Белинда лишь кивнула, плотнее сжала губы, подхватила пакет за шуршащие ручки и отбыла обратно на улицу – в сырой синеватый вечер, в очередной раз мочить неоднократно уже промоченную за долгий день кофту.

Немой и невкусный ужин.
Бубнящий о пользе лосьонов для рук телевизор. Тупой спортивный матч с обилием рекламы на одном, сопливый сериал на другом и нудный диктор на третьем — всего три канала. При нажатии на кнопку пульта «четыре» экран мельтешил — что за дыра?
Датчика дыма она не нашла и потому перед сном закурила прямо в номере – лишь приоткрыла окно. От вида занавешенной пеленой дождя улицы воротило. Снова мокнуть, смотреть на горы и как льет с крыши, чувствовать себя подгнившим листом, упавшим в холодную стремительную реку? Нет, спасибо. До утра вонь из номера выветрится, а, если не выветрится, то пусть администратор сам проветривает «будуар» — с него станется.
За сорок три-то доллара.
И не забыть бы утром про заначку.
Лин хотела, было, встать, чтобы достать банкноты из-за телевизора, но поленилась – заберет утром. Забудет? Никогда. Забыть можно обо всем: собственной гордости и чести, о желаниях, мечтах, друзьях, о том, кем когда-то был и кем хотел стать. Обо всем. Но только не о деньгах.
И потому она погасила надоевший телевизор, дотянула сигарету до фильтра, поднялась, выбросила ее в окно, после чего приоткрыла дверь и похлопала оконной занавеской, пытаясь выгнать дым наружу.
Интересно, где сейчас Килли? Вернулся? Уже был на складе или еще не был?
Итак, «херня» снова включилась.

Создатель свидетель – она не хотела, чтобы все закончилось именно так – словами «выметайся», зло захлопнутой на прощание дверью и кражей. Не хотела и почти тяготилась содеянным. Клокотала внутри ярость, требовавшая справедливости, бурлила горной рекой обида, впадала в пруд печали, разливалась по венам бесконечным чувством вины.
Где и когда она оступилась? Он хотел, чтобы она держала квартиру в чистоте, и она держала. Следила за внешностью? И Лин следила. Тратила последние деньги на красивое белье и обувь, каждый день брила ноги и подмышки, пользовалась целым арсеналом косметики и парфюмерии, лишь бы нравиться ему, лишь бы они не отдалялись.
Отдалились.
Когда?
Килли ведь не всегда был таким – моральным уродом, в которого превратили его большие заработки. Тогда, в самом начале, когда у него была своя автомастерская, а у нее привольная жизнь официантки, наполненная вечерами с подругами, пенным пивом и женской болтовней, они оба были другими. Нормальными. Встречались, мечтали о будущем, не тяготились отсутствием возможности набивать желудки гурманской едой, ценили общность интересов, обожали валяться на кровати и хохотать над дурацкими шутками, которыми раззвиздяйская башка Джордана вечно была полна.
Тогда он часто улыбался.
После – нет. Связался с оружием и начал все больше молчать, хмуриться. Полагал, что занялся «крутым» бизнесом, заматерел, но на деле скурвился, заржавел сердцем.
Прогнил.
Чужая беда еще никому не приносила счастья, а оружие – это беда. Так считала она, но не он. И начались ссоры.
«Отвали, Лин… Не читай мне нотаций… Ты можешь просто помолчать, Лин?»
Дальше хуже.
«Где моя жратва? Не твое дело, почему задержался. И я устал… Дай мне поспать».
Отвали, отвали, отвали. Слишком много «отвали».
Незадолго до сегодняшнего дня Белинда уже знала, что они разойдутся. Они потеряли что-то важное – соединяющую их нить. Она не знала, какие именно слова прозвучат в конце и когда. Кто их скажет – он, она? Сказал он – жестокие, обидные, болезненные.
Интересно, а она красивая – его новая пассия? Большую ли квартиру он купил? В каком районе?
Мысли текли, и остановить их было невозможно. Темный потолок, занавешенный оконный проем, черный прямоугольник выключенного телевизора; несмотря на усталость, сон не шел – с новой силой заметались в голове страхи: а если он уже обнаружил пропажу? Администратор выдаст ее, не задумываясь, – Джордан умеет быть обаятельным и убедительно врать. Баба в магазине тоже ее запомнила…
Давила стенами незнакомая и неуютная комната. Давило ощущение отеля – холодного чужого дома с рядом дверей и похожих друг на друга, как две капли воды, номеров. Здесь было противно жить – на данном этапе ей было бы противно жить везде…
— Это внутри, Лин… Ты сама виновата. Ты сама совершила то, от чего теперь бежишь. Он все еще мог бы быть твоим, если бы ты больше молчала, чаще поддерживала его и улыбалась.
Но она не могла улыбаться: улыбаться означало наступать себе на горло всякий раз, когда хотелось сказать гадость. Нет, не гадость – правду. В последние недели Килли не улыбался тоже – только когда выпьет. А пил он все чаще – дорогое вино, коньяки, портвейны. Он почти что сделался алкоголиком, но она терпела, потому что пьяный он вдруг делался добрым и как будто снова любил ее.
— Дура. Ты всегда была полной дурой – верила его лживым словам, но не верила собственному сердцу.
— Заткнись.
— Я-то заткнусь. Только ситуацию уже не исправить.
— Тогда какого хрена меня теперь пилить? – вопрошала она внутреннего ментора, постоянно изводившего ее упреками.
— Если сейчас не пилить, ты так дурой и останешься…
— Что ты пилишь? За что?
— Потому что все могло быть иначе…
Могло… Могло… Могло. Белинду начинали душить слезы.
— Ты сама виновата.
— Уже слышала.
— Дура…
Сраный подселенец в ее голове вновь принялся за любимую работу – изводить, насиловать логичными доводами, упрекать. Сколько же можно? Зачем? Как остановить мысли? Она не виновата, не виновата, не виновата… это все Килли!
— Конечно, на другого проще свалить…
Лежа в холодной постели, не способная ни заснуть, ни остановить поток изъедающих душу мыслей, Белинда накрыла голову подушкой и зажмурилась.
Хватит. Хватит! Хватит!!!
Снаружи молчал город Ринт-Крук. Снаружи монотонно капало.

*****

Это случилось в два… в три ночи?
Она не слышала ни того, как снаружи подъехала машина, ни того, как отошел в сторону хлипкий язычок дверного замка, – измотанная, слишком крепко заснула. А проснулась уже тогда, когда в темноте с нее вдруг резко сорвали одеяло, дернули за плечо, стащили за руку на пол, а после сразу же ударили по лицу – Белинда вскрикнула, осела, почти мгновенно ослепла от боли.
— Думала удрать, сучка?
Килли!
Ее сразу же начали пинать. Она стояла на четвереньках возле кровати, хрипела, сипела и, чтобы не распластаться по полу, силилась держаться, опираясь на ладони. А удары сыпались один за другим – по голове, по ребрам, по бедрам, коленям, в живот — страшные и без перерыва.
— Деньги мои присвоила, тварь? Решила, что и тебе причитается, Лин? А вот и нет! Нет, слышишь, тварь? Ни цента тебе не причитается!
Белинду тошнило от ужаса. Килли был не просто пьян – он был не в себе. В комнате находился кто-то еще, но она не видела, кто именно, – его друзья? Перед глазами плавали пятна, в голове расцветали адские маки, от каждого нового пинка желудок превращался в камень и грозил вывернуть скудный ужин на ковер; из носа полилась кровь.
Только бы не сломал что-нибудь… Ребра, зубы…
— Видали, как побрилась? И раньше была не красавица, а теперь так вообще… тьфу!
Джордан в свете ночника разглядывал и грубо вертел ее стриженую голову, насмехался прямо в ухо.
— Думала, не разгляжу на камерах? Не узнаю? И не разглядел бы сразу, но ты прокололась, сучка. Ты, как всегда, прокололась – ты позвонила Кони! Полагала, не отслежу чужой телефон? Дура! Дура! Ты всегда была дурой!

Вероника Мелан ★ Путь Воина читать книгу онлайн бесплатно

Вероника Мелан

Последний Фронтир. Том 1. Путь Воина

* * *

От автора: Я всегда знала, что однажды эта песня доконает меня, и тогда я именно под нее начну писать новый роман. Слушая ее год за годом, я не знала, какой именно роман она ознаменует, теперь знаю. Дам Вам один совет: если что-то назойливо кружит вокруг Вашего плеча, не дает покоя и наводит на мысли, хватайте это, превращайте в идею и реализуйте — это все равно, что разделаться с мухой, которая бесконечно зудит. Бац! Все, я собираюсь ее прихлопнуть. Встречайте — «Последний Фронтир».

Важно: Действие первого тома происходит до того, как Джон Сиблинг встретил Яну Касинскую (события описаны в книге «Игра Реальностей. Джон»).

«I wanna take this money, get out of town,
Buy some time, we can make it somehow!
Waiting for a dream to come around
You know me better than that,
Baby I’m not down…»

(Dev — Gateway)

Собираться пришлось в спешке.

Белинда перемещалась по дому хаотично, как наркоман в поисках дозы: от шкафа к шкафу, от ящика к ящику — выдвинула, перерыла, задвинула, распахнула дверцу, перебрала одежду, погремела флаконами и пузырьками, закрыла. Несколько секунд в неподвижном положении с трясущимися руками (Что брать? Что брать?), затем все по новой. Комната, спальня; спальня, комната; ящики-ящики-ящики…

В рюкзак отправлялось только главное: кошелек, кредитки, пара плавок и ежедневных прокладок, подследники, блокнот, ручка. Зачем ей блокнот? Выложила. Подумала, стоит ли запихнуть в пакет сменные джинсы, носки и тонкую куртку, но не стала — все, что нужно, купит позже. Когда сбежит. Ведь самое главное — толстенная пачка денег, стянутых резинкой, — уже покоилось на дне рюкзака под хламом, состоящим из косметики, запасных капроновых чулок и таблеток от головной боли. Потому что головная боль давила часто.

Джо ее убьет, когда обнаружит пропажу. Но ведь это не только его деньги, но и ее — так он всегда говорил. Это их деньги.

Белинда зло хохотнула — ага, как же. Их. Но не он ли всегда убеждал, что когда они накопят достаточно, то купят просторную квартиру, обставят ее новой мебелью, обновят им обоим гардероб, заживут припеваючи? Зажили, как же…

Джо квартиру купил. Но втихаря.

Она узнала об этом лишь потому, что по пьяни об этом случайно проговорился Билл — сука, Билл, он все испортил.

«Нет, не испортил, — крутилась мысль, — он все наладил, он все сделал правильно».

Джо врал ей. Про то, что торговля — дело тонкое, что поиск клиентов — штука сложная, что оружие — то самое оружие, которым он торговал, — это огромный риск, и потому нужно быть осторожным. Осмотрительным, как кролик, стремительным, как удав, и хитрым, как лис. Хитрым он, сволочь, однозначно был. Все откладывал и откладывал по центу — сначала с тех денег, которые брал у нее («Лин, это нам на новую жизнь…»), а она, между прочим, горбатилась за них, разнося в закусочной тарелки с тостами и яичницей, — после откладывал с каждой проданной партии. А сделки месяц за месяцем становились все крупнее, все прибыльнее. И вот, наконец, Джордан по прозвищу Килли (именно это слово белело на его любимой серой майке) отложил столько, что сделался богачом.

Они сделались — так она до вчерашнего дня считала.

Да, до самого вечера, пока вернувшийся с очередного празднования из бара Джо, пойманный на вранье, вдруг не указал своей сожительнице на дверь, заявив, что в новую квартиру он, увы и ах, приведет другую. Другую, которую уже нашел.

Слез не было.

Было давящее ощущение, что мир развалился. Плохонький мир, заскорузлый, но привычный, иногда даже теплый. Мир, в котором Белинда все еще считала Джордана своим парнем, в котором, как рыба в затхлой воде, пыталась прижиться, силясь отыскать уютные и душевные уголки. Их было мало, но она находила: в моментах, когда они вечерами, обнявшись, сидели на диване и смотрели кино на новом широкоэкранном дорогущем телевизоре; когда она гремела на их тесной кухне алюминиевыми кастрюлями; когда шумел, закипая, чайник. Который они, кстати, тоже выбирали в магазине вместе.

Они были семьей — так ей казалось.

Нет, она хотела, чтобы ей казалось, что они были семьей.

Или ей казалось, что ему тоже казалось, что они были семьей?

Насрать.

Главное теперь решить, что взять с собой, а что оставить, — часы тикают. Ее бывший гад со своими головорезами уехал на сделку в Дорнвуд, а это в сутках пути на машине, но время поджимает. Он вернется. Вернется, поедет на склад и увидит, что его заначка, спрятанная в тесном кабинете на дне второго снизу выдвижного ящика стола, пропала. И он сразу поймет, чьих это рук дело.

Читать дальше
КОНЕЦ ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ОТРЫВКА

Понравилась книга?


Вы можете купить эту книгу и продолжить чтение
Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

Последний Фронтир. Том 1. Путь Воина. Вероника Мелан. 2016. Город. (Любовно-фантастические романы)

Пожаловаться на книгу

Автор: Вероника Мелан

Жанр: Любовно-фантастические романы

Серия: Город

Год: 2016

Своровала деньги? Потому что говорил «наши». А еще говорил «люблю», вот только любовь со временем тускнеет, но жажда мести никогда. Пойманная и избитая своим «бывшим» за воровство, Белинда Гейл обнаруживает себя на странном этапе жизни – ни денег, ни идей, куда податься, ни особенного более желания жить.

Странная беседа с незнакомцами на мосту; слова «Иди в монастырь» – пойдет ли? Пойдет, если не побоится принять вызов судьбы и пройти «Путь Воина». Пойдет, если желает обрести мир в голове и в сердце. Пойдет, если не устрашится неразговорчивых монахов, узкоглазых учеников, неизбежных ссадин и синяков, а так же двух судьбоносных встреч – с Джоном Сиблингом и Уорреном Бойдом.

Метки: Повороты судьбы В поисках счастья Жизненные трудности Боевая магия Сверхспособности

Предлагаем Вам скачать ознакомительный фрагмент (не более 20% от всего объема) произведения «Последний Фронтир. Том 1. Путь Воина» автора Вероника Мелан в электронном виде в формате FB2 а также TXT. Также есть возможность скачать данную книгу в других форматах, таких как RTF и EPUB (электронные книги). Предлагаем выбирать для загрузки книги формат FB2 или TXT, которые на данный момент поддерживаются практически каждым мобильным устроиством (в том числе телефонами / смартфонами / читалками электронных книг под управлением ОС Андроид и IOS (iPhone, iPad)) и настольными ПК. Данная книга издана в 2016 году в серии «Город».

Сохранить страничку в социалках/поделиться ссылкой: Скачать ознакомительный фрагмент в разных форматах (текст предоставлен ООО «ЛитРес»)
FB2TXTRTFEPUBЧитать книгу «Последний Фронтир. Том 1. Путь Воина» онлайн
Читать онлайнЗакрыть читалкуЛегально скачать полную версию произведения в элетронном виде (а так же заказать печатную книгу) «Последний Фронтир. Том 1. Путь Воина» можно в книжном интернет магазине Литрес
Купить и скачать

Похожие книги

Императорский отбор

Виктория Свободина Любовно-фантастические романы Отсутствует

Меня зовут Шали Ос. Я ведьма, и этим, в общем-то, все сказано. В родном городке уже давно пытались избавиться от юного опасного дарования в моем лице, и тут, наконец-то, подвернулся удачный случай. В империи объявлен отбор невест для молодого повелителя, и самой именитой красавице моего города тоже …

Боги тоже ошибаются

Эвелина Андерсон Любовно-фантастические романы Отсутствует

Во время дежурства Андрея Кириллова в ярославском роддоме происходит убийство. Ставший главным свидетелем врач вынужден прятаться в лесу, осваивая профессию егеря. Дина, брошенная матерью в младенчестве, ничем не отличается от обычных девочек, кроме чрезвычайно меткой стрельбы из лука. Отправившись …

Машина, сгоревшая от любви

Влад Лукрин Любовно-фантастические романы Отсутствует

Любовный треугольник в новом романе известного российского писателя Влада Лукрина весьма неожиданный. В борьбе за импозантного молодого ученого Марта Григорьевича сходятся две женщины – земная и… робот с внешностью кинозвезды. Живое женское кокетство или безупречная компьютерная программа выйдет поб…

Истории попаданок и попаданцев

Анна Гале Любовно-фантастические романы Отсутствует

Сборник повестей и романов о попаданцах. «Жених для попаданки» – журналистка Лера становится кандидаткой в невесты принца из другого мира, но намерена любым путем вернуться домой.»Визит к прапрадедушке» – чтобы решить все свои проблемы, Лине нужно утащить из прошлого важные бумаги.»Защитники Эликая»…

Другая

Наталья Фор Любовно-фантастические романы Отсутствует

Мир изменился всего за мгновение. Сегодня ты спешишь на свидание, а завтра открываешь глаза триста лет спустя в ледяном мире. Её называли другой, и она ощущала себя такой, пока не почувствовала в себе мощь и экстрасенсорную силу. В этой ледяной стране не только она была особенной, но и тот, чья помо…

Рэй

Вероника Мелан Любовно-фантастические романы Город

Соглашаясь на странный эксперимент под руководством Комиссии, Тамарис Олтон ни о чем не подозревает. Ни о том, что в нее будут стрелять, ни о последующем приобретении странных способностей пара-логика, ни о том, что однажды ее «убийца» пожалует к ней за помощью. Поможет ли? Да. Поначалу из страха, п…

Я твоя черная птица

Елена Федина Любовно-фантастические романы Отсутствует

Если охранять тайную ценность богов, можно жить вечно! Можно даже летать… Но взамен убивать своих близких. Жестокая, несчастная, очень старая, она увидела во сне прекрасный белый город, в котором никогда не была. Этот сон пробудил ее душу. Пробуждение было болезненным, как и невозможная для старухи …

Пагода журавлиного клёкота

Владимир Власов Любовно-фантастические романы Отсутствует

«Пагода журавлиного клёкота» – это некая сфера, где становится понятен птичий язык – клёкот, язык самых совершенных по своему строению птиц, так похожих на людей, посещающих Небо и знающих небесные тайны. То, что они говорят, непонятно людям до тех пор, пока они не проникнут в их язык и не поймут су…

Письмо с этого света

Марианна Рейбо Любовно-фантастические романы Отсутствует

Совершенно неожиданная книга. Жесткая, ироничная, откровенная. Оставляет тревожное ощущение недосказанности и строго охраняемой автором тайны. Графическая четкость житейских событий вдруг смывается волной экзистенциального бунта; шокирующая инфернальность разрешается смешной бытовой неурядицей. Авто…

Планета лотосов

Ольга Морозова Любовно-фантастические романы Отсутствует

Экипаж звездолёта с Земли, совершивший посадку на прекрасную планету, сталкивается там со сладострастными девами, неутомимыми в любовных ласках. Но то, что очень хорошо начинается, не всегда так же хорошо и заканчивается, а за любые удовольствия нередко приходится платить двойную цену… 18+ …

Второй шанс

Наталья Медведская Любовно-фантастические романы Отсутствует

В книгу «Второй шанс» вошли две повести: «Прикосновение ангела» – Саша Кручинина подчинилась родителям и порвала с любимым. Поступила так, как хотели они: вышла замуж за обеспеченного, нужного человека, пошла учиться в институт, выбранный матерью. Теперь у неё замечательный дом, хорошо оплачиваемая …

Показать еще

Последний Фронтир

Своровала деньги? Потому что говорил «наши»! А еще говорил «люблю», вот только любовь со временем тускнеет, но жажда мести никогда. Пойманная и избитая своим «бывшим» за воровство, Белинда Гейл обнаруживает себя на странном этапе жизни — ни денег, ни идей, куда податься, ни особенного более желания жить. Странная беседа с незнакомцами на мосту; слова «Иди в монастырь» — пойдет ли?
       Пойдет, если не побоится принять вызов судьбы и пройти «Путь Воина». Пойдет, если желает обрести мир в голове и в сердце. Пойдет, если не устрашится неразговорчивых монахов, узкоглазых учеников, неизбежных ссадин и синяков, а так же двух судьбоносных встреч — с Джоном Сиблингом и Уорреном Бойдом.

Категории: Остросюжетные любовные романы, Боевая фантастика, Боевое фэнтези


Дата размещения: 17. 04.2017, 12:22

Дата обновления: 13.11.2016, 13:12



6719 просмотров | 12 комментариев | 33 в избранном | 0 наград

Часть текста
для всех Размер: 3,05 алк / 122108 знаков / 9 стр

Хэштег: #Город


Произведение наградили Что такое награждение?

Данное произведение еще не награждали.

Страница не найдена | MIT

Перейти к содержанию ↓
  • Образование
  • Исследование
  • Инновации
  • Прием + помощь
  • Студенческая жизнь
  • Новости
  • Выпускников
  • О MIT
  • Подробнее ↓
    • Прием + помощь
    • Студенческая жизнь
    • Новости
    • Выпускников
    • О MIT
Меню ↓ Поиск Меню Ой, похоже, мы не смогли найти то, что вы искали!
Попробуйте поискать что-нибудь еще! Что вы ищете? Увидеть больше результатов

Предложения или отзывы?

% PDF-1. 4 % 4102 0 объект > endobj xref 4102 64 0000000016 00000 н. 0000004302 00000 п. 0000004453 00000 п. 0000004974 00000 н. 0000005066 00000 н. 0000005664 00000 н. 0000006158 00000 п. 0000006652 00000 п. 0000006740 00000 н. 0000007342 00000 н. 0000008260 00000 н. 0000009257 00000 н. 0000009452 00000 н. 0000009567 00000 н. 0000009680 00000 н. 0000010133 00000 п. 0000010677 00000 п. 0000011377 00000 п. 0000011918 00000 п. 0000012839 00000 п. 0000013399 00000 п. 0000014671 00000 п. 0000015393 00000 п. 0000015986 00000 п. 0000016484 00000 п. 0000016570 00000 п. 0000017275 00000 п. 0000018052 00000 п. 0000018964 00000 п. 0000019406 00000 п. 0000019870 00000 п. 0000020226 00000 п. 0000020652 00000 п. 0000021326 00000 п. 0000022077 00000 п. 0000022799 00000 н. 0000022901 00000 п. 0000023280 00000 п. 0000024110 00000 п. 0000024262 00000 п. 0000025479 00000 п. 0000026468 00000 н. 0000027449 00000 н. 0000032705 00000 п. 0000037766 00000 п. 0000042770 00000 н. s.Ҭ7Fsl9ɩ («uF? * 7 / -l ᧲ H (xJb] 2ibq0zbnu ה Z1’pP ֱ X D ܎ JYvM4n! -Â% Cxyh

Мелан Вероника Блэк Фронтир 1 джилид.

Вероника Мелан

Perbatasan Terakhir. Джилид 1. Джалан Пахлаван

Дари pengarang: Сая селалу таху бахава суату хари лагу Ини акан менялесайкан сая, дан кемудиан сая акан мула менюис роман бару унтукня. Mendengarkannya дари тахун ке тахун, сая тидак таху дженис перчинтаан ян акан диа кенанг, секаранг сая таху. Сая акан члени анда сату насихат: джика шешуату янг мендженгкелкан ди баху анда, менгхантуи дан менчадангкан пемикиран, амбил, убах менджади идея дан лакшанакан — иа сеперти мембунух лалат ян гатал танпа.Бац! Иту сахаджа, сая акан мембантингнйа. Темуи — «Последний рубеж».

Penting: Jilid pertama berlaku sebelum John Sibling bertemu Яна Касинская (peristiwa tersebut dijelaskan dalam buku «Игра реальности. Джон)»

«Saya ingin mengambil wang ini, kelu masar dari bandar35 , кита более мембуатня!

Menunggu impian untuk datang

Anda lebih mengenali saya daripada itu,

Sayang saya tidak turun. .. «

(Dev — Gateway)

Kami mesti bersiap-siap dengan tergesa-gesa.

Belinda bergerak di sekitar rumah dengan kacau-bilau, seperti seorang penagih mencari dos: dari almaci keaci ke almari, dari almari keaci ke almari, dari almaci keaci ke almari — диа мембука, менгакау, менутуп, мембука пинту, мелалуй пакайан, ботол дан гелемунг бердерак, дитутуп. ; билик тидур, билик; котак-котак-котак…

Ханья баранг-баранг утама ян дихантар ке бег галас: домпет, кад кредит, сепасанг челана ренанг дан селуар далам, касут ди бавах каки, ​​буку нота, перо. Mengapa dia memerlukan buku nota? Сая меняаркання. Сая тертанья-танья адаках иа бернилай мемасуккан селуар джинсы, топки дан джакет нипис ке далам бег, тетапи тидак — семуа ян диперлукан акан дибели кемудиан. Била акан меларикан дири. Багайманапун, перкара ян палинг пентинг — себиланган бесар ван, диикат денган тали эластик — суда берсандар ди бахаган бавах бег галас ди бавах сампах янг тердири дарипада косметик, топление нилон ганти дан пил сакит кепала. Керана сакит кепала керап ​​менекан.

Джо акан мембунухня кетика диа менгетахуи бахава диа хиланг. Тетапи ини букан ханья ваннья, тетапи джуга миликня — джади диа селалу берката. ia Mereka wang.

Белинда Кетава денган мара — тенту саджа, ага. Мерека. Тетапи тидакках диа селалу якин бахава кетика мерека менабунг чукуп, мерека акан мембели себуах апартаменты ян луас, менйедиакання денган перабот бару, менгемас кин кедуа-дуа алмари пакайан мерека, дан селидаупанья бахагия? Ками берджая, багаймана…

Апартаменты Joembeli sebuah. Tetapi pada yang licik.

Dia hanya mengetahuinya kerana, ketika mabuk, Bill sengajambiarkannya — jalang, Bill, dia merosakkan semuanya.

«Тидак, диа тидак меросакканнйа,« пемикиран иту берпутар »,« диа менйесуайкан семуанья, диа мелакукан семуанья денган бенар ».

Джо Бербохонг кепаданья. Тентанг хакикат бахава пердаганган адалах масалах ян сукар, бахава менчари пелангган адалах сукар, бахава сенджата — сенджата ян сангат диджуалнйа — адалах рисико бесар, дан олех иту анда перлу берхати-хати. Себагай берхати-хати себагай арнаб, чепат себагай пеньекат боа, дан личик сеперти рубах. Dia licik, bajingan, pasti. Dia menyisihkan segalanya дан menyisihkan satu sen — pertama dari wang yang dia ambil darinya («Лин, ini untuk kehidupan baru …»), dan dia, dengan cara itu, мембунгкук унтук мерека, menghidangkan dalam piring makanel ringan der , — setelah menanggalkannya dengan setiap batch yang dijual. Булан деми булан, таваран семакин бесар дан менгунтунгкан. Олег Иту, Ахирнья, Иордания, Ян Диюлуки Килли (Иту Адалах Ката Путих Пада Футболка Келабу Кегемарання), Менунда Бегиту Баньяк Шехингга Диа Менджади Оранг Кая.

Mereka menjadi — jadi dia berfikir sehingga semalam.

Ya, hingga petang, ketika Joe, yang kembali dari perayaan lain dari bar, tertipu, tiba-tiba menunjukkan pasangannya ke pintu, mengatakan bahawa, sayangnya, dia akan memawa yang lain ke apartmen baru. Сату лаги ян сая суда джумпа.

Тидак ада воздух мата.

Terdapat perasaan luar biasa bahawa dunia ini berantakan. Дуня янь мискин, керас, тетапи биаса, кадангкала хангат. Дуния ди мана Белинда масих menganggap Иордания себагай теман лелакинья, ди мана, сеперти икан ди аир апак, диа берусаха менетап, берусаха менкари судут янь ньяман дан тулус.Тердапат себиланган кечил дари мерека, тетапи диа дапати: ди саат-саат кетика малам мерека салинг берпелукан, дудук ди диван дан менонтон файлем ди ТВ лайар лебар ян махал; кетика диа менгегаркан куали алюминий ди дапур мерека ян семпит; кетика церек менгелуаркан суара, мендидих. Ян мана, мерека джуга мемилих ди кедай берсама.

Мерека келуарга — джади диа фикир.

Tidak, dia inginmbuatnya merasa sepertimemeka keluarga.

Атау адаках диа джуга меньянгка мерека келуарга?

Perkara utama sekarang adalah memutuskan apa yang akan diambil dengan anda dan apa yang harus ditinggalkan — джем бердетик.Bekas reptilianya dengan samsengnya pergi ke Dornwood Untukmbuat perjanjian, дан ini adalah perjalanan sehari dengan kereta, tetapi masa hampir habis. Dia akan kembali. Диа акан кембали, перги ке гуданг дан мелихат бахава симпананнья, янтерсембуньи ди педжабат янь семпит ди бахагян бавах лачи кедуа дари бавах меджа, телах хиланг. Дан диа акан сегера мемахами карья шиапа иту.

Дан диа акан тербуру-буру далам менгеджар, диа тидак акан мемаафкан.

Dia memberitahunya: «Келуар!» дан менинггалкан кеперчайан бахава Белинда — Белинда ян сама ян пернах мемарахинья — тидак акан берани мелакукан иници — унтук менгунакан салинан кунчи гудангня.

Джо таху тентанг кунчи гуданг, тетапи диа тидак менедари кунчи педжабат.

Akan meneka dengan cepat.

Membuang begin galas yang penuh dengan kebaikan ke koridor, Belinda kembali ke ruang tamu, duduk di sofan dan terdiam. Диа дудук себентар, мара дан ханкур, лалу мелирик ке буфет, бангкит дари темпат дудукнйа дан мембука пинту кака, ди пеганган янь тергантунг джантунг меуах дитутуп денган дебу денган ката-ката Берсама селаманья.

Apabila pintu ditutup, jantung seperti biasa meluncur dari pegangan — ia selalu tergelincir: ketika dia melepaskan дан Menyentuhnya ke samping, memegang pembersih vakum; ketika Joe menarik jaketnya untuk merokok di balkoni; ketika dia meletakkan makanan Untuk makan malam di atas meja kecilmereka.

Слайд секаранг. Дан унтук пертама калинья далам хидуп сая, тидак тэрангкат дари лантай.

Mereka sering berdebat mengenai perdagangan senjata, dan pada akhir dialog, Belinda akan menjerit дан Joe memuncungkan bibirnya dengan marah.

— Mengapa anda menolong orang salingmbunuh?

— Линь, джанган мулакан.

— Tetapi kita hidup dengan wang ini. Dengan wang kotor.

— Ван тидак пернах котор. Tangan dan fikiran kotor.

— Дэн тиндакан!

— Тиндакан? Saya hanya seorang peniaga…

— Tetapi tidak dengan kain buruk!

— Анда тидак акан мендапат баньяк ван. Saya tidak memaksa orang menarik pencetus …

«Пистолет Tetapi anda memberi Mereka дан сенапанг. Дан мерека менекан.

— Saya tidak akan memberi, orang lain akan memberi!

Perbualan utopia. акан бердаганг, Килли менйатакан денган якин. Сая акан берхенти менджуал буах делима, джиран сая акан мула менджуалйа. «Тапи менгапа тидак менджуал апел ди пасар», диаинджин менйембурканнйа, дан диа менахан ранхан. Диа таху бахава диа акан дихантар лебих джаух дарипада менджуал эпал.

«Бодох! — акан мембуанг пермусухання. — Анда ханья оранг бодох ян наиф дан танпа отак. Адаках анда мемперчайай кебайкан манусиа? Mereka bertemu дан tersenyum ketika bercakap mengenai berita itu? Selalu ada senjata di dunia. Dan ia akan selalu seperti dadah. Ia juga akanmbenci, marah, kecewa, dendam, sakit dan banyak lagi.»

Banyak, ya.

Dia tahu banyak perkara, kerana semua perkara di atas dari semasa ke semasa mengalami dirinya sendiri. Dan berapa banyak yang diperlukan untuk terluka? Satu perkataan yang menghina, frakilas. Untuk kekecewaan? Diam, ketika anda ingin Mendengar Pujian, jangan «terima kasih» Untuk makan malam, berdengkur di tempat tidur ketika anda sudah bersedia untuk bercinta. kekecewaannya sendiri, maka kebohongan — тидак.Тидак пернах, тидак пернах.

* * *

Дари пенгаранг: Сая селалу таху бахава суату хари лагу иници акан менялесайкан сая, дан кемудиан сая акан мула менюис роман бару унтукня. Mendengarkannya дари тахун ке тахун, сая тидак таху дженис перчинтаан ян акан диа кенанг, секаранг сая таху. Сая акан члени анда сату насихат: джика шешуату янг мендженгкелкан ди баху анда, менгхантуи дан менчадангкан пемикиран, амбил, убах менджади идея дан лакшанакан — иа сеперти мембунух лалат ян гатал танпа.Бац! Иту сахаджа, сая акан мембантингнйа. Темуи — «Последний рубеж».

Penting: Jilid pertama berlaku sebelum John Sibling bertemu Яна Касинская (peristiwa tersebut dijelaskan dalam buku «Игра реальности. Джон)»
Бели седикит маса, кита более мембуатня!
Menunggu impian untuk datang
Anda lebih mengenali saya daripada itu,
Sayang saya tidak turun… «

(Dev — шлюз)

Kami mesti bersiap-siap dengan tergesa-gesa.

Belinda bergerak di sekitar rumah dengan kacau-bilau, seperti seorang penagih mencari dos: dari almari ke almari, dari laci ke laci — diambuka, mengacau, menutup, membersuka pintu, melalui pakaian, dari laci ke laci. Беберапа саат далам кеадаан тидак бергерак ​​денган берджабат танган (Апа ян харус диамбил? Апа янг харус диамбил?), Кемудиан секали лаги билик, билик тидур; билик тидур, билик; котак-котак-котак…

Ханья баранг-баранг утама ян дихантар ке бег галас: домпет, кад кредит, сепасанг челана ренанг дан селуар далам, касут ди бавах каки, ​​буку нота, перо. Mengapa dia memerlukan buku nota? Сая меняаркання. Сая тертанья-танья адаках иа бернилай мемасуккан селуар джинсы, топки дан джакет нипис ке далам бег, тетапи тидак — семуа ян диперлукан акан дибели кемудиан. Била акан меларикан дири. Багайманапун, перкара ян палинг пентинг — себиланган бесар ван, диикат денган тали эластик — суда берсандар ди бахаган бавах бег галас ди бавах сампах янг тердири дарипада косметик, топление нилон ганти дан пил сакит кепала.Керана сакит кепала керап ​​менекан.

Джо акан мембунухня кетика диа менгетахуи бахава диа хиланг. Тетапи ини букан ханья ваннья, тетапи джуга миликня — джади диа селалу берката. ia Mereka wang.

Белинда Кетава денган мара — тенту саджа, ага. Мерека. Тетапи тидакках диа селалу якин бахава кетика мерека менабунг чукуп, мерека акан мембели себуах апартаменты ян луас, менйедиакання денган перабот бару, менгемас кин кедуа-дуа алмари пакайан мерека, дан селидаупанья бахагия? Ками берджая, багаймана…

Апартаменты Joembeli sebuah. Tetapi pada yang licik.

Dia hanya mengetahuinya kerana, ketika mabuk, Bill sengajambiarkannya — jalang, Bill, dia merosakkan semuanya.

«Тидак, диа тидак меросакканнйа,« пемикиран иту берпутар »,« диа менйесуайкан семуанья, диа мелакукан семуанья денган бенар ».

Джо Бербохонг кепаданья. Тентанг хакикат бахава пердаганган адалах масалах ян сукар, бахава менчари пелангган адалах сукар, бахава сенджата — сенджата ян сангат диджуалнйа — адалах рисико бесар, дан олех иту анда перлу берхати-хати.Себагай берхати-хати себагай арнаб, чепат себагай пеньекат боа, дан личик сеперти рубах. Dia licik, bajingan, pasti. Dia menyisihkan segalanya дан menyisihkan satu sen — pertama dari wang yang dia ambil darinya («Лин, ini untuk kehidupan baru …»), dan dia, dengan cara itu, мембунгкук унтук мерека, menghidangkan dalam piring makanel ringan der , — setelah menanggalkannya dengan setiap batch yang dijual. Булан деми булан, таваран семакин бесар дан менгунтунгкан. Олег Иту, Ахирнья, Иордания, Ян Диюлуки Килли (Иту Адалах Ката Путих Пада Футболка Келабу Кегемарання), Менунда Бегиту Баньяк Шехингга Диа Менджади Оранг Кая.

Mereka menjadi — jadi dia berfikir sehingga semalam.

Ya, hingga petang, ketika Joe, yang kembali dari perayaan lain dari bar, tertipu, tiba-tiba menunjukkan pasangannya ke pintu, mengatakan bahawa, sayangnya, dia akan memawa yang lain ke apartmen baru. Сату лаги ян сая суда джумпа.

Тидак ада воздух мата.

Terdapat perasaan luar biasa bahawa dunia ini berantakan. Дуня янь мискин, керас, тетапи биаса, кадангкала хангат. Дуния ди мана Белинда масих menganggap Иордания себагай теман лелакинья, ди мана, сеперти икан ди аир апак, диа берусаха менетап, берусаха менкари судут янь ньяман дан тулус. Тердапат себиланган кечил дари мерека, тетапи диа дапати: ди саат-саат кетика малам мерека салинг берпелукан, дудук ди диван дан менонтон файлем ди ТВ лайар лебар ян махал; кетика диа менгегаркан куали алюминий ди дапур мерека ян семпит; кетика церек менгелуаркан суара, мендидих. Ян мана, мерека джуга мемилих ди кедай берсама.

Мерека келуарга — джади диа фикир.

Tidak, dia inginmbuatnya merasa sepertimemeka keluarga.

Атау адаках диа джуга меньянгка мерека келуарга?

Perkara utama sekarang adalah memutuskan apa yang akan diambil dengan anda dan apa yang harus ditinggalkan — джем бердетик.Bekas reptilianya dengan samsengnya pergi ke Dornwood Untukmbuat perjanjian, дан ini adalah perjalanan sehari dengan kereta, tetapi masa hampir habis. Dia akan kembali. Диа акан кембали, перги ке гуданг дан мелихат бахава симпананнья, янтерсембуньи ди педжабат янь семпит ди бахагян бавах лачи кедуа дари бавах меджа, телах хиланг. Дан диа акан сегера мемахами карья шиапа иту.

Дан диа акан тербуру-буру далам менгеджар, диа тидак акан мемаафкан.

Dia memberitahunya: «Келуар!» дан менинггалкан кеперчайан бахава Белинда — Белинда ян сама ян пернах мемарахинья — тидак акан берани мелакукан иници — унтук менгунакан салинан кунчи гудангня.

Джо таху тентанг кунчи гуданг, тетапи диа тидак менедари кунчи педжабат.

Akan meneka dengan cepat.

Membuang begin galas yang penuh dengan kebaikan ke koridor, Belinda kembali ke ruang tamu, duduk di sofan dan terdiam. Диа дудук себентар, мара дан ханкур, лалу мелирик ке буфет, бангкит дари темпат дудукнйа дан мембука пинту кака, ди пеганган янь тергантунг джантунг меуах дитутуп денган дебу денган ката-ката Берсама селаманья.

Apabila pintu ditutup, jantung seperti biasa meluncur dari pegangan — ia selalu tergelincir: ketika dia melepaskan дан Menyentuhnya ke samping, memegang pembersih vakum; ketika Joe menarik jaketnya untuk merokok di balkoni; ketika dia meletakkan makanan Untuk makan malam di atas meja kecilmereka.

Слайд секаранг. Дан унтук пертама калинья далам хидуп сая, тидак тэрангкат дари лантай.

* * *

Mereka sering berdebat mengenai perdagangan senjata, dan pada akhir dialog, Belinda akan menjerit dan Joe memuncungkan bibirnya dengan marah.

— Mengapa anda menolong orang salingmbunuh?

— Линь, джанган мулакан.

— Tetapi kita hidup dengan wang ini. Dengan wang kotor.

— Ван тидак пернах котор. Tangan dan fikiran kotor.

— Дэн тиндакан!

— Тиндакан? Saya hanya seorang peniaga …

— Tetapi tidak dengan kain buruk!

— Анда тидак акан мендапат баньяк ван. Saya tidak memaksa orang menarik pencetus …

«Пистолет Tetapi anda memberi Mereka дан сенапанг. Дан мерека менекан.

— Saya tidak akan memberi, orang lain akan memberi!

Perbualan utopia. акан бердаганг, Килли менятакан денган якин.Сая акан берхенти менджуал буах делима, джиран сая акан мула менджуальнйа. «Тапи менгапа тидак менджуал апел ди пасар», dia ingin menyemburkannya, dan dia menahan, mengepalkan rahangnya. Диа таху бахава диа акан дихантар лебих джаух дарипада менджуал эпал.

«Бодох! — акан мембуанг пермусухання. — Анда ханья оранг бодох ян наиф дан танпа отак. Адаках анда мемперчайай кебайкан манусиа? Mereka bertemu дан tersenyum ketika bercakap mengenai berita itu? Selalu ada senjata di dunia.Дан иа акан селалу сеперти дадах. Ia juga akan members, marah, kecewa, dendam, sakit dan banyak lagi. «

Banyak, ya.

Dia tahu banyak perkara, kerana semua perkara di atas dari semasa ke semasa mengalami dirinya sendiri. Dan berapa banyak yang diperlukan untuk terluka? Satu perkataan yang menghina, locilas. Untuk kekecewaan? Diam, ketika anda ingin Mendengar pujian, jangan «terima kasih» Untuk makan malam, berdengkur di tempat tidur ketika anda sudah bersedia untuk bercinta.Berapa banyak yang diperlukan untuk marah danmbalas dendam?

Sekiranya Belinda masih dapat Menelan kebencian dan kekecewaannya sendiri, maka kebohongan — tidak. Тидак пернах, тидак пернах.

* * *

Себотол коньяк ян бериси периук, беркилау денган аспек, бергема денган хиасан билик ян келабу, сеперти сеоран ванита денган гаун бола ди бавах джамбатан унтук пенгемис ян келихатан банг. Botolnya sangat mahal, indah, mewah — Джо мембелинья пада кесемпатан пенджуалан дуа пулух котак бахан летупан дан акан мембуканйа унтук пеманасан румах.Тетапи букан диа ян мембуканья, тетапи диа, керана пеманасан руманья, атау лебих тепатня «пенгусиран» дари румах мерека себелумнья телах терджади.

«Анда мэмпуньяи маса унтук менгемас баранг-баранг анда дан келуар дари шини. Анда болех тидур лебих авал дан макан джика анда маху …»

Апа кемурахан хати, апа бангсаван! Killy akan kembali dalam sehari дан akan menunggu mantannya Untuk selamanya, член pintu depan di belakangnya. Дэн Линь акан членство. Hanya pada mulanya dia akan minum untuk «kesihatan» sendiri, mengucapkan selamat tinggal di tempat di mana dia tinggal atau «tinggal dengan harapan yang terbaik» selama dua tahun terakhir, — sekali lagi berjalan dua tahun terakhir, — sekali lagi berjalan dua tahun terakhir, — sekali lagi berjalan dua tahun terakhir, — sekali lagi berjalan dua melaldukang dilik, di dengarkan keengan yang menindas. Акан mengumpulkan kekuatan дан, akhirnya, mencari Untuk menemui kehidupan baru.

Kehidupan baru, seperti seorang gadis yang berjalan melalui pintu. Диа болех кантик, джелек, вульгарный атау касар, пендиам, мембосанкан, тидак седап дипанданг, бахкан менджиджиккан, тетапи и харус акур денгання. Кита харус бергерак ​​берсама, членаникан сепарух рак ди далам алмари дан темпат ди темпат тидурня сендири, дан кемудиан менанггунг семуа ян акан дисаджиканнья. Керана тидак ада пилихан — тидак ада пилихан.Kerana tidak semua orang memulakan kehidupan baru pada hari Isnin atau Mereka sendiri. Каданг-каданг кехидупан иници мемасуки румах танпа менгетук атау членани салам, дан денган седерхана дан денган чара терсендири менгатакан: «Мари кита перги».

Дан Анда Акан Перги.

Ia seperti kematian — belum ada yang menolak.

Sebelum meninggalkan pangsapuri Joe selamanya, Belinda meminum dua tembakan dari botol berisi periuk, selebihnya walaupun Killy menuangkan ke dalam singki — bau alkohol pada waktu yang samamememebak tak bertingelan marebak tak tertangelankande дан менчакар кататан пендек ди атас сехелаи кертас:

«Аку менчинтайму сама сеперти каму тидак менчинтайку. «Kemudian dia menambahkan TIDAK antara» Saya «dan» dicintai «, puas dan mula memakai kasut.

* * *

Dia benci tumit — pertunjukan yang jelek dan tidak selesa yang dirancang мембран дэнгатангуат лэби сэсеора lebih pantas.

«Bajingan, Mereka semua bajingan. Дан Джика Ада Масалах Денган Анггота, Тумит Тидак Акан Мембанту. Aksesori tumpul untuk menarik perhatian lelaki, untuk menunjukkannya — anda lihat, saya berjalan di tumit, дан itu bermakna saya seorang wanita! Дан танпа тумит — букан ванита? «

Белинда мара — диа маху менампар ваджах Джо.Hanya Untuk kepentingannya, dia selama ini mengenakan gaun dan rok, menyisir dan menggayakan rambutnya, menarik stoking nilon yang ketat di kakinya yang dicukur, menyimpan seluar dalam berenda di laci yang dan melakanjah di laci. Дан апаках хасильня? Hujan, jalan, baju sejuk дан tudung menutupi kepala, seluar jeans dan kasut yang paling selesa di dunia.

«Kasut panjang — kasut dari seluruh dunia tanpa perbezaan jantina!»

Ди депан, сеакан-акан унтук пендидикан, соранг гадис муда ян елеган денган джас худжан путих, денган бег танган дан касут янг бергая бердерай денган джепит рамбут ди атас аспал басах; кетика себуах керета махал мелинтас дан пеманду мембунйикан хон гадис иту, Белинда менденгус.

«Itu semua sama: kami pamer Untuk Méreka, tetapimerka tidak pernah pamer untuk kami. Мерека менингинкан руса халус унтук селалу хидуп берсама баби …» tidak peduli tentang itu. Semua kosong, semuanya ada di belakang. Диамембалас дендам кепаданйа — мененданг бола, менчури сату-сатунья перкара ян Килли идола — ван. Tidak banyak, seperti yang dia fikirkan, harga yang besar Untukmbayar impian yang telah runtuh.

Bandar itu basah dan mengingatkannya akan kucing lembap yang melihat hari kelabu dari pintu masuk. Trotoar berkilat, kabut asap, dedaunan disapu dengan kelembapan — ди суату темпат ди депан пинту, тидак джаух, мусим лурух менгинджак-инджак. Малам семакин гелап дан лебих чепат, сухунья семакин седжук, ди суату темпат ди маса лалу тердапат хари-хари панас кетика и болех берлари ке кедай денган сандалии, леггинсы дан кемеджа-т. Оранг-янь lewatmbungkus baju sejuk, memakai seluar jeans dan bukannya seluar белье, mengeluarkan jas hujan dan jaket angin dari almari.Topi payung pelbagai warna melayang ди sepanjang trotoar di atas kepala орангутанг янь lewat.

Топка далам касут дирандам далам келембапан; Белинда berjalan dengan pantas di jalan. Dia memutuskan untuk tidak memberi keutamaan kepada salun besar dan mahal — dia mengubah di salah satu jalan belakang menjadi pendandan rambut sederhana «Potongan rambut lelaki dengan harga $ 10, wanita 12 tahunmp», menuruningebahir танган кеа хан руанг банан темпат мембака маджалах пентадбир.

— Adakah anda memerlukan potongan rambut?

Lin menarik tudung basah dari kepalanya дан menarik elastik dari ekornya.

— Лукисан, пенгеринган — адаках анда берминат денган апа-апа?

— Кемудиан масук — tuannya percuma. Potongan rambut sukar untuk anda? Рингкас?

— Рингкас. Ян палинг муда.

— Байклах, дуа белас долар кемудян.

Melihat bahawa tidak ada lagi yang mengganggu pengunjung, kerana dia tidak berminat dengan apa-apa, pentadbir bosan, kembalimbaca halaman yang berkilat, dan Belinda berjalan ke salah satu tepatdari dua kerusi.

— Di bawah budak itu?

— Я, унтук будак лелаки.

— Mungkin anda bermaksud potongan rambut wanita pendek? Модель? Dengan bulu di pelipis, dengan penipisan, dengan sorotan di hujungnya?

«Di bawah bocah itu», Белинда berulang-ulang dengan muram dan melirik pandangan yang tidak menyenangkan pada bibi yang berubah warna dengan sisir di tangannya. Dia melihat sekilas dan mengetap bibir tersinggung — мерека берката, сая махукан ян тербайк.

Туан мула менекан денган марах пада пемеганг ботол сембуран, дан кепала кастанье Белинда лангсунг тенггелам далам аван сембуран басах — иа менгалир ке пони, келопак мата дан дахинья, дан масук ке матанья.

Ада байкня мерека тидак мемакай алат солек .

Diperolehi melalui helai kusut panjang, sisir. Gunting beberapa kali, pendandan rambut diperlahankan lagi.

«Унтукму … себерапа пендек?»

— Di bawah budak lelaki itu, — Lin semakin kesal.

— Джади, сангат пендек?

— Сама секали.

— Bolehkah saya menggunakan mesin taip?

— Anda sekurang-kurangnya boleh menggunakan pisau cukur.

Сеолах-олах диа телах мендапат изин унтук мелакукан эксекуси танпа мембатаси тингкат кесакитан, биби иту менгела нафас, менгатакан бахава диа меминта иту сендири, менгклик бутанг ди белаканджан мэнгэра мэнгэла дэнглэнгл мэнгэла дэнглэнгл дэнглэнгл дэнглэнгл дэнглэнглэнглэнгэла дэнгэла; helai rambut panjang berlari ke bawah jubah dengan gemerisik.

— Дэн тидак саянг?

— Тидак саянг.

Belinda tidak berminat untuk bercakap.

Rambut lurus berwarna coklat tembaga, mata coklat dan bulu mata pendek. Кенинг сепара булат, хидунг таджам дан дагу таджам ян сама, бибир тебал седерхана — джика анда тидак мемакаи алат солек, Белинда менингаткан диринья акан мусанг ян тидак келихатан дан бербинтик-бинтик. Sudah tentu, dengan asas, maskara dan anak panah di kelopak mata, dia kelihatan berbeza — lebih feminin — tetapi dia menyukai dirinya sendiri dan ini — tidak mencolok.

Дан диа семестинья менджади семакин тидак келихатан сецепат мунгкин — Килли акан мэнгесаннья менггунакан ракаман дари камера джаланан дан, тенту саджа, акан менчари соран ванита. Дан диа, ян менгенакан джакет, селуар джинсы, касут, денган бег галас ди атас бахунья (ян тидак пернах дипакаинья денгання) дан потонган рамбут пендек, сангат шесуай унтук анак лелаки ян куруш. Sekurang-kurangnya saya berharap ia akan berjaya. Ya, hari ini dia memerlukan nasib, banyak keberuntungan.

Pendandan rambut sedang dalam proses bekerja sekarang dan kemudian cuba memulakan perbualan dengan pelanggan yang suram, tetapi dia hanya kelihatan cemberut дан менипу диам — «джанган масук» менйипит себагаи тиндак балас кеп? мата гелап, «джанган перги» — бергема бибир ян керас кепала.Дан макчик иту тердиам, терсинггунг, тетапи тидак лама, ханья унтук бертанья далам беберапа минит лаги адаках пенгунджунг ингин мелихат мелалуй маджалах — «ками мэмпуньяй ян бару, сегар» атау менгангаги тентман дэнгэла пенджалда дэнгандиан тентманг дэнгель маньял пенджалда Багаймана джика анда мемлуканнья? »

Вероника Мелан

Perbatasan Terakhir. Джилид 1. Джалан Пахлаван

* * *

Дари Пенгаранг: Сая Селалу Таху Бахава Суату Хари Лагу Ини Акан Менялесайкан Сая, Дан Кемудиан Сая Акан Мула Менулис Роман Бару Унтукня.Mendengarkannya дари тахун ке тахун, сая тидак таху дженис перчинтаан ян акан диа кенанг, секаранг сая таху. Сая акан члени анда сату насихат: джика шешуату янг мендженгкелкан ди баху анда, менгхантуи дан менчадангкан пемикиран, амбил, убах менджади идея дан лакшанакан — иа сеперти мембунух лалат ян гатал танпа. Бац! Иту сахаджа, сая акан мембантингнйа. Темуи — «Последний рубеж».

Penting: Jilid pertama berlaku sebelum John Sibling bertemu Яна Касинская (peristiwa tersebut dijelaskan dalam buku «Игра реальности.Иоанна)

«Saya ingin mengambil wang ini, keluar dari bandar,
Beli sedikit masa, kita bolehmbuatnya!
Menunggu impian untuk datang
Anda lebih turkey mengenali saya daripada itu, saya34
saya34 . »

(Dev — Gateway)

Kami mesti bersiap-siap dengan tergesa-gesa.

Belinda bergerak di sekitar rumah dengan kacau-bilau, seperti seorang penagih mencari dos: dari almari ke almari, dari laci ke laci — diambuka, mengacau, menutup ,mbuka pintu, melalutui pakaian, botoldean geklembu.Беберапа саат далам кеадаан тидак бергерак ​​денган берджабат танган (Апа ян харус диамбил? Апа янг харус диамбил?), Кемудиан секали лаги билик, билик тидур; билик тидур, билик; котак-котак-котак …

Ханя баранг-баранг утама ян дихантар ке бег галас: домпет, кад кредит, сепасанг челана ренанг дан селуар далам, касут ди бавах каки, ​​буку нота, пер. Mengapa dia memerlukan buku nota? Сая меняаркання. Сая тертанья-танья адаках иа бернилай мемасуккан селуар джинсы, топки дан джакет нипис ке далам бег, тетапи тидак — семуа ян диперлукан акан дибели кемудиан.Била акан меларикан дири. Багайманапун, перкара ян палинг пентинг — себиланган бесар ван, диикат денган тали эластик — суда берсандар ди бахаган бавах бег галас ди бавах сампах янг тердири дарипада косметик, топление нилон ганти дан пил сакит кепала. Керана сакит кепала керап ​​менекан.

Джо акан мембунухня кетика диа менгетахуи бахава диа хиланг. Тетапи ини букан ханья ваннья, тетапи джуга миликня — джади диа селалу берката. ia Mereka wang.

Белинда кетава денган марах — тенту саджа, ага.Мерека. Тетапи тидакках диа селалу якин бахава кетика мерека менабунг чукуп, мерека акан мембели себуах апартаменты ян луас, менйедиакання денган перабот бару, менгемас кин кедуа-дуа алмари пакайан мерека, дан селидаупанья бахагия? Ками берджая, багаймана …

Апартаменты Joe membersi sebuah. Tetapi pada yang licik.

Dia hanya mengetahuinya kerana, ketika mabuk, Bill sengajambiarkannya — jalang, Bill, dia merosakkan semuanya.

«Тидак, диа тидак меросаккання,» пемикиран иту берпутар, диа менйесуайкан семуанья, диа мелакукан семуанья денган бенар.«

Джо бербохонг кепаданья. Тентанг хакикат бахава пердаганган адалах масалах ян сукар, бахава менчари пелангган адалах сукар, бахава сенджата — сенджата ян сангат диджуалнйа — адалах рисико бесар, дан олех иту анда перлу берхати-хати. Себагай берхати-хати себагай арнаб, чепат себагай пеньекат боа, дан личик сеперти рубах. Dia licik, bajingan, pasti. Dia menyisihkan segalanya дан menyisihkan satu sen — pertama dari wang yang dia ambil darinya («Лин, ini untuk kehidupan baru …»), dan dia, dengan cara itu, мембунгкук унтук мерека, menghidangkan dalam piring makanel ringan der , — setelah menanggalkannya dengan setiap batch yang dijual.Булан деми булан, таваран семакин бесар дан менгунтунгкан. Олег Иту, Ахирнья, Иордания, Ян Диюлуки Килли (Иту Адалах Ката Путих Пада Футболка Келабу Кегемарання), Менунда Бегиту Баньяк Шехингга Диа Менджади Оранг Кая.

Mereka menjadi — jadi dia berfikir sehingga semalam.

Ya, hingga petang, ketika Joe, yang kembali dari perayaan lain dari bar, tertipu, tiba-tiba menunjukkan pasangannya ke pintu, mengatakan bahawa, sayangnya, dia akan memawa yang lain ke apartmen baru.Сату лаги ян сая суда джумпа.

Тидак ада воздух мата.

Terdapat perasaan luar biasa bahawa dunia ini berantakan. Дуня янь мискин, керас, тетапи биаса, кадангкала хангат. Дуния ди мана Белинда масих menganggap Иордания себагай теман лелакинья, ди мана, сеперти икан ди аир апак, диа берусаха менетап, берусаха менкари судут янь ньяман дан тулус. Тердапат себиланган кечил дари мерека, тетапи диа дапати: ди саат-саат кетика малам мерека салинг берпелукан, дудук ди диван дан менонтон файлем ди ТВ лайар лебар ян махал; кетика диа менгегаркан куали алюминий ди дапур мерека ян семпит; кетика церек менгелуаркан суара, мендидих.Ян мана, мерека джуга мемилих ди кедай берсама.

Мерека келуарга — джади диа фикир.

Tidak, dia inginmbuatnya merasa sepertimemeka keluarga.

Атау адаках диа джуга меньянгка мерека келуарга?

Perkara utama sekarang adalah memutuskan apa yang akan diambil dengan anda dan apa yang harus ditinggalkan — джем бердетик. Bekas reptilianya dengan samsengnya pergi ke Dornwood Untukmbuat perjanjian, дан ini adalah perjalanan sehari dengan kereta, tetapi masa hampir habis.Dia akan kembali. Диа акан кембали, перги ке гуданг дан мелихат бахава симпананнья, янтерсембуньи ди педжабат янь семпит ди бахагян бавах лачи кедуа дари бавах меджа, телах хиланг. Дан диа акан сегера мемахами карья шиапа иту.

Дан диа акан тербуру-буру далам менгеджар, диа тидак акан мемаафкан.

Dia memberitahunya: «Келуар!» дан менинггалкан кеперчайан бахава Белинда — Белинда ян сама ян пернах мемарахинья — тидак акан берани мелакукан иници — унтук менгунакан салинан кунчи гудангня.

Джо таху тентанг кунчи гуданг, тэтапи диа тидак менедари кунчи педжабат.

Akan meneka dengan cepat.

Membuang просить галас янь penuh dengan kebaikan ke koridor, Belinda kembali ke ruang tamu, duduk di софа дан terdiam. Диа дудук себентар, мара дан ханкур, лалу мелирик ке буфет, бангкит дари темпат дудукнйа дан мембука пинту кака, ди пеганган янь тергантунг джантунг меуах дитутуп денган дебу денган ката-ката Берсама селаманья.

Apabila pintu ditutup, jantung seperti biasa meluncur dari pegangan — ia selalu tergelincir: ketika dia melepaskan dan menyentuhnya ke samping, memegang pembersih vakum; ketika Joe menarik jaketnya untuk merokok di balkoni; ketika dia meletakkan makanan Untuk makan malam di atas meja kecilmereka.

Слайд секаранг. Дан унтук пертама калинья далам хидуп сая, тидак тэрангкат дари лантай.

* * *

Mereka sering berdebat mengenai perdagangan senjata, dan pada akhir dialog, Belinda akan menjerit dan Joe memuncungkan bibirnya dengan marah.

— Mengapa anda menolong orang salingmbunuh?

— Линь, джанган мулакан.

— Tetapi kita hidup dengan wang ini. Dengan wang kotor.

— Ван тидак пернах котор. Tangan dan fikiran kotor.

— Дэн тиндакан!

— Тиндакан? Saya hanya seorang peniaga …

— Tetapi tidak dengan kain buruk!

— Анда тидак акан мендапат баньяк ван. Saya tidak memaksa orang menarik pencetus …

«Пистолет Tetapi anda memberi Mereka dan senapang. Danmeka menekan.

— Saya tidak akan memberi, orang lain akan memberi!

Perbualan утопия. Seseorang tidak akan memperdagangkan dadah, yang lain akan berdagang, Killy menyatakan dengan yakin.Сая акан берхенти менджуал буах делима, джиран сая акан мула менджуальнйа. «Тапи менгапа тидак менджуал апел ди пасар», dia ingin menyemburkannya, dan dia menahan, mengepalkan rahangnya. Диа таху бахава диа акан дихантар лебих джаух дарипада менджуал эпал.

«Бодох! — акан мембуанг пермусуханнья. — Анда ханья оранг бодох ян наиф дан танпа отак. Адаках анда мемперчайай кебайкан манусиа? Агар дунья дапат менджади идеал, хангат дан рамах, ди мана сетиап берджамат паган салаган баджамат паган салинг» bertemu дан tersenyum ketika bercakap mengenai berita itu? Selalu ada senjata di dunia.Дан иа акан селалу сеперти дадах. Ia juga akan members, marah, kecewa, dendam, sakit dan banyak lagi. «

Баняк, я.

Dia tahu banyak perkara, kerana semua perkara di atas dari semasa ke semasa mengalami dirinya sendiri. Dan berapa banyak yang diperlukan untuk terluka? Сату перкатаан ян менгхина, сэкилас панданг, тидак ада лоченг, фраса каустик. Untuk kekecewaan? Диам, Кетика Анда Инджин Менденгар Пуджиан, Джанган «Терима Касих» Унтук Макан Малам, Берденгкур ди Темпат Тидур Кетика Анда Судах Берседиа Унтук Берчинта.Berapa banyak yang diperlukan untuk marah danmbalas dendam?

Sekiranya Belinda masih dapat Menelan kebencian dan kekecewaannya sendiri, maka kebohongan — tidak. Тидак пернах, тидак пернах.

* * *

Себотол коньяк ян бериси периук, беркилау денган аспек, бергема денган хиасан билик ян келабу, сеперти сеоран ванита денган гаун бола ди бавах джамбатан унтук пенгемис янь келихатан бангсаван. Botolnya sangat mahal, indah, mewah — Джо мембелинья пада кесемпатан пенджуалан дуа пулух котак бахан летупан дан акан мембуканйа унтук пеманасан румах.Тетапи букан диа ян мембуканья, тетапи диа, керана пеманасан руманья, атау лебих тепатня «пенгусиран» дари румах мерека себелумнья телах терджади.

«Анда мэмпуньяи маса унтук менгемас баранг-баранг анда дан келуар дари шини. Анда болех тидур лебих авал дан макан джика анда маху …»

Апа кемурахан хати, апа бангсаван! Killy akan kembali dalam sehari дан akan menunggu mantannya Untuk selamanya, член pintu depan di belakangnya. Дэн Линь акан членство. Hanya pada mulanya dia akan minum untuk «kesihatan» sendiri, mengucapkan selamat tinggal di tempat di mana dia tinggal atau «tinggal dengan harapan yang terbaik» selama dua tahun terakhir, — sekali lagi berjalan dua tahun terakhir, — sekali lagi berjalan dua tahun terakhir, — sekali lagi berjalan dua tahun terakhir, — sekali lagi berjalan dua melaldukang dilik, di dengarkan keengan yang menindas.Акан mengumpulkan kekuatan дан, akhirnya, mencari Untuk menemui kehidupan baru.

Kehidupan baru, seperti seorang gadis yang berjalan melalui pintu. Диа болех кантик, джелек, вульгарный атау касар, пендиам, мембосанкан, тидак седап дипанданг, бахкан менджиджиккан, тетапи и харус акур денгання. Кита харус бергерак ​​берсама, членаникан сепарух рак ди далам алмари дан темпат ди темпат тидурня сендири, дан кемудиан менанггунг семуа ян акан дисаджиканнья. Керана тидак ада пилихан — тидак ада пилихан.Kerana tidak semua orang memulakan kehidupan baru pada hari Isnin atau Mereka sendiri. Каданг-каданг кехидупан иници мемасуки румах танпа менгетук атау членани салам, дан денган седерхана дан денган чара терсендири менгатакан: «Мари кита перги».

Perbatasan Terakhir. Джилид 1. Джалан Пахлаван Вероника Мелан

(Belum ada penilaian)

Таджук: Пербатасан Терахир Джилид 1. Джалан Пахлаван

Менгенай буку «Последний рубеж. Джилид 1. Путь воина» Вероника Мелан

Mencuri wang? Керана диа берката «ками».Дан диа джуга берката «Сая чинта», ханья чинта янь мемудар сейринг денган вакту, тетапи кехаусан унтук мембалас дендам тидак пернах. Тертангкап дан дипукул олех «бекас» ванита иту керана менкури, Белинда Гейл мендапати диринйа берада ди тахап анех далам хидуп — тидак ада ван, тидак ада идея унтук перги, тидак ада кеингинан хусус унтук хидуп. Perbualan pelik dengan orang asing di jambatan; perkataan «Pergi ke biara» — adakah ia akan berfungsi? Ини акан берлаку, джика и тидак такут унтук менерима кабаран насиб дан мелалуи «Путь воина».Ини акан berlaku sekiranya anda ingin mendapatkan ketenangan di kepala дан хати анда. Иа акан берлаку, джика тидак такут кепада бхиккху пендиам, пеладжар бермата семпит, лебам дан лебам ян тидак дапат диелаккан, серта дуа пертемуан ян менентукан — денган Джон Сиблинг дан Уоррен Бойд.

Di laman web kami mengenai buku lifeinbooks.net anda boleh memuat turun secara percuma tanpa pendaftaran ataumbaca buku dalam talian «Последний рубеж. Джилид 1. Путь воина »Вероника Мелан дала формат epub, fb2, txt, rtf, pdf для iPad, iPhone, Android и Kindle.Buku ini akan memberi anda banyak saat yang menyenangkan dan keseronokan sebenar darimbaca. Анда более членов версии пенух дари ракан конгси ками. Джуга, ди сини анда акан мендапат берита теркини дари дуния састера, mengetahui biografi penulis kegemaran anda. Роман Untuk penulis, Ада Бахагиан Ян Берасинган Денган Петуа Дан Трик Бергуна, Артикель Менарик, Ян Мана Анда Сендири Болех Менкуба Кемахиран Састера.

Источники — Состав: Книга

Исправление

Примечание: эти ошибки есть только в твердом переплете.Они должны быть исправлены в любых других редакциях.

Стр. 14, сноска: «117 стаканов сырого шпината» должно быть «232 стакана сырого шпината»

Стр. 107: «Но это другая книга» должно быть «Но это еще одна книга». Спасибо Келси за обнаружение этой опечатки!

Page 144: «более чем двойной жилет A» должно быть «более чем двойной жилет B».

Page 205: «моложе, выше, физически активнее» в выделенном курсивом разделе должно быть «моложе, выше, менее физически активен», а «старше, ниже, менее физически активен» должно быть «старше, ниже, больше». физически активный.(Это не влияет на интерпретацию исследования.) Спасибо Andrea H за обнаружение этой опечатки!

Page 251: «20,200 процентов» должно быть «2,020 процентов».

Page 281: Баллы пациентов для групп с молитвами и без молитв неверны. Предложение должно гласить: «Ну, если вы сложите все баллы в молитвенной группе и разделите на количество пациентов, вы получите 6,4 балла на каждого пациента. Если вы сделаете то же самое для группы без молитв, вы получите. . . 7.1 балл на пациента ». (Это не влияет на интерпретацию результатов.) Спасибо Kurtis S и Jim B за обнаружение этой опечатки!

Источники

Вместо того, чтобы тратить кучу бумаги в конце книги, я помещаю свой полный список источников в Интернете. Если вы видите неработающую ссылку или другую проблему, напишите мне.

Перейти к определенной главе:

Глава 1: Обработанные продукты вредны для вас, верно?

Глава 2: Растения пытаются убить вас

Глава 3: Микробы пытаются съесть вашу пищу

Глава 4: Дымящийся пистолет, или как выглядит определенность

Глава 5: Загорелые до хрустящей корочки, или что еще меньше Уверенность выглядит как

Глава 6: Кофе — это эликсир жизни или кровь дьявола?

Глава 7: Ассоциации, или виноградники математики

Глава 8: Из чего пахнет этот общественный бассейн?

Глава 9: Вы опоздали на очень важное свидание

Глава 10: Итак, что мне делать?

Эпилог

Приложение: Снижает ли молитва риск смерти?

% PDF-1.4 % 5480 0 объект > endobj xref 5480 146 0000000016 00000 н. 0000011507 00000 п. 0000011706 00000 п. 0000011744 00000 п. 0000013219 00000 п. 0000013383 00000 п. 0000013524 00000 п. 0000013682 00000 п. 0000013839 00000 п. 0000013993 00000 п. 0000014148 00000 п. 0000014304 00000 п. 0000014458 00000 п. 0000014613 00000 п. 0000014769 00000 п. 0000014925 00000 п. 0000015082 00000 п. 0000015239 00000 п. 0000015375 00000 п. 0000015531 00000 п. 0000015687 00000 п. 0000015837 00000 п. 0000016468 00000 п. 0000017045 00000 п. 0000017259 00000 п. 0000017901 00000 п. 0000017952 00000 п. 0000018067 00000 п. 0000018180 00000 п. 0000018757 00000 п. 0000018889 00000 п. 0000019414 00000 п. 0000020011 00000 н. 0000025934 00000 п. 0000026212 00000 п. 0000026644 00000 п. 0000027047 00000 п. 0000027491 00000 п. 0000033160 00000 п. 0000038748 00000 п. 0000044484 00000 п. 0000050195 00000 п. 0000055746 00000 п. 0000056251 00000 п. 0000056645 00000 п. 0000056898 00000 п. 0000057503 00000 п. 0000058034 00000 п. 0000058510 00000 п. 0000058981 00000 п. 0000059116 00000 п. 0000059777 00000 п. 0000059806 00000 п. 0000060358 00000 п. 0000060872 00000 п. 0000066416 00000 п. 0000066836 00000 п. 0000067238 00000 п. 0000072628 00000 п. 0000072706 00000 п. 0000127837 00000 н. 0000130018 00000 н. 0000130280 00000 н. 0000130342 00000 п. 0000130460 00000 н. 0000130522 00000 н. 0000135149 00000 н. 0000135211 00000 н. 0000135535 00000 н. 0000135597 00000 н. 0000135951 00000 н. 0000136013 00000 н. 0000161587 00000 н. 0000161649 00000 н. 0000164549 00000 н. 0000164634 00000 н. 0000168781 00000 н. 0000168858 00000 н. 0000173153 00000 н. 0000173219 00000 н. 0000173755 00000 н. 0000173833 00000 н. 0000174101 00000 н. 0000174204 00000 н. 0000199295 00000 н. 0000199357 00000 н. 0000199460 00000 н. 0000199522 00000 н. 0000199593 00000 н. 0000199655 00000 н. 0000199780 00000 н. 0000199907 00000 н. 0000200034 00000 п. 0000200159 00000 н. 0000200191 00000 п. 0000200269 00000 н. 0000203483 00000 н. 0000203814 00000 н. 0000203883 00000 н. 0000204002 00000 н. 0000207469 00000 н. 0000207737 00000 н. 0000215700 00000 н. 0000215982 00000 п. 0000223482 00000 н. 0000223759 00000 н. 0000229416 00000 н. 0000229687 00000 н. 0000234463 00000 п. 0000234733 00000 н. 0000285907 00000 н. 0000285948 00000 н. 0000322179 00000 н. 0000322220 00000 н. 0000357492 00000 н. 0000357533 00000 н. 0000357762 00000 н. 0000358087 00000 п. 0000358211 00000 н. 0000358369 00000 н. 0000358665 00000 н. 0000358764 00000 н. 0000358914 00000 н. 0000358992 00000 н. 0000359255 00000 н. 0000359333 00000 п. 0000359594 00000 н. 0000359672 00000 н. 0000359944 00000 н. 0000360022 00000 н. 0000360288 00000 н. 0000363086 00000 н. 0000570482 00000 н. 0000573942 00000 н. 0000577402 00000 н. 0000577984 00000 п. 0000581189 00000 н. 0000588049 00000 н. 0000609689 00000 н. 0000628682 00000 п. 0000629098 00000 н. 0000630024 00000 н. 0000649659 00000 н. 0000649733 00000 н. 0000649800 00000 н. 0000003216 00000 н. трейлер ] / Назад 10547248 >> startxref 0 %% EOF 5625 0 объект > поток hy TSWa% y4T! ̓9 jDT * V /! bTʤE: D

Проект MUSE — Библиография

Технологии и культура 41 Приложение (2000) 5-153



[Доступ к статье в PDF]

Библиография (1998)

  • I.ХХ век и произведения, охватывающие более одного из подразделов II-V
  • II. Предыстория, древность и традиционные общества
  • III. Средние века
  • IV. От эпохи Возрождения до XVII века
  • V. XVIII и XIX века

I. XX век и произведения, охватывающие более одного из разделов II-V

1. Общие и собрание сочинений

1 » История промышленности включает женщин-изобретателей », Национальный инженер 101 (апрель 1997 г.): 10-13.Включает профили Марты Костон, Маргарет Найт и Олив Деннис.

2 Адамс, Роберт Маккормик. Пути огня: исследование западных технологий антропологом . Princeton: Princeton Univ. Press, 1996. xvi, 332 страницы; столы; Библиография. Обзор Иэна Инкстера в Isis 89 (июнь 1998 г.): 323-24; Фридрих Рапп в Technikgeschichte 65, no. 2 (1998): 164; и Тимом Ингольдом в Technology and Culture 40 (январь 1999 г.): 130–32.

3 Алм, Лесли Р. «Ученые и политика кислотных дождей в Канаде и Соединенных Штатах», Наука, технологии и человеческие ценности 22 (лето 1997 г.): 349-68.

4 Осубель, Джесси Х. и Дейл Лэнгфорд, ред. Технологические траектории и окружающая среда человека . Вашингтон, округ Колумбия: National Academy Press, 1997. x, 214 страниц; таблицы. Сборник сочинений. Обзор Индура Гоклани в журнале Environmental History 3 (апрель 1998 г.): 249-50.

5 Барли С. Р. «Чему мы можем научиться из истории технологий?» Журнал инженерии и управления технологиями 15 (сентябрь-декабрь 1998 г.): 237-55.

6 Bayerl, Günter, and Ulrich Troitzsch, ред. Quellentexte zur Geschichte der Umwelt von der Antike bis heute . Геттинген: Muster-Schmidt, 1998. Quellensammlung zur Kulturgeschichte; 23. 499 с.

7 Браун, Кристоф-Фридрих фон. «Зален — Magie und Manie.Die Welt der Zahlen, die Zahlen der Welt, « Kultur & Technik 22, № 3 (1998): 44-49.

8 Бриджсток, Мартин.» Споры относительно науки и техники «. Стр. 83- 107 в Наука, технология и общество: введение . Кембридж и Мельбурн: Cambridge Univ. Press, 1998.

9 Брозе, Эрик Дорн. Технология и наука в индустриальных странах, 1500-1914 . Атлантическое нагорье , Нью-Джерси: Humanities Press, 1998.Контроль над природой; х, 104 страницы; иллюстрации; Библиография. Обзор JW Dauben в Choice 36 (октябрь 1998 г.): 338.

10 Браун, Гэри Р. «Наука обмана в карты», American Heritage of Invention & Technology 14 (лето 1998 г.): 56-63. «Многовековая битва между мошенниками и их жертвой породила небольшую вселенную технологий». Включает боковую панель «The Roll of the Dice», посвященную методам обмана при игре в кости.

11 Бургхардт, Оскар.»Das Siebengebirge — Veränderung einer Landschaft durch Bergbau, Forstwirtschaft, Weinbergsflurbereinigung und Verkehrs-Trassen», Berichte zur deutschen Landeskunde 71, no. 2 (1997): 229-54. Влияние на ландшафт немецкого региона различных отраслей промышленности, таких как лесное хозяйство, горнодобывающая промышленность и виноградарство, от средневековья до 20 века.

12 Берк, Джеймс. «IC Equals Power», Forbes 159 (7 апреля 1997 г.): S65-S69. Влияние изобретений на цивилизацию.

13 Карр, Итан. Дикая природа по замыслу: ландшафтная архитектура и служба национальных парков . Линкольн: Univ. of Nebraska Press, 1998. x, 378 страниц; иллюстрации; Библиография.

14 Коллинз, Гарри М. и Тревор Пинч. Голем в целом: что нужно знать о технологиях . Кембридж: Cambridge Univ. Press, 1998. xii, 163 страницы; столы; Библиография. Серия тематических исследований по таким темам, как роль противоракетной системы Patriot в войне в Персидском заливе, взрыв космического челнока Challenger , ядерные испытания, экономическое моделирование, авария на Чернобыльской АЭС, лечение СПИДа и т. Д.

15 Катклифф, Стивен Х. и Терри С. Рейнольдс, ред. Технология и история Америки: историческая антология технологий и культуры . Чикаго: Univ. of Chicago Press, 1997. 448 страниц; иллюстрации. Содержание включает: «Технологии в американском контексте» Стивена Х. Катклиффа и Терри С. Рейнольдса; «Брендивайн, заимствованный из европейских технологий», Норман Б. Уилкинсон; «‘Drive That Branch’: Samuel Slater, Power Loom, and the Writing of America’s Textile History,» Джеймс Л.Конрад-младший; Ричард Х. Шалленберг и Дэвид А. Олт «Предложение сырья и технологические изменения в американской угольной промышленности»; «Взрывные котлы и федеральная власть» Джона Г. Берка; Роберт Б. Гордон «Кто превратил механический идеал в механическую реальность»; «От железа к стали: переработка …

Экокритицизм и ботаническое воображение

% PDF-1.6 % 1 0 obj > endobj 8 0 объект / Название (Растения в современной поэзии: экокритицизм и ботаническое воображение) / Universal # 20PDF (Процесс создания этого PDF-файла составляет коммерческую тайну codeMantra, LLC и защищен законами об авторских правах США) / codeMantra # 2C # 20LLC (http: // www.codemantra.com) / rgid (PB: 345591146_AS: 970004702953474 @ 1608278551837) >> endobj 2 0 obj > транслировать Adobe PDF Library 10.0.1; изменено с использованием iText® 5.5.6 © 2000-2015 iText Group NV (версия AGPL) 2017-07-31T14: 45: 01 + 05: 302018-12-21T08: 59: 23 + 11: 002018-12-21T08: 59 : 23 + 11: 00Adobe InDesign CS6 (Macintosh) uuid: aaba4766-2e55-4a42-ba6c-e93bfefd6275uuid: 6a333c81-fa29-4ffa-9979-a66af5ac32d4application / pdf

  • Растения в современной поэзии и экологии 4
  • Джон Чарльз Райан
  • http: // www.codemantra.comↂ002Cↂ0020LLC> Процесс создания этого PDF-файла составляет коммерческую тайну codeMantra, LLC и защищен законами США об авторских правах. 0020PDF> конечный поток endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 5 0 obj

    .

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *