Вад макей ад во мне: Книга: «Ад во мне» — Вад Макей. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-699-88809-2

Содержание

Спицы в колесе сансары — Надежда Первухина » 📚 Книгомир — Бесплатная Онлайн Библиотека

Ознакомительный фрагмент

— О нет, если ты собираешься заботиться о сыне, ты не Будда.

— Что же мне, отдать его на растерзание шакалам?

— Отдай его мне, — говорит Мара. — Я сумею воспитать его как должно.

— Нет, — говорит Друкчен. — Я не поддался тебе, и сын мой не поддастся.

И тогда Мара пропадает, а двери в комнату открываются, и в них показывается женщина удивительной красоты. В руках она несет по спеленутому ребенку.

— О господин, — говорит красавица, — один из этих сыновей твой. Выбери одного, тот и будет твоим сыном.

Женщина кладет обоих детей на золотой престол и принимается их разворачивать. Первый ребенок пухлощекий, и кожа у него цвета персика, ручки и ножки крепкие, золотые волосы вьются, и на темени видна шишечка. Ребенок открывает глаза, и взгляд его подобен взгляду молодого орла.

Второй ребенок худой и бледный, на коже у него чешуйки, между пальчиками перепонки, как у лягушки.

Взгляд у дитяти тусклый и жалобный, чувствуется, что материнского молока он недополучил.

— Вот мой ребенок! — говорит Друкчен, указывая на худородного. Сердце его содрогается от жалости к нему.

— Ты хорошо выбрал, господин, — говорит женщина. — Возьми своего сына и ступай путем спасения. И да осияет тебя свет Самадхи!

Друкчен берет мальчика и оказывается в саду. Сад прекрасен: на деревьях множество плодов, а в пруду плавают красные лотосы.

Младенец у него на руках открывает глаза. И Друкчен поражается тому, насколько хитрый и лукавый у столь невинного создания взор.

— Дитя, — шепчет испуганный Друкчен, — что с тобой случилось?

— Я не твое дитя, — говорит мальчик. — Отпусти меня.

Глаза ребенка вспыхивают, как расплавленный металл, да и тельце его становится раскаленным, ярко-красным.

Пеленка воспламеняется и превращается в пепел. Руки Друкчена горят, но он понимает, что должен удержать ребенка во что бы то ни стало, иначе мир рухнет.

— Пусти меня! — визжит младенец.

И Друкчен вместе с ним падает в пруд. Красные лотосы смыкаются над его головой. Друкчен на миг теряет сознание, а потом видит, что ребенок превратился в огромного змея с красной и золотой чешуей, с огромными раскаленными очами, с лапами и когтями, способными разорвать любую плоть.

Змей ревет, и вода вокруг него бурлит, закипая. Друкчен, обожженный и измученный, кое-как выбирается из пруда. И тут он видит дивное существо, сотканное из света. По виду это мужчина, облаченный в боевые доспехи. Глаза его светятся как сапфиры, а в руках он держит по мечу.

— Господин, — шепчет Друкчен, — зачем тебе два меча?

— Один меч носит имя Возмездие, другой же — Справедливость, — говорит воин. — Я пришел убить чудовище.

— Как твое имя, господин?

— Я Лаканатха, Повелитель Миров. Чудовище — мой сын, способный погубить все миры. Я должен остановить его.

На этих словах Друкчен проснулся. На душе у него было неспокойно от этого сна. Столько странностей… Вот бы рассказать сон принцессе! Быть может, она призовет снотолкователей, и они разберут сон Друкчена по частям, помогут ему понять, что ждать от грядущих дней.

Занавесь колыхнулась.

— Кто здесь? — спросил Друкчен.

Занавеска отодвинулась, впуская в комнату лекаря.

— А, господин Гамба, — сказал Друкчен. — Мне сегодня хуже, я видел плохой сон.

— Друкчен, тебе не может быть хуже. Ты уже чувствуешь свое тело. Пошевели руками и ногами.

Друкчен повиновался и с радостью понял, что руки и ноги ему вполне подвластны.

— Целебный раствор вылечил тебя, слуга принцессы. Ты получил новые мышцы, новые органы, новую кровь и новую кожу. Благодари за это не только богов, но и мастеров Шамбалы. Можешь встать с моей помощью.

Лекарь протянул Друкчену руку, тот оперся на нее и неожиданно для себя легко встал со своего целительного ложа. Он оглядел себя. Был он наг, но его новая кожа светилась, как драгоценная одежда. И еще Друкчену показалось, что он стал выше.

— Я сам себя не узнаю, — прошептал он.

— Ты привыкнешь к своему новому виду, — заверил его лекарь. — А пока идем. Ты должен одеться. Тебя хочет видеть принцесса Ченцэ.

Россия, город Щедрый

Весна 2012 года

Глеб рассказывал интересно.

Только неправду.

Лиза спокойно и не подавая виду, что сечет готскую ложь, ела пирожное. А Глеб разливался соловьем о том, как он побывал на великой коре Кайласа, как ездил в Лхасу и чуть ли не нашел Шамбалу. Наконец Лизе это надоело. Она отодвинула тарелку с остатками пирожного, допила кофе и сказала:

— Все, Глеб, мне пора.

Тот удивился:

— Неужели мой рассказ тебя не впечатлил?

— Впечатлил. Фантазия у тебя хорошая. Но извини, я сейчас не склонна слушать байки.

— Что значит «байки»?

— То и значит. Ты все врешь. Никогда ты не был в Тибете.

Глеб густо покраснел:

— Как ты догадалась?

— Ну, дружок, я все-таки по этой теме работаю. А вот объясни мне, с чего ты решил говорить со мной про Тибет?

Глеб помолчал, а потом брякнул:

— Я телепат.

— Угу. Мысли, значит, читаешь.

— Читаю. Нет, честно!

— Ну и о чем я сейчас думаю?

— Сейчас ты думаешь о том, как я тебя достал. Я не хотел доставать. Просто хотелось пообщаться. А насчет баек… Ты тоже врала про мужа-логиста и так далее.

— Блин, извини, врала. Но это странно!

— Что странно?

— Ну, парни твоего возраста обычно общаются с девушками своей, как бы это сказать, возрастной группы. А я тебе в старшие сестры гожусь.

— Возраст — дело десятое. Главное, чтобы людям было друг с другом интересно. А вот сейчас ты думаешь, как же я прав и вам с Лекантом было не до подсчета лет…

Лиза побледнела.

— Ты это… не зарывайся, — сказала она Глебу. — Телепат нашелся.

— Извини. Это что-то очень личное?

— Да.

— Он сделал тебе больно? В смысле душевно?

— Слушай, какое тебе дело?!

— Просто я еще одним даром обладаю.

— Все интересней и интересней, — резко бросила Лиза. — И что это за дар?

— Я — Даритель Забвения. Слышала про таких?

Лиза снова побледнела:

— Нет.

— Но ты знаешь, наверное, что все люди по своему психосоматическому типу делятся на Дарителей и Поглотителей.

Или, как еще называют, Вампиров и Доноров.


Конец ознакомительного фрагмента

Купить полную версию книги

Создатели Миров совсем обнаглели(с): vorchunn — LiveJournal

Можете представить себе другой мир, другой менталитет, другие законы?(с)
В далеком будущем человечество совершит немало удивительных изобретений(с)
Скоро эти двое окажутся втянуты в заговор богов(с)
Спасая тех, кто ей дорог, Лейла отправляется на встречу с вечностью(с)
Навести там порядок, приструнить шушеля, подружиться с личем(с)
Всем троим предстоит поступиться собственными принципами и бросить на колесо фортуны свою жизнь и остатки чести(с)
После бурной вечеринки Василий Шуйский, студент выпускного курса, обнаруживает(с)
добро забитое и на болотах ради собственного выживания прячущееся(с)
И мало того, что «милым дитем» обозвал(с)
Его имя — Торбранд. Легендарный Истинный Ас, существо исполинской мощи, не знающее равных в Галактике(с)
Значит, надо применить земные тактические умения и новообретённые магические знания(с)
Теперь в руках Ворха собраны значительные силы, и у него далеко идущие планы(с)
война с мятежниками, интриги вельмож, вторжение соседних держав, две требовательные принцессы и четырехлапый воспитанник(с)
который уверен, что сможет изменить ход истории и защитить земли славян(с)
Что делать бедной суккубе с таким количеством неприятностей? Конечно же призывать Темного Князя!(с)
Уехать в другой мир, найти старую любовь, примерить королевскую корону(с)

Клиффорд Саймак (Clifford D. Simak) «Заповедник гоблинов» («The Goblin Reservation», 1968; русское переиздание 2016; Издательство «Э», серия «The Best of Sci-Fi Classics»; автор обложки мне не ведом)


А на обложке «Вся плоть трава» поставят гоблинов и дракона?
Аннотация: «В далеком будущем человечество совершит немало удивительных изобретений, например, станут возможны межпланетные путешествия. В одном из таких путешествий Питер Максвелл, профессор факультета Сверхъестественных явлений, случайно попадает на таинственную Хрустальную планету — необъятное хранилище редких знаний. Местные жители готовы поделиться с ним этими знаниями… но не просто так, а в обмен на некий Артефакт.
«Заповедник гоблинов» — один из лучших романов Клиффорда Саймака, воспевающий веру в разум человека!»

Эл Робертсон (Al Robertson) «Взломанные небеса» («Crashing Heaven», 2015; русское издание 2016; Азбука, Азбука-Аттикус, серия «Звезды новой фантастики»; художник Сергей Шикин)


Обложка западного издания

Аннотация: «Когда Земля стала непригодной для жизни, человечество нашло спасение на Станции — гигантском промышленном астероиде, находящемся под управлением высших сущностей, богов Пантеона. Но и этот мир хрупок: Пантеон ведет войну с Тотальностью — корпорацией искусственных интеллектов, когда-то отколовшихся от него.
Наступает временное перемирие, и Джек Форстер, проведший семь лет на войне и в плену, возвращается домой, на Станцию. Его сопровождает Хьюго Фист, виртуальное существо в облике деревянного паяца, созданное для того, чтобы выслеживать и уничтожать враждебный искусственный разум. Скоро эти двое окажутся втянуты в заговор богов, грозящий гибелью не только им, но и всему человечеству.
Впервые на русском языке!»

Дженнифер Арментроут (Jennifer L. Armentrout) «Каждый последний вздох» («Every Last Breath», 2015; русское издание 2016; АСТ, серия «MAIN STREET. Коллекция «Аметист»; художник мне не ведом)


Аннотация: «Каждый выбор – свои последствия. Для Лейлы это тьма или свет. Дьявольски притягательный принц темных сил Рот или Зейн, ее защитник, красавец Страж. Лейла разрывается меж двух миров и меж двух мужчин. Но каким бы ни оказалось ее решение, судьба полудемона-полустража предрешена.
Спасая тех, кто ей дорог, Лейла отправляется на встречу с вечностью».

Юрий Иванович (Юрий Дзямко) «Раб из нашего времени. Книга двенадцатая. Затерянный город, или Каждому свое» (2016; Издательство «Э», серия «Русский фантастический боевик»; художник Г.Дзямко)


Аннотация: «Продолжение приключений Бориса Ивлаева и Леонида Найденова в Мирах Доставки!
Создатели Миров совсем обнаглели, швыряют двух закадычных друзей из одного Мира в другой, не давая опомниться. Теперь вот забросили к разумным тираннозаврам, которые, хоть и поумнели, не стали менее опасными. Борис с большим удовольствием поразведал бы что здесь и к чему. С его магическими умениями сделать это нетрудно. Проблема в том, что Борис дал слово своему боевом товарищу Кабану Свонху, что доставит его обожаемых племянников домой в целости и сохранности. Слово-то он дал, а вот сдержать его оказалось не так-то легко…»

Вад Макей (Ирина Успенская «в соавторстве с Вадом Макей») «Ад во мне» (2016; Издательство «Э», серия «Новые герои»; художник Е. Бондарь)


Аннотация: «После бурной вечеринки Василий Шуйский, студент выпускного курса, обнаруживает в своей квартире соблазнительную красотку, которая предлагает ему ни много ни мало – отправится по студенческому обмену прямиком в… Ад! Ведь девушка эта ни кто иная, как демонесса Азазира, приложившая нимало усилий, чтобы получить практику в нашем мире. По легкомыслию своему Василий соглашается, получив напоследок напутствие подальше держаться от Брунилии. Отныне Шуйский демон по имени Соль, практикант из нашего мира в демонической Академии, можно начинать веселиться, если суккуба Брунилия не помешает…»

Елена Звездная «Настоящая черная ведьма» (2016, авторские варианты названия — «Черная ведьма», «Ведьмы выходят на тропу войны, или Черная ведьма»; Издательство «Э», серия «Звездное Настроение»; художник И.Круглова)


Аннотация: «Черных ведьм, и соответственно меня, бесит все! Бесят вопли местных девиц, требующих сварить им приворотное зелье, бесит наглый белый маг, который ведет себя не по регламенту, но больше всего выбешивает вот этот субъект — новый мэр Бриджуотера, который в день прибытия самым беспардонным образом потребовал от меня собрать чемоданы и покинуть «его город»! И мало того, что «милым дитем» обозвал, так еще и решил, что меня, потомственную черную ведьму, нужно. .. воспитывать и защищать.
Все, господин мэр, это война!»

Елена Звездная «Все ведьмы — рыжие» (переиздание 2016; впервые — 2014; Издательство «Э», серия «Звездное Настроение»; художник Е.Никольская)


Аннотация: «Три истины, которые знает каждая современная девушка: магии не существует, ведьм истребили в Средние века, Кощей умер от иглы, которая была в яйце, которое было в утке, которая… Как бы не так! Стоит только присмотреться, и выяснится, что твой настырный поклонник — колдун и подсовывает тебе не сок, а самое что ни на есть приворотное зелье, любимый тренер, кажется, маг, а герой и несбыточная мечта всего универа — на самом деле внук все еще здравствующего Кощея. Сказка? Возможно. Вот только в этой сказке зло какое-то слишком наглое, а добро забитое и на болотах ради собственного выживания прячущееся.
И что делать Ритке? Стать ведьмой! Причем обязательно рыжей, вредной и ехидной. Потом взять метлу в руки и ринуться… наводить порядок. И помнить — добро непременно победит зло! Непременно. .. Чтоб неповадно было!
Кстати, а вы в курсе, в кого превращаются добрые рыжие ведьмы?»

Лика Верх «Академия темных. Игра на выживание» (2016; АСТ, серия «Волшебная академия»; художник Андрей Липаев)


Приветствуем лучницу из ММОРПГ «Cabal II» (2015) от компании ESTsoft Corp.:

Аннотация: «Вы когда-нибудь читали истории про попаданок? Может вы их любили, любите сейчас или вам это только предстоит, — не важно. Главное, я их никогда не любила и считала откровенной глупостью в силу профессии. Теперь же мои взгляды на это приходится менять, в силу обстоятельств!
Можете представить себе другой мир, другой менталитет, другие законы? Представили? А теперь представьте что вы сами, да-да, именно вы, попали в другой мир по ошибке, вас просто перепутали с другим человеком и отказываются в это верить? Не самая приятная ситуация, из которой нужно срочно выпутываться».

Николай Степанов «Лорд. Крылья для демона» (2016; Альфа-книга, серия «Фантастический боевик»; художник В. Федоров)
Обложка


А сзади бредет потерянный Бен Барнс (Ben Barnes) в роли принца Каспиана в фильме «Хроники Нарнии: Принц Каспиан» («The Chronicles of Narnia: Prince Caspian», 2008):

Форзац

Внутренняя иллюстрация

Аннотация: «Провалившемуся в обитель демонов, как правило, возврата нет. Но каждое правило, как известно, имеет исключение. Вот и Леонид Царьков сумел вернуться на небеса, да еще остров с собой прихватил. Правда, в нагрузку ему навязали рыжего захребетника. И крутись теперь с этим хозяйством, как хочешь: война с мятежниками, интриги вельмож, вторжение соседних держав, две требовательные принцессы и четырехлапый воспитанник. Попробуй хоть кого-то упустить из виду — сразу напомнят. Причем угадать, кто доставит больше неприятностей, весьма сложно. Так что расслабляться не приходится — ведь самый опасный удар тот, которого не ждешь».

Евгений Перов «Черные клинки. Небесная сталь» (2016; Альфа-книга, серия «Магия фэнтези»; художник С.А.Григорьев)
Обложка


Форзац

Внутренняя иллюстрация

Аннотация: «Эдей — мир, по которому полным ходом несется паровой век. Это не мешает колдунам Ордена халду, столетия назад победившим тиранов-эльфов, как и прежде, дергать за потайные ниточки правителей государств, оставаясь в тени. Но есть вещи, над которыми бессильны даже могущественные маги.
Орды дикарей готовы обрушиться на цивилизацию, утопив ее в крови. Обстоятельства выбрали не самых благородных людей для спасения мира: Пулий — трусоватый пройдоха-легионер, Денар — жестокий наемник с Перешейка и Кассандра — столичная воровка. Всем троим предстоит поступиться собственными принципами и бросить на колесо фортуны свою жизнь и остатки чести. Но стоит ли игра свеч?»

Анна Одувалова «Личная помощница ректора» (2016, авторское название «Труселя-2, или Личная помощница тирана»; Альфа-книга, серия юмористической фантастики; художник С.Бабкина)
Обложка


Форзац

Внутренняя иллюстрация

Аннотация: «Что делать, если невезение следует по пятам? Как быть, если карьера не сложилась, а личная жизнь не задалась? Конечно же отправиться в магическую академию. Навести там порядок, приструнить шушеля, подружиться с личем, постараться не влюбиться в своего начальника и, самое главное, не вылететь с работы… А то мама уже наглаживает свадебное платье, а папа отбирает женихов, и это пострашнее, чем ректор-тиран!»

Александра Лисина «Не проклинайте мужа Светом» (2016; Альфа-книга, серия юмористической фантастики; художник О.Бабкин)
Обложка


Форзац

Внутренняя иллюстрация

Аннотация: «Интересно, будет ли у меня когда-нибудь спокойная жизнь? Я вроде особенно не скучала и новых приключений не ждала, а оказалось, они без меня прямо жить не могут. То старшекурсник-полудемон испытывает на прочность мои нервы, то преподаватель-инкуб пытается нагло соблазнить, то городская ведьма умудряется потерять могущественный артефакт, утверждая, что только я могу его вернуть… И это не считая того, что один высокопоставленный вампир уже полгода точит на меня зуб!
Что делать бедной суккубе с таким количеством неприятностей? Конечно же призывать Темного Князя! Ведь если с проблемами не справляется слабая женщина, то за нее просто обязан вступиться сильный мужчина!»

Ксения Никонова «Я и мой король. Шаг за горизонт» (2016; Альфа-книга, серия «Романтическая фантастика»; художник Е.Никольская)
Обложка


Внутренняя иллюстрация

Аннотация: «Когда в жизни есть все, кроме счастья, значит, пора ее круто менять! Уехать в другой мир, найти старую любовь, примерить королевскую корону… потерять работу, семью и друзей. Обрести могущественных врагов, мечтающих избавиться от настырной чужеземки, пройти по краю, доверившись близкому человеку, распробовать горчащий вкус власти — и победить! А потом узнать, сколь ничтожны дела твои перед лицом Судьбы.
Все будет хорошо! Будет ли?»

Сергей Тармашев «Древний. Предыстория. Книга третья» (2016; АСТ, серия «Древний»; художник Николай Ковалёв)
Обложка


Форзац

Аннотация: «Четыреста тридцать лет, посвященных уничтожению врагов Расы. Тысячи жестоких битв без шанса на выживание.
Мрачное одиночество половины разбитого надвое целого, что не приносит ни горя, ни радости, лишь бесцветное однообразие. Жизнь, подчиненная единственной и всепоглощающей цели: воздаяние тем, кто отнял у него самое дорогое.
Его имя — Торбранд. Легендарный Истинный Ас, существо исполинской мощи, не знающее равных в Галактике. И ныне он чувствует, что близится час решающей битвы.
ПРИШЕДШИЕ ЗА НАШИМИ ЗЕМЛЯМИ И НАШИМИ ЖИЗНЯМИ ДА ПОТЕРЯЮТ СВОИ!»

Василий Сахаров «Северная война» (2016; Центрполиграф, серия «Наши там»; художник Павел Ильин)


Аннотация: «Прозвучали призывы Бернара из Клерво и папы римского Евгения. Они объявили Крестовый поход против славян, и главный его девиз: «Крещение или смерть!» Тысячи воинов со всей Европы двинулись на север. А ведут их короли — германский Конрад и французский Людовик. Кажется, остановить Крестовый поход невозможно, слишком много воинов желает уничтожить непокорных венедов и захватить их богатства. Однако славяне так не считают. Они готовы встретить врагов клинками, и к ним на помощь спешат союзники из Новгорода и Швеции, пруссы и финны. Навстречу крестоносцам выдвигаются дружины лучших воинов. Эти отряды приносят войну на землю католиков, и вместе с ними в бой вступает витязь Вадим Сокол из Рарога, который уверен, что сможет изменить ход истории и защитить земли славян».

Алексей Переяславцев «Клыки и когти эскадрильи» (2016; Центрполиграф, серия «Наши там»; художник Сергей Атрошенко)


Позорненько(тм)
Аннотация: «Дракончик Стурр вырос и окончил школу. Теперь, по здешним законам, он стал взрослым, и ему предстоит идти воевать за Великого мага, повелителя драконов. Пятнистый уже может многое: он, будучи универсалом, постиг несколько видов магии, силён в тактике, и у него есть верная команда, из которой надо создать спаянное, обученное и грозное воинское подразделение, умеющее вести разведку, прорывать вражескую оборону и срывать замыслы противника, так как воевать придётся с магами, которые вот уже много веков оттачивают своё мастерство против драконов. Значит, надо применить земные тактические умения и новообретённые магические знания. А ещё необходимо налаживать отношения с людьми, несмотря на все предубеждения, которые те испытывают к разумным крылатым созданиям. Только это даст возможность выжить и герою, и его близким, и всему драконьему роду».

Владимир Поселягин «Империя» (2016; АСТ, Издательский дом «Ленинград», серия «Современный фантастический боевик»; оформление обложки Владимира Гуркова)


Текст с задней обложки: «Наведя прицелы на цель — оба челнока собирались прошмыгнуть мимо старого артиллерийского крейсера — я сделал два выстрела и… промахнулся. Да-дэ, практически в упор стрелял, и снаряды прошли мимо, уйдя в глубокий космос. Хорошо, на «Зорком» стояла система отслеживания метательных снарядов, поэтому, внеся поправки, я произвёл ешё два выстрела по заметавшимся челнокам и превратил их в конфетти. Состояние судов оказалось ешё хуже, чем я думал, хорошо, что они не мне отойдут. С другой стороны, техникам-нордиам опыт в их восстановлении в будущем пригодится, а они его тут получат просто огромный. Ешё бы, бандиты эксплуатируют суда десятками лет, после чего выбрасывают, находят в космосе другие и кое-как восстанавливают, надеясь, что хоть эти дольше продержатся».
Аннотация: «Ворх Росс — не просто паренек, что умудряется выжить там, где другой давно бы погиб, он ещё и наш современник, душа которого по воле судьбы вселилась в тело ребёнка на другой планете. Теперь в руках Ворха собраны значительные силы, и у него далеко идущие планы. А задачу он поставил себе очень серьёзную: создать на руинах новое государство и дать людям надежду на светлую и спокойную жизнь».

PS. Новости выложил.

Или мы начнем детей воспитывать, или дети воспитают нас

Наткнулась на фикбуке на уморительное высказывание: «Прочитала статус четырнадцатилетней девочки: «Сижу, пью кофе, курю и думаю о нем…» А мне тридцать, я лежу на диване, ем апельсин и смотрю мультик«. Смешно, конечно, но когда встречаешься с куряще-пьющей малолеткой в литературе — это хуже, чем в реале, ей-богу. В реале можно быстро переключиться в режим «Ну и молодежь пошла» и таким образом минимизировать эмоциональные затраты. В конце концов, если анфан террибль не моя близкая родственница, то мне пофигу, что она курит и о ком думает с раннего пубертатного возраста. Пусть воображает себя мадам Помпадур.

Однако младоаффтарское и фикерское писево, начинающееся описаниями то оргий, то похмелья после оргий вызывают скуку, скуку, скуку. И не потому, что лично у меня похмелья у меня не бывает. Мне не доводилось переплывать море страстей в обнимку с белым другом. Но это не значит, что я не понимаю страдающих похмельем. Также это не значит, что дрянное, штампованное описание похмелья, встречающееся в каждом фико-МТА-писеве, не раздражает меня своей одинаковостью.

Голова трещала так, что было больно даже думать о том, чтобы сползти с кровати. Сделав над собой усилие, я приоткрыл правый глаз и покосился на окно. Сквозь щели в жалюзи явно обозначался закат. Полежав еще немного и прислушавшись к своим ощущениям, попытался вспомнить вчерашний день. Черт, не надо было пить абсент после водки и пива! О, боги, больше никогда! Никогда! Стонать сил не было. Медленно откинул одеяло и, стараясь не шевелить головой, спустил ноги на пол. Вроде, не закачало. Посидел пару минут, чтобы дать улечься поднимающейся из желудка тошноте и с трудом приподнял опухшие веки. В комнате было сумеречно, везде валялась одежда, слишком много одежды, словно я рылся в шкафу, выбрасывая все на пол. Как добрался до дома и лег — вспомнить так и не смог. Взгляд упал на руки: костяшки сбиты, под ногтями засохла кровь. Ни хрена не помню. Вздохнув, поднялся и, пошатываясь, побрел в ванную. Гул в голове полностью заменял мысли. Проходя мимо зеркала в коридоре, мазнул по отражению рассеянным взглядом и с удивлением заметил на скуле царапину. Куда же я влип?

Обозначался закат, в комнате было сумеречно и гул заменял мысли. С автором всё ясно. Кабы не обещание разодр… разобрать опус, чью обложку мы весело раздербанили в посте «Ад вовне», я бы предпочла закрыть его и забыть. Сферический самиздат-фикбук-продукт, косноязычный и убогий, очередное унылое ЖЮФ из тех, что пишут фавориты Самиздата. Вся разница, что издано данное УГЖЮФ не «Альфой-Армадой-Вафлей» под псевдонимом Ирина Успенская — о нет, теперь в эту нишу книгошняги вписалось «Эксмо», а в нем напечатался уже некий Вад Макей. Хотя, как говорится, у того «Вада» сиськи из текста торчат.

Центральный персонаж и есть курящая четырнадцатилетка, которой «уже можно». Ибо насчет ГГ нам первым делом сообщают, что оно мужского пола и храбро пьет абсент после водки и пива. Мачо! СамЭц! А потом? Куантро? Гран марнье с дистиллятом зеленых померанцев? Притом, что любой мужик (и не только мужик), хоть раз загулявший с употреблением разных видов алкоголя, в курсе: тот, кто по-простецки накачивается ершом, не догоняется абсентом. Даже в клубах — особенно в клубах. С абсента либо начинают, через некоторое время скатываясь к родимому ершу, либо абсентом же и упиваются до синевы, благо это нетрудно.

Далее три страницы (!) описаний, что предпринял наш сиськоносный мачо для улучшения своего состояния. Описано всё: как ГГ принимает душ (хорошо, что хотя бы от фоток его члена и собственно процесса мочеиспускания нас избавили, но член, кхм, еще всплывет в повествовании), какой кофе пьет и как его варит, где у ГГ хранятся спички и что за дрянь лежит в холодильнике.

Закурив вторую сигарету, открыл холодильник, нашел на верхней полке аспирин и выпил две таблетки, запив остатками кофе. Потом выудил на стол кастрюлю с холодным вчерашним супом, банку пива, сыр и сардельку. Подумав немного, сардельку положил назад. Закрыв холодильник, постоял у плиты с кастрюлей в руках, прислушиваясь к своему желудку, и, после недолгого раздумья, отправил суп вслед за сарделькой.

К чему это? Да ни к чему. О чем? Да ни о чем. Половину главы аффтар изводит читателя с медлительной дотошностью аутиста. Припомним же некому жежешному «мыслителю» его бредни: «…в «обычной» литературе — русской и английской, в романе, повести и рассказе — это не важно — там мир непозрачен, как наш настоящий реальный мир там, вовне. Там разговоры, непонятно зачем и о чем. Там непрозрачные вещи, мне не нужные. Медленное действие, лишь постепенно увязывающееся в сюжет, и бесконечная невнятица… Я вижу, что это не нужно сюжету, это не интересно герою… А фанфики? В них тоже все придумано. Но зато читается как прозрачный текст. Даже если там горы ненужных мне подробностей. Если мне скучно — я пролистаю, не буду читать. И ничего. Но если там мелькает диалог — он чему-то служит, он восхваляет героя, или дает ему важную информацию, или еще что-то делает. Там есть описания вещей — хоть волшебной палочки, хоть бронетрусов, но они все нужны«. Так и хочется спросить: ну не идиот ли? Он вообще читал те фанфики и фикерские ориджи, о которых пургу метет?

Сумеречно, сумеречно в мозгу у аффтара, а не в комнате героя. Сумеречно и в башке у того, кто пытается выковырять из своих носов теорийку о преобразовании фикописева в новый, полноценный жанр. Жанр не рождается из напластований клише, а перед нами клишированная до последней запятой писанина.

Всякий, кто читал альфаармадовскую «фонтастегу», тоннами стащенную с Самиздата, предвидит: далее по тексту порочная четырнадцатилетка расскажет, какой она, то есть он — главгерой — неебический ебарь. В не нужных никому подробностях, как фикеру-самиздатышу и положено. Откройте любого из них — и наткнетесь на роспись интимной жизни главгероя, подробненькую, так в старину приданое девицам расписывали. Всё это признаки фикописи, в фандомчике если не говорить о новых половых приключениях героя, повествование рушится.

Начинается роспись с того, что герой попытается оправдаться, что еще не все свое имущество пропил и просрал.

Я, конечно, не евнух (даже наоборот, женщины меня почему-то иногда любят), но придерживаюсь строгих правил — никаких приключений на своей территории. Для этого есть гостиницы, съемные квартиры или на крайняк автомобиль. Обычный ключ от моей квартиры есть только у домохозяйки. В те дни, когда она приходит, я не пользуюсь электронным замком, а сдаю квартиру на сигнализацию. Просто у меня есть несколько очень ценных вещей, оставшихся после родителей, и я слишком дорожу ими, чтобы потерять в результате банальной кражи. И вдруг тащу домой первую встречную? Странно это. И, кстати, где ключи от моей квартиры и где мой телефон? Я отчетливо помнил, что в одиннадцать вечера мы уже отчалили из клуба, и перед тем, как у меня наступил провал памяти, я вызывал такси. Стоп! Я все свои вещи отдал незнакомке! Кошелек, телефон, ключи… Допился.
А вдруг эта девица мне что-то подсыпала в выпивку? Что там обычно подсыпают? Клофелин! А дрался я тогда с кем? А, неважно! Я почувствовал, как меня начинает заполнять злость. Она поднималась от паха к груди, разливаясь холодом и заставляя сердце биться с удвоенной силой. Мне просто необходимо было действовать! Вот сейчас поеду к друзьям и выясню, почему они меня бросили на растерзание всяким аферисткам!

Кстати, в авторском тексте не «клофелин», а «клАфелин». В каком месте аффтар получал образование, и получал ли? «Провал памяти» на «провал В памяти», тем не менее, не переправили. Как и прочую херню: как злость холодом поднималась из паха и почему-то именно холод заставлял сердце биться с удвоенной силой; как евнухоидизм отчего-то противопоставлялся нежеланию водить к себе ночных бабочек, дабы не быть обворованным. Если следовать за мыслью автора, то партнеров на одну ночь к себе не водят исключительно те, кто лишился фамильных ценностей не в прямом, а в переносном смысле. Полны штаны нестандартных психологических и физиологических реакций. Стандартно нестандартных: аффтары ЖЮФ могут гнать подобную чушь терабайтами — и гонят.

Разумеется, это не какая-нибудь, а попаданческая ЖЮФ. Похоже, издательский бригадный формат-подряд перевел на попаданческий псевдожанр всех «фисателей-понтастов», выпестованных из фикоперов. Попаданство не зря превратилось в отстойник всего самого неприглядного в современной фантастике. Мало того, что в большинстве случаев это истории об олигофренах, у которых всё наперекосяк: головой они стучат по разным твердым поверхностям, а думают малым тазом. В их черепную коробку, где, судя по поступкам персонажей, в ликворе брассом плавают несколько мозжечков, никогда не закрадется мысль: если хочешь быть здоров, не ходи куда не надо. Аффтары, тем не менее, особо подчеркивают осмотрительность своих персонажей, чтобы через несколько абзацев…

Блондинка, мягко колыша обалденными формами, теми, что обтягивала короткая маечка, прошла в квартиру, я закрыл дверь и обернулся ей в след. У-у-у! Лучше бы я этого не делал. Вид сзади был не менее соблазнительный. И все это эротично покачивалось в такт ее шагам. Длинные стройные ноги такой красоты, что я взвыл, а попка, попка! Мне не семнадцать лет, но гормоны дружно вылезли из своих потайных мест и, став в стойку, начали обильно поливать пол слюнями.

Трясущиеся телеса (похоже, у соблазнительницы вторая степень ожирения, а то и третья) вводят героя в такой ступор, что он имя свое забывает. Хотя вот только что собирался убивать аферистку, да и друганов своих, бросивших его, пьянь подзаборную, на бабскую милость. Все, что мужику говорят, он пропускает мимо ушей, размякает, получает от носительницы колышущихся телес поцелуй и оказывается в аду. Каковой ад описан тем же местом, которым думает и герой, и автор.

…Эй! А где девушка? Где моя квартира? Где я? Лю-ю-ди! Нет людей! Вокруг деловито снуют всяко-разные существа, совершенно не обращая на несчастного меня никакого внимания. Это я что, в ад попал? Вроде как не похоже. Чистенько так вокруг, светленько. Больше на мой бывший универ смахивает. Да и народец, сосредоточенно шныряющий туда-сюда, похож на затюканных студентов в период сессии. Все с какими-то рулонами туалетной бумаги, книгами с длинными названиями на обложках, планшетами, на которых явно не в игры играют, судя по несчастным потухшим взглядам в экран. Двое двое зеленых худобздыха, пыхтя, тащили большую каменную плиту, исписанную странными формулами. Очуметь!

Худобздыхи и потухшие взгляды в экран. Вот и все полученные главгероем впечатления. А он восприимчивый пацан, столько с первого взгляда увидеть! По сравнению с тремя страницами зудежа, как похмельный Васятка с утра болел, ныл, мылся, жрал, смолил… Как вам создание атмосферы основного места действия, м? Даже для школярского отчета в духе «Как я провел это лето» — полное убожество. Однако ридеры выбрали (по рейтингу), рекомендовали, ведущее издательство издало.

И меня еще спрашивают: за что вы так пи́здите не любите младоаффтаров? Да за то, что младочитателям пытаются втюхать их левой ножонкой написанную дурь за полноценную литературу — уже не первое десятилетие. Меня как критика регулярно пытаются утихомирить враньем насчет «игр для своих», в которые играются фандомные и СИшные рукоблуды: они-де пишут для представителей своей субкультуры, а «высокомерные снобы» (сиречь я) могут результатов подобных игрулек не читать, а идти себе мимо, в направлении классиков и шедевров. Да вот только издательские ридеры (набранные, замечу, из той же графомани) мимо родимой песочницы не пройдут, выцепят корявые пописульки, полные штампов и попадающие в градус банальности, после чего отправят их на издательский конвейер.

А вскоре байеры выложат СИшным писевом полки книжных магазинов в три слоя — и готово дело, поголовье потребителей этого дерьма уже пытаются представить штампы и клише как тонкий юмор, как социальную сатиру и даже как взгляд на далекое будущее. Наше с вами будущее, между прочим. Хотя я в таком будущем вижу одно: бесконечный ряд учебных заведений, где учится никчемное школоло из разряда «вечный студент». ГГ обретает психопомпа (на обложке — кривой урод с надувным торсом, приставной задницей и рогами набекрень, одним словом, чистый демон).

— А как твое имя?
— Я Валафур. И не путай меня с моим дядей, чтоб он жил долго и счастливо, старый пакостник. Вот он — покровитель воров и разбойников, а меня назвали так по традиции. Я сорок четвертый Валафур в роду. Для друзей Вал.
— А куда это меня занесло?
— В самую крутую Темную Академию Духов имени Аббадоны, высшего демона, кавалера атласной повязки и заячьей лапки!
Мне ничего не оставалось делать, как двигаться следом за широкой спиной моего нового знакомого. Спина была реально широкой. Куда там Арни в его лучшие годы до моего гида. Эту анатомическую редкость обтягивало нечто напоминающее то, что носили во времена мушкетеров. Не знаю, как это называлось, но выглядело немного по-женски. Длинная рубаха с рюшками прикрывала мускулистый торс.
На ногах толстые колготки синего цвета и сапоги, в народе называемые ботфортами, такие, благодаря героине Робертс, сейчас носят все лица женского пола у меня на родине — от толстых коротконогих теток до высоких со спичками вместо конечностей мамзель, считающих себя моделями. Но на Вале это все смотрелось органично. Может, потому что его голову венчали чудные бараньи рога, а сзади торчал длинный хвост с кисточкой?

Что из перечисленного вы видите на обложке? Ах, ничего? Ну, каков аффтар, таково и оформление. И неважно, нищее издательство или богатое — на эстетику издаваемого и на авторское видение героев оно кладет с прибором одинаково.

Продолжаем экскурсию по адскому Хогвартсу (а это всего-навсего очередной перепев Роулинг, магоакадемия, в которой даже говорящие портреты — и те у создательницы «Поттерианы» стырены).

— Это аудитории, это лаборатория, это бестиарий, это каверна ужаса, здесь у нас столовая, рядом морг, тут преподы отдыхают, здесь душевые и спортзал, а это кабинет босса! — тараторил Вал, небрежно помахивая рукой.
Без предупреждения он пихнул ногой двери кабинета и, не останавливаясь, ввалился в святую святых любого альма-матер — кабинет ректора. Оглянувшись по сторонам, я с опаской протиснулся следом. Двойные двери за моей спиной с грохотом захлопнулись и противно захихикали. Я подпрыгнул, покрепче ухватил биту и оглянулся. С белого дверного полотна на меня смотрела благостная рожа и нагло ухмылялась.
— Что зенки вылупил, бесовское отродье?
Я проморгался, но глюк не исчез.
— Это Проповедник, — пояснил Вал, щелкая физиономию по носу. — Местная достопримечательность. Пьяница, дебошир и грешник. Собутыльник бывшего ректора. Во время очередной белой горячки ему привиделись зеленые ангелочки, которые распевали псалмы похабного содержания, сидя на горлышках зеленых бутылок. С тех пор он решил, что должен нести свет в темные души студентов. Теперь томится взаперти в этих дверях.

Но что меня действительно посмешило в этой ни разу не смешной ЖЮФоподелке, так это совпадение образа уборщицы-тиранши с персонажем некой Жуковой в повести о том, как выйти замуж через два сфинктера. Всё, как писала Омега14зет: «Моя прабабушка, уборщица «Газпрома», мне говорила: внучка, не тупи! Как кто по мытому начнет ходить — ты сразу тряпку в руки. И по мордасам больно их лупи. Главней уборщицы на свете чина нету, ведь даже все на свете короли — на трон поспешно ноги задирают, узрев тебя… а ты ходи… ори…«

Совет буквально, до мельчайших деталей воплощен аффтаром пресловутого «Ада в гузне».

— Не сквернословь при иностранном госте, похабник! — раздался звук смачной оплеухи, и из темноты выплыла бабушка божий одуванчик с ведром и шваброй. — А ты, Вал, что рот разинул, проводи гостя к герцогу, да побыстрее. Не видишь, что ли, иноземец твой голодный, вона как глазюки-то горят, сожреть тебя скоро, ежели в столовку не отведешь. Эх, молодежь! Раньше-то как было? Гостя в баньке мыли, кормили — поили, спать укладывали, а только потом жарили! А сейчас? Тьфу на вас, оболтусы!
И, бурча себе под нос, старуха растаяла в воздухе.
— Это что было? — на всякий случай шепотом спросил я.
— Лилит это. Как на пенсию вышла, так всех третирует, от привычки командовать не просто избавиться. Королевой суккуб была когда-то, и даже, говорят, в каком-то мире род человеческий от нее пошел.

Словом, пьющие портреты, сквернословящие глюки и преобразование героя в нечто отвратительное, но аффтару кажется, что это будет смотреться стильненько — непременные рога, головка черной змеи между ними, серо-буро-малиновые глазки…

Во-первых, у меня на лбу выросли рога. Точнее, небольшие черные рожки, словно две маленькие термоядерные ракеты, угрожающе торчали в сторону зеркального отражения. Во-вторых, я стал выше ростом, шире в плечах и значительно мускулистее. В-третьих, волосы на голове отросли, начали завиваться, и из них торчала маленькая головка черной змеи. Прямо по центру лба, между рогов. Это, наверное, моя единственная извилина выползла посмотреть на придурка сохатого. Ариох облысевший! Кожа потемнела до цвета средиземноморского загара. Черты лица приобрели некую скульптурную грубость, но, в целом, мне понравилось. Глаза, правда, из темно-серых стали непонятного цвета, то ли темно-лилового, то ли серо-буро-малинового. При искусственном освещении понять было сложно. Странные такие глаза, без белков. Зато большие! Я показался себе таким мужественным чертом с едва уловимым шармом. А что делать? Только и остается — искать в каждой гадости приятное.
Бассейн заполнился, я выключил воду и начал стягивать джинсы. И тут я увидел ЭТО! Зудеть-колотить!
— А-а-а-а-а! — заорал я, потом набрал воздуха и заорал еще раз. — А-а-а-а-а!
В ванну с моей битой в руках ворвался Вал.
— Что случилось? — он в бешенстве ворочал глазищами, выискивая опасность.
Я же пребывал
(у аффтара, естественно, «прИбывал» — И.Ц.) в анатомическом шоке, и только мог, что, сжав кулаки, большими пальцами обоих рук показывать вниз, на то, что повергло меня в ужас.
— Что? — Вал наконец-то опустил биту и бросил мимолетный взгляд на указанный мною объект.
— Их два! — завопил я.

На том месте, где у героя вырос второй лингам козлиный, мне стало еще скучнее, чем когда оно было Васей, ходило по дому в бодуне, чесало яйца, мылось, завтракало и обещало себе: большеникада! Потому что картонный мирок превратился в бумажный, скомкался и порвался окончательно.

Я, конечно, сделаю попытку описать сюжет данного [censored], но попозже. Сюжет в своем идиотизме требует отдельного раздирания, то есть разбора.

Bakar – Hell N Back Текст песни

Hell N Back Текст песни

[Припев]
Не могли бы вы сказать, где была моя голова, когда вы нашли меня?
Мы с тобой отправились в ад и обратно, чтобы обрести покой
Чувак, я думал, что у меня есть все, я был одинок
Теперь ты мое все, я был одинок

[Куплет 1]
Я смешал много любви с много наркотиков, потом я нашел тебя
Ей нравились мелкие преступления, у нее были зеленые глаза, как у Маунтин Дью
И куда она пойдет, я никогда не узнаю, ее друзья тоже отскочили
Думаю, это их потеря, потому что они никогда не узнают что мы получим
Ты будешь моим светом, будь моим желтым?
С.Ю.Т. прогулка по Портобелло
Улыбнись этому лицу в конце дня
МДМА помог нам улететь
Кто бы знал, кто бы знал, что ты спасешь мне жизнь?
Кто бы знал, кто бы знал, что ты запустишь моего змея?
Не могли бы вы сказать, могли бы вы сказать?
Не могли бы вы сказать, могли бы вы сказать?

[Припев]
Не могли бы вы сказать, где была моя голова, когда вы нашли меня?
Мы с тобой отправились в ад и обратно, чтобы обрести покой
Чувак, я думал, что у меня есть все, я был одинок
Теперь ты мое все, я был одинок


Да-а-а-а-а
Да-а-а-а-а, да
Да-а-а-а-а

[Стих 2]
Я помню, я помню, я был совсем один
Поздно ночью ты звонил мне телефон
Просто проверить, был ли я благословлен, потому что ты знал, что я был низким
Голова исчезла, я скатился с трона
Я помню, я помню, мы были в парке
Поздней ночью, занимались любовью на траве
Получил мою голову в облаках, считаю все мои звезды
В моих ушах сказал, что мир был нашим
Отправился в ад и вернулся, чтобы залечить свои раны
Потому что так бывает, обратная сторона луны
Нет, Тутанхамон, ты моя Клеопатра
Ничего побочного, не нужна резервная копия
Нужна настоящая, не нужен актер
Я проиграл, как только они думают, что ты выиграл BAFTA
Приходи и будь моей девушкой, да

[Chor us]
Не могли бы вы сказать, где была моя голова, когда вы меня нашли?
Мы с тобой отправились в ад и обратно, чтобы обрести покой
Чувак, я думал, что у меня есть все, я был одинок
Теперь ты мое все, я был одинок

[Концовка]
(Точно, как мы говорим)
Да-а-а-а-а (Точно так же, как мы говорим)
Да-а-а-а-а, да (Точно, как мы говорим)
Да-а-а-а-а-а

‘Лига Своих»: Рейтинг 19 лучших цитат из классического фильма о бейсболе

Я даже не собираюсь притворяться, что это № 1.1 цитата для этого списка будет сюрпризом.

Есть, конечно, и в бейсболе плач. Но то, как Том Хэнкс — в роли бывшего отбивающего Джимми Дугана — произносит свою культовую реплику, довольно незабываемо и очень повторяемо. Сделайте быстрый поиск в Google футболок с надписью «В бейсболе не плачут», и вы найдете довольно большой выбор вариантов.

ЕЩЁ: Смотрите ChangeUp – новое живое шоу MLB на DAZN

Но фильм «Их собственная лига» не только об этой строчке.Это чертовски хороший фильм, от сюжета до диалогов и всего остального. Продолжая нашу серию рейтингов лучших цитат из фильмов о бейсболе, вот 19 лучших цитат из «Их собственной лиги».

ЕЩЕ ХОРОШИЕ ЦИТАТЫ: «Высшая лига» | «Песочница» | «Бык Дарем»

19. «Мне, конечно, не помешали бы деньги».

Завязка: Конец первой игры, и Айра Ловенштейн, человек, ответственный за превращение этой лиги в жизнеспособный продукт, разговаривает с Джимми Дуганом, который почти не двигался всю игру.Дуган дает понять, что ему наплевать на лигу, а затем выплевывает комок жевательного табака на ботинок Ловенштейна.
Ловенштайн: «Если бы мы заплатили тебе чуть больше, Джимми, ты мог бы быть немного более отвратительным?»

Джимми: «Мне определенно не помешали бы деньги».
Почему это лучшее: Все, что Джимми услышал, было «заплатили тебе немного больше», и он обнадежился.

18. «Ну, меня бы это чертовски ушибло».

Сцена: Эрни Кападино, разведчик, разговаривает с Дотти и Китом, пока они доят коров на молочной ферме.Городской мальчик, ясно, у него есть вопрос.
Кападино: «Им это не больно?»
Дотти: «Кажется, нет».
Кападино: «Ну, меня бы это чертовски ушибло».
Почему он лучший: Джон Ловиц чертовски забавен в своей маленькой роли. Хотелось бы, чтобы они нашли способ вернуть его в сюжетную линию. Ну что ж.

17. «Я видел достаточно, чтобы понять, что видел слишком много!»

Расстановка:

Кит Келлер только что обыграла свою старшую сестру и выиграла серию побед в седьмой игре Мировой серии, и парень из PA сходит с ума от всего этого волнения.
PA Диктор: «Хинсон уронил мяч! Хинсон уронил мяч! Игра в мяч окончена. Расин выиграл игру со счетом 3-2 и Мировую серию. О, отвези меня домой, мама, и уложи меня в постель. Я видел достаточно, чтобы понять, что видел слишком много!»
Почему лучший: Я имею в виду: «Хинсон ошибся! Хинсон уронил мяч!» не совсем «Индейцы выигрывают вымпел! Индейцы выигрывают вымпел!» но это не плохо.

16. «Возьми Марлу, она тяжелее!»

Завязка: Мальчик Эвелин, Стиллвелл (Ангел), просто вредитель, и игрокам уже надоело.Мэй — «Всю дорогу Мэй», которую играет Мадонна, — преследует его по всему автобусу, который остановился, потому что Стиллвелл закрыл водителю автобуса глаза и чуть не разбил их.

Дорис: «Мэй, не используй мою биту. Бери Марлу, она тяжелее!»
Почему он лучший: Рози О’Доннелл произносит несколько замечательных реплик в этом фильме.

15. «Берегитесь, мистер Гитлер. Янки идут!»

Завязка: Вместо монтажа или рассказчика они используют старомодные отрывки из кинохроники, чтобы заложить основу истории в фильме.Работает хорошо. Это рано, говоря о потребности в женщинах-бейсболистах.
Диктор кинохроники: «Величайшие звезды бейсбола говорят: «Берегитесь, мистер Гитлер. Янки идут! Не говоря уже об индейцах, «Ред Сокс» и «Тиграх».
Почему это лучше: Если голос диктора кинохроники звучит знакомо, то это потому, что это знакомый голос. Это Гарри Ширер из «Симпсонов» (и около миллиона других вещей).

14. «Это та шишка в трех футах над нашей задницей, верно, Джимми?»

Установка: В клубе перед важной игрой.Если «Персики» выиграют, они попадут в плей-офф. Входит Джимми Дуган.
Джимми: «Послушайте. Только что произошло что-то важное. Я был в туалете, читал свой контракт, и оказалось, что я получаю бонус, когда мы попадаем на Мировую серию. Итак, давайте играть жестко, давайте играть умнее. Используйте свои головы!»
Дорис: «Это та шишка в трех футах над нашей задницей, верно, Джимми?»
Джимми: «Ну, некоторые более заметные, чем другие, Дорис».
Почему это лучший вариант: Удобный компромисс, который не совсем подходил для отношений между игроками и тренерами в начале сезона.

13. «Садись сюда, а я посмотрю, смогу ли я откопать пистолет».

Сценарий: Разведчик Эрни Кападино в поезде, а надоедливый парень рядом с ним уже хвастается еще до того, как поезд тронулся.
Продавец: «На Тихоокеанском Северо-Западе, который является моей территорией, мы увеличили продажи на 106 процентов за последние 12 месяцев. И это на фоне войны».
Кападино: «Знаешь, если бы у меня была твоя работа? Я бы убил себя. Сядьте здесь, и я посмотрю, смогу ли я откопать пистолет.” 
Почему это лучшее: Доставка Ловица просто лучшая.

12. «Кстати, я любил тебя в «Волшебнике страны Оз». ’

Завязка: Джимми, кажется, наконец-то понял, кого ему напоминает мисс Катберт, сопровождающая команда.
Джимми: «Кстати, ты мне нравился в «Волшебнике страны Оз».  
Почему он лучший: Как говорится, этот довольно забавный.

11. «Ну, спасибо за этот особенный взгляд на ее жизнь.

Завязка: Дотти не хочет идти играть в бейсбол, но Кит очень хочет пойти. Она должна выбраться из этого города.
Кападино: «Я не хочу тебя. Я хочу ее, ту, которая отбила мяч. Можешь снова залезть под корову.
Дотти: «Она хороша. Она очень хороша. Она питчер. Она просто не выступила сегодня, потому что сделала это накануне».
Кападино: «Ну, спасибо за этот особенный взгляд на ее жизнь».
Почему он лучший: Сама фраза не такая уж и смешная.Но как Ловиц говорит об этом? Заставляет меня смеяться каждый раз.

10. Избегайте хлопков. Джимми Дуган.’

Установка: Двое детей подбегают к Джимми Дугану в поисках автографа.
Ребенок 1: «Мистер Дуган? Подпишешь мой бейсбольный мяч?
Джимми: «Конечно».
Малыш 1: «Вау! (читает мяч) Избегайте хлопков. Джимми Дуган».
Малыш 2: «Вау!» (оба убегают)
Джимми: «Хороший совет!»
Почему это лучшее: Сцена в любом случае забавная, но то, как Джимми зовет детей, защищая то, что он написал, довольно забавно.

9. «Это был ты или судья?»

Подготовка: К концу игры Кит устал, и Дотти порекомендовала Джимми вывести ее младшую сестру из игры. После конкурса Кит была в ярости из-за того, что Дотти не поддержала ее в этом разговоре и не дала ей закончить игру.
Дотти: «Знаешь, я, кажется, припоминаю, как на прошлой неделе кто-то швырнул мне в лицо пакет со смолой и сказал, чтобы я засунула свою толстую задницу обратно за тарелку. Это был ты или судья?
Почему это лучшее: Я имею в виду, потому что это, очевидно, сказал Кит.

8. «Мальчик, это было здорово пописать!»

Подготовка: The Peaches наконец-то встречают своего нового менеджера, легенду хоумрана Джимми Дугана. И под «знакомством» я подразумеваю, что он вошел в здание клуба, помочился около двух минут и вышел, не сказав ни слова ни одному из игроков. Однако Мэй попала в хорошую очередь.
Мэй: «Боже, как здорово было пописать!»
Почему лучший: Она не ошибается.

7. «Кто такой Лу?»

Инсценировка: Стиллвелл, маленький негодяй, закрыл глаза водителю автобуса, из-за чего водитель автобуса бросил и оставил их в затруднительном положении.Джимми наконец просыпается от ступора и задается вопросом, что происходит.
Джимми: «Почему мы остановились?
Мисс Катберт: «Лу ушел».
Джимми: «Кто такой Лу?»
Бетти: «Водитель».
Почему это лучшее: Да, я знаю, что это может иметь более высокий рейтинг, чем вы хотели бы. Но то, как Хэнкс недоверчиво спрашивает/кричит: «Кто такой Лу?» это забавно, и я копирую почти каждый раз, когда слышу, как кто-то упоминает имя Лу.

6. «Он второй раз уронил эту Библию с тех пор, как она была там.

Завязка: Мэй исповедуется в церкви, а остальные девушки ждут своей очереди. Все они слышат «стук».
Дорис: «Это второй раз, когда он уронил эту Библию с тех пор, как она была там».
Почему он лучший: У Мэй и Мадонны, наверное, много общего.

5. «В смысле, смотрите, нас много. Думаю, у нас все в порядке».

Установка: Игроки едут в автобусе и начинают становиться друзьями.
Бетти: «Дорис, это твой парень?»
Дорис: «Ага».
Бетти: «Не в фокусе?»
Дорис: «Нет, он так выглядит».
Бетти: «Ну, ты знаешь, внешность не самое главное».
Дорис: «Правильно. Важно то, что он дурак, у него нет работы, и он плохо со мной обращается». Комплект
: «Они зачем?»
Дорис: «Почему? Как вы думаете? Потому что никто из других парней… они всегда заставляли меня чувствовать себя не так, как будто я какая-то странная девочка, или странная девочка, или даже не девочка, только потому, что я умела играть.Я тоже им верил, понимаешь? Но не больше. Я имею в виду, смотрите, нас много. Я думаю, у нас все в порядке».
Бетти: «Мы».
Дорис: «Дай мне это».
(Дорис разрывает фотографию)
Дорис: «Пока, Чарли».
Почему это лучшее: Это не самая смешная сцена/строка, но одна из лучших.

4. «Возможно, вы слишком сильно ее наказали».

Установка: Судья подходит, чтобы посмотреть, что происходит с беспорядками перед землянкой.
Судья: «В чем дело, Джимми?»
Джимми: «Она плачет, сэр».
Эвелин: «Я не хотела этого».
Судья: «Возможно, вы слишком сильно ее наказали. Хорошее эмпирическое правило: относитесь к каждой из этих девочек так, как вы относитесь к своей матери».
Джимми: «Кто-нибудь говорил тебе, что ты похож на пенис в маленькой шапочке?»
Судья: «Ты вон отсюда!»
Почему лучший: Я имею в виду, судья был прав. Джимми должен быть лучше.

3. «Видите, как это работает, поезд движется, а не станция.

Сюжет: Марла боится выходить из дома и стоит рядом с отцом на вокзале. Дотти и Кит вместе со разведчиком Эрни Кападино ждут.
Кападино: «Ты идешь?»
(Марла кивает)
Кападино: «Смотрите, как это работает, поезд движется, а не станция».
Почему он лучший: Кападино свободно владеет язвительным сарказмом.

2. «Трудность делает его великим».

Завязка: Муж Дотти вернулся с войны, и она уезжает прямо перед началом Мировой серии.Джимми недоволен.
Джимми: «Бейсбол — это то, что проникает в тебя. Это то, что освещает вас. Вы не можете этого отрицать».
Дотти: «Это стало слишком сложно».
Джимми: «Это должно быть тяжело. Если бы это не было сложно, все бы так делали. Трудность — вот что делает его великим».
Почему он лучший: Именно трудность делает его великим.

1. «В бейсболе не плачут!»

Подготовка: Джимми, наконец, снова начинает заботиться о победе, но он все еще довольно груб как менеджер, имея дело с игроками.Ошибка при броске одного из его аутфилдеров задела его за живое.
Джимми: «Скажи, Эвелин. Могу я задать вам вопрос? У тебя есть минутка? За какую команду ты играешь?
Эвелин: «Ну, я Персик.
Джимми: «Ну, мне просто интересно. Потому что я не мог понять, почему ты бросаешь домой, когда у нас есть преимущество в два захода. Вы допустили ничью на втором месте, и мы потеряли преимущество из-за вас. Теперь вы начинаете использовать свою голову. Это шишка в трех футах над твоей задницей.
(Эвелин начинает плакать)
Джимми: «Ты плачешь?»
Эвелин: «Нет.(плачет)
Джимми: «Ты плачешь?»
Эвелин: «Не плачь! В бейсболе не плачут!»
Дорис: «Почему бы тебе не оставить ее в покое, Джимми?»
Джимми: «О, застегни молнию, Дорис. Роджерс Хорнсби был моим менеджером, и он назвал меня говорящей кучей свиного дерьма, и это было, когда мои родители приехали из Мичигана, чтобы посмотреть, как я играю в эту игру. И я плакал?»
Эвелин: «Нет, нет».
Джимми: «Нет. Нет. И знаешь почему?
Эвелин: «Нет».
Джимми: «Потому что в бейсболе не плачут.В бейсболе не плачут. Нет плача!»
Почему он лучший: Это, конечно, был очевидный выбор.

Изогнутый ад — hellbent.wad (Doom)

 ================================================ ===========================
Необходим усовершенствованный двигатель: Совместимость со стрелой
Основное назначение: одиночная игра.
================================================== ==========================
Название: Согнутый в аду
Имя файла: hellbent.wad
Дата выхода : 05.03.12
Автор: Планки
Адрес электронной почты: [электронная почта защищена]

Описание: Первый полноценный релиз карты от себя.Одинокий
                          уровень на E2M4, предназначенный для Hellbent на
                          Форумы Doomworld, запросившие карту:
                          
                          "сделай мне уровень подземелья с GSTONE в качестве
                          доминирующая тема. Он должен быть темным, грязным и
                          влажный. Что-то с атмосферой е3м4,
                          возможно, но интереснее как gstone
                          часть этого уровня немного проста.Я хотел бы
                          это быть несколько ориентированным на головоломку, в том, что
                          подземелье должно потребовать немного озадачивания
                          чтобы найти путь вперед. Секреты, конечно,
                          должно быть частью сделки. Количество монстров должно
                          быть на нижней стороне, и уровень не должен быть
                          слишком сложно и должно начинаться довольно легко».
                          
                          Кажется, подходит по счету.Дополнительные кредиты: агенту Спорку, создавшему замечательную Simplicity.
                          мегавад. Очень вдохновил автора
================================================== ==========================
* Что включено *

Новые уровни: 1
Звуки: Нет
Музыка : Нет
Графика: Да
Патч Dehacked/BEX : Нет
Демо: Нет
Другое : Нет
Требуются другие файлы: нет


* Информация об игре *

Игра: Дум
Карта №: E2M4
Одиночная игра: игрок только начинает
Кооператив 2-4 игрока: только игрок начинает
Deathmatch 2-4 Игрока: Нет
Другие стили игры: Нет
Настройки сложности: не реализовано


* Строительство *

База: Новая с нуля
Время сборки: 4 часа, плюс-минус
Используемые редакторы: Doom Builder 2, XWE
Известные ошибки: на данном этапе отсутствуют.
Не может работать с... : Не проверял с ванилью или другими источниками
                          чем GZDoom


* Авторское право / Разрешения *

Авторы МОГУТ использовать содержимое этого файла в качестве основы для модификации или
повторное использование. Разрешения были получены от первоначальных авторов для любого из
их ресурсы изменены или включены в этот файл.

Вы МОЖЕТЕ распространять этот файл, при условии, что вы включаете этот текстовый файл, без
модификации. Вы можете распространять этот файл в любом электронном формате (BBS,
дискету, компакт-диск и т. д.), если вы включаете этот файл в целости и сохранности.у меня есть
получил разрешение от первоначальных авторов любых измененных или включенных
содержимое этого файла для дальнейшего распространения.

* Где взять файл, который описывает этот текстовый файл *

Обычное: ftp://archives.3dgamers.com/pub/idgames/ и зеркала
Веб-сайты: http://ombarnes.net/misc/hellbent.wad
 

«Баффи — истребительница вампиров» After Life (телесериал, 2001 г.) — Джеймс Марстерс в роли Спайка

[последние строки]

Шип : Что ж, в последнее время я не был в адском измерении, но я знаю кое-что о мучениях.

Баффи Саммерс : Я был счастлив… Где бы я ни был… Я был счастлив… В покое. Я знал, что со всеми, кто мне дорог, все в порядке.Я знал это. Время… ничего не значило. Ничто не имело формы. Но я все еще был собой, понимаете…? И мне было тепло. И меня любили. И мне было покончено. Полное… Я-я не понимаю теологию или измерения, ничего из этого, на самом деле… Но я думаю, что я был на небесах… А теперь я не там. Меня вырвало оттуда. Вытащили… мои друзья. Здесь все твердо, ярко и жестоко… Все, что я чувствую, все, к чему прикасаюсь… это Ад. Просто пережить следующий момент и еще один, зная, что я потерял…

[начинает уходить]

Баффи Саммерс : Они никогда не узнают.Никогда.

Гунга Дин Редьярда Киплинга

Вы можете говорить о джине и пиве   

Когда ты будешь расквартирован снаружи,   

И тебя посылают на грошовые бои и на Олдершота;

Но когда дело доходит до убоя   

Вы будете делать свою работу на воде,

И ты оближешь цветущие сапоги того, у кого это есть.

Теперь в солнечном климате Инцзя,   

Где я проводил время   

Служба Ее Величества Королевы,   

Из всех членов экипажа с черным лицом   

Самый лучший человек, которого я знал

Был ли наш полковой бхисти, Гунга Дин,   

Он был «Дин! Дин! Дин!

— Ты хромаешь, кусок кирпичной пыли, Гунга Дин!

‘Привет! Слиппи сюда

«Вода, бери! Пани Лао,

— Ты, старый идол с крючковатым носом, Гунга Дин.

Униформа, которую он носил

Раньше ничего особенного не было,

И «скорее меньше, чем ‘arf o’, что позади,

За кусок скрученной тряпки   

Мешок для воды из козьей кожи

Вот и все полевое снаряжение, которое он смог найти.

Когда вспотевший эшелон лежал

Сидином в течение дня,

Там, где от еды ползут мурашки по бровям,

Мы кричали «Гарри Бай!»

Пока наши горла не пересохли,

Потом мы его побили, потому что он не мог нас всех обслужить.

Это был «Дин! Дин! Дин!

«Ты, эт, где ты проказничала?

«Вы положили в него juldee

‘Или я выпью вас сию же минуту

«Если ты не наполнишь мой шлем, Гунга Дин!»

«E» поставил бы точку и носил бы один

Пока не закончился самый длинный день;

И, похоже, он не знал толку от страха.

Если мы зарядим, сломаем или порежем,

Вы можете поспорить на свой цветущий орех,

Он будет ждать в пятидесяти шагах от правого фланга сзади.

С ‘is mussick on’ вернулся,

’E бы пропустить нашу атаку,

И наблюдайте за нами, пока рожки не издадут «Уходи»,   

«Для всех» грязный ide

‘E был белым, чисто белым, внутри

Когда он пошел ухаживать за ранеными под огнем!

Это был «Дин! Дин! Дин!»

Когда пули выбивают пыльные пятна на траве.

Когда картриджи закончились,

Вы могли слышать крик первых рядов,   

‘Привет! мулы с боеприпасами и «Гунга Дин!»

Я не забуду ночь

Когда я бросил бой

С пулей там, где должна была быть моя поясная пластина.

Я задыхался от жажды,

И человек, который первый шпионил за мной

Был наш старый добрый ухмыляющийся, хрюкающий Гунга Дин.

’E поднял голову,

И он подключил меня туда, где я истекал кровью,

И он дал мне полпинты зеленой воды.

Он полз и вонял,

Но из всех напитков, которые я выпил,

Я очень благодарен одному из Ганга Дина.

Это был Дин! Дин! Дин!

«Вот нищий с пулей в селезенке;

«E’s chawin» по земле,

«Они пинаются» со всех сторон:

«Ради бога, налей воды, Гунга Дин!»

«Э увлек меня

Туда, где лежал дули,

Вонзилась пуля и начисто просверлила нищего.

«Он поместил меня в безопасное место,

И незадолго до его смерти,

— Надеюсь, вам понравился ваш напиток, — говорит Ганга Дин.

Так что я встречусь с ним позже

Там, где его нет —

Где всегда двойная тренировка и никакой столовой.

«Он будет сидеть на корточках на углях»

Напоить бедных проклятых душ,

И я получу глоток в аду от Гунга Дина!

Да, Дин! Дин! Дин!

Ты лазарушско-кожаный Гунга Дин!

Хоть я и опоясал тебя и содрал с тебя кожу,   

Клянусь живой Гаудой, которая создала тебя,

Ты лучше меня, Гунга Дин!

Возвышенное зрелище Йоко Оно, разрушающее The Beatles

Чтобы послушать другие аудиоистории из таких изданий, как The New York Times, загрузите Audm для iPhone или Android .

В начале почти восьмичасового документального фильма Питера Джексона «The Beatles: Get Back» о создании альбома «Let It Be» группа образует тесный круг в углу звуковой сцены фильма. Необъяснимым образом Йоко Оно там. Она садится рядом с Джоном Ленноном, ее озадаченное лицо обращено к нему, как растение, растущее на свету. Когда Пол Маккартни начинает играть «I’ve Got a Feeling», Оно присутствует там, зашивая пушистый предмет у себя на коленях. Когда группа начинает «Don’t Let Me Down», Оно читает газету.Леннон проскальзывает за пианино, и Оно оказывается там, ее голова зависает над его плечом. Позже, когда группа протискивается в контрольную комнату в студии, Оно находится там, зажатое между Ленноном и Ринго Старром, безмолвно разворачивает кусок жевательной резинки и крутит его между пальцами Леннона. Когда Джордж Харрисон уходит, ненадолго покинув группу, появляется Оно, завывая в свой микрофон.

Поначалу вездесущность Оно в документальном фильме казалась мне странной и даже нервирующей. Огромный набор только подчеркивает нелепость ее соседства. Почему она здесь? Я умолял свой телевизор. Но по мере того, как шли часы, а Оно оставалось — рисуя за мольбертом, жуя пирожное, листая фан-журнал Леннона — я обнаружил, что впечатлен ее выносливостью, затем очарован провокацией ее существования и, в конечном счете, ослеплен ее игрой. . Мое внимание продолжало перемещаться к ее углу кадра. Я смотрел интимные, давно утерянные кадры самой известной в мире группы, готовящейся к своему последнему выступлению, и не мог перестать смотреть, как Йоко Оно сидит без дела.

Некоторые читают «Битлз: Вернись» как оправдательный документ — доказательство того, что Оно не несет ответственности за уничтожение «Битлз». «У нее никогда не было мнения о том, что они делают», — сказал Джексон, который создал серию из более чем 60 часов отснятого материала, «60 Minutes». «Она очень доброжелательна и ни в малейшей степени не вмешивается». Оно, также продюсер сериала, написала в Твиттере статью без комментариев, в которой утверждается, что она просто выполняет «приземленные задачи», пока группа приступает к работе.В сериале сам Маккартни — с позиции января 1969 года, более чем за год до публичного роспуска группы — высмеивает идею о том, что «Битлз» придет конец, «потому что Йоко сел на усилитель».

Ее присутствие было описано как нежное, тихое и ненавязчивое. На самом деле, она не самый назойливый нарушитель съемочной площадки: это Майкл Линдсей-Хогг, незадачливый режиссер оригинального документального фильма «Let It Be», который постоянно убеждает группу устроить концерт в древнем амфитеатре в Ливии или, возможно, в больница для детей, страдающих легкими недугами.

И все же есть что-то удручающее в переделке Оно в тихого, незаметного комка человека. Конечно, ее появление в студии навязчиво. Тот факт, что она не может напрямую влиять на записи группы, только делает ее поведение еще более нелепым. Отрицать это значит лишить ее силы.

Что нужно знать о «Битлз: Возвращение»

Семичасовой документальный сериал Питера Джексона, в котором рассказывается о наиболее спорном периоде в истории группы, доступен на Disney Plus.

С самого начала присутствие Оно кажется преднамеренным. Ее прозрачная черная одежда и распущенные волосы с пробором посередине придают ей вид шатра; как будто она разбивает лагерь, вырезая место в окружении группы. «Приземленная» задача становится необычной, когда вы решаете выполнить ее перед лицом Пола Маккартни, когда он пытается написать «Let It Be». Когда вы повторяете это в течение 21 дня, это становится удивительным. Мохнатый хронометраж документального фильма раскрывает провокацию Оно во всей ее силе.Как будто она ставит марафонский спектакль, и в каком-то смысле так оно и есть.

Джексон назвал свой сериал «документальным фильмом о документальном фильме», и нам постоянно напоминают, что мы наблюдаем, как группа создает изображение для камеры. Оно, конечно же, уже была опытным артистом перформанса, когда встретила Леннона, который был на семь лет моложе ее, на выставке в галерее в 1966 году. в местах, где она не должна была принадлежать.В 1971 году она организовала воображаемую выставку эфемерных работ в Музее современного искусства в Нью-Йорке. В каталоге она сфотографирована перед музеем с табличкой с надписью «F», что означает «Музей современного [F]искусства».

Идея о том, что Оно погубило группу, всегда была уткой, отдающей женоненавистничеством и расизмом. Она была выбрана как фанатка из ада, сексуально властная «леди-дракон» и ведьма, которая загипнотизировала Леннона, заставив его презирать парней ради какой-то женщины. (В 1970 году журнал Esquire опубликовал статью под названием «Эксклюзивные глоупи Джона Реннона», в которой обещалось раскрыть «Йоко-никто-Оно» с изображением Оно, нависающего над Ленноном, который изображен тараканом на поводке.) Эти оскорбления превратились в неутомимый мем поп-культуры, который преследовал поколения женщин, обвиняемых в посягательстве на мужскую гениальность.

Оно не «распускало Битлз». (Если отстранение Леннона от группы было вызвано его желанием заняться другими делами, включая его личные и творческие отношения с Оно, это был его выбор.) Но она вмешалась. В документальном фильме Маккартни вежливо жалуется, что его совместное сочинение песен мешает вездесущности Оно.Со своей стороны, она бдительно старалась избежать типичной роли жены художника. В интервью 1997 года она прокомментировала положение женщин в роке в 1960-х: «Мое первое впечатление было, что все они были женами, как бы сидящими в соседней комнате, пока парни разговаривали», — сказала она. «Я боялся быть чем-то вроде этого». Позже она посвятит свою колючую песню 1973 года «Potbelly Rocker» «женам безымянных рокеров».

В своем текстовом проекте 1964 года «Грейпфрут», своего рода книге рецептов для постановки художественных переживаний, она инструктирует свою аудиторию «не смотреть на Рока Хадсона, а только на Дорис Дэй», а в «Битлз: Вернись» она искусно перенаправляет взгляд с группы на себя.Ее образ контрастирует с образом других партнеров «Битлз» — модельных белых женщин в шикарных нарядах, которые время от времени налетают с поцелуями, ободряюще кивают и незаметно ускользают. Линда Истман, будущая жена Маккартни, задерживается немного дольше, время от времени ходит по кругу и фотографирует группу. Истман была рок-портретисткой, и один из самых захватывающих моментов фильма показывает, как она ведет глубокую беседу с Оно — как будто в подтверждение точки зрения Оно, это редкое взаимодействие на съемочной площадке без восстановленного звука.

Оно просто никогда не уходит. Она отказывается уходить в сторонку, но также сопротивляется разыгрыванию стереотипов; она не выглядит ни любящей наивной, ни назойливой назойливой. Вместо этого она, кажется, участвует в своего рода пассивном сопротивлении, бросая вызов всем ожиданиям женщин, которые вступают в царство рок-гениальности.

В песне The Barenaked Ladies «Be My Yoko Ono» Оно сравнивается с мячом и цепью (кстати, Оно сказал о песне: «Мне понравилось»), но по мере того, как сеансы продолжаются, она становится невесомой.Кажется, что она вращается вокруг Леннона, затмевая его товарищей по группе и становясь физическим проявлением его психологической дистанции от его старого артистического центра притяжения. Позже ее выступление станет более интенсивным. За сессиями «Let It Be» последовала запись «Abbey Road», и, по словам инженера студии, когда Оно было ранено в автокатастрофе, Леннон организовал доставку кровати в студию; Оно устроилась поудобнее, реквизировала микрофон и пригласила друзей навестить ее у постели.Это много чего: гротескно-созависимого, жутко грубого и знакового. Чем больше подвергается сомнению присутствие Оно, тем выше ее производительность.

Все это было использовано для грубого превращения Оно в культурного злодея, но позже это сделало ее своего рода народным героем. «Все сводится к ЁКО ОНО, — написала барабанщица Тоби Вейл в журнале, посвященном ее группе riot grrrl Bikini Kill в 1991 году. — Твой парень учит тебя тому, что Йоко Оно распустила The Beatles, — пишет она.Эта история «делает вас противоположностью его группы». Он низводит женщин до публики и высмеивает их за попытки сочинять собственную музыку. В песне Hole 1997 года «20 Years in the Dakota» Кортни Лав призывает силу Оно против нового поколения плаксивых фанатов и говорит, что riot grrrl «навеки у нее в долгу». Вейл назвал Оно «первой певицей в стиле панк-рок».

В фильме Джексона вы можете увидеть семена этой смены поколений. Однажды младшая дочь Истмана Хизер, короткостриженная манчкин, бесцельно кружится по студии.Затем она замечает, как Оно поет. Хизер наблюдает за ней с суровым выражением лица, подходит к микрофону и плачет.

Звук производства Талли Абекассис.

Личный ад Джеймса Хэрриота: шокирующая правда о человеке, стоящем за самым известным ветеринаром на телевидении

Личный ад Джеймса Хэрриота: шокирующая правда о человеке, стоящем за самым известным ветеринаром на телевидении


Дженни Джонстон для Daily Mail
Обновлено:

Джим Уайт рассказывает о «небольших приступах меланхолии» своего отца.Его причудливый оборот речи напоминает о ушедшей эпохе, когда с таким же успехом можно было бы использовать такие выражения, как «иметь поворот» или «припадок паров».

Но сегодня для описания его состояния применялось бы гораздо более резкое слово «депрессия».

Джим говорит о своем отце, Альфе – который более известен миллионам под своим псевдонимом и альтер-эго Джеймс Хэрриот –  «У моего отца была удивительно счастливая жизнь, но в ней были небольшие периоды депрессии или что-то в этом роде». нравится называть это.

Настоящий Джеймс Хэрриот: автор Альф Уайт, который использовал псевдоним, основывал персонажа на собственном опыте деревенского ветеринара. были и другие маленькие эпизоды, никогда не длившиеся очень долго, на протяжении всей его жизни.

‘Однажды, когда у него был один из таких приступов, я спросил, что случилось, и он сказал, что не знает. Он не мог описать это как-то иначе, чем «непреодолимая меланхолия».’

Как горько тогда, что деревенский ветеран, который начал писать о своем опыте, не смог объяснить части своей жизни.

По сей день Джеймс Хэрриот и беллетризованные рассказы о его жизни — почти полностью основанные на рассказах Альфа, но измененные, чтобы избежать обвинений в клевете — остаются запечатленными в национальном сознании до такой степени, что его старое излюбленное место, Йоркшир-Дейлс, до сих пор известна как Страна Херриотов.

Спустя пятнадцать лет после его смерти его все еще очень любят.Тем не менее человека, чьи книги, такие как «Все создания, великие и малые», принесли радость миллионам людей, одолевали депрессия и чувство неполноценности – во многом из-за его отношений с собственными родителями.

Несмотря на скромное происхождение, его родители никогда не одобряли выбор Альфом невесты — Джоан Данбери, секретарши — , потому что они были социально честолюбивы по отношению к нему.

Его мать, Ханна, у которой была мания величия, потому что работа портнихой свела ее с другой социальной сценой, отказалась прийти на свадьбу; его отец, Джеймс Альфред, остался в стороне в знак солидарности, и Альф был опустошен.

Именно после смерти его собственного отца – к этому моменту у Альфа уже была семья подростков – старые раны всплыли на поверхность, и в 1960 году у него случился нервный срыв. Джим частично винит в этом семейную историю.

‘Хотя у них не было денег, его родители экономили и экономили, чтобы отправить его в частную школу. Именно благодаря этому он поступил в университет и смог следовать своему призванию. Двадцать лет спустя смерть отца сильно ударила по нему, и, возможно, какие-то старые заботы вышли на первый план.

67-летний Джим, который пошел по стопам своего отца, сначала как ветеринар, а затем как писатель, теперь считает, что Альфа мучила мысль о том, что он плохо справлялся со своими отцовскими обязанностями.

Питер Дэвисон (слева) в роли Тристана Фарнона и Кристофер Тимоти в роли Джеймса Хэрриота в фильме «Все существа, большие и малые», основанном на книгах Хэрриота

. «Это каким-то образом было связано с тем, что его мать желала для него определенных стандартов. Он думал, что подводит нас, потому что не отправил нас в частную школу.Папа просто не мог себе этого позволить. Оглядываясь назад, это было напрасным беспокойством.

‘У меня не могло быть лучшего образования, и то же самое касается моей сестры Рози. Я поступил в университет, а Рози поступила и в Оксфорд, и в Кембридж. Но посреди своих трудностей мой отец не мог этого видеть. С депрессией нельзя соизмерять вещи».

Эта неспособность мыслить рационально просочилась в брак. В какой-то момент Альф убедился, что у Джоан — всегда общительной, даже слегка кокетливой женщины — был роман.

Для его опасений не было оснований, но его все равно пытали. «Эпизод» длился два года и привел к тому, что Альф прошел спорную электрошоковую терапию.

«В то время я был подростком и был защищен от худшего», — вспоминает Джим. «Все, что я знал, это то, что мой отец как бы отдалился от всего — от нас, от жизни на самом деле. Он никогда много об этом не говорил.

Альф присоединился к ветеринарной практике Дональда Синклера в Йоркшире (Зигфрид Фарнон в книге) в 1940 году.Двадцать шесть лет спустя он начал писать мемуары, ставшие впоследствии популярными, «Все существа, большие и малые».

Всего он написал восемь книг о своей жизни ветеринара, по которым был снят сериал и два фильма. Теперь дом, в котором он проработал большую часть своей жизни — и модель дома ветеринара в известном сериале — превратился в музей, который ежегодно посещают около 50 000 человек. И его поклонники не только из Великобритании.

Джим рассказывает о своем знакомстве с миром Джеймса Хэрриота, хотя прошло много лет, прежде чем он стал так официально известен.

«С трех лет отец брал меня к себе на работу, — говорит он. «Когда ему звонили, я садился с ним в машину, и мы отправлялись в это великое приключение. К пяти годам я был достаточно квалифицирован, чтобы выполнять эту работу самостоятельно. Никогда не было вопроса, что я не ветеринар».

Помимо написания биографии своего отца, Джим также участвовал в написании книги «Herriot: A Vet’s Life», ностальгических размышлений знаменитого йоркширского писателя У. Р. Митчелла, друга его отца.

Прошло более 30 лет с тех пор, как сериал с участием Кристофера Тимоти и Роберта Харди был впервые показан на экране, но Джеймс Хэрриот скоро будет представлен новому поколению. Один из первых сценаристов в настоящее время пишет новый сериал — приквел, в котором рассказывается о его опыте в ветеринарной школе в Глазго.

Одобрил бы его отец? Альф любил говорить, что он прежде всего ветеринар, а уж потом писатель. Он часто подчеркивал, что посреди ночи, когда корова терпит бедствие, фермеров ни на йоту не волнуют отголоски Джорджа Бернарда Шоу.

‘Он всегда говорил, что на 90 процентов является ветеринаром и на десять процентов автором, хотя его заработок составлял 90 процентов от писательства и 10 процентов от ветеринарной работы.

‘Меня часто спрашивают, когда мой отец действительно ушел с ветеринарной работы. Это всегда заставляет меня чесать голову. Он никогда этого не делал. Он продолжал приходить, хотя не брал ни копейки в зарплате. Он просто сделал это, потому что ему это нравилось. Это был образ жизни, а не просто работа».

Хотя мы, возможно, никогда не узнаем, помог ли процесс написания Альфу Уайту смириться с трудностями его собственного прошлого, его сын считает, что его отец оставался очарованным человеческим состоянием до самой смерти.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.