Толстой воскресение книга: Книга: «Воскресение» — Лев Толстой. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-389-04410-4

Лев Толстой «Воскресение»

Не читала Толстого со школы, хотя в то время вполне успешно, хоть и без особых восторгов продралась через «Войну и мир» и «АК». А тут взяла по случаю не столько духовного очищения ради, сколько потому, что больше на электронной книге не было ничего симпатичнее. И поразилась. Серьезно, первые страниц сто не переставала удивляться, что это *действительно* интересно. И даже персонажам слегка сопереживала. Мне кажется, начало романа — самое сильное, что в нем есть, или я просто от манера письма Толстого так отвыкла, а потом привыкла опять. Во всяком случае, я начала понимаю, почему в 10 классе меня так безумно раздражал «мир» и так нравилась «война» — по банальнейшей причине, что до мира в тот момент я еще не доросла. Тогда казалось, что персонажи зря тратят драгоценное время своей жизни на бесконечное обмусоливание, кто, с кем и как, построение, выяснение и прекращение отношений. Прошло больше десяти лет — и тут-то до меня наконец дошло, что не зря)) И что вообще интересней этой темы мало что можно придумать.

Начало, первая четверть «Воскресения» — именно что очень *отношенческий* текст. Думаю, не открою никому великой тайны сюжета: барин, богатый наследник, при случае совратил воспитанницу своих тетушек «из простых», сделал ей ребенка да и думать забыл. Прошли годы, воспитанница пошла с того момента по наклонной и дошла сначала до проституции, а потом и до скамьи подсудимых по обвинению в убийстве. И вот этот барин в составе присяжных рассматривает ее дело — и узнает.

Отлично прописаны все детали характера и барина, и окружающих его персонажей — небольшим количеством черт, но очень четко. При этом Толстой не уходит ни в преувеличение, ни в преуменьшение добродетелей и пороков, разве что общее ворчливое неодобрение всего окружающего мира у него постоянно слышится. Но при этом — в отличие от того же Достоевского — в его персонажах и их действиях нет никакой «фантастичности», невротичности, все они, от последнего каторжника до высших чинов очень твердо стоят на грешной земле.

Их поведение, поступки, характеры, даже порывы души настолько логичны, что кажутся не просто естественными, а единственно возможными. И при этом всем персонажи не вызывают ни сочувствия, ни симпатии. Забавно, возможно, это как раз издержки слишком внимательного авторского взгляда на их характеры и мотивы, который «снимает все покровы», в том числе те, которые лучше бы не снимать. Если где и есть героические герои, то только не в «Воскресение».

Увы, с развитием сюжета становится все занудней и занудней. Толстой по доброй своей традиции не доверяет читателю и не пытается донести до него хоть одну мысль или идею исподволь, через поведение или разговоры персонажей. Нет, об этом обязательно должно быть пятьдесят страниц авторского текста. На извечные темы «как нам обустроить Россию», «учи дурака богу молиться» и «а если вы не поняли, я еще раз повторю». При этом у меня лично острейшую антипатию вызывают два момента: наезды на христианство, причем совершенно нелогичные (в свете концовки) и необоснованные как таковые и «красная зараза».

Прямо выраженные симпатии к революционерам и террористам, то бишь. Учитывая, что тему русской революции я воспринимала и воспринимаю весьма болезненно и в целом эмоционально отношусь к ней ровно так, как изложено в «Бесах». Толстовские же идеи, пусть и не прямо революционные, но весьма сочувствующие, учитывая, что дело происходит уже в 1899, понять и оправдать не могу. Нужно быть чудовищно слепым, чтобы продолжать думать, что из всех этих маньяков и садистов составится некая очищенная и просветленная Россия.

Впрочем, чем хорош Толстой — он может сколько угодно абстрактно рассуждать о добре и зле, но в деталях он предельно честен, а детали говорят сами за себя. Чудовищные, звериные отношения в сообществе каторжников — особенно по сравнению с «высшим обществом», которое вначале так противно, а потом так приятно Нехлюдову. Революционеры, которые преследуют вовсе не общественное благо, а ищут личного самоутверждения (Новодворов) или оправдания бессмысленного своего существования (Вера Ефремовна и прочие). Толстой может ставить какие угодно высокие этические планки, но при этом постоянно спускает героев с небес на землю (Наташа Ростова в молодости и зрелости). Это забавно, и с одной стороны, хорошо, потому что честно, а с другой плохо, потому что разочаровывает.

Подумала, кстати, что концовка достраивается по тому же принципу. Нехлюдов открывает для себя Новый Завет, и на этом мы с ним расстаемся (опустим вопрос, что будет, когда он откроет для себя ВЗ и искренне удивится тамошней жестокости и бессмысленности). Что с ним будет дальше? Логика Толстого предполагает, что он спокойно вернется в свое общество, поездив, возможно, некоторое время по заграницам, и будет в нем жить, и *ничего* глобально в нем не изменится. Ну разве что будет меньшей свиньей — но он и так ей особо не был. Что в нем воскресло, или в Катерине, вот вопрос.

В общем, начали за здравие, середина прошла под знаком хождения Нехлюдова по инстанциям, а закончили, как обычно, за упокой, Евангелием от Матвея в толстовской обработке. Читала легко, но после первой трети уже без особого интереса.

Книга Воскресение читать онлайн Лев Толстой

Лев Толстой. Воскресение


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

     Матф. Гл. XVIII. Ст. 21. Тогда Петр приступил к нему и сказал: господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи

ли раз?
     22. Иисус говорит ему не говорю тебе: до семи, но до седмижды семидесяти раз.

     Матф. Гл. VII. Ст. 3 И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?

     Иоанн. Гл. VIII. Ст. 7 …кто из вас без греха, первый брось на нее камень.

     Лука. Гл. VI. Ст. 40 Ученик не бывает выше своего учителя; но и усовершенствовавшись, будет всякий, как учитель его.

I

     Как ни старались люди, собравшись в одно небольшое место несколько сот тысяч, изуродовать ту землю, на которой они жались, как ни забивали

камнями землю, чтобы ничего не росло на ней, как ни счищали всякую пробивающуюся травку, как ни дымили каменным углем и нефтью, как ни

обрезывали деревья и ни выгоняли всех животных и птиц, — весна была весною даже и в городе.


     Солнце грело, трава, оживая, росла и зеленела везде, где только не соскребли ее, не только на газонах бульваров, но и между плитами камней,

и березы, тополи, черемуха распускали свои клейкие и пахучие листья, липы надували лопавшиеся почки; галки, воробьи и голуби по-весеннему

радостно готовили уже гнезда, и мухи жужжали у стен, пригретые солнцем. Веселы были и растения, и птицы, и насекомые, и дети. Но люди — большие,

взрослые люди — не переставали обманывать и мучать себя и друг друга. Люди считали, что священно и важно не это весеннее утро, не эта красота

мира божия, данная для блага всех существ, — красота, располагающая к миру, согласию и любви, а священно и важно то, что они сами выдумали,

чтобы властвовать друг над другом.
     Так, в конторе губернской тюрьмы считалось священным и важным не то, что всем животным и людям даны умиление и радость весны, а считалось

священным и важным то, что накануне получена была за номером с печатью и заголовком бумага о том, чтобы к девяти часам утра были доставлены в

нынешний день, 28-го апреля, три содержащиеся в тюрьме подследственные арестанта — две женщины и один мужчина.

Одна из этих женщин, как самая

важная преступница, должна была быть доставлена отдельно. И вот, на основании этого предписания, 28-го апреля в темный вонючий коридор женского

отделения, в восемь часов утра, вошел старший надзиратель. Вслед за ним вошла в коридор женщина с измученным лицом и вьющимися седыми волосами,

одетая в кофту с рукавами, обшитыми галунами, и подпоясанную поясом с синим кантом. Это была надзирательница.
     — Вам Маслову? — спросила она, подходя с дежурным надзирателем к одной из дверей камер, отворявшихся в коридор.
     Надзиратель, гремя железом, отпер замок и, растворив дверь камеры, из которой хлынул еще более вонючий, чем в коридоре, воздух, крикнул:
     — Маслова, в суд! — и опять притворил дверь, дожидаясь.

     Даже на тюремном дворе был свежий, живительный воздух полей, принесенный ветром в город. Но в коридоре был удручающий тифозный воздух,

пропитанный запахом испражнений, дегтя и гнили, который тотчас же приводил в уныние и грусть всякого вновь приходившего человека. Это испытала

на себе, несмотря на привычку к дурному воздуху, пришедшая со двора надзирательница.
     Она вдруг, входя в коридор, почувствовала усталость, и ей захотелось спать.
     В камере слышна была суетня: женские голоса и шаги босых ног.

Лев Толстой Воскресение в списке 100 лучших книг всех времен


Увеличить
Автор: Лев Толстой
Оригинальное название: Воскресение
Метки: Классика, Роман
Язык оригинала: Русский
Год:
Входит в основной список: Да
Скачать:
Читать: Читать Лев Толстой «Воскресение» >>>
Авторские права: Все права на все книги на этом сайте безусловно принадлежат их правообладателям. Если публикация книги на сайте нарушает чьи-либо авторские права, об этом и она будет немедленно убрана из публичного доступа

Описание:

«Воскресение» — шедевр позднего творчества Льва Толстого.

История уставшего от светской жизни и развлечений аристократа, переживающего внезапное духовное прозрение при трагической встрече с циничной «жрицей любви», которую он сам некогда толкнул на этот печальный путь.

История болезненной, мучительной переоценки ценностей и долгого трудного очищения…

По мнению литературных критиков, этот роман является вершиной реализма Льва Толстого

Цитата:

« Как ни старались люди, собравшись в одно небольшое место несколько сот тысяч, изуродовать ту землю, на которой они жались, как ни забивали камнями землю, чтобы ничего не росло на ней, как ни счищали всякую пробивающуюся травку, как ни дымили каменным углем и нефтью, как ни обрезывали деревья и ни выгоняли всех животных и птиц, — весна была весною даже и в городе. Солнце грело, трава, оживая, росла и зеленела везде, где только не соскребли ее, не только на газонах бульваров, но и между плитами камней, и березы, тополи, черемуха распускали свои клейкие и пахучие листья, липы надували лопавшиеся почки; галки, воробьи и голуби по-весеннему радостно готовили уже гнезда, и мухи жужжали у стен, пригретые солнцем. Веселы были и растения, и птицы, и насекомые, и дети. Но люди — большие, взрослые люди — не переставали обманывать и мучать себя и друг друга. Люди считали, что священно и важно не это весеннее утро, не эта красота мира божия, данная для блага всех существ, — красота, располагающая к миру, согласию и любви, а священно и важно то, что они сами выдумали, чтобы властвовать друг над другом.

Так, в конторе губернской тюрьмы считалось священным и важным не то, что всем животным и людям даны умиление и радость весны, а считалось священным и важным то, что накануне получена была за номером с печатью и заголовком бумага о том, чтобы к девяти часам утра были доставлены в нынешний день, 28-го апреля, три содержащиеся в тюрьме подследственные арестанта — две женщины и один мужчина. Одна из этих женщин, как самая важная преступница, должна была быть доставлена отдельно. И вот, на основании этого предписания, 28-го апреля в темный вонючий коридор женского отделения, в восемь часов утра, вошел старший надзиратель. Вслед за ним вошла в коридор женщина с измученным лицом и вьющимися седыми волосами, одетая в кофту с рукавами, обшитыми галунами, и подпоясанную поясом с синим кантом. Это была надзирательница.

Лев Толстой «Воскресение» полный текст >>>

»
Сообщить об ошибке
Место в списке: 26
Баллы: 10110
Средний балл: 1. 95
Проголосовало: 5178 человек
Голосов за удаление: 465

2391 человек поставили 5

341 человек поставили 4

333 человека поставили 3

184 человека поставили 2

237 человек поставили 1

97 человек поставили -1

69 человек поставили -2

1526 человек поставили -3

Лев Толстой.

Позднее творчество и роман «Воскресение»

Поговорим о героях романа «Воскресение» и узнаем, какими художественными приемами пользуется поздний Толстой.

👫 В сюжете романа противопоставлены настоящее и прошедшее и истории двух героев, Нехлюдова и Катюши Масловой.

➖ В прошлом — короткая любовная история и долгая история падения.
➖ В настоящем — несправедливый суд и внутренний суд над собой, медленное движение к истине.

✍️ Толстой повторяет свою излюбленную технику — остранение, взгляд со стороны, который открывает подлинную страшную природу всего, что считается нормальным.

👁 Но здесь эта точка зрения — с первых же страниц романа очень жестко высвечиваются страшные стороны обыденности. «Воскресение», заявленное в заглавии, — это не откровение в финале, а медленный процесс. Роман начинается с весны, очевидного знака обновления — но оно возможно только вопреки цивилизации:

«Как ни старались люди, собравшись в одно небольшое место несколько сот тысяч, изуродовать ту землю, на которой они жались, как ни забивали камнями землю, чтобы ничего не росло на ней, как ни счищали всякую пробивающуюся травку, как ни дымили каменным углем и нефтью, как ни обрезывали деревья и ни выгоняли всех животных и птиц, — весна была весною даже и в городе».

⛓ Теперь у Толстого нет чистых картин природы, которая выше и больше человека: никто, кроме повествователя, не смотрит на небо и деревья, и сразу же после короткой зарисовки городской весны мы попадаем в тюрьму.

⚫️ «Неприличные» натуралистические сцены в «Воскресении» необходимы как знаки смерти, и язык смерти в «Воскресении» звучит почти авангардно. Знаменитое описание жизни героини в публичном доме построено на одном приеме: в нем нет глаголов.

«Утром и днем тяжелый сон после оргии ночи. В третьем, четвертом часу усталое вставанье с грязной постели, зельтерская вода с перепоя, кофе, ленивое шлянье по комнатам в пеньюарах, кофтах, халатах, смотренье из-за занавесок в окна, вялые перебранки друг с другом; потом обмывание, обмазывание, душение тела, волос, примериванье платьев, споры из-за них с хозяйкой, рассматриванье себя в зеркало, подкрашивание лица, бровей, сладкая, жирная пища; потом одеванье в яркое шелковое обнажающее тело платье; потом выход в разукрашенную, ярко освещенную залу, приезд гостей, музыка, танцы, конфеты, вино, куренье и прелюбодеяния с молодыми, средними, полудетьми и разрушающимися стариками, холостыми, женатыми, купцами, приказчиками, армянами, евреями, татарами, богатыми, бедными, здоровыми, больными, пьяными, трезвыми, грубыми, нежными, военными, штатскими, студентами, гимназистами — всех возможных сословий, возрастов и характеров.

И крики и шутки, и драки и музыка, и табак и вино, и вино и табак, и музыка с вечера и до рассвета. И только утром освобождение и тяжелый сон. И так каждый день, всю неделю».

⚪️ В этом состоянии у Толстого находится весь мир — нет настоящего движения, нет личностей, только бессмысленный цикл.

Книга: Воскресение — Лев Толстой

  • Просмотров: 9810

    Королева Юга

    Артуро Перес-Реверте

    Она появилась, когда колумбийские картели искали альтернативные пути в Европу. Она…

  • Просмотров: 3935

    День огня

    Катя Брандис

    Великий день мести совсем близко. Эндрю Миллинг, самый опасный оборотень Америки,…

  • Просмотров: 3727

    Дурман

    Марина Кистяева

    Север Крестовский достиг всего чего хотел – он альфа одного из самых могущественных…

  • Просмотров: 2771

    Дмитрий Коваль

    Марина Кистяева

    Она встретила его бродягой. Пожалела… Лишь потом поняв, что он – последний человек на…

  • Просмотров: 2739

    Чисто летнее преступление

    Агата Кристи

    Разгар лета… Растет температура воздуха и воды – и вместе с ней растет сила зла. От…

  • Просмотров: 2697

    Вершители. Часть 2. Тайна Каменных людей

    Лиза Клейпас

    Вторая часть тетралогии «Вершители». Аякчаане, семикласснице из далекого эвенкийского…

  • Просмотров: 2566

    Дракона возбуждать не рекомендуется

    Александра Черчень

    «Дракона возбуждать не рекомендуется» – фантастический роман Александры Черчень, жанр…

  • Просмотров: 2042

    Погадай на жениха, ведьма!

    Александра Черчень

    «Погадай на жениха», – говорили они! «Найди свою судьбу», – вещали подружки после литра…

  • Просмотров: 1325

    Пандорум

    Роман Прокофьев

    Они держат в страхе десятки миров. Они могущественны, беспощадны и не ведают страха. Их…

  • Просмотров: 1200

    Убийство в разгар зимы

    Агата Кристи

    На улице так холодно, а день так короток… Идеальное время, чтобы поудобнее устроиться в…

  • Просмотров: 1073

    Та, что подарила жизнь

    Марина Кистяева

    Чтобы разлучить нас, её отец избил меня до полусмерти. Его люди погрузили моё почти…

  • Просмотров: 897

    Ангельская пыль

    Ольга Лучезар

    Однажды ночью свернув с привычного маршрута, можно ненароком изменить свою жизнь,…

  • Просмотров: 889

    Влюбиться в демона. Неприятности в…

    Наталья Мамлеева

    В обход древнего уговора с правителем Сумеречных долин мачеха подсунула «недостойному»…

  • Просмотров: 861

    Мини-модель

    Татьяна Устинова

    Многие родители пытаются реализовать через своих детей то, чего не смогли добиться сами,…

  • Просмотров: 740

    Маша и МЕДВЕДИ. Продолжение сказки

    Ирина Эльба

    Устроившись на работу в брачное агентство «МЕДВЕДИ», я и представить себе не могла, как…

  • Просмотров: 740

    Смертельная любовь

    Агата Кристи

    Любовь возносит нас на невиданные высоты… и опускает в самые темные глубины. Именно…

  • Просмотров: 697

    Крылатый пленник

    Роберт Штильмарк

    Автор знаменитого «Наследника из Калькутты» Роберт Штильмарк даже в произведении,…

  • Просмотров: 695

    Письма смерти

    Чжоу Хаохуэй

    Абсолютный бестселлер в Китае. 1 500 000 проданных книг. Криминальный роман 2018 года и…

  • Просмотров: 688

    Пушкин

    Марлен Хуциев

    Марлен Хуциев (1925–2019) – знаменитый режиссер всем хорошо известных и любимых фильмов…

  • Просмотров: 682

    Коллектор

    Ольга Лучезар

    Он постучал в мою жизнь неожиданно и громко. Жестокий и циничный коллектор по прозвищу…

  • Просмотров: 680

    Исполняющая желания

    Альбина Уральская

    Она – Богиня из другого мира, случайно призванная на Землю. Юная девушка мгновенно…

  • Просмотров: 647

    Фитнес в постели принца

    Альбина Уральская

    Купив годовой абонемент в фитнес-центр я никак не могла предположить, что вместе с ним…

  • Просмотров: 632

    Ты не знаешь о дочери

    Елена Безрукова

    – У тебя есть дочь? – Как видишь, – усмехнулась в ответ я на очевидный вопрос. – Быстро…

  • Просмотров: 561

    Куплю жену. Дорого

    Ольга Романовская

    Найти себе жену, чтобы получить вожделенный пост?! Какой вздор! Только не для Ивара сир…

  • Лев Толстой «Воскресение». — jonny_begood — ЖЖ

    Не так давно я прочитал статью Дмитрия Быкова о русском религиозном романе. Что примечательно, главным русским религиозным романом Быков назвал толстовское «Воскресение». Признаюсь, сам я этого романа до той поры не читал, а потому заинтересовался, полез в книжный шкаф и выудил десятый том собрания сочинений графа Толстого. Благо и Великий пост подоспел — в это время я подбираю для чтения что-нибудь соответствующее. Немного настораживало то, что Лев Николаич был отлучен от церкви, однако, все его разногласия с православием мне были известны по его же собственной «Исповеди», и поэтому я не ожидал от романа богохульства и мерзостей. Их там и не оказалось. Лично меня несколько покоробило лишь отношение Толстого к евхаристии, и вообще к церковным таинствам, но и это бы я простил великому писателю. Кто прожил жизнь без заблуждений? Толстой не исключение. Перед смертью он все же посетил монастырь. Не зря, думается мне…
    Критиковать церковь было за что. Об этом вам скажет любой здравомыслящий священник. А вот создавать свою собственную религию…. В этом я Толстого вряд ли поддержал бы. Толстовство в начале двадцатого века было явлением незаурядным. Однако, о чем бишь я? Вернемся к роману. Быков, кстати говоря, был кое в чем прав: «Воскресение» действительно большой религиозный роман. Правда главные русские религиозные романы написал все же Достоевский. При этом невооруженным взглядом видно, что Толстой перенял излюбленные приемчики Федора Михайловича: это вам и опора на реальные криминальные события (историю, ставшую основой сюжета, Толстому поведал Кони), и детективность сюжета, и проституция, и суд, и каторга. Проще говоря, героев необходимо поместить в условия, благоприятствующие духовному перерождению. Воскресению должна предшествовать гибель. По Толстому это гибель животного человека, с последующим воскресение его духовного начала.
    Лев Николаич не стремится вслед за Достоевским проникнуть в глубины духа и уйти в области трансцендентные. Его гораздо более интересует справедливое обустройство жизни земной. Именно социальное неравенство и государственная власть ведет человека ко греху. Ах, Лев Николаевич, если бы все было так просто… Устрани чиновников и властьимущих, уничтожь суды и тюрьмы, раздай землю крестьянам – таковы, вы не поверите, наиболее действенные методы борьбы с грехом по Толстому. Все это правильно, конечно, но природа греха и страстей гораздо глубже. И победить в себе животное начало, на которое так часто сетует Толстой, одной лишь социальной справедливостью не получится.
    Таковы мои основные умозаключения по поводу заблуждений Толстого. Но, в книге много справедливых и правильных вещей. Религиозная философия романа довольно примитивна, но эта простота подкупает. Пробуди в себе человека духовного (ведь ты не только прямоходящее животное, но и кое что еще), живи не только своею утробою, но и во благо других людей. Нехлюдов в конце романа концентрирует Евангелие в пяти заповедях. Это заповеди новой (толстовской, конечно) религии. Это законы и личного счастья и социальной справедливости. Переработав Евангелие, Нехлюдов думает: «Ведь если мы посланы сюда, то по чьей-нибудь воле и для чего-нибудь. А мы решили, что живем только для своей радости, и ясно, что нам дурно, как будет дурно работнику, не исполняющему воли хозяина. Воля же хозяина выражена в этих заповедях. Только исполняй люди эти заповеди, и на земле установится царствие божие, и люди получат наибольшее благо, которое доступно им».
    Только вот царствие Божие на земле невозможно. Наш мир – сфера влияния совсем других сил. Бесов, если хотите. Это прекрасно понимал Достоевский и, кажется, так и не понял Толстой.

    Возрождение фан-культуры. Есть ли место для нас обоих?

    Обзоры JaneBook38 Комментарии

     

    Я вышел в сеть в 1990-х годах. В то время существовало три способа найти романтические книги — «Романтические времена», «Читатель романов» и «Все о романтике». Раньше я был вовлечен в книжный клуб одного. Я не знал никого в моем окружении, кто читал романы, и мне было трудно понять, какие книги на самом деле были романами, а какие были большими книгами, в которых были отношения, но все они были действительно облажались. Хуже того, у меня были ограниченные средства и ограниченный доступ к библиотеке.

    То, что я знал о романах и их авторах до того, как открыл для себя онлайновый мир, я узнал из нескольких выпусков Romantic Times, которые я время от времени просматривал. Авторы романов были очаровательны и жили в роскошных особняках в Техасе. Я был почти уверен, что они вели образ жизни Dallas с лимузинами и личными поварами.

    Когда я вышел в интернет, я обнаружил, что есть и другие люди, которые читают романы, и что существует мир, отличный от романтических времен, где люди говорят о книгах, которые им не нравятся, а также о тех, которые им нравятся.Это было довольно откровением для меня. Чего я не понимал, так это того, что авторы романов не привыкли, чтобы люди говорили о книгах, которые им не нравились. В то время все сообщество любителей любовных романов было фан-культурой, а это означало, что первичное обсуждение любовных романов было полно похвалы.

    Издатели поддерживали тесные отношения с читателями, заставляя авторов писать «письма» читателям. Романтические времена никогда не ставили ниже трех звезд, да и то не именитым авторам. Частично это могло быть результатом того, что члены романтического сообщества чувствовали себя подавленными теми, кто не принадлежит к сообществу.На романтику всегда смотрели как на литературное гетто, куда только обедневшие интеллектуалы и писатели, которые не могли выжить в реальном литературном мире, отправлялись писать свои послания, пахнущие лавандой.

    Фанатская культура всегда имела какую-то ниточку нас против всего мира. Вы могли видеть это еще в 1990-х, и вы видите это сейчас, особенно с независимыми авторами. Фан-культура помогает развивать сообщество. Это помогает создателям в этом сообществе чувствовать себя заряженными и уполномоченными. В фан-культуре нет абсолютно ничего плохого.  Я повторю это. В фанатской культуре нет ничего плохого. Фан-культура важна. Он играет жизненно важную роль в выживании общества.

    Но не каждая часть сообщества хочет быть частью фан-культуры, и позвольте мне объяснить, почему.

    Когда я впервые вышел в интернет, я читал романы около десяти лет, но у меня не было привычки читать по книге в день. Я не мог себе этого позволить. У меня были свои фавориты — Гарвуд, Деверо, Линдси — и я с нетерпением ждал, когда смогу купить или проверить их в библиотеке.Но многие библиотеки не выделяют много ресурсов на любовные книги, и, поскольку у меня были ограниченные ресурсы, мне нужно было, чтобы каждая книга была хорошей, и если я тратил поездку в библиотеку на автобусе на книгу, которая не была хорошей или плохой на книгу, которая меня разочаровала, я был SOL в этом месяце. Мне нужно было место, где я мог бы получить настоящую критику, а не такое краткое изложение в журнале для фанатов или друг автора, говорящий, что работа ее лучшей подруги была великолепной. Мой бумажник и мои ресурсы, необходимые для принятия разумных решений. Книги были дорогими и роскошью для меня.Каждый доллар, потраченный в Waldens, имел смысл. Я полностью принял The Romance Reader и All About Romance, потому что они сделали для меня две вещи. Это заставляло меня рисковать книгами, которые я обычно не читал бы, потому что у меня не было финансовых возможностей, и это уводило меня от книг, на которые я знал, что не отзовусь хорошо.

    Дамы, которые управляли этими сайтами из собственного кармана, оказали мне как читателю огромную услугу. Я ценил их честное мнение и, да, даже смеялся над некоторыми из их обзоров, поскольку они отражали разочарование, которое я испытал в своей читательской жизни.

    По мере роста TRR и AAR росло и недовольство этими сайтами. Авторы стали говорить, что негативные отзывы высасывают деньги из их детских ртов. Авторы сравнивали свои книги с младенцами. Они предупредили нас, чтобы мы были милыми, потому что, если вы не можете сказать ничего хорошего, то вообще ничего не следует говорить. По их словам, авторы слишком много работали, чтобы подвергаться такому обращению. Обработкой, конечно же, были негативные отзывы и комментарии на досках объявлений от читателей к читателям, в которых им предлагалось держаться подальше от определенной книги.

    Однако то, что происходило, было усилением разговоров, которые происходили в группах Yahoo, электронной почте и личных книжных клубах. И авторы и читатели начали драться. Авторы не хотели критических рецензий, а читатели хотели иметь право самим говорить о своих книгах.

    А потом ситуация изменилась. Многие, многие авторы согласились с тем, что право рецензирования лучше предоставить читателям и что сказанное читателем является обвинением не автора, а книги.Книга не была ребёнком, потому что ты действительно собираешься продать своё детство? Отрицательный отзыв брал деньги со стола ребенка не больше, чем положительный отзыв клал деньги на стол.

    Более того, разрешение критических обзоров поставило жанр романа в один ряд со всей другой литературой. Авторы любовных романов были крутыми бабами, которым не нужно было баловать своих поклонников. Они были твердо уверены, что их работа так же хороша, как и все остальное, что публикуется, и поэтому подвергалась такому же тщательному анализу, как и любая другая книга, независимо от того, подверглась ли она критике, как многие литературно-художественные произведения, или получила высокую оценку, как несколько литературных произведений. художественная литература.

    В жанре, стремящемся к респектабельности, принятие критики было не только важно, но и жизненно необходимо.

    В 2011 году был опубликован роман «50 оттенков», который принес с собой приток независимых авторов и независимых блоггеров. За год с небольшим было создано множество уникальных и интересных блогов. Многие из этих новых блогов считают, что существуют правила ведения блогов и рецензирования. Оставляйте отзывы только с 3 звездами и выше. Не оставляйте отрицательный отзыв. Делайте все возможное для продвижения авторов.Будьте осторожны с чувствами автора. Во многих случаях блоги стали продолжением авторской рекламной команды. И это нормально. В одном популярном блоге прямо говорится, что это рекламное место. У других есть уведомления на боковой панели о том, что негативные комментарии в адрес авторов запрещены. Они честно и открыто сообщают о своих намерениях своей аудитории.

    Но для тех из нас, кто считает, что обзоры предназначены для читателей и что аудиторией наших блогов являются читатели, правила, установленные рекламными блогерами, не подходят.

    Проблема в том, что для многих промо-блогеров и тех авторов, которые пришли публиковаться в этот период времени, критический отзыв кажется личным выпадом. Это сделано для того, чтобы унизить автора. Он создан, чтобы испортить день/карьеру/жизнь автора. И вызывает удивление, когда этим блогерам говорят, что обзоры не имеют никакого отношения к авторам. Потому что для этих рекламных блоггеров обзор предназначен либо для продвижения книги, либо для предоставления полезной критики автору.

    Распаковываем.

    1) Рекламировать книгу . Продвижение книги не является целью обзоров здесь или во многих блогах. Это просто побочный продукт.

    2) Полезная критика. Я бы никогда не стал настолько самонадеянным, чтобы предположить, что моя рецензия может дать полезную критику автору. Во-первых, возможно, то, что работает для меня, не работает для 100 000 других читателей. Во-вторых, книга уже готова. Как мои взгляды на него могут помочь автору? Я не читаю бета-версии. Я читаю в конце процесса публикации. Моё мнение должно означать приседание к автору.

    3)   Значимый обзор. Нет никаких сомнений в том, что в современном мире алгоритмов и метрик, ведущих к открытиям, количество отзывов важнее их качества. Для автора лучше иметь 100 обзоров с пятью звездами, чем 10 действительно вдумчивых, проницательных обзоров. Но для блоггеров, которые дают не более 4 или 5 звездных обзоров, как вы на самом деле усиливаете сигнал к книгам, которые вы действительно любите больше, чем другие? А если вы ничего не говорите о книге, неужели ваши читатели предполагают, что вы ее ненавидите, даже если вы даже не знаете о ней или даже не читали ее? И если вы выдаете ряд отзывов с 3-5 звездами, разве все не знают, что 3 звезды означают, что это дерьмовая книга? Кто сказал, что 3-звездочный обзор не отбирает пищу изо рта у ребенка так же сильно, как 2-звездочный или 1-звездочный обзор?

    В каждой стратегии обзора есть ловушки, и ни одна из них не превосходит другие. Не «Я даю всем положительные отзывы» и «Мы здесь чертовски критичны. Остерегаться.»

    4) Думай об авторе.  Я не думаю об авторе, потому что я не оцениваю книгу по тому, стар он или молод. Активный или не активный. Работает вне дома или пишет для жизни. Я не думаю о том, сколько времени уходит на написание книги или сколько усилий автор вложил в нее. Должен ли я оценивать книгу ниже, потому что на ее написание уходит меньше времени или потому что автор потратил на нее всего три недели? Должен ли я оценивать книгу двадцатилетнего автора по другой шкале, чем сорокалетнего автора? Должен ли я спросить автора, были ли у нее какие-то личные проблемы во время написания книги, а затем принять это во внимание? Нет, нет и нет.Я не могу знать всего этого об авторе книги, которую читаю и рецензирую. Это было бы невозможно. Принятие во внимание всех этих вещей привело бы к крайне непоследовательным и даже несправедливым оценкам. Чтобы рецензировать все книги одинаково, их нужно рассматривать в вакууме. Книга поднялась sua sponte из Booklandia, где за ней ухаживали роботы и другие неразумные вещи . Если начать думать об авторе, когда я пишу рецензию, это приведет к хаосу, и это будет несправедливо по отношению к авторам или читателям.

    Кроме того, в отношениях между автором и читателем читатель — единственный, кто не зарабатывает деньги на продаже книги. Блогер может получить халяву. Автор получает процент от розничной продажи. Но читатель ничего не получает. В этом уравнении читатель всегда будет для меня важнее автора. Потому что я предполагаю, что читатель много работает в своей жизни, что у него есть трудности, что он прилагает все возможные усилия во всем, что делает. Ее наградой от меня должен быть не отзыв, основанный на том, как я отношусь к автору, а как я отношусь к самой книге.

    Есть место для рекламного блогера. Я знаю, что они оказывают ценную услугу авторам, и у меня нет с ними проблем, пока они четко понимают свою цель. Но я надеюсь, что эти рекламные блоггеры найдут место и для меня. И позвольте блогам, которые предоставляют критические обзоры, такую ​​же любезность. Мы предоставляем услуги читателям, и хотя наши подходы могут быть разными, наша страсть одинакова. Мы оба любим книги. Мы просто показываем это по-другому. И это нормально.

     

    Нравится:

    Нравится Загрузка…

    Похожие

    Джейн

    Джейн Литт — основательница компании Dear Author, юрист и любительница юбок-карандашей. Она сама публикует АН и современников (и публикуется с Беркли и Монтлейком), а в свободное время читает романы и пишет о них. Ее стопка TBR намного больше, чем та, что показана на картинке, и не такая красивая. Вы можете связаться с Джейн по электронной почте jane @ Dearauthor точка com

    → Джейн

    Resurrection (Skulduggery Pleasant #10) Review – bookloversblog

    Книга: Воскрешение (Skulduggery Pleasant #10)

    Автор: Дерек Лэнди

    Так что я, естественно, был очень взволнован, когда узнал на прошлогоднем YALC, что Дерек Лэнди собирается написать новую книгу из серии «Приятное мошенничество» (он называет ее «Фаза 2 мошенничества», что указывает на то, что может быть больше новых книг). книги, так что да!), так как это один из моих любимых фэнтезийных сериалов и один из основных продуктов моего подросткового возраста.Но с этим волнением, конечно, приходит немалое беспокойство. Прошло три года с момента выхода последней книги о мошенничестве и пять лет жизни персонажей, и вы должны задаться вопросом, сможете ли вы вернуться туда, где остановились. Ну ответ да…..и нет. Кое-что осталось прежним, сухой, саркастический юмор вернулся и в полную силу, Skulduggery прекрасен как никогда. Тем не менее, новая книга определенно кажется более зрелой, чем оригинальная серия, что понятно, поскольку Валькирия старше, и мне потребовалось больше времени, чтобы вникнуть в нее, чем в оригинальных книгах, я не уверен, что сюжет был таким же затянутым, как некоторые из оригинальные книги были.Тем не менее, это было приятное возвращение в мир Skulduggery Pleasant, и, надеюсь, одно из многих других! Вот краткий обзор этого:

    Детектив-скелет возвращается к жизни… снова! Это десятый триумфальный роман в серии «Приятное мошенничество», и он изменит ваш мир. Skulduggery и Valkyrie возвращаются в десятой части популярной серии Skulduggery Pleasant — невероятное и неожиданное удовольствие для легионов поклонников по всему миру.Мы не можем много сказать, но можем сказать вот что: Скулдуггери и Валькирия объединятся с любимыми персонажами из первых 9 книг, а также с совершенно новым составом, в том числе с новым партнером по фильму-подростком Оменом Мрачным, для приключения, которое выводит историю на поистине глобальные масштабы… отвечая на вопросы, которые восходят к самому началу. И Дерек говорит следующее: «Я думаю, я был на полпути к «Последней битве мертвецов», когда понял, что мне есть что рассказать. Я сказал себе, что если Скулдуггери и Валькирия выживут в сериале, я оставлю возможность вернуться в их мир.В конце концов, были еще секреты, которые мне нужно было раскрыть, и еще были ужасы, с которыми им пришлось столкнуться. Они пережили первую серию. Но они действительно пожалеют, что они этого не сделали».

    Во-первых, я бы порекомендовал вернуться и прочитать последнюю книгу Скульдуггерии, прежде чем переходить к этой, есть много персонажей, которых нужно помнить, и, честно говоря, были некоторые персонажи из предыдущих книг, которых я даже не мог вспомнить, кто играет довольно важную роль. эту книгу, поэтому я определенно рекомендую прочитать девять до этого, чтобы немного освежиться!

    Во-первых, юмор, как всегда, на высоте! На самом деле очень сложно добавить юмора в книги, я пытался, но это так сложно, чтобы это не выглядело натянуто.Честно говоря, я в восторге от легкости, с которой Дерек Лэнди пишет юмор, он никогда не кажется натянутым, он всегда естественен и во многом является частью стиля этих книг, поэтому было приятно видеть, что это продолжается в этой книге и помогает много, чтобы сбалансировать некоторые из более темных моментов.

    Skulduggery все так же удивителен, как и прежде, и мы даже получили еще один взгляд на Злое мошенничество в этой книге, что мне понравилось, поскольку мы не особенно часто видим его темную сторону. Я бы сказал, однако, что книга гораздо больше фокусируется на Валькирии, а Скульдуггерия определенно отходит на второй план.Это была одна из вещей, которые я пропустил в этой книге, не так уж много из них работали вместе, что, очевидно, является главной изюминкой книг, так что это был позор.

    Мне правда Валькирия в этих книгах больше понравилась? С этим новым, зрелым, сломленным, упрямым героем Валькирией мне было намного легче смириться, чем с высокомерным. Я лучший герой Валькирия из предыдущих книг. Естественно, все, что Даркесс делала в «Умирании от света», должно было повлиять на нее, и я был рад видеть, как это исследуется на протяжении всей книги, особенно потому, что посттравматическое стрессовое расстройство встречается не так уж часто.Мне не нравилось, что Дерек все еще пытается выставить ее специалистом от особого к особому в волшебном сообществе, типа ладно, у нее есть эта белая молния, это было довольно круто, но она тоже должна быть Сверхчувствительной?

    Мир так сильно изменился за то время, что Вэл отсутствовала, и хотя я понимаю, что это показывает чувство изоляции Вэл, кажется немного неправдоподобным, что так много изменилось за пять лет ее отсутствия по сравнению с тем временем, когда она был частью магического сообщества.Тем не менее, мне нравилось все это дополнительное строительство мира, мне нравилось видеть, как Роархейвен расширялся и менялся, мне нравилось добавление школы магии, Академии Корривал, что казалось естественным, мне нравилось видеть что-то новое. магические дисциплины. Это было ужасно много, чтобы принять, хотя, все сразу!

    Сюжет был по большей части довольно медленным и временами немного запутывал. Я не знаю, новые злодеи просто не казались мне достаточно страшными, были главы, которые, казалось, ничего не вносили в общий сюжет (как и все главы с Себастьяном и Беннетом, что, черт возьми, было? они о?) и я до сих пор не совсем уверен, что такое неотерик! Тем не менее, было несколько приличных боевых сцен, и как только я действительно добрался до книги, я обнаружил, что получаю от нее удовольствие, временами я просто был сбит с толку! Было добавлено много вещей, о которых, как мне казалось, мы должны были услышать раньше, например, если Абисинния (новый Большой Плохой) такая злая, почему мы не слышали о ней раньше? И вся эта неотерика, разве мы не должны были слышать об этом раньше? Я понимаю, что это начало новой серии, но вся установка показалась немного неуклюжей.

    Сначала я не был уверен, понравится ли мне Омен, в конце концов, он не один из наших старых друзей, которых мы узнали и полюбили, но мне очень понравилась его арка. Он не избранный, он не особенный, он брат Избранного и на самом деле не знает своего места в мире, и было здорово видеть, как он исследует это на протяжении Воскресения и приходит к выводу, что ему не нужно быть Избранным. Избранный, чтобы быть особенным, внести свой вклад, он может сделать это как Omen Darkly.

    Я был так рад, что нумерация глав в этой книге была последовательной, Дерек Лэнди всегда делал эту действительно раздражающую вещь в оригинальной серии Skulduggery, где некоторые главы были названы, а некоторые пронумерованы, и я был так счастлив, что в этой книга это были последовательные цифры! Длина глав была довольно приличной, хотя я полагаю, что мне просто придется смириться с тем, что главы в одну страницу, в один абзац, в одну строку останутся! Мне также понравилось название, столь точное для этой книги, не только потому, что оно является началом новой эры мошеннических действий, но и с самой историей.

    Мне бы хотелось увидеть больше старых персонажей из оригинальной серии в этой книге, было здорово снова увидеть Вэла и Скулдуггери, но, кроме Китая, все остальные казались новыми. Я скучал по Мертвецам, скучал по Скейпгрейсу и Трэшеру, скучал по Танит, поэтому надеюсь, что в будущих книгах их будет больше, если Лэнди действительно продолжит эту серию.

    Репрезентация в этой книге была определенно лучше, чем в оригинальной серии «Приятное мошенничество», у вас есть «Никогда», кто гендерно изменчив, у вас есть два новых персонажа-гея, и Вэл страдает посттравматическим стрессовым расстройством, я надеюсь, что эта тенденция сохранится в следующих книгах.

    Было несколько насмешек над Дональдом Трампом в виде пародийного персонажа Лэнди Мартина Флэнери, и хотя это было забавно, я не совсем понял смысл? Вроде этот персонаж буквально ничего не добавил к сюжету.

    Мне понравилось, что у Валькирии есть собака, Зена казалась такой милой, а в книгах должны быть собаки!

    Было приятно встретить хорошего некроманта с Милицей, она была мила, и я надеюсь увидеть ее дружбу с Валькирией в следующих книгах.

    Меня не очень интересовали остатки Даркиса? Я понимаю, что это должно было показать вину Валькирии и все такое, но в книге было много намеков на то, что Лэнди может вернуть ее, и я надеюсь, что это неправда, потому что ее арка была довольно аккуратно завязана в конце оригинальной серии.

    Мне показалось, что кульминация была несколько поспешной, но это могло быть из-за медленного темпа начала книги. Последние 10 или около того глав были определенно моими фаворитами во всей книге, Вэл и Скулдуггери получают несколько замечательных моментов, происходят некоторые странные спойлеры (я буквально не могу сказать больше, все, что я могу сказать, это то, что это некоторые из самая странная вещь, которую Лэнди когда-либо писал), и действие насыщенное и быстрое. В конце был огромный поворот, которого я вообще не ожидал.Тем не менее, все разрешилось действительно удовлетворительным образом, и последняя глава действительно казалась началом новой эры.

    В целом, это было достойное начало новой эры воровства, хотя сюжет был не самым простым для понимания, мне понравилась линия персонажей Валькирии, воровство всегда будет потрясающим, и мне по большей части понравились новые персонажи. Я надеюсь, что сюжет будет более упорядоченным в будущих книгах, и мы увидим больше наших старых фаворитов, предполагая, что есть больше книг, которые, похоже, будут, поскольку вся книга кажется настроенной на большее. .Я действительно чувствовал, что эта книга заставила меня хотеть большего, хотя? Я серьезно надеюсь, что в этой новой фазе мошенничества есть что-то еще, потому что слишком много незавершенных дел, чтобы их не было!

    Моя оценка: 3/5

    Мой следующий обзор будет посвящен последней книге Саманты Шеннон из серии «Сезон костей» — «Восход песни».

     

     

     

     

    Нравится:

    Нравится Загрузка…

    Читать бесплатно отрывок из книги Брендана Дюбуа «День воскресения»

    Отрывок
    ДЕНЬ ВОСКРЕСЕНИЯ

    Мертвец лежал ничком в своей постели, простыни и одеяла сбились у его ног.На затылке у него была кровавая каша. На нем были мешковатые белые шорты, а его тощие ноги были довольно волосатыми. В квартире пахло старой одеждой, пыльным воздухом и чем-то еще. Карл Лэндри узнал этот третий запах. Это был запах тела, жестоко изуродованного, отказывающегося от жизни. Когда-то его заинтриговал этот запах. Тогда это его огорчило. Теперь это было просто то, к чему он привык. Просто часть работы.
    Карл был репортером газеты Boston Globe , и он стоял у двери спальни мертвеца с блокнотом в руке, тщательно записывая все, что мог видеть, и писал судорожным стилем, который видел его в старшей школе, в армии и в течение четырех лет. газетной работы.

    Детектив Пол Мэлоун поймал его взгляд и отделился от болтающих копов. Он и Карл были друзьями, вроде как. Настолько, насколько это возможно для копа и репортера. Мэлоуну было далеко за сорок, он был полноват и носил коричневое пальто, развевающееся на голенях. На его подбородке, где он не успел побриться этим утром, виднелось слабое пятно седой щетины, а его густые седо-черные волосы были зачесаны набок какой-то мокрой кашицей.

    «Давай, Карл, вылезай, ладно?» — сказал он, отталкивая его назад.«Я позволил вам увидеть тупицу, и это нормально. Еще немного, и когда появится Herald , они будут ожидать такого же обращения, и мы не можем допустить ничего подобного. Превратите это чертово место в чертов цирк. , вы будете.»

    Карл улыбнулся своей лучшей приятельской улыбкой и сказал: «Пойдем, Пол. Поболтаем со мной секунду или две, ладно? Приближается крайний срок, и я хочу сообщить об этом по телефону. Сделайте утренний выпуск».

    «И сбить штаны с Вестника , верно?»

    «Вы поняли.»

    Два шага, и они были на кухне. Младший детектив стирал со столешницы отпечатки пальцев. Вспышка света от полицейского фотографа в спальне.

    Квартира была маленькой и захламленной, и на опытный взгляд Карла Ящики были выдвинуты, дверцы шкафов приоткрыты, одежда и посуда валялись на полу и на мебели, пол в кухне был покрыт линолеумом, а на полу стояла зажатая в углу пустая металлическая миска.Посуда для завтрака все еще стояла в раковине. Одна тарелка с хлопьями, одна кофейная чашка.

    В гостиной стоял крошечный довоенный телевизор и стопка газет и журналов. Над головой с воплем пронесся реактивный самолет, направляясь к взлетно-посадочной полосе аэропорта Логан. Ковер был светло-коричневым и потертым по краям, с едва уловимым узором из цветов, вытоптанных годами пешеходного движения.

    На двери было три замка, разумная предосторожность, особенно зимой, когда полки супермаркетов опустошались каждое утро к десяти, а проститутки в зоне боевых действий обменивали свой товар на банки с тушеной говядиной.Но ни один из замков не оказался сломанным.

    За последние пару лет в Globe Карл регулярно сталкивался с Полом Мэлоуном. Работа Карла была обычным репортером. Из-за его военного опыта его редакторы думали, что он привык видеть мертвые тела, поэтому чаще всего его отправляли в криминальные истории. У него и старшего детектива были осторожные, но уважительные отношения. Малоун был относительно прямолинеен, когда дело доходило до новостей, и Карл был столь же вежлив, когда приходилось задавать вопросы.

    «У нас есть некий Мерл Соусон. Возраст шестьдесят. Очевидные огнестрельные ранения в затылок.» Акцент Мэлоуна был чисто бостонский.

    Карл записал. «Выглядит довольно очевидным для меня».

    «Конечно, молодой человек, но я не назову свое имя, пока он не окажется в морге. Было бы довольно забавно, если бы мы перевернули его и нашли нож у его сердца, не так ли? »

    «Да. Полтора смеха. Вам интересно, кто мог стрелять?»

    Перепечатано из ДЕНЬ ВОСКРЕСЕНИЯ Бренданом Дюбуа с разрешения Г.Сыновья П. Патнэма, член Penguin Putnam Inc. Copyright © 1999 Брендан Дюбуа. Все права защищены. Этот отрывок или любые его части не могут быть воспроизведены в любой форме без разрешения.

    Fall from Grace (Resurrection Book 4) Элизабет Дэвис

    ОБЗОР ОПУБЛИКОВАН СЕЙЧАС!

    Хотя мне нравились предыдущие книги, эта мне не понравилась… Извините…

    Здесь мы следуем за Грейс после ее воскрешения. Теперь она вампир, и хотя теперь они с Романом могут быть вечно вместе, она не счастлива.И она не ошибается: Роман полностью ей пренебрегает…

    Он погружен в исследования (очень секретные медицинские исследования о том, почему существует вампиризм и все, что с ним связано): он дышит и живет этим. Он живет в своей лаборатории, покидая ее только изредка (чтобы заняться сексом с G

    ОБЗОР ОПУБЛИКОВАН СЕЙЧАС!

    Хотя мне нравились предыдущие книги, эта мне не понравилась… Извините….

    Здесь мы следуем за Грейс после ее воскрешение.Теперь она вампир, и хотя теперь они с Романом могут быть вечно вместе, она не счастлива.И она не ошибается: Роман полностью ей пренебрегает…

    Он погружен в исследования (очень секретные медицинские исследования о том, почему существует вампиризм и все, что с ним связано): он дышит и живет этим. Он живет в своей лаборатории, уезжая лишь изредка (для секса с Грейс и для кормления), полностью предоставляя Грейс самой себе!

    Грейс теряется в своей новой жизни . Она не знает, что с собой делать. Она надеялась, что теперь, когда она бессмертна, она прекрасно проведет время с Романом, но это не так.Она чувствует себя брошенной и одинокой. Роман должен был быть ее наставником и ее проводником, но он не должен заморачиваться с этим и делегирует Виктору…

    Но Грейс совсем недовольна: ей нужен Роман! И она предается нескольким глупым истерикам… Она становится гормональным подростком!

    Ее действия импульсивны и глупы. Она не действует разумно, но даже если она спорит сама с собой о том, насколько глупы ее поступки, она все равно их делала!!!!

    Мне это совсем не понравилось!

    Роман со своей стороны тоже ведет себя как идиот.Для очень старого вампира, который должен быть очень опытным с новыми вампирами (и с женщинами тоже!) он делает все и все, что он не должен делать!!!!

    Он оставляет Грейс без инструкций, чтобы погрузиться в ее новую вампирскую жизнь; он подпитывает ее ревность, занимается с ней сексом, а затем бросает ее… Как я уже сказал, он ведет себя как идиот!

    И это мне тоже не понравилось!

    Концовка вызывает у меня желание прочитать следующую книгу: что теперь будет с вампирами? Как они теперь будут прятаться, если люди станут невосприимчивы к гипнозу? Убьет ли чума столько людей, что вампир тоже умрет?

    Все эти вопросы остаются нерешенными, и я хочу знать, что будет дальше и как миссДэвис решит эти проблемы!

    Дом Воскресения — Обзор книги

    Resurrection House
    James Chambers

    Dark Regions Press
    Ограниченный выпуск: $40. 00
    Обзор Шейлы Мерритт

    «Действительно, это о людях. Это все. Люди взывают к силам, которые не могут контролировать, люди совершают плохие поступки по ужасным причинам. Каждый когда-либо существовавший монстр когда-то был мужчиной или женщиной». Так говорит персонаж одной из историй, включенных в книгу Джеймса Чемберса « Воскресный дом ».Это мудрое наблюдение является повторяющейся темой десяти сказок, составляющих том. Углубляясь в человеческие слабости и страхи, Чемберс признает внутренних монстров психики. Он также ловко обращается с внешним злом; те ужасы, которые держат в страхе ради чувства здравомыслия.

    Молодость и детство превосходно раскрыты в нескольких рассказах. Те периоды не прославлены, а представлены с ясным взглядом. В сказке «Лунный кот Джек», например, старший брат чувствует соперничество и обиду между братьями и сестрами.Его описание метания снежков отражает злобу и болезненность: «Некоторые стряхивали мертвые ветки, но лучшими были те, которые громко и прямо ударялись о ствол. От такого удара половина снежного кома цеплялась за толстую кору, и в темноте они выглядели как крошечные скальпы призрачных младенцев, пытающихся родиться из сучковых чревов деревьев, белые и застывшие во времени, пойманные в ловушку мертвыми, прежде чем они даже начали жить.» По ходу истории преданность старшего брата проверяется Лунным Котом Джеком.Джек — омерзительное существо с человеческой (то есть потенциально чуткой) стороной. Бросая вызов условностям семейной ячейки, он оценивает ее сильные и слабые стороны. Несмотря на злодейский вид и дьявольски зловещий вид, Лунная Кошка Джек не является полностью дьявольским. Он сверхъестественное существо, реагирующее на динамику домашнего хозяйства; только забирая тех, кто, по его мнению, не является желанной частью целого.

    В других сказках сборника отторжение и воссоединение переходят в трагедию.Исследуется также отвратительное наследие прошлого; игнорировать их дорого. Однако обращать на них внимание — это не «свободная карта выхода из тюрьмы» от дьявольского или демонического возмездия.

    Восемь переизданных и две новые истории в Resurrection House ужасно отражают напоминания о хрупкости человека. Джеймс Чемберс показывает уязвимые стороны своих персонажей; как они втянуты в этот темный аспект, который манит или просто тихо отдыхает, ожидая пробуждения.Некоторые полностью поддаются ему; другие борются с этим. Однако все узнают о спящем монстре, скрывающемся внутри.

    Воскрешение

    1

    21 ЯНВАРЯ 2013
    30 ДН.
    (ПОСЛЕ СОБЫТИЯ БЛИЖНЕГО СУДНОГО ДНЯ)
    ВЕЛЛИНГТОН, ФЛОРИДА

    Додзё имеет шестьдесят футов в длину и тридцать футов в ширину, его стены покрыты зеркалами, пол сделан из полированного дерева.Мастер Густафу Поуп, обладатель черного пояса пятой степени и бывший чемпион Аргентины по каратэ, поворачивается к своим воинам «буси», сидящим вдоль одной стены в позе лотоса. «Ричард Раппапорт. Андреа Смит».
    Услышав ее псевдоним, тридцатиоднолетняя Доминик Васкес вскакивает на ноги. Как и остальные ученики Мастера Поупа, черноволосая латиноамериканская красавица одета в полную богу — защитную броню. Ее грудь и живот закрыты перчатками Do , талия — Tare , руки и запястья — перчатками Kote .Она надевает головной убор, известный как Men , на свой длинный конский хвост, плотное основание защищает ее лицо, горло и бока черепа.
    В ее руке Shinai , меч, состоящий из четырех бамбуковых шестов, соединенных вместе на рукояти и конце кожаными ремешками. Разработанный, чтобы сгибаться при ударе о предмет, Shinai , хотя и намного безопаснее, чем его предшественники, Fukurojinai и Bokuto , по-прежнему является оружием, которое может убить.
    Она занимает место напротив своего противника. Рич Раппапорт крупнее, сильнее и опытнее Доминик, но ей не хватает упорства.
    Мастер Поуп зовет, Рей ».
    Двое бойцов-студентов поворачиваются друг к другу и кланяются.
    «На отметку». , выкрикивая: « Мужчины !», когда она наносит удар сверху в голову своего противника. Раппапорт блокирует удар, но яростный шквал женщины продолжается, ее Синай расплывается, когда он набрасывается на предплечья и грудь мужчины.Доминик произносит названия частей тела перед каждым ударом, ее карие глаза пристально смотрят на однокурсника по кендо сквозь прутья головного убора.
    «Ух!» Мастер Поуп присуждает Доминику очко за удар в макушку.
    Двое студентов возвращаются на свои места.
    «От одного до нуля. По вашим отметкам… начинайте!»
    « Котэ !» Доминик выбегает вперед, ее Shinai подняты, чтобы ударить Раппапорта по предплечьям —
    « Мужчины !» когда острие меча ее противника ударяет ее в горло.
    «Ух!»
    Доминик падает на одно колено, тяжело сглатывая от пульсирующей боли.
    Мастер Поуп наклоняется к ней. — Вы можете продолжить, мисс Смит?
    Она кивает.
    «Один к одному. Вернемся к своим меткам.»
    Она торопливо возвращается на свое место, ее кровяное давление кипит.
    «И… начнем!»
    Доминик — это извергающийся вулкан, ее гнев бушует, мышцы рук и плеч выпячиваются под броней, когда она крутит Shinai в отступающем Раппапорте —
    — который ловко блокирует каждый из ее ударов, а затем разрезает ее поперек живота.
    «Ух!» Мастер Папа сигнализирует Раппапорту. «Два к одному, укажи и сопоставь. Рей мне, друг другу… и пожми друг другу руки».
    Раппапорт протягивает руку, его лицо ничего не выражает в победе.
    Доминик пожимает ему руку, отводя взгляд старшекурсника.
    * * *
    «Мисс Смит, можно вас увидеть?»
    Доминик кладет головной убор в спортивную сумку и присоединяется к мастеру Поупу в его кабинете. «Да сэр?»
    «Как твое горло?»
    «Отлично.»
    Мастер Поуп улыбается. «Хорошо, что ты был одет в Bogu , иначе ты бы говорил вторым ртом.
    Она вежливо кивает, ее щеки краснеют под латиноамериканским цветом лица.
    «Андреа, ты отличница, честное слово, я никогда не встречал никого, кто тренировался бы так усердно, как ты. Но в бою техника — это еще не все. Кендо учит нас наблюдать за противником и разрабатывать соответствующую стратегию для достижения победы. Вы сражаетесь в гневе, вы сражаетесь, чтобы убить, и тем самым раскрываете перед противником свои слабости.»
    «Да, сэр.»
    «Путь Меча» — моральное учение самурая.Искусство дзен должно идти рука об руку с искусством войны. Просветление — это осознание природы обычной жизни».
    Обычная жизнь? Ха. Я бы отдал свое право, чтобы иметь обычную жизнь
    Мастер Поуп смотрит на нее, как будто читая ее мысли. «Учение Ай Ути — рубить противника так же, как он режет вас, тренироваться без гнева, отказаться от своей жизни или отбросить свой страх». У каждого из нас есть свои демоны, Андреа.Я надеюсь, что кендо поможет тебе однажды встретиться лицом к лицу со своим.»
    * * *
    Доминик переодевается в старую футболку штата Флорида, шорты и кроссовые кроссовки, затем запихивает свою сумку с оборудованием в шкафчик и направляется к весу.
    Крис Адэйр, ее личный тренер, ждет ее у стойки с гантелями, держа в руке свой ужасный блокнот. «Как прошло кендо?»
    «Хорошо», — лжет она.
    «Тогда пришло время немного поболеть. Он ставит жим лежа под наклоном, затем передает ей две 35-фунтовые гантели.«Я хочу от тебя двадцать повторений, а потом мы перейдем к сорока пяти».
    * * *
    Доминик выходит из спортзала два часа спустя, ее только что вымытое и массажированное тело все еще дрожит от усталости. Из-за спортивной сумки, наполненной мокрой одеждой и снаряжением, у нее болит правое плечо, и она опирается на тяжелую бамбуковую трость для поддержки.
    Пожилая женщина с ярко-оранжевыми волосами, собранными в пучок, стоит у своего джипа, на ее лице застыла ухмылка культиста. Ее глаза защищены широкими солнцезащитными очками, которые предпочитают пожилые люди.
    Доминик осторожно приближается, крепко сжимая ручку бамбуковой трости в правой руке. Внутри ложного бамбукового внешнего корпуса скрыта катана , обоюдоострое лезвие из углеродистой стали смертельно острого японского меча.
    «Привет, Доминик.»
    «Извините, вы меня с кем-то спутали.»
    «Расслабься, моя дорогая, я не собираюсь причинять тебе боль.»
    Доминик остается на расстоянии удара мечом от пожилой женщины. «Вы что-то хотите?»
    «Просто поговорить, но не здесь.Может быть, вы проследуете за мной до моего дома в Сент-Огастине».
    «Сент-Огастин». Августин? Леди, я даже не знаю вас. А теперь извините меня…
    — Я не репортер, Доминик. Я больше посыльный.»
    «Ладно, кусаюсь. От кого сообщение?»
    «Мария Габриэль. Мать Майкла».
    Боковым зрением Доминик замечает двух приближающихся агентов национальной безопасности, по одному с каждого конца стоянки. «Извините, я не знаю никого по имени Майкл, теперь мне нужно идти». Она поворачивается и Уходит.
    «Мария знает, что ты носишь в своей утробе ее нерожденных внуков.»
    Доминик замирает, кровь отливает от ее лица.
    «Энергетическая сила Марии протягивается через духовный мир, чтобы связаться с вами. Вы в серьезной опасности, моя дорогая. Позвольте нам помочь».
    «Кто ты?» — шепчет она. — Почему я должен тебе доверять?
    «Меня зовут Эвелин Стронгин». Пожилая женщина снимает солнцезащитные очки, обнажая ярко-лазурные глаза. «Мария Розен-Габриэль была моей сестрой».

    ДАЛЛАС, ТЕХАС

    На трехтысячной арене есть только стоячие места, как это было каждый вечер в течение последних четырех недель.Телекамеры и интернет-видеокамеры укомплектованы и готовы, публика в студии приготовилась.
    Свет в доме тускнеет, зажигая новый поток энергии.
    Яблочно-красные шторы трепещут, затем раздвигаются, открывая центр сцены и обугленный семифутовый крест.
    Телепроповедник, отражающий символ, раскинув руки.
    Питер Мабус — коренастый европеоид лет пятидесяти. У него сильный алабамский акцент, редеющие черные волосы зачесаны назад и зачесаны. Его бледно-бледный цвет лица подходит к его костюму, галстуку и туфлям.
    Стая замолкает, когда он поднимает голову, чтобы заговорить.
    «Я расскажу вам историю, дамы и господа, историю о человеке, чье существование было пронизано болезнью, болезнью, поражающей ум, тело и дух. Болезнью, отравляющей душу. Болезнью. Это почти разрушило общество. Да, друзья мои, я говорю о той болезни, известной как Жадность. У этого человека были все симптомы. Эгоизм. Нечестность. Злоба. Ревность. Зависть. Он был лжецом и мошенником, и он был коррумпирован настолько, насколько это возможно.Он был генеральным директором одного из крупнейших оборонных подрядчиков в мире и много инвестировал в нефть. Он был человеком, который обращался с женщинами как с объектами и купался в нектаре их секса, пока их цветок не увял и не умер. И вот однажды, дамы и господа, когда этот презренный несчастный человек лежал в своей кровати из красного дерева с балдахином в своем особняке площадью четырнадцать тысяч квадратных футов, перед ним предстал Ангел. И Ангел принес с собой видение. И человек увидел это видение, и в нем было Восхищение.И он увидел опустошение, мор и смерть. И он увидел конец человечества, обугленное и разрушенное, погребенное под тлеющими обломками. И тогда он увидел Господа».
    Питер Мабус поднимает глаза, когда верхний свет освещает его лицо своим небесным лучом.
    «И Господь сказал человеку: ‘Сын мой, видишь, к чему привели твои греховные пути? Мои дети оставили меня, позволив змею укорениться в их саду». И испугался человек, и упал на колени, и раскаялся. И сказал Господь: «За то, что ты просил у Меня прощения, Я пощажу человечество, но только если ты поднимешься, чтобы вести стадо».И склонил человек голову свою, и Господь коснулся сердца его.
    «Ушли жадность и ненависть, которые так долго развращали человека. Ушли ложь и обман. И человек поднялся с колен и был объят светом, и завет был заключен.»
    Мабус отходит от распятия.
    «Я был этим человеком, дамы и господа, и это видение явилось мне четыре месяца назад, за девяносто дней до зимнего солнцестояния 2012 года. С этого дня я служу Господу как Его покорный слуга, неся Его слово стадо.И когда настал Восторг, и упали бомбы, Господь сдержал Свое слово мне и пощадил наш народ».
    Хор Аминь. Его свет снова спас нас».
    «Аминь, аминь».
    «Божественное вмешательство, дети, это было божественное вмешательство. И теперь, когда я стою перед вами, изменившийся человек, слуга Господа, я прошу вашей поддержки. Именно наше лидерство в Вашингтоне принесло Вознесение, именно политика Клинтона, Буша, Маллера и Чейни чуть не уничтожила нас.Бог дал мне видение, друзья мои, и видение состоит в том, чтобы донести Его слово до Вашингтона, а затем до остального мира. Сила Америки как христианской нации была скомпрометирована вместе с нашими человеческими ценностями. Господь Иисус Христос благословил нас вторым шансом, от которого мы не можем отказаться. Поддержите нас сейчас. Встаньте со мной, встаньте…»
    Небольшие группы сидящих молящихся встают, призывая других сделать то же самое.
    «—Возьмите соседа за руку, дети. Продолжай. Поднимите руки к небу и славьте Бога.Будешь ли ты славить Его со мной?»
    «Да!»
    «Поднимешься ли ты со мной над своими грехами?»
    «Да!»
    «Поддержишь ли ты мою кампанию по восстановлению добра в нашем народе, чтобы мы никогда не столкнулись с наше уничтожение снова?»
    «Да… хвала Богу.»
    «Потому что предстоит проделать так много работы, так много добра распространить по земному шару, чтобы мы могли наконец победить болезни, которые все еще преследуют человечество.»
    A В проходах появляется небольшая армия мужчин в белых костюмах, их пустые ведра нацелены на поющую толпу.
    Мабус смотрит прямо в объектив камеры. «Пришло время выйти и распространить информацию, дамы и господа. Позвоните сегодня вечером и пообещайте свое не облагаемое налогом пожертвование. Позвоните сегодня вечером и присоединитесь к Божьей вечеринке, чтобы вместе мы могли создать волну любви, которая унесет нас в Белый дом. …Это видение дал мне наш Господь и Спаситель, это завет, который Он заключил, когда избавил нас от смерти.Вспомните тот день, затем залезайте поглубже в свои кошельки и покажите Человеку наверху, что вы заслуживаете этого второго шанса.Встаньте рядом со мной, дети мои, поддержите Господа, чтобы мы могли идти вместе, рука об руку, в духе Иисуса Христа, нашего Спасителя, в вечность.
    «Аминь».
    * * *
    Художник по разметке подкрашивает последние капли блеска под глазами Ричарда К. Филлипса, когда ведущий политического форума занимает свое место напротив Питера Мабуса.
    Телепродюсер делает паузу, пока его продюсер передает в наушник инструкции. «Хорошо, джентльмены, у нас три… два…»
    Ричард Филипс смотрит в первую камеру.«Добрый вечер. Сегодня вечером World News разговаривает с Питером Дж. Мабусом, бывшим генеральным директором Mabus Enterprises и кандидатом в президенты на выборах 2016 года».
    «Добрый вечер, Ричард, и добрый вечер всем нашим сторонникам. Бог любит вас».
    «Господин Мабус, давайте сразу к делу. До следующих президентских выборов еще три года, зачем начинать кампанию так рано?»
    «Ричард, послание, которое я несу, не знает политического расписания. Сейчас настало время радикальных перемен, и хотя мы еще не в офисе, мы считаем, что нынешняя администрация должна чувствовать волю американского народа.Эннису Чейни не удалось восстановить веру в правительство Соединенных Штатов, а без веры эта администрация рухнет, а вместе с ней и Америка. Мы просто не можем ждать четыре года, чтобы что-то изменить.»
    «Справедливости ради следует сказать, что президент Чейни занимал свой пост немногим больше месяца.»
    «Либо люди доверяют вам, либо нет. Чейни нет.»
    «Мр. Мабус, вы открыто возложили ответственность за близкую гибель общества на политику предыдущей администрации, которая привела к глобальной изоляции. И тем не менее, ваша собственная компания получила большую прибыль от новых режимов, пришедших к власти на Ближнем Востоке, а также в Азии.
    «А Ричард, кто может лучше установить перемены, чем тот, кто знает, что значит идти по темной тропе общества? Побывав там, я знаю, что потребуется, чтобы искоренить зло, омрачающее наше общество. Более всего я верю, что именно поэтому Бог избрал меня руководить постапокалиптической Америкой.»
    «Интересно. Однако, возможно ли, как быстро указывают ваши критики, что ваш внезапный набег на политику имеет больше общего с простым чтением надписи на стене. Чейни уже говорит об отмене Инициативы по космической обороне, которую обвиняют в подпитке ядерного оружия в России и Китае, а ваша компания была ее основным поставщиком.
    «Вы имеете в виду мою бывшую роту. Я подал в отставку несколько недель назад.»
    «Тем не менее, вы ушли с почти 200 миллионами долларов.»
    «Это были опционы на акции, которые я получил. Вице-президент Джорджа Буша получил 20 миллионов долларов от Haliburton, когда он ушел, и они потеряли деньги под его руководством. Деньги, которые я получил, были заработаны. У Бога с этим нет проблем, особенно когда я вкладываю их в кампанию, которая приносит столько пользы.
    «Я думаю, наше название говорит само за себя.»
    «Некоторые называют это экстремизмом.»
    «Экстремизмом? Ричард, если большинство американцев разделяют наши убеждения, то что это за экстремизм? Мы верим в силу семьи. Мы чувствуем, что на смену старым добрым христианским ценностям, которые сделали эту страну великой, пришли беспорядочные половые связи и поколение детей, не способных отдать должное обществу. Американцы-христиане?»
    «Это просто выражение, Ричард.Я люблю всех американцев, будь они евреями, индусами или кем-то еще, пока они уважают ценности христианского общества, которые мы проповедуем».
    «Вы понимаете, что ваши слова бросают вызов Конституции.
    «Я верю в Конституцию, но давайте посмотрим правде в глаза. Прошло менее сорока пяти дней с тех пор, как наши политические лидеры чуть не уничтожили весь наш вид. Если это то, что защищала Конституция, то она нуждается в серьезных поправках. Наш Господь и Спаситель спасли наши задницы не только для того, чтобы наблюдать, как мы снова и снова совершаем одни и те же грехи.Нам нужно извлечь уроки из событий 2012 года и двигаться дальше.»
    «Опять вы приписываете Иисусу спасение человечества, не веря сообщениям администрации о Майкле Гэбриэле.»
    «Этот черепок о расе высших людей, строящих пирамиды ? Пожалуйста. Мабус наклоняется вперед, нахмурив брови. «Позвольте мне рассказать вам кое-что об этом Майкле Гэбриэле. Я разговаривал со многими священнослужителями, которые абсолютно убеждены, что он антихрист. Мабус, судя по всему, Майкл Гэбриел погиб как герой.
    «По чьему? Правительство ответственно за то, что чуть не взорвало нас? Документально подтверждено, что отец Габриэля, Юлий, был сумасшедшим, как и Габриэль. Он провел одиннадцать лет в психиатрической больнице за нападение на бывшего госсекретаря Пьера Борджиа. Вам это кажется героем? Насколько нам известно, Майкл Гэбриел, возможно, был тем, кто в первую очередь вызвал пробуждение этого инопланетянина. Он утверждал, что вошел в его судно в заливе, верно? Он даже сказал, что общался с этим демоном.
    «Верно, но…»
    «Но ничего. Мы все видели кадры. Гавриил вошел в пасть змея, и они оба исчезли. Пуф!»
    «На что ты намекаешь?»
    «Ничего не подразумеваю, я прямо говорю тебе, что наш Господь и Спаситель вмешался в наш самый темный час, отправив Гавриила и его змея обратно в ад, откуда они пришли. Божественное вмешательство, Ричард, а не какой-то бред майя. Сейчас человечество на распутье. Либо мы извлекаем уроки из этого столкновения с вымиранием и выбираем лидеров, которые помогут нам стать богобоязненными людьми, какими всегда хотел, чтобы мы были, либо снова засовываем головы на гильотину и ждем следующего Судного дня.
    * * *
    Питер Мабус раздает еще три автографа, затем садится в свой частный самолет.
    Организаторы кампании выстраиваются в очередь, чтобы поприветствовать его в проходе.
    «Прекрасная работа, Питер. Последние опросы показывают, что мы приближаемся к 22 процентам.»
    «Выступление в Далласе собрало чуть меньше двух миллионов. Молодцы.»
    «Солт-Лейк-Сити заказал нам еще три поездки. Мормоны любят вас».
    Мабус приветствует каждого помощника, направляясь в свой личный кабинет, расположенный в задней части аэробуса 707.
    Пожилой седовласый джентльмен ждет его внутри.
    Менеджер кампании Mabus, техасский миллиардер Джозеф Х. Рэндольф-старший, отрывается от просмотра передачи CNN. «Вы хорошо справились с дерьмом о семейных ценностях, но потеряли очки, когда назвали Габриэля антихристом. Успех этой кампании может быть подкреплен религиозной инициативой, но публика по-прежнему считает Габриэля героем. связи с Чейни могут погубить нас».
    «Майкл Гэбриэл станет устаревшей новостью к предварительным выборам в Нью-Гэмпшире в 2015 году».
    «Может быть, но его ребенка не будет.
    «Его ребенок?»
    Рэндольф кивает. Протягивает ему отчет.
    Мабус просматривает документ, его кровяное давление поднимается. «Женщина Васкес беременна?»
    «Да, и когда общественность узнает, а они узнают, они стекаются к ней, как будто она второе пришествие Девы Марии, ее новорожденному поклоняются, как младенцу Иисусу. Чейни даже не придется вести предвыборную кампанию, он ворвется в Белый дом на второй срок, и мы никогда не вытащим из власти таких, как он. как он рухнет в мягкое кресло.»Так что же нам делать?»
    «Только одно, что нужно сделать, мы избавимся от этой женщины Васкес до того, как общественность узнает, что она беременна. Мои источники уже работают над ее поиском. К счастью, за ее делом наблюдает Министерство национальной безопасности, так что это должно быть относительно легко добраться до нее».
    «Сделай это. Не жалей денег. Я хочу, чтобы эта сука и ее семя демона были мертвы к выходным.»

    Copyright © 2004 by Steve Alten

    Гобелен Воскресения Обложка Евангелия

    Гобелен Воскресения Обложка Евангелия

    Магазин не будет работать корректно в случае, если куки отключены.

    Вероятно, в вашем браузере отключен JavaScript. Для наилучшего взаимодействия с нашим сайтом обязательно включите Javascript в своем браузере.

    Особое распоряжение

    Этот продукт доступен по специальному заказу, поэтому его доставка может занять немного больше времени.

    Разрешить 3-5 недель из Италии

    Кожаная обложка для книги 21-1/2 дюйма, открытая встык, и 14-1/8 дюйма в высоту.Подходит для новой католической книги 165/00 Евангелий (размер книги: 9 1/2 дюйма Ш x 13,5 дюйма В x 1,5 дюйма толщины).
    Внутри обложки есть 4-дюймовые карманы для книги.

    Кожаный переплет в твердом переплете доступен в 3 цветах на ваш выбор: красный, зеленый или темно-коричневый. Все они имеют вышивку крестом на задней обложке.

    Сделано и импортировано из Италии

    Manf. номер производства BC01B / ВОСКРЕСЕНИЕ

    Дополнительная информация
    Марка Экуменикус
    * МЫ ИСПЫТЫВАЕМ ЗАДЕРЖКИ В ЦЕПОЧКЕ ПОСТАВОК И ПЕРЕВОЗЧИКА.* МЫ ТРУДИМСЯ, ЧТОБЫ ВЫПОЛНЯТЬ ЗАКАЗЫ В НАИБОЛЕЕ СВОЕВРЕМЕННЫЕ ОБРАЗЫ. СПАСИБО ЗА ВАШЕ ПОНИМАНИЕ. .

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.