Так себе стишки 5 букв: Так себе стихи, 5 букв.

Содержание

Плохие стихи, 5 (пять) букв

Примеры употребления слова вирши в литературе.

Питера, под серым его небом, низко лежащим на крышах домов, была разлита тревога и ожидание грядущих страшных перемен Лихорадочное сумасшедшее, замешанное на крови и разврате веселье бушевало в городе В сияющих хрусталем и бронзой люстр, бриллиантами обнаженных женских плеч и рук великосветских салонах, пронизанных кокаиновым туманом, сотрясаемых сумасшедшими спорами и безумными виршами богемных сборищах, грязных вонючих трактирах темных рабочих окраин — всюду веселились одинаково, поправ все правила, нормы, мораль, так, словно нынешняя ночь, окаянная и последняя не только в жизни, но и на всей планете, а далее — темень, хаос и небытие окутают мир и в нем ничего, ни вечной жизни, ни расплаты, ни Страшного Суда и нет над ними более Великого Судии и ничего нет, коме темных холодных, пронизанных страхом и пороком ночей.

Ганнибал, сдается, играл в кости, Сципион Африканский читал вирши, пан Конецпольский, отец наш, всегда о бабах любил поговорить, ну а мне перед боем поспать бы часок-другой, да и чару выпить с друзьями я тоже не прочь.

Теперь звучали во мне латинские вирши и словеса святых отцов, а еще жили воспоминания о бесконечных переходах, о ночлегах под открытым небом, на ветру и холоде, когда согреться мог только возле теплого конского бока, о тьме и тишине, о волчьем вое и птичьем клекоте.

Не проповеди Скарги и не вирши Кохановского уже слушали они, очаровывала их песня наша, мягкость души, вишневый цвет и небо вишневое.

На свою беду, начинающий пиит стал декламировать вирши в непосредственной близости от Жомова, а Ваня к любителям поэзии никак не относился.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Загадки про буквы алфавита

  • Чёрные птички на каждой страничке
    Молчат, ожидают, кто их отгадает.

    Ответ
  • Тридцать три сестрички
    Ростом невелички.
    Если знаешь их секрет,
    То на всё найдёшь ответ.

    Ответ
  • Буквы-значки, как бойцы на парад,
    В строгом порядке построены в ряд.
    Каждый в условленном месте стоит
    А называется строй…

    Ответ
  • Самая первая, самая важная
    Эта буква в алфавите глава.
    Айболита если встретишь,
    Тут же скажешь букву…

    Ответ
  • Все барашки букву знают,
    Только чуточку смягчают.
    Известно мне да и тебе,
    Что эта буква — буква…

    Ответ
  • Волку, волчонку и волчице
    Немножко нужно подучиться.
    Они совсем не знают, вот беда!
    С какой же буквы начались их имена?

    Ответ
  • Если букву потерять,
    Гусь не сможет гоготать,
    Гавкать пес цепной не сможет.
    Что за буква? Кто поможет?

    Ответ
  • Дельфин, весёлый наш дельфин,
    Играет в море не один,
    Там два дельфина на воде,
    Играя, учат букву…

    Ответ
  • Енот жуёт, жуёт енот,
    Ежевику он жуёт,
    И на розовой стене
    Он рисует букву. ..

    Ответ
  • Узнаешь сразу ты её,
    с двумя глазами буква…

    Ответ
  • Целый час жужжит уже
    На цветочке буква…

    Ответ
  • Буква вид наш отражает,
    Рыцарю смотреть мешает,
    Хоть не ест, но всё жует,
    Воробей её клюет.

    Ответ
  • Буква рыбкой стать мечтает,
    На ветвях зимой сверкает,
    Вьется стайкой над костром
    И лежит на дне речном.

    Ответ
  • Этой буквой мажут раны,
    Часто завтракают мамы —
    Им давно рецепт знаком
    Свежих фруктов с молоком.

    Ответ
  • Кошка, миленькая кошка,
    Поиграй ты с ней немножко,
    С кошкой ты, наверняка,
    Не забудешь букву…

    Ответ
  • В лесу она не водится,
    В реке она одна,
    В сарай не помещается,
    А в кошельке их два!

    Ответ
  • Эта буква вместе с «Я»
    Нотою бывает,
    И ее мои друзья
    Часто напевают.

    Ответ
  • Давно известно детям всем:
    Корова любит букву…

    Ответ
  • «П» в другую букву можно
    Очень быстро превратить.
    Перекладинку немножко
    Нужно только опустить!

    Ответ
  • В этой букве нет углов
    И она бы укатилась,
    Если масса разных слов
    Без нее бы обходилась!

    Ответ
  • С этой буквой веселей!
    Ну и как не улыбнуться —
    Повисеть могу на ней,
    А еще и подтянуться!

    Ответ
  • Буква в кипятке краснеет,
    Возвращаться не умеет,
    Всё хватает, всё берет,
    Громче голоса орет.

    Ответ
  • Слон по Африке гулял,
    Длинным хоботом вилял,
    А потом вдруг взял он и исчез:
    Превратился в букву…

    Ответ
  • Она на антенну похожа
    И на зонт как будто тоже.

    Ответ
  • Если сделаю я губки
    Очень тоненькою трубкой,
    Звук потом произнесу,
    То услышу букву…

    Ответ
  • Если маленькой чертой
    Букву «О» перечеркнем,
    Потеряем букву «О»,
    Но другую мы найдем!

    Ответ
  • Ею можем обозначить
    Что в задачке неизвестно,
    А взглянув на все иначе,
    В ней увидим просто крестик!

    Ответ
  • Букву «П» перевернули,
    Справа хвостик пристегнули,
    Завернули на конце,
    Получили букву. ..

    Ответ
  • Очень часто под окошко
    Воробьишки прилетают,
    Очень шумно и дотошно
    Эту букву обсуждают!

    Ответ
  • Для шипенья хороша
    В алфавите буква…

    Ответ
  • Не получится борща,
    Если нет в нем буквы…

    Ответ
  • Разделять всех он мастак,
    Безголосый…

    Ответ
  • Что за гласная такая,
    Не простая, а двойная,
    И поклясться я готов —
    Нет ее в начале слов!

    Ответ
  • Безголосый он добряк,
    Всё смягчает…

    Ответ
  • Что мне делать, как мне быть?
    Как исправить мне язык? —
    Я ее произносить
    Вместо паузы привык!

    Ответ
  • Взяли «Н» и справа ножку
    Растянули мы немножко,
    Да свернули буквой «О»-
    Ну, и что произошло?

    Ответ
  • Эта буква — это слово,
    В путь всегда оно готово.
    О себе рассказ начнешь,
    Вот её и назовёшь!

    Ответ
  • Чем кончается лето и начинается осень?

    Ответ
  • Что в человеке есть одно,
    А у вороны — две,
    В лисе не встретится оно,
    А в огороде — три.

    Ответ
  • Загадка у меня к вам есть,
    Загадка непростая:
    Какую букву можно есть,
    Когда она пустая?

    Ответ
  • Чем кончаются как день, так и ночь?

    Ответ
  • Что в России на первом месте, во Франции на втором, а в Германии на третьем?

    Ответ
  • What do you do, или профессии на английском языке

    Что обычно мы спрашиваем при знакомстве с человеком? Конечно же, чем он занимается по жизни. Вопрос «What do you do?», который дословно мы могли бы перевести как «Что ты делаешь?», в английском языке используется для того, чтобы спросить, кто человек по профессии. Обычно это отнюдь не праздное любопытство. Задавая незнакомому человеку такой вопрос, мы ищем общие точки соприкосновения. Информация о карьере человека позволяет вывести беседу за рамки шаблонного приветствия.

    Когда вы учите английский, профессии «возникают» постоянно. Уже на самом первом уровне обучения появляется необходимость запомнить названия хотя бы некоторых востребованных специальностей. Иначе, как же вы сможете построить небольшой рассказ о своих близких и друзьях? Конечно же, в первую очередь вам потребуется выучить названия специальностей из вашей сферы. Например, если вы работаете в театре, то имеет смысл запомнить не только слово «actor» (актер), но также и английские названия осветителя, режиссера, гримера и других профессий. Это позволит выстраивать более обширные монологи в разговорах о собственной специальности.

    При этом, совершенно не обязательно запоминать все профессии на английском языке с переводом. О названии многих специальностей вы сможете догадаться, если будете знать некоторые правила образования наименований профессий.

    Как правило, в английском название специальности образуется с помощью существительного или глагола, обозначающих сферу деятельности, и суффиксов -er/-or, -ist, -ian. Например, если человек танцор, то значит он занимается танцем. По-английски танец (впрочем, как и глагол «танцевать») звучит как «dance».

    Для того, чтобы получить слово «танцор», мы добавляем к основе dance суффикс -er и получаем dancer. Подобным образом от глаголов образуются следующие названия профессий:

    •    paint — painter (рисовать — художник)
    •    write — writer (писать — писатель)
    •    translate — translator (переводить — переводчик)
    •    act — actor (играть роль, действовать — актер).

    А вот примеры профессий, образованных от существительных с помощью суффиксов -ist / -ian:

    •    art — artist (искусство — художник)
    •    beauty — beautician (красота — косметолог).

    Конечно, далеко не каждое название профессии образуется подобным образом. У некоторых наименований специальностей сложно определить происхождение. Например, слово nurse (медсестра) остается просто запомнить. Как правило, профессии в английском языке не изменяются по родам, но есть исключения. Например, actor/actress (актер/актриса) или steward/stewardess (стюард/стюардесса). К некоторым названиям профессий для того, чтобы обозначить род, могут добавляться существительные man (мужчина) или woman (женщина). Классическим примером, получившим заимствование и в русский язык, является businessman/businesswoman (бизнесмен/бизнесвумен).

    Некоторые наименования профессий в английском языке получаются путем прибавления к основе суффикса -ee. Например, employee (наемный работник) от глагола employ (нанимать).

    Как расспросить человека о его профессии на английском?

    «Профессия» на английском звучит как profession. Однако для того, чтобы расспросить человека о его специальности, это слово вам вряд ли пригодится. Чаще всего для того, чтобы спросить у собеседника о его роде деятельности, в английском используется два вопроса:

    •   What do you do?
    •   What do you do for a living?

    Если вместо «What do you do» вы спросите «What are you doing», то англоязычный человек не ответит вам на вопрос о профессии, а начнет рассказывать о том, что он делает в момент речи.

    Для ответа на вопрос о профессии на английском используется глагол to be. Мы просто подбираем нужную форму этого глагола в зависимости от лица, о котором идет речь. То есть о себе, например, вы говорите I am a teacher (Я учитель).

    Что касается вопроса «What do you do for a living», то его лучше задавать молодым людям или студентам, а не состоявшимся взрослым. Отвечают на такой вопрос обычно: I work as a… и далее называют профессию.

    После того, как вы выяснили название специальности, для развития беседы можно поинтересоваться, какой вид работы выполняет собеседник: What sort of work do you do? Ответом на такой вопрос является перечисление действий. Например:

    • Я журналист и я пишу статьи. — I am a journalist and I write articles.
    • Я учитель, я обучаю испанскому в школе. — I am a teacher, I teach Spanish at school.

    Если вы хотите уточнить, в какой сфере работает собеседник, то можно использовать вопрос: What line of work are you in? А для того, чтобы выяснить название компании, используют фразу Whom do you work for? Отвечают на такой вопрос следующим образом: I work for CNN (Я работаю в CNN).

    Распространенные профессии на английском

    На начальном этапе изучения необходимо запомнить названия наиболее распространенных специальностей, таких, как водитель, учитель, парикмахер, врач и т. п. Эти знания пригодятся для того, чтобы понимать элементарные тексты и уметь построить хотя бы небольшую беседу. Ниже мы составили список профессий на английском с переводом.

    • Accountant — бухгалтер
    • Builder — строитель
    • Cashier — кассир
    • Cook — повар
    • Designer — дизайнер
    • Doctor — врач
    • Driver — водитель
    • Engineer — инженер
    • Fireman — пожарный
    • Hairdresser — парикмахер
    • Journalist — журналист
    • Judge — судья
    • Lawyer — юрист
    • Locksmith — слесарь
    • Marketer, marketing specialist — маркетолог
    • Mechanic — механик
    • Nurse — медсестра
    • Photographer — фотограф
    • Plumber — сантехник
    • Policeman, police officer — полицейский
    • Taxi driver — таксист
    • Teacher — учитель
    • Translator — переводчик
    • Welder — сварщик

    Профессии из области медицины

    Названия врачебных специальностей пригодятся не только работающим в медицине. Тем, кто часто путешествует или планирует жить в англоязычной стране, список профессий на английском языке в сфере медицины необходим для того, чтобы элементарно записаться на прием к нужному доктору.

    •       Allergist — аллерголог
    •       Ambulance doctor / emergency paramedic — врач скорой помощи
    •       Anesthesiologist — анестезиолог
    •       Cardiologist — кардиолог
    •       Chiropractor — мануальный терапевт
    •       Dentist — стоматолог
    •       Dermatologist — дерматолог
    •       Endocrinologist — эндокринолог
    •       Endoscopist — эндоскопист
    •       Gastroenterologist — гастроэнтеролог
    •       General practitioner — терапевт
    •       Gynecologist — гинеколог
    •       Hematologist — гематолог
    •       Hepatologist — гепатолог
    •       Immunologist — иммунолог
    •       Infectiologist — инфекционист
    •       Mammalogist — маммолог
    •       Masseur — массажист      
    •       Neurologist — невролог     
    •       Nurse — санитар / медсестра
    •       Nutritionist — диетолог
    •       Oncologist — онколог     
    •       Ophthalmologist — офтальмолог
    •       Orthopedist — ортопед
    •       Otolaryngologist (ENT) — отоларинголог (ЛОР)
    •       Paramedic — фельдшер  
    •       Pediatrician — педиатр
    •       Pharmacist — фармацевт
    •       Physiotherapist — физиотерапевт
    •       Proctologist — проктолог
    •       Psychiatrist — психиатр
    •       Psychologist — психолог
    •       Radiologist — радиолог, рентгенолог
    •       Rheumatologist — ревматолог
    •       Surgeon — хирург
    •       Traumatologist — травматолог
    •       Urologist — уролог
    •       Venerologist / STD specialist — венеролог
    •       Virologist — вирусолог

    Экономика, управление и финансы

    В современном мире значительная часть специалистов работает в офисах. Перечисленные ниже должности и управленческие позиции встречаются сегодня практически в каждой компании, вне зависимости от ее деятельности:

    • Accountant — бухгалтер
    • Administrator — администратор
    • Assistant — ассистент, помощник
    • Business owner — владелец компании
    • Chief executive officer — генеральный директор
    • Chief financial officer — финансовый директор
    • Chief marketing officer — директор по маркетингу
    • Chief technical officer — главный инженер, технический директор
    • Company director / president — директор компании
    • Head — глава департамента
    • HR manager — менеджер по персоналу
    • Office manager — офис-менеджер
    • Personal assistant — личный секретарь
    • Receptionist — секретарь в приемной
    • Team leader — заведующий отделом, руководитель проекта
    • Vice president — вице-президент

    Многим изучающим английский, профессии, связанные с финансами и экономикой, также пригодятся. Ведь на сегодняшний день количество специалистов, занятых в этих сферах, весьма велико.

    Список профессий на английском: финансы и бизнес

    •    Auditor — аудитор
    •    Banker — банкир
    •    Broker — брокер
    •    Dealer — дилер
    •    Distributor — дистрибьютор
    •    Economist — экономист
    •    Expert — эксперт
    •    Financier — финансист
    •    Inspector — инспектор
    •    Insurance agent — страховой агент
    •    Realtor — риэлтор
    •    Supervisor — супервайзер, контролер

    Технические профессии на английском

    К представителям технических специальностей мы часто обращаемся, когда нужно что-то починить в доме или офисе. Поэтому, если сами вы заняты интеллектуальным или творческим трудом, вам будет достаточно ознакомиться со списком основных технических профессий на английском языке с переводом.

    • Cableman — кабельщик
    • Carpenter — столяр      
    • Crane operator — крановщик
    • Electrician — электрик
    • Engineer — инженер
    • Grinder — шлифовщик
    • Installer — монтажник
    • Industrial climber — промышленный альпинист
    • Metallurgist — металлург
    • Miner — горняк
    • Molder — формовщик
    • Motorman — моторист
    • Plasterer — штукатур
    • Roofer — кровельщик  
    • Smith — кузнец
    • Steelworker — сталевар
    • Technician — техник

    Сельское хозяйство

    Названия профессий, связанных с сельским хозяйством, запомнить достаточно просто. Большинство наименований здесь имеют в основе слово, характеризующее сферу деятельности. Например, профессия forester (лесник) образована от существительного forest (лес).

    • Animal technician — зоотехник
    • Beekeeper — пчеловод
    • Combine driver — комбайнер
    • Farmer — фермер, животновод
    • Forester — лесник
    • Herder — пастух
    • Horse breeder — коневод
    • Machine operator — механизатор
    • Meliorator — мелиоратор
    • Milkmaid — доярка
    • Shepherd — пастух овец
    • Tractor driver — тракторист

    Названия профессий в сфере информационных технологий

    Компьютерные профессии на английском звучат практически так же, как и на русском: слова, связанные с миром информационных технологий, мы заимствуем из English практически без изменений.

    • Blogger — блогер
    • Content Manager — контент-менеджер
    • Database administrator — администратор баз данных
    • PC operator — оператор ПК
    • Programmer — программист
    • System administrator — системный администратор
    • Web master — веб-мастер
    • Web programmer — веб-программист

    Транспортные профессии на английском языке с переводом

    Если ваша профессия не связана с транспортом, то для разговорного английского вам будет достаточно выучить, как называются водитель, пилот и таксист. Для более детальных познаний в этой теме можно также запомнить следующие специальности:

    • Air traffic controller — авиадиспетчер
    • Astronaut / spaceman — космонавт
    • Captain — капитан судна
    • Conductor (амер.), guard (брит.) — проводник поезда
    • Flight engineer — бортинженер
    • Flight mechanic — бортмеханик
    • Freight forwarder — экспедитор
    • Pilot — лоцман / летчик

    Педагогические профессии

    С представителями педагогических профессий мы сталкиваемся чуть ли не на протяжении всей жизни. Если вы планируете устраивать своих детей на обучение в англоязычной стране, то, помимо слова teacher (учитель), потребуется также запомнить названия следующих специальностей:

    •    Educator — воспитатель
    •    Babysitter — няня
    •    Speech therapist — логопед
    •    Professor / lecturer — преподаватель ВУЗа
    •    Dean — декан
    •    Chancellor — ректор
    •    Tutor — репетитор / куратор

    Творческие профессии и сфера искусства

    Особое место в списке профессий на английском занимают специальности в сфере искусства. Танцы, живопись, стихи, фотография — многие из нас занимаются творчеством в свободное время. Немало сейчас и тех, для кого искусство является основным родом деятельности.

    Издательское дело и литература:

    • Author — автор текстов
    • Copywriter — копирайтер
    • Editor — редактор
    • Executive editor — выпускающий редактор
    • Layout designer — верстальщик
    • Poet — поэт
    • Writer — писатель

    Кинематограф:

    • Cameraman — кинооператор
    • Director of photography — главный оператор
    • Film editor — монтажер
    • Filmmaker / director — кинорежиссер
    • Makeup artist — визажист, гример
    • Producer — продюсер
    • Projectionist — киномеханик
    • Screenwriter — сценарист
    • Stuntman — каскадер

    Театральное искусство:

    • Actor — актер
    • Actress — актриса
    • Cloakroom attendant — работник гардероба
    • Critic — критик
    • Director — режиссер-постановщик
    • Dresser / costumer — костюмер
    • Playwright — драматург
    • Set designer — декоратор
    • Stage crew — работники сцены

    Музыка, танцы и живопись

    • Artist — художник, артист
    • Ballet dancer, ballerina — артист балета, балерина
    • Choreographer — балетмейстер, хореограф
    • Composer — композитор
    • Conductor — дирижер
    • Painter — живописец
    • Sculptor — скульптор      
    • Sound engineer — звукорежиссер
    • Vocalist — вокалист

    Научные профессии на английском

    Хотите по максимуму прокачать свои skills в области английских профессий? Тогда вам стоит ознакомиться со списком научных профессий на английском языке с переводом. Наименования большинства специальностей в сфере науки созвучны со школьными предметами.

    •       Anthropologist  — антрополог
    •       Archaeologist — археолог
    •       Biologist — биолог
    •       Chemist — химик
    •       Culturologist — культуролог
    •       Ecologist — эколог
    •       Geographer — географ
    •       Geologist — геолог
    •       Historian — историк
    •       Hydrologist — гидролог
    •       Inventor — изобретатель
    •       Linguist — лингвист
    •       Mathematician — математик
    •       Meteorologist — метеоролог
    •       Oceanographer — океанолог
    •       Orientalist — востоковед
    •       Ornithologist — орнитолог
    •       Paleontologist — палеонтолог
    •       Philologist — филолог
    •       Philosopher — философ
    •       Physicist — физик
    •       Political scientist — политолог
    •       Religion expert — религиовед
    •       Sociologist — социолог
    •       Theologian — теолог

    Конечно же, представленный в статье список профессий на английском языке отнюдь не полон. Охватить все специальности не представляется возможным. Но вам совершенно не обязательно запоминать названия всех профессий: о значении многих из них можно легко догадаться из-за схожести с русскими словами.

    «К 75 годам Леонид Ильич совсем расслабился» – Власть – Коммерсантъ

    Образ Леонида Ильича Брежнева в устном народном творчестве периода развитого социализма
           
           Сталин обсуждает с маршалами план Курской битвы и, заканчивая, говорит:
           — А теперь позвоним полковнику Брежневу. Одобрит ли он разработанный нами план?
           

           Стук в дверь. Брежнев достает из кармана очки, бумажку и читает:
           — Кто там?
           

           В кремлевском коридоре к Брежневу подходит старушка.
           — Вы меня не узнаете? — спрашивает. — Я Крупская. Вы мужа моего, Владимира Ильича, должны хорошо помнить.
           — Ну как же! — отвечает Брежнев.— Помню, помню старика Крупского.
           

           Брежнев входит на заседание Политбюро и говорит:
           — А Пельше-то того, пора замену искать. Сам себя не узнает. Встречаю я его сегодня утром в коридоре, говорю: «Здравствуй, Пельше». А он молчит. Я ему опять: «Здравствуй, Пельше». Он опять молчит. Потом только сказал: «Здравствуйте, Леонид Ильич, но я не Пельше…»
           

           В кремлевском коридоре Брежнев встречается с Сусловым.
           — Леонид Ильич,— спрашивает Суслов,— что это у вас ботинки один желтый, другой черный?
           — Да понимаешь, Миша, я и сам заметил. Пошел, хотел переобуться, а там тоже один желтый, другой черный!..
           

           Пасха. В кремлевском коридоре сотрудник встречается с Брежневым.
           — Христос воскрес, Леонид Ильич!
           Тут же навстречу второй.
           — Христос воскрес, Леонид Ильич!
           — Да знаю! Мне уже докладывали.
           

           Брежнев прощается на аэродроме с одним из зарубежных гостей. Они долго обнимаются и целуются. Наконец гость улетает. Брежнев плачет. К нему подходит Суслов:
           — Ну что вы, Леонид Ильич, перестаньте. Ведь политик-то он так себе.
           — Зато как целуется! — утирает слезы Брежнев.
           

           Едет Леонид Ильич по Москве, смотрит — памятник.
           — Кому это памятник поставили? — спрашивает.
           — Гоголю.
           — А-а-а, я читал его произведение «Му-му».
           — Леонид Ильич, «Му-му» написал Тургенев!
           Брежнев возмущается:
           — Нет, ведь как плохо поставлено у нас дело! «Му-му» написал Тургенев, а памятник зачем-то поставили Гоголю!
           

           На поминках по Суслову выступает его лечащий врач:
           — Наш главный враг — склероз — вырвал из рядов строителей коммунизма лучшего сына отечества!
           — Наш главный враг — недисциплинированность,— ворчит Брежнев,— мы уже час сидим, а Суслова все нет.
           

           Идет Брежнев по кремлевскому коридору, а навстречу ему шаркает Черненко.
           Брежнев радостно говорит:
           — Здравствуйте, товарищ Суслов!
           Черненко опешил:
           — Леонид Ильич, да вы что! Товарищ Суслов-то умер.
           Брежнев после паузы:
           — Да? Ну тогда, товарищ Суслов, до свидания.
           



           Брежнев выступает по телевизору:
           — Товарищи! В последнее время распространились слухи, что в автомобиле вместо меня возят чучело. Так вот, заявляю со всей ответственностью, что эти слухи — клевета. На самом деле в автомобиле вместо чучела возят меня.
           
           

    Все стихи Некрасова по категориям: удобный поиск

    • Детям
    • Школьникам
    • По темам
    • По типу

    Лучшие стихи Некрасова:

    1. Железная дорога
    2. Крестьянские дети
    3. Не ветер бушует над бором… (Отрывок из «Мороз-красный нос»)
    4. Однажды, в студеную зимнюю пору… (отрывок из «Крестьянские дети»)
    5. В зимние сумерки…(Отрывок из «Саша»)
    6. Есть женщины в русских селеньях… (отрывок из «Мороз, красный нос»)
    7. Славная осень (отрывок из «Железная дорога»)
    8. Снежок
    9. В дороге
    10. Русь
    11. Кому на Руси жить хорошо
    12. Мать («Она была исполнена печали…»)
    13. Родина
    14. Школьник
    15. Нравственный человек
    16. Перед дождем
    17. И скучно, и грустно!
    18. Внимая ужасам войны…
    19. В полном разгаре страда деревенская…
    20. Автору «Анны Карениной»
    21. Забытая деревня
    22. Есть и Руси чем гордиться…
    23. Дедушка Мазай и Зайцы
    24. Генерал Топтыгин
    25. Тройка

    Стихи Некрасова это история о жизни русского народа. Большая часть произведений автора посвящена именно этой теме: Родине, русской деревне, русским женщинам, матерям, природе. Гражданские произведения и стихи о чиновниках выражают общественную позицию автора по многим вопросам иногда в сатирической форме.

    Не обошел автор и тему войны и смерти – всю грусть и боль событий поэт выразил в стихах.

    Особую часть в творчестве Некрасова занимает тема любви и дружбы. В числе этих стихов произведения к Добролюбову и о Ломоносове. Несколько произведений автор посвятил своим знакомым, друзьям и известным личностям (экспромты и эпиграммы).

    Здесь вы сможете найти стихи, подходящие для детей дошкольников (сказки, стихи о животных). А ученикам младших (1,2,3,4), средних (5,6,7,8,9) и старших (10,11) классов подойдут легкие, короткие стихи (4,8,12 строк) и произведения, распределенные по длине (16,20,24 и 30 строк).

    Ценителям творчества понравятся лучшие и самые длинные произведения, а также романсы, песни, пьесы и баллады.

    15 смешных лимериков Эдварда Лира

    Английского художника Эдварда Лира (Edward Lear) прославила на весь мир не живопись, а короткие и очень смешные абсурдные стихи — лимерики.

    Эдвард Лир был 20-м ребёнком в семье и начал рано сам зарабатывать себе на жизнь. К двадцати одному году он уже заслужил репутацию хорошего академического художника-анималиста, проиллюстрировав несколько изданий и работая над сериями «Европейские птицы» и «Туканы».


    Лир делал свои зарисовки в Лондонском зоопарке. Там на него обратил внимание богатый аристократ – тринадцатый граф Дерби. Граф пригласил юного художника в своё имение Ноусли и познакомил с внуками, которые пришли в полнейший восторг от картинок. Будучи владельцем роскошного собрания диковинных птиц и зверей, граф предложил Эдварду зарисовать всех обитателей его зверинца.  

    Так Эдвард Лир стал фаворитом семейства, которое долго ему покровительствовало. Кстати, сегодня альбом с птицами, выполненный в графстве Ноусли, весьма востребован у коллекционеров, а часть этих рисунков позже воспроизводилась на почтовых марках. 

    Но не талант художника-анималиста сделал Лира знаменитым. Именно здесь, в Ноусли, он стал сочинять свои абсурдные стихи, которые так нравятся детям. Сам автор называл их «нелепицы» (точнее, «бессмысленные рифмы» – nonsense rhymes).

    Жил один старичок с кочергой,
    Говоривший: «В душе я другой».
    На вопрос: «А какой?»
    Он лишь дрыгал ногой
    И лупил всех подряд кочергой

    Перевод Григория Кружкова

    «Книга нонсенса» вышла в 1846-м году. За ней последовали ещё три сборника абсурдных стихов. Все книги в Англии пользовались огромной популярностью.

    Джон Рёскин (John Ruskin), известный английский поэт, писатель и художник, живший в одно время с Эдвардом Лиром, напишет:

    «Несомненно, из всех когда-либо выпущенных книг, самая невинная и самая благотворная — это „Книга бессмыслиц“ с ее искромётными рисунками, неповторимыми, свежими и совершенными рифмами. Я не знаю ни одного автора, которому бы был так благодарен, как благодарен Эдварду Лиру. Я включаю его в первую сотню авторов всех времён и народов».

    Эдвард Лир. Кедры Лиссабона

    Эдвард Лир — явление уникальное. У него были последователи, на которых творчество Лира оказало влияние. Можно назвать Льюиса Кэрролла и обэриутов — Хармса, Олейникова. Были и подражатели — более или менее успешные. И всё же жанр лимерика связывают, в основном, с именем Лира.

    Переводить лимерики очень сложно. Или даже невозможно:

    «Лимерики нельзя переводить, их воссоздают „с ничего“ на чужом языке. Переводчику, если он желает во что бы то ни стало сохранить за собой это звание, приходится действовать обходным манером» …

    Очень интересно тема тонкостей перевода изложена в статье одного из блестящих переводчиков  Григория Кружкова – «О лимериках Лира и точном переводе». В России стихи Эдварда Лира также известны в переводах Марка Фрейдкина, Евгения Клюева, Сергея Таска, Самуила Маршака и других. 

    Сегодня на «Избранном» — небольшая подборка лимериков в удачных, на наш взгляд, переводах, передающих атмосферу полной странностей, нелепостей и юмора вселенной Эдварда Лира.

    ***

    Жила-была дама приятная,
    На вид совершенно квадратная.
    Кто бы с ней ни встречался,
    От души восхищался:
    «До чего ж эта дама приятная!»

    ***

    Жил один старичок из Нигера
    Ему в жены попалась мегера.
    Целый день она ныла:
    «Ты черней, чем чернила», —
    Изводя старика из Нигера.

    ***

    Осмотрительный старец из Кёльна
    Отвечал на расспросы окольно.
    На вопрос: «Вы здоровы?»
    Отвечал он: «А кто вы?» –
    Подозрительный старец из Кёльна.

    ***

    Одного молодца из Ньюкасла
    Черти бросили жариться в масло.
    На вопрос: «Горячо?»
    Он сказал: «Нет, ничо».
    Вот какой молодец из Ньюкасла!

    ***

    Жил старик у подножья Везувия,
    Изучавший работы Витрувия,
    Но сгорел его том,
    И он взялся за ром,
    Романтичный старик у Везувия.

    Перевод Григория Кружкова

    ***

    Как-то некий старик из Египта
    На вершину полез эвкалипта.
    Потревожил ворону,
    Перешёл в оборону
    И — вернулся на землю Египта!

    ***

    Замечательный нос горожанки,
    Парижанки, а может, рижанки,
    Наклонясь до земли,
    По аллеям несли
    Двое слуг и четыре служанки.


    ***

    Пчёлы жалят девицу Фелицию!
    И куда только смотрит полиция?
    Возражает Фелиция:
    «Ну при чём здесь полиция?
    Пчёлы злы — такова их традиция!»

    Из «Книги бессмыслиц» (в переводе Евгения Фельдмана)

    ****

    Старушенция, жившая в Гарфе,
    Подбородком играла на арфе.
    «В моём подбородке
    ‎Особые нотки», —
    Говорила друзьям она в Гарфе.

    Здесь и далее перевод Григория Кружкова


    ***

    Жил великий мыслитель в Италии,
    Его мучил вопрос: что же далее?
    Он не ведал покою
    И, махая рукою,
    Бегал взад и вперед по Италии.

    ***

    Один господин из Луксора
    Любил широту кругозора.
    Он взбирался повыше
    И с пальмы, как с крыши,
    Смотрел на руины Луксора.

    ***

    Одному господину в Версале
    Так внезапно глаза отказали,
    Что он видеть не мог
    Даже собственных ног –
    И просил, чтоб ему показали.

    ***

    Жила старушонка в Джайпуре
    С душой, вечно жаждавшей бури.
    Забравшись на сук,
    Она долго на юг
    Глядела: не видно ли бури?

    ***

    Жил один господин в Иордании,
    Диверсант на особом задании.
    Он пиликал на скрипке,
    Расточая улыбки,
    Чтоб запутать народ в Иордании.

    ***

    Жил один старичок из Венеции,
    Давший дочери имя Лукреции.
    Но она очень скоро
    Вышла замуж за вора,
    Огорчив старичка из Венеции.

    Полет «кукурузника»: что подарил стране и миру Никита Хрущев | Статьи

    Ровно 125 лет назад в селе Калиновке Курской губернии в крестьянской семье родился будущий глава одной из двух мировых сверхдержав, герой патетических живописных полотен и анекдотов, один из ближайших соратников Сталина, посмертно разоблачивший своего патрона. Подробности — в материале «Известий».

    На Новодевичьем кладбище есть странный памятник, от него трудно отвести взгляд. Это надгробие отставного лидера великой державы. Голова Хрущева — портретное сходство здесь очевидно — вырастает из каменных глыб. Это белый мрамор и черный гранит.

    Здесь всё символично. И то, что автор монумента — Эрнст Неизвестный — в свое время дерзнул спорить с Хрущевым, а Никита Сергеевич кричал на него: «Ваше искусство похоже вот на что: вот если бы человек забрался в уборную, залез бы внутрь стульчака и оттуда, из стульчака, взирал бы на то, что над ним, ежели на стульчак кто-то сядет!». И то, что все противоречия личности и эпохи Хрущева скульптор выразил простой черно-белой метафорой. И то, что дети Никиты Сергеевича согласились на такой спорный, но талантливый памятник. Тот, кто слыл эксцентриком при жизни, остался таковым и после смерти.

    Рабочий класс

    Он всегда гордился своей принадлежностью к пролетариату. Это, по мнению самого Никиты Сергеевича, выгодно отличало его от других коммунистических вождей и от Сталина, и от Тито, и от Мао, и страшно сказать от Ленина, которому, впрочем, Хрущев поклонялся безоговорочно.

    Во время своих американских гастролей он втолковывал иноземной аудитории: «Вы хотите знать, кто я такой? Я стал трудиться, как только начал ходить. До 15 лет я пас телят, я пас овец, потом пас коров у помещиков. Потом работал на заводе, хозяевами которого были немцы, потом работал на шахтах, принадлежавших французам; работал на химических заводах, принадлежавших бельгийцам, и вот теперь я премьер-министр великого Советского государства».

    Фото: commons.wikipedia.org

    Никита Хрущев, 1924 год

    Он вообще любил вспоминать о своих корнях: «Детство и юность я провел на шахтах. Если Горький прошел школу народных университетов, то я воспитывался в шахтерском «университете». Это был для рабочего человека тоже своего рода Кембридж, «университет» обездоленных людей России». Молва ответила на такие откровения анекдотом: «Геологоразведка получила задание найти ту шахту, на которой работал Хрущев, а контрразведка — найти тех геологов, которые ищут эту шахту».

    Его другом и наставником стал шахтер Пантелей Махиня — марксист и книгочей, сочинявший стихи:

    Люблю за книгою правдивой

    Огни эмоций зажигать,

    Чтоб в жизни нашей суетливой

    Гореть, гореть и не сгорать.

    Чтоб был порыв, чтоб были силы

    Сердца людские зажигать.

    Бороться с тьмою до могилы,

    Чтоб жизнь напрасно не проспать…

    Эти наивные, но искренние строки Хрущев снова и снова вспоминал всю жизнь, в известной степени руководствовался ими. Именно Махиня пробудил в недавнем пастушке если не царские, то генеральские амбиции. И революция помогла ему отличиться.

    Никита Сергеевич Хрущев (в центре) с делегацией слета стахановцев Пролетарского района Москвы, 1930 год

    Фото: РИА Новости

    Партийную карьеру Хрущев начал в Красной армии в Гражданскую войну. А в 1929-м поступил в московскую Промышленную академию. Там он не только возглавлял партком, но и учился в одной группе со Светланой Аллилуевой — женой товарища Сталина. С 1934 года энергичный молодой большевик занимал ключевые посты в партийных организациях Москвы и Украины. В последние годы жизни Сталина входил в пятерку самых влиятельных политиков страны, а сразу после смерти вождя возглавил ЦК КПСС.

    Примерно год потребовался Хрущеву, чтобы оттеснить на второй план других претендентов на сталинское наследство. Началось «хрущевское десятилетие» нашей истории.

    Больше социализма!

    После ХХ съезда у нас даже спортивные комментаторы, когда хоккеист в первом периоде промажет, а во втором забросит шайбу, говорили: «Харламов реабилитировался!». Дело даже не в том, что Хрущев выпустил на свободу сотни тысяч политзаключенных и вернул им доброе имя. Возвращение репрессированных началось в первые недели после смерти Сталина по инициативе Лаврентия Берии и Георгия Маленкова, здесь нет исключительной заслуги Хрущева. Но за 10 хрущевских лет атмосфера в стране поменялась, и после расстрела «банды Берии» крупных политических процессов в СССР не было.

    Хрущев мог с витиеватой бранью обрушиться на политического противника или неугодного писателя, но дальше исключения из рядов КПСС дело не шло. Система стала человечнее. Несколько десятилетий — от войны до войны и от разрухи до разрухи — страна существовала в чрезвычайном режиме. Хрущев ослабил репрессивный пресс — и оказалось, что можно «жить, учиться и работать» и не под угрозой ареста. И даже бесплатный хлеб в столовых появился — как первая ласточка коммунизма.

    Решение важных вопросов на общем собрании колхозников. Колхоз им. Н.С. Хрущева. Черкасский район, Украина, 1953 год

    Фото: РИА Новости/Анатолий Гаранин

    Хрущев не без гордости вспоминал, что Сталин еще в 1930-е называл его «народником». И через 10 лет после окончания войны Никита Сергеевич стал стремиться к социалистическому равенству в социальном обеспечении граждан. При Сталине СССР был «страной контрастов». У одних апартаменты в доме, мрамор и гранит, прислуга, автомобиль с водителем, у других кушетка в бараке.

    Власть вынуждена была высоко оценивать труд «уникальных специалистов». Стране не хватало инженеров, летчиков, мастеров культуры, ученых, офицеров — и платили им щедро. При этом по-нищенски жила деревня — в особенности вечно горемычное Нечерноземье. В Москву в те времена ездили не за колбасой и ветчиной, а за баранками. Любая столичная семья могла нанять прислугу из периферии. Вполне трудоспособные женщины готовы были спать на сундуке в коридоре коммуналки, получать «двести старыми» в месяц, чтобы только выбраться из деревни в город.

    При Хрущеве ситуация изменилась. Богатые стали несколько беднее, а бедные богаче. Инженерная профессия стала массовой — в соответствии с требованиями времени и менее престижной. Были ограничены сверхдоходы творческой интеллигенции и рабочей аристократии.

    Подготовка к посевной. Токарная и слесарная мастерские колхоза «Красный Октябрь» Вожгальского района Кировской области, 1955 год

    Фото: РИА Новости/Анатолий Гаранин

    При этом удар хрущевского волюнтаризма пришелся на военных. Никита Сергеевич искренне считал, что «царь-бомба» вот-вот избавит нас от необходимости содержать армию. Под сокращение подпали миллионы офицеров, соответственно — миллионы семей ненавидели «кукурузника».

    Летом 1956 года были приняты постановления «О государственных пенсиях» и «Об отмене платы за обучение в старших классах средних школ, в средних специальных и высших учебных заведениях СССР». Именно тогда социализм в нашей стране стал реальностью. Конечно, дело тут не в Хрущеве. Такова была логика развития советского общества после перенапряжения предвоенных и фронтовых лет, после преодоления разрухи. Но и забывать об этом, вспоминая о Хрущеве, грешно.

    Веселый переговорщик

    Контактный, легкий на подъем Хрущев выглядел абсолютным антиподом Сталина, который предпочитал переговоры за закрытыми дверями и редко покидал пределы своих резиденций. Хрущев был готов встречаться с зарубежными коллегами и на крымском пляже, и на охоте, и в штаб-квартире ООН.

    Потери чередовались с приобретениями. Что перевешивало? Безусловно, самым болезненным ударом для советской внешней политики стал разрыв с Китаем. Дружить с Мао Цзэдуном и впрямь было непросто: он слишком многого требовал от Советского Союза, а собственные уступки продавал втридорога. В итоге КНР, а вслед за ней и Албания с товарищем Энвером Ходжей покинули шеренгу стран «советского блока». Зато туда вернулась Югославия, с которой смертельно рассорился Сталин. Сохранять гегемонию в широком кругу союзников было непросто. В Венгрии в 1956-м дело дошло до кровопролития. И все-таки «восточный блок» устоял, не распался.

    Никита Хрущев и премьер-министр Индии Джавахарлал Неру на встрече в Нью-Йорке, 1960 год

    Фото: Getty Images/ Bettmann

    Себе в заслугу Хрущев мог поставить и налаженные отношения с такими соседями, как Финляндия и Индия. Еще более громкий резонанс получило сотрудничество с Египтом, который в годы правления Гамаля Абделя Насера стремился к лидерской роли в арабском мире. СССР вооружал арабов, подкармливал их, но главное — помог Египту создать энергосистему. Ее основой стала Асуанская гидроэлектростанция, построенная советскими специалистами. Хрущев так дорожил дружбой с импозантным египтянином, что в 1964 году даже наградил его звездой Героя Советского Союза. Эта щедрость не повысила акции Никиты Сергеевича на родине.

    Общее мнение выразил молодой Владимир Высоцкий:

    Потеряли истинную веру —

    Больно мне за наш СССР:

    Отберите орден у Насера —

    Не подходит к ордену Насер!

    Можно даже крыть с трибуны матом,

    Раздавать подарки вкривь и вкось,

    Называть Насера нашим братом,

    Но давать Героя — это брось!

    Бесспорным триумфом Советского Союза в те годы стала Куба. И не только потому, что у Москвы появился верный и воинственный союзник под боком у Соединенных Штатов. Барбудос с острова Свободы казались (да и были) искренними революционными романтиками. Их появление возрождало, укрепляло веру в краснознаменные идеалы.

    Никита Хрущев и Фидель Кастро на центральной трибуне Мавзолея Ленина, 1963 год

    Фото: Getty Images/Photo 12

    Тем временем Хрущев не боялся предстать «лицом к лицу с Америкой». В 1955 году в Женеве он впервые встретился с президентом США Дуайтом Эйзенхауэром. А в 1959-м прилетел в Америку на две недели. В подарок американскому президенту он привез копию вымпела, который советская ракета оставила на Луне.

    В США он вел себя как рекламный агент советского строя. Умело импровизировал, парировал, эпатировал. Размашисто нарушал нормы приличия. По-видимому, почувствовал, что пробить стену американского равнодушия можно только громкими выходками — и расстарался вовсю. Когда американцы в ответ на его скептическую оценку кока-колы спросили едко: «Наверное, вам нравится водка?», Хрущев немедленно ответил: «Если бы нам водка нравилась, мы бы вас никогда не обогнали по темпам экономического роста!». Когда перед Хрущевым американские «герлс» исполнили слишком откровенный, провоцирующий канкан, он изрек: «В Советском Союзе мы привыкли любоваться лицами актеров, а не их задницами».

    Многим известен снимок: дипломатический раут, Нина Петровна Хрущева рядом с Жаклин Кеннеди. Два мира, две женщины. У одной — хищная улыбка, густой макияж и тщательно подобранные перчатки. Другая — как будто только что отошла от плиты и поглядывает на разряженную публику со спокойным ощущением «собственной гордости».

    Встреча Жаклин Кеннеди (слева) и Нины Хрущевой, 1961 год

    Фото: Getty Images/Bettmann

    Хрущев выглядел задиристо и самобытно. Для американцев этот весельчак оказался неудобным переговорщиком, сдавать позиции он не собирался и не сомневался, что «мы их похороним». В 1962 году две сверхдержавы оказались на грани войны, но Хрущеву и президенту Кеннеди все-таки удалось найти компромисс. Кеннеди по сравнению с кремлевским пастухом выглядел мальчишкой, но убили его еще до отставки Хрущева.

    И все-таки стать полноценным вождем мирового революционного движения он не мог. Почитать его за коммунистического гуру мог только тот, кто не имел счастья его видеть и слышать.

    Евгений Евтушенко — самый плодовитый комментатор эпохи — нашел такого почитателя Никиты Сергеевича где-то в дебрях Латинской Америки:

    Но, чтоб не путал я века

    И мне потом не каяться,

    Здесь на стене у рыбака

    Хрущев, Христос и Кастро.

    Образы «оттепели»

    Хрущевское десятилетие — это Спутник, Белка и Стрелка, Гагарин и Терешкова. Отстранить Хрущева от наших космических достижений так же трудно, как задрапировать Сталина, отмечая День Победы или вспоминая о Потсдамской конференции. Конечно, не «наш дорогой Никита Сергеевич лично» всё это спроектировал. Но его энергия сыграла немалую роль в том, что миллионы людей и в Советском Союзе, и за его пределами стали воспринимать космические полеты как нечто первостепенное.

    Это каннский триумф кинофильма «Летят журавли» и улыбчивая прядильщица Валентина Гаганова, выводившая отстающие бригады в передовые.

    Это фестиваль молодежи 1957 года — когда казалось, что на московских улицах собрались «парни всей Земли». Это «Ваня» Клиберн, наигрывающий «Подмосковный вечера» перед восторженной советской публикой. Это первые балеты Юрия Григоровича, которые казались прорывом в будущее, — как и шахматные победы Михаила Таля, как и голос Муслима Магомаева, и стихотворный напор Евгения Евтушенко.

    Открытие VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов на стадионе «Лужники» 28 июля 1957 года

    Фото: РИА Новости/Анатолий Гаранин

    Да, нечто похожее происходило и в середине 1930-х, когда мир узнал о советских летчиках, скрипачах, пианистах и кинематографистах. Но в первое десятилетие холодной войны железный занавес оставался почти непроницаемым.

    «Список благодеяний» можно и продолжить. Это первый реактивный пассажирский самолет Ту-104, водородная бомба, атомный ледокол «Ленин». Это «Розовские мальчики» на театральной сцене — молодые герои, которые бунтовали против лицемерия и «мещанства» сановитых отцов. И — верили если не в учебниковый коммунизм, то — в справедливость и в «ленинскую гвардию».

    Сергея Есенина — народного любимца — признали классиком русской литературы тоже в начале хрущевского десятилетия.

    Конкурс Чайковского, международный московский кинофестиваль — всё это начинания хрущевского времени. Как и прорыв советских спортсменов на мировую арену. Трудно забыть яркие «общекомандные» победы на летних олимпиадах в Мельбурне и Риме и на зимней в Кортина д’Ампеццо, «космические» рекорды прыгуна в высоту Валерия Брумеля и штангиста-тяжеловеса Юрия Власова.

    Реактивный пассажирский самолет Ту-104

    Фото: commons.wikimedia.org

    На зимней Олимпиаде в Инсбруке в 1964 году «уральская молния» Лидия Скобликова выиграла все четыре конькобежные дистанции — и тут же написала заявление о приеме в КПСС. Хрущев широким жестом принял ее в ряды без кандидатского срока. Всё это — важные краски эпохи. Недооценка социальной роли массовой культуры, будь то большой спорт или шоу-бизнес, в ХХ веке обходится дорого.

    Это узнаваемая и обаятельная оттепельная нота в поэзии, музыке и кино. Нормальный летний дождь на московских улицах. В начале 1950-х в нашем искусстве царили патетика и академизм — а после 1953-го лицо советского искусства стало искреннее и моложе.

    Наконец, это поставленные на поток неприхотливые пятиэтажки с малогабаритными квартирами, быстро получившими кличку «хрущобы». Туда переезжали из коммуналок и подвалов, из бараков и покосившихся избушек. А лучший образец архитектуры хрущевского времени — Центральный дом пионеров на Ленинских горах. Легкие конструкции, изящно вписанные в пейзаж.

    Устаревшая модель

    В 1958 году Хрущев, сохранив лидерство в КПСС, стал председателем Совета министров. К тому времени ему удалось исключить из большой политики всех потенциальных конкурентов от Вячеслава Молотова до Георгия Жукова. Но и сам он постепенно терял хватку, заигрывался. В те годы в повседневную жизнь советского человека вошло телевидение. Хрущев часто мелькал на экране — и выглядел слишком суетливым, смешным, чрезмерно простецким, вульгарным. Модель устарела. Требовались другие типажи, другие политические актеры.

    На ХХII съезде КПСС Хрущев довел критику Сталина до иррациональных тонов. Это уже была война с прошлым, от которой трещала система. Назойливое отрицание предшественника не может быть надежной идеологической опорой.

    Фото: РИА Новости/В. Лебедев

    Много лет спустя, в 1984 году, на заседании Политбюро два ветерана большой политики неожиданно подвели итог хрущевской десталинизации:

    Автор цитаты

    УСТИНОВ: «В оценке деятельности Хрущева я, как говорится, стою насмерть. Он нам очень навредил. Подумайте только, что он сделал с нашей историей, со Сталиным».

    ГРОМЫКО: «По положительному образу Советского Союза в глазах внешнего мира он нанес непоправимый удар».

    УСТИНОВ: «Не секрет, что западники нас никогда не любили. Но Хрущев им дал в руки такие аргументы, такой материал, который нас опорочил на долгие годы».

    К тому же он успел испортить отношения с творческой и научной интеллигенцией, устраивая им публичные выволочки в хамском стиле. Что до борьбы с «культом личности», то она обернулась пышными славословиями по адресу самого товарища Хрущева. Остряки в те времена называли три способа борьбы со сталинизмом. Первый — снять портрет товарища Сталина. Второй — снять портрет товарища Сталина и повесить портрет товарища Хрущева. Третий — вынести из мавзолея товарища Сталина и внести туда товарища Хрущева.

    В последние годы Хрущев всё чаще становился рабом собственной самоуверенности и впадал в авантюризм. Об этом рассуждал Дмитрий Шепилов — один из политиков, которых Хрущев «задвинул»: «Бессистемный поток самых невероятных, смешных, неграмотных инициатив и указаний Хрущева уже к весне 1957 года сделал для всех очевидным: Хрущева надо убирать, пока он не наломал дров».

    Н.С. Хрущеву в одном из украинских колхозов вручают венок из кукурузы, 1963 год

    Фото: РИА Новости

    Оборотная сторона «оттепели» — это борьба с приусадебными хозяйствами, отмена выплат по облигациям, ожесточенная атака на религию. Да и «кукурузные» художества не добавили ему народной любви.

    Пока Хрущев обещал, что нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме, в стране наметился продовольственный кризис.

    Отставка Хрущева осенью 1964 года не была блажью аппаратчиков. Она объективно назрела. Брежнев и Косыгин в большей степени соответствовали общественным представлениям о современном политическом лидере. Другое время, что в наше время вошел в моду агрессивный нигилизм по отношению к Хрущеву, к его наследию. «Царя Никиту» превращают в козла отпущения. Любой нигилизм такого рода бесполезен: вместе с Хрущевым ниспровергатели неизбежно перечеркивают целое десятилетие нашей истории. А это труды, надежды, победы миллионов людей. Тут многое переплелось, как черное с белым на знаменитом надгробии.

    Автор — заместитель главного редактора журнала «Историк»

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    Конкурсы поэзии, Национальная библиотека поэзии и Антологии любительской поэзии

    Одна из моих обязанностей в качестве специалиста по цифровым справочникам — отвечать на вопросы, отправленные через форму «Спросите библиотекаря» Центра поэзии и литературы. Вопросы, которые я получаю, как правило, группируются вокруг двух или трех основных категорий, например, как найти литературную критику романа и как найти полный текст стихотворения, не зная его названия и автора. Однако самый распространенный вопрос, который я получаю, исходит от людей, пытающихся найти стихи, которые они написали, представили на поэтический конкурс и впоследствии опубликовали в поэтической антологии.

    Почти в каждом случае рассматриваемые стихи были опубликованы любительским или тщеславным издателем поэзии. Эти коммерческие издатели, которые были чрезвычайно активны с 1980-х годов, принимают для публикации почти каждое стихотворение, представленное на их конкурсы, и зарабатывают деньги, поощряя поэтов-победителей покупать копии антологий, в которых появляются их стихи.

    Библиотека Конгресса стала центром вопросов об издателях поэзии в тщеславной прессе, получая более двухсот запросов в год, потому что многие люди ошибочно полагают, что Библиотека сама издает и продает эти антологии.Это заблуждение возникает по ряду причин. Во-первых, названия некоторых издателей любительской поэзии очень похожи на Библиотеку Конгресса. Одним из крупнейших издателей любительской поэзии в 1990-х и 2000-х годах была Национальная библиотека поэзии, название которой часто путают с Библиотекой Конгресса или, как многие называют нас, «Национальной библиотекой Конгресса». Во-вторых, многие из этих издателей рассылают поэтам-победителям электронные письма и письма, которые связывают их антологии с Библиотекой Конгресса.В их корреспонденции иногда отмечается, что антологии будут представлены в Бюро регистрации авторских прав США в Библиотеке Конгресса или что антологиям будет присвоен «номер» в Библиотеке Конгресса. Люди часто понимают, что это означает, что Библиотека Конгресса добавит книгу в свои постоянные коллекции или присвоит ей номер ISBN. Фактически, Национальная библиотека поэзии печатала номера ISBN на страницах авторских прав своих антологий таким образом, что люди могли предположить, что номера были выпущены Библиотекой Конгресса или связаны с ней:

    .

    Страница авторского права антологии Национальной библиотеки поэзии «К востоку от восхода солнца».

    На практике библиотека редко добавляет эти книги в свои коллекции и не несет ответственности за присвоение книгам номеров ISBN. Скорее всего, антология будет зарегистрирована в Бюро регистрации авторских прав и получит регистрационный номер авторского права.

    Чтобы помочь людям найти стихи, которые они опубликовали в издательствах любительской поэзии, Библиотека создала онлайн-справочник по антологиям любительской поэзии. В руководстве обсуждаются стандартные методы работы этих издателей, приводятся сведения о десятках активных и неактивных издателей, а также предлагаются советы о том, как найти антологии в библиотеках и книжных магазинах.Если вы ищете стихотворение, которое вы, член семьи или друг представили на конкурс или опубликовали в поэтической антологии, взгляните на руководство и посмотрите, поможет ли оно в вашем поиске. Конечно, мы также будем рады помочь вам напрямую: просто отправьте свой вопрос по электронной почте в нашу службу «Спроси библиотекаря», и мы сделаем все возможное, чтобы помочь вам найти свое стихотворение.

    Эмили Дикинсон | Фонд поэзии

    Эмили Дикинсон — одна из величайших и самых оригинальных поэтесс Америки всех времен.Она приняла определение как свою область и бросила вызов существующим определениям поэзии и творчества поэта. Как и такие писатели, как Ральф Уолдо Эмерсон, Генри Дэвид Торо и Уолт Уитмен, она экспериментировала с выражением, чтобы освободить его от общепринятых ограничений. Как и такие писатели, как Шарлотта Бронте и Элизабет Барретт Браунинг, она создала новый тип личности для первого лица. Говорящие в поэзии Дикинсона, как и в произведениях Бронте и Браунинга, — зоркие наблюдатели, которые видят неизбежные ограничения своих обществ, а также их воображаемые и воображаемые побеги.Чтобы сделать абстрактное осязаемым, определить значение, не ограничивая его, чтобы поселиться в доме, который так и не стал тюрьмой, Дикинсон создала в своих произведениях отчетливо эллиптический язык для выражения того, что было возможно, но еще не реализовано. Подобно трансценденталистам Конкорда, работы которых она хорошо знала, она видела в поэзии обоюдоострый меч. В то время как это освобождало индивидуума, оно так же быстро оставляло его незаземленным. Однако литературный рынок предложил новую почву для ее творчества в последнее десятилетие 19 века.Когда в 1890 году, через четыре года после ее смерти, был опубликован первый том ее стихов, он имел ошеломляющий успех. Выдержав 11 изданий менее чем за два года, стихи в конечном итоге распространились далеко за пределы своей первой домашней аудитории. Дикинсон теперь известна как один из самых важных американских поэтов, а ее стихи широко читаются людьми всех возрастов и интересов.

    Эмили Элизабет Дикинсон родилась в Амхерсте, штат Массачусетс, 10 декабря 1830 года в семье Эдварда и Эмили (Норкросс) Дикинсон.На момент ее рождения отец Эмили был амбициозным молодым юристом. Получив образование в Амхерсте и Йеле, он вернулся в свой родной город и присоединился к больной юридической практике своего отца, Сэмюэля Фаулера Дикинсона. Эдвард также присоединился к своему отцу в семейном доме, Усадьбе, построенной Сэмюэлем Дикинсоном в 1813 году. Активный член партии вигов, Эдвард Дикинсон был избран в Законодательное собрание штата Массачусетс (1837–1839) и Сенат штата Массачусетс (1842–1843). . Между 1852 и 1855 годами он служил один срок в качестве представителя от Массачусетса в США.С. Конгресс. В Амхерсте он показал себя образцовым гражданином и гордился своей общественной работой — казначей Амхерстского колледжа, сторонник Амхерстской академии, секретарь Общества пожарной охраны и председатель ежегодной выставки крупного рогатого скота. Сравнительно мало известно о матери Эмили, которую часто представляют как пассивную жену властного мужа. Ее несколько сохранившихся писем предлагают другую картину, как и скудная информация о ее раннем образовании в Академии Монсона. Документы и записи Академии, обнаруженные Мартой Акманн, показывают, что молодая женщина посвятила себя учебе, особенно наукам.

    К моменту раннего детства Эмили в семье было трое детей. Ее брат, Уильям Остин Дикинсон, был старше ее на полтора года. Ее сестра, Лавиния Норкросс Дикинсон, родилась в 1833 году. Все трое детей посещали однокомнатную начальную школу в Амхерсте, а затем перешли в Амхерстскую академию, школу, из которой вырос Амхерстский колледж. Образование брата и сестер вскоре разделилось. Остина отправили в Уиллистонскую семинарию в 1842 году; Эмили и Винни продолжили обучение в Академии Амхерст.По словам Эмили Дикинсон, ей нравились все аспекты школы — учебная программа, учителя, ученики. Школа гордилась своей связью с Амхерст-колледжем, предлагая студентам регулярное посещение лекций колледжа по всем основным предметам — астрономии, ботанике, химии, геологии, математике, естествознанию, естествознанию и зоологии. Как следует из этого списка, учебная программа отражала упор XIX века на науку. Этот акцент снова появился в стихах и письмах Дикинсон благодаря ее увлечению именованием, умелому наблюдению за цветами и их выращиванию, тщательному описанию растений и ее интересу к «химической силе».Эти интересы, однако, редко прославляли науку в том же духе, что и учителя. В раннем стихотворении она отчитывала науку за ее любопытные интересы. Его система мешала предпочтениям наблюдателя; его изучение лишило живых существ жизни. В «Арктуре» — другое его имя, — пишет она, — Я цветок из леса тяну — / Чудовище со стаканом / Вычисляет тычинки на дыхании — / И имеет ее в «классе!». В то время изучение ботаники Дикинсон явно доставляло ему удовольствие.Она призвала свою подругу Абию Рут присоединиться к ней в школьном задании: «Ты уже сделала гербарий? Я надеюсь, что вы это сделаете, если бы вы этого не сделали, это было бы для вас таким сокровищем». Сама она серьезно отнеслась к этому заданию, сохранив гербарий из своего учебника ботаники на всю оставшуюся жизнь. За ее школьными ботаническими исследованиями стоял популярный текст, широко используемый в женских семинариях. Написанные Альмирой Х. Линкольн, Знакомые лекции по ботанике (1829 г.) представляют особый вид естественной истории, подчеркивая религиозный характер научных исследований.Линкольн был одним из многих писателей начала 19 века, которые выдвинули «аргумент от замысла». Она уверяла своих студентов, что изучение мира природы неизменно раскрывает Бога. Его безукоризненно упорядоченные системы свидетельствовали о руке Творца в действии.

    Оценка Линкольна хорошо согласуется с мнением местного амхерстского авторитета в области натурфилософии. Эдвард Хичкок, президент Амхерстского колледжа, посвятил свою жизнь поддержанию неразрывной связи между миром природы и его божественным Творцом. Он часто читал лекции в колледже, и у Эмили было много возможностей послушать его речь.Его акцент был ясен из названий его книг, таких как Религиозная истина, иллюстрированная из науки  (1857). Дикинсон нашел общепринятую религиозную мудрость наименее убедительной частью этих аргументов. Из того, что она читала и слышала в Амхерстской академии, научные наблюдения доказали свое превосходство в убедительном описании. Писатель, который мог сказать то, что видел, неизменно был писателем, открывавшим своим читателям величайший смысл. Хотя это определение хорошо согласуется с научной практикой таких историков природы, как Хичкок и Линкольн, оно также формулирует поэтическую теорию, сформированную в то время писателем, с которым позже часто связывали имя Дикинсона.В 1838 году Эмерсон сказал своей аудитории в Гарварде: «Провидец всегда говорит». Признавая человеческую склонность к классификации, он подошел к этому явлению с другой целью. Менее других заинтересованный в использовании естественного мира для доказательства сверхъестественного, он обращал внимание своих слушателей и читателей на творческую силу определений. Человек, который мог сказать, что есть , был человеком, для которого слова были силой.

    Хотя сила Амхерстской академии заключалась в ее упоре на науку, она также способствовала развитию Дикинсон как поэта.Семь лет в академии подарили ей первого «мастера» Леонарда Хамфри, который был директором академии с 1846 по 1848 год. Хотя Дикинсон, несомненно, уважала его, когда была студенткой, ее реакция на его неожиданную смерть в 1850 году была явной. предполагает ее растущий поэтический интерес. Она написала Авии Рут, что ее единственная дань уважения — это ее слезы, и она задержалась на них в своем описании. Она не отмахнется от них, говорит она, потому что их присутствие — ее самовыражение. Так же, как и ее язык, который соответствует поминальным стихам, ожидаемым от скорбящих 19-го века.

    Назначение Хамфри «Хозяином» соответствует другим отношениям, которые Эмили развивала в школе. В академии у нее сформировалась группа близких друзей, против которых она определяла себя и свое письменное выражение. Среди них были Абия Рут, Эбби Вуд и Эмили Фаулер. Среди ее друзей были и другие девушки из Амхерста, особенно Джейн Хамфри, которая жила с Дикинсонами во время учебы в Амхерстской академии. Как это обычно бывает с молодыми женщинами из среднего класса, скудное формальное образование, которое они получали в академиях для «молодых леди», давало им на мгновение автономию.Будучи студентами, им было предложено серьезно отнестись к своей интеллектуальной работе. Многие школы, такие как Амхерстская академия, требовали посещения в течение всего дня, и поэтому домашние обязанности были подчинены академическим. Учебная программа часто была такой же, как и для образования молодого человека. В своей «Школе для юных леди» Уильям и Уолдо Эмерсон, например, перерабатывали свои гарвардские задания для своих студентов. Когда их попросили дать совет относительно будущей учебы, они предложили список литературы, ожидаемый от молодых людей.Таким образом, время в школе было временем интеллектуальных испытаний и относительной свободы для девочек, особенно в такой академии, как Амхерст, которая гордилась своим прогрессивным пониманием образования. Студенты смотрели друг на друга во время своих дискуссий, привыкли думать с точки зрения своей идентичности как ученых и столкнулись с заметными изменениями, когда они бросили школу.

    Последний семестр Дикинсон в Амхерстской академии, однако, не означал окончания ее формального обучения. Как обычно, Дикинсон покинула академию в возрасте 15 лет, чтобы получить более высокий, а для женщин последний уровень образования.Осенью 1847 года Дикинсон поступила в женскую семинарию Маунт-Холиок. Под руководством Мэри Лайон школа была известна своим религиозным пристрастием. Неотъемлемой частью учебной программы были еженедельные встречи с Лионом, на которых рассматривались религиозные вопросы и оценивалось состояние веры студентов. Молодые женщины были разделены на три категории: на «устоявшихся христианок», на «выражавших надежду» и на «безнадежных». Многое было сказано о месте Эмили в этой последней категории и о широко распространенной истории о том, что она была единственным членом этой группы.Спустя годы однокурсница Клара Ньюман Тернер вспомнила момент, когда Мэри Лайон «попросила подняться всех, кто хотел стать христианином». Эмили осталась сидеть. Никто другой этого не сделал. Тернер передает ей комментарий Эмили: «Они подумали, что странно, что я не встала», добавив с огоньком в глазах: «Я думала, что ложь будет страннее». Написано в 1894 году, вскоре после публикации первого два тома стихов Дикинсон и первая публикация ее писем, воспоминания Тернер несут бремя прошедших 50 лет, а также восхищение рецензентов и читателей очевидной странностью недавно опубликованного Дикинсона.Одинокий мятежник, возможно, был единственным, кто присутствовал на этом собрании, но школьные записи показывают, что Дикинсон был не одинок в категории «без надежды». Фактически, 30 учеников закончили учебный год с этим званием.

    Краткость пребывания Эмили в Маунт-Холиоке — всего один год — породила множество предположений относительно природы ее отъезда. Некоторые утверждали, что начало ее так называемого затворничества можно увидеть в ее частых упоминаниях о тоске по дому в ее письмах, но ни в коем случае письма не предполагают, что ее обычная деятельность была нарушена.У нее не было таких близких друзей, как в Амхерстской академии, но ее отчеты о распорядке дня предполагают, что она полностью участвовала в деятельности школы. Дополнительные вопросы вызывает неуверенность в том, кто принял решение не возвращаться на второй год. Дикинсон приписала это решение отцу, но больше ничего не сказала о его рассуждениях. Репутация Эдварда Дикинсона как властного человека в личных и общественных делах предполагает, что его решение могло быть связано с его желанием оставить эту конкретную дочь дома.Комментарии Дикинсон иногда подтверждают такие предположения. Она часто изображает себя необходимой для удовлетворения отца. Но в других местах ее описание отца совершенно иное (человек слишком занят своей юридической практикой, чтобы замечать, что происходит дома). Наименее сенсационное объяснение предложил биограф Ричард Сьюэлл. Просматривая учебную программу Маунт-Холиок и видя, сколько текстов дублирует те, которые Дикинсон уже изучала в Амхерсте, он приходит к выводу, что Маунт-Холиок может предложить ей мало нового.Как бы то ни было, когда подошла очередь Винни поступать в женскую семинарию, ее отправили в Ипсвич.

    Отъезд Дикинсон с Маунт-Холиок ознаменовал окончание ее школьного обучения. Это также вызвало неудовлетворенность, распространенную среди молодых женщин в начале 19 века. По возвращении от незамужних дочерей действительно ожидалось, что они продемонстрируют свой послушный характер, отложив в сторону свои собственные интересы, чтобы удовлетворить потребности дома. Для Дикинсон это изменение вряд ли приветствовалось.В ее письмах начала 1850-х годов отмечается неприязнь к домашней работе и разочарование временными ограничениями, вызванными работой, которая никогда не выполнялась. «Боже, храни меня от того, что называют домохозяйством », — воскликнула она в письме Руту в 1850 году.

     

    Особенно раздражало количество звонков, ожидаемых от женщин в Усадьбе. Известность Эдварда Дикинсона означала молчаливую поддержку в частной сфере. Ежедневные приемы и визиты считались важными для социального положения.В доме всегда были рады не только посетителям колледжа, но и членам партии вигов или законодателям, с которыми работал Эдвард Дикинсон. Ухудшение здоровья Эмили Норкросс Дикинсон в 1850-х годах вполне может быть понято как ответ на такую ​​рутину.

    Для Дикинсон скорость таких посещений была ошеломляющей, и она начала ограничивать количество посещений, которые она совершала или принимала. Она пекла хлеб и ухаживала за садом, но ни пылить, ни навещать не хотела. Была еще одна обязанность, которую она с радостью взяла на себя.Как старшая из двух сестер Остина, она заняла ожидаемую роль советника и доверенного лица. В 19 веке ожидалось, что сестра будет моральным наставником для своего брата; Дикинсон выполнила это требование, но на своих условиях. Известная в школе как «остроумница», она резко обостряла свои самые милые замечания. В своих ранних письмах к Остину она представляла старшего ребенка как восходящую надежду семьи. С точки зрения Дикинсон, безопасный переход Остина во взрослую жизнь зависел от двух аспектов его характера.С первым она была твердо согласна с мудростью века: молодой человек должен выйти из своего воспитания с твердой верностью дому. Вторым было собственное изобретение Дикинсона: успех Остина зависел от безжалостной интеллектуальной честности. Если он заимствовал свои идеи, он провалил ее испытание характера. Между ними не должно было быть никакого благочестия, и когда она заметила, что он полагается на общепринятую мудрость, она использовала свой язык, чтобы бросить вызов тому, что он не подвергал сомнению.

    В своих письмах к Остину в начале 1850-х годов, когда он преподавал, и в середине 1850-х, когда он три года учился на юридическом факультете Гарварда, она изображала из себя острого критика, используя экстравагантные похвалы, чтобы побудить его усомниться в ценности собственных восприятий.Она позиционировала себя как стимул для его амбиций, с готовностью напоминая ему о своей работе, когда задавалась вопросом о масштабах его. Письма Дикинсона 1850-х годов к Остину отмечены интенсивностью, которая не пережила целое десятилетие. Когда Остин столкнулся со своим будущим, большинство его решений определили увеличивающееся разделение между миром его сестры и его миром. Первоначально соблазненный перспективой отправиться на Запад, он решил поселиться в Амхерсте, очевидно, по настоянию своего отца. Он не только вернулся в свой родной город, но и присоединился к отцу в его юридической практике.Остин Дикинсон постепенно взял на себя роль своего отца: он тоже стал гражданином Амхерста, казначеем колледжа и председателем выставки крупного рогатого скота. Только в одном случае, и все более спорном, решение Остина Дикинсона дало Дикинсон желаемую интенсивность. Его брак со Сьюзан Гилберт принес в семью новую «сестру», с которой, по мнению Дикинсон, у нее было много общего. То, что интенсивность Гилберта была другого порядка, Дикинсон узнала со временем, но в начале 1850-х годов, когда ее отношения с Остином ухудшались, ее отношения с Гилбертом росли.Гилберт сыграет важную роль в жизни Дикинсон как любимый товарищ, критик и альтер-эго.

    Сьюзан Гилберт родилась всего через девять дней после Дикинсона и вошла в совершенно иной мир, чем тот, который она однажды разделит со своей невесткой. Дочь владельца таверны, Сью родилась на задворках амхерстского общества. Работа ее отца определила ее мир так же ясно, как мир Эдварда Дикинсона — его дочерей. Если бы ее отец был жив, Сью, возможно, никогда не перешла бы из мира рабочего класса в мир образованных юристов.Мать Сью умерла в 1837 году; ее отец в 1841 году. После смерти матери она и ее сестра Марта были отправлены жить к своей тете в Женеву, штат Нью-Йорк. Они периодически возвращались в Амхерст, чтобы навестить свою старшую замужнюю сестру Гарриет Гилберт Катлер. Сью, однако, вернулась в Амхерст, чтобы жить и посещать школу в 1847 году. Поступив в Академию Амхерста, когда Дикинсон был на горе Холиок, Сью постепенно вошла в круг друзей Дикинсона через свою сестру Марту.

    Окончание учебы Сью означало начало работы вне дома.В 1851 году она заняла должность преподавателя в Балтиморе. Накануне ее отъезда Амхерст был в разгаре религиозного возрождения. Община была воодушевлена ​​сильными проповедями как постоянных, так и приезжих служителей. Семья Дикинсонов была незабываемо затронута. Членство Эмили Норкросс Дикинсон в церкви началось в 1831 году, через несколько месяцев после рождения Эмили. К концу пробуждения еще двое членов семьи числились среди спасенных: Эдвард Дикинсон присоединился к церкви 11 августа 1850 года, в день, когда она была Сьюзен Гилберт.Винни Дикинсон задержался еще на несколько месяцев, до ноября. Остин Дикинсон прождал еще несколько лет, присоединившись к церкви в 1856 году, в год своей женитьбы. Другая дочь никогда не исповедовала такую ​​веру. Как писала Дикинсон своей подруге Джейн Хамфри в 1850 году, «я восстаю одна».

    Чтобы оценить масштабы восстания Дикинсон, необходимо принять во внимание характер членства в церкви в то время, а также отношение к рвению возрожденцев. Как показали решения Эдварда Дикинсона и Сьюзен Гилберт присоединиться к церкви в 1850 году, членство в церкви не было привязано к какому-либо конкретному этапу жизни человека.Быть зачисленным в члены было вопросом не возраста, а «убеждения». Сначала люди должны были убедиться в истинном опыте обращения, должны были поверить, что они избраны Богом, его «избранными». В соответствии со старомодным кальвинизмом мир делился на возрожденных, невозрожденных и тех, кто находился между ними. Категории, которые Мэри Лайон использовала в Маунт-Холиок («утвержденные христиане», «без надежды» и «с надеждой»), были стандартом возрожденцев. Но в отличие от своих пуританских предшественников представители этого поколения с большей свободой перемещались между двумя последними категориями.Те, у кого «нет надежды», вполне могут увидеть для себя другую возможность после сезона интенсивного религиозного сосредоточения. Христиане кальвинистского толка XIX века продолжали отстаивать абсолютную власть Божьего избрания. Его всемогущество не могло быть скомпрометировано индивидуальными усилиями; однако беспрекословный поиск человеком истинной веры был неизменной частью спасительного уравнения. Хотя Бог не просто избирал бы тех, кто выбрал себя, Он также делал бы Свой выбор только из тех, кто присутствовал и был подотчетен — таким образом, важность посещения церкви, а также центральная роль религиозного самоанализа.Возрождения гарантировали, что и то, и другое будет неизбежным.

    Как написал Дикинсон в стихотворении, датированном 1875 годом, «Побег — такое благодарное слово». На самом деле, ее упоминания о «побеге» в первую очередь относятся к душе. В ее плане искупления спасение зависело от свободы. Стихотворение заканчивается восхвалением «верного слова» побега. Противопоставляя видение «спасителя» состоянию «спасения», Дикинсон говорит, что есть явно один выбор: «И именно поэтому я кладу свою Голову / Оппонирую этому верному слову…» Она предлагает читателю сравнить одно воплощение с еще один.Переворачивая христианский язык о «слове», Дикинсон заменяет воплощённого спасителя своей собственной деятельностью. Она выберет «побег». Десять лет назад выбор был таким же очевидным. В стихах 1862 года Дикинсон описывает определяющие переживания души. Описывая эти «события» в терминах мгновений, она переходит от «забинтованных мгновений» души подозрительной мысли к свободе души. В эти «моменты побега» душа не будет ограничена; и не будет сдержана его взрывная сила: «У души есть мгновения бегства — / Когда ломятся все двери — / Она танцует, как Бомба, за границей, / И качается на часах»,

    Как и душа ее описания, Дикинсон отказалась быть ограниченной элементами, ожидаемыми от нее.Требования религии ее отца, матери и ее дорогих друзей неизменно вызывали такие «моменты бегства». В период пробуждения 1850 года в Амхерсте Дикинсон сообщила о своей собственной оценке обстоятельств. Далекая от использования языка «обновления», связанного с лексикой возрожденцев, она описала пейзаж запустения, омраченный душевным недугом. В своем «бунтарском» письме к Хамфри она писала: «Как одиноким растет этот мир, что-то такое пустынное ползет по духу, и мы не знаем его имени, и оно не уходит, то Небеса кажутся больше, или Земля намного меньше, или Бог больше «Отче наш», и мы чувствуем, что наша потребность возросла.Христос зовет сюда всех, все мои спутники откликнулись, даже мой милый Винни верит, что любит его и доверяет ему, а я один стою в бунте и становлюсь очень беспечным. Эбби, Мэри, Джейн и самый дальний из всех моих Винни искали, и все они верят, что нашли; Я не могу вам сказать, что  они нашли, но они  думают, что это что-то ценное. Интересно, это

    Вопрос Дикинсона определяет десятилетие. За эти 10 лет она определила, что для нее бесспорно дорого.Не религия, а поэзия; не средство передвижения, сведенное к своему тенору, а процесс создания метафоры и наблюдения за появлением смысла. Уже в 1850 году ее письма свидетельствуют о том, что она обдумывала возможность своей собственной работы. Расширяя контраст между собой и своими друзьями, она описала, но не уточнила «цель» своей жизни. Она заявила о его новизне («я осмелилась на странные дела — дерзкие дела»), заявила о своей независимости («и ни у кого не спрашивала совета») и облекла его в язык искушения («я внимала прекрасным искусителям» ).Она описала зиму как один долгий сон, от которого она еще не проснулась. Та зима началась с подарка Ральфа Уолдо Эмерсона стихотворения на Новый год. Ее письма того периода часты и длинны. Их усиленный язык предоставил ей рабочее пространство как писателю. В этих страстных письмах своим подругам она пробовала разные голоса. Временами она напоминала главную героиню современного романа; временами она была рассказчиком, который наказывает своих персонажей за их неспособность видеть дальше сложных обстоятельств.Она играла остроумно и звучала божественно, исследуя возможность религиозной веры новообращенных только для того, чтобы на собственном опыте столкнуться с ее явной нереальностью. И, наконец, она столкнулась с различием, вызванным этой сложной сменой состояния от дочери/сестры к жене.

    Не имея писем, написанных Дикинсон, читатели не могут знать, соответствует ли язык ее друзей ее собственному, но свобода, с которой Дикинсон писала Хамфри и Фаулеру, предполагает, что их собственные ответы поощряли ее.Возможно, нигде это чувство ободрения не было сильнее, чем у Гилберта. Хотя мало что известно об их ранних отношениях, письма, написанные Гилберт, когда она преподавала в Балтиморе, говорят о своего рода надежде на общую точку зрения, если не на общее призвание. Недавние критики предположили, что Гилберт, как и Дикинсон, считала себя поэтом. За этим предположением стоят несколько писем Дикинсона, а также один из немногих сохранившихся фрагментов переписки с Гилбертом от 1861 года — их обсуждение и разногласия по поводу второй строфы Дикинсона «Сейф в их алебастровых камерах.В письме к Гилберту в 1851 году Дикинсон воображал, что их книги однажды составят компанию поэтам. Они не будут позорно смешиваться с грамматиками и словарями (судьба уготована Генри Уодсворту Лонгфелло в местном магазине канцтоваров). Она сообщает, что Сью и Эмили — «единственные поэты».

    Какими бы ни были поэтические устремления Гилберт, Дикинсон явно смотрела на Гилберта как на одного из своих самых важных читателей, если не самого важного. Она отправила Гилберту более 270 своих стихов.Гилберт вполне мог прочитать большинство стихов, написанных Дикинсоном. Во многих случаях стихи были написаны для нее. Они функционировали как письма, возможно, с дополнительной строкой приветствия или завершения. Однако участие Гилберта не удовлетворило Дикинсон. В 1850-1851 годах был какой-то незначительный спор, может быть, о религии. В середине 1850-х годов произошел более серьезный разрыв, который был излечен, но который ознаменовал собой изменение характера отношений. В письме, датированном 1854 годом, Дикинсон прямо начинает: «Сью — вы можете уйти или остаться — есть только одна альтернатива — в последнее время мы часто расходимся, и это должно быть последним.Природа разницы остается неизвестной. Критики размышляли о его связи с религией, с Остином Дикинсоном, с поэзией, с их собственной любовью друг к другу. О природе этой любви много спорили: что означал страстный язык Дикинсон? Ее слова — признание любовника, но такой язык не уникален для писем к Гилберту. Он появляется в переписке с Фаулером и Хамфри. Как показала Кэрролл Смит-Розенберг в книге «Беспорядочное поведение: представления о гендере в викторианской Америке » (1985), женская дружба в 19 веке часто была страстной.Но современные категории сексуальных отношений не совсем соответствуют словесным записям XIX века. «Любовь, которая не осмеливается назвать свое имя», вполне могла быть своего рода обыденным выражением среди женщин середины 19-го века.

    Двойственное отношение Дикинсон к браку — двойственное отношение, настолько распространенное, что оно встречается повсеместно в дневниках молодых женщин, — было явно основано на ее восприятии того, что требуется от роли «жены». Работая по дому как послушная дочь, она увидела, насколько второстепенной стала ее собственная работа.В своих наблюдениях за замужними женщинами, не исключая и мать, она видела слабое здоровье, неудовлетворенные требования, отсутствие себя, которые были частью отношений между мужем и женой. «Женские» стихи 1860-х годов отражают эту амбивалентность. Золото стирается; «Размах» и «трепет» отсутствуют у женщины, отвечающей требованиям жены. Утрата остается невысказанной, но, как раздражающее зерно в раковине устрицы, она оставляет после себя достаточно доказательств.

    Она выполнила Его требование – выпала
    Игрушки ее жизни
    Принять почетную работу
    О женщине и жене —

    Если бы она пропустила свой новый день,
    Амплитуда или трепет —
    Или первый Перспективный — Или Золото
    В использовании, изнашиваться,

    Лежало без упоминания — как Море
    Разработка Жемчуг и Виид,
    Но только Себе — знай
    Глубины, в которых они обитают —


    Неудивительно, что слова другого стихотворения связали жизнь женщины со свадьбой.В одной строке женщина «Рождена — Невеста — Окутана».

    Такие мысли относились не только к стихам. Написав Гилберту в самый разгар ухаживания Гилберта за Остином Дикинсоном, всего за четыре года до их свадьбы, Дикинсон нарисовала навязчивую картину. Она начала с обсуждения «союза», но намекнула, что его обычная связь с браком не имеет в виду ее смысл. Она писала: «Эти союзы, моя дорогая Сюзи, благодаря которым две жизни становятся одной, это сладкое и странное усыновление, на которое мы можем только смотреть, но еще не допущены, как оно может наполнить сердце и заставить его бешено биться, как оно возьмет нас  в один день и сделает нас всех своими, и мы не убежим от него, а будем лежать спокойно и быть счастливыми!» Это употребление вызывает традиционную ассоциацию с браком, но, продолжая свои размышления, Дикинсон провела различие между воображаемым счастьем «союза» и выжженной жизнью замужней женщины.Она прокомментировала: «Какой скучной должна казаться наша жизнь невесте и обреченной девушке, чьи дни насыщены золотом и которая каждый вечер собирает жемчуг; но жене, Сьюзи, иногда забытой жене , наша жизнь кажется, может быть, дороже всех других на свете; вы видели цветы утром, довольные росой, и те же сладкие цветы в полдень, склонив головы в тоске перед могучим солнцем». Невеста, у которой еще не истлело золото, которая собирает жемчуг, не зная, что лежит в их сердцевине, не может постичь цену жизни незамужней женщины.Это еще предстоит выяснить — слишком поздно — жене. Ее увядший полдень вряд ли можно назвать счастьем, связанным с первым упоминанием Дикинсон о союзе. Скорее, эта связь связана с другими отношениями, которые она явно завязала с Гилбертом. Определяемый просветляющей целью, он индивидуален для своего владельца, но глубоко разделяется с другим. Дикинсон представляет свою собственную позицию и, в свою очередь, спрашивает Гилберта, не является ли такая точка зрения и ее: «Я всегда надеялась узнать, нет ли у вас дорогого воображения, освещающего всю вашу жизнь, никого из тех, о ком вы шептали в верное ухо ночь — и рядом с кем в воображении ты шел целый день.«Дорогая фантазия» Дикинсон стать поэтом действительно озарила ее жизнь. Что оставалось менее надежным, так это сопровождение Гилберта.

    То, что Сьюзан Дикинсон не присоединится к Дикинсон в «прогулке», становилось все более очевидным, когда она обратила свое внимание на социальные обязанности, подобавшие жене начинающего юриста. Между приемом именитых гостей (в том числе и Эмерсон), председательством на различных обедах и воспитанием троих детей «любимая фантазия» Сьюзен Дикинсон была далека от дикинсоновской.Как и предсказывал Дикинсон, их пути разошлись, но письма и стихи продолжались. Буквы становятся более загадочными, афоризм определяет расстояние между ними. Дикинсон начала делить свое внимание между Сьюзан Дикинсон и детьми Сьюзен. В последнее десятилетие жизни Дикинсон она, по-видимому, способствовала внебрачной связи между своим братом и Мэйбл Лумис Тодд. Однако независимо от внешнего поведения Сьюзен Дикинсон оставалась центром окружения Дикинсон.

     

    По мере того, как отношения со Сьюзен Дикинсон колебались, на первый план выходили другие аспекты жизни Дикинсон.1850-е годы ознаменовали сдвиг в ее дружбе. Когда ее школьные друзья вышли замуж, она искала новых компаньонов. Определяемые письменным словом, они делились на известного корреспондента и обожаемого автора. Для Дикинсон не было нового источника общения, ее книги были главными голосами, стоящими за ее собственными произведениями. Независимо от чтения, одобренного учителем в академии или отцом в доме, Дикинсон широко читал среди современных авторов по обе стороны Атлантики. Среди британцев были поэты-романтики, сестры Бронте, Браунинги и Джордж Элиот.На американской стороне была маловероятная компания Лонгфелло, Торо, Натаниэля Хоторна и Эмерсона. С предложением, связанным со знанием, которое предполагало, что она знала больше, чем показала, она утверждала, что не читала Уитмена. Она читала Томаса Карлайла, Чарльза Дарвина и Мэтью Арнольда. Ее современники дали Дикинсон своего рода валюту для ее собственных произведений, но в равной степени пользовались Библией и Шекспиром. В то время как авторы здесь определялись своей недоступностью, аллюзии в письмах и стихах Дикинсон показывают, насколько живо она представляла свои слова в разговоре с другими.

    В этих эпистолярных беседах участвовали ее настоящие корреспонденты. Их количество росло. В двух случаях это были редакторы; более поздние поколения задавались вопросом, видела ли Дикинсон в Сэмюэле Боулзе и Джозии Холланде людей, которые могли помочь ее стихам напечататься. Боулз был главным редактором Springfield Republican;  Холланд присоединился к нему в этих обязанностях в 1850 году. С обоими мужчинами Дикинсон вел оживленную переписку. Каждому она послала много стихов, и семь из них были напечатаны в газете: «Sic транзит gloria mundi», «Никто не знает эту маленькую розу», «Я пробую ликер, который никогда не варили», «В безопасности в их алебастровых покоях», «Цветы — Ну — если кто», «Пылающие золотом и гасящие пурпуром» и «Узенький парень в траве.Язык в письмах Дикинсон к Боулз подобен страстному языку ее писем к Сьюзан Гилберт Дикинсон. Она охотно призналась ему в любви; тем не менее, с готовностью заявил о своей любви к своей жене Марии. В каждом она надеялась найти ответного духа и из каждого делала разные выводы. Джосайя Холланд никогда не добивался признания в любви. Когда она писала ему, она писала прежде всего его жене. В отличие от друзей, которые вышли замуж, Мэри Холланд стала сестрой, которую ей не пришлось лишать.

    Эта дружба зародилась в 1853 году, когда Эдвард Дикинсон поселился в Вашингтоне, когда он, как он надеялся, стал первым из многих сроков пребывания в Конгрессе. В отсутствие отца Винни и Эмили Дикинсон проводили больше времени в гостях — останавливались у Холландов в Спрингфилде или направлялись в Вашингтон. В 1855 году после одного из таких визитов сестры по возвращении в Амхерст остановились в Филадельфии. Оставаясь со своей подругой из Амхерста Элизой Коулман, они, вероятно, ходили с ней в церковь.Служителем за кафедрой был Чарльз Уодсворт, известный своими проповедями и пастырской заботой. Дикинсон заинтересовалась обоими. В конце концов она посчитала Уодсворта одним из своих «мастеров». Никаких писем от Дикинсона к Уодсворту не сохранилось, и тем не менее переписка с Мэри Холланд указывает на то, что Холланд переслал много писем от Дикинсона Уодсворту. Содержание этих писем неизвестно. То, что Дикинсон чувствовал необходимость отправить их под прикрытие Холланда, предполагает близость, над которой критики долго ломали голову.Как и в случае со Сьюзен Дикинсон, вопрос отношений кажется несводимым к знакомым терминам. Хотя многие предполагали «любовную связь» — а в некоторых случаях предположение распространяется не только на слова, — существует мало доказательств в поддержку сенсационной версии. Единственное сохранившееся письмо, написанное Уодсвортом Дикинсону, датируется 1862 годом. В нем говорится о заботе пастора об одном из своих пасомых: «Я безмерно огорчен вашей запиской, полученной в этот момент, — я могу только вообразить постигшую скорбь, или сейчас постигнет вас.Поверьте мне, что бы это ни было, вы получите все мое сочувствие и мои постоянные искренние молитвы». Сохранилось ли на самом деле ее письмо к нему, неясно. Есть три письма, адресованные неназванному «Учителю» — так называемые «Учительские письма», — но в них ничего не говорится о том, были ли посланы письма и если да, то кому. Во второй букве, в частности, говорится о «огорчении» через резко выраженную боль. Этот язык, возможно, вызвал ответ Уодсворта, но убедительных доказательств нет.

    Эдвард Дикинсон не выиграл переизбрание и, таким образом, после своего поражения в ноябре 1855 года обратил свое внимание на свою резиденцию в Амхерсте. В это время юридическое партнерство Эдварда с его сыном стало повседневной реальностью. Он также вернул свою семью в Усадьбу. Эмили Дикинсон родилась в этом доме; Дикинсоны прожили там первые 10 лет ее жизни. Она также проводила время в Хоумстеде со своим двоюродным братом Джоном Грейвсом и со Сьюзан Дикинсон во время пребывания Эдварда Дикинсона в Вашингтоне.Он стал центром повседневного мира Дикинсон, из которого она отправляла свои мысли «на Окружность», сочиняя сотни стихов и писем в комнатах, которые она знала большую часть своей жизни. Однако это не был уединенный дом, а все больше определялось его близостью к соседнему дому. Остин Дикинсон и Сьюзан Гилберт поженились в июле 1856 года. Они поселились в Вечнозеленых растениях, доме, недавно построенном по дороге от Усадьбы.

    Для Дикинсон следующие годы были одновременно мощными и трудными.Ее письма отражают центральное место дружбы в ее жизни. Как она прокомментировала Боулзу в 1858 году: «Мои друзья — это мое «имущество». К этому времени в ее жизни это «имущество» понесло значительные потери в результате смерти — ее первого «хозяина», Леонарда Хамфри, в 1850 году; второй, Бенджамин Ньютон, в 1853 году. Были также потери из-за брака и зеркало потери, отъезд из Амхерста. Утешая ли Мэри Боулз после мертворождения, вспоминая о смерти жены друга или утешая ее двоюродных сестер Фрэнсис и Луизу Норкросс после смерти их матери, ее слова стремились совершить невозможное.«Разделите жизни — никогда не «выздоравливайте», — прокомментировала она; тем не менее, в своих письмах она писала об этом разрыве, предлагая образы, чтобы скрепить эти жизни. Ее подход создал особый вид связи. В эти годы она все больше обращалась к загадочному стилю, который стал определяющим для ее письма. Письма богаты афоризмом и насыщены аллюзиями. Она просит читателя завершить ту связь, которую только подразумевают ее слова, — завершить контекст, из которого взята аллюзия, взять часть и представить себе целое.В своих письмах Дикинсон напоминает своим корреспондентам, что их разбитые миры — это не просто хаос фрагментов. За кажущимися обрывками ее коротких заявлений скрывается призыв вспомнить мир, в котором каждый корреспондент делится с другим определенными и богатыми знаниями. Только они знают степень своих связей; дружба дала им опыт, свойственный отношениям.

    В то же время, когда Дикинсон праздновала дружбу, она также ограничивала количество ежедневного времени, которое она проводила с другими людьми.К 1858 году, когда она напросилась навестить свою кузину Луизу Норкросс, Дикинсон напомнила Норкроссу, что она «одна из тех, от кого я не убегаю». Многое и, по всей вероятности, слишком много было сделано из-за решения Дикинсон ограничить ее свидания с другими людьми. Ее называли «затворницей» и «отшельником». Оба термина придают сенсацию решению, которое считается в высшей степени практичным. Как научил Дикинсон опыт, домашние обязанности были анафемой по сравнению с другими видами деятельности. Само по себе посещение занимало столько времени, что само по себе было непозволительно.Когда она переключила свое внимание на писательство, она постепенно избавилась от бесчисленных раундов светских звонков. Где-то в 1858 году она начала объединять свои стихи в отдельные группы. Эти «сборники», как назвала их Мейбл Лумис Тодд, первый редактор Дикинсон, состояли из чистых копий стихов, написанных по нескольку штук на странице, страницы сшиты вместе. К 1860 году Дикинсон написал более 150 стихотворений. В то же время она вела активную переписку со многими людьми. Для Дикинсон написание писем было «посещением» в лучшем виде.Оно было сосредоточенным и непрерывным. Другие абоненты не будут вмешиваться. Это отсеяло «вежливый разговор». Корреспонденты могли высказывать свое мнение вне формул салонной беседы. В первую очередь это означало активное занятие писательским искусством. Если Дикинсон начала свои письма как своего рода литературное ученичество, используя их для оттачивания своих навыков выражения, она превратила практику в представление. Жанр давал широкие возможности для игры смыслов.

    К концу 1850-х стихи и письма начинают говорить своим собственным отчетливым голосом.Они переходят от раннего пышного языка валентинок 1850-х годов к своей фирменной экономии выражения. Стихи, датированные 1858 годом, уже несут знакомый метрический рисунок гимна. Чередующиеся строки из четырех и трех долей отмечены краткостью, которая, в свою очередь, подкрепляется синтаксисом Дикинсона. Ее стихи следовали как интонации, так и ритму формы гимна, которую она приняла. Эта форма была благодатной почвой для ее поэтических изысканий. Благодаря его верной предсказуемости она могла противопоставить содержание форме.В то время как определенные строки соответствуют их месту в гимне — либо переводя читателя к следующей строке, либо приводя мысль к ее заключению, — стихотворения с такой же вероятностью переворачивают структуру, что ожидаемый момент каденции включает в себя слова, которые наиболее красноречивы. двусмысленность. В следующем стихотворении метр гимна соблюдается до последней строки. Стихотворение, построенное на библейских цитатах, подрывает их достоверность как ритмом, так и образом. В первой строфе Дикинсон прерывает первую и третью строки, обращаясь к подразумеваемому слушателю.Стихотворение представляет собой разговор о том, кто попадает в рай. Он начинается с библейских отсылок, а затем использует историю бедственного положения богача в качестве основного образа для остальной части стихотворения. Однако, в отличие от совета Христа молодому человеку, образы Дикинсон становятся явно светскими. Она помещает читателя в мир товаров с его брокерами и скидками, его дивидендами и издержками. Аккуратная финансовая сделка заканчивается на ноте незавершенности, созданной ритмом, звуком и четкостью. Последняя строка усекается до одного ямба, последнее слово оканчивается открытым двойным звуком s , а само слово описывает неопределенность:

    Вы правы – «путь узок»
    А «трудные ворота» —
    И «мало их будет» — снова правильно —
    Это «входи туда» —

    Это Дорого — так пурпур!
    Это просто цена Дыхание —
    С но «Скидкой» Могила —
    Брокеры назвали его «Смертью»!  

    А после  что —  есть Небеса —
    Хорошее мужское — « Дивиденд » —
    И  Плохие  мужчины – «посадить в тюрьму» —
    Я думаю —

    Конец 1850-х ознаменовал начало величайшего поэтического периода Дикинсона.К 1865 году она написала около 1100 стихотворений. Ограниченные, с одной стороны, браком Остина и Сьюзан Дикинсон, а с другой — серьезными проблемами со зрением, годы между ними были отмечены взрывом выражения как в стихах, так и в письмах. Ее собственные заявленные амбиции загадочны и противоречивы. Более поздние критики восприняли эпистолярные комментарии о ее собственной «порочности» как молчаливое признание ее поэтических амбиций. В отличие от присоединения к церкви, она вступила в ряды писателей, потенциально подозрительной группы.Однако недоверие распространялось только на определенные типы. Если Дикинсон ассоциировалась с Уоттсами и Кауперами, она занимала уважаемое литературное место; если она стремилась к Поупу или Шекспиру, то переходила в разряд «распутниц». Сами стихи Дикинсон предполагают, что она не делала таких различий — она смешала форму Уоттса с содержанием Шекспира. Героями своих стихов она описывала непослушных детей и юных «развратников».

    Место, которое она придумала для своего письма, далеко не ясно.Подружилась ли она с Боулзом и Холландом в надежде, что эти редакторы помогут печатать ее стихи? Идентифицировала ли она свои стихи как подходящих кандидатов для включения в газетные страницы «Портфолио», или она всегда представляла себе другой способ тиражирования своих произведений? Дикинсон извинилась за публичное появление своего стихотворения «Узкий парень в траве», заявив, что оно было украдено у нее, но ее собственное соучастие в такой краже остается неизвестным. Ее письмо от апреля 1862 года известному литературному деятелю Томасу Вентворту Хиггинсону, безусловно, предполагает конкретный ответ.Написанная как ответ на его статью Atlantic Monthly «Письмо молодому автору» — передовую статью апрельского номера — ее намерения кажутся безошибочными. Она прислала ему четыре стихотворения, над одним из которых работала несколько раз. Этим жестом она поставила себя в ряды «молодого автора», предложив ему образец своей работы, надеясь на ее признание. Ее сопроводительное письмо, однако, не говорит на языке публикации. Он решительно просит его оценки; но в то же время формулирует запрос в терминах, сильно отличающихся от словаря литературного рынка:

    г.Хиггинсон,

    Вы слишком заняты, чтобы сказать, жив ли мой стих?

    Разум так близко к себе — он не может видеть отчетливо — и мне не у кого спросить —

    Если бы вы думали, что он дышал — и если бы у вас было время сказать мне, я был бы благодарен —

    Если я совершу ошибку — которую вы осмелились сказать мне — оказали бы мне более искреннюю честь — по отношению к вам —

    Прилагаю свое имя — прошу вас, пожалуйста, — сэр, — сказать мне, что правда?

    Что ты меня не предашь — незачем спрашивать — ведь Честь — его собственная пешка —

    Ответ Хиггинсона не сохранился.Об этом можно узнать только из последующих писем Дикинсон. В них она ясно дает понять, что реакция Хиггинсона была далека от восторженного одобрения. Она говорит о проведенной им «операции»; она спрашивает его, являются ли последующие стихи, которые она отправила, «более упорядоченными».

    Сам Хиггинсон был заинтригован, но не впечатлен. Его первые записанные комментарии о поэзии Дикинсон пренебрежительны. В письме редактору Atlantic Monthly Джеймсу Т. Филдсу Хиггинсон пожаловался на реакцию на его статью: «Я предвижу, что «Молодые участники» пришлют мне еще худшие вещи, чем когда-либо.Два таких образца стихов, которые пришли вчера и позавчера, — к счастью, , а не , будут отправлены для публикации! Он получил стихи Дикинсона за день до того, как написал это письмо. Хотя письма Дикинсона явно возбудили его любопытство, он не мог с готовностью представить опубликованного поэта, выходящего из этой поэзии, которую он нашел плохо структурированной. Как видно из одного из ответов Дикинсон, он посоветовал ей дольше и усерднее работать над своими стихами, прежде чем она попытается их опубликовать.Ее ответ, в свою очередь, возбуждает любопытство более позднего читателя. Она написала: «Я улыбаюсь, когда вы предлагаете мне отложить «публикацию» — это чуждо моей мысли, как Небосвод — плавнику». Что скрывалось за этим комментарием? Смелое прикрытие глубокого разочарования? Точное воплощение ее собственных амбиций? Где-то в 1863 году она написала свое часто цитируемое стихотворение о публикации с его пренебрежительными замечаниями о снижении выражения до рыночной стоимости. В то время, когда аукционы рабов были осязаемы для северной публики, она представила еще один пример развращающей силы торгового мира.Стихотворение начинается словами «Публикация — это аукцион / Ума человеческого» и заканчивается тем, что возвращает читателя к образу открытия: «Но дух человеческий не сведи / К позору цены —».

    В то время как Дикинсон резко выступила против публикации после того, как Хиггинсон предположила ее нецелесообразность, ее более ранние замечания говорят о другом. В том же письме к Хиггинсону, в котором она воздерживается от публикации, она также заявляет о себе как о поэте. «Мой умирающий Наставник сказал мне, что хотел бы жить, пока я не стану поэтом.По всей вероятности, репетитор — Бен Ньютон, юрист, который дал ей стихотворение Эмерсона.  Его смерть в 1853 году свидетельствует о том, как рано Дикинсон начала думать о себе как о поэте, но необъяснимым остается взгляд Дикинсон на взаимосвязь между поэтом и публикацией. Когда она работала над своим стихотворением «В безопасности в их алебастровых покоях», одним из стихотворений, включенных в первое письмо к Хиггинсону, она предположила, что расстояние между небосводом и плавником не такое большое, как казалось на первый взгляд.Перерабатывая вторую строфу снова и снова, она указала на будущее, которое не исключает публикации. Она написала Сью: «Могу ли я сделать вас с Остином — гордым — когда-нибудь — подальше — это дало бы мне более высокие ноги». Написанное где-то в 1861 году, письмо предшествует ее обмену с Хиггинсоном. Опять же, система отсчета опущена. Можно только догадываться, какое обстоятельство могло привести к гордости Остина и Сьюзен Дикинсон. То, что такая гордость имеет прямое отношение к поэзии Дикинсон, не подлежит сомнению; что значит публикации нет.Учитывая ее склонность к двоякому смыслу, ее ожидание «более высоких ног» вполне может сигнализировать об изменении поэтической формы. Ее амбиции заключались в переходе от краткости к расширению, но это движение опять-таки является догадкой позднейшего читателя. Единственным доказательством являются несколько стихотворений, опубликованных в 1850-х и 1860-х годах, и одно стихотворение, опубликованное в 1870-х годах.

    Эта минимальная публикация, однако, не была отступлением к полностью частному выражению. Ее стихи широко распространялись среди ее друзей, и эта аудитория была неотъемлемой частью женской литературной культуры XIX века.Она рассылала стихи почти всем своим корреспондентам; они, в свою очередь, вполне могли читать эти стихи со своими друзьями. Стихи Дикинсон редко ограничивались только ее глазами. Она продолжала собирать свои стихи в отдельные пачки. Эта практика рассматривалась как ее собственный образ домашней работы: она сшивала страницы вместе. Поэзия никоим образом не была чужда женским повседневным обязанностям — штопке, шитью, сшиванию материала для одежды. Незамеченным, однако, является его другое родство. Ее работа была также работой министра.Проповедники склеивали страницы своих проповедей, за что, по-видимому, взялись сами.

    Комментарии Дикинсон о себе как о поэте неизменно подразумевали широкую аудиторию. Как она сказала Хиггинсону в 1862 году: «Мое дело — окружность». Она адаптировала эту фразу к двум другим окончаниям, оба из которых усилили масштабность, которую она представляла для своей работы. Холландам она написала: « Мое дело — любить. … Мое  Дело Пойте. » Во всех вариантах этой фразы путеводный образ вызывает безграничность.В песне звук голоса распространяется в пространстве, и ухо не может точно измерить его рассеивающиеся тона. Любовь идеализируется как бесконечное состояние. Даже «окружность» — образ, к которому Дикинсон много раз возвращалась в своих стихах, — это граница, предполагающая безграничность. Как, возможно, научило Дикинсон эссе Эмерсона «Круги», вокруг любой окружности всегда можно провести еще один круг. Когда, говоря терминами Дикинсона, люди выходят «на Окружность», они оказываются на краю неограниченного пространства.Использование Дикинсон этого образа напрямую относится к центральному проекту ее поэтического творчества. Это появляется в структуре ее заявления Хиггинсону; это неотъемлемая часть структуры и сюжетов самих стихов. Ключ находится в маленьком слове is.  В своей поэзии Дикинсон поставила перед собой обоюдоострую задачу определения. Ее стихи часто идентифицируют себя как определения: «Надежда — это вещь с перьями», «Отречение — это пронзительная Добродетель», «Раскаяние — это Память — бодрствующая» или «Эдем — это старомодный Дом.Как показывают эти примеры, дикинсоновское определение неотделимо от метафоры. Утверждение, в котором говорится «есть», неизменно является утверждением, которое артикулирует сравнение. «Мы видим — сравнительно», — писала Дикинсон, и ее стихи демонстрируют это утверждение. В мире ее поэзии определение идет через сравнение. Нельзя прямо сказать, что есть; сущность остается безымянной и неназываемой. Вместо этого поэт артикулирует связи, созданные из соответствия. В некоторых случаях абстрактное существительное соответствует конкретному объекту — надежда фигурирует в виде птицы, ее появления и исчезновения обозначаются определяющим элементом полета.В других случаях одно абстрактное понятие связано с другим, раскаяние описывается как бодрствующая память; отречение, как «пронзительная добродетель».

    Сравнение становится взаимным процессом. Метафоры Дикинсона не проводят четкого различия между тенором и проводником. Определение одного понятия через другое создает новый слой значения, в котором изменяются оба термина. К концу стихотворения Дикинсон ни надежда, ни птицы не воспринимаются одинаково. Дикинсон часто строит свои стихи вокруг этого образа перемен.Ее словарный запас вращается вокруг трансформации, часто заканчиваясь до того, как изменение завершено. Заключительные строки ее стихов вполне можно определить по их незавершенности: «Я думаю» из «Ты прав — «путь есть узкий»»; прямая констатация проскальзывания — «а потом — не держится» — в «Помолилась, сначала, Девчушка». Концовки Дикинсона часто открыты. В этом мире сравнений крайности сильны. Много отрицательных определений и резких противопоставлений. Хотя акцент на внешних границах эмоций вполне может быть наиболее знакомой формой дикинсоновской крайности, он не единственный.Использование Дикинсоном синекдохи — еще одна версия. Та часть, которая принимается за целое, действует как контраст. Конкретная деталь говорит за саму вещь, но своим высказыванием она напоминает читателю о различии между мельчайшей партикулярностью и тем, что она представляет. Оппозиция обрамляет систему значений в поэзии Дикинсона: читатель знает, что есть, а что нет. В раннем стихотворении «Существует определенный уклон света (320)» Дикинсон определил смысл географии «внутренних различий».Ее стихотворение 1862 года «Это была не смерть, ибо я встал, (355)» продолжает эту важную нить в ее карьере.

    Эмили Дикинсон умерла в Амхерсте в 1886 году. После ее смерти члены семьи нашли ее сшитые вручную книги, или «сборники». Эти брошюры содержали около 1800 стихотворений. Хотя Мейбл Лумис Тодд и Хиггинсон опубликовали первую подборку ее стихов в 1890 году, полный том не появлялся до 1955 года. Стихи, отредактированные Томасом Х. Джонсоном, по-прежнему находились под редакцией Тодда и Хиггинсона.Только когда в 1998 году появилась версия стихов Дикинсон, написанная Р. В. Франклином, ее порядок, необычная пунктуация и выбор орфографии были полностью восстановлены.

    Как написать стихотворение абекедариус — с Джозефом Коэльо — Поэтическое общество

    Мы попросили Джозефа Коэльо научить нас писать стихи-абекедариусы, в которых каждая строка идет в алфавитном порядке. Это упражнение хорошо работает в классах KS1-2 или для развлечения дома.

    Вот Джо пишет абеседарий с нуля:


     

    Джо говорит: «Абекедарий — это тип акростиха, но вместо того, чтобы писать слово сбоку страницы, вы пишете весь алфавит». Каждая буква алфавита становится начальной буквой для каждого предложения в стихотворении. Писать абекедариус очень весело, потому что никогда не знаешь, куда он тебя приведет. Позвольте письмам вести вас и получайте удовольствие.

    Шаг 1 – Напишите весь алфавит слева на одном или двух листах бумаги – мне нравится использовать ручку или карандаш одного цвета для букв и другого цвета для предложений.

    Шаг 2 – Начните писать стихотворение, это может помочь думать о стихотворении как о рассказе. Следите за тем, какая буква у вас будет следующей, чтобы вы могли планировать свои предложения. В качестве альтернативы, ваше стихотворение может быть совершенно случайным, и каждое предложение будет посвящено разным вещам.

    Шаг 3 – Повеселитесь со своим стихотворением – не волнуйтесь, если вы ошибетесь в написании слова или вам придется что-то вычеркнуть. Писать стихи должно быть весело, так что наслаждайтесь.

    Верхние наконечники

    Повторение – Повторение слов и фраз в вашем стихотворении может помочь придать стихотворению ощущение ритма и знакомости.В своем стихотворении я повторил: «Глубокий, темный лес».

    Речь — Если в вашем стихотворении есть рассказ, вы можете использовать кавычки, чтобы включить речь, это может быть удобно, если вам трудно найти слово, подходящее к одной из ваших букв.

    Обман — я всегда нахожу, что буква «X» является особенно сложной буквой для поиска слов, поэтому я часто обманываю, вместо того, чтобы использовать слова, начинающиеся с «X», я использую слова, которые начинаются с «EX», потому что гораздо больше таких, как «объяснить», «взорвать» и «истребить».

    Рифма — Если вам нужна дополнительная задача, попробуйте рифмовать некоторые из своих строк. В своем стихотворении я сделал рифму «небо» с «плачем».

    Найди омофон

    Омофоны — это два (или более) слова, которые звучат одинаково, но имеют разные значения, например «ведьма» и «какая». Когда я писал стихотворение об абекедариусе в видео, я использовал омофон, неправильный омофон, вы его заметили? (Я использовал омофон «сказки» вместо «решки».)»

    Чтобы узнать больше о написании стихов, ознакомьтесь с книгой Джо «Как писать стихи », опубликованной Bloomsbury, и поэтическими видеороликами на его веб-сайте.Если вы хотите связаться с Джо, то почему бы не отметить его в Twitter @JosephACoelho и в Instagram @jospehcoelhoauthor.

    бесплатных шаблонов стихов: шаблоны стихов для Instagram и не только

    Оживите свои стихи с помощью Adobe Creative Cloud Express.

    Независимо от того, делитесь ли вы строфой из любимого поэта или публикуете свою оригинальную прозу для всего мира, Creative Cloud Express станет вашим творческим гидом. Создавайте захватывающую графику, которая так же прекрасна, как и ваше стихотворение.Исследуйте шаблоны поэзии, которые вы можете настроить до совершенства. Затем измените размер по мере необходимости, чтобы поделиться на любых социальных платформах или в печатном формате. Это так же просто, как выбрать шаблон, настроить его и поделиться им.

    Создайте свою поэтическую графику прямо сейчас

    Как сделать поэтическую графику.

    Начните с вдохновения.

    Мы предоставим вам тысячи профессионально разработанных шаблонов стихов, так что вам никогда не придется начинать с чистого листа. Ищите по платформе, задаче, эстетике, настроению или цвету, чтобы всегда быть под рукой.Как только вы найдете графику, с которой можно начать, просто коснитесь или щелкните, чтобы открыть документ в редакторе.

    Сделайте ремикс, чтобы сделать его своим.

    Существует множество способов персонализировать шаблоны стихов. Исследуйте различные поэтические шрифты, идеально подходящие для передачи нужного настроения. Замените изображения собственными фотографиями. Или просматривайте тысячи бесплатных изображений прямо в Creative Cloud Express. Потратьте столько времени, сколько хотите, чтобы сделать графику своей собственной. С премиальным планом вы даже можете автоматически применять логотип, цвета и шрифты своего бренда, чтобы вы всегда были #onbrand.

    Добавьте изюминку.

    С помощью наших эксклюзивных элементов дизайна легко добавить изюминку и индивидуальность вашим проектам. Добавляйте анимированные стикеры из GIPHY или применяйте текстовую анимацию для коротких графических видеороликов одним касанием. Мы позаботились обо всех скучных технических вещах, чтобы вы могли сосредоточиться на своем послании и стиле. Вы также можете добавить соавторов в свой проект, чтобы у вас было больше рук на палубе, воплощая в жизнь свою поэтическую графику.

    Изменяйте размер, чтобы расширить содержимое.

    Прошли те времена, когда приходилось запоминать размеры изображения для каждой отдельной платформы. После того, как вы остановились на понравившемся дизайне, вы можете легко изменить его для любой социальной сети, используя нашу удобную функцию автоматического изменения размера. Просто продублируйте проект, нажмите «Изменить размер» и выберите платформу, для которой вы хотите его адаптировать, а наш ИИ позаботится обо всем остальном. Бум. Контент для всех ваших каналов в кратчайшие сроки.

    Сохраняйте и делитесь своими поэтическими рисунками.

    Как только ваш поэтический дизайн будет готов, нажмите кнопку публикации.Вы можете поделиться своими творениями прямо на своих каналах в социальных сетях или поделиться ими в цифровом виде по электронной почте или по ссылке. Или распечатайте свои проекты дома или на профессиональном принтере, превратив их в вдохновляющие плакаты, листовки или персонализированные поздравительные открытки. Кроме того, Creative Cloud Express сохраняет ваши дизайны, поэтому вы всегда можете вернуться к своим проектам, если вам нужно их обновить.

    Дайте вашей поэзии платформу с творчеством на вашей стороне.

    Creative Cloud Express позволяет легко и увлекательно заниматься творчеством.С помощью Creative Cloud Express вы можете превратить свою поэзию в индивидуальную графику, которую можно использовать для постеров, изображений в социальных сетях, поздравительных открыток, любовных писем или заголовков электронной почты, а также для множества других вариантов. Есть бесконечные творческие возможности, чтобы показать свое искусство миру.

    Позвольте Creative Cloud Express стать вашим экспертом по поэтическому дизайну.

    Оттачивайте свои творческие способности с помощью Creative Cloud Express. Исследуйте профессионально разработанные шаблоны поэзии для Tumblr, Pinterest или Instagram, чтобы раскрутить свои колеса, или создайте свой собственный макет стихотворения с нуля.Установите тему для своих дизайнов, используя фотографии, значки, логотипы, персонализированные шрифты и другие настраиваемые элементы, чтобы они выглядели полностью аутентичными. Дублируйте проекты и изменяйте их размер, чтобы обеспечить согласованность между несколькими типами ресурсов. С Creative Cloud Express можно бесплатно и легко создавать, сохранять и делиться своими проектами в течение нескольких минут, чтобы вы могли добавлять соавторов, получать одобрение и публиковать свои стихи.

    5 стихотворений с удивительной игрой слов

    Поэты и писатели всегда играют со словами и их значениями, но некоторые выводят эту лингвистическую игру на новый уровень.Каждое из пяти перечисленных здесь стихотворений представляет собой выдающийся пример игры слов, от тех, которые можно читать более чем в одном направлении, до тех, которые можно переосмыслить как произведения изобразительного искусства.

    Хотя это стихотворение обычно приписывают Льюису Кэрроллу, оно появилось в печати только через несколько десятилетий после смерти Кэрролла. Тем не менее, «Я часто задавался вопросом, когда я проклинал», которая также известна как просто «Квадратная поэма», имеет все признаки любви Кэрролла к игре слов.

    Каждая из шести строк содержит по шесть слов, которые вместе образуют квадрат слов, который можно читать как по горизонтали, так и по вертикали: читая вниз, первое слово каждой строки читается так же, как и сама первая строка, второе слово каждой строки воспроизводит вторая строка стихотворения и так далее.

    Я часто думал, когда ругался, Часто боялся, где я буду — Интересно, где она даст свою любовь, Когда я уступлю, уступит и она. Я бы ее пожалел! Будь проклята любовь! Она пожалела меня…

    Американский лексикограф Дэвид Шульман написал сонет «Вашингтон, пересекающий Делавэр», вдохновленный знаменитой картиной Эмануэля Готлиба Лойце, в 1936 году, когда ему было всего 23 года. Как сонет, стихотворение состоит из 14 строк. , разделенный на четыре четырехстрочные строфы и финальное рифмованное двустишие, которые следуют строгой схеме рифмовки AABBCCDDEEFFGG:

    Жесткая, воющая, бурлящая вода.Сильный прилив омывал героя дочиста. «Как холодно!» Погода жалит, как в гневе. О Тихая ночь показывает опасность боевого аса! Холодные воды бушуют в ярости. Мундиры предупреждают медленным намеком заниматься. Когда действие звездного генерала хотело «Вперед!» Он видел, как гребут его оборванные континенталы. А, стоит — матросы пошли. И вот этот генерал наблюдает за греблей. Он спешит — снова стынет зима. Мокрая команда захватывает Гессенскую крепость. Джордж не может проиграть войну с руками; Он за кормой, так что садитесь, экипаж, и побеждайте!

    Если вы находите некоторые из этих строк немного неуклюжими или трудными для чтения, есть очень веская причина: Удивительно, но каждая строка в стихотворении Шульмана является анаграммой названия.

    Британский юморист и журналист Майлз Кингтон написал в 1988 году причудливое двухстрочное стихотворение «Отпуск в шотландской низменности заканчивается приятной бездеятельностью» — и тут же забыл о нем. Затем в колонке об игре слов, написанной для Independent в 2003 году, он, по-видимому, заново открыл ее и представил вниманию совершенно новой аудитории:

    В горных районах Эйршира круиз, а, девочка? Инерция, умора, достается, хелас!

    ( Helas — восклицание горя или разочарования, датируемое XV веком, по-видимому; согласно Оксфордскому словарю английского языка, оно связано с миром alas .) «Праздник шотландской низменности» — это пример голоримы , выдающейся игры слов, в которой не только последний слог пары строк стиха рифмуется друг с другом, но и сами строки целиком. Отложите еще одну, обе строки произносятся почти одинаково (например, «In Ayrshire» произносится примерно как «inertia»).

    Удивительно, но это вычисление:

    ((12 + 144 + 20) + (3 × √4)) ÷ 7 + 5 × 11 = 9² + 0

    … можно представить как лимерик:

    Дюжина, брутто и оценка, Плюс 3 раза квадратный корень из 4, Делится на 7, Плюс 5 раз 11, Это 9 в квадрате, и ни чуть больше.

    Это стихотворение чаще всего приписывают Ли Мерсеру, британскому математику и специалисту по игре слов, наиболее известному изобретением знаменитого палиндрома «человек, план, канал — Панама!» в 1948 году [PDF]. Как лимерик, так и математическое уравнение, «Дюжина, A Gross и A Score» совершенно правильны — как, если уж на то пошло, это:

    Интеграл z-квадрат dz, От 1 до кубического корня из 3, Раз косинус, Из 3 π более 9, Равен логарифму кубического корня из e.

    Математик Джоэл Э. Коэн и автор Бетси Девайн включили этот стих в сборник математических шуток и анекдотов Абсолютная нулевая гравитация в 1992 году.Невероятно, но это также работает и как лимерик, и как ошеломляющий фрагмент исчисления (при условии, что рассматриваемое бревно является естественным бревном).

    Американский математик и изобретатель Майк Кит является автором десятков удивительных стихотворных и прозаических произведений, которые подпадают под категорию ограниченного письма, то есть произведений, написанных в соответствии со строгим заданием или правилом, определяющим их структуру. Среди его наиболее примечательных стихотворение, в котором каждый терцет (набор из трех строк) использует только 100 плиток из стандартного набора Scrabble, и пересказ «Ворона» Эдгара Аллана По, написанный с использованием слов, длина которых соответствует первым 740 цифрам числа пи. .Но, пожалуй, больше всего поразительно (и серьезно, это потрясающе) его «Девять видов на гору Фудзи».

    Вдохновленный серией гравюр японского художника 19-го века Хокусая «Тридцать шесть видов на гору Фудзи» , вы можете прочитать все «Девять видов» Кита (и больше о невероятных ограничениях, стоящих за ним) здесь, а пока вот вкус :

    Идеальный контур Фудзи направлен в небо недалеко от устья р. Твердая вершина в коричневом небе рисует на озере странное отражение, с грязью, завернутой в снег а не коричневая земля почти до самого верха.Возможно, старший педагог Эдо делает тонкий момент. Старый лодочник Кая гребут в тихую деревню там И буддист средних лет кто когда-то тосковал по юношеским временам Подтвердите эту горькую правду: По размышлению, вещи часто меняются.

    Девять «видов» в стихотворении Кита соответствуют девяти разделам стихотворения, каждый из которых, как и этот, содержит ровно 81 слово. Теперь представьте, что вы помещаете все эти слова в сетку 9 на 9, заполняя строки слева направо и сверху вниз по одному слову за раз.Затем представьте, что все девять из этих сеток слов 9 на 9 складываются одна поверх другой, чтобы сформировать куб 9 на 9 на 9. Теперь представьте, что вы делаете это снова, так что у вас есть два куба по 729 слов в каждом.

    Представьте, что в первом из этих кубиков заблокированы все квадраты, содержащие слово, сумма значений букв которого (если A = 1, B = 2, C = 3…) кратна девяти. Во втором кубе представьте, что вы заблокировали все квадраты, содержащие слово ровно из девяти букв. Теперь избавьтесь от всех незаблокированных квадратов, чтобы оставить две матрицы заблокированных квадратов, которые затем преобразуются в отдельные крошечные кубики.(Все еще со мной? Хорошо.)

    Теперь представьте, что эти матрицы подвешены к потолку и светят на них светом сбоку и сверху: тени, отбрасываемые на пол и стены позади, образуют иероглифы японского кандзи, представляющие огонь , гора , богатство и самурай , которые соединили заклинания «вулкан» и «Фудзи». С ума сошел.

    Версия этой истории вышла в 2017 году; он был обновлен на 2022 год.

    5 прекрасных французских стихов с переводами (+ PDF)

    Французский язык прекрасен, но когда он соединен вместе, чтобы рисовать прекрасные картины и создавать лирические мелодии во французских стихах, он становится еще прекраснее.

    Вот почему французы всегда безмерно гордились своей поэзией (поэзией) и непреходящими произведениями великих мастеров, таких как Виктор Гюго, Пьер де Ронсар, Альфонс де Ламартин, Шарль Бодлер, Поль Верлен и многие другие. продолжают читать сегодня.

    Французская поэзия охватывает множество тем, от блаженных высот любви до глубин меланхолии и отчаяния, которые она приносит. Но независимо от того, идет ли речь о глубоком или обыденном, французские стихи вызывают множество эмоций благодаря использованию тщательно выраженных слов, которые отражают разные мысли и моменты.

    В этой статье мы поделимся с вами пятью прекрасными стихотворениями великих французских поэтов. Вы найдете:

    • французскую версию стихотворения
    • его английский перевод
    • вы также можете  прослушать стихотворение, рассказываемое во встроенном видео.
    • Вы также можете загрузить PDF-копию всех пяти стихотворений , нажав кнопку ниже.

    Итак, без лишних слов, давайте посмотрим на эти прекрасные стихи.Вы можете наслаждаться ими в одиночку или поделиться ими со своими близкими! Помните, никто не застрахован от французской поэзии. 😉

    1. Виктор Гюго — Demain, dès l’aube

     

    Наше первое стихотворение принадлежит французскому поэту Виктору Гюго, одному из самых известных французских писателей. Demain, dès l’aube , что означает «Завтра, на рассвете», — это короткая и пронзительная поэма о его посещении могилы дочери.

    Поэма была впервые опубликована в 1856 году в сборнике Гюго под названием Les Contemplations.

    Demain, dès l’aube

    Demain, dès l’aube, à l’heure où blanchit la campagne,
    Je partirai. Vois-tu, je sais que tu m’attends.
    J’irai par la forêt, j’irai par la montagne.
    Je ne puis demeurer loin de toi plus longtemps.

    Je Marcherai les yeux fixés sur mes pensées,
    Sans rien voir au dehors, sans entender aucun bruit,
    Seul, inconnu, le dos courbé, les mains croisées,
    Triste la nu, et le jour pour moi .

    Я не обращаю внимания на вечер в могиле,
    Ни вуали на поясе, потомок верс Харфлёр,
    И quand j’arriverai, je mettrai sur ta tomb
    Букет цветов и цветов.

    Завтра, на рассвете

    Завтра, на рассвете, в час, когда белеет сельская местность,
    Я уйду. Видишь ли, я знаю, что ты ждешь меня.
    Я пойду лесом и горами.
    Я не могу больше оставаться вдали от тебя.

    Я буду плестись, глядя в свои мысли,
    Не обращая внимания на все вокруг, не слыша ни звука,
    Один, неизвестный, сгорбившись, скрестив руки,
    Опечален, и день будет для меня как ночь.

    Я не увижу ни золотого сияния падающего вечера,
    Ни парусов, спускающихся к Арфлеру вдали,
    И когда я приду, Я положу на твою могилу
    Букет зеленого падуба и цветущего вереска.

    Вы можете прослушать рассказ об этом стихотворении ниже.

    2. Guillaume Apollinaire — Le Pont Mirabeau

     

    Le Pont Mirabeau рассказывает об утраченной любви, сравнивая ее с течением Сены под мостом Мирабо в Париже. Это стихотворение было впервые опубликовано в 1912 году и переиздано в 1913 году в сборнике Гийома Аполлинера под названием « алкоголь».

    Сегодня вы можете увидеть табличку с первой частью поэмы на стене в Пон-Мирабо в Париже, с видом на набережную Луи Блерио.

    Le Pont Mirabeau

    Sous Le Pont Mirabeau Coule La Seine
    et Nos amours
    Fauat-ilque quiil M’en Souvienne
    La Joie Venait Toujours Après La Peine

    Vienne La Nuit Sonne l’heure
    Les jours s’en vont je demeure

    Les mains dans les mains restons face à face
    Tandis que sous
    Le pont de nos bras passe
    Des éternels hits l’onde si lasse

    la nuit sonne l’heure
    Les jours s’en vont je demeure

    L’amour s’en va comme cette eau courante
    L’amour s’en va
    Comme la vie est lente
    Et comme l’Espérance Est Viloente

    Vienne La Nuit Sonne L’Heaure
    Les jours S’en Vost Je Demeure

    Пассы Les jours et Past Les STAMaines
    Ni Temps Passé
    Ni Les Amours Reviennent
    Sous Le Pont Mirabeau Coule La Seine

    Vienne la nuit sonne l’heure
    Les jours s’en vont je demeure

    Мост Мирабо
    Перевод Ричарда Уилбура каждая печаль радость вернулась снова

    Пусть ночь приходит на колокола конец дня
    Дни проходят мимо меня все еще я остаюсь

    Руки соединены и лицом к лицу давай останемся просто так
    Пока внизу
    Мост наших рук рухнет
    Утомленный бесконечных взглядов поток реки

    Пусть ночь приходит на колокола конец дня
    Дни проходят мимо меня, но я остаюсь

    Вся любовь проходит, как вода в море
    Вся любовь проходит мимо
    Какой медленной кажется мне жизнь
    Как жестокая надежда на любовь может быть

    Пусть ночь приходит в колокола конец дня
    Дни проходят мимо меня, я все еще остаюсь

    Дни, недели проходят за пределами нашего кругозора
    Ни время прошло
    Ни любовь не возвращается снова 9 0079 Под мостом Мирабо течет Сена

    Пусть ночь приходит, колокола заканчивают день
    Дни проходят мимо меня, а я остаюсь музыку в стихотворение.Одна из таких песен — версия Марка Лавуана, которую вы также можете послушать по этой ссылке.

    3. Артюр Рембо — L’Eternité

     

    Это следующее французское стихотворение из одного из произведений Артюра Рембо. Это стихотворение довольно тонкое по внешнему виду, но весьма глубокое по смыслу.

    Но независимо от того, решите ли вы проанализировать мысль, стоящую за его словами, или просто насладиться словами такими, какие они есть, в этом стихотворении определенно есть что-то, что трогает до глубины души.

    L’Eternité

    Elle est retrouvée.
    Квои? — Вечность.
    C’est la mer allée
    Avec le soleil.

    Âme sentinelle,
    Murmurons l’aveu
    De la nuit si nulle
    Et du jour en feu.

    Des humains suffrages,
    Des communs élans
    Là tu te dégages
    Et voles selon.

    Puisque de vous seules,
    Braises de satin,
    Le Devoir s’exhale
    Sans qu’on dise : enfin.

    La pas d’Espérance,
    Nul orietur.
    Наука с терпением,
    Le supplice est sûr.

    Elle est retrouvée.
    Кой ? — Вечность.
    C’est la mer allée
    Avec le soleil

    Вечность

    Он был заново открыт.
    Что? Вечность.
    Это море бежало
    С солнцем.

    Дозорная душа,
    Нашептываем исповедь
    Пустой ночи
    И огненного дня.

    От человеческих молитв,
    От простых духов
    Ты освобождаешься
    И так ты летишь.

    Так как от тебя одного,
    Атласные угли,
    Долг дышит
    Никто не говорит: наконец.

    Здесь нет надежды,
    Нет появления.
    Знание с терпением,
    Мучение неизбежно.

    Открыт заново.
    Что? Вечность.
    Это море сбежало
    с солнцем.

    Вот стихотворение, если хотите послушать.

    4. Марселин Деборд-Вальмор — «Розы Саади»

     

    «Розы Саади» — одно из самых известных произведений Марселин Деборд-Вальмор, опубликованное посмертно в 1860 году. Читателю решать, любовная ли это поэма или нет, принимать ли ее за очевидную интерпретацию или искать скрытые смыслы.

    Деборд-Вальмор, однако, известна своими простыми стихами, пронизанными меланхолией и печальным трауром.

    Les Roses de Saadi

    J’ai voulu ce matin te rapporter des roses
    ;
    Mais j’en avais tant pris dans mesceintures close
    Que les noeuds trop serrés n’ont pu les contenir.

    Les noeuds ont éclaté. Les roses envolées

    Dans le vent, à la mer s’en sont toutes allées.
    Elles ont suivi l’eau pour ne plus revenir.

    Неопределенность в красном цвете и воспламенении.

    Ce soir, ma robe encore en est toute embaumée. . .

    Сувенир Respires-en sur moi l’odorant.

    Розы Саади

    Сегодня утром я хотел принести вам розы;
    Но я завязал так много в моем
    кушаке, что узлы были слишком тугими, чтобы их удержать.

    Узлы разошлись.
    Розы унесло ветром.
    Всех унесло в море,
    Унесло ветром,
    Унесло в воду, чтобы никогда не вернуться.

    Волны казались красными, словно воспалились.
    Сегодня мое платье все еще надушено.
    Вдохните благоухающую память.

    Вы можете прослушать стихотворение здесь:

    5. Жюль Лафорг — Triste, Triste

     

    Наше последнее стихотворение — еще одно, выражающее печаль. Само название означает «Грустно, грустно», и это произведение французского поэта-символиста. Жюль Лафорг — это созерцание грусти в жизни.

    Когда вы подавлены и обеспокоены и нуждаетесь в печальной, но красивой французской поэме, чтобы составить вам компанию, не смотрите дальше.

     

    Triste, Triste

    Je contemple mon feu. J’étouffe un bâillement.
    Левое плевральное отверстие. La pluie à ma vitre ruisselle.
    Пианино voisin joue une ritournelle.
    Comme la vie est triste et coule lentement.




    Je Songe à Notre Terre, Atome D’Un Moment,
    Dans L’Infini Criblé d’Étoiles Éternelles,
    Au Peu Qu’ont déchiffré Nos Débiles Prunelles,
    Au Tout Qui Nous st .

    Еще не все! toujours la même comédie, 
    Des vices, des chagrins, le spleen, la maladie, 
    Puis nous allons fleurir les beaux pissenlits d’or.

    L’Univers nous reprend, rien de nous ne subsiste,
    Cependant qu’ici-bas tout continue encor.
    Comme nous sommes seuls! Comme la vie est triste!

    Грустно, грустно

    Я созерцаю свой огонь. Я подавляю зевок.
    Ветер плачет. Дождь стучит в мое окно.
    По соседству пианино играет ритурнель.
    Как грустна жизнь и как медленно она течет.

    Я пою нашей земле, атом мгновения,
    В бесконечном экране вечных звезд,
    Тем немногим, что разгадали наши слабые глаза,
    Всему, что неумолимо закрыто от нас.

    И наш тип! Всегда одна и та же комедия,
    Пороки, печали, меланхолия, болезни,
    И тогда мы заставляем милые золотые одуванчики цвести.

    Вселенная возвращает нас, ничто из нашего не терпит,
    Тем не менее, пусть все здесь продолжается снова.
    Как мы одиноки! Как грустна жизнь!

    Прослушать стихотворение можно здесь:

    Заключение

     Вы только что ознакомились с пятью образцами французской поэзии замечательных французских поэтов. Какой из них твой любимый? Помните, что вы можете скачать копию этих стихов в формате PDF, подписавшись на информационный бюллетень, нажав на фотографию ниже.

    Как познакомить учащихся начальной школы со стихами

    Из всего, что я делал со школьниками в начальной школе, обучение написанию стихов было самым волнующим и успешным.Детям это нравится; они заряжаются множеством возможностей и полной свободой письма.

    Учителям это тоже нравится; это весело и легко учить, и все дети процветают.

    Несколько лет назад, когда я начал учить маленьких детей писать стихи вольным стихом, я был поражен тем, насколько творческими и проницательными стали все дети. Учащиеся, у которых были проблемы с формированием букв и слов и с написанием предложений, и которые считали письмо в школе обременительным, расцвели в этом жанре. Свободные от ограничений в содержании, форме, пространстве, длине, условностях и рифме, они могли дать волю своему воображению.Блеснули и опытные писатели.

    У всех детей улучшился выбор слов и появилась радость от инноваций. Для некоторых учеников, которые чувствовали себя стесненными требованиями школьного письма (дневники, письма и задания), написание стихов освободило их.

    Кеннет, первоклассник, был одним из таких учеников. Акт письма был для него физически трудным, а традиционный процесс не увенчался успехом. Ожидания взрослых в отношении хорошего почерка также способствовали его неприязни к письму.Его учитель, Кевин Хилл, так прокомментировал влияние написания стихов: «С поэзией Кеннет раскрылся, и его таланты были повсюду».

    Очарованный окружающим миром, Кеннет, наконец, смог использовать письмо, чтобы свободно выражать свои мысли. Написание стихов дало ему творческий выход для его зрелого понимания природы таким образом, что он чувствовал себя комфортно, уверенно и успешно. (См. «Весна» ниже.)

    Другие дети также легко и уверенно писали о спорте, школе, друзьях, домашних животных, природе, симпатиях и антипатиях, своих семьях и том, что у них на уме.Их стихи демонстрировали энергию, ритм, страсть, форму и острую наблюдательность.

    Более того, голоса отдельных учеников были очевидны в их стихах и убедили учителей в том, что молодые ученики действительно могут писать «голосом» — своим личным и уникальным стилем. Хилл комментирует: «Я действительно мог слышать голоса отдельных учеников. Даже без имени ребенка на бумаге я часто знал, кто написал стихотворение».

    Обучение написанию стихов, чтобы все дети были успешными, требует всестороннего введения, включая знакомство с большим количеством стихов.В то время как первоначальная сессия будет длиться около одного часа, последующие сессии, включая письменные работы учащихся, могут быть короче, так как требуется меньше демонстраций.

    Как правило, весь урок включает в себя демонстрацию написания стихов с помощью одного или двух из следующих способов:

    • Делимся и обсуждаем детские стихи (10–15 мин.)
    • Совместное написание стихотворения (10 мин.)
    • Учитель пишет стихотворение перед классом (5–7 мин.)
    • Мини-урок по особенностям поэзии (5–10 мин.)
    • Мозговой штурм перед самостоятельным письмом (5 мин.)
    • Самостоятельное написание стихотворения (15–25 мин.)
    • Делимся и празднуем (10 мин.)

    Во время нашего вводного занятия я ограничиваю демонстрацию обменом детскими стихами и их обсуждением. Именно эти стихи больше всего дадут уверенность и образцы, которые подстегнут подающих надежды поэтов к уверенным действиям.

    Если вы поделитесь стихами, написанными другими детьми, это станет четким сигналом: «Такие же дети, как и вы, написали эти стихи.Вы тоже можете писать стихи». Я хочу развеять любые представления о том, что письмо должно быть скованным, трудным или требующим строгих условностей. Я хочу, чтобы ученики писали легко и с удовольствием, и знакомить их с детскими стихами — это лучший известный мне способ добиться этого. Или, как выразился один учитель первого класса, «они не видят себя поэтами, пока не увидят поэтов в других детях».

    Когда студенты слушают и читают стихи, я хочу, чтобы они сразу увидели и услышали, что стихотворение:

    • Может быть о чем угодно
    • Может использовать несколько слов
    • Имеет уникальную форму и форму
    • Может иметь или не иметь ритм и ритм
    • Часто заканчивается пуансоном
    • Имеет название
    • Можно использовать придуманное написание
    • Познакомимся с поэтом
    • Легко создать
    • Может быть серьезным или юмористическим
    • Обычно выражает важные личные чувства

    Я читаю вслух и показываю как минимум пять-шесть детских стихотворений, таких как приведенные ниже.Эти стихи написаны такими же учениками, как и вы, — учениками, которые преуспевают в учебе, и учениками, испытывающими трудности, учениками, которые любят писать, и учениками, которые этого избегают. Это первые наброски стихов, продуманно задуманные, но быстро написанные с минимальными правками. Наша цель состоит в том, чтобы учащиеся открыли для себя удовольствие и радость письма.

    Прочитав стихотворение, я спрашиваю учащихся: «Что вы заметили? Что вам нравится?» Мы часто комментируем то, что сделал автор, и отмечаем многое из следующего, когда обсуждаем стихотворение в целом:

    • Тема
    • Выбор слова
    • Выражение чувств
    • Ритм
    • Форма
    • Разрывы строк
    • Титул
    • Конечная строка
    • Специальные или отсутствующие знаки препинания

    В начале сеанса написания стихов я обычно устраиваю устный мозговой штурм.Вместо того, чтобы спрашивать каждого студента, о чем он или она собирается писать (что отнимает много времени и позволяет дать только краткий ответ), я попрошу нескольких подробно рассказать о том, о чем, по их мнению, они хотели бы написать стихотворение. Всем классом «подслушиваю», я разговариваю с каждым поэтом. Эти беседы один на один побуждают каждого учащегося заниматься темой, которая ему или ей интересна, и думать о выборе слов, началах, окончаниях и так далее.

    Я сообщил им, что у нас будет около 15 минут «тихого» письма с добровольным обменом потом.Я также прошу их указать свое имя и дату на каждом стихотворении, чтобы у нас был постоянный отчет об их работе.

    Учащиеся возвращаются на свои места (или места для письма), чтобы начать свои стихи. Почти все сразу успокаиваются и приступают к работе. Как и при письме в других жанрах, дети спокойно делятся идеями и помогают друг другу с правописанием.

    Когда дети начинают писать, я хожу по комнате и коротко разговариваю с каждым учеником, вставая на колени так, чтобы быть на уровне глаз. Моя главная цель здесь состоит в том, чтобы поощрять, поддерживать и подтверждать усилия каждого писателя.Иногда, если студенту трудно выбрать тему для написания, мне может понадобиться короткая конференция один на один.

    После длительного периода написания учащимся предлагается поделиться своими стихами. Поскольку стихи, как правило, довольно короткие, время обмена ими проходит быстро. Все дети получают возможность читать вслух, если захотят.

    Иногда ученики стоят за партами и читают свои стихи. В других случаях мы собираемся всем классом в зоне чтения-письма-обмена, и каждый ребенок читает свое стихотворение в «авторском кресле».» Иногда мы объединяемся в пары или читаем в выбранных нами небольших группах.

    Цель обмена — отметить усилия учащихся. Я отмечаю только то, что автор сделал хорошо. Поделившись стихотворением, вы поздравите автора, подтвердите его усилия, послужит возможной моделью для других учеников и побудите автора продолжать писать. Когда писатель читает, мы также отчетливо слышим голос поэта. Иногда ученики мгновенно оценивают качество стихотворения и спонтанно аплодируют.

    Иногда, чтобы завязать разговор, я спрашиваю: «Что мы узнали о поэте такого, чего не знали раньше?»

    Во время обмена мало критики.Опять же, наша цель в написании стихов состоит в том, чтобы дать детям возможность писать, сделать сочинение стихов веселым и легким, поиграть с языком, писать, не заботясь о «правильности», и вселить в каждого уверенность в своих писательских способностях. Чтобы все это произошло, мы должны по-прежнему уделять внимание творчеству детей. Наша первая сессия написания стихов (и все сессии) заканчивается этим праздничным обменом.

    Для других учителей и для меня написание стихов оказалось самым легким, самым радостным и самым успешным письмом, которое когда-либо делали многие ученики.Желаю вам такой же легкости, радости и успеха.

    «Весна»
    Щебетание
    Болтовня
    Ароматы
    Что-то говорит
    Что-то петь

    «Мои коты »
    Два кота
    Один висит
    Один бежит
    Один умирает
    Один остался
    Скучаю по этому тощему парню.

    «Животные »
    Лев
    Змея
    Леопарды
    О нет
    Ящерицы
    морская черепаха
    лось
    О нет
    знаете ли все страшно

    — Бриджит Франц, первый класс

    Магазин книг стихов, песен и стихов ниже! Как преподаватель, вы получаете скидку не менее 25 % от прейскурантной цены при покупке книг и занятий в магазине для учителей.

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.