Спотыкаясь о счастье: Спотыкаясь о счастье | Гилберт Дэниел

Содержание

«Спотыкаясь о счастье» читать онлайн книгу📙 автора Дэниела Гилберта на MyBook.ru

К этой книге у меня сложилось двоякое отношение, как в первый, так и во второй раз прочтения. И, тем не менее, я всё же снизил книге оценку, т.к. всё-таки мои ощущения были верны, ибо прочитав книгу даже в первый раз, я нашёл её слишком уж развлекательной, что-то типа книг Гладуэлла. Поэтому можно сразу перейти к двум главным претензиям.
Во-первых, как правильно отметили некоторые читатели, автор не связывает все те примеры и эксперименты, что описываются в книге, в одну полноценную теорию. Тут именно что сборник забавных экспериментов. Хотя эту книгу часто упоминают в других популярных книгах по психологии и презентуют её чуть ли не как первоисточник и чуть ли не как книгу, которая открывает такое ответвлением в психологии как позитивная психология. Так вот, мне трудно согласится с подобными высказываниями, ибо для этого нужна полноценная и хорошо изложенная теория, а автор предлагает только кучу экспериментов, снабжая их небольшими комментариями, что абсолютно недостаточно для превращения развлекательной книги в нечто большее (например, в университетский учебник).

Да, это абсолютно не книга по самопомощи. Тем не менее, к книгам типа «Эффект люцифера» Зимбардо её тоже нельзя отнести.
Во-вторых, возникает ощущение, что автор просто отобрал примеры из психологии как таковой, которые подходят под его теорию и назвал всё это «позитивная психология». Т.е. все те примеры, что использует автор, я встречал постоянно, когда читал какую-либо книгу по популярной психологии и, в особенности, по социальной психологии. Т.е. не стоит ждать, что автор предложит что-то исключительно своё. Следовательно, мы получаем отсутствие теории автора по данному вопросу и отсутствие примеров, которые были бы крепко связаны с автором книги.
Что можно сказать о содержании? Начинается книга издалека. Автор пишет, почему человек стал тем, кем стал. Как я понял, автор пишет, что одним из главнейших факторов стала наша возможность представлять самих себя в будущем, планировать будущее и видеть себя в нём.
Далее автор долго и невероятно скучно расписывает идею, что счастье, это понятие субъективное, что люди могут чувствовать себя счастливыми даже находясь в самых тяжёлых ситуациях. Не знаю как остальным читателям, но для меня это было самоочевидно. Однако возможно сказывается количество (да и в какой-то степени, качество) прочитанных мною книг. Но всё же я думаю, что хотя бы на интуитивном уровне люди понимают, что счастье, понятие индивидуальное и у каждого оно своё, не измеримо и что оно присутствует у всех людей не зависимо от ситуации. В общем, вот эти две темы занимают четверть этой и так небольшой книги. А дальше идут различные эксперименты из мира психологии, которые довольно часто кочуют из одной книги в другую. Общий смысл их – наш мозг обманывает нас или, если говорить более научно, о когнитивных искажениях.
Так почему же я дал книге всё же положительную оценку? Ну, в принципе, книга всё же даёт ответ на вопрос, т.е. она раскрывает тему. Вот только за это я и оценил книгу положительно. Плюс, неплохо написана сама книга, неплохие примеры и минимальное количество воды. Для новичка, самое то. Как правильно заметил один читатель: эта книга станет скучной для того, кто прочёл тонны книг по психологии, но крайне интересной для того, кто вообще ничего не читал по этой теме. Сложно не согласится.

Читать онлайн «Спотыкаясь о счастье» автора Гилберт Дэниел — RuLit

Дэниел Гилберт

Спотыкаясь о счастье

© Daniel Gilbert, 2005

© Перевод на русский язык, Ирина Шаргородская, 2008

© Издание на русском языке, ООО «Издательство Питер», 2008

© Издание на русском языке, перевод, оформление. ООО «Альпина Паблишер», 2015

* * *

Прочитав эту книгу, вы:

• узнаете, почему погоня за мечтой зачастую интереснее и ярче мечты осуществившейся;

• поймете, что счастье, которое кажется недостижимым, может находиться на расстоянии вытянутой руки от вас;

• научитесь не загадывать на будущее, а получать радость и удовлетворение от настоящего.

Посвящается Оли, под яблоней

Человек не может ни угадать, ни предвидеть обстоятельства, которые сделают его счастливым; он лишь натыкается на них случайно, если повезет, в самом неожиданном месте и пытается удержать навсегда, будь то богатство или слава.

Уилла Кэсер, Ле-Лаванду, 1902 г.

Благодарности автора

Под этим заголовком автор обычно заявляет, что никто не пишет книг в одиночку, и перечисляет всех людей, которые якобы писали ее вместе с ним. Хорошо, наверное, иметь таких друзей. Увы, эту книгу писал я один, поэтому позвольте мне просто поблагодарить тех, кто своими дарами дал мне возможность справиться с этим самостоятельно.

Во-первых, и более всего, я благодарен студентам и бывшим студентам, которые провели очень многие из описанных здесь исследований и позволили мне воспользоваться их результатами. Это Стивен Бламберг, Райан Браун, Дэвид Сентербар, Эрин Драйвер-Линн, Лиз Данн, Джейн Эберт, Майк Джил, Сэрит Голаб, Карим Кэссам, Дебби Кермер, Мэтт Либерман, Джей Мейерс, Кэри Моуэдж, Бекка Норик, Кевин Окснер, Лиз Пайнел, Джейн Райзен, Тодд Роджерс, Бен Шиной и Талия Уитли. Как это мне посчастливилось работать со всеми вами?

Особо благодарен я своему другу и давнишнему сотруднику Тиму Уилсону из Виргинского университета, чей ум и творческие способности были постоянными источниками вдохновения, зависти и исследовательских грантов (и это предложение – единственное во всей книге, которое я написал с его помощью).

Некоторые мои коллеги читали отдельные главы, давали советы, добывали информацию и помогали чем только могли. Это Сиссела Бок, Алан Брандт, Патрик Каванах, Ник Эпли, Нэнси Эткофф, Том Гилович, Ричард Хэкмен, Дэнни Канеман, Боаз Кейсар, Джей Койлер, Стив Косслин, Дэвид Лайбсон, Эндрю Освальд, Стив Пинкер, Ребекка Сэйкс, Джонатан Шулер, Нэнси Сигал, Дэн Симонс, Роберт Трайверс, Дэн Вегнер и Тим Уилсон. Спасибо вам всем.

Мой агент Катинка Мэтсон требовала, чтобы я прекратил вести разговоры об этой книге и начал наконец ее писать. И хотя Катинка не единственный человек, который требовал их прекратить, она осталась единственной, кого я по-прежнему люблю. И если вы подозреваете, что чтение этой книги не доставит удовольствия, вам следовало бы увидеть ее до того, как она попала в руки Марти Эшера, моего редактора в издательстве «Кнопф», обладателя прекрасного слуха и большой голубой ручки.

Бóльшую часть книги я написал во время отпусков, субсидированных президентом и членами совета Гарвардского колледжа, Мемориальным фондом Джона Саймона Гуггенхайма, фондом Джеймса Маккина Кеттелла, Американским философским обществом, Национальным институтом психического здоровья и университетом Чикагской высшей школы бизнеса.

Благодарю эти организации за то, что инвестировали в мое отсутствие.

И, наконец, дань сентиментальности. Я благодарен своей жене и лучшему другу, которые носят одно и то же имя – Мэрилин Олифант. Никого, кажется, не могла бы интересовать каждая недозревшая мысль, приходившая мне в голову. Никого, но некоторых все же интересовала. Дух мой неустанно поддерживали представители кланов Гилберт и Олифант – Ларри, Глория, Шерри, Скотт, Диана, мистер Микки, Ио, Дэнни, Шона, Арло, Аманда, Большой Зет, Сара Б., Рен и Дейлин, и я благодарю их всех за сердечное участие. Наконец, позвольте мне вспомнить с благодарностью и любовью две души, которых недостойны даже небеса, – моего учителя, Нэда Джонса, и мою мать, Дорис Гилберт.

Ну а теперь – давайте спотыкаться.

18 июля 2005 г.

Кембридж, Массачусетс

Больней, чем быть укушенным змеей,Иметь неблагодарного ребенка!

Уильям Шекспир. Король Лир[1]

Что вы сделаете, если прямо сейчас узнаете, что всего через десять минут должны умереть? Броситесь в спальню, достанете из ящика для носков хранящуюся там со времен президента Форда пачку «Мальборо» и закурите? Или ворветесь в кабинет к начальнику и наконец-то скажете все, что вы о нем думаете? Или помчитесь в мясной ресторан и закажете бифштекс средней прожаренности, в котором так много холестерина? С уверенностью можно сказать только одно: среди многообразия дел, какими вы могли бы заняться в эти последние десять минут, найдется мало таких, которыми вы действительно занимались сегодня.

Спринт / Обреченные спотыкаться о счастье / Рассказываем о ключевых идеях бестселлера Дэниела Гилберта «Спотыкаясь о счастье»

Краткое описание:

Книга гарвардского психолога Дэниела Гилберта «Спотыкаясь о счастье» («Stumbling on Happiness») — международный бестселлер, который неоднократно попадал в списки лучших книг по психологии от авторитетных изданий. Но эта книга вовсе не пособие по достижению счастья, как можно подумать из названия. «Спотыкаясь о счастье» — это захватывающий рассказ о том, как мы заглядываем в будущее и почему так мало знаем о потребностях и желаниях наших будущих «я».

У книги около 500 положительных ревью на сайте Amazon и около 20 000 положительных оценок на книжном портале GoodReads.

В этом спринте мы расскажем о ключевых идеях бестселлера Дэниела Гилберта «Спотыкаясь о счастье».

Для кого?

— для всех, кто хочет разобраться, что же такое счастье и почему оно постоянно от нас ускользает;

— для всех, кто хочет лучше понимать себя, кто стремится прожить осмысленную жизнь;
— для всех, кто интересуется психологией и саморазвитием.

Почему надо прочесть?

Чтобы узнать, как человек обманывается, представляя свое будущее и то, что сделает его счастливым.

Кто автор книги?

Дэниел Гилберт — профессор психологии Гарвардского университета. Обладатель многочисленных наград и премий за преподавание и исследовательскую работу. Его научные изыскания неоднократно освещались The New York Times, Forbes, Money, CNN.

Автор спринтаАнна Байбакова

Главный редактор проекта, имеет высшее экономическое образование, специальность — мировая экономика.
Несколько лет проработала в одном из крупнейших российских банков, занимаясь анализом бизнеса и кредитоспособности крупных компаний, структурированием сделок и взаимодействием с клиентами.

Однако истинное призвание нашла в том, чтобы искать полезные идеи и делиться ими в простой и доступной форме.

Показать весь текст

«Спотыкаясь о счастье» Дэниел Гилберт

Наш мозг очень плохой волшебник. Он обманывает нас, вызывая иллюзии. Именно они не позволяют человеку предвидеть свои будущие эмоции, а вместе с ними и счастье.

 

Но что же это за иллюзии? Откуда они берутся? Неужели наш мозг обманывает нас и мы даже не догадываемся об этом? И что мешает с ними бороться? Дэниел Гилберт поможет с этим разобраться.

 

У мозга есть три недостатка, которые эти иллюзии и вызывают:

 

Первый – тенденция заполнять и упускать не ставя нас в известность. Воображая будущее, наш мозг сам дополняет «пробелы», упускает детали и совершенно не берет в расчет то, что завтра мы об этом событии будем думать по-другому. При этом к плодам его деятельности мы относимся недостаточно скептично, принимая это за истину. А на деле все оказывается по-другому.

 

Второй – тенденция проецировать настоящее в будущее. Когда мы воображаем будущее, то мы склонны смотреть на него сквозь призму настоящего. Это дает очень сильное искажение. Чувства, которые мы испытываем в данный момент, влияют на то, что мы думаем о своих будущих чувствах.

 

Третий – тенденция не осознавать, что представляемые в уме события будут восприниматься иначе, когда произойдут на самом деле. В частности, плохое кажется не таким уж плохим.

 

В конце книги Дэниел Гилберт объясняет, почему избавиться от этих иллюзий не поможет ни опыт предков, ни ваш. Но есть очень действенный метод. Которым вы, конечно, не воспользуетесь.

 

Ребята, книга прекрасная! Я очень рада, что прочла её. Теперь я чуть больше знаю о работе мозга и порой анализирую свои мысли о будущем с точки зрения описанных иллюзий. Читать её очень интересно! Дэниел Гилберт пишет очень подробно, доступно, с интересными примерами и, что немаловажно, отличным чувством юмора! Некоторые эпизоды из книги я аж цитировала друзьям.

 

Читать всем! От души рекомендую. Книга еще раз доказывает, что то, что сейчас кажется нам счастьем, на самом деле потом может им и не оказаться. Поэтому так важно не просто гнаться за этим эфемерным чувством в будущем. Важно видеть счастье в настоящем.??

 

Ознакомительный фрагмент книги (чтобы вы точно с первых строк увлеклись) — ссылка.

 

Если вас заинтересовала эта тема, то обязательно посмотрите видео Дэна Гилберта на TED. Он непревзойденный оратор!

Я нашла видео с русскими субтитрами, на официальном сайте TED их можно найти и с субтитрами на других языках.

 

1. «The surprising science of happiness» — Удивительные факты о счастье.

Дэниел Гилберт. Спотыкаясь о счастье

Люди тратят много сил, энергии и ресурсов, чтобы сделать себя счастливыми в будущем: на десятилетия вступают в ипотеку, мечтая о собственном жилье, берут кредиты под грабительские проценты ради комфорта в отремонтированном доме, делают карьеру, надрываясь на работе, чтобы когда-нибудь заработать на все блага жизни. Но в погоне за будущим мы забываем о том, что можно и нужно быть счастливыми в настоящем. В своей замечательной и остроумной книге, ставшей для десятков тысяч людей во всем мире настоящим руководством к действию, известный гарвардский психолог Дэниел Гилберт рассказывает о том, почему наши прогнозы о собственном счастье в будущем не совпадают с реальностью. Опираясь на теории и факты из психологии, когнитивной неврологии, философии и поведенческой экономики автор доказывает нам, что счастье нужно создавать в настоящем!

Возможно, эта книга – «рекордсмен» по числу упоминаний в книгах, прочитанных мною ранее. Она вошла в число 50 великих книг по психологии по версии Тома Батлер-Боудона. Ссылки на работу Гилберта я встречал в: Даниэль Канеман. Думай медленно… решай быстро, Дункан Уоттс. Здравый смысл врет. Почему не надо слушать свой внутренний голос, Мария Конникова. Выдающийся ум. Мыслить, как Шерлок Холмс, Кэрол Теврис, Эллиот Аронсон. Ошибки, которые были допущены (но не мной).

Дэниел Гилберт. Спотыкаясь о счастье. М.: Альпина Паблишер, 2015. – 328 с. (ранее книга выходила в издательстве Питер)

Скачать конспект (краткое содержание) в формате Word или pdf

Купить бумажную книгу в Ozon, Лабиринте или ЛитРес

Часть I. ПРЕДВИДЕНИЕ

Предвидение — акт заглядывания вперед во времени или размышления о будущем.

Глава 1. Путешествие в когда-нибудь

Человек — это единственное животное, которое думает о будущем. Величайшее достижение человеческого мозга — это способность воображать предметы и события, которых не существует в реальности, и именно эта способность и позволяет нам думать о будущем. Мозг обезьяны или ребенка добавляет уже известные ему факты (прошлое) к тому, что видит сейчас (к настоящему), чтобы предсказать, что случится далее (будущее). Если происходящее отличается от предсказанного, обезьяны и дети испытывают удивление. Наш мозг был создан для предположения, и именно этим он и занимается. Например, когда мы гуляем по пляжу, мозг предсказывает, насколько твердым окажется песок, когда его коснется нога, и соответственно регулирует напряжение в коленном суставе. Однако, как ни поразительно, этим способом предсказывать пользуются даже лягушки. Нет, то разнообразное будущее, которые создаем мы, люди, — и только мы, — совершенно другого рода.

Первый мозг появился на Земле около 500 млн лет назад. Но только около 2 млн. лет назад масса мозга была более чем удвоена: от 600 граммов у Homo habilis до почти полутора килограммов у Homo sapiens. При этом увеличилась лишь одна часть мозга — лобная доля (рис. 1). Низкие и покатые лбы наших далеких предков в результате выдвинулись, стали высокими и выпуклыми, и эти изменения в строении черепа произошли из-за внезапного увеличения размеров мозга.

Рис. 1. Лобная доля — последнее прибавление к человеческому мозгу, которое позволяет нам представлять себе будущее

Исследования показали, что повреждение определенных частей лобной доли успокаивает людей, но также лишает их способности планировать. Какова концептуальная связь между тревожностью и планированием? Их объединяет размышление о будущем. Мы тревожимся, когда предвидим какие-то неприятные события, и строим планы, представляя себе, к каким результатам приведут со временем наши действия. При планировании необходимо заглядывать в будущее, а тревожность — одна из возможных реакций, возникающих при этом. Лобная доля дает возможность здоровым взрослым людям видеть существование своей личности протяженным во времени.

Лобная доля — последняя часть мозга, появившаяся в ходе эволюции, поздно созревающая и первой портящаяся с наступлением старости, — это машина времени, которая позволяет нам покидать настоящее и жить в будущем прежде, чем оно наступит. Ни у какого другого животного нет лобной доли, подобной нашей, и потому мы — единственные животные, которые думают о будущем.

Почему же мы не можем жить здесь и сейчас? Почему у нас не получается то, что без труда делают золотые рыбки? Почему мозг так настойчиво переносит нас в будущее, если в сегодняшнем дне вполне достаточно тем для размышления? Исследования подтверждают: когда люди мечтают о будущем, они предпочитают видеть себя в нем счастливыми победителями, а не проигравшими неудачниками. Мысли о будущем так приятны, что порой мы предаемся им с большей охотой, чем мыслям о настоящем. Представляя себе счастливое будущее, мы чувствуем себя счастливыми, но у воображения имеются и некоторые непредвиденные последствия. Как обнаружили исследователи, когда людям легко вообразить какое-то событие, они переоценивают вероятность того, что оно произойдет на самом деле, и это делает нас в отношении будущего неисправимыми оптимистами.

Так почему же иногда мы мучаем себя, воображая неприятные события? Оказывается, что страх, беспокойство и тревожность нам полезны. Драматизируя последствия неправильного поведения, мы побуждаем коллег, детей, супругов и домашних животных поступать правильно. Точно так же мы побуждаем к разумным действиям и себя, воображая все те неприятности, которые ожидают нас назавтра, если сегодня мы перегреемся на солнце или объедимся пирожными. Предвидение таким образом становится «предупреждением», цель которого — не предсказать будущее, а предотвратить его. Короче говоря, порой мы воображаем мрачное будущее именно для того, чтобы ничего подобного не произошло.

Самая важная причина, по которой наш мозг продолжает создавать будущее даже в те моменты, когда мы предпочли бы находиться здесь и сейчас, такова: он желает контролировать переживания, которые у нас будут. Но зачем нам нужен контроль над будущими переживаниями? Правильный ответ — люди получают удовольствие, когда контролируют. И даже не результаты, полученные в будущем, их привлекают, а сам процесс. Действовать, то есть что-то изменять, быть в силах влиять на предметы и события — одна из основных потребностей человеческого мозга,

данная ему как будто самой природой, и эта склонность к контролю проявляется в нас с младенчества. Наше желание контролировать настолько сильно, а сознание, что мы это делаем, — настолько отрадно, что люди часто ведут себя так, будто в состоянии контролировать даже то, что управлению не поддается. Например, люди сильнее уверены, что выиграют в лотерею, когда могут контролировать номер на своем билете, а при игре в кости сильнее уверены в победе, если бросают кости сами. Исследователи считают, что ощущение контроля — как настоящего, так и иллюзорного — один из источников психического здоровья. Поэтому на вопрос «Зачем нам нужен контроль над будущим?» неожиданно правильным ответом будет такой: мы лучше себя чувствуем, когда его контролируем, — вот и все.

Часть II. СУБЪЕКТИВНОСТЬ

Субъективность — отношение к переживанию, свойственное не каждому, а только человеку, его испытавшему.

Глава 2. Взгляд отсюда

О чем мы все говорим, когда речь заходит о счастье? Слово «счастье» используют обычно для обозначения по меньшей мере трех близких состояний, которые можно приблизительно охарактеризовать как эмоциональное, нравственное и рассудочное счастье. Эмоциональное счастье — самое значимое из трех. Словами «эмоциональное счастье» мы называем чувство, переживание, субъективное состояние, и поэтому в физическом мире объекта для сравнения не существует. Психологи сделали стремление к счастью традиционным центром своих теорий относительно поведения человека, потому что, как обнаружилось, без этого их теории неудовлетворительны.

Многие люди считают желание счастья несколько сходным с желанием опорожнить кишечник. Та разновидность счастья, которую они имеют в виду, низка и неблагородна. Как писал философ Джон Стюарт Милль, «лучше быть неудовлетворенным человеком, чем удовлетворенной свиньей; лучше быть неудовлетворенным Сократом, чем удовлетворенным глупцом». Две тысячи лет философы были вынуждены отождествлять счастье с добродетелью, ибо именно такого счастья, полагали они, мы должны хотеть (нравственное счастье).

Люди порой употребляют слово «счастье», желая выразить свое отношение к чему-либо. Когда за словом «счастье» следует «что» или «оттого что», говорящий обычно пытается сказать нам, что слово «счастье» мы должны понять, как обозначение не чувства, но позиции (рассудочное счастье).

В ходе одного эксперимента исследователь подходил на территории университета к прохожему и спрашивал дорогу к определенному корпусу. Пока они совещались над картой, между ними, перекрывая прохожему вид на экспериментатора, бесцеремонно вклинивались двое рабочих с дверью в руках. В этот момент первый экспериментатор, нагнувшись, скрывался за дверью и уходил вместе с рабочими, а его место занимал второй, до этого прятавшийся за дверью, который и продолжал разговор с прохожим. Экспериментаторы были разного роста и телосложения, у них были разные голоса, стрижки и костюмы. Большинство не заметили того, что собеседник вдруг превратился в совершенно другого человека.

Если мы не сфокусируем свой ум на отдельном аспекте переживания в тот момент, когда мир изменяется, то будем вынуждены полагаться на память — сравнивать сиюминутное переживание с воспоминанием о переживании прошедшем, —для того чтобы заметить перемену. И не всегда мы преуспеем в этом.

Исследования показывают: мы не в силах забыть однажды пережитое и продолжать видеть мир таким, как видели бы в отсутствие полученного опыта. К досаде судей, присяжные не могут не обращать внимания на недостоверные утверждения обвинителей. И все это означает следующее: когда люди получают новые переживания и внезапно приходят к выводу, что прежде они не были по-настоящему счастливы (то есть их шкала была сжата), — они могут ошибаться. Другими словами, люди порой заблуждаются в настоящем, когда утверждают, что заблуждались в прошлом.

Глава 3. Взгляд внутрь снаружи

Мой отец, известный биолог, сказал мне недавно — после того, как думал над этим вопросом в течение нескольких десятков лет, — что психология не может быть наукой, потому что настоящая наука требует применения электричества. Мое собственное определение науки не столь категорично, но и я, и мой отец, и многие другие ученые сходимся в одном: если некая вещь не поддается измерению, ее невозможно исследовать с научной точки зрения.

Природа субъективного переживания такова, что никогда не станет возможным создание измерителя счастья — вполне надежного инструмента, который позволит наблюдателю измерить со всей точностью характеристики субъективного переживания одного человека для того, чтобы иметь возможность сравнить их с переживанием другого. Экономист XIX века Фрэнсис Эджуорт называл это устройство «гедониметр» (подробнее см. Теория общественного благосостояния, эффективность по Парето и модель «ящик Эджворта (Эджуорта)»)

Из всех возможных (и несовершенных) способов измерения наименьшее количество изъянов будет иметь правдивый, делающийся в реальном времени отчет внимательного человека. Если мы хотим знать, что чувствует человек, мы должны признать для начала следующий факт: в решающей позиции находится один-единственный наблюдатель. Он не всегда помнит свои прежние чувства, не всегда осознает чувства сиюминутные. Его отчеты ставят нас в тупик, заставляют сомневаться в его памяти и способности употреблять слова в том же значении, что и мы. Но сколько бы мы по этому поводу ни сокрушались, мы должны признать, что это единственный человек, который имеет хотя бы крошечный шанс описать «взгляд изнутри», почему его утверждения и служат золотым стандартом для всех прочих способов измерения.

Погрешности в измерении субъективных оценок всегда будут проблемой. Что же могут сделать ученые, чтобы «видеть сквозь» изъяны, присущие отчетам о субъективных переживаниях? Ответ кроется в феномене, который статистики именуют законом больших чисел. Если один человек скажет нам, что сегодняшний банановый пирог доставил ему больше удовольствия, чем вчерашний ореховый, мы будем вправе усомниться в его утверждении — ведь он может ошибаться, вспоминая свое предыдущее переживание. Но если то же самое мы услышим от сотен или тысяч людей, часть которых отведали ореховый пирог раньше, чем банановый, а другая часть — позже, у нас будут все основания подозревать, что разные пироги действительно вызывают разные переживания, одно из которых приятнее, чем другое.

Часть III. Реализм

Реализм — убеждение, что вещи в действительности таковы, какими кажутся разуму.

Глава 4. В слепом пятне глаза разума

Воображение — действенное орудие, которое позволяет творить образы из воздушного «ничто». Но, как всякое орудие, оно имеет свои недостатки. Лучший способ понять первый недостаток воображения (способности видеть будущее) — понять недостатки памяти (способности видеть прошлое) и восприятия (способности видеть настоящее).

Замысловато сотканный гобелен нашего переживания в памяти не сохраняется — во всяком случае, целиком. Для хранения из него выдергивается несколько важных ниточек, таких как подводящая итог фраза («Обед никуда не годился») или небольшой набор основных признаков (жесткий бифштекс, отдающее пробкой вино, грубый официант). Позднее, когда мы хотим вспомнить свое переживание, при помощи этих нитей мозг ткет новый гобелен, фабрикуя — а не восстанавливая на самом деле — основной объем информации, что мы и переживаем как воспоминание. Подделка создается так быстро и легко, что у нас возникает иллюзия, будто воспоминание в таком виде в нашей памяти и хранилось.

Информация, полученная после события, изменяет воспоминание о нем!

Глаз не регистрирует изображения предметов в точке соединения нерва с сетчаткой, и поэтому эта точка называется слепым пятном. Увидеть предмет, который появляется в слепом пятне, невозможно, потому что в нем отсутствуют зрительные рецепторы. Тем не менее, мозг использует информацию из зон, расположенных вокруг слепого пятна, чтобы на ее основании сделать логическое предположение о том, что видело бы слепое пятно, не будь оно слепым, и затем восполняет общую картину этой информацией.

Использование мозгом фокуса с заполнением не ограничивается одним только зрением. Мозг ведет себя аналогично и по отношению к пропущенной в речи букве.

Кант считал, что наше восприятие — это результат не физиологического процесса, посредством которого глаза каким-то образом передают изображение мира в мозг, но, скорее, результат психологического процесса, который объединяет то, что видят наши глаза, с тем, что мы думаем, чувствуем, знаем, хотим и считаем, и затем использует это сочетание чувственной информации и знаний, полученных ранее, чтобы сконструировать восприятие реальности.

Эта теория стала откровением, и в последующие века психологи расширили ее. Они обнаружили, что подобное открытие совершает на своем веку каждый индивидуум. В 1920-х гг. психолог Жан Пиаже заметил, что маленькие дети часто не делают различия между своим восприятием объекта и его действительными свойствами, поэтому обычно верят, что вещи на самом деле таковы, какими они их видят, — и что другие должны их видеть такими же. По мере взросления дети, конечно, переходят от реализма к идеализму, начиная понимать, что восприятие — это всего лишь точка зрения, и то, что они видят, не всегда будет тем, чем кажется, и поэтому два человека могут воспринимать одну и ту же вещь по-разному (подробнее см. Жан Пиаже. Речь и мышление ребенка).

Когда мы воображаем будущее, то часто делаем это в слепом пятне нашего разума. Предсказания часто основываются на детальном образе, созданном мозгом. А откуда ему знать детали!?

Глава 5. Молчание собаки

Большинство людей обращают внимание на то, что произошло, а Холмс – на то, что не произошло: собака не лаяла… Тем, что он обратил внимание на отсутствие некоего события, Шерлок Холмс отличается от всех прочих людей. Когда все прочие люди воображают себе будущее, они редко замечают, что некоторые детали воображение упускает, а упущенные детали — гораздо важнее, чем мы думаем.[1]

Неспособность думать об отсутствующем — потенциальный источник ошибок в повседневной жизни. Когда ученые собираются установить причинную связь между двумя вещами — облаками и дождем, болезнями сердца и холестерином, — они высчитывают математический коэффициент, который берет в расчет совокупность случаев (сколько людей с высоким холестерином страдает от сердечных заболеваний) и их несовокупность (сколько людей с высоким уровнем холестерина не страдает сердечными заболеваниями и сколько людей с нормальным уровнем холестерина их имеет), а также совокупность отсутствия (сколько людей с нормальным уровнем холестерина не страдает сердечными заболеваниями). Все эти величины необходимы для точного определения вероятности, что между двумя вещами действительно существует причинная связь.

Близкое и далекое будущее мы воображаем с разной степенью детализации. Например, большинство людей предпочло бы получить 20 долларов через год, а не 19 через 364 дня, потому что один день ожидания в далеком будущем кажется (отсюда) незначительным неудобством. С другой стороны, большинство предпочло бы получить 19 долларов сегодня, а не 20 завтра, потому что один день ожидания в близком будущем кажется (отсюда) невыносимым мучением. Почему так происходит? Яркая деталь близкого будущего делает его гораздо более осязаемым, чем будущее далекое, поэтому, воображая события, которые вскоре произойдут, мы бываем более взволнованы и возбуждены, чем, когда воображаем события, до которых еще далеко.

Часть IV. Презентизм

Презентизм — тенденция текущего переживания влиять на видение человеком прошлого и будущего.

Глава 6. Будущее — это сегодня

Во многих библиотеках найдется полка футурологических книг, написанных в 1950-е гг. Пролистав несколько из них, вы вскоре заметите, что все они больше рассказывают о том времени, когда писались, чем о том, которое намеревались предсказать авторы. Вы увидите изображение нового города под стеклянным куполом, с поездами на ядерном топливе и автомобилями на антиграве, с нарядно одетыми горожанами, едущими на работу на тротуарах конвейерного типа. А еще вы заметите, что кое-чего в этих описаниях будущего не хватает. Нет скейтбордов и попрошаек, нет мобильных телефонов и жестяных банок с напитками; отсутствуют также спандекс, латекс, чеки American Express, FedEx и Walmart. Более того, в будущем, кажется, напрочь отсутствуют выходцы из Африки, Азии и Латинской Америки. Недооценка новизны будущего — это традиция, освященная веками.

Мы уже видели, как широко мозг использует фокус с заполнением, когда вспоминает прошлое или воображает будущее. И когда мозг законопачивает дыры в своих представлениях о вчера и завтра, он склонен использовать материал, называемый сегодня. Когда влюбленные молодые люди пытаются вспомнить, какие чувства испытывали к своему партнеру два месяца назад, они вспоминают обычно, что чувствовали то же, что и сейчас. Люди неверно помнят свое прошлое, подменяя свои вчерашние мысли, поступки и слова сегодняшними.

Если прошлое — это стена с несколькими дырами, то будущее — это дыра без стен. И если настоящее подкрашивает наши воспоминания о прошлом лишь слегка, то воображаемое будущее — это целиком дело его рук. Проще говоря, большинству из нас трудно вообразить завтрашний день, который сильно отличался бы от сегодняшнего. Подростки делают татуировки, поскольку уверены, что девиз Death Rocks («Ура смерти!») навсегда останется для них значащим; молодые мамочки отказываются от карьеры, поскольку убеждены: сидение дома с детьми всегда будет для них удовольствием…

Во время одного исследования добровольцам предложили ответить на пять вопросов по географии. Им сказали, что после они получат на выбор одно из двух вознаграждений: либо правильные ответы (и, соответственно, поймут, верно ли ответили сами), либо конфету (но правильных ответов при этом не узнают никогда). Часть добровольцев выбрала вознаграждение до голо, как был проведен опрос, а другая часть — после. Как вы, наверное, уже догадались, до опроса люди выбирали конфету, но после него предпочитали ответы. Любопытство — могущественная сила, но в тот момент, когда вы им не охвачены, трудно представить, как далеко и скоро оно вас заведет.

Если нам нужно знать, как выглядит некий объект, которого нет у нас перед глазами в данную секунду, мы посылаем информацию о нем из памяти в зрительную зону и переживаем его мысленный образ. Сходным образом, если нам нужно знать, как звучит мелодия, которую в данный момент не передают по радио, мы посылаем информацию о ней из памяти в слуховую зону и переживаем ее мысленное звучание (рис. 2). Воображение предвидит объекты, и точно таким же образом оно предчувствует события.

Предчувствование часто позволяет нам предсказать свои эмоции лучше, чем логическое мышление. Но у предчувствования есть свои пределы. То, что мы чувствуем, воображая свое будущее, не всегда надежный ориентир. Почему, например, вы закрываете глаза, желая мысленно увидеть предмет, или затыкаете уши пальцами, пытаясь вспомнить мелодию? Вы делаете это потому, что ваш мозг должен использовать зрительную и слуховую зоны для совершения акта зрительного и слухового воображения, и, если эти зоны уже заняты, выполняя свою основную работу (видят и слышат вещи в реальном мире), тогда они недоступны для воображения. Восприятие реальности мозг считает своим первым и наиглавнейшим долгом и потому решительно и бесповоротно отказывает нам в просьбе позаимствовать на время зрительную зону для других целей.

Рис. 2. Зрительное восприятие (верхний рисунок) получает информацию от объектов и событий в окружающем мире, тогда как зрительное воображение (нижний рисунок) получает информацию из памяти

Эмоциональное переживание, которое есть следствие потока информации, проистекающего из мира, называется чувством, а эмоциональное переживание, которое есть следствие потока информации, проистекающего из памяти, называется предчувствованием, и путать их — одно из самых популярных занятий в мире.

Воображению нелегко пересечь границы настоящего, и одна из причин этого такова: оно вынуждено лишь на время заимствовать механизм, которым владеет восприятие. Эти два процесса движимы одними и теми же пружинами, и поэтому мы порой не понимаем, какой именно из них происходит. Мы полагаем, что чувства, которые мы испытываем, воображая будущее, — это чувства, которые мы будем испытывать, когда туда попадем. Но на самом деле эмоции, испытываемые нами в процессе воображения будущего, очень часто — только отклик на события, которые происходят в настоящем. Право первенства восприятия — одна из причин презентизма, но это не единственная его причина.

Глава 7. Бомбы времени

Как правило, мы воображаем объекты, но время — это не объект, а абстракция. Следовательно, воображению оно не поддается. Вот почему кинорежиссеры и вынуждены изображать его ход с помощью предметов видимых — таких, например, как сдуваемые ветром листки календаря или идущие с неестественной скоростью часы. Исследования показывают: люди во всем мире воображают время так, как если бы оно было пространственным измерением, почему мы и говорим, что прошлое — позади, а будущее — впереди. Увы, эта метафора не только помогает, но и вводит в заблуждение, и тенденция воображать время как пространственное измерение ведет и к тому и к другому.

Среди жесточайших жизненных истин есть и такая: чудесное кажется особенно чудесным, когда с ним сталкиваешься впервые, но чем чаще это происходит, тем менее чудесным оно становится. Психологи называют это «привыканием», экономисты — «спадом предельной полезности», а все остальные — женитьбой. Но люди открыли два средства, позволяющие с этим бороться: разнообразие и время. Один способ победить привыкание — это увеличить разнообразие переживаний. Другой — увеличить количество времени между повторениями переживания.

Поскольку время так трудно вообразить, мы представляем его себе порой как пространственное измерение. А порой и вовсе не представляем. Просматривая мысленный образ, мы можем увидеть, кто делает, что делает и где, но не когда он это делает. Мысленные образы вообще вневременные. Так как же мы решаем, какие чувства будем испытывать во время неких грядущих событий? Ответ таков — обычно мы представляем себе, какие чувства испытывали бы, произойди это событие сейчас, а затем вносим некоторые поправки с учетом того факта, что «сейчас» и «потом» — все-таки не одно и то же.

Рассмотрим результаты исследования, во время которого добровольцев просили высказать свои предположения относительно того, сколько африканских стран входит в ООН. Часть добровольцев должна была сказать, больше этих стран или меньше, чем десяток, а другая часть — больше их или меньше, чем 60. Проблема этого метода вынесения суждений заключается в том, что стартовые точки имеют очень сильное влияние на конечные. Добровольцы, начинавшие отсчет с десяти африканских стран, предполагали в конечном счете, что в ООН их около 25, а добровольцы, начинавшие с 60, предполагали, что их около 45.

Аналогично, пытаясь предсказать свои будущие чувства, мы обычно используем в качестве стартовой точки чувства настоящие, и поэтому ожидаем, что первые будут похожи на вторые несколько больше, чем потом оказывается в действительности.

Если вы когда-нибудь засыпали перед орущим телевизором, а в другую ночь просыпались от легкого шороха, ответ вы уже знаете. Человеческий мозг не особенно чувствителен к абсолютной величине раздражения, но чрезвычайно чувствителен к различиям и изменениям — то есть к относительной величине раздражения. Но наша чувствительность к относительным, а не к абсолютным величинам не ограничивается физическими свойствами объекта, такими как вес, яркость и громкость. Она распространяется и на субъективные свойства — цену, качественность и достоинства. Например, большинство из нас с удовольствием порыскает по городу ради того, чтобы сэкономить 50 долларов на покупке стодолларового радиоприемника, но не ради экономии тех же 50 долларов на покупке автомобиля за 20 000. Экономисты покачали бы головами и справедливо заметили, что на вашем счету в банке лежат абсолютные доллары, а не «процентные соотношения». Но люди не мыслят в категориях абсолютных долларов. Они мыслят в категориях долларов относительных.

То обстоятельство, что нам намного легче вспоминать прошлое, чем воображать новые возможности, заставляет нас принимать множество странных решений. Люди, например, гораздо охотней купят товар, цена которого была снижена с 600 до 500 долларов, чем точно такой же товар, который стоит 400, но вчера на распродаже был по 300. Мы совершаем ошибку, когда сравниваем с прошлым вместо возможного. Но когда сравниваем с возможным, тоже совершаем ошибку. Людям, например, обычно не хочется покупать самый дорогой предмет в категории. И поэтому магазины могут улучшить продажи, выставив рядом несколько очень дорогих предметов, которые и в самом деле никто никогда не купит, но в сравнении с которыми менее дорогие будут казаться не таким уж убыточным приобретением.

Одно из самых коварных свойств наглядного сравнения таково: оно заставляет нас уделять внимание каждому качеству, которое отличает возможности, нами сравниваемые, даже тем, которые меня совершенно не волнуют.

Если мы хотим предсказать, какие чувства вызовет у нас некое событие в будущем, мы должны рассматривать тот вид сравнения, которым воспользуемся в будущем, а не тот, которым нам случилось воспользоваться в настоящем. Ошибочным сравнением объясняется, почему нам нравятся новые вещи в тот момент, когда мы их покупаем, но вскоре после этого нравиться перестают. Тот факт, что мы делаем разные сравнения в разное время, но не понимаем, что будем это делать, помогает объяснить и некоторые другие непонятные поступки. Экономисты и психологи, например, утверждают, что потеря доллара эмоционально влияет на людей сильнее, чем выигрыш того же доллара.

Историки используют слово «презентизм», характеризуя тенденцию судить исторические личности по современным меркам. Хорошо то, что большинство из нас — не историки и, следовательно, нам не стоит волноваться по поводу поисков способа преодолеть презентизм. Плохо то, что все мы — футурианцы, а презентизм будет даже большей проблемой при заглядывании в будущее, чем в прошлое. Поскольку предсказания будущего делаются в настоящем, настоящее на них неизбежно влияет. Поскольку «время» — достаточно неуловимая концепция, мы склонны представлять себе будущее как настоящее (с некоторыми отклонениями): воображаемое «завтра» неизбежно похоже на слегка измененный вариант «сегодня». Реальность мгновения так ощутима и могущественна, что удерживает воображение в узком кругу, из которого ему никогда не удается вырваться.

Часть V. Рационализация

Рационализация — акт придания чему-либо действительной или кажущейся разумности.

Глава 8. Обманчивый рай

Негативные события хотя и влияют на нас, но воздействие это бывает обычно не таким сильным и долгам, как мы ожидаем. Почти всю вторую половину XX в. психологи-экспериментаторы наблюдали за крысами, бегавшими по лабиринтам, и голубями, клевавшими кнопки переключателей, поскольку полагали, что лучший способ понять принципы поведения — это найти связь между раздражителями и реакцией на них организма. Увы, этот бесхитростный проект был обречен на провал с самого начала — по той причине, что в то время как крысы и голуби реагируют на раздражители, существующие в мире, люди реагируют на раздражители, предстающие в разуме. Люди реагируют не сами раздражители, а на их значение.

Большинство раздражителей неоднозначны — то есть имеют больше чем одно значение. И весьма любопытно, каким образом мы делаем их однозначными — то есть определяем, которое из многих значений подходит к определенному случаю. Исследования показывают, что в этом отношении особенно важны контекст, частота и свежесть впечатления.

Но существует и еще один фактор, не меньшей важности и даже более любопытный. Подобно крысам и голубям, каждый из нас имеет свои чаяния, желания и потребности. Мы не просто созерцаем мир, но вкладываем в него что-то от себя, и часто предпочитаем, чтобы неоднозначный раздражитель означал не одну вещь, а другую. Рассмотрим, к примеру, куб Неккера (рис. 3), который неоднозначен изначально. Вы сможете убедиться в этом сами, посмотрев на него в течение нескольких секунд. Сначала он покажется вам стоящим на боку, и у вас создастся впечатление, что вы смотрите на куб, который находится перед вами. Но если вы будете всматриваться достаточно долго, рисунок внезапно изменится: куб окажется стоящим на собственной грани, и у вас создастся впечатление, что вы смотрите на куб, находящийся под вами. Когда мозг волен интерпретировать раздражитель более чем одним способом, он склонен делать это так, как ему хочется, и это означает, что ваше предпочтение влияет на интерпретацию раздражителя точно также, как контекст, свежесть и частота.

Рис. 3. Если пристально смотреть на куб Неккера, кажется, что он меняет свое расположение в пространстве

Поскольку переживания изначально неоднозначны, найти «позитивное их видение» часто бывает не сложнее, чем найти «видение под вами» куба Неккера, и исследования показывают, что большинство людей делает это успешно и постоянно. Люди, в частности, обладают незаурядным умением видеть позитивные стороны вещей, когда эти вещи становятся их собственностью.

Мы не можем жить без реальности и не можем жить без иллюзии. Каждое отвечает своей цели, каждое накладывает ограничения на влияние другого, и наше переживание мира — это искусный компромисс между двумя вечными конкурентами. Образно говоря, у людей имеется психологическая иммунная система, которая защищает разум от ощущения несчастья почти так же, как иммунная система защищает тело от болезней. Когда мы сталкиваемся с болью утраты, отказа, провала, неудачи, психологическая иммунная система должна защищать нас не чересчур хорошо (нежелательный результат: «Я — само совершенство, и все против меня»), но в то же время и не упускать возможности защитить достаточно хорошо (нежелательный результат: «Я — неудачник, и мне следует умереть»). Здоровая психологическая иммунная система находит баланс, который позволяет нам не падать духом в тяжелой ситуации окончательно, но и не примиряться с ней настолько, чтобы не пытаться ее изменить. Именно по этой причине люди стремятся по возможности думать о себе позитивно, но видеть себя нереально позитивно они обычно не хотят.

Поиски фактов. В ходе эволюции мозг и глаза заключили договор, по которому мозг соглашается верить тому, что глаза видят, и не верить тому, что глаза отрицают. Поэтому если мы собираемся во что-то поверить, это что-то должно быть поддержано фактами — или по меньшей мере не противоречить им откровенно. Как мы умудряемся видеть себя талантливыми водителями, великими любовниками и выдающимися кулинарами, когда факты нашей жизни — это парад помятых машин, разочарованных партнеров и подгорелых пирогов? Ответ прост: мы подгоняем факты. Последний пункт соглашения между мозгом и глазами таков: мозг соглашается верить тому, что видят глаза, но взамен глаза соглашаются видеть то, чего хочет мозг.

Отрицание фактов. Если вы когда-нибудь обсуждали футбольный матч, политические дебаты или телевизионные новости с человеком, категорически с вами не согласным, вы знаете, что даже когда люди сталкиваются с фактами, которые не подтверждают их любимые выводы, они умеют эти факты игнорировать, забывать о них или же видеть иначе, чем остальные.

Когда факты бросают вызов нашему любимому выводу, мы рассматриваем их более тщательно и подвергаем более строгому анализу. Мы также требуем, как можно больше таких фактов. Очевидно, нас нетрудно убедить в том, что мы умны и здоровы, но, чтобы убедить нас в обратном, требуется множество фактов. Мы спрашиваем, позволяют ли нам факты принять желательные выводы и вынуждают ли они нас принять нежелательные. Неудивительно, что нежелательным выводам приходится гораздо труднее, раз их подвергают столь суровой проверке.

Глава 9. Иммунитет к реальности

Исследования показывают, что люди обычно не сознают причины, по которой делают то или иное, но, когда их спрашивают о причине, они быстро ее находят. Когда мы подгоняем факты, то сходным образом не сознаем, по какой причине так поступаем. И это хорошо, потому что сознательные попытки создать позитивное видение содержат семена своего собственного разрушения. Чтобы позитивное видение заслуживало доверия, оно должно основываться на фактах, которые, как мы верим, открылись нам сами.

Люди предполагают, что будут испытывать равное горе, произойдет ли трагедия из-за чьей-то халатности или по воле слепого случая, но на самом деле испытывают большее горе, если это был слепой случай и винить в трагедии некого.

Большинство людей считают, что будут сильнее сожалеть о глупом действии, чем о глупом бездействии. Но исследования, что в конечном счете люди сожалеют о том, что чего-то не сделали, гораздо сильнее, чем о том, что сделали. Самые распространенные сожаления — «не поступил в университет», «не воспользовался выгодным предложением», «не проводил достаточного времени с семьей и друзьями». Причина одна — психологической иммунной системе легче фабриковать позитивные и заслуживающие доверия видения действия, чем бездействия.

Психологическая иммунная система — это система оборонительная, и подчиняется она тому же самому принципу. Когда переживания заставляют нас чувствовать себя достаточно несчастными, она подгоняет факты и находит виноватых с целью предложить нам более позитивное видение. Но она занимается этим не всякий раз, когда мы почувствуем малейший укол ревности, досаду или разочарование. Расстроившаяся свадьба и увольнение с работы — это широкомасштабные нападения на наше счастье, приводящие в действие психологическую оборону, но из-за сломавшегося карандаша, ушибленного пальца или медленно ползущего лифта она не запускается.

Способность ассоциировать удовольствие или боль с обстоятельствами их переживания настолько жизненно важна, что природа дала ее каждому своему созданию, от drosophila melanogaster до Ивана Павлова. Однако, чтобы довести до максимума свое удовольствие и до минимума — страдание, мы должны ассоциировать свои переживания с обстоятельствами, их породившими, но нам следует также и объяснять, как и почему эти обстоятельства породили именно эти переживания.

Необъясненные события имеют два качества, которые усиливают и продлевают их эмоциональное воздействие. Во-первых, они поражают нас как редкие и необычные. Во-вторых, они заставляют нас продолжать о них думать. Желание объяснять события присуще самой человеческой природе. Этим частенько пользуются писатели и режиссеры, заканчивая свои сюжеты загадками. Исследования показывают, что люди и в самом деле с большей вероятностью будут продолжать думать о фильме или книге, когда не могут объяснить, что случилось с главным героем. Объяснение лишает события эмоционального влияния, потому что придает им видимость вероятности и позволяет нам перестать о них думать.

Часть VI. Поправимость

Поправимость — способность быть исправленным, преобразованным или улучшенным.

Глава 10. Стоит обжечься

Из-за того, что мы обычно запоминаем самые лучшие и самые худшие события вместо самых распространенных и вероятных, наше обучение опытом не столь эффективно. То обстоятельство, что наименее вероятное переживание часто становится наиболее вероятным воспоминанием, и мешает нам предсказывать свои будущие переживания.

Глава 11. Живые отчеты о завтрашнем дне

Одно из преимуществ, говорящих и социально активных животных вроде нас с вами таково: мы можем извлекать пользу из переживаний других людей — не обязательно постигать все самостоятельно. Миллионы лет люди преодолевали свое невежество, делая открытия и рассказывая об этих открытиях другим, и поэтому сегодняшний среднестатистический разносчик газет в Питтсбурге и знает о Вселенной больше, чем Галилео, Аристотель, Леонардо и другие парни, которые были так умны, что теперь даже не нуждаются в фамилиях.

Адам Смит полагал, что люди хотят только одного — счастья, и, следовательно, экономика будет развиваться и процветать, только если люди будут введены в заблуждение и поверят, что богатство сделает их счастливыми. В этом случае — и только в этом случае, — когда они придерживаются этого ложного убеждения, они будут производить, добывать и потреблять — делать все необходимое для поддержки экономики. Некоторые теоретики доказывают, что в развитии общества имеет место циклический процесс, в ходе которого люди понимают, что счастье за деньги не купишь, но через поколение вновь об этом забывают.

Игра в передачу убеждений объясняет, почему мы доверчиво принимаем представления о счастье, которые вовсе не будут правдой. Радость, даруемая богатством, — один из примеров. Радость, даруемая детьми, —другой, который большинство из нас принимает еще ближе к сердцу. Каждая культура уверяет своих представителей, что наличие детей сделает их счастливыми. На самом деле, каждый родитель знает, что дети — это уйма работы, по-настоящему тяжелой работы. И хотя в отцовстве и материнстве случается немало вознаграждающих за все моментов, в основном быть родителем означает долго и самоотверженно обслуживать людей, которые только через десятки лет, возможно, будут вам чуть-чуть благодарны.

Исследования свидетельствуют: когда люди лишены информации, которой требует воображение, и вынуждены использовать других в качестве заменителей, они делают удивительно точные предсказания своих будущих чувств. А значит, лучший способ предсказать свои завтрашние чувства — это посмотреть на сегодняшние чувства других.

Тем не мене, наша глубокая убежденность в разнообразии и уникальности людей — основная причина, по которой мы отказываемся использовать других в качестве заменителей. Ведь замена будет полезна лишь в том случае, когда мы можем рассчитывать на то, что заменитель реагирует на какое-то событие приблизительно так, как мы отреагировали бы на него сами. Л если мы считаем, что эмоциональные реакции людей куда разнообразнее, нежели в реальности, замена кажется нам куда менее полезной, чем она есть на самом деле. Замена — простой и эффективный способ предсказывать будущие эмоции, но поскольку мы не понимаем, насколько похожи все люди, мы отвергаем вполне надежный путь и доверяемся своему воображению — наделенному множеством недостатков и вечно заблуждающемуся.

 

[1] У профессионалов бриджа умение замечать то, что не произошло за столом во время игры, развито очень сильно. Это важное умение, позволяющее значительно повысить класс игры. – Прим. Багузина

Спотыкаясь о счастье — отзывы о книге

Советуем также ознакомиться:

Ищу документ, запрещающий проводить в

Читая топик, пропустила про «последний звонок», споткнулась о «экзамен через пару дней», а на пароходах вообще зависла — думала, что речь о По сути вопроса ничего не знаю, увы или,скорее, к счастью. Всегда в классе были чаепития, что в мои годы, что у старшего ребенка.

была женой, стала любовницей….

Зачем такое » счастье » на букву М, не знаю. 29.08.2015 12:59:47, бррр. » И жена логично подозревает, что муж может гулять по одной причине — любовница шла, споткнулась и на х»»» наткнулась. не знаю:-) Мне жена любовника (ага, был «грех» по молодости, больно…

Похвастаюсь и добавлю позитива для сомневающихся.

А позитивные — позволяют понять,то даже в виртуальном сообществе можно найти единомышленников и получить еще один стимул идти вперед, пусть даже спотыкаясь о неудачи и трудности. 27.05.2012 18:02:58, Птица счастья. Молодчинки и ребёночек и родители >.

Помогите защитить ребенка от физкультуры

И мячом попадают и в одном классе. еще несколько лет назад видела совсем нетипичную травму- в столовой школы Ребенок споткнулся с подносом с обедом, тарелки упали-разбились, упал он лбом в осколки прямо. Это огромное счастье, посреди недели выспаться разок.

Как я узнала о грядущем счастье

В тот день (12 января) я пошла на прием к своему гинекологу, но не по причине задержки, а наоборот, по причине 2 менструаций за месяц.

«Мы слишком разные»

Только представления о браке и о счастье разнятся)? кому-то мало, интересов общих не было, время проводить любили по-разному, круг друзей — разный, биоритмы противоположные, характеры вообще рядом не стояли и т.д. и т.п.. многие спотыкаются уже на биоритмах…

Дочке 22 года, в этом году заканчивает

Это зависть к чужому счастью заставляет злиться и совать палки в колеса. Потому что если не завидуешь, за влюбленных и их счастье надо радоваться! (Второй раз споткнулась на том, что прочитала слово как Аврора.

«Спотыкаясь о счастье», Дениэл Гилберт.

«Вечнозеленая» тема счастья не перестает волновать умы как специалистов, так и всех остальных людей. На этот раз загадку берется разгадать блестящий ученый, логик, скептик, мастер иронии – Дениэл Гилберт. Склад личности автора однозначно повлиял на то, какой получилась книга. Структурность, доказательный ряд исследований и фактов, примеры из жизни, с которыми сложно спорить, интеллектуальные ребусы, а также юмор самого разного калибра – все это способствует тому, что чтение не хочется прерывать, пока книга не закончится. 


О чем же она? Об удивительных способностях человеческого мозга, благодаря которым каждый индивидуум может опускаться в бездну депрессии или подниматься на вершины счастья. Автор последовательно доказывает, что причины этого кроются не во внешних обстоятельствах, а в том, как работает сознание. Впрочем, обо всем по порядку. 


Начинается книга с классической сентенции, которая получает все большую известность благодаря модели триединого мозга: «Человек – это единственное животное, которое думает о будущем» (благодаря неокортексу). Умение воображать то, чего никогда не было, по мнению автора, уникальное, самое важное и определяющее свойство человеческой природы. Однако следствия, которые вытекают из этого тезиса, вовсе неочевидны с первого взгляда. С ними-то и помогает разобраться Дениэл Гилберт. 


Будучи «предвосхищающей машиной», мозг постоянно что-то предсказывает, точнее предполагает, часто даже без сколько-нибудь сознательного усилия со стороны своего обладателя. Поэтому «быть здесь и сейчас» оказывается для мозга достаточно сложной задачей, так как каким-то образом его лобная доля должна вдруг внезапно прекратить свою постоянную работу – генерирование мысленных моделей будущего. В большинстве случаев эти образы приятны и носят позитивный характер – люди в будущем хотят видеть себя счастливыми. И это делает их оптимистами, иногда переоценивающими вероятность наступления хороших событий в реальности. И это важно для здоровья психики. Пессимисты же часто рисуют в сознании негативные картины, рискуя впасть в депрессию.  


Зачем же тогда вообще нужны пессимистичные прогнозы? Автор видит две причины: во-первых, предвидение неприятных событий может ослабить их воздействие («предупрежден – значит вооружен»). А во-вторых, беспокойство и опасения в разумных пределах нам полезны: благодаря им мы побуждаем себя и окружающих поступать осмотрительно и избегать того, чего мы не хотим (как известно, мотивации «от» никто не отменял). 


Таким образом, заглядывание в будущее помогает сознанию контролировать это самое будущее. И возникает интересный вопрос: а зачем? Зачем сознанию контролировать будущее? 

Дениэл Гилберт предлагает два ответа – «неожиданно правильный» и «неожиданно неправильный». Первый заключается в том, что в случае контроля удовлетворяется очень важная человеческая потребность – действовать, быть способным влиять на события. И благодаря этому лучше себя чувствовать. Потеря контроля может вести к ощущению беспомощности, депрессии и другим негативным последствиям. Поэтому человеку свойственно искать способ контроля даже там, где его быть не может (например, лотереи). Тогда возникает иллюзия контроля. Так вот, ученые доказали, что иллюзия контроля оказывает практически такое же положительное психологическое воздействие, как и реальный контроль. 


По словам автора, мы хотим  — и должны хотеть – контролировать процесс движения по жизни, потому что некоторые варианты будущего более привлекательны, чем другие. 

И мы вплотную подошли к «неожиданно неправльному» ответу на вопрос о том, зачем сознанию нужен контроль. Казалось бы, очевидно: для того, чтобы прийти к более привлекательному результату. Но парадокс, на который обращает наше внимание ученый, кроется в вопросе: а откуда мы из «здесь и сейчас» знаем, какой результат в будущем окажется наилучшим? Ведь сознание предполагает это… из прошлого опыта! Но когда мы движемся по жизненному пути, каждый раз открывая что-то новое, обогащаясь уникальным опытом, то к моменту получения результата мы прибываем совершенно другой личностью. И тогда то, что нам казалось когда-то наиболее привлекательным будущим, оказывается совершенно неожиданным настоящим. 


Как достичь того, чтобы в пункте назначения вы не обнаружили, что цель – всего лишь иллюзия? Как трансформировать «погоню за счастьем» в «счастливое приключение»? Как иллюзию контроля (а значит и удовлетворенности) заменить на подлинное созидание своей жизни? Как, узнавая «всю правду» о том, как мастерски наше сознание создает иллюзии, не теряться в них, а уверенно двигаться в сторону счастья? На эти и множество других вопросов отвечает книга. 


Чем книга может быть полезна для коучей: содержание книги является великолепным объяснением того, почему профессиональный коуч не только не должен, но и не может гарантировать результат при заключении контракта. 

Чем книга может быть полезна для клиентов: Осознание того, что способствует нашему счастью, а что ему препятствует, помогает создавать вектор необходимых изменений к лучшему.  

Интрига для любознательных: Интересно ли вам узнать, как направленность фокуса нашего внимания влияет на уровень счастья «в крови»? Тогда загляните под обложку книги «Спотыкаясь о счастье».

Автор рецензии: 
Алина Светлова, сертифицированный коуч PCC ICF, тренер МЭУк.

Приобрести книгу можно по ссылке >>>


Информационный партнер — Издательский Дом «АЛЬПИНА ПАБЛИШЕР»

Наткнувшись на счастье Дэниел Тодд Гилберт

«Никто, конечно, не любит, когда его критикуют, но если то, к чему мы успешно стремимся, не делает наше будущее счастливым, или если вещи, которых мы безуспешно избегаем, делают, то это кажется разумным ( если несколько неловко), чтобы они бросили пренебрежительный взгляд назад и задались вопросом, о чем, черт возьми, мы думали ».

«Именно тогда я узнал, что ошибки — это интересно, и начал планировать жизнь, в которой их было несколько».

«Сюрприз говорит нам, что мы ожидали чего-то другого, кроме того, что получили, ev

» Никто, конечно, не любит, когда его критикуют, но если то, к чему мы успешно стремимся, не делает наше будущее счастливым, или если вещи мы безуспешно избегаем делать, тогда им кажется разумным (хотя и несколько нелюбезным) бросить пренебрежительный взгляд назад и задуматься, о чем, черт возьми, мы думали.«

» Именно тогда я узнал, что ошибки интересны, и начал планировать жизнь, в которой их было несколько ».

« Сюрприз говорит нам, что мы ожидали чего-то другого, чем то, что получили, даже когда мы не знали, что мы ожидать чего-либо вообще. «

» Исследования, подобные этим, демонстрируют, что, получив опыт, мы не можем просто отложить его в сторону и увидеть мир так, как мы бы его видели, если бы этого опыта никогда не было. «

» Ничего другого чем по ощущениям? Что может быть важнее чувств ?…. На самом деле чувства не просто имеют значение — они имеют значение, что означает , . «

» И что не так с нами обоими, это то, что мы совершаем систематический набор ошибок, когда пытаемся представить, «что это будет» как если бы.’ Представление «как бы это было, если бы» звучит как легкомысленная мечта, но на самом деле это одно из самых важных мысленных действий, которые мы можем выполнять, и мы выполняем его каждый день. Мы принимаем решения о том, с кем выйти замуж, где работать, когда размножаться, где уйти на пенсию, и мы основываем эти решения в значительной степени на наших убеждениях о том, каково было бы, если бы это событие произошло, а то — нет.Наша жизнь может не всегда складываться так, как мы желаем или планируем, но мы уверены, что если бы это было так, то наше счастье было бы безграничным, а наши печали бы тонкими и мимолетными ». знать, в конце концов, для чего и нужно воображение. Скорее, ваша ошибка заключалась в том, что вы бездумно относились к тому, что вы представляли, как к точному отображению фактов. Я уверен, что вы очень хороший человек. Но вы очень плохой волшебник ».

« Мы не можем чувствовать себя хорошо из-за воображаемого будущего, когда мы заняты плохим настроением из-за реального настоящего.«

» Презентизм возникает из-за того, что мы не осознаем, что наше будущее «я» не будет видеть мир таким, каким мы его видим сейчас. Как мы скоро узнаем, эта фундаментальная неспособность принять точку зрения человека, с которым будет происходить остальная часть нашей жизни, является самой коварной проблемой, с которой может столкнуться футурист ».

« Если негативные события не ударили по нам так сильно как мы от них ожидаем, тогда почему мы этого ожидаем? «

» Мир такой, мы хотим, чтобы мир был таким, и наш опыт мира — каким мы его видим, помним и представляем — смесь суровой реальности и успокаивающей иллюзии.Мы тоже не можем пощадить. Если бы мы познали мир таким, какой он есть, мы были бы слишком подавлены, чтобы вставать с постели по утрам, но если бы мы воспринимали мир именно таким, каким мы хотим его видеть, мы были бы слишком обмануты, чтобы найди наши тапочки . .. Нам не обойтись без реальности и без иллюзий. Каждый служит определенной цели, каждый налагает ограничение на влияние другого, и наш опыт мира — это хитрый компромисс, на который идут эти жесткие конкуренты ».

« Никому не нравится чувствовать, что их обманывают, даже если это обмануть — одно удовольствие.»

» В долгосрочной перспективе люди любого возраста и в любой сфере жизни, кажется, сожалеют о том, что НЕ сделали что-то гораздо больше, чем они сожалеют о том, что сделали … Потому что мы не осознаем, что наша психологическая иммунная система может рационализировать избыток смелости легче, чем избытка трусости, мы хеджируем наши ставки, когда нам следует сделать грубую ошибку ».

« Тот факт, что наименее вероятный опыт часто является наиболее вероятным воспоминанием, может нанести ущерб нашей способности предсказывать будущий опыт.«

» Короче говоря, производство богатства не обязательно делает людей счастливыми, но оно действительно служит потребностям экономики, которая служит потребностям стабильного общества, которое служит сетью для распространения бредовых убеждений о счастье и богатство. «

» Потому что, если вы похожи на большинство людей, то, как и большинство людей, вы не знаете, что вы похожи на большинство людей. «

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее внутри, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

Наткнувшись на счастье, Дэн Гилберт

Книга в трех предложениях

Что отличает людей от всех остальных животных, так это то, что мы думаем о будущем. Однако наш мозг становится жертвой широкого диапазона предубеждений, из-за которых наши предсказания будущего (и наши воспоминания о прошлом) оказываются неточными. Из-за этих умственных ошибок чрезвычайно трудно предсказать, что сделает нас счастливыми.

Сводка о счастье

Это краткое изложение моей книги Дэна Гилберта «Наткнувшись на счастье». Мои заметки неформальны и часто содержат цитаты из книги, а также мои собственные мысли. Это резюме также включает ключевые уроки и важные отрывки из книги.

  • Величайшая способность человеческого мозга — представлять, видеть мир таким, каким он никогда не был.
  • «Что отличает людей от других животных, так это то, что они думают о будущем».
  • Наш мозг делает прогнозы невероятно быстро и практически обо всем в жизни. Когда наш опыт не соответствует ожиданиям нашего мозга, мы удивляемся.
  • Лобная доля отвечает за планирование и тревогу — две ключевые функции, ориентированные на будущее.
  • Наша лобная доля — это то, что позволяет нам быть единственным животным, которое так же переживает и предвидит будущее.
  • Нам нравится мечтать, потому что сама мечта может быть радостью.
  • В течение нескольких недель даже выжившие после землетрясения, как правило, возвращаются к прежнему уровню оптимизма.
  • Если у нас нет возможности предсказать наше будущее, это страшнее, чем если бы мы могли предсказать плохое будущее (исследование переменного шока).
  • Одна из основных потребностей человека — контролировать вещи.Контроль над собственной жизнью — источник удовольствия.
  • Три недостатка воображения: 1) Воображение имеет тенденцию добавлять и удалять детали, но люди не осознают, что ключевые детали могут быть сфабрикованы или отсутствовать в воображаемом сценарии. 2) Воображаемое будущее (и прошлое) больше похоже на настоящее, чем оно будет на самом деле (или было). 3) Воображение не в состоянии понять, что вещи будут ощущаться иначе, когда они действительно произойдут — в первую очередь, психологическая иммунная система заставит плохие вещи чувствовать себя не так плохо, как они воображаются.
  • «Опыт не поддается наблюдению для всех, кроме человека, с которым он происходит».
  • «Стремление к счастью заложено в самом определении желания».
  • Исследование исследователя / туриста, в котором рабочий-строитель закрывает дверь исследователю. Мы не замечаем изменений, если не сосредоточены на опыте по мере его изменения. В этом случае мы полагаемся на нашу память, чтобы запомнить и распознать изменение, но наши воспоминания весьма ошибочны.
  • Никто на самом деле не знает, что такое счастье для других (и есть много подтвержденных исследованиями причин, почему), так что мы не можем однозначно сказать, может ли кто-то в ситуации, которая может показаться нам плохой (например, быть сиамским близнецом) ) на самом деле менее счастливы, чем мы.На самом деле, вполне возможно, что они так же счастливы или даже больше.
  • «Они думают, что счастливы, только потому, что не знают, чего им не хватает». Вот в чем собственно суть. Незнание того, чего мы упускаем, — это именно то, что позволяет нам быть счастливыми, несмотря на то, что у нас нет другой возможности.
  • Гипотеза расширения опыта: ваш опыт может резко изменить уровень вашего счастья. Как только вы узнаете, что что-то существует, и испытали от этого удовольствие, ваше определение счастья изменится по сравнению с тем, что было в прошлом.
  • Физиологическое возбуждение можно интерпретировать по-разному, и наша интерпретация возбуждения зависит от того, что, по нашему мнению, вызвало его. Но наши убеждения могут быть ошибочными, и поэтому мы думаем, что переживаем одно, тогда как на самом деле переживаем другое. Мы можем ошибаться в собственном опыте.
  • «Мы могли бы назвать это гипотезой подавления языка, потому что она предполагает, что обедненный эмпирический фон заставляет язык как бы подавляться, так что полный набор словесных ярлыков на самом деле представляет очень ограниченный диапазон переживаний.«Опасность этой теории в том, что у всех нас разный опыт, а это значит, что никто не знает, что такое счастье на самом деле.
  • Опыт и осведомленность тесно связаны, но не одно и то же. Опыт относится к участию в мероприятии. Осведомленность означает осознание того, что событие происходит.
  • Психологические науки всегда будут несовершенными, потому что мы пытаемся наблюдать чужой субъективный опыт, но это лучшее, что у нас есть, и самый близкий внешний наблюдатель может приблизиться к пониманию внутренней части чужого разума.
  • Закон больших чисел: когда явление возникает из-за очень большого количества чего-либо, но не меньших его версий. Например, миллиарды нейронов ведут к сознательному человеческому мозгу, но два нейрона — не маленькая версия сознания.
  • Субъективное переживание счастья (и жизни) у одного человека может быть несовершенным и субъективным, но когда мы смотрим на сотни или тысячи людей, начинают проявляться истины и закономерности. Индивидуальные недостатки сводятся на нет.
  • То, что мы считаем реальностью, — всего лишь ее версия.Это просто наша интерпретация мира. Подробнее в главе 3 аудиокниги.
  • Наш мозг «заполняет» всевозможную информацию каждый день. На наши прогнозы влияет наш опыт. Мы делаем предположения о вещах, которые мы прогнозируем, основываясь на предыдущем опыте, который мы имели или слышали раньше.
  • «Когда мы представляем будущее, мы часто делаем это в слепой зоне нашего воображения».
  • Нашему разуму легко заметить, что там (лай собаки), но очень трудно заметить отсутствие чего-либо (вы редко узнаете, что собака не лает как событие, потому что это просто тишина).Молчание, пропуски и отсутствие событий имеют решающее значение для определения значения вещей в реальном мире, но мы редко замечаем их. Мы склонны помнить то, что произошло, но не то, что не произошло.
  • Жизнь со слепотой — это намного больше, чем просто слепота, но когда мы представляем жизнь слепым, мы склонны думать только о зрении и забываем обо всех других аспектах жизни.
  • Когда мы представляем далекое будущее, мы склонны представлять вещи в общих чертах и ​​замалчивать детали.Когда мы представляем вещи в ближайшем будущем (например, завтра), мы склонны думать о конкретных деталях.
  • Может быть полезно выполнить упражнение, в котором вы записываете конкретные детали будущих задач, событий, целей и т. Д. Это заставит вас четко понимать конкретные шаги и полностью представлять детали события, а не останавливаться в режиме сна, где детали нечеткие или забыты. Делайте это каждую неделю или месяц?
  • «Один из недостатков воображения состоит в том, что он позволяет себе вольности, не сообщая нам об этом.
  • «Когда ученые делают ошибочные прогнозы, они почти всегда ошибаются, предсказывая, что будущее будет слишком похоже на настоящее».
  • Каждый склонен использовать настоящее как способ представить будущее и повлиять на воспоминания о прошлом. Таким образом, наши воспоминания и воображение часто ближе к нашей текущей реальности, чем к реальной действительности.
  • «Одним из отличительных признаков депрессии является то, что когда люди в депрессии думают о будущих событиях, они не могут себе представить, что им они очень понравятся».
  • Ваша отправная точка имеет значение, потому что мы часто заканчиваем тем, с чего начали.(Это может быть применено ко многим сферам жизни: воспоминания, социально-экономический статус, образование и т. Д.)
  • Эффект привыкания уменьшает удовольствие при повторении циклов, но со временем он может исчезнуть. «Разнообразие — это пряность жизни» может быть ложным в зависимости от времени. При рассмотрении вариантов, доступных вам во время одного сеанса (как и множество закусок за один прием пищи), разнообразие является хорошим. Обдумывая варианты, отложенные во времени (например, что заказывать в любимом ресторане каждый месяц), каждый раз выбирайте свой лучший выбор, потому что эффект привыкания будет уменьшаться между каждым сеансом, и вы будете получать полное удовольствие каждый раз.
  • Презентизм относится к оценке исторических событий или людей по современным стандартам. Это во многом бесполезно и несправедливо, потому что нельзя ожидать, что исторические деятели примут те же решения, что и мы, потому что они жили в совершенно другом контексте. Это «что-то вроде ареста человека в 1920-х за то, что он не пристегнут ремнем безопасности».
  • Большинство людей переоценивают, насколько ужасными будут травматические события. Например, люди, страдающие параличом нижних конечностей и пострадавшие от землетрясения, обычно считают себя намного более счастливыми, чем люди могут себе представить.
  • «Мы не можем обойтись без реальности и не можем обойтись без иллюзий. Каждый служит определенной цели, каждый налагает ограничения на влияние другого, и наш мирской опыт — это хитрый компромисс, на который идут эти жесткие конкуренты ».
  • Мы все смотрим на нашу версию реальности через розовые линзы, но эта версия все еще должна вызывать доверие. Если он слишком хорош, мы его отклоним.
  • Исследования показывают, что люди действительно чувствуют меньше боли, когда считают, что страдают из-за чего-то очень ценного.
  • У нас есть «психологическая иммунная система», которая часто срабатывает, когда мы переживаем особо травмирующие события. Эти системы защищают нас от событий, которые, по нашему мнению, могут быть очень болезненными, и поэтому мы можем оправиться от них лучше, чем мы часто предполагаем.
  • «Люди не осознают того факта, что их защита с большей вероятностью будет вызвана сильным, чем легким страданием. Таким образом, они неверно предсказывают свои эмоциональные реакции на несчастья разного масштаба.
  • «Мы с большей вероятностью будем искать и находить положительный взгляд на то, в чем мы застряли, чем на то, чего мы не делаем».
  • «Только когда мы не можем изменить наш опыт, мы ищем способы изменить наш взгляд на него».
  • Неизбежные ситуации активируют нашу психологическую иммунную систему, которая затем повышает способность нашего мозга создавать позитивный взгляд на вещи и счастье в неизбежных ситуациях.
  • Мы склонны переоценивать свободу. Мы легко можем представить себе все преимущества, которые принесет нам свобода, но мы склонны недооценивать тот факт, что свобода мешает нам двигаться вперед, потому что мы постоянно обсуждаем, есть ли у них лучшие варианты. Только когда мы полностью посвящаем себя делу и идем «ва-банк», мы попадаем в неизбежную ситуацию, когда наш мозг может легко оправдать наше поведение и обстоятельства.
  • Если просто писать о травмирующих событиях — особенно если вы объясняете само событие — люди демонстрируют повышенное психологическое и физиологическое благополучие, включая повышение уровня вирусных антител.
  • Неуверенность может сохранить и продлить наше счастье. Когда события кажутся редкими, необъяснимыми или странными, мы склонны ценить их больше, чем вещи, которые можно объяснить, кажутся обычными или иным образом имеют общий смысл.(Примечание: объясняет ли это что-то о том, почему мы любим верить мифам или религиозным историям, часто с очень сильными эмоциями?)
  • «Наименее вероятный опыт часто является наиболее вероятным воспоминанием».
  • «Мы склонны вспоминать лучшие и худшие времена, а не самые вероятные».
  • Существует мало доказательств того, что женщины более раздражительны во время менструального цикла.
  • Богатство сделает вас намного счастливее, когда вы перейдете из бедности в средний класс, но не более того.Кто-то зарабатывает 5 миллионов долларов в год примерно так же счастлив, как кто-то зарабатывает 100 тысяч долларов в год.
  • Все говорят, что иметь детей — это замечательно и весело. Однако когда вы на самом деле измеряете счастье родителей, вы видите, что оно вовсе не повышено. Мы продолжаем увековечивать веру детей в счастье, потому что это «суперпрепликатор». То есть люди, которые считают, что дети прекрасны, обычно имеют их (и передают это убеждение), а люди, которые верят в обратное, стараются избегать детей.
  • «Средний человек не кажется таким обычным». Один пример: 90 процентов автомобилистов считают себя безопаснее обычных водителей. Это не вызвано чистым эгоизмом, а может быть признаком нашей склонности верить, что мы уникальны и отличаемся от других (в хорошем и плохом).
  • «Мы не всегда считаем себя лучшими, но почти всегда считаем себя уникальными».
  • Расчет счастья Бернулли: умножьте шансы получить то, что вы хотите, на полезность получения того, что вы хотите (т.е. вероятность x удовольствие). Каждый следующий доллар приносит немного меньше удовольствия, чем предыдущий. «Определение стоимости предмета должно основываться не на его цене, а на полезности, которую он приносит». Проблема в том, что практически невозможно предсказать пользу, которую мы получим от нашего выбора, из-за множества имеющихся у нас предубеждений.
  • «Люди чувствительны к относительным, а не абсолютным ценностям».

Рекомендации для чтения

Это список авторов, книг и концепций, упомянутых в разделе «Наткнувшись на счастье», который может быть полезен для чтения в будущем.

  • Финеас Гейдж и его знаменитая железнодорожная катастрофа
  • Письма Джона Локка
  • Письма Иммануила Канта

Наткнувшись на счастье, Дэн Гилберт

«Наткнувшись на счастье» Даниэль Гилберт




Предисловие

Что бы вы сделали прямо сейчас, если бы узнали, что умрете через десять минут? Не могли бы вы забежать наверх и поджечь того Мальборо, которого прятали в ящике для носков со времен администрации Форда? Не могли бы вы вальсировать в кабинет своего босса и подробно описать его личные недостатки? Вы бы поехали в этот стейк-хаус рядом с новым торговым центром и заказали Ти-Боун, средней прожарки, с добавлением действительно плохого холестерина ? Конечно, сложно сказать, но из всего, что вы могли бы сделать за последние десять минут, можно с уверенностью сказать, что немногие из них — это то, что вы действительно сделали сегодня.

Так вот, некоторые люди будут оплакивать этот факт, будут махать пальцами в вашу сторону и сурово говорить вам, что вы должны проживать каждую минуту своей жизни, как если бы она была вашей последней, что только показывает, что некоторые люди проведут свой последний десять минут, давая другим глупые советы. То, что мы делаем, когда ожидаем продолжения нашей жизни, естественно и должным образом отличается от того, что мы могли бы сделать, если бы ожидали, что они внезапно закончатся. Мы бережно употребляем сало и табак, покорно улыбаемся очередной глупой шутке нашего начальника, читаем книги, подобные этой, когда мы могли бы носить бумажные шляпы и есть фисташковые миндальные печенья в ванне, и мы делаем все это на благотворительной акции. служение людям, которыми мы скоро станем.Мы относимся к своему будущему, как к своим детям, проводя большую часть времени большую часть наших дней, строя будущее, которое, как мы надеемся, сделает их счастливыми. Вместо того, чтобы заниматься тем, что приходит нам в голову, мы берем на себя ответственность за благополучие самих себя в будущем, откладывая часть своей зарплаты каждый месяц, чтобы они могли наслаждаться пенсией на лужайке, бегая трусцой и пользуясь зубной нитью с некоторой регулярностью, так они могут избежать коронарных артерий и трансплантации десен, перенести грязные подгузники и утомительные повторения Кошка в шляпе , так что когда-нибудь у них будут пухлые внуки, которые будут подпрыгивать им на коленях. Даже покупка доллара в мини-маркете — это благотворительный акт, направленный на то, чтобы человек, которым мы собираемся стать, получил удовольствие от Twinkie, за который мы платим сейчас. Фактически, почти каждый раз, когда мы хотим что-то — повышение по службе, брак, автомобиль, чизбургер — мы ожидаем, что если мы это получим, то человек, у которого есть наши отпечатки пальцев за секунду, минуту, день или десятилетие отныне будут наслаждаться миром, который они унаследовали от нас, почитая наши жертвы, поскольку они пожинают плоды наших проницательных инвестиционных решений и диетической терпимости.

Ага, да. Не задерживайте дыхание. Как и плоды наших чресл, наше временное потомство часто неблагодарно. Мы изо всех сил стараемся дать им то, что, по нашему мнению, им понравится, а они бросают работу, отращивают волосы, переезжают в Сан-Франциско или из него и задаются вопросом, как мы могли когда-либо быть настолько глупыми, чтобы думать, что им понравится , который . Нам не удается получить похвалы и награды, которые мы считаем решающими для их благополучия, и в конечном итоге они благодарили Бога за то, что все пошло не по нашему недальновидному и ошибочному плану.Даже тот человек, который откусил твинки, который мы купили несколькими минутами ранее, может скривиться и обвинить us в том, что он купил не ту закуску. Никто, конечно, не любит, когда его критикуют, но если то, к чему мы успешно стремимся, не делает наше будущее счастливым или если вещи, которых мы безуспешно избегаем, делают, то для них кажется разумным (хотя и несколько нелюбезным) бросить пренебрежительный отзыв. оглянуться назад и задуматься, о чем, черт возьми, мы думали. Они могут признать наши добрые намерения и неохотно признать, что мы сделали все, что могли, но они неизбежно будут ныть своим терапевтам о том, что наши лучшие качества просто недостаточно хороши для них.

Как это может случиться? Разве мы не должны знать вкусы, предпочтения, потребности и желания людей, которыми мы будем в следующем году — или, по крайней мере, сегодня днем? Разве мы не должны достаточно хорошо понимать свое будущее, чтобы формировать их жизнь — чтобы найти профессию и любовников, которых они будут лелеять, чтобы купить чехлы для дивана, которыми они будут дорожить долгие годы? Так почему же они заканчиваются чердаками и жизнями, полными вещей, которые мы считали необходимыми и которые они считали болезненными, неудобными или бесполезными? Почему они критикуют наш выбор романтических партнеров, сомневаются в наших стратегиях профессионального роста и платят хорошие деньги за удаление татуировок, за получение которых мы заплатили хорошие деньги? Почему они испытывают сожаление и облегчение, когда думают о нас, а не гордость и признательность? Мы могли бы понять все это, если бы мы пренебрегли ими, игнорировали их, жестоко обращались с ними каким-либо фундаментальным образом — но, черт возьми, мы дали им лучшие годы нашей жизни! Как они могут быть разочарованы, когда мы достигаем наши желанной цели, и почему они так чертовски головокружительный , когда они в конечном итоге именно в том месте, что мы работали так трудно управлять им очистить от? С ними что-то не так?

Или с нами что-то не так?

Когда мне было десять лет, самым волшебным предметом в моем доме была книга об оптических иллюзиях. Его страницы познакомили меня с линиями Мюллера-Лайера, концы которых заострены стрелками, и казалось, что они имеют разную длину, хотя линейка показывала, что они идентичны, куб Неккера, у которого на мгновение оказалась открытая сторона, а затем открытая сторона. наверху следующий рисунок чаши, которая внезапно превратилась в пару силуэтов лиц, а затем снова превратилась в чашу (см. рисунок 1). Я сидел на полу в кабинете отца и часами смотрел на эту книгу, завороженный тем фактом, что эти простые рисунки могут заставить мой мозг поверить в то, что он с абсолютной уверенностью знал, что это неправильно.Именно тогда я узнал, что ошибки интересны, и начал планировать жизнь, в которой их было несколько. Но оптическая иллюзия не интересна просто потому, что заставляет всех ошибаться; скорее, это интересно, потому что это заставляет всех повторять ту же ошибку . Если бы я видел чашу, вы видели Элвиса, а наш друг видел картонную коробку с му гу гай пан, тогда объект, на который мы смотрели, был бы очень красивым чернильным пятном, но паршивой оптической иллюзией. В оптических иллюзиях так притягательно то, что каждый видит сначала чашу, затем лица, а затем — мерцание мерцание — снова эта чаша.Ошибки, которые оптические иллюзии вызывают в нашем восприятии, законны, регулярны и систематичны. Это не глупые ошибки, а умные ошибки — ошибки, которые позволяют тем, кто их понимает, взглянуть на элегантный дизайн и внутреннюю работу зрительной системы.

Ошибки, которые мы совершаем, когда пытаемся представить себе свое личное будущее, также законны, регулярны и систематичны. У них тоже есть образец, который говорит нам о силе и ограничениях предвидения во многом так же, как оптические иллюзии говорят нам о силе и ограничениях зрения.Вот о чем вся эта книга. Несмотря на третье слово в названии, это не инструкция, которая расскажет вам что-нибудь полезное о том, как быть счастливым. Эти книги находятся в секции самопомощи двумя проходами дальше, и как только вы купили одну, сделали все, что в ней говорится, и все равно почувствовали себя несчастным, вы всегда можете вернуться сюда, чтобы понять, почему. Напротив, это книга, в которой описывается, что наука должна рассказать нам о том, как и насколько хорошо человеческий мозг может представить свое собственное будущее, и о том, как и насколько хорошо он может предсказать, какое из этих вариантов будущего ему больше всего понравится.Эта книга посвящена загадке, над которой многие мыслители размышляли на протяжении последних двух тысячелетий, и в ней используются их идеи (и несколько моих собственных), чтобы объяснить, почему мы, кажется, так мало знаем о сердцах и умах людей, о которых идем. стать. История немного похожа на реку, которая пересекает границы без паспорта, потому что ни одна наука никогда не давала убедительного решения этой головоломки. Эта книга, объединяющая воедино факты и теории из психологии, когнитивной нейробиологии, философии и поведенческой экономики, позволяет создать отчет, который я лично считаю убедительным, но о достоинствах которого вам придется судить самостоятельно.

Следующая страница: Путешествие в другое, когда >>

Аудиокнига Random House: Прослушайте клип >>

Отрывок из книги Дэниела Гилберта «Наткнувшись на счастье». Авторские права © 2006 Дэниел Гилберт. Взято с разрешения Knopf, подразделения Random House LLC. Все права защищены. Никакая часть этого отрывка не может быть воспроизведена или перепечатана без письменного разрешения издателя.

Наткнувшись на счастье

Дэниел Гилберт, доктор философии, не собирался быть психологом.Бросив школу, он решил стать писателем-фантастом. Он начал писать и публиковать рассказы, в конечном итоге оттачивая свое мастерство, взяв уроки творческого письма в местном колледже в Денвере.

«Когда я туда попал, писательское мастерство было закрытым, а психология — открытой», — говорит Гилберт. «Это была долгая поездка на автобусе, поэтому я сказал:« Хорошо, запиши меня ». Это было началом».

Сегодня Гилберт — профессор психологии в Гарварде. Его книга «Наткнувшись на счастье» (Knopf, 2006) стала бестселлером New York Times .А популярный телесериал под названием «Эта эмоциональная жизнь», который Гилберт написал в соавторстве и вел, вышел в эфир на канале PBS в январе и привлек более 10 миллионов зрителей. Гилберт намерен распространить свое сообщение о том, что большинство из нас делают ужасную работу по предсказанию того, что сделает нас счастливыми или несчастными в будущем.

The Monitor поговорил с Гилбертом о том, что делает его — и нас — счастливыми.

Как вы впервые заинтересовались счастьем?

Примерно через десять лет моей карьеры я обедал с другом.Это был особенно плохой год для нас обоих — много проблем с друзьями и семьей, и смерть людей, живущих поблизости. Что нас поразило, так это то, что мы были на удивление в порядке. Это либо означало, что мы были бессердечными ублюдками, либо это означало, что мы плохо предсказывали, как все это повлияет на нас. Конечно, если бы вы попросили нас сделать прогноз за год до этого, мы бы оба сказали: «Я не смогу встать с постели утром». Мы не только встали с постели, но и делали свою работу, жили своей жизнью и довольно хорошо проводили время.Поэтому мы задали друг другу вопрос: «Знают ли люди, что сделает их счастливыми?» и никто из нас не знал ответа.

После обеда я вернулся в свой офис и начал просматривать журналы, чтобы увидеть, что я могу найти. Ничего не нашел. Мой соавтор Тим Уилсон и я решили попробовать один эксперимент и просто посмотреть, как он сработает. Мы показали некоторым «прогнозистам» отрицательное описание личности и попросили их предсказать, как они будут себя чувствовать, если психологический тест покажет, что это их точная характеристика.Они предсказывали, что будут опустошены. Затем мы провели ложный личностный тест некоторых «испытателей», дали им отрицательную личностную обратную связь, которую мы показали прогнозистам, и спросили их, как они себя чувствуют. Эксперты не сообщили, что чувствовали себя настолько плохо, как предполагали синоптики. Один эксперимент привел к другому, затем еще одному. Проведение эффективных экспериментов похоже на поедание картофельных чипсов: когда вы начнете, трудно остановиться. Итак, мы с Тимом 15 лет спустя едим из одного пакета чипсов.

Изменили ли ваши открытия вашу личную и профессиональную жизнь?

Совершенно верно! Мы провели множество исследований, показывающих, что люди гораздо более устойчивы, чем они сами предполагают. Эти открытия сделали меня менее опасным в личной жизни. Теперь я понимаю, что если дела пойдут плохо, я, вероятно, поправлюсь и буду в порядке. Поэтому я больше рискую и не слишком беспокоюсь о том, что может пойти не так.

Некоторые находки оказали на меня особенно сильное влияние.Например, исследование, которое я провел с Джейн Эберт около 10 лет назад, показало, что люди более довольны решениями, когда они не могут изменить свое мнение о них.

Как только появились эти данные, я рассказал о них своему коллеге, и он сказал: «В этом существенная разница между браком и совместной жизнью. Когда вы женаты, чертовски сложно просто передумать. Лампочка погасла, и я решил сделать своей девушке предложение. Теперь мы женаты, и я действительно люблю свою жену больше, чем свою девушку, хотя они одна и та же женщина.Одна из причин заключается в том, что я взял на себя обязательство, от которого трудно отказаться, и в результате я нахожу способы сделать свой выбор правильным. Так что да, мои исследования действительно меняют мою жизнь, и я ношу обручальное кольцо, чтобы доказать это.

Наше общество внезапно наводнено книгами о счастье. Почему?

Счастье — это конечная цель практически всех решений, которые мы принимаем. В той или иной форме мерилом правильного решения является то, приносит ли оно благополучие, удовольствие, счастье, радость, удовлетворенность — выберите свое любимое.Это главный мотиватор человеческого поведения.

Я стою здесь и смотрю на полку с книгами, каждая из которых имеет слово «счастье» в названии, и все они были опубликованы за последние пять лет. Так почему же внезапный всплеск публикаций? Не потому, что счастье внезапно стало важным для людей, а потому, что наука наконец начала давать им информацию о нем.

Люди всегда хотели знать, где находится счастье, и они получали реплики от бабушек, раввинов, мистиков, священников, философов и других людей, которые, возможно, много знают о счастье, но не имеют никаких данных, подтверждающих это. вверх.Те же методы, которые мы используем, чтобы выяснить, что вызывает рак легких или глобальное потепление, можно использовать для определения того, что вызывает счастье. Экономисты, нейробиологи и особенно психологи теперь говорят людям то, что они действительно хотят знать.

Вы занимаетесь множеством разных вещей: преподаванием, исследованиями, писательством, телевидением. Что делает вас счастливее?

Больше всего меня делает не то, что вы перечислили. Не поймите меня неправильно, мне все это очень нравится. Я любил писать «Наткнувшись на счастье.«Мне нравилось снимать телешоу, потому что я снова стал студентом и узнал о совершенно новой индустрии. Я люблю преподавать вводную психологию. Мне нравится работать с Тимом и моими аспирантами над исследованиями. Но ничто из этого не является моим величайшим источником счастья, потому что моим самым большим источником счастья являются моя семья и друзья, и особенно мои невероятно очаровательные внучки. Как и для большинства людей, моим самым большим источником счастья является общение. В отличие от большинства людей, я это знаю.

О чем вы планируете говорить на съезде АПА в этом году?

Будет справедливо сказать, что я расскажу о том, как и насколько хорошо люди могут предсказать, что сделает их счастливыми, каковы могут быть некоторые из источников наших ошибочных прогнозов и что мы можем с этим сделать.

Что у тебя дальше?

Если бы вы задавали мне этот вопрос когда-нибудь в прошлом, я ответил бы на него неправильно, поэтому я перестал на него отвечать. Десять лет назад я не мог сказать вам, что собираюсь написать «Наткнувшись на счастье». Пять лет назад я не мог сказать вам, что собираюсь снимать «Эту эмоциональную жизнь». И я не думаю, что это потому, что я плохо предсказываю, что меня ждет дальше.

Просто самое интересное в жизни приходит именно за тобой, а не наоборот.Великая книга — это книга, которая умоляет вас написать ее. Хороший фильм — это тот, который приглашает вас сделать это. Что касается исследований, я не буду знать, какой эксперимент я собираюсь провести на следующей неделе, пока не узнаю, что показали эксперименты на этой неделе, или какая интересная идея пришла в голову одному из моих соавторов, или какие странные вещи я буду делать. увидеть в ТК в субботу.

Я счастлив, что не могу предсказать, что будет дальше, и просто испытать это, когда это произойдет. До сих пор это всегда было что-то восхитительное и вкусное.


Ребекка А. Клей, писатель из Вашингтона, округ Колумбия

Обзор

, наткнувшись на счастье — Алиса Осборн

Сегодня мы снова приветствуем постоянного гостя-блогера, , Дэйва Болдуина, . Дэйв делится своим обзором Stumbling on Happiness Дэниела Гилберта. Наслаждайтесь и думайте о том, что приносит вам счастья.

Наткнувшись на счастье Дэниел Гилберт отлично поработал, демонстрируя, как выглядит превращение психологии в науку для практического непрофессионала.Я обнаружил, что открытие счастья и самореализации — это искусство, наука, а иногда и трудная битва. Гилберт помогает пролить свет на вопрос, почему. Гилберт не предлагает решения проблемы; он представляет точки зрения, которые я считаю полезными в моем собственном процессе разгадки.

Гилберт — отличный рассказчик, а книга — увлекательная, быстро читаемая — это мой критерий номер один для любой книги, которую я рекомендую. Он начинает с повсеместных вопросов, которые не всегда задают вслух.Например, почему мы часто ожидаем, что определенные вещи принесут нам счастье, только чтобы обнаружить, что они не оправдывают ожиданий? Этот вопрос составляет центральный вопрос книги, и Гилберт критикует его с разных сторон, цитируя истории исследовательских проектов, основанных на счастье, и университетских исследований.

Когда я впервые прочитал эту книгу, я вспомнил один случай в аэропорту Феникса. Я летел домой после трехнедельной поездки в Тусон, штат Аризона, и у нашего рейса была часовая пересадка.Я пошел в аэропорт, чтобы выпить чашку кофе и что-нибудь почитать во время четырехчасового перелета в Филадельфию. Когда я пошел обратно к своим воротам, у меня возник момент паники. Я оставил сумку в аэропорту! Следующие десять минут я провела, поспешно возвращаясь по своим следам, в тщетной попытке найти сумку, опасаясь, что, если я ее не найду, она будет конфискована и уничтожена службой безопасности аэропорта. Вне времени я сдался и вернулся в самолет, думая о том, сколько вещей мне придется заменить.Когда я подошел к своему месту, сумка лежала прямо под ним.

Вот коварная часть, которая еще некоторое время после этого не давала мне покоя. Я вспомнил, как стоял в кафе. Я мог воспроизвести мысленную видеозапись сцены. Я наклонился, чтобы положить ручную кладь, чтобы можно было использовать обе руки. Тот факт, что я смог вспомнить это так ясно, был той самой причиной, по которой я был уверен, что действительно принес сумку с самолета. Это воспоминание оказалось совершенно ложным.После того, как я прочитал Stumbling on Happiness , это стало совершенно логичным. По словам Гилберта, человеческий мозг не хранит идеальные воспоминания о том, что произошло — он создает их по запросу.

Какое отношение это имеет к счастью и стремлению к нему? Поскольку наши воспоминания о прошлом далеко не так точны, как мы думаем, мы, вероятно, неточно спроецируем то, что сделает нас счастливыми в будущем. Мы считаем, что определенные вещи сделали нас более счастливыми (или менее счастливыми), чем они делали в прошлом, и упускаем важные детали из наших воспоминаний — даже когда мы постоянно переживаем одни и те же переживания.Гилберт приводит слишком хорошо знакомый пример обеда в День Благодарения. Мы переедаем, затем чувствуем последствия переедания, клянемся никогда не делать этого снова, а затем продолжаем повторять весь беспорядок в декабре.

Гилберт также рассказывает о процессе принятия решений и о том, как мы выбираем различные варианты на основе того, что, по нашему мнению, сделает нас самыми счастливыми в будущем. По словам Гилберта, этот процесс осложняется рядом факторов, в том числе тем, что он называет «презентизмом». Гилберт утверждает, что все мы бессознательно предполагаем, что всегда чувствовали (и всегда будем чувствовать) то же самое в отношении вещей, которые мы чувствуем сейчас.Он цитирует исследование, которое показало, что люди с гораздо большей вероятностью скажут, что они довольны своей жизнью в солнечные дни и недовольны своей жизнью в дождливые дни.

С тех пор, как я прочитал эту книгу, я научился переоценивать способы, которыми я пытаюсь наполнить свою жизнь. Например, когда мне хочется, чтобы у меня было больше или меньше того, я автоматически оспариваю это предположение. Теперь я обнаружил, что ищу счастье в новых местах, и я обнаружил, что процесс поиска счастья приносит мне больше счастья, чем раньше.Например, я обнаружил, что дисциплина писать постоянно приносила мне счастье, чуть больше с каждым днем. Я также обнаружил, что легче сопротивляться искушению потакать тяге к таким вещам, как конфеты и сочные десерты. Я могу пройти мимо прохода с мороженым в продуктовом магазине, балуя свои чувства визуализацией каждого аромата, и не покупать ни одного из них.

Я планирую перечитать Stumbling on Happiness хотя бы еще раз в жизни. Я определенно рекомендую это.Это может дать вам секрет счастья, а может и нет, но вы, по крайней мере, получите удовольствие от его чтения.

Ваша очередь:

Как вы определяете счастье? Что делает вас счастливым и удовлетворенным?

О Дэйве:

Дэйв Болдуин — писатель, который с 2007 года жил и работал в Роли, Северная Каролина. Он самостоятельно опубликовал две книги: Pied Piper Entrepreneurship (2009) и Get That Book Out of Your Head! (2009).

«Наткнувшись на счастье», Дэниел Гилберт — The New York Times Book Review

События, которые мы ожидаем, принесут нам радость, сделают нас менее счастливыми, чем мы думаем; вещи, которые наполняют нас страхом, сделают нас менее несчастными и на меньшее время, чем мы ожидаем. В качестве доказательства Гилберт приводит исследования, показывающие, что подавляющее большинство людей, переживших серьезные травмы (войны, автомобильные аварии, изнасилования) в своей жизни, успешно вернутся к своему эмоциональному состоянию до травмы, и что многие из них сообщают, что в конечном итоге оказались счастливее, чем были до травмы.Как будто мы оснащены гедонистическим термостатом, который постоянно возвращает нас к нашему эмоциональному фону.

Книга изобилует исследованиями, подтверждающими это понятие: избиратели Гора на затянувшихся выборах 2000 года ошибочно предсказали, насколько они будут недовольны и как долго будут, если Буш будет объявлен победителем; студенты колледжей, которые ошибочно предсказывают, насколько несчастными они будут, если их футбольная команда проиграет; и люди, которые переоценили, как долго они будут грустить из-за потерянной любви или потерянной работы.

Мы даже «неверно предсказываем», как вещи, которые мы уже пережили, будут ощущаться, когда они повторится снова. Классическим примером здесь являются роды, о которых женщины, кажется, забывают, как о не так уж и плохо. Мы «ожидаем, что следующая машина, следующий дом или следующая акция сделают нас счастливыми, даже если последние этого не сделали, и даже если другие продолжают говорить нам, что следующие не будут».

Гилберт утверждает, что то, что он называет «психологической иммунной системой», срабатывает в ответ на серьезные негативные события (смерть супруга, потеря работы), но не в ответ на небольшие негативные события (поломка вашей машины) .Это означает, что наше повседневное счастье может быть в большей степени основано на небольших событиях, чем на больших. На первый взгляд это звучит абсурдно, но Гилберт цитирует исследование за исследованием, предполагая, что это правда.

В важном смысле «Наткнуться на счастье» — это гимн заблуждению. «Как нам удается считать себя великими водителями, талантливыми любовниками и блестящими поварами, когда факты нашей жизни включают в себя жалкий парад помятых автомобилей, разочарованных партнеров и сдутых суфле?» — спрашивает Гилберт.«Ответ прост: мы готовим факты».

По крайней мере, со времен Фрейда одним из постоянных напряжений в психологическом мышлении была идея о том, что наше поведение часто мотивируется импульсами, выходящими за пределы сознательного осознания. Аргумент Гилберта — это версия фрейдистского заблуждения ученого-когнитивиста с ошибочной логикой, а не скрытыми стремлениями бессознательного, заставляющими нас неверно воспринимать реальность и принимать решения, которые не соответствуют нашим рациональным интересам, максимизирующим счастье. То, что ведет нас по жизни, очевидно, является правильным количеством заблуждений — достаточным, чтобы заставить нас чувствовать себя относительно хорошо (как на озере Вобегон, мы все считаем себя выше среднего; 90 процентов водителей, безусловно, так считают), но не настолько, чтобы превзойти нашу собственную доверчивость.«Если бы мы познали мир таким, какой он есть, мы были бы слишком подавлены, чтобы вставать с постели утром», — пишет Гилберт. «Но если бы мы познали мир именно таким, каким мы хотим его видеть, мы были бы слишком обмануты, чтобы найти свои тапочки».

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *