Современная литература классическая: Современная классика — популярные книги

Содержание

Почему все так носятся с классической литературой, а современную считают полным шлаком

Больной вопрос для большинства людей: читать классику или не читать? С одной стороны, она как будто безнадежно устарела. С другой — способна привить нам высокие идеалы, которых, как предполагается, в современной литературе нет. Писателей, творящих здесь и сейчас, обвиняют в том, что у их книг непродуманный сюжет, они содержат неправдоподобные отношения, картонные диалоги и так далее. Проблема в том, что обвинения основаны на книгах, которые у всех на слуху: «50 оттенков серого», «Сумерки», «Голодные игры» и прочие бестселлеры. Но ведь современная литература этим не ограничивается.

Редакция AdMe.ru попыталась разобраться, стоит ли классическая литература такого благоговейного отношения, а современная — презрения.

Классическая литература не дает современному человеку то, что ему нужно

За редким исключением, наши родители, мы и наши дети проходим по школьному курсу литературы одни и те же литературные произведения. Времена между тем меняются: сейчас людей волнует совсем не то, что волновало несколько десятков лет назад. Классика начинает казаться скучной, потому что мы не узнаем реалии, описанные в ней. Подчас нам вообще трудно понять, о чем идет речь, поскольку у нас нет подобного опыта. И наоборот, современная литература отражает реальность, в которой мы живем, поэтому многие тянутся к ней.

Конечно, есть и вечные темы: отношения между родителями и детьми, между возлюбленными, любовь к Родине, природе, братьям нашим меньшим и так далее. Однако даже эти вещи меняются: мы теперь не обращаемся к родителям на вы, не поем серенады под окном, да и кошки с собаками для нас — это больше не дворовая живность, а члены семьи. Всего этого в классической литературе мы не видим.

Основной потребитель книг — женщина. А основной адресат классики — мужчина

Женщины считаются главными читателями художественной литературы. По статистике, мужчины предпочитают научно-популярные жанры и вообще читают реже. Это обусловлено в том числе отношением к самой литературе: прекрасная половина человечества воспринимает книги как отдушину, а сильный пол читает их как инструкцию по сборке мебели.

Поскольку мы склонны вдохновляться книгами или искать в них поддержку, то не удивительно, что многие делают выбор в пользу современной литературы:

  • в классических романах главный герой, как правило, мужчина;
  • даже если это женщина, то она изображается как бы дополнением к мужчине и во всем зависит от него;
  • сильных женских характеров в классике практически нет.

Согласитесь, что довольно трудно воспринимать такие тексты как советчиков, наставников или просто отдушину. Современные книги, наоборот, предлагают нам обилие сильных женских характеров: чего стоит один только нашумевший роман «Рассказ служанки» Маргарет Этвуд или «Зулейха открывает глаза» Гузели Яхиной (его, кстати, тоже успели экранизировать).

Классические романы и рассказы написаны тяжелым языком, а современные тексты, как правило, предельно простые

С одной стороны, язык классической литературы чрезвычайно тяжел. Вспомните предложения Л.Н. Толстого длиной в целую страницу! Но эти тексты трудно читать и по другой причине: в них мы встречаем много слов, значение которых понять уже не можем. Это и названия предметов, которых сейчас не существует, и профессий, которых больше нет, и просто какие-то словечки, которые были модными во времена создания книги, а после канули в небытие.

Например, современный человек понятия не имеет, что желтый билет выдавали дамам, которые занимались древнейшим ремеслом, а турнюр — это накладка, приподнимавшая юбку и крепившаяся сзади на уровне поясницы.

С другой стороны, язык классики очень богат: здесь вам и утонченный синтаксис, и необычные сравнения, и разнообразные метафоры, которых в современной литературе почти не встретишь. К тому же классическая литература способна пополнить ваш словарный запас, что тоже является неоспоримым преимуществом.

Раньше литературой занимались «посвященные», а сейчас писателем может стать любой из нас

Теперь не нужно даже договариваться с издателем о публикации книги — все можно сделать за деньги. Такая свобода ведет к огромному числу издаваемых текстов. Как следствие этого, на рынке представлено невообразимое количество литературы, большую часть которой смело можно назвать графоманской.

К тому же у многих современных писателей есть негласное правило: писать надо только о том, что ты сам пережил. Личный опыт человека — это интересно и волнующе. Но когда все книги написаны об этом самом опыте, обычно трагическом (потеря родителей, любимых; борьба с различными зависимостями и тому подобное), хочется чего-нибудь фантастического, романтического, разностороннего. Поскольку как ни крути, а опыт у людей более или менее схожий.

В действительности и сейчас выходят прекрасные романы, а в прошлом было множество плохих, просто они потерялись в веках и не дошли до нас

Действительно ли современная литература так плоха, как все думают? Строго говоря, это зависит от того, что вы читаете. Если среди тысяч романов, вышедших в этом году, вам попалось два-три жуткого содержания и качества, это вовсе не означает, что оставшиеся тысячи такие же.

Проблема в том, что трудно найти тот самый алмаз в куче мусора. Обычно мы выбираем книгу, исходя из разных подборок и отзывов в интернет-магазинах. Но ситуация такова, что в подборки попадают в основном те книги, чьи авторы позаботились о рекламе. Но ведь есть множество прекрасных писателей, у которых нет на это денег.

В прошлом рынок книг был, разумеется, меньшего масштаба, но и тогда выходили такие романы и повести, что их невозможно было читать. Они не выдержали испытание временем и попросту не дошли до сегодняшнего дня. Вот почему нам кажется, что классическая литература вся сплошь изысканная и качественная, а современная похвастать этим не может.

А вы читаете классику или современную литературу? Есть ли у вас любимая книга?

Классики современной литературы, которых стыдно не знать

Эти книги не оставляют равнодушными. С ними светло, грустно, смешно, волнительно, интересно… Кого же литературные критики всего мира могут назвать современными классиками?

Россия: Леонид Юзефович

Что читать:

– авантюрный роман  «Журавли и карлики» (премия «Большая книга», 2009)

– историко-детективный роман «Казароза» (номинация на премию «Русский Букер», 2003)

– документальный роман «Зимняя дорога» (премия «Национальный бестселлер», 2016; «Большая книга», 2016)

Чего ждать от автора

В одном из интервью Юзефович сказал о себе так: его задача как историка – честно реконструировать прошлое, а как литератора – убедить тех, кто захочет его слушать, что так и было на самом деле. Поэтому грань между вымыслом и достоверностью в его творчестве зачастую неощутима. Юзефович любит сочетать в одном произведении разные пласты времени и планы повествования. И не делит события и людей на однозначно плохих и хороших, подчеркивая: он рассказчик, а не учитель жизни и судья. Размышления, оценки, выводы – за читателем.

Читать

США: Донна Тартт

Что читать:

– остросюжетный роман «Маленький друг» (литературная премия WNSmith, 2003)

– роман-эпопея «Щегол» (Пулитцеровская премия, 2014)

– остросюжетный роман «Тайная история» (бестселлер года по версии The New York Times, 1992)

Чего ждать от автора

Тартт любит игру с жанрами: в каждом ее романе есть и детективная составляющая, и психологическая, и социальная, и авантюрно-плутовская, и интеллектуальная в духе Умберто Эко. В творчестве Донны заметна преемственность традиций классической литературы XIX века, в частности таких ее титанов, как Диккенс и Достоевский. Процесс работы над книгой Донна Тартт сравнивает по длительности и сложности с кругосветным плаванием, полярной экспедицией или… картиной во всю стену, написанной кисточкой для туши. Американку отличает любовь к деталям и подробностям, явным и скрытым цитатам из великих произведений литературы и философских трактатов, а второстепенные персонажи ее романов не менее живые и сложные, чем главные герои.

Читать

Великобритания: Антония Байетт

Что читать:

– неовикторианский роман «Обладать» (Букеровская премия, 1990)

– роман-сага «Детская книга» (шорт-лист Букеровской премии, 2009)

Чего ждать от автора

Если вы как читатель в восторге от Льва Толстого, осилили хоть что-то у Пруста и Джойса, то и многослойные эпичные интеллектуальные романы британки Антонии Байетт вам придутся по душе. Как признается Байетт, ей нравится писать о прошлом: действие романа «Обладать» происходит в наши дни, но погружает и в викторианскую эпоху, а семейная сага «Детская книга» охватывает наступивший затем эдвардианский период. Труд писателя Байетт сравнивает с коллекционированием – идей, образов, судеб, чтобы изучить и рассказать о них людям.

Читать

Франция: Мишель Уэльбек

Что читать:

– роман-антиутопия «Покорность» (участник рейтинга The New York Times «100 лучших книг 2015 года»)

– социально-фантастический роман «Возможность острова» (премия «Интералье», 2005)

– социально-философский роман «Карта и территория» (Гонкуровская премия, 2010)

– социально-философский роман «Элементарные частицы» (премия «Приз Ноября», 1998)

Чего ждать от автора

Его называют enfant terrible («несносное, капризное дитя») французской литературы. Он самый переводимый и самый читаемый из современных авторов Пятой республики. Мишель Уэльбек пишет о скором закате Европы и крахе духовных ценностей западного общества, смело высказывается об экспансии ислама в христианских странах. На вопрос, как он пишет романы, Уэльбек отвечает цитатой Шопенгауэра: «Первое и практически единственное условие хорошей книги – когда есть что сказать». — Houellebecq, « C’est ainsi que je fabrique mes livres». И добавляет: писателю не нужно пытаться все понять, «лучше всего наблюдать факты и не обязательно опираться на какую-либо теорию».

Читать

Германия: Бернхард Шлинк

Что читать:

– социально-психологический роман «Чтец» (первый роман немецкого писателя в списке бестселлеров The New York Times, 1997; премия Hans-Fallada-Preis, 1997; литературная премия журнала Die Welt, 1999)

Чего ждать от автора

Главная тема Шлинка – конфликт отцов и детей. Но не столько вечный, вызванный недопониманием старшего и младшего поколений, а вполне конкретный, исторический – немцев, принявших идеологию нацизма в 1930–1940-е, и их потомков, которые разрываются между осуждением страшных преступлений против человечества и попыткой понять их мотивы. «Чтец» поднимает и другие сложные темы: любовь между юношей и женщиной с большой разницей в возрасте, неприемлемую в консервативном обществе; неграмотность, которой, казалось бы, нет места в середине ХХ века, и ее роковые последствия. Как пишет Шлинк, «понять не значит простить; понять и при этом осудить – возможно и необходимо, однако это очень тяжело. И эту тяжесть приходится нести».

Читать

Испания: Карлос Руис Сафон

Что читать:

– мистико-детективный роман «Тень ветра» (премия Joseph-Beth and Davis-Kidd Booksellers Fiction Award, 2004; Borders Original Voices Award, 2004; NYPL Books to Remember Award, 2005; Book Sense Book of the Year: Honorable Mention, 2005; Gumshoe Award, 2005; Barry Award for Best First Novel, 2005)

– мистико-детективный роман «Игра ангела» (премия Premi Sant Jordi de novel.la, 2008; Euskadi de Plata, 2008)

Чего ждать от автора

Романы знаменитого испанца нередко называют неоготическими: в них есть и пугающая мистика, и детективный сюжет с интеллектуальными загадками во вкусе Умберто Эко, и страстные чувства. «Тень ветра» и «Игра ангела» объединяет место действия – Барселона – и сюжет: второй роман – приквел первого. Тайны Кладбища забытых книг и хитросплетения судеб увлекают и героев Карлоса Руиса Сафона, и читателей. «Тень ветра» стала самым успешным романом, изданным в Испании со времен «Дон Кихота» Сервантеса, а «Игра ангела» – самой продаваемой книгой за всю историю страны: за неделю после выхода в свет было раскуплено 230 тысяч экземпляров романа.

Читать

Япония: Харуки Мураками

Что читать:

– философско-фантастический роман «Хроники Заводной Птицы» (премия «Ёмиури», 1995; номинация Дублинской литературной премии, 1999)

– роман-антиутопия «Охота на овец» (премия «Нома», 1982)

– психологический роман «Норвежский лес» (участник рейтинга «Топ-20 самых продаваемых книг на Amazon.com», 2000 [год, когда книга была полностью переведена на английский], 2010 [год, когда книга была экранизирована])

Чего ждать от автора

Мураками называют самым «западным» писателем Страны восходящего солнца, но повествование в своих книгах он ведет как истинный сын Востока: сюжетные линии возникают и текут, как ручьи или реки, а сам автор описывает, но никогда не объясняет, что происходит. Вопросы есть, а ответов на них нет, главные герои – «странные люди», которые явно не отвечают представлениям большинства о нормальности и благополучии. Мир персонажей похож на сюрреалистический коллаж яви со снами, фантазиями, страхами, протестами подавляемой воли. «Литературный труд – это всегда немножко обман, – подчеркивает Мураками. – Но писательская фантазия помогает человеку взглянуть на окружающий мир по-другому».

Читать

Исследовательская работа «Классическая литература сегодня и завтра»

МАОУ «Средняя общеобразовательная школа № 1 г.Улан-Удэ»

Школьная научно-практическая конференция «Шаг в будущее – 2016»

Классическая литература сегодня и завтра

Потёмкин Павел,

МАОУ Средняя общеобразовательная школа №1 г. Улан-Удэ

Класс 8-а

Россия, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ

Научный руководитель:

Вишнякова Татьяна Витальевна, учитель русского языка.

МАОУ Средняя общеобразовательная школа №1 г.Улан-Удэ

Улан-Удэ

2016 год

Оглавление

Введение…………………………………………………………………………………

Глава 1. Роль книги во все времена…………………………………………………….

§ 1. История книги. До и после нее…………………………………………………….

§ 2. Понятие классики…………………………………………………………………..

§ 3. Польза от чтения книг………………………………………………………………

§ 4. Любовь к чтению книг………………………………………………………………

Глава 2. Классическая литература сегодня и завтра……………………………………

§ 1. Роль классической литературы………………………………………………………

§ 2. Актуальность классической литературы сегодня…………………………………..

§ 3. Жители Улан-Удэ и классика…………………………………………………………

Заключение…………………………………………………………………………………

Список использованной литературы………………………………………………………

Введение.

«Из научных произведений читайте самые новые,

из литературных — наиболее старые. Классическая

литература не перестает быть новой».

Книги появились ещё в давние времена, и по сей день это один из удобных способов передачи информации или просто приятного провождения времени. Всё же мы стали забывать о классических книгах, и сегодня не каждый человек читает их. С пришествием компьютера и других технологий мы всё больше времени уделяем общению в социальных сетях и разного рода играм. Невозможно точно сказать, что ожидает книги, но главные вопросы нашего исследования таковы:

1) Как школьники относятся к классической литературе сегодня?
2) Есть ли будущее у классической литературы?

Ответить на эти вопросы – и стало целью нашего исследования.

Объектом исследования является классическая литература.

Предметом – отношение к классической литературе сегодня и ее возможное будущее.
Выдвинута гипотеза

: в настоящее время классические книги не имеют особой популярности среди читающих.
Актуальность исследования: постепенно прогрессирующее снижение интереса к чтению в настоящее время.
Задачи:
1) Собрать и проанализировать литературу об истории передачи информации и существования книг.
2) Проанализировать статистику отношения к чтению книг.

Практическая значимость: данная работа может быть использована в качестве справочного пособия для подготовки к урокам литературы, истории, МХК.

Структура работы: исследование состоит из введения, основной части, включающей две главы, заключения, списка литературы.

Для исследования данной темы нами были использованы следующие

методы: частично-поисковый, сравнительный, обобщающий.


Глава 1. Роль книги во все времена.

§1. История книги. До неё и после неё.

История передачи информации началась ещё тогда, когда появился человек. Тогда её передавали устно, из поколения в поколение. Но когда в древних цивилизациях впервые появилась письменность, то люди начали записывать информацию на всём, где было можно. Для начала это были глиняные таблички, либо папирус. На них было вполне удобно записывать информацию, однако и те, и те первоначально всё же были не самыми удобными носителями информации.
Примерно в 5 веке до н.э. появляется уже похожая на нынешнюю книга, которую назвали кодексом. Не получив большого распространения, о таком виде книг забыли надолго и только в 3-4 веках, в эпоху античности стали пользоваться пергаментом, который был намного удобнее в пользовании из-за того, что мог сгибаться и исписываться с двух сторон.

С античности до средневековья прошло много времени и только в 12 веке для книг начали использовать бумагу. Но только через несколько веков, после распространения бумаги, книгопечатание удешевилось.
Книги стали довольно доступными, хоть и до сих пор дорогими, в 15 веке, когда Иоганн Гутенберг, который впервые использовал для печати типографский станок с подвижными литерами. Тогда же наконец искоренилась проблема с ошибками в копиях произведений. В 1494г. начала свою деятельность Черногорская типография, расположенная в монастыре в городе Цетине, основанная монахом Макарием. Была напечатана первая книга на старославянском языке «Охтоих-первогласник».

На Руси книгопечатание появилось в 16 веке, в Московской типографии, которая находилась в доме священника Сильвестра. Там были изданы три Четвероевангелия, две Псалтыри и две Триоди.

В 19 веке появились монотипные и линотипные прессы. На которые могли ставить около 6000 знаков сразу. А в середине 20 века количество наименований книг уже составляло около 200 тыс. наименований в год.
Сегодня для книгопечатания используется офсетный метод, который предусматривает не прямую печать краски, а прохождение её через цилиндр. Также, если ранее переплётом книг занимались отдельные компании, то теперь этим занимается одно предприятие. Для печатания сегодня используют определённые форматы и делают бумагу чаще слегка затемнённой, нежеди белой.

Теперь же люди для чтения пользуются и различными устройствами, такими как компьютер, электронная книга, планшетный компьютер, а также могут прослушать книгу в аудио формате.

§ 2. Понятие классики.

Что такое классика вообще? Везде это понятие означает одно и то же: «образцовый, показательный», но в разных отраслях слегка меняется и звучит по-разному. В литературе классика – это понятие довольно размытое. Это не определённый жанр, это и не определённый стиль. О классических книгах мы говорим, как об образцовых произведениях какого-то времени, которые были значимы для литературного развития.

Явление классики появляется не так давно, примерно в эпоху Возрождения, когда формируется «корпус» классического труда, то есть, список классиков. Но всё же понятие классики в прямом смысле существовало ещё в Древней Греции, тогда так назывался высший класс людей. Но понятие классики, как метафоры, появляется уже в I веке до н.э., тогда его использовал Цицерон.

В XVII веке Вольтер в своём труде «Век Людовика XIV» пишет о том, что не только в античности были классики, но также и в настоящее время присутствуют классические писатели. Это способствовало тому, что классическими произведения считались уже по более чётким критериям.

В ранние времена классикой считалось что-то новое и то, что превосходит современность, то сегодня же это понятие используют то, от чего можно отталкиваться и что создаёт так называемый «фундамент» литературы.

Классические произведения часто переосмысливаются и понимаются по-другому и в этом состоит большая часть интереса к этим книгам, ведь каждый человек способен с какой-то новой стороны рассмотреть классическое произведение, может даже и с той, о которой автор и не думал. А также эти книги всегда актуальны и главные их темы будут волновать людей всегда.

§ 3. Польза от чтения книг.

Давайте разберём, чем полезно чтение для человека. Самое первое, что приходит в мысли – это то, что чтение увеличивает наш словарный запас. Действительно, когда мы читаем, то запоминаем некоторые слова и фразы автоматически и позже мы можем говорить более уверенно, без запинок и тавтологии, отсюда вытекает вывод, что чтение развивает и ораторский талант. Когда человека много читает, ему легче о чём-то рассказывать без «слов-паразитов».

Чтение развивает воображение. Когда мы читаем, то в голове создаётся эдакая сцена того, что происходит в книге, так как перед нами нет картинок, мы вынуждены сами создавать в своей голове образы и действия литературных героев.

Книги ещё помогают нам разобраться с проблемами в своей реальной жизни, или же избавиться от грусти. Решение некоторых проблем жизни лежит на страницах книги, порою мы даже просто отдаляемся от всего, что нас окружает в действительности, переживая чужую жизнь литературного персонажа.

Но самое главное – книги расшевеливают наш мозг, с помощью книг наш мозг становится «острее», мы способны воспринимать и обрабатывать большее количество информации за меньшее время, ну и конечно же из книг мы получаем множество полезных знаний, которые потом часто применяем на практике.

Теперь постараемся понять, что же всё-таки препятствует чтению классики и почему популярность её снижается.

В основном, главной проблемой является то, что люди не пытаются понимать её и вникать в проблемы, поставленные в произведениях классиков. Здесь главная проблема – нежелание проникать глубже и понимать прочитанное с разных сторон, развивая своё мышление.

Вторая проблема – это появление «произведений – однодневок», под такими подразумеваются современные книги, которые не заставляют задуматься о чём-то, в основном – это «фэнтэзи». Нынешние подростки действительно читают, но не то, что нужно для развития, а то, что развлекает их. Во многом современные авторы не стараются «преподать нам урок», рассмотреть в своей книге какую-то проблему современности, дать читателям подумать над прочитанным, за исключением редких случаев действительно хороших книг.

А последняя проблема, вероятно, самая распространённая из всех. Родители сами не хотят прививать ребёнку любовь к классике и другим хорошим книгам. Часто им не хватает времени для своего чада, либо же они дают смотреть ещё маленькому ребёнку мультфильмы, думая «лишь бы не приставал», но в таком отношении к своему ребёнку и заключается проблема того, что ставши взрослее, он вряд ли будет много читать образцовой литературы и других книг.

§ 4. Любовь к чтению книг.

Так почему же мы не читаем и даже не хотим читать книги? Давайте разберёмся с этим и попробуем ответить на вопрос.

Сегодня множество людей ссылается на дороговизну книг, но давайте подумаем, действительно ли это является проблемой? Мы думаем, что всё-таки нет, ведь существуют другие способы почитать, такие как библиотеки или электронные книги.

Следующая причина – множество других хобби и занятий. Естественно, эта причина оправдывает себя в некоторой степени, но не до конца, ум нуждается в закалке, а основной «закал» — это всё же чтение. Поэтому, имея множество хобби или развлечений следует уделять хотя бы немного времени чтению литературы вообще.

Ещё одна причина, она является последней – это нехватка времени. Конечно, порою не хватает времени ни на что, поэтому приходится немного временить с чтением, но, однако, такое происходит не всегда. Некоторые люди, имея очень плотный график работы и других дел, успевают всё же уделять время книге.

Глава 2. Классическая литература сегодня и завтра.

§ 1. Роль классической литературы.

Давайте рассмотрим классическую литературу со стороны практической применимости и полезности знаний, чтобы понять, насколько актуальны темы, которые авторы затрагивали более 100-200 лет назад. Но, а так как классическая литература часто применима во многих областях, то рассмотрим хотя бы некоторые из них.

Конечно же, первое, о чём можно подумать – это политика. Действительно, во многих классических произведениях ставится проблема, в которой описываются глупость и слишком большие привилегии чиновников и властей. Часто описывается то, как они бездейственны, любят взятки и мало беспокоятся о народе. Это большая проблема, и, как мы сами можем убедиться, она актуальна и сейчас.

Также в классической литературе часто описывается то, как ведёт себя народ. Это практически противоположная сторона первого пункта. Если там писатель говорит нам о бездействии власти, то здесь уже рассказывается о бездействии народа со стороны давящей на них политики. Автор не хочет показывать крестьян или рабочих так, чтоб читатель пронизывался чувством жалости и беспомощности к этим людям, ведь если народу нужна свобода, то он обязан действовать, а не сидеть на месте. А теперь, посмотрим, если бы сегодня люди читали много классики и понимали это, то не было бы бездействия, которое так порочит автор.

Следующая волнующая проблема – это отношения между классами. Во многих литературных произведениях она ставится чуть ли не самой главной. Здесь же порочится слишком презрительное отношение богатых людей к классам, стоящим ниже их самих. И снова мы можем с абсолютной точностью заявить о том, что эта проблема является актуальной.

§ 2. Актуальность классической литературы сегодня.

Не приходя к точным примерам, можно сказать, что классические книги сегодня актуальны и, порою, то, что происходит в произведении, очень часто повторяется в наше время.

Я провёл опрос среди 9-11 классов и выяснил, что довольно много учащихся читают классику и даже то, что самые любимые книги у них «Отцы и дети» Тургенева, а также «Мёртвые души» Гоголя. Рассмотрим, насколько положительны результаты:

Самыми любимой книгой можно назвать «Мёртвые души», которую назвали любимой 9 человек, а после неё с отрывом в пять человек идут «Герой нашего времени» и «Преступление и наказание», далее – «Отцы и дети», 2 человека – Евгений Онегин. Среди прочего можно отметить также «Анну Каренину», «Войну и мир» и другие.

Что не может не порадовать, да и не огорчить, так это то, что не читают классическую литературу по результатам опроса 17 человек, что составляет 31%. Эту цифру сложно назвать хорошей, но и плохим результатом не назовёшь.

,

§ 3. Жители Улан-Удэ и классика.

На телеканале «Ариг Ус» иногда проводятся опросы, связанные с литературой. Такой же опрос был и в день открытия первой публичной библиотеки в России, 14 января.

Главным вопросом был «Какие книги вы читали в последний раз?». Рассмотрим ответы горожан.

-Читал я книги Андрея Кочергина, который занимается подготовкой боевых спецподразделений. Книга называется «Мужик с топором», и там всё очень доходчиво написано.

-Любовь Тимофеевна Космодемьянская «Повесть о Зое и Шуре».

-Я бы посоветовала книгу Кадзуо Исигуро «Остаток дня».

Как мы можем заметить, здесь нет классической литературы. Нельзя делать выводы из трёх человек, но всё начинается с малого, приятно осознавать, что жители нашего города вообще читают, об этом не отзовёшься отрицательно. Однако, популярность книг всё же падает, чтобы удостовериться в этом, посмотрим результаты исследования читательских предпочтений россиян, которое было проведено Всероссийским центром изучения общественного мнения.

Опрос, проведённый в 2014 году говорит нам о том, что около 36% россиян не читают книг, в то время как в 2009 эта цифра составляла 27%. А о том, что любят читать книги сказали 48% россиян, напротив же 43% не отметили любви к книгам, что вызывает вопрос: «Если же любят читать, то почему они этого не делают? Вероятно, из-за недостатка времени и других причин, которых может быть множество, но сам факт того, что люди любят книги уже является неплохим результатом.

Заключение.

Популярность литературы, как классической, так и вообще любой в школе и стране довольно высока, но всё же книгу при этом вытесняют другие ценности. Большинство людей предпочитают чтению любое другое провождение времени, в основном, среди учащихся школ и университетов популярны компьютерные игры, которые в большинстве случаев не могут быть полезны для мышления.

Давайте же попробуем подумать, что случится с классической литературой в будущем? Нельзя сказать точно, но есть три варианта будущего классической литературы:

  1. Пропаганда чтения будет развиваться благодаря тем, кто читает классику и считает, что люди должны учиться думать, тогда в некоторой мере популярность классических произведений увеличится, но через лет 20 произойдёт регресс, который приведёт к ещё более худшим результатам, чем сегодняшние.

  2. Люди перестанут читать классику – будут единицы людей, которые читают классические произведения, станет ещё более популярная современная «попса» мировой литературы, книги станут полностью элементом развлечения, что всё же приведёт к тому, что люди абсолютно перестанут читать какие-либо книги.

  3. Всё останется так же, как и сейчас. Будут находиться некоторые люди, которым по нраву развивать себя, некоторые родители будут прививать любовь к чтению своим детям, в общем, оставляя всё на своих позициях.

Исходя из всего этого, я сделал такие выводы:

  1. Сегодня учащиеся разных заведений и вообще все люди к классике относятся нейтрально, часто не читая её, а порою даже отрицательно, не пытаясь понять то, о чём писали авторы устоявшейся литературы.

  2. Читать классику надо из-за того, что актуальности она терять не будет в любые времена и в любом народе. Всё, что описывают нам авторы классических произведений, те проблемы, которые они рассматривают, будет оставаться элементом нашей жизни.

Рассмотрев всю пользу чтения классической литературы и поняв, что интерес к ней действительно падает, хотелось бы сказать, что каждый из нас обязан читать классику, и делать это он должен для себя.

Разница между классической и современной литературой. Дискуссия «Современная литература: когда литература становится классикой

Существует ли в наши дни современная классика? Всего лишь сто лет назад, в модных салонах высшего общества того или иного государства можно было услышать исполнения произведений Баха, Моцарта, Бетховена и прочих классиков. Исполнять их считалось прекрасным достойным делом для пианиста. Люди с замиранием сердца слушали прекрасные лёгкие ноты, написанные некогда великой рукой талантливого композитора. Даже собирались целые вечера, чтобы прослушать то или иное произведение. Люди восхищались виртуозным исполнением тонкой чувственной музыки, исполненной на лёгких клавишах клавесина. Что же теперь?

Классическая музыка сейчас несколько изменила свою роль в обществе. Сейчас начать свою карьеру на этой стезе может каждый, всякий, кому не лень заниматься изготовлением музыки. Всё делается ради денег. Многие люди пишут музыку ради того, чтобы её продать, а не чтобы наслаждаться ею.

И проблема именно в том, что каждый, считая свои идеи наиболее превосходящими другие, совершенно не вкладывает в музыку то, что вкладывали раньше – душу. Сейчас музыкальные произведения являются только аккомпанементом к тому, что творится вокруг. Например, знаменитая клубная музыка, которая заставляет людей в залах «колбаситься» в ритм, по-другому это не назовёшь. Или же выражение своих мыслей в лёгкой доступный каждому форме еле рифмованного речитатива, которую в наше время называют рэпом…
Конечно, можно встретить и положительные направления – сильно развившееся за последние 50 лет движение рок-музыкантов, которые пишут хорошую музыку, развивают это направление. Многие группы знамениты на весь мир своими композициями.

Но поговорим о том, насколько в наши дни распространена музыка, существующая для исполнения – о так называемой современной классике.

Что стоит считать современной классикой?

Возможно, это то направление, которым сейчас занимаются музыканты, которые делают из «типовой» классической академической музыки современную, перерабатывая некоторые вещи. Но нет, такое направление называется неоклассикой и стремительно развивается ежегодно, с появлением новых электронных инструментов, которые могут позволить себе большие звуковые диапазоны и более распространённое звучание. Ниже представлены треки таких исполнителей, как Pianochocolate и Nils Frahm. Музыканты используют в своем творчестве классические инструменты и вполне могу быть охарактеризованы, как представители неоклассики.

Возможно, это та музыка, которую исполняют сейчас современные музыканты, имеющие специализированное образование. Но чаще всего эта музыка напоминает спокойные переливы от одной ноты к другой, с повторением одного и того же мотива на разных высотах. Неужели это и есть современная классика? Возможно, это модное течение в музыке, распространенное в наши дни, состоящее в том, что музыка, со всём её обилием звуков и бесконечном количестве сочетаний, сводится к нескольким нотам. Ещё один минус – полнейшее отсутствие формы. Если в академической классике можно встретить и сонаты, и этюды, и прелюдии, и сарабанды, и жиги, и польки, и различные напевы, менуэты, вальсы, танцы, которые можно было с лёгкостью отличить друг от друга, настолько строго было их отличие. Кто в здравом уме перепутал бы токкату Баха с менуэтом Моцарта? Да никто и никогда. В наши же дни современная музыка сводится к какому-то типовому шаблону. Конечно, каждому поколению свои песни, но что же будет через несколько лет?

Ярким примером исполнителя современной классической музыки является Max Richter.

Сейчас во многих музыкальных школах, наверное, даже во всех, проводятся академические зачёты по специальности в зависимости от выбранного инструмента. Обязательной частью зачёта является исполнение нескольких произведений классиков. Но дети иногда часто и не знают ничего о том, чьё произведение они играют, аргументируя это тем, что человек, который его сочинил, давно уже умер, и ему «всё равно».

Является ли это следствием невежества или просто нелюбовь к академической классике, которая подразумевает исполнение подчас сложных, произведений? Можно сказать лишь то, что в наши дни играемая музыка – далеко не предел, что можно развивать её больше и больше, совершенствовать, а не просто штамповать для фильмов или просто ради продажи.

Эти книги не оставляют равнодушными. С ними светло, грустно, смешно, волнительно, интересно… Кого же литературные критики всего мира могут назвать современными классиками?

Россия: Леонид Юзефович

Что читать:

– авантюрный роман «Журавли и карлики» (премия «Большая книга», 2009)

– историко-детективный роман «Казароза» (номинация на премию «Русский Букер», 2003)

– документальный роман «Зимняя дорога» (премия «Национальный бестселлер», 2016; «Большая книга», 2016)

Чего ждать от автора

В одном из интервью Юзефович сказал о себе так: его задача как историка – честно реконструировать прошлое, а как литератора – убедить тех, кто захочет его слушать, что так и было на самом деле. Поэтому грань между вымыслом и достоверностью в его творчестве зачастую неощутима. Юзефович любит сочетать в одном произведении разные пласты времени и планы повествования. И не делит события и людей на однозначно плохих и хороших, подчеркивая: он рассказчик, а не учитель жизни и судья. Размышления, оценки, выводы – за читателем.

США: Донна Тартт

Что читать:

– остросюжетный роман «Маленький друг» (литературная премия WNSmith, 2003)

– роман-эпопея «Щегол» (Пулитцеровская премия, 2014)

– остросюжетный роман «Тайная история» (бестселлер года по версии The New York Times, 1992)

Чего ждать от автора

Тартт любит игру с жанрами: в каждом ее романе есть и детективная составляющая, и психологическая, и социальная, и авантюрно-плутовская, и интеллектуальная в духе Умберто Эко. В творчестве Донны заметна преемственность традиций классической литературы XIX века, в частности таких ее титанов, как Диккенс и Достоевский. Процесс работы над книгой Донна Тартт сравнивает по длительности и сложности с кругосветным плаванием, полярной экспедицией или… картиной во всю стену, написанной кисточкой для туши. Американку отличает любовь к деталям и подробностям, явным и скрытым цитатам из великих произведений литературы и философских трактатов, а второстепенные персонажи ее романов не менее живые и сложные, чем главные герои.

Великобритания: Антония Байетт

Что читать:

– неовикторианский роман «Обладать» (Букеровская премия, 1990)

– роман-сага «Детская книга» (шорт-лист Букеровской премии, 2009)

Чего ждать от автора

Если вы как читатель в восторге от Льва Толстого, осилили хоть что-то у Пруста и Джойса, то и многослойные эпичные интеллектуальные романы британки Антонии Байетт вам придутся по душе. Как признается Байетт, ей нравится писать о прошлом: действие романа «Обладать» происходит в наши дни, но погружает и в викторианскую эпоху, а семейная сага «Детская книга» охватывает наступивший затем эдвардианский период. Труд писателя Байетт сравнивает с коллекционированием – идей, образов, судеб, чтобы изучить и рассказать о них людям.

Франция: Мишель Уэльбек

Что читать:

– роман-антиутопия «Покорность» (участник рейтинга The New York Times «100 лучших книг 2015 года»)

– социально-фантастический роман «Возможность острова» (премия «Интералье», 2005)

– социально-философский роман «Карта и территория» (Гонкуровская премия, 2010)

– социально-философский роман «Элементарные частицы» (премия «Приз Ноября», 1998)

Чего ждать от автора

Его называют enfant terrible («несносное, капризное дитя») французской литературы. Он самый переводимый и самый читаемый из современных авторов Пятой республики. Мишель Уэльбек пишет о скором закате Европы и крахе духовных ценностей западного общества, смело высказывается об экспансии ислама в христианских странах. На вопрос, как он пишет романы, Уэльбек отвечает цитатой Шопенгауэра: «Первое и практически единственное условие хорошей книги – когда есть что сказать». — Houellebecq, « C»est ainsi que je fabrique mes livres». И добавляет: писателю не нужно пытаться все понять, «лучше всего наблюдать факты и не обязательно опираться на какую-либо теорию».

Германия: Бернхард Шлинк

Что читать:

– социально-психологический роман «Чтец» (первый роман немецкого писателя в списке бестселлеров The New York Times, 1997; премия Hans-Fallada-Preis, 1997; литературная премия журнала Die Welt, 1999)

Чего ждать от автора

Главная тема Шлинка – конфликт отцов и детей. Но не столько вечный, вызванный недопониманием старшего и младшего поколений, а вполне конкретный, исторический – немцев, принявших идеологию нацизма в 1930–1940-е, и их потомков, которые разрываются между осуждением страшных преступлений против человечества и попыткой понять их мотивы. «Чтец» поднимает и другие сложные темы: любовь между юношей и женщиной с большой разницей в возрасте, неприемлемую в консервативном обществе; неграмотность, которой, казалось бы, нет места в середине ХХ века, и ее роковые последствия. Как пишет Шлинк, «понять не значит простить; понять и при этом осудить – возможно и необходимо, однако это очень тяжело. И эту тяжесть приходится нести».

Испания: Карлос Руис Сафон

Что читать:

– мистико-детективный роман «Тень ветра» (премия Joseph-Beth and Davis-Kidd Booksellers Fiction Award, 2004; Borders Original Voices Award, 2004; NYPL Books to Remember Award, 2005; Book Sense Book of the Year: Honorable Mention, 2005; Gumshoe Award, 2005; Barry Award for Best First Novel, 2005)

– мистико-детективный роман «Игра ангела» (премия Premi Sant Jordi de novel.la, 2008; Euskadi de Plata, 2008)

Чего ждать от автора

Романы знаменитого испанца нередко называют неоготическими: в них есть и пугающая мистика, и детективный сюжет с интеллектуальными загадками во вкусе Умберто Эко, и страстные чувства. «Тень ветра» и «Игра ангела» объединяет место действия – Барселона – и сюжет: второй роман – приквел первого. Тайны Кладбища забытых книг и хитросплетения судеб увлекают и героев Карлоса Руиса Сафона, и читателей. «Тень ветра» стала самым успешным романом, изданным в Испании со времен «Дон Кихота» Сервантеса, а «Игра ангела» – самой продаваемой книгой за всю историю страны: за неделю после выхода в свет было раскуплено 230 тысяч экземпляров романа.

Япония: Харуки Мураками

Что читать:

– философско-фантастический роман «Хроники Заводной Птицы» (премия «Ёмиури», 1995; номинация Дублинской литературной премии, 1999)

– роман-антиутопия «Охота на овец» (премия «Нома», 1982)

– психологический роман «Норвежский лес» (участник рейтинга «Топ-20 самых продаваемых книг на Amazon.com», 2000 [год, когда книга была полностью переведена на английский], 2010 [год, когда книга была экранизирована])

Чего ждать от автора

Мураками называют самым «западным» писателем Страны восходящего солнца, но повествование в своих книгах он ведет как истинный сын Востока: сюжетные линии возникают и текут, как ручьи или реки, а сам автор описывает, но никогда не объясняет, что происходит. Вопросы есть, а ответов на них нет, главные герои – «странные люди», которые явно не отвечают представлениям большинства о нормальности и благополучии. Мир персонажей похож на сюрреалистический коллаж яви со снами, фантазиями, страхами, протестами подавляемой воли. «Литературный труд – это всегда немножко обман, – подчеркивает Мураками. – Но писательская фантазия помогает человеку взглянуть на окружающий мир по-другому».

В переводе с латинского языка слово «классический» (classicus) означает «образцовый». Из этой сути слова исходит то, что литература, именуемая классической, получила это «имя» благодаря тому, что представляет собой некий ориентир, идеал, в русле которого стремится двигаться литературный процесс на каком-то определенном этапе своего развития.

Взгляд из современности

Возможно несколько вариантов. Из первого следует то, что классикой признаются произведения искусства (в данном случае литературные) на момент рассмотрения относящиеся к предшествующим эпохам, чей авторитет был проверен временем и остался незыблем. Так в современном обществе расценивается вся предшествующая литература вплоть до 20 века включительно, при этом в культуре России, например в основном под классикой подразумевается искусство именно 19 века (поэтому он и почитается как «Золотой век» русской культуры). Литература эпохи Возрождения и Просвещения вдохнули новую жизнь в античное наследие и избрали образцом произведения исключительно античных авторов (уже термин «Возрождение» говорит сам за себя – это «возрождение» античности, обращение к ее культурным достижениям), ввиду обращения к антропоцентрическому подходу к миру (что являлось одной из основ мировоззрения человека античного мира).

В другом случае могут стать «классическими» уже в эпоху их создания. Авторов таких произведений принято именовать «живыми классиками». В их числе можно указать А.С. Пушкина, Д. Джойса, Г. Маркеса и пр. Обычно после такого признания наступает своеобразная «мода» на новоиспеченного «классика», в связи с чем появляется огромное количество произведений подражательного характера, которые в свою очередь причислить к классическим нельзя, поскольку «следовать образцу» не значит копировать его.

Классика «классикой» не была, а стала:

Еще один подход в определении «классической» литературы можно произвести с точки зрения культурной парадигмы. Искусство 20 века, развивавшееся под знаком « », стремилось полностью порвать с достижениями так называемого «гуманистического искусства», подходы к искусству в целом. И применительно к этому творчество автора, находящегося вне модернистской эстетики и придерживающегося традиционной (потому что «классика» — это обычно явление устоявшееся, с уже сложившейся историей) можно отнести (конечно, все это условно) к классической парадигме. Однако и в среде «нового искусства» также имеются авторы и произведения, признанные впоследствии или сразу же классическими (как, например, приведенный выше Джойс, являющийся одним из самых ярких представителей модернизма).

Современная литература или классика?

У многих точка зрения едина — конечно же классика! Казалось бы, о чем здесь можно размышлять? Ан-нет найдется о чем. Давайте разберемся, что же лучше? Классика… глубокие мысли, настоящие чувства, реалистичность описываемого. На ней мы растем, учимся мыслить, она нам дает пищу духовную — мы пониманием через классику, что такое добро, что такое зло. Разбираемся в себе через переживания героев, смотрим вглубь своей души и понимаем: а вот оно как бывает, вот они какие настоящие чувства, вот что значит Честь, Долг, Родина. Классика воспитывает в нас Человека с большой буквы. Ее достоинства неоспоримы. Но воспитывает нас классика по большей части в период взросления, духовного становления нашего «Я» как личности, она дает нам, по сути, тот опыт, который в реальной жизни мы еще не приобрели в силу своего возраста. Конечно, нет предела совершенству. Но совершенствоваться мы можем только лишь тогда, когда для нас созданы определенные условия: наличие свободного времени, желание читать и размышлять над проблемами, которые волновали и волнуют человечество и т.д. и т.п. Объективно такие условия присутствуют в жизни далеко не каждого из нас. В этом месте давайте сделаем оговорку. Я беру среднестатистического человека среднего класса и среднего достатка, я не принимаю в расчет людей, для которых духовная пища сродни материальной. Так вот у среднестатистического человека, как правило, голова занята совершенно другим, нежели желанием читать классику: как прокормить себя и семью, как вырастить детей, как поступить / закончить университет. Среднестатистический человек приходит домой после работы / учебы вымотанный за день ею же. Многие ли из этих среднестатистических людей сядут у камина, или просто в кресло с томиком Достоевского в руках? Вряд ли. Что же хочется этому человеку? Разве думать, совершенствоваться и расширять свой кругозор? Нет. Реалии таковы, что такому человеку хочется чаще отвлечься, забыться и не о чем ни думать. Здесь нам на помощь приходит во всем многообразии современная литература, представленная всеми жанрами и литературными направлениями. Возьмем за основу современную фэнтези, которая как литературное направление на современном этапе наиболее успешна и популярна у читателей. Откройте любой фэнтези роман и поищите глубокие мысли там. Много вы их найдете? Не думаю. Сделаю оговорку. Я не утверждаю, что все направление фэнтези легкое чтиво. Но большинство из книг данного жанра, несомненно, да. И зададимся следующим вопросом, а нужен ли там глубокий смысл? Разве среднестатистический человек, уставший за день ищет глубокие мысли и нравственные дилеммы, открывая очередной роман о приключениях очередного / очередной попаданца / попаданки? Не думаю. Вот и писатели не стремятся заложить в свои книги ту самую глубокомысленность присущую классики, так как современный читатель ее там просто не ищет. Спрос рождает предложение. Поэтому, наверное, не надо осуждать писателей современной литературы: они лишь отражают тот спрос, который порождаем мы с вами — читатели. Современная литература дает нам возможность отвлечься от волнующих нас проблем и окунуться в мир, где все проблемы не существенны и легко решаемы взмахом руки или волшебной палочки. Мы погружаемся в мир в котором все легко, понятно и просто. Раз — и ты богат, два — ты знаменит, три — ты уже правишь, если не миром, то обязательно своей империей. Все легко понятно и никаких моральных дилемм. Подведем итог. С одной стороны такого рода литература притупляет наш ум, но с другой стороны мы находим в ней отдых и реализацию своих желаний, которых в жизни зачастую получить не можем. Так, современная литература носит как негативный, так и позитивный характер. Классика… Классика была, есть и будет. И этим все сказано. Так вот дорогие читатели не ищите в литературе, которая предназначена для отдыха глубокого смысла и не предъявляйте к ней высоких требований. Лучше читайте классику. И не ищите в классике развлечения, ибо это тогда уже не классика.

Классическая литература в современном мире. Значение духовной литературы в жизни человека

Сочинение на тему «Литература в жизни человека». 4.74 /5 (94.76%) 42 votes

С самого детства нас сопровождают различные литературные произведения: сказки, загадки, рассказы, поэмы, романы, пьесы и так далее. Все они играют огромную роль в становлении человека. Еще в раннем возрасте литературные произведения закладывают в нас основные моральные принципы и нормы. Сказки, загадки, притчи и прибаутки учат нас ценить дружбу, делать добро, не обижать слабых, уважать родителей, обдумывать свои поступки. Все это изложено доступным языком для детей языком, поэтому им это быстро и легко запоминается. Именно поэтому роль литературы и книг, в общем, в жизни человека огромна. Они не только участвуют в формировании человека, но составляют основную часть морального воспитания каждого из нас.


За время изучения школьной литературы, мы не просто узнаем новых авторов, новые произведения, новые течения, но и сближаемся с литературой настолько, что она становится неотъемлемой нашей частью. Знаменитый педагог В.П.Острогорский сказала: «Правильно и широко воспитанное общее эстетическое настроение возвышает и облагораживает человека путем благороднейшего наслаждения, которое становится потребностью. Оно делает для него привлекательною, интересною всю жизнь, открывая в ней, в природе, в человеке, прекрасное существование, коего он доселе и не подозревал… Таким образом, это чувство, подавляя в нас эгоизм, выводит нас из ежедневного круга обыденности, в то же время пробуждая и в эту обыденность вносить мысль и добро, — выводит в широкое общение с природою, обществом, родиной, человечеством… Все же это, вместе взятое, т.е. все эти эстетические отношения к самому себе, природе, людям, искусству, обществу, и создает в человеке особый духовный мир с самим собой, то доброе настроение, то единение с миром, то постоянное стремление к духовной красоте, к служению общей пользе, к честному труду и борьбе со злом – словом, то, что единственно только и составляло во все времена человеческое счастье».
На мой взгляд, эти слова очень глубоко и ярко отражают роль литературы и искусства, в общем, в жизни человека. Книги учат нас любить окружающих и дарят нам настоящее человеческое счастье. Именно поэтому, люди, читающие книги и любящие литературу, могут чувствовать на себе все прелести окружающего нас мира: видеть красоту природы, любить и быть любимыми. К тому же, благодаря литературе, пополняется наш словарный запас и обогащается духовный мир.
Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что литература очень важна в жизни человека: она влияет на наше мировоззрение. Формирует наш внутренний мир, обогащает нашу речь. Именно поэтому мы должны как можно больше читать, любить и уважать книгу, ведь без нее наш мир будет серым и пустым. Значение духовной литературы в жизни человека

(Доклад руководителя Отдела религиозного образования и катехизации Ярославской митрополии протоиерея Павла Рахлина на секции «Роль духовной литературы Ярославского края в формировании духовно-нравственной культуры личности»)
Не хлебом единым будет жить человек,

но всяким словом Божиим.

(Евангелие от Луки; 4,4)

Значение книги в жизни каждого человека и всего общества в целом невозможно переоценить. Книга как источник знаний и опыта может серьёзно повлиять на мировоззрение человека, порождая глубокие чувства в душе человеческой и побуждая его к серьёзным размышлениям.

Но сила и влияние книги гораздо сильнее, чем это может показаться на первый взгляд. Любая книга – это не просто пассивный набор информации, но прежде всего определенный взгляд на действительность, принадлежащий автору книги: он формирует в своем уме некие представления о мире, знания, умения и, передавая эти знания и умения, делится своими мыслями, своим опытом с другими. И если учесть, что содержание книги, входя в резонанс с мыслью читателя, влияет не только на его разум, но и на душу, то значение православной книги как духовной литературы в современном мире играет особую роль в культурной и духовно-нравственной жизни общества.

Мостиком к духовной литературе, безусловно, может стать классическая, и в первую очередь русская, литература. Здесь уместно вспомнить о том, что Православие и вообще христианство сыграло в становлении русской литературы одну из главных, если не основную роль.

Крещение Древней Руси дало русскому народу и письменность, и литературу (словесность). Это историческое совпадение определило исключительное значение и высокий авторитет русской литературы в духовной жизни народа и государства. Составленный византийскими монахами – святыми равноапостольными братьями Кириллом и Мефодием — кириллический алфавит быстро распространился по всей территории восточных славян. Но святые Кирилл и Мефодий дали России не только письменный язык, но и перевели на церковно-славянский язык книги, необходимые для богослужения: Евангелие, Апостол, Псалтырь. Эти книги сыграли большую роль в воспитании характера русского человека.

Вследствие данных исторических событий вся русская классическая литература напитана светом высоких истин Православия. Она является хранительницей и выразительницей христианских ценностей и христианского взгляда на мир. В произведениях великих русских писателей и поэтов перед читателем часто ставятся вопросы, ответить на которые может только религия. Будучи искусством, обладая мощнейшей силой эмоционального воздействия, литература при постановке этих вопросов обращается не только к уму, но и к сердцу читателя. Для многих людей актуальность богословских вопросов стала очевидной благодаря русской классической литературе.

Однако для того, чтобы человек мог понять правду о самом себе, ему необходимо чтение именно духовной литературы – и прежде всего Святого Евангелия и святоотеческих трудов. Именно в этих книгах, по вдохновенному признанию православного духовного писателя и философа Н.Е. Пестова «как в драгоценном сосуде, более всего собрана истина. Кто хочет освящения своей души, очищения сердца и просвещения ума, тот должен прильнуть жадными устами к этому сосуду, чтобы постоянно питать себя истиною» (Н.Е. Пестов, «Современная практика православного благочестия», том второй).

По словам одного из величайших святых подвижников XIX века епископа Феофана Затворника «Без чтения душно и душа голодает» . Ему же принадлежит замечание: «Ничем не можешь ты обрести и купить Царствия Небесного, будущих радостей и вечного покоя, как только этою вещью. Это – читание наедине и слушание со вниманием и усердием слова Божия, писаний отеческих и других душеполезных книг. Никому нельзя спастись, если он не будет читать или слушать святые душеспасительные писания. Как птица без крыльев не может взлететь на высоту, так ум без святых книг не может домыслиться, как спастись» (Завет святителя Феофана Затворника о чтении писаний отеческих и других душеполезных (святых) книг).

Духовные книги — это лучшие друзья человека, его руководители, воспитатели и наставники. Их необходимо читать, перечитывать, изучать. В таких книгах нам открывается бесценный опыт святых — носителей Святого Духа Божия, героев духа, совести и стойкости.

Перед человеком, изучающим духовную литературу и применяющим ее истины в своей личной жизни, открывается как бы третье измерение мира. Он начинает смотреть на окружающий его мир с точки зрения добра и зла и таким образом видит другую, до этого смутно различаемую сторону жизни. Все яснее становится понимание причин поступков – как своих собственных, так и других людей — и влияние их последствий на жизнь человека и на его окружение. Поэтому хорошая духовная библиотека во все времена являлась наиболее ценным на земле сокровищем, на приобретение которого думающие люди не жалели ни средств, ни времени.

Сегодня духовная литература доступна для любого, желающего обратиться к ней. Нет препятствий к тому, чтобы воспринять бесценное сокровище благодатного духовного опыта святых Православной Церкви.

Однако следует помнить, что одним только чтением духовной литературы невозможно совершение чуда полного преображения человеческой души, поскольку чтением духовных книг без применения почерпнутого из них в жизни создается самообман, что духовное возрастание началось. Духовная жизнь подменяется воображением, «поскольку знание об истине — это не то, что знание истины» .

В завершение вновь приведем слова Н.Е. Пестова, написанные им о сокровище истины, содержащемся в духовных книгах:

«Истина — благая и радостная — есть пища души, без нее душа умирает. Душе нужны мысли бодрящие, согревающие, возвышающие и окрыляющие ее.

Благо тем, кто умеет постоянно питать себя ими. С ними легко жить, с ними легко преодолевать все искушения, приражения тоски, уныния, лености и нерадения.

Вместе с тем глубоко воспринятая истина не может оставаться бездейственной: она заставляет не только иначе думать, но и иначе жить».

Роль литературы в жизни человека трудно оценить. Книги воспитали не одно поколение людей. К сожалению, в современном обществе роль литературы недооценивается. Есть категория людей, которая заявляет о том, что литература изжила себя как вид искусство, ее заменило кино и телевидение. Но остается та категория людей, которая признает и ценит значение литературы в нашей жизни.
Как известно, книги выполняют две основные функции: информационную и эстетическую. Из поколения в поколения именно при помощи книг передавался опыт, накопленный веками, в книгах хранились знания, запечатлевались открытия.
Книги являли собой трибуну для провозглашения новых идей и мировоззрений. В трудных жизненных ситуациях человек прибегает к книге и черпает из нее мудрость, силы и вдохновение. Ведь книга универсальна, в ней человек может найти ответ на любой интересующий вопрос.
Реализуя свою эстетическую функцию, литература учит прекрасному, доброму, формирует нравственные принципы. Книги формируют не только нравственные идеалы, но и идеалы внешности и поведения. Героини и герои книг становятся образцами для подражания. Их образы и мысли берут за основу своего собственного поведения. Поэтому так важно, в период становления личности обращаться к правильным книгам, которые дадут верные ориентиры.
В периоде всей своей вековой истории наш народ сотворил высокохудожественную литературу. Она находится на достойном месте в мировой культуре.
Художественная литература обладает огромной общественно-политической, воспитательной и познавательной ролью, потому что в ней представлена история всего народа, его борьба за свою волю, за свою удачливую и счастливую жизнь, за битву против национального, а также социального гнета.
В литературе честно и справедливо отображается общественная действительность: различные периоды жизни всего народа, стремления и, конечно, надежды людей.
Художественная литература – это разновидность искусства, являющаяся самым мощным средством познания человека, инструментом, который влияет на происходящую действительность. Литература формирует разум человека, его волю и психику, его чувства и человеческий сильный характер, а именно – формирует личность человека.
Создатель литературы обобщает различные жизненные происшествия и явления, затем строит типовые образы, и при этом показывает свое личное отношение к данным событиям или происшествию. Значение писателя и его творчества, а, следовательно, и литературы сказываются в том, насколько правдиво и правильно отображены и высказаны интересы и мечты людей. Художественное творчество предназначается для того чтобы служить народу. В литературных произведениях мы познаем минувшие, нынешние и, конечно же, видим будущие мечты человека. В воображении начинают формироваться новейшие понятия, в глубине души рождается неведомое до этих пор чувство. И только литературные произведения и труды мы воспринимаем в первую очередь своим сердцем, а затем и практичным разумом и здравым смыслом.
Литература базируется на гуманистических взглядах и убеждениях, одобряет нетленные и вечные общечеловеческие ценности. Именно этим она и есть близкой, очень нужной и просто необходимой для человечества. Писатели и творцы литературы в совершенно различных по своему жанру произведениях отображают многообразные слои населения, открывают талант и дар простого человека, воспевают труд людей. И этим прививают заинтересованность к своей собственной истории, любовь к родимой земле-матушке, к родителям и близким, к своему ближнему и к своим братским народам…
Литература помогает и поддерживает человека в сложные минуты жизненного пути, воодушевляет на подвиги ради своих ближних и ради других, дает силу для преодоления различных житейских неурядиц, направляет и ориентирует на путь к правильному решению важных в данный момент проблем. Именно этим она и ценна для нас и для каждого народа отдельно.
Таким образом, роль литературы во все времена и в современности- помочь человеку постичь самого себя и окружающий мир, разбудить в нем стремление к истине, счастью, научить уважению к прошлому, к знаниям и принципам морали, передающимся из поколения в поколение. Воспользоваться этой возможностью, которую предоставляют книги, или нет- это личный выбор каждого человека.

Чтение — важная часть человеческой жизни. Это простой способ сохранить ясность ума на долгие годы. Человек, знакомый с большим количеством литературы различных жанров, обладает более широким кругозором, развивает свой мозг. Нередко школьники получают домашнее задание — написать сочинение, в котором привести аргументы в пользу этого занятия.

Цели сочинения

Почему учителя русского языка включают задание подобного рода в домашнее задание для учащихся? В процессе написания к каждому тезису школьник должен привести веские аргументы. Роль литературы в жизни человека — это обширная тема, которая позволяет еще раз освежить в памяти те доказательства, которые подтверждают важность чтения в современной жизни. Людям XXI века гораздо легче прийти домой, сесть за компьютер или телевизор, нежели начать читать книгу.

Все понимают, что подобное отношение способствует умственной деградации. Однако почему-то все равно многие предпочитают книгам другие занятия. Школьник может попробовать написать сочинение, которое будет призвано убедить читателя в важности роли литературы в жизни человека. Аргументы, которые учащийся будет использовать, он может брать из самых разных источников: повседневной жизни, случаев с давними знакомыми, собственного опыта. Главное — та или иная мысль должна быть доказана или объяснена. И конечно, не стоит забывать о таких важных моментах, как орфография, пунктуация, а также стилистика написания.

Понять себя

Читая различную литературу, наблюдая за тем, как развивается сюжет книги, люди волей-неволей начинают размышлять о серьезных вопросах нашего бытия. Ведь именно с этой целью и были написаны великие произведения — они помогают читателю заострить внимание на определенной проблеме, с которой может столкнуться человек. Наблюдая за тем, как ведут себя персонажи, читающий учится выявлять и в обыденной жизни в какой-то мере предсказывать их действия.

Нередко бывает так, что и сам писатель на каком-то этапе своей жизни пережил определенные трудности и решил передать свой опыт последующим поколениям посредством романа, пьесы, новеллы или рассказа. Не менее важна и роль поэзии — читая стихотворения, человек может проникнуться настроением поэта, его мировосприятием в определенный момент времени. А иногда поэзия несет и целительную силу. Например, читая стихотворения о трудных временах, человек чувствует, что он не один в своих проблемах, что когда-то и до него люди сталкивались с подобными сложностями.

Роль литературы в жизни человека: аргументы

Итак, почему же в наше время так важно помнить о важности чтения? Многим понравится такой тезис: чтение книг способно снять стресс. Оно переводит читателя в другой мир, где он может отвлечься от повседневных проблем, окунуться на некоторое время в новую атмосферу. Сегодня очень большое количество людей страдают от постоянного стресса. И этот плюс чтения будет оценен теми, кто уже устал каждый день думать о бесконечных проблемах.

Психологические плюсы

Интересен и другой аргумент к роли художественной литературы в жизни человека. Учеными доказано, что мы стареем тогда, когда стареет наш мозг. Именно поэтому чтение способно даже немного замедлить время и «отложить старость». Ведь, посвящая время литературе, человек вынужден мыслить, делать умозаключения, понимать смысл того, что описывается в книге. А дополнительная нагрузка на мозг благоприятно сказывается на функционировании всего организма.

Аргументы к проблеме «роль литературы в жизни человека» на этом не заканчиваются. Учеными установлено, что чтение может способствовать хорошему сну. Если человек на ночь регулярно читает книгу, вскоре его мозг будет воспринимать это занятие как сигнал — скоро пора спать. Благодаря чтению, таким образом, люди могут чувствовать себя наутро бодрее.

Минусы чтения

Однако при описании роли литературы в жизни человека аргументы необязательно должны доказывать ее пользу. Школьник может придерживаться и противоположного мнения. Например, можно обозначить, что слишком увлекающиеся чтением могут с помощью этого занятия игнорировать трудности реальной жизни. За тоннами литературы в таком случае стоит обычный страх перед реальностью. Конечно, человек всегда узнает для себя что-то новое из книг. Но нельзя при помощи литературы познать все. Большую часть опыта люди получают при взаимодействии с реальностью. Здесь нужно соблюдать принцип — «все должно быть в меру».

Роль учителя

Велика и роль учителя литературы в жизни человека. Аргументы здесь, скорее всего, каждый учащийся будет приводить из собственного опыта. Ведь преподаватель литературы — это тот, кто знакомит класс с произведениями великих классиков, помогает лучше понять тот смысл, который хотели донести потомкам писатели и поэты посредством своих творений. В каком-то смысле учитель литературы — это первый психотерапевт, с которым сталкивается в своей жизни человек. Ведь именно он вводит школьников в мир людей и всего многообразия отношений между ними.


Рекомендуем также

9 книг современных писателей, которые могут стать классикой

Екатерина Писарева

Главный редактор крупнейшего книжного сервиса по подписке MyBook.

Каждый год в мире выходит невероятное количество книжных новинок разных жанров — но в истории литературы остаются десятки, если не единицы. Мы попытались предположить, какие творения современных писателей станут классикой и войдут в школьные учебники будущего.

1. «Петровы в гриппе и вокруг него», Алексей Сальников

Писатель и поэт из Екатеринбурга Алексей Сальников — феномен. Его роман, впервые опубликованный в журнале «Волга», помог автору ворваться в мир большой литературы: успех у критиков и обычных читателей был оглушительным.

Пересказывать сюжет книги не имеет смысла — название вполне его отображает. В удивительном гриппозном мире героев, между реальностью и галлюцинациями, словно отражена вся наша жизнь.

В 2018 году «Петровы в гриппе и вокруг него» вошли во всевозможные премиальные списки, роман признали «Национальным бестселлером». По его мотивам ставят спектакли, а режиссёр Кирилл Серебренников снял полнометражный фильм.

Купить книгу

2. «Лестница Якова», Людмила Улицкая

Имя Людмилы Улицкой уже давно стало признаком качества, а новые книги писательницы всегда оказываются под пристальным вниманием публики.

«Лестница Якова», в 2016 году отмеченная престижной литературной премией «Большая книга», — это роман‑притча, семейная драма, охватывающая почти три века. Это философский, но в то же время очень живой текст, который способен вписать в вечность не только автора, но и его героев, за которыми стоят реальные люди. Как и в случае с романом «Даниэль Штайн, переводчик», Улицкая проделала большую работу с документами: в этот раз книга выросла из личного архива автора— из переписок деда Людмилы и его дневниковых заметок.

Купить книгу

3. iPhuck 10, Виктор Пелевин

Единственный и неповторимый Виктор Олегович уже стал классиком при жизни. После ошеломительного успеха «Чапаева и Пустоты» в 1996 году и «Generation „П“» в 1999‑м о его книгах узнали даже те, кто вообще не следит за современной литературой.

Написанный в 2017 году iPhuck 10 — пятнадцатый роман Пелевина — относится к (увы!) нечастым удачам его позднего творчества. Главный герой, литературно‑полицейский алгоритм Порфирий Петрович, расследует преступления и пишет романы, и Пелевин очень любопытно осмысляет взаимоотношения искусственного интеллекта и людей, которые его окружают.

Роман iPhuck 10 был награждён литературной премией Андрея Белого.

Купить книгу

4. «Покорность», Мишель Уэльбек

Практически все книги Мишеля Уэльбека достойны того, чтобы их внимательно изучали в курсе современной мировой литературы. Действие «Покорности» — одного из лучших произведений писателя — происходит во Франции в 2022 году, где к власти приходит президент‑мусульманин, и страна начинает меняться на глазах. Интересно, что роман вышел в продажу 7 января 2015 года — в день теракта в редакции сатирического журнала Charlie Hebdo. Кстати, ловкий Уэльбек умело смешивает реальность с вымыслом, поэтому на страницах книги можно найти и настоящих политических деятелей, таких каких Марин Ле Пен и Франсуа Олланд.

Купить книгу

5. «Зулейха открывает глаза», Гузель Яхина

Ещё один оглушительный дебют — роман, после выхода которого писательница проснулась знаменитой. Спорный и обсуждаемый, он поднимает болезненную и важную тему раскулачивания в СССР 1930‑х годов. В центре сюжета — женская судьба на фоне ужасающих исторических событий.

Произведение «Зулейха открывает глаза» возглавило рейтинг самых популярных у россиян книг, написанных после 1992 года. В 2020‑м на телеканале «Россия» вышел одноимённый сериал с Чулпан Хаматовой в главной роли.

Купить книгу

6. «Девочки», Эмма Клайн

Дебютный роман «Девочки» американки Эммы Клайн тоже получился очень ярким. Можно сказать, что это история о секте и её внутренних механизмах, а можно обозначить произведение как роман взросления — оба варианта будут верны.

В этой истории вполне узнаваемы прототипы героев. Секта «Девочки» из романа Клайн действует в США 60‑х годов, на счету культистов несколько жестоких убийств, а в их вожде по имени Рассел угадываются черты Чарльза Мэнсона. Это важный текст, показывающий, как неуверенность, нелюбовь и юношеская неприкаянность могут привести подростка в очень плохую компанию.

Купить книгу

7. «День опричника», Владимир Сорокин

Если кто‑то и может рассказать о нашей жизни горько и пронзительно, беспощадно и одновременно с состраданием — это Владимир Сорокин. Предполагаю, что каждая из его книг (от «Ледяной трилогии» и «Метели» до «Теллурии») заняла значимое место в культуре, но особенно хотелось бы отметить именно «День опричника». Это антиутопия про Россию 2027 года, где восстановлено самодержавие, проводятся репрессии и действуют карательные отряды. Читать эту книгу — страшно, а не возвращаться к ней мыслями, просматривая ленту новостей, — просто невозможно.

Купить книгу

8. «Памяти памяти», Мария Степанова

Роман, вернее романс, поэтессы Марии Степановой стал удивительным открытием в литературном мире. Автор работает с феноменом памяти: исследует её механизмы и изучает то, что происходит с воспоминаниями и людьми, которых предают забвению.

Именно с книги Марии Степановой в современной русской литературе начался масштабный разговор о частной и исторической памяти в XXI веке. В произведении «Памяти памяти» автор попыталась показать и рассказать историю страны через историю своего рода.

Купить книгу

9. «Нормальные люди», Салли Руни

Книга ирландской писательницы Салли Руни тоже феномен своего рода. Молодая и успешная Руни ярко дебютировала с текстом «Разговоры с друзьями», а второй её роман — «Нормальные люди» — вошёл в лонг‑лист Букеровской премии ещё до официальной публикации. Права на его экранизацию сразу же были выкуплены, и в 2020 году на телеканале BBC вышел 12‑серийный фильм.

«Нормальные люди» интересны тем, что это универсальная история о юности и первой любви — нелепой, смешной, обречённой. И хотя многие называют писательницу Сэлинджером для миллениалов, это не совсем так. Руни — автор для людей, которые ещё помнят вкус юности, сколько бы лет им ни было.

Купить книгу

Специально для читателей Лайфхакера MyBook дарит всем новым пользователям 14 дней премиум‑подписки по промокоду NINEBOOKS, а также скидку 25% на премиум‑подписку MyBook на 1 или 3 месяца. Активируйте код до 13 сентября 2020 года, а затем читайте и слушайте без ограничений эти или любые другие из 290 тысяч электронных и аудиокниг.

Читайте также 🧐

Классики остались в прошлом? — Год Литературы

Текст: Ольга Пахомова

Фото: РГДБ

Классическую литературу нужно изучать в школе — этот тезис все давно приняли за аксиому. Более того это те книги, которые нужно обязательно перечитывать во взрослом возрасте. О том, что нового обязательная классика из школьной программы может открыть взрослому человеку, подискутировали участники лектория Fabula rasa в Российской государственной детской библиотеке писатель, литературовед, телеведущий Александр Архангельский и литературный критик Галина Юзефович.

Информационным поводом для встречи стал выход двух книг: переиздание «Истории моего современника» Владимира Короленко с предисловием Галины Юзефович и «Продленка для взрослых. Герои классики» Александра Архангельского. Модератор дискуссии, филолог Татьяна Соловьева предложила начать дискуссию именно с Короленко.

Галина Юзефович: Само название книги Короленко «История моего современника» не случайно: это одна из наименее эгоцентричных писательских биографий. Обычно писатель — существо эгоцентричное, а книга Короленко — это собрание разнообразных историй, портрет эпохи в людях. Это одна из самых утешительных книг, которые только можно себе представить. В ней Короленко не пытается рассказывать добрые святочные истории. Он рассказывает много страшных вещей. Но они увидены глазами удивительно хорошего, мудрого и светлого человека. И я всегда иду к Короленко за утешением. Это книга, с которой у меня диалог. 

Александр Архангельский: 


Короленко, возможно, был слишком хорошим человеком, чтобы быть великим писателем, но в качестве великой фигуры в историю литературы он вошел.

Моя жизнь тоже оказалась случайным образом связанной с Короленко. Еще учась на последних курсах Ленинского Педагогического института, я написал предисловие к детгизовскому изданию «Детей подземелья», и это мое самое переиздаваемое сочинение с середины 80-х. А потом мы сняли фильм о Короленко: с момента его первого административного скандала в Петровской академии и до момента, когда он, уже став писателем, покидает пределы Амгинской ссылки. Мы были в Амге. Туда до сих пор очень тяжело добираться — только зимой или на вертолете. Мы ехали туда зимой, а нужно понимать, что такое якутская зима: минус 50 градусов, воду добывают выпиливанием льда, который затем растапливают. И это сейчас, при так называемой цивилизации. А что было тогда? При этом Короленко остался просветителем: занимался воспитанием детей в местной школе.

Как сказала сейчас Галина Юзефович, эта книга находится с ней в живом диалоге. Это очень русское литературное сознание. На мой взгляд, литература и есть то, с чем мы находимся в живом диалоге. 

Татьяна Соловьева: Какие книги из школьной программы или прочитанные в раннем возрасте оказались для вас важными и значимыми? 

Галина Юзефович: Мне в каком-то смысле и повезло и не повезло одновременно, потому что у меня были плохие учителя литературы. А я была девочкой с большим самомнением в этой области, и мне было очень легко их обесценить. Личность учителя транслируется на литературу, и человек начинает думать, что Гоголь — это скучно, Пушкин — глупо, Достоевский — тоскливо, ну и так далее. 


В этом смысле я счастливый человек — у меня нет травмы классики.

Многие вещи, которые положено читать в школе, я спокойно прочла позже. Из того, что было прочитано в школе и тогда же полюблено — поэма Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» — один из самых непопулярных текстов русской классической литературы. Я очень любила Жуковского, любила английские баллады в переводе Маршака или Ивановского. Очень любила «Преступление и наказание», которое прочла совершенно неконвенциональным способом — как настоящий триллер — глубокий, сложный и увлекательный. А вот прозу Пушкина полюбила только сейчас, когда начала читать ее своим детям. Оказалось, что это прекрасная детская литература.

Александр Архангельский: С тем, что русская классика является важным связующим звеном, обычно согласны все. Школа — одна из тех точек, через которые всё общество гарантированно проходит, поэтому там необходимо транслировать хотя бы минимальный набор классических текстов и прививать эту классику надо живым общением. Когда есть семья, которая готова этим заниматься — прекрасно! Но у тех, кому не повезло, остается школа.

Как получилось так, что все наши классики остались в далеком прошлом? До 1811 года, когда Уваров составил программу Лицея, никакой словесности в школах не было. Но изучать словесность со стороны, без попыток написать собственный текст, невозможно. Иначе это будет лишь абстракцией. 


Очень важно, чтобы сочинительство не оценивалось, не критиковалось в случае неудачи — бессмысленно оценивать творчество и творческий путь.

Дальше появлялись хрестоматии, которые ориентировались на современных писателей, состояли из сиюминутной, живой словесности. Когда возникла первая программа литературного образования, там были «Борис Годунов», «Горе от ума». Только к 80-м годам ХIХ века возникла мысль, что школьная литература должна заканчиваться на фигуре Лермонтова или, в крайнем случае, Кольцова. В итоге сформировался русский литературный классический канон, обращенный уже в прошлое. Главное — не стремиться завернуть классику в полиэтилен и опечатать, сделать ее неприкасаемой и превратить в культ. Классика — это то, с чем можно спорить.

Татьяна Соловьева: Существует мнение, что классику в школе вообще изучать не надо, потому что те, кому это нужно, придут к классике во взрослом возрасте, как приходят к театру и кино. 

Александр Архангельский: О необходимости классики уже сказано, просто важно включать и условного «Гарри Поттера». Дети хотят читать про таких же, как они, тогда им становится понятнее, как писали про других людей, непохожих на них.

Галина Юзефович: На мой взгляд, травмирующее влияние классики на сегодняшний день уже несколько перевешивает ее позитивное влияние. Да, классика работает в качестве духовной скрепы, но если мы хотим растить людей, которые читают и хотят взаимодействовать с прочитанным, то здесь нужно взвешенно подходить к пропорции классики и не классики в программе. 


«Капитанская дочка» работает, потому что Петруше Гриневу 16 лет и с ним происходит много увлекательных приключений. 

А вот рассказ Чехова «Ионыч» нельзя понять в 15 лет. И если убрать из школьной программы всё то, что старшеклассник в силу возраста и опыта понять не может, и добавить туда условного «Гарри Поттера», это сделает жизнь учителей и учащихся гораздо более счастливой и гармоничной.

Александр Архангельский: Я против того, чтобы сторонники железобетонного канона говорили «должен!», и против того, чтобы противники канона говорили «нет, не должен!». Я предпочитаю другое слово: «может». Кто может? Прежде всего, учитель. И модель преподавания можно выстроить так, что в одном классе «Ионыча» стоит читать, а в другом нет. Так же и учебник учитель может выбирать на свое усмотрение или отказаться от него вообще. Обязательно должно быть пространство для маневра. 

Татьяна Соловьева: Не кажется ли вам симптоматичным, что сейчас вдруг стали появляться книги о 80-х?

Галина Юзефович: Лично я не чувствую такой специальной большой тенденции. А вот  то, что наша современная литература прочно развернулась спиной к настоящему и смотрит в прошлое — это правда. 


Русская литература сегодня думает про вчера. 

Меня эта устойчивая тенденция совершенно не радует, потому что очень хочу прочитать роман про сейчас, про мою жизнь.

Александр Архангельский: На самом деле, за исключением жанра исторического романа, никто не пишет о прошлом. Люди пишут на материале какого-то времени о «здесь и сейчас», а иногда даже о будущем. Когда я был литературоведом и еще не был писателем, мне всегда казалось, что литература растет из литературы и в литературу возвращается. Но не для всех совпадений в литературе надо искать литературный источник. А моя новая книга «Бюро проверки», конечно не о 80-х, а о том, как эпоха заканчивается. Мне удобно было разворачиваться на этом материале, потому что мины, которые закладывались тогда, взрываются сейчас. 

Леонид Юзефович, писатель: В нашей стране принято давать историю вплоть до сегодняшнего дня. В других странах есть ограничительные рамки в 10 лет: история последнего десятилетия в школе не изучается, и я считаю, это правильно. Не разумно ли было бы при изучении литературы в школе ввести такие же рамки? Я глубокий противник изучения сиюминутной текущей литературы. 

Александр Архангельский: Литература и история — очень разные предметы, в том числе и по своим задачам. Школа не изучает историю литературы, она должна говорить о чтении. И в этом смысле последние 10 лет, конечно, не могут быть базой. Но они могут входить в программу потому, что в литературу не подмешивается политика. Я бы не вводил такое ограничение. 

Галина Юзефович: Может, в университетском филологическом курсе, который ориентирован на историю литературы, это имеет смысл, но в школе ставится другая задача. В школе надо читать те тексты, которые удобно читать с детьми. В этом смысле тот же «Гарри Поттер» ничуть не хуже «Капитанской дочки» — и то и другое с детьми удобно читать. У меня есть маленький детский книжный клуб, в котором мы с детьми читаем разные книги, в том числе и совсем новые. Понятно, что мы не знаем, кто останется в веках, а кто исчезнет через 50 лет. 


В любом случае нельзя рассчитывать на то, что мы с детьми прочтем только то, что останется навсегда.

12 лучших произведений современной классики, которые навсегда останутся на наших полках

Пой, непогребенный, пой
Джесмин Уорд

ЛАУРЕАТ НАЦИОНАЛЬНОЙ КНИЖНОЙ ПРЕМИИ и A NEW YORK TIMES ТОП-10 ЛУЧШИХ КНИГ ГОДА

Финалист премии Киркуса, медали Эндрю Карнеги, литературной премии Аспен Уордс и бестселлер New York Times , этот величественный, волнующий и получивший широкое признание роман двукратной обладательницы Национальной книжной премии Джесмин Уорд, история семья в путешествии по сельским районам Миссисипи — это «пробная сила» ( O, журнал Опры ) и вневременное художественное произведение, которому суждено стать классикой.

Джесмин Уорд, обладательница второй исторической Национальной книжной премии, «идеально подходит для данного момента» ( The New York Times ), личный портрет трех поколений семьи и эпическая история надежды и борьбы. «Творчество Уорда наполнено жизнью, горем и любовью… эта книга из тех, что заставляют вас с болью возвращаться к ней» ( Buzzfeed ).

Джоджо тринадцать лет, и он пытается понять, что значит быть мужчиной. Ему не хватает отцов для учебы, главным среди которых является его черный дед, Поп.Но есть и другие люди, которые усложняют его понимание: его отсутствующий белый отец Майкл, которого выпускают из тюрьмы; его отсутствующий Белый дед, Большой Джозеф, который не признает своего существования; и воспоминания о его мертвом дяде Гивене, умершем в подростковом возрасте.

Его мать, Леони, непостоянно присутствует в его жизни и жизни его младшей сестры. Она несовершенная мать, находящаяся в постоянном конфликте с собой и окружающими. Она черная, а отец ее детей белый.Она хочет быть лучшей матерью, но не может поставить своих детей выше собственных потребностей, особенно употребления наркотиков. Одновременно терзаемая и утешаемая видениями своего мертвого брата, которые приходят к ней только тогда, когда она под кайфом, Леони борется так, что отражает жестокую реальность ее обстоятельств.

Когда отца детей выпускают из тюрьмы, Леони сажает своих детей и друга в свою машину и едет на север, в самое сердце Миссисипи, на ферму Парчман, в тюрьму штата. В Парчмане есть еще один тринадцатилетний мальчик, призрак мертвого заключенного, который несет с собой всю уродливую историю Юга в своих странствиях.Ему тоже есть чему поучить Джоджо об отцах и детях, о наследии, о насилии, о любви.

Rich с характерным лирическим языком Уорда, Sing, Unburied, Sing — это величественная и незабываемая семейная история и «одиссея по прошлому и настоящему сельской Миссисипи» ( The Philadelphia Inquirer ).

Классическая или современная литература? – Журнал Verde

Взгляд гостя Зои Стэнтон-Савиц

Эрнест Хемингуэй, Шарлотта Бронте, Чарльз Диккенс.Что общего у этих классиков? Студенты, изучающие литературу AP , не читают своих гениальных произведений. К сожалению, многие учителя английского языка в средней школе Пало-Альто решили сосредоточиться на современных, более прогрессивных авторах, а не на классических светилах. Я боюсь, что студенты не узнают о корнях литературы, потому что учителя лишают их изучения бесспорно ценных текстов, когда они обменивают их на современных авторов.

Романы, считающиеся классикой литературы, такие как произведения таких известных авторов, как Диккенс и Стейнбек, прекрасно написаны и безупречно выдерживают испытание временем — вот почему их так тщательно изучают.Это больше, чем я могу сказать о большинстве прогрессивных текстов, которые студенты читают в AP Literature, которые могут иметь отношение к теме и истории, но не обязательно имеют такой же литературный вес.

Хотя я воздаю должное учителям за попытки разнообразить списки для чтения, добавляя авторов-женщин или цветных писателей, это не должно происходить за счет самой учебной программы. На самом деле классическая литература разнообразна, которую могут использовать учителя. Например, «Гордость и предубеждение» Джейн Остин или «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте написаны женщинами, и в них главные героини представлены женщинами, а такие романы, как «Дон Кихот» Мигеля де Сервантеса, написаны неанглосаксонскими авторами.

Понимание классической литературы особенно важно, поскольку многие из этих произведений упоминаются в более прогрессивных текстах. Например, как ученики должны идентифицировать шекспировские отсылки Кейт Шопен в «Пробуждении», если никогда не знакомились с «Гамлетом»?

В колледже студенты должны знать классических авторов. Только с предварительным опытом анализа этих текстов учащиеся могут добиться успеха, когда от них требуется написать трудные тезисы о классических романах за пределами средней школы.

В Силиконовой долине, ориентированной на STEM, литературные навыки уже преподаются неэффективно. Отход от классической литературы — это шаг назад для студентов, которые должны хорошо разбираться в гуманитарных науках, даже если это означает понимание запутанной метафоры белого кита Мелвилла и расшифровку запутанных стихов Шекспира.


Колонна Джилы Вайнфельд

Возможно, лучшими путешественниками во времени являются преподаватели литературы AP средней школы Пало-Альто, которым удается уместить 395 лет — то есть американской и британской литературы — менее чем за восемь месяцев.Такая широта похвальна, и все преподаватели английского языка в Paly должны стремиться к разнообразию текстов, которые они назначают — как по хронологии, так и по расовой и гендерной идентичности авторов — путем включения более современных работ, чтобы оставаться актуальными для учащихся.

Это не означает, что мы не должны читать классическую литературу, которая во многом сформировала то, как мы думаем, говорим и пишем сегодня. Родившись в русскоязычной семье, я рос, читая и боготворя Пушкина, Толстого и других классических русских писателей, которые жили в рваных, мелко отпечатанных книгах, которые стояли на полках у моей мамы.

Именно поэтому я считаю, что уроки литературы должны подтолкнуть учащихся к чтению книг, которых, возможно, нет на книжных полках их родителей, — к размышлениям о нетрадиционных текстах, которые иначе они никогда бы не прочитали. Например, почти все знают историю «Джейн Эйр», но ни я, ни многие из моих одноклассников не слышали о «Прохождении» Неллы Ларсен — новеллическом проявлении силы, исследующем двухрасовую идентичность, который был повторно введен в учебный план Paly AP Literature в этом году. — перед чтением в классе.

Благодаря расширению наших привычек к чтению мы открываем новые перспективы, узнаем о нашей сложной истории человечества и развиваем эмпатию. В то же время мы читаем эгоистично. Мы хотим, чтобы роман полностью отразил нас на своих страницах, разрушил крышу нашей души и заставил пристально заглянуть внутрь.

И давайте смотреть правде в глаза: большинство произведений, которые мы считаем канонической американской и британской литературой, написаны белыми мужчинами о белых мужчинах и уклоняются от когда-то табуированных тем, таких как сексуальность и раса, которые очень актуальны сегодня.В то время как темы классики вечны, их способность представлять разнообразный класс английских студентов ограничена. Современные романы часто по своей сути более близки нам — по их темам, персонажам, дикции и даже темпу — и, таким образом, обеспечивают более доступное и плавное чтение.

В конце концов, как однажды написал Оскар Уайльд, «искусство действительно отражает зрителя, а не жизнь». По мере того, как писатели и зрители становятся разнообразными, должна меняться и наша учебная программа по литературе.

Земной шар | Классика против современной литературы

Если бы какой-нибудь подросток спросил своих родителей, какие книги они читали в старшей школе, ответы были бы пугающе однозначными.Они могут вспоминать туманные воспоминания о несчастных любовниках Шекспира или злиться на Холдена Колфилда. Некоторые могут вспомнить доблестного Одиссея или добродетельного Хрюшу. И спустя десятилетия мы все еще находим этих персонажей в классах по английскому языку и на дне наших рюкзаков.

Такие авторы, как Дж. Д. Сэлинджер, Марк Твен и даже Шекспир, из поколения в поколение входили в школьную программу. Толпы детей изучали так называемых «классиков» и составляли о них собственное мнение.

Вопрос в том, что с течением времени становится все труднее находить актуальность в этих историях? Борьба, с которой мальчик мог столкнуться в 1950-х годах, резко отличается от битв, которые ведутся в современном мире. Могут ли старые сказки соединиться с новыми темами или их пора заменить более «современной» литературой?

Прежде чем принять решение, мы должны сначала определить термины «классический» и «современный». Поскольку эти слова очень широкие, давайте назовем их рефлексивными и релевантными.Рефлексивная литература исследует эпоху, отличную от этой. Соответствующая литература содержит идеи и темы, которые применимы к нашему современному миру, и к которым учащимся легче подключиться. Тем не менее, возраст книги имеет значение. Современная или релевантная литература, как правило, может быть ограничена книгами за последние 20 лет.

Так зачем нам читать эти новые книги?

Наш мир – это место разнообразных культур, религий и национальностей. Но подумайте на мгновение о главных героях нескольких «классических» романов.Ральф. Джордж Милтон. Ромео Монтегю. Эти персонажи знакомят учащихся с разными точками зрения?

«Нам нужно читать разные книги, чтобы получить новые силы, потому что персонажи похожи на нас, или чтобы узнать о других культурах в положительном ключе», — сказала Дженнифер Селленрик, координатор программы обучения грамоте и учитель английского языка в CHS.

Если в книгах, преподаваемых в школе, преобладают белые авторы и персонажи мужского пола, большая часть учащихся не представлена.

Новая литература также более привлекательна для многих учащихся и побуждает их к чтению.

«Я думаю, будет лучше, если мы включим хотя бы пару новых книг, потому что это часть того, что происходит в настоящее время, а не просто размышления о прошлом», — сказала Хайде Панцер, второкурсница CHS. Важно, чтобы учащиеся имели возможность обсуждать и осмысливать текущие события. Внедрение более актуальных книг позволит нам обсудить такие вопросы, как расизм, сексизм и насилие, изучая главных героев, с которыми учащиеся могут иметь отношение. Давая учащимся то, что они могут понять, они обретают уверенность, чтобы говорить по теме и делиться мнением.Таким образом, студенты будут погружаться в разговоры о литературе, не подстрекаемые учителем.

В то время как новые книги могут дать свежий взгляд, многие классические произведения подпитывают стереотипы или несправедливо изображают меньшинства. Есть ли еще ценность в чтении книг с кажущимися оскорбительными темами или идеями, которые сегодня не были бы приняты обществом?

«Важно знать, что там когда-то было, как далеко мы продвинулись и что еще предстоит пройти», — сказала Энн Мейерс, родительница CHS. Действительно, мы не можем просто игнорировать части нашей истории.Признавая ошибки прошлого, мы можем признать достигнутый прогресс.

Изучение стереотипных ситуаций в книгах может помочь нам распаковать наш сегодняшний мир. Многие проблемы, уходящие корнями в старую литературу, такие как расизм и сексизм, все еще существуют в нашем нынешнем обществе. Глядя в прошлое, студенты могут по-новому взглянуть на эти вопросы.

Учителя постоянно работают над тем, чтобы внести соответствующие изменения в старую литературу.

»

Если бы я продолжал учить Ромео и Джульетту так же, как 22 года назад, это была бы проблема с текстом.Вместо этого смотрим «Ромео и Джульетту», а затем говорим о психическом благополучии, говорим о предотвращении самоубийств, говорим о том, как родители разговаривают со своими детьми, когда они эмоциональны и грустны».

— Серли

«Если бы я продолжал учить «Ромео и Джульетту» так же, как 22 года назад, это была бы проблема с текстом. Вместо этого я смотрю на «Ромео и Джульетту», а затем говорю о психическом благополучии, о предотвращении самоубийств, о том, как родители разговаривают со своими детьми, когда они эмоциональны и грустны», — сказала преподаватель английского языка CHS Дарси Кирли.

Так действительно ли релевантность зависит от книги? Или превосходный учитель сможет извлечь актуальность из заплесневелых строк многовековых текстов?

Действительно, актуальность книги во многом зависит от того, как ее преподают.

Если мы не можем взять старые книги и связать их с новыми темами, то, вероятно, мы их неправильно читаем. Ведь что-то в этих старинных текстах связано с поколениями людей. Что-то заставило эту литературу прилипнуть. Что позволило романам закрепить за собой место американской классики, так это более глубокий смысл — способность читать между строк и понимать, что может случиться с этими персонажами, если мы вырвем их со страниц и бросим в мир, в котором живем.

Итак, когда у вас может быть так много книг на полке, что вы выбираете? Стоит ли стряхивать пыль с книг, которые не открывались годами? Или вы должны первыми прикасаться к обложкам романов, только что поступивших в книжный магазин? Ответ не такой уж черно-белый. Мы не можем игнорировать прошлое, но нам также необходимо знакомиться с разнообразием и актуальными проблемами. Чтобы решать проблемы нашего мира, нам нужна как рефлексивная, так и актуальная литература.

Но, в конце концов, у вас есть возможность найти смысл в книге.Чтобы исправить недостатки прошлого или принять новые интерпретации, изучить истории сегодняшнего дня. Наша работа состоит в том, чтобы вести разговоры иначе, чем у поколения до нас, и даже иначе, чем в классе напротив.

Обеспечение новой вовлеченности и актуальности для поколения Z

Джоселин Чедвик и Джон Грасси

В наших предыдущих блогах говорилось о важности и сохраняющейся актуальности канонической литературы, актуальности и актуальности современной литературы, а также о необходимости нашего признания технологий и того, как наши студенты используют их, а также легкость и уверенность в них.Конечно, следующая логическая фаза нашего разговора связана с тем, что мы называем в нашей книге «Использование литературы в контексте обучения грамоте» «фактором «ну и что». Просто как все эти компоненты соответствуют и как мы используем их в наших классах, чтобы максимизировать влияние, актуальность, пожизненную грамотность внутри и за стенами наших школ?

Он окружает их. Они создают и конструируют смысл вместе с ним и через него. Психологи и социологи называют наших студентов «настоящими первыми гражданами мира» , потому что возможностей технологии им предоставляют.Они могут путешествовать по миру, исследовать планету, знакомиться с разными культурами на разных континентах — и все это, не выходя из своих любимых мест дома, в обществе, школе, торговом центре, где угодно. Наша задача как преподавателей ELA заключается в том, как мы использовать этот цифровой ландшафт и его обитателей для продвижения нашей учебной литературы — как канонической, так и современной. По сути, вопрос заключается в следующем: как мы можем взять Улисса, Вергилия, Батскую жену, Леди из Шалотт, Оливера, Эстер Принн, Сели и Шуга Эйвери, Уилли Ломана, Титубу или любого другого литературного персонажа и текст и сделать их привлекательными? и актуально для этих цифровых граждан мира, которые кончиком пальца могут видеть в прямом эфире президентскую кампанию, Олимпийские игры и судьбу башен-близнецов — как они происходят и происходили?

Мы обнаружили, что с помощью приложений, баз данных и сканирования мы действительно можем использовать интересы учащихся — их любопытство, тем самым создавая новый и инновационный путь обучения / обучения.Например, многие студенты никогда даже не думали о периодических газетах, интервью, речах, письмах, дневниках/журналах, исторических документах, иллюстрациях, фотографиях по отношению к литературе, которую мы назначаем. Музеи — экспонаты и коллекции становятся одним касанием. Виртуальные туры по домам писателей и художников и по сообществам, где они творят, находятся на расстоянии «смахивания». Мы используем их пристрастие к тактильным и визуальным эффектам, но при этом все еще привязаны к тексту. В качестве дополнительного результата мы можем представить другие литературные произведения — канонические и современные — по мере развития разговора.Удивляя самих себя, учащиеся стремятся глубоко изучить заданный текст и период, породивший его.

С нынешним поколением студентов, которые буквально «режут зубы» на таких событиях, как 11 сентября, Великая рецессия, социальные и классовые потрясения, сливается более интуитивный, даже более фундаментальный подход к тому, что они читают и переживают. Эти молодые читатели всегда кажутся «на охоте», интеллектуальной охоте за смыслом за пределами страниц текста.Они ищут смысл, глубину, актуальность и отождествление с собой, своим сообществом, своим окружением, независимо от того, когда автор написал текст. Кроме того, эта аудитория охотно стремится установить связи между кажущимися несопоставимыми, тем самым оживляя разговоры и обмен текстами. По сути, то, что мы видели и в том, в чем мы участвовали, является буквально выворачиванием и перенастройкой традиционной концептуальной функции аудитории, цели, случая, как первоначально предполагал автор.Этим студентам любопытно понять предполагаемую аудиторию, случай и цель автора, но затем они расширяют силу, яркость и универсальность текста, так что он говорит с ними .

Обдумывая этот пост в блоге, мы решили выбрать повторяющуюся тему, которая стала важной для множества студентов, с которыми мы работали с 2012 года: семья . То, что мы находим столь интересным и иллюстративным, а также учебным, возникает благодаря гибким способностям, воображению и критическому любопытству учащихся, позволяющим видеть и думать за рамками того, как семья выбрана автором, чтобы оценивать, анализировать и ставить новые, современные проблемы и идеи. на текст.Результатом таких интерпретаций являются решительно не интерполяция , а субстанциональное и преднамеренное критическое исследование смысла.

Воображение учеников может запускать все двигатели без ограничений

На протяжении исторической литературной истории мы сталкиваемся со многими художественными и реальными изображениями семьи: трилогии об Эдипе, Одиссея , Легенды о короле Артуре, поэзия Элизабет Барретт Браунинг, поэзия Анны Платон, Иола Лерой, Или Вознесенные тени , Алое письмо , «Правдивая история, рассказанная слово в слово, как я ее слышал», Приключения Гекльберри Финна , Вашингтон-сквер , Изюм на солнце , Смерть продавца , Боже, помоги ребенку , например .Это всего лишь концентрированный самородок этой обширной темы, но этот самородок действительно обеспечивает историческую литературную хронологию — хронологию литературы, которую многие из наших студентов читали, часто более одного раза. В основе этих текстов лежит авторское изображение семьи — с множеством различных итераций.

Включая технологию, описанную выше, воображение учащихся может «задействовать все двигатели» без ограничений, поскольку они могут вызывать в воображении то, как они представляют себе сцену, место, географию или даже документы.Добавление первичных ресурсов — изображений, документов, речей, произведений искусства — например, в качестве дополнений к их чтению позволяет учащимся увидеть, «засвидетельствовать самим», какие артефакты подпитывали автора. У нас даже были студенты, которые брали текст и начинали задавать вопросы о самом авторе/самом себе, пытаясь углубиться в мотивы автора и даже его образ жизни. Так что же происходит? Как это смешение 21-го века существенно меняет опыт чтения и мышления учащихся с заданной литературой, и как это смешение влияет на наш опыт преподавания и обучения с нашими учениками?


Ниже: что означает грамотность сегодня

В то время как Натаниэль Хоторн представляет Эстер как нетипичную женщину — мать-одиночку, которую обидел съежившийся биологический отец ребенка, ученики, с которыми мы столкнулись, продвигают ее действия немного дальше, используя вышитую алую А, «карету» Эстер, когда она идет. среди ее судей — преданность Эстер Перл, ее ребенку, отказ от любой будущей свободы и счастья в традиционном смысле.Эти студенты, женщина и, что удивительно, мужчина , видят и слышат Хестер как независимого выжившего; «современная» мать-одиночка, прокладывающая свой собственный курс по-своему, преодолевающая и реформирующая ограничения и контекст, которые, по мнению ее судей, они наложили. Изображения, которые мы использовали, были произведениями искусства, созданными Тимом Роллинзом и К.О.С. (Kids of Survival) — все учащиеся средних и старших классов в суровом районе Нью-Йорка Южный Бронкс вместе с оцифрованными газетами и журналами обсуждают роль и место женщин 19 века.

С Вашингтон-сквер Генри Джеймса и «Правдивой историей» Марка Твена и Приключениями Гекльберри Финна, идея и стереотипное восприятие семьи перевернуты с ног на голову. Вдовец доктор Слоупер и его дочь Кэтрин кажутся наслаждающимися образом жизни восходящей верхушки среднего класса Золотого века — кажутся. Однако по мере чтения учащиеся обнаруживают, что то, что они считали правдой, таковым не является; Слоупер ненавидит собственную дочь — ее внешность, рост, ум — все.В лучшем случае он ее терпит. Напротив, тетя Рэйчел в «Правдивой истории» и Джим и его настоящая семья, Джим и Гек в «Геке Финне», показывают ученикам нетипичное семейное взаимодействие — то, что один замечательный ученик назвал «дисфункционально функциональным». В то время как я лично обрабатывал и обдумывал это новое понятие и интерпретацию, другие студенты полностью понимали и работали с описанием, дополняя его конкретными примерами, на которых они могли опираться. Технология, которую мы использовали здесь, чтобы дополнить чтение, включала цифровые первоисточники изображений Вашингтон-сквер тогда и сейчас, статьи и изображения из женских журналов того времени, в которых обсуждался «женский вопрос»: The Lily (первая газета для женщин, 1818 г. и Woman’s World 1888 год, газеты Фредерика Дугласа, три купчих, изображения настоящего пансиона, на который ссылается Джим в своем определении гарема.

Студенты никоим образом не хотели отказываться от чтения; напротив, они хотели перечитывать уже прочитанные отрывки и предвосхищали то, что должно было произойти. Их склонность к визуальному и цифровому воодушевила нас, чтобы мыслить вне традиционных рамок преподавания литературы и исторического контекста, в который она вписывается, потому что именно студенты сами являются нашей аудиторией, поводом и целью. Итак, по мере развития бесед со студентами мы всегда готовы с загруженными планшетами, когда напряженные и наводящие беседы переходят к «возможным» событиям, людям, ситуациям, которые продолжали зажигать авторов и их тексты.Вот пример, иллюстрирующий наш подход: мы поставили рядом речь Фредерика Дугласа на Четвертое июля с речью Марка Твена в День независимости в контексте воссоединения тети Рэйчел со своим сыном и с желанием Джима воссоединиться со своей семьей. для богатого, глубокого, критического мышления погрузитесь в заданные тексты. И именно студенты ведут расследование.

С помощью технологий мы получили возможность создать уникальный путь обучения, предоставляя студентам и учителям, с которыми мы работаем, ссылки на редкие и исторические первоисточники.По существу, к ним поступает редкая библиотечная коллекция . Преподаватели и студенты не должны беспокоиться о специальных пропусках в частную коллекцию или поездке в отдаленное место, чтобы оплатить доступ к потрясающим и редким экспонатам, или пытаться получить доступ в комнаты редких книг в любом университете, или пытаться наскрести финансовую поддержку для экскурсий, которые может и не произойти.

В конце концов, цель состоит в том, чтобы использовать технологию как инструмент, чтобы вернуть учащихся и нас обратно в текст, предоставляя визуальные, слуховые и психологические «подсказки».В то же время, когда учащиеся пересматривают эти тексты, связь между темами, которые авторы исследовали в прошлом, и сегодняшним миром становится яснее, обретает немного больше смысла, устраняет жало и веру в то, что они «единственные», а значит, в одиночестве. И, в конце концов, разве не в этом интеллектуальном любопытстве и правдоподобии мы учим и любим литературу ? И разве этот процесс с этими учениками не есть само определение пожизненной грамотности?

Да, благодаря этому пути обучения мы увидели, как литература ОЖИВАЕТ!

♦ ♦ ♦ ♦

Джоселин А.Чедвик была учителем английского языка более тридцати лет, начиная со средней школы Ирвинга в Техасе, а затем перейдя в Гарвардскую высшую школу образования, где она была профессором в течение девяти лет и до сих пор читает гостевые лекции. Д-р Чедвик также выступает в качестве консультанта школьных округов по всей стране и помогает отделам английского языка разрабатывать учебные программы, отражающие разнообразие и межпредметный контент. В течение последних двух лет она работала консультантом в образовательном проекте NBC News Common Core для родителей, ParentToolkit.В июне 2015 года Чедвик был избран вице-президентом Национального совета учителей английского языка.

Джон Грасси () — ветеран тележурналиста с более чем 25-летним опытом создания новостных сюжетов, серий программ и документальных фильмов для Общественного телевидения, NBC News и Discovery. За время своей телерадиовещательной карьеры работа Грасси получила множество наград за выдающиеся достижения в области журналистики.

Классика и модернизм кельтской литературы йейтс джойс макдиармид и джонс | Классическая литература

  • Кельтский модернизм имел сложную историю с классической рецепцией.В этой книге Грегори Бейкер исследует работы У. Б. Йейтса, Джеймса Джойса, Дэвида Джонса и Хью МакДиармида, чтобы показать, как новые формы модернистского литературного выражения возникли в результате эволюции классического образования, бунтующей силы культурного национализма и стремления к преобразующим модам. художественных изобретений сошлись в Ирландии, Шотландии и Уэльсе. Писатели «кельтской окраины» иногда сталкивались, а иногда сознательно продвигали грубые идеологические манипуляции с унаследованным прошлым.Но даже при этом их эксцентричные способы использования классики и ее остаточный культурный авторитет вдохновили новые децентрализованные идиомы английского языка — литературные диалекты, настолько фрагментированные и искаженные вторжением полиглотов, что они расширили диапазон англоязычной литературы и оставили после себя захватывающие истории. для нового века.

    • · Исследует сложные взаимодействия между выдающимися современными писателями «кельтских народов» и знанием классической традиции · Объясняет различные способы использования классических знаний при стилизации новых «модернистских» форм литературного эксперимента. · Предлагает мощную альтернативную модель для понимания эволюции классической традиции в двадцатом веке
    Подробнее

    Отзывы покупателей

    Еще не просмотрено

    Будьте первым, кто оставит отзыв

    Отзыв не был размещен из-за ненормативной лексики

    ×

    Информация о продукте

    • Дата публикации: февраль 2022 г.
    • формат: Hardback
    • isbn: 9781108844864
    • длина: 320 страниц
    • размеры: 2025 x 159 4,4 x 20,4 мм6 кг
    • наличие: еще не опубликовано — доступно с марта 2022 г.
  • Содержание

    1. «Благородный диалект?» Йейтс, эллинизм и англо-ирландская нация
    2. «Эллинизируйте это». Джойс и неправильный перевод возрождения
    3. «Прямой разговор, прямой, как грек!» Ирландский Эдип и модернизм Йейтса 90 003 4. «Наследники римлян»: валлийский национализм и модернизм Дэвида Джонса
    5. «Форма дорического языка, которая не является диалектом в частности:» Шотландия и планетарная классика Хью МакДиармида.

  • Автор

    Грегори Бейкер , Католический университет Америки, Вашингтон, округ Колумбия
    Грегори Бейкер — доцент кафедры английского языка и директор ирландских исследований в Католическом университете Америки в Вашингтоне, округ Колумбия.

  • Исследование литературных тенденций в Китае с 1980-х годов: возрождение классической и современной литературы (в твердом переплете)

    Эта книга в настоящее время недоступна у нашего основного дистрибьютора.Пожалуйста, свяжитесь с магазином для вариантов.

    Описание


    Эта книга призвана проследить возрождение традиционных литературных произведений с 1980-х годов в Китае, как это показано на обновленном вступительном экзамене в колледж (CEE). Чтобы показать, как эти изменения отражают изменяющуюся идеологию Китая после падения коммунизма, будут рассмотрены отрывки из литературной части ЦВЕ. Воспользовавшись возрождением мощной ЦВЕ, создатели тестов составили литературную часть как образовательный инструмент для формирования общественного мнения в посткоммунистическую эпоху.Литература в Китае никогда не была самостоятельным искусством, но разделяла ответственность за передачу интеллектуальных и этических традиций Китая. Введение коммунизма в Китае заставило замолчать эти традиции и сделало литературу служанкой политической идеологии. В этой книге прослеживается хронологический процесс восстановления современной народной литературы докоммунистической эпохи и то, как традиционная литература используется в современных целях. Для многих китайских интеллектуалов постепенное изъятие литературы из политических соображений и восстановление классической литературы и ранних народных произведений в Центральной и Восточной Европе свидетельствует о восстановлении эстетической литературной традиции и возвращении к нормальной жизни.Когда учащиеся сдают экзамен CEE, они не только мысленно изучают литературу, которую они впервые прочитали во время учебы в средней школе, но и знакомятся с текущими китайскими культурными ценностями и взглядами на жизнь. В этом исследовании утверждается, что после 1980-х годов в литературных подборках Центральной и Восточной Европы учащиеся сталкиваются с различными текстами, которые вызывают докоммунистическую литературную традицию Китая, чтобы служить интеллектуальным ориентиром для будущего социального развития. Для тех, кто интересуется сравнительным высшим образованием, особая область интереса может представлять собой отдельное рассмотрение книги отрывков из науки и техники в связи с реструктуризацией высшего образования в Китае как лекарством от культурной традиции Китая.

    Об авторе


    Тереза ​​Чи-Чинг Сун преподавала историю китайской культуры в Калифорнийском университете в Ирвине, Калифорнийском государственном университете в Лос-Анджелесе, Калифорнийском государственном университете в Лонг-Бич и Институте непрерывного обучения Ошера. Ее предыдущие публикации включают «Спор о приеме: американцы азиатского происхождения против Калифорнийского университета в Беркли».


    Подробнее о продукте
    ISBN: 9780761871088
    ISBN-10: 076187108X
    Издательство:
    Дата публикации
    Дата публикации: 27 марта 2019 г.
    Страницы: 86
    Язык: Русский
    Категории:

    Классическая традиция в современной американской художественной литературе

    Тесса Ройнон

    В последние недели U.S. Capitol в Вашингтоне, округ Колумбия, был в центре внимания общественности. Независимо от того, штурмовали ли его сторонники президента Трампа 6 января года, или он стал «священной землей», которая стала фоном для инаугурации президента Байдена две недели спустя, блестящее совершенство его неоклассической архитектуры является неоспоримой частью его культового статуса.

    В Классическая традиция в современной американской художественной литературе я насмешливо, а иногда и скептически отношусь к роману американцев с Древней Грецией и Римом.

    Я спрашиваю, что поставлено на карту, когда семь ключевых американских писателей-фантастов 20-го -го /21 -го веков: Уилла Катер, Ф. Скотт Фицджеральд, Уильям Фолкнер, Ральф Эллисон, Тони Моррисон, Филип Рот и Мэрилин Робинсон, ссылаться на работы Эсхила, или Гомера, или Вергилия, или Овидия в своих исследованиях современной идентичности и опыта? Результатом стал долгий и жесткий взгляд на пристрастие американских романистов к классическим аллюзиям.

    Американская фантастика и восприятие

    Проект вырос из моего восприятия, как читателя и учителя, что мы слишком почтительны, когда сталкиваемся с аллюзиями на греческую и римскую литературу, мифы, историю или изобразительное искусство.Мы склонны полагать, что такие ссылки придают тексту непосредственный и всеобщий авторитет. Мы бездумно впечатлены.

    Я лично убежден, что нам нужно уделять пристальное внимание, когда современные писатели ссылаются на древнее прошлое, потому что они часто обращаются к далеким героям и историям, чтобы обсудить некоторые из самых насущных идеологических проблем своего (и нашего) времени.

    Ф. Скотт Фицджеральд, например, в своих произведениях одержим декадентским и в конечном счете павшим Древним Римом, и он использует этот мотив для поддержки нативистской и антииммигрантской концепции американизма.Уилла Катер в «Сапфира и рабыня » добавила многие из своих классических аллюзий и приемов кадрирования на очень поздней стадии переделки — почти как запоздалую мысль, она искажает реалии рабства и расовой несправедливости, используя «Старый Южный». ностальгическая и героическая традиция.

    А Филип Рот маскирует интуитивную женоненавистничество под «мужественность» в своем знаменитом романе «Человеческое пятно » за счет повторяющихся ассоциаций между его главным героем Коулманом Силком и Зевсом.В « Метаморфозах » Овидия, к которым Рот часто обращается, Зевс — ненасытный насильник, но Рот пытается использовать его, чтобы укрепить ощущение Коулмана как мужественного героя.

    Почему мы склонны быть такими невнимательными или уступчивыми читателями, когда дело доходит до древности? Одна из причин заключается в том, что почти все мы плохо разбираемся в деталях, потому что не изучаем в школе латынь, греческий язык или классическую цивилизацию. Практическое знание классической традиции теперь, по большей части, является прерогативой элитного меньшинства.Если мы не совсем уверены, кто такие Трималхион, Гектор или Леда, когда эти канонические американские писатели вызывают их, мы, скорее всего, нервно кивнем головой и быстро пойдем дальше.

    Делаем классику доступной для всех

    Классическая традиция в современной американской художественной литературе пытается противостоять этому процессу, настаивая на том, что классическое прошлое доступно всем. В комплекте с собственным глоссарием всех обсуждаемых классических имен и понятий, а также справочником по лучшим из многочисленных онлайн-ресурсов, он подкрепляется моей искренней убежденностью в том, что все, что нам нужно делать, когда сталкиваешься с незнакомым греческим или римским термином , является ослепляюще-очевидным: «посмотри».

    Моя убежденность глубока по двум причинам. Во-первых, преподавая этих авторов своим ученикам на протяжении многих лет, я понял, что почти все они чувствовали себя исключенными из всей классической культуры. Они нуждались в поощрении, чтобы искать вещи, но их уверенность росла, когда они это делали. Во-вторых, меня вдохновило исследование интеллектуального становления каждого из этих писателей. Чтобы понять, как они столкнулись с древним миром, я обратился к архивам и предыдущим исследованиям, чтобы понять, как и где каждый из них учился, как они обращались к классической традиции, что они читали и что они думали о прочитанном.

    Писательская страсть к чтению

    Их контрастное прошлое и опыт поразительны. В 1890-х годах Уилла Катер на высоком уровне изучала латынь и греческий язык в Университете Небраски в Линкольне. Филип Рот был высокообразованным, в том числе учился в аспирантуре в Чикаго, но никогда не изучал классические языки. Мэрилин Робинсон имеет докторскую степень по английскому языку, но изучала латынь в средней школе. Тони Моррисон была младшим классиком в Ховарде. Между тем ни Фицджеральд, ни Фолкнер, ни Эллисон даже не получили степени бакалавра.

    Период времени, который охватывают выбранные мной авторы, Кэтэр родилась в 1873 году, а Робинсон (единственный из ныне живущих) родился в 1943 году, охватывает ряд различных эпох, в которых классические традиции имели разное значение: декаданс конца века , модернизм, либеральный гуманизм, традиция Великой Книги и культурные войны 1980-х. Тем не менее, несмотря на сильно различающиеся контексты этих писателей и их сильно различающиеся уровни формального образования, их объединяет безоговорочная страсть к чтению и ненасытный самодидактизм.

    Личное знакомство с аннотациями Ральфа Эллисона, очень часто касающимися жизни афроамериканцев, например, на полях его переводов Эсхила, было для меня незабываемым волнением. Эллисон, родившийся в 1913 году в Оклахома-Сити, был настолько беден, когда получил степень бакалавра в Институте Таскиги в Алабаме, что, чтобы добраться туда, он ездил на поезде «бродягой» через Глубокий Юг 1930-х годов. Его приверженность собственному образованию, необычайное количество книг, которые он прочитал во многих областях, и его непоколебимая вера в значение классической традиции для его собственной жизни и жизни чернокожих американцев — это унизительный и вдохновляющий пример, который я никогда не забуду.


    Посмотрите презентацию книги, на которой Тесса обсуждает Классическая традиция в современной американской художественной литературе с Касией Бодди, Стивеном Харрисоном, Майклом Калиш и Джулией Адамо.


    Классическая традиция в современной американской художественной литературе представляет собой бесценный обзор аллюзий на древнегреческую и римскую культуру в творчестве семи крупных современных американских писателей: Уиллы Кэтер, Ф. Скотта Фицджеральда, Уильяма Фолкнера, Ральфа Эллисона, Тони Моррисона, Филип Рот и Мэрилин Робинсон.Делая классический мир доступным для всех читателей, он сочетает в себе новое внимательное прочтение трех ключевых текстов каждым автором с обзорами основных предшествующих исследований в этой области. Он также основан на архивных исследованиях по документированию характера и степени знакомства каждого автора с классической литературой и языками.


    Об авторе

    Тесса Ройнон в настоящее время является членом факультета английского языка и заканчивает последний год работы в качестве старшего научного сотрудника RAI.Она является автором двух предыдущих книг о Тони Моррисон, в том числе удостоенной наград монографии « Тони Моррисон и классическая традиция », опубликованной в 2013 году. специальный выпуск International Journal of the Classical Tradition  об Овидии и идентичности в двадцать первом веке (2019 г.) и предстоящий сборник эссе Global Ralph Ellison.

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.