Состояние осознанное: Ключи к подсознанию. Что такое осознанные сновидения и для чего они нужны? | ОБЩЕСТВО

Содержание

Ключи к подсознанию. Что такое осознанные сновидения и для чего они нужны? | ОБЩЕСТВО

Одну треть своей жизни мы проводим во сне. Зигмунд Фрейд называл сон королевской дорогой в подсознание.

Вместе с мистиком, психокинетиком и исследователем осознанных сновидений Денисом Банченко поговорили об осознанных снах. Чем они отличаются от обычных сновидений? Что нужно, чтобы попасть в сон 5D, и как самому его менять?

Слышать себя

Марина Куцина, «АиФ-Самара»:- Что такое осознанный сон (ОС)? Чем отличается от обычного сновидения?

— Во время сна головной мозг работает более активно, чем во время бодрствования. Более того, днем его активность ниже, чем во сне. В теории осознанные сновидения позволяют нам заглянуть в эту область подсознания и понять, чем «занимается» наш мозг, пока мы спим. Не исключено, что в этом состоянии нам откроются новые возможности, и человек, например, сможет изменить настройки своего организма, остановить какой-то негативный процесс.

Можно сказать, что в состоянии ОС человек попадает в неизведанный мир и начинает его контролировать, получая интерфейс управления своим телом и автономными процессами в нём. Это дает возможность управлять этим процессом, делая человека хозяином своей жизни. Например, в состоянии такого сна человек может повлиять на свое здоровье, вплоть до омоложения организма или восстановления утерянной памяти. В осознанном сне можно освоить новое: выучить иностранный язык или, например, развить навыки в боевых искусствах. Уже сейчас биатлонисты взяли на вооружение систему осознанных сновидений для своих тренировок.

— Какими путями можно попасть в осознанный сон? Сколько времени нужно, чтобы освоить эту методику?

— Сейчас существует более тысячи техник, которые помогают попасть в осознанное сновидение. К сожалению, у большей части людей связь между сознанием и подсознанием слабая, поэтому многим сложно дается вход в это состояние. Тем не менее, способности к ОС есть у каждого. Осознанные сновидения, на мой взгляд, доступны всем при условии настойчивости, желания и дисциплины. Это как с обучением в музыкальной школе. У кого-то есть слух и быстро все дается, кто-то менее способен, ему приходится делать большее количество повторений. Но рано или поздно все могут прийти к схожим результатам.

Можно привести такой пример: когда ты изучаешь музыкальное произведение, то сначала ничего не получается: нажимаешь на клавиши или дергаешь струны гитары, и выходит коряво и некрасиво. Повторяешь целый день, потом идёшь спать, а на следующий день играть получается намного лучше. Так проходит день за днём, и со временем человек становится виртуозом.

Если говорить об осознанных сновидениях из моего личного опыта, есть разный диапазон овладения ОС. Максимальный срок — два года, когда человек при непрерывных попытках и дисциплине тренирует способность сознания просыпаться в момент сна. Это связано с тем, что на формирование новых нейронных связей нужно время.

 Тёмная материя

Почему многие недооценивают ценность осознанного сна?

-Потому что в открытом доступе недостаточно достоверной информации на эту тему. На первый взгляд может показаться, что тема сна и сновидений достаточно хорошо исследована. В основном это касается физиологии — состояния тела, головного мозга, их взаимосвязи и работы. Например, какие процессы происходят при засыпании или пробуждении, что происходит с температурой тела, артериальным и внутричерепным давлением, реакцией на интенсивность и качество светового потока, как влияют магнитные и электромагнитные поля биосферы и техногенного характера на биохимию и физиологию.

Сами же сны по-прежнему остаются загадкой, а уж осознанные тем более. Потому, что официально в России нет масштабных фундаментальных исследований в этой области, как скажем в США, в открытом доступе есть единичные работы, неофициально они есть и используются в военных целях. В открытом доступе в ряде стран, включая Россию и страны СНГ, за исключением Казахстана, подобные исследования официально публикуются крайне мало и не получают всеобщего признания. В исследовании сна и осознанных сновидений лидируют японцы, американцы и ряд европейских стран.

— Бывают ли вещие сны и как их можно узнать?

— Абсолютно все сны являются вещими, просто у людей нет алгоритмов и механизмов для того, чтобы их расшифровывать, а также найти точки приложения возникающих образов и событий в реальности. Собрать этот пазл можно только при обработке и анализе тысяч или десяток тысяч снов у разных людей. А для анализа этих данных нужны очень мощные компьютерные системы.

Особое мнение

Владимир Дорохов, доктор биологических наук, заведующий лабораторией нейробиологии сна и бодрствования Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН:

— Я сам в юности испытывал подобные состояния. Редко, кто входит в осознанные сновидения спонтанно. У 70% молодых людей бывают осознанные сновидения, но с возрастом исчезают. Вероятно, потому, что психика становится более устойчивой. Мне часто задают вопрос: зачем нужно исследовать ОС? Во-первых, это интересно. Есть ряд мифов, что в состоянии такого сна можно путешествовать по разным интересным местам, но это научно не доказано. Во-вторых, это изучение мозга человека в измененном состоянии сознания. Практика осознанных сновидений не приносит вреда. Но увлекаться не стоит. К примеру, есть спорт, а есть спорт высоких достижений, как последний влияет на здоровье, все знают. Нельзя практиковать осознанные сновидения в ущерб основному сну. Вообще сны не для того, чтобы их запоминали. Во сне мы решаем свои проблемы и вопросы, не зря же есть выражение «Утро вечера мудренее». Наш мозг — очень мощный компьютер, он обсчитывает разные варианты событий и выдает во сне образы. Это не просто физическое восстановление, а глубинный мыслительный процесс.

Сальвадор Дали, к примеру, держал в руке ложечку над медным тазом во время дневного сна, ему снились фантастические видения, рука разжималась, ложечка ударялась о таз, он пробуждался и переносил увиденное на полотна. Источником вдохновения могут стать и обычные сны. Так Александр Сергеевич Пушкин на ночь возле кровати клал бумагу и перо, делал записи ночью, а утром удивлялся, кто же это написал?

Чем же осознанные сновидения отличаются от обычного сновидения? Тем, что мы воспринимаем информацию извне в объективном виде, и как показали наши исследования, отвечать на вопросы и решать определенные задачи.

Комменатрий

Александр Поляков, врач-психотерапевт высшей категории, сомнолог, руководитель лаборатории сна (г. Санкт-Петербург):

— Осознанные сновидения на самом деле не редкость. Существуют методики, связанные с механизмами обратной связи, которыми занимаются в США в институте Монро. Происходит вмешательство в сон, разрушение структуры быстрого сна, во время этого пациентов учат справляться с психологическими травмами. Есть данные, что при посттравматическом расстройстве такой подход помогает. Это один из методов психотерапии, который широко применяют в США для борьбы с кошмарными сновидениями у выживших после автокатастроф, у ветеранов войн, жертв терактов. Однако, на мой взгляд, суть этого вмешательства в природу сна еще не изучена, и пока неизвестно, чем это может в итоге закончиться. Не исключаю, что может появиться и бессонница. Некоторые мои коллеги также относятся настороженно к данному методу. Это очень тонкий подход, который находится на грани между нормой и патологией.

В этом случае человек постоянно контролирует свои сны и управляет ими. Неврологи и психиатры выступают категорически против применения методов осознанных или, как их называют врачи, люцидных сновидений для широкой практики. Дело в том, что у людей с неустойчивой психикой они могут спровоцировать психические расстройства.

 

Сны ясного света. Как наука и религия осмысляют осознанные сновидения — Нож

Хотя первые научные данные появились относительно недавно, ОС описывались различными религиями с древности. Далее мы рассмотрим, как индуизм, буддизм, иудаизм, христианство, ислам и спиритизм интерпретируют сны, ОС и другие состояния сознания во время сна.

Индуизм

Истоки практик и верований, объединенных в XIX веке под именем «индуизм», зародились на северо-западе Индии примерно 3,5 тыс. лет назад. Его название — Санатана-дхарма — означает «Вечный закон». Как и большинство древних обществ, индусы считали сновидения божественными и пророческими, а также одним из самых надежных источников прозрения. Индуисты рассматривают окружающий мир и сновидения как иллюзии бога Вишну. Мистические тексты, Упанишады, описывают сновидения как личный опытный путь к осознанию иллюзорности себя и всей реальности.

Интересно, что индуисты делят сознание на бодрствование, сновидения и глубокий сон и считают, что и сновидения, и глубокий сон важнее первого. Это противоположно западной культуре, где бодрствование утверждается как основное состояние  синонимом «реального», сон  лишь дополнительное состояние, а сновидения  «нереальное».

Некоторые индуисты верят, что только в глубоком сне человек может быть полностью свободным от мыслей, но не во время бодрствования или сновидений. Они также полагают, что в процессе глубокого сна тоже работает некая форма сознания, но в нем невозможно достичь ОС. Однако исследования показали, что ОС, объективно обозначенные техникой движений глаз, присутствуют во время начала сна (стадия N1), легкого сна (N2) и фазы быстрого движения глаз (REM), но не во время глубокого сна (N3). Этот вопрос всё еще остается спорным, особенно если учесть индуистскую традицию духовного сна — йогу-нидру. Современные тексты рассматривают йогу-нидру как своего рода состояние ОС, в котором практикующему являются сновидческие образы. Сновидец не идентифицирует себя и не привязывается к содержанию, оставаясь «объективным наблюдателем».

Один из главных споров в классической индийской философии заключается в том, присутствует сознание в глубоком сне или нет. Философские школы адвайта-веданта и йога утверждают, что сознание присутствует во сне без сновидений, в то время как школа ньяя говорит, что нет. С другой стороны, термин «сон-наблюдение» описывает сосуществование трансцендентального сознания и сна. Согласно другим источникам, есть три типа сознания во сне: ОС; наблюдение сновидения — опыт тихого, мирного внутреннего осознания или бодрствования, полностью отделенного от сновидения; созерцание глубокого сна — аналогично, но без сновидений.

Недавние исследования также приходят к выводу, что в бессонном сне присутствует некоторая форма сознания. В одном из экспериментов с йогом Свами Рамой ученые обнаружили, что он помнил всё происходившее с ним в состоянии йогического сна, когда электроэнцефалограмма регистрировала 40% активности дельта-волн, характерной для глубокого сна.

Йог пересказал 9 из 10 фраз, озвученных ему во сне. Это подтверждает идею, что информация способна достигать человека, даже когда он находится в «бессознательном» состоянии.

Читайте также

Лаборатория в тебе. Как нейронаука изучает внетелесный опыт, медитацию и осознанные сновидения

Аналогичный результат получили с помощью техники, использующей мантры, под названием «трансцендентальная медитация». Исследователи, сравнивая между собой три группы, обнаружили, что все 11 человек, длительно практикующих медитацию, смогли сообщить о том, что осознают себя во время сна, в отличие от полного отсутствия ОС у краткосрочно практикующих и не практикующих вовсе. Записи электроэнцефалограмм показали, что во время глубокого сна у экспериментальной группы длительно медитирующих наблюдалась высокая тета-альфа-активность одновременно с дельта-активностью и более низкий мышечный тонус по сравнению с группами краткосрочно практикующих медитацию и не практикующих ее. Авторы исследования предположили, что трансцендентальное сознание во время сна отличается от ОС, поскольку последнее возникает почти исключительно во время активации REM-фазы и чаще — в более поздние периоды REM. Наконец, исследования практик безоценочного осознанного наблюдения также обеспечивают эмпирическую поддержку возможности существования некоего сознания в глубоком сне. Опытные медитаторы иногда сообщают о «наблюдении сна», когда они не имеют конкретных мыслей или образов. У этих участников наблюдались различия в активности по электроэнцефалограммам во время сна по сравнению с немедитирующими и неопытными медитаторами, например повышенная активность гамма-диапазона.

В другом исследовании было обнаружено, что в группе с высокой ясностью мышления увеличился объем серого вещества в префронтальной коре мозга по сравнению с группой с низкой ясностью мышления. Кроме того, сигнал, зависящий от уровня кислорода в крови, увеличивался в этой области во время МРТ-мониторинга в обеих группах, причем особенно — в группе с высокой степенью ясности. Ученые предполагают, что метакогнитивные практики и ОС имеют общие нейронные системы, в частности согласно данным мониторинга мыслительной деятельности. Также сообщалось, что частота ОС более позитивно связана с состоянием осознанного присутствия, чем с состоянием сознания. Однако остается неясным, влияет ли на связь между осознанностью и ОС реальная практика медитации, а не индивидуальная предрасположенность.

Буддизм

Буддизм зародился около 2,5 тыс. лет назад в Индии и сегодня делится на три ветви: тхеравада (школа старейшин), махаяна (великий путь) и ваджраяна (алмазный путь). Школа ваджраяны основана в Тибете в VIII веке и дала начало тибетскому буддизму, который практикует йогу сновидений, технику медитации, направленную на развитие осознанности во время сна. Интересно, что самого Будду называют Пробужденным и Просветленным.

Йога сновидений включает четыре этапа. Как описывает Лаберж, на подготовительном этапе сновидец должен осознать сон по мере его развертывания, и в этом может помочь медитация о нем перед засыпанием. Затем, когда сон становится осознанным, сновидец должен постараться преодолеть все страхи, а также избежать пробуждения — распространенный нежелательный результат, особенно у новичков. После такой подготовки сновидец приступает к первому этапу, на котором необходимо созерцать сон и размышлять о том, насколько он похож или не похож на реальную жизнь, поскольку и то и другое — постоянно меняющиеся иллюзии, что является основополагающей концепцией буддизма. Благодаря достигнутому пониманию сновидец должен стараться контролировать онейрическое содержание. Этот этап особенно важен для тех, кто страдает от повторяющихся кошмаров, поскольку осознанность во время такого сна помогает избавиться от страха, так как ничто не способно причинить реальный физический вред внутри сна. Другие возможности включают трансформацию кошмара в хороший сон или просто пробуждение. На третьем этапе сновидец должен признать, что тело сновидения не имеет материальной субстанции — ни другие люди, ни объекты во сне. Наконец, на четвертом и последнем этапе сновидец должен попытаться визуализировать божество, Будду, чтобы получить откровение.

Установлена связь между практикой медитации и возникновением ОС.

Одно из вероятных объяснений заключается в том, что у опытных медитаторов увеличивается степень быстрых движений глаз во время REM-сна. Это может повысить частоту ОС, поскольку ОС связаны с REM-сном, то есть с периодами сна с быстрыми движениями глаз. Нейропсихологические механизмы, лежащие в основе этого открытия, еще не ясны, но, возможно, обусловлены тем, что фаза быстрого сна имеет вегетативную активацию, напоминающую бодрствование, и что ОС, по-видимому, представляют собой смесь или переходную фазу между быстрым сном и бодрствованием. Другое объяснение заключается в том, что ОС увеличивают мощность в альфа-диапазоне (8–12 Гц) — это также встречается в состоянии расслабленного бодрствования с закрытыми глазами и во время медитации. Более того, медитативные состояния «сфокусированного внимания» (гималайская йога), «открытого наблюдения» (випассана) и «открытого осознания» (иша-шунья-йога) демонстрируют повышенную глобальную согласованность в гамма-диапазоне, что также бывает во время ОС. Более высокая способность к ментальному контролю проявляется как у опытных практиков медитации, так и у тех, кто часто видит осознанные сны. Наконец, связь между медитацией и ОС осуществляется через развитие метакогнитивных способностей, таких как сосредоточенность и внимательность. Эти различные альтернативные объяснения не обязательно являются взаимоисключающими.

Тензин Гьяцо, Далай-лама XIV, поддержал западные исследования ОС как потенциальный мост между современной наукой и древней религиозной мудростью. Когда Далай-ламу попросили описать его взгляды на ОС, он ответил:

«Говорят, что есть связь между сновидениями, с одной стороны, и грубым и тонким уровнями тела — с другой. Но также говорится, что существует такая вещь, как „особое состояние сновидения“. В этом состоянии „особое тело сновидения“ создается из ума и жизненной энергии (праны) внутри тела. Это особое тело сновидения способно полностью отделяться от грубого физического тела и путешествовать в другие места. Один из способов развития этого особого тела сновидений заключается в том, чтобы прежде всего осознать сон как сон, когда он происходит. Затем вы обнаружите, что сновидение податливо, и приложите усилия, чтобы обрести контроль над ним. Постепенно вы станете очень искусны в этом, увеличивая способность контролировать содержание сновидения так, чтобы оно соответствовало вашим собственным желаниям. В конце концов, можно отделить тело сновидения от грубого физического тела».

Другая буддийская йога рассматривает полезные техники для достижения ОС. В так называемой тибетской йоге сна сон-наблюдение и ОС используются для развития гибкости ума. Гибкость ума является важнейшей характеристикой для перехода от абсолютности к относительности того, как устроен мир, и, таким образом, для лучшего управления чувствами и привязанностью к материальному. Как следствие, культивирование наблюдения сна в начале и ОС в конце ночи может привести к благосклонности, прокладывающей путь к просветлению. Занимающиеся йогой сна могут собрать полезные для просветления плоды с помощью практики, являющейся разумной альтернативой в сравнении с упражнениями без соответствующего акцента и без культивирования особых сновидений. Преимущество тибетской йоги заключается в том, что соответствующая тренировка доступна даже в собственной постели.

Может быть интересно

«Вы спите, и вам снится борщ»: интервью с любимым тибетским монахом нейробиологов Мингьюром Ринпоче о неправильном понимании медитации, нигилизме и поиске околосмертного опыта в обыденной жизни

Отличия снов ясности от обычных заключаются в большей стабильности практикующего, а также в появлении особых образов и следов, которые «представляют доступное знание непосредственно из сознания ниже уровня обычной самости». Наконец, сны Ясного Света — это особый вид сна, который «возникает, когда человек находится далеко на пути».

Такой сон формируется, когда человек переживает недуалистические состояния сознания, и также является недуалистическим сном: практикующий «не воссоздается ни как наблюдающий субъект по отношению к сну в качестве объекта, ни как субъект в мире сна», интегрированный с недуальным состоянием.

Чтобы культивировать состояния осознанных и неосознанных снов, практикующий использует различные техники йоги: спокойную медитацию, гибкость ума в течение дня (например, воображение мира и себя как сновидения), осознание и воспоминание снов, а во время сна — визуализацию тибетских символов (тинглов) и слогов, связанных с частями тела в четыре различных момента в течение ночи. Согласно этой традиции, осознанные сны возникают именно в последней части ночи, что четко совпадает с классическим физиологическим возникновением более сильных эпизодов REM-сна.

В этом контексте научное изучение тибетских практик йоги сна может дать ответы на некоторые актуальные вопросы нейронауки. С помощью электроэнцефалограмм и сканирования функциональной анатомии возможно лучше понять нейронную динамику этих состояний как у опытных практиков, так и у новичков. Кроме того, интересно выяснить, каким образом практики, связанные с ОС, могут влиять на нейропластичность мозга и облегчать состояния тревоги и депрессии или стать полезным инструментом для развития большей эмоциональной стабильности и самоконтроля. Как и в случае с классическими техниками управления вниманием (mindfulness), которые произошли от древних азиатских традиций и распространились в повседневной практике, подобная адаптация тибетских вариантов йоги сна и сновидений могла бы снизить распространение психических заболеваний.

Описанные восточные экспериментальные подходы к сновидениям, рассматривающие их как сферу сознания, которую надо активно исследовать и намеренно тренировать, сильно отличаются от традиционных авраамических религий.

Иудаизм и христианство

Иудаизм и христианство монотеистичны и имеют общие истоки в Ветхом Завете. В иудаизм знаки от бога можно получить через видения, голоса и, конечно же, через сны. Подход к снам в иудаизме и христианстве явно отличается от традиционных индийских религий. В буддизме и индуизме сны используются как инструменты для расширения сознания и обретения самоконтроля, как часть пути к просветлению или овладению телом и разумом. В иудаизме и христианстве сновидения служат прежде всего средством общения между людьми и богом. Сновидения могут принимать различные формы — визуальные образы, слуховые команды, пугающие кошмары, но общей чертой является откровение божественного послания сновидцу.

То же самое относится и к упоминаниям о снах в Новом Завете, которых меньше, чем в Ветхом, но они раскрывают ту же основную тему общения человека и божества. В богословском контексте ОС представляются менее значимыми, поскольку божественные послания могут эффективно передаваться в неосознанных снах. Высшие уровни сознания в состоянии сна не имеют значения; главное — вспомнить сон после пробуждения и правильно истолковать его значение. Например, в Числах:

«И сказал: слушайте слова Мои: если бывает у вас пророк Господень, то Я открываюсь ему в видении, во сне говорю с ним» (12:6).

Это различие показывает раннехристианский богослов Блаженный Августин в письме, в котором упоминает о случае ОС у друга, сомневавшегося в доктрине о вечной душе, — во сне ему явился ангельский юноша, привел его в состояние осознанного сновидения и рассказал о бессмертии.

Августин ясно признает феномен ОС, и всё же в его религиозном мировоззрении это имеет совершенно иное значение, чем в индуистской и буддийской традициях. Для Августина ОС  своего рода преддверие загробной жизни, когда душа полностью отделяется от тела.

Опыт ОС подтверждает лишь то, что христиане уже должны знать. Здесь нет цели исследовать ОС за пределами теологических рамок, и, возможно, именно поэтому в христианстве и иудаизме недостаточно работ об этих переживаниях.

Ислам

Последователи ислама верят, что слово Аллаха передано человечеству пророком Мухаммедом в 610 году н. э., продолжая и завершая откровения, начатые в иудейской и христианской религиях. Важно отметить, что это случилось после того, как архангел Гавриил явился Мухаммеду, по мнению многих, во сне. Более того, считается, что до первого откровения Мухаммед видел множество снов, наполненных духовным смыслом, которые побудили его начать проповедь. В Коране, священной книге ислама, сны выступают как способ общения бога с людьми, как это происходит и в еврейской Торе, и в христианском Новом Завете. Сны также упоминаются в некоторых отрывках Корана, и, несмотря на то что они встречаются значительно реже, чем в Библии, их применение зависит от способности правильно интерпретировать метафорическое содержание в силу личных и косвенных знаний сновидца. Позже это было отмечено Фрейдом и признано современной нейронаукой. Как сказал пророк, «сон реализуется так, как ты его трактуешь». С другой стороны, есть сны, которые являются более прямыми и не нуждаются в толковании, как, например, знаменитый сон, где Аллах велит Аврааму принести в жертву своего сына. Кроме того, существуют стратегии для создания хороших снов. Например, тексты хадисов призывают практикующих стараться спать в состоянии ритуальной чистоты, чтобы видеть хорошие сны.

Таким образом, в исламе сны имеют такое же назначение, как и в библейских текстах: служить объектами для толкования или восприниматься как прямые послания. Кроме того, в некоторых исламских традициях не поощряется обсуждение снов, содержащих что-то явно плохое или неприятное, поскольку такие сны интерпретируются как вызванные Сатаной. Если человек столкнулся с плохим сном, ему рекомендуется читать Коран и делать пожертвования, чтобы избавиться от содержания сна, вместо того чтобы обсуждать его с другими людьми.

В исламской традиции есть несколько упоминаний об ОС, в основном они принадлежат суфийскому богослову Ибн Араби (1165–1240). Ибн Араби утверждал, что у него случалось множество визионерских опытов, например видение архангела Джибриля (Гавриил). Ибн Араби делил сны на три основных типа. Первый — «обычные» сны, которые создаются воображением на основе повседневного жизненного опыта, но с символическим содержанием, представляющим наши желания, что очень похоже на психоаналитический подход Фрейда и Юнга. Второй тип сновидений гораздо более важен и отражает «вселенскую душу» — абстрактные идеи, которые могли бы раскрыть фундаментальные истины о реальности, но при этом искажены человеческим воображением и поэтому требуют интерпретации, чтобы раскрыть истинное значение символических образов. Последний тип сновидений подразумевает ясное видение божественной истины без искажений и символизма. Что касается ОС, Ибн Араби считал, что они также очень важны:

«Человек должен контролировать мысли во сне. Тренировка такой бдительности… принесет человеку огромную пользу. Каждый должен прилагать усилия для приобретения столь ценной способности».

Суфийская традиция специально культивировала сохранение способности наблюдателя во время сна с помощью техник физической депривации — поста и бодрствования в течение всей ночи — и упражнений на самовоспоминание. Большое количество тренировок ОС также разработано индийскими суфийскими орденами, которые мигрировали на Запад.

Сновидец, который может сохранять сосредоточенность и ясность, способен работать с символами мира образов и осознанно участвовать в процессе собственного духовного развития.

Другое движение, «Золотой суфийский центр», включило в свои традиции работу со снами — совместное и коллективное их толкование, а также индукцию ОС. Более ранние корни ОС восходят к средневековым исламским культурным традициям и обнаруживаются в суфизме, который имел контакты с индуистскими учениями и практиками. Безусловно, прослеживаются некоторые параллели между аспектами индуизма и суфийским стремлением культивировать необычные состояния сознания в бодрствовании и во сне с конечной целью прямой встречи с божественными силами. К сожалению, научных работ об этих опытах недостаточно.

Читайте также

«Я — это Ты, а Ты — это я»: есть ли нирвана в иудаизме, христианстве и исламе — и как туда попасть

Спиритизм

Помимо трех известных авраамические религий существует ряд относительно второстепенных эзотерических течений, таких как спиритизм, частично основанный на христианстве и развитый Алланом Кардеком. В настоящее время спиритизм распространен в основном в Бразилии, благодаря деятельности многочисленных медиумов. Медиумы — это люди, которые якобы могут установить контакт между живыми людьми и духами умерших. Спиритизм утверждает, что человеческая душа (или дух) может «покидать физическое тело», как во внетелесном опыте (ВТО), и создавать «астральные проекции». ВТО обычно вызывается опытом аутоскопии («наблюдение за самим собой»). ВТО определяют как видение двойника, то есть другого «я», которое менее реально, чем исходное «я», или как опыт видения собственного тела во внеличностном пространстве.

Основываясь на сообщениях о переживаниях аутоскопии во время сна, особенно тех, в которых сновидец видит себя лежащим на кровати и спящим, спиритизм утверждает, что дух естественным образом отделяется от тела во время сна, что объясняет несколько аспектов феноменологии сновидений. Например, иррациональный и запутанный аспект сновидений был бы воспоминанием о том, что видел дух, но грубое физическое тело не сохранило впечатления, воспринятые духом, — это объясняет огромные пробелы в памяти о снах. Кроме того, спиритисты утверждают, что во время сна наш дух общается с другими духами, а также может посещать иные миры, видеть прошлое и будущее. Интересно, но в некоторых ветвях спиритизма полагают, что ОС является последней стадией перед опытом «оставления физического тела». Однако для тех, кто верит в спиритизм, ОС не будет «реальным» по сравнению с астральной проекцией, потому что это всего лишь сон. Еще одно отличие заключается в том, что во время ОС возможен контроль над онейрическим содержанием, чего не происходит в «настоящем» ВТО, происходящем во время сна.

Современные исследования подтвердили, что ощущение ВТО встречается в состоянии бодрствования, сна или сновидения. ВТО также случается во время некоторых ОС, и оба явления имеют некоторые общие черты, такие как сонный паралич, вибрации и ощущение парения вне тела. Связь между ВТО и ОС изучали в двух экспериментах. В первом исследовании авторы проанализировали содержание сновидений и отметили, что из 107 эпизодов ОС, записанных в лаборатории, 10 (9,3%) квалифицировались как ВТО. Во втором — провели опрос среди 604 испытуемых и отметили, что частота ВТО оказалась схожей с той, что наблюдалась в первом исследовании, подтвердив тем самым ассоциацию между ВТО и ОС.

Основной вывод заключается в том, что любое состояние, сочетающее высокую активацию коры головного мозга с низким уровнем осознания тела, способно вызвать ощущение ВТО.

ВТО связан с функцией височно-теменного соединения, мультимодальной области мозга, которая объединяет визуальную, тактильную, проприоцептивную, слуховую и вестибулярную информацию, обрабатываемую затылочной, теменной и височной корой, внося вклад в самосознание и внутреннее восприятие образа тела. ВТО можно вызвать искусственно, нарушив височно-теменную область магнитной или электрической стимуляцией. Гораздо более простой способ испытать ВТО разработан Хенриком Эрссоном, который использовал стекло, показывающее участникам изображение с камер, расположенных на их спинах. Стоя позади испытуемого, Эрссон манипулировал двумя пластиковыми палочками, одна из которых касалась груди участника, а другая совершала аналогичное действие перед камерами, направляя палочку в место под ними. Такое синхронное движение вызывало некоторый когнитивный диссонанс или неправильную интерпретацию: подопытные чувствовали, что «иллюзорное тело», созданное камерами, являлось их реальным телом, и сообщали о ВТО. Вполне вероятно, что ощущения ВТО вызываются в практиках спиритизма.

Подобные исследования показывают, какую информацию дают научные методы, примененные к изучению сновидений в эзотерическом контексте. Это особенно верно, когда мы выходим за пределы основных мировых религий. Для небольших религиозных течений сновидения служат очень привлекательным ресурсом — они могут обеспечить прямое, глубоко персонализированное средство доступа к мощным духовным энергиям и состояниям высшего сознания.

Антропология сновидений подтверждает практику ОС в малых обществах и коренных общинах по всему миру.

В этих традициях акцент в практике ОС часто делается на шаманской работе по исцелению, предсказаниям и расширению духовных возможностей. Во время шаманских ритуалов часто наблюдается использование веществ, изменяющих сознание, и существует тесная феноменологическая связь между сновидениями, в частности ОС, и психоделическим опытом. Такой активный, целенаправленный подход к сновидениям ближе к индуизму и буддизму, чем к авраамическим религиям, но с меньшим интересом к метафизике и большим — к прагматическим вопросам.

Заключение

В трех авраамических религиях — иудаизме, христианстве и исламе — основное внимание уделяется толкованию снов для понимания настоящего и предсказания будущего. С другой стороны, в индийских буддизме и индуизме содержатся конкретные техники вызывания ОС. Если монотеистические религии связаны с пониманием воли бога, то в политеистических или атеистических течениях в Индии основное внимание уделяется культивированию самосознания. В коренных культурах или спиритизме подход к ОС менее абстрактный и более сфокусированный на получении ответов на личные и общественные вопросы. В свете этих различий было бы интересно исследовать, коррелируют ли религиозные убеждения и практика людей с частотой возникновения ОС. Вероятно, представители авраамических традиций реже сталкиваются с ОС, а индуисты, буддисты и спиритисты — чаще. Однако необходимо также учесть значительное количество людей, которые не принадлежат ни к одной религиозной традиции. Нерелигиозные люди составляют значительную часть современных обществ, и вполне возможно, что частота ОС среди них выше, чем среди верующих.

История четко показывает, что ОС не является современным изобретением. Человеческое осознание ОС и эксперименты с ним насчитывают тысячи лет. Эти данные подтверждают идею о том, что ОС — естественная, хотя и довольно редкая особенность человеческого сна. Интересно, что ОС часто вызывает духовные реакции даже у нерелигиозных людей. Есть нечто в появлении сознания во сне, что почти автоматически стимулирует чувство глубокого удивления и порождает мысли о фундаментальной природе разума и космоса. Один из вопросов, стоящих перед современными научными исследователями, заключается в том, как объяснить мощное воздействие ОС на высшие уровни абстрактного мышления.

Ученые смогли пообщаться с людьми, находящимися в состоянии осознанных сновидений

Международной группе ученых удалось наладить двусторонний контакт с людьми, которые находились в состоянии осознанных сновидений. Отчет об эксперименте опубликован в журнале Current Biology.

Осознанное сновидение — это состояние, при котором человек понимает, что видит сон. Иногда он может воздействовать на его содержание и включать в контекст окружающей среды. Оно находится в промежутке между фазой быстрого сна и бодрствования.

Во время подготовки к эксперименту добровольцы заучивали горизонтальные движения глаз и мимические сигналы в ответ на вводные сигналы, среди которых слуховые (вопросы и серия тонов), зрительные (меняющиеся цвета перед закрытыми глазами) и тактильные (постукивание пальцем по руке). Специалисты фиксировали фазы сна при помощи полисомнографии, которая включает электроэнцефалографию, электроокулографию, электромиографию, электрокардиографию, спирометрию и видеомониторинг.

Ученые провели 57 сессий, во время которых регистрировали начало осознанного сновидения, после чего добровольцам задавали вопросы «да/нет» и простые арифметические примеры, например, «8 — 6 = ?». Затем эксперты регистрировали ответы в виде заданных в условиях сигналов. В некоторых случаях каждое задание повторяли. В итоге добровольцев будили и просили вспомнить содержание сновидений.

Пообщаться удалось с каждым шестым человеком, погруженным в осознанный сон. Из 158 вопросов было получено 18,6% правильных ответов, 3,2% неправильных, 17,7% неопределенных. В 60% случаев ответ получить не удалось. Большинство участников опыта смогли вспомнить общение с ученым после пробуждения. По их словам, вопросы казались им заданными извне, иногда — наложенными на сон, и в некоторых случаях — внедренными в него, например, звучащими по радио.

В прошлом году в Apple Watch появилось приложение NightWare, помогающее от ночных кошмаров. Программа будет фиксировать частоту сердечных сокращений, анализировать движения человека во сне и на основе этих данных определять, снится ли пользователю кошмар. C помощью мягкой вибрации устройство сможет прервать кошмар, не нарушив при этом сон владельца.

Что такое осознанное потребление и почему о нём нужно задуматься каждому [разбор]

Что такое осознанное потребление и кому оно нужно

Осознанное потребление — это способ удовлетворить свои потребности экологичным путём, найдя баланс между личным комфортом и пользой для планеты. Часто человек не замечает, сколько действий он совершает по привычке, не заостряя на этом своё внимание. Такая ситуация, например, складывается с покупкой продуктов или вещей. Осознанный подход ко всему, что мы покупаем, используем или выбрасываем, поможет сохранить и улучшить жизнь на планете. Если человек хочет избежать неразумных трат, то рано или поздно он обязательно должен задуматься об осознанном потреблении.

Фото pixabay.com

Разумное потребление — это не отказ от всех благ общества и жёсткая экономия, как можно подумать изначально, это ориентация на осознанные решения при покупке товаров. Первым делом — нужно проанализировать и решить, действительно ли вам нужна эта вещь, или же вы идёте на поводу у моды и своих знакомых, когда хотите её купить. Конечно, есть такие вещи, на которые мы не в состоянии повлиять, но чтобы улучшить экологическую обстановку, можно хотя бы начать с разумного потребления.

Можно привести разные причины, которые приводят человека к осознанному подходу к потреблению. Но какой бы ни была мотивация, правила для всех одни: перед тем, как что-то купить или использовать, задай себе вопрос: «Как отразится моя покупка на мне самом и окружающем мире?».

А я осознанный потребитель?


Запоминайте: вы сделаете осознанную покупку, если сможете чётко ответить на вопрос, зачем она вам нужна. Если на ум приходит ответ: «пусть будет» или «пригодится в хозяйстве», тогда лучше поставить вещь на место, развернуться и уйти из магазина. Такая вещь не будет нас долго радовать, потому что мы человек не только разумное, но ещё и эмоциональное существо. Покупка доставит положительные эмоции, если она соответствует характеру и личным ценностям её обладателя, а не делается под влиянием рекламы, стереотипов или чужого мнения.

Фото pixabay.com

Кроме насущных потребностей, необходимо учитывать долгосрочное воздействие вещей на здоровье и окружающую среду. Поэтому советуем внимательно проверять состав пищевых продуктов, косметики или химических веществ. Ещё перед покупкой подумайте о том, что вы будете делать с упаковкой: можно ли будет её сдать на переработку или использовать повторно. Помните: дорогая вещь не обязательно будет лучше, чем дешёвая, поэтому цена покупки также должна быть оправданной.

Что мешает осознанному потреблению?

Как сообщает lifehacker.ru, в повседневной жизни разумному потреблению мешает, во-первых, нежелание знать неприятную правду о производственном процессе, составе и последствиях использования определённых продуктов. Некоторые люди полагают, что совершенно не наносят вред окружающей среде. Во-вторых, смутное представление о собственных финансовых возможностях, а также неумение распоряжаться своими деньгами. Особенно, когда средства поступают из разных источников и тратятся не только на удовлетворение текущих потребностей, но и на кредиты, ипотеки, арендную плату.

Фото pixabay.com

В-третьих, засевшие в голове клише о том, что хорошие товары не могут стоить дёшево или что натуральные продукты может позволить себе не каждый, поэтому нечего даже и думать о том, чтобы начать их потреблять.

В-четвёртых, психологические проблемы (неудовлетворённость семейными отношениями, жилищными условиями, внешним видом и другие — прим. Ф.), которые пытаются заглушить покупками.

В-пятых, отвращение к работе. Существует мнение, что чем больше радости приносит работа, тем более осознанно тратятся заработанные деньги. Вы можете получить деньги через удовольствие или удовольствие через деньги. В первом случае вы делаете то, что вам нравится и зарабатываете при условии, что результат ваших усилий востребован. Во втором случае вы продаёте время и навыки, и используете полученные деньги, чтобы компенсировать дискомфорт от неинтересной и сложной для вас работы.

Что такое «быстрая мода» и как она заставляет покупать лишнее

До XX века мода была «медленной»: платья и костюмы шили на заказ, ткани стоили дорого. Но когда появилось фабричное производство, а одежду стали продавать в магазинах, возникла противоположная проблема — перепроизводство. Теперь практически каждый может пойти в магазин и купить дешёвую куртку из полиэстера, которую можно надеть только один раз. Дело в том, что полиэстер главный враг чистой воды: в процессе стирки он оставляет после себя миллионы микроволокон пластика, который попадает в питьевую воду, в реки и моря, делая дискомфортной жизнь их обитателей.

Фото pixabay.comЭто называется fast fashion — «быстрая мода», из-за которой случайные покупки скапливаются в шкафах, а потом их отправляют в мусор. Кстати, например, в Гонконге подсчитали, что каждую минуту жители выбрасывают 1,4 тысячи футболок. Но ведь для их производства нужно большое количество воды. По данным организации Institute of Water, на производство одной футболки тратится 2,72 тысячи литров — такой объём человек в среднем потребляет за 900 дней. Нельзя забывать и про вредные вещества, которые используются при окрашивании тканей. Речь идёт про соединения фтора, тяжёлые металлы и растворители. Всё это в итоге попадает в реки, загрязняя питьевую воду.

Что делать?

Лучше купить предмет гардероба подороже, но чтобы он был сделан из качественных материалов. Ещё вариант: чтобы не покупать недорогую трендовую вещь, возьмите за такую же сумму одежду из секонд-хэнда. Там можно найти вещи известных брендов высокого качества и при этом сэкономить. Вместо обуви из популярных массовых спортивных магазинов, которая может потерять приличный вид уже к следующему сезону, можно купить более дорогую пару, которая прослужит дольше и окупится уже через год.

Не выбрасывайте надоевшую одежду в мусорное ведро — лучше подарить её тому, кто в ней нуждается, обменять её или перепродать. Ещё можно самостоятельно переделать старый гардероб и дать вещам новую жизнь.


Инстаграм-журнал о Белгороде «Про_Бел» выпустил материал о том, куда можно отнести ненужные вам вещи и тем самым помочь людям.

Как съедобные продукты отправляются в мусорные баки

Перепроизводство продовольствия — ещё одна важная проблема. Большая часть продуктов, которые мы покупаем в супермаркетах, пропадает: из холодильников выбрасываются недоеденные блюда и продукты, с которых даже не успели снять упаковку. Кроме того, много товаров выбрасывают сами работники магазинов: из-за того, что срок годности подходит к концу; в продажу поступают партии с дефектами упаковки и по другим причинам. И это мы ещё не учитываем отходы, которые возникают при производстве продуктов питания.

Фото pixabay.com

В докладе ООН говорится, что ежегодно в мире теряют или выбрасывают до трети производимого продовольствия — это цифра достигает 1,3 миллиарда тонн в год. Кстати, в России, по данным Росстата, в среднем люди отправляют в мусор четверть купленных фруктов, 15 процентов мясных консервов и 20 процентов картофеля и муки.

Чтобы помочь голодающим людям, жителям самых благополучных стран даже не придётся себе в чём-то отказывать. Достаточно сократить вдвое количество отходов. Из-за перепроизводства продовольствия расходуется огромное количество других ценных ресурсов: воды, земли, энергии. И всё это для того, например, чтобы вырастить фрукты, которые покупатели отправляют в мусорное ведро, а магазины — на помойку.

Убедили, но что делать лично мне, чтобы это исправить?

Во-первых, не стоит сразу выбрасывать в урну продукты, которые не теряют в качестве, но выглядят несколько хуже других: «некрасивые» фрукты, упаковка с порванной этикеткой. Именно эти товары в первую очередь выбросят из супермаркета. Не так давно сети магазинов «Лента» и «Перекрёсток» запустили акцию в пользу одиноких бананов, повесив плакаты, призывающем покупать бананы, вырванные из гроздей. Акция «Спаси банан от одиночества» объясняет, что эти фрукты ничем не отличаются от других, даже если они лежат поодиночке.

Во-вторых, нужно начать делиться и обмениваться. Не стоит выбрасывать продукты, которые вы просто перехотели есть. Если товары ещё пригодны для потребления, ими можно обменяться или подарить в группах «Отдам даром». Часто в таких сообществах состоят люди, у которых нет денег даже на минимальную продуктовую корзину, поэтому они будут рады получить в подарок от вас любую пригодную к употреблению пищу.

В-третьих, стоит пересмотреть подход к срокам годности. Их выставляет производитель, опираясь на собственные исследования и на российский ГОСТ. Это общие требования, и после истечения срока действия продукта считается опасным его использовать. Тем не менее, он не обязательно станет опасным ровно в тот же день — имеет смысл обратить внимание на запах и внешний вид, не скоропортящиеся продукты всё ещё могут быть вполне пригодны для еды. Кроме того, кое-что можно спасти, переработав. Например, сделать блины из прокисшего молока.

В-четвёртых, необходимо покупать ровно столько продуктов, сколько вам нужно. Если вы не собираетесь закрываться дома на самоизоляцию, а магазин находится в соседнем доме — лучше не покупать сразу много товаров, так как в дальнейшем, возможно, вам придётся часть из них выбросить.


Как бездумно расходуются электричество и вода

Электростанции, использующие газ, нефть и уголь, истощают невозобновляемые природные ресурсы. Ещё при использовании этого топлива образуются парниковые газы, способствующие глобальному потеплению. Но это, как вы можете заметить, к вам имеет опосредованное отношение, но есть и то, на что можете повлиять вы сами: например, если будете более внимательны к устройствам в режиме ожидания, просто подключённым к розетке, так как они также потребляют электричество. Ещё разумный подход к потреблению также может помочь сократить счета за коммунальные услуги.

Фото pixabay.com

Не лучше дела обстоят и с тем, как используют воду. Несмотря на то, что запасов питьевой воды казалось бы достаточно, от её дефицита страдает более 40 процентов людей на земле. Загрязнённая вода и антисанитарные условия являются главными факторами детской смертности в развивающихся странах, так как плохое водоснабжение и наличие в воде возбудителей инфекций, отсутствие элементарной гигиены приводят к возникновению у детей болезней, связанных с пищеварением. Согласно оценкам, от этого заболевания в беднейших регионах ежегодно погибают до полутора миллиона детей в возрасте до пяти лет. Пока несколько миллиардов людей умирает от нехватки чистой питьевой воды, мы набираем огромную ванную или не закрываем кран, пока чистим зубы.

Что делать, чтобы это изменить?

Выходя из квартиры, выключайте неработающие электроприборы из розетки. Зарядка для телефона, которая просто подключена к электричеству, всё равно его потребляет, даже если при этом ничего не заряжает. Выключайте свет в помещениях, в которых вы не находитесь, а также старайтесь отдавать предпочтение естественному свету. Замените лампы накаливания на энергосберегающие или светодиодные лампочки, которые служат в несколько раз дольше.

Не используйте электроприборы и технику зря. Не нужно долго стоять с открытым холодильником или заполнять стиральную машину всего несколькими вещами, расходуя при этом не только воду и электричество, но и моющие средства.

Фото pixabay.com

Для того, чтобы сэкономить воду, можно поставить водосберегающие насадки на душ или кран. Используйте воду повторно, например, после мытья овощей и фруктов, поливайте этой водой цветы. Но важно, чтобы при этом в жидкости не было никаких моющих средств. Во время чистки зубов не забывайте закрывать кран, ведь из него за минуту вытекает около одного литра воды.


«БелПресса» выпустила интервью о семье белгородки Надежды Ждановой, которая научила свою внучку чистить зубы, не расходуя при этом море жидкости. Для гигиены полости рта шестикласснице Лере Цыпченко достаточно одного стакана воды.

Как мы производим мусор и куда он девается

Каждый день мы производим мусор, который выбрасываем и благополучно забываем о нём. Наши отходы попадают на свалку, которые загрязняют окружающую среду. Дым от сжигания мусора также вредит здоровью. По данным Greenpeace, в России за год образуется 70 миллионов тонн бытового мусора. Чтобы понять, сколько это, заметим, что это в десять раз больше веса пирамиды Хеопса.

Про вред пластика ходят разговоры уже давно, ведь человечество уже успело произвести более 9 миллиардов тонн разных пластиковых изделий, а полностью разлагается этот материал несколько сотен лет. В последние время появляется все больше данных о том, что некоторые материалы при определённых условиях даже могут навредить здоровью людей.

Самым прогрессивным способом избавления от мусора является переработка, но для этого нужен раздельный сбор мусора. Благодаря переработке свалки станут меньше, также это позволит сэкономить ресурсы на производство новых вещей. Есть даже радикальный проект zero-waste, цель которого снизить отходы до нуля. Его идея — такой образ жизни, при котором человек вообще не производит мусора. Это кажется невозможным, потому что безотходную жизнь в большом городе мало кто может себе представить. Но представители движения zero-waste говорят, что для начала достаточно отказаться от лишнего и начать сортировать мусор.

А что ещё я могу сделать?


Откажитесь от пластиковых изделий или хотя бы используйте их так много раз, насколько это возможно. Например, в магазине не стоит покупать изделия в пластиковой упаковке, пластиковые трубочки для напитков, пластиковые пакеты и одноразовую посуду. Вместо этого лучше ходить за покупками со своей сумкой, выбирать товары с наименьшим количеством упаковки, для хранения вещей и продуктов заменить пластиковые контейнеры на стеклянные, носить с собой воду в стальной или стеклянной посуде, а если вы любите поесть вне дома, то попросите налить напиток в неодноразовый стакан.

Фото pixabay.com


Корреспондент «БелПрессы» рассказала, как ходила в кафе Белгорода со своей личной тарой. Она на личном примере продемонстрировала, как стать экологичнее и перебороть страх непонимания. Также сортируйте отходы дома и в офисе, а потом относите их в пункты раздельного сбора мусора. Вот здесь, например, есть адреса всех этих точек в Белгородской области.

Редакция «Фонаря» также подготовила тест, чтобы наши читатели смогли узнать насколько экологично их потребление.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Вхождение в состояние осознанного сновидения. Осознанное сновидение

Вхождение в состояние осознанного сновидения

Осознанные сновидения можно определить как совокупность двух различных состояний — сна и осознанности. Таким образом, их можно рассматривать с двух точек зрения: с одной стороны, это такое состояние сна, в котором сознание человека активно, с другой — это сознательное состояние, в котором человек видит сны. Во втором случае основной характеристикой является бодрствующее сознание, в первом же — обычный, неосознанный сон.

Самой распространенной формой вхождения в осознанное сновидение является понимание сновидцем того, что он видит сон. Это понимание может быть и постепенным, и сравнительно внезапным. Постепенное понимание обычно делится на две фазы. Пример осознанного сновидения, приведенный в начале этой главы, хорошо иллюстрирует этот двухэтапный процесс. В другом своем сне я, словно волшебник, управлял обстановкой сна и вдруг понял, что обрету осознанность, стоит мне лишь войти в дверь, перед которой стою. Так и случилось.

К новичкам осознание состояния сна приходит, как правило, во время кошмаров и тревожных снов. Мы уже приводили немало примеров осознанных снов, вызванных тревогой. Другие сильные эмоции, такие, как замешательство или восторг, тоже очень часто ассоциируются с возникновением осознанных снов. Для многих сновидцев фактором, пробуждающим осознанность, является распознавание во сне аномалий, несоответствий и странностей. В большинстве случаев такие вещи не замечаются и воспринимаются спящим как вполне нормальное явление. Степень осознанности, приобретаемая сновидцем, зависит от степени оценки и проверки реальности, в которой он находится. Оливер Фокс полагал, что критическое мышление может стать ключом к осознанности. Он приводит великолепное описание того, как изменяется реальность в результате обострения восприятия аномалий:

Предположим, мне снится, что я нахожусь в кафе. За соседним столиком сидит женщина, которая могла бы быть очень привлекательной, если бы не одна особенность: у нее четыре глаза. Приведу несколько иллюстраций степеней активности критического восприятия.

1. Во сне я не обращаю на это никакого внимания, однако, проснувшись, я припоминаю, что в облике этой женщины было нечто странное. Внезапно до меня доходит: «Ну конечно, у нее было четыре глаза!»

2. Во сне я испытываю легкое удивление и говорю:

«Как странно, у этой женщины четыре глаза! Ей это не идет». Однако с тем же успехом я мог бы сказать: «Как жаль, что у нее сломан нос! Интересно, где это ее угораздило?»

3. Критическое восприятие обострено, и четыре глаза кажутся чем-то ненормальным. Однако этот феномен не оценивается должным образом. «Боже мой! — восклицаю я и, успокаиваясь, добавляю: — Наверное это какое-нибудь шоу в цирке». Таким образом, я приближаюсь к самому краю осознанности, но все же не достигаю его.

4. Моя способность критического восприятия полностью активна, я абсолютно отказываюсь удовлетворяться такими объяснениями. Я продолжаю анализировать; «Мне никогда не приходилось слышать о таких фокусах! Нормальный человек с четырьмя глазами? Это невозможно! Я сплю».19

Очень часто человек, у которого возникают сомнения в реальности происходящего, уверен в том, что он бодрствует. Сновидения, в которых сновидец сталкивается с такими сомнениями, но не приходит к верным выводам, называются «предосознанными». Предосознанные сновидения обычно являются результатом неадекватной оценки реальности (как в третьей стадии Фокса). Сновидцы, предполагающие, что они спят, могут испытывать свое состояние разнообразными способами. Однако только некоторые из этих способов по-настоящему эффективны. Например, человек, находящийся в состоянии предосознанного сновидения, очень часто не может поверить в то, что все окружающее его лишь сон, поскольку реальность обстановки кажется устойчивой и яркой. Человек может попытаться ущипнуть себя, полагаясь на классический способ. Однако чаще всего это не ведет к пробуждению, а только производит убедительное ощущение щипка!

Наилучшей проверкой, используемой большинством осознанно сновидящих, является попытка взлететь. Повысить эффективность этого метода можно, попытавшись подольше продлить прыжок вверх. В продолжение приведу достаточно приемлемый тест из собственного опыта: я пытаюсь отыскать какую-нибудь надпись и читаю ее (если могу), затем отвожу ненадолго взор, после чего опять перечитываю, пытаясь определить, осталась ли она прежней. Сны, как правило, отличаются от бодрствования не яркостью, а непостоянством. Рассуждая о проверке реальности происходящего, хотелось бы напоследок привести соображение, высказанное Чарльзом Мак-Крири. Он утверждал, что в состоянии бодрствования нам никогда не придет в голову сомневаться в реальности окружающей обстановки. Поэтому если у вас возникли сомнения, то вы, скорее всего, спите!

С опытом, ощущение аномальности становится непосредственным источником осознанности во сне и не требует никаких дополнительных проверок. Когда мне видится нечто причудливое, я уже не спрашиваю себя, сплю ли я, а прямо осознаю это. Попытаюсь проиллюстрировать это следующим сном:

Я прогуливался по знакомой улице, когда вдруг заметил, что впервые вижу на ней очень большую церковь. Приглядевшись получше, я обнаружил, что на самом деле это гигантская мечеть. Я вспомнил, что был на этой улице неделю назад и, конечно же, не мог бы не заметить столь впечатляющей достопримечательности. Это, должно быть, сон! Смесь замешательства и трепета сопровождала мое удивление, как вдруг из огромного раскрытого окна вырвались величественные звуки органа, потрясшие землю под ногами. Это была тема из фильма «Тесные контакты третьего рода». Я был поражен, когда «догадался», что стою возле замаскированного космического корабля. Поднявшись по ступенькам, я пошел навстречу сверкающему свету, вырывавшемуся из открытых дверей.

О том, что было дальше, я не могу рассказать. После пробуждения все попытки восстановить в памяти подробности этого видения оканчивались неудачей.

Зачастую память имеет важное значение для обретения осознанности. Иногда сновидцы осознают, что спят в результате своеобразного deja reve — истинной или мнимой памяти о том, что такой сон уже когда-то был. Это можно проиллюстрировать другим моим переживанием: «Гуляя вместе с М., я ощутил, что мне уже снилось место, в котором мы находились, — „музей не изобретенных изобретений“ — и, следовательно, все это сон. Мне было интересно, как М. относится к этому осознанному сновидению, но я знал, что М. лишь персонаж, а не мой настоящий друг. Несмотря на это, я предложил ему попытаться осознать, что происходящее — сон». Возможно, это ему удалось, я не могу судить, потому что проснулся!

В тесной связи со всем только что описанным находятся осознанные сновидения, вызванные своеобразными подсказками памяти. В целом сериале осознанных снов я понимал, что сплю, после того, как обнаруживал, что мои контактные линзы «размножаются». Однажды я заметил такое изменение в обычном сне и решил, что впредь оно должно помогать мне обретать

осознанность. Вскоре я снова столкнулся с удивительным превращением моих линз и сказал себе, что если это было во сне, то, значит, и теперь я сплю! Со второй попытки до меня дошло значение этих слов, и я понял, что сплю. В последующих похожих снах полная осознанность приходила по-разному, после таких замечаний, как, например: «Как жаль, что это не сон, а ведь мог бы им быть», «Это доказывает, что подобное может происходить как наяву, так и во сне» или, цитируя мою собственную шутку: «Если бы это было во сне, это был бы сон!»

В большинстве моих осознанных снов мысль о том, что я сплю, немедленно приносила полное понимание своего состояния. В тех же случаях, когда осознание стимулировалось подсказками памяти, поначалу не возникало никаких подозрений. Однако после того, как я приходил к логическому заключению, что все окружающее должно быть сном, это производило на меня ошеломляющее впечатление. Читатели могут представить себе мое состояние, когда вообразят тот шок и то удивление, которые им пришлось бы испытать, если бы, читая эти строки, они внезапно обнаружили неопровержимые доказательства того, что спят.

Опытные сновидцы очень часто приходят к осознанности с помощью самооценки. Когда сбываются заветные желания, когда я замечаю, что занимаюсь волшебством или сам «строю сон», то тут же понимаю, что это сон. Однажды я слишком быстро вел машину и должен уже был проститься с жизнью, врезавшись в цистерну, перегородившую дорогу. Тем не менее мне чудесным образом удалось избежать столкновения. В этот момент я сумел усомниться в реальности происходящего и понял, что сплю.

Следующим распространенным символом возникновения осознанности является, пожалуй, свет. Свет — очень подходящий символ для сознания. Один из трех великих пионеров в исследовании сна, Карл Шернер, писал в 1861 году: «Свет во сне выражает ясность мысли и четкость воли». Скотт Спэрроу приводит несколько примеров осознанных сновидений, возникновение которых сопровождалось появлением света. В одном из таких снов он сидел во дворе своего дома и сочинял речь. Подняв глаза к небу, он посмотрел на восток и увидел там «огромный шар белого света, во много раз превышающий луну»20. В этот момент он понял, что спит.

Некоторые формы возникновения осознанных сновидений трудно классифицировать. В следующем свидетельстве, например, присутствуют и элементы аномалии и символы: «Мне снилось, что я шел по большой комнате, в которой собирались какие-то люди. Вдруг я увидел белого голубя, который спустился и сел мне на голову. В тот же момент я понял, что нахожусь и состоянии сознательной проекции (осознанности), и решил воспользоваться случаем и повидаться с друзьями». Этот сновидец был особенно поражен внезапностью возникновения осознанности. Он добавляет, что «мгновенная трансформация произошла сразу, как только голубь коснулся меня. Словно повинуясь магическому заклинанию, мое сознание прояснилось, как бывало только в лучшие моменты бодрствования»21.

Пять лет назад я испытал интереснейшее переживание, которое может прояснить значение символической стимуляции осознанности. Вместе с другом мы ехали в поезде, называвшемся «Океан». Я беззаботно изучал пейзаж за окном, великолепный вид темного моря заставлял меня восхищаться вслух. Внезапно на ветку неподалеку села птица, напоминавшая сокола или ястреба. Я, не задумываясь, протянул руку в ее сторону. К моему величайшему изумлению и восторгу, птица села на протянутую руку, и я вдруг вспомнил слова суфия:

Когда птица сядет на протянутую руку, тогда ты поймешь.

Как это ни удивительно, но в тот же момент я понял, что сплю! Что же до птицы и моего друга, то они благополучно исчезли, потому что сон окончился.

С тех пор как я стал использовать память в качестве стимулятора осознанных сновидений (см. раздел «МВОС» главы 6), такие сновидения все чаще стали появляться даже тогда, когда в содержании сна не было ничего необычного. Вместо этого, я просто вспоминал: «Да ведь это же сон!» Однажды утром в результате применения МВОС мне удалось пережить несколько осознанных сновидений в каждом из трех успешных БДГ-периодов. Приведу наиболее интересный отрывок из третьего: я лежал в кровати и рассматривал иллюстрированную книгу, которая называлась «Русские пляски и магия» или что-то вроде этого. Как и в двух предыдущих снах, я просто вспомнил, что сейчас пытаюсь осознать собственное сновидение.

Мы рассмотрели несколько примеров, иллюстрирующих три основных критерия, по которым сновидцы могут определить, что спят: 1) ощущение необычности; 2) эмоциональный подъем и, наконец, 3) непосредственное осознание сновидческой природы происходящего. Эти критерии служат главными переключателями сознания в состоянии сна. Однако инициировать осознанное сновидение можно и из состояния бодрствования.

Если, засыпая, вам удастся удержать сознание в активном состоянии, то вы войдете в осознанное сновидение прямо из бодрствования. Такая инициация встречается сравнительно редко. Для меня, например, число таких снов составляет около восьми процентов от общего количества осознанных сновидении. Однако в обстоятельствах, когда высоко возрастает степень мотивации (например, во время ночей, проведенных мною в лаборатории), количество осознанных сновидений, инициируемых из бодрствования, может возрастать во много раз. Резонно предположить, что доступность этого типа инициации увеличивается с увеличением мотивации и опыта. Скажу лишь, что его применение было описано тибетскими йогами, американским психиатром Патаном Раппортом, русским философом Успенским, а также, как вы сможете увидеть в главе 6, автором этой книги.

Все мои переживания такого рода весьма типичны. Рано утром или днем, проснувшись, я лежу в постели. Иногда появляются гипнагогические образы, и внезапно я обнаруживаю себя полностью погруженным в осознанное сновидение. После этого все продолжается обычным образом. Вот какое описание дал Успенский одному из своих осознанных сновидении, инициированных из состояния бодрствования:

Я засыпаю. Золотые точки, искры, маленькие звезды то исчезают, то вновь появляются перед глазами. От самого начала, и до конца, я наблюдаю появление образов и их превращение в тонкую сеть, состоящую из ячеек правильной формы. Внезапно золотая сеть превращается в шлемы римских воинов. Пульсации, которые я ощущаю, начинают напоминать мне мерную поступь марширующего войска. Это ощущение расслабляет каждую маленькую мышцу и приносит легкое головокружение. Это головокружение немедленно убеждает меня в том, что я вижу идущих внизу солдат, выглядывая из окна высокого дома. Головокружение возрастает, я отрываюсь от подоконника и лечу над заливом. Это приносит новые ассоциации, и я ощущаю море, ветер, солнце. Если бы я не проснулся в этот момент, то, должно быть, оказался бы в открытом море, на корабле и т. д.22

Этот метод инициации осознанных сновидений сочетает в себе и самооценку, и использование памяти. Для того чтобы видеть в образах сна только образы, необходим своеобразный баланс между участием и обособленностью. Методы, необходимые для использования этого способа инициации осознанных сновидений, также описаны в главе 6. Мы познакомились с тем, как инициируются осознанные сновидения, теперь пришла очередь рассмотреть, как они обычно заканчиваются.

9 упражнений для развития осознанности

Содержание статьи

Как говорили великие мудрецы, все что у нас есть — это настоящий момент, который важно проживать максимально осознанно. Многим людям тяжело вспомнить, что они делали на прошлой недели или вчера. А все потому что их мысли заняты прошлым, переживаниями о будущем, среди которых они не замечают настоящего. Чтобы управлять своей жизнью, необходимо развивать осознанность. В этом вам помогут простые упражнения.

Дышите

Когда вы переходите к новой деятельности, то сначала сосредоточьтесь на дыхании. Направьте свое внимание на вдох, затем на выдох. Старайтесь максимально задержаться в этом состоянии, тем самым активируя сознание.

Триггер

Придумайте определенный сигнал, который будет вас возвращать в настоящий момент. Например, это может быть звонок телефона или сигнал сообщения. Каждый раз, когда вы слышите знакомый звук, отбрасывайте все воспоминания и гнетущие мысли. Возвращайтесь в эту минуту в реальность.

Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

Комната для настоящего

Мысленно спроектируйте в голове комнату, в которой будет уютный диван со столиком, подберите обои, декор и цветы. Окна — это ваши глаза. Когда вы почувствуете, что слишком долго витаете в мыслях, войдите в эту комнату и сядьте на диван. Так вы вернете себя к реальности.

Сделайте что-то сознательно

Доктор философии Алиса Бойз утверждает, чтобы вернуться из мыслей и переживаний необходимо сделать одно осознанное действие. Например, приготовьте кофе, осмысляя каждое действие, или подойдите к окну и посмотрите, что там происходит.

Смотрите по сторонам

Этот способ подойдет для того, чтобы придать значение вашим будничным делам. Например, вы каждый день едете на работу, попробуйте рассмотреть улицы, что находится рядом с остановкой, какие дома вам встречаются по пути.

Зафиксируйте, что вы сейчас ощущаете

Попробуйте несколько раз в день обращать внимание на свое внутреннее состояние. В каком настроении вы сейчас находитесь, вы грустите или, наоборот, в приподнятом настроении. Не подавляйте эмоции, пусть они пройдут мимо вашего сознания.

Выйдите за рамки привычного

Взбодрить мозг также хорошо помогают привычные действия, выполненные новым способом. Например, попробуйте чистить зубы левой рукой вместо правой, из автоматического действия оно сразу превратится в осознанное. Выберите новый путь на работу, попробуйте новое блюдо на обед, все это вернет вас в настоящий момент.

Сыграйте в игру

Еще один веселый способ активировать свое сознание, это простая игра в слова. Ваша задача — придумать слова на каждую букву алфавита от А до Я. Например, А — арбуз, Б — блины, В — велосипед, Г  — город и т.д.

Обратитесь к телу

Ваши мысли могут перемещаться из настоящего в будущее или прошлое, но тело всегда находится в настоящем. Поэтому обратитесь к нему, почувствуйте усталость в спине от долгого сидения за столом, напряжение в мышцах, боль в глазах. Все эти ощущения моментально вернут вас в настоящее время.

Пройдите прямо сейчас тест на осознанность и определите, насколько хорошо вы умеете действовать согласно вашим убеждениям.

Портал между мирами. Ученые смогли войти в сны другого человека

https://ria.ru/20210527/sny-1733880663.html

Портал между мирами. Ученые смогли войти в сны другого человека

Портал между мирами. Ученые смогли войти в сны другого человека — РИА Новости, 27.05.2021

Портал между мирами. Ученые смогли войти в сны другого человека

Недавнее исследование показало, что спящий человек не только реагирует на внешние сигналы и понимает заданные вопросы, но и следует инструкциям, даже выполняет… РИА Новости, 27.05.2021

2021-05-27T08:00

2021-05-27T08:00

2021-05-27T10:27

наука

сон

психология

биология

нейрофизиология

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/05/19/1733862410_0:197:3068:1923_1920x0_80_0_0_e5f0efc4a7db6a04252739f602f48e80.jpg

МОСКВА, 27 мая — РИА Новости, Владислав Стрекопытов. Недавнее исследование показало, что спящий человек не только реагирует на внешние сигналы и понимает заданные вопросы, но и следует инструкциям, даже выполняет простейшие математические действия. Такое состояние назвали интерактивным сновидением. О том, какую практическую пользу сулит это открытие, — в материале РИА Новости.Проникая в подсознаниеМы проводим во сне примерно треть жизни, и исследователи до сих пор не знают, как различается работа мозга у спящего и бодрствующего — остается ли человек самим собой, сохраняет ли связь с реальностью или полностью перемещается в мир грез.Самая популярная сегодня научная концепция предполагает, что сон — бессознательное состояние, при котором мозг занят анализом и сортировкой впечатлений и воспоминаний. Считается, что установить разумный двусторонний контакт со спящим невозможно — внешние воздействия либо выводят его из сна, либо отражаются в виде трансформированных образов на уровне подсознания.Чтобы выяснить, насколько глубоко можно туда проникнуть, ученые проводят эксперименты с людьми в так называемом состоянии осознанных сновидений. Спящий понимает, что видит сон, и соответствующим образом воспринимает происходящее в нем. Впервые это явление описал греческий философ Аристотель, живший в IV веке до нашей эры.Судя по опросам, каждый второй человек хотя бы раз в жизни видел осознанные сны, а примерно у десяти процентов такое бывает раз в месяц или чаще. Возможность в какой-то мере управлять сновидениями, по мнению ученых, открывает широкий спектр возможностей для прикладного применения — от обучения во сне до психоанализа и психотерапевтических воздействий. Сон быстрый и медленныйУ спящего чередуются две основные фазы: медленного (глубокого) и быстрого (поверхностного) сна, причем сперва преобладает медленная фаза, а перед пробуждением нарастает длительность поверхностной. Последнюю еще называют фазой БДГ — быстрого движения глаз. Самый отчетливый ее признак — едва уловимые колебания век, связанные с движениями глазных яблок, а также учащенные дыхание и сердцебиение.Обычно фазы БДГ составляют 20-25 процентов от общей продолжительности ночного сна — суммарно около 90-120 минут. Одна фаза длится 10-20 минут и чередуется с «медленными» периодами. У большинства сон состоит из четырех-шести таких циклов по 80-100 минут каждый. Во время быстрого сна активность мозга увеличивается, тогда нас посещают сновидения и вызванные ими переживания — беспокойство, раздражительность, галлюцинации. Поэтому неудивительно, что большинство экспериментальных исследований посвящены изучению работы мозга во время фазы БДГ. И прежде всего их проводят с участием людей, способных контролировать себя во сне, то есть, входить в состояние осознанных сновидений. Тем более, как выяснили ученые, эту способность можно натренировать.»Беседы» во снеДо сих пор исследования ограничивались отслеживанием на электроэнцефалограмме ответных сигналов на внешние воздействия. Но недавно ученые доказали: с человеком в состоянии осознанных сновидений можно выстроить достаточно сложную двустороннюю коммуникацию посредством «вхождения» в его сны.Чтобы повысить достоверность результатов, эксперимент проводили в четырех независимых друг от друга лабораториях во Франции, Германии, США и Нидерландах. Ученые набрали 36 добровольцев, среди которых были как те, кто владел навыком осознанных сновидений, так и те, кто им не обладал. Когда участники засыпали, специалисты следили за показателями быстрого сна — движениями глаз и сокращениями лицевых мышц, а мозговую активность регистрировали с помощью электроэнцефалограммных шлемов, снабженных электродами.Впервые авторы не только передавали спящим световые, звуковые и тактильные сигналы, но и вели «беседы», ставили простейшие математические задачи типа сложения или вычитания. При этом ни один из вопросов участники не слышали ранее во время тренировок.Для ответа сновидцы использовали сигналы, которым их учили перед сном, — улыбались или хмурились, а чтобы указать число, двигали несколько раз глазами из стороны в сторону или, как в немецкой лаборатории, действовали по шаблонам азбуки Морзе.Всего исследователи задали участникам 158 вопросов. В результате 18,6 процента ответов оказались верными, 3,2 — неверными, 17,7 — неопределенными, а 60,8 процента вопросов остались без ответа. По мнению авторов, эти результаты существенно отличаются от случайного распределения и указывают на то, что во время сна люди могут получать и обрабатывать сложную внешнюю информацию.По ту сторону реальностиНе менее интересно было выяснить, в какой форме достигают сознания спящих внешние сигналы. Поэтому после успешного ответа участников будили и просили рассказать о снах. Иногда воздействия извне накладывались на сон, иногда воспринимались как его часть. Например, один из участников признался, что вопрос «Сколько будет восемь минус шесть?» во сне прозвучал из автомобильного радиоприемника. Другой рассказывал, что был на вечеринке, когда вдруг по громкой связи раздался вопрос «Говорите ли вы по-испански?», и он ответил: «Нет».Авторы надеются, что разработанную технику используют в терапевтических целях для борьбы с расстройствами сна, фобиями, психологическими травмами, тревогами и депрессиями, а также в образовательных целях. Но важно, чтобы это было именно состояние осознанного сновидения, когда человек способен «проснуться» во сне, иначе есть риск запутаться в том, где сон, а где реальность. А у людей с неустойчивой психикой это может привести к тяжелым расстройствам типа шизофрении.

https://ria.ru/20210514/sny-1732310343.html

https://ria.ru/20210422/kofe-1729465297.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/05/19/1733862410_833:372:3068:2048_1920x0_80_0_0_819ddeb083fa292abfbedc51a0b3536e.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

сон, психология, биология, нейрофизиология

МОСКВА, 27 мая — РИА Новости, Владислав Стрекопытов. Недавнее исследование показало, что спящий человек не только реагирует на внешние сигналы и понимает заданные вопросы, но и следует инструкциям, даже выполняет простейшие математические действия. Такое состояние назвали интерактивным сновидением. О том, какую практическую пользу сулит это открытие, — в материале РИА Новости.

Проникая в подсознание

Мы проводим во сне примерно треть жизни, и исследователи до сих пор не знают, как различается работа мозга у спящего и бодрствующего — остается ли человек самим собой, сохраняет ли связь с реальностью или полностью перемещается в мир грез.

Самая популярная сегодня научная концепция предполагает, что сон — бессознательное состояние, при котором мозг занят анализом и сортировкой впечатлений и воспоминаний. Считается, что установить разумный двусторонний контакт со спящим невозможно — внешние воздействия либо выводят его из сна, либо отражаются в виде трансформированных образов на уровне подсознания.

Чтобы выяснить, насколько глубоко можно туда проникнуть, ученые проводят эксперименты с людьми в так называемом состоянии осознанных сновидений. Спящий понимает, что видит сон, и соответствующим образом воспринимает происходящее в нем. Впервые это явление описал греческий философ Аристотель, живший в IV веке до нашей эры.

Судя по опросам, каждый второй человек хотя бы раз в жизни видел осознанные сны, а примерно у десяти процентов такое бывает раз в месяц или чаще. Возможность в какой-то мере управлять сновидениями, по мнению ученых, открывает широкий спектр возможностей для прикладного применения — от обучения во сне до психоанализа и психотерапевтических воздействий.

14 мая 2021, 18:00НаукаПредложена новая гипотеза, объясняющая природу сновидений

Сон быстрый и медленный

У спящего чередуются две основные фазы: медленного (глубокого) и быстрого (поверхностного) сна, причем сперва преобладает медленная фаза, а перед пробуждением нарастает длительность поверхностной. Последнюю еще называют фазой БДГ — быстрого движения глаз. Самый отчетливый ее признак — едва уловимые колебания век, связанные с движениями глазных яблок, а также учащенные дыхание и сердцебиение.

Обычно фазы БДГ составляют 20-25 процентов от общей продолжительности ночного сна — суммарно около 90-120 минут. Одна фаза длится 10-20 минут и чередуется с «медленными» периодами. У большинства сон состоит из четырех-шести таких циклов по 80-100 минут каждый. Во время быстрого сна активность мозга увеличивается, тогда нас посещают сновидения и вызванные ими переживания — беспокойство, раздражительность, галлюцинации.

Поэтому неудивительно, что большинство экспериментальных исследований посвящены изучению работы мозга во время фазы БДГ. И прежде всего их проводят с участием людей, способных контролировать себя во сне, то есть, входить в состояние осознанных сновидений. Тем более, как выяснили ученые, эту способность можно натренировать.

«Беседы» во сне

До сих пор исследования ограничивались отслеживанием на электроэнцефалограмме ответных сигналов на внешние воздействия. Но недавно ученые доказали: с человеком в состоянии осознанных сновидений можно выстроить достаточно сложную двустороннюю коммуникацию посредством «вхождения» в его сны.

Чтобы повысить достоверность результатов, эксперимент проводили в четырех независимых друг от друга лабораториях во Франции, Германии, США и Нидерландах. Ученые набрали 36 добровольцев, среди которых были как те, кто владел навыком осознанных сновидений, так и те, кто им не обладал. Когда участники засыпали, специалисты следили за показателями быстрого сна — движениями глаз и сокращениями лицевых мышц, а мозговую активность регистрировали с помощью электроэнцефалограммных шлемов, снабженных электродами.

Впервые авторы не только передавали спящим световые, звуковые и тактильные сигналы, но и вели «беседы», ставили простейшие математические задачи типа сложения или вычитания. При этом ни один из вопросов участники не слышали ранее во время тренировок.

Для ответа сновидцы использовали сигналы, которым их учили перед сном, — улыбались или хмурились, а чтобы указать число, двигали несколько раз глазами из стороны в сторону или, как в немецкой лаборатории, действовали по шаблонам азбуки Морзе.

Всего исследователи задали участникам 158 вопросов. В результате 18,6 процента ответов оказались верными, 3,2 — неверными, 17,7 — неопределенными, а 60,8 процента вопросов остались без ответа. По мнению авторов, эти результаты существенно отличаются от случайного распределения и указывают на то, что во время сна люди могут получать и обрабатывать сложную внешнюю информацию.

По ту сторону реальности

Не менее интересно было выяснить, в какой форме достигают сознания спящих внешние сигналы. Поэтому после успешного ответа участников будили и просили рассказать о снах.

Иногда воздействия извне накладывались на сон, иногда воспринимались как его часть. Например, один из участников признался, что вопрос «Сколько будет восемь минус шесть?» во сне прозвучал из автомобильного радиоприемника. Другой рассказывал, что был на вечеринке, когда вдруг по громкой связи раздался вопрос «Говорите ли вы по-испански?», и он ответил: «Нет».

Авторы надеются, что разработанную технику используют в терапевтических целях для борьбы с расстройствами сна, фобиями, психологическими травмами, тревогами и депрессиями, а также в образовательных целях. Но важно, чтобы это было именно состояние осознанного сновидения, когда человек способен «проснуться» во сне, иначе есть риск запутаться в том, где сон, а где реальность. А у людей с неустойчивой психикой это может привести к тяжелым расстройствам типа шизофрении.

22 апреля 2021, 14:34НаукаУченые выяснили, как меняется мозг у любителей кофе

Расстройства сознания — NHS

Расстройство сознания или нарушение сознания — это состояние, при котором на сознание влияет повреждение головного мозга.

Сознание требует как бодрствования, так и осознания.

Бодрствование — это способность открывать глаза и выполнять основные рефлексы, такие как кашель, глотание и сосание.

Осознанность связана с более сложными мыслительными процессами, и ее труднее оценить.

В настоящее время оценка осведомленности основывается на физических реакциях, обнаруживаемых во время осмотра.

Основными расстройствами сознания являются:

  • кома
  • вегетативное состояние
  • состояние минимального сознания

Кома

Кома — это когда человек не проявляет никаких признаков бодрствования и никаких признаков сознания.

Человек в коме лежит с закрытыми глазами и не реагирует на окружающую среду, голоса или боль.

Кома обычно длится менее 2–4 недель, в течение которых человек может проснуться или перейти в вегетативное состояние или состояние минимального сознания.

Подробнее о комах.

Вегетативное состояние

Вегетативное состояние — это когда человек бодрствует, но не проявляет признаков сознания.

Человек в вегетативном состоянии может:

  • открыть глаза
  • просыпаться и засыпать через равные промежутки времени
  • имеют базовые рефлексы (например, моргают, когда их пугает громкий шум, или отдергивают руку, когда ее сильно сжимают)

Они также могут регулировать свое сердцебиение и дыхание без посторонней помощи.

Но человек в вегетативном состоянии не проявляет никаких осмысленных реакций, таких как слежение за объектом взглядом или реакция на голос.

Они также не проявляют никаких признаков эмоций.

Если человек длительное время находится в вегетативном состоянии, это может считаться:

  • продолжающееся вегетативное состояние в течение более 4 недель
  • постоянное вегетативное состояние когда оно длится более 6 месяцев, если оно вызвано нетравматической травмой головного мозга, или более 12 месяцев, если оно вызвано черепно-мозговой травмой

Если у человека диагностировано постоянное вегетативное состояние, выздоровление крайне маловероятно, но не невозможно.

Состояние минимального сознания

Человек, демонстрирующий ясное, но минимальное или непоследовательное осознание, классифицируется как находящийся в состоянии минимального сознания.

У них могут быть периоды, когда они могут общаться или отвечать на команды, например двигать пальцем, когда их об этом просят.

Человек может войти в состояние минимального сознания после комы или вегетативного состояния.

В одних случаях состояние минимального сознания является этапом на пути к выздоровлению, а в других оно постоянно.

Как и в случае вегетативного состояния, продолжающееся состояние минимального сознания означает, что оно длится более 4 недель.

Но диагностировать постоянное состояние минимального сознания сложнее, потому что оно зависит от таких вещей, как:

  • вид черепно-мозговой травмы
  • насколько серьезна травма
  • насколько человек отзывчив

В большинстве случаев состояние минимального сознания обычно не считается постоянным, пока оно не продлится несколько лет.

Почему они происходят

Расстройства сознания могут возникнуть, если повреждены части мозга, связанные с сознанием.

Эти виды черепно-мозговых травм можно разделить на:

  • черепно-мозговая травма – результат тяжелой травмы головы, такой как травма, полученная во время автомобильной аварии или падения с большой высоты
  • нетравматическая черепно-мозговая травма – когда повреждение головного мозга вызвано состоянием здоровья, например, инсультом
  • прогрессирующее поражение головного мозга – когда мозг постепенно повреждается с течением времени (например, из-за болезни Альцгеймера)

Подробнее о причинах расстройств сознания.

Постановка диагноза

Расстройство сознания будет подтверждено только после тщательного тестирования, чтобы определить уровень бодрствования и осознания человека.

Эти обследования должен проводить человек, имеющий опыт расстройства сознания, хотя следует также принимать во внимание мнение других медицинских работников и членов семьи.

Для некоторых состояний нарушения сознания, таких как вегетативное состояние и состояние минимального сознания, существуют рекомендуемые критерии, помогающие подтвердить диагноз.

Подробнее о диагностике расстройств сознания.

Лечение и уход

Лечение не может обеспечить выход из состояния нарушенного сознания.

Вместо этого используется поддерживающее лечение, чтобы дать наилучшие шансы на естественное улучшение.

Это может включать:

  • питание через зонд для кормления
  • убедитесь, что человек регулярно перемещается, чтобы у него не развились пролежни
  • мягко тренирует суставы, чтобы они не напрягались
  • содержать свою кожу в чистоте
  • управление кишечником и мочевым пузырем (например, использование трубки, известной как катетер, для дренирования мочевого пузыря)
  • содержать зубы и полость рта в чистоте
  • предлагает возможности для периодов значимой деятельности – например, слушать музыку или смотреть телевизор, показывать фотографии или слушать разговоры членов семьи

Сенсорная стимуляция

В некоторых случаях для повышения реактивности можно использовать лечение, называемое сенсорной стимуляцией.

Это включает в себя стимуляцию основных органов чувств, таких как зрение, слух и обоняние.

Обычно этим занимается обученный специалист, но часто к участию приглашаются члены семьи.

Некоторые примеры сенсорной стимуляции включают:

  • наглядный – показ фотографий друзей и семьи или любимый фильм
  • слух – говорить или играть любимую песню
  • запах – положить цветы в комнату или распылить любимые духи
  • прикосновение – держание за руку или поглаживание кожи разными тканями

Не совсем понятно, насколько эффективна сенсорная стимуляция, но иногда ее считают полезной.

Восстановление

Невозможно предсказать шансы на выздоровление человека в состоянии нарушенного сознания.

Во многом зависит от:

  • вид черепно-мозговой травмы
  • насколько серьезна травма
  • возраст человека
  • как долго они находятся в состоянии

Некоторые люди выздоравливают постепенно, тогда как другие остаются в состоянии нарушенного сознания годами. Многие люди так и не приходят в сознание.

Известны лишь единичные случаи прихода людей в сознание через несколько лет.

Те немногие люди, которые приходят в сознание по прошествии этого времени, часто имеют серьезную инвалидность, вызванную повреждением их головного мозга.

Прекращение нутритивной поддержки

Если человек находится в вегетативном состоянии в течение как минимум 12 месяцев, может быть рекомендовано прекращение нутритивной поддержки.

Это потому что:

  • шансов на восстановление к этому моменту практически нет
  • продление жизни не принесет пользы заинтересованному лицу
  • продление лечения может дать ложную надежду и вызвать ненужный эмоциональный стресс у друзей и семьи соответствующего лица

Медицинская бригада обсудит проблему с членами семьи.

Прежде чем предпринимать какие-либо дальнейшие действия, решение должно быть передано в суды Англии, Уэльса и Северной Ирландии.

Решение суда в Шотландии не требуется, но его часто запрашивают.

Если суд соглашается с решением, команда паллиативной помощи обычно привлекается к планированию отмены.

Как только нутритивная поддержка будет в конечном итоге прекращена, человек умрет в течение нескольких дней или недель.

Синдром запертого человека

Синдром запертого человека имеет черты, сходные с расстройствами сознания, но рассматривается и лечится по-разному.

Человек с синдромом запертости находится в сознании и в сознании, но полностью парализован и не может говорить.

Обычно они могут двигать глазами и иногда могут общаться, моргая.

Последняя проверка страницы: 06 августа 2018 г.
Следующая проверка должна быть завершена: 06 августа 2021 г.

Диалог о принятии решений в конце жизни: что такое состояние минимального сознания?

В последние десятилетия современные медицинские технологии и методы реанимации привели к появлению новых неврологических синдромов тяжелых и обычно необратимых когнитивных и двигательных расстройств.Три наиболее значимых и наиболее распространенных из этих синдромов — смерть мозга, вегетативное состояние и состояние запертости. Согласованные группы медицинских обществ рассмотрели медицинские и неврологические аспекты этих синдромов, включая определения и основные клинические характеристики. 1 Многие знаковые дела о праве на смерть были проверены в судах и получили широкую огласку, а междисциплинарные группы пытались разработать этические и юридические принципы для этих проблемных дел. 2

Вегетативное состояние, вероятно, является наиболее известным из этих новых синдромов. Пациенты в вегетативном состоянии бодрствуют, но не осознают. У них есть циклы сна/бодрствования с открытыми глазами в течение длительного периода времени, но при медицинском осмотре отсутствуют признаки сознания. Вегетативное состояние становится постоянным через 3 мес у больных с аноксишемическим поражением головного мозга и через 12 мес при травматических повреждениях. Шансы на какое-либо значимое восстановление неврологических функций после этих периодов времени чрезвычайно редки.

Но многие медицинские и этические споры все еще окружают вегетативное состояние. Врачи отмечают неприемлемо высокий уровень как ложноположительных (пациенты были ошибочно диагностированы как находящиеся в вегетативном состоянии, хотя у них были некоторые признаки сознания), так и ложноотрицательных (считалось, что пациенты в некоторой степени находятся в сознании, когда на самом деле они находились в сознании). они были истинно вегетативными) диагнозами. 3 Еще одной проблемой было отсутствие моей специальной терминологии для описания пациентов, которые выходят из вегетативного состояния на следующий более высокий уровень сознания.В нескольких делах о праве на смерть участвовали пациенты, которые явно не находились в вегетативном состоянии, но в других отношениях имели серьезную неврологическую инвалидность.

Из-за этих и других противоречивых вопросов междисциплинарная группа врачей разработала основанное на консенсусе определение этого нового синдрома и медицинские критерии его диагностики (рабочая группа Аспена). 4 Ранее описанный как состояние с минимальной реакцией, этот новый синдром, при котором пациент выходит из вегетативного состояния с некоторой степенью когнитивной функции, более точно называется состоянием с минимальным сознанием (MCS).Случай Вендланда иллюстрирует основные клинические признаки MCS и определенно соответствует диагностическим критериям, разработанным Aspen Work Group. 5 , 6

Рабочая группа Аспена определяет MCS как «состояние сильно измененного сознания, при котором демонстрируются минимальные, но определенные поведенческие признаки самосознания или осознания окружающей среды». Перед постановкой диагноза MCS пациент должен продемонстрировать при физическом осмотре один или несколько из четырех типов поведения на воспроизводимой или устойчивой основе.Эти неврологические поведенческие характеристики у постели больного показаны в рамке. Самым важным и первым, что обычно наблюдается, когда пациент выходит из вегетативного состояния в MCS, является устойчивое зрительное преследование.

Таблица 1

поведенческие критерии для диагностики MCS *

    6
  • дают да или нет ответов в устной форме или с жестами

  • Говорит понятно

  • Демонстрирует другое целенаправленное поведение, включая нерефлексивные движения или аффективные жесты, которые возникают в прямой связи с соответствующими стимулами окружающей среды, например:

    • соответствующая улыбка или плач в ответ на определенные эмоциональные стимулы

      вокализация или жестикуляция в ответ на лингвистическое содержание вопросов

    • направленное дотягивание до объектов, демонстрирующее четкую взаимосвязь между местоположением объекта и направлением дотягивания и формы объектов

    • следящие движения глаз или постоянная фиксация зрения при внешнем зрительном стимуле

больных в вегетативном состоянии другими важными способами. 7 Оба настолько серьезно повреждены, что имеют серьезную неподвижность и не могут выполнять какие-либо значимые действия в повседневной жизни. Они не могут осмысленно общаться и страдают недержанием мочевого пузыря и кишечника. Им требуется использование зонда для кормления, но обычно они могут дышать без респиратора. Однако пациенты в вегетативном состоянии находятся в бессознательном состоянии и, следовательно, не осознают себя или окружающую среду и не проявляют никаких признаков понимания речи. Они не испытывают боли и страданий.Пациенты с MCS, хотя и имеют серьезные нарушения сознания, имеют определенное, но крайне ограниченное осознание себя или окружающей среды, а также ограниченные средства коммуникации. Они способны в какой-то степени испытывать боль и страдание, хотя зачастую действительную степень боли и страданий определить невозможно. 8

С неврологической точки зрения считается, что пациенты с MCS функционируют на уровне пациентов с тяжелой или, точнее, глубокой деменцией. По данным Aspen Work Group, предполагаемое количество пациентов с MCS в Соединенных Штатах составляет от 112 000 до 180 000 по сравнению с предыдущими оценками от 14 000 до 35 000 пациентов в вегетативном состоянии.

Пациентов с MCS можно разделить на три группы в зависимости от характера их заболевания или травмы.

  • Врожденные или врожденные повреждения головного мозга, возникшие до или при рождении, например глубокая умственная отсталость

  • Приобретенные травматические или нетравматические повреждения головного мозга, например тяжелые черепно-мозговые травмы

  • Прогрессирующее дегенеративное заболевание центральной нервной системы , например, болезнь Альцгеймера в терминальной стадии

Использование термина MCS не обязательно подразумевает постоянство или необратимость болезненного процесса.Пациенты, переходящие в MCS после нескольких недель или месяцев в вегетативном состоянии, вызванном черепно-мозговой травмой, могут продолжать восстанавливаться и чувствовать себя хорошо, восстанавливая дальнейшие важные неврологические функции в течение месяцев или лет. Менее благоприятный прогноз для дальнейшего выздоровления можно ожидать у пациентов с MCS с терминальной стадией болезни Альцгеймера, глубокой умственной отсталостью или стабильной приобретенной черепно-мозговой травмой через 1 год.

Этические и правовые последствия потенциально переходного состояния отличаются от аналогичных соображений для постоянного состояния MCS. 9 Поскольку наши знания о MCS более ограничены, чем о вегетативном состоянии, мы не можем с какой-либо степенью уверенности сказать, в какой момент после повреждения головного мозга (не травматического или травматического) состояние становится постоянным. Хотя Aspen Work Group отметила, что значимое, хорошее восстановление после 1 года в MCS маловероятно, необходимы дополнительные данные для подтверждения критериев и сроков реалистичного прогноза для восстановления.

Как первая четверть века движения за право на смерть может быть иллюстрирована медицинскими, юридическими и этическими оценками смерти мозга и вегетативного состояния, так и первая четверть века нового тысячелетия может быть эпохой пациентов со значительными неврологическими нарушениями, но в различной степени в сознании.Возможно, MCS уловит суть этой следующей волны.

Состояние минимального сознания — обзор

Диагностические критерии состояния минимального сознания

MCS — это состояние сильно измененного сознания, при котором пациент демонстрирует непостоянные, но определенные, воспроизводимые признаки осознания себя или окружающей среды (Giacino et al. , 2002). Доказательства осведомленности демонстрируются наличием одного или нескольких видов поведения, которые предполагают активную когнитивную обработку.Конкретные критерии включают выполнение простых команд, постоянную визуальную фиксацию или отслеживание, дотягивание или удержание объектов и манипулирование ими, понятную вербальную речь, вербальные или жестовые ответы «да/нет» и другие виды поведения, которые проявляются выборочно в отношении конкретных событий окружающей среды и не могут быть объяснены рефлекторной активностью. . Выход из MCS происходит, когда есть последовательные доказательства надежной интерактивной связи или использования функционального объекта. Эти два критерия были выбраны в качестве критериев выхода из MCS ввиду их связи с личной автономией и значимым социальным взаимодействием (Giacino and Kalmar, 2005).Функциональная коммуникация требует четко различимых точных ответов «да/нет» на вопросы, в то время как использование функциональных объектов требует надлежащего использования по крайней мере двух общих объектов. Выход из MCS происходит, когда любое из этих поведений наблюдается в течение двух последовательных сеансов оценки (Giacino et al., 2002; Giacino and Kalmar, 2005).

Имеются ограниченные данные о заболеваемости и распространенности MCS, а доступные опубликованные оценки сильно различаются. Основываясь на данных о распространенности, полученных из реестра педиатрических случаев штата Калифорния и экстраполированных на всю страну с использованием данных переписи населения США, Штраус и его коллеги подсчитали, что MCS насчитывает от 112 000 до 280 000 взрослых и детей (Strauss et al., 2000). Во втором исследовании, проведенном Финсом и его коллегами, показатели распространенности были смоделированы с учетом тяжести травм и условий оказания помощи на основе данных Центров США по контролю и профилактике заболеваний и реестра штата Нью-Йорк. Эти модели, основанные исключительно на наборах данных о черепно-мозговой травме (ЧМТ), дали оценки от 8844 до 25 088 случаев MCS в возрасте до 45 лет (Fins et al., 2007). Заметная изменчивость в оценках распространенности для этой группы населения отражает различия в критериях, используемых для прогнозирования, ограничения существующих наборов данных и сложность учета влияния продолжающегося выздоровления.Исследования кривых выздоровления и долгосрочных результатов также скудны и не согласуются с оценками появления в пределах примерно от 30% до 70% (Giacino and Kalmar, 1997; Lammi et al., 2005b; Katz et al., 2009; Luauté, 2010). ; Накасе-Ричардсон и др., 2012). В нескольких исследованиях сообщается, что у большинства людей, которые испытывают нарушение сознания после тяжелой черепно-мозговой травмы, наблюдается значительное функциональное улучшение в течение первых 16 недель после травмы. Значительная часть восстанавливается до постконфузионного уровня, а до 20% частично или полностью восстанавливают независимость в период от 1 до 5 лет после травмы (Lammi et al., 2005б; Кац и др., 2009 г.; Луоте, 2010 г.; Накасе-Ричардсон и др., 2012 г.; Уайт и др., 2013а). Согласно исследованиям, результаты наилучшие, когда переход к MCS происходит в течение 8 недель после травмы и связан с ЧМТ, в отличие от других типов приобретенных повреждений головного мозга (Giacino and Kalmar, 1997; Katz et al., 2009; Luauté, 2010; Nakase). -Ричардсон, 2012).

MCS чаще всего путают с вегетативным состоянием (VS) (Schnakers et al., 2008b). В то время как пациенты с ВС не обнаруживают видимых признаков когнитивно-опосредованного поведения, пациенты с MCS демонстрируют признаки волевого поведения (Giacino and Kalmar, 1997; Giacino et al., 2002). В MCS поведение обычно запускается стимулами окружающей среды (в отличие от самоинициации), и его часто трудно воспроизвести по требованию. Хотя поведенческие реакции наблюдаются и при ВС, они нецеленаправленны и выражены случайным образом. Важно отличить MCS от родственных расстройств, включая VS, на ранних этапах выздоровления, потому что существуют убедительные доказательства того, что результаты значительно различаются между этими двумя диагностическими группами (Giacino and Kalmar, 1997; Lammi et al., 2005а, б).

Акинетический мутизм (AM) — это подтип MCS, при котором неспособность следовать командам, говорить и участвовать в других активных действиях происходит из-за сильно сниженного влечения, а не из-за снижения возбуждения как такового . Отличительной чертой этого состояния является заметное снижение спонтанности и инициации двигательной активности, так что движение, выражение лица и речевая продукция снижаются равномерно (Giacino, 1997; Nagaratnam et al., 2004). Как и при MCS, ответы редки и часто задерживаются, но, в отличие от MCS, обычно точны, когда они происходят.Больные АМ зрительно внимательны к ближайшему окружению, иногда демонстрируют «магнетический» взгляд. Речевой результат варьируется от полного мутизма до редких гипофонических, но хорошо артикулируемых слов и фраз в менее тяжелых случаях (Nagaratnam et al., 2004). В то время как пациенты с MCS могут иногда проявлять эмоциональные реакции, соответствующие контексту, пациенты с AM апатичны и диспросодичны.

Синдром запертого человека (LIS) — это редкое состояние, вызванное повреждением кортикоспинальных и кортикобульбарных путей в вентральном мосту с сохранением центрального ретикулярного пути, отвечающего за регуляцию возбуждения.LIS часто путают с расстройствами сознания (DoC), особенно в острой стадии, когда афония и квадриплегия сочетаются с нарушениями пробуждения. Однако когнитивные способности, как правило, не повреждены, и со временем возбуждение улучшается до нормального уровня. Вертикальные движения глаз и моргание сохранны или временно ненормальны, что позволяет в конечном итоге прорваться к направленной взглядом коммуникации и выражению познавательных способностей высокого уровня (Giacino, 1997; Giacino et al., 2009; Rodriguez Moreno et al., 2010).

В таблице 25.1 сравниваются клинические признаки, связанные с комой, ВС, MCS, AM и LIS.

Таблица 25.1. Сравнение клинических признаков, связанных с комой, вегетативным состоянием, состоянием минимального сознания, акинетическим мутизмом и синдромом запертости Связь Emotion Кома None None Reflex и осанки ответы только None None None None VS Present Отсутствует Позы или выходят на вредные стимулы startle startle startle None None / Reflexive MCS NURUCE Partial Локализующиеся до вредных стимулов Локализуются на звуковых условиях Устойчивая визуальная фиксация Контингент во Кализация Условный плач или улыбается

Доступ к объектам Безупречное командование Следуя Устойчивое визуальное преследование Несовершеннолетняя, но понятная вербализация или жесты Держите или касаются объектов таким образом который соответствует размеру и форме Автоматические движения двигателя (например,грамм. царапин) Настоящее Partial Partial Partial Локализуются до вредных стимулов Локализующиеся в звуковых условиях Устойчивая визуальная фиксация Нечастые условные вербальники апатик с сильному притуплением или плоским эффектом Несоответственное использование функциональных объектов следует команды со значительным ответом Задержки Устойчивое визуальное преследование Вывод речи разбрасывает, гипофонические, и aprosodic целенаправленные, но задержка движения Визуальная дискриминация

LIS PURECE TOLL CADURIPLEGIC PR ESERVED APHONIC / ANARTHRIC Вертикальные глаза движения и мигание обычно нетронутые

В.С., Вегетативное состояние; MCS, минимальное сознательное состояние; AM, акинетический мутизм; LIS, синдром запертого человека.

(Адаптировано из Giacino et al, 2002.)

Frontiers | Является ли пациент в «минимально сознательном состоянии» минимально самосознательным?

Введение

Согласно недавней дискуссии в области философии разума и феноменологической философии, наши психологические состояния характеризуются врожденным самосознанием, которое считается составной частью нашего опыта. Это неявное осознание себя, по-видимому, необходимо для самого существования субъективных состояний у нормальных субъектов (Strawson, 2009; Zahavi, 2017).Его часто называют минимальным или дорефлексивным самосознанием (PRSA) в том смысле, что это не более высокий порядок или рефлексивное понимание себя. И в явной связи с вышеизложенным из-за схожих терминов, используемых в клинической неврологии, существует, по-видимому, уместная и процветающая дискуссия о некоторых патологических субъектах, находящихся в минимальном сознательном состоянии (MCS) после выздоровления от серьезного повреждения головного мозга.

В этой статье я намереваюсь задать следующий вопрос: должны ли мы проследить разницу между пациентами в MCS, которые минимально способны к осознанию, и пациентами в вегетативном состоянии (VS), которые считаются полностью несознательными, до исключительно первых обладающий PRSA? Мой интерес состоит в том, чтобы попытаться понять, что клиницисты и нейробиологи имеют в виду (или должны иметь в виду), когда описывают пациента с MCS как человека с минимальным сознанием, а с другой стороны, изучить, может ли нейронаучная литература по этой теме пролить какой-либо свет. на философских дебатах о самосознании.Чтобы преследовать этот двойной интерес, я сначала сделаю краткую презентацию недавней литературы о так называемых расстройствах сознания (DOC), а затем дам краткий отчет о философском понятии минимального самосознания. Я завершу эту статью обсуждением соответствующих концепций минимального осознания в этих двух областях и их потенциальной взаимосвязи.

Расстройства сознания

Согласно широко используемому медицинскому определению « [с]сознание — это состояние полного осознания себя и своего отношения к окружающей среде », и оно « имеет два основных компонента: содержание и возбуждение » (Posner et al., 2018: с. 5). То есть, чтобы быть сознательным, нужно бодрствовать, а во время бодрствования иметь сознательное содержание. Соответственно, содержание сознания подразделяется на две широкие категории: те, что составляют осознание себя, и те, которые составляют осознание своего окружения. В клинической практике оценивают уровень сознания пациента с помощью диагностических шкал повседневной практики, таких как шкала комы Глазго–ШКГ (Teasdale and Jennett, 1974), и ее содержание сознания с помощью целенаправленных вопросов об осознании себя, места и время.

Теперь в клинических ситуациях бывают случаи, когда пациент не отвечает и не может проснуться. В этих случаях нет явного состояния возбуждения или какого-либо выраженного сознательного содержания, и говорят, что пациент находится в коме. Но иногда случается так, что пациент может проснуться, но совершенно не отвечает. В этом случае говорят, что он находится в вегетативном состоянии. Этот термин был придуман в 1972 году Дженнет и Плам для обозначения состояния некоторых пациентов с повреждением головного мозга, которые после восстановления циклов сна и бодрствования после периода коматозного состояния не проявляли никаких признаков осознания ни себя, ни своего состояния. окружающей среды (Дженнет и Плам, 1972).Термин «вегетативный», конечно, не относится здесь к вегетативной части нервной системы, отвечающей за основные жизненные функции, такие как циклы сна и бодрствования, дыхание, пищеварение, терморегуляция и т. д. Вышеупомянутое понятие нейтрально описательный термин Синдром невосприимчивости бодрствования также был введен недавно (Laureys et al., 2010) и в настоящее время используется все большим числом авторов.

Несколькими годами позже Многопрофильная целевая группа по ПВС (1994) (постоянный ВС) определила ВС как « клиническое состояние полного неосознавания себя и окружающей среды, сопровождающееся циклами сна-бодрствования либо с полным или частичное сохранение […OF…] вегетативных функций […И…] отсутствие признаков устойчивых, воспроизводимых, целенаправленных или произвольных поведенческих реакций[.] » (1994: 1499). Чтобы лучше выделить это состояние в отличие от случая, когда субъекты действительно способны осознавать, эти пациенты теперь характеризуются как не проявляющие произвольного поведения . Это произвольное поведение является признаком того, что экзаменатор ищет доказательство того, что он осознает себя и свое окружение.

Однако в последующие годы появились сообщения о пациентах с поведенческим диагнозом ВС, у которых, по-видимому, проявлялись минимальные признаки такого произвольного поведения.Так, в 2002 году рабочая группа Aspen Neurobehavioral Conference опубликовала набор диагностических критериев MCS, расстройства, которое следует отличать от VS, поскольку оно представляет собой « состояние сильно измененного сознания, при котором демонстрируются минимальные, но определенные поведенческие признаки самосознания или осознания окружающей среды ». (Джиачино и др., 2002, стр. 350–351). В соответствии с этими критериями пациент с MCS должен быть как минимум способен к минимально истолкованному целенаправленному поведению. В 2004 году той же командой была опубликована более точная пересмотренная шкала восстановления от комы (CRS-R) в качестве диагностического инструмента для надежного различения МСК и пациентов с ВС за счет включения большего количества параметров, чем только два, упомянутых выше (Giacino et al., 2004). Эта широко используемая шкала была разработана, чтобы помочь клиницистам распознавать явные реакции на слуховые и визуальные стимулы, свидетельствующие о самосознании и осознании окружающей среды. Он предназначен, то есть для выявления минимальных признаков произвольного поведения и, таким образом, для того, чтобы экзаменатор мог приписать осведомленность (пусть даже минимальную) испытуемому.

CRS-R — это клинический инструмент, средство для наблюдения за поведением людей и для выводов из этого поведения, находятся ли они в сознании или нет. Это бесполезно в потенциальном сценарии, когда человек может быть в сознании, но не проявляет никаких поведенческих признаков этого.И действительно, в 2006 г. появилась статья (Owen et al., 2006), демонстрирующая, что это именно тот случай, когда в исследовании нейровизуализации женщина, отвечающая всем клиническим критериям ВС, показала фМРТ-активность, идентичную нормальным субъектам, когда ее попросили представить себе исследование комнаты своего дома и играя в теннис. Это и другие (нейровизуализационные, электрофизиологические) последующие исследования подтвердили, что ряд пациентов, у которых по поведению был диагностирован ВС, тем не менее были способны к произвольному выполнению воображаемых задач (Boly et al., 2007) или, в других случаях, демонстрации исполнительных функций (Naci et al., 2014). Было показано, что один такой пациент даже реагировал конкретными воображаемыми задачами в виде (прокси) ответов «да/нет» для общения с исследователями (через соответствующие паттерны фМРТ), когда ему задавали личные вопросы (Monti et al., 2010).

Самосознание в клинической неврологии

Из приведенного выше краткого описания следует отметить следующие моменты:

• Считается, что пациент с ВС находится в полном неведении либо открыто (т. е. по его поведенческим реакциям на стимулы), либо скрыто (по данным объективных исследований, таких как нейровизуализация).

• С другой стороны, пациент считается находящимся в минимальном сознании, если он демонстрирует поведенческие реакции, считающиеся произвольными, и различные инструменты клинической оценки разработаны таким образом, чтобы улавливать эти реакции.

• Полностью невосприимчивый пациент, который не проявляет произвольного поведения, не должен считаться вегетативным, если объективными средствами (нейровизуализация, нейрофизиологические исследования) не исключены признаки скрытого сознания.

Но какую концепцию сознания предполагает клиническая неврология, когда клиницисты и лабораторные нейробиологи демонстрируют (явно или тайно) такое осознание? Как мы видели, клинические нейробиологи имеют понятие о двух основных видах осознания.Самосознание и осознание своего окружения. Осведомленность о своем окружении следует рассматривать здесь достаточно широко, включая не только перцептивное осмысление окружающего пространства, но и понимание потенциального практического использования предметов, понимание действий других субъектов, чтение их мыслей, понимание речи и т. д. А согласно более узкой клинико-диагностической установке, представленной выше, именно произвольное поведение, так как оно возникает в ответ на осмысление аспектов окружающей среды, представляемых сенсорными средствами (словесные команды, практические предметы, которыми можно манипулировать руками), является в основном считается показателем осведомленности.

А как же самосознание? Учитывает ли клиническая неврология DOC, представленная в недавней литературе по этому вопросу, этот тип осознания? И если да, то какое у него понятие об этом? Даже если он явно не принимает во внимание самосознание, какую концепцию самосознания он имплицитно предполагает?

Именно такого рода вопросы я хочу поднять в этом разделе, пытаясь прояснить концепцию самосознания, используемую в исследованиях DOC.В следующем разделе я сопоставлю это с понятием минимального самосознания, представленным в современной философской литературе о самосознании.

Я начну с краткого обсуждения клинической шкалы JFK CRS-R, поскольку она широко используется клиницистами и показывает, как клиницисты ожидают проявления сознания у психологического субъекта. В следующих подразделах я также кратко остановлюсь на нейровизуализации и нейрофизиологических исследованиях, специально предназначенных для проявления скрытого сознания.

CRS-R

Этот поведенческий диагностический инструмент разделен на шесть частей, каждая из которых позволяет количественно оценить реакцию пациента на различные стимулы.

• Шкала слуховых функций отслеживает моторные реакции на звук. Признаком (минимальной) осведомленности здесь считается наличие воспроизводимой двигательной реакции на словесные команды. Это предполагает, что пациент восстановил способность понимать речь и, по крайней мере, неврологически способен предпринять соответствующие двигательные действия.

• Шкала зрительных функций отслеживает реакцию на визуальную информацию, и свидетельством осознания считается фиксация взгляда или визуальное преследование собственного лица субъекта, которое он видит в зеркале. Кроме того, стремление к увиденным объектам и знакам узнавания объектов рассматривается как свидетельство осознания окружающей среды.

• В Шкале двигательных функций это локализация боли и манипуляций с объектами.

• По шкале [оромоторных] вербальных функций это понятная вербализация, а не бессвязная вокализация.

• В Шкале общения есть свидетельство попытки преднамеренного общения (включая также неуместные нефункциональные попытки), а последняя часть CRS-R определяет уровень Возбуждения, оценивая, может ли субъект разбудить и удерживать внимание на сенсорных раздражителях.

Итак, согласно этой клинической шкале, пациент с нарушенным сознанием считается находящимся в минимальном сознании, когда последовательно демонстрирует соответствующие поведенческие реакции на словесные команды, когда демонстрирует практическое понимание видимых объектов (аффордансов), когда кажется, что он испытывает телесную боль (путем реакции с реакция избегания), когда он пытается общаться и когда показывает, что узнает свое лицо в зеркале.

Важно отметить, что этому субъекту можно приписать самосознание по его соответствующей реакции на визуальные самореферентные стимулы, в данном случае по демонстрации признаков узнавания собственного лица. Я говорю, что это важно, потому что это указывает на то, что концепция самосознания в работе в литературе по клинической нейробиологии, связанной с MCS, представляет собой тип тематического самопознания более высокого порядка, который не совпадает с философской концепцией минимального или PRSA, которая мы займемся позже.

Нейровизуализация и электрофизиологические исследования

Современные модели функциональной анатомии коры различают унимодальные, первичные области обработки информации для каждой сенсорной модальности от мультимодальных ассоциативных зон, где обрабатывается информация более высокого порядка или концептуальная информация.Таким образом, идея заключалась в том, что пациенты с ВС, которые по определению не обладают способностью осознавать, не будут демонстрировать значительной активации в ассоциативных областях (Boly et al., 2005). И так было изначально, пока у некоторых пациентов с диагнозом ВС не обнаружилась почти нормальная активация соответствующих областей коры, как мы упоминали ранее (стр. 2), после слуховых команд для выполнения определенных воображаемых задач (Owen et al., 2006; Круз и Оуэн, 2010 г.; Монти и др., 2010 г.; Оуэн, 2013 г.; Марино и др., 2017).

Одно из возражений против интерпретации этих результатов как свидетельства осознания заключалось в том, что эти паттерны активации мозга могут свидетельствовать только о бессознательной обработке слуховых стимулов областями более высокого порядка (Greenberg, 2007; Nachev and Husain, 2007), функционирующими при этом патологическом состоянии. случай, как просто пассивные « островков функции », неадекватные для поддержки фактического осознания. То есть дело может быть в том, что имеет место просто разрозненная активация этих областей мозга, которые в нормальном случае задействованы в задачах произвольного воображения функционально когерентным и неавтоматическим образом.Отвечая на это возражение, авторы вышеупомянутого исследования настаивали на том, что, поскольку « наблюдаемая активность не была временной, а скорее сохранялась в течение полных 30 с каждой задачи визуализации », эти «t временно поддерживаемые [фМРТ] активации невозможно объяснить. в плане автоматических ответов » (2013: 118). И действительно, имеет смысл думать, что устойчивая во времени активация, которая длится столько времени, сколько указано в подсказке выполнить задачу воображения, и последующее изменение паттерна активации в то время, когда дается подсказка для новой задачи, должны указывать на бдительного и понимающего субъекта, способного к намерениям и сознательному переключению внимания.

Итак, свидетельством осознания в этих исследованиях считается то, что субъект выполняет определенное воображаемое действие, когда его специально об этом просят, тип произвольного действия, которое резонирует с волевым компонентом, на котором фокусируется клиническая шкала. Содержание воображаемого акта представляет собой репрезентацию реального двигательного акта, и метод обнаружения этого является косвенным с помощью нейровизуализации.

Это случай обращения к самосознанию? В случае, когда я представляю, как перемещаюсь по комнатам своего дома, или играю в теннис, или в любом подобном действии, я предположительно представляю себя действующим как таковое, и это предполагает самость, встроенную в этот опыт.Но психологический акт воображения того, что я совершаю двигательное действие, не обращается конкретно к этой встроенной самости, как, например, в случае распознавания собственного лица. Субъект в этом последнем случае намеревается и мысленно схватывает свое собственное лицо как свое собственное . Скорее, вышеупомянутая задача с изображением фМРТ обращается к нейронным коррелятам таких феноменологических данных, как, скажем, сама способность субъекта воображать действие и воображаемое действие (навигация по дому, игра в теннис), включая задействованные интенциональные объекты (комнаты/предметы интерьера). дом, игровое поле/ракетка/теннисный мяч/противник и т. д.). Он не обращается конкретно к предполагаемому атрибуту личности субъекта. В этом отношении опубликованные в настоящее время нейровизуализационные исследования DOC, по-видимому, не касаются напрямую самосознания.

А как же электрофизиологические исследования? В отличие от нейровизуализационных исследований, в данном случае речь шла о самосознании. Например, в различных исследованиях потенциалов, связанных с событиями (ERP), так называемая волна P300 обнаруживается, когда внимание фиксируется на интересующих слуховых стимулах (Laureys et al., 2007). И в ряде этих исследований собственное имя испытуемого использовалось в качестве самореференциального стимула либо в пассивных парадигмах, где оно упоминалось случайным образом, либо в активных парадигмах, когда испытуемого просили подсчитать, сколько раз его имя было услышано. (Шнакерс и др., 2008).

Наличие волны P300 в этой последней обстановке предъявления самореферентного стимула рассматривается в соответствующей литературе как показатель распознавания собственного имени у здоровых субъектов. У пациентов с DOC, хотя этот вывод не так однозначен, поскольку у ряда пациентов с диагнозом VS также, по-видимому, наблюдается активация P300 при предъявлении самореферентных стимулов.Тем не менее, как и в случае распознавания собственного лица в клинической шкале, это также экспериментальная парадигма эксплицитного схватывания самоатрибута как своего собственного (пассивное узнавание собственного имени или активное его подсчет), а не того, кто сосредотачивается на имплицитном самосознании (которое не включает в себя рефлексивное схватывание конкретной черты характера, как мы увидим в следующем разделе).

Минимальное самосознание

Теперь мы переходим к краткому изложению концепции минимального самосознания, как она проявляется в недавних дискуссиях о самосознании в философской литературе.Я не могу и не собираюсь освещать здесь довольно обширную современную литературу по вопросу самосознания, начиная с Шумейкера (1968). Скорее я сосредоточусь на недавних, вдохновленных феноменологией, воплощениях этой темы, которые сосредоточены на воплощенной субъективности.

В недавней обзорной статье влиятельной исследовательской группы о самосознании у пациентов с нарушенным сознанием распознавание собственного лица и собственного имени было представлено как единственные типы самореферентных стимулов, используемых в функциональных исследованиях пациентов с ДОК в соглашаясь с нашей презентацией выше (Laureys et al., 2007). В своем теоретическом изложении понятия самосознания авторы выделяют « шесть типов представлений о самосознании », следуя различиям, ранее проведенным Земаном (2005):

(1) Самосознание как смущение себя в присутствии других, разговорное употребление

(2) Самосознание как «самообнаружение» в смысле моего телесного самосознания в проприоцепции, интероцепции и осознании двигательной активности

(3) Самосознание как «самоконтроль», способность рефлексивно схватывать себя как практического агента в воспоминании о действии и упреждающем моторном планировании

(4) Самосознание как «самоузнавание», как при зеркальном самоузнавании

(5) Самосознание как «осознание осознания», как осознание себя субъектом убеждений и намерений, «теория разума» сознания

(6) Самосознание как осознание себя героем моего личного повествования, частично основанное на « способности переживать наше прошлое в форме «мысленного путешествия во времени »» (Там же: 5)

Давайте сосредоточимся на 2-м типе в таксономии Земана, типе телесного самосознания.Этот тип самосознания есть осознание себя как конкретного воплощенного субъекта опыта, которым я являюсь (и каждый из нас является), он относится к тому факту, что я в любой момент своей сознательной жизни имплицитно осознаю мое тело как эмпирический центр моего восприятия и практического взаимодействия с миром. Телесное самосознание совершенно отличного от других типов, упомянутых Земаном, тем, что все они требуют, чтобы я обладал само- репрезентацией .Мне необходимо иметь себя как интенциональный объект (если использовать феноменологический термин) или рефлективно представлять себя как таковой, чтобы иметь возможность следить за собой во времени, узнавать лицо в зеркале как свое или говорить о себе как о себе. диахроническая сущность в личном нарративе. Вопреки всему этому, телесное самосознание как PRSA не требует репрезентации меня самого, это скорее неявное осознание себя как субъекта, воплощенного субъекта моего первого личного опыта.

Как выразился Захави, главный сторонник этой точки зрения, «дорефлексивное самосознание как раз и отличается от рефлексивного самосознания тем, что является внутренней необъективирующей формой самопознания » (2017: 4). .Точно так же Галлахер отличает минимальную самость от нарративной самости. В то время как первый термин относится к « сознанию себя как непосредственного субъекта опыта », второй термин относится к способности говорить о своей жизненной истории в тематическом схватывании себя как отдельного индивидуума, сохраняющегося в долгосрочной перспективе ( Галлахер, 2000).

Итак, согласно этой эмпирической минималистской точке зрения (Zahavi, 2017: p. 3), я минимально осознаю себя дорефлексивным образом во всех аспектах моей бодрствующей и сознательной жизни.И это происходит даже тогда, когда я не фокусируюсь явно на себе, как, например, когда я мысленно схватываю себя в случаях, когда я отражаю себя в актах эпизодической памяти, предвосхищающем планировании, самооценивании личности или поведения или в размышлениях о своих убеждениях, желаниях. , и намерения. Таким образом, PRSA (предрефлексивное самоосознание) присутствует всегда, если я вообще должен быть сознательным. И что важно, в то время как PRSA является фундаментальным условием возможности осознания вообще, человек может быть сознательным, не обязательно практикуя саморефлексию.Этой точке зрения противостоит позиция, согласно которой переживания принадлежат мне сознательно только тогда, когда они рефлективно схватываются посредством акта более высокого порядка (Rosenthal, 1986; Lycan, 1987; Van Gulick, 2001), а также элиминативистская позиция, согласно которой переживания не характеризуются самоанализом. осознание вообще, и все, что появляется в переживаниях, является намеренными объектами таких переживаний (Schear, 2009; Howell and Thompson, 2017).

Мы интересовались состоянием самосознания пациентов с MCS. Мы видели, что когда соответствующая литература по клинической нейробиологии обращается к этому вопросу, это подразумевает наличие у таких пациентов рефлексивного или самосознания более высокого порядка.Но в теоретических дискуссиях о самосознании концепция минимальной или дорефлексивной разновидности определяется более узко, как более фундаментальный тип самосознания, подчеркивающий сами наши рефлексивные способности.

Теперь можно задать вопрос: как именно это понятие минимального самосознания соотносится с имеющимся у нас пониманием наличия у пациентов в MCS « минимального » осознания? То есть, как философская концепция минимального самосознания соотносится с концепцией минимального осознания в клинической неврологии?

Как мы представили случай в предыдущих разделах (страницы 3–6), пациент с MCS считается минимально осведомленным, поскольку он демонстрирует минимальные признаки явных или скрытых произвольных ответов на словесные команды или другие сенсорные стимулы, как показано в CRS-R и нейровизуализации. исследования.Что касается самосознания, то мы видели, что эта область фокусируется только на самосознании более высокого порядка в тех немногих случаях, когда это происходит. Точно так же такой пациент считается минимально самосознательным, когда он демонстрирует минимальные признаки этого самосознания более высокого порядка. Но, конечно, к чему здесь относится термин «минимальная осведомленность»?

Я думаю, мы можем заметить, что клиническая концепция минимального осознания является количественным , поскольку она относится к наличию у субъекта минимального числа признаков произвольного поведения.То же самое можно сказать и о клинической концепции минимального самосознания. То есть это не качественное различие в самосознании (например, дорефлексивное и рефлексивное самосознание), а разница в количестве черт самосознания, явно или скрыто присутствующих у пациентов с ДОК. Другими словами: согласно клинической неврологии, пациенты с MCS 90 580 минимально осведомлены, 90 581 потому что они обладают минимальным количеством признаков осознания (признаки произвольного поведения и т. д.), и они 90 580 минимально самосознательны, 90 581 потому что они обладают минимальным количеством самосознание высшего порядка (узнавание собственного лица, собственного имени).Или пациент с MCS обладает минимальным самосознанием, потому что он проявляет на 90 580 меньше 90 581 случаев признаков самосознания более высокого порядка, чем у обычного субъекта (рис. 1).

Рисунок 1. Понятие «минимальность» имеет другое значение в клинической неврологии, чем в философии самосознания. Для клинической неврологии субъект минимально осознает себя в том смысле, что он выражает минимальное количество случаев такого поведения. В феноменологической философии субъект считается минимально самосознающим, потому что считается, что он обладает, в дополнение к высшему или рефлексивному самосознанию, качественно иным типом самосознания, а именно дорефлексивным самосознанием.

Эта интерпретация также совместима с недавним предложением в литературе DOC о дальнейшей дифференциации MCS на тип MCS+ и MCS- с использованием некоторых количественных критериев. Соответственно, любой пациент с каким-либо дополнительным языково-зависимым поведением (выполнение команд, разборчивая вербализация, преднамеренная коммуникация) имеет меньшую функциональную инвалидность и должен характеризоваться как находящийся в MCS+ (Aubinet et al., 2018; Thibaut et al., 2020).

В свете вышеизложенного мы можем теперь вернуться к нашему первоначальному вопросу (стр. 2): Отличаются ли пациенты с MCS, будучи минимально способными к осознанию, от пациентов с VS тем, что первые обладают PRSA ? Если мы зададим этот вопрос с точки зрения клинической неврологии и ее нынешней концепции самосознания, ответ будет отрицательным.С этой точки зрения пациент с MCS минимально застенчив, потому что он обладает количественно минимальной способностью цепляния за себя более высокого порядка. Концепция PRSA не имеет отношения (пока) к этой области исследований.

Но если после прояснения нашего взгляда с помощью нашего предыдущего анализа мы снова рассмотрим этот вопрос, то это действительно важный вопрос. Действительно, как обстоят дела с PRSA у пациентов с нарушением сознания? Является ли пациент в MCS минимально осознанным не только потому, что он проявляет минимальное количество признаков осознания (и самосознания) , но и дополнительно потому, что они становятся дорефлексивно самоосознающими при выходе из комы или ВС? Как мы должны эмпирически исследовать такой сценарий? И что будет означать наличие у этого потенциального пациента PRSA для теоретических подходов, таких как эмпирический минималистский?

Например, рассмотрим случай, когда человек с нарушенным сознанием может иметь дорефлексивное самосознание, фактически не демонстрируя каких-либо явных (поведенческих) или неявных (нейровизуализация) признаков рефлексивного самосознания.Этот вопрос важен как с теоретической, так и с эмпирической точки зрения. Теоретически было бы полезно получить эмпирические доказательства из исследований MCS о предполагаемом наличии минимального самосознания без дополнительного присутствия каких-либо рефлексивных способностей более высокого порядка. Это может поддержать мнение сторонников эмпирического минимализма о том, что рефлексивное схватывание себя не является необходимым условием для осознания, а также против элиминативистского взгляда на то, что самосознание не обязательно фигурирует в нашем опыте.

Но, с другой стороны, возможно, PRSA невозможен без хотя бы потенции рефлексивного самосознания, то есть, может быть, у нас, человеческих существ, самосознание возможно только тогда, когда мы уже развили свои рефлексивные способности в раннем детстве. Это могло бы иметь место, даже если бы мы придерживались позиции, согласно которой психологически нормальный взрослый должен уже иметь дорефлексивное самосознание, чтобы иметь возможность рефлексивно понять себя. Это напоминает о трансформативных, а не аддитивных взглядах на рациональность (McDowell, 1996; Boyle, 2012) в том же смысле, что концептуальные/рефлексивные способности людей трансформируют их способ самосознания даже до рефлексии.А с эмпирически-психологической точки зрения это равнозначно наличию у нас, а не у других животных, специфической памяти, исполнительных навыков, совместного внимания и языковых навыков, которые существенно преобразуют нашу самосознательную жизнь и потеря которых в мозгу повреждение делает человека полностью неспособным к самосознанию. Если бы это было так, то тогда, когда у пациента с нарушенным осознанием отсутствовала способность к рефлексивному постижению себя, у этого человека также не было бы способности к дорефлексивному самосознанию.

Кроме того, было бы эмпирически полезно продемонстрировать, что человек с нарушенным осознанием может осознавать себя, даже если ему не хватает рефлексивных способностей более высокого порядка. Эта информация потенциально может иметь важные научные последствия, потому что она может помочь внедрить понятие минимальной самости в нейронаучные модели сознания, влияющие на любую будущую экспериментальную методологию. И информация о наличии минимального самосознания у рефлекторно недееспособных пациентов будет иметь, по крайней мере, некоторое влияние на медицинское ведение этих пациентов и потенциально этические/правовые последствия в отношении принятия решений в конце жизни.

Обсуждение

Помня об этом, мы переходим к последнему разделу статьи. Он состоит из двух подразделов: предпоследняя часть, в которой мы беремся за наш первоначальный вопрос в заголовке, чтобы обсудить потенциальную важность наличия PRSA у пациентов с MCS в качестве эмпирического доказательства, и эмпирический минимализм, и заключительная часть, в которой мы предлагаем способ для тестирования PRSA у таких пациентов.

Является ли пациент в «минимально сознательном состоянии» минимально самосознательным?

В недавней статье, в которой он защищает свою позицию эмпирического минимализма, мнение о том, что все наши переживания фундаментально характеризуются чувством себя, Захави спрашивает: « Если это так, что наши переживания сопровождаются ощущением себя, Значит ли это, что оно имеет место с необходимостью, так что оно характеризует все переживания, какими бы примитивными или беспорядочными они ни были? Это что-то, что относится только к нормальному, взрослому опыту? Или это может быть что-то, что имеет место только при довольно особых обстоятельствах, скажем, когда мы вдумчиво изучаем и приспосабливаем наш опыт ?» (Захави, 2017: с.10) Это связано с рассмотренным в предыдущих абзацах взглядом на телесное самоосознание как на тип минимального самоосознания, подчеркивающего осознание вообще.

Но если мы примем во внимание то, что мы сказали выше о DOC, можем ли мы дополнительно считать, что PRSA характеризует все возможные переживания, однако « примитивные или неупорядоченные », как спрашивает Захави? Или это только для « нормальный, взрослый, опытный

В своем обсуждении психопатологии и деперсонализации у шизофреников в той же статье Захави, по-видимому, утверждает, что даже в тех крайних случаях, когда чей-либо опыт представляется ему как не его собственное « измерение самости и самосознания остается .Ведь это переживания, проявляющиеся в первом личностном измерении, как бы нарушено самосознание ни было в нем, а не во втором лице, как если бы приходилось читать мысли и намерения другого человека (Там же: 15).

Но давайте немного поразмыслим над случаем недавно диагностированного пациента с MCS. Это кто-то, кто ранее был полностью невосприимчивым (кома) и кто только что приобрел некоторую примитивную форму осознания. В типичном случае она просто пытается схватить вас за руку, когда вы ее щипаете, безуспешно пытается отреагировать на ваши словесные позывы пошевелить пальцем, вяло фиксируется на знакомых лицах или на своей собственной, когда она представлена ​​в зеркале или поворачивается на звук ее собственное имя.Это люди, которые обычно не могут общаться, не демонстрируют сложного семантического понимания представленных им предметов общего пользования и которые иногда схватывают, но не могут манипулировать этими предметами практически рациональным образом. Таким образом, мы можем представить пациента с MCS как человека, у которого ранее полностью отсутствовало осознание (и, следовательно, самоосознания) и который находится в процессе осознания . Опять же, вопрос заключается в том, включает ли это примитивное осознание, в котором пробуждается эта пациентка (о чем можно судить по ее поведенческим реакциям или косвенно с помощью нейровизуализации или других средств), дорефлексивное осознание себя.Мы видели, что текущие эмпирические исследования и диагностические инструменты структурированы таким образом, чтобы оценивать рефлективное самосознание как при узнавании собственного лица и собственного имени. Таким образом, они не предлагают эмпирических доказательств того, задействован ли PRSA.

В отличие от шизофрении, при которой когнитивные способности более высокого порядка обычно сохраняются, я полагаю, можно предположить, что MCS представляет собой предельный случай , исследование которого могло бы пролить свет на вопрос о том, на что это похоже для кого-либо. которому не хватает концептуальных способностей более высокого порядка, чтобы, тем не менее, осознавать.По-видимому, это был бы случай чистого самосознания, незагрязненного, так сказать, рефлексивными актами, шанс научно исследовать тонкое различие между минимальным самосознанием и рефлексивно нагруженным самосознанием от патологии. Будет ли этот предельный случай нерефлексивного самосознания вследствие патологии случаем минимального самосознания, как мог бы предположить Захави или другие?

Таким образом, чтобы еще больше сузить наше исследование в отношении его теоретического аспекта, я считаю, что исследование PRSA при MCS жизненно важно для выяснения того, верны ли одно или оба из следующих двух предложений:

(1) Что самоосознание, связанное с переживанием, не является проявлением действительного рефлексивного схватывания этого опыта и,

(2) Что самоосознание, связанное с получением опыта, не требует общей способности к рефлексии.

Первое предложение утверждает в отрицательных терминах, что самосознание — это прежде всего дорефлексивное осознание себя как воплощенного субъекта опыта, а не повод для действительной саморефлексии. Это относится к фактическому саморефлексии как не являющемуся необходимым условием для самосознания. Актуальная здесь означает отражательную способность, проявляющуюся в настоящее время, в отличие от отражательной способности, бездействующей в это время, но с потенциалом, способностью проявиться.Второе предположение, которое, насколько мне известно, специально не обсуждается в качестве темы в соответствующей теоретической или эмпирической литературе, состоит в том, что эта воплощенная субъективность может фигурировать в опыте даже в предельном случае, когда человек не обладает абсолютной способностью отражать или концептуализировать, как это может быть в случае с маленькими детьми и подгруппой пациентов с MCS без рефлексивных способностей. Это относится к обладанию PRSA, даже когда отсутствует потенциал для саморефлексии.Это относится к потенциалу для саморефлексии как не являющемуся необходимым условием для самосознания.

Если теперь мы добавим два вышеупомянутых предположения к эмпирической проблеме, которую мы здесь рассматриваем, следующие два вопроса составят последнее воплощение, которое примет наше исследование:

Обладает ли пациент с MCS PRSA даже в гипотетическом случае, когда он совершенно не способен размышлять или

Обладает ли он PRSA только в том случае, если он хотя бы способен практиковать саморефлексию?

То есть, должен ли пациент с нарушением сознания, который не проявляет явных или скрытых реакций рефлексивного самосознания, также считаться обладателем PRSA? И наоборот, следует ли считать его обладающим PRSA только в том случае, если он проявляет хотя бы некоторую минимальную форму рефлексивных способностей?

Но в связи с этим следует также уделить внимание еще одной важной задаче: как должна быть организована экспериментальная установка, чтобы дорефлексивный аспект был устранен неоднозначно из рефлексивного аспекта самосознания, чтобы иметь возможность проверить вышеупомянутые отличительные возможности?

Я закончу эту статью некоторыми мыслями о том, какой тип эмпирических данных будет полезен для ответа на два вышеуказанных вопроса.

Перспектива от первого лица

Как мы видели, понятие минимального самосознания, которое мы рассматриваем в этой статье, в первую очередь касается имплицитного и непосредственного осознания нашей воплощенной субъективности. Существенной характеристикой этого является тот факт, что в нашей перцептивной связи с окружающей средой мы всегда имеем молчаливое осознание своего тела как точки нулевой перспективы ориентации по отношению к объектам нашего перцептивного и практического интереса. Это воплощенное «я» восприятия дается эмпирически дорефлексивным образом всякий раз, когда мы направляем наше перцептивное внимание на окружающие нас пространственные объекты.Это мое осознание, что я наблюдаю со своей абсолютной точки зрения «90 580 здесь, 90 581» массив объектов, расположенных «90 580 там, 90 581» в моем периперсональном пространстве. Точно так же это чувство моего воплощения « здесь », когда я достигаю объектов и манипулирую ими в двигательных действиях.

Теперь, если просмотреть опубликованные в настоящее время исследования нейронауки о самосознании, в последние годы наблюдается эмпирический интерес к так называемым срединным корковым структурам (CMS), обширной области медиальной части лобных и теменных долей мозга. полушария головного мозга.Эти области мозга демонстрируют избирательную и воспроизводимую активность в исследованиях нейровизуализации с различными самореферентными задачами (рис. 2). Но опять же, большинство этих задач являются самореферентными в рефлексивном смысле: размышление о собственных чертах личности, оценка самореферентных утверждений, задачи на автобиографическую память и т. д. (обзор: Northoff and Bermpohl, 2004; Northoff et al. , 2006; Фрюэн ​​и др., 2020). Эти задачи на саморефлексию, опять же, кажутся ограниченно полезными для нашего исследования того, что мы могли бы назвать нейронными коррелятами PRSA.Если мы рассмотрим здесь эмпирический аспект нашего исследования, нам нужно установить экспериментальную связь между некоторыми хорошо описанными аспектами PRSA с областью мозга или с электрофизиологической реакцией.

Рисунок 2. Художественное представление срединных структур коры головного мозга.

В исследовании фМРТ 2004 года исследователи проверили перцептивную перспективу от 1-го лица (1PP) у 11 нормальных испытуемых, в отличие от того, как они рассматривали перспективу от 3-го лица, в попытке обнаружить соответствующие нейронные корреляты во время этих двух психологических позиций (Vogeley et al. др., 2004). Для этого они просили испытуемых принять либо эгоцентрическую пространственную систему отсчета, подсчитывая количество красных шаров, видимых с их точки зрения, либо принять аллоцентрическую систему отсчета, считая красные шары с точки зрения другого человека (человека). аватарка на экране). Их предположение о том, что эти два психических акта поддерживаются двумя разными нервными процессами, оправдалось, поскольку в каждом случае последовательно активировались разные области мозга. Точнее, чтобы цепляться только за информацию, представленную в той интересующей нас статье, при приеме 1PP постоянно активировались определенные области мозга.В то же время другие области мозга демонстрировали дезактивацию.

Не вдаваясь здесь в нейроанатомические детали и какие бы определенные соответствующие области мозга ни оказались в будущих исследованиях, я считаю, что это эмпирическое исследование представляет собой пример того, как оценить аспект минимального самосознания с помощью нейровизуализации. Мое предложение было бы таким: поскольку некоторые области мозга демонстрируют постоянную активацию, когда нормальные субъекты принимают 1PP, то субъекты с нарушенным сознанием, которые демонстрируют минимальные признаки сознания (как это делают пациенты с MCS), будут демонстрировать такие же активации при выполнении аналогичных задач.Учитывая, что экспериментальная парадигма может быть разработана таким образом, чтобы можно было оценить 1PP у субъектов с MCS, и учитывая, что у некоторых из этих субъектов наблюдается активация соответствующих областей мозга, мы могли бы сделать вывод, что эти пациенты обладают минимальным самосознанием, независимо от того факта, что они могут проявлять или не проявлять способности к саморефлексии при дополнительном тестировании 19 . Это было бы важно увидеть, потому что, с одной стороны, это предполагало бы, что эти пациенты с MCS обладают PRSA, а с другой, это могло бы помочь нам эмпирически определить, присутствует ли этот PRSA с наличием или без наличия дополнительных отражательных способностей 20 .

Что, если эти пациенты проявляли активацию 1PP только в том случае, если они также проявляли способности к саморефлексии при дополнительном тестировании? Разве это не предполагает, что только когда у кого-то есть способность к саморефлексии, у него также есть PRSA? И не будет ли тогда этот сценарий объявить удар по тезису эмпирического минимализма , поскольку, казалось бы, только потому, что способность к саморефлексии уже доступна как потенциальность, человек осознает себя, когда у него есть опыт? То есть найдет ли эмпирический минимализм экспериментальную поддержку только в том случае, когда 1PP окажется обнаруженным даже при отсутствии способностей к саморефлексии? Или может быть эмпирический минимализм скорее совместим с эмпирическим доказательством наличия у субъекта минимального самосознания только тогда, когда этот субъект обладает способностью к саморефлексии?

Я оставлю эти важные вопросы открытыми для дальнейшего обсуждения.Я считаю, что если эта статья чего-то достигла, так это попытки прояснить различные понятия минимального осознания, обсуждаемые в этих различных областях исследований и практики, и разработать возможный способ установления взаимопросветляющей связи.

Заключение

Пациенты с минимальным сознанием составляют подгруппу пациентов с нарушением сознания, которые проявляют минимальные признаки сознания, в отличие от пациентов с ВС, у которых таких признаков нет. В то время как эмпирическая литература изобилует исследованиями явных или скрытых признаков сознания у таких пациентов, вопрос о самосознании почти не затрагивался.Даже в том случае, когда оценивается самосознание, целью таких исследований является только самосознание более высокого порядка или рефлексивное. В первой части этой статьи я сделал краткий обзор соответствующей литературы по клинической нейробиологии, чтобы продемонстрировать, что концепция самосознания, используемая в таких исследованиях, — это концепция рефлексивного самосознания. Согласно этой области исследований, пациенты с MCS обладают минимальным самосознанием в том смысле, что они обладают количественно минимальной способностью к рефлексивному самосознанию.Во второй части я представил философское понятие дорефлексивного (или минимального) самосознания. Было показано, что это в первую очередь относится к неявному осознанию нашей воплощенной субъективности, которая по существу пронизывает все наши переживания. Как обсуждалось, это минимальное самосознание явно не рассматривается при клинической или экспериментальной оценке пациентов в MCS. Мое предположение состоит в том, что нейровизуализационные исследования, направленные на минимальное самосознание, как в парадигмах принятия перспективы от первого лица, могут быть использованы с пациентами с MCS, чтобы пролить свет на вопрос о том, обладают ли эти люди минимальным самосознанием даже в случае, когда им не хватает самосознания. -рефлекторные способности.

Вклад авторов

Автор подтверждает, что является единственным автором этой работы и одобрил ее публикацию.

Конфликт интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Предыдущая версия этой статьи была представлена ​​на конференции «Сознание и самость», которая состоялась в Афинской школе изящных искусств в ноябре 2018 года.Большое спасибо участникам за содержательные комментарии. Я также с благодарностью признателен Никосу Суэлтцису за вклад в окончательные варианты этой статьи. Большое спасибо также Андреасу Ставракису за помощь в подготовке рисунков 1 и 2. Я также должен отметить важную работу нынешних и предыдущих анонимных рецензентов, которые помогли настоящей статье принять ее окончательный вид.

Сноски

Каталожные номера

Обене, К., Larroque, S.K., Heine, L., Martial, C., Majerus, S., Laureys, S., et al. (2018). Клиническая подкатегория состояния минимального сознания в соответствии с функциональной связностью в состоянии покоя. Гул. Карта мозга. 39, 4519–4532. doi: 10.1002/hbm.24303

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Баньято, С., Бокканьи, К., Престандреа, К., и Галарди, Дж. (2015). Вегетативные корреляты видения собственного лица у больных с расстройствами сознания. Неврологи.Сознательный. 2015:niv005. doi: 10.1093/nc/niv005

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Бендер, А., Джокс, Р. Дж., Гриль, Э., Штраубе, А., и Луле, Д. (2015). Стойкое вегетативное состояние и состояние минимального сознания: систематический обзор и метаанализ диагностических процедур. Dtsch Arztebl Int. 112, 235–242. doi: 10.3238/arztebl.2015.0235

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Боли, М., Coleman, M.R., Davis, M.H., Hampshire, A., Bor, D., Moonen, G., et al. (2007). Когда мысли становятся действием: парадигма фМРТ для изучения произвольной активности мозга у некоммуникабельных пациентов с травмами головного мозга. Нейроизображение 36, 979–992. doi: 10.1016/j.neuroimage.2007.02.047

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Боли, М., Файмонвиль, М.Е., Пенье, П., Ламбермонт, Б., Дамас, Ф., Луксен, А., и др. (2005). Церебральная обработка слуховых и вредных стимулов у пациентов с тяжелыми травмами головного мозга: различия между VS и MCS. Нейропсихология. Реабилит. 15, 283–289. дои: 10.1080/09602010443000371

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Бойл, М. (2012). «По существу рациональные животные», в Rethinking Epistemology , под редакцией Г. Абеля и Дж. Конанта (Бостон: Де Грюйтер).

Академия Google

Крон, Дж. С., Ладурнер, Г., Хеллер, Ю., Голашевски, С., Тринка, Э., и Кронбихлер, М. (2011). Деактивация сети режима по умолчанию как маркер нарушения сознания: исследование фМРТ. PloS One 6:e26373. doi: 10.1371/journal.pone.0026373

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Круз, Д., и Оуэн, А.М. (2010). Сознание раскрыто: новое понимание вегетативных и минимально сознательных состояний. Курс. мнение Нейрол. 23, 656–660. doi: 10.1097/WCO.0b013e32833fd4e7

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Наси Л., Кьюсак Р., Анелло М. и Оуэн А. М. (2014). Общий нейронный код для схожих сознательных переживаний у разных людей. Проц. Натл. акад. науч. США 111, 14277–14282. doi: 10.1073/pnas.1407007111

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Фингелькурц А.А., Фингелькурц А.А., Баньято С., Бокканьи К. и Галарди Г. (2012). Операционная синхрония DMN связана с самосознанием: данные пациентов в вегетативном и минимально сознательном состояниях. Открыть Нейроимаг. Дж. 6, 55–68. дои: 10.2174/1874440001206010055

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Формисано, Р., Д’Ипполито, М., и Катани, С. (2013). Синдром функциональной замкнутости как фаза восстановления вегетативного состояния. Инъекция мозга. 27, 1332–1332. дои: 10.3109/02699052.2013.809555

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Фрюэн, П., Шретер, М.Л., Рива, Г., Чипрессо, П., Фэрфилд, Б., Падуло, К., и соавт. (2020). «Нейровизуализация самосознания: обзор и концептуально-методологическая основа». Неврологи. Биоповедение. Ред. 112, 164–212.doi: 10.1016/j.neubiorev.2020.01.023

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Галлахер, С. (2000). Философские концепции личности: значение для когнитивной науки. Тенденции Cognit. науч. 4, 14–21. doi: 10.1016/s1364-6613(99)01417-5

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Джачино, Дж. Т., Ашвал, С., Чайлдс, Н., Дженнетт, Б., Кац, Д. И., и Келли, Дж. П. (2002). Состояние минимального сознания: определение и диагностические критерии. Неврология 58, 349–353. doi: 10.1212/wnl.58.3.349

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Джачино, Дж. Т., Калмар, К., и Уайт, Дж. (2004). Пересмотренная шкала восстановления после комы JFK: характеристики измерения и диагностическая полезность. Арх. физ. Мед. реабилитация 85, 2020–2029 гг. doi: 10.1016/j.apmr.2004.02.033

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Гриваз П., Бланке О. и Серино А. (2017).Общие и различные области мозга, обрабатывающие мультисенсорные телесные сигналы для периперсонального пространства и владения телом. НейроИзображение 147, 602–618. doi: 10.1016/j.neuroimage.2016.12.052

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Хауэлл, Р. Дж., и Томпсон, Б. (2017). Феноменально мое: в поисках субъективного характера сознания. Преподобный Филос. Психол. 8, 103–127. doi: 10.1007/s13164-016-0309-0

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Дженнет Б.и Плам, Ф. (1972). Стойкое вегетативное состояние после повреждения головного мозга. Синдром в поисках имени. Ланцет 1, 734–737. doi: 10.1016/s0140-6736(72)-5

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кригель, У. (2003). Сознание как чувственное качество и как имплицитное самосознание. Феноменол. Когнит. науч. 2, 1–26. дои: 10.1023/A:10226810

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Лорейс, С., Селезия, Г. Г., Кохадон, Ф., Lavrijsen, J., Leon-Carrión, J., Sannita, W.G., et al. (2010). Синдром неотзывчивого бодрствования: новое название вегетативного состояния или апаллического синдрома. БМС Мед. 8:68. дои: 10.1186/1741-7015-8-68

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Легран, Д. (2007). Дорефлексивное самосознание: о телесности в мире. Голова Януса 9, 493–519.

Академия Google

Леембр, Р., Бруно, М.-А., Ванхауденхейс, А., Chatelle, C., Cologan, V., Leclercq, Y., et al. (2012). Исследование ЭЭГ в состоянии покоя пациентов в коме: анализ связи и частоты для выявления различий между вегетативным состоянием и состоянием минимального сознания. Функц. Нейрол. 27, 41–47.

Академия Google

Ликан, В. (1987). Сознание. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Академия Google

Марино, С., Бонанно, Л., Чурлео, Р., Багьери, А., Морабито, Р., Геррера, С., и другие.(2017). Функциональная оценка сознания в вегетативном и минимально сознательном состоянии. Открыть Нейроимаг. Дж. 11, 17–25. дои: 10.2174/1874440001711010017

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Макдауэлл, Дж. (1996). Разум и мир. 1-е издание в мягкой обложке издательства Гарвардского университета. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Академия Google

Монти, М. М., Ванхауденхейс, А., Коулман, М. Р., Боли, М., Пикард, Дж.Д., Чибанда Л. и др. (2010). Волевая модуляция мозговой активности при расстройствах сознания. Н.Инж. Дж. Мед. 362, 579–589. дои: 10.1056/NEJMoa00

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Нортофф Г., Хайнцель А., де Грек М., Добровольный Х. и Панксепп Дж. (2006). Самореферентная обработка в нашем мозгу — метаанализ исследований изображений себя. НейроИзображение 31, 440–457. doi: 10.1016/j.neuroimage.2005.12.002

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Оуэн, А. М., Коулман, М. Р., Боли, М., Дэвис, М. Х., Лорейс, С., и Пикард, Дж. Д. (2006). Обнаружение осознания в вегетативном состоянии. Наука 313:1402. doi: 10.1126/science.1130197

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Пиколас, К., и Суэлтсис, Н. (2019). Телесное и временное дорефлексивное самосознание». Феноменол. Когнит. науч. 18, 603–620.doi: 10.1007/s11097-018-9589-9584

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Познер, Дж. Б., Сапер, К. Б., Шифф, Н., и Плам, Ф. (2018). Диагностика ступора и комы Плама и Познера. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Розенталь, Д. (1986). Две концепции сознания. Филос. Стад. 49, 329–359.

Академия Google

Шнакерс, К., Перрин, Ф., Шабус, М., Майерус, С., Леду, Д., Дамас П. и др. (2008). Произвольная обработка мозга при расстройствах сознания. Неврология 71, 1614–1620. doi: 10.1212/01.wnl.0000334754.15330.69

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Стросон, Г. (2009). «Я»: очерк ревизионной метафизики. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Тисдейл Г. и Дженнет Б. (1974). Оценка комы и нарушения сознания. Практичная шкала. Ланцет 2, 81–84. doi: 10.1016/s0140-6736(74)91639-0

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Тибо, А., Бодиен, Ю., Лорейс, С., и Джачино, Дж. (2020). «Минимально сознательное состояние «плюс»: диагностические критерии и связь с функциональным восстановлением». Дж. Нейрол. 267, 1245–1254. doi: 10.1007/s00415-019-09628-y

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Томаселло, М. (1999). Культурные истоки человеческого познания. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Академия Google

Томаселло, М. (2019). Становление человеком: теория онтогенеза. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Академия Google

Ван Гулик, Р. (2001). Внутрь и вверх: размышление, самоанализ и самосознание. Филос. Темы 28, 275–305. doi: 10.5840/philtopics200028222

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Фогелей, К., Буссфельд, П., Newen, A., Herrmann, S., Happé, F., Falkai, P., et al. (2001). Чтение мыслей: нейронные механизмы теории разума и самооценки. НейроИзображение 14 (часть 1), 170–181. doi: 10.1006/nimg.2001.0789

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Vogeley, K., and Fink, G.R. (2003). Нейронные корреляты перспективы от первого лица. Тенденции Cognit. науч. 7, 38–42. doi: 10.1016/s1364-6613(02)00003-7

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Фогелей, К.и Галлахер, С. (2011). «Я в мозгу», The Oxford Handbook of the Self , изд. С. Галлахер (Оксфорд: издательство Оксфордского университета).

Академия Google

Vogeley, K., May, M., Ritzl, A., Falkai, P., Zilles, K., and Fink, G.R. (2004). Нейронные корреляты перспективы от первого лица как одна из составляющих человеческого самосознания. Дж. Когнит. Неврологи. 16, 817–827. дои: 10.1162/0898920799

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Захави, Д.(2008). Субъективность и самость: исследование точки зрения от первого лица. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Академия Google

Захави, Д. (2017). «Сознание и (минимальная) самость: прояснение отношений для меня и моей принадлежности», в The Oxford Handbook of the Philosophy of Consciousness , ed. У. Кригель (Оксфорд: издательство Оксфордского университета).

Академия Google

Состояние минимального сознания: определение и диагностические критерии

Нормальное сознательное поведение требует возбуждения, которое зависит от функция восходящей ретикулярной активирующей системы (ВРАС) и, осознание или содержание сознания, которое представляет собой сумму когнитивные, аффективные и другие высшие функции мозга, связанные с «сложные физические и психологические механизмы, с помощью которых лимбические системы и головной мозг обогащает и индивидуализирует человеческое сознание».[1]

Тем не менее возбуждение не может быть связано просто с функцией ARAS и осведомленность, связанная с функцией коры головного мозга, из-за существенных взаимосвязей между стволом мозга, подкорковыми структуры и неокортекс необходимы для обоих компонентов человеческое сознание. Следовательно, сознание не несет простой однозначности. одна связь с высшими или низшими структурами мозга.[1,2]

Джачино и др. заявил, что вегетативное состояние (ВС) «характеризуется полным отсутствием поведенческих признаков себя или окружающее сознание…», а состояние минимального сознания описывалось как пациенты с «непостоянством, но заметными признаками сознания».” [3] Большинство авторов упоминают человеческое сознание, не рассматривая два его компоненты. Например, высшие мозговые теоретики смерти обычно описывают стойкое или постоянное вегетативное состояние (ВС) у пациентов с «необратимой потерей сознания» или «постоянным бессознательным», но у этих больных возбуждение сохраняется, а осознание, по-видимому, потерянный. [2,4]

Больные ВС отражают единственную ситуацию, в которой обнаруживается диссоциация обоих компонентов сознания.[2] Я использовал прилагательное «очевидный» из-за следующего размышления. Можем ли мы отрицать наличие внутреннего сознания при ВС, поскольку эти больные, по-видимому, кажутся оторванными от внешнего мира? Субъективное измерение осознанности философски невозможно проверить, но физиологически кажется мыслимым, что субъективное осознание может продолжаться. [2]

В мозгу Карен Энн Куинлан было обнаружено серьезное повреждение таламуса с полушария головного мозга относительно сохранны.[5] Мы можем спросить себя, в подобном случае другие активирующие пути, проецирующиеся на церебральный коры без передачи через таламус, может стимулировать мозговые коры для обеспечения внутреннего осознания, даже если врачи не в состоянии выявить его проявления. [2]

Следовательно, статья Giacino et al. представляет собой замечательную попытку выявить и диагностировать новый синдром нарушения сознания, непрерывное поражение головного мозга. Тем не менее, я бы использовал термин минимально осознанное состояние вместо минимально сознательного состояния.

Каталожные номера:

1. Плам Ф. Кома и связанные с ней глобальные нарушения человеческого сознательное состояние. Нью-Йорк, Plenum Publishing Corporation. Кора головного мозга. А. Питерс. Тип ссылки: сериал (книга, монография) 1991; [9]: 359-425.

2. Мачадо К. Сознание как определение смерти: его привлекательность и сложность. Клин Электроэнцефалогр 1999; 30:156-164.

3. Giacino JT, Ashwal S, Childs N et al. Минимально сознательный состояние: определение и диагностические критерии.Неврология 2002; 58:349-353.

4. Truog RD, Fackler JC. Переосмысление смерти мозга. Крит Кэр Мед 1992; 20:1705-1713.

5. Кинни Х.К., Корейн Дж., Паниграхи А., Диккес П., Гуд Р. Нейропатологические находки в мозгу Карен Энн Куинлан. Роль таламус в стойком вегетативном состоянии. N Engl J Med 1994; 330:1469-1475.

Обработка эмоций в состоянии минимального сознания

В качестве недавно описанного состояния, отличного от комы или вегетативного состояния, состояние минимального сознания (MCS) характеризуется пороговым уровнем сознания, и недавно были предложены диагностические критерии. 1 При MCS когнитивно-опосредованное поведение проявляется непоследовательно, но оно достаточно воспроизводимо или устойчиво, чтобы его можно было отличить от рефлекторного поведения. Клинически важно отличить это состояние от персистирующего вегетативного состояния (PVS) из-за потенциально более благоприятного исхода. 1 Пока неизвестно, могут ли пациенты с MCS обрабатывать эмоции.

Корковая обработка была описана в PVS с использованием слуховых и зрительных функциональных парадигм с позитронно-эмиссионной томографией. 2, 3 Однако на сегодняшний день почти нет исследований функциональной визуализации у пациентов с MCS. 4 Мы использовали фМРТ для оценки активности мозга, вызванной эмоциональным стимулом у пациента с MCS.

17-летний мужчина ехал на велосипеде, когда его сбил поезд. Несчастный случай привел к травме головы и немедленной коме, которая прогрессировала до MCS в течение 4 месяцев, когда он был госпитализирован в наше учреждение. Этот протокол исследования был одобрен Институциональным комитетом по этике.Во время фМРТ-исследования, через 5 месяцев после аварии, пациент локализовал вредные раздражители, имел спонтанное открывание глаз, обнаруживаемые циклы сна/бодрствования, устойчивую визуальную фиксацию и условную улыбку, что соответствовало критериям MCS. Структурное исследование МРТ показало легкую атрофию коры и расширение желудочков. Слуховые вызванные потенциалы показали снижение скорости проведения на уровне ствола мозга. Через 2,5 месяца после проведения функционального исследования у больного повысился уровень сознания. Слуховые вызванные потенциалы после восстановления были в пределах нормы, тогда как МРТ показала значительно меньшую дилатацию желудочков.Через шесть месяцев после полного восстановления сознания он смог нормально общаться и есть. В настоящее время мы повторно тестируем пациента с той же парадигмой.

Незнакомый голос v тишина и голос матери v распознавание незнакомого голоса были протестированы в дизайне блока фМРТ с 30 секундами на эпоху. Пациент слушал, как его мать читает рассказ, а через 30 секунд голос того же возраста читал тот же рассказ в течение 30 секунд с периодами тишины между ними.Изображения, зависящие от уровня кислорода в крови, были получены с использованием планарной последовательности взвешенных градиентных эхо-сигналов T 2 на системе General Electric Signa CVI, 1,5T с обработкой многосрезовых и многофазных изображений в реальном времени во время стимуляции пациента и периодов отдыха. Сенсорная система Medx 3.4 использовалась для постобработки фМРТ, включая коррекцию движения и сглаживание по Гауссу. Был использован нескорректированный порог значимости P<0,001, поскольку ожидалась активация миндалевидного тела и островка вследствие обработки эмоционального голоса.Активированные кластеры были локализованы после совместной регистрации с анатомическим объемом T 1 -IR.

Вычитание фраз, прочитанных возрастным голосом из тишины, было контрольным экспериментом, показывающим значительный очаг активации в поперечной и верхней височных извилинах, который распространяется на височную плоскость; больше передней активации было обнаружено в верхней (справа) и нижней (слева) островковой доле (рис. 1А). Вычитание фраз матери из соответствующего возрасту голоса выявило сильную активацию миндалины и островка, распространяющуюся на нижнюю лобную извилину; также была более слабая активация поперечной височной извилины, височной крышки и височной плоскости (рис. 1В, С).Активация была ниже в правом полушарии в обоих сравнениях: незнакомый голос 90 260 против 90 263 тишины и знакомый голос 90 260 против 90 263 незнакомого.

Насколько нам известно, наши результаты впервые предоставляют анатомические доказательства реакции пациента с MCS на знакомый голос, в котором, по-видимому, главную роль играют как миндалевидное тело, так и островок.

Схема активации контрольного эксперимента согласуется с предыдущими исследованиями. 5 Наши результаты показали, что голос матери активирует расширенную миндалевидное тело, эмоционально связанную структуру и непосредственно связанную с ней область, такую ​​как островок, возможно, действуя вместе как лимбическая интеграционная кора.Хотя в нашем случае остаточная мозговая активность была однозначной и представляла собой фрагментарную когнитивную обработку, не следует предполагать, что она отражает полностью интегрированную систему, необходимую для нормального уровня сознания; однако наши результаты подчеркивают юридические и этические последствия неосторожной болтовни у постели больного. Еще неизвестно, представляет ли функциональная визуализация надежный метод оценки нейронной обработки у пациентов с MCS, у которых чрезвычайно сложно оценить когнитивный результат.

Рисунок 1

Области мозга, активируемые незнакомым голосом, вычтенные из тишины в корональной проекции (контрольный эксперимент, A).Области мозга, активируемые материнским голосом, вычтенные из незнакомого голоса в корональной проекции (B) и в аксиальной проекции (C)

Каталожные номера

  1. Джачино Дж.Т. , Ашвал С., Чайлдс Н., и др. Состояние минимального сознания: определение и критерии диагностики. Неврология 2002;58:349–53.

  2. де Йонг Б.М. , Виллемсен А.Т., Паанс А.М. Изменения регионарного мозгового кровотока, связанные с аффективными речевыми проявлениями в условиях стойкого вегетативного состояния.Clin Neurol Neurosurg1997;99:213–16.

  3. Menon DK , Owen AM, Williams EJ, et al. Корковый процессинг в постоянном вегетативном состоянии. Команда Центра визуализации мозга Wolfson. Ланцет 1998; 352:200.

  4. Boly M , Faymonville ME, Peigneux P, и др. Обработка слуха у пациентов с тяжелыми травмами головного мозга: различия между состоянием минимального сознания и стойким вегетативным состоянием.Arch Neurol 2004; 61: 233–8.

  5. Laureys S , Faymonville ME, Degueldre C, и др. Слуховая обработка в вегетативном состоянии. Мозг 2000; 123: 1589–601.

Диагностическая точность вегетативного состояния и состояния минимального сознания: клинический консенсус в сравнении со стандартизированной нейроповеденческой оценкой | BMC Neurology

В этой географически разнообразной выборке, взятой из бельгийской федеральной сети центров лечения черепно-мозговых травм, частота ошибочных диагнозов ВС (41%) примерно эквивалентна показателям, зарегистрированным в США.S. и UK до публикации критериев MCS [5, 6]. Ошибочный диагноз чаще всего возникал в результате невозможности обнаружить целенаправленные движения глаз (т. е. визуальную фиксацию и слежение) в соответствии с предыдущими исследованиями [5]. Более того, наше исследование предполагает, что большинство случаев с неопределенным диагнозом приходится на MCS (89%), а не на VS. Наконец, ложноотрицательный диагноз MCS был отмечен в 10% случаев, возникших из-за этого состояния.

Можно утверждать, что ложноотрицательные диагнозы MCS на основе консенсуса фактически представляют собой ложноположительные диагнозы MCS CRS-R.Эту возможность нельзя исключить, но и решить ее нелегко. По мере увеличения ложноположительных ошибок специфичность снижается. Однако в контексте слабого золотого стандарта ложноположительные результаты могут фактически не отражать диагностические ошибки. Если мы будем считать клинический консенсусный диагноз золотым стандартом, то ложноположительные ошибки по критерию сравнения (т. е. диагноз MCS) приведут к более низкой специфичности. Однако такие ложноположительные ошибки могут быть связаны с превосходной способностью меры сравнения обнаруживать интересующее поведение.В этом случае CRS-R, стандартизированная мера, зафиксировала больше поведенческих признаков сознания по сравнению с коллективным впечатлением медицинской бригады. Можно также утверждать, что имело место предубеждение в пользу диагностической точности исследовательской группы, поскольку исследователи не были слепы к консенсусному диагнозу. Таким образом, знание исследовательской группой клинического согласованного диагноза могло переоценить чувствительность CRS-R для обнаружения признаков сознания. Однако CRS-R требует повторения поведенческих реакций, прежде чем оценивать их как присутствующие (например,g., ответ на словесный приказ считается оцениваемым, если соответствующее поведение наблюдается в 3 из 4 испытаний) и, таким образом, снижает риск ложноположительного диагноза. Будущие исследования, включая слепую оценку, могут быть выполнены, чтобы подтвердить наши результаты.

Спонтанное выздоровление вряд ли объяснит наши результаты, поскольку клинический согласованный диагноз включал поведение, наблюдаемое медицинским персоналом в течение предшествующих 24 часов, и был предоставлен непосредственно перед оценкой CRS-R.Более вероятно, что полагание исследователей на неструктурированные наблюдения у постели больного способствовало высокой частоте ошибочных диагнозов у ​​пациентов с ВС. Действительно, было высказано предположение, что на ошибочный диагноз влияет использование стандартизированного поведенческого инструмента [4]. В этом исследовании мы сравнили точность диагнозов, основанных на стандартизированной оценке поведения с использованием CRS-R, с диагнозами на основе консенсуса, установленными медицинской командой после качественных наблюдений. В отличие от традиционной оценки у постели больного, CRS-R защищает от ошибочного диагноза, включая элементы, которые непосредственно отражают существующие диагностические критерии для MCS, и вводя в действие критерии оценки для идентификации поведения, связанного с сознанием.Таким образом, стандартизированные подходы к оценке могут смягчить тенденцию к пропуску признаков сознания, которая может возникнуть, когда диагноз основан исключительно на рутинном осмотре у постели больного. В случаях с неоднозначными поведенческими данными отказ от использования стандартизированного поведенческого инструмента может увеличить вероятность ошибочного диагноза. Доверие к качественной (а не стандартизированной) оценке также может объяснить более высокий уровень ошибочного диагноза, наблюдаемый у пациентов с ВС и MCS как при хронической, так и при неотложной помощи.Есть доказательства, подтверждающие это предположение. Данные об использовании стандартизированной поведенческой шкалы были собраны для каждого центра, участвовавшего в этом исследовании. Оценки по поведенческим шкалам не сообщались исследовательской группе, но учитывались при клиническом консенсусе. Все 46 пациентов в остром состоянии были оценены с помощью шкалы комы Глазго, стандартизированного инструмента оценки, и только в 4 из этих случаев (10%) был поставлен неверный диагноз.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.