Слова сияния брендон сандерсон: Брендон Сандерсон «Слова сияния»

Содержание

Брендон Сандерсон «Слова сияния»

Ну что можно сказать. Цикл «Сокровищница Штормсвета» на данный момент является наверное самым революционным и грандиозным циклом в мире фэнтези. В свое время такую революцию в этот жанре совершил Джордж Мартин,который отошел от привычных канонов эльфов и гномов и придумал свой оригинальный фэнтезийный мир. Теперь «взрывать» жанр фэнтези настала очередь молодому Брендону Сандерсону. Есть еще великолепные авторы новой волны Патрик Ротфусс и Джо Аберкромби,но первый тяготеет к классическому фэнтези,второй к мрачному фэнтези в духе Глена Кука и в плане оригинальности эти двое все-таки проигрывают Сандерсону. Хотя именно эти трое+ еще наверное Р.С.Бэккер и Стивен Эриксон являются для меня на данный момент лучшими.

Теперь перехожу непосредственно к самому роману «Слова Сияния».

Чем меня не перестает удивлять Сандерсон так это своим неиссякаемым воображением. Он рождает сверхидеи одну за другой и именно это его качество я считаю самым ценным в его творчестве.

В «Словах сияния«как и в своем первом романе этого цикла «Обреченное королевство» он чередует сюжетные линии и закручивает интригу до не могу. Итак:

СЮЖЕТ.

1-я сюжетная линия. Она полностью связана с Шалан,представительницей загадочной семьи во главе которой стоит отец-деспот,отец-тиран,убийца матери Шалан. Какое-то зло овладело им в свое время и только нашей героине предстоит узнать что же это за зло.В этой книге как и в первой автор ведет сюжет чередуя события происходящие сейчас и за несколько лет до описываемых событий. Мы увидим бесчисленное количество опасных приключений Шалан. В этом романе будет и потеря любимого и уважаемого Шалан человека, встреча с дезертирами,предательство встреченной по пути авантюристки и опасной килерши Тин,сватовство с представителем королевской семьи и сыном кронпринца Далинара-Адолином, опасная игра с таинственной организацией кровьпризраков во главе с могущественным Мрэйзом и многое другое. Хочется сказать также,что в этом романе у Шалан появится свой спрен Узор,который будет оберегать и помогать нашей героине.

2-я сюжетная линия. Связана с Каладином. После спасения Далинара, Каладин и его четвертый отряд мостовиков становятся личными телохранителями кронпринца и теперь полностью будут оберегать его не только от паршенди,но и от наверное главного врага Далинара-бывшего товарища,а теперь предателя и конкурента-Садеаса. В этом романе автор показал изнутри внутренние склоки и интриги,творящиеся при дворе.О какой победе в войне с паршенди может идти речь если кронпринцы не могут найти между собой общий язык и только и делают,что плетут интриги. В первой книге цикла мы узнали,что Каладин обрел свервозможности,которые не раз спасали его отряд от гибели. В этом романе мы снова увидим его силу в действии. И противостоять ему будет очень сложно всем без исключения.Даже самому опасному человеку во вселенной- Убийце в Белом-шиноварцу -Сет-сын-сын-Валлано.

3-я сюжетная линия связана с кронпринцом Далинаром. Родной брат бывшего короля Гавилара, наверное единственный кто пытается объединить королевство в борьбе с паршенди. И пусть внутренние враги считают бывшую легенду,неустрашимого и непобедимого Далинара-Терновника выжившим из ума человеком,ему есть что еще показать и чем удивить своих недругов. На основании изучения «Книги королей» он ошибочно ставит во главе вновь созданного ордена Сияющих человека,который является подлым и мерзким.Всю жизнь он живет с «маской» благородного рыцаря и справедливого человека,что даже Далинар не углядел в нем змею.Этот человек является давним и злейшим врагом Каладина.В конце концов Далинар все-таки «раскусит» этого человека.

4-я сюжетная линия. Загадочные Паршенди.В этом романе становятся ясны их цели и причины убийства короля Гавилара. Эта раса, наделенная способностями к трансформации,они являются опасным и достойным противником.Очень интересны были описания их разговорной речи,которая передается между собой мелодией.

5-я сюжетная линия связана с загадочным королем Харбранта-Таравангианом. Этот человек является гением,написавшим книгу Диаграмму в которой заранее описал все события разворачивающиеся во всем мире.

События связанные с эти персонажем напоминают мне фильм «Матрица».Все подвластно матрице,мы живем в мире матрице. Таравангиан-это своего рода Архитектор из фильма «Матрица».Все события происходят по разработанной им заранее программе. Но происходит сбой в виде персонажей Каладина и Далинара. Кого-то из них надо срочно устранить для благополучного «завершения его расчетов».

Этот персонаж для меня наибольшая находка в этом цикле.

В концовке произведения «Слова Сияния» мы наконец-то увидим персонажей,которые в будущих книгах будут противостоять вселенскому злу-Несущим Пустоту. Четверка новых легендарных Сияющих собрана. А кто вошел в эту четверку,вы узнаете прочитав этот роман.

Оценка за СЮЖЕТ:10

Персонажи. Их как и в первом романе огромное количество. Но все они к месту и очень колоритны.

Оценка за персонажей:10.

Система магии:Сандерсон еще в «Обреченном королевстве» смог меня удивить и самопишущим пером и мечами осколков. В этом же романе он добавил еще несколько нововведений которые я не встречал еще ни у кого.И это-гениально.

Оценка системе магии:11.

ПОВЕСТВОВАНИЕ:Ну что можно сказать о повествование. Считаю,что немного затянуто.Много глав,которые лишни, опять же много самоповторов с одними и теми же персонажами.

Оценка Повествованию:8-9.

Интриги:О-о-о. В этом плане Брендон на данный момент не уступает Мартину. По сравнению с первой книгой, он поднаторел в этом аспекте и загадок и интриг очень много.Читается на одном дыхании.

Оценка за интригу:10.

В заключении хочу сказать,что роман «Слова Сияния» написан на уровне «Обреченного королевства»,а может даже и лучше и я с огромным нетерпением жду следующие книги этого грандиозного цикла.

На данный момент цикл «Сокровищница Штормсвета» Сандерсона и «Хроника убийцы короля» Ротфусса являются для меня любимыми циклами. По два романа в циклах у обоих авторов написано. Так как Брендон и Патрик являются своего рода конкурентами в мире фэнтези и не раз об этом заявляли,то я с нетерпением жду ответ Ротфусса Сандерсону третьей книгой своего цикла «Двери из камня».

Вот и посмотрим кто из Вас ребята гениальнее.

P.S. Огромное спасибо ребятам,которые перевели на русский роман «Слова Сияния».

Рекомендация на роман:очень высокая.

Брендон Сандерсон «Слова сияния» (рецензия) | Книги#

Лорды королевства Алеткар многие годы ведут набеги на Расколотые равнины, добывая себе славу и богатство, но не принося пользы своему государству. Дядя короля, лорд Далинар, под влиянием неясных видений решает, что пора положить конец бессмысленному кровопролитию. Для этого нужно объединить соперничающих лордов и возродить легендарный орден Сияющих рыцарей. Помочь в этом Далинару могут совсем не те, кого он привык видеть среди своих соратников: таинственная девушка-учёная, просватанная за его сына, и бывший раб, наделённый необычными талантами и сумевший превратить собратьев-невольников в настоящих солдат.

Brandon Sanderson
Words of Radiance
Роман
Жанр: эпическое фэнтези
Выход оригинала: 2014
Издательство: «Азбука-Аттикус», 2017
1248 стр.

, 5000 экз.
«Архивы Буресвета», часть 2
Похоже на:
Роберт Джордан, цикл «Колесо Времени»
Ник Перумов «Земля без радости»

Брендон Сандерсон с завидной регулярностью радует поклонников новыми книгами. Одним из залогов такой творческой плодовитости стали, как ни странно, многолетние неудачные попытки Сандерсона начать публиковаться: пока издатели отказывались принять рукописи, он продолжал писать. И, когда удача наконец ему улыбнулась, у Брендона уже были заготовки многих будущих историй.

Но самую амбициозную из них Сандерсон смог представить читателям не сразу — едва ли нашёлся бы издатель, который согласился бы взяться за десятитомную эпопею от начинающего писателя, где уже в первом романе больше тысячи страниц. То ли дело — от звезды жанра, которому доверили завершить один из главных фэнтезийных циклов современности. Так что параллельно с работой над финалом «Колеса Времени» Сандерсон представил на суд читателей первый том своего эпического цикла «Архивы Буресвета».

Несмотря на внушительный объём, «Путь королей» не мог похвастать обилием сюжетных линий, да и особо насыщенным его назвать сложно. События развивались очень неспешно, основные линии почти не пересекались между собой. Зато Сандерсон старательно и в подробностях знакомил нас с оригинальным миром под названием Рошар. Так, на протяжении доброй трети книги Брендон описывал тяжелейшие будни юноши Каладина, который мечтал о воинской службе, а стал рабом. Его злоключения разворачивались на просторах причудливых Расколотых равнин, где велась необычная война и обитали странные создания. А в самом Каладине попутно просыпались таинственные силы. По сути дела, у Сандерсона получился огромный — на тысячу с лишним страниц — пролог будущей истории.

Во втором томе действие принимает более крутой оборот

Во втором томе действие принимает более крутой оборот. Оперативно по меркам «Архивов Буресвета» — всего за несколько сотен страниц — все основные сюжетные линии наконец сплетаются в один тугой клубок. Попытки Далинара и его боевитого сына одержать верх над остальными лордами переходят в решительную стадию. Если раньше военные лагеря на Расколотых равнинах просто соперничали друг с другом за славу и богатство, то теперь на кону будущее королевства. И пусть в этом внутреннем конфликте кровь льётся разве что в более-менее честных поединках на арене, напряжения ему не занимать. Тем более что в него вмешиваются две «дикие карты»: ловкая манипуляторша Шалан, исследующая тайны прошлого, и Каладин, который возвысился до телохранителя Далинара и откровенно недолюбливает других лордов, — а те, конечно, отвечают ему полной взаимностью.

Сандерсон по-прежнему пишет очень обстоятельно, с огромным вниманием к деталям и внутреннему миру главных героев. Зачастую он не стесняется повторяться — например, на все лады демонстрируя антагонизм Каладина и лордов. Но пусть события развиваются неспешно, накал страстей ощутимо повышается — особенно в последней трети романа, когда наряду с внутренним в полную силу вспыхивает и внешний конфликт, от которого зависит судьба всего мира. И становится понятно, что, хотя на страницах «Слов сияния» герои прошли огонь, впереди их ожидает полымя.

Итог: «Слова сияния», подобно первой книге цикла, роман очень неторопливый, но, в отличие от «Пути королей», гораздо более напряжённый и богатый на важные события.

Размер имеет значение

Цикл «Архив Буресвета» с первой же книги отличался нешуточным масштабом, и от романа к роману объёмы томов неуклонно увеличиваются. Первый роман состоял из 75 глав и насчитывал 383 тысячи слов. В «Словах сияния» глав стало 89, а количество слов выросло до 399 тысяч. В романе «Клятвоотступник» (Oathbringer), который в 2017 году вышел на английском, уже 122 главы и 450 тысяч слов. Если Сандерсон и дальше продолжит в том же духе, страшно представить, какие талмуды будут выходить под конец цикла, в котором запланировано десять книг.

Адолин зарычал, ощущая старый добрый Азарт битвы, и отбил атаку Салинора, не заботясь о том, что тот всё же зацепил его бок, а потом опять взял клинок в обе руки и со страшной силой ударил по нагруднику противника, словно рубил дрова. Салинор снова запыхтел, и Адолин, подняв ногу, пнул его в грудь, заставив отлететь и упасть на спину.

Салинор выронил клинок — такова была уязвимость стиля пламени, который требовал держать меч одной рукой, — и оружие превратилось в туман. Адолин встал над ним, отпустил собственный клинок и латным ботинком пнул шлем Салинора. Кусок брони разлетелся на оплавленные кусочки, открыв лицо противника, растерянное и охваченное паникой.

удачно

развитие персонажей

батальные сцены

нагнетание напряжения

неудачно

чрезмерная неторопливость

самоповторы

Книга Слова сияния читать онлайн Брендон Сандерсон

Брендон Сандерсон. Слова сияния

Архив Буресвета – 2

 

Задавать вопросы

 

Она неспешно шла по переполненному пиршественному залу, наблюдая, как вино развязывает языки и туманит разум. Ее дядя Далинар совершенно опьянел и, поднявшись из-за главного стола, крикнул паршенди, чтобы те привели своих барабанщиков. Брат Ясны, Элокар, поспешил утихомирить дядю, но остальные алети вежливо проигнорировали выходку Далинара. Только жена Элокара, Эсудан, спрятала неодобрительную усмешку за носовым платком.

Ясна отвернулась от главного стола и продолжила путь через зал. У нее была назначена встреча с убийцей, и она без сожалений покинет душную комнату, где ароматы разнообразных духов перемешались и превратились в вонь. На возвышении, по другую сторону от камина, в котором весело плясал огонь, четыре женщины играли на флейтах, однако их музыка уже давно всем наскучила.

На Ясну, в отличие от Далинара, откровенно пялились. Взгляды постоянно следовали за нею, точно мухи за тухлым мясом. Шепотки походили на жужжание крыльев. Если при дворе алетийского короля что-то и любили больше вина, то это сплетни. Все ожидали, что Далинар на пиру напьется и потеряет голову… но чтобы королевская дочь призналась в ереси? Такого еще не бывало.

Ясна заговорила о своих чувствах именно по этой причине.

Она прошла мимо делегации паршенди возле главного стола. Посланники о чем-то беседовали на своем ритмичном языке. Хотя пир устроили в их честь и ради договора, подписанного с отцом Ясны, паршенди не выглядели счастливыми или хотя бы веселыми. На их лицах читалась тревога. Разумеется, они не были людьми и иногда вели себя странно.

Ясна хотела с ними поговорить, но встреча не терпела отлагательств. Принцесса специально назначила ее на середину пира, поскольку к этому моменту большинство успевало напиться и ни на что не обращало внимания. Ясна направилась к двери, а потом резко остановилась.

Ее тень падала не в ту сторону, куда должна была падать.

Душный зал, в котором люди неспешно бродили, предаваясь светской болтовне, как будто отдалился. Великий князь Садеас прошел прямиком через тень, которая довольно заметно указывала на сферную лампу на ближайшей стене. Садеас, увлеченный беседой со спутником, ничего не видел. Ясна уставилась на свою тень – кожа принцессы покрылась липким потом, желудок скрутило, как будто ее должно было вот-вот вырвать. «Опять?!» Она огляделась в поисках другого источника света. Причина. Сумеет ли она отыскать причину? Увы…

Тень расплылась, перетекла к ногам Ясны и вытянулась в противоположном направлении. Напряжение схлынуло. Неужели никто так ничего и не заметил?

Девушка окинула взглядом пиршественный зал и, к счастью, не увидела изумленно распахнутых глаз. Всеобщее внимание привлекали барабанщики-паршенди, которые с грохотом заносили свои инструменты, направляясь к отведенному месту. Ясна нахмурилась, заметив, что им помогает человек в просторных белых одеждах. Шинец? Это необычно.

Принцесса взяла себя в руки. Что же с ней происходит? Из прочитанных сказок она знала о суеверии, согласно которому своенравная тень отмечала проклятого человека. Обычно Ясна отвергала подобную чепуху, но кое-какие суеверия и впрямь основывались на фактах. Ее собственный опыт доказывал это. Надо будет продолжить изыскания.

Научные умозаключения казались лживыми по сравнению с истиной – ее холодной, липкой кожей и каплями пота, стекавшими по спине. Но ведь важно сохранять ясность мысли все время, а не только в периоды спокойствия. Принцесса, сделав над собой усилие, вышла из душной комнаты и очутилась в тихом коридоре. Этим путем обычно пользовались слуги, поскольку он был самым коротким.

Здесь то и дело пробегали старшие слуги в черно-белых одеждах, выполнявшие поручения своих светлордов или светледи. Она была к этому готова, но никак не ожидала увидеть неподалеку своего отца, который о чем-то негромко беседовал со светлордом Меридасом Амарамом.

Архив Буресвета. Книга 2. Слова сияния

Вопреки ожиданиям врагов, Каладин Благословенный Бурей не умер рабом, но возглавил личную гвардию великого князя, и теперь на его плечах лежит обязанность защищать самого короля. Убийца в Белом вновь сеет смерть по всему Рошару, шаг за шагом приближаясь к главной цели — Далинару Холину. Шаллан Давар ставит перед собой самую амбициозную цель из всех возможных: предотвратить возвращение Приносящих пустоту, за которым должна последовать гибель всего мира. А в это время в сердце Расколотых равнин паршенди, уставшие от многолетней войны, делают роковой выбор и обращаются за помощью к той самой силе, от которой некогда бежали их предки. Выдержат ли герои новые испытания? Станут ли новыми Сияющими рыцарями? Над Рошаром сгущаются тени: до конца света осталось всего-навсего шестьдесят два дня.

Об авторе

Брендон Сандерсон – писатель, автор фэнтези. Наиболее известен благодаря циклам книг: «Архив буресвета» и «Рожденный туманом», а также сборнику повестей «Легион». Произведения писателя переведены на 35 языков и неоднократно входили в список бестселлеров по версии газеты The New York Times. Лучшие книги: «Путь королей», «Давший клятву», «Легион».

Биография Брендона Сандерсона
Будущий писатель родился 19 декабря 1975 г. в городе Линкольн, штат Небраска. В детстве очень любил читать, но позже потерял интерес, пока в 8м классе учительница не дала ему книги Барбары Хэмбли. Фэнтези писательницы произвели на Брендона большое впечатление, и он всерьез увлекся этим жанром. Так, он открыл для себя следующих авторов: Роберт Джордан, Мелани Роун, Дэвис Эддингс и Энн Маккефри. Вдохновившись, Брендон Сандерсон пробовал писать сам, но, по его словам, первое время выходило ужасно.
В 1994 г. он поступил в Университет Бригама Янга на факультет биохимии, но с 1995 по 1997 г. оставил учебу, чтобы служить в качестве миссионера в церкви Иисуса Христа Святых последних дней в Сеуле, Корея. Именно в те годы Брендон Сандерсон понял, что больше не хочет заниматься химией, а видит себя в писательстве.
В 2000 г. он получил степень бакалавра по специальности «английская словесность», а через пять лет – степень магистра по «творческому письму», чем особенно огорчил свою мать, которая видела его врачом.

Творческий путь писателя
В годы учебы работал ночным портье в отеле, где во время своих смен писал романы. Так, будучи студентом, он закончил семь книг, но издательства один за другим отказывались их публиковать. Впрочем, эти неудачи нисколько не поколебали желания Сандерсона продолжить заниматься творчеством. Позже он работал главным редактором в журнале The Leading Edge, специализирующемся на фэнтези.
Литературным дебютом Брендона стал роман Elantris, переведенный на русский язык как «Город богов», опубликованный в 2005 г. издательством Tor Books.
Позже начали выходить романы, которые относятся к трилогии «Рожденный туманом». Книги по порядку: «Пепел и сталь», «Источник вознесения», «Герой веков». Во избежание путаницы с оригинальной трилогией следующие романы из этого цикла на русском языке опубликованы с заголовком «Двурожденные». Список книг: «Книга 1. Сплав закона», «Тени истины: Двурожденные. Книга 2», «Браслеты Скорби: Двурожденные. Книга 3».
В 2007 г. Брендон Сандерсон был выбран в качестве автора завершающей, 12ой, книги в серии «Колесо времени» Роберта Джордана. Молодой писатель разделил ее на три части, объяснив решение большим объемом рукописей. Их названия: The Gathering Storm, Towers of Midnight и A Memory of Light. Последняя была номинирована на престижную премию Hugo.
В 2010 г. опубликован роман Сандерсона «Путь королей» – первое произведение в масштабном цикле «Архив буресвета», в которой запланировано 10 томов. В 2011 г. книга стала лауреатом литературной премии The David Gemmell Legend Award for Fantasy. В серии на русский язык также переведены «Слова сияния» и «Давший клятву».

Что почитать? Лучшие книги Брендона Садерсона
Выбирая, что почитать у писателя, стоит обратить внимание на сборник «Легион», в который вошли повести «Легион», «Легион: на поверхности» и «Ложь в глазах смотрящего».
В 2013 г. опубликован первый роман серии «Мстители» – «Стальное сердце». В этот цикл входят «Огненный мститель» и «Звезда Напасть».
За повесть The Emperor’s Soul Брендон Сандерсон получил престижную премию Hugo.
Помимо книг по сериям «Архив буресвета», «Рожденный туманом», «Мстители», ориентированных на взрослую аудиторию, автор также написал цикл для подростков – «Алькатрас». На русский язык переведена первая часть «Алькатрас и Пески Рашида».
В настоящее время, несмотря на плотную занятость, Сандерсон преподает в родном университете раздел литературы, ориентированный на фэнтези и фантастику, и помогает молодым писателям.

Брендон Сандерсон — Слова сияния » Читать книги онлайн полностью бесплатно и без регистрации

В нашей электронной библиотеки можно онлайн читать бесплатно книгу Брендон Сандерсон — Слова сияния, Брендон Сандерсон .

Брендон Сандерсон. Слова сияния

Оливеру Сандерсону,

который родился во время написания середины этой книги и научился ходить к моменту ее завершения.

БЛАГОДАРНОСТИ

Как вы можете себе представить, выпуск книги, входящей в «Архив штормсвета», — дело серьезное. Оно заняло почти восемнадцать месяцев писательского труда — от общих набросков до конечной версии — и включает в себя иллюстрации четырех разных художников и редакторские правки целого ряда людей, не говоря уж о команде издательства Tor, которая занималась производством, публикацией, маркетингом и всем остальным, что требуется большой книге, чтобы стать популярной.

Примерно около двух десятилетий «Архив штормсвета» был моей мечтой — историей, которую мне всегда хотелось рассказать. Люди, о которых вы будете читать ниже, буквально превращают мои мечты в реальность, и нет слов, чтобы выразить мою благодарность за их усилия. Первым на очереди в этом романе должен быть мой помощник и бессменный главный редактор, выполняющий эту работу и сейчас, Питер Ахлстром. Он долгими часами работал над книгой, выдерживая мое постоянное упрямство, когда я не соглашался с тем, что некоторые вещи не вписываются в целостность, — и в конечном счете убеждал меня, что я ошибался гораздо чаще, чем был прав.

Как всегда, Моше Фидер — человек, который открыл меня как писателя — провел превосходную редакционную работу над книгой. Джошуа Билмес, мой агент, упорно работал над книгой и в качестве агента, и в качестве редактора. К нему присоединились Эдди Шнайдер, Брэди «Слова Брэдияния» Макрейнолдс, Кристина Лопес, Сэм Морган и Криста Аткинсон в агентстве. Том Доэрти в Tor смирился с тем, что я сдавал книгу еще дольше, чем последнюю, хотя обещал сделать ее быстрее. Терри Макгарри провел техническое редактирование, Ирен Галло ответственна за художественное оформление обложки, Грег Коллинз — дизайнер внутреннего оформления, команда Брайана Липофски в Westchester Publishing Services — компоновка, Мерил Гросс и Карл Голд — производство, Пэтти Гарсиа и ее команда — реклама. Пол Стивенс действовал как супермен каждый раз, когда мы нуждались в нем. Большая благодарность всем вам.

Вы, возможно, заметили, что этот том, как и предыдущий, включает в себя удивительные изображения. Я всегда видел «Архив штормсвета» как серию, выходящую за рамки общих художественных ожиданий для книги такого класса. Таким образом, великая честь снова работать с моим любимым художником, Майклом Уэланом, вовлеченным в проект. Я чувствую, что его обложка прекрасно передала образ Каладина, и очень признателен за дополнительное время, которое он потратил на обложку — по его собственному настоянию — пройдя через три черновика до того, как удовлетворился результатом. Шаллан на форзацах — это большее, чем то, что я надеялся увидеть в этой книге, и я поразился, насколько хорошо вышли рисунки.

Задумывая «Архив штормсвета», я говорил, что хорошо бы иметь художников, которые делали бы рисунки для книги то здесь, то там — «приглашенных звезд». И в этом романе у нас впервые появился такой человек — Дэн дос Сантос (еще один из лично мною любимых художников и человек, который сделал обложку для Warbreaker), согласившийся сделать некоторые внутренние иллюстрации.

Бен Максвини любезно вернулся, чтобы выполнить для нас потрясающие страницы альбома, и работать с ним — чистое удовольствие. Он быстро понимал, чего я хочу, в некоторых случаях — даже тогда, когда я сомневался, чего же хочу, и я редко встречал человека, который совмещает талант и профессионализм таким образом, как Бен. Вы можете найти больше его работ на сайте InkThinker.net.

Давным-давно, почти десять лет назад, я встретил человека по имени Айзек Стюарт, который помимо того, что был начинающим писателем, являлся прекрасным художником, особенно когда дело доходило до таких вещей, как карты и символы. Я начал сотрудничать с ним по книгам (начиная с Mistborn) и в конце концов он помог мне устроить свидание вслепую с женщиной по имени Эмили Бушмен, на которой я впоследствии женился. Поэтому, само собой разумеется, я задолжал Айзеку несколько больших благодарностей. С каждой последующей книгой, над которой он работает, эти задолженности с моей стороны все растут, когда я вижу удивительную, проделанную им работу. В этом году мы решили сделать его участие чуть более официальным, и я нанял его на полный рабочий день, чтобы он стал «домашним» художником и помог мне с административными задачами. Так что, если вы его увидите, приглашайте в команду. (И скажите ему, чтобы продолжал работать над собственными книгами, которые весьма хороши.)

Также в Dragonsteel Entertainment к нам присоединилась Кара Стюарт, жена Айзека, в качестве менеджера по доставке. (Фактически, сначала я попытался нанять Кару, и Айзек обронил замечание, что некоторые вещи, для которых я хотел ее нанять, мог бы делать он. Это закончилось тем, что я заполучил их обоих на очень подходящих условиях.) Она — та, с кем вы будете взаимодействовать, если закажете футболки, плакаты и т.п. через мой веб-сайт. И она восхитительна.

В этой книге мы пользовались услугами нескольких экспертов-консультантов, в том числе Мэтта Бушмана для экспертизы песен и поэзии. Эллен Эшер дала несколько ценных указаний по сценам с лошадьми, а Карен Ахлстром была дополнительным консультантом по поэзии и песням. Мишель Уокер выступила консультантом по письменности алети. Наконец, Элиз Уоррен принадлежат некоторые очень хорошие замечания, касающиеся психологии ключевых персонажей. Спасибо всем за предоставленные мне ваши мозги.

У этой книги была обширная предварительная вычитка, ограниченная строгими временными рамками, и, таким образом, сердечный салют мостовика предназначен тем, кто участвовал в ней: Джейсон Дензел, Мишель Уокер, Джош Уокер, Эрик Лэйк, Дэвид Беренс, Джоэл Филлипс, Джори Филлипс, Кристина Каглер, Линдсей Лютер, Ким Гарретт, Лейн Гарретт, Брайан Делэмбр, Брайан Т. Хилл, Элис Арнесон, Боб Клуц и Натан Гудрич.

Корректировкой в Tor занимались: Эд Чемпмен, Брайан Конноли и Норма Хоффман. В сообщество корректоров входят: Адам Уилсон, Обри и Бао Пам, Блю Коул, Крис Кинг, Крис Кльюв, Эмили Грэндж, Гэри Сингер, Джэйкоб Ремик, Джаред Джерлак, Келли Нейма, Кендра Уилсон, Керри Морган, Марен Менке, Мэтт Хэтч, Патрик Мор, Ричард Файф, Роб Харпер, Стив Годек, Стив Карам и Уилл Рэбойн.

Моей пишущей группе удалось продвинуться приблизительно до середины книги, а это немало, учитывая, какой длины роман. Они — мой неоценимый ресурс. Участники: Кейлинн ЗоБелл, Кэтлин Дорси Сандерсон, Даниэлла Олсен, Бен-сын-сына-Рон, Э. Дж. Паттен, Алан Лейтон и Карен Ахлстром.

И наконец, спасибо моей любящей (и неугомонной) семье. Джоэл, Доллин и маленький Оливер каждый день поддерживают во мне смирение, всегда заставляя быть «плохим парнем», которого ждет наказание. Спасибо моей снисходительной жене Эмили, смирившейся со многим за прошлый год, когда поездки стали удлиняться, и я все еще не уверен, что заслужил ее. Благодарю всех вас за то, что вы наполнили мой мир магией.

ПРОЛОГ. Спрашивать

Шесть лет назад

Джасна Холин притворялась, что наслаждается праздником, ничем не выдавая своего намерения убить одного из гостей.

Она шагала через переполненный пиршественный зал, прислушиваясь к толпе людей, которым вино уже начало развязывать языки и туманить головы. Ее дядя Далинар как раз достиг крайней точки этого состояния. Поднявшись из-за королевского стола, он кричал паршенди, чтобы те несли свои барабаны. Элокар, брат Джасны, бросился утихомиривать дядю, хотя алети вежливо проигнорировали вспышку Далинара. Все, кроме жены Элокара, Эсудан, которая тихонько захихикала, прикрывшись платком.

Джасна отвернулась от королевского стола и продолжила свой путь. У нее была назначена встреча с наемным убийцей, и она по-настоящему радовалась возможности покинуть душный зал, наполненный жуткой смесью всевозможных ароматов. На возвышении у камина женский квартет играл на флейтах, но музыка уже давно всех утомила.

В отличие от Далинара Джасна привлекала к себе внимание. Постоянно преследовавшие ее чужие взгляды походили на липнущих к гнилому мясу мух, а перешептывания напоминали жужжание крылышек. Если и существовало что-то, доставлявшее двору алети удовольствие большее, чем вино, так это сплетни. Все ожидали, что Далинар напьется во время праздника, но королевская дочь, признавшаяся в ереси, — случай действительно небывалый.

На это, собственно, и рассчитывала Джасна, когда рассказывала о своих убеждениях.

Она миновала делегацию паршенди, расположившуюся в непосредственной близости от королевского стола. До ее ушей донеслись звуки их ритмичной речи. Несмотря на то, что празднование было посвящено именно им и соглашению, которое они заключили с отцом Джасны, ни один из паршенди не выглядел радостным или хотя бы довольным. Они скорее нервничали. Впрочем, они не принадлежали к расе людей, и по этой причине их поведение иногда казалось странным.

Книга: Слова сияния — Брендон Сандерсон

  • Просмотров: 5260

    Дурное поведение

    Эмилия Грин

    Моя мама готовится к свадьбе с олигархом Царевым, поэтому недавно мы переехали жить в его…

  • Просмотров: 5163

    Как я решила умереть от счастья

    Софи де Вильнуази

    Сильви Шабер – плоская сутулая брюнетка, которая не настолько уродлива, чтоб ее жалели, и…

  • Просмотров: 3129

    Последняя Академия Элизабет Чарльстон

    Ника Ёрш

    «Последняя Академия Элизабет Чарльстон» – фантастический роман Дианы Соул и Ники Ёрш,…

  • Просмотров: 1847

    Попаданка с характером

    Екатерина Верхова

    С самого детства родители мне твердили: ты рождена для другого мира! И кто бы мог…

  • Просмотров: 1347

    Одиночка. Горные тропы

    Ерофей Трофимов

    Хотел укрыться от внимания власть предержащих, а оказался в самой гуще событий. Тут и…

  • Просмотров: 1204

    Скандальный роман

    Алекс Д

    Казалось бы, эти двое никогда не должны были встретиться. Алекс – популярный автор и…

  • Просмотров: 1071

    Музыка ветра

    Татьяна Томах

    В жизни 14-летней Вероники Мурашовой все разладилось: родители расстались, а у ее верного…

  • Просмотров: 831

    Остров в море; Пруд белых лилий

    Анника Тор

    Сестрам Штеффи и Нелли приходится бежать в Швецию, спасаясь от преследования евреев…

  • Просмотров: 763

    Зимняя рябина

    Вера Колочкова

    Аня Снегирева работает учительницей русского языка и литературы в маленьком поселке. Она…

  • Просмотров: 695

    Омерта. Книга 2

    Лана Мейер

    Продолжение враждующих семей итало-американской мафии – Ди Карло и Морте, где главные…

  • Просмотров: 694

    Время вновь зажигать звезды

    Виржини Гримальди

    Виржини Гримальди с присущей ей чуткостью и душевным теплом рассказывает историю трех…

  • Просмотров: 661

    Каменная княжна

    Тальяна Орлова

    На что пойдет Айса, чтобы спасти свое княжество? На предательство любви и доверия, на…

  • Просмотров: 646

    Осколки клана

    Александр Шапочкин

    Выжив в бойне устроенной «Садовниками» на выпускном испытании Антон возвращает себе…

  • Просмотров: 613

    Партизан

    Комбат Найтов

    Книги, фильмы и Интернет в настоящее время просто завалены «злобными орками из НКВД»…

  • Просмотров: 584

    Мой сталкер

    Лиза Лазаревская

    Ей важны чувства. Ему важно завладеть ее чувствами. Лиза – первокурсница с травмирующим…

  • Просмотров: 557

    Золотое сияние Холинсу

    Влада Ольховская

    Планета Глизе всегда считалась одной из лучших для колонизации. Она очень похожа на…

  • Просмотров: 538

    Дом с неизвестными

    Валерий Шарапов

    Получивший назначение в столичный Наркомат Анастас Мирзаян неожиданно обнаруживает в…

  • Просмотров: 528

    Снова почувствуй

    Мона Кастен

    «Снова почувствуй» – третья книга серии «Абсолютный бестселлер Моны Кастен». История…

  • Просмотров: 473

    Лорд из города Теней

    Оливия Штерн

    Каждая воспитанница пансиона для магически одаренных сирот мечтает о том, чтобы повидать…

  • Просмотров: 462

    Вниз по кроличьей норе

    Марк Биллингхэм

    БЕСТСЕЛЛЕР #1 SUNDAY TIMES. Автор – двукратный обладатель премии Шерлока за лучший…

  • Просмотров: 452

    Карма

    Садхгуру

    Эта книга – подробный путеводитель по измерению кармы, а также «инструкция» по обращению…

  • Просмотров: 420

    Общество Джейн Остен

    Натали Дженнер

    Финалист премий Goodreads и Amazon в жанре «историческая проза»! Дебютный роман Натали…

  • Просмотров: 391

    Наследие Хоторнов

    Дженнифер Барнс

    «Наследие Хоторнов» – продолжение мирового бестселлера «Игры наследников». Необычный…

  • Просмотров: 372

    Семейный круиз

    Аманда Уорд

    «Примите наши поздравления! Рейс первым классом». Семидесятилетняя Шарлотта Перкинс не…

  • Брендон Сандерсон Слова сияния читать бесплатно

    Вопреки ожиданиям врагов Каладин Благословенный Бурей не умер рабом, но возглавил личную гвардию великого князя, и теперь на его плечах лежит обязанность защищать самого короля. Убийца в Белом вновь сеет смерть по всему Рошару, шаг за шагом приближаясь к главной цели – Далинару Холину. Шаллан Давар ставит перед собой самую амбициозную цель из всех возможных: предотвратить возвращение Приносящих пустоту, за которым должна последовать гибель всего мира. А в это время в сердце Расколотых равнин паршенди, уставшие от многолетней войны, делают роковой выбор и обращаются за помощью к той самой силе, от которой некогда бежали их предки. Выдержат ли герои новые испытания? Станут ли новыми Сияющими рыцарями?

    Над Рошаром сгущаются тени: до конца света осталось всего-навсего шестьдесят два дня.

    В нашей библиотеке Вы можете совершенно бесплатно можете читать первую книгу — «Путь королей» и третью книгу — «Давший клятву» этой увлекательной саги!

    Только в нашей библиотеке Брендон Сандерсон Слова сияния читать бесплатно!

    Отзывы читателей о книге «Слова сияния»:

    1.

    Очень качественная серия фэнтези. Этот цикл будет главным творением Брендона Сандерсона. Надеюсь что его переводы будут и впредь у нас выходить (следующая книга цикла выходит осенью). Особенная благодарность переводчику Наталии Осояну, надеюсь Сандерсона будет переводить только она.

    2.

    Большая сага началась и продолжает радовать. Открывая новые двери для развития мира,с чётко проработанными правилами,которые к сожалению были утеряны в веках.жду продолжения

    3.

    Одна из лучших книг что я читал – да и серия одна из лучших, как впрочем и автор.

    1. Великолепное писательское мастерство – сравнить можно только с книгой «Имя ветра»

    2. Отличный сюжет

    3. Великолепно проработанный мир

    4. Живые герои

    В целом книга на 5+ и крайне рекомендована к прочтению всем любителям отличного чтива.

    Эта книга посвящена флешбекам Далинара и книга является не последней, впереди еще 2-3 тома.

    ЧИТАТЬ КНИГУ БЕСПЛАТНО

    НЕ ЛЮБИТЕ ЧИТАТЬ ОН-ЛАЙН? — ТОГДА СКАЧАЙТЕ КНИГУ ЗДЕСЬ

    Words of Radiance Брэндона Сандерсона

    Вот оно. Рецензии никто не ждал. Первое, что я должен сказать, я никогда не ставил ни одной книге 5 звезд. Потому что это означало бы, что он идеален. И это трудная задача. Но я не мог дать ему меньше. Потому что это было феноменально. Как «святое дерьмо» удивительно. К обзору. Излишне говорить … спойлеры хо!

    Книга была слишком большой (не жалуюсь) и было слишком много безумных частей (определенно не жалующихся), чтобы делать удар за ударом для каждого персонажа.Так что остановлюсь на пятерке лучших. Поскольку это явно была книга Шаллан, мы начнем с нее.

    5. Картографирование разрушенных равнин на лету
    Это был момент чистого ученого. Тот, где каждый нейрон выстраивается в линию, и ответ кричит вам. СИММЕТРИЯ!! И кто бы мог подумать, что вдохновение придет от убийцы, который чуть не убил ее. Так вот моя теория, что что-то приземлилось в центре и «разрушило» равнины. Но, увы, это всего лишь еще одно геометрически идеальное природное явление, которое так часто встречается на Рошаре. В любом случае, доказать неправоту каждого ученого за 5 ударов сердца… Ясна будет гордиться. По сути, она вошла, сказала свою часть, бросила микрофон и ушла. Шикарный момент.

    4″Как ты какаешь?»
    Это был не только веселый момент. Но это был чертовски хороший вопрос в идеальный момент. Адолин делает то, что он делает. Играет в отважного солдата, производит впечатление на дам и все идет своим чередом. А затем Шаллан бросает ему мяч. Она знала, о чем должна была спросить, но это был человек, с которым она проведет свою жизнь (предположительно).Так она показывает свою истинную сущность. И, по моему собственному скромному мнению, поскольку это, в конце концов, мой обзор, именно в этот момент Адолин начинает влюбляться в нее. Aww

    3. Ботинки Kaladins
    Еще один замечательный момент для нее. Мы все знаем, что она не склонна к конфронтации или лжи. И когда она сделает и то, и другое, это будет чертовски хорошо. Вся часть, где она встречается с мошенником, была интересной. Я не был поклонником ее влияния на Шаллан, потому что я видел, что это ведет к потере ее Сияния, но она оставалась хладнокровной и использовала свои уроки во благо.И под «хорошим» я подразумеваю мелкое воровство. Тогда она убила и отомстила за своего бывшего учителя. Оставайтесь стильной, Шаллан.

    2. Стать шпионом
    Борн Личность, смешанная с высокой фантазией. Учиться шпионажу у себя и работать на Ghost Bloods для достижения своих целей. Вы должны уважать это. Придется ее уважать. И что, черт возьми, не так с MaskFace? То, как Шаллан заставила ее совершить это, было гениально. Теперь она участница, и все станет еще более запутанным. И это просто вызывает у меня слюноотделение.

    1. В поисках Уритиру
    Мифический город. В центре внимания исследования Ясны. Какой-то парень ходил туда, но вы не можете его найти? Своего рода пощечина. Столько труда было вложено в охоту за последним хранилищем незапятнанных знаний о Пустошах. И она это сделала. Центр Равнин, Шаллан удается найти ключ к порталу в секретный город и спасает армию от уничтожения. Все. К. Ее. Себя. Действительно, момент номер 1.

    Потому что это было целое дело. Сборка из книги 1.Понимая, что это здания, а не скалы. Осознание осколочного клинка было ключом к открытию портала. И понял несколько других вещей, которые я, вероятно, забыл. Это была кульминация путешествия, которое она начала в детстве. И это было прекрасно.

    В «Пути королей» Шаллан была интересным персонажем. Приятное чтение, но ничего особенного. Здесь все изменилось. К ней добавилась глубина, когда обнажились самые глубокие и темные секреты ее жизни. И стала известна истинная мера ее силы.

    Далинар как всегда был Терновником. Великий человек и настоящий солдат. После всего, через что он прошел и чего добился, никто не сравнится с ним. Его пятерка? Давайте узнаем.

    5. «Где наша честь?»
    Это не было его большой частью, но это было важно. Это был момент, когда он действительно понял, как низко пали люди. В этот момент он понял, что глава его Сияющих Рыцарей был маленькой стервой. Попытка прыгнуть и спасти своих сыновей без доспехов и клинка была чистым Блэкторном.Благородный, храбрый и склонный к самоубийству. Ему был ясен правильный курс действий. Если бы это был кто-то другой, Далинар ВСЕ ЕЩЕ попытался бы помочь. Но ни у кого другого не было бы. У тебя много работы, чтобы сделать Блэкторн.

    4. Признание своих видений
    Как сказал Вит, это был сильный ход. Стандартная психологическая тактика. Примите свою слабость и сделайте ее своей силой. И где это делать. Царский пир. Один гигантский осколочный средний палец всей королевской семье алети. Нравиться. Босс. Еще раз момент, когда он показывает себя выше игр и мелочности.Единственный взрослый среди детей. Он поднимает планку и приглашает людей присоединиться к нему.

    3. Изгнание Амарама
    Это не то, что мы хотели увидеть, но пока этого достаточно. Амарам. Ведя себя так, как будто он не вырезал весь отряд Каладина только ради причудливого куска металла. Выражение его лица на дуэли, когда он понял, кто такой Каладин? Бесценный. Затем отрицать это и обвинять Каладина? Какой хуй. Не сработало, это ты душ? Далинар разгадал тебя. И прогнал твою задницу. Это был важный момент.Кэл приготовился извиниться ради Далинара. Далинар приготовился оттолкнуть старого друга, потому что Каладин был прав. Душевно, как черт. И это была не просто запоздалая мысль. О нет. Он устроил ловушку!

    Давайте на минутку сосредоточимся на этом. Блэкторн. Воин. Презирает политику и интриги. Ставить ловушку! Есть ли что-то, что он не может сделать? Момент закончился.

    2. Возглавить отряд против паршенди
    Он знает, где они?
    Он хоть представляет, как долго его не будет?
    Он хоть представляет, какие у них силы?

    Он трахается.Но ему и не нужно знать, потому что он Блэкторн. Смелый шаг. Рискнуть Хайстормами и нанести удар в самое сердце Паршенди. Выполните Пакт о мести раз и навсегда. Движение, при котором он либо поднимется на вершину Алеткара, либо увидит, как его тело упадет под нее. Однако он сделал это не ради потенциальной выгоды. Он сделал это просто потому, что это нужно было сделать. Разберитесь с паршенди, пока не наступило запустение. Работа с небольшим количеством ресурсов в установленные сроки. Необходимый ход, чтобы дать им наилучшие шансы на победу.Не совсем получилось, как ожидалось. Но он сделал все, что мог. И именно поэтому он был выбран для воссоздания рыцарей.

    1. Связь с Отцом Бури
    Это был, без сомнения, удивительный момент. Сам Буреотец. Легенда всего мира. Где бы ни приземлился Хайсторм, везде известен Буреотец. Сам Хонор поручил передать сообщение. Он ненавидит человечество. Он презирает их слабость. И что Далинар делает с этим самым широко известным спреном? Привязывает его к своей стороне в момент, который никогда не будет забыт.Никаких фанфар и прочего, просто бизнес. Далинар… Приветствую тебя.

    Теперь, когда мы знаем судьбы прошлых спренов, мы знаем, что этого никогда не делали раньше. Никогда прежде во всех Пустошах никто не был связан с Отцом Бури. Сейчас наступило последнее Опустошение, и Блэкторн сразится с Отцом Бури против Несущих Бездну, чтобы вернуть себе Спокойные Залы.

    Адолин. Такой отличный парень. Всегда стараюсь поступать правильно. Защити его отца, его брата, его тетю, его короля и его девушку (кем бы она ни была в то время).Теперь о его лучших моментах.

    5. Одеколон? В тюрьме?
    Тот факт, что Адолин заключил себя в тюрьму в знак протеста против наказания Каладина, был удивительным. Да, мы всегда знали, что он хороший парень. Но это? Каладин бросился в дуэль Осколков, используя только копье. И заслужил лояльность Адолина. Очевидно, он не мог одолеть короля, но он сделал следующий лучший поступок. Сын верховного князя. В тюрьме. Для Бриджмена. Честь безгранична. Да купался. И что? Он не животное.

    4. Ironstance
    Это относится к его первому поединку в книге. Когда он решил перестать играть в игры. Эти кретины дискредитировали его семью, его отца и его дом. И Адолин показал ему, что бывает, когда делаешь такую ​​глупость. Вы получаете избиение. Это был момент безжалостности, и это было фантастически. Вы могли видеть, как Адолин взял на себя ответственность охранять свою семью. Встать, чтобы взять вес на плечи. Момент созревания. Любить это.

    3. Финальная битва.
    Это был великий момент. Не самый большой. Но все равно круто. Возглавить батальон против первых Несущих Бездну Последнего Опустошения? Слишком хорошо. Весь заряд был потрясающим. Сойтись лицом к лицу с Stormform, когда погода сходит с ума, — это адский подвиг. И ТОГДА ему удается незаметно обойти тысячу парней в тылу врага и в одиночку остановить их, чтобы они закончили свою дьявольскую песню. И пока он этим занимается, он убивает их единственного Осколконосца. Все за сутки работы. *Кисти с плеча*

    2.Убить этого крысиного ублюдка Садеаса
    Мы все этого хотели. Мы все мечтали это сделать. Никто не плакал. Все обрадовались. Когда Адолин обвил руками шею Садеаса и сжал его, мы все сошли с ума. Устраивались парады, и по улицам лилось шампанское. После того, что он сделал, мы все хотели его смерти. Предпочтительно в руках Далинара или Каладина. Но, учитывая их новый статус Radiant, этого не произошло. Входит Адолин. Хотя я одобряю, между ним и Шаллан могут возникнуть проблемы, тем более, что она тоже Сияющая.Драма! Но все равно рад, что убил.

    Чего я не совсем понимаю, так это того, почему Садеас был таким нестабильным. Сияющие вернулись, Эверсторм вернулся, и он стоит в затерянном городе Уритиру. И он все еще хочет украсть власть и положение Далинара. Идиот.

    1. Дуэль 4 на 1.
    Для меня это было самым большим из всех. Дуэль между Носителями Осколков — вещь, внушающая трепет. Затем, когда Адолин предложил 2 на 1, это было прекрасно. Мы все ждали, когда начнется безумие.Тогда это произошло. 4 полностью вооруженных и бронированных воина стоят перед Адолином. И мы потеряли наше дерьмо. Я до сих пор помню слова Захеля: «Они тебя боятся… покажи им, почему». И он сделал.

    Это было лучше всего. Честь! Храбрость! Любой бы признал бой. Это было бы очевидно. Умная вещь. Но не то, что надо.

    Атакуя, как Белохвост, он не проявлял пощады и не давал пощады. И он держался за себя. По крайней мере, на какое-то время. Давайте будем честными, с такими шансами мы все ожидали, что он умрет, но он выжил.И выиграл. Да, это была групповая работа. Каладин сражался как сумасшедший, а Ренарин… был там. В общем. Лучшая сцена с Адолином.

    Каладин… это Каладин. Нужно ли мне сказать больше? Нет. Я не знаю.

    5. Езда на райшадиуме
    Это была очень тонкая сцена. Прежде всего, я хотел бы отметить, что один из величайших воинов ныне живущих не может ездить верхом. Разве это не кажется странным? Я думал, что он достаточно высокого уровня, чтобы брать уроки верховой езды, но, похоже, нет. Вернуться к сцене. Несмотря на то, что он начал кататься на лошадях всего час назад, он ВСЕ ЕЩЕ ездил и катался на Райшадиуме.Ну, он все-таки пытался. Но самым большим было то, что он смеялся. Искренне. На несколько мгновений все было забыто, и в его жизни появилась простая радость. И за ЭТО я поставил эту сцену в пятерку лучших. Потому что даже величайшим нужно время от времени смеяться.

    4. Первый полет
    Мы все помним, как он тренировался на равнинах. Хлещет себя из стороны в сторону. Прыгает, как обезьяна на метамфетамине. И тогда он сделал это. То, чего мы все ждали с тех пор, как поняли, что это возможно.Он хлестнул себя вверх. И он полетел!! О, мои дни были потрясающими! Поднявшись в небо. Вознесение к небесам. Возможно, я слишком много читаю об этом, но это было превосходно. Парит в облаках с Сил и целой группой спренов ветра. Он был свободен от оков гравитации и понимал, что пределы его силы были созданы им самим.

    3. Убийство демона-пропасти
    Это был адский бой. Два Рыцаря против одного Chasmfiend. Я не могу быть уверен, но я считаю, что Демон Пропасти на самом деле был одержим спреном Пустоты.Несколько моментов выбора во время боя, например, разум в его глазах и красный спрен, покидающий его тело после этого. Но это позже. Быть преследователем Бездны через трещины в равнинах было потрясающе. Явное отчаяние погони было волнующим. То, как Каладин убил его, было великолепно. Меч в мозг. Изнутри рта. Chasmfiend стейки для всех!

    2. «Честь мертва»
    Это был, без сомнения, удивительный момент. Сюрреалистический момент. Сюрреализм в том, что я на самом деле верил, что нахожусь на Рошаре, наблюдая за этой дуэлью, и я ВСЕ ЕЩЕ не верил, что это происходит.Эта сцена вошла в топ-5 из 3/4 главных героев. И хотя Шаллан была там, работу делал Узор. Плюс у нее были лучшие биты.

    Прыгнуть на арену, полную осколочных клинков, — акт высшего безумия. Если только вы не Каладин Благословенный Бурей. Не имея ничего, кроме копья, он бросился в битву, где каждый человек считается за сотню. Но он не человек. Он рыцарь. Нанося удар за ударом, он сражался невероятно. Сила природы, давно забытая, теперь вернулась.Вытягивая буресвет из собственных запасов и саму расколотую пластину.

    Теперь давайте проясним одну вещь. Он был там в качестве поддержки. Он был там, чтобы отвлечь одного или двоих, пока Адолин бил остальных. Это не умаляет его действий. На протяжении всей этой книги он колебался между тем, что он хочет делать, и тем, что он должен делать. Но когда дело доходит до дела, он знает, что нужно делать, и делает это без колебаний.

    1. Воскрешение своей клятвы
    Это было эмоционально. Звучит странно, но это было.Просто для ясности, момент номер один Каладина простирается от «Эльокар был Далинаром Тиеном» до обновления его Сияния.

    Откровение. Он ранен. Слаб как физически, так и эмоционально. И идет дождь. Что так очень важно. Тьен всегда подбадривал своего старшего брата во время дождя. Так что в его уязвимом состоянии неудивительно, что он вспомнил, как умер его брат. Как Каладин подвел Тьена. Чувство вины было таким тяжелым. Его дух был близок к тому, чтобы сломаться, когда он пытался оправдать убийство Элокара.Затем приходят слова. Не клятвы Света, но они, возможно, были важнее. Слова, которые он использует, чтобы оправдать убийство короля, были теми же самыми, которые превратили безжизненное тело его невинного младшего брата в военную стратегию. И впервые за долгое время вернулся Каладин. Он понял, что не может быть тем человеком, который решает, кого спасти, а кого осудить. Затем он понимает, что Далинар любит своего племянника, как Каладин любил Тьена. И после этого… больше ничего не нужно осознавать.

    Подъем к дворцу.Раненый и слабый. Все, чтобы спасти человека, которого он презирает. Использует копье, чтобы уничтожить двух бронированных охранников. Находит Элокара пьяным и без сознания. Ему удается разбудить его, и он бежит прямо к Моашу. На нем пластина, которую дал ему Каладин. Какой хуй.

    В защиту Моаша, пусть и слабую, он все же пытался заставить Каладина уйти. Насколько известно Моашу, ничего не изменилось. Но все изменилось (песня Тейлор Свифт. Хорошая песня). Избиение, которое Каладин получает от этих двоих, просто жестоко.Добавьте это к его уже существующим травмам, и вы зададитесь вопросом, что заставляет сердце этого человека биться. Моаш задается тем же вопросом, когда с трепетом спрашивает: «Кал, как ты стоишь?»

    Ответ? Он ясно видит себя. Действительно. Боль сжигает ложь, и Каладин знает, кем он хочет быть. Настоящий защитник. Сил и Буреотец спорят из-за него. Она требует его. Произнесите слова Каладин. Протяни руку.

    «Я защищаю даже тех, кого ненавижу, пока это правильно»

    Нет слов, чтобы передать, как я сошел с ума в этот момент.Мой Kindle был установлен, а я тихо, но истерически приветствовал. Ебена мать! Он провел нас по такому пути. Вплоть до потери Сил. Но он выдержал. Он стал настоящим рыцарем.

    И так завершается пятерка лучших по основной четверке. Далее следуют сочинения о второстепенных персонажах.

    Сет. Эх, мне так жалко парня. Его люди солгали ему и заставили стать убийцей. Его мягкий характер сломлен тяжестью стольких невинных жизней. А все потому, что Шин не хотел признавать, что, возможно, дела вот-вот станут плохими.Они не только зарыли головы в песок, но и обезглавили того парня, который этого не сделал. Дикс

    Его дуэли с Каладином были потрясающими. Не только потому, что это был Radiant против Radiant, но и потому, что они наконец показали ему правду. Что он был прав все это время. Также Каладин исцеляет свою мертвую руку? Последствия ошеломляют.

    Это было хорошо еще и потому, что это была, наверное, первая попытка убийства, когда ему не удалось никого убить. Хорошо, на равнинах не так много. Как он пытался убить Далинара? Хватать его вверх ровно настолько, чтобы подняться? Это было удивительно! Правда, это может говорить мой внутренний псих, но да ладно! А затем все заканчивается тем, что он воскресает, чтобы присоединиться к Сияющим рыцарям в качестве внутренних дел.С Кровью ночи. Потому что это хорошо закончится.

    Таровинг — это чертовски загадка. Колеблющийся уровень интеллекта? Очевидно, подарок от этого Ночного Стража. Кого я поддерживаю, так это осколок Культивации. Но в основном у него есть квантовая диаграмма, подробно описывающая будущее, и люди действуют на ней, чтобы гарантировать выживание. Не победа. Выживание. Таким образом, очевидно, что очень большая часть диаграммы подробно описывает вымирание человечества.

    При чтении возникло несколько вопросов:
    •Происходит ли запустение из-за возвращения Одиума?
    •если он возвращается, то почему? Честь уже мертва, и, надо полагать, Совершенствование тоже.Зачем ему убивать одну угрозу и оставлять другую?
    •Каково быть рядом с Каладином, пробуждая Сияние в его мостиках?
    •Может ли Каладин использовать Буресвет для лечения других людей?
    •Что означает реакция Тална на магию Шаллан?
    •Как изменится общество алети теперь, когда основные игроки теперь находятся в Уритиру?
    •Встречают ли Сияющих перед лицом очередного опустошения?
    •Являются ли паршенди приносящими пустоту или их населяют спрены?

    Признаюсь, мои слова не передали эти прекрасные моменты.Хочешь хороших слов? Читать книгу. До следующего раза, друзья Сияющие.

    Пусть слова всегда будут на твоих устах.

    «Слова, Каладин. Это был голос Сил. Ты ч…»

    Я ЗАПРЕЩАЮ ЭТО.

    ВАША ВОЛЯ НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ! — крикнула Сил. ВЫ НЕ МОЖЕТЕ УДЕРЖАТЬ МЕНЯ, ЕСЛИ ОН ГОВОРИТ СЛОВА! СЛОВА, КАЛАДИН! СКАЖИ ИХ!

    — Я защищу даже тех, кого ненавижу, — прошептал Каладин окровавленными губами. «Пока это правильно».

    Осколочный клинок появился в руках Моаша.

    Далекий грохот. Гром.

    СЛОВА ПРИНЯТЫ, — неохотно сказал Буреотец.

    «Каладин!» Голос Сил. «Протяни руку твою!» Она пронеслась вокруг него, внезапно превратившись в светящуюся ленту.

    — Я не могу… — выдохнул Каладин.

    «Протяни руку твою!»

    Он протянул дрожащую руку. Моаш колебался.

    Ветер дул в отверстие в стене, и лента света Сил превратилась в туман, форму, которую она часто принимала. Серебряный туман, который становился все больше, сгустился перед Каладином, простираясь до его руки.

    Светящийся осколочный клинок появился из тумана, ярко-голубой свет сиял от завихряющихся узоров по всей его длине.

    Каладин глубоко вздохнул, словно впервые полностью проснувшись. Весь коридор погрузился во тьму, когда погас буресвет во всех лампах по всей длине зала.

    На мгновение они замерли в темноте.

    Затем Каладин взорвался Светом.

    Он вырвался из его тела, заставив его сиять, как ослепительное белое солнце в темноте.Моаш попятился, его лицо было бледным в белом сиянии, он вскинул руку, чтобы прикрыть глаза.

    Боль испарилась, как туман в жаркий день. Каладин крепче сжал сияющий осколочный клинок — оружие, по сравнению с которым оружие Грейвса и Моаша выглядело тускло. Одна за другой ставни распахнулись вверх и вниз по коридору, ветер завывал в коридоре. Позади Каладина на земле кристаллизовался иней, растущий в обратном направлении от него. На морозе образовался глиф, почти в форме крыльев.

    Грейвс закричал, падая в спешке, чтобы уйти.Моаш попятился, глядя на Каладина.

    — Сияющие Рыцари, — мягко сказал Каладин, — вернулись.
    ― Брэндон Сандерсон, Путь королей: Книга первая архива Буресвета

    СЛОВ СИЯНИЯ Брэндона Сандерсона – Realms of My Mind

    Издатель: TOR Книги
    Количество страниц: 1087 стр.
    Дата выпуска: 4 марта 2014 г.
    Серия: Штормовой архив, Книга 2
    Рейтинг: 5/5 звезды — Любил его

    Внимание: легкие спойлеры для THE WAY OF KINGS.Если вы еще не читали его, вы можете найти обзор здесь!

    Судьбы многих людей на земле Рошар пересекаются, когда после сильных бурь на стенах начинает появляться загадочный обратный отсчет – хотя, что произойдет в конце обратного отсчета, никто не знает. Поскольку до неизвестного бедствия осталось всего несколько месяцев, наши герои ищут способы подготовиться. Далинар продолжает попытки объединить враждующих верховных принцев, пытаясь создать новых союзников и даже восстановить утраченный орден Сияющих рыцарей.Каладин, теперь возглавляющий личную охрану Далинара после того, как недавно спас ему жизнь, экспериментирует со своими новыми магическими способностями, пытаясь решить, является ли Далинар высокородным, полностью достойным лояльности и доверия Каладина. Шаллан и Ясна отправляются в Расколотые Планы, чтобы поделиться своими тревожными откровениями о природе Несущих Бездну с Далинаром. Оказавшись там, Шаллан запутывается с таинственной группой, известной как Призрачная кровь, группой, связанной с ее собственной семьей и имеющей собственные планы на судьбу Рошара.По мере того как дни тикают, все готовятся к неизвестной буре и потенциальным откровениям, которые она принесет.

    В WORDS OF RADIANCE происходит так много хорошего, но мне обязательно нужно начать с персонажей. Любая история более 1000 страниц живет и умирает своими персонажами, и я чувствовал, что эта книга действительно позволяет им сиять. Частично это связано со сдвигом в структуре книги WOR по сравнению с первой книгой «Путь королей». В WAY OF KINGS нас знакомили со всеми персонажами и миром, и по большей части сюжетные линии держались раздельно, с краткими совпадениями тут и там.Это означало, что при смене точки зрения вы могли какое-то время остаться без любимого персонажа. СЛОВА СИЯНИЯ, однако, начинают объединять людей, одних с самого начала книги, а других позже, по мере развития сюжета. Проведя много времени с каждым из этих персонажей в WOK, было здорово НАКОНЕЦ-ТО увидеть, как они работают и сражаются вместе. Первое общение Каладина и Шаллан заставило меня умереть, и ожидание того стоило.

    Это также похоже на книгу, которая просто двигала лучше, чем ПУТЬ КОРОЛЕЙ.WOK был в некотором смысле очень длинным первым актом, полным развития персонажей и установления основных правил мира, все из которых было необходимо, но иногда могло остановить импульс. В WORDS OF RADIANCE было ощущение, что тормоза сняты, и сюжет действительно может двигаться вперед. Брэндон Сандерсон НАСТОЛЬКО хорош в том, чтобы заставить вас чего-то хотеть, а затем доставить — не смотрите дальше, чем бой на арене в середине книги (вы узнаете это, когда увидите). Книга заканчивается тем, что персонажи и мир находятся в совершенно другом состоянии, и я с нетерпением жду, как дальше будут развиваться события в «Присяге».

    Я также хочу поблагодарить иллюстрацию в этой книге, которая разбросана по главам и включает в себя карты, эскизы существ и гардероба, а также «рукописные» заметки различных персонажей. Эти заметки — фантастические пасхальные яйца, и одна ссылка, в частности, заставила меня немного сесть на строчке, которую можно выбросить позже в книге. Искусство улучшает мир и помогает представить некоторые из наиболее причудливых аспектов Рошара.

    Было несколько мест, где книга спотыкалась, в основном в разделе «интерлюдии», главах, рассказывающих о, казалось бы, случайных персонажах Рошара.Мой интерес к этим разделам очень случайный или отсутствует, в частности, потому что я всегда пытаюсь вспомнить, встречал ли я этого конкретного персонажа или это кто-то новый. Кроме того, актуальность этих глав иногда не проясняется даже к концу книги. Это связано с моим вторым разочарованием низкого уровня, которое заключается в том, что мифология прошлого Рошара раздается крошечными тупыми кусками, оставляя много пробелов, которые только медленно затушевываются с течением времени по мере выявления связей. Это то, что я просто должен был принять и отпустить, но я часто надеюсь, что не забыл некоторые лакомые кусочки, упомянутые ранее, которые могли бы помочь мне установить связь.

    Возможно, я мог бы продолжить еще несколько абзацев, чтобы попытаться охватить все то, что мне понравилось в этой книге. Тот факт, что воспоминания на этот раз были посвящены Шаллан, персонажу, которого я люблю и о котором я отчаянно хотел узнать больше. Тот факт, что я несколько раз выругался себе под нос от восторга и/или удивления, когда определенные персонажи делали ходы или информация выходила наружу.То, что есть любовный треугольник, и я даже не злюсь по этому поводу. Тот факт, что эти персонажи круты, но их относительная крутизна связана с арками их персонажей, и наблюдение за этими арками может привести вас к эмоциональным американским горкам. Мне пришлось мысленно настроиться, чтобы взяться за эту тысячестраничную книгу, и я ни о чем не жалею. Я с нетерпением жду возможности прочитать новеллу EDGEDANCER в ближайшие месяцы и, возможно, даже OATTHBRINGER к концу года!

    Нравится:

    Нравится Загрузка. ..

    Прочитайте отрывок из Words of Radiance: главы шестая, восьмая и девятая

    Tor.com рад предложить следующий отрывок из книги Брэндона Сандерсона « Words of Radiance », второй книги «Архива буресвета». Не забудьте заглянуть за новыми отрывками и кратким обзором в ближайшие недели, в преддверии выхода книги 4 марта!

    После событий Путь королей Сандерсон возвращает нас в удивительный мир Рошар, где война между людьми и загадочным Паршенди перейдет в новую, опасную фазу.

    Далинар ведет человеческие армии в самое сердце Расколотых равнин в смелой попытке окончательно положить конец войне. Шаллан отправляется на поиски легендарного и, возможно, мифического города Уритиру, который, по мнению Ясны, хранит тайну, жизненно важную для выживания человечества на Рошаре. Каладин изо всех сил пытается носить мантию Ветрокрылых, поскольку его старые демоны вновь появляются. И над всеми ними висит угроза возвращения Несущих Бездну…

    Кроме того, мы открыли здесь спойлерную ветку для обсуждения новых глав.

    Мы никогда не думали, что среди наших рабов могут скрываться шпионы паршенди. Это что-то еще, что я должен был увидеть.

    —Из журнала Навани Холин, Джесесан 1174

    Шаллан снова села на свой ящик на корабельной палубе, хотя теперь на голове у нее была шляпа, пальто поверх платья и перчатка на свободной руке — ее безопасная рука, разумеется, была заколота в рукаве.

    Холод здесь, в открытом океане, был чем-то нереальным. Капитан сказал, что далеко на юге замерз сам океан. Это звучало невероятно; она хотела бы это увидеть. Необычной зимой она иногда видела снег и лед в Джа-Кеведе. Но целый океан этого? Удивительно.

    Она писала пальцами в перчатках, наблюдая за спреном, которого назвала Узором. В этот момент он приподнялся над поверхностью колоды, сформировав клубящийся шар черноты — бесконечные линии, извивающиеся так, как она никогда не смогла бы запечатлеть на плоской странице. Вместо этого она писала описания, дополненные зарисовками.

    — Еда… — сказал Паттерн. Звук был жужжащим, и он вибрировал, когда говорил.

    — Да, — сказала Шаллан. «Мы едим это». Она выбрала небольшой фрукт лима из миски рядом с собой и положила его в рот, затем прожевала и проглотила.

    — Ешь, — сказал Паттерн. «Ты… превращаешь это… в себя».

    «Да! Точно.»

    Он упал, тьма рассеялась, когда он вошел на деревянную палубу корабля.Он снова стал частью материала, заставив дерево рябить, как будто это вода. Он скользнул по полу, затем передвинул коробку рядом с ней к миске с маленькими зелеными фруктами. Здесь он двигался по ним, кожура каждого фрукта сморщивалась и поднималась в соответствии с формой его узора.

    «Ужасный!» — сказал он, и звук исходил от чаши.

    «Ужасный?»

    «Разрушение!»

    «Какой? Нет, так мы выживаем. Все нужно есть».

    “Ужасные разрушения, чтобы поесть!” Он звучал ошеломленно.Он отступил от чаши на палубу.

    Паттерн связывает все более сложные мысли , — написала Шаллан. Ему легко даются абстракции. Рано он задавал мне вопросы «Почему? Почему ты? Зачем быть? Я истолковал это как вопрос о моей цели. Когда я ответил: «Чтобы найти истину», он, казалось, легко понял, что я имею в виду. И все же некоторые простые реалии — например, зачем людям нужно есть — совершенно ускользают от него. Это—

    Она перестала писать, когда бумага сморщилась и поднялась, Узор появился на самом листе, его крошечные гребни подняли буквы, которые она только что написала.

    «Почему это?» он спросил.

    «Помнить.»

    — Помни, — сказал он, пробуя слово.

    — Это значит… — Буреотец. Как она объяснила память? «Это означает быть в состоянии знать, что вы делали в прошлом. В другие моменты, которые произошли несколько дней назад».

    — Помните, — сказал он. «Я… не могу… вспомнить…»

    — Что ты помнишь в первую очередь? — спросила Шаллан. — Где ты был первым?

    — Во-первых, — сказал Паттерн. «С тобой.»

    «На корабле?» — написала Шаллан.

    «Нет. Зеленый. Еда. Еда не съедена».

    «Растения?» — спросила Шаллан.

    «Да. Много растений». Он вибрировал, и ей показалось, что она слышит в этой вибрации шум ветра в ветвях. Шаллан вдохнула. Она могла почти видеть это. Палуба перед ней превращается в грязную дорожку, а ящик превращается в каменную скамью. Слабо. Не совсем там, но почти . Сады ее отца. Узор на земле, нарисованный в пыли…

    — Помни, — сказал Паттерн голосом, похожим на шепот.

    Нет , в ужасе подумала Шаллан. НЕТ!

    Изображение исчезло. Его там изначально не было, не так ли? Она подняла безопасную руку к груди, резко вдыхая и выдыхая. №

    — Эй, юная мисс! — сказал сзади Ялб. «Расскажи новенькому, что случилось в Харбранте!»

    Шаллан повернулась, сердце все еще колотилось, и увидела Ялба, идущего с «новеньким», шестифутовым громадным мужчиной, который был по крайней мере на пять лет старше Ялба. Они подобрали его в Амидлатне, последнем порту. Тозбек хотел быть уверенным, что на последнем этапе до Нового Натанана им не будет не хватать людей.

    Ялб присела на корточки рядом со своим табуретом. Перед лицом холода он согласился носить рубашку с рваными рукавами и что-то вроде повязки на ушах.

    «Яркость?» — спросил Ялб. «Ты в порядке? Ты выглядишь так, будто проглотил черепаху. И не только голову.

    — Я в порядке, — сказала Шаллан. — Что… чего ты снова хотел от меня?

    — В Харбранте, — сказал Ялб, указывая пальцем через плечо.— Встречали мы или не встречали короля?

    «Мы?» — спросила Шаллан. «Я встретил его.»

    — А я был твоей свитой.

    — Ты ждал снаружи.

    — Неважно, — сказал Ялб. — Я был вашим лакеем на той встрече, а?

    Лакей? Он привел ее во дворец в качестве одолжения. — Я… думаю, — сказала она. — Насколько я помню, у тебя был хороший лук.

    — Видишь, — сказал Ялб, вставая перед гораздо более крупным мужчиной. — Я упомянул лук, не так ли?

    «Новичок» буркнул свое согласие.

    — Так что займись мытьем посуды, — сказал Ялб. В ответ получил ухмылку. «Теперь не давай мне этого», — сказал Ялб. «Я сказал , что дежурство на камбузе — это то, за чем внимательно следит капитан. Если вы хотите вписаться здесь, вы делаете это хорошо, и делаете немного больше. Это выведет вас вперед вместе с капитаном и остальными бойцами. Я даю тебе прекрасную возможность здесь, и я заставлю тебя оценить ее».

    Это, казалось, успокоило более крупного мужчину, который развернулся и потопал к нижним палубам.

    «Страсти!» — сказал Ялб. «Этот парень такой же сероватый, как два шара из глины. Я беспокоюсь о нем. Кто-нибудь воспользуется им, Яркость.

    — Ялб, ты опять хвастался? — сказала Шаллан.

    — Не хвастайся, если что-то из этого правда.

    «На самом деле, это ровно того, что влечет за собой хвастовство».

    — Привет, — сказал Ялб, поворачиваясь к ней. «Что ты делал раньше? Знаешь, с цветами?

    «Цвета?» — сказала Шаллан, внезапно похолодев.

    — Ага, колода позеленела, а? — сказал Ялб. «Клянусь, я видел это. Это как-то связано с этим странным спреном, не так ли?

    — Я… я пытаюсь точно определить, что это за спрен, — сказала Шаллан ровным голосом. — Это научный вопрос.

    — Я так и думал, — сказал Ялб, хотя она ничего не дала ему в качестве ответа. Он приветливо поднял на нее руку и побежал прочь.

    Она беспокоилась о том, чтобы позволить им увидеть Узор. Она пыталась оставаться в своей каюте, чтобы скрыть его от мужчин, но сидеть взаперти было для нее слишком сложно, и он не ответил на ее предложения держаться подальше от их глаз.Итак, в течение последних четырех дней она была вынуждена показать им, что она делает, изучая его.

    По понятным причинам они были смущены им, но мало говорили. Сегодня всю ночь готовили корабль к отплытию. Мысли об открытом море ночью тревожили ее, но такова была цена плавания так далеко от цивилизации. Два дня назад им даже пришлось выдержать шторм в бухте на побережье. Ясна и Шаллан сошли на берег, чтобы остаться в крепости, созданной специально для этой цели, заплатив высокую цену за вход, в то время как моряки остались на борту.

    Эта бухта, хотя и не была настоящим портом, по крайней мере имела штормовую стену, которая помогала укрыть корабль. В следующий хайсторм у них не будет даже этого. Они найдут бухту и попытаются переждать ветер, хотя Тозбек сказал, что отправит Шаллан и Ясну на берег искать убежища в пещере.

    Она повернулась к Узору, который принял парящую форму. Он был похож на узор осколков света, отбрасываемый на стену хрустальной люстрой, за исключением того, что он был сделан из чего-то черного, а не из света, и был трехмерным.Так что… Может быть, совсем не так.

    — Ложь, — сказал Узор. «Ложь с Ялба».

    — Да, — вздохнула Шаллан. «Ялб иногда слишком искусен в убеждении для своего же блага».

    Паттерн тихонько мурлыкнул. Он казался довольным.

    — Тебе нравится ложь? — спросила Шаллан.

    — Хорошая ложь, — сказал Паттерн. «Эта ложь. Хорошая ложь.

    «Что делает ложь хорошей?» — спросила Шаллан, делая тщательные записи, записывая точные слова Узора.

    «Правдивая ложь.

    «Паттерн, эти двое противоположны».

    «Хмммм… Свет создает тень. Истина порождает ложь. Хммм.

    Лиеспрен, Ясна назвала их , написала Шаллан. Видимо, прозвище им не нравится. Когда я впервые использовал заклинание души, голос потребовал от меня правды. Я до сих пор не знаю, что это значит, а Ясна так и не поступила. Кажется, она тоже не знает, что делать с моим опытом. Не думаю, что этот голос принадлежал Узору, но сказать не могу, так как он, похоже, многое о себе забыл.

    Она начала делать несколько набросков Лабиринта как в парящем, так и в сплющенном виде. Рисование позволяло ее разуму расслабиться. К тому времени, когда она закончила, было несколько полузабытых отрывков из ее исследования, которые она хотела процитировать в своих заметках.

    Она спустилась по ступеням под палубой, следуя Узору. Он привлекал взгляды матросов. Моряки были народом суеверным, и некоторые восприняли его как дурной знак.

    В ее каюте Узор двинулся вверх по стене рядом с ней, наблюдая без глаз, как она искала проход, который она помнила, в котором упоминались говорящие спрены.Не только спрены ветра и реки, которые подражали людям и отпускали шутливые комментарии. Это был шаг вперед по сравнению с обычными спренами, но был еще один уровень спренов, редко встречающийся. Спренам нравится Узор, у которого были настоящие беседы с людьми.

    «Ночной дозорный», очевидно, один из этих , — написал Алай, а Шаллан переписала отрывок. Записи разговоров с ней — а она определенно женщина, несмотря на то, во что верят деревенские алетийские сказки — многочисленны и заслуживают доверия.Сама Шубалай, намереваясь предоставить научный отчет из первых рук, посетила Ночного Дозора и дословно записала ее историю.…

    Шаллан обратилась к другому справочнику и вскоре полностью погрузилась в свои исследования. Несколько часов спустя она закрыла книгу и положила ее на стол рядом с кроватью. Ее сферы тускнели; они скоро исчезнут, и их нужно будет заново наполнить буресветом. Шаллан удовлетворенно вздохнула и откинулась на спинку своей кровати, ее записи из дюжины различных источников были разложены на полу ее маленькой комнаты.

    Она чувствовала себя… удовлетворенной. Ее братьям понравился план починки Заклинателя душ и его возвращения, и они, казалось, воодушевились ее предположением, что не все еще потеряно. Они думали, что смогут продержаться дольше, теперь, когда план был готов.

    Жизнь Шаллан налаживалась. Как давно она могла просто сидеть и читать? Не беспокоясь о своем доме, не опасаясь необходимости искать способ украсть у Ясны? Даже до ужасной череды событий, приведших к смерти ее отца, она всегда беспокоилась.Это была ее жизнь. Она считала стать настоящим ученым чем-то недостижимым. Буреотец! Она считала город , следующий за , недоступным.

    Она встала, взяла свой альбом для рисования и пролистала свои фотографии сантида, в том числе несколько, нарисованных в память о ее купании в океане. Она улыбнулась, вспомнив, как поднялась обратно на палубу, промокшая до нитки и ухмыляясь. Все матросы явно считали ее сумасшедшей.

    Теперь она плыла к городу на краю мира, обрученная с могущественным принцем алети, и могла просто учиться.Она видела невероятные новые достопримечательности, рисовала их днем, а по ночам читала стопки книг.

    Она наткнулась на идеальную жизнь, и это было всем, чего она желала.

    Шаллан порылась в кармане своего безопасного рукава, выкапывая еще несколько сфер, чтобы заменить те, что потускнели в кубке. Однако те, с которыми появилась ее рука, были полностью серыми. Ни проблеска Света в них.

    Она нахмурилась. Они были восстановлены во время предыдущего сильного шторма и хранились в корзине, привязанной к корабельной мачте.Те, что в ее кубке, устарели уже на две бури, поэтому они заканчивались. Как те, что были в ее кармане, устарели быстрее? Это бросало вызов разуму.

    — Ммммм… — сказал Паттерн со стены возле ее головы. «Вранье.»

    Шаллан убрала сферы в карман, затем открыла дверь в узкий трап корабля и направилась в каюту Ясны. Это была хижина, которую обычно делили Тозбек и его жена, но они освободили ее для третьей — и самой маленькой — хижины, чтобы дать Ясне лучшее помещение.Люди делали такие вещи для нее, даже когда она не просила.

    У Ясны есть несколько сфер для использования Шаллан. Действительно, дверь Ясны была приоткрыта, слегка покачиваясь, когда корабль скрипел и качался на своем вечернем пути. Ясна сидела за письменным столом внутри, и Шаллан заглянула внутрь, внезапно засомневавшись, хочет ли она беспокоить женщину.

    Она могла видеть лицо Ясны, руку у виска, смотрящую на разложенные перед ней страницы. Глаза Ясны были затравленными, выражение ее лица изможденным.

    Это была не та Джасна, которую привыкла видеть Шаллан. Уверенность сменилась усталостью, самообладание сменилось беспокойством. Ясна начала что-то писать, но остановилась всего на нескольких словах. Она отложила ручку, закрыла глаза и помассировала виски. Вокруг головы Ясны появилось несколько головокружительных спренов, похожих на струи пыли, поднимающиеся в воздух. спрен истощения.

    Шаллан отстранилась, внезапно почувствовав, что вторглась в интимный момент.Ясна с ослабленной защитой. Шаллан начала отползать, но голос с пола вдруг сказал: «Правда!»

    Вздрогнув, Ясна подняла глаза, найдя глазами Шаллан, которая, конечно же, сильно покраснела.

    Ясна перевела взгляд на лежащий на полу Узор, затем снова надела маску и села в правильной позе. — Да, дитя?

    «Мне… мне нужны были сферы…» сказала Шаллан. «Те, что в моей сумке, потускнели».

    «Вы занимались заклинанием души?» — резко спросила Ясна.

    «Какой? Нет, Яркость.Я обещал, что не буду».

    — Тогда это вторая способность, — сказала Ясна. «Войди и закрой эту дверь. Я должен поговорить с капитаном Тозбеком; он не защелкнется должным образом».

    Шаллан вошла и толкнула дверь, но защелка не защелкнулась. Она шагнула вперед, сцепив руки, чувствуя смущение.

    «Что ты сделал?» — спросила Ясна. — Я полагаю, это было связано со светом?

    «Кажется, я заставила растения появиться», — сказала Шаллан. «Ну, на самом деле только цвет. Один из матросов увидел, как палуба стала зеленой, но она исчезла, когда я перестал думать о растениях.

    — Да… — сказала Ясна. Она пролистала одну из своих книг, остановившись на иллюстрации. Шаллан уже видела его раньше; оно было таким же древним, как воринизм. Десять сфер, соединенных линиями, образующими форму песочных часов на боку. Две сферы в центре выглядели почти как зрачки. Двойной глаз Всевышнего.

    — Десять эссенций, — тихо сказала Ясна. Она провела пальцами по странице. «Десять волн. Десять заказов. Но что значит, что спрены наконец-то решили вернуть нам клятвы? И сколько времени мне осталось? Недолго.Недолго…»

    «Яркость?» — спросила Шаллан.

    — До твоего прибытия я могла предположить, что я аномалия, — сказала Ясна. «Я мог надеяться, что Surgebindings не возвращаются в больших количествах. У меня больше нет этой надежды. Криптики прислали вас ко мне, в этом я не сомневаюсь, потому что они знали, что вам потребуется обучение. Это дает мне надежду, что я был хотя бы одним из первых».

    «Я не понимаю».

    Ясна посмотрела на Шаллан, встретившись с ней пристальным взглядом.Глаза женщины покраснели от усталости. Как поздно она работала? Каждую ночь, когда Шаллан засыпала, из-под двери Ясны все еще горел свет.

    «Честно говоря, — сказала Ясна, — я тоже не понимаю».

    «Ты в порядке?» — спросила Шаллан. — До того, как я вошел, ты казался… расстроенным.

    Ясна немного поколебалась. — Я просто слишком долго занимался своими занятиями. Она повернулась к одному из своих сундуков и вытащила мешочек из темной ткани, наполненный сферами.»Возьми это. Я бы посоветовал вам всегда носить с собой сферы, чтобы у вашей Связи с волной была возможность проявиться.

    «Можешь меня научить?» — спросила Шаллан, беря сумку.

    — Не знаю, — сказала Ясна. «Я попытаюсь. На этой диаграмме один из Всплесков известен как Озарение, мастерство света. На данный момент я бы предпочел, чтобы вы потратили свои усилия на изучение этого Всплеска, а не Заклинания души. Это опасное искусство, даже более опасное, чем когда-то».

    Шаллан кивнула, вставая.Однако она колебалась, прежде чем уйти. — Ты уверен, что с тобой все в порядке?

    «Конечно.» Она сказала это слишком быстро. Женщина была уравновешена, контролировала ситуацию, но также явно была истощена. Маска треснула, и Шаллан увидела правду.

    Она пытается задобрить меня , поняла Шаллан. Погладьте меня по голове и отправьте обратно в постель, как ребенка, которого разбудил кошмар.

    — Ты волнуешься, — сказала Шаллан, встретившись взглядом с Ясной.

    Женщина отвернулась.Она подтолкнула книгу к чему-то шевелящемуся на ее столе — маленькому фиолетовому спрену. Спрен страха. Только один, правда, но все же.

    — Нет… — прошептала Шаллан. «Ты не волнуйся. Ты в ужасе». Буреотец!

    — Все в порядке, Шаллан, — сказала Ясна. «Мне просто нужно немного поспать. Возвращайся к учебе».

    Шаллан села на стул рядом со столом Ясны. Пожилая женщина оглянулась на нее, и Шаллан увидела, как трескается маска. Раздражение, когда Ясна сжала губы в линию.Напряжение в том, как она держала ручку в кулаке.

    — Ты сказал мне, что я могу быть частью этого, — сказала Шаллан. «Ясна, если тебя что-то беспокоит…»

    «Меня беспокоит то же, что и всегда, — сказала Ясна, откидываясь на спинку стула. «Что я опоздаю. Что я не в состоянии сделать что-либо значимое, чтобы остановить грядущее, что я пытаюсь остановить ураган, дуя в него очень сильно ».

    — Несущие Бездну, — сказала Шаллан. «Паршмены.

    — В прошлом, — сказала Ясна, — Опустошение — приход Несущих Пустоту — предположительно всегда отмечалось возвращением Вестников, чтобы подготовить человечество. Они будут обучать Сияющих Рыцарей, которые испытают наплыв новых членов».

    — Но мы захватили Несущих Бездну, — сказала Шаллан. — И поработил их. Это постулировала Ясна, и Шаллан согласилась, увидев исследование. «Итак, вы думаете, что грядет какая-то революция. Что паршуны восстанут против нас, как они это делали в прошлом.

    — Да, — сказала Ясна, просматривая свои записи. «И так далее. Ваше доказательство того, что вы являетесь Связывателем волн, меня не утешает, так как это слишком сильно напоминает то, что произошло раньше. Но тогда у новых рыцарей были учителя для обучения, поколения традиций. У нас ничего нет».

    — Несущие Пустоту в плену, — сказала Шаллан, взглянув на Лабиринт. Он лежал на полу, почти невидимый, ничего не говоря. «Паршмены едва могут общаться. Как они могли устроить революцию?»

    Ясна нашла лист бумаги, который искала, и передала его Шаллан.Написанный собственноручно Ясной, это был отчет жены капитана о нападении плато на Расколотые равнины.

    «Паршенди, — сказала Ясна, — могут петь в такт друг другу, как бы далеко они ни были разделены. У них есть способность общаться, которую мы не понимаем. Могу только предположить, что у их двоюродных братьев паршменов то же самое. Им может не понадобиться услышать призыв к действию, чтобы восстать».

    Шаллан прочитала отчет, медленно кивая. — Нам нужно предупредить других, Ясна.

    — Думаешь, я не пытался? — спросила Ясна. «Я писал ученым и королям по всему миру. Большинство считают меня параноиком. Доказательства, которые вы с готовностью принимаете, другие называют неубедительными.

    «Арденты были моей самой большой надеждой, но их глаза затуманены вмешательством Иерократии. Кроме того, мои личные убеждения заставляют ярых скептически относиться ко всему, что я говорю. Моя мама хочет увидеть мои исследования, а это уже что-то. Мой брат и дядя могут поверить, и поэтому мы идем к ним.Она колебалась. «Есть еще одна причина, по которой мы ищем Расколотые равнины. Способ найти доказательства, которые могли бы убедить всех».

    — Уритиру, — сказала Шаллан. — Город, который ты ищешь?

    Ясна бросила на нее еще один быстрый взгляд. О древнем городе Шаллан впервые узнала, тайком прочитав записи Ясны.

    «Ты все еще слишком легко краснеешь, когда сталкиваешься с этим», — заметила Ясна.

    «Мне жаль.»

    — И извиниться тоже слишком легко.

    — Я… эм, возмущен?

    Ясна улыбнулась, взяв изображение Двойного Глаза.Она уставилась на него. «Где-то на Расколотых равнинах спрятан секрет. Секрет об Уритиру.

    — Ты сказал мне, что города там нет!

    «Это не так. Но путь к нему может быть». Ее губы сжались. «Согласно легенде, только Сияющий Рыцарь мог открыть путь».

    — К счастью, мы знаем двоих из них.

    «Опять же, ты не Сияющий, и я тоже. Возможность воспроизвести некоторые из вещей, которые они могли бы сделать, может не иметь значения. У нас нет их традиций и знаний.

    «Мы говорим о потенциальном конце самой цивилизации, не так ли?» — тихо спросила Шаллан.

    Ясна колебалась.

    — Пустоши, — сказала Шаллан. «Я очень мало знаю, но легенды…»

    «После каждого из них человечество было сломлено. Великие города в пепле, промышленность разрушена. Каждый раз знание и рост сводились к почти доисторическому состоянию — потребовалось столетий перестроек, чтобы восстановить цивилизацию до того состояния, в котором она была раньше.Она колебалась. «Я продолжаю надеяться, что ошибаюсь».

    — Уритиру, — сказала Шаллан. Она пыталась воздержаться от того, чтобы просто задавать вопросы, вместо этого пытаясь аргументировать свой путь к ответу. — Вы сказали, что город был своего рода базой или домом для Сияющих Рыцарей. Я не слышал о нем до того, как поговорил с вами, и поэтому могу догадаться, что он обычно не упоминается в литературе. Возможно, тогда это одна из тех вещей, о которых Иерократия скрыла знания?»

    — Очень хорошо, — сказала Ясна. «Хотя я думаю, что это начало превращаться в легенду еще до этого, Иерократия не помогла.

    «Значит, если он существовал до Иерократии, и если путь к нему был заблокирован после падения Сияющих… тогда он может содержать записи, не затронутые современными учеными. Неизменные, неизменные знания о Несущих Бездну и Связывании волн». Шаллан вздрогнула. «Вот почему мы действительно идем на Расколотые равнины».

    Ясна улыбнулась сквозь усталость. «Действительно очень хорошо. Мое пребывание в Паланеуме было очень полезным, но в некотором смысле и разочаровывающим. Подтвердив свои подозрения насчет паршунов, я также обнаружил, что многие записи великой библиотеки имеют те же признаки подделки, что и другие, которые я читал.Эта «очистка» истории, удаление прямых ссылок на Уритиру или Сияющих, потому что они мешали воринизму — это бесит. И люди спрашивают меня, почему я враждебно отношусь к церкви! Мне нужны первоисточники. Кроме того, есть истории — в которые я осмеливаюсь поверить — утверждающие, что Уритиру был святым и защищенным от Приносящих Пустоту. Может быть, это было выдумкой, но я не слишком большой ученый, чтобы надеяться, что что-то подобное может быть правдой.

    — А паршуны?

    «Мы постараемся убедить алети избавиться от них.

    «Непростая задача».

    — Почти невозможное, — сказала Ясна, вставая. Она начала упаковывать книги на ночь, складывая их в непромокаемый чемодан. «Паршмены — идеальные рабы. Покладистый, послушный. Наше общество стало слишком зависеть от них. Паршунам не нужно было бы прибегать к насилию, чтобы повергнуть нас в хаос — хотя я уверен, что именно это и произойдет — они могли бы просто уйти. Это вызовет экономический кризис».

    Она закрыла багажник, вытащив один том, и повернулась к Шаллан.«Убедить всех в том, что я говорю, нам не под силу без дополнительных доказательств. Даже если мой брат послушается, у него нет полномочий заставлять верховных князей избавиться от их паршунов. И, честно говоря, я боюсь, что у моего брата не хватит смелости рискнуть крахом, который может вызвать изгнание паршунов.

    — Но если они обратятся против нас, коллапс все равно наступит.

    — Да, — сказала Ясна. — Ты это знаешь, и я это знаю. Моя мама могла бы в это поверить. Но риск ошибиться настолько велик, что… что ж, нам потребуются доказательства — убедительные и неопровержимые доказательства.Итак, мы находим город. Любой ценой мы найдем этот город.

    Шаллан кивнула.

    — Я не хотела взваливать все это на твои плечи, дитя, — сказала Ясна, снова садясь. «Тем не менее, я признаю, что для меня облегчение говорить об этих вещах кому-то, кто не бросает мне вызов по всем остальным пунктам».

    — Мы сделаем это, Ясна, — сказала Шаллан. «Мы отправимся на Расколотые равнины и найдем Уритиру. Мы получим доказательства и убедим всех слушать.

    — Ах, оптимизм юности, — сказала Ясна. — Это тоже приятно иногда слышать. Она передала книгу Шаллан. «Среди Сияющих Рыцарей был орден, известный как Ткачи Света. Я очень мало знаю о них, но из всех источников, которые я читал, в этом содержится больше всего информации».

    Шаллан жадно взяла том. Words of Radiance , гласит заголовок. — Иди, — сказала Ясна. «Читать.»

    Шаллан взглянула на нее.

    — Я посплю, — пообещала Ясна с улыбкой на губах.— И перестань пытаться стать моей матерью. Я даже не позволю Навани сделать это».

    Шаллан вздохнула, кивнула и вышла из комнаты Ясны. Выкройка повязана сзади; весь разговор он промолчал. Когда она вошла в свою каюту, на душе у нее стало гораздо тяжелее, чем когда она вышла из нее. Она не могла избавиться от ужаса в глазах Ясны. Ясна Холин не должна ничего бояться, не так ли?

    Шаллан забралась на свою койку с книгой, которую ей дали, и мешочком со сферами.Часть ее жаждала начать, но она была истощена, ее веки опустились. Действительно стало поздно. Если бы она начала книгу сейчас…

    Возможно, лучше хорошенько выспаться, а затем освежиться и погрузиться в учебу нового дня. Она положила книгу на маленький столик рядом с кроватью, свернулась калачиком и позволила покачиванию лодки уговорить ее уснуть.

    Она проснулась от криков, криков и дыма.

    Знакомый скрежет дерева как моста встал на место.Топот ног в унисон, сначала плоский звук по камню, потом звонкий стук сапог по дереву. Отдаленные крики разведчиков, кричащие в ответ все чисто.

    Звуки бегущего по плато были знакомы Далинару. Когда-то он жаждал этих звуков. Он был нетерпелив между пробежками, тоскуя по шансу сразить Паршенди своим клинком, чтобы завоевать богатство и признание.

    Что Далинар пытался скрыть свой позор — стыд лежать в пьяном угаре, пока его брат сражался с убийцей.

    Обстановка плато была однородной: голые зубчатые скалы, большей частью того же тусклого цвета, что и каменная поверхность, на которой они стояли, лишь изредка нарушаемые скоплением закрытых каменных почек. Даже их, как следует из их названия, можно было принять за другие камни. Отсюда, где вы стояли, до самого горизонта не было ничего, кроме того же самого; и все, что вы привезли с собой, все человеческое меркло на фоне необъятности этих бескрайних расколотых равнин и смертоносных пропастей.

    С годами это занятие стало рутиной. Маршируют под этим белым солнцем, как расплавленная сталь. Пересечение промежутка за промежутком. В конце концов, пробежки по плато стали не столько ожидаемым, сколько упорным обязательством. Да, ради Гавилара и славы, но главным образом потому, что они — и враг — были здесь. Это было то, что вы сделали.

    Запахи плато были запахами великой тишины: обожженный камень, засохшие сливки, давно бродившие ветры.

    Совсем недавно Далинар возненавидел бег по плато.Они были легкомыслием, пустой тратой жизни. Они были не о выполнении Пакта о мести, а о жадности. На близлежащих плато, до которых было удобно добираться, появилось много самоцветов. Это не насыщало алети. Им нужно было идти дальше, к нападениям, которые дорого стоили.

    Впереди на плато сражались люди верховного князя Аладара. Они прибыли раньше армии Далинара, и история конфликта была знакомой. Мужчины против Паршенди, сражающиеся извилистой линией, каждая армия пытается отбросить другую.Люди могли выставить гораздо больше людей, чем паршенди, но паршенди могли быстрее достигать плато и быстро захватывать их.

    Разбросанные тела мостовиков на плацдарме, ведущем к пропасти, свидетельствовали об опасности нападения на окопавшегося врага. Далинар не упустил из виду мрачные выражения лиц своих телохранителей, когда они осматривали мертвых. Аладар, как и большинство других верховных князей, использовал философию Садеаса при беге по мосту. Быстрые, жестокие нападения, в которых рабочая сила рассматривалась как расходный ресурс.Так было не всегда. В прошлом мосты несли бронетанковые войска, но успех породил подражание.

    Военные лагеря нуждались в постоянном притоке дешевых рабов, чтобы кормить монстра. Это означало растущую чуму работорговцев и бандитов, бродящих по Невостребованным холмам и торгующих плотью. Еще кое-что придется изменить , подумал Далинар.

    Сам Аладар не воевал, а вместо этого устроил командный центр на соседнем плато. Далинар указал на развевающееся знамя, и один из его больших механических мостов встал на место.Тянутые чуллями и полные шестеренок, рычагов и кулачков, мосты защищали людей, которые на них работали. Они также были очень медленными. Далинар с самодисциплинированным терпением ждал, пока рабочие снесут мост, перекинув пропасть между этим плато и тем, где развевалось знамя Аладара.

    Как только мостик был установлен и заперт, его телохранитель во главе с одним из темноглазых офицеров капитана Каладина побежал на него с копьями к плечам. Далинар пообещал Каладину, что его людям не придется сражаться, кроме как защищать его.Как только они пересекли границу, Далинар пинком отправил Галланта в движение, чтобы перейти на командное плато Аладара. Далинар чувствовал себя слишком легко на спине жеребца из-за отсутствия Осколочного доспеха. За многие годы, прошедшие с тех пор, как он получил свой костюм, он ни разу не вышел на поле боя без него.

    Однако сегодня он не ехал в бой — не по-настоящему. Позади него развевалось личное знамя Адолина, и он повел большую часть армий Далинара на штурм плато, где уже сражались люди Аладара. Далинар не присылал никаких приказов относительно того, как должна проходить атака.Его сын был хорошо обучен, и он был готов взять на себя командование на поле боя — с генералом Халом, конечно, на его стороне, чтобы получить совет.

    Да, отныне Адолин будет руководить битвами.

    Далинар изменит мир.

    Он поехал к командирской палатке Аладара. Это был первый заход на плато после его провозглашения, требующего, чтобы армии работали вместе. Тот факт, что Аладар прибыл, как было приказано, а Ройон — нет, даже несмотря на то, что целевое плато было ближе всего к боевому лагерю Ройона, — сам по себе был победой.Небольшое поощрение, но Далинар возьмет все, что сможет.

    Он нашел верховного принца Аладара, наблюдающего за происходящим из небольшого павильона, установленного на защищенной, возвышенной части этого плато, возвышающегося над полем битвы. Идеальное место для командного пункта. Аладар был осколконосцем, хотя во время сражений он обычно одалживал свои доспехи и клинки одному из своих офицеров, предпочитая тактически вести бой из-за линии фронта. Опытный Носитель Осколков мог мысленно приказать Клину не растворяться, когда он отпускал его, хотя — в экстренной ситуации — Аладар мог призвать его к себе, заставив его исчезнуть из рук своего офицера в мгновение ока, а затем появиться в его собственных руках. через десять ударов сердца.Одалживание клинка требовало большого доверия с обеих сторон.

    Далинар спешился. Его лошадь, Галлант, свирепо посмотрела на конюха, пытавшегося схватить его, и Далинар похлопал коня по шее. — Он и сам поправится, сынок, — сказал он жениху. Большинство обычных женихов все равно не знали, что делать с одним из райшадиумов.

    В сопровождении своих охранников-мостиков Далинар присоединился к Аладару, который стоял на краю плато, наблюдая за полем битвы впереди и чуть ниже. Стройный и совершенно лысый мужчина имел кожу более темного загара, чем у большинства алети.Он стоял, заложив руки за спину, и был одет в острую традиционную униформу с такама, напоминающую юбку, хотя поверх нее был надет современный жакет, покрой которого соответствовал такаме.

    Такого стиля Далинар никогда раньше не видел. Аладар также носил тонкие усы и пучок волос под губой, опять же нетрадиционный выбор. Аладар был достаточно могущественным и достаточно известным, чтобы создавать свою собственную моду — и он делал это, часто задавая тренды.

    — Далинар, — сказал Аладар, кивнув ему. — Я думал, ты больше не собираешься драться на плато.

    — Нет, — сказал Далинар, кивая на знамя Адолина. Там солдаты хлынули через мосты Далинара, чтобы вступить в бой. Плато было настолько маленьким, что многим из людей Аладара пришлось отступить, чтобы освободить место, что они явно очень хотели сделать.

    — Сегодня ты чуть не проиграл, — заметил Далинар. — Хорошо, что у тебя была поддержка. Внизу войска Далинара восстановили порядок на поле боя и выступили против паршенди.

    — Возможно, — сказал Аладар.«Однако в прошлом я побеждал в одном из трех нападений. Наличие поддержки будет означать, что я выиграю еще несколько, конечно, но это также будет стоить половины моего заработка. Если предположить, что король даже назначит меня. Я не уверен, что мне станет лучше в долгосрочной перспективе».

    — Но так ты потеряешь меньше людей, — сказал Далинар. «И общий выигрыш для всей армии вырастет. Честь…»

    — Не говори со мной о чести, Далинар. Я не могу платить своим солдатам честью и не могу использовать ее, чтобы другие верховные князья не свернули мне шею.Ваш план благоприятствует самым слабым из нас и подрывает успех».

    — Ладно, — отрезал Далинар, — честь для тебя ничего не стоит. Ты будешь повиноваться, Аладар, потому что этого требует твой король. Это единственная причина, которая вам нужна. Ты будешь делать, как сказано».

    «Или?» — сказал Аладар.

    — Спроси Йенев.

    Аладар вздрогнул, как от пощечины. Десять лет назад верховный принц Йенев отказался принять объединение Алеткара. По приказу Гавилара Садеас вызвал этого человека на дуэль.И убил его.

    «Угрозы?» — спросил Аладар.

    «Да.» Далинар повернулся и посмотрел в глаза низкорослому мужчине. — Я закончил упрашивать, Аладар. Я закончил спрашивать. Когда ты не подчиняешься Элокару, ты насмехаешься над моим братом и тем, что он отстаивал. Я хочу, чтобы у было единое королевство».

    — Забавно, — сказал Аладар. «Хорошо, что ты упомянул Гавилара, поскольку он не с честью объединил королевство. Он делал это с ножами в спине и солдатами на поле боя, отсекая головы всем, кто сопротивлялся.Значит, мы снова к этому возвращаемся? Такие вещи не очень похожи на красивые слова из твоей драгоценной книги.

    Далинар стиснул зубы, отвернувшись, чтобы посмотреть на поле боя. Его первым порывом было сказать Аладару, что он офицер под командованием Далинара, и отчитать этого человека за его тон. Относитесь к нему как к новобранцу, нуждающемуся в исправлении.

    Но что, если Аладар просто проигнорировал его? Заставит ли он человека подчиниться? У Далинара не было для этого войск.

    Он понял, что раздражен — больше на себя, чем на Аладара.Он пришел на это плато не для того, чтобы драться, а чтобы поговорить. Убеждать. Навани была права. Далинару нужно было больше, чем резкие слова и военные приказы, чтобы спасти это королевство. Ему нужна была верность, а не страх.

    Но бури берут его, как ? То, что он убеждал в жизни, он делал со шпагой в руке и кулаком в лицо. Гавилар всегда был тем, кто говорил правильные слова, тем, кто мог заставить людей слушать.

    Далинар не имел права пытаться быть политиком.

    Половина парней на поле боя, вероятно, сначала не считали себя солдатами, , прошептала часть его. Ты не можешь позволить себе роскошь быть плохим в этом. Не жалуйтесь. Изменять.

    «Паршенди напирают слишком сильно», — сказал Аладар своим генералам. «Они хотят столкнуть нас с плато. Скажи людям, чтобы они немного уступили и позволили паршенди потерять свое преимущество в опоре; это позволит нам окружить их».

    Генералы кивнули, один отдал приказ.

    Далинар сузил глаза, глядя на поле боя, читая его. — Нет, — мягко сказал он.

    Генерал перестал отдавать приказы. Аладар взглянул на Далинара.

    — Паршенди готовятся к отступлению, — сказал Далинар.

    «Они точно так себя не ведут».

    — Им нужно место для дыхания, — сказал Далинар, читая водоворот боя внизу. «Они почти собрали драгоценное сердце. Они будут продолжать упорно атаковать, но быстро отступят вокруг куколки, чтобы выиграть время для окончательного сбора урожая.Это то, что вам нужно остановить».

    Паршенди бросились вперед.

    «Я взял очко в этом забеге, — сказал Аладар. «По вашим собственным правилам последнее слово в нашей тактике остается за мной».

    — Я только наблюдаю, — сказал Далинар. «Сегодня я даже не командую собственной армией. Вы можете выбирать свою тактику, и я не буду вмешиваться».

    Аладар задумался, затем тихо выругался. «Предположим, что Далинар прав. Подготовьте людей к отступлению паршенди. Отправьте ударную группу вперед, чтобы обезопасить куколку, которая должна быть почти открыта.

    Генералы установили новые детали, и гонцы помчались с тактическими приказами. Аладар и Далинар бок о бок смотрели, как паршенди продвигаются вперед. Это их пение витало над полем боя.

    Затем они отступили, как всегда осторожно переступая через тела мертвых. Готовые к этому человеческие войска устремились следом. Под предводительством Адолина в сверкающих доспехах ударная группа свежих войск прорвала линию паршенди и достигла куколки.Другие человеческие войска хлынули через брешь, которую они открыли, оттеснив паршенди во фланг, превратив отступление паршенди в тактическую катастрофу.

    За считанные минуты паршенди покинули плато, отскочив и спасаясь бегством.

    — Проклятие, — тихо сказал Аладар. «Я ненавижу за то, что ты так хорош в этом».

    Далинар сузил глаза, заметив, что некоторые убегающие паршенди остановились на плато недалеко от поля боя. Они задержались там, хотя большая часть их сил продолжала уходить.

    Далинар махнул рукой одному из слуг Аладара, чтобы тот передал ему подзорную трубу, затем поднял ее, сосредоточившись на этой группе. На краю плато стояла фигура в блестящих доспехах.

    Паршендский Осколконосец, подумал он. Тот, что из битвы у Башни. Он чуть не убил меня.

    Далинар мало что помнил из той встречи. Ближе к концу его избили почти до потери сознания. Этот осколконосец не участвовал в сегодняшней битве.Почему? Конечно, с Носителем осколков они могли бы открыть куколку раньше.

    Далинар почувствовал внутри себя тревожную яму. Один этот факт, наблюдающий Осколконосец, полностью изменил его представление о битве. Он думал, что смог прочитать, что происходит. Теперь ему пришло в голову, что тактика врага была более непрозрачной, чем он предполагал.

    — Некоторые из них все еще там? — спросил Аладар. «Смотришь?»

    Далинар кивнул, опуская подзорную трубу.

    «Они делали это раньше в каком-либо сражении, в котором вы участвовали?»

    Далинар покачал головой.

    Аладар на мгновение задумался, а затем приказал своим людям на плато сохранять бдительность, а разведчикам выставили наблюдение за неожиданным возвращением паршенди.

    — Спасибо, — неохотно добавил Аладар, повернувшись к Далинару. — Ваш совет оказался полезным.

    — Ты доверял мне, когда дело касалось тактики, — сказал Далинар, повернувшись к нему. «Почему бы не попробовать доверить мне то, что лучше для этого королевства?»

    Аладар изучал его. Позади солдаты приветствовали свою победу, и Адолин вырвал драгоценное сердце из кокона.Другие рассредоточились, ожидая ответной атаки, но никто не пришел.

    — Хотел бы я, Далинар, — наконец сказал Аладар. «Но это не про тебя. Речь идет о других верховных князьях. Может быть, я мог бы доверять вам, но я никогда не буду доверять им. Ты просишь меня слишком сильно рисковать собой. Остальные сделают со мной то же, что Садеас сделал с тобой в Башне.

    «Что, если я смогу привести остальных? Что, если я смогу доказать вам, что они заслуживают доверия? Что, если я смогу изменить направление этого королевства и этой войны? Последуешь ли ты за мной?

    — Нет, — сказал Аладар.»Мне жаль.» Он отвернулся, зовя свою лошадь.

    Обратная дорога была грустной. Они выиграли, но Аладар держался на расстоянии. Как мог Далинар делать так много вещей так правильно, но при этом быть неспособным убедить таких людей, как Аладар? И что значило, что паршенди меняют тактику на поле боя, не вступая в бой со своим Осколконосцем? Они слишком боялись потерять свои Осколки?

    Когда, наконец, Далинар вернулся в свой бункер в военном лагере — повидав своих людей и отправив отчет королю — он обнаружил, что его ждет неожиданное письмо.

    Он послал за Навани, чтобы та прочитала ему слова. Далинар ждал в своем личном кабинете, глядя на стену со странными глифами. Они были отшлифованы, царапины спрятаны, но бледное пятно камня шептало.

    Шестьдесят два дня.

    Шестьдесят два дня, чтобы найти ответ. Ну, шестьдесят уже. Не так много времени, чтобы спасти королевство, подготовиться к худшему. Пылкие осудили бы это пророчество в лучшем случае как шутку, а в худшем — как богохульство.Предсказывать будущее было запрещено. Это были Несущие Пустоту. Даже азартные игры вызывали подозрения, поскольку побуждали людей искать секреты того, что должно было произойти.

    Он все равно верил. Ибо он подозревал, что его собственная рука написала эти слова.

    Пришла Навани, просмотрела письмо и начала читать вслух. Оказалось, что оно было от старого друга, который должен был вскоре прибыть на Расколотые равнины и который мог бы помочь Далинару решить его проблемы.

    Каладин шел впереди в пропасти, как и имел право.

    Они использовали веревочную лестницу, как в армии Садеаса. Эти лестницы были отвратительной вещью, веревки были изношены и покрыты мхом, а доски сильно пострадали от сильных бурь. Каладин никогда не терял человека из-за штурма лестниц, но всегда волновался.

    Этот был совершенно новым. Он точно знал это, так как Ринд, квартирмейстер, почесал в затылке, услышав просьбу, а затем приказал построить один в соответствии со спецификациями Каладина. Она была крепкой и хорошо сделанной, как и сама армия Далинара.

    Каладин в последнем прыжке достиг дна. Сил слетел вниз и приземлился ему на плечо, когда он поднял сферу, чтобы осмотреть дно пропасти. Один сапфировый брови сам по себе стоил больше, чем вся его зарплата мостовика.

    В армии Садеаса ущелья часто посещали мостовики. Каладин до сих пор не знал, была ли его цель собрать все возможные ресурсы с Расколотых Равнин, или же он действительно хотел найти что-то низкопробное — и сломавшее волю — для мостовиков, которым они могли бы заняться между проходами.

    Однако дно пропасти здесь осталось нетронутым. Не было ни тропинок, прорубленных сквозь сплетение листьев бури на земле, ни нацарапанных лишайником на стенах посланий или инструкций. Как и другие пропасти, эта открывалась, как ваза, шире у дна, чем у треснувшей верхушки — результат того, что во время сильных бурь через нее мчались воды. Пол был относительно ровным, выровненным затвердевшим осадком отстоявшейся кремы.

    Двигаясь вперед, Каладин должен был пробираться через всевозможные обломки.Сломанные ветки и бревна от деревьев, принесенных ветром с Равнин. Треснувшие скорлупы камнепочек. Бесчисленные сплетения высохших лоз, переплетенных друг с другом, как выброшенная пряжа.

    И тела, конечно.

    Много трупов оказалось в пропастях. Всякий раз, когда люди проигрывали битву за плато, им приходилось отступать и оставлять своих мертвецов. Бури! Садеас часто оставлял трупы, даже если побеждал, а мостовиков он оставлял ранеными, брошенными, даже если их можно было спасти.

    После сильного шторма мертвецы оказались здесь, в пропастях. А так как бури дули на запад, в сторону военных лагерей, то и тела смыло в этом направлении. Каладину было трудно двигаться, не наступив на кости, сплетенные в скопившейся листве на дне пропасти.

    Он пробирался так почтительно, как только мог, пока Рок достиг дна позади него, произнося тихую фразу на своем родном языке. Каладин не мог понять, было ли это проклятием или молитвой. Сил двинулась с плеча Каладина, взмыла в воздух, а затем по дуге рухнула на землю.Там она приняла то, что он считал своим истинным обликом, — молодую женщину в простом платье, которое чуть ниже колен обтрепывалось до тумана. Она взгромоздилась на ветку и уставилась на бедренную кость, торчащую из мха.

    Она не любила насилие. Он не был уверен, понимает ли она даже сейчас смерть. Она говорила об этом, как ребенок, пытающийся понять что-то, что выше ее.

    — Какой беспорядок, — сказал Тефт, достигнув дна. «Ба! Это место вообще не видело никакого ухода.

    — Это могила, — сказал Рок. «Мы ходим в могилу».

    — Все пропасти — могилы, — сказал Тефт, его голос эхом отдавался в сырых помещениях. — Это просто грязная могила.

    — Трудно найти смерть, которая не была бы грязной, Тефт, — сказал Каладин.

    Тефт хмыкнул, затем начал приветствовать новобранцев, когда они достигли дна. Моаш и Скар наблюдали за Далинаром и его сыновьями, когда они присутствовали на каком-то светлоглазом пиру — чего Каладин был рад избежать.Вместо этого он пришел сюда с Тефтом.

    К ним присоединились сорок мостовиков — по два из каждого реорганизованного экипажа, — которых Тефт тренировал в надежде, что из них получатся хорошие сержанты для своих экипажей.

    «Внимательно посмотрите, ребята, — сказал им Тефт. «Вот откуда мы родом. Вот почему некоторые называют нас отрядом костей. Мы не собираемся заставлять вас проходить через все, что мы делали, и радоваться! В любой момент нас мог унести сильный шторм. Теперь, когда нас ведут штурмовики Далинара Холина, у нас не будет такого риска — и мы будем держаться поближе к выходу на всякий случай…»

    Каладин скрестил руки на груди, наблюдая, как Тефт инструктирует, пока Рок вручает солдатам тренировочные копья.У самого Тефта не было копья, и хотя он был ниже собравшихся вокруг него мостовиков, одетых в простую солдатскую форму, они казались совершенно запуганными.

    Что еще вы ожидали? Каладин подумал. Это мостовики. Сильный ветер мог их подавить.

    Тем не менее, Тефт выглядел полностью контролирующим ситуацию. Удобно так. Это было правильно. Что-то в этом было просто… правильным.

    Вокруг головы Каладина материализовался рой маленьких светящихся сфер, спрен в форме золотых сфер, которые метались из стороны в сторону.Он вздрогнул, глядя на них. Глориспрен. Бури. Ему казалось, что он не видел ничего подобного уже много лет.

    Сил взмыла в воздух и присоединилась к ним, хихикая и кружась вокруг головы Каладина. — Гордишься собой?

    — Тефт, — сказал Каладин. «Он лидер».

    «Конечно. Ты дал ему звание, не так ли?

    — Нет, — сказал Каладин. «Я ему не давал. Он утверждал это. Ну давай же. Давай прогуляемся.»

    Она кивнула, приземлилась в воздухе и устроилась, скрестив ноги в коленях, как будто чинно садилась на невидимый стул.Она продолжала парить там, двигаясь точно в ногу с ним.

    — Я вижу, снова отказываюсь от всяких притворных повиновений законам природы, — сказал он.

    « Естественные законы?» — сказала Сил, найдя эту концепцию забавной. — Законы принадлежат людям, Каладин. В природе их нет!»

    «Если я подброшу что-то вверх, оно упадет обратно».

    «За исключением случаев, когда это не так».

    «Это закон».

    — Нет, — сказала Сил, глядя вверх. «Это больше похоже на… больше похоже на соглашение между друзьями.

    Он посмотрел на нее, приподняв бровь.

    — Мы должны быть последовательны, — сказала она, заговорщицки наклоняясь. — Или мы сломаем тебе мозги.

    Он фыркнул, обходя груду костей и палок, пронзенных копьем. Покрытый ржавчиной, он выглядел как памятник.

    — О, да ладно, — сказала Сил, встряхивая волосами. «Это стоило 90 189, по крайней мере, 90 190 смешков».

    Каладин продолжал идти.

    — Фырканье — это , а не смешок, — сказала Сил.«Я знаю это, потому что я умный и красноречивый. Вы должны сделать мне комплимент сейчас.

    «Далинар Холин хочет восстановить Сияющих рыцарей».

    — Да, — высокомерно сказала Сил, повиснув в уголке его зрения. «Блестящая идея. Хотел бы я подумать об этом». Она торжествующе ухмыльнулась, а потом нахмурилась.

    «Какой?» — сказал он, поворачиваясь к ней.

    — Тебе никогда не казалось несправедливым, — сказала она, — что спрены не могут привлекать спренов? Я должен действительно иметь там своих собственных спренов славы.

    — Я должен защитить Далинара, — сказал Каладин, не обращая внимания на ее жалобу. — Не только он, но и его семья, может быть, и сам король. Хотя мне не удалось удержать кого-то от проникновения в комнаты Далинара. Он до сих пор не мог понять, как кому-то удалось проникнуть внутрь. Если только это был не человек. «Мог ли спрен сделать эти глифы на стене?» Однажды Сил несла лист. У нее была какая-то физическая форма, просто немного.

    — Не знаю, — сказала она, глядя в сторону.«Я видел…»

    «Какой?»

    — Спрены похожи на красную молнию, — тихо сказала Сил. «Опасный спрен. Спрена я раньше не видел. Иногда я ловлю их на расстоянии. Штормовые спрены? Что-то опасное приближается к . В этом глифы верны.

    Он некоторое время жевал это, затем, наконец, остановился и посмотрел на нее. — Сил, есть еще такие, как я?

    Ее лицо стало торжественным. «Ой.»

    «Ой?»

    «О, , этот вопрос.

    — Значит, вы этого ждали?

    «Да. Вроде, как бы, что-то вроде.»

    — Значит, у тебя было достаточно времени, чтобы подумать над хорошим ответом, — сказал Каладин, сложив руки на груди и прислонившись спиной к сухому участку стены. «Это заставляет меня задаться вопросом, придумали ли вы веское объяснение или вескую ложь».

    «Ложь?» Сказала Сил, ошеломленная. «Каладин! Как вы думаете, кто я? Загадочный?

    — А что такое криптик?

    Сил, все еще сидящая, словно на стуле, выпрямилась и склонила голову набок.— Вообще-то… я понятия не имею. Хм.»

    «Сил…»

    «Я серьезно , Каладин! Я не знаю. Я не помню». Она схватила свои волосы, взяв в каждую руку по пучку белой полупрозрачности, и потянула их в сторону.

    Он нахмурился, затем указал. «Это…»

    — Я видела, как женщина делала это на рынке, — сказала Сил, снова откидывая волосы в стороны. «Это значит, что я расстроен. Я думаю, это должно быть больно. Итак… ау? В любом случае, я не хочу рассказывать вам то, что знаю.Я делаю! Я просто… я не знаю того, что я знаю.

    «Это не имеет смысла».

    «Ну, представьте, как это расстраивает

    Каладин вздохнул, а затем продолжил путь вдоль пропасти, минуя лужи стоячей воды, забитые обломками. Вдоль одной из стен пропасти росла кучка предприимчивых камнепочек. Здесь не должно быть много света.

    Он глубоко вдохнул ароматы перегруженной жизни. Мох и плесень. Большинство тел здесь были просто костями, хотя он избегал одного участка земли, кишащего красными точками спренов гниения.Прямо рядом с ним группа жабоцветов развевала в воздухе свои нежные веерообразные листья, и те танцевали с зелеными пятнышками спренов жизни. Жизнь и смерть пожали друг другу руки здесь, в пропасти.

    Он исследовал несколько ответвляющихся путей пропасти. Было странно не знать эту область; Ближайшие к лагерю Садеаса пропасти он изучил лучше, чем сам лагерь. По мере того, как он шел, пропасть становилась глубже, и пространство открывалось. Он сделал несколько отметин на стене.

    Вдоль одной развилки он нашел круглую открытую площадку с небольшим мусором.Он заметил это, затем пошел назад, снова отмечая стену, прежде чем взять другую ветку. В конце концов, они вошли в другое место, где пропасть открывалась, расширяясь в просторное пространство.

    — Приходить сюда было опасно, — сказала Сил.

    — В пропасти? — спросил Каладин. — Так близко к военным лагерям не должно быть никаких демонов пропасти.

    «Нет. Я имел в виду для себя, войти в это царство до того, как нашел тебя. Это было опасно».

    «Где ты был раньше?»

    «Другое место.С большим количеством спренов. Я плохо помню… в воздухе были огни. Живые огни».

    — Как спраны жизни.

    «Да. И нет. Приходя сюда рисковал смертью. Без тебя, без разума, порожденного этим миром, я не мог бы думать. В одиночестве я был просто еще одним спреном ветра.

    — Но ты не спрен ветра, — сказал Каладин, стоя на коленях у большого водоема. — Вы спрены чести.

    — Да, — сказала Сил.

    Каладин сомкнул руку вокруг своей сферы, нанеся почти тьму в похожее на пещеру пространство.Наверху был день, но эта трещина неба была далекой, недосягаемой.

    Горы мусора, принесенного наводнением, упали в тени, которые, казалось, почти снова обрели плоть. Груды костей приобрели вид обмякших рук, высоко нагроможденных трупов. Через мгновение Каладин вспомнил об этом. С криком атакует ряды паршендиских лучников. Его друзья умирают на бесплодных плато, корчась в собственной крови.

    Грохот копыт по камню. Нелепое пение чужих языков. Крики мужчин, как светлоглазых, так и темноглазых.Мир, которому наплевать на мостовиков. Они были отказом. Жертвы, которые будут брошены в пропасти и унесены очистительными потоками.

    Это был их истинный дом, эти дыры в земле, эти места ниже, чем где бы то ни было. Когда его глаза привыкли к полумраку, воспоминания о смерти отступили, хотя он никогда не освободится от них. Он навсегда сохранит эти шрамы в своей памяти, как многие на его плоти. Как те, что у него на лбу.

    Бассейн перед ним светился темно-фиолетовым.Он заметил это раньше, но в свете его сферы было труднее разглядеть. Теперь, в сумраке, бассейн мог проявить свое жуткое сияние.

    Сил приземлилась на бортик бассейна, выглядя как женщина, стоящая на берегу океана. Каладин нахмурился, наклоняясь, чтобы рассмотреть ее повнимательнее. Она казалась… другой. Изменилось ли ее лицо?

    — Таких, как ты, , , — прошептала Сил. «Я не знаю их, но я знаю, что другие спрены пытаются по-своему вернуть утраченное.

    Она посмотрела на него, и теперь ее лицо приобрело знакомый вид. Мимолетное изменение было настолько незаметным, что Каладин не был уверен, выдумал ли он его.

    — Я единственный спрен чести, который пришел, — сказала Сил. — Я… — Она, казалось, потянулась, чтобы вспомнить. «Мне запретили. Я все равно пришел. Чтобы найти тебя.

    — Ты знал меня?

    «Нет. Но я знал, что найду тебя». Она улыбнулась. «Я провел время со своими двоюродными братьями в поисках».

    «Спрены ветра».

    «Без связи я в основном одна из них», — сказала она.«Хотя у них нет возможности делать то, что делаем мы. И то, что мы делаем, важно. Настолько важным, что я бросил все, бросив вызов Отцу Бури, на будущее. Вы видели его. В бурю».

    Волосы на руках Каладина встали дыбом. Он действительно видел существо во время шторма. Лицо столь же огромное, как само небо. Что бы это ни было — спрен, Вестник или бог — оно не умерило свои бури для Каладина в тот день, который он провел на взводе.

    — Мы нужны, Каладин, — мягко сказала Сил. Она помахала ему, и он опустил руку на берег крошечного фиолетового океана, мягко светящегося в бездне.Она наступила ему на руку, и он встал, подняв ее.

    Она прошлась по его пальцам, и он действительно почувствовал небольшой вес, что было необычно. Он повернул руку, когда она подошла, пока она не оказалась на одном пальце, ее руки сцеплены за спиной, встретившись с ним взглядом, когда он держал этот палец перед своим лицом.

    — Ты, — сказала Сил. «Тебе нужно стать тем, кого ищет Далинар Холин. Не позволяйте ему искать напрасно».

    — Они заберут его у меня, Сил, — прошептал Каладин.«Они найдут способ забрать вас у меня».

    «Это глупость. Вы знаете, что это так».

    «Я знаю, что это так, но я чувствую что это не так. Они сломали меня, Сил. Я не то, что ты думаешь обо мне. Я не Сияющий.

    — Этого я не видела, — сказала Сил. «На поле боя после предательства Садеаса, когда люди оказались в ловушке, брошены. В тот день я увидел героя».

    Он посмотрел ей в глаза. У нее были зрачки, хотя они были созданы только из разных оттенков белого и синего, как и все остальное в ней.Она светилась мягче, чем самая слабая из сфер, но этого было достаточно, чтобы зажечь его палец. Она улыбнулась, выглядя совершенно уверенной в нем.

    По крайней мере, один из них был.

    — Я попробую, — прошептал Каладин. Обещание.

    — Каладин? Это был голос Рока с характерным акцентом рогоеда. Он произнес имя «кал-а- дин » вместо обычного « кал -а-дин».

    Сил отрезала палец Каладина, превратившись в светящуюся ленту и перелетев на Скалу.Он выказал ей уважение в своей манере рогоеда, коснувшись по очереди одной рукой своего плеча, а затем поднеся руку ко лбу. Она хихикнула; ее глубокая серьезность моментально превратилась в девичью радость. Сил могла быть только кузиной спренов ветра, но она явно разделяла их озорной характер.

    — Привет, — сказал Каладин, кивая Року и ловя рыбу в бассейне. Он вышел с аметистовой вертелкой и поднял ее. Где-то там, на Равнинах, светлоглазый умер с этим в кармане.«Богатство, если бы мы все еще были мостовиками».

    — Мы все еще мостовики, — сказал Рок, подходя. Он вырвал сферу из пальцев Каладина. «А это еще богатство. Ха! Специи, которые у них есть для нас, составляют тума’алки ! Я обещал, что не буду готовить навоз для людей, но это трудно, поскольку солдаты привыкли к пище, которая ненамного лучше». Он поднял сферу. «Я использую его , чтобы купить лучше, а?»

    — Конечно, — сказал Каладин. Сил приземлилась на плечо Рока и превратилась в молодую женщину, а затем села.

    Рок посмотрел на нее и попытался поклониться собственному плечу.

    — Перестань мучить его, Сил, — сказал Каладин.

    «Это так весело!»

    «Должна похвалить тебя за помощь нам, мафа’лики », — сказал ей Рок. «Я вынесу все, что вы от меня пожелаете. И теперь, когда я свободен, я могу создать храм, подходящий для тебя.

    «Святилище ?» — сказала Сил, расширив глаза. «Оооо».

    «Сил!» — сказал Каладин. «Прекрати. Рок, я видел хорошее место для тренировок мужчин.Это еще пара ответвлений. Я отметил это на стенах.

    «Да, мы видели эту штуку», — сказал Рок. «Тефт привел людей туда. Это странно. Это место пугает; это место, куда никто не приходит, а ведь новобранцы…»

    — Они открываются, — предположил Каладин.

    «Да. Как ты узнал, что это произойдет?

    — Они были там, — сказал Каладин, — в боевом лагере Садеаса, когда нам поручили исключительное дежурство в пропастях. Они видели, что мы делали, и слышали истории о нашем обучении здесь.Привозя их сюда, мы приглашаем их внутрь, как на инициацию».

    У Тефта были проблемы с тем, чтобы бывшие мостовики проявили интерес к его тренировкам. Старый солдат всегда раздражённо шипел на них. Они настаивали на том, чтобы остаться с Каладином, а не на свободе, так почему бы им не научиться?

    Их нужно было пригласить. Не только словами.

    — Да, хорошо, — сказал Рок. «Сигзил прислал меня. Он хочет знать, готовы ли вы практиковать свои способности.

    Каладин глубоко вздохнул, взглянув на Сил, и кивнул. «Да. Приведи его. Мы можем сделать это здесь».

    «Ха! Ну наконец то. Я приведу его.


    Words of Radiance © Brandon Sanderson, 2014
    Присоединяйтесь к обсуждению в спойлерной ветке Words of Radiance!

    СЕРИЯ АРХИВ БУРМЛАЯ® | Брэндон Сандерсон

    Получивший широкую известность за завершение саги Роберта Джордана «Колесо времени», Брэндон Сандерсон теперь начинает свой собственный грандиозный цикл, не менее амбициозный и захватывающий.

    Рошар — мир камня и бури. Сверхъестественные бури невероятной силы проносятся по каменистой местности так часто, что они повлияли как на экологию, так и на цивилизацию. Животные прячутся в ракушках, деревья тянут ветки, а трава втягивается в беспочвенную землю. Города строятся только там, где топография предлагает убежище.

    Прошли столетия с момента падения десяти священных орденов, известных как Сияющие Рыцари, но их Осколочные Клинки и Осколочные Доспехи остались: мистические мечи и комплекты доспехов, которые превращают обычных людей в почти непобедимых воинов.Люди обменивают королевства на осколочные клинки. Войны ведутся для них и выигрываются ими.

    Одна из таких войн бушует на разрушенном ландшафте под названием Расколотые равнины. Там Каладин, который променял свое медицинское образование на копье, был обращен в рабство. В бессмысленной войне, где десять армий сражаются по отдельности против одного врага, он изо всех сил пытается спасти своих людей и понять лидеров, которые считают их расходным материалом.

    Светлорд Далинар Холин командует одной из этих армий.Как и его брат, покойный король, он очарован древним текстом под названием Путь королей . Обеспокоенный непреодолимыми видениями древних времен и Сияющих Рыцарей, он начал сомневаться в собственном здравомыслии.

    За океаном неопытная молодая женщина по имени Шаллан стремится обучаться у выдающегося ученого и печально известного еретика Джасны Холин, племянницы Далинара. Хотя она искренне любит учиться, мотивы Шаллан далеко не чисты. Поскольку она планирует дерзкую кражу, ее исследования для Ясны намекают на секреты Сияющих рыцарей и на истинную причину войны.

    Результат более чем десятилетнего планирования, написания и создания мира,  Путь королей  , всего лишь первая часть Архива Буресвета, смелый шедевр в процессе создания.

    Снова произнеси древние клятвы,

    Жизнь перед смертью.
    Сила перед слабостью.
    Путешествие до места назначения.

    и вернуть людям осколки, которые они когда-то носили.

    Сияющие рыцари должны снова встать.

    Брэндон Сандерсон: Мастер финала | Уилл Гордон

    Обложка Words of Radiance. Автор Майкл Уилан.

    Содержит спойлеры для A Memory of Light, Words of Radiance и Oathbringer.

    Он один из лучших в своем деле в создании захватывающего и приятного финала, полного высокооктанового действия. Сандерсон также является одним из немногих, кто уделяет много времени исключительно финалам. Его вклад в проект Роберта Джордана Колесо времени можно считать мастер-классом с высокими ставками.

    Финалы Сандерсона — это тщательно сплетенная работа. В своем письме он поражает своим высокотехнологичным пониманием того, как построить книгу до грандиозного финала.Изучение его финалов дает более глубокое понимание его мастерства и осознание того, что этот человек продолжает укреплять свою позицию мастера финала с каждым новым эпическим фэнтези, которое он пишет.

    Великий момент развития персонажа имеет решающее значение в финале Сандерсона.

    «Я начинаю с финала», — говорит Сандерсон в эпизоде ​​12:24 «Создание отличных набросков» подкаста «Письменные оправдания». «Вот эта действительно крутая сфокусированная кульминационная сцена, где персонаж часто понимает, [кого] они пересекают, делая что-то действительно классное.”

    Этот момент — сердце финала Сандерсона. Он подстраивается к этому, приближаясь к верной гибели, пока в этот момент изображенный персонаж не поднимается и не меняет ход событий. Эти моменты кажутся такими приятными из-за того, что Сандерсон работал над своими набросками в обратном направлении, чтобы работать над обещаниями и отдачей своей истории.

    «Все истории обещают», — сказал Сандерсон своему классу на одной из своих (бесплатных!) университетских лекций, доступных на его канале YouTube. «Контролировать свои обещания и то, что вы делаете, — это признак мастерства в искусстве.

    Работая над концовкой, Сандерсон прорабатывает расплату персонажей в финале, реконструируя обещания, которые он дал ранее в своей работе. С помощью этого метода Сандерсон гарантирует, что обещание-выплата принесет его читателям надлежащие проводы.

    Сандерсон идет еще дальше. Это часть его построения мира. Персонажи, такие как Сияющие рыцари из Архива Буресвета , , становятся сильнее, когда приходят к соглашению с тем, кто они есть.Говоря «Слова» правды, Сияющие Рыцари получают новые силы. В «Космере» Сандерсона в целом Физическая, Познавательная и Духовная сферы означают, что развитие характера ведет к завершенному, самоидеализированному «я».

    В Words of Radiance , в финале, Каладин, наконец, сталкивается со своим кризисом долга, себя и справедливости, с которым он боролся на протяжении всей книги, заявляя: «Я буду защищать даже тех, кого ненавижу, пока это правильно». ». В этот момент Каладин получает в награду Syl-Shardblade — еще один шаг к тому, чтобы стать полноценным Сияющим Рыцарем.

    Источник: https://www.brandonsanderson.com/about-brandon/

    Сандерсон усиливает напряжение в своих финалах, строя их на основе циклов «попытка-неудача». Цикл «попытка-неудача» — это писательский прием, который создает напряжение и рост за счет того, что персонажи терпят неудачу, а обстоятельства ухудшаются до успеха или финала.

    Память о Свете Вскрытие Demandred — прекрасный пример цикла «попытка-неудача». Неоднократная неудача убить Демандреда в Финальной битве делает его угрозой.Он убивает Гавина. Он побеждает Галада. Его авторитет как активного, настоящего антагониста растет. Затем появляется Лан. Благодаря циклу «попытка-неудача» создается дополнительное напряжение. Чего будет стоить победа над Демандредом? Таким образом, когда Лан побеждает его, победа выделяется тем больше, что становится слаще благодаря использованию попытки-неудачи, тем более что цикл посеял семена сомнения относительно того, сможет ли Лан победить Демандреда.

    Но когда Сандерсон использует подход цикла «попытка-неудача», он дополняет его целым набором трюков.Сандерсон строит свои сцены таким образом, чтобы в конце акцентировать внимание на последствиях, сомнениях, неудачах и новых угрозах. Он оставляет персонажей в ухудшающихся условиях, снова и снова наращивая напряжение, что приводит к крещендо гибели, прежде чем он позволяет своим героям вернуться к победе.

    Еще одна подсказка — это то, как Сандерсон меняет темп своей сцены POV. Глядя на страницы его финалов, чем ближе к крещендо, тем короче становятся сцены. Быстро переключаясь между своими точками зрения, Сандерсон забивает растущее напряжение.

    Итак, разобравшись с концепцией, давайте более подробно рассмотрим последнюю модель Sanderson, Oathbringer.

    Финал Oathbringer следует за крушением коалиции Далинара перед лицом правды о Приносящих Бездну. Силы Одиума прибывают и осаждают Тайлен-Сити, оттесняя героев и их немногочисленных союзников на край. Поскольку каждый персонаж стоит на пороге смерти или отчаяния, Далинар встает, отказываясь позволить Одиуму взять на себя ответственность за совершенные им злодеяния.Его заявление принять то, что он сделал, и лучше действовать как Слова, буквально объединяя своих союзников, позволяя им снова работать вместе, чтобы переломить ситуацию и положить конец осаде.

    Далинар Противостоит Одиуму и берет на себя ответственность — важный момент характера Oathbringer. Это расплата за обещание, данное в книге в начале, — это обещание продолжающейся дуги персонажа Далинара. Далинар пытался объединить людей с года Пути королей года.Теперь, в Oathbringer, , ему нужно объединить мир против угрозы, которую представляет Odium.

    На протяжении Oathbringer, он изо всех сил пытался сделать это из-за своего старого, темного наследия, как Blackthorn. В финале, когда его идеи о коалиции разбиты, враг у ворот, его друзья и союзники рассеяны, Одиум предлагает Далинару шанс присоединиться к нему, признать себя Терновником и нанести удар, который разделит народы Рошара. достаточно для победы Одиума.Вместо этого Далинар отказывается, берет на себя ответственность и продвигается вперед. В образе Ворда Далинар объединяет своих сторонников, чтобы выиграть битву. Далинар заканчивает книгу, добившись своей величайшей победы — он создал коалицию, которую изо всех сил пытался создать, и справился со своими личными потрясениями из-за своего наследия в качестве Терновника.

    Все это проявляется в использовании цикла попытки-неудачи. Перед моментом Далинара сцены в финале заканчиваются вызовом или гибелью: Далинар уходит, чтобы встретиться с Одиумом, Острые ощущения берут верх, Шаллан не может открыть Врата Клятв и так далее.

    Тот же набор инструментов цикла «попытка-неудача» применяется от смены точки зрения, предшествующей моменту Далинара, до финальных сцен в точках напряжения:

    Некоторые проблемы нельзя было решить ложью.

    Одиум лично руководил этой битвой.

    Это были униформы Садеаса .

    Прибежали другие солдаты, и рука Сзета пронзила боль, пока он творил среди них смерть.

    Момент Далинара тщательно вплетен в испытания других персонажей в финале, что придает ему еще большее значение.У каждого свое развитие, неудачи и успехи, и все же важный момент Далинара представляет собой успех в цикле для других персонажей, таких как Каладин и Шаллан, поскольку их собственные неудачи заставляют их нуждаться в помощи Далинара, чтобы связаться с ним и выполнить свои обещания.

    Обложка Oathbringer от Майкла Уилана

    Но у мастера финала еще есть игра. Он совершенствует свои финальные навыки даже в Oathbringer с новыми трюками и дополнениями.

    Большой момент для Далинара наступает после небольшой подрывной деятельности.В последних двух книгах Каладин был главным героем, и кульминация была сосредоточена вокруг него. Вместо этого, изо всех сил пытаясь найти путь обратно в Далинар, поскольку осада усиливается, Каладин сталкивается со своим стандартным финальным выбором: переопределить себя и получить новые силы в качестве Сияющего Рыцаря. Но на этот раз Каладин не может заставить себя произнести следующий набор Слов. Читатели могли ожидать, что эта книга — момент, когда Далинар может проявить себя, но это момент, когда формула предыдущих книг серии меняется, используя пассивные читательские ожидания против них.

    У Далинара тоже может быть важный момент, но это не значит, что другие персонажи игнорируются в финале. С Тефтом у нас есть микроверсия стандартной сцены больших слов. Кризис личности Шаллан продолжает разыгрываться на протяжении всей битвы и завершается после нее.

    Адолин показывает самое сильное улучшение по сравнению с его ролью в Words of Radiance . В последней книге Адолин служил скорее общей батальной сценой от первого лица.Теперь его развитие в отношении отношений и доверия усугубляется в его финальных сценах, поскольку он доверяет своему брату Ренарину самому справиться с грозовым разрядом и вызывает свой осколочный клинок мёртвого глаза быстрее, чем обычно, после его опыта со спреном-призраком в Шейдсмаре.

    Тем не менее, одна из наиболее впечатляющих вещей, которые делает Сандерсон в Oathbringer , — это второстепенная вещь. Вслед за моментом Далинара, метод Сандерсона для концовки сцен в напряжении переворачивается:

    «Враг принёс в эту битву очень большую палку, капитан.Я собираюсь забрать его».

    Тефт. Сияющий рыцарь.

    Затем меч загудел.

    Концовки вызова и напряжения все чаще сменяются предвкушением и «крутостью». Читателям остается предвкушать захватывающие сценарии, такие как Каладин против Амарама и объединение Сзета и Лифт.

    Сандерсон делал это раньше, но в Oathbringer он делает это с предельной точностью. Эти концовки не происходят до тех пор, пока не настанет великий момент Далинара.В другой книге, скажем, «Память света», Сандерсон перемещался между такими моментами из-за масштаба и размаха Финальной битвы. В битве за Тайлен-Сити Сандерсон ловко контролирует темп битвы, чтобы гарантировать отдачу от обещанного момента Далинара, который звучит идеально.

    Момент Далинара представляет собой большой сдвиг в битве, и как только это произойдет, Сандерсон не сможет полагаться только на напряжение, чтобы управлять своей историей. У него нет времени снова и снова нагнетать напряжение, поэтому вместо этого он завершает свой финал серией предвкушений и мгновенных напряжений, пока битва не будет выиграна.Это признак мастера.

    Все это делает перспективу выхода четвертой книги Архив буресвета , Ритм войны еще более захватывающей. Сандерсон улучшал свои эпические фэнтезийные финалы с каждой книгой, которую он пишет после работы над Колесом Времени . Чему он научился с тех пор? Что он подправил? Изменит ли он ситуацию? Идея создания Сандерсоном финала «Империя наносит ответный удар » в равной степени захватывающая и ужасающая (эти бедные персонажи).Что бы ни пришло с Ритм войны , это будет еще один шанс для Сандерсона проявить себя еще раз.

    Reddit — Погрузитесь во что угодно

    Этот пост не содержит спойлеров к «Пути королей» (архив «Буресвета» №1).

    Архив буресвета — это серия, которая не нуждается в дополнительном представлении. Когда мне нужно что-то длинное и достаточно эпичное, я могу рассчитывать на это. Но хотя в целом он работает очень хорошо и является одним из лучших эпических фэнтезийных сериалов, с которыми я сталкивался, отдельные части далеко не безупречны, и я не могу отделить его от окружающего его ажиотажа.Из-за этого, это был один из самых сложных отзывов для написания.

    На этот раз я не буду пытаться обобщать сюжет. Лот случается, и, в отличие от большинства эпических фэнтези, у него нет четкой дуги, по крайней мере, до самого конца. Хорошо это или плохо? Зависит от. Как обычно, Сандерсон держит свои карты закрытыми и хранит информацию для ведения до самого конца, когда он раскрывает все сразу.

    И, честно говоря, я полный лох в этом. Я часто строю в голове небольшие теории, когда читаю, и отслеживаю вопросы (привычка, которую я приобрел, читая Малазийская книга павших ), и забавно видеть их подтверждение или опровержение.Построение мира одновременно уникально и запутанно, и даже если он местами немного склонен к инфодампу, это настолько интересно, что я не возражал.

    Тем не менее, на третьем этапе путешествия Шаллан начала проявляться эпическая усталость, но это больше касается меня, чем книги. Как бы сильно я ни думал, я хочу эпика, я всегда забываю, как мало у меня терпения из-за ощущения, что я никуда не денусь, даже если само содержание интересно. И книга на самом деле увязает меньше , чем Путь королей сделал .

    Другим улучшением являются персонажи. В Words of Radiance основное внимание уделяется Шаллан — она получает главы воспоминаний — и она также была моей любимой. Хотя раньше я не возражал против нее, у нее действительно был шанс проявить себя, и мне не терпелось узнать больше о ее прошлом. Мне также больше не надоели главы об Адолине/Далинаре, которые, как мне показалось, были самыми трудными для прохождения в предыдущей книге. Единственным персонажем, который мне все еще казался невыносимым, был Уит, но, к счастью, в этой книге его почти нет.

    Но, несмотря на то, что Сандерсон значительно улучшился, он все еще довольно неуклюжий писатель в некоторых моментах. Он пытается ввести темы в нескольких пунктах (женский выбор, честь…), но обычно это получается деспотичным и неуклюжим, а иногда и дрянным, больше рассказывая, чем показывая. Исключением является психическое заболевание, с которым хорошо справляются, но это единственная область, где он показывает, а также рассказывает. Еще одна область, которая невероятно неравномерна для погружения, — это ругательства. Есть шутки о сиськах и членах, насколько это возможно, но никто никогда не ругается (и мне очень жаль, но использование вместо этого обычных слов, таких как «штормы», просто не работает в языке).Кроме того, боевые сцены, на мой вкус, слишком детализированы, и в них очень мало напряжения — вы знаете, что главный актерский состав выживет из любой ситуации, с которой они столкнутся.

    «Ожидание. Это истинная душа искусства. Если вы сможете дать мужчине больше, чем он ожидает, то он будет хвалить вас всю жизнь. Если вы сможете создать атмосферу предвкушения и правильно ее накормить, вы добьетесь успеха.

    «И наоборот, если вы получаете репутацию слишком хорошего, слишком опытного .. . остерегаться. Лучшее искусство будет в их головах, и если вы дадите им хоть на унцию меньше, чем они предполагали, вы вдруг потерпите неудачу. Внезапно ты бесполезен. Человек найдет в грязи одну монету и будет говорить о ней целыми днями, но когда его наследство придет и будет учтено на один процент меньше, чем он ожидал, тогда он объявит себя обманутым».

    Вит покачал головой, встал и отряхнул пальто. «Дайте мне публику, которая пришла развлечься, но не ожидает ничего особенного.Для них я буду богом. Это лучшая правда, которую я знаю».

    Понравилось, что сам автор приглушил проблему ожиданиями и накруткой. Это действительно суть для меня. В итоге я остался в основном доволен обеими книгами, которые я прочитал до сих пор, но я никогда не ожидал совершенства и читал их только тогда, когда был в нужном настроении. Я с осторожностью отношусь к ажиотажу — небольшое давление со стороны друзей полезно для возбуждения интереса, но когда кажется, что весь интернет пытается рассказать вам, какой замечательный сериал и что он лучший из когда-либо написанных, происходит то же самое, что описано выше (…и не дай Бог вам иметь неправильное мнение). Я сомневаюсь, что мои мысли были бы другими, если бы я читал это в вакууме, но ажиотаж делает рецензирование намного сложнее.

    В общем, рекомендую с некоторыми оговорками.


    Наслаждение: 4/5
    Исполнение: 3.5/5


    Рекомендовано: поклонникам эпического фэнтези, всем, кому понравилась предыдущая книга, тем, кто ищет хороший мир и темы психического здоровья, любителям магических систем и подробных боевых сцен
    Не рекомендуется: тем, кого легко утомить длинной и информационными отвалами, кого легко расстроить иногда корявым письмом, шутками папы и фальшивой руганью, тем, кто хочет почувствовать себя настоящими персонажами опасность


    Квадраты Бинго: Персонаж с инвалидностью, Местный автор (США — родился в Небраске, в настоящее время Юта), Ocean Setting


    Больше обзоров в моем блоге, В другие миры .

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.