Шпионский мост книга: Книга: «Мост шпионов. Реальная история Джеймса Донована» — Александр Север. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-906817-52-5

Содержание

Александр Север — Мост шпионов. Реальная история Джеймса Донована читать онлайн

Александр Север

Мост шпионов. Реальная история Джеймса Донована

В произошедшем 10 февраля 1962 года обмене советского разведчика-нелегала Вильяма Фишера (Рудольфа Абеля) на американского летчика Фрэнсиса Пауэрса не было ничего необычного и сенсационного. В этом уверены эксперты и те, кто интересуется историей шпионажа. Во время «холодной войны», а также до ее начала и после завершения происходили более интересные с точки зрения участвующих в ней людей и предшествующих этому событий обмены шпионов. О некоторых из них мы подробно расскажем в нашей книге.

Почему не обо всех? Просто во время «холодной войны» их было больше 50, и подробности некоторых из них продолжают оставаться секретными. Не меньшее количество обменов произошло в 20-30-е годы прошлого века. Как и в годы «холодной войны», тогда данная процедура была отработана до мелочей. Более того, существовала она и в Российской империи.

В монографии Константина Звонарева «Агентурная разведка. Русская агентурная разведка всех видов до и во время войны 1914–1918 годов» можно прочесть такие строки:

«Видя, что ни официальные, ни тайные военные агенты ничего существенного по военной разведке не дают, Главный штаб начал практиковать в весьма широком масштабе командировки молодых офицеров Генерального штаба в соседние страны под тем или иным благовидным предлогом. Но этим делом занимался не только Главный штаб в лице своего Особого делопроизводства. Офицеров командировали за границу все, кому только было не лень, – почти все главные управления военного министерства, морского ведомства и штабы военных округов. Нередко одни и те же задачи возлагались на офицеров, командируемых различными управлениями. Полученными в результате этих командировок сведениями указанные управления обменивались лишь иногда, да и то, как мы уже указывали выше, совершенно случайно.

Округа, которые тоже весьма широко практиковали такого рода командировки, не согласовывали их с Главным штабом и даже предварительно об этом ему не сообщали. Лишь по окончании такой командировки некоторые (далеко не все) отчетные отделения представляли в Главный штаб копии отчетов по этим командировкам.

В результате такого хаоса получалось, что контрразведка соседей без большого труда раскрывала этих разведчиков, командированных под ложными предлогами арестовывала, а командированных под благовидными предлогами ставила в такие условия, что при всем желании большинству из них ничего сделать не удавалось.

Арестованных таким образом офицеров обычно судили и после вынесения приговора обменивали на таких же своих неудачников. Нередко в этом обмене осужденных за шпионаж принимали участие даже цари»1.

А теперь о самой монографии. В начале 1920-х годов перед специалистами IV (разведывательного) управления Штаба РККА была поставлена задача «провести обширное исследование, охватывающее деятельность агентуры всех важнейших государств, принимавших участие в мировой войне». Результатом реализации столь глобального замысла стали подготовленные Константином Звонаревым два тома капитального исследования: том I – об агентурной разведке царской России и том II – об агентурной разведке Германии, которые вышли из печати в 1929–1931 годах под грифом «Для служебных целей»2.

Любопытно, но большевики учли опыт предшественников. Во времена существования СССР мы меняли своих разведчиков-асов на тех, кого Константин Звонарев называл «неудачниками».

Другой любопытный факт. Впервые массовый обмен шпионов произошел более 200 лет назад. В 1798–1801 годах под руководством Бонапарта Наполеона Францией была предпринята неудачная попытка установления контроля над территорией Египта. Париж таким вот способом планировал перекрыть один из путей сообщения между Англией и ее колонией – Индией. В историю эта военная операция вошла под названием Египетский поход. Мы не будем рассказывать о том, что именно произошло на территории Египта, отметим лишь, что в британском плену оказалось множество французских солдат и офицеров. В 1803 году Бонапарт Наполеон решил обменять их на интернированных подданных Великобритании, которые имели несчастье оказаться на контролируемой Францией территории. Они были интернированы и размещены в специально выстроенных для этой цели лагерях.

Среди арестованных были в основном путешественники-аристократы и их молодые отпрыски. Но были и промышленники, буржуа, люди без определенных занятий, художники и шпионы. Прежде чем начать переговоры об обмене арестованных англичан на пленных французов, Наполеон составил своего рода ценник. Британский журналист и историк шпионажа Ирвин Кукридж приводит его в своей книге «Торговля шпионами»:

«За лордов и членов парламента Наполеону должны вернуть плененных генералов и адмиралов, за детей аристократов – полковников и морских капитанов, за джентльменов без титулов – офицеров. Англичане вынуждены были согласиться. В результате обмена французы пополнили армию, а англичане получили назад не только своих ни в чем не повинных граждан, но и шпионов, правда, только тех, кого Фуше успел с помощью денег или шантажа переквалифицировать в двойных агентов»3.

Впрочем, и обмен, который произошел в феврале 1962 года, тоже по своему уникален. Как пример, говоря современным языком, эффективной PR компании, которую успешно провел СССР. Можно по-разному относиться к деятельности органов официальной советской пропаганды, но из «провала» отечественной внешней разведки (сотрудник был пойман с поличным) и ПВО – вражеский самолет сумел безнаказанно пролететь над значительной территорией, пропагандисты смогли сотворить «победу». И скрыть от общественности не только эти две неудачи, но и множество других.

Во время «холодной войны» в США и в других странах регулярно разоблачали кадровых сотрудников советской разведки. Большинство из них, кто обладал дипломатическим иммунитетом, высылали из страны. Остальные, хотя таких было мало, получали реальные тюремные сроки. Вот их-то и меняли на пойманных с поличным граждан западных стран. Правда, об этом советские СМИ не сообщали. В лучшем случае в газетах появлялась небольшая заметка о том, что очередной вражеский шпион пойман с поличным. А вот его дальнейшая судьба для советских граждан оставалась загадкой.

Единственный раз, когда в период «холодной войны» одному из ключевых участников обмена – советскому разведчику-нелегалу Вильяму Фишеру (Рудольфу Абелю) – позволили сняться в кино (советский фильм «Мертвый сезон»), а тот, на кого обменяли, – американский пилот Пауэрса – стал «героем» многочисленных публикаций в советских СМИ. Более того, в 1985 году в Советском Союзе сняли художественный двухсерийный фильм «Мы обвиняем», посвященный судебному процессу над Пауэрсом и предшествующим этому событиям.

Читать дальше

Шпионский мост — отзывы и рецензии — Кинопоиск

К описанию фильма »
сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать: 10255075100200

101—110 из 138

Smoothrunner

Не важно, что о тебе думают окружающие, важны твои поступки

Режиссер ‘Шпионского моста’, один из ‘отцов массового кинематографа’ Спилберг, с его ‘гуманизмом’, вызывает у меня ассоциации с персонажем по имени Гумани из льюисовского ‘Блуждания паломника’, пытавшегося вырастить плоды на голой скале, покрытой лишь ‘легким покровом мечты’. А свойственные Спилбергу сентиментальность и ‘приятность’ вызывают в памяти подозрения Юнга о скрывающихся за ними жестокосердии, бесчувственности и бездушии. Понятно, что фильмы такого режиссера меня особо не интересуют. С другой стороны, к сценарию причастны снобы Коэн, которые, с их ограниченностью, гротеском и вечным мизантропическим хихиканьем, также не вызывают особого энтузиазма. Но вот незадача, объединенные усилия создателя сентиментального ширпотреба и высокомерных карикатуристов дали вполне неплохой результат. ‘Шпионский мост’, конечно, не лишен недостатков, свойственных картинам Спилберга и Коэн — от пафосных ‘слезовыдавливающих’ эпизодов, до злобного бурлеска — но эти недостатки в определенной мере компенсируют друг друга и придают фильму неожиданную глубину.

У пошляка и парочки снобов вышло преинтересное кино — местами довольно неровное, и как бы состоящее из двух отдельных фильмов (слабенькой судебной драмы и шпионского триллера), но держащее в напряжении почти все свои два с лишним часа. И все это, следует заметить, без любовно истории, голых женщин (лишь с легким намеком на романтическую линию студента, которую, к счастью, не стали развивать), перестрелок и погонь. Но зато с прекрасными диалогами, неплохим юмором и запоминающимися остроумными фразами (‘А это поможет?’) в стиле голливудских фильмов 80-х годов. Для меня, впрочем, ‘Шпионский мост’, это прежде всего три эпизода — разговор в ресторане между Донованом и Хоффманом, выступление Донована в Верховном Суде и разговор Донована с Пауэрсом. Во всех эпизодах Донован высказывает банальные истины, которые, как известно, всегда наименее понятны и очевидны — в первом эпизоде он выражает столь неочевидную для большинства сущность правового государства, напоминая, что именно принятие и соблюдение общих правил (права) делает ирландца и немца американцами, во втором о том, что последовательное соблюдение этих правил дает американцам моральное превосходство, являющееся лучшим оружием против врага, а в третьем эпизоде Донован выражает пожалуй, главную мысль, отличающую христианскую цивилизацию, например, от азиатской с ее культурой стыда — не важно, что о тебе думают окружающие, важны твои поступки. Остальные зрители могут найти для себя в фильме ‘штучки’ вроде ‘стойкого мужика’ (хотя, конечно, упорствовать можно и в глупости и, как по мне, вовсе не обязательно человеку во всем копировать осла), повосхищаться Абелем (тем самым стойким ослом) и остроумными шпионскими играми.

8 из 10

прямая ссылка

10 января 2016 | 05:35

Наверное, оценки 7,5 для этого фильма вполне адекватны. Но я поставил больше.

Перестаньте в рецензиях писать о холодной войне и о геополитике в целом. В фильме нету грубых плевков в адрес какой либо из сторон конфликта. К тому же, фильм снимают Американцы и истина у них своя. Если вы с ней не согласны, найдите местного Спилберга и снимайте кино. Хотя опять же, я не нашел в фильме грубого ‘насилия’ над историей.

Я просто хочу объяснить, почему фильм понравился. Первое, это за актера, который сыграл советского шпиона. Марк Райлэнс выдавал такую гримасу, что ты одновременно был убежден в твердости его героя, однако в то же время его было жалко. Уверенный и не ‘волнующийся’ герой с пустым и грустным взглядом.

Второе. Это Том Хэнкс. Кажется он сейчас на таком этапе своей карьеры, на котором ты уже не стремишься удивить. Ты делаешь свою работу. В Джеймсе Доноване, можно найти предыдущие роли Хэнкса. Но черт возьми, это как знак качества. Насколько он способен расположить к себе зрителя, просто невозможно описать. Скорее всего я слишком предвзято отношусь к Хэнксу и есть вещи за которые его можно покритиковать. Но я не хочу…

Третье. Атмосфера. Атмосфера времени, в котором я бы хотел оказаться сам. Если конечно не впутывать сюда политику. (Хотя и сегодня атмосфера царит не лучшая) Виды улиц Нью Йорка, автомобили. Все есть. Еще одна причина моей предвзятости.

И последнее… Если я смотрю фильм на одном дыхании, с позитивными эмоциями в голове, мне не нужно долго думать, подарю фильму высокий балл. Капля в море, но все же, фильм заслуживает Вашего внимания.

9 из 10

прямая ссылка

01 марта 2016 | 22:47

Фильм Стивена Спилберга ‘Шпионский мост’, Награда академии за лучшую мужскую роль второго плана, Том Хэнкс в главной роли, и множество номинаций, в том числе и на лучший фильм 2015 года. А так же довольно высокие рейтинги кинокритиков и зрителей.

Стивен Спилберг на протяжении долгого времени по праву считается настоящим ‘маэстро голливуда’. Он является мастером рассказа на первый взгляд не заурядного, но очень сильно пронизанный силой человеческого духа. В какой то степени складывается ощущение, что он открыл формулу ‘хорошего кино’, он не пытается придумать сложную закрученную историю, c заложенным ‘месcеджом’, не пытается поразить глубиной постановки кадра или игрой различных ‘кинотрюков’, в его истории просто есть человек с ‘большой буквы’, человек с принципами, который идёт до конца не смотря на все невзгоды и осуждения людей. Это есть в этой ленте, так же есть в фильме который уже вошёл в историю ‘Список Шиндлера’. Это чем то похоже на то как снимал в своё время не малоизвестный ‘японский маэстро кинематографа’ Акира Куросава, как и Спилберг он мог расcказать зрителю простую незамысловатую историю про человека, но как он это делал и было его талантом. Фильмы Спилберга зачастую нравятся как и обывателю так и человеку который уже стал разборчивым в кино, это как раз и есть что я бы назвал ‘маэстро голливуда’.

Не смотря на то что фильм идёт два с половиной часа он не надоедает, и ‘не вязнет’ в своём повествовании, это тоже должен признать одна из особенностей этого режиссёра. Что ещё мне крайне по душе, так это то, что фильм основан на ‘реальных событиях’, это позволяет мне больше переживать за героев фильма. Например в детстве когда я смотрел ‘король лев’, я постоянно успокаивал себя когда у Симбы умирал отец, тем что это всего лишь выдумка, я иногда и сейчас прибегаю к такому трюку, но тут ты понимаешь что это не просто выдумка, а реальная история произошедшая 40 лет назад, и это подстёгивает, я начинаю переживать за героев, так как ведь если разобраться это и не герои вовсе, а настоящие люди.

По сценарию что то раскритиковать сложно, так как это ‘биографическая адаптация’, и адаптация выполненная не ‘або кем’ а самим Стивеном Спилбергом и братьями Коэнами. Есть конечно вопросы к некоторым сценам с ‘cоветами’:’Сцена советской тюрьмы, немного глуповатая сцена с допросом Американского шпиона, липовая стереотипная советская семья, обилие коммунистической атрибутики в советском зале суда, словно это вермахт и что больше всего не понравилось, так это речь которую произнёс Wolfgang Vogel, про то что проклятые советы разнесли германию и она видите ли вся теперь в руинах, и кругом сплошное гетто, но на секундочку после какого такого интересного прецедента ’41-45′ это случилось ? ‘, просто обидно что такой хороший режиссёр так стереотипно показывает ‘советов’, ведь любой человек который не жил в России подумает что так всё и было, и это немного отравляет такое хорошее впечатление от фильма.

Но в целом всё же фильм стоит просмотра, он на примере истории даёт пищу для ума, и что мне всегда симпатизировало в лентах Стивена, он даёт почувствовать насколько иногда важно и сложно быть верным своим принципам.

Джеймс Донован (с) Что говорят люди — не важно. Поступки — это главное.

прямая ссылка

29 октября 2016 | 15:45

TeHop

Качественная агитка, а жаль мог бы быть Фильм

Смотреть фильм не хотел, ибо, несмотря на гигантов Спилберга и Хэнкса, категорически не приемлю фильмы а-ля ‘Спасти рядового Райана’ как американские, так и наши. Не люблю агитки, пафос и тому подобное шелуху. Однако от одного уважаемого кинокритика услышал, что мол ‘нет, это реалистичный фильм, никакого пафоса, только прекрасная постановка, игра актёров и исторический реализм’. И посмотрел — кинокритик нагло врал.

Начну с хорошего. Действительно великолепная игра Тома Хэнкса, как, впрочем, и остального актёрского состава. Хорошо продуманный антураж Америки 60-х. Неплохая музыка. Фильм хорошо поставлен, не затянут, смотрится ‘на одном дыхании’.

Что плохо. Всё что не касается антуража Америки, т.е. ГДР, СССР, русские офицеры — очень плохо, первосортная клюква. Конечно бравые американские ребята. Ужасные, безжалостные, отталкивающие советские офицеры. Торжество закона и справедливости в штатах. Торжество бесчеловечности в СССР. (При этом только изрядная доля везения помола Абелю избежать смерти от американского правосудия, дали 30 лет. А ужасный и бесчеловечный советский суд американского шпиона приговорил всего к 10 годам. Как так?) Почти нежное и ласковое отношение американцев к Абелю, в противовес тотальной жестокости обхождения в советской тюрьме. (От куда же тогда пытки в Гуантанамо? Как так?) Авторы нагоняют страха ‘если меня не обнимут свои, говорит Абель, значит расстреляют’. И его не обняли.( При чём в то время уже давно никого не расстреливали. И естественно никто не расстрелял Абеля(Фишера). В реальности его прекрасно встретили, полностью поверили ему и вернули к работе в разведке. Но об этом в американском фильме как-то сказать забыли. Ну зачем же об этом говорить. Нет — СССР это ‘империя зла’, в которой всё плохо и всех убивают.) Опять же в фильме упоминают о разбомбленном русскими Берлине, забывая сказать о многих уничтоженных немецких городах союзной авиацией. Забывают сказать о уничтоженных городах СССР.

Ни в коем случае не хочу сказать, что в СССР было всё прекрасно. Но любая агитация под видом искусства — противна. А это очередная американская агитка. Только чуть более тонкая, нежели фильмы а-ля ‘Спасти рядового Райана’. А мог бы быть классный фильм. Просто поменьше клюквы. Побольше объективности, непредвзятого отношения. Нет… нужно не искусство, нужно полоскать мозги массам. Жаль.

прямая ссылка

21 февраля 2016 | 02:34

Свежая картина самого Стивена Спилберга, слыша о его фамилии многие уже априори ждут от этого гения кинематографа нечто особенное и выдающееся. Но сработало-ли это с новым фильмом Спилберга ‘Шпионский мост’? Я отвечу просто — нет. Фильм просто хорош, не более, не менее. Ждать особого от такого фильма и не следовало, ведь у нас перед глазами опять фильм на реальных событиях, опять про какого-то выдающегося человека, в данном случае тут у нас американский адвокат Джеймс Донован, который каким-то образом смог договорится с самими русскими. Но все же, от дуэта Спилберг Хэнкс ждешь чего-то поистине выдающегося, все же 2,5 года ушли на съемки как-никак. Даже в какой-то степени, я от фильма немного разочаровался. Настолько гениальный режиссер и настолько простая картина.

Но опущу свои разочарования пониже и приступлю к мнению о самой картине великого и ужасного Спилберга. Фильм повествует о Джеймсе Доноване, бруклинском адвокате, который оказывается в самой гуще холодной войны, когда ЦРУ выдвигает его в качестве переговорщика между республиками. Тут у нас Советский Союз и США. Вот собственно о чем картина. Донована, главного актера всего фильма сыграл мой наилюбимейший Том Хэнкс, который немного постарел, но все так же шикарен. Он вытягивает абсолютно весь фильм. Ну и еще Марк Райлэнс в роли советского шпиона очень хорош. Остальные? Я даже не знаю, они просто находятся в кадре, про них ничего плохого, но и хорошего не скажешь. Вообще, откуда Спилберг взял этих актеров? От такого мэтра ожидаешь действительно отличный состав.

Отдельно о Томе Хэнксе, он шикарен. Как всегда-то в общем. Прекрасная актерская игра, прекрасно исполненный им персонаж. За него переживаешь, за него боишься, на него смотришь и глаз прям не оторвать. Хэнкс может по праву называться актером высшего уровня. За его спиной немало фильмов, который стали культовыми, классикой, заработал два Оскара, ну и любимец публики. Станет ли популярен или культовым его очередной персонаж? Нет, как и сам фильм. Да, исполнено с толком и все отточено, но увы, фильм таков. Эх, зря, ох зря Спилберг решил экранизировать именно эту историю.

Понимаете, в фильме нет ничего необычного. А людям далеким от кино так и вообще покажется нудным и скучным. Кстати начало фильма, очень затянуто, и ну вообще не цепляло. Лишь через минут двадцать смогла покорить. Покорить своей историей, покорить шикарным Хэнксом, прекрасной атмосферой шестидесятых годов, серьезно все фильме до малейших подробностей говорит о старой эпохе: маленький старый телевизор, ретро авто, одежды пришедшие из 60-годов. Это все очень внушало и заставляло поверить в действительность событий.

Также напряженная атмосфера, боязнь за героя Хэнкса, и осознание того на какой не оправданный риск он пошел, заключение шпионов в тюрьму. Все это говорило и повторяло старый почерк Спилберга. Этот дядька может снять все, абсолютно все. Но почему-то решил снять картину именно о этих событиях, это очень интересно и одновременно любопытно. Но как-бы кто не старался, но Спилберг сделал из простой, ни чем не примечательной истории, качественный фильм, от которого просто многого ждали, в частности я, ну завысил уж сильно свои ожидания. Хотя если хорошенько подумать, фильм то отличный. Ну как, вот как можно снять лучше? Переговоры, шпионские секреты, договоры о соглашении. Ну кто мог бы это сделать лучше? Только Спилберг и только он.

Ну а в заключении отмечу, что фильм не очень-то и масштабный. Он простой, но интересный. Он не покоряет тебя цветастым экшном или забористой графикой, но он демонстрирует на ваше лицо прекрасные диалоги от блистательного Тома Хенкса и Марка Райлэнса. Вы не увидите большого действия, или сильных драк, зато перед вами предстает реальная, красивая и драматическая история о когда-то бывшем герое Америки.

22 января 2016 | 12:19

TJS

Демократия? У нас ее много!

Сначала о плюсах: игра актеров замечательная — тут нет никаких претензий. Цветовые фильтры применены хорошие, в результате чего создается впечатление такого, старого фильма, конца 70х годов. Операторская работа тоже замечательная! Монологи отличные, про «мужика» особенно впечатляет. Но! Ложка дегтя… а ложка ли? Как всегда, имеет место. Если посмотреть на скрытый подтекст, или может даже шитый белыми нитками, ибо не заметить его нельзя, то сразу все становится понятно!

Вы же сталкивались с навязчивой рекламой, когда читаешь статью, а по обе стороны баннеры мигают? В этом фильме все наоборот — один большой русофобский баннер, а по бокам мигают сцены.

Итак, о чем этот фильм? — Об американском героизме и патриотизме, конечно же! О чем же еще? Казалось бы, если фильм основан на реальных событиях и повествует о человеке, который столько сделал для своей страны и титры в конце нам рассказывают о его дальнейшей судьбе, то почему бы не показать историю про Кубу, например, где он спас куда больше жизней? Но нет! Русофобы нуждаются в постоянной пище, а тут такая возможность! Особенно хорошо это делать на контрасте. У них тюрьмы чистенькие и над советским шпионом там никто не издевался, даже пальцем не тронули! Кормили, поили, адвоката дали и вообще — он там почти на курорте был! Показывают, как в штатах все замечательно и светит солнышко. Чуть позже показывают послевоенную Германию и строительство Берлинской стены. Демонстрируют обстановку по обе стороны. С одной — советы, которые заведомо плохие, а с другой — то, что они — эти самые советы, натворили — все разрушили (немцы жили себе спокойно, но русские их разбомбили) и восстанавливать не собираются! Во всем они виноваты! И все это приправлено серыми красками, руинами, снегом и холодным ветром.

Сцена в советской тюрьме, с обшарпанными стенами, и жестокими солдатами, нам как бы намекает, нет — прямо говорит, что русские — звери, по-другому и быть не может! Сцена с расстрелом людей у Берлинской Стены вновь подчеркивает зверство советов. Может, так оно и было, но для чего это так красочно показали? А в конце фильма снова сделали отсылку к этому расстрелу, на фоне солнышка и счастливой американской жизни.

Главный герой оказался в гуще событий совершенно случайно — это так по-американски.

Немного исторической справки:

Пауэрсу разрешали видеться с женой, а Абелю запретили даже переписку! Пауэрса продержали в тюрьме только 3 года, а после отправили в исправительный лагерь, неподалеку от которого поселилась его жена. Кстати, Пауэрс чистосердечно сознался во всем (и именно по этой причине ему дали только 10 лет). А не катапультировался он потому, что в системе катапультирования была взрывчатка и Пауэрс об этом знал, поэтому выбрался из падающего самолета самостоятельно.

А что же Донован? — он был сотрудником военной разведки задолго до событий в фильме. Он тесно сотрудничал с ЦРУ и именно по этой причине его назначили адвокатом. На протяжении всего времени, пока Абель был у американцев и даже в последний день, перед обменом, Донован пытался его перевербовать, но тот не поддавался. Однако надо отдать должное: в том, что Абелю не вынесли смертного приговора, действительно заслуга Донована.

Теперь вы знаете, как было на само деле, сравните с тем что показали в кино и вы поймете почему у меня такая оценка!

Когда американцы будут снимать фильм, основанный на реальных событиях, о том как водружали знамя победы над Рейхстагом в мае 45-го, то я не удивлюсь, если по их версии окажется, что ‘тем самым’ солдатом был американец! Вот так все было на самом деле, а вы не знали?!

6 из 10

прямая ссылка

05 декабря 2015 | 13:08

Tristo

Скажу честно, вас хотят отправить на электрический стул. — Понятно. — И вы совсем не волнуетесь? — А это поможет?

Всего несколько дней тому назад отзвучали фанфары 89-ой по счёту церемонии награждения премиями ‘Оскар’ — самой престижной награды в мире кинематографа. Как это часто бывает, то на этом форуме произошли некоторые небольшие сенсации и одной из таковых уже принято считать награждением статуэткой Золотого рыцаря Марка Райлэнса, сыгравшего роль знаменитого советского разведчика Рудольфа Абеля, который долгое время упорно трудился в своей канве на территории самой враждебной к СССР стане времени Холодной войны, то есть в Соединённых штатах. Но его взяли агенты ЦРУ, общественность требовала для Абеля смертной казни, но он не то что даже миновал сей участи, но и оказался живым и невредимым в СССР. И тому немало поспособствовал американский адвокат ирландского происхождения Джеймс Б. Донован. Об этой эпохальной истории и идёт речь в фильме ‘Шпионский мост’.

Вообще название ‘Шпионский мост’ чисто нарицательное — это действительно междубрежное сооружение в Берлине. Именно там произошёл легендарный обмен Рудольфа Абеля на лётчика-шпиона Фрэнсиса Гари Пауэрса и студента Фредерика Прайора. После этого обмен пленниками, обвинёнными в шпионаже, чаще всего происходил именно на этом мосту, который, как должное, и получил это название ‘Шпионского’. Фокусирование ленты идёт именно на адвокате Доноване, который оказался меж двух огней: с одной стороны на него заметно давили американские спецслужбы, общественность и даже коллеги по юриспруденции, среди которых особенно выделялся судья Байерс, который только при особой настойчивости Донована снисходительно взглянул на Абеля, доселе желая отправить его на смертную казнь. С другой стороны Донован понимал, что и у последователей коммунистического строя он вряд ли он заработает авторитет и договориться с ними будет весьма сложно, не забывая при этом о политической ситуации. А Донован не хотел навредить кому-либо и свято верил в то, что делал.

Именно таким образом построил свой фильм Стивен Спилберг. Вообще премьера нового фильма столь знаменитого и именитого режиссёра — это событие не только в мире кинематографа, а в мире вообще. Вряд ли найдётся тот человек, который не слышал бы его имени. И мало того, что фильм снимал Спилберг, так ещё и сценарий принадлежит известным людям из мира киноискусства. Даже если прикрыть глаза на то, что среди трио сценаристов — двое славноизвестные братья Коэны, так и примкнувший к ним Мэтт Чарман уже заявивший о себе сценарист — это случилось когда он адаптировал книгу Ирины Немировской ‘Французская сюита’. И трио сценаристов отлично постарались в своей работе, потому что ‘Шпионский мост’ очень выдержан в диалогах — нет затянутых или ненужных фраз, всё определённо чётко, но с другой стороны всё даже смотрится непринуждённой беседой, даже если в атмосфере накапливается быстрым темпом напряжение и кажется, что вот-вот и она взорвётся. Кстати, таких сцен немало и Спилберг даже вне экшна умудрился сохранить изрядную долю саспенса, так что ‘Шпионский мост’ этим только жирно подчёркивает, что является триллером.

И если уж были упомянуты сценаристы фильма, то пройти мимо актёров нельзя. В четвёртый раз Стивен Спилберг объединяет свои усилия с актёром Томом Хэнксом. Все предыдущих их три совместных фильма находятся в Топ250 на КП, мог на это претендовать и ‘Шпионский мост’, но ему чуточку не хватило, а после того как Марк Райлэнс взял ‘Оскар’ за лучшую роль второго плана, то чисто субъективно картина ‘Шпионский мост’ может получить долю негатива, ведь Райлэнса все считали самым маловероятным кандидатом на премию (я и сам ратовал за Сталлоне, но увы). Но абстрагируясь от этого всего могу заявлять, что Том Хэнкс в очередной раз превосходно справляется с ролью, он очень убедительно выразил свою роль Донована, при этом не пытался отработать персонаж за счёт предыдущих заслуг и авторитета, в общем, образец профессионализма. Не забуду и стойкость с хладнокровностью и выдержкой, с которой смотрелся Райлэнс. А его ответ, когда Абеля спрашивают почему он не волнуется: ‘А это поможет?’. Честно говоря, это выражение взял сам на вооружение. И актёры второго плана хорошо себя показали, пусть их было много и зачастую они меняли очень быстро друг друга. Выделю из них, пожалуй, Себастьяна Коха (звезда ‘Чёрной книги’ Верховена) и нашего Михаила Горевого, который наконец-то не сыграл законченного мерзавца.

Плавный, но в то же время очень содержательный фильм от маэстро кинематографа Стивена Спилберга, который (неописуемая радость!) обошёл всяческие стереотипы по поводу Советского Союза и коммунистического строя в целом. Его целью было показать какие сложности были на пути первых переговоров об обмене шпионами двух сверхдержав. Фильму сопутствуют и напряжённая атмосфера, выдержанные диалоги вкупе с искренней актёрской игрой. В общем, кому-то фильм не понравится, покажется несколько вальяжным и надуманным, очередным ‘псевдошедевром’ Спилберга, для других же ‘Шпионский мост’ будет отличным времяпрепровождением. Последнего лично я всем и желаю.

9 из 10

прямая ссылка

02 марта 2016 | 19:45

ukdouble1

У семи нянек дитя без глазу.

Когда собирается много российских знаменитостей, получается в лучшем случае ‘голубой огонек’, ибо им нечего делать вместе. Не очень будет смотреться, если Кобзон с Розенбаумом запоют, верно? Так и здесь — гора родила мышь. Любимые мной Коэны за десятилетия в Голливуде выработали свой формат, и, вероятно, сила привычки здесь огромна. Их сцены коротки, намного короче спилберговских, все актеры в их фильмах обычно ярки и легко отыгрывают короткие сцены. Спилберг обычно опирается на двух-трех актеров и снимает их длинными кадрами. Что получится, если Спилберг будет снимать коэновский сценарий? В потенциальный фокус выразительности попадет только пересечение их методов, особенности, делающие их мастерами, обрежутся, и покорять сердце зрителя будет оставшееся ‘ничего особенного’.

Два Савраски ‘спасают семью’ — всегда хороший Хэнкс и великолепный исполнитель Абеля (не знаю актера, кажется в ‘книгах Просперо’ был). Но боже, как им тяжело. Короткие сцены с ужасными актерами в клипово-нарезанной чехарде вывезти нелегко.

Карикатурно (но не дотягивающие до гротеска в меру неумения играть) плохие актеры раньше у Спилберга были редкими гостями (разве что ‘искусственный интеллект’ распахнул им двери).

О клюкве:

Мне было немного стыдно за Михалкова, снимавшего рекламный фильм о России для США (под названием ‘Сибирский цирюльник’), когда у него Вест-Поинт оказался на берегу океана, а флаг США в 30-ых годах имел 50 звезд (чтобы это заметить, их не надо считать, 48 звезд расположены по-другому, характерным прямоугольником).

Спилбергу же я удивляюсь, ибо накосячил он тоже на американской почве. Те же 50 звезд в 57-ом году, и, что самое странное, Пауэрс имеет звание ‘второй лейтенант’, хотя при переходе в ЦРУ в 56-ом он был капитаном. В У-2 попала лишь одна ракета, запуск двух других заблокировала автоматика С-75 (остальные 5 ракет были выпущены позже, 4 — мимо, одна поразила и уничтожила вышедший на перехват Миг-19). Абель в тюрьме научился плести уздечки и подарил при обмене одну Пауэрсу (в фильме они не контактируют).

3 за Хэнкса, 3 за Абеля, -1 за не оправдавших ожидания Коэнов — итого

5 из 10

прямая ссылка

07 декабря 2015 | 13:57

undoz

Неплохое кино от Спилберга

Новый фильм современного классика американского кинематографа Стивена Спилберга основан на реальных событиях, которые произошли в самый разгар Холодной войны между США и СССР. Джеймс Донован – известный нью-йоркский страховой адвокат, в исполнении Тома Хэнкса, получает задание защитить советского шпиона Рудольфа Абеля в суде. Работа по сути формальная, и Доновану сразу дают понять, что он должен лишь изображать бурную деятельность. Такова завязка ленты и в общем-то уже в ней Спилберг чётко очерчивает темы, о которых хочет поговорить.

Главная мысль в «Шпионском мосту» — это, в общем-то, противопоставление не даже идеологий сверхдержав, а противопоставление ценностей гражданского общества и национальных, государственных ценностей. Потрясающе, что у Спилберга получается показывать и США, и СССР настолько нейтрально, насколько это возможно для американского режиссёра. Спилберг по большей части говорит, что внешнеполитические цели США не имеют никакого смысла, если не соблюдать ценности, заложенные в Конституции, внутри страны. Так дела обстоят, по крайней мере, в первой половине картины. Потом, действие перемещается в Берлин и вновь герою Хэнкса приходится бороться за гуманистические ценности, но уже на территории ГДР.

И вот этот резкий перелёт из одной страны в другую очень круто сказывается на повествовании. Создаётся ощущение, будто смотришь два разных фильма. Первый – это такая судебная драма, о борьбе за общечеловеческие ценности и так далее. А второй – это уже лёгкий психологический триллер про интригу между правительствами ГДР и СССР, и о том, как герою Хэнкса приходится между ними лавировать, чтобы выбить для себя более выгодные условия обмена.

Ещё большему расщеплению фильма на две отдельные части способствует довольно большой хронометраж в два с половиной часа.

И хотя, кто-кто, а Спилберг может себе позволить снять такое довольно неспешное (особенно в первой половине) кино, причём у него это получается, но всё-таки ощущения какие-то не те. Донован, попадая в ГДР, видит много разных ужасных вещей: начиная от обоев в отеле, заканчивая расстрелами перебежчиков через Берлинскую стену. Но откровенно говоря, всё это не наводит какой-то ужас.

Вообще, «Шпионский мост» — больше похож на какую-то историю доброго дедушки, который рассказывает её своим внукам интересно и довольно правдоподобно, но совсем без всякой похабщины и «жести», чтоб не травмировать детей. Вот так и ощущаешь себя во время просмотра новой ленты Спилберга.

Шпионский мост – это, конечно, не великая лента и точно не самая лучшая у Стивена Спилберга, но это хорошее и главное качественное кино, которое вполне может конкурировать с блокбастерами. Тут достаточно интересные и остроумные диалоги (ещё бы, сценарий то братья Коэны помогали писать!), хорошая фирменная спилберговская картинка, добротная игра актёров, вдохновляющий саундтрек — нет, пожалуй, ни одной детали, которая бы испортила фильм, разве что кроме хронометража. Урезать бы первую «американскую» часть, и фильм смотрелся бы куда бодрее.

Тем не менее Шпионский мост однозначно актуальный фильм и Спилберг, как никто другой улавливает геополитическую обстановку в мире. И подобно доброму дедушке, пытается с помощью своей истории показать, какая же глупость все эти геополитические интриги и конфликты. И больше всего радует в Шпионском мосте идея о том, что говорить и договориться можно практически в любой ситуации, главное – чтобы обе стороны конфликта были открыты друг для друга. И тогда возможно не только такое маленькое чудо, как спасение нескольких человеческих жизней, но нечто гораздо более масштабное.

Поэтому, пусть «Шпионский мост» и неидеален, но посмотреть его однозначно стоит, ибо Спилберг один из немногих, кто может говорить о столь простых и одновременно сложных вещах вроде свободы и справедливости немудрёным и доступным каждому зрителю языком.

7,5 из 10

прямая ссылка

20 декабря 2015 | 16:03

v.vejk

Клюквенный морс от шеф-повара Спилберга

Еще задолго до просмотра я догадывался, какова общая суть картины «Шпионский мост», но любопытство в конечном итоге пересилило. За основу взяты реальные события, вопрос в том, сколько фактической реальности здесь показано.

Пойманного в США советского шпиона Рудольфа Абеля защищает обыкновенный страховой юрист. Это сразу настораживает, ибо дело такого масштаба абы-кому не поручают. В действительности шпиона защищал кадровый сотрудник ЦРУ Джеймс Донован. Имя прототипа и персонажа совпадает, только общая история сильно разнится. Неужто сам Спилберг по незнанию сделал ошибку или он знал, но допустил ее намеренно?

К слову, адвоката играет Том Хэнкс, единственный светлый луч в этом мраке. Актер отлично отыгрывает роль, хотя персонаж изрядно надоедает пафосом своих речей о справедливости и свободе.

Чуть погодя над Уралом сбивают американского пилота-разведчика. Судят его в революционном Петрограде 1917-го года, судя по обилию красных флагов. И естественно нельзя не сравнить, как с заключенными обращаются США и СССР. У нас пытки и нечеловеческие условия содержания – обычное дело, у них даже иностранный шпион, будто в номере санатория живет.

И когда зритель достаточно разогрет бредовостью и штампами, адвокат Донован приезжает в Берлин на обмен пленными. Немецкая столица выглядит так, будто в ней бои только что шли, а собственно локальные персонажи сами поясняют: «Русские запретили ГДРовским немцам отстраивать город». Это каким быком надо быть, чтобы такую чушь ляпнуть? Ну можно же было посмотреть фотографии восточного Берлина образца 1960-х. И как на таких руинах вообще могут жить люди? И это столица целого государства.

И как-то странно киноделы умолчали, что немецкие города (как на востоке, так и западе Германии) уничтожали не советские, а американские бомбардировки. Тот же Дрезден в феврале 1945-го дотла сожгли англо-американские бомбардировщики. Причем настолько «эффективно», что по состоянию на 2014-й год еще проводились восстановительные работы. А то, что СССР помогал восстанавливать города и села в восточной Европе, об этом режиссер умолчал. А зачем это знать?

Подставная семья советского шпиона (хотя он по нации англичанин), кабинет советского посла, тюрьма, где содержали Пауэрса – все показано с любовью к карикатурной клюкве. Если бы у всех русских персонажей в руках были балалайки или по бутылке беленькой, выглядело бы весьма аутентично в рамках фильма. И когда шпиона ведут на обмен, постоянно ведется посыл «на родине меня расстреляют», реальная же история свидетельствует о том, что Пауэрса в Штатах приняли куда хуже, и немудрено – он выдал всю секретную информацию.

По итогу увиденного напрашивается только один вывод, «Шпионский мост» – типичная пропаганда. Стоит ли удивляться, что картину выдвинули на премию «Оскар»? Голливуд это большая фабрика пропаганды. Впрочем, ничего странного здесь нет, ведь искусство издавна служило инструментом агитации тех или иных идей. Политическая конъюнктура последнего времени тому располагает.

И ладно бы за съемки этой фигни взялись ноунэймы, но как Стивена Спилберга угораздило взяться за режиссуру этого проекта? И братьев Коэн за написание сценария? Вроде не последние люди в мире кинопроизводства. А хотя с другой стороны, кому как не им знать, за что сейчас выдают «Оскар».

И тут назревает главный вопрос «стоит ли смотреть этот фильм?»

— Ради информативности? «Шпионский мост» дает зрителю заведомо ложную информацию. И вместе с тем приправленную невероятным бредом, о котором можно составить отдельную статью.

— Ради Художественной ценности? Вряд ли к ней можно отнести забористую клюкву и пафосные разглагольствования Хэнкса о свободе и демократии. Кино само по себе скучное, смотреть откровенно не на что. Вместо него можно потратить 2 с половиной часа на что-нибудь более занимательное и полезное.

Только из уважения к Тому Хэнксу

3 из 10

прямая ссылка

19 декабря 2020 | 18:13

показывать: 10255075100200

101—110 из 138

Фильм Шпионский мост (США, Индия, Германия, 2015) смотреть онлайн – Афиша-Кино

А вы поверите, если вам скажут, что 68-летний Стивен Спилберг — трижды лауреат «Оскара», главный голливудский автор и продюсер, создатель «Челюстей», «Индианы Джонса» и «Списка Шиндлера», а также, с высокой вероятностью, самый известный в мире режиссер — опять снял шедевр? Лично я — нет. И ошибусь.

В основе «Шпионского моста» — правдивая история обмена в феврале 1962-го советского шпиона Абеля, арестованного в США, на американского летчика Пауэрса, сбитого в СССР. Та самая, которая превратилась в версии Саввы Кулиша в культовый «Мертвый сезон» — фильм, согласно апокрифу, вдохновивший юного Путина на то, чтобы пойти работать в КГБ. Сегодня президент РФ — одна из ключевых фигур новой холодной войны, и обращение наших извечных потенциальных противников к тому давнему сюжету кажется совершенно логичным. Хотя сам Спилберг уверяет, что политическая конъюнктура его здесь не интересовала. Он просто вспоминал о детстве, когда в школе его учили прятаться под парту в случае воздушной тревоги.

Именно это происходит с ровесником режиссера — сыном главного героя «Шпионского моста», нью-йоркского адвоката Джеймса Донована. Когда-то Донован был обвинителем на Нюрнбергском процессе, но с тех пор занялся делами страховых компаний, что его полностью устраивает. Именно поэтому на него — тихого семьянина — падает выбор, когда становится необходимо подобрать адвоката для открытого процесса над советским разведчиком. Приговор известен заранее, но формальности надо соблюдать. Поначалу Донован в шоке, но со временем начинает чувствовать профессиональный азарт. Например, добивается того, что Абеля не сажают на электрический стул, а всего лишь дают ему тюремный срок. И даже имеет наглость подать апелляцию.

Как уже было сказано, Спилберг — ровесник сына Донована, а значит, тот — чуть идеализированная фигура отца. На такую роль в американском кино не существует артиста более подходящего, чем Том Хэнкс (впервые примерив амплуа в финале «Форреста Гампа», уже в «Проклятом пути» он сросся с ним навеки). В «Шпионском мосте» режиссер гениально комбинирует наработанный актерский шаблон с ключевым архетипом национальной культуры — Аттикусом Финчем, отцом-адвокатом из «Убить пересмешника», чья киноинтерпретация, созданная Грегори Пеком была признана в Штатах «важнейшим положительным героем всех времен». Финч тоже выступал на заранее проигранном процессе, защищая слабого одиночку против социума, и его фиаско оказывалось мощной моральной победой.
Впрочем, было бы наивно считать, что Спилберг удовольствуется пересказом чужих сюжетов. Все вышеизложенное — только прелюдия к основному действию. Когда Абель оказывается за решеткой, Донована вызывает к себе всесильный директор ЦРУ. Он не приказывает, но просит мирного адвоката отправиться в разделенный Берлин и договориться об обмене его бывшего подзащитного на сидящего в советской тюрьме американского летчика. Тот соглашается.

В последние годы в мире снимается все больше фильмов о спецслужбах, от боевиков до комедий. Романтизация образа бойца невидимого фронта — неминуемый результат. Однако «Шпионский мост» стоит особняком: его герой — не шпион и не борец со шпионами, а просто хороший человек. «Это не профессия», — принято отвечать в таких случаях с непременной презрительной ухмылкой. Да как сказать. Реальный Донован, вовсе не будучи суперменом, превратил свои качества — твердые моральные принципы, бескорыстие, отвагу — в профессию. Он стал переговорщиком в делах об освобождении заложников и спас немало жизней. А началось все с Берлина (дальше спойлер, но не для тех, кто знаком с историей): там Донован вдруг заартачился и решил потребовать в обмен на Абеля не только Пауэрса, как было договорено с самого начала, но и ни в чем не повинного американского студента, которому вменяют шпионаж. Трудно поверить, но, по сути, герой этого шпионского триллера — правозащитник.

Напротив, американские и советские разведчики выведены в фильме без малейшего сочувствия. В частности, Михаил Горевой безупречно органичен в роли гэбэшного чина, ведущего под водочку лукавые переговоры с американским лопухом без теплого пальто и с перманентным насморком. У таких, как он, ни страха, ни упрека, ни совести. Только будучи обезоруженными и беспомощными, они превращаются из идеальных машин в людей. Самая поразительная трансформация происходит с Абелем. В его защиту (по меньшей мере с американской точки зрения) не существует ни одного аргумента — враг есть враг. Но Спилберг показывает немолодого человека, который с явным облегчением принимает свою судьбу: по меньшей мере в тюрьме он может заниматься любимым хобби — живописью. Конечно же, краски ему достает не кто иной, как Донован.
Если работы Хэнкса или Горевого — типовые качественные портреты первоклассной голливудской выделки, то британец Марк Райлэнс, многократный лауреат театральных премий «Тони» и «Оливье», а также герой тончайшего «Интима» Патриса Шеро, в роли Абеля творит настоящие чудеса. Его сдержанный юмор и чувство собственного достоинства — аргумент совершенно иррациональный и все же ключевой в споре о «своих» среди «чужих». В фильме Спилберга нет ни тех ни других. Собственный выбор — быть или не быть человеком — волен совершить любой, русский он или американец, восточный немец или западный. Ведь то, на чей он играет стороне, решает случай. Практически жребий, орел или решка. Недаром Абель получает и передает зашифрованные сообщения, спрятанные в полую монету, доллар. А его вынужденный антипод Пауэрс прячет в кармане точно такой же доллар, в котором спрятана отравленная игла — для самоубийства на случай провала.

Образная система фильма предельно прозрачна. Его герои не только платят друг другу одной монетой, но и живут в одном городе, будь то Нью-Йорк или Берлин. Кульминация происходит в столице, которую разделила стена — ее возводят на глазах героев (и зрителей). Говорящим символом становится Глиникский мост, на котором снималась картина, — ради этого его перекрывали на несколько дней, а на площадку контролировать процесс приезжала сама Ангела Меркель. Неудивительно, что в Берлине разворачивается и действие пятого сезона самого современного из шпионских сериалов, американской «Родины». Там даже играет тот же прекрасный немецкий актер Себастьян Кох, до того прославленный драмой «Жизнь других». Сравнения двух исторических эпох не избежать. Так о чем хотел нам сказать Спилберг, погружаясь 1960-е при помощи своих виртуозных декораторов, художников по костюмам, оператора Януша Каминского и помогавших с диалогами братьев Коэн?

«Шпионский мост» — не предостережение, не напоминание, не угроза. Но и не сладкий сеанс ностальгии, хотя старомодный ритм картины отсылает к лучшим триллерам околовоенной поры. Скорее размышление о тех временах, когда железный занавес разделял людей, в сущности похожих друг на друга, способных найти общий язык. За все время действия этой длинной и запутанной истории всем ее участникам, включая самых несимпатичных, удается избежать жертв и достигнуть приемлемого хеппи-энда. Даже когда противник сбивает военный самолет-разведчик, пилот остается в живых, а по прошествии некоторого времени благополучно возвращается домой. Можно увидеть в этом призыв к разумному компромиссу, а можно — нормальную человечность: Спилберг все-таки не только отличный режиссер, он еще настоящий гуманист. Потому и запомнил самое важное. Да, была стена, был занавес. Но также были мосты, которые никто не торопился сжигать.

60 лет легендарному обмену на шпионском мосту

10 февраля 2022 года исполняется 60 лет с того дня, как на берлинском мосту произошел знаменитый обмен советского разведчика Рудольфа Абеля на американского шпиона Фрэнсиса Пауэрса. Об этом событии до сих пор пишут книги и снимают фильмы. Ведь некоторые детали становятся известны лишь сейчас. Сегодня Служба внешней разведки России показала первое письмо Абеля из американской тюрьмы. Разведчик даже за решеткой наладил связь с центром, в итоге он смог вернуть на Родину.

На мосту Глинике можно различить следы границы ГДР и Западного Берлина: нет шлагбаумов, бетонных заграждений и КПП, но соседи каждый красил свою часть моста – и до сих пор видно, что одна чуть светлее другой. 10 февраля 1962 года здесь встретились Рудольф Абель и Фрэнсис Гэри Пауэрс. Для того, чтобы попасть к своим, американский летчик-шпион шел строго на восток, а наш разведчик – на запад.

К тому моменту Абель провел в американской тюрьме четыре с половиной года. Журнал Der Spiegel за 11 сентября 1957 года с канцлером Аденауэром на обложке. А на странице 3 – первое сообщение о задержании советского нелегала в Нью-Йорке. У КГБ, наверное, были альтернативные источники информации, но даже на основе этой публикации в Москве могли сделать два вывода: первый – задержанный действительно агент Марк; второй – назвавшись Рудольфом Абелем (имя покойного коллеги, а на самом деле его звали Вильям Фишер) Марк дал понять, что будет молчать.

Абель знал, что, возможно, молчание закончится электрическим стулом, но человек, который много лет водил за нос американскую контрразведку, привык жить на краю. В берлинском музее шпионажа есть реплика пятицентовый монеты с секретом. Историк Флориан Шимиковски утверждает, что кто-то из сотрудников, возможно, сам Абель, как-то по ошибке купил на нее газету.

«Разносчик газет выронил монету и заметил, что она раскололась, – рассказывает историк, сотрудник Музея шпионажа Флориан Шимиковски. – И внутри спрятан микрофильм. Монета оказалась у ФБР, и с тех пор американская сторона знала о существовании шпиона, но на след Абеля не вышла».

К провалу привело предательство. Чтобы разгрузить Абеля, в помощь ему отправили радиста Рейоно Хайнена. Но Вик – это его псевдоним – оказался пропойцей и гулякой. Когда его попросили вернуться в Москву, он побежал в американское посольство в Париже.

Взяли Абеля у гостиницы «Латам». Это был самый успешный советский шпион, когда-либо пойманный в Соединенных Штатах. Он действовал на протяжении 9 лет.

Связными у Абеля была чета Коэнов. Но даже один за решеткой он сумел найти способ установить связь с центром через переписку с семьей.

«Вильям Генрихович с помощью упоминаний каких-то малоизвестных для посторонних лиц фактов его биографии сумел подтвердить то, что он является именно Фишером, советским разведчиком, перед центром. Сложно даже представить, чтобы разведчик из тюрьмы обменивался с центром оперативными сведениями. Но это было так. Это блестящий пример высокого оперативного искусства», – подчеркивает сотрудник пресс-бюро СВР Евгений Долгушин.

Коэны держали связь и с Юлиусом и Этель Розенбергами. За кражу ядерных секретов из Лос-Аламоса их казнили за четыре года до ареста Абеля. Америка 1950-х годов – это разгар маккартизма, «охоты на ведьм». Советского разведчика ждали виселица или электрический стул.

«Вы никогда не волнуетесь?» – спрашивает американский адвокат у советского разведчика в фильме «Шпионский мост».

«А это поможет?» – вопросом на вопрос отвечает Абель.

Сцена из фильма «Шпионский мост» – не просто яркий ход сценариста. Феноменальная выдержка, железная воля (во время процесса у Абеля обострилась язва) и искренний патриотизм по-настоящему подкупили адвоката Джеймса Донована, которого представляют по роли Тома Хэнкса. Но отлично сохранились видео реального Донована из кулуаров суда Восточного округа Нью-Йорка, где слушается дело №45094.

«Следует четко отличать дело Абель от, скажем, дела Розенбергов, которых признали предателями. Если предположить, что обвинения в адрес моего подзащитного верны, то становится совершенно очевидным, что Абель – это человек, выполнявшим чрезвычайно опасную миссию для своей страны», – объясняет адвокат Рудольфа Абеля Джеймс Донован.

Доводы адвоката услышали. Абеля приговорили к 30 годам тюрьмы. Американские власти решили, что советскому разведчику лучше сохранить жизнь, чтобы потом обменять на кого-то из американцев. Случай для обмена представился не скоро.

1 мая 1960 года в районе Свердловска был сбит американский разведывательный самолет U2, который пилотировал Пауэрс. Американцы полагали, что для высот более 20 километров, у русских нет средств перехвата. Но они были – обломки самолета, уничтоженного в районе Свердловска, можно увидеть в Центральном музее Вооруженных сил. Из-за несогласованных действий, ракетные части были еще совсем новым видом ПВО, под дружественный огонь попали наши высотные истребители.

«Когда Пауэрс подлетел в зону действия дивизиона 57-й зенитно-ракетной бригады, была выпущена ракета. Ракета попала в самолет, перебила ему крыло. В это время также здесь появляются два наших самолета, пилотируемые летчиком Айвазьяном и Сафроновым, – рассказывает директор Центрального музея Вооруженных сил Минобороны России Александр Никонов. – И в этот момент на командном пункте авиационном приняли, что цель – это еще не полностью сбитый самолет. Они пускают еще ракету. Сафронов был подбит нашей ракетой и погиб».

Пауэрс приговорен к 10 годам лишения свободы. Если бы он использовал отравленную иглу, которая была при нем, на случай раскрытия, мост Глинике, возможно, не стал «мостом шпионов» – их шпионов и наших разведчиков. На макете сцена последнего обмена: в 1985 году четырех советских нелегалов поменяли на 35 так называемых «агентов выходного дня» – добровольных помощников ЦРУ из числа восточных немцев.

Но 60 лет назад – это был первый опыт. Нет ни одной фотографии. Минимум свидетелей, даже солдат на КПП заставили лечь на пол.

«Необходимо было подтвердить личности агентов во избежание обмана, чтобы двойников не подсунули. Привезли товарищей Абеля и Пауэрса, которые задавали вопросы, на которые могли ответить только сами агенты, например, в какой школе учились?» – приводит пример историк, сотрудник Музея шпионажа Флориан Шимиковски.

Команду к началу движения отдали после того, как в центре Берлина на КПП «Чарли» американцам был передан Фредерик Прайор. Они не хотели менять летчика на супер-агента, и потребовали еще студента-экономиста, задержанного «Штази». А в остальном все прошло так, как потом было показано в фильме «Мертвый сезон»: встретились, посмотрели друг на друга и разошлись. Абель послужил прототипом героя Донатаса Баниониса, который пытается выйти на след нацистского врача-убийцы и, уникальный случай, сказал несколько слов в качестве пролога. 1968 год, а звучит как сегодня!

«В английском городе Портоне, в канадском Саффилде имеются лаборатории, в которых хранятся возбудители самых страшных эпидемий, которые когда либо поражали человечество. Во время войны мне довелось встретиться с одним немцем – врачом, отъявленным нацистом, который цинично заявлял о том, что необходимо уничтожить беспощадно всех неполноценных людей во имя улучшения человеческого рода. Эти бредовые идеи не погибли вместе с нацисткой Германией. В Соединенных Штатах Америки я встретился с одним американским офицером из «Форта Детрик» и военно-химической лаборатории, которая там существует, который выражал те же самые мысли. Встает вопрос: раскрыть их замыслы. Раскрыть, чтобы избежать катастрофы», – это кадры из фильма «Мертвый сезон».

Сын летчика-шпиона Пауэрса выпустил в США книгу об отце после поездки на Урал. ФОТО — URA.RU

Так выглядит обложка издания Фото: предоставлено автором

Сын американского летчика Фрэнсиса Гэри Пауэрса, сбитого в 1960 году над Уралом, Фрэнсис Гэри Пауэрс-младший выпустил книгу об отце и о своем путешествии в Россию год назад на место падения самолета отца. Об этом «URA.RU» рассказал сам Гэри Пауэрс-младший. Его книга называется «Spy Pilot» («Летчик-шпион»), ее официальный выход в США и Канаде состоится 22 января 2019 года.

Книга написана в соавторстве с известной американской писательницей Кейт Донован и основана на воспоминаниях сына об отце, а также современных исследованиях (например, анализе допросов летчика в ЦРУ). «Я рассказываю, в том числе, о моем визите в Екатеринбург в декабре 2017 года, — сообщил агентству Пауэрс-младший. — Также в книге есть фото, как я возлагаю цветы к мемориалу русского летчика Сафронова (который погиб в том же инциденте — прим. ред.).

Статья по теме

Издание содержит 388 страниц и стоит 25 долларов США (11,99 доллара в электронной версии). В США и Канаде состоится серия презентаций книги, ближайшая пройдет 25 января в Вашингтоне, затем — 31 января в Вирджинии, где расположен Музей холодной войны, основанный Пауэрсом-младшим. Всего будет более 30 мероприятий, посвященных выходу издания. «Я бы с удовольствием провел презентацию и в России», — говорит Гэри, отмечая, что готов рассмотреть предложения об этом.

Американский летчик Фрэнсис Гэри Пауэрс был сбит 1 мая 1960 года над Свердловском (ныне Екатеринбург). Шпиона приговорили к 10 годам тюрьмы, но через два года обменяли на советского разведчика Рудольфа Абеля — спустя 75 лет Стивен Спилберг снял об этом фильм «Шпионский мост».

В 2017 Фрэнсис Гэри Пауэрс-младший по приглашению «URA.RU» и УГМК приехал в Екатеринбург, побывал на месте падения самолета отца, посетил музеи, дал большое интервью «URA.RU», провел конференцию и почтил память погибшего в инциденте советского летчика Сергея Сафронова.

Сын американского летчика Фрэнсиса Гэри Пауэрса, сбитого в 1960 году над Уралом, Фрэнсис Гэри Пауэрс-младший выпустил книгу об отце и о своем путешествии в Россию год назад на место падения самолета отца. Об этом «URA.RU» рассказал сам Гэри Пауэрс-младший. Его книга называется «Spy Pilot» («Летчик-шпион»), ее официальный выход в США и Канаде состоится 22 января 2019 года. Книга написана в соавторстве с известной американской писательницей Кейт Донован и основана на воспоминаниях сына об отце, а также современных исследованиях (например, анализе допросов летчика в ЦРУ). «Я рассказываю, в том числе, о моем визите в Екатеринбург в декабре 2017 года, — сообщил агентству Пауэрс-младший. — Также в книге есть фото, как я возлагаю цветы к мемориалу русского летчика Сафронова (который погиб в том же инциденте — прим. ред.). Издание содержит 388 страниц и стоит 25 долларов США (11,99 доллара в электронной версии). В США и Канаде состоится серия презентаций книги, ближайшая пройдет 25 января в Вашингтоне, затем — 31 января в Вирджинии, где расположен Музей холодной войны, основанный Пауэрсом-младшим. Всего будет более 30 мероприятий, посвященных выходу издания. «Я бы с удовольствием провел презентацию и в России», — говорит Гэри, отмечая, что готов рассмотреть предложения об этом. Американский летчик Фрэнсис Гэри Пауэрс был сбит 1 мая 1960 года над Свердловском (ныне Екатеринбург). Шпиона приговорили к 10 годам тюрьмы, но через два года обменяли на советского разведчика Рудольфа Абеля — спустя 75 лет Стивен Спилберг снял об этом фильм «Шпионский мост». В 2017 Фрэнсис Гэри Пауэрс-младший по приглашению «URA.RU» и УГМК приехал в Екатеринбург, побывал на месте падения самолета отца, посетил музеи, дал большое интервью «URA.RU», провел конференцию и почтил память погибшего в инциденте советского летчика Сергея Сафронова.

Отдушина графоманки — Шпионский мост

Представляю вашему вниманию очередного номинанта на “Оскар”.

«Когда мир на грани войны, лишь честь одного человека может предотвратить катастрофу» 

Действие фильма происходит на фоне серии реальных исторических событий и рассказывает о бруклинском адвокате Джеймсе Доноване (Том Хэнкс), который оказывается в эпицентре холодной войны, сначала представляя интересы советского шпиона Рудольфа Абеля (Марк Райлэнс), а затем когда ЦРУ отправляет его на практически невозможное задание — договориться об освобождении захваченного в СССР американского пилота самолета-разведчика U2.

Нельзя не отметить, что фильм, затрагивающий щекотливую тему “Холодной войны”, достаточно актуален и в наше время. На пользу картине идет и то, что она основана на реальных событиях.

Безумно понравилась мысль главного героя: “Каждый заслуживает права на защиту”, что то есть в этом от “Убить пересмешника”. И если сначала кажется, что фильм о том, как быть хорошим американцем, то позже становится понятно, что он о том, как всегда оставаться человеком.

Да, возможно фильм балансирует между нейтральным взглядом и осуждением СССР, да и не удивительно, фильм-то снят в Америке, но лично я закрыла на это глаза и простила ему все благодаря образу Абеля — советского шпиона. Марк Райлэнс отыграл прекрасно, и на мой взгляд даже немного перетянул на себя одеяло. Да и видимо не только на мой, ведь Хэнкса в этом году не номинировали.

Еще понравились переговоры — своеобразные словесные шахматы, где каждый испытывает на прочность другого.

И, разумеется, действие фильма заканчивается именно там, где и должно было — на мосту. Здесь все вышло как надо — в меру напряженно, в меру драматично.

Оригинал поста: s-e-h-n-s-u-ch-t

В итоге, хотела бы сказать, что фильм мне в большей мере понравился, чем нет. Часто сталкиваюсь с тем, что его сравнивают с небезызвестным “Списком Шиндлера”, стоит ли он того сравнения или нет, покажет время. Но, думаю, если академия и наградит фильм статуэткой за лучшую картину, то это будет лишь из-за его актуальности.

«Шпионский мост» Спилберга и новый роман автора «Мальчика в полосатой пижаме»

Продукт: «Шпионский мост»

Режиссер: Стивен Спилберг

«Шпионский мост» – один из фаворитов грядущей премии «Оскар-2016», ему светит аж целых шесть наград, в том числе за лучший фильм и лучший сценарий. Фильм, однако, по большей части примечателен своей антимилитаристской программой и попыткой смягчить общественное мнение в отношении Советского Союза. И это в разгар «изоляционистского» кризиса в отношениях Запада и России.

Действие фильма происходит на фоне серии реальных исторических событий и рассказывает о бруклинском адвокате Джеймсе Доноване, который оказывается в эпицентре «холодной войны», когда ЦРУ отправляет его на практически невозможное задание – договориться об освобождении захваченного в СССР американского пилота самолета-разведчика U2 и обменять его на плененного в Бруклине советского нелегала полковника Рудольфа Абеля.

Политическая подоплека фильма обозначена намного четче и яснее, нежели художественные нюансы. Есть заносчивые «русские», которые хоть и не признают, что Абеля шпионом, тем не менее, желают его вернуть до того, как он раскололся. Есть сдержанные американцы, которые вынуждены отреагировать на вызов и заслать на территорию врага бравых пилотов для картографирования территории на случай ядерной войны. Есть адвокат-семьянин, скромный, прилежный и целеустремленный. Но самое главное – он настоящий патриот и знаток своего дела, а значит, сделает все возможное, чтобы измученный пилот Пауэрс вернулся наконец домой.

Все, что находится за пределами этой доктрины, у Спилберга вышло довольно плоским, за исключением персонажа Абеля, разумеется. Марк Райлэнс, исполнивший роль непробиваемого флегматика, который, конечно же, желает спастись, но вместе с тем понимает, что ждет его на Родине, однозначно достоин получения «Оскара» за лучшую роль второго плана. Абель вызывает больше сочувствия, чем нервозный адвокат Донован, и это распределение зрительских симпатий приводит к тому, что под конец фильма начинаешь негодовать на нерасторопного юриста.

Историческая фактура, представленная в ленте, пожалуй, заслуживает более взвешенного изучения, потому что Спилберг, как ни старался быть объективным, все-таки сделал упор на гуманизм, но ни о каком гуманизме в той истории речи не шло. Каждый хотел получить свое и для этого готов был уничтожить соперника. История с поимкой Абеля – лишь удачное исключение из правил, но, конечно же, им одним история холодной войны не заканчивается. К большому сожалению.

Рекомендации «bc»: ознакомиться с реальной историей

Продукт: «Мальчик на горе»

Автор: Джон Бойн

Ребенок и война – тема неисчерпаемая для романистов всех мастей, в том числе спекулянтов, зарабатывающих на мелодраматизме неизбежного сопоставления ранимого детства и милитаристской машины. Собственно, Джон Бойн сделал себе имя на этой теме: один из самых удачных его романов, «Мальчик в полосатой пижаме», повествует о дружбе еврейского мальчика с сыном одного из высших чинов СС. «Мальчик на горе» – логическое продолжение той книги, но с еще большим размахом и глубиной. Глубина и размах связаны прежде всего с исторической фактурой, которую Бойн взял за основу. Если в предыдущем романе он рассказывал о концлагере, то здесь речь пойдет о Бергхофе – альпийской резиденции Адольфа Гитлера, где тот любил укрываться от окружающего мира.

Сюда и прибывает маленький Пьеро – племянник одной из служанок, круглый сирота и бедолага. Он поселяется в Бергхофе на правах помощника, но вскоре оказывается в фаворе у хозяина. Медленно, но верно Пьеро (по общему решению его переименовали в Петера) становится преданным цепным псом Гитлера, облачается в форму гитлерюгенда и ведет себя соответствующе: вынюхивает измену в стане прислуги Бергхофа, изучает нацистскую литературу, делает все, чтобы оправдать возложенные на него надежды. Чем ближе к развязке войны, тем сильнее разочарование Петера в привитых ему идеалах. Однако никакое разочарование не сможет смыть следы жестокости, которую мальчик проявлял к обитателям горного убежища. И когда его кумир в конце войны уходит на покой, он становится перед тяжелейшим выбором, куда податься и как быть – груз беспощадной печали тянет едва оперившегося подростка на глубокое дно.

«Мальчик на горе» – книга для еще юных читателей, которых больше впечатляет сюжет, нежели стиль или, например, достоверность. В новом труде Бойна много такого, что справедливо вызвало бы вопросы у более умудренных любителей исторических романов. Бойн настолько увлекся фигурой Петера, что все прочие персонажи выдались у него немного затененными и стереотипными: родители мальчика, заговорщики в Бергхофе, Адольф Гитлер и его окружение – от них не ожидаешь ровным счетом ничего выдающегося, вся динамика сюжета заключена в Петере, остальное дано «в нагрузку».

Тем не менее Бойн сделал все возможное, чтобы читатели прониклись сочувствием к невинной жертве обстоятельств. Тем, кто ждет от «Мальчика на горе» более интенсивных и интеллектуальных переживаний, придется запастись терпением вплоть до финала – там Бойн успешно замаскировал внезапный поворот: с текста на краткий миг слетает вся коммерческая мишура и перед нами предстает оголенный нерв, ранимая плоть. В этот момент читатель остается один на один с размашистым и всепоглощающим катарсисом.

Вердикт «bc»: для юных читателей

фото: kinopoisk.ru, litres.ru

Правдивая история холодной войны Джайлза Уиттелла

Из моего блога, в котором есть фотографии, ссылки и еще много чего. https://readlikedoc.wordpress.com/201…

Неплохая книга. Док не видел одноименного фильма с Томом Хэнксом из «Большого» и нескольких других картинок, но когда я открыл эту книгу, я ожидал, что персонаж Хэнкса будет чертовски большим. роль, если предположить, что превью фильма были каким-то указанием. Человек, я был неправ. И это не имеет значения, лизать, я просто подумал, что это стоит выбросить.

«Bridge of Sp

Из моего блога, в котором есть картинки, ссылки и прочее. https://readlikedoc.wordpress.com/201…

Неплохая книга. Док не видел одноименного фильма с Томом Хэнксом из «Большого» и нескольких других картинок, но когда я открыл эту книгу, я ожидал, что персонаж Хэнкса будет чертовски большим. роль, если предположить, что превью фильма были каким-то указанием. Человек, я был неправ. И это не имеет значения, лизать, я просто подумал, что это стоит выбросить.

«Шпионский мост» — отличный рассказ о событиях, приведших к первому событию, известному как «обмен шпионами» между США и Советским Союзом. В значительной степени опираясь на личные интервью автора с некоторыми из основных игроков 50 лет назад, а также письма и воспоминания тех, кого уже нет с нами, книга шаг за шагом проведет нас через обстоятельства, в которых трое мужчин были обвинены в шпионаже. для начала и кто станет частью этой встречи по обмену. Персонаж Хэнкса, Джеймс Донован, практически не появляется до последней главы.

Персонажем, о котором мы уже знаем больше всего, вероятно, из-за большого количества болтовни, которую он создал по эту сторону железного занавеса во время своего захвата, была Фрэнсис Гэри Пауэрс. Пауэрс был бывшим пилотом ВВС, который подписал контракт с ЦРУ на новый высотный самолет-разведчик Lockheed U-2 под эгидой сбора данных о погоде. Единственная погода, которую он собирал, была «погодой» или нет (хе-хе), у Советов было количество межконтинентальных баллистических ракет, которыми Хрущев пытался напугать Запад в то время.Наши аналитики в то время предположили, что, основываясь на заявлениях советского лидера и другой полученной информации, красные, вероятно, нацелили на США от 200 до 400 ракет, способных лететь так далеко, чтобы нанести ущерб. Задним числом, забавная мелочь, оказывается, у Хрущева было всего 4 таких ракеты. Но именно в целях сбора этой наземной правды нашим пилотам У-2 было предложено проникнуть в советское воздушное пространство и подвергнуть свою жизнь риску.

Пауэрс так и сделал, и по ряду причин или в результате любопытных обстоятельств его У-2 был сбит на части.Уиттел представляет выдающийся пересказ борьбы Пауэрса за освобождение от U-2, который без крыльев оказался таким же аэродинамичным, как мусорный контейнер. В конце концов он освобождается, где его вскоре встречают дружелюбные русские, у которых, должно быть, вылезли глаза, когда они узнали, что он американец. Вскоре после его выздоровления и освобождения от пистолета советские власти увезли его. Вскоре Хрущев ловко использует его в качестве пешки в своем шахматном матче с Эйзенхауэром, который вскоре после того, как Пауэрс был сбит, считает (как и почти все остальные в Вашингтоне), что пилот погиб в результате крушения.Ни один пилот (так считалось) не смог бы пережить падение с высоты 70 000+ футов. Тем не менее, если бы пилот выжил, негласное правило состояло в том, что он использовал бы булавку, смоченную в смертельном количестве кураре, таким образом избегая надоедливых допросов и неуклюжих пыток. И, конечно же, чтобы исключить любые затруднения для США. Забавная вещь о неписаных правилах — если они не записаны, о них трудно узнать и еще сложнее обеспечить их соблюдение.

Другой игрок путешествовал по книге с двенадцатью именами, самым известным из которых был Рудольф Абель.Абель, урожденный Вилли Фишер, был офицером советской разведки, который, по общему мнению (и, разумеется, очень даже в глазах Уиттелла), был самым неряшливым шпионом. Том Хэнкс, работающий под именем Джеймс Донован, выбирает адвоката Абеля, когда его арестовывают и обвиняют в заговоре. На данный момент Донован работает страховым юристом, но, похоже, у него есть серьезные связи в Вашингтоне. Он не самый лучший юрист, но можно утверждать, что он спас Авеля от петли, когда его шпионская деятельность начала раскрываться.Поскольку он работал на СССР и поскольку эта книга написана в основном на английском языке, Абель — наименее симпатичный персонаж в книге, сразу после Айка.

Третий из наших певчих с наименьшей вероятностью был настоящим шпионом. Фредерику Прайору не повезло оказаться в Берлине, когда появился первый прототип Берлинской стены из колючей проволоки; остановились на границе, в его машине обнаружили его записи по экономике — безусловно, самый разоблачающий блок улик, какой только можно найти.Как объясняет Уиттел в книге, Прайор не столько шпионил, сколько читал книги (и делал из них заметки), на доступ к которым у него не было разрешения. Ему не запретили это — они просто были доступны на книжной полке, которую ему не сказали, что он может использовать. В результате он оказался гостем Штази (Государственной безопасности Восточной Германии) в камере, где начал чахнуть, задаваясь вопросом, что, черт возьми, только что произошло.

Из всех участников этого коктейля холодной войны на самом деле сварливому отцу Пауэрса, Оливеру, пришла в голову идея обменять Абеля на Пауэрса — фактически, он написал напрямую Абелю, спрашивая, что он думает о такой договоренности. .ЦРУ было раздражено тем, что с Абелем неожиданно связался родитель высокопоставленного заключенного в Советском Союзе, и, возможно, немного не в духе, что они не подумали об этом раньше. Тем временем Донован, как адвокат Абеля, пронюхал о письме и попытался сдвинуть дело в этом направлении — не столько потому, что он чувствовал, что то, что случилось с Пауэрсом, было пародией на правосудие, но (по словам Уиттелла) имел политические устремления. , и почувствовал, что это может быть его ногой в двери.

В два шейка полтора года происходит обмен.Прайору посчастливилось быть включенным, поскольку это считалось ценным и простым способом показать, что США рассматривают Восточную Германию как законное правительство, путем переговоров с ними на этом уровне. Тем не менее, как неудачник, Прайор испытал унижение из-за того, что его перевели через контрольно-пропускной пункт «Чарли», а не по берлинскому мосту Глинеке. Жалко его, потому что он так и не встретил Тома Хэнкса.

Док — один из тех людей, которым нравится, когда факты остаются фактами в его документальной литературе. Что-то происходит в реальной жизни, и это задокументировано в книге, претендующей на научно-популярную литературу, вы как бы ожидаете, что это либо будет опущено, если это не так уж важно, либо будет представлено с некоторым уровнем точность, если это считается достойным включения.В своем «Эпилоге» Уиттел рассказывает о том, что случилось с каждым из главных героев этой сказки. Я резко остановился, когда прочитал, что Пауэрс погиб в результате крушения вертолета в 1975 году — на самом деле он умер в 1977 году. Как можно ошибочно записать такой рудиментарный факт? Хотел бы я знать. И такие вещи, как правило, ставят под сомнение другие детали. Но я собираюсь дать Уиттелу презумпцию невиновности. Он ловко жонглирует тремя сюжетными линиями и широким набором персонажей, которых не было со времен «Войны и мира».Я замечу его. Но если я узнаю, что Пауэрса на самом деле так и не выпустили, Уиттелу придется серьезно, черт возьми, объясняться.

По шкале от 1 до 10, где 1 — это собачий завтрак, а 10 — ужин в «Ритце», Док ставит этому захватывающему чтению твердую четверку с плюсом.

Шпионский мост Джайлза Уиттелла: 9780767931083

О шпионском мосту

Драматические события, стоящие за оскароносным фильмом « Шпионский мост », прослеживают пути, ведущие к первому и самому легендарному обмену пленными между Востоком и Западом на берлинском мосту Глинике и контрольно-пропускном пункте «Чарли» 10 февраля 1962 года.

Шпионский мост — это реальная история трех выдающихся персонажей, чья судьба помогла определить конфликты и смертоносные подводные течения самых опасных лет холодной войны: Уильям Фишер, он же Рудольф Абель, агент КГБ британского происхождения, арестованный ФБР в Нью-Йорке и заключенный в тюрьму как советский суперагент за попытку украсть самые ценные ядерные секреты Америки; Гэри Пауэрс, американский пилот U-2, который попал в плен, когда его самолет был сбит во время выполнения разведывательного задания над закрытыми городами центральной России; и Фредерик Прайор, молодой американский аспирант в Берлине, ошибочно идентифицированный как шпион, арестованный и задержанный без предъявления обвинения Штази, тайной полицией Восточной Германии.Трое мужчин были спасены вопреки пугающим обстоятельствам, а затем почти забыты. Тем не менее они обнажили патологическое недоверие, подпитывавшее гонку вооружений в течение следующих 30 лет.

Впервые сплетая воедино три нити этой истории, Джайлз Уиттел мастерски изображает острую политическую напряженность и балансирование на грани ядерной войны, которые привели Соединенные Штаты и Советский Союз так близко к горячей войне в начале 1960-х годов. Он раскрывает драматические жизни людей, которых долг и любопытство втянули в самый разгар холодной войны, и трагикомедию ошибок, которые в конце концов побудили Никиту Хрущева послать ракеты Фиделю Кастро.

Опираясь на новые интервью, проведенные в США, Европе и России с ключевыми игроками в обмене и событиями, приведшими к этому, среди которых сам Фредерик Прайор и человек, сбивший Гэри Пауэрса, Шпионский мост фиксирует время когда судьба мира действительно зависела от закодированных сообщений на микроточках и отважных молодых людей в скафандрах. Обмен мнениями в тот холодный день в двух самых чувствительных точках железного занавеса представлял собой первый шаг назад по сравнению с тем положением, в котором сверхдержавы стояли с момента возведения Берлинской стены прошлым летом — на пороге Третьей мировой войны.

Шпионский мост Джайлза Уиттелла

Драматические события, лежащие в основе оскароносного фильма « Шпионский мост », прослеживающие пути, ведущие к первому и самому легендарному обмену пленными между Востоком и Западом на берлинском мосту Глинике и контрольно-пропускном пункте Чарли 10 февраля 1962 года.

Мост «Шпионы » — это реальная история трех выдающихся персонажей, чья судьба помогла определить конфликты и смертоносные подводные течения самых опасных лет холодной войны: Уильяма Фишера, он же Рудольф Абель, агента КГБ британского происхождения, арестованного ФБР в Нью-Йорке. Сити и заключен в тюрьму как советский суперагент за попытку украсть самые ценные ядерные секреты Америки; Гэри Пауэрс, американский пилот U-2, который попал в плен, когда его самолет был сбит во время выполнения разведывательного задания над закрытыми городами центральной России; и Фредерик Прайор, молодой американский аспирант в Берлине, ошибочно идентифицированный как шпион, арестованный и задержанный без предъявления обвинения Штази, тайной полицией Восточной Германии.Трое мужчин были спасены вопреки пугающим обстоятельствам, а затем почти забыты. Тем не менее они обнажили патологическое недоверие, подпитывавшее гонку вооружений в течение следующих 30 лет.

Впервые сплетая воедино три нити этой истории, Джайлз Уиттел мастерски изображает острую политическую напряженность и балансирование на грани ядерной войны, которые привели Соединенные Штаты и Советский Союз так близко к горячей войне в начале 1960-х годов. Он раскрывает драматические жизни людей, которых долг и любопытство втянули в самый разгар холодной войны, и трагикомедию ошибок, которые в конце концов побудили Никиту Хрущева послать ракеты Фиделю Кастро.

Опираясь на новые интервью, проведенные в США, Европе и России с ключевыми игроками в обмене и событиями, приведшими к этому, среди которых сам Фредерик Прайор и человек, сбивший Гэри Пауэрса, Шпионский мост фиксирует время когда судьба мира действительно зависела от закодированных сообщений на микроточках и отважных молодых людей в скафандрах. Обмен мнениями в тот холодный день в двух самых чувствительных точках железного занавеса представлял собой первый шаг назад от того положения, в котором сверхдержавы стояли с момента возведения Берлинской стены прошлым летом — на пороге Третьей мировой войны.

незнакомцев на мосту | Книга Джеймса Донована, Джейсона Мэтьюза | Официальная страница издателя

Бестселлер № 1 New York Times и сюжет нашумевшего главного фильма « Шпионский мост » режиссера Стивена Спилберга с Томом Хэнксом в главной роли в роли Джеймса Б. Донована.

Первоначально опубликованный в 1964 году, это «захватывающий… поистине замечательный» ( The New York Times Book Review ) инсайдерский отчет о шпионском обмене времен холодной войны с новым предисловием Джейсона Мэтьюза, New York Times автор бестселлеров Red Sparrow и Palace of Treason .

Рано утром 10 февраля 1962 года Джеймс Б. Донован начал свой путь к центру моста Глинике, знаменитого «Шпионского моста», который тогда соединял Западный Берлин с Восточным. Вместе с ним шел Рудольф Иванович Абель, мастер разведки и в течение многих лет глава советской разведки в Соединенных Штатах. С другой стороны к ним под такой же усиленной охраной приближался Фрэнсис Гэри Пауэрс, пилот американского самолета-разведчика U-2, который, как известно, был сбит советскими войсками и вел переговоры об обмене на Абеля Донована.Это были незнакомцы на мосту, люди Востока и Запада, представители двух противоположных миров, встретившиеся в момент высокой драмы.

Абель был самым одаренным, самым загадочным, самым эффективным шпионом своего времени. Суд над ним, начавшийся в бруклинском Окружном суде Соединенных Штатов и закончившийся в Верховном суде Соединенных Штатов, пугающе разоблачил методы и успехи советского шпионажа.

Никто не был лучше подготовлен, чтобы рассказать всю захватывающую историю, чем Джеймс Б.Донована, которому поручили защищать одного из врагов его страны, и он сделал это со скрупулезным мастерством. В «Незнакомцы на мосту » главный обвинитель Нюрнбергского процесса предлагает ясные и динамичные мемуары, которые отчасти являются процедурной драмой, отчасти мрачными исследованиями персонажей и читаются как нуарский шпионский триллер. От первого интервью с Абелем до разговора на мосту в Берлине — с фотографиями Донована и Абеля, которых никто не видел, а также судебными заметками и зарисовками, сделанными из тюремной камеры Абеля, — это важное историческое повествование, которое «столь же увлекательно, как и захватывающе» ( The Houston Chronicle ).

Шпион на мосту Патни: мистический роман о шпионаже, убийстве и предательстве в Лондоне

Предисловие и подтверждения

Примечание к читателю

ряд персонажей

Timeline

Карты

Карты

Часть I: Код (1945)

Глава Onelondon, просто до Рождества, 1945

Глава Твиргенсбург, Германия и Йоркшир , 1898

Глава THREELEDONON, 1898-1910

Глава Четвертертертер и Путни, 1910-1914

Глава Пятьпущни, 1

Глава Шестьпутни, Лакенхет и Лошади, февраль-март 1915

Глава Северпутни мост, апрель -Май 1915

Часть II: Plain Tex (1915-1918)

Глава Восемьлондон, май 1915

Глава Ninelambeth Bridge, 1915

Глава Tenhorse Guards, 1915

Глава Эквент-Белый Лебедь и Вульвич, 1915

Глава ДвенадцатьЕеррарья, Конец июня 1915 г.

Глава тринадцатая Галлиполи, середина июля 1915 г.

Глава четырнадцатая Галлиполи, июль–август 1915 г.

Глава FifteengalliPoli, август 1915

Глава шесть

г. 1915 г.

Глава Севенадцатьюнрома, август 1915

Глава Восемнадцать, август 1915 г. и Лондон, сентябрь 1915 г.

Глава NineteenLondon, сентябрь 1915

Глава Twentyhorse Guards, сентябрь 1915

Двадцать одна конная гвардия, сентябрь 1915 г.

Двадцать вторая конная гвардия, сентябрь 1915 г. Октябрь 1915

Глава Двадцать Шенонцо Ченоно, Октябрь 1915

Глава Двадцать семян, Канал и Лондон, октябрь 1915

Глава Двадцать восьмерка, Март-август 1916 г.

Глава Двадцать Нинелондон, сентябрь 1916

Глава Тридцать Лондон, Октябрь 1916 г.

Глава тридцать первая Европа, 1918–1920 гг. 900 03

Глава тридцать вторая, Лондон, 1921 г.

ЧАСТЬ III: ТРАНСМИССИЯ (1936–1944 гг.)

Глава тридцать третья, Лондон и Ньюмаркет, 1936 г. , 1936

Глава Тридцать шестьуроп, 1937-1940

Глава Тридцать семьлондон, 1940-1941

Глава Тридцать восемьлондон, 1942-1943

Глава Тридцать Нинелондон, 1944

Часть IV: Key (1945)

Глава сорок, Лондон, сразу после Рождества, 1945

Глава сорок первая, мост Патни

Послесловие

Об авторе

Шпионский мост: действие происходит в прошлом, но говорит о сегодняшнем дне

Внимание: содержит спойлеры к фильму Шпионский мост

Новый фильм Шпионский мост основан на реальных событиях: нью-йоркский адвокат Джеймс Донован, его клиент советский шпион Рудольф Иванович Абель и американец Пилот U-2 Фрэнсис Гэри Пауэрс был ключевым персонажем исторической драмы времен холодной войны.После безуспешной защиты Абеля в суде США в 1957 году Донован в 1962 году отправился в Берлин, чтобы договориться об обмене пленными. Абель мог вернуться домой, как и Пауэрс, сбитый над СССР в 1960 году, и еще один молодой американец, только что арестованный за Стеной в Восточном Берлине. Основным источником для фильма послужили собственные мемуары Донована о деле «Незнакомцы на мосту », появившиеся в 1964 году.

Чтобы понять наше время, мы должны быть в состоянии понять и более ранние периоды. Шпионский мост дает достаточно точное изображение этого дела, но его изображение конца 1950-х годов, разработанное Спилбергом и группой писателей, в которую входят братья Коэны, Джоэл и Итан, больше апеллирует к предрассудкам нашего времени, чем тогда это было реальностью мира. Образ нетерпимого антикоммунистического народа и безнадежно злобного правительства США был популярен на протяжении десятилетий, и мы, похоже, очень хотим в это поверить. Возможно, это имеет смысл: в мире после 11 сентября, после Закона ПАТРИОТ, после Сноудена идея о том, что ЦРУ может растоптать американские идеалы, чтобы выследить добропорядочного гражданина, якобы на службе у нас безопасно, вполне возможно.Но полвека назад, несмотря на вполне реальные бесчинства ЦРУ за границей, американцы больше верили в Конституцию и американскую систему уголовного правосудия, чем сегодня.

Донован, состоятельный страховой юрист из Нью-Йорка, работавший в УСС во время Второй мировой войны и участвовавший в Нюрнбергском судебном процессе, олицетворял лучшие черты 1950-х годов. Мы все знаем, что они были пиком холодной войны с Советским Союзом, но сегодня мы слишком легко забываем, как глубоко такие американцы, как он, верили не только в справедливость нашего дела, но и в необходимость полагаться на наши принципы, как, возможно, наше самое главное оружие в борьбе.С того момента, как Донован взялся за дело Абеля, он был полон решимости предоставить своему клиенту наилучшую защиту, какую только мог, чтобы доказать, что американская судебная система справедлива ко всем, даже к своим врагам. Донован прямо заявлял об этом снова и снова в ходе рассмотрения дела, и особенно в своем аргументе по апелляции в Верховном суде. Донован утверждал, что обвинительный приговор Абеля должен быть отменен, потому что ФБР, в нарушение Конституции, обыскало его гостиничный номер без ордера, не смогло привлечь его к ответственности и более недели удерживало его без связи с внешним миром на военных базах, пытаясь достать его. «повернуться» против СССР.«Благодаря использованию доказательств, полученных в результате этого незаконного обыска и выемки, — сказал он суду, — этот человек был осужден за преступление, караемое смертной казнью. Единственное место, где уголовное преследование, основанное на такой практике, происходит в полицейских государствах, таких как нацистская Германия и Советская Россия». В конце концов, он проиграл апелляцию одним голосом, 5-4.

Это голосование не было случайностью. К 1959 году, когда Донован обжаловал апелляцию, Верховный суд уже отменил некоторые из худших эксцессов эпохи Маккарти, которая на самом деле закончилась падением сенатора в 1954 году.Параллельно в Советском Союзе была оттепель, когда преемники Сталина амнистировали сотни тысяч политических заключенных, а Хрущев осудил сталинские преступления. Советы дали понять о своей готовности облегчить отношения с новым президентом Джоном Ф. Кеннеди в начале 1961 года, когда они освободили двух членов экипажа из другого разведывательного самолета, сбитого недалеко от их границ. Лишь вскоре после этого Советы, действуя через оперативников в Восточной Германии, дали Доновану сигнал, что они готовы обменять Фрэнсиса Гэри Пауэрса на Абеля.

Поскольку многие американцы разделяли приверженность Донована американским принципам, он получил большую поддержку в своей решительной защите своего клиента от своей фирмы, других коллег и некоторых газетных передовиц. Хотя он и его семья выдержали некоторые критические замечания со стороны коллег, соседей и незнакомцев, согласно отчету, который Донован оставил в своих мемуарах, они никогда не чувствовали личной угрозы. Даже присяжные дали ему понять после суда, что, хотя они считают его клиента виновным, они стали уважать его решительную защиту.

Шпионский мост рисует другую картину, в которой Донован не сталкивается практически ни с чем, кроме враждебности из-за своей роли. В фильме он и его семья подвергаются бесконечной череде оскорблений со стороны знакомых и незнакомцев. Его старший партнер по закону даже восстает против него. Некоторое время спустя его дочь смотрит телевизор в их гостиной, когда в доме раздается несколько выстрелов. Этих эпизодов нет в книге Донована. Как и главный герой фильма, сотрудник ЦРУ, который сначала следит за Донованом и пытается убедить его сообщить о своем клиенте, а позже цинично пытается оставить невиновного молодого американца в восточногерманской тюрьме.

Изображение Америки, ослепленной антикоммунизмом и террором ядерной войны, преувеличено и в других отношениях. В одной из сцен, например, девочка начинает плакать в своем классе начальной школы после того, как учитель показывает известный фильм, объясняющий детям, как реагировать на ядерную атаку. Каждый человек моего возраста и возраста Спилберга помнит такие занятия, но никто из моих знакомых никогда не видел, чтобы они доводили учеников до слез. Это та часть 1950-х, которую фильм полностью упускает: людей всех возрастов учили справляться с трагедией, сохранять спокойствие и выполнять свою работу.Именно это и делал Донован, когда брался за дело. Мы, молодые бумеры, поняли, что возможность ядерной войны — это просто то, с чем мы должны жить, и вели себя соответственно. Предупреждений о триггерах мы не получали, да и не нуждались в них. Между тем среди наших родителей было очень много мужчин и женщин, искренне преданных американским свободам и идеалу честной игры. Донован был одним из них, но притворяться, что он был практически единственным, — медвежья услуга целому поколению.

Историки объясняют, как прошлое влияет на настоящее

Дэвид Кайзер, историк, преподавал в Гарварде, Карнеги-Меллоне, Уильямс-колледже и Военно-морском колледже.Он является автором семи книг, в том числе последней книги «Бесконечно спасать победу: как Рузвельт привел нацию к войне » . Он живет в Уотертауне, штат Массачусетс,

.

Получить наш информационный бюллетень истории. Поместите сегодняшние новости в контекст и просмотрите основные моменты из архивов.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили электронное письмо с подтверждением на указанный вами адрес.Нажмите на ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получили подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Больше обязательных к прочтению историй от TIME


Свяжитесь с нами по телефону по адресу [email protected]

Правдивая история еще более странная, чем вымысел — ProPublica

Голливуд любит дым и зеркала шпионажа.На протяжении десятилетий он делал грязный и опасный бизнес гламурным на киноэкранах.

«Шпионский мост», эпопея о холодной войне режиссера Стивена Спилберга, в воскресенье претендует на шесть премий «Оскар», в том числе за лучший фильм. Блистательный британец Марк Райлэнс претендует на звание лучшего актера второго плана. Он играет советского ведьмака, которого ФБР знало как полковника Рудольфа Абеля до и после его ареста в Нью-Йорке в 1957 году. Том Хэнкс играет благородного адвоката Джеймса Донована, который защищал таинственного полковника до Верховного суда.В 1962 году по указанию ЦРУ Донован передал своего заключенного клиента русским в обмен на пленного пилота сбитого над Свердловском самолета-разведчика У-2. Обмен произошел на берлинском мосту, соединяющем коммунистический Восточный Берлин с Западом — отсюда и название.

Фильм пытается быть правдой. Но он реконструирует пять мрачных лет за два часа и двадцать одну минуту. Как это часто бывает, правда была более странной, чем ее вымышленное изображение.

Я писал об американской разведке более трех десятилетий, как репортер The New York Times и как автор историй о ЦРУ («Наследие пепла») и ФБР («Враги»).Я вижу Райланса, актера-актера, сердцем фильма. Он поразительно похож на Авеля; его молчание и хитрость улавливают сущность шпионажа. Серый мужчина в сером костюме проскальзывает сквозь тени в черно-белый мир, хранящий зашифрованные секреты.

Теперь к фактам и вымыслам:

Дж. Эдгар Гувер уже десять лет шел по тропе войны против советских шпионов, когда в апреле 1957 года в посольство США в Париже вошел пьяный курьер КГБ.Он взял 5000 долларов, предназначенных для американского коммунистического подполья в Нью-Йорке, ушел в запой и купил билет в один конец до Парижа. Начальник резидентуры ЦРУ доставил его под стражу ФБР в Нью-Йорке. После того, как перебежчик высох, он дал Бюро первое подробное представление о советской шпионской операции в Соединенных Штатах. Кошмар Гувера ожил.

Хайханен рассказал агентам поразительную историю. У него была легенда — вымышленное имя — и поддельный американский паспорт, когда он сел на «Королеву Марию» в Нью-Йорк.Он служил курьером, перевозившим деньги, и зашифровывал сообщения на микрофильмах, отправляемые в Москву и из Москвы. Многие сообщения были спрятаны в выдолбленных монетах, спрятанных в парках и на тротуарах Нью-Йорка. (Трюковый никель появляется в фильме эпизодически.) Хайханен назвал своего высшего начальника первым секретарем советской делегации в Организации Объединенных Наций, который только что уехал из Нью-Йорка, чтобы никогда не вернуться, а его основным контактным лицом был полковник Абель. , псевдоним «Эмиль Гольдфус», художник со студией в Бруклине.

Эдмунд Дж.Береза ​​возглавил отряд, преследующий художника. Неся скрытую камеру в портфеле возле ресторана на Манхэттене, он сделал четкий снимок — «одну красивую фотографию своего лица», — вспоминал Берч. Хайнахен идентифицировал лицо как лицо Авеля. ФБР круглосуточно следило за подозреваемым. Он никогда не делал ничего подозрительного. Доказательства были слухами.

Бюро хотело возбудить дело о шпионаже, но у них не было зацепок. Гувер был в ярости. По его приказу, без ордера и вне закона его агенты схватили Абеля, разгромили его квартиру и нашли множество доказательств шпионского мастерства.

Но если бы ФБР не сломало Абеля, незаконно изъятые улики, скорее всего, были бы неприемлемы в суде. Первоначально ему было предъявлено обвинение в соответствии с Законом о регистрации иностранных агентов, иммиграционным законом, который Министерство юстиции использовало, когда дело о шпионаже не могло быть возбуждено.

Агенты ФБР допрашивали его более двух лет — сначала в жаркой тюрьме для нелегальных иммигрантов за пределами Макаллена, штат Техас, на мексиканской границе, в «лагере мотыльков, в проволочной клетке», — сказал Эд Гэмбер из ФБР, который допрашивал Абель в течение шести недель, а затем свидетельствовал в суде.«Он был джентльменом, он был вежлив; он был хорошим парнем». И он никогда не ломался. Затем группы агентов ФБР задержали его в федеральной тюрьме Атланты, одной из самых жестких тюрем в Соединенных Штатах. «Я буду говорить с вами об искусстве, математике, фотографии, обо всем, о чем вы хотите поговорить, но не спрашивайте меня о моем интеллектуальном происхождении», — сказал Абель. — Я ничего не говорил и сейчас не собираюсь.

Играя Абеля в «Шпионском мосту», Райлэнс придумал прекрасную фразу, в которой это молчание можно скрыть тремя словами.Если бы он сотрудничал, он спрашивает: «Поможет ли это?» История предполагает, что нет.

В реальной жизни прокуроры убедили федерального судью разрешить использование собранных ими доказательств. Авеля быстро осудили и приговорили к тридцати годам. Донован почти сразу же выиграл апелляцию в Верховном суде, который предоставил экстраординарные 90 минут для обсуждения. Он сослался на конституционный запрет на несанкционированные обыски и тюремное заключение, утверждая, что арест и заключение Абеля были оскорблением для американского правосудия.

Любой, кто следит за судом, может быть шокирован, прочитав, что после долгих размышлений только пять судей встали на сторону правительства. Меньшинство из четырех человек написало: «Это печально известное дело с известным обвиняемым. Тем не менее, мы должны позаботиться о соблюдении Конституции независимо от характера преступления».

Президент Дуайт Д. Эйзенхауэр был возмущен. «Нам пришлось бы раскрыть все наши разведывательные источники и методы, чтобы добиться осуждения», — возмутился Эйзенхауэр на заседании Совета национальной безопасности, на котором присутствовал вице-президент Ричард М.Никсоном в мае 1960 года, через семь недель после принятия решения и вскоре после того, как был сбит пилот U-2 Фрэнсис Гэри Пауэрс. «Почти все, что может сделать ФБР, — это держать шпионов под наблюдением».

Единственное, что Абель когда-либо сказал ФБР, было оскорблением: «Американская разведка ходит в детской обуви». И он был прав. Только в конце холодной войны ЦРУ и ФБР узнали, что человек, которого они знали как Абеля, был совершенно другим человеком.

Он родился в 1903 году в Ньюкасл-он-Тайн, Англия, как Вилли Фишер, сын большевика.Он уехал в Советский Союз, стал убежденным коммунистом, прошел обучение, стал легендой и сыграл роль в московской шпионской сети перед Второй мировой войной. Он приехал в Соединенные Штаты после войны и почти десятилетие работал в тишине, незамеченным. И он прожил почти десять лет после великого обмена, скончавшись 15 ноября 1971 года.

Двадцать лет спустя сам Советский Союз прекратил свое существование. А сегодня в Кремле правит другой полковник, обученный своей злобной шпионской службой.

Голливуд никогда не даст зеленый свет этому фильму.Никто не поверит сценарию.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.