Серия фронтовик корчевский: Серия книг Фронтовик читать онлайн бесплатно

Содержание

Серия: Фронтовик (Ю.Корчевский) — 5 книг. Главная страница.

КОММЕНТАРИИ 1005

Верность
Константин Петрович Локотков

Здравствуйте,ищу книгу Верность, Виктор Сокол летчик, девушка Айна, ВОВ,так всё красиво описывается, как Виктор воюет а девушка ждёт. Не знаю кто автор и как найти, помогите найти выпишу куплю. Спасибо

Александр   22-03-2021 в 15:41   #189789 Западная война
Михаил Алексеевич Ланцов

Серия понравилась. Вот настоящий борец за свою страну!!! Не то, что нынешнее….только б украсть… Классно описан образ ГГ, НО, главное какую историческую обработку, изучение провел автор! Замечально! Таких бы личностей да сейчас, гладишь и возродилась бы Россия былой мощью!. Советую прочитать, хотя б ради тех исторических ссылок,что представил автор.

Георгий   22-03-2021 в 15:29   #189788 Зов Крови (СИ)
Татьяна Ларина

Скажите есть ли продолжение книги? Очень его ищу!!! Книга интересна, захватывающим сюжетом, и своеобразными героями. Как ужиться вместе оборотня и ведьмам, кто в этом мире друг и враг, и сто делать если ты вдруг оказалась ведьмой, все тут, в этой книге. НО!!! То ли автор не знает, что дальше писать, то ли с ним что-то случилось плохое и поэтому книга обрывается на самом интересном. Очень жаль, если не будет продолжения!!!!

Ольга   20-03-2021 в 22:52   #189786 Брат
Николай Дронт

Исторический анахронизм в повести «БРАТ»: переводные экзамены в советских школах отменили гораздо позже — где-то ближе к 2000 году. Причин банальная — эпидемия гриппа. В 70-х они были устные или письменные в каждом классе — математика геометрия , англ. яз, география и т.д.

DeToja   20-03-2021 в 11:09   #189785 Казнить!
Александр Петрович Бочков

Не антисемитизм, а идиотизм!
А по признакам психического нездоровья отказывать пейсателям нельзя — это не толерантно!
Каждый идиот имеет право изложить свой рецепт на тему «Як нам обустроить Россию, шобы уси москали поздыхали!»,
«Жиды виноваты в том, что Архангельская область — край вечнозелёных помидоров»
и «Как бы я осчастливил всё человечество, если бы знал, где у него кнопка!»

Скив   17-03-2021 в 01:55   #189783 Возвращение в Тооредаан (новый вариант) (СИ)
Егор Дмитриевич Чекрыгин

Замечательные серии приключений! Напрасно автор называет это зудом графоманства. Манера автора встречается с восторгом множеством поклоников его литературного творчества. Люблю длинные продолжения! Шесть серий про Дебила читаются взахлеб! Как прописаны характеры! Какое проникновение в древнюю психологию! Читаю у Ксенофонта в Анабазисе один из воинов на празднике исполняет ритуальный тотемный танец своего племени! Как близко сошлись тогда родовое общество и представители самого продвинутого, на то время, Афинского полиса. Прошлое рядом с нами! Оно тянется из седой древности и даже сейчас может быть где -то совсем рядом.

Александр   16-03-2021 в 22:04   #189782 Главное — выжить (СИ)
Ростислав Корсуньский

Автор старался — конечноже… Но получился лютый песдец. ГГ начал карьеру в «новом мирее» с воровства и грабежей, создавая всем проблемы. Безостановочно и нещадно тупит, сам более смахивает на малолетнего спермотоксикозника. Думать он вообще неспособен и все проблемы решает за счёт везучей суперспособности. Как водится сразуже получил кнопку «Бесконечное Бабло», «Секретную нейросеть» и как обычно суперкорабль. Вобщем всё стандартно и эээ… Тупо ? Ааа, да — гаремность, любовь и телячьи нежности с сюсюканьями…

Lyusten   15-03-2021 в 21:55   #189780

ВСЕ КОММЕНТАРИИ

Серия: Фронтовик (Ю.Корчевский) | КулЛиб

Серия: Фронтовик (Ю.Корчевский) | КулЛиб — Классная библиотека! Скачать книги бесплатно

Сортировать по:порядкуавторамалфавитувпечатлениямгоду изданиядате поступленияоценкампопулярностиразмеру

 Показывать: НазванияАннотацииОбложки

Отзывы на книги серии:

DXBCKT про Корчевский: Фронтовик не промахнется! Жаркое лето пятьдесят третьего (Исторический детектив) в 22:27 (+03:00) / 03-08-2017

Не знаю как Вы, а я лично с некоторых пор могу читать (и ожидать продолжения) только данной СИ автора (хотя ко всем иным произведениям автора у меня уже «выработался иммунитет»). Однако то ли автор уделил немного больше времени при ее написании, то ли замысел «удался», однако данную СИ (при случае) я готов приобрести даже «вживую», чего нельзя сказать о других его книгах. Итак по сюжету ГГ продолжает «плановую работу по отстрелу» криминальной нечисти, погружаясь то в описание недостатков «существующего (тогда) строя», то в описание чисто оперативной работы по «поиску злодеев». Конечно и этот подход кому-то может показаться безинтересным — мол практически очередной детектив или вариант «Убойной силы» в 50-е годы, чего уж тут «ловить», однако мне все же данное СИ продолжает нравиться, даже несмотря на то что третья ее часть на порядок «скучней» предыдущих…

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против). DXBCKT про Корчевский: Фронтовик стреляет наповал (Исторический детектив) в 04:07 (+03:00) / 06-12-2016

Честно говоря зная «сколько копий сломано» по поводу творчества данного автора, тем не менее с нетерпением ждал продолжения первой книги данного СИ. Что сказать — такое ощущение что писал совсем другой человек! Вот что дает отход «от надоевшей кальки — попал, повоевал, убыл обратно, ничего не изменил». В отличие от прочих «картонных героев» образ ГГ здесь получился отлично. Ну наконец-то! Так держать!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против). DXBCKT про Корчевский: Фронтовик-Убить оборотня (Полицейский детектив) в 17:22 (+03:00) / 04-05-2015

Вопреки аннотации ГГ вполне вменяемый человек (Не «Передовик маньячного труда») которому постоянно «везет» на всякого рода конфликты с применение огнестрельного оружия. Т.к в это «тоталитарное время» его законное применение не грозит «посадкой», а наоборот поощряется грамотами и званиями ГГ как говорится «попал на свое место». Да и это книга не о попаданце или АИ, а просто «история» — получившаяся у автора «отченно харасо». Ждем продолжения. Да и меня весьма удивил тот факт что за 158 УК 1929 года (Кражу) «личного» имущества «давали» до 6-ти месяцев л/с (!!!) хотя за аналогичное преступление совершенное в отношении гос.имущества (как сейчас по максимуму самой тяжкой части статьи до 10 лет).

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Читать «Фронтовик не промахнется! Жаркое лето пятьдесят третьего» — Корчевский Юрий Григорьевич — Страница 1

Юрий Корчевский

Фронтовик не промахнется! Жаркое лето пятьдесят третьего

© Корчевский Ю.  Г., 2016

© ООО «Издательство «Яуза», 2016

© ООО «Издательство «Эксмо», 2016

Глава 1. Возвращение в столицу

Прошло два года, за которые произошло много событий. Во-первых, Андрей женился. Свадьба скромная была. Для молодой девушки свадьба едва ли не главное действо в жизни. Мария расстаралась, к торжеству платье новое пошила. Андрей обручальные кольца купил. Не самые дорогие и шикарные, но всё же золотые, по талонам из ЗАГСа. Со стороны жениха была пара – Феклистов с женой да тётка Маня.

А со стороны невесты – трое подружек из института да мама. После того, как расписались, радостное событие рождения новой советской семьи отмечали дома у Марии. Хоть и не хотелось Андрею примаком идти, а пришлось перебраться в дом Марии. В общежитии милицейском комната уж очень мала и «удобства» в коридоре, один на этаж с неизменной очередью. Но пообтёрся, привык. Служба неплохо шла, понемногу вал преступлений стихал.

Но жизнь не может не подбрасывать сюрпризы. После нескольких стычек с начальником милиции капитаном Щегловым, Феклистов перевёлся по службе в Москву. Да не на равную должность, а начальником отдела уголовного розыска крупного городского района. Знали Николая Ивановича в Главке, ценили. Устроил Феклистов для сослуживцев, которых уважал, отходную. Когда гостей, изрядно поддатых, провожал за калитку, Андрею сказал:

– Жаль, что расстаёмся. Сработался я с тобой. Но помни. Освоюсь на новом месте – к себе перетащу. Не даст тебе Щеглов толком работать, ему бы только показатели давать, чтобы перед начальством отчитаться. Не любит он службу и не понимает. Ты как?

– Да я не против.

Оно и в самом деле. Щеглов Андрея терпел, после перевода Феклистова поставил Андрея начальником угро. Не за деловую хватку, а просто некого было. На место Андрея нового опера приняли – младшего лейтенанта Савицкого, только что окончившего школу милиции. Молод, опыта нет, всему учить надо. И какой из него опер получится, пока сказать нельзя. А с Феклистовым они друг друга с полуслова понимали. Это как у лётчиков-истребителей слётанность пары.

И Марии приходилось в Москву на учёбу в институт каждый день на электричке мотаться. Было ещё одно обстоятельство, о чём месяца через три сообщил по телефону Феклистов.

– Не забыл ещё Петра Вениаминовича?

Как же, забудешь его. Отец бывшей возлюбленной Валентины, ставивший палки в колёса, из-за чего Андрей из прославленного МУРа ушёл.

– Как его забыть? А что с ним?

– На пенсию с почётом проводили.

– Да ну?

– Баранки гну. У меня в отделении место скоро освободится. Опера бандиты ранили, в больнице сейчас, поправляется уже. Но к службе не пригоден будет, если только в паспортный стол или в архив. Постараюсь начальству тебя сосватать.

В принципе, в Балашихе Андрей уже освоился, как-никак два с половиной года срок изрядный. И преступления громкие были, которые расследовать смогли, да и начальство из областного Главка отмечало премиями или, что чаще – грамотами.

В трубке только шорохи слышны. Андрей переваривал услышанное.

– Так я не понял, ты согласен? – спросил Николай.

– Согласен, согласен.

– Тогда бывай, жди приказ о переводе.

В трубке короткие гудки. Министерство одно, но Главки разные, по переводу потребуется согласование. Андрей представил, как вытянется лицо у начальника милиции Щеглова, когда увидит приказ о переводе Андрея. Сам виноват, что фактически выжил из отделения Феклистова. Шли дни, Андрей никому, даже Марии, о телефонном разговоре не сообщал. Дело может не выгореть, а у женщин языки длинные.

Видимо, не всё у Феклистова удачно получалось, время шло, а приказа не было. Андрей решил – правильно сделал, что Марии не сказал. А через месяц события пошли чередом. В милицию соседка тёти Мани позвонила с печальным известием.

Скончалась тётка в одночасье. Для Андрея удар под дых. Старенькая была, прихварывала, возраст всё же. Но чтобы вот так внезапно? Андрей Щеглову заявление написал – три дня без содержания, и на электричку. С Курского вокзала Николаю позвонил. Не оставил сослуживец и приятель в беде, дал опера с мотоциклом. Без его помощи совсем бы зашился. Москва большая, пока все справки соберёшь, с местом на кладбище определишься, железные набойки на туфлях сотрёшь. На похороны Феклистов пришёл, соседи по коммуналке. Выпили на поминках. Андрей досадовал на себя. Мало внимания тётке уделял. Поговорить бы с ней по-людски, не спеша. А всё служба, времени не было. Единственная родная кровь была. Не она, так и про корни свои не знал бы, думал, что из пролетариев.

Три дня, как в Балашиху вернулся, Феклистов звонит.

– Есть приказ на тебя. Так что через день будет он у Щеглова. Можешь дела в порядок приводить.

Дома Андрей Марии о приказе сказал. Жена обрадовалась.

– На первое время в комнате тётки жить будем. Ты ведь там прописан?

– Тесновато.

– Как освоишься на службе, заявление подашь на расширение жилой площади.

Щеглов, как приказ получил, метал громы и молнии.

– Исподтишка провернул? Дружок помог?

А против приказа не попрёшь. Андрей оружие сдал, передал текущие дела молодому оперу. Пусть теперь Щеглов сам замену ищет. Не он бы, так до сих пор Феклистов в районном угро работал.

Утром уже входил в райотдел милиции. Здание осмотрел с интересом, всё-таки новое место службы. Феклистов представил нового сотрудника сослуживцам. Отдел уголовного розыска побольше, чем в Балашихе. Одних оперов семь человек.

Так и район больше, и население по численности раз в восемь-десять, чем в Балашихе вместе с районом. О Фролове сотрудники понаслышке знали, всё же в одной структуре служили, приняли хорошо. День ушёл на оформление документов, получение оружия. А ещё по карте границы района изучал. Непростой район – рынок, вокзал, промышленные предприятия. Что рынок, что вокзал – точки притяжения криминала. Ворьё, жулики всех мастей. Хотя старожилы отдела заявили, что за семь лет после войны порядок навели. Часть преступников посадили, другие в разборках погибли, в перестрелках с милицией. Кроме того, количество оружия на руках у населения поубавилось. Стволы изымались – у задержанных на месте преступления, при обысках подозрительных лиц. Изъятое оружие уничтожалось, а подпитки не было, если только из старых схронов.

Андрея к одному опытному оперу прикрепили. Службу Андрей и сам знал, но район новый, своя специфика есть. В свободное время изучал фото лиц, находившихся в розыске. А ещё тех, кто вскорости освободиться должен. После отсидки селиться ближе ста километров от Москвы им запрещалось. Да только матёрые уголовники плевать хотели на Указы. Когда милиция таких останавливала, отговаривались – проездом я, с вокзала на вокзал. Оно-то и в самом деле так могло быть. В Москве сходились пути-дороги со всех областей страны – шоссейные, железнодорожные, воздушные. Захочешь – миновать трудно. У милиционеров глаз намётан, в толпе бывших сидельцев вычисляли быстро – по наколкам, по взгляду, по бледно-землистой коже лица. А если недавно вышел, то и по запаху. Тюремный запашок не скоро выветривался, как ни мойся. Уголовников в столицу привлекали два обстоятельства. Первое – город многомиллионный, в толпе затеряться проще. А второе – столица всегда богаче, зажиточней жила, чем провинция, есть чем поживиться. Кроме того, в Москве дома огромные, много подъездов и этажей, жильцы не все друг друга знают, домушникам на руку. Бандитизм на убыль пошёл, зато вал квартирных краж.

И новые преступления появились – фарцовка. В столице после войны много посольств открылось. Ушлые люди через посольскую обслугу вещи зарубежные покупали, продавали втридорога. И за руку поймать их сложно. Чтобы обвинить в спекуляции, надо знать цену товара, а как её узнать, если в СССР данная вещь официально не поступала?

Фронтовик стреляет наповал (Корчевский, Ю. Г.)

Корчевский, Ю. Г.

Вернувшись домой после Победы, бывший войсковой разведчик объявляет войну бандитам и убийцам. Он всегда стреляет на поражение. Он «мочит» урок без угрызений совести. Он сражается против уголовников как против гитлеровцев на фронте — без пощады, без срока давности, без дурацкого «милосердия». Его крупнокалиберный ленд-лизовский «Кольт» не знает промаха!

Полная информация о книге

  • Вид товара:Книги
  • Рубрика:История. Приключения
  • Целевое назначение:Художественная литература (издания для взрослых)
  • ISBN:978-5-699-88419-3
  • Серия:Война. Штрафбат. Они сражались за Родину
  • Издательство: Эксмо
  • Год издания:2016
  • Количество страниц:414
  • Тираж:4000
  • Формат:84х108/32
  • УДК:821. 161.1-312.4
  • Штрихкод:9785699884193
  • Переплет:в пер.
  • Сведения об ответственности:Юрий Корчевский
  • Код товара:890627

Ю. КОРЧЕВСКИЙ. ФРОНТОВИК. «УБИТЬ ОБОРОТНЯ» (ГЛАВЫ 01-03)

Аудиокниги.ру

Скидка 40% на художественные книги о сильных женщинах с 5 по 18 марта 2021 г.: http://bit.do/silnye-zhenschini​
Главный герой вернулся после Победы домой и поступил на службу в милицию. Бывший разведчик понимает, что он снова оказался на передовой, только война идет уже не с гитлеровскими захватчиками, а против уголовного мира.
Пока фронтовики проливали кровь за Родину, в тылу расплодился бандитизм вроде пресловутой «Черной кошки», по амнистии из лагерей вышли тысячи зэков, на руках масса трофейного оружия, повсюду гремят выстрелы и бесчинствуют шайки. А значит – никакой пощады преступникам! Вор должен сидеть в тюрьме, а убийца – лежать в могиле! У грабителя только одно право – получить пулю в лоб!
И опер-фронтовик из «убойного отдела» начинает отстреливать бандитов как «бешеных собак». Он обеспечит уголовникам «место встречи» на кладбище. Он разоблачит «оборотней в погонах» и, если надо, сам приведет смертный приговор в исполнение.
Автор: Корчевский Юрий
Название: Фронтовик. Убить «оборотня»
Исполнитель: Глухов Роман
Жанр: Полицейский криминальный детектив
Издательство: Нигде не купишь
Возрастное ограничение: 16+
Год издания: 2016
Аудиокнига предоставлена издательством «Нигде не купишь»
Широкий выбор лицензионных аудиокниг серии ПОПАДАНЦЫ (более 5000 книг). Купить и скачать книги можно и без регистрации в формате для компьютера, телефона или любого MP3-плеера, в том числе iPhone, iPad, iPod, устройств на базе Google Android на ЛитРес: https://clck.ru/FSCRx​
Книжная серия «Мир приключений»: https://clck.ru/DURLZ​
Книжная серия «Малая библиотека приключений»: https://clck.ru/DURYV​
Книжная серия «Романы приключений»: https://clck.ru/DWFSh​
Книжная серия «Библиотека приключений и научной фантастики»: https://clck.ru/DURLF​
Книжная серия «Библиотека сентиментального романа»: https://clck.ru/DJvfR​
Книжная серия «Коллекция исторических романов»: https://clck.ru/DAgjd​
Книжная серия «Мировая классика»: https://clck.ru/DSQx6​
Книжная серия «Романы приключений»: https://clck.ru/DWFSh​
Книжная серия «Современный мировой бестселлер»: https://clck.ru/DaEf4​
Книжная серия «The Big Book. Исторический роман»: https://clck.ru/DaEfu​

ОГЛАВЛЕНИЕ:
Глава 1 Постовой
Глава 2 Недрогнувшей рукой
Глава 3 Расплата
Глава 4 Медвежатник
Глава 5 Офицер
Глава 6 Банда
Глава 7 Пистолет
Глава 8 Поезд
Глава 9 Убойный отдел
Глава 10 Перстень
Глава 11 «Оборотень»

Читать книги автора Корчевский Юрий

Корчевский Юрий — все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки Flibusta.biz

Вернувшись с фронта домой и поступив на службу в милицию, бывший войсковой разведчик осознает, что он снова на передовой, только война идет уже не с гитлеровскими захватчиками, а против уголовного отребья. Пока фронтовики проливали кровь за Родину, в тылу расплодилась бандитская…

НОВЫЙ военно-фантастический боевик от автора бестселлера «Разведчик. Заброшенный в 1943-й». Наш человека на Великой Отечественной. Вызвавшись добровольцем в разведроту, где шансы выжить один из ста, наш современник с боями проходит от Днепра до Немана, от рядового разведывательно-диверсио. ..

Авария – и волею случая наш современник, врач Юрий Котлов переносится в XVI век, эпоху правления жестокого и могущественного Ивана Грозного. В борьбе за выживание ему приходится попробовать ремесло телохранителя, участвовать в обороне русской крепости от татар и самому штурмовать…

Главный герой, Александр Дементьев, 36 лет от роду, москвич, машинист метрополитена, попадает почти в эпицентр взрыва в Домодедовском аэропорту. А приходит в себя в далёком 1941 году. Поневоле вспоминаются приобретённые на срочной службе в спецназе ГРУ навыки. Саша начинает свою…

НОВАЯ СЕРИЯ исторических приключений. Захватывающий боевик признанного мастера жанра. Вольная Русь против Золотой Орды. 1471 год. После Куликовской битвы прошел уже почти век, а проклятое Иго все еще не свергнуто окончательно. Однако власть ослабевшей Золотой Орды трещит по…

Павел Стародуб был призван еще в начале войны в танковые войска и уже в 43-м стал командиром танка. Удача всегда была на его стороне. Повезло ему и в битве под Прохоровкой, когда советские танки пошли в самоубийственную лобовую атаку на подготовленную оборону противника. Павлу…

Всего несколько лет минуло после необычайного происшествия, в результате которого Юрий Котлов попадает в далёкий 1512 год, но сколько испытаний выпало на долю нашего современника!Определившись, чем зарабатывать на жизнь в этом мире, Юрий осваивает охранное дело, защищая купцов,…

Из глухой тайги – в далекое прошлое. Из наших дней – в Древнюю Русь. Про?клятое золото тянет нашего современника в глубь веков, словно на дно трясины… Здесь, в XV столетии, быть ему городским исправником (сейчас сказали бы: главным опером) и благородным разбойником по прозвищу…

Особисты, НКВД, чужие документы… Никаких амбиций – лишь страстная жажда выжить в этом кошмаре – громадной войне, о которой сами ее участники в общем-то пока не знают полной правды, но тоже очень хотят выжить и спасти свою Родину. Ты попал в 18-й день Великой Отечественной войны,. ..

Возвышенный государем Василием Иоанновичем до княжеского звания, наш современник Юрий Котлов, под именем боярина Георгия Михайлова, получил во владение деревеньки близ Коломны, но вскоре мирная жизнь прерывается — на Русь движется объединённая орда крымских и казанских татар….

Юрий корчевский фронтовик сборник книг

Юрий Корчевский: Командир штрафбата (Litres) Пока фронтовики проливали кровь за Родину, в тылу расплодилась бандитская нечисть вроде пресловутой Черной кошки»,.

Скачать: Корчевский Юрий — Рыцарь (Аудиокнига) Скачать с Unibytes Скачать с Gigabase Скачать с Nitroflare Скачать с Depositfiles. Разные авторы — Голубой сборник. Загоскин Михаил — Юрий Милославский, или Русские в 1612 году (Радиоспектакль).

Book FB2 » Корчевский Юрий — электронная библиотека

Описание: Вернувшись из свадебного путешествия с Натальей, которое едва не закончилось трагически, Юрий Кожин рассматривает привезенные сувениры. Корчевский Юрий » У нас вы можете скачать аудиокниги бесплатно через торрент!.

Скачать Сборник произведений Юрия Корчевского (30 книг) FB2. Юрий Григорьевич Корчевский (1951) — российский писатель, автор множества романов в жанре исторической и попаданческой фантастики.Большинство его произведений относятся к жанрам: альтернати..

Фронтовик стреляет наповал. Корчевский Юрий. Вернувшись домой после Победы, бывший войсковой разведчик объявляет войну бандитам и убийцам..

Корчевский Юрий — Рыцарь (Аудиокнига) — фантастика

Корчевский Юрий Григорьевич. Книга третья. И опер-фронтовик из убойного отдела» начинает отстреливать урок как бешеных собак..

Жаркое лето 53-го , Корчевский Юрий Григорьевич. НОВЫЙ убойный боевик от автора бестселлера Фронтовик. Золотая книга лучших гаданий мира Фартах Марта..

Юрий Поляков — Замыслил я побег (2008) Категории : Проза Название: Замыслил я побег Год издания: 2008 Жанр: Проза Исполняет: Роман Комаристый Описание: Роман популярного.

Особист из будущего (сборник) (3. 18 mB) (читать) Корчевский Юрий. На данный момент в нашей библиотеке размещено 177847 книг, 6872 аудиокниг, 39099 авторов, 753566 фильмов..

Корчевский Юрий » скачать аудиокниги через торрент

Ваш аккаунт на сайте заблокирован: При этом были указаны следующие причины: Юрий корчевский разведчик заброшенный в 43 й аудиокнига.

Корчевский Юрий Григорьевич

Поделитесь с друзьями! Заметили опечатку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

медаль Юрия Корчевского за разведывательную дилогию.

Корчевский Юрий

Медаль разведчика. «За отвагу»

ГЛАВА 1. «КАТЕРНИК»

Игорь еще не успел осознать и был рад, что вернулся вовремя, не в больнице, а в стоматологическом кабинете. А оказалось — на секунду, только вовремя вернули. Когда я вылез из воды, я вдохнул воздух и снова на глубину. Кстати, он упомянул воду.Это как — дьявола напрасно упоминает, он появится. А сейчас — вокруг темно, сырость, на лицо падают большие капли воды. Не дождь. Он лежит на стальной палубе, по ней идет прекрасная вибрация от работающих двигателей, слышен рев двигателей на корме. И ветер тебе в лицо, корабль идет полным ходом. Я понял, что их везут в Пиллау после сотрясения мозга или травмы. Там взорвалась немецкая артиллерийская башня. Однако есть странность. Пиллау на Балтике.Море пахнет иначе — соль, йод, водоросли у берега.

Нигде не болит. Он поднял голову, пощупал рукой свое тело и ноги. Ничего страшного, никаких бинтов. И фигура на нем морская, это должны быть морпехи … Но почему он лежит на палубе, что это за корабль? Куда он идет и почему один? Братья должны быть рядом. Морские пехотинцы не отказываются от своих.

Внезапно звук выхлопа изменился. Утих не рев, а бульканье газов за кормой.И обороты двигателя упали. Да, они это делают, когда нужно незаметно подойти к берегу врага. Командир или главный исполнитель снимает скорость, выдвигает «малый вперед» и выхлоп двигателя переносится на подводный.

Игорь сел и огляделся. Рядом, в метре, находится танковая башня, аналогичная той, что была на Т-34. У немецких танков угловатые башни, рубленая форма и круглая командирская башенка сверху. Разница очевидна, не перепутаешь.С обеих сторон хоть и на приличном расстоянии видны темные полосы. Берега!

Оказывается — он не в море, а вдоль реки.

Ни один моряк не сказал бы — парусный спорт. А моряки на кораблях ходят морем, это издавна вошло в обычай.

Игорь лихорадочно размышлял, что делать. Вот как попасть на лодку. Судно небольшое, экипаж небольшой, по собственному желанию не пойдет. А если есть посадка, то людей несколько.

Все друг друга знают в лицо, нельзя солгать, что они из другого подразделения.

Металл тихо звякнул, и на палубу поднялись три темные фигуры. Одна в кепке, в погонах, пуговицы слегка блестят. А еще двое в камуфляжных костюмах, на груди «папы», как солдаты называли ППШ на фронте, висят. Сидоры позади. Игорь сразу понял, что разведгруппа готовится к рейду.

А лодка — это всего лишь средство доставки.

Наступал самый острый момент. От секунды до секунды это будет обнаружено.Лучше явись самому. Игорь встал, тихонько закашлялся, привлекая к себе внимание.

Кто здесь? — тихо спросил, явно опасаясь громкого разговора.

Моряк Красного Флота Катков, — так же тихо ответил Игорь.

Как вы сюда попали? Мне!

Человек в фуражке явно был командиром, как только он приказал. Следовательно, он имел право. И он точно не был разведчиком. На разведку в фуражке не ходят, в фуражках часто не свои, а немецкие.

Как вы туда попали? Вниз по лестнице.

Командир наклонился и принюхался.

Вы как-нибудь выпили?

Вовсе нет.

Иди в кабину, по прилету разберусь, неряха!

Разгильдяй в армии любимое слово. Игорю удалось сделать пару шагов к корме. С берегов Германии раздалась пулеметная очередь. Лодка на воде — заметная цель. Окрашены, как и все боевые корабли, шариковой краской в ​​темно-серый цвет.Этот сливается с водой, с берегом. Человеческий глаз предназначен для того, чтобы замечать движущиеся объекты. Так что дежурный пулеметчик заметил движение на воде. Пули стреляли в легкобронированные борта, по артиллерийской башне. Игорь и разведчики упали на палубу, а командир упал, раскинув руки. Шапка с крабом откатилась в сторону. С побережья Германии ракеты выпустили сразу несколько ракет. Поднялись, повисли на парашютах. Яркий мертвенно-бледный свет заливал реку и лодку на ней.Рулевой резко добавил газа, переключил выхлоп с подводного на воздушный. Подводный выхлоп не дает мотору дышать глубоко и забирает мощность. А зачем прятаться, если лодка найдена? Теперь главная задача — уйти с линии огня. На воде нельзя спрятаться, как на земле в траншее. Лодка начала разгоняться, пока не глиссирует, но курс выработан. На постаменте между рубкой и кормой стоял крупнокалиберный пулемет ДШК. Один из моряков открыл ответный огонь.Ударил он или нет, немецкий пулемет замолчал. Игорь лежал на палубе, гадая, как рулевой различает фарватер? Вы легко можете наткнуться на отмель, поставить корабль на брюхо. Вот подарок немцам, если на рассвете они увидят перед носом советский катер! Лодка описывала зигзаги, отходила от места боевого соприкосновения.

Игорь тогда еще не знал, что судьба забросила его на речной катер проекта 1125. Лодка была небольшая, с расчетом на быструю пересадку на железнодорожные платформы.Имел два двигателя, оба Лендлеус. В одной версии — «Паккард» по тысяче двести лошадиных сил в каждом. В другом — «Калл Скотт» — по восемьсот каждый, поэтому скорость могла достигать приличной — до 18 узлов. Для небольших размеров имел приличное вооружение — перед рубкой танковая башня с 76-мм пушкой Ф-34 и спаренным с ней 7,62-мм пулеметом. А за рубкой — одна или спаренная, установленная на постаменте с круговым огнем из ДШК калибра 12,7 мм. В конце войны лодки этого проекта были переоборудованы в ракетные катера, для пуска снарядов М 8, которыми стреляли «Катюши».

Борта, палуба и рубка имели противопульное бронирование. Экипаж небольшой, 9-10 человек.

И Игорь сел на одну из лодок Днепровской флотилии второго строя. В его состав входили десять бронекатеров, 32 полупланера, 10 сторожевых катеров, 40 речных тральщиков, 3 зенитных дивизиона и одно плавучее 100-мм орудие. Флотилия действовала под командованием контр-адмирала В.В. Григорьева на Днепре, Березине, Припяти, Западном Буге, а затем на Висле, Одере, Шпрее.Основными задачами были переброска десанта, помощь войскам в преодолении водных преград, высадка и возвращение разведывательных групп. Часто, особенно в районах, насыщенных реками, водные преграды становились разделительной линией между противоборствующими сторонами, водно-нейтральной зоной.

Стрельба по лодке прекращена. Лодка притормозила, переключила выхлоп на подводный, пришвартовалась к нашему берегу. Наверняка немцы уже рассказывали по радио о русской лодке.

Разведчики, лежавшие на палубе недалеко от Игоря, заговорили.

Вылет был сорван.

Командир взвода сказал — Мне нужно сесть в лодку, тихо.

Иди разберись в темноте, немцы там или наши.

советских частей захватили плацдармы на немецком побережье, пусть и небольшие, они удержались ценой больших усилий, но позволили облегчить переправу наших частей через Днепр. Но справа, Немецкий банк, в других местах — лоскутное одеяло. Есть немецкий отдел, потом небольшой — наш.Ситуация быстро изменилась. У немцев уже не хватало боеспособных частей, чтобы остановить наши наступающие войска. После Курской дуги и последующих наступательных операций Красная Армия все время отступала, теряла инициативу, переходила к обороне на всех фронтах.

Несколько матросов вышли из кабины, спрятавшись за пулеметным шкафом, рубкой, двинулись по правому борту к убитому командиру, подняли на руки, унесли.

Что будем делать? — сказал один из разведчиков.Вернемся без языка — ПНШ голову на разведку оторвет.

Командир лодки знал место посадки, и теперь он убит.

Необходимо высадить, есть порядок.

Да я знаю, я спорю? Осталось всего семь человек от взвода.

Один из разведчиков, по всей видимости, старший, зашел в рубку. Драгоценное темное время уходило, надо было что-то решать, все-таки согласились сойти.Луна ушла за облака, все предметы вокруг еле видны, точнее угадываются.

Лодка на малой скорости с подводным выхлопом пересекла реку. Лодка близко не подходила к берегу, она остановилась в трех-четырех метрах от него. Разведчикам плохо, в воду надо прыгать, форма намокнет, а переодеться или высохнуть невозможно.

Рулевой вышел из рулевой рубки. После смерти командира он остался со старшим.

В четыре часа приду сюда, как видите или слышите, подайте сигнал фонариком — трижды моргните синим.

НОВЫЙ военный фантастический триллер от автора цикла бестселлеров «Мы из Бреста». Наш современник, военный, снова меняет историю Великой Отечественной войны. Зима 1942/1943 года. Войска 1-й танковой армии Клейста устремляются к Грозному, Нальчику и Владикавказу. Однако их ждет неприятный сюрприз. Под …

Фарход Хабибов Историческая фантастика

Правду говорят: пограничники никогда не бывшие.Если в наше время вы служили срочным на таджикско-афганской границе, то потерпев неудачу в 1941 году, вы будете лейтенантом погранвойск НКВД и носить зеленую фуражку. Только не рассчитывайте на легкие и быстрые победы, которые обычны в романах про «киллеров» …

Сергей Мишенёв Историческая фантастика Историческая фантастика. Эпоха империй

Франция, начало ХХ века. Новый ученик поступает в небольшую провинциальную школу фехтования. Поначалу он не блещет ни мастерством, ни обучением, но с его появлением вокруг школы фехтования происходят странные события.Масоны, представители Ватикана . .. И когда тайна и большой поли сходятся …

Георгий Савицкий Историческая фантастика Военно-историческая фантастика

Во время операции по захвату террористов из «Национального батальона» в Донецке на мине подорвался Виктор Ракитин, офицер спецназа Госбезопасности ДНР, но его сознание перенесено 80 лет назад в г. разгар сражений за город Сталь и нет. Виктор привык к войне и борьбе с вражескими диверсантами, но в 1941 году все было об этом…

Валерий Шмаев Историческая фантастика Военно-историческая фантастика

Виктор Егоров — простой офицер спецназа ГРУ. Порадовавшись в 1941 году, он начал делать то, что умел — уничтожать врага. А попутно он обучил целый выводок молодых «волчонок» — юношей и девушек, освобожденных из фашистского плена. На что способны вчерашние советские школьники, вооруженные пистолетами из тишины …

Юрий Корчевский Историческая фантастика Боевая литература Ю.Корчевский

Лучший авиационный боевик от признанного мастера жанра. Наш современник борется с «мессерами» на Великой Отечественной войне. Совершив вынужденную посадку в июле 1941 года, летчик из будущего проходит все круги райского ада — горит на сбитом Пе-2 и прорывается в свой из немецкого тыла, сражается …

Юрий Корчевский Историческая фантастика Атаман

ЭРТАУЛ — так в Московском царстве называют передовой полк кавалерийской разведки, который всегда идет в авангарде царской армии и где отбираются только лучшие из лучших.А наш современник, брошенный полтысячи лет назад, будет достоин чести стать командиром этого элитного формирования! Он спасет русскую армию …

Владислав Морозов Боевая фантастика Военно-историческая фантастика

Продолжение бестселлера «Война 2020 года. На Западе». Также нужно уметь проигрывать, но в НАТО слишком много горячих голов, и один хороший «урок» не может их остудить. Они хотят небольшой, но действенной мести. И хотя после поражения под Калининградом возможностей не так много. ..

Глеб Бобров Историческая фантастика Враг у ворот. Художественная литература ближнего боя

Эту книгу неспроста называют пророческой. Этот бестселлер, впервые опубликованный 8 лет назад, с поразительной точностью предсказал нынешнюю войну на Украине, зверства киевских карателей и героическое сопротивление Новороссии — поэтому язык не решается назвать роман «фантастическим». Это большой …

Юрий Корчевский Историческая фантастика Героическая фантастика

Лейтенант Илья Миронов, офицер Российской гвардии, идет с бойцами своего спецподразделения на полигон по метанию боевых гранат.Один из молодых солдат бросает под ноги гранату, и лейтенант прикрывает парня от осколка своим телом … А после взрыва Миронов приходит в себя от гула двигателей — ми …

Юрий Корчевский Историческая фантастика Я из СМЕРШ

Наш человек на Великой Отечественной войне … Пройдя все круги фронтового ада, «киллер» из будущего становится «спецназовцем», «волкодавом», «уборщиком» Главного управления контрразведки «Смерть шпионам!» Сможет ли он ликвидировать немецких диверсантов, охотившихся за командующим армией Рокоссовским…

Медаль разведчика. «За отвагу» Корчевский Юрий

(оценок пока нет)

Название: Медаль разведчику. «За отвагу»

О книге «Медаль разведчику. «За отвагу» »Корчевский Юрий

Наш человек на Великой Отечественной войне. Уйдя добровольцем в разведроту, где шансы выжить один на сотню, наши современники сражаются от Днепра до Немана, от рядовой разведывательно-диверсионной группы до бригадира глубинной разведки ГРУ.

Его отправляют на самые рискованные задания. Ему поручают самые невыполнимые задачи, будь то силовой захват секретных документов, уничтожение вражеского аэродрома, взрыв стратегического моста или устранение заместителя Шелленберга. Но пока штабные крысы получают ордена и звания, разведчик из будущего награждается только медалью «За отвагу». Правда, настоящие фронтовики ценят эту «солдатскую» медаль выше всяких орденов . ..

На нашем сайте о книгах lifeinbooks.net вы можете скачать бесплатно без регистрации или прочитать онлайн книгу «Медаль разведчику. «За отвагу» »Юрия Корчевского в форматах epub, fb2, txt, rtf, pdf для iPad, iPhone, Android и Kindle. Книга подарит вам массу приятных моментов и истинное удовольствие от чтения. Купить полную версию вы можете у нас партнер. Также здесь вы найдете самые свежие новости из литературного мира, узнаете биографии любимых авторов. Для начинающих писателей есть отдельный раздел с полезными советами и рекомендациями, интересными статьями, благодаря которым вы сами можете попробовать свои силы. рука литературного мастерства.

Разведчик — 2

ГЛАВА 1. «КАТЕРНИК»

Игорь еще не успел осознать и был рад, что вернулся вовремя, не в больнице, а в стоматологическом кабинете. Но оказалось — на секунду, только вовремя вернулся. Когда я вылез из воды, я вдохнул воздух и снова на глубину. Кстати, он упомянул воду. Это как — дьявола напрасно упоминает, он появится. А сейчас — вокруг темно, сырость, на лицо падают большие капли воды.Не дождь. Он лежит на стальной палубе, по ней идет прекрасная вибрация от работающих двигателей, слышен рев двигателей на корме. И ветер тебе в лицо, корабль идет полным ходом. Я понял, что их везут в Пиллау после сотрясения мозга или травмы. Там взорвалась немецкая артиллерийская башня. Однако есть странность. Пиллау на Балтике. Море пахнет иначе — соль, йод, водоросли у берега.

Нигде не болит. Он поднял голову, пощупал рукой свое тело и ноги.Ничего страшного, никаких бинтов. И форма на нем военно-морская, которая должна быть морской пехоты. Но почему он лежит на палубе, что это за корабль? Куда он идет и почему один? Братья должны быть рядом. Морские пехотинцы не отказываются от своих.

Внезапно звук выхлопа изменился. Утих не рев, а бульканье газов за кормой. И обороты двигателя упали. Да, они это делают, когда нужно незаметно подойти к берегу врага. Командир или главный исполнитель снимает скорость, выдвигает «малый вперед» и выхлоп двигателя переносится на подводный.

Игорь сел и огляделся. Рядом, в метре, находится танковая башня, аналогичная той, что была на Т-34. У немецких танков угловатые башни, рубленая форма и круглая командирская башенка сверху. Разница очевидна, не перепутаешь. С обеих сторон хоть и на приличном расстоянии видны темные полосы. Берега!

Оказывается — он не в море, а вдоль реки.

Ни один моряк не сказал бы — парусный спорт. А моряки на кораблях ходят морем, это издавна вошло в обычай.

Игорь лихорадочно размышлял, что делать. Вот как попасть на лодку. Судно небольшое, экипаж небольшой, по собственному желанию не пойдет. А если есть посадка, то людей несколько.

Все друг друга знают в лицо, нельзя солгать, что они из другого подразделения.

Металл тихо звякнул, и на палубу поднялись три темные фигуры. Одна в кепке, в погонах, пуговицы слегка блестят. А еще двое в камуфляжных костюмах, на груди «папы», как солдаты называли ППШ на фронте, висят.Сидоры позади. Игорь сразу понял, что разведгруппа готовится к рейду.

А лодка — это всего лишь средство доставки.

Наступал самый острый момент. От секунды до секунды это будет обнаружено. Лучше явись самому. Игорь встал, тихонько закашлялся, привлекая к себе внимание.

— Кто здесь? — тихо спросил, явно опасаясь громкого разговора.

— Моряк Красного Флота Катков, — так же тихо ответил Игорь.

— Как ты сюда попал? Мне!

Человек в фуражке явно был командиром, как только он приказал.Следовательно, он имел право. И он точно не был разведчиком. На разведку в фуражке не ходят, в фуражках часто не свои, а немецкие.

— Как ты туда попал? Вниз по лестнице.

Командир наклонился и принюхался.

— Вы как-нибудь выпили?

— Вовсе нет.

— Иди в кабину, по прилету разберусь, неряха!

Разгильдяй в армии любимое слово. Игорю удалось сделать пару шагов на корму.С берегов Германии раздалась пулеметная очередь. Лодка на воде — заметная цель. Окрашены, как и все боевые корабли, шариковой краской в ​​темно-серый цвет. Этот сливается с водой, с берегом. Человеческий глаз устроен таким образом, что он замечает движущиеся объекты. Так что дежурный пулеметчик заметил движение на воде. Пули стреляли в легкобронированные борта, по артиллерийской башне. Игорь и разведчики упали на палубу, а командир упал, раскинув руки. Шапка с крабом откатилась в сторону.С побережья Германии ракеты выпустили сразу несколько ракет.

© Корчевский Ю. Г., 2017

© ООО «Издательский дом« Яуза », 2017

© ООО« Издательский дом «Э», 2017

* * *

Глава 1. Катерник

Игорь еще не успел осознать и был рад, что вернулся вовремя, не в больнице, а в стоматологическом кабинете. А оказалось — на секунду, только вовремя вернули. Когда я вылез из воды, я вдохнул воздух и снова на глубину.Кстати, он упомянул воду. Это как — если он напрасно упомянет дьявола, он появится. А сейчас — вокруг темно, сырость, на лицо падают большие капли воды. Не дождь. Он лежит на стальной палубе, по ней прекрасная вибрация от работающих двигателей, слышен рев двигателей на корме. И ветер тебе в лицо, корабль идет полным ходом. Я понял, что их везут в Пиллау после сотрясения мозга или травмы. Там взорвалась немецкая артиллерийская башня. Однако есть странность.Пиллау на Балтике. Море пахнет иначе — соль, йод, водоросли у берега.

Нигде не болит. Он поднял голову, пощупал рукой свое тело и ноги. Ничего страшного, никаких бинтов. И форма на нем морская, как и положено морской пехоте. Но почему он лежит на палубе, что это за корабль? Куда он идет и почему? Братья должны быть рядом. Морские пехотинцы не отказываются от своих.

Внезапно звук выхлопа изменился. Утих не рев, а бульканье газов на корме.И обороты двигателя упали. Да, они это делают, когда нужно незаметно подойти к берегу врага. Командир или первый помощник убирает скорость, выставляет «малый вперед» и выхлоп двигателя переносится на подводный.

Игорь сел и огляделся. Рядом, в метре, находится танковая башня, аналогичная той, что была на Т-34. У немецких танков угловатые башни, рубленая форма и круглая командирская башенка сверху. Разница очевидна, не перепутаешь.Однако с обеих сторон на приличном расстоянии видны темные полосы. Берег!

Оказывается — он не в море, а вдоль реки.

Ни один моряк не сказал бы — парусный спорт. А моряки на кораблях ходят морем, это издавна вошло в обычай.

Игорь лихорадочно размышлял, что делать. Вот как попасть на лодку. Судно маленькое, экипаж небольшой, по собственному желанию не сойдет. А если есть посадка, то людей несколько.

Все знают друг друга в лицо, вы не можете лгать из другого подразделения.

Металл тихо звякнул, и на палубу появились три темные фигуры. Одна в кепке, в погонах, пуговицы слегка блестят. А еще двое в камуфляжных костюмах, на груди «папы», как солдаты называли ППШ на фронте, висят. Сидоры позади. Игорь сразу понял, что разведгруппа готовится к рейду.

А лодка — это всего лишь средство доставки.

Наступал самый острый момент. От секунды до секунды это будет обнаружено.Лучше явись самому. Игорь встал, тихонько закашлялся, привлекая к себе внимание.

— Кто здесь? — тихо спросил, явно опасаясь громкого разговора.

— Моряк Красного Флота Катков, — так же тихо ответил Игорь.

— Как ты сюда попал? Мне!

Человек в фуражке явно был командиром, как только он приказал. Следовательно, он имел право. И он точно не был разведчиком. На разведку в фуражке не ходят, в фуражках часто не свои, а немецкие.

— Как вы туда попали?

— По лестнице.

Командир нагнулся и понюхал:

— Вы как-нибудь выпили?

— Вовсе нет.

— Иди в кабину, по прилету разберусь, неряха!

«Разгильдяй» — любимое слово в армии. Игорю удалось сделать пару шагов на корму. С берегов Германии раздалась пулеметная очередь. Лодка на воде — заметная цель. Окрашены, как и все военные корабли, шариковой краской в ​​темно-серый цвет. Этот сливается с водой, с берегом. Человеческий глаз устроен таким образом, что он замечает движущиеся объекты. Так что дежурный пулеметчик заметил движение на воде. Пули стреляли в легкобронированные борта, по артиллерийской башне. Игорь и разведчики упали на палубу, а командир упал, раскинув руки. Шапка с крабом откатилась в сторону. С побережья Германии ракеты выпустили сразу несколько ракет. Поднялись, повисли на парашютах. Яркий мертвенно-бледный свет заливал реку и лодку на ней.Рулевой резко добавил газа, переключил выхлоп с подводного на воздушный. Подводный выхлоп не дает двигателю глубоко дышать и забирает мощность. А зачем прятаться, если лодка найдена? Теперь главная задача — уйти с линии огня. На воде нельзя спрятаться, как на земле в траншее. Лодка начала разгоняться, пока не глиссирует, но курс выработан. Между рубкой и кормой стоял пулемет ДШК, крупнокалиберный пулемет. Один из моряков открыл ответный огонь.Ударил он или нет, немецкий пулемет замолчал. Игорь лежал на палубе, гадая, как рулевой различает фарватер? Вы легко можете наткнуться на отмель, поставить корабль на брюхо. Вот подарок немцам, если на рассвете они увидят перед носом советский катер! Лодка описывала зигзаги, отходила от места боевого соприкосновения.

Игорь тогда не знал, что судьба забросила его на речной катер проекта 1125. Катер был небольшой, с расчетом на быструю пересадку на железнодорожные платформы.Имел два двигателя, оба Лендлеус. В одной версии — «Паккард» по тысяче двести лошадиных сил каждый. В другом — «Калл-Скотт» — по восемьсот каждый, поэтому скорость могла достигать приличной — до 18 узлов. Для небольших размеров имел приличное вооружение — перед рубкой располагалась танковая башня с 76-мм пушкой Ф-34 и спаренным с ней 7,62-мм пулеметом. А за рубкой — одна или спаренная, установленная на постаменте с круговым огнем из ДШК калибра 12,7 мм. В конце войны лодки этого проекта были переоборудованы в ракетные катера, для пуска снарядов М-8, которыми стреляли «Катюши».

Борта, палуба и рубка имели противопульное бронирование. Экипаж небольшой, 9-10 человек.

И Игорь сел на одну из лодок Днепровской флотилии второго строя. В его состав входили десять бронекатеров, 32 полупланера, 10 сторожевых катеров, 40 речных тральщиков, 3 зенитных дивизиона и одно плавучее 100-мм орудие. Флотилия действовала под командованием контр-адмирала В.В. Григорьева на Днепре, Березине, Припяти, Западном Буге, а затем на Висле, Одере, Шпрее.Основными задачами были переброска десанта, помощь войскам в преодолении водных преград, высадка и возвращение разведывательных групп. Часто, особенно в районах, насыщенных реками, водные преграды становились разделительной линией между противоборствующими сторонами, водно-нейтральной зоной.

Стрельба по лодке прекращена. Лодка притормозила, переключила выхлоп на подводную воду и пришвартовалась к нашему берегу. Наверняка немцы уже рассказывали по радио о русской лодке.

Разведчики, лежавшие на палубе недалеко от Игоря, заговорили.

— Вылет сорвался.

— Командир взвода сказал — на катере надо, спокойно.

— Иди разберись в темноте, немцы там или наши.

Советские части захватили плацдармы на немецком побережье, пусть и небольшие, они удерживались ценой больших усилий, но позволяли облегчить переправу наших частей через Днепр. Но справа, Немецкий банк, в других местах — лоскутное одеяло. Есть немецкий отдел, потом небольшой — наш.Ситуация быстро изменилась. У немцев уже не хватало боеспособных частей, чтобы остановить наши наступающие войска. После Курской дуги и последующих наступательных действий Красной Армии немцы продолжали отступать, теряли инициативу и переходили к обороне на всех фронтах.

Несколько матросов вышли из кабины, спрятавшись за пулеметным шкафом, рубкой, переместились на правый борт убитого командира, подняли на руки, унесли.

— Что будем делать? — сказал один из разведчиков.- Без языка вернемся — ПНШ голову на разведку оторвет.

— Командир катера знал место приземления, но теперь он убит.

— Необходимо высадить, есть порядок.

— Да я знаю, я спорю? Осталось всего семь человек от взвода.

Один из разведчиков, по всей видимости, старший, зашел в рубку. Драгоценное темное время уходило, надо было что-то решать, все-таки согласились сойти.Луна ушла за облака, все предметы вокруг еле видны, точнее угадываются.

Лодка на малой скорости с подводным выхлопом пересекла реку. Лодка не подошла к берегу и остановилась в трех-четырех метрах. Разведчикам плохо, в воду надо прыгать, форма намокнет, а переодеться или просохнуть невозможно.

Рулевой вышел из рулевой рубки. После смерти командира он остался со старшим.

— В четыре часа приду сюда, как видите или слышите, подайте сигнал фонариком — трижды моргните синим.

— Помню, мы уже обсуждали.

— Если нет времени, завтра в то же время.

Разведчики, цепляясь за боковой забор, осторожно спустились в воду. Если прыгнуть, будет шумный всплеск. Первый оказался колодцем, по груди была вода, он сразу двинулся к берегу, цепляясь за низко свисающие ветки ивы и поскользнувшись.

Второму не повезло, отпустил руки и ушел под воду. Лодка уже начала прорабатывать «малый тыл».И разведчика не видно. То ли он упал в глубокий водоворот, но груз не поднялся, то ли он не умел плавать, то ли попала шальная пуля. Хотя близких выстрелов Игорь не слышал. Решение пришло сразу. Игорь переборщил, спустился «солдатом». Пара мощных ударов, и он оказался над тем местом, где второй разведчик ушел под воду. Он вдохнул легкими, нырнул, ничего не было видно, только бульканье было слышно из подводного выхлопа двигателей лодки.

Он шарил руками, пытаясь найти тело. Только вода и рыба поскользнулись на запястье. Через тридцать-сорок секунд звон в ушах пора выходить. Я всплыл, вдохнул воздух и шепнул с берега.

— Чего ты там барахтаешься. Пойдем на берег.

Игорь достал из мундира воду в ручье.

«Вы плывете как топор», — прошипел разведчик.

Потом попятился, видимо, понял — перед ним не разведчик, а матрос.

— Бля, как ты здесь?

— Ваш разведчик прыгнул — и свел концы с концами. Думал помочь, но по течению унесло.

«У тебя даже оружия нет, матрос. Вот это наложено мне на голову. Хорошо, пойдем.

У разведчика не было выбора. Задачу нельзя выполнить в одиночку. Разведчик рассердился, даже рассердился. Рейд с самого начала был неудачным. По лодке обстреляли, командир погиб, Федор утонул, матрос тоже навязался. Вы не оставите свое, а только обузу.Возникло даже плохое предчувствие: сегодняшний вылет в тыл немцев не закончится.

Тихо прошли несколько метров, прислушались. Берег низкий, болотистый, ботинки почти по щиколотку в землю. Поэтому немцы здесь окопов не рыли и не дежурили пулеметчиков. Но Игорь понял — раз уж часовых нет, ждите сюрпризов. Если бы позиции заняли нерадивые россияне, это было бы понятно. А немцы педанты, неплохие воины, соблюдают дисциплину.А береговая линия, должно быть, заминирована, натянута колючая проволока и развешены пустые бидоны. Если коснуться такого препятствия, сразу раскроется оловянный звон.

— Стой! — скомандовал Игорь.

— Кем вы будете командовать? Разведчик сердито зашипел.

— Как тебя зовут?

— Николай.

— Я Игорь. Мины могут быть, больно ходить смело.

Николай лег на землю и стал шарить перед собой руками. Немного поползла и снова ощупала землю.Прогресс замедлился. Игорь пополз сразу за Николаем. Вдруг разведчик замер и повернулся к Игорю.

— Мина. «Лягушка».

Немецкой противопехотной миной назвали лягушку. Шагаешь ногой — ударник взведен, сделал шаг вперед, мина бросается на метр и взрывается, осыпая все вокруг осколками. Немцы всегда ставили на анти-управляемость. Такую мину невозможно обезвредить, лучше обойти стороной.

Разведчик так и сделал.Ползав боком, Игорь пошел за ним. Земля высохла, пощупал — небольшой подъем. Ну да, немцы любили занимать позиции на многоэтажках. И сухо, и далеко видно. Несколько раз они наезжали на мины и отклонялись в сторону. Потом он почувствовал себя табачным дымом. Следовательно, позиция рядом или кто-то из часовых курит. Что наше, что немецкий статут на почте запрещает курение. Но в прифронтовых условиях на это мелкое нарушение закрывали глаза. А для разведчиков подсказка.

Разведчик поманил рукой. Игорь занял позицию рядом с ним.

— Пойду посмотрю, что в окопе. Будь здесь. Держите гранату на всякий случай. — И протянул «лимон».

— Лучше сделаю. Пистолет-пулемет у вас есть, в случае чего накроете. Дай мне нож.

Разведчик заколебался. Впускать незнакомого моряка на чужие позиции чревато. Что, если он перебежит? Или ненароком шумит, то разведчик не вылезет.Ракетчики повесят «люстры», пулеметчики расстреляли каждый метр. Но он вынул финку из ножен и передал Игорю.

Ситуация такая, что вариантов нет. Игорь пополз вперед. Боялась наткнуться на колючую проволоку, но ее не было. Не успели тянуть или поленились, надеясь на водную преграду впереди.

Бруствер рядом. Игорь замолчал и прислушался. В паре метров от него по окопу топал часовой, был виден штык и слышны шаги.Затем наступила тишина. Игорь пополз и заглянул в окоп. Метров пять по прямому участку, потом повороты. Никто. Траншеи делали не прямыми, обязательно с изгибами, поворотами. В противном случае, если снаряд, мина или бомба попадут в траншею, она поразит всех осколками, даже на расстоянии. Он перебрался на другую сторону траншеи и пополз. В первой линии оставили дежурную смену, остальные пехотинцы отдыхали во второй линии, там безопаснее, и в случае тревоги можно быстро попасть на передовую по путям связи.Немцы любили комфорт, блиндажи устраивали серьезно — стены бревенчатые, сверху лежало четыре-пять рулонов бревен. Такой бросок мины не пробьет при попадании, но уже не защитит гаубицу от крупнокалиберного снаряда.

Во второй линии кухни расположены вспомогательные подразделения — пункты боеприпасов, медицинские. Солдаты там чувствуют себя беспечнее, чем на передовой. Язык брать легче, как и надеялся Игорь. Дальше тянуть назад — да, неудобство.

Игорь добрался до второй линии окопов, перепрыгнул через нее и спрятался. Здесь тоже есть часовые, но они реже. Расчет Игоря был таков, что кто-то выйдет из землянки по нужде. Прошло четверть часа, пару раз пролетел час. Затем солдат вылез из блиндажа и направился к флигелю. Для этих целей устроили глубокую траншею. Игорь немного подождал и, когда солдат вернулся, прыгнул на него сверху, ударив рукоятью ножа по голове.Никто не кладет на ночь в унитаз стальные каски. Солдат обмяк и упал на дно окопа. Игорь с трудом вытолкнул его из окопа на парапет и выбрался сам. Как раз вовремя часовой медленно прошел мимо траншеи.

Ничего не заметил. Игорь перевел дух. Он схватил немца за воротник туники и потащил его к первой линии траншеи. Немец был без сознания, безвольно тащил сумку. Игорь забеспокоился. Вы переборщили с ударом? Нет смысла привозить труп или живым, но с черепно-мозговой травмой.

Я слушал. Дышал по-немецки, но отключился.

Траншея имеет сцепку. Он притащил немца и прислушался. Сам спустился в траншею, с трудом протащил немца через траншею, вытолкнул его с парапета. А потом потащился. Где Николай? Или Игорь ушел в сторону?

Нет, однозначно сработало. Послышался шорох, из темноты показалось темное пятно. Вместе они схватили немца и потащили его. Как только они подошли к минному полю, Николай двинулся вперед.Игорь снова в одиночку волочил пленника. Вроде не жирно, а твердо. Дошли до кромки воды. Николай слушал.

— Вы дышите по-немецки?

— Вы сильно применили, не рассчитали. Честно говоря, не думал, что ты язык возьмешь.

— Раньше в разведке служил, навыки остались.

— Присоединяйтесь к нам. Что тебе делать на судне? Если есть желание, передам разведчику, передадут.

— Я не против.

Николай взглянул на часы. Потом достал фонарик, трофей. У него разные светофильтры. Поверните колесико — можете красное или зеленое поставить, хотите — синее. А если вы удалите фильтры, используйте как обычно. Была выпущена удобная вещица, специально для армии. Наши разведчики, авиадиспетчеры, командиры любили им пользоваться. Через некоторое время подал сигнал.

Лодка тихонько подкралась, двигатели работали на холостом ходу. Он стоял, прижавшись к нашему берегу и немного выше по течению. И под моторы не пошло, ток помог.Носовая часть лодки близка, метра полтора. А как добавить немца? Конец был сброшен с лодки. Разведчик с Игорем связали немца под мышки.

— Потяните.

Два матроса вытащили немца на борт, снова сбросили веревку, в море — конец. Сначала вытащили Николая, потом Игоря. Один из матросов оттолкнулся от берега крюком. Лодка была самой маленькой, выходившей на пороги, шла вниз по течению. Был участок, где на обоих берегах не стоило опасаться обстрелов с другой стороны.Уже практически отступившие, разведчики прятались за рубкой с немцем. Слишком свежи были впечатления, когда немцы обстреляли лодку и ее командир погиб. Немцы зафиксировали движение на воде. Сначала взлетели ракеты, осветив поверхность воды, затем почти сразу же попали пулеметы. Николай сразу же упал на немца, прикрывшись его телом, Игорь был рядом. Лодка небольшая, высота кабины чуть больше метра. Если лодка взлетела, все располагались на палубе.Не патрульный, даже речной, и не морской.

Москитный флот, даже не флот, флотилия.

На катере развернулась башня танка, по вспышке пулеметных выстрелов разлетелся снаряд. И только снизу пришлось ударить. Еще один выстрел — и снова ниже. После этого Игорь выяснил причину.

Такие катера изначально оснащались башнями от танков Т-28, а пушка, предназначенная для танкового боя, не имела больших углов возвышения, максимум 25 градусов.Затем на смену пушке пришли Л-10, Л-11 производства Кировского завода, имевшие конструктивный недостаток. Для упрощения поставки все последующие лодки оснащались башней Т-34 с пушкой Ф-34. Большинство танковых боев ведется на дальность прямой стрельбы до 800-900 метров. Поэтому большие углы возвышения не нужны, даже прицелов для стрельбы на дальние дистанции не было, как на гаубицах. Лодка, находящаяся на воде, априори была ниже целей на берегу, и для этого требовалось орудие с другими характеристиками.

Немцы все же решили потопить советский бронекатер. Они обстреляли корабль с берега. В первый раз промахнулись, все-таки была ночь, и ночных достопримечательностей не было и в помине. Но второй снаряд влетел прямо в моторный отсек.

Остановились двигатели, лодка потеряла скорость. Сбежали краснофлотцы, огнетушители начали сбивать возникшее пламя.

Лодку несло течение, двое матросов действовали крюками, пытаясь направить ее на левый берег.Мало-помалу лодка приближалась к берегу, пока не просунула нос.

— Ну, пусть лодочники сами решают проблемы, — сказал Николай. — Мы сделали свое дело. Надо язык в штаб полка доставить. Вы еще не передумали об исследованиях?

— Я не пацан, чтобы зря молоть языком.

Пришлось прыгнуть в воду, оторвав «язык» от лодочников. Николай поскользнулся, дно было мутным, пленник погрузился в воду.Вытащили мгновенно, заключенному было недостаточно, чтобы подавиться. Из воды пленник пришел в себя и пробормотал.

— Вассер, Вассер.

— Что он бормочет? — спросил Николай.

«Я испугался воды», — ответил Игорь.

— Вы знаете немецкий? — удивился Николай.

— Маленькая.

— У вас нет цены. У нас во взводе мало разбирается только лейтенант.

Заключенного поставили на ноги. Игорь спросил по-немецки:

— Ты пойдешь?

— Могу, но где я?

— Русские в плену.

— О, моя готка!

— Если честно ответишь на допросе, останешься жив, тебя посадят в лагерь для военнопленных.

— Что ты ему сказал? — насторожился Николай.

— Чтоб не дергался и все рассказал на допросе.

— Правый. Ну топай, Фриц!

Оказалось, что они вступили на позиции не своего полка, а соседнего. Пришлось идти в тыл пешком. Николай утром привез Игоря и пленного в штаб своего полка, сразу в ПНШ на разведку.

— Разрешите доложить — взяли язык!

— Где Федор Крапивин?

— Утонул при высадке. Катерник помог мне взять язык. Моряк Красного флота Катков. Добровольно хочет служить в разведке.

— Да? Это похвально. Документы.

Игорь вытащил из кармана документы. После принудительного купания в речной воде страницы книги слиплись, чернила расплылись.

— Товарищ лейтенант, нам пришлось принять водные процедуры.Я сдал документы сержанту, но Катков не ожидал купания, — за Игоря вступился Николай.

— Я тоже юриста нашла, разберемся. Что это за язык?

— Бог его знает!

— Беседы.

Из кармана куртки заключенного вынуты документы. Они, как и Игорь, были в плачевном состоянии.

— Имя? — спросил лейтенант.

«Дитрих Шлемм, 84-я рота снабжения», — отчеканил немец.

— Поставки хорошие.А разделение?

— Четвертый танк.

— Кто командир?

— Ханс Юнк.

Лейтенант плохо говорил по-немецки, с сильным акцентом и не совсем правильно строил фразы. Это произношение повредило Игорю уши.

Лейтенант достал чистую карту без опознавательных знаков.

— Покажите, где подразделения дивизии?

Немец начал указывать пальцем.

— Здесь 12-й моторизованный полк, здесь позиции 35-го танкового полка, они прикрываются 290-й зенитно-артиллерийской дивизией.А в этом селе четвертый разведывательный батальон. Здесь занимает позиции 103-й артиллерийский полк.

— Кто командир?

— Клеменс Бецель, баварский.

Судя по всему, лейтенант проверял, лжет ли пленник, насколько понял Игорь. Это делалось почти всегда, сравнивая показания нескольких заключенных. Пока все сложилось.

Лейтенант обратил внимание на голову заключенного.

— Где ты брал кровь?

— Меня били по голове, когда попали в плен.Все еще болит.

— Вам дадут отдохнуть. Ты, Бармин, посадил его в тюрьму.

В штабе всегда было охраняемое помещение для таких случаев. Лейтенант сказал:

— Похоже, «язык» интересный. где ты это нашел?

Игорь нашел на карте примерное место, ткнул пальцем.

«Верно, в этот момент вас должны были высадить. Хм, а какое у тебя образование?

— Среднее.

— Есть ли военный?

— Вовсе нет.

— Интересно. Ты карту знаешь, как немецкий. Я заботился о тебе. Вы поняли, о чем мы с немцем говорили.

— Я не скрывал, знаю. На берегу разговаривал с заключенным, Николай — свидетель.

— Откуда ты знаешь язык?

— До войны по соседству с нами жила немка, из Поволжья. В школе немецкий плохо учили, преподавала она.

Лейтенант решил проверить Игоря на уровне немецкого, перешел на немецкий.

— Есть ли у вас раны?

Игорь приподнял форму и показал шрам.

— Осколок, — определился лейтенант. — Как вы попали в лодки?

— После больницы. На запасной полке не спрашивают.

— Где находится больница, кто заведующий отделением, фамилия?

Игорь сказал. Лейтенант хотел проверить, все должно получиться.

— Как зовут и фамилия?

Игорь им.

— Вы прогуляетесь возле штаба, но далеко не уходите, я позвоню.

Час за часом. Игорю удалось пройти и сесть на бревно. Николай завернул за угол.

— Ты все еще здесь?

— Где мне быть? Лейтенант приказал не уходить.

— Нет, война есть война, но обед по расписанию. Не уходи, я сейчас кое-что возьму.

Николай вернулся с горшком, полным каши.

— Пойдем со мной.

— А лейтенант?

— Надо будет, найдешь.

Тем не менее разведчик подошел к часовому у входа в штаб.

— Если ищут матроса, он в разведке. Человек голоден, нужно есть.

В доказательство он поднял горшок с кашей в руке. Николай подвел его к землянке. Перед ней дощатый стол, за ним двое бойцов кидаются в карты, в дурака. Николай упрекал бойцов:

— Кто увидит — получите пару нарядов. Освободите место, человеку нужно поесть.

Солдаты молча собрали карты и ушли.Азартные игры в армии запрещены. Нарушили, когда власти не увидели.

Сам Николай уже перекусил и теперь, как хозяин, взял шефство над Игорем, тем более чувствовал ответственность — пригласил его.

Не только котелок с кашей принес, как обычно впереди — перловую крупу на воде, просто горячую, но и банку консервов принес из землянки.

Игорь прочитал немецкую надпись и засмеялся.

— Почему зубы лают? — обиделся Николай.

— Ты сам знаешь, что принес?

— Консервированные оливки. Они хорошо сочетаются с вином или изысканными первыми блюдами. Ячменная каша, шрапнель и оливки.

— Я от всей души трофей. Если не хочешь — не ешь.

— Да, я съем, не волнуйтесь.

Игорь кашу съел, Николай ловко вскрыл банку финном, понюхал, потом попробовал, поморщился, выплюнул.

— Кислый, что в них хорошего фрицы? Я бы принесла вам выпить, но лейтенант его почувствует.

— Пойдем.

Игоря вызвали в ПНШ вечером. Часовой крикнул:

— Катков!

Игорь сломя голову бросился в штаб. Нехорошо заставлять босса ждать. Он привлекал внимание своей морской формой. Все бойцы и командиры в форме цвета хаки.

— Что ж, Катков, ты прошел начальную проверку. Они подтверждают, что я смог добраться до больницы. Поздно, завтра утром писцам. Я буду отдавать приказы — внесут в списки полка, выпишут в красноармейскую книжку, положат на пайки.А где землянка разведчиков — знаете?

— Николай, извини — Бармин, уже показал.

— Будь парой. Пусть как старший покажет где и что. Как только завтра получите документы, позвольте сержанту вас поменять.

— Бесплатно.

Утром в штаб, к служащим. Получил новые документы, переоделся в армейскую форму. Форма бывшая в употреблении, но чистая, не порванная. Воротник был подшит, чтобы выглядеть не хуже других. Одно плохо. У всех есть сидоры, где хранятся бритвы, трофейные пистолеты, запасные портянки.И личных вещей у него нет, как у казанской сироты. Николай помог достать сидора. Потом к оружейнику. Подали новый пулемет, Николай потребовал холодное оружие.

— Состояние не разрешено.

— Есть ли у вас на складе? Так что давай. Как разведчик без ножа? Тогда я принесу тебе часы с рейда.

— Без штамповки.

— Согласовано.

Оружейник вскрыл ящик для снарядов, приспособленный для хранения мелких предметов, вынул из недр эсэсовский кинжал, свастику на ножнах.

— Сбей свастику, но сталь хорошая, колючая проволока колючая, а на клинке нет вмятин.

Николай сразу своим финским сбил свастику. Правда, символ врага все еще был на навершии, но он не бросался в глаза.

— Впервые подойдет. Кинжал длинноват. Здесь у рейнджеров или немецких разведчиков есть классные ножи, заводские. У меня есть самодельная, еще в Сталинграде, мастер сделал из пружины.

Итак, день беды прошел.Игорь быстро влился в небольшой отряд разведчиков. Ребят мало, к новичку отнеслись хорошо.

В разведке часто жизнь одного зависит от другого, когда они идут в германский тыл с рейдом. Правда, полного доверия к Игорю не было, дела надо заслужить. Не испугалась, не сбежала, помогала другу в трудную минуту. Потом за тебя все сделают — кусок хлеба поделят, последнюю рубашку отдадут.

Игорь знал об этом, он уже проходил это несколько раз.Вам просто нужно запастись терпением.

Ночью в рейд пошли трое, сержант вывел ребят на берег, где они спрятали лодку в камышах, реквизировав ее у местного жителя.

Гитлер одиннадцатого августа 1943 года отдал приказ построить «Восточный вал», укрепление вдоль берегов Днепра, фактически от верховьев реки до Черного моря. плацдарм на этой линии.В среднем и нижнем течении Днепр был широким и глубоким, и форсировать его было трудно.Планы разрабатывались в штабе Красной Армии, и для их планирования требовались свежие сведения. Были задействованы все виды разведки — авиационная, агентурная и армейско-полковая, дивизионная. Каждую ночь группы разведчиков уходили в немецкий тыл. Только не все вернулись. Немцы активно внедряли радиопеленгаторы, и как только радио выходило в эфир, сразу оцепляли местность и проводили рейды.

Однако каждый вид разведки выполнял свою задачу, но не мог представить себе всей картины.Самое ценное — взять язык, а не рядового с передовой, который в лучшем случае может рассказать о своем батальоне. Идея исправления для любой разведки — захватить с картами офицера логистики и, как апофеоз, штабного офицера. Но такие успехи были редкостью. Данные поступали в штаб Красной Армии по каплям. Помогали партизаны, отслеживали передвижение частей, перевозки по железной дороге.

У немцев было любимое занятие, своеобразная причуда — присвоить дивизиям эмблемы.Дивизии формировались еще до войны, в 1933-1935 годах. Командование дивизии выбрало символ, скажем, медведя или слона, и нанесло его по трафарету на боевую и транспортную машины. На упражнениях это удобно, сразу видно, из какого дивизиона экипировка. И когда Германия захватила Европу, эмблема не создала проблем. А в России немцы столкнулись с массовым партизанским движением, спецслужбами. Для разведчика эмблема отряда или формирования является подсказкой.

Наши разведывательные ведомства знали немецкие гербы.В ближнем тылу немцев появилась танковая часть с медведем, это уже ясно — третья танковая дивизия. И его командир известен, и количество танков, и состав. Танковая дивизия — это не только танки. В нее входят пехотные, артиллерийские, зенитные полки или дивизии, разведывательные роты, роты связи, снабжения и ремонта. И каждая дивизия может иметь разный размер, в зависимости от типа танков. Если в начале войны все дивизии были вооружены легкими танками Т-II, средними Т-III и Т-IV, настоящими рабочими лошадками войны, то в 1943 году появились Т-V «Пантера» и Т-VI «Тигр».Фактически один батальон «Тигров» заменил полк Т-III. Правда, из-за сложности, дороговизны в производстве или ремонте этих батальонов таких было немного.

Любая, казалось бы, незначительная деталь может указывать на важные перераспределения. Был случай, когда партизаны обстреляли грузовик, как выяснилось, чтобы нажиться на трофеях — боеприпасах или провизии — грузовик вез армейскую почту. Разочарованные партизаны хотели его поджечь, все тот же урон противнику, но среди партизан был пойман один умный, потому что до войны он проходил военную службу в разведке.Собирал мешки с почтой, привозил в отряд, на смех солдат. Командир отряда по рации доложил в штаб партизанского движения. За партизанами послали самолет У-2, что было удивительно для партизан. Армейская разведка изучила письма. По маркам на конвертах они определили, что это за полевая почта, потому что на них были номера, как у нас. В письмах солдаты писали, что перевезли их из благословенной Австрии в холодную нецивилизованную Россию.Была получена первая и ценная информация о переброске одного из корпусов 4-й немецкой армии генерала Готтхарда Хейнрица.

После того, как к утру разведгруппа не вернулась, начали готовить другую. Брали добровольцев на разведку. Трудно заставить человека перейти не на ту сторону, на вражескую территорию. Он может лечь в нейтральное положение и вернуться ни с чем. Разведен руками — поиск не удался. Поэтому в разведке ребята служили по большей части хулиганские, долговязые, склонные к риску.Только риск должен быть оправдан, иначе можно товарищей подставить и задача не будет выполнена. Разведчиков уважали за отвагу, но штатным не нравилась независимость и вольности. Кому еще на фронте разрешено ходить с холодным оружием или иметь нестандартное оружие? Все знали, что разведчики захватили пистолеты как последний шанс в недолгой схватке. Не разрешено, но закрыли глаза. Или они знали, что у каждого есть трофейные наручные часы, которые есть не у всех командиров.Предмет зависти, но в интеллекте без них невозможно. Как договориться в поисках действий? Рьяные командиры иногда отбирали неподходящие вещи, и они появлялись снова. Какое наказание на фронте? На передовую, в пехоту? Так что риска меньше, чем у интеллекта. Разведчики умудрились щеголять в хромированных сапогах, а не в брезентах и ​​уж тем более в сапогах с обмотками. Но желающих перейти из пехоты или других частей в разведку было немного.Возраст разведчика невелик.

Спецназ — это всегда спецназ. Диверсант прорыв

Обложка — Нина и Александр Соловьевы

© Корчевский Ю.Г., 2015

© ООО «Издательский дом« Яуза », 2015

© ООО« Издательство «Эксмо», 2015

Глава 1. Шок

Александру парень сразу не понравился. Черный пиджак, черная вязаная шапка на голове, карие глаза и зрачки, расширенные, как у наркоманов. В руке у него китайская сумка, которую раньше несли челноки.Впрочем, в принципе — ну и что, понравился парень ему или нет? В аэропорту никого не встретишь — от кавказцев до причудливо одетых индейцев. Ну и что? Может быть, я им тоже не нравлюсь за мою славянскую внешность. Однако в душе поселилась какая-то смутная тревога, легкая тревога.

Александр посмотрел на часы. Скоро. Сейчас 16–20, самолет из Екатеринбурга должен приземлиться через пять минут.

И практически сразу диктор объявил по громкой связи: «Самолет Ту-154 совершил посадку рейсом 268 из Екатеринбурга.Мы просим тех, кто вас встречает … »

Потом Александр уже не слушал, стал потихоньку продвигаться в зал прилета. Зачем торопиться? Пока трап будет обслуживаться, пока пассажиры выходят, довольные, потому что рейс закончился и они на земле, но пока не получат свой багаж. Если у Антона будет маленькая сумка, она появится так быстро.

Антон — его старый друг по армии. Вместе они натянули лямку на тренировке, где, собственно, Они познакомились, потом два года служили сержантом 22-й бригады спецназа ГРУ в Батайске.Если кто не в курсе, ГРУ — это Главное разведывательное управление Генштаба. Он был создан для ведения разведки и уничтожения мобильного ядерного оружия противника в его глубоком тылу, а также для проведения диверсий и организации партизанского движения. Конечно, в случае войны.

Поначалу было сложно служить без привычки. И не из-за пресловутых издевательств, а из-за физических перегрузок. Постарайтесь выполнить учебное задание, пройдя до этого марша сорок километров с полным снаряжением и тайком, за которым ревностно следили офицеры-посредники.Нашел себя, считай — задача провалилась. Поэтому мы больше передвигались по животным тропинкам, и даже чтобы веточка случайно не сломалась, трава не давила. При этом они шли строго след за следом, и не столько из-за раздавленной травы, сколько потому, что если бы первую мину не увидели, не всех взорвали бы. И следов меньше. Иди разберись, прошел один человек или несколько.

Антон был физически крепким парнем, помогал Александру. Либо перекат возьмет его — пусть и ненадолго, то разгрузка.Но Антону и Александру тоже было интересно: он знал много разных историй и помогал писать письма девушке Антона. Антон молчал: «да» и «нет» — и весь разговор. И писал неряшливо — буквы неровные, как у пьяниц. Сколько лет прошло с тех пор, как в армию … Александр оценил: «Итак, сейчас мне тридцать шесть лет, меня демобилизовали в двадцать. Оказывается, нашей дружбе уже восемнадцать лет. «

Они встречаются иногда, раз в два-три года.По этому поводу Александр берет отпуск, знакомит с «Антошкой» столицей. В Москве много интересных мест, все сразу не показать. Исторический музей открылся совсем недавно — после продолжительного ремонта, но Антон попросил отвезти его в Сокольники, в музей восковых фигур. А вечером — водку во что бы то ни стало, чтобы из морозилки текло, и бутылку, чтобы на стекле был иней. И закуска: так что обязательно выбирайте домашние огурцы, которые Александр взял на Дорогомиловском рынке, и шампиньоны, лучше молочные, и с черным хлебом.Очень вкусно! А потом — жареный картофель с салом. Саша купил сало на Киевском вокзале, у заезжих украинцев. Ух ты! Раньше независимые братья-славяне кричали на каждом углу — мол, москали их съели! А теперь сами добровольно везут сало в Москву. Дивны дела Твои, Господи!

В ожидании встречи с другом и последующего застолья Саша потер руки. Мое внимание снова привлек старый кавказец в черном. Тьфу, тебе! Как черный ворон! Александр вытянул шею, пытаясь увидеть Антона поверх голов встречавших его.

Кто-то сзади потянул за руку.

— Земляк, поехали в Москву! Недорого, всего три штуки, — предположил наглый таксист, крутя на пальце связку ключей от машины.

Александр не успел ответить. За спиной таксиста промелькнула яркая вспышка, в уши ударил тяжелый грохот. Стекла с звоном упали, послышались крики ужаса. «Кавказский!» — промелькнуло в угасающем сознании, и Александр отключился.

Как ему показалось, пришел в себя довольно быстро.Но было непонятно, где он был и почему он был таким ярким.

Саша поднял голову и удивился: он лежал на берегу речки и, что удивительно, было лето. Журчала вода, трава зеленела и пахла мерзостью, над ней летали шмели. Было тепло, даже жарко.

Какого черта! Александр хорошо помнил взрыв в аэропорту и то, как его от осколков засыпал таксист, который взял на себя часть смертоносного металла. Но тогда был январь, холодно.

Александр встал, сел и огляделся. Вся левая сторона куртки была разрезана, в дырках белоснежный синтетический наполнитель. Он снял куртку и критически осмотрел ее. Ну поняла, наверное, бомжи носят лучше. Но почти новый.

Александр порылся в карманах, забрал сотовый телефон и ключи от квартиры, оставив куртку на берегу. Он нахмурился, размышляя о том, что случилось. По идее, теперь он должен быть в аэропорту Домодедово и лежать на бетонном полу, а не на берегу реки.

А что еще удивило — почему лето? И как он сюда попал? Вы были в шоке после взрыва? Это могло бы быть. Но лето? Разве он не приезжал сюда на полгода?

Для начала нужно позвонить Антону — все-таки он его встретил.

Достав телефон, Александр набрал обычный номер. Но телефон показывал «поиск сети» и не отвечал на звонки абонентов. Ладно, с этим можно будет разобраться позже. А теперь нам нужно выйти к людям, узнать, где он.

Александр начал внимательно осматривать окрестности. Вдалеке стояли несколько домов, еле заметные на фоне леса. Вот он и пошел. Шел быстро, размеренно дышал, как учили в спецназе.

Вот дома. Александр почувствовал легкое разочарование: к избам вели деревянные столбы с электропроводами, а телефона не было видно. И он так надеялся позвонить!

Александр постучал в дверь бревенчатого дома.

Стук получился вполне вау девочкой лет восемнадцати, как раз на вкус Александра: не худая, не толстая, есть на что обратить внимание.

Саша спросил:

— Девушка, я немного заблудилась, подскажите — что это за деревня?

— Так Богдановка!

На минуту Александр переваривал услышанное. Что-то он не вспомнит такое название поселка под Москвой или в Подмосковье, хотя коренной москвич. Но чего удивляться? После армии устроился на работу в метро, ​​окончил курсы, работал помощником машиниста, затем машинистом поезда и больше времени проводил под землей, чем на нем.А за город он всего несколько раз ездил с друзьями на дачу: жарить шашлык, пить пиво.

— не понимаю где это — простите, пожалуйста … А что это за площадь?

— Пинский.

— Вы хотите сказать, что я в Беларуси?

— Да, именно так.

Казалось, девушка не шутила, а диалект у нее был странный — ни капли не похожий на москвичей.

Первое, что пришло ему в голову, были Пинские болота. Откуда, из каких уголков памяти он взял эту ассоциацию?

— А у вас здесь болота? — уточнил он.

— Кругом полно, — впервые за весь разговор девушка улыбнулась, — но не только болота. Есть еще реки и озера.

— Какой сегодня день?

— Первое июля, десятый день войны, — девушка снова посерьезнела, не сводя глаз с незнакомого парня, который внезапно стал подозрительным.

Вероятно, после взрыва он все еще получил сотрясение мозга. Девушка рассказывает о войне, сам не может понять, куда его привезли.

— Какой месяц, какой год вы говорите? — спросил изумленный Александр.

Тут девушка удивилась:

— я говорю — первого июля тысяча девятьсот сорок первого года.

— Верно ?!

Внезапно Александр услышал странный, незнакомый грохот, доносящийся откуда-то сверху. Гул был натянутым и не сулил ничего хорошего живущим на земле. Предупредил: «Беру, беру…»

Александр поднял голову и увидел звенья тяжеловесных самолетов, по всей видимости, бомбардировщиков, в сопровождении шустрых истребителей, движущихся ровным строем.

Олеся проследила за его взглядом и тоже увидела самолеты:

— Они снова летят!

— Кто «летает»?

— Да, самолеты фашистские! Русские города полетели бомбить! Но наших самолетов не видно! Кто остановит эту черную силу? — с горечью в голосе сказала она.

И это заставило Александра поверить в страшную, невероятную, но реальность. Шок и столбняк! Никто в жизни так его не удивлял.

— Вы не контужены, товарищ? — сочувственно спросила девушка.

«Произошел взрыв, мою куртку порвали, но на мне не было ни царапины», — честно ответил он.

— Ах, понятно! Значит, ты все забыл. Откуда ты?

— Из Москвы.

— Из самой столицы? А вы Сталина видели?

— Нет, только на фотографиях.

— А почему мы стоим у дверей, вы наверняка хотите поесть? Иди в хижину!

Александр вошел в комнату. Обстановка убогая: кровать с металлической сеткой и никелированными ручками, домашний коврик на полу, очень древний круглый динамик в углу.

Вошла девушка с кувшином молока и буханкой хлеба.

— Простите, товарищ москвич, солений у меня нет — чем богат …

Молоко в кружку налила, кусок хлеба отрезала.

Кушать Александру особо не хотелось, но, учитывая обстоятельства, он решил поднять настроение — пока неизвестно, когда ему придется кушать в следующий раз.

Молоко получилось очень вкусным: густое, сверху с толстым слоем сливок, а хлеб отличный — с хрустящей корочкой.

Александр выпил всю банку, выпил половину хлеба; стряхнув крошки со стола на ладонь, он сунул их в рот.

— А что сейчас в мире происходит, где фронт?

— Наши отступают, отступают по всем фронтам. Говорят, немцы взяли Борисов и Бобруйск.

— Это далеко отсюда?

— Двести километров в сторону Москвы. Мы уже в немецком тылу.

— Немцы здесь были?

— Что им делать здесь, в болотах? Они на дорогах.Я их даже не видел.

— Дай Бог — и не увидишь.

— Я комсомолка и в Бога не верю.

— И зря! В него можно только верить, остальные лгут.

Девушка возмущенно поджала губы.

— А у вас есть сила в этом районе?

— не знаю. Отца неделю назад забрали в армию, про Пинск ничего не слышал.

Александр сидел в полном замешательстве. Ну это было бы сотрясение мозга, а то — сорок первый год! А может девушка ненормальная, но он ей поверил…

— Радио работает?

«Конечно, нет», — вздохнула девушка.

Надо пойти к соседям, спросить у них.

Александр встал и поблагодарил девушку за угощение.

— Как тебя зовут, красотка?

Щеки девушки вспыхнули румянцем — значит, в деревне ей никто не позвонил.

— В селе еще кто-нибудь живет?

— Остались только старики и женщины. До войны я был единственным молодым человеком. И мужчин призвали в армию.Почему ты не в армии? Или больной?

— Ага, больной, — пошутил Саша.

— А по виду — не скажешь, — покачала головой Олеся.

— Скажи, Олеся, с какой стороны трассы?

— А вы чего хотите? Если севернее, то будет Минское, до него три часа ходьбы. Если южнее, то Пинское будет ближе — часа два. И железная дорога есть.

Александр снова сел и задумался. Если все, что вы слышали от девушки, правда, то нужно задуматься над ситуацией.Идти к своим, прорываясь через линию фронта? Он слишком далеко, а главное, если есть, то документов нет, а адрес и место работы назвать нельзя. Ведь НКВД проверит, а в отдел кадров метро не явился гражданин Дементьев Александр, тридцати шести лет, москвич, не судимый, беспартийный. Итак — шпион! А по законам военного времени — к стене! Александр пожал плечами при такой перспективе.

Другой вариант — посидеть здесь, в этой Богдановке.Но рано или поздно сюда придут немцы. Кто это? Почему здорового человека не взяли в армию? А может партизаны ушли? Перспектива незавидная.

Но кстати … В мирное время готовился к разведывательно-диверсионным действиям в тылу врага — на случай войны. Сейчас война, а тыл то самое что ни есть противник. Хотя его и не зовут, но, попав в непредвиденную ситуацию, он должен действовать по совести, по велению души и в соответствии со своим представлением о воинской чести.Враг топчет его землю, убивает своих соотечественников, а значит, он должен действовать соответственно.

Правда, спецназ действует по заданию разведки. Рейды короткие: бросание в тыл врага, выполнение действий и возвращение в свои. Теперь у него нет рации, начальников и заданий — даже оружия. Но это не повод бездельничать. И эта Богдановка как база хороша. Местность глухая, лесистая, с болотами, по обе стороны вдали шоссе и железная дорога.Тяжелая техника здесь не подойдет, но вы легко можете спрятаться. Проблема только в том, как легализовать. Его сейчас нет в рейде, сколько он пробудет — неизвестно, он должен быть где-то, помыться, в конце концов, чтобы не отличаться от людей.

Александр посмотрел на Олесю, которая спокойно занималась домашними делами.

— Вот что, Олеся. Могу я остаться с тобой ненадолго? Только теперь мне платить нечем, могу только натурой: почини там забор, корове косить траву, колоть дрова.В хозяйстве всегда нужен мужчина.

Некоторое время воцарилась тишина. Было очевидно, что девушка была удивлена. Она думала — беженец, да еще без памяти, контужен, а он просит жить. На бандита не похоже, хотя сама она их никогда не видела. В хижине достаточно места, но … просто дайте деревне повод для сплетен.

— Ну-ну, — неуверенно ответила Олеся. — Но ты будешь спать не в избе, а на сеновале, на заднем дворе.И только помните — не курить.

— Я вообще не курю.

— Тогда это сделка. Подожди, я возьму тебя сейчас.

Девушка вытащила из сундука мешок, подушку, тонкое одеяло и все это передала Саше.

— Следуй за мной.

Они вышли из хижины, свернули на задний двор, миновали сарай. На окраине была баня и сарай.

Девушка шла первой, Саша — сзади и невольно любовалась фигурой Олеси.

Хозяйка открыла широкую дверь.Одна половина сарая была пуста, другая — сено.

— Вот и располагайтесь.

— Спасибо, — Саша расстелил в сене мешок, набросил на него подушку и одеяло.

В сарае дурно пахло травами.

— Как вас зовут?

— Ой, извините — я забыл представиться. Александр, тридцать шесть лет, москвич.

— Ой! Уже старый! — засмеялась девушка.

Александр чуть не подавился. Ему тридцать шесть — лет ?! С другой стороны, он вдвое старше ее.И вообще — все относительно. До призыва в армию они на тридцать лет казались ему почти дедами.

— Отдыхай сегодня, Александр, завтра пойдем за дровами.

— Да, хозяйка! — игриво поклонился Александр.

Олеся ушла. Саня же лег на мешок и закинул руки за голову — так было легче думать. Для начала нужно придумать легенду — кто он и как сюда попал. Во-вторых, что Олеся должна сказать соседям, если они спросят о госте?

Если беженец из Бреста, от родственников, почему бы ему не вернуться к ним? Не будет работать.Затем — версия о разбомбленном поезде. Правдоподобно, по крайней мере, для Олеси. Еще не задавала вопросов, но обязательно задаст, женщины любопытные люди.

А соседи? Сразу заметен посторонний в деревне, это не Москва или Санкт-Петербург, где жители подъезда не всегда знают своих соседей. Если мы говорим, что он родственник, то почему он живет на сеновале, а не в избе?

Александр перебирал один вариант за другим, пока не остановился на дезертире… Ускользнув, мол, от призыва в Красную Армию, не хочет служить ни Сталину, ни Гитлеру. Поэтому он переехал к дальним родственникам в глушь, подальше от властей. Учитывая, что в Западной Беларуси, не так давно присоединенной к СССР после знаменитого договора Молотова-Риббентропа, жители все еще не очень верили Советам, это могло пройти.

До вечера Александр размышлял над своей легендой, поведением и будущей деятельностью. Он не такой представлял себе войну — в изоляции от своего народа, без боевой задачи и, что самое ужасное, — без поддержки и сроков возвращения.

Но и у него было преимущество, в отличие от пехотинца или танкиста. Его этому учили! Для рядового любой армии попасть в окружение — это стресс, чрезвычайная ситуация, из которой нужно выбраться. А для диверсанта — норма.

Но в его плане есть одно уязвимое место — Богдановка. Спецназ ГРУ — тактический, армейская разведка. Заберитесь в ближний тыл, километров сто или триста, нанесите больше вреда и оторвите себе ноги.

Это первое управление КГБ, которое позже переросло в внешнюю разведку, которая занималась стратегической разведкой с тайными агентами — теми же дипломатами, журналистами, торговыми представителями.А еще у них есть нелегальные агенты — вроде небезызвестной Анны Чапман. Кропотливая работа, подготовка велась годами, а нелегал должен работать в чужой стране десятилетиями, а то и всю жизнь. Необходимо внимательно изучить страну ввоза, знать все мелочи, на которые не обращают внимания в повседневной жизни, но внимательный взгляд при этом сразу заметит: туфли не так зашнурованы, сигарета — не так. погашен, швейцар дает много чаевых, машина не припаркована, как, скажем, француз…

Каждая страна имеет свои особенности. Если это итальянский, почему ты не любишь пасту? А парень, может быть, впервые услышал это слово в разведшколе — вырос на картошке. Откуда он знает, что в пасту добавляют разные виды сыра и другие приправы? Нет, стратегический интеллект — это другой уровень, своего рода высший пилотаж с максимальным самоотречением и самопожертвованием. И это на самом деле построено на патриотизме, так как оплачивается не по результату. Кто вспомнит хоть одного разведчика, ставшего олигархом? И славы там не заработаешь.Лишь единицы из них становятся известными, да и то после громких неудач. Спецназ бывает разным: этакие боевики, кулаком поражающее уязвимое место врага. Ударил — ушел. В позиции Александра отступать некуда. Ни Родни, ни удостоверения личности. Для немцев он однозначно враг, для себя — неизвестно кто, человек из ниоткуда. Он не выдержит ни одного серьезного испытания среди своих в НКВД. Такого человека лучше опознать или расстрелять в лагере.

Поэтому, когда он думал об этом, его убежденность оставаться в немецком тылу только укреплялась.Но проблема в том, где развернуть свою деятельность? Ведь даже волк не забивает овец возле своего логова. Точно так же он должен вести боевые действия подальше от Богдановки.

И снова возникло много вопросов: где хранить оружие, взрывчатку — не на сеновале? Саша просто не сомневался, что быстро приобретет то, что ему нужно. Ведь что такое «спецназ»? Профессиональные убийцы! То же самое и в других странах. Война и разведка с саботажем не делаются в белых перчатках.Это тяжелая, грязная, кровавая работа.

Александр долго вертелся на вретище, мысли были тяжелые в голове. Начнем с того, как он сюда попал. Почему именно он? Или это связано со взрывом в аэропорту? Антон жив или ему не удалось добраться до места взрыва? Эх, если бы он пришел чуть позже — ну хоть на минутку, сейчас они уже сидели бы с Антоном за столом, в однокомнатной квартире Саши, что в коридоре Соломенной избы, вспоминали молодость.

Все таки мечта одолела. Саша всегда следовал золотому правилу армии: солдат спит — служба продолжается, потому что неизвестно, когда он еще сможет выспаться.

Утром проснулся от незнакомых звуков, пытаясь понять, что это было. Как выяснилось, Олеся доила корову, и в молочную кастрюлю били тугие струйки молока.

Ведь Саша до мозга костей горожанин. Научили его в спецназе многому: бесшумно ходить по лесу, маскироваться, сливаться с местностью, выживать, поедая съедобные растения и различных жуков-червей.Но живую корову он видел только издалека, из окна машины, и никогда не видел, как они доили.

Он быстро встал, сложил подушку и одеяло в узел. Выскочил во двор, быстро сделал зарядку, умылся у колодца. Вода чистая, вкусная, но ледяная — зубы болят.

Олеся вышла из сарая с полным молочником.

— Доброе утро, Олеся!

— Хорошо, Саша! Идите в хижину, пора завтракать.

Ели вчерашний отварной картофель, пили парное молоко с домашним хлебом.

— Вот что, Олеся. Если кто в селе спросит обо мне, скажем — дальний родственник, скрывался от призыва в Красную Армию. А теперь — и от немцев. И звать меня «ты» — все-таки родственник, если, конечно, согласен.

— Хорошо. Теперь — в лес. На сеновале на стене веревки, бери.

Саша спустился, снял со стены сеновала связку коротких веревок, глазами искал топор — не нашел. Странно: пойти в лес за дровами — и без топора и пилы.Однако Олеся виднее — она ​​местная. Как говорится, погремушки у каждой хижины свои. Его работа — помогать хозяйке дровами на зиму. Впрочем, и летом печь топят, на плите надо готовить … Но газа в деревне не было, когда она родилась. Кроме того, ему пригодится вылазка в лес — ему нужно запомнить подходы к деревне, сориентироваться на местности. Карт, даже самых захудалых, нет, и нужно все запомнить.

Далеко ходить не пришлось, лес был рядом.

Олеся и Саша собирали сухостой. Потом связали его двумя связками, а себе Саша связал действительно огромный, еле приподнял.

— Смотри, не перенапрягайся, беженка, — пошутила Олеся, — лечить не умею.

Однако Саша промолчал и продолжил тащить сверток. «Лучше бы взять пилу, — подумал Саша, — валежник неудобно таскать — широкий, цепляется за кусты, быстро сгорит в духовке.Не то — пиломатериалы: и жара побольше, и горят дольше. Все-таки тележка для перевозки не помешала бы. Да, у тебя еще есть грузовик, — усмехнулся Александр своим мыслям.

Поход в лес занял полдня. Еще два часа Саша рубил мертвые дрова, чтобы попасть в печь. Куча дров оказалась изрядной.

— Да, на неделю хватит! — девушка радостно всплеснула руками, увидев результаты его работы.

Удовлетворенный похвалой, Саша оглядел кучу дров и серьезно сказал:

— Пила и тачка или какая-то телега — дров на зиму запастись, не топишь мертвый лес.

— Отец еще уголь на зиму брал, а где его теперь взять? Война! Мои руки, мы будем есть.

Пока Саша рубил мертвую древесину, Олеся варила оладьи, клала на стол розоватый, тонко нарезанный бекон, малосольные огурцы.

Когда Саша села за стол, Олеся огляделась угощением и грустно вздохнула:

— Эх, если бы отец был дома!

— Не горюй, — ответил Александр, — твой папа вернется.

— Когда-нибудь еще будет …

— Погоня за немцем — вернется!

— Боюсь! Смотрите, война только началась, а немцы уже куда продвинулись! Теперь вы взрослый — объясните мне, почему отступает Красная Армия?

«Они застали нас врасплох», — сказал Саша, что впоследствии стало обычным явлением.

Он, собственно, не мог рассказать ей о чистках в армии 37-39 годов, когда репрессированы командиры армий, дивизий, полков, а также о том, что их место заняли неопытные, малообразованные партийные промоутеры, ничего не понимающие тактика и уж тем более в стратегии.И о многих других причинах, например о приказе Сталина «не поддаваться на провокации». В ангарах была военная техника, но не было горючего и боеприпасов к ней. Более того, военнослужащие не умели обращаться с новой техникой: бензин заливал в цистерны дизельных цистерн, которыми питались Т-26 и БТ. Таким образом, очень много оборудования было выведено из строя.

А как насчет укрепрайонов вдоль старой государственной границы? После пакта Молотова-Риббентропа оружие было снято с ДОТов, а сами укрепления разрушены.Никто не успел построить новые, да и особо этим не заморачивался — ведь была сталинская доктрина: мы победим врага на его территории, победим его малой кровью! Мы бросали шляпы!

Саша заполнил рот драниками со сметаной. Ну вкусно! Белорусы умеют делать картошку, луковицы на своем языке просто вкусно! Пожевав, спросил у Олеси:

— С фронтов сообщений нет?

— Хотелось бы узнать, но радио не работает.Почему они были застигнуты врасплох? — Она вернулась к прерванной беседе. — Ведь товарищ Сталин должен был предвидеть, знать.

«Я не могу тебе за него ответить», — рассудил Саша. — Да, после обеда пойду гулять по местности.

Олеся отрицательно покачала головой. Какие могут быть прогулки во время войны?

После обеда Саша поблагодарил Олесю и, выйдя из избы, медленно двинулся на юг от Богдановки. Через полчаса прибавил ступеньку, а потом побежал, так как дорога была немощеная, но ровная.Он побежал прямо, затаив дыхание.

Неожиданно для него за деревьями послышался стук колес. Александр бросился к ближайшим кустам и, наклонившись, осторожно двинулся вперед.

Через пятьдесят метров деревья кончились, и открылась насыпь с железнодорожными путями. На рельсах стояла ручная машина, рядом стояли двое немцев, и, судя по тому, что они осматривали рельсы и стрелку, явно были технические специалисты. Один в очках казался старшим — на поясе висела кобура с пистолетом.Другой, долговязый, держал за спиной винтовку «Маузер 08К».

Пока Александр придумывал, как подойти поближе и остаться незамеченным, немцы сели в вагон и взялись за рычаги. Постукивая колесами по стыкам рельсов, вагон медленно покатился за поворот.

— Ваше счастье, фашисты, если бы вы постояли немного — а я бы взял ваше оружие, — прошипел огорченный Александр.

Впрочем, два немца — слишком незначительный гол. По словам Олеси, рядом должна быть небольшая станция Лобча.Нам нужно выяснить, что на нем происходит.

Александр вышел на тропинку, ведущую вдоль набережной, и едва успел пройти сотню метров, как далеко позади он услышал шум приближающегося поезда. Впереди задул паровоз. «Ух, они не дадут тебе пройти по их земле!» — Александр снова нырнул в кусты.

Через несколько минут, тяжело дыша, проехал советский паровоз серии «ФД», за ним последовал длинный поезд, почти полностью состоящий из платформ, на котором стояла военная техника, накрытая брезентом.

— О НАС! Это цель для меня! Только мин не хватает — так это прибыльный бизнес …

Поезд стал тормозить, колодки задребезжали, запах горелого железа стал пахнуть. Медленно подъезжая к станции, поезд остановился.

Александр пошел, потом залез на дерево — поднялся выше. Отсюда можно было сразу увидеть станцию.

Было мало — всего три тропинки. На двух были поезда. На одном — только что прибывший поезд с платформами, на другом — цистерны, наполнитель.«Я хочу, чтобы наши бомбардировщики могли целиться в него! — с досадой подумал Саша. «Но нет радио, и я не знаю позывных».

Смотрел и вспомнил. Часовой ходит у подъезда руками, да и в выходные, скорее всего, тоже. А по периметру ли они — отсюда не видно. Скорее всего, немцы не успели доставить. «Это мне на руку», — радовался Саша.

Снизу послышался шорох. Александр склонился над веткой. Внизу, под деревом, лежит мальчик четырнадцати или пятнадцати лет.Интересно! Зачем ему лежать здесь, похороненный? Что ж, я бы занялся своим делом.

Мальчик какое-то время наблюдал за станцией, затем вытащил из-под рубашки две немецкие гранаты с длинными деревянными ручками, прозванные спереди «молотками». Слабый, с длительным временем горения, запал после вытаскивания чека, которым часто пользовались наши бойцы. Когда такая граната упала в нашу траншею, бойцам удалось схватить ее и бросить обратно. Правда, вскоре немцы нашли «противоядие». Вытащив штифт, они пару секунд держали гранату в руке и только потом бросили.

Мальчик явно планировал теракт, намереваясь бросить в немцев гранаты. Пока бросать было не в кого, но в любой момент могла появиться ручная тележка или пройти патруль. Если начать медленно спускаться с дерева, мальчик может испугаться и сбежать. Вызывать? Эффект мог быть таким же. Вы должны прыгнуть, чтобы застать его врасплох.

Александр медленно, стараясь не шуметь, стал спускаться, наблюдая за мальчиком. Пока он ни о чем не подозревал.

Когда высота осталась около четырех метров, Александр оттолкнулся от дерева, приземлился на полусогнутые ноги и тут же упал на бок. Он перевернулся и упал на мальчика, не дав ему возможности вытянуть руки вперед и схватить гранаты.

Мальчик был так ошеломлен неожиданным появлением Александра, что даже не вздрогнул.

— Лежи спокойно, или я тебя сброшу! — пообещал Александр. — Кто ты?

— Отпусти меня, дядя, — заскулил мальчик, — я просто проходил мимо.

— Ну молчи! Ага, я прошел мимо, прилег отдохнуть, а рядом положил гранаты. Так?

Мальчик просто принюхивался.

— Как вас зовут?

— Николай.

— Где вы взяли гранаты?

— Украл из грузовика. На дороге стояли немецкие машины с ящиками в кузове. Подумал — консервы в них, уперлись ящиком. А там … — парень ткнул головой в гранаты.

— А вас немцы не видели?

— Нет.Они немедленно ушли.

— Тебе повезло, мальчик. Если бы заметили, то стреляли бы.

— Значит, не заметили!

— А что вы их сюда принесли?

Мальчик нахмурился и ничего не сказал.

— Да, я решил сыграть героя. Ты умрешь по-плохому!

— Э-нет, это не сработает! Вы убьете одного, они убьют вас, и счет будет «один-один». Но ты убьешь сотню и останешься в живых.

— Умный больно! Почему не в армию самому?

— Не ваше дело.Хотите нанести немцам серьезный урон?

— Где твой гранатомет?

Парень отвернулся — не хотел отвечать.

— Вот что, Коля. Принесите еще три-четыре и кусок веревки. Ты найдешь это?

— найду! Парень смело ответил.

— Тогда почему ты врешь? Неси это! Я подожду здесь.

— Разве ты не врешь, дядя?

— Ты все еще здесь?

Мальчик вскочил и исчез между деревьями.

Стало темнеть. Прошло полчаса, час … «Не нашла или мама не отпустила», — подумал Александр. И почти сразу кусты рядом зашевелились.

— Папа, ты где?

— Тише, ползти сюда.

Шумно, как кабан по тропинке к водопою, подкрался Николай. Из-за пазухи он достал четыре гранаты и кусок бельевой веревки. Самая вещь!

Александр стянул все гранаты в связку веревкой, а одну гранату рукояткой в ​​другую сторону, противоположную другим.

— Что это будет? — спросил Николай, ранее внимательно следивший за действиями Александра.

— Звонил — куча. Одна граната слабая, а вместе — уже что-то. Я хочу взорвать этот поезд танками.

— Ой, чувак, не уходи! Идет немец с винтовкой, их часовой.

— Можете ли вы помочь?

Парень кивнул.

— Тогда сделаем это. Вы берете гранаты и идете со мной. Когда до часового останется мало, я подам знак.Вы будете лежать спокойно и считать. Пока вы отсчитываете две минуты, будь таким шумным.

— Кричать, что ли?

— Ни в коем случае. Бросьте камешек.

— Где хотите. Немец должен услышать и повернуться в вашу сторону.

— Понятно. А потом?

— Вам любопытно. А потом я позвоню тебе. Вы берете гранаты и подходите ко мне. Понятно?

Корчевский Юрий

Спецназ — это всегда спецназ. Диверсионный прорыв

Обложка — Нина и Александр Соловьевы

© Корчевский Ю.Г., 2015

© ООО «Издательский дом« Яуза », 2015

© ООО «Издательский дом« Эксмо », 2015

Глава 1. Шок

Александру парень сразу не понравился. Черный пиджак, черная вязаная шапка на голове, карие глаза и зрачки, расширенные, как у наркоманов. В руке у него китайская сумка, которую раньше несли челноки. Впрочем, в принципе — ну и что, понравился парень ему или нет? В аэропорту никого не встретишь — от кавказцев до причудливо одетых индейцев.Ну и что? Может быть, я им тоже не нравлюсь за мою славянскую внешность. Однако в душе поселилась какая-то смутная тревога, легкая тревога.

Александр посмотрел на часы. Скоро. Сейчас 16–20, самолет из Екатеринбурга должен приземлиться через пять минут.

И практически сразу диктор объявил по громкой связи: «Самолет Ту-154 совершил посадку рейсом 268 из Екатеринбурга. Просим встречных … »

Потом Александр перестал слушать, стал медленно продвигаться в зал прилета.Зачем торопиться? Пока трап будет обслуживаться, пока пассажиры выходят, довольные, потому что рейс закончился и они на земле, но пока не получат свой багаж. Если у Антона будет маленькая сумка, она так быстро появится.

Антон — его старый друг по армии. Вместе они натянули лямку на тренировке, где, собственно, и познакомились. Затем двухлетняя служба сержантом 22-й бригады спецназа ГРУ в Батайске. Если кто не в курсе, ГРУ — это Главное разведывательное управление Генштаба.Он был создан для ведения разведки и уничтожения мобильного ядерного оружия противника в его глубоком тылу, а также для проведения диверсий и организации партизанского движения. Конечно, в случае войны.

Поначалу было тяжело служить без привычки. И не из-за пресловутых издевательств, а из-за физических перегрузок. Постарайтесь выполнить учебное задание, пройдя до этого марша сорок километров с полным снаряжением и тайком, за которым ревностно следили офицеры-посредники. Нашел себя, считай — задача провалилась.Поэтому мы больше передвигались по животным тропинкам, и даже чтобы веточка случайно не сломалась, трава не давила. При этом они шли строго след за следом, и не столько из-за раздавленной травы, сколько потому, что если бы первую мину не увидели, не всех взорвали бы. И следов меньше. Иди разберись, прошел один человек или несколько.

Антон был физически крепким парнем, помогал Александру. Либо перекат возьмет его — пусть и ненадолго, то разгрузка.Но Антону и Александру тоже было интересно: он знал много разных историй и помогал писать письма девушке Антона. Антон молчал: «да» и «нет» — и весь разговор. И писал неряшливо — буквы неровные, как у пьяниц. Сколько лет прошло с тех пор, как в армию … Александр оценил: «Итак, сейчас мне тридцать шесть лет, меня демобилизовали в двадцать. Оказывается, нашей дружбе уже восемнадцать лет. «

Они встречаются иногда, раз в два-три года.По этому поводу Александр берет отпуск, знакомит с «Антошкой» столицей. В Москве много интересных мест, все сразу не показать. Исторический музей открылся совсем недавно — после продолжительного ремонта, но Антон попросил отвезти его в Сокольники, в музей восковых фигур. А вечером — водку во что бы то ни стало, чтобы из морозилки текло, и бутылку, чтобы на стекле был иней. И закуска: так что обязательно выбирайте домашние огурцы, которые Александр взял на Дорогомиловском рынке, и шампиньоны, лучше молочные, и с черным хлебом.Очень вкусно! А потом — жареный картофель с салом. Саша купил сало на Киевском вокзале, у заезжих украинцев. Ух ты! Раньше независимые братья-славяне кричали на каждом углу — мол, москали их съели! А теперь сами добровольно везут сало в Москву. Дивны дела Твои, Господи!

В ожидании встречи с другом и последующего застолья Саша потер руки. Мое внимание снова привлек старый кавказец в черном. Тьфу, тебе! Как черный ворон! Александр вытянул шею, пытаясь увидеть Антона поверх голов встречавших его.

Кто-то сзади потянул за руку.

— Земляк, поехали в Москву! Недорого, всего три штуки, — предположил наглый таксист, крутя на пальце связку ключей от машины.

Александр не успел ответить. За спиной таксиста промелькнула яркая вспышка, в уши ударил тяжелый грохот. Стекла с звоном упали, послышались крики ужаса. «Кавказский!» — промелькнуло в угасающем сознании, и Александр отключился.

Как ему показалось, пришел в себя довольно быстро.Но было непонятно, где он был и почему он был таким ярким.

Саша поднял голову и удивился: он лежал на берегу речки и, что удивительно, было лето. Журчала вода, трава зеленела и пахла мерзостью, над ней летали шмели. Было тепло, даже жарко.

Какого черта! Александр хорошо помнил взрыв в аэропорту и то, как его от осколков засыпал таксист, который взял на себя часть смертоносного металла. Но тогда был январь, холодно.

Александр встал, сел и огляделся. Вся левая сторона куртки была разрезана, в дырках белоснежный синтетический наполнитель. Он снял куртку и критически осмотрел ее. Ну поняла, наверное, бомжи носят лучше. Но почти новый.

Александр порылся в карманах, забрал сотовый телефон и ключи от квартиры, оставив куртку на берегу. Он нахмурился, размышляя о том, что случилось. По идее, теперь он должен быть в аэропорту Домодедово и лежать на бетонном полу, а не на берегу реки.

А что еще удивило — почему лето? И как он сюда попал? Вы были в шоке после взрыва? Это могло бы быть. Но лето? Разве он не приезжал сюда на полгода?

Для начала нужно позвонить Антону — все-таки он его встретил.

Достав телефон, Александр набрал обычный номер. Но телефон показывал «поиск сети» и не отвечал на звонки абонентов. Ладно, с этим можно будет разобраться позже. А теперь нам нужно выйти к людям, узнать, где он.

Александр начал внимательно осматривать окрестности. Вдалеке стояли несколько домов, еле заметные на фоне леса. Вот он и пошел. Шел быстро, размеренно дышал, как учили в спецназе.

Вот дома. Александр почувствовал легкое разочарование: к избам вели деревянные столбы с электропроводами, а телефона не было видно. И он так надеялся позвонить!

Александр постучал в дверь бревенчатого дома.

Стук получился вполне вау девочкой лет восемнадцати, просто во вкусе Александра: не худенькая, не толстая, есть на что обратить внимание.

Саша спросил:

— Девушка, я немного заблудилась, подскажите — что это за деревня?

— Так Богдановка!

На минуту Александр переваривал услышанное. Что-то он не вспомнит такое название поселка под Москвой или в Подмосковье, хотя коренной москвич. Но чего удивляться? После армии устроился на работу в метро, ​​окончил курсы, работал помощником машиниста, затем машинистом поезда и больше времени проводил под землей, чем на нем.А за город он всего несколько раз ездил с друзьями на дачу: жарить шашлык, пить пиво.

— не понимаю где это — простите, пожалуйста … А что это за площадь?

— Пинский.

— Вы хотите сказать, что я в Беларуси?

— Да, именно так.

Казалось, девушка не шутила, а диалект у нее был странный — ни капли не похожий на москвичей.

Первое, что пришло ему в голову, были Пинские болота. Откуда, из каких уголков памяти он взял эту ассоциацию?

— А у вас здесь болота? — уточнил он.

— Кругом полно, — впервые за весь разговор девушка улыбнулась, — но не только болота. Есть еще реки и озера.

— Какая сегодня дата?

— Первое июля, десятый день войны, — девушка снова посерьезнела, не сводя глаз с незнакомого парня, который внезапно стал подозрительным.

Вероятно, после взрыва у него все еще было сотрясение мозга. Девушка рассказывает о войне, сам не может понять, куда его привезли.

— Какой месяц, какой год вы говорите? — спросил изумленный Александр.

Тут девушка удивилась:

— говорю я — первого июля тысяча девятьсот сорок первого года.

— Верно ?!

Внезапно Александр услышал странный, незнакомый грохот, доносящийся откуда-то сверху. Гул был натянутым и не сулил ничего хорошего живущим на земле. Предупредил: «Беру, беру …»

Александр поднял голову и увидел звенья тяжеловесных самолетов, по всей видимости, бомбардировщиков, в сопровождении проворных истребителей, движущихся ровным строем.

Олеся проследила за его взглядом и тоже увидела самолеты:

— Они снова летят!

— Кто «летает»?

— Да, самолеты фашистские! Русские города полетели бомбить! Но наших самолетов не видно! Кто остановит эту черную силу? — с горечью в голосе сказала она.

И это заставило Александра поверить в ужасную, невероятную, но реальность. Шок и столбняк! Никто в жизни так его не удивлял.

— Вы не контужены, товарищ? — сочувственно спросила девушка.

«Произошел взрыв, мою куртку порвали, но на мне не было ни царапины», — честно ответил он.

— А, понятно! Значит, ты все забыл. Откуда ты?

Юрий Корчевский

Спецназ всегда остается спецназом. Диверсионный прорыв

Обложка — Нина и Александр Соловьевы

© Корчевский Ю.Г., 2015

© ООО «Издательский дом« Яуза », 2015

© ООО« Издательство «Эксмо», 2015

Глава 1.Shock

Парень сразу не понравился Александру. Черный пиджак, черная вязаная шапка на голове, карие глаза и зрачки, расширенные, как у наркоманов. В руке у него китайская сумка, которую раньше несли челноки. Впрочем, в принципе — ну и что, понравился парень ему или нет? В аэропорту никого не встретишь — от кавказцев до причудливо одетых индейцев. Ну и что? Может быть, я им тоже не нравлюсь за мою славянскую внешность. Однако в душе поселилась какая-то смутная тревога, легкая тревога.

Александр посмотрел на часы. Скоро. Сейчас 16–20, самолет из Екатеринбурга должен приземлиться через пять минут.

И практически сразу диктор объявил по громкой связи: «Самолет Ту-154 совершил посадку рейсом 268 из Екатеринбурга. Просим тех, кто вас встречает … »

Потом Александр уже не слушал, стал потихоньку продвигаться в зал прилета. Зачем торопиться? Пока трап будет обслуживаться, пока пассажиры выходят, довольные, потому что рейс закончился они на земле, но пока не получат свой багаж.Если у Антона будет маленькая сумка, она так быстро появится.

Антон — его давний друг по армии. Вместе они натянули лямку на тренировке, где, собственно, и познакомились. Затем двухлетняя служба сержантом 22-й бригады спецназа ГРУ в Батайске. Если кто не в курсе, ГРУ — это Главное разведывательное управление Генштаба. Он был создан для ведения разведки и уничтожения мобильного ядерного оружия противника в его глубоком тылу, а также для проведения диверсий и организации партизанского движения.Конечно, в случае войны.

Поначалу было сложно служить без привычки. И не из-за пресловутых издевательств, а из-за физических перегрузок. Постарайтесь выполнить учебное задание, пройдя до этого марша сорок километров с полным снаряжением и тайком, за которым ревностно следили офицеры-посредники. Нашел себя, считай — задача провалилась. Поэтому мы больше передвигались по животным тропинкам, и даже чтобы веточка случайно не сломалась, трава не давила. При этом они шли строго след за следом, и не столько из-за раздавленной травы, сколько потому, что если бы первую мину не увидели, не всех взорвали бы.И следов меньше. Иди разберись, прошел один человек или несколько.

Антон был физически крепким парнем, помогал Александру. Либо перекат возьмет его — пусть и ненадолго, то разгрузка. Но Антону и Александру тоже было интересно: он знал много разных историй и помогал писать письма девушке Антона. Антон молчал: «да» и «нет» — и весь разговор. И писал неряшливо — буквы неровные, как у пьяниц. Сколько лет прошло с армии… Александр оценил: «Итак, сейчас мне тридцать шесть, меня демобилизовали в двадцать. Оказывается, нашей дружбе уже восемнадцать лет. «

Встречаются иногда, раз в два-три года. По этому поводу Александр берет отпуск, знакомит с« Антошкой »столицей. В Москве много интересных мест, все сразу не показать. В Историческом музее есть открылся недавно — после длительного ремонта, но Антон попросил отвезти его в Сокольники, в музей восковых фигур.А вечером — водку во что бы то ни стало, чтобы из морозилки текло, и бутылку, чтобы на стекле был иней. И закуска: так что обязательно выбирайте домашние огурцы, которые Александр взял на Дорогомиловском рынке, и шампиньоны, лучше молочные, и с черным хлебом. Очень вкусно! А потом — жареный картофель с салом. Саша купил сало на Киевском вокзале, у заезжих украинцев. Ух ты! Раньше независимые братья-славяне кричали на каждом углу — мол, москали их съели! А теперь сами добровольно везут сало в Москву.Дивны дела Твои, Господи!

В ожидании встречи с другом и последующего застолья Саша потер руки. Мое внимание снова привлек старый кавказец в черном. Тьфу, тебе! Как черный ворон! Александр вытянул шею, пытаясь увидеть Антона поверх голов встречавших его.

Кто-то сзади потянул за руку.

— Земляк, поехали в Москву! Недорого, всего три штуки, — предположил наглый таксист, крутя на пальце связку ключей от машины.

Александр не успел ответить. За спиной таксиста промелькнула яркая вспышка, в уши ударил тяжелый грохот. Стекла с звоном упали, послышались крики ужаса. «Кавказский!» — промелькнуло в угасающем сознании, и Александр отключился.

Как ему показалось, пришел в себя довольно быстро. Но было непонятно, где он был и почему он был таким ярким.

Обложка — Нина и Александр Соловьевы

© Корчевский Ю.Г., 2015

© ООО «Издательский дом« Яуза », 2015

© ООО« Издательство «Эксмо», 2015

Глава 1.Shock

Парень сразу не понравился Александру. Черный пиджак, черная вязаная шапка на голове, карие глаза и зрачки, расширенные, как у наркоманов. В руке у него китайская сумка, которую раньше несли челноки. Впрочем, в принципе — ну и что, понравился парень ему или нет? В аэропорту никого не встретишь — от кавказцев до причудливо одетых индейцев. Ну и что? Может быть, я им тоже не нравлюсь за мою славянскую внешность. Однако в душе поселилась какая-то смутная тревога, легкая тревога.

Александр посмотрел на часы. Скоро. Сейчас 16–20, самолет из Екатеринбурга должен приземлиться через пять минут.

И практически сразу диктор объявил по громкой связи: «Самолет Ту-154 совершил посадку рейсом 268 из Екатеринбурга. Просим тех, кто вас встречает … »

Потом Александр уже не слушал, стал потихоньку продвигаться в зал прилета. Зачем торопиться? Пока трап будет обслуживаться, пока пассажиры выходят, довольные, потому что рейс закончился они на земле, но пока не получат свой багаж.Если у Антона будет маленькая сумка, она так быстро появится.

Антон — его давний друг по армии. Вместе они натянули лямку на тренировке, где, собственно, и познакомились. Затем двухлетняя служба сержантом 22-й бригады спецназа ГРУ в Батайске. Если кто не в курсе, ГРУ — это Главное разведывательное управление Генштаба. Он был создан для ведения разведки и уничтожения мобильного ядерного оружия противника в его глубоком тылу, а также для проведения диверсий и организации партизанского движения.Конечно, в случае войны.

Поначалу было сложно служить без привычки. И не из-за пресловутых издевательств, а из-за физических перегрузок. Постарайтесь выполнить учебное задание, пройдя до этого марша сорок километров с полным снаряжением и тайком, за которым ревностно следили офицеры-посредники. Нашел себя, считай — задача провалилась. Поэтому мы больше передвигались по животным тропинкам, и даже чтобы веточка случайно не сломалась, трава не давила. При этом они шли строго след за следом, и не столько из-за раздавленной травы, сколько потому, что если бы первую мину не увидели, не всех взорвали бы.И следов меньше. Иди разберись, прошел один человек или несколько.

Антон был физически крепким парнем, помогал Александру. Либо перекат возьмет его — пусть и ненадолго, то разгрузка. Но Антону и Александру тоже было интересно: он знал много разных историй и помогал писать письма девушке Антона. Антон молчал: «да» и «нет» — и весь разговор. И писал неряшливо — буквы неровные, как у пьяниц. Сколько лет прошло с армии… Александр оценил: «Итак, сейчас мне тридцать шесть, меня демобилизовали в двадцать. Оказывается, нашей дружбе уже восемнадцать лет. «

Встречаются иногда, раз в два-три года. По этому поводу Александр берет отпуск, знакомит с« Антошкой »столицей. В Москве много интересных мест, все сразу не показать. В Историческом музее есть открылся недавно — после длительного ремонта, но Антон попросил отвезти его в Сокольники, в музей восковых фигур.А вечером — водку во что бы то ни стало, чтобы из морозилки текло, и бутылку, чтобы на стекле был иней. И закуска: так что обязательно выбирайте домашние огурцы, которые Александр взял на Дорогомиловском рынке, и шампиньоны, лучше молочные, и с черным хлебом. Очень вкусно! А потом — жареный картофель с салом. Саша купил сало на Киевском вокзале, у заезжих украинцев. Ух ты! Раньше независимые братья-славяне кричали на каждом углу — мол, москали их съели! А теперь сами добровольно везут сало в Москву.Дивны дела Твои, Господи!

В ожидании встречи с другом и последующего застолья Саша потер руки. Мое внимание снова привлек старый кавказец в черном. Тьфу, тебе! Как черный ворон! Александр вытянул шею, пытаясь увидеть Антона поверх голов встречавших его.

Кто-то сзади потянул за руку.

— Земляк, поехали в Москву! Недорого, всего три штуки, — предположил наглый таксист, крутя на пальце связку ключей от машины.

Александр не успел ответить. За спиной таксиста промелькнула яркая вспышка, в уши ударил тяжелый грохот. Стекла с звоном упали, послышались крики ужаса. «Кавказский!» — промелькнуло в угасающем сознании, и Александр отключился.

Как ему показалось, пришел в себя довольно быстро. Но было непонятно, где он был и почему он был таким ярким.

Саша поднял голову и удивился: он лежал на берегу речки и, что удивительно, было лето.Журчала вода, трава зеленела и пахла мерзостью, над ней летали шмели. Было тепло, даже жарко.

Какого черта! Александр хорошо помнил взрыв в аэропорту и то, как его от осколков засыпал таксист, который взял на себя часть смертоносного металла. Но тогда был январь, холодно.

Александр встал, сел и огляделся. Вся левая сторона куртки была разрезана, в дырках белоснежный синтетический наполнитель. Он снял куртку и критически осмотрел ее.Ну поняла, наверное, бомжи носят лучше. Но почти новый.

Александр порылся в карманах, забрал сотовый телефон и ключи от квартиры, оставив куртку на берегу. Он нахмурился, размышляя о том, что случилось. По идее, теперь он должен быть в аэропорту Домодедово и лежать на бетонном полу, а не на берегу реки.

А что еще удивило — почему лето? И как он сюда попал? Вы были в шоке после взрыва? Это могло бы быть.Но лето? Разве он не приезжал сюда на полгода?

Для начала нужно позвонить Антону — все-таки он его встретил.

Достав телефон, Александр набрал обычный номер. Но телефон показывал «поиск сети» и не отвечал на звонки абонентов. Ладно, с этим можно будет разобраться позже. А теперь нам нужно выйти к людям, узнать, где он.

Александр начал внимательно осматривать окрестности. Вдалеке стояли несколько домов, еле заметные на фоне леса.Вот он и пошел. Шел быстро, размеренно дышал, как учили в спецназе.

Вот дома. Александр почувствовал легкое разочарование: к избам вели деревянные столбы с электропроводами, а телефона не было видно. И он так надеялся позвонить!

Александр постучал в дверь бревенчатого дома.

Стук получился вполне вау девочкой лет восемнадцати, как раз на вкус Александра: не худая, не толстая, есть на что обратить внимание.

Саша спросил:

— Девушка, я немного заблудилась, подскажите — что это за деревня?

— Так Богдановка!

На минуту Александр переваривал услышанное.Что-то он не вспомнит такое название поселка под Москвой или в Подмосковье, хотя коренной москвич. Но чего удивляться? После армии устроился на работу в метро, ​​окончил курсы, работал помощником машиниста, затем машинистом поезда и больше времени проводил под землей, чем на нем. А за город он всего несколько раз ездил с друзьями на дачу: жарить шашлык, пить пиво.

— не понимаю где это — простите, пожалуйста … А что это за площадь?

— Пинский.

— Вы хотите сказать, что я в Беларуси?

— Да, именно так.

Казалось, девушка не шутила, а диалект у нее был странный — ни капли не похожий на москвичей.

Первое, что пришло ему в голову, были Пинские болота. Откуда, из каких уголков памяти он взял эту ассоциацию?

— А у вас здесь болота? — уточнил он.

— Кругом полно, — впервые за весь разговор девушка улыбнулась, — но не только болота.Есть еще реки и озера.

— Какой сегодня день?

— Первое июля, десятый день войны, — девушка снова посерьезнела, не сводя глаз с незнакомого парня, который внезапно стал подозрительным.

Вероятно, после взрыва он все еще получил сотрясение мозга. Девушка рассказывает о войне, сам не может понять, куда его привезли.

— Какой месяц, какой год вы говорите? — спросил изумленный Александр.

Тут девушка удивилась:

— я говорю — первого июля тысяча девятьсот сорок первого года.

— Верно ?!

Внезапно Александр услышал странный, незнакомый грохот, доносящийся откуда-то сверху. Гул был натянутым и не сулил ничего хорошего живущим на земле. Предупредил: «Беру, беру…»

Александр поднял голову и увидел звенья тяжеловесных самолетов, по всей видимости, бомбардировщиков, в сопровождении шустрых истребителей, движущихся ровным строем.

Олеся проследила за его взглядом и тоже увидела самолеты:

— Они снова летят!

— Кто «летает»?

— Да, самолеты фашистские! Русские города полетели бомбить! Но наших самолетов не видно! Кто остановит эту черную силу? — с горечью в голосе сказала она.

И это заставило Александра поверить в страшную, невероятную, но реальность. Шок и столбняк! Никто в жизни так его не удивлял.

— Вы не контужены, товарищ? — сочувственно спросила девушка.

«Произошел взрыв, мою куртку порвали, но на мне не было ни царапины», — честно ответил он.

— Ах, понятно! Значит, ты все забыл. Откуда ты?

— Из Москвы.

— Из самой столицы? А вы Сталина видели?

— Нет, только на фотографиях.

— А почему мы стоим у дверей, вы наверняка хотите поесть? Иди в хижину!

Александр вошел в комнату. Обстановка убогая: кровать с металлической сеткой и никелированными ручками, домашний коврик на полу, очень древний круглый динамик в углу.

Вошла девушка с кувшином молока и буханкой хлеба.

— Простите, товарищ москвич, солений у меня нет — чем богат …

Молоко в кружку налила, кусок хлеба отрезала.

Кушать Александру особо не хотелось, но, учитывая обстоятельства, он решил поднять настроение — пока неизвестно, когда ему придется кушать в следующий раз.

Молоко получилось очень вкусным: густое, сверху с толстым слоем сливок, а хлеб отличный — с хрустящей корочкой.

Александр выпил всю банку, выпил половину хлеба; стряхнув крошки со стола на ладонь, он сунул их в рот.

— А что сейчас в мире происходит, где фронт?

— Наши отступают, отступают по всем фронтам.Говорят, немцы взяли Борисов и Бобруйск.

— Это далеко отсюда?

— Двести километров в сторону Москвы. Мы уже в немецком тылу.

— Немцы здесь были?

— Что им делать здесь, в болотах? Они на дорогах. Я их даже не видел.

— Дай Бог — и не увидишь.

— Я комсомолка и в Бога не верю.

— И зря! В него можно только верить, остальные лгут.

Девушка возмущенно поджала губы.

— А у вас есть сила в этом районе?

— не знаю. Отца неделю назад забрали в армию, про Пинск ничего не слышал.

Александр сидел в полном замешательстве. Ну это было бы сотрясение мозга, а то — сорок первый год! А может девушка ненормальная, но он ей поверил …

— Радио работает?

«Конечно, нет», — вздохнула девушка.

Надо пойти к соседям, спросить у них.

Александр встал и поблагодарил девушку за угощение.

— Как тебя зовут, красотка?

Щеки девушки вспыхнули румянцем — значит, в деревне ей никто не позвонил.

— В селе еще кто-нибудь живет?

— Остались только старики и женщины. До войны я был единственным молодым человеком. И мужчин призвали в армию. Почему ты не в армии? Или больной?

— Ага, больной, — пошутил Саша.

— А по виду — не скажешь, — покачала головой Олеся.

— Скажи, Олеся, с какой стороны трассы?

— А вы чего хотите? Если севернее, то будет Минское, до него три часа ходьбы. Если южнее, то Пинское будет ближе — часа два. И железная дорога есть.

Александр снова сел и задумался. Если все, что вы слышали от девушки, правда, то нужно задуматься над ситуацией. Идти к своим, прорываясь через линию фронта? Он слишком далеко, а главное, если есть, то документов нет, а адрес и место работы назвать нельзя.Ведь НКВД проверит, а в отдел кадров метро не явился гражданин Дементьев Александр, тридцати шести лет, москвич, не судимый, беспартийный. Итак — шпион! А по законам военного времени — к стене! Александр пожал плечами при такой перспективе.

Другой вариант — посидеть здесь, в этой Богдановке. Но рано или поздно сюда придут немцы. Кто это? Почему здорового человека не взяли в армию? А может партизаны ушли? Перспектива незавидная.

Но кстати … В мирное время готовился к разведывательно-диверсионным действиям в тылу врага — на случай войны. Сейчас война, а тыл то самое что ни есть противник. Хотя его и не зовут, но, попав в непредвиденную ситуацию, он должен действовать по совести, по велению души и в соответствии со своим представлением о воинской чести. Враг топчет его землю, убивает своих соотечественников, а значит, он должен действовать соответственно.

Правда, спецназ действует по заданию разведки. Рейды короткие: бросание в тыл врага, выполнение действий и возвращение в свои. Теперь у него нет рации, начальников и заданий — даже оружия. Но это не повод бездельничать. И эта Богдановка как база хороша. Местность глухая, лесистая, с болотами, по обе стороны вдали шоссе и железная дорога. Тяжелая техника здесь не подойдет, но вы легко можете спрятаться.Проблема только в том, как легализовать. Его сейчас нет в рейде, сколько он пробудет — неизвестно, он должен быть где-то, помыться, в конце концов, чтобы не отличаться от людей.

Александр посмотрел на Олесю, которая спокойно занималась домашними делами.

— Вот что, Олеся. Могу я остаться с тобой ненадолго? Только теперь мне платить нечем, могу только натурой: почини там забор, корове косить траву, колоть дрова. В хозяйстве всегда нужен мужчина.

Некоторое время воцарилась тишина.Было очевидно, что девушка была удивлена. Она думала — беженец, да еще без памяти, контужен, а он просит жить. На бандита не похоже, хотя сама она их никогда не видела. В хижине достаточно места, но … просто дайте деревне повод для сплетен.

— Ну-ну, — неуверенно ответила Олеся. — Но ты будешь спать не в избе, а на сеновале, на заднем дворе. И только помните — не курить.

— Я вообще не курю.

— Тогда это сделка.Подожди, я возьму тебя сейчас.

Девушка вытащила из сундука мешок, подушку, тонкое одеяло и все это передала Саше.

— Следуй за мной.

Они вышли из хижины, свернули на задний двор, миновали сарай. На окраине была баня и сарай.

Девушка шла первой, Саша — сзади и невольно любовалась фигурой Олеси.

Хозяйка открыла широкую дверь. Одна половина сарая была пуста, другая — сено.

— Вот и располагайтесь.

— Спасибо, — Саша расстелил в сене мешок, набросил на него подушку и одеяло.

В сарае дурно пахло травами.

— Как вас зовут?

— Ой, извините — я забыл представиться. Александр, тридцать шесть лет, москвич.

— Ой! Уже старый! — засмеялась девушка.

Александр чуть не подавился. Ему тридцать шесть — лет ?! С другой стороны, он вдвое старше ее. И вообще — все относительно. До призыва в армию они на тридцать лет казались ему почти дедами.

— Отдыхай сегодня, Александр, завтра пойдем за дровами.

— Да, хозяйка! — игриво поклонился Александр.

Олеся ушла. Саня же лег на мешок и закинул руки за голову — так было легче думать. Для начала нужно придумать легенду — кто он и как сюда попал. Во-вторых, что Олеся должна сказать соседям, если они спросят о госте?

Если беженец из Бреста, от родственников, почему бы ему не вернуться к ним? Не будет работать.Затем — версия о разбомбленном поезде. Правдоподобно, по крайней мере, для Олеси. Еще не задавала вопросов, но обязательно задаст, женщины любопытные люди.

А соседи? Сразу заметен посторонний в деревне, это не Москва или Санкт-Петербург, где жители подъезда не всегда знают своих соседей. Если мы говорим, что он родственник, то почему он живет на сеновале, а не в избе?

Александр перебирал один вариант за другим, пока не остановился на дезертире… Ускользнув, мол, от призыва в Красную Армию, не хочет служить ни Сталину, ни Гитлеру. Поэтому он переехал к дальним родственникам в глушь, подальше от властей. Учитывая, что в Западной Беларуси, не так давно присоединенной к СССР после знаменитого договора Молотова-Риббентропа, жители все еще не очень верили Советам, это могло пройти.

До вечера Александр размышлял над своей легендой, поведением и будущей деятельностью. Он не такой представлял себе войну — в изоляции от своего народа, без боевой задачи и, что самое ужасное, — без поддержки и сроков возвращения.

Но и у него было преимущество, в отличие от пехотинца или танкиста. Его этому учили! Для рядового любой армии попасть в окружение — это стресс, чрезвычайная ситуация, из которой нужно выбраться. А для диверсанта — норма.

Но в его плане есть одно уязвимое место — Богдановка. Спецназ ГРУ — тактический, армейская разведка. Заберитесь в ближний тыл, километров сто или триста, нанесите больше вреда и оторвите себе ноги.

Это первое управление КГБ, которое позже переросло в внешнюю разведку, которая занималась стратегической разведкой с тайными агентами — теми же дипломатами, журналистами, торговыми представителями.А еще у них есть нелегальные агенты — вроде небезызвестной Анны Чапман. Кропотливая работа, подготовка велась годами, а нелегал должен работать в чужой стране десятилетиями, а то и всю жизнь. Необходимо внимательно изучить страну ввоза, знать все мелочи, на которые не обращают внимания в повседневной жизни, но внимательный взгляд при этом сразу заметит: туфли не так зашнурованы, сигарета — не так. погашен, швейцар дает много чаевых, машина не припаркована, как, скажем, француз…

Каждая страна имеет свои особенности. Если это итальянский, почему ты не любишь пасту? А парень, может быть, впервые услышал это слово в разведшколе — вырос на картошке. Откуда он знает, что в пасту добавляют разные виды сыра и другие приправы? Нет, стратегический интеллект — это другой уровень, своего рода высший пилотаж с максимальным самоотречением и самопожертвованием. И это на самом деле построено на патриотизме, так как оплачивается не по результату. Кто вспомнит хоть одного разведчика, ставшего олигархом? И славы там не заработаешь.Лишь единицы из них становятся известными, да и то после громких неудач. Спецназ бывает разным: этакие боевики, кулаком поражающее уязвимое место врага. Ударил — ушел. В позиции Александра отступать некуда. Ни Родни, ни удостоверения личности. Для немцев он однозначно враг, для себя — неизвестно кто, человек из ниоткуда. Он не выдержит ни одного серьезного испытания среди своих в НКВД. Такого человека лучше опознать или расстрелять в лагере.

Поэтому, когда он думал об этом, его убежденность оставаться в немецком тылу только укреплялась.Но проблема в том, где развернуть свою деятельность? Ведь даже волк не забивает овец возле своего логова. Точно так же он должен вести боевые действия подальше от Богдановки.

И снова возникло много вопросов: где хранить оружие, взрывчатку — не на сеновале? Саша просто не сомневался, что быстро приобретет то, что ему нужно. Ведь что такое «спецназ»? Профессиональные убийцы! То же самое и в других странах. Война и разведка с саботажем не делаются в белых перчатках.Это тяжелая, грязная, кровавая работа.

Александр долго вертелся на вретище, мысли были тяжелые в голове. Начнем с того, как он сюда попал. Почему именно он? Или это связано со взрывом в аэропорту? Антон жив или ему не удалось добраться до места взрыва? Эх, если бы он пришел чуть позже — ну хоть на минутку, сейчас они уже сидели бы с Антоном за столом, в однокомнатной квартире Саши, что в коридоре Соломенной избы, вспоминали молодость.

Все таки мечта одолела. Саша всегда следовал золотому правилу армии: солдат спит — служба продолжается, потому что неизвестно, когда он еще сможет выспаться.

Утром проснулся от незнакомых звуков, пытаясь понять, что это было. Как выяснилось, Олеся доила корову, и в молочную кастрюлю били тугие струйки молока.

Ведь Саша до мозга костей горожанин. Научили его в спецназе многому: бесшумно ходить по лесу, маскироваться, сливаться с местностью, выживать, поедая съедобные растения и различных жуков-червей.Но живую корову он видел только издалека, из окна машины, и никогда не видел, как они доили.

Он быстро встал, сложил подушку и одеяло в узел. Выскочил во двор, быстро сделал зарядку, умылся у колодца. Вода чистая, вкусная, но ледяная — зубы болят.

Олеся вышла из сарая с полным молочником.

— Доброе утро, Олеся!

— Хорошо, Саша! Идите в хижину, пора завтракать.

Ели вчерашний отварной картофель, пили парное молоко с домашним хлебом.

— Вот что, Олеся. Если кто в селе спросит обо мне, скажем — дальний родственник, скрывался от призыва в Красную Армию. А теперь — и от немцев. И звать меня «ты» — все-таки родственник, если, конечно, согласен.

— Хорошо. Теперь — в лес. На сеновале на стене веревки, бери.

Саша спустился, снял со стены сеновала связку коротких веревок, глазами искал топор — не нашел. Странно: пойти в лес за дровами — и без топора и пилы.Однако Олеся виднее — она ​​местная. Как говорится, погремушки у каждой хижины свои. Его работа — помогать хозяйке дровами на зиму. Впрочем, и летом печь топят, на плите надо готовить … Но газа в деревне не было, когда она родилась. Кроме того, ему пригодится вылазка в лес — ему нужно запомнить подходы к деревне, сориентироваться на местности. Карт, даже самых захудалых, нет, и нужно все запомнить.

Далеко ходить не пришлось, лес был рядом.

Олеся и Саша собирали сухостой. Потом связали его двумя связками, а себе Саша связал действительно огромный, еле приподнял.

— Смотри, не перенапрягайся, беженка, — пошутила Олеся, — лечить не умею.

Однако Саша промолчал и продолжил тащить сверток. «Лучше бы взять пилу, — подумал Саша, — валежник неудобно таскать — широкий, цепляется за кусты, быстро сгорит в духовке.Не то — пиломатериалы: и жара побольше, и горят дольше. Все-таки тележка для перевозки не помешала бы. Да, у тебя еще есть грузовик, — усмехнулся Александр своим мыслям.

Поход в лес занял полдня. Еще два часа Саша рубил мертвые дрова, чтобы попасть в печь. Куча дров оказалась изрядной.

— Да, на неделю хватит! — девушка радостно всплеснула руками, увидев результаты его работы.

Удовлетворенный похвалой, Саша оглядел кучу дров и серьезно сказал:

— Пила и тачка или какая-то телега — дров на зиму запастись, не топишь мертвый лес.

— Отец еще уголь на зиму брал, а где его теперь взять? Война! Мои руки, мы будем есть.

Пока Саша рубил мертвую древесину, Олеся варила оладьи, клала на стол розоватый, тонко нарезанный бекон, малосольные огурцы.

Когда Саша села за стол, Олеся огляделась угощением и грустно вздохнула:

— Эх, если бы отец был дома!

— Не горюй, — ответил Александр, — твой папа вернется.

— Когда-нибудь еще будет …

— Погоня за немцем — вернется!

— Боюсь! Смотрите, война только началась, а немцы уже куда продвинулись! Теперь вы взрослый — объясните мне, почему отступает Красная Армия?

«Они застали нас врасплох», — сказал Саша, что впоследствии стало обычным явлением.

Он, собственно, не мог рассказать ей о чистках в армии 37-39 годов, когда репрессированы командиры армий, дивизий, полков, а также о том, что их место заняли неопытные, малообразованные партийные промоутеры, ничего не понимающие тактика и уж тем более в стратегии.И о многих других причинах, например о приказе Сталина «не поддаваться на провокации». В ангарах была военная техника, но не было горючего и боеприпасов к ней. Более того, военнослужащие не умели обращаться с новой техникой: бензин заливал в цистерны дизельных цистерн, которыми питались Т-26 и БТ. Таким образом, очень много оборудования было выведено из строя.

А как насчет укрепрайонов вдоль старой государственной границы? После пакта Молотова-Риббентропа оружие было снято с ДОТов, а сами укрепления разрушены.Никто не успел построить новые, да и особо этим не заморачивался — ведь была сталинская доктрина: мы победим врага на его территории, победим его малой кровью! Мы бросали шляпы!

Саша заполнил рот драниками со сметаной. Ну вкусно! Белорусы умеют делать картошку, луковицы на своем языке просто вкусно! Пожевав, спросил у Олеси:

— С фронтов сообщений нет?

— Хотелось бы узнать, но радио не работает.Почему они были застигнуты врасплох? — Она вернулась к прерванной беседе. — Ведь товарищ Сталин должен был предвидеть, знать.

«Я не могу тебе за него ответить», — рассудил Саша. — Да, после обеда пойду гулять по местности.

Олеся отрицательно покачала головой. Какие могут быть прогулки во время войны?

После обеда Саша поблагодарил Олесю и, выйдя из избы, медленно двинулся на юг от Богдановки. Через полчаса прибавил ступеньку, а потом побежал, так как дорога была немощеная, но ровная.Он побежал прямо, затаив дыхание.

Неожиданно для него за деревьями послышался стук колес. Александр бросился к ближайшим кустам и, наклонившись, осторожно двинулся вперед.

Через пятьдесят метров деревья кончились, и открылась насыпь с железнодорожными путями. На рельсах стояла ручная машина, рядом стояли двое немцев, и, судя по тому, что они осматривали рельсы и стрелку, явно были технические специалисты. Один в очках казался старшим — на поясе висела кобура с пистолетом.Другой, долговязый, держал за спиной винтовку «Маузер 08К».

Пока Александр придумывал, как подойти поближе и остаться незамеченным, немцы сели в вагон и взялись за рычаги. Постукивая колесами по стыкам рельсов, вагон медленно покатился за поворот.

— Ваше счастье, фашисты, если бы вы постояли немного — а я бы взял ваше оружие, — прошипел огорченный Александр.

Впрочем, два немца — слишком незначительный гол. По словам Олеси, рядом должна быть небольшая станция Лобча.Нам нужно выяснить, что на нем происходит.

Александр вышел на тропинку, ведущую вдоль набережной, и едва успел пройти сотню метров, как далеко позади он услышал шум приближающегося поезда. Впереди задул паровоз. «Ух, они не дадут тебе пройти по их земле!» — Александр снова нырнул в кусты.

Через несколько минут, тяжело дыша, проехал советский паровоз серии «ФД», за ним последовал длинный поезд, почти полностью состоящий из платформ, на котором стояла военная техника, накрытая брезентом.

— О НАС! Это цель для меня! Только мин не хватает — так это прибыльный бизнес …

Поезд стал тормозить, колодки задребезжали, запах горелого железа стал пахнуть. Медленно подъезжая к станции, поезд остановился.

Александр пошел, потом залез на дерево — поднялся выше. Отсюда можно было сразу увидеть станцию.

Было мало — всего три тропинки. На двух были поезда. На одном — только что прибывший поезд с платформами, на другом — цистерны, наполнитель.«Я хочу, чтобы наши бомбардировщики могли целиться в него! — с досадой подумал Саша. «Но нет радио, и я не знаю позывных».

Смотрел и вспомнил. Часовой ходит у подъезда руками, да и в выходные, скорее всего, тоже. А по периметру ли они — отсюда не видно. Скорее всего, немцы не успели доставить. «Это мне на руку», — радовался Саша.

Снизу послышался шорох. Александр склонился над веткой. Внизу, под деревом, лежит мальчик четырнадцати или пятнадцати лет.Интересно! Зачем ему лежать здесь, похороненный? Что ж, я бы занялся своим делом.

Мальчик какое-то время наблюдал за станцией, затем вытащил из-под рубашки две немецкие гранаты с длинными деревянными ручками, прозванные спереди «молотками». Слабый, с длительным временем горения, запал после вытаскивания чека, которым часто пользовались наши бойцы. Когда такая граната упала в нашу траншею, бойцам удалось схватить ее и бросить обратно. Правда, вскоре немцы нашли «противоядие». Вытащив штифт, они пару секунд держали гранату в руке и только потом бросили.

Мальчик явно планировал теракт, намереваясь бросить в немцев гранаты. Пока бросать было не в кого, но в любой момент могла появиться ручная тележка или пройти патруль. Если начать медленно спускаться с дерева, мальчик может испугаться и сбежать. Вызывать? Эффект мог быть таким же. Вы должны прыгнуть, чтобы застать его врасплох.

Александр медленно, стараясь не шуметь, стал спускаться, наблюдая за мальчиком. Пока он ни о чем не подозревал.

Когда высота осталась около четырех метров, Александр оттолкнулся от дерева, приземлился на полусогнутые ноги и тут же упал на бок. Он перевернулся и упал на мальчика, не дав ему возможности вытянуть руки вперед и схватить гранаты.

Мальчик был так ошеломлен неожиданным появлением Александра, что даже не вздрогнул.

— Лежи спокойно, или я тебя сброшу! — пообещал Александр. — Кто ты?

— Отпусти меня, дядя, — заскулил мальчик, — я просто проходил мимо.

— Ну молчи! Ага, я прошел мимо, прилег отдохнуть, а рядом положил гранаты. Так?

Мальчик просто принюхивался.

— Как вас зовут?

— Николай.

— Где вы взяли гранаты?

— Украл из грузовика. На дороге стояли немецкие машины с ящиками в кузове. Подумал — консервы в них, уперлись ящиком. А там … — парень ткнул головой в гранаты.

— А вас немцы не видели?

— Нет.Они немедленно ушли.

— Тебе повезло, мальчик. Если бы заметили, то стреляли бы.

— Значит, не заметили!

— А что вы их сюда принесли?

Мальчик нахмурился и ничего не сказал.

— Да, я решил сыграть героя. Ты умрешь по-плохому!

— Э-нет, это не сработает! Вы убьете одного, они убьют вас, и счет будет «один-один». Но ты убьешь сотню и останешься в живых.

— Умный больно! Почему не в армию самому?

— Не ваше дело.Хотите нанести немцам серьезный урон?

— Где твой гранатомет?

Парень отвернулся — не хотел отвечать.

— Вот что, Коля. Принесите еще три-четыре и кусок веревки. Ты найдешь это?

— найду! Парень смело ответил.

— Тогда почему ты врешь? Неси это! Я подожду здесь.

— Разве ты не врешь, дядя?

— Ты все еще здесь?

Мальчик вскочил и исчез между деревьями.

Стало темнеть. Прошло полчаса, час … «Не нашла или мама не отпустила», — подумал Александр. И почти сразу кусты рядом зашевелились.

— Папа, ты где?

— Тише, ползти сюда.

Шумно, как кабан по тропинке к водопою, подкрался Николай. Из-за пазухи он достал четыре гранаты и кусок бельевой веревки. Самая вещь!

Александр стянул все гранаты в связку веревкой, а одну гранату рукояткой в ​​другую сторону, противоположную другим.

— Что это будет? — спросил Николай, ранее внимательно следивший за действиями Александра.

— Звонил — куча. Одна граната слабая, а вместе — уже что-то. Я хочу взорвать этот поезд танками.

— Ой, чувак, не уходи! Идет немец с винтовкой, их часовой.

— Можете ли вы помочь?

Парень кивнул.

— Тогда сделаем это. Вы берете гранаты и идете со мной. Когда до часового останется мало, я подам знак.Вы будете лежать спокойно и считать. Пока вы отсчитываете две минуты, будь таким шумным.

— Кричать, что ли?

— Ни в коем случае. Бросьте камешек.

— Где хотите. Немец должен услышать и повернуться в вашу сторону.

— Понятно. А потом?

— Вам любопытно. А потом я позвоню тебе. Вы берете гранаты и подходите ко мне. Понятно?

Юрий Корчевский

Спецназ всегда остается спецназом. Диверсионный прорыв

Обложка — Нина и Александр Соловьевы

© Корчевский Ю.Г., 2015

© ООО «Издательский дом« Яуза », 2015

© ООО« Издательский дом «Эксмо», 2015

Глава 1. Шок

Александр сразу не понравился парню. Черный пиджак, черная вязаная шапка на голове, карие глаза и зрачки, расширенные, как у наркоманов. В руке у него китайская сумка, которую раньше несли челноки. Впрочем, в принципе — ну и что, понравился парень ему или нет? В аэропорту никого не встретишь — от кавказцев до причудливо одетых индейцев.Ну и что? Может быть, я им тоже не нравлюсь за мою славянскую внешность. Однако в душе поселилась какая-то смутная тревога, легкая тревога.

Александр посмотрел на часы. Скоро. Сейчас 16–20, самолет из Екатеринбурга должен приземлиться через пять минут.

И практически сразу диктор объявил по громкой связи: «Самолет Ту-154 совершил посадку рейсом 268 из Екатеринбурга. Просим тех, кто вас встречает … »

Потом Александр уже не слушал, стал потихоньку продвигаться в зал прилета.Зачем торопиться? Пока трап будет обслуживаться, пока пассажиры выходят, довольные, потому что рейс закончился и они на земле, но пока не получат свой багаж. Если у Антона будет маленькая сумка, она так быстро появится.

Антон — его давний друг по армии. Вместе они натянули лямку на тренировке, где, собственно, и познакомились. Затем двухлетняя служба сержантом 22-й бригады спецназа ГРУ в Батайске. Если кто не в курсе, ГРУ — это Главное разведывательное управление Генштаба.Он был создан для ведения разведки и уничтожения мобильного ядерного оружия противника в его глубоком тылу, а также для проведения диверсий и организации партизанского движения. Конечно, в случае войны.

Поначалу было сложно служить без привычки. И не из-за пресловутых издевательств, а из-за физических перегрузок. Постарайтесь выполнить учебное задание, пройдя до этого марша сорок километров с полным снаряжением и тайком, за которым ревностно следили офицеры-посредники. Нашел себя, считай — задача провалилась.Поэтому мы больше передвигались по животным тропинкам, и даже чтобы веточка случайно не сломалась, трава не давила. При этом они шли строго след за следом, и не столько из-за раздавленной травы, сколько потому, что если бы первую мину не увидели, не всех взорвали бы. И следов меньше. Иди разберись, прошел один человек или несколько.

Антон был физически крепким парнем, помогал Александру. Либо перекат возьмет его — пусть и ненадолго, то разгрузка.Но Антону и Александру тоже было интересно: он знал много разных историй и помогал писать письма девушке Антона. Антон молчал: «да» и «нет» — и весь разговор. И писал неряшливо — буквы неровные, как у пьяниц. Сколько лет прошло с тех пор, как в армию … Александр оценил: «Итак, сейчас мне тридцать шесть лет, меня демобилизовали в двадцать. Оказывается, нашей дружбе уже восемнадцать лет. «

Они встречаются иногда, раз в два-три года.По этому поводу Александр берет отпуск, знакомит с «Антошкой» столицей. В Москве много интересных мест, все сразу не показать. Исторический музей открылся совсем недавно — после продолжительного ремонта, но Антон попросил отвезти его в Сокольники, в музей восковых фигур. А вечером — водку во что бы то ни стало, чтобы из морозилки текло, и бутылку, чтобы на стекле был иней. И закуска: так что обязательно выбирайте домашние огурцы, которые Александр взял на Дорогомиловском рынке, и шампиньоны, лучше молочные, и с черным хлебом.Очень вкусно! А потом — жареный картофель с салом. Саша купил сало на Киевском вокзале, у заезжих украинцев. Ух ты! Раньше независимые братья-славяне кричали на каждом углу — мол, москали их съели! А теперь сами добровольно везут сало в Москву. Дивны дела Твои, Господи!

В ожидании встречи с другом и последующего застолья Саша потер руки. Мое внимание снова привлек старый кавказец в черном. Тьфу, тебе! Как черный ворон! Александр вытянул шею, пытаясь увидеть Антона поверх голов встречавших его.

Кто-то сзади потянул за руку.

— Земляк, поехали в Москву! Недорого, всего три штуки, — предположил наглый таксист, крутя на пальце связку ключей от машины.

Александр не успел ответить. За спиной таксиста промелькнула яркая вспышка, в уши ударил тяжелый грохот. Стекла с звоном упали, послышались крики ужаса. «Кавказский!» — промелькнуло в угасающем сознании, и Александр отключился.

Как ему показалось, пришел в себя довольно быстро.Но было непонятно, где он был и почему он был таким ярким.

Саша поднял голову и удивился: он лежал на берегу речки и, что удивительно, было лето. Журчала вода, трава зеленела и пахла мерзостью, над ней летали шмели. Было тепло, даже жарко.

Какого черта! Александр хорошо помнил взрыв в аэропорту и то, как его от осколков засыпал таксист, который взял на себя часть смертоносного металла. Но тогда был январь, холодно.

Александр встал, сел и огляделся. Вся левая сторона куртки была разрезана, в дырках белоснежный синтетический наполнитель. Он снял куртку и критически осмотрел ее. Ну поняла, наверное, бомжи носят лучше. Но почти новый.

Александр порылся в карманах, забрал сотовый телефон и ключи от квартиры, оставив куртку на берегу. Он нахмурился, размышляя о том, что случилось. По идее, теперь он должен быть в аэропорту Домодедово и лежать на бетонном полу, а не на берегу реки.

А что еще удивило — почему лето? И как он сюда попал? Вы были в шоке после взрыва? Это могло бы быть. Но лето? Разве он не приезжал сюда на полгода?

Для начала нужно позвонить Антону — все-таки он его встретил.

Достав телефон, Александр набрал обычный номер. Но телефон показывал «поиск сети» и не отвечал на звонки абонентов. Ладно, с этим можно будет разобраться позже. А теперь нам нужно выйти к людям, узнать, где он.

Александр начал внимательно осматривать окрестности. Вдалеке стояли несколько домов, еле заметные на фоне леса. Вот он и пошел. Шел быстро, размеренно дышал, как учили в спецназе.

Вот дома. Александр почувствовал легкое разочарование: к избам вели деревянные столбы с электропроводами, а телефона не было видно. И он так надеялся позвонить!

Александр постучал в дверь бревенчатого дома.

Стук получился вполне вау девочкой лет восемнадцати, как раз на вкус Александра: не худая, не толстая, есть на что обратить внимание.

Саша спросил:

— Девушка, я немного заблудилась, подскажите — что это за деревня?

— Так Богдановка!

На минуту Александр переваривал услышанное. Что-то он не вспомнит такое название поселка под Москвой или в Подмосковье, хотя коренной москвич. Но чего удивляться? После армии устроился на работу в метро, ​​окончил курсы, работал помощником машиниста, затем машинистом поезда и больше времени проводил под землей, чем на нем.А за город он всего несколько раз ездил с друзьями на дачу: жарить шашлык, пить пиво.

— не понимаю где это — простите, пожалуйста … А что это за площадь?

— Пинский.

— Вы хотите сказать, что я в Беларуси?

— Да, именно так.

Казалось, девушка не шутила, а диалект у нее был странный — ни капли не похожий на москвичей.

Первое, что пришло ему в голову, были Пинские болота. Откуда, из каких уголков памяти он взял эту ассоциацию?

— А у вас здесь болота? — уточнил он.

— Кругом полно, — впервые за весь разговор девушка улыбнулась, — но не только болота. Есть еще реки и озера.

— Какой сегодня день?

— Первое июля, десятый день войны, — девушка снова посерьезнела, не сводя глаз с незнакомого парня, который внезапно стал подозрительным.

Вероятно, после взрыва он все еще получил сотрясение мозга. Девушка рассказывает о войне, сам не может понять, куда его привезли.

— Какой месяц, какой год вы говорите? — спросил изумленный Александр.

Юрий Корчевский разведчик отказался от 43 прочтений. Почему читать онлайн-книги удобно

«От героев старины

»

Иногда нет имен …

Те, кто принял смертельный бой

Сталь просто земля и трава … »

Глава 1. Хит!

Игорь подумал — повезло! Как, INAZ позади, тяги, сессии, экзамены … Студенческая жизнь хоть и веселая, но материально скромная.Стипендия более чем скромная, родители будут рады помочь, но не олигархи.

А теперь получение диплома, выпускной вечер. Дети богатых родителей — в дорогих костюмах и платьях, держитесь вместе. И Игоря пришлось искать самому. Во время учебы он приспособился делать переводы с немецкого, больше для предприятий и торговых заведений.

А на следующий день после окончания училища в качестве внешнего на голову — повестка из военкомата: «Военно-морское дело И.А. Чернов обязан явиться для прохождения военной службы в военную канцелярию … »

Все планы занятости рухнули. Но Игорь уже нашел место на заводе, куда пришло оборудование из Германии и куда приехали представители поставщика. А у Игоря и произношение хорошее, как сказал один из преподавателей — с берлинским акцентом.

Хоть служба в армии и священный долг, но Игорь огорчился — за год службы без языковой практики все пойдут в гости.Но с другой стороны, год — это не так уж и много. Сейчас без службы в армии на госслужбе не устроить. А по армии увидишь — получишь срок, даже хуже.

Утром взял небольшую сумку, засунул документы в карман. Еще качаем — бери диплом или уходи. Но кому в армии нужен его диплом? Полагаю, что походный марш будет «устойчивым к преодолению военной службы».

Однако в военкомате его аттестат прочитали внимательно, и лейтенант не поленился пойти с документами к начальнику ведомства.

— удачи тебе, парень!

— Что можно узнать?

— там найду.

И Игорь добрался до нашей западной границы, в маленькой и очень секретной части.

Смешно сказать — по частям, по цифрам — без компании. Солдаты на лютиках скрещивают стволы пушек, артиллерию. Хотя, за все время службы Игорь Пушкин ни разу не видел. И держал в руках один раз, во время присяги.

Неделю-другой гнался за зданием, загар чести, Налеа! На этом служба закончилась, и Игорь занялся тем, что хорошо знал, переводы.Ему принесли тексты, напечатанные на принтере, и он добросовестно посмотрел. В его взводе все были с высшим образованием и знанием иностранных языков — английского и немецкого. Как потом понял Игорь, его дивизия была радиоаппаратурой: один взвод — радиотехника, другой — переводчики. А пушки на луверах — для маскировки.

А вот отцы-полководцы о задачах и функциях задержались, догадывались сами солдаты. А еще сохранил языки для зубов.

В штабе часто бывали офицеры с толстыми папками под мышками. Обычно приезжают проверки, а вот они приехали, остались в штабе и уехали, а никаких проверок для вас. Я не пришла пить водку, хотя и не помешала другому.

Игорь подумал — о производимых материалах.

В принципе сервис был — лучше не придумывать. Языковая практика есть, дедов и строительных профессий нет. Так ведь часть необычная, почти все солдаты с высшим образованием.Впрочем, прапорщики тоже были. И с одним из них Игорь пообщался в День Российской армии — этот день в армии традиционно выходной. Нельзя сказать, что все отдыхали, наряды носили как положено. Но после торжественного строительства и краткого выступления Командующего и его заместителя по воспитательной работе, как переименовали бывших комиссаров, а затем деполитов, состоялся праздничный обед. От обычного он отличался тем, что к компоту прилагались сладкие булочки.

Игорь, как и другие солдаты, от плюшек обрадовался.В армии я не выбираю еду, ем то, что дают. Сылый, часто вкусно, но выбора нет. Одному нравится Харчо, а другому — леденцы, которые в армии не дают.

Солдаты где-то водки немного напились, подпилили, грамм сто пятьдесят, для настроения. Ежедневно никто не пользовался, потому что в сервис не пускали, порядки строгие. А если за офицерским запахом учтут, то на север или Камчатку любого загонят, если не ценишь место, где служишь.И никто не хотел уходить из партии. Изредка приезжали родители призывников, но в город не пускали.

Судя по всему, на этот раз прапорщики изрядно взяли сундук. Один немного убрал, и он пошел к умывальнику. Помещение большое, на обеих стенах множество снарядов и кранов, так что, подняв солдат, им удалось быстро помыться.

Игорь тоже пошел туда и увидел, что высота его головы под натиском холодной воды сменилась грохтитом.Потом уставился на Игоря:

— Боец, ты из какого взвода?

— Со второго, товарищ прапорщик.

«А, Нечур», — махнул рукой прапорщик, вероятно, намекнул на язык.

Игорю стало любопытно — как дела у прапорщика в армии? Обычно прапорщики, или «сундуки», как их называли, были контрактниками, начальниками складов — широким, продовольственным, боеприпасами, горюче-смазочными материалами.

— А ты кто по офису? — спросил его Игорь.

— Шифровальщик, в Новороссийске прошел курсы », прапорщик заблокирован Спираном.Правда, потом она раскрутилась. Хоть он и был пьян, а я понимал — переборщил. — Ты … держи зубы. Согласие о неразглашении дали? Так что забудь!

Дрожа, вылез прапорщик.

И Игорь, болтовня прапорщика дала пищу для размышлений. Ему даже приходилось вытирать лицо полотенцем, капал капли на форму. Как-то все сложилось как пазл. Здесь появились инопланетные языки, радиоплееры, шифровальщик … Кажется, часть не только, но, может быть, даже не столько радиопутешествие — задействовано какой-либо армией мира, поставив станцию ​​наблюдения у своих границ.Здесь пахнет интеллектом. НЕ Б. В чистом виде, конечно, связь с заграницей. Хотя Игорь понимал, что мог и ошибиться. Теперь пошла эта техника, о которой в послевоенной разведке и не мечтали, — взять те же компьютеры и Интернет. Прикоснитесь к любой точке мира, к любому адресату, в котором вы хотите, чтобы страна. Один минус — это уязвимость большинства серверов в США и Канаде. А это враги, самые настоящие. Барак, который был Обамой, объявил, что их нация исключительна, и поэтому они являются основными владельцами.Правда, он об этом умалчивает, но это так понятно. А за пустыми речами о демократии и свободе слова — напрасное желание разнести Россию на части. Почему Россия для России такие как лес, нефть, газ, золото, алмазы — и все не перечислить? Спи и посмотри, как нашу страну свести в сырьевой придаток, а еще лучше — потянуть за землю, где лежат эти ресурсы. Двухкамерный Запад, хищная улыбка Гриддена.

Возьмем события последних лет. Где американские женщины со своими штыками будут осуждены, как принесла демократия, — Разрушение, Война, гражданские войны.И до сих пор используются спецслужбы. Некоторые сообщения ходят, конечно, но и радио не забывается. Американскую сотовую связь прослушивают под видом терроризма — тоже уязвимо.

Среди сослуживцев он своих догадок не высказывал, а офицеры не спрашивали. С вами мысли сохранены, и поэтому никто не может их контролировать. Но посмотреть на все, проанализировать то, что увидел и стал слышать. Только ему было интересно, на кого они работают — Главное разведывательное управление Генштаба или Служба внешней разведки? Хотя в чем в принципе разница? В любом случае страна выгодна.Только ГРУ — военная разведка, а CVR больше политическая и экономическая.

Сервис слетел быстро. Только вытащил, к дембайке привык. И совершенно не пожалел, что попал в армию, в такой части это возможно.

В предпоследний день его вызвали в штаб. Незнакомый майор с синими луковерами, например пилот, хотя Игорь цену на держатели для домашних животных уже знал — разрушение, предложили сесть.

— дым?

— Нет, спасибо.

Офицер неожиданно перешел на немецкий язык, причем немецкий был с баварским акцентом. Игорь этому удивился, но вида не дал.

— Не хочешь, Игорь, продолжать службу? Полгода по ставкам прапорщика. В армии увеличено денежное довольствие, стабильность в последнее время. Квартира быстро достанется. Учитывая высшее образование, быстро офицерские погоны на плечах. Вы молодой человек, полагаю разрыв в гражданине?

Вот капитан! Не о квартире, а о потертости.Все письма со стороны ополченцев передали в штаб в безпечатных конвертах. Хоть и отменили службу военных цензоров, но, видимо, поклонялись тем, кого закладывают, не слишком ли прописывать солдат домой? И получили письма в штабе, военный почтальон на машине привез в сумке. Наверняка знал, была ли у Игоря девушка.

«Нет, — вскочил со стула Игорь, — девушки нет».

— Да садись ты, Игорь … Почему так, в цветочек? Завтра у вас дембель.По всему сервису — без комментариев, ваши переводы точные. И заметил — не загнанный в угол, а как на языке носителя. Я понимаю, шаг серьезный, надо думать. На день хватит?

— Да, сэр!

— Расслабься.

Нечто похожее ожидал Игорь: старожилы, в Армии — «деды», рассказывали, когда он был еще «суралом». Только карьерного роста не предвидится. Станет прапорщиком — тоже уйдет в запас. Для офицерского звания необходимо профильное образование.Как минимум, после самого высокого — год-два, хоть в том же Нижнем Новгороде, хоть в любом другом месте. Тогда рост будет, и зарплата выше. Правильно — денежное содержание, а также вещи и прочее. Но уж больно это звучит.

Учиться после года в армии еще год-два мне не хотелось — сколько времени он потеряет зря? А на Citizer, если у вас это получилось, вы уже можете чего-то добиться. Более того, один из коллег тоже «дембель», с которым они по службе дружили, предложил:

— А что вы собираетесь в свой Мухосранск? Давай, Питер.Не Москва, конечно, но иностранцев полно. Мой отец в экскурсионном бюро работает директором.

— Да, какой у вас гид?

— Эээ, не рассказывай! Пройдут краткие курсы, получишь корочку и будешь изобретательна. Петергоф и шоу «Царская деревня». Зелень, кочанная капуста. За слова отвечу.

— у меня нет жилья.

— тоже я, проблема! С деньгами все решено, снимаю квартиру. А если скопировать деньги, можно их купить.

Предложение было привлекательным.В своем городе он мог рассчитывать на должность переводчика на заводе — с соответствующей зарплатой в рублях. Учитывая расцвет доллара и евро — заманчиво.

Обменялись адресами и телефонами.

«Приду домой, неделю брожу, отец обо всем спросит, а потом по трубе позвонит тебе». Я согласен?

— Сделка!

Вот и на следующий день Игорь Капитан с синей петлей отказал.

— Я хочу домой, товарищ капитан.Сервис хороший, но тянет домой.

— Извините! Тогда до свидания, обыкновенный Чернов.

Игорь, как пришел на службу, так и демобилизовался — рядовой, даже скай Эфрейтор не давал. Получил в штабе военные проездные документы, сухие мазки, вручил честь и уехал на вокзал. От станции дом успокоили, Родителей порадовали:

— Демобилизован, Баня! Иду домой!

Мобильными телефонами пользоваться в части запрещено, поэтому и звонил с таксофона по карточке.В дороге заглянула в окно — было интересно. Лето, гуляют девушки в светлых платьях, внизу все прелести. Соскучился по Игорю в гражданке. Вы хотите есть мороженое, хотите гулять с девушками. Красота, свобода!

К появлению единственного сына родители расстались. Мать пирожков ударила, папа мясо на шашлыки намариновал. Ахи-оххи, обнимаю … Год не видел. Мать встала, в глазах женщины на мокром месте.

Отец изрядно посмотрел на сына:

— Польский, мужик стал! Форма, как сидит на подкладке! Вот я из армии, когда вернулся…

«Ты бы лучше шашлыка, отец мой», — прервала его мать. — Сын проголодался, хочет домой поесть. И Иорак замерзает с дороги — и за столом.

За стол села некоторое время спустя. Батюшка бутылку потемневшей водки из холодильника достал — раньше он с Игорем ни разу не пил.

Игорь набросился на еду. В армии питание рациональное, да без изысков. Солдата нужно кормить, чтобы хватило сил для выполнения боевой задачи.И точка. А дома — почти забыты ароматы: пироги, салат «Оливье», шашлык, редис фреш и томаты бордового свечения.

Выпили за приезд, за службу, полезли. Мать с трудом пыталась Игоря поставить.

— Мама, я сам …

А вечером у него вдруг зуб ледяной, то ли от перекуса. Помахав пару часов, Игорь не мог заснуть и разбудил отца:

— Папа, зуб болит, не могу.

— Ой, беда! — встревожился отец.- Ну ничего, в стоматологической поликлинике есть дежурный врач. Одеваюсь, трачу.

Игорь натянул военную форму. Из штатской он вырос, а все, что носили в армию, оказалось узким. Утренняя пробежка и мороз в армии внесли свою лепту, и он вернулся домой с фигурой не молодого человека, а крепкого человека, имевшего телосложение по отцу.

В поликлинике в связи с опозданием в Кабинет дежурного проходит небольшая очередь пострадавших.Держится за щеку, покачивается, доделывается — все с острой зубной болью.

Зубы Игоря Срода не оставили, и вдруг — такая путаница, да еще в первый после возвращения домой день. Но завтра утром я думал о том, чтобы друзья из учреждения могли позвонить, встретиться, поговорить.

Когда подошла очередь, в кабинет вошел Игорь.

«У военнослужащих свой госпиталь, иди туда», — заметил стоматолог.

— демобилизовался, только сегодня вернулся.И не обращайте внимания на форму.

— Хорошо, открой рот. Ой, у вас кариес, пятый вверху слева.

И только врач залез в рот инструментом, как Игоря пронзила острая, невыносимая боль.

— Доктор, я не могу! — простонал он.

— И солдат! Ладно, сейчас сделаю укол. Аллергией не страдаете?

— Бог пал.

— Сестра, ультракаин!

Укол производился прямо в десну — одну, другую…. Постепенно боль уже стала отступать, голова вдруг заколебалась, и Игорю показалось, что он куда-то упадет. Голоса доктора и медсестер были слышны как через Уот. Игорь выключился.

Насколько он был без сознания, Игорь сказать не мог. Сначала послышался смех, потом — отчетливо командирский голос. Кто был в армии, ни с кем не спутаешь.

— Катки истребителей! Заказ не распространяется на вас? Вставать!

Мысли перепутались.Почему катки, он же Чернов? Так что они не заказаны. Игорь с трудом открыл глаза.

Солдаты жидкой системы — это одна ветка, и все смотрят, ухмыляются. Перед зданием — прораб должен, Игорь смотрит и четко к нему обращается.

Игорь прыгнул. Зуб не болел, и он встал. Но как-то все было странно. У прораба замечательные погоны — нашивка в виде буквы «Т». А у солдата, как он успел заметить, автомат за спиной бабла — «ППС».После войны их сняли с оружия! Какие недоразумения?

Игорь решил подождать и действовать как все. Спикеры разберемся. Возможно, он еще не отошел от наркоза, у него глюки. И при этом все настолько реально, что глюки совсем не нравятся. Нос пахнет ловлей — дымом, оружейной смазкой, гуталином для сапог. Потом звуки — отдаленный гул, как Гром погрерс.

Бригадир приказал:

— Налеа-Е-ин!

Конструкция перевернулась.

— Шаг марш!

Солдаты играли вместе — идущие впереди дорогу четко знали. Вздор…

На спине идущего впереди висела гроза, старый «Сидор» — такой Игорь в музее видел да в документальном фильме. Откуда он взялся? И где этот проклятый дантист? Или это все еще мечта? Даже если он оказался в каком-то другом месте и принял его за свое, у него было другое лицо! И не может этого не замечать вся ветвь солдата! Или они делают вид, что узнали его?

Ветка подошла к блиндажу, и бригадир скомандовал:

— Стой! Олю, исчезни…

К Игорю подошел один из солдат и хлопнул его по плечу:

— Семен, ты что? Команды не слышали, разошлись. Или после ушиба оглох?

«Наверное,» Игоря не опровергнуть.

Игорь растерялся: его принимают за другого человека, и это явно в другое время. Для начала он хотел посмотреть на себя в зеркало. Он слышал о некоторых религиях, где верили в переселение из душа, в прошлые жизни и в реинкарнацию.Значит он атеист, но родители православные. Мать каждого праздника церкви, а остальное время и в простой день в храм заходит.

— У вас есть зеркало? — спросил у незнакомца Игорь.

— Мне — а нет? Да потому что у вас в «Сидоре» своя, вы бреетесь каждое утро.

«Дайте мне», — настаивал Игорь.

Когда он посмотрел на свое отражение в маленьком круглом зеркале, он очень удивился: его лицо было им, именно того, кого он знал всю свою жизнь и помнил.Неужели тот человек, на чье место он занял, был так похож на Игоря? Ну не близнецы ли они? Ведь их жизни разделяют десятки лет!

Игорь протянул своему хозяину зеркало, и внезапная мысль овладела им:

— Какой сегодня номер?

Здесь удивились солдаты:

— Семен, что с тобой сегодня? И, я понял!

Наклонился к Игорю, понюхал:

— Странно, спиртом не пахнет … А я подумал, что ты где-то тонешь своим крадущимся…

— Могу ли я без друга? — Игорь сыграл его, чтобы хоть как-то поддержать разговор. — Ни в коем случае …

— Так я примерно такой же … ушиб проклятый, бывает. И сегодня четырнадцатое мая тысяча девятьсот сорок третьего года.

— Что? — Не выдержал сюрприз Игорь.

— Даю зуб. Ну или пятнадцатый …

Теперь у Игоря случился настоящий шок. Его просто застрелили. Что такое сорок третий год, когда его вчера сразу демобилизовали? Россия, Крым вернул себе! Чушь для собеседника Игорь приколол себе за предплечье.Уж больно! О нем стало не мечтать.

Неожиданно подъехали солдаты отделения.

— Кухня прибыла! Что ты делаешь? — толкнул Игоря в бок незнакомый ему товарищ. — Хватай котелок, а когда еще нужно есть горячим?

А где этот котелок?

Солдат, говоривший с ним, спустился в блиндаж, Игорь — за ним.

В розетке в углу было несколько масел. На крышке каждой было немного имен — гвоздь или нож.На одном Игорь увидел надпись — катки. Вроде так оно и называлось. И вроде бы на застолье, торты домашние приподнятые, Щанжка, а я почему-то хочу. Труссиан побежал к солдатам.

Все выстроились в очередь к полковой кухне. Повар сам налил суп в казан, а лук положил в крышку вторую, Перловку, или, как ее называли в армии, «Шрапнель».

Однако, приняв тушенку из рук повара, Игорь раскрутил, что у него нет ложки.Немного проехав, он попросил у повара ложку.

— Самый интеллект Очамела! Тебе нужна своя! Ладно, держи!

Ложка была тяжелая, из сплава цинка. Жесть что ли?

На обед дали два отжима серого хлеба.

Игорь, увидев, как с аппетитом едят солдат, устроился на обочине, сев на бугорок, и отпил с ложки.

А какое блюдо называется супом? Водитель, в котором плавали все те же ячмень и серая паста.Впрочем, я все съела, голод не тётя, на торт наплевать. И Перловка освоила.

В том же котле, где стоял суп, он брызнул жидким чаем и дал ему два кусочка пиленого сахара.

Солдаты в искусстве пили чай с сахаром и хвалили. Игорь невольно сравнил, как кормили в его армии в его время и как кормили здесь. Разница была существенной.

«Итак, меня забили с состояниями живота, теперь пора поесть». Мы идем! — Я подошел к Игорю, разговаривая с солдатами.

Вернулись в блиндаж. Подмигивая Игорю, солдат вытащил из-под Национального Натурального Немецкого Эскиза Спокойной Кожи и вытащил из него две консервные банки.

«Ты» и выжидающе уставился на Игоря.

Он понял, что надо-то делать, а что?

— Исцеление? Рельс, пока старцы, пропустим двести грамм …

Понятно, что речь идет об алкоголе — но где он?

По примеру солдата, Игорь заглянул под Нару и нашел там «Сидор», довольно тесный и тяжелый.Помахав ему, он лизнул сумку на Нара и открыл. Консервы, бутылки с разноцветными наклейками …

— Что ты будешь пить?

«Все, что горит», — смеется солдат.

Да, я хотел бы знать, как его зовут …

«Вот и все», бутылку выбрал Игорь. Я посмотрел на этикетку — «Французский коньяк».

«Я бы попроще, а Clamp пахнет», — авторитетно сказал солдат.

Забегая в Сидору, Игорь нашел в ней бутылку рома.Семьдесят градусов, крепко плывет! Он протянул бутылку солдата.

— Ой, еще одно! — обрадовался он. — И сам Коньяк Пей.

Солдат вытащил две кружки. Игорь выплеснул свои грамм сто — сто пятьдесят, понюхал. А откуда появился этот миф о скоплениях? Запах даже очень благородный.

Они задыхались.

«Ну, за нашу победу», — сказали тостовые солдаты и выпили.

Достойный коньяк!

По правде говоря, Игорь пил коньяк только в третий раз в жизни.Раньше в армии денег на такие напитки не хватало, в студенчестве пиво с ребятами разливали.

Игорь зажмурился: на котенке, который стоял на Нарасе солдата, поцарапано: Колтунов С.Ц. — наверное, Сергей. Но уже хорошо, что даже фамилию выучил, в армии апеллируют к званию и фамилии.

— Ищу взрослого! — принес в жертву Колтунов. Он вытащил палец из травы и ловко открыл банку; То же самое и с банком Игоря.Как содержимое банки с ножом, Колтунов отправил ему в рот, а он огляделся, сказал:

— Необходимо было иметь повара на эшафоте. Что не едят?

Игорь покрутил в руках банку, прочитал надпись — текст на этикетке был на немецком языке.

— Тунец. Произведено в Норвегии.

— Вы знаете немецкий? — Меня поразил Колтунов.

«В школе учил», — соврал Игорь.

— Так я учил, но ни черта не помню.Знаю только, что нужен фронт — «Халт», «Хенде Хеч», «Капут». Да ешь ты, не выбирай. У немцев вкусное красноречие, со всей Европы нахапали.

Илья расписался кусок кусок, он сжег. Вкусная рыба, с приправами — черная, лавровый лист. Пожалуй, не хуже современных супермаркетов, если не лучше.

Несмотря на возросшую роль Интернета, книги не теряют популярности. Книгов.ру объединил достижения ИТ-индустрии и привычный процесс чтения.Теперь знакомиться с работами любимых авторов намного удобнее. Читаем онлайн и без регистрации. Книгу легко найти по имени, автору или ключевому слову. Читать можно с любого электронного устройства — самое слабое интернет-соединение вполне.

Почему читать онлайн-книги удобно?

  • Вы экономите на покупке печатных книг. Наши онлайн-книги бесплатны.
  • Наши Интернет-книги удобно читать: в компьютере, планшете или в электронной книге Размер шрифта и яркость дисплея настраиваются, можно делать закладки.
  • Чтобы читать онлайн-книгу, скачивать ее не нужно. Достаточно открыть работу и начать читать.
  • В нашей онлайн-библиотеке тысячи книг — все их можно читать с одного устройства. Больше не нужно носить в сумке тяжелые тома или искать место для следующей книжной полки в доме.
  • Отдав предпочтение онлайн-книгам, вы вносите свой вклад в сохранение экологии, потому что на изготовление традиционных книг уходит много бумаги и ресурсов.
7 февраля 2016 г.

Разведчик.Заброшенный в 43-м Юрий Корчевский

(Оценок нет)

Название: Разведчик. Брошенный в 43-м

О книге «Разведчик. Брошенный в 43-м» Юрий Корчевский

Новый военный фантастический истребитель от автора бестселлеров «Самоходка» и «Истребитель». Наш человек находится на Великой Отечественной войне. Покинутый в 1943 году, наш современник становится военным разведчиком, пройдя все колеса фронтовой и полковой разведки, дивизионной, пограничной, глубокой разведки.Он должен взять «языки» и позволить вражеским эшелонам, прыгнуть с парашютом в тыл врага и вырваться из засад Абрасора, захватить немецкий Фанвадж (Радиомашин) и проникнуть на сверхсекретный ракетный полигон, чтобы получить техницию. к «чудо-оружию» Гитлера …

На нашем сайте о книгах Сайт вы можете скачать бесплатно без регистрации или прочитать онлайн книгу «Разведчик. Заброшенные в 43-м» Юрия Корчевского в форматах Epub, FB2, TXT, RTF, PDF для iPad, iPhone, Android и Kindle.Книга подарит вам массу приятных моментов и истинное удовольствие от чтения. Купить полную версию Вы можете у нашего партнера. Также мы найдем последние новости из литературного мира, узнаем биографии любимых авторов. Для начинающих писателей есть отдельный раздел с полезными советами и рекомендациями, интересными статьями, благодаря которым вы сами сможете попробовать свои силы в литературном мастерстве.

Цитаты из книги «Разведчик. Брошенные в 43-м» Юрий Корчевский

Сейчас пошла эта техника, о которой в послевоенной разведке и не мечтали, — взять те же компьютеры и Интернет.Прикоснитесь к любой точке мира, к любому адресату, в котором вы хотите, чтобы страна. Один минус — это уязвимость большинства серверов в США и Канаде. А это враги, самые настоящие. Барак, который был Обамой, объявил, что их нация исключительна, и поэтому они являются основными владельцами. Правда, он об этом умалчивает, но это так понятно. А за пустыми речами о демократии и свободе слова — напрасное желание разнести Россию на части.

Взяли чистить оружие.«ППШ», или, как называли боевики, «Папаш».

Похоронное дело у немцев было организовано четко, умерших хоронили в плотных бумажных пакетах с пропиткой.
На шее военнослужащего висела неисправность с личным номером военнослужащего или офицера. В середине этого жетона была искорка, и он легко сломался. Одна половина жетона осталась на трупе, а вторая ушла в штаб для учета.
У наших солдат были деревянные или эбонитовые смертоносные сооружения.Они легко разрушались или гнили, да и записи в них солдаты заполнялись редко — это считалось плохим признанием. Поэтому после войны опознать многих погибших не удалось.

Полигон на северо-востоке Германии был создан в 1937 году и имел самую высокую аэродинамическую трубу в Европе. На острове находились стартовые позиции для испытаний FAu-1 и Fow-2. Но если Fow-1 был самолетом со снарядом, который английские летчики-истребители научились сбивать, то Fow-2 была первой баллистической ракетой.Первый пуск был осуществлен 3 октября 1942 года. Ракета достигла высоты 80 километров.
В первой половине 1944 года был произведен ряд пусков с увеличенным запасом топлива и увеличенным до 67 секунд времени работы двигателя. В результате ракета достигла высоты 188 километров.
По расчетам Брауна, его детище могло добраться до Лондона за 6 минут, оставаясь абсолютно неуязвимым. Это была первая в мире настоящая баллистическая ракета на жидком топливе.

Fow-2 имел хорошие показатели. При длине 14 метров она весила без малого четыре тонны и могла нести 100 килограммов на 320 километров на дальность до 320 километров. На подземном заводе «Миттеллер» произведено
ракет, а к январю 1945 года мощность завода достигла 900 штук в месяц. Но было уже поздно, советские и союзные войска ступили на территорию Германии.
Последний пуск ракеты под заводским номером 4299 состоялся 14 февраля 1945 года.

В январе 1943 года войска Ленинградского и Волховского фронтов начали наступление навстречу друг другу и соединились в районе рабочих поселков № 1 и № 5 и освободили Шлиссельбург. Они очистили южный берег южного берега озера Лейк на ширину от восьми до одиннадцати километров, быстро проложили автомобильные и железные дороги.

Из опыта боевых действий в полковой разведке он знал, что пулеметная стрельба слышна на двух-трех километрах, разрывы пушечных снарядов — на пяти-семи километрах, канонада комплектов орудий — и десять.

Перемирие было подписано с Финляндией. 4 октября военные действия прекратились, а 19 октября 1944 года в Москве было подписано перемирие. Границы СССР были восстановлены до довоенного периода.

Скачать бесплатно книгу «Разведчик. Брошенные в 43-м» Юрий Корчевский

(Фрагмент)

В формате fB2. : Скачать
в формате rTF. : Скачать
В формате epub. : Скачать
в формате tXT.:

Разведчик — 1.

Иногда нет имен …

Те, кто принял смертельный бой

Сталь просто земля и трава … »

А теперь получение диплома, выпускной вечер. Дети богатых родителей — в дорогих костюмах и платьях, держитесь вместе. И Игоря пришлось искать самому. Во время учебы он приспособился делать переводы с немецкого, больше для предприятий и торговых заведений.

А на следующий день после окончания училища в качестве внешнего на голову — повестка из военкомата: «Военно-морское дело И.А. Чернов обязан явиться для прохождения военной службы в военную канцелярию … »

Все планы занятости рухнули. Но Игорь уже нашел место на заводе, куда пришло оборудование из Германии и куда приехали представители поставщика. А у Игоря и произношение хорошее, как сказал один из преподавателей — с берлинским акцентом.

Хоть служба в армии и священный долг, но Игорь огорчился — за год службы без языковой практики все пойдут в гости.Но с другой стороны, год — это не так уж и много. Сейчас без службы в армии на госслужбе не устроить. А по армии увидишь — получишь срок, даже хуже.

Утром взял небольшую сумку, засунул документы в карман. Еще качаем — бери диплом или уходи. Но кому в армии нужен его диплом? Полагаю, что походный марш будет «устойчивым к преодолению военной службы».

Однако в военкомате его аттестат прочитали внимательно, и лейтенант не поленился пойти с документами к начальнику ведомства.

Удачи тебе, парень!

Могу я узнать что?

Узнаем там.

И Игорь добрался до нашей западной границы, в маленькой и очень секретной части.

Смешно сказать — по частям, по цифрам — без компании. Солдаты на лютиках скрещивают стволы пушек, артиллерию. Хотя, за все время службы Игорь Пушкин ни разу не видел. И держал в руках один раз, во время присяги.

Неделю-другой гнался за зданием, загар чести, Налеа! На этом служба закончилась, и Игорь занялся тем, что хорошо знал, переводы.Ему принесли тексты, напечатанные на принтере, и он добросовестно посмотрел. В его взводе все были с высшим образованием и знанием иностранных языков — английского и немецкого. Как потом понял Игорь, его дивизия была радиоаппаратурой: один взвод — радиотехника, другой — переводчики. А пушки на луверах — для маскировки.

А вот отцы-полководцы о задачах и функциях задержались, догадывались сами солдаты. А еще сохранил языки для зубов.

В штабе часто бывали офицеры с толстыми папками под мышками. Обычно приезжают проверки, а вот они приехали, остались в штабе и уехали, а никаких проверок для вас. Я не пришла пить водку, хотя и не помешала другому. Игорь подумал — за производимые материалы.

В принципе сервис был — лучше не придумывать. Языковая практика есть, дедов и строительных профессий нет. Так ведь часть необычная, почти все солдаты с высшим образованием.Впрочем, прапорщики тоже были. И с одним из них Игорь пообщался в День Российской армии — этот день в армии традиционно выходной. Нельзя сказать, что все отдыхали, наряды носили как положено. Но после торжественного строительства и краткого выступления командира и его заместителя по воспитательной работе, как переименовали бывшие комиссары, а затем и депутаты, состоялся праздничный обед. От обычного он отличался тем, что к компоту прилагались сладкие булочки.

Игорь, как и другие солдаты, от плюшек обрадовался.В армии я не выбираю еду, ем то, что дают. Сылый, часто вкусно, но выбора нет. Одному нравится Харчо, а другому — леденцы, которые в армии не дают.

Солдаты где-то водки немного напились, подпилили, грамм сто пятьдесят, для настроения.

Героическая фантастика

«От героев старины

Нет иногда имен …

Те, кто принял смертельный бой

Сталь просто земля и трава… «

Глава 1. Попади!

Игорь подумал — повезло! Как, INAZ позади, тяги, сессии, экзамены … Студенческая жизнь хоть и веселая, но материально скромная. Стипендия более чем скромная, родители будут рады помочь, но не олигархи.

А теперь получение диплома, выпускной вечер. Дети богатых родителей — в дорогих костюмах и платьях, держитесь вместе. И Игоря пришлось искать самому. Во время учебы он приспособился делать переводы с немецкого, больше для предприятий и торговых заведений.

А на следующий день после окончания вуза в качестве внешнего на голову — повестка из военкомата: «Военный И.А. Чернов обязан приехать для прохождения военной службы в военную комиссию …»

Все трудоустройство планы рухнули. Но Игорь уже нашел место на заводе, куда пришло оборудование из Германии и куда приехали представители поставщика. А у Игоря и произношение хорошее, как сказал один из преподавателей — с берлинским акцентом….

Хоть служба в армии и священный долг, но Игорь огорчился — за год службы без языковой практики все пойдут в гости. Но с другой стороны, год — это не так уж и много. Сейчас без службы в армии на госслужбе не устроить. А по армии увидишь — получишь срок, даже хуже.

Утром взял небольшую сумку, засунул документы в карман. Еще качаем — бери диплом или уходи. Но кому в армии нужен его диплом? Полагаю, что походный поход будет «устойчивым к преодолению военной службы».«

Однако в военкомате его аттестат прочитали внимательно, и лейтенант не поленился пойти с документами к начальнику отдела.

— тебе повезло, парень!

— Тебе Что можно узнать?

— там найду

И Игорь добрался до нашей западной границы, в маленькой и очень секретной части

Смешно сказать — часть, по номерам — меньше роты. солдаты на лютиках проходят скрещенными стволами орудий, артиллерией.Хотя, за все время службы Игорь Пушкин ни разу не видел. И держал в руках один раз, во время присяги.

На неделю? Другой погнался за званиями, за дубиной чести, за танком? В! На этом служба закончилась, и Игорь занялся тем, что хорошо знал, переводы. Ему принесли тексты, напечатанные на принтере, и он добросовестно посмотрел. В его взводе все были с высшим образованием и знанием иностранных языков — английского и немецкого. Как потом понял Игорь, его дивизия была радиоаппаратурой: один взвод — радиотехника, другой — переводчики.А пушки на луверах — для маскировки.

А отцы? Командиры о задачах и функциях задерживались, догадывались сами солдаты. А еще сохранил языки для зубов.

В штабе часто бывают офицеры с толстыми папками под мышками. Обычно приезжают проверки, а вот они приехали, остались в штабе и уехали, а никаких проверок для вас. Я не пришла пить водку, хотя и не помешала другому. Игорь подумал — за производимые материалы.

Медаль разведчика за отвагу прочитать полностью. О книге «Медаль разведчику. «За отвагу» »Корчевский Юрий

Текущая страница: 1 (всего в книге 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 17 страниц]

Джеймс Роллинз, Грант Блэквуд


Ястребы войны

Джеймс Роллинз и Грант Блэквуд

WAR HAWK

© Филонов А.В., перевод на русский язык, 2016

© Издание на русском языке, дизайн.ООО «Издательский дом Е», 2016

* * *

Всем четвероногим воинам в мире … И тем, кто вместе с ними служит. Спасибо за вашу самоотдачу и службу.

Благодарности

Многие люди, которые присоединились к нам с Грантом в этом путешествии с Такером и его верным товарищем Кейном. Я благодарен всем вам за вашу помощь, критику и поддержку.

Прежде всего, я должен поблагодарить группу моих критиков, которые были со мной все эти много-много лет: Салли Энн Барнс, Криса Кроу, Ли Гарретта, Джейн О’Рива, Денни Грейсона, Леонарда Литтла, Джуди Прей, Кэролайн Уильямс, Кристиан Райли, Тодд Тодд, Крис Смит и Эми Роджерс.

И, как всегда, особая благодарность Стиву Преу за чудесные карты … и Дэвиду Сильвиану, который всегда прикрывает мою спину!

Всем в HarperCollins, кто помогает мне сиять: Майклу Моррисону, Лиат Стелик, Дэниелу Бартлетту, Кейтлин Кеннеди, Джошу Марвеллу, Линн Грэди, Ричарду Аквану, Тому Эгнеру, Шону Николлс и Ана Мария Аллесси.

И наконец, конечно, особая благодарность моему редактору за талант (и безграничное терпение) — Лиссе Койш — и ее коллеге Ребекке Лукас, а также моим агентам Расс Галену и Дэнни Барору (включая его выдающуюся дочь Хизер Барор).И, как всегда, я должен подчеркнуть, что все ошибки в фактах или деталях в этой книге ложатся исключительно на мои плечи. Надеюсь, их не так много.

Пролог

Весна 1940 года

Бакингемшир Англия

Очень немногие представители абвера — военной разведки Третьего рейха — знали его настоящее имя или, по крайней мере, его намерения здесь, на британской земле. Шпион действовал под кодовым именем Geist — Geist , что в переводе с немецкого означает «призрак», и провал для него был немыслим.

Он лежал на животе в грязной канаве, и лицо его уколол матовый рогоз. Игнорируя полуночный мороз, ледяные порывы ветра, боль в онемевших конечностях, он полностью сосредоточился на картине, которую он видел в окуляры бинокля, прижатого к его глазам.

Он и данное ему повеление лежали на берегу небольшого озера. В сотне ярдов от них, на противоположном берегу, темными силуэтами возвышались величественные сельские особняки, только кое-где окрашенные редкими полосами серебристого и желтоватого света, пробивающимися сквозь плотные затемненные занавески.И все же он различал спирали из колючей проволоки, укрепленные на вершине садовой ограды одного особняка.

Блетчли-Парк.

Это место также имело кодовое обозначение: Станция X.

Этот, казалось бы, скромный сельский дом скрывал операцию британской разведки, начатую совместно МИ-6 и Государственной школой кодов и шифров. В серии деревянных лачуг, построенных на этих идиллических акрах, силы союзников собрали величайших математиков и криптографов со всей планеты, в том числе одного человека — Алана Тьюринга, который на десятилетия опередил своих коллег.Целью станции X было взломать немецкий военный кодекс Enigma, используя инструменты, созданные гениями, собравшимися здесь. Эта группа уже преуспела в производстве электромеханического декодера под названием Bomb, и ходили упорные слухи, что новый проект по созданию Колосса, первого программируемого электрического компьютера, находится в самом разгаре.

Но сегодня уничтожение этих устройств не входило в их планы.

На этой территории таился трофей, превосходящий самые смелые фантазии его руководства — революционный прорыв, суливший преображение судьбы всего мира.

И я завладею им — или погибну, когда попытаюсь.

Гейст почувствовал, что его сердце бьется быстрее.

Слева от него его заместитель лейтенант Хоффман сильнее нюхал воротник куртки на шее, чтобы защитить себя от ледяного дождя, падающего с неба. « Gott verlassenen Land» 1
Бог покинул страну ( нем. ).

— ерзая, выругался себе под нос.

— Тихо! — Не отрывая бинокля от глаз, Гейст осадил командира своей разведывательно-диверсионной группы.«Если кто-нибудь услышит, что вы говорите по-немецки, мы застрянем здесь до конца войны».

Он понимал, что вверенное ему командование можно контролировать только сильной рукой. Члены абвера кропотливо подбирались не только за отличное владение боевыми искусствами, но и за безупречный английский. Отсутствие военного присутствия в сельской местности британцы более чем прикрывали бдительностью гражданского населения.

— Грузовик! — прохрипел Хоффман.

Гейст оглянулся через плечо на дорогу, пересекающую лес позади него.Бортовой грузовик с фарами тускло проезжал сквозь светопрозрачные щели.

— Не дыши! — прошипел Гейст.

Их присутствие не может привлечь внимание проезжающего мимо водителя. Вся команда лежала, зарывшись лицами в землю, пока грохот двигателя грузовика не стих вдали.

— Чисто! Сказал Хоффман.

Посмотрев на часы, Гейст снова начал осматривать окрестности в бинокль.

Почему они так много возятся?

Все зависело от безупречного времени.Он высадился со своей командой с подводной лодки на заброшенный пляж пять дней назад. После этого, разделившись на группы по два-три человека, они пошли по сельской местности, держа в руках готовые документы, удостоверяющие их личность как поденщиков и сельскохозяйственных рабочих. Добравшись до места назначения, диверсанты собрались в охотничьей хижине неподалеку, где для них был приготовлен тайник с оружием, оставленным злоумышленниками, проложившими путь команде Гейст.

Осталась одна последняя деталь.

Затем его внимание привлекла вспышка света в окрестностях поместья Блетчли-Парк.Мигая, свет погас, снова вспыхнул, после чего тьма воцарилась окончательно.

Именно этого сигнала ждал Гейст.

«Пора двигаться вперед», — приподнялся он на локте.

Команда Хоффмана забрала оружие — штурмовые винтовки и пистолеты с глушителями — на всякий случай. Самый крупный диверсант — настоящий бык в человеческом обличье по имени Краус — метнул тяжелый пулемет MG-42, способный выпускать тысячу двести пуль в минуту.

Гейст оглядел свои измазанные черным лицом.Они три месяца тренировались на макете Блетчли-парка в натуральную величину и теперь могли передвигаться по территории с завязанными глазами. Единственным неизвестным фактором был уровень защиты объекта. Исследовательский городок охраняли как солдаты, так и люди в штатском.

Наконец, Гейст снова выполнил план:

— Как только мы оказываемся в имении, все поджигают закрепленное за ним здание. Сейте как можно больше паники и замешательства. В этом хаосе мы с Хоффманом попытаемся заполучить пакет.Если начинается стрельба, стреляйте во все, что движется. Прозрачный?

Все кивнули.

Как только все были готовы — в том числе и умереть, если необходимо, — группа двинулась в путь, обогнув озеро по контуру через покрытый туманом лес. Гейст провел их по соседним поместьям. Большинство этих старых жилищ было заколочено в преддверии летних месяцев. Вскоре приедут слуги и придворный, чтобы подготовить загородные дома к сезону отпусков, но до этого оставалась еще пара недель.

Это была одна из многих причин для выбора узкого окна возможностей, подготовленного адмиралом Вильгельмом Канарисом, главой немецкой военной разведки. Как еще один элемент, для которого время играет решающую роль.

«Проход в бункер должен быть прямо перед нами», — прошептал Гейст Хоффману, следовавшему за ним. — Готовьте людей.

Понимая, что Адольф Гитлер скоро начнет воздушную войну против островного государства, британское правительство приступило к строительству подземных бункеров для своих самых важных учреждений, включая Блетчли-парк.Бункер на Станции X был достроен только наполовину, что обеспечило небольшой перерыв в охранном периметре вокруг поместья.

Geist намеревался воспользоваться этой слабостью сегодня вечером.

Он привел свою команду в сельский дом по соседству с Блетчли-парком, здание из красного кирпича Тюдоров с желтыми ставнями. Подкрадываясь к каменному забору вокруг поместья, Гейст жестом велел команде прижаться к стене.

— Куда мы идем? — шепотом спросил Хоффман. «Я думал, мы пройдем через какой-нибудь бункер… »

— А есть. — Эта последняя крошка разума была известна только Гейсту.

Пригнувшись, он побежал к воротам, которые оказались незапертыми. Недавний мигающий сигнал подтвердил, что здесь все готово.

Толкнув створку ворот, Гейст выскользнул из щели и повел группу через лужайку к застекленной теплице поместья. Там он нашел еще одну незапертую дверь, вместе со всеми поспешно нырнул внутрь и пересек кухню. Белоснежная мебель буквально сияла в свете луны, льющейся в окна.

Не теряя времени, Гейст направился к двери за кладовой. Переступив порог, он включил фонарик. Его луч освещал лестницу, которая вела в подвал с каменным полом, белеными кирпичными стенами и лабиринтом водопроводных труб, проходящих через потолок. Подвал находится под всем домом.

Вслед за командиром группа прошла мимо стопок ящиков и мебели, покрытых пыльными крышками, к восточной стене подвала. По приказу Гейст откинул ковер, под которым обнаружил недавно вырытую в полу яму.Еще один пример нелегальной работы Canaris.

Гейст посветил фонариком в дыру, и текущая вода вспыхнула внизу.

— Что это? — спросил Хоффман.

— Старая канализационная труба. Соединяет все усадьбы вокруг озера.

— Включая Блетчли-парк, — понимающе кивнул Хоффман.

«И его частично достроенный бункер», — подтвердил Гейст. — Будет тесно, но нам нужно преодолеть всего сотню метров, чтобы добраться до места строительства этого подземного бомбоубежища, и там мы выберемся.

По последним данным, новое основание бункера почти не охранялось, что давало им прямой доступ к сердцу поместья.

«Британцы не поймут, что их ошеломило», — заметил Хоффман с недоброй усмешкой.

Гейст снова двинулся первым, вставив ноги в яму и притирая ледяной слякоть по щиколотку. Скользнув одной рукой по стене, он двинулся вперед по старой каменной трубе диаметром всего полтора метра, отчего ему пришлось нагнуться, затаив дыхание.

Сделав несколько шагов, он выключил фонарик, нацелившись на далекий проблеск лунного света. И он двигался по изгибающейся трубе медленнее, стараясь не раздавить ноги, чтобы не насторожить охранников, случайно проходящих мимо стройплощадки бункера. Предки Хоффмана последовали их примеру.

Наконец, Гейст добрался до залитой лунным светом дыры в своде части трубы. Свежевырытый колодец, открывающий доступ в старую канализацию, был перекрыт временной решеткой. Диверсант нащупал цепь с замком сарая, удерживающую решетку на месте.

«Неожиданно, но не проблема.»

Заметив , как он выглядит, Хоффман протянул ему болторез. С особой осторожностью Гейст съел замок замка и распутал цепь. Переглянувшись с депутатом, он убедился, что все готовы, затем откинул решетку и поднялся наверх.

В итоге он сел на влажный бетонный фундамент будущего бункера. Его окружали каркасные конструкции стен, трубопроводов и кабельных каналов.Наверху, на открытую территорию усадьбы, были леса и лестницы. Бросившись в сторону, он нырнул под лес, скрываясь от глаз. Остальные восемь диверсантов один за другим присоединились к нему.

Гейсту понадобилось время, чтобы сориентироваться. Он должен быть в сорока метрах от цели — коттеджа № 8, одного из нескольких построек, обшитых зелеными досками. У каждого из них была своя цель, но целью его команды был исследовательский отдел, возглавляемый математиком и криптоаналитиком Аланом Тьюрингом.

Гейст жестом пригласил всех собраться.

«Помни, стрелять нельзя, если тебя не перехватят». Бросайте зажигательные бомбы в коттеджи номер четыре и номер шесть. Пусть огонь работает на нас. Если повезет, это отвлечение вызовет достаточно путаницы, чтобы скрыть наш отъезд.

Хоффман указал на двух членов команды:

«Шваб, веди свою группу в коттедж номер четыре». Фабер, твой коттедж под номером шесть. Краус, пойдем за нами. Будьте готовы использовать автомат, если у вас возникнут проблемы.

Согласно кивнув, диверсанты взбежали по лестнице и скрылись в карьере бункера. Гейст и Хоффман следовали за ними по пятам, и Краус приближался.

Пригнувшись, Гейст двинулся на север, пока не достиг коттеджа № 8, где он цеплялся за деревянные панели. Дверь должна быть за углом. Он подождал немного, чтобы убедиться, что никто не забил тревогу. И он думал мысленно, пока, наконец, с запада и востока не послышались крики: «Огонь, огонь, огонь!»

По этому сигналу Гейст завернул за угол, взбежал по деревянным ступеням крыльца к двери коттеджа No.8 и повернул ручку. Мерцающие вспышки пылающего пламени озарили ночь вокруг.

Когда крики стали громче, он протиснулся через дверной проем в небольшую комнату. Его центр занимали два стола с козлами, заваленные стопками перфокарт. Белые стены были увешаны пропагандистскими плакатами, напоминающими вездесущие глаза и уши нацистов.

С пистолетами наготове, он и Хоффман бросились вперед, прорываясь через противоположную дверь в следующую комнату.Там за длинным столом две женщины разбирали перфокарты. Правый, уже подняв голову, развернулся в кресле, потянувшись к красной тревожной кнопке на стене. Хоффман дважды выстрелил ей в бок. Приглушенные выстрелы звучали не громче резкого кашля.

Гейст выстрелил в вторую женщину одним выстрелом в горло. Она откинулась назад с выражением изумления на лице. Должно быть, они были сотрудниками службы поддержки женщин Королевского флота, помогавшей здесь.

Бросившись к первой женщине, Гейст обыскала ее карманы и нашла бронзовый ключ длиной в палец.Второй ключ — на этот раз стальной — он нашел на другом трупе. И с этими трофеями в руках он поспешил обратно в главную комнату.

Снаружи загудела тревожная сирена.

Пока что наш трюк вроде …

Этот грохот пулемета напугал эту идею, и тут же раздались новые выстрелы.

«Нас обнаруживают», — ругаясь, предупредил Хоффман.

Не желая сдаваться, Гейст подошел к сейфу, по пояс у одной из стен.Как он и ожидал, он был заперт двумя замками с колодцами под ключ, сверху и снизу, и кодовым замком в центре.

«Нам нужно спешить», — прошипел рядом с ним Хоффман. — Судя по звуку, на улице очень много беготни.

«Краус, расчистите нам путь обратно в бункер». — Гейст указал на дверь.

Кивнув, великан вскинул тяжелое оружие и скрылся за дверью. Как только Гейсту удалось вставить оба ключа, MG-42 Крауса на улице открыл огонь, оглушительно ревя в ночи.

Geist сосредоточился на сиюминутной задаче, повернув один ключ, затем другой и услышав ласковый щелчок-щелчок. Он переместил руку к кодовому замку. Наступает настоящая проверка того, как долго у абвера длинные руки.

Он повернул циферблат: девять … двадцать девять … четыре.

Он сделал глубокий вдох, выдохнул и нажал на рычаг.

Дверь сейфа распахнулась.

Слава Господу!

Беглый осмотр внутренностей выявил только одно — коричневую папку-гармошку, стянутую красными резинками.Гейст прочитал имя, написанное на обложке.

АРЕС Проект

Он знал, что Ареса называли греческим богом войны, что вполне соответствовало содержанию папки. Но это название лишь намекало на истинный характер работы, заключенной внутри. Аббревиатура ARES означала нечто несравненно более сокрушительное, достаточно мощное, чтобы изменить ход мировой истории. Гейст схватил папку дрожащими руками, зная, какие ужасающие чудеса таятся в ней, и положил ее себе за пазуху.

Подойдя к двери коттеджа, его заместитель Хоффман немного приоткрыл ее и ткнул в щель:

Комм! 2
Давай! (немецкий)

— Краус ответил по-немецки, поставив крест на скрытности. «Убирайтесь оттуда, пока они не перегруппировались!

Присоединяясь к Хоффману на пороге, Гейст вытащил чек из зажигательной гранаты и бросил его в центр комнаты. Оба выскочили наружу в тот самый момент, когда он взорвался, выбив окна и выбросив из них фонтаны пламени.

Слева из-за угла хижины выбежали два британских солдата. Краус отрезал их от пулемета, но другие последовали за ними, укрываясь и открывая ответный огонь, отталкивая группу Гейстов от ямы бункера — от единственного пути к отступлению.

Когда они отступили вглубь территории, дым стал гуще, распространяя едкую вонь горящего дерева.

Новая группа силуэтов вырвалась сквозь пелену дыма, и Краус чуть не рассек их пополам взрывом, но в последний момент остановился, узнав в них товарищей-саботажников.Это была команда Swab.

«А как насчет Фабера и других?» — спросил Хоффман.

«Я видел, как их убивали», — покачал головой Шваб.

Итак, их осталось всего шесть.

Гейсту пришлось импровизировать:

— Врываемся во флот.

И он первым бросился сломя голову. Команда на лету разбрасывала зажигательные гранаты, усугубляя неразбериху, и сшивая очередями проходы между зданиями, срубая все, что движется.

Наконец они достигли ряда сараев.Через пятьдесят метров вырисовывались главные ворота. Рядом с ними за бетонными заграждениями пряталась дюжина солдат, изготавливая оружие и ища цели. Лучи прожекторов метались по территории взад и вперед.

Прежде чем их заметили, Гейст отправил свою группу в соседний ангар в Квонсете, где стояли три грузовика-платформы с брезентом.

«Ворота должны быть свободными». Он взглянул на Хоффмана и его людей, прекрасно зная, о чем он спрашивает. Чтобы получить хоть малейший шанс вырваться наружу, многим из них, вероятно, придется сложить голову.

Депутат впился в него взглядом:

— Давайте сделаем это.

Гейст в знак признательности хлопнул Хоффмана по плечу.

Он двинулся вперед с четырьмя выжившими.

Подойдя к одному из грузовиков, Гейст забрался в кабину, где обнаружил ключи в замке зажигания. Запустив двигатель для прогрева, он спрыгнул на землю, направился к двум оставшимся грузовикам и открыл капоты.

Вдалеке пулемет Крауса пустил смертоносную скороговорку.Ему вторил грохот автоматов, периодически заглушаемый буханкой разрывающихся гранат.

Наконец, до его ушей дошел еле слышный крик.

Клар, клар, клар! 3
Чисто, чисто, чисто! (немецкий)

— крикнул Хоффман.

Гейст поспешил к грузовику на холостом ходу, забрался в кабину и включил передачу — но только после того, как бросил гранату в открытые моторные отсеки двух оставшихся грузовиков.Как только он выехал и прижал педаль акселератора к полу, сзади взорвались гранаты.

Подъехав к главным воротам, он резко затормозил. Вокруг лежали трупы британских солдат; прожекторы погасли. Хоффман толкнул ворота, хромая на окровавленную ногу. Опираясь на плечо своего товарища по команде, Краус проковылял к задней части машины и забрался внутрь, в то время как Хоффман присоединился к Гейсту в кабине, вскарабкавшись на пассажирское сиденье и захлопнув дверь в своем сердце.

— Мы потеряли Сваба и Брааца. Давай, давай! Хоффман махнул вперед.

Не теряя времени в горе, Гейст нажал на газ, ведя машину по сельской дороге. Время от времени поглядывая в боковое зеркало в ожидании погони, он зацикливался, выписывая сложные крендели в попытке еще больше запутать путь к бегству. Наконец, он вывел грузовик на узкую грунтовую дорогу, обсаженную ветвистыми английскими дубами и остановившуюся на большом сарае с частично разрушенной крышей. Слева была сгоревшая ферма.

Остановив машину под нависающими ветками, Гейст заглушил двигатель.

«Мы должны позаботиться о всех раненых». Мы уже потеряли много хороших людей.

— Все к выходу! — приказал Хоффман, стуча костяшками пальцев по задней части кабины.

Как только все вышли, Гейст оценил нанесенный ущерб:

— За сегодняшнюю отвагу вы все будете награждены Рыцарскими крестами. Мы должны…

Его прервал резкий крик на немецком:

.

Стой! Hände hoch! 4
Стоять! Руки вверх! (немецкий)

Десятка людей, ощетинившихся оружием, вышла из-за кустов и сарая.

— Никого не двигайте! — приказал тот же голос, который принадлежал высокому американцу с автоматом Томпсона в руках.

Понимая, что его команда находится в безвыходном положении, Гейст поднял руки. Хоффман и два последних члена его команды последовали его примеру, опустив руки и подняв руки.

Все было кончено.

Пока американцы обыскивали Хоффмана и остальных, из темной двери сарая появился одинокий мужчина, приблизился к Гейсту и прицелился из пистолета 45 калибра ему в грудь.

«Свяжите его», — приказал он одному из своих подчиненных.

Пока запястья Гейста ловко стягивали веревкой, пленник схватил его и заговорил с печальным южным выговором:

— полковник Эрни Дункан, 101-й десантник. Вы говорите по-английски?

— С кем мне приятно разговаривать?

Schweinhund 5
Собака свинья (нем.).

— С презрительной ухмылкой бросил Гейст.

«Сынок, я совершенно уверен, что твое имя неверно». Как я полагаю, это инсинуация в мою сторону. Что ж, давай называть тебя Фриц. Мы с тобой разговариваем. Будет ли разговор приятным или отвратительным, зависит от вас … Лейтенант Росс, — обратился американский полковник к одному из своих людей, — положил остальных троих обратно в кузов грузовика и подготовил их к транспортировке. «Попрощайся со своей командой, Фриц.

Обернувшись к своему народу, Гейст рявкнул:

.

Für das Vaterland! 6
За Родину! (немецкий)

Американские солдаты загнали диверсантов в кузов грузовика, а полковник Дункан сопроводил Гейста в сарай.Войдя внутрь, он закрыл двери и широким жестом подметал кучи сена и кучи навоза.

«Извини за такую ​​жалкую обстановку, Фриц».

Обернувшись к нему, Гейст улыбнулся:

«Я тоже чертовски рад тебя видеть, Дункан».

«А ты, мой друг … Как это было?» Нашли то, что искали?

— Я за пазухой. Как бы то ни было, немцы боролись за это как в аду. Блетчли горит. Но где-то через неделю взлетает и работает.

— Рад это слышать. — Дункан с лезвием бритвы спас его от пут на запястьях. — Как вы планируете дальше разыгрывать ситуацию?

— У меня в паховой кобуре спрятан маленький маузер. — Встав, Гейст потер запястья, размотал с шеи платок и сложил его в толстый квадрат. Затем он засунул руку перед штанами и вытащил ружье. — Где черный ход? — Он посмотрел через плечо.

«За теми старыми стойлами для лошадей», — указал Дункан.- За сараем никого нет, поэтому ваш побег останется незамеченным. Но ведь надо все представить достаточно убедительно. От души ударишь меня. Помните, мы, американцы, сильные люди.

«Дункан, мне не нравится эта идея …»

«Военная необходимость, дружище». Когда мы вернемся в Штаты, ты сможешь купить мне коробку шотландского.

Гейст пожал руку полковнику.

Бросив пистолет 45-го калибра, Дункан усмехнулся.

— Ой, смотрите, вы меня обезоружили.

— Мы, немцы, в этом отношении люди хитрые.

Затем Дункан натянул тунику на грудь так, что пуговицы буквально забрызгали соломенный пол.

— А вот и бой.

«Хорошо, Дункан, хватит». Поверните голову. Я опечалю твое ухо. Когда вы проснетесь, у вас будет шишка от бейсбольного мяча и дикая головная боль, но вы просили об этом.

— Верно. Береги себя там. — Полковник сжал Гейста предплечье. «Это не короткая поездка в округ Колумбия.”

Как только Дункан отвернулся, на лице Гиста промелькнула тень вины. Но он понимал, что это еще нужно сделать.

Прижимая сложенный шарф к багажнику маузера, Гейст прижал его к уху Дункана. Полковник немного вскочил.

«Эй, ты что …»

Гейст нажал на курок. Со звуком резкой пощечины пуля пробила череп его друга, откинув голову Дункана, и его тело упало лицом вниз на землю.

«Мне очень жаль, друг мой», — Гейст посмотрел вниз.- Как вы недавно сказали, военной необходимости . Если это облегчает вам задачу, вы просто изменили мир.

Сунув пистолет в карман, он направился к задней двери сарая и исчез в туманной ночи, наконец став … настоящим призраком.

Sigma Squad — 10
* * *

Всем четвероногим воинам в мире … И тем, кто вместе с ними служит. Спасибо за вашу самоотдачу и службу.

Благодарности

Многие люди, которые присоединились к нам с Грантом в этом путешествии с Такером и его верным товарищем Кейном.Я благодарен всем вам за вашу помощь, критику и поддержку.

Прежде всего, я должен поблагодарить группу моих критиков, которые были со мной все эти много-много лет: Салли Энн Барнс, Криса Кроу, Ли Гарретт, Джейн О’Рива, Денни Грейсона, Леонарда Литтла, Джуди Прей , Кэролайн Уильямс, Кристиан Райли, Тодд Тодд, Крис Смит и Эми Роджерс.

И, как всегда, особая благодарность Стиву Преу за чудесные открытки … и Дэвиду Сильвиану, который всегда прикрывает мою спину!

Всем в HarperCollins, кто помогает мне сиять: Майкл Моррисон, Лиат Стелик, Дэниел Бартлетт, Кейтлин Кеннеди, Джош Марвелл, Линн Грейди, Ричард Акван, Том Эгнер, Шон Николлс и Ана Мария Алесси.

И наконец, конечно, особая благодарность моему редактору за талант (и безграничное терпение) — Лиссе Койш — и ее коллеге Ребекке Лукас, а также моим агентам Расс Галену и Дэнни Барору (включая его выдающуюся дочь Хизер Барор). И, как всегда, я должен подчеркнуть, что все ошибки в фактах или деталях в этой книге ложатся исключительно на мои плечи. Надеюсь, их не так много ….

Пролог

Весна 1940 года

Бакингемшир, Англия

Очень немногие представители абвера — военной разведки Третьего рейха — знали его настоящее имя или, по крайней мере, его намерения здесь, на британской земле.Шпион действовал под кодовым именем Geist — Geist , что в переводе с немецкого означает «призрак», и провал для него был немыслим.

Он лежал на животе в грязной канаве, и лицо его уколол матовый рогоз. Игнорируя полуночный мороз, ледяные порывы ветра, боль в онемевших конечностях, он полностью сосредоточился на картине, которую он видел в окуляры бинокля, прижатого к его глазам.

Он и данное ему повеление лежали на берегу небольшого озера. В сотне ярдов от них, на противоположном берегу, темными силуэтами возвышались величественные сельские особняки, только кое-где окрашенные редкими полосами серебристого и желтоватого света, пробивающимися сквозь плотные затемненные занавески.И все же он различал спирали из колючей проволоки, укрепленные на вершине садовой ограды одного особняка.

Блетчли-Парк.

У этого места также было кодовое обозначение: Станция X.

Этот, казалось бы, скромный фермерский дом скрыл операцию британской разведки, совместно начатую МИ-6 и Государственной школой кодов и шифров. В серии деревянных лачуг, построенных на этих идиллических акрах, силы союзников собрали величайших математиков и криптографов со всей планеты, в том числе одного человека — Алана Тьюринга, который на десятилетия опередил своих коллег.Целью станции X было взломать немецкий военный кодекс Enigma, используя инструменты, созданные гениями, собравшимися здесь. Эта группа уже преуспела в производстве электромеханического декодера под названием Bomb, и ходили упорные слухи, что новый проект по созданию Колосса, первого программируемого электрического компьютера, находится в самом разгаре.

Но сегодня уничтожение этих устройств не входило в их планы.

Корчевский Юрий

Медаль разведчику.«За отвагу»

© Корчевский Ю.Г., 2017

© ООО «Издательский дом Яуза», 2017

© ООО «Издательский дом« Е », 2017

* * *

Глава 1. Катерник

Игорь еще не успел осознать и порадоваться, что однажды вернулся, не в больнице, а в стоматологическом кабинете. Но оказалось — на секунду он вернулся только один раз. Выйдя из воды, он вдохнул воздух и снова на глубину. Кстати, он упомянул воду.Ведь это как — хрен напрасно упомянет, он появится. А теперь вокруг темно, сыро, на лицо падают большие капли воды. Только не дожди. Он лежит на стальной палубе, по ней неглубокая вибрация от работающих двигателей, слышен рев моторов в корме. И ветер в лицо, корабль идет полным ходом. Я понял, что меня везут после сотрясения мозга или ранения в Пиллау. Там взорвалась немецкая артиллерийская башня. Однако есть некоторая странность. Пиллау на Балтике. Море так не пахнет — соль, йод, водоросли у берегов.

Нигде не больно. Поднял голову, ощупал рукой свое тело, ноги. Все в порядке, перевязок нет. И форма на нем морская, как и положено морской пехоте. Но почему он на палубе, что это за корабль? Куда он идет и почему? Братья должны быть рядом. Морпехи их не бросают.

Внезапно звук выхлопа изменился. Утих не рев, а бульканье газов за кормой. И обороты двигателя упали. Да, они это делают, когда нужно незаметно подойти к вражескому берегу.Командир или стартовый командир снимает скорость, выставляет «малый вперёд» и переносит выхлоп двигателя под воду.

Игорь сел, огляделся. Рядом, в метре, танковая башня, аналогичная той, что использовалась на Т-34. Немецкие танки имеют угловатые башни, рубленые формы и круглую командирскую башню наверху. Разница очевидна, не перепутаешь. Однако с обеих сторон на приличном расстоянии видны темные полосы. Берега!

Оказывается, он не в море, а на реке.

Ни один моряк не сказал бы — плавание. А моряки ходят по морю на кораблях, это давно принято.

Игорь лихорадочно соображал, что делать. Здесь мне удалось попасть в лодку. Судно небольшое, экипаж небольшой, самостоятельно не сойдет. А если есть посадка, то несколько человек.

Все друг друга знают в лицо, из другого подразделения не солгать.

Металл тихо лязгнул, на палубу поднялись три темные фигуры. Одна в кепке, по форме пуговицы слегка поблескивают.А еще двое в камуфляжных костюмах, на груди «папы», как называли солдат на фронте ППШ, висят. За сидорами. Игорь сразу понял, что разведгруппа готовится к рейду.

Лодка — это просто средство доставки.

Настал самый острый момент. Это будет обнаружено со секунды до секунды. Лучше показать себя. Игорь встал, тихонько закашлялся, привлекая к себе внимание.

— Кто там? — тихо спросили они, явно опасаясь громкого разговора.

«Морской Катков», — так же тихо ответил Игорь.

— Как ты сюда попал? Мне!

Человек в фуражке явно был командиром, как только он приказал. Так что — я имел право. И он точно не был разведчиком. В разведку в фуражке не ходят; они надевают кепки, причем часто не свои, а немецкие.

— Как ты это получил?

— По лестнице.

Командир наклонился, понюхал:

— Вы выпили?

«Вовсе нет.”

— Иди в каюту, по прилету разберусь, слюнявка!

«Слога» в армии — любимое слово. Игорю удалось сделать пару шагов на корму. С немецкого побережья они вели пулеметный рубеж. Лодка на воде — заметная цель. Окрашен, как и все военные корабли, шаровой краской, темно-серого цвета. Он сливается с водой, с берегом. Человеческий глаз устроен так, что замечает движущиеся объекты. Так что дежурный пулеметчик заметил движение на воде.Пули попали в легкобронированные борта, артиллерийскую башню. Игорь и разведчики упали на палубу, а командир упал, раскинув руки. Шапка с крабом откатилась к доске. С берегов Германии реактивными установками было выпущено сразу несколько осветительных ракет. Они поднялись, спрыгнули с парашютом. Яркий смертоносный бледный свет заливал реку с лодкой. Рулевой резко добавил газа, перевел выхлоп из подводного в воздух. Подводные выхлопы не дают мотору полноценно дышать, брать мощность.Зачем прятаться, если лодка обнаружена? Теперь главная задача — покинуть линию огня. На воде не спрятаться, как на земле в окопе. Лодка начала разгоняться, еще не планируя, но курс был разработан. Между рубкой и кормой на постаменте находился крупнокалиберный пулемет ДСК. Один из моряков открыл ответный огонь. Попал он или нет, но немецкий пулемет замолчал. Игорь лежал на палубе, недоумевая, как руль отличает фарватер? Можно легко забежать в отмель, поставить корабль на брюхо.У немцев будет подарок, если они увидят советский катер с рассветом перед носом! Лодка описывала зигзаги, удаляясь от места боевого соприкосновения.

Игорь тогда не знал, что судьба забросила его на речной катер проекта 1125. Катер был маленьким, с расчетом на быструю пересадку на железнодорожные платформы. Было два двигателя, оба лендлизовские. В одном варианте — «Паккард» по тысяче двести лошадиных сил в каждом. В другом — «Калл Скотт» — по восемь сотен, так что скорость могла развить приличную — до 18 узлов.Для небольших размеров вооружение было приличным — перед рубкой располагалась башня танка с 76-мм пушкой Ф-34 и спаренным с ней 7,62-мм пулеметом. А за рубкой — одна или спаренная, установленная на тумбе с круговым обстрелом ДШК калибра 12,7 мм. В конце войны лодки этого проекта переоборудовали в ракетные, для пуска снарядов М-8, которыми стреляла «Катюша».

Борта, палуба и рубка были пуленепробиваемыми. Экипаж небольшой, 9-10 человек.

И Игорь сел на одну из лодок Днепровской флотилии второго строя.В его состав входили десять бронекатеров, 32 полупланера, 10 сторожевых катеров, 40 речных тральщиков, 3 зенитных дивизиона и одно плавучее 100-мм орудие. Флотилия действовала под командованием контр-адмирала В.В. Григорьева на Днепре, Березине, Припяти, Западном Буге, а затем на Висле, Одере и Шпрее. Основными задачами были переброска войск, помощь войскам в преодолении водных преград, высадка и возвращение разведывательных групп. Часто, особенно в районах, насыщенных реками, водные преграды становятся разделительной линией между противоборствующими сторонами, водно-нейтральной полосой.

Стрельба по катеру прекратилась. Лодка притормозила, перевела выхлоп на воду, пришвартовалась к нашему берегу. Наверняка немцы уже передали по радио про русский катер.

Разведчики, лежавшие на палубе рядом с Игорем, заговорили.

— Началась вылазка.

— Командир взвода сказал — на лодке надо, спокойно.

— Иди разберись в темноте, немцы там или наши.

Советские части захватили плацдармы на немецком берегу, пусть и небольшие, но ценой больших усилий, но облегчили форсирование нашего Днепра.Но справа, на немецком побережье, в другом месте — полоска волос. Есть немецкий отдел, потом небольшой — наш. Ситуация быстро менялась. У немцев не хватило боеспособных частей, чтобы остановить наши наступающие войска. После Курской дуги и последующих наступательных операций Красной Армии немцы все время отступали, теряли инициативу и переходили к обороне на всех фронтах.

Несколько матросов вышли из кабины, спрятавшись за пулеметным шкафом, рулевой рубкой, перешли по правому борту на убитого командира, подняли их и унесли.

— Что будем делать? — сказал один из разведчиков. — Вернемся без языка — ПНС по разведке голову ему оторвет.

— Командир лодки знал место посадки, теперь он убит.

— Надо приземлиться, есть порядок.

— Да знаю, спорить? Только от взвода осталось семь человек.

Один из разведчиков, по всей видимости, старший, вошел в рубку. Уходило драгоценное темное время, надо было что-то решать, все-таки на посадку договорились.Луна ушла за облака, все предметы вокруг были еле видны, точнее угадывались.

Лодка на малой скорости с подводным выхлопом пересекла реку. Лодка не подошла к берегу, остановилась на трех-четырех метрах. Разведчикам плохо, надо прыгать в воду, форма промокнет, переодеться и просохнуть невозможно.

Рулевой вышел из рулевой рубки. После смерти полководца он остался за старцем.

— В четыре часа приду сюда, как вы видите или слышите, подайте сигнал фонариком — трижды моргните синим цветом.

— помню, уже обсуждали.

— Если нет времени, завтра в то же время.

Разведчики, цепляясь за боковую ограду, осторожно спустились в воду. Если прыгнуть — будет шумный всплеск. Первый получился хорошо, на сундуке была вода, сразу двинулся к берегу, цепляясь за низко свисающие ветки ивы и поскользнувшись.

Второй не повезло, отпустил руки и ушел под воду. У лодки уже «маленький задник» начали отрабатывать.Но разведчика не видно. Либо я попал в глубокий водоворот, но груз не вылез наружу, либо я не умел плавать, либо, может быть, в него попала безумная пуля. Хотя Игорь не слышал выстрелов с близкого расстояния. Решение пришло сразу. Игорь переправился за борт, «солдат» упал. Пара мощных ударов, и он над тем местом, где второй разведчик ушел под воду. Он вдохнул воздух в легкие, нырнул, ничего не было видно, только бульканье было слышно из подводного выхлопа двигателей лодки.

НОВЫЙ военно-фантастический боевик от автора бестселлера «Мы из Бреста». Наш современник, боевой офицер, снова меняет историю Великой Отечественной войны. Зима 1942/1943 года. Войска 1-й танковой армии Клейста стремятся к Грозному, Нальчику и Владикавказу. Однако их ждет неприятный сюрприз. Прочее …

Фарход Хабибов Историческая фантастика

Правду говорят: пограничники не бывшие. Если в наше время вы служили срочным на таджикско-афганской границе, то потерпев неудачу в 1941 году, вы должны быть лейтенантом погранвойск НКВД и носить зеленую фуражку.Только не рассчитывайте на легкие и быстрые победы в романах о «однополчанах» …

Сергей Мишенёв Историческая фантастика Историческая фантастика. Эпоха империй

Франция, начало ХХ века. В небольшую провинциальную школу фехтования поступает новый ученик. Поначалу он не блещет навыками или способностями к обучению, но с его внешностью вокруг школы фехтования происходят странные события. Масоны, представители Ватикана … И когда загадка и большой поли сойдутся вместе…

Георгий Савицкий Историческая фантастика Военно-историческая фантастика

Во время операции по захвату террористов из «национального батальона» в Донецке боец ​​спецназа Госбезопасности ДНР Виктор Ракитин подорвался на мине, но его сознание перенесено 80 лет назад, в г. разгар боев за город Стальной и нет. Виктор привык к войне и борьбе с вражескими диверсантами, но в 1941 году было …

Валерий Шмаев Историческая фантастика Военно-историческая фантастика

Виктор Егоров — простой офицер спецназа ГРУ.Покалечившись в 1941 году, он начал делать то, что умел — уничтожать врага. А попутно выучил целый выводок молодых «волчонок» — молодых парней и девушек, освобожденных из фашистского плена. На что способны вчерашние советские школьники, вооруженные пистолетами из дикой местности …

Юрий Корчевский Историческая фантастика Игровое кино Ю. Корчевский

Лучший воздушный боевик от признанного мастера жанра. Наш современник сражается с «мессерами» на Великой Отечественной войне.Совершив вынужденную посадку в июле 1941 года, летчик из будущего проходит все круги неба; горит в поврежденном Пе-2 и прорывается к своим из немецкого тыла, сражается …

Юрий Корчевский Историческая фантастика Атаман

ЭРТАУЛ — так в Московском царстве называют передовой кавалерийский разведывательный полк, который всегда идет в авангарде царской армии и где отбираются только лучшие из лучших. А наш современник, брошенный пятьсот лет назад, заслужит чести стать губернатором этого элитного подворья! Он спасет российскую армию…

Владислав Морозов Боевая фантазия Военно-историческая фантастика

Продолжение бестселлера «Война 2020. На запад». Вы тоже должны уметь проигрывать, но в НАТО слишком много горячих целей, и один хороший «урок» не может их остудить. Они хотят небольшой, но эффектной мести. И хотя после поражения под Калининградом возможностей не так много …

Глеб Бобров Историческая фантастика Враг у ворот. Научная фантастика ближнего боя

Эту книгу не зря называют пророческой.Этот бестселлер, впервые опубликованный 8 лет назад, предсказал нынешнюю войну на Украине, зверства киевских карателей и героическое сопротивление Новороссии с поразительной точностью — поэтому язык не решается назвать роман «фантастическим». Это большой …

Юрий Корчевский Историческая фантастика Героическая фантастика

Офицер российской гвардии лейтенант Илья Миронов едет с бойцами своего спецподразделения на полигон для отработки метания боевых гранат.Один из молодых солдат бросает под ноги гранату, и лейтенант прикрывает парня от осколков своим телом … А после взрыва Миронов приходит в себя от грохота двигателей — ми .

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *