Русские классики и их произведения: Произведения российских писателей читать онлайн бесплатно. Скачать художественные книги русских авторов бесплатно на портале «Культура.РФ»

Содержание

список лучших произведений. Значение русской классической литературы

Ищете, что почитать? Данная проблема актуальна как и для тех, кто редко читает, так и для заядлых книгочеев. Всегда возникают такие моменты, когда хочется открыть для себя что-то новое: найти интересного автора или познакомься с необычным для себя жанром.

Если ваши любимые авторы давно не выпускают новых произведений или же вы просто новичок в литературном мире, наш сайт поможет вам найти лучших современных писателей . Давно известно, что при выборе чтения отличным способом всегда являлись рекомендации друзей или знакомых. Вы всегда можете начать с лучших писателей, чтобы выработать собственный вкус и понять свои литературные предпочтения. Однако если ваши друзья не читают или ваши вкусы кардинально разнятся, вы можете воспользоваться сайтом КнигоПоиск.

Выяви самых популярных авторов книг

Именно здесь каждый может оставить отзыв о прочитанной книге, поставить ей оценку, тем самым составляя специальный список «Самые популярные писатели ».

Разумеется, окончательный вердикт всегда остается за вами, однако если множество людей считают произведение хорошим, есть вероятность, что оно понравится и вам.

В данном разделе собраны популярные современные писатели , которые получили высшую оценку от пользователей ресурса. Удобный интерфейс поможет вам разобраться в литературе и станет первым шагом, чтобы структурировать в голове весь этот необъятный мир.

Лучшие авторы книг: выбери своего

На нашем сайте вы можете не только руководствоваться мнением других о лучших авторах книг , но и сделать свой вклад в формирование и наполнение этого списка. Это очень просто. Голосуй за авторов, которых считаешь гениальными, и впоследствии они тоже войдут в топ популярных писателей. Приобщайте людей к прекрасному вместе с нами! Популярные авторы книг ждут вас!

4.06.2019 в 13:23 · VeraSchegoleva · 22 660

Существует мнение, что классические уже не актуальны, ведь у нового поколения совершенно иные идеалы и жизненные ценности. Люди, которые так считают, глубоко заблуждаются.

Классика – это лучшее, что создано за всю историю . Она воспитывает вкус и нравственные понятия.

Эти книги способны перенести читателя в прошлое, познакомить его с историческими событиями. Даже если не брать во внимание все эти преимущества, стоит отметить, что читать классические произведения безумно интересно.

Каждый гражданин страны должен познакомиться с главными произведениями, созданными его соотечественниками. В России довольно много талантливых авторов.

В этой статье речь пойдет о самых известных русских писателях . Их произведения – литературное богатство нашей страны.

10. Антон Чехов

Известные произведения: «Палата №6», «Человек в футляре», «Дама с собачкой», «Дядя Ваня», «Хамелеон».

Свою творческую деятельность писатель начинал с юмористических рассказов. Это были настоящие шедевры. Он высмеивал людские пороки, заставляя читателей обратить внимание на свои недостатки.

В 90-е годы XIX века он отправляется на остров Сахалин, концепция его творчества меняется. Теперь его произведения о человеческой душе, о чувствах.

Чехов – талантливый драматург. Его пьесы критиковали, не всем они приходились по душе, но Антона Павловича этот факт не смущал, он продолжал заниматься любимым делом.

Самое важное в его пьесах – это внутренний мир героев. Творчество Чехова – это уникальное явление в русский литературе, за всю ее историю никто не создавал ничего подобного.

9. Владимир Набоков


Годы жизни: 22 апреля 1899 – 2 июля 1977.

Самые популярные произведения: «Лолита», «Защита Лужина», «Дар», «Машенька».

Произведения Набокова нельзя назвать традиционной классикой, их отличает неповторимый стиль. Его называют писателем-интеллектуалом, в его творчестве главная роль принадлежит воображению.

Писатель не придает значения реальным событиям, он хочет показать душевные переживания героев. Большинство его персонажей – непонятые гении, одинокие и страдающие.

Настоящим в литературе стал роман «Лолита». Изначально Набоков написал его на английском, но решил заняться переводом для русскоязычных читателей. Роман до сих пор считается эпатажным, даже несмотря на то, что современный человек не отличается пуританскими взглядами.

8. Федор Достоевский

«Преступление и наказание», «Братья Карамазовы», «Идиот».

Первые Достоевского имели грандиозный успех, но писатель был арестован за политические взгляды. Федор Михайлович увлекался утопическим социализмом. Назначили смертную казнь, но в последний момент заменили ее каторгой.

Этот период жизни оказал сильное влияние на психику писателя, от его социалистических идей не осталось и следа. Достоевский обрел веру и переосмыслил свое отношение к простому народу. Теперь героями его романов стали простые люди, которые попадали под влияние внешних обстоятельств.

Главное в его произведениях – психологическое состояние героев. Достоевскому удалось раскрыть природу самых разных человеческих эмоций: ярость, унижение, саморазрушение.

Произведения Достоевского известны во всем мире, но литературоведы до сих пор не могут прийти к единому мнению и найти ответы на многие вопросы относительно творчества этого писателя.

7. Александр Солженицын


Годы жизни: 11 декабря 1918 – 3 августа 2008.

«Архипелаг ГУЛАГ», «Один день из жизни Ивана Денисовича».

Солженицына сравнивают со Львом Толстым, даже считают его преемником. Он также любил правду и писал «солидные» произведения о жизни людей и о социальных явлениях, происходящих в обществе.

Писатель хотел обратить внимание читателей на проблемы тоталитаризма. Причем он описывал исторические события с разных ракурсов.

Читатель получает уникальную возможность понять, как относились к тому или иному историческому факту люди, которые находились по «разные стороны баррикад».

Отличительной особенностью его творчества называют документальность. Каждый его герой – это прототип реального человека. Солженицын не занимался литературным вымыслом, он просто описывал жизнь.

6. Иван Бунин


Годы жизни: 22 октября 1870 – 8 ноября 1953.

Наиболее известные произведения: «Жизнь Арсеньева», «Митина любовь», «Темные аллеи», «Солнечный удар».

Свой творческий путь Бунин начинал как поэт. Но, пожалуй, известным его сделала проза. Он любил писать о жизни , о буржуазии, о любви, о природе.

Иван Алексеевич понимал, что прежнюю жизнь уже не вернуть, он очень сожалел об этом. Бунин ненавидел большевиков. Когда началась революция, он вынужден был покинуть Россию.

Его произведения, написанные за границей, пропитаны тоской по Родине. Бунин стал первым писателем, который получил Нобелевскую премию в области литературы.

5. Иван Тургенев


Годы жизни: 9 ноября 1818 – 3 сентября 1883.

Самые знаменитые произведения: «Отцы и дети», «Записки охотника», «Накануне», «Ася», «Муму».

Творчество Ивана Сергеевича можно разделить на три периода. Первые его произведения наполнены романтикой. Он писал и стихи, и прозу.

Второй этап – «Записки охотника». Это сборник рассказов, в котором раскрыта тема крестьянства. «Записки» стали причиной, по которой Тургенева отправили в в родовое поместье. Властям сборник не пришелся по вкусу.

Третий период – самый зрелый. Писатель заинтересовался философскими темами. Он начал писать о любви, смерти, долге. В этот период создан роман «Отцы и дети», который полюбился не только российским, но и заграничным читателям.

4. Николай Гоголь


Годы жизни: 1809 – 4 марта 1852.

Самые известные произведения: «Мертвые души», «Вий», «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Ревизор», «Тарас и Бульба».

Заинтересовался литературой еще в студенческие годы. Первый опыт не принес ему успеха, но он не сдался.

Сейчас сложно описать его творчество. Произведения Николая Васильевича многогранны, не похожи друг на друга.

Один из этапов – «Вечера на хуторе близ Диканьки». Это повести на тему украинского фольклора, имеют сходство со сказками, читатели их очень любят.

Еще один этап – пьесы, писатель высмеивает современную ему действительность. «Мертвые души» — сатирическое произведение о русской бюрократии и крепостном праве. Эта книга принесла Гоголю большую известность за рубежом.

3. Михаил Булгаков


Годы жизни: 15 мая 1891 – 10 марта 1940.

Самые известные произведения: «Мастер и Маргарита», «Собачье сердце», «Белая гвардия», «Роковые яйца».

Имя Булгакова неразрывно связано с романом «Мастери и Маргарита». Эта книга не принесла ему популярности при жизни, но сделала его знаменитым после смерти.

Это произведение вызывает у читателей в России и за границей. Здесь есть место сатире, присутствуют элементы фантастики и любовная линия.

Во всех своих произведениях Булгаков стремился показать истинное положение вещей, недостатки действующей системы власти, грязь и фальшь мещанства.

2. Лев Толстой


Годы жизни: 9 сентября 1828 – 20 ноября 1910.

Самые известные произведения: «Война и мир», «Анна Каренина», «Семейное счастье».

Русская литература у иностранцев ассоциируется с именем Льва Николаевича Толстого. Этого великого писателя знают во всем мире.

Романы «Война и мир», и «Анна Каренина» не нуждаются в представлении. В них Лев Николаевич описывает жизнь русского дворянства.

Конечно, его творчество очень многогранно. Это , дневники, статьи и письма. Его произведения до сих пор не потеряли актуальности, и вызывают острый интерес у читателя, потому что он затрагивает важные вопросы, которые будут волновать человечество во все времена.

1. Александр Пушкин


Годы жизни: 26 мая 1799 – 29 января 1837.

Самые произведения: «Евгений Онегин», «Дубровский», «Кавказский пленник», «Песнь о вещем Олеге».

Называют величайшим литератором всех времен и народов. Свое первое стихотворение он написал, когда ему исполнилось 15.

Жизнь Александра Сергеевича была очень коротка, но за это время он успел написать множество стихов и не только. В этом же списке есть пьесы, проза и драматургия и даже сказки для детей.

(оценок: 52 , среднее: 4,00 из 5)

В России литература имеет свое направление, отличающееся от любого другого. Русская душа загадочна и непонятна. Жанр отражает в себе и Европу, и Азию, поэтому лучшие классические русские произведения необыкновенны, поражают душевностью и жизненностью.

Главное действующее лицо — душа. Для человека не важно положение в обществе, количество денег, ему важно найти себя и свое место в этой жизни, найти истину и душевное равновесие.

Книги русской литературы объединены чертами писателя, владеющим даром великого Слова, полностью посвятившим себя этому искусству литературы. Лучшие классики видели жизнь не плоско, а многогранно. Они писали о жизни не случайных судеб, а выражающих бытие в его самых уникальных проявлениях.

Русские классики настолько разные, с разными судьбами, но объединяет их то, что литература признана школой жизни, способом изучения и развития России.

Русская классическая литература создавалась лучшими писателями из разных уголков России. Очень важно то, где родился автор, ведь этого зависит его становление как личности, его развитие, а также это влияет на писательское мастерство. Пушкин, Лермонтов, Достоевский родились в Москве, Чернышевкий в Саратове, Щедрин в Твери. Полтавщина на Украине — родина Гоголя, Подольская губерния – Некрасова, Таганрог – Чехова.

Три великих классика, Толстой, Тургенев и Достоевский, были абсолютно непохожими друг на друга людьми, имели разные судьбы, сложные характеры и великие дарования. Они сделали огромный вклад в развитие литературы, написав свои лучшие произведения, которые до сих пор будоражат сердца и души читателей. Эти книги должен прочитать каждый.

Еще одно важное отличие книг русской классики – высмеивание недостатков человека и его образа жизни. Сатира и юмор – главные черты произведений. Однако многие критики говорили о том, что это все клевета. И лишь настоящие ценители видели, насколько персонажи одновременно и комичны, и трагичны. Такие книги всегда цепляют за душу.

У нас вы можете найти лучшие произведения классической литературы. Вы можете скачать бесплатно книги русской классики либо читать онлайн, что очень удобно.

Представляем вашему вниманию 100 лучших книг русской классики. В полный список книг вошли самые лучшие и запоминающиеся произведения русских писателей. Данная литература известна каждому и признана критиками со всего мира.

Конечно, наш список книг топ 100 – всего лишь небольшая часть, собравшая в себя лучшие работы великих классиков. Его можно продолжать очень долго.

Сто книг, которые должен прочитать каждый, чтобы понять не только то, как раньше жили, какие были ценности, традиции, приоритеты в жизни, к чему стремились, а узнать в целом, как устроен наш мир, насколько светлой и чистой может быть душа и как она ценна для человека, для становления его личности.

В список топ 100 вошли самые лучшие и самые известные работы русских классиков. Сюжет многих из них известен еще со школьной скамьи. Однако, некоторые книги трудно понять в юном возрасте, для этого нужна мудрость, которая приобретается с годами.

Конечно, список далеко не полный, его можно продолжать бесконечно. Читать такую литературу – одно удовольствие. Она не просто чему-то учит, она кардинально меняет жизни, помогает осознать простые вещи, которые мы порой даже не замечаем.

Надеемся, наш список книг классики русской литературы пришелся вам по душе. Возможно, вы уже что-то читали из него, а что-то нет. Отличный повод составить свой личный список книг, свой топ, которые вы бы хотели прочитать.

Русские писатели и поэты, чьи произведения считаются классикой, на сегодняшний день имеют мировую известность. Произведения этих авторов читают не только на их родине — России, но и во всем мире.

Великие русские писатели и поэты

Известный факт, который доказан историками и литературоведами: лучшие произведения русской классики были написаны в период Золотого и Серебряного веков.

Фамилии русских писателей и поэтов, которые вошли в число мировой классики, известны каждому. Их творчество навсегда осталось в мировой истории, как немаловажный элемент.

Творчество русских поэтов и писателей «Золотого века» является рассветом в русской литературе. Множество поэтов и прозаиков развивали новые направления, которые в последующем стали все чаще использоваться в будущем. Русские писатели и поэты, список которых можно назвать бесконечным, писали о природе и любви, о светлом и непоколебимом, о свободе и выборе. В литературе Золотого, как и позже Серебряного века, отражаются отношения не только писателей к историческим событиям, но и всего народа в целом.

И сегодня, глядя сквозь толщу веков на портреты русских писателей и поэтов, каждый прогрессивный читатель понимает, насколько яркими и пророческими были их произведения, написанные не один десяток лет назад.

Литература подразделяется на множество тематик, которые ложились в основу произведений. Говорили русские писатели и поэты о войне, о любви, о мире, открываясь полностью перед каждым читателем.

«Золотой век» в литературе

«Золотой век» в русской литературе начинается в девятнадцатом веке. Главным представителем этого периода в литературе, а конкретно — в поэзии, стал Александр Сергеевич Пушкин, благодаря которому свое особое очарование приобрела не только русская литература, но и вся русская культура в целом. Творчество Пушкина содержит в себе не только поэтические произведения, но прозаические повести.

Поэзия «Золотого века»: Василий Жуковский

Начало этому времени положил Василий Жуковский, который стал для Пушкина учителем. Жуковский открыл для русской литературы такое направление, как романтизм. Развивая это направление, Жуковский писал оды, получавшие широкую известность своими романтическими образами, метафорами и олицетворениями, легкость которых не было в направлениях, использовавших в русской литературе прошлых лет.

Михаил Лермонтов

Еще одним великим писателем и поэтом для «Золотого века» русской литературы стал Михаил Юрьевич Лермонтов. Его прозаическое произведение «Герой нашего времени» получило в свое время огромную известность, потому как описывало российское общество таким, каким оно было в тот период времени, о котором пишет Михаил Юрьевич. Но еще больше полюбились всем читателям стихотворения Лермонтова: грустные и печальные строки, мрачные и порой жуткие образы — все это удавалось поэту написать настолько чутко, что каждый читатель и по сей день способен прочувствовать то, что волновало Михаила Юрьевича.

Проза «Золотого века»

Русские писатели и поэты всегда отличались не только своей необыкновенной поэзией, но и прозой.

Лев Толстой

Одним из самых значительных писателей «Золотого века» стал Лев Николаевич Толстой. Его великий роман-эпопея «Война и мир» стал известен на весь мир и входит не только в списки русской классики, но и мировой. Описывая жизнь российского светского общества во времена Отечественной войны 1812-ого года, Толстой сумел показать все тонкости и черты поведения петербуржского общества, которое долгое время с начала войны будто не участвовало во всероссийской трагедии и борьбе.

Еще одним романом Толстого, который и сегодня читают и за рубежом, и на родине писателя, стало произведение «Анна Каренина». История о женщине, всем сердцем полюбившей мужчину и прошедшей ради любви небывалые трудности, а вскоре и потерпевшей предательство, полюбилась всему миру. Трогательная повесть о любви, которая порой способна сводить с ума. Печальный конец стал для романа уникальной особенностью — это было одно из первых произведений, в котором лирический герой не просто умирает, а преднамеренно прерывает свою жизнь.

Федор Достоевский

Кроме Льва Толстого, также значительным писателем стал Федор Михайлович Достоевский. Его книга «Преступление и наказание» — стало не просто «Библией» высоконравственного человека, обладающего совестью, но и своеобразным «учителем» для того, кому предстоит сделать сложный выбор, заранее предусмотрев все исходы событий. Лирический герой произведения не просто принял неверное решение, которое его погубило, он взял на себя множество мучений, которые не давали ему покоя ни днем, ни ночью.

В творчестве Достоевского также присутствует произведение «Униженные и оскорбленные», которое с точностью отражает всю сущность человеческой натуры. Несмотря на то, что прошло много времени с момента написания, те проблемы человечества, который описал Федор Михайлович, и на сегодняшний день являются актуальными. Главный герой, видя все ничтожество человеческой «душонки», начинает чувствовать отвращение к людям, ко всему, чем гордятся люди богатых слоев, имеющие огромное значение для общества.

Иван Тургенев

Еще одним великим писателем русской литературы стал Иван Тургенев. Писавший не только о любви, он затрагивал важнейшие проблемы окружающего мира. Его роман «Отцы и дети» четко описывают отношения между детьми и родителями, которые остаются точно такими же и сегодня. Недопонимание между старшим поколением и молодым является извечной проблемой семейных отношений.

Русские писатели и поэты: Серебряный век литературы

Серебряным веком в русской литературе принято считать начало двадцатого века. Именно поэты и писатели Серебряного века приобретают особую любовь со стороны читателей. Возможно, такое явление вызвано тем, что время жизни писателей более приближено к нашему времени, в то время как русские писатели и поэты «Золотого века» писали свои произведения, живя совсем по другим моральным и духовным принципам.

Поэзия Серебряного века

Яркими личностями, которые выделяют этот литературный период, стали, несомненно, поэты. Появилось множество направлений и течений поэзии, которые создались в результате разделения мнений по поводу действий российской власти.

Александр Блок

Мрачное и печальное творчество Александра Блока стало первым, которое появилось на данном этапе литературы. Все стихотворения Блока пронизаны тоской по чему-то необыкновенному, чему-то яркому и светлому. Самое известное стихотворение «Ночь. Улица. Фонарь. Аптека» отлично описывает мировоззрение Блока.

Сергей Есенин

Одной из самых ярких фигур Серебряного века стал Сергей Есенин. Стихотворения о природе, любви, быстротечности времени, своих «грехах» — все это можно найти в творчестве поэта. Сегодня нет ни одного человека, который не нашел бы стихотворение Есенина, способное понравиться и описать душевное состояние.

Владимир Маяковский

Если уж говорить о Есенине, то сразу хочется упомянуть Владимира Маяковского. Резкий, громкий, самоуверенный — именно таким был поэт. Слова, которые выходили из под пера Маяковского, и сегодня поражают своей силой — настолько эмоционально воспринимал все Владимир Владимирович. Кроме жесткости, в творчестве Маяковского, у которого в личной жизни не ладилось, существует и любовная лирика. История поэта и Лили Брик известна всему миру. Именно Брик открывала в нем все самое нежное и чувственное, а Маяковский взамен на это словно идеализировал и обожествлял ее в своей любовной лирике.

Марина Цветаева

Также на весь мир известна и личность Марины Цветаевой. Сама по себе поэтесса имела своеобразные черты характера, что сразу видно по ее стихотворениям. Воспринимая себя как божество, она даже в своей любовной лирике давала понять всем, что была она не из тех женщин, которые способны дать себя в обиду. Однако в своем стихотворении «Уж сколько их упало в эту бездну» она показала, насколько несчастлива была многие и многие годы.

Проза Серебряного века: Леонид Андреев

Большой вклад в художественную литературу сделал Леонид Андреев, который стал автором повести «Иуда Искариот». В своем произведении он немного иначе изложил библейскую историю предательства Иисуса, выставив Иуду не просто предателем, а человеком, страдающим от своей завистливости к людям, которые были всеми любимы. Одинокий и странный Иуда, находивший упоение в своих байках и россказнях, всегда получал только насмешки в лицо. Повесть рассказывает о том, насколько просто сломать дух человека и толкнуть его на любые подлости, если тот не имеет ни поддержки, ни близких людей.

Максим Горький

Для литературной прозы Серебряного века также важен вклад и Максима Горького. Писатель в каждом своем произведении скрывал определенную суть, поняв которую, читатель осознает всю глубину того, что волновало писателя. Одним из таких произведений стала небольшая повесть «Старуха Изергиль», которая делиться на три небольшие части. Три составляющие, три жизненные проблемы, три вида одиночества — все это тщательно завуалировал писатель. Гордый орел, брошенный в пучину одиночества; благородный Данко, отдавший свое сердце эгоистичным людям; старуха, искавшая всю свою жизнь счастья и любви, но так и не нашедшая, — все это можно встретить в пусть и небольшой, но крайне жизненной повести.

Еще одним важным произведением в творчестве Горького стала пьеса «На дне». Жизнь людей, которые находятся за гранью нищеты, — вот что стало основой пьесы. Описания, которые давал Максим Горький в своем произведении, показывают, насколько сильно даже совсем бедные люди, которым уже в принципе ничего не нужно, хотят просто быть счастливыми. Но счастье каждого из героев оказывается в разных вещах. Каждый из персонажей пьесы имеет свои ценности. Кроме того, Максим Горький писал о «трех правдах» жизни, которые можно применить в современной жизни. Ложь во благо; никакой жалости к человеку; правда, необходимая человеку, — три взгляда на жизнь, три мнения. Конфликт, который так и остается нерешенным, предоставляет каждому герою, как и каждому читателю, сделать свой выбор.

Знаминитые русские писатели и поэты

Как известно, русская классическая литература оказала огромное влияние на мир. До сих пор остаются актуальными произведения, которые написали в свое время русские писатели и поэты. Сейчас мы постараемся рассмотреть наиболее характерные черты, свойственные русской классической литературе, а также причины, оказавшие влияние на появление такого уникального явления.

Период становления русской классической литературы

Как отмечается многими историками и литературоведами, окончательным периодом становления русского художественного слова принято считать XVIII-XIX век, когда русская классическая литература сформировалась как некое мировоззренческое и эстетическое явление, выражавшее особенности исконно русского взгляда на мир.

Именно в этот период сложились социальные предпосылки для формирования русского художественного слова, которое, казалось бы, может воплотить в жизнь любые переживания. Именно в это время творили великие русские писатели и поэты. Их нетленные произведения и до сих пор изучаются не только, скажем, в России, но и во многих зарубежных странах.

Наследие русских литераторов просто огромно не только по своему объему, но и по культурной ценности. Посмотрите, ведь даже западный кинематограф сегодня переосмысливает многие жизненные ценности и снимает картины по таким известным произведениям русской классики, как «Анна Каренина», «Война и мир», «Преступление и наказание» и т. д.

И это мы уже не говорим о том, сколько было создано мультфильмов по мотивам сказок Пушкина, которые зачастую несли в себе не только художественное слово, но и огромную философскую нагрузку.

Духовные предпосылки

Вообще, касательно того, как развивалась русская классическая литература, можно отметить, что она отошла от западного бездушия и сформировавшейся в это время рассудительности. Главную роль здесь сыграла необъятная русская душа и христианские корни. Русские писатели и поэты старались изобразить в своих произведениях, так сказать, жизненную правду, жизнь народа, чувственность и бесхитростность русской души и переживания, ей свойственные.

Многие эксперты, к примеру И. А. Ильин, одним из главных факторов, повлиявших на развитие русского слова, называют православие. Ильин приводит свое понимание этого явления, считая, что это было озарение и умудрение, а «искусство в России родилось как действие молитвенное». Это и была та «поющая мудрость», которая оказала влияние на развитие всего литературного жанра в мировом понимании.

Развитие и влияние русской классики на мировую литературу

Русская классическая литература в общем и русские писатели и поэты в частности оказали огромное влияние на мировую литературу. Она была в то время совершенно не похожа на все то, что предлагалось западными державами.

Русские классики отошли от некой односторонности западного сентиментализма, просветительства или романтизма. Конечно, в произведениях можно встретить некоторые приемы, заимствованные из западной литературы, однако они использовались, так сказать, частично только для внешнего восприятия, никак не затрагивая самой сущности каждого литературного произведения.

Кроме того, многих литераторов того времени, особенно Ломоносова, Фонвизина или Державина, многие склонны сравнивать с Шекспиром, Рабле или Лопе де Вега, ставшими предвестниками западной эпохи Возрождения.

Творческие методы

Очень часто в исследованиях такого явления, как русская классическая литература, упоминается тот факт, что начало ее развития связывают еще с эпохой Петра I. Позже, в XIX веке, Пушкин, Лермонтов, Гоголь и их современники, как считается, довели русское художественное слово до совершенства и окончательно решили проблему национального самосознания.

Не секрет, что большое влияние на развитие русской классики оказала и Отечественная война 1812 года. Русские писатели и поэты о войне писали в то время очень много. Кто не знает «Бородино» М. Ю. Лермонтова или «Гусарские баллады» Дениса Давыдова, ставшего при жизни легендой? В творчестве многих из них основное предпочтение отдается простому народу, даже несмотря на то, что сами они вышли из дворянского сословия. Тот же Пушкин мог бы быть с декабристами на Сенатской площади.

Отдельно стоит отметить, что, несмотря на некий трагизм, встречающийся у многих классиков, очень часто можно встретить и явную едкую сатиру. Да взять хотя бы «Горе от ума» Грибоедова, «Ревизора» Гоголя или басни Крылова.

Русские писатели

Произведения русских писателей и поэтов заслуживают всяческого уважения. Это признано всем миром. Среди писателей трудно выделить кого-то одного, чьи заслуги перед Отечеством на литературном поприще превосходили бы других.

Однако считается, что наибольшее влияние на становление и развитие русской прозы оказали Болотов, Фонвизин, Карамзин, Жуковский, Грибоедов, Гоголь, Салтыков-Щедрин, Достоевский, Толстой, Герцен, Гончаров, Тургенев, Островский, Некрасов и многие другие. Их произведения показали всему миру, насколько богат русский язык, способный выразить и описать малейшие оттенки души.

Самые известные поэты

Конечно же, среди поэтов законодателями принято считать Ломоносова и Державина, которые проложили своеобразный мост к Пушкину, Лермонтову, а потом и Тютчеву, Фету и т. д. Вообще, даже среди писателей советского периода того же Блока зачастую причисляют к классикам русского поэтического слова.

Особую роль сыграл Иван Крылов, писавший свои басни. Правда, как сейчас высняется, многие сюжеты он позаимствовал у французского литератора Лафонтена, адаптировав и приспособив их под тогдашнюю российскую действительность с ярко выраженными намеками.

Особенности русского культурного самосознания

Кстати сказать, если внимательно рассмотреть портреты русских писателей и поэтов, они дают представление о той эпохе, которая сопровождалась небывалым взлетом художественного слова. Внешне – дворяне, в душе – обычные люди, которым чужда напыщенность царских светских приемов. Посмотрите, ведь как тонко многие из них описывают человеческую душу и ее переживания! Наверное, не раз у многих читателей наворачивалась на глаза слеза, когда тот же Герасим топил Му-Му. И это не единственный пример.

Как уже было сказано выше, несмотря на свое дворянское происхождение, очень многие литераторы того времени писали о простом народе и его проблемах. Да возьмите хотя бы такое известно произведение, как «Кому на Руси жить хорошо?» Там для себя можно почерпнуть очень многое, а также очень много узнать о жизни обычных людей.

Быть может, внешне единение русских классиков с простолюдинами и не проявлялось, но именно они искренне считали, что русская душа во всем своем неотразимом обличье проявляется исключительно у народа.

Стихи о русских писателях и поэтах

Многие благодарные потомки и даже современники писали чуть ли не оды литераторам того времени. Посмотрите, ведь даже тот же Лермонтов кода-то создал неувядающий до сих пор шедевр «Смерть поэта», посвященный гибели Пушкина на дуэли с Дантесом.

Да что говорить! Поэтов, писавших о замечательных русских классиках, можно перечислять практически бесконечно. Это и Брюсов, и Бальмонт, и Иванов, и Антокольский, и Смеляков, и многие-многие другие.

Заключение

Конечно, в одной статье рассмотреть всех русских классиков просто невозможно. Однако думается, что вышеизложенная тема дает представление о том, сколь велико влияние, которое оказали на мировую литературу русские писатели и поэты. Поэтому-то и нет ничего удивительного в том, что и Запад изучает русское литературное наследие и отдает должное всему тому, что было создано русскими классиками.

Больное место: знаменитые русские писатели-врачи

Их произведения давно стали классикой, хотя при жизни эти писатели считали своим главным призванием вовсе не литературу, а медицину. О том, в какие глубинки заносило русских писателей лечебное дело и почему они решили дать врачебную клятву, рассказывает «МИР 24».

Смотрите сериал «У реки два берега» 4 августа в 16:15 на телеканале «МИР». Мама увезла дочь Сашу из деревни Голубки, когда ей было всего два года. Девочка выросла в столице и по примеру родителей выбрала профессию медика. Однажды Саша узнает, что ее родной отец жив и по-прежнему трудится фельдшером в Голубках. Девушка намеревается поехать в деревню. Какие открытия ждут ее там?

Михаил Булгаков

Оба деда будущего классика были священниками, а отец преподавал в духовной академии. Каждое воскресенье семья Булгаковых устраивала чтения Библии. Казалось бы, путь Михаила Афанасьевича был предрешен. Но другие родственные связи оказались сильнее. Отчим и двое из шести братьев его матери, Михаил и Николай Покровские, были довольно успешными врачами. Михаил – личным терапевтом патриарха Тихона, а Николай – востребованным гинекологом, который стал одним из прототипов профессора Преображенского в «Собачьем сердце».

Булгаков отошел от религии, как только поступил на медицинский факультет Киевского университета. Сразу после учебы, в начале Первой мировой войны, он служит добровольцем Красного Креста в украинских прифронтовых госпиталях и получает там первые практические навыки, в том числе хирургические. Затем его отзывают в Москву, а оттуда направляют в деревню Никольское Смоленской губернии. Там молодой врач становится свидетелем эпидемии сифилиса, которая в послевоенные годы приобретает катастрофические масштабы. К тому же он, как житель большого города, попадает в совершенно непривычную обстановку.

«Я, юбиляр двадцати четырех лет, лежал в постели и, засыпая, думал о том, что мой опыт теперь громаден. Чего мне бояться? Ничего. Я таскал горох из ушей мальчишек, я резал, резал, резал… Рука моя мужественна, не дрожит. Я видел всякие каверзы и научился понимать такие бабьи речи, которых никто не поймет. Я в них разбираюсь, как Шерлок Холмс в таинственных документах» — рассуждает герой «Записок юного врача» о своей службе земским врачом.

Фото: wikipedia.org

Он действительно был одаренным врачом: быстро распознавал характерные черты заболеваний, редко ошибался в диагнозах, проявлял смелость, когда требовалось провести очередную трудную операцию. Из Никольского он часто ездит в город и хлопочет там об открытии венерологических пунктов в уезде. Работать приходится круглые сутки. Занесенные с фронтов венерологические заболевания быстро охватывают села. Медицинское обслуживание становится бесплатным для большинства крестьян, поэтому сельские жители чуть ли не толпами идут и едут к Булгакову изо всех уездных деревень.

Там же, в сельской больнице, Булгаков пристрастился к морфию. Произошло это случайно – на него кашлянул больной дифтеритом ребенок. Слюна попала в глаз. После укола противовирусной сыворотки несчастный Булгаков весь покрылся сыпью, не мог спокойно спать и попросил у медсестры морфий, чтобы избавиться от мучений. Привычка к препарату выработалась буквально за два дня и, если верить автобиографической повести «Морфий», еще очень долго не покидала будущего писателя.

Службу земским доктором Булгаков продолжил в Вязьме, а оттуда весной 1918 года вернулся в Киев. В родном городе он некоторое время ведет частную практику как врач-венеролог, но уже в 1919-ом окончательно оставляет медицину ради литературы. Личный врачебный опыт Булгакова блестяще отражен абсолютно во всех его произведениях.

Василий Аксенов

Сначала автор знаменитого «Острова Крым» учился на медика в Казани, а затем перевелся в первый Ленинградский мединститут, где готовили к большому плаванию корабельных врачей.

Фото: ТАСС /  Савинцев Федор

Аксенова определили в Балтийское морское пароходство, но добро на заморские перемещения не дали из-за репрессированных родителей. Хотя и отец, и мать к тому моменту уже были реабилитированы, поступить на службу корабельным врачом Аксенову так и не удалось. Затем Василий Павлович работал карантинным врачом на Крайнем Севере, в Карелии, в Ленинградском морском торговом порту и фтизиатром в туберкулезной больнице в Москве. 

Его первые рассказы, опубликованные в журнале «Юность», сопровождались подписью «Автор – врач. Ему 26 лет. Печатается впервые». После успеха экранизированной повести «Коллеги», в которой молодой Аксенов документально описал жизнь своих приятелей-медиков, он уже не нуждался в представлении. Литературное сообщество приняло врача в писатели. И хотя с карьерой лекаря у Аксенова не задалось, медицинские знания пригодились ему на литературном поприще.

Антон Чехов

Медицину писатель считал законной женой, а литературу – любовницей. Конечно, он и предположить не мог, что ему уготована судьба классика мировой литературы, когда поступал на медицинский факультет МГУ.

В своем выборе Антоша Чехонте ничуть не разочаровался. Правда, всю жизнь его мучила совесть то перед литературой, то перед медициной – в зависимости от того, чем Чехов больше занимался. «Поговорка о двух зайцах никому другому не мешала так спать, как мне», – признался он однажды своему товарищу Григоровичу.

Фото: wikipedia.org

Одним из его преподавателей Чехова в МГУ был Склифосовский, чье имя сегодня носит знаменитый научно-исследовательский институт скорой помощи. Первые практические навыки Антон Павлович приобрел во время студенческой практики в больнице подмосковного города Воскресенска (ныне Истра), куда ездил с семьей навещать брата Ивана. Старшие лекари разрешали ему время от времени замещать их. И хотя Чехов поначалу обслуживает пациентов неуверенно и медленно, они ценят его старания и чуткое отношение к больным. Молодой врач до того переживал за пациентов, что однажды ему пришлось мчаться вдогонку за больным со свежим рецептом: он неверно поставил запятую в дозировке препарата. Догнал и успел исправить!

После окончания университета юный лекарь решил попытать счастья на поприще врача частной практики. «Медицина не адвокатура: не будешь работать, застынешь», – считал будущий классик литературы. На двери квартиры он повесил табличку с надписью «Доктор Чехов».

Больные часто будили его по ночам, еще чаще он выезжал к ним на дом. Затем последовала работа в Звенигородской земской больнице. Там Чехов был одновременно заведующим и уездным врачом. Он участвовал в судебно-медицинских вскрытиях и выступал в суде как эксперт. Дальше службу уездным лекарем он продолжил близ города Сумы Харьковской губернии.

«Мечтаю о гнойниках, отеках, фонарях, поносах, соринках в глазу и о прочей благодати. Летом обыкновенно полдня принимаю расслабленных, а моя сестра ассистирует мне, – это работа веселая», – так писал Чехов из харьковской глубинки в мае 1888-го Владимиру Короленко о своих врачебных буднях.

Но самый богатый жизненный опыт писатель получил, бесспорно, на Сахалине. За три месяца он изъездил «остров невыносимых человеческих страданий» с севера на юг: вел прием в лазаретах, осматривал тюрьмы и помещения для проживания каторжан. Перепись населения Сахалина, проведенная лично Чеховым, показала, что в основном жители острова умирают от чахотки. За повесть «Остров Сахалин» Чехову не присудили ученую степень (она нужна была для преподавания в медицинских вузах, о котором писатель давно мечтал), но повергла в ужас жителей Российской империи. Власти вынуждены были обратить внимание на каторжан и улучшить условия их пребывания.

Владимир Даль

Автор фундаментального «Толкового словаря живого великорусского языка» и талантливых, но непопулярных детских сказок был практикующим врачом-офтальмологом.

Фото: wikipedia.org

После окончания морского кадетского корпуса в Кронштадте он служил некоторое время в Черноморском флоте, но вскоре решил продолжить учебу и поступил на медицинский факультет Дерптского университета. Занятие медициной не было для него формальностью, и Даль очень преуспел в этой области. Увлечение словом всегда развивалось параллельно. Даль, сын обрусевшего датчанина, с юных лет любил вслушиваться в незнакомые слова и записывать их. Однако свое рвение к лингвистике и литературе он поначалу не воспринимал всерьез и хотел полностью посвятить себя медицине.

Впервые проявить свои блестящие врачебные навыки Владимир Иванович смог во время русско-турецкой войны 1828 года. За Дунаем разбушевалась эпидемия чумы, и будущему востребованному хирургу-офтальмологу пришлось досрочно защитить диплом, чтобы отправиться служить ординатором в военно-сухопутный госпиталь.

После войны к Далю пришла слава профессионала – весь Петербург знал его как толкового окулиста. Он провел множество успешных операций по удалению катаракты. Причем оперировать автор словаря мог обеими руками: и правая, и левая кисти «слушались» его одинаково хорошо. Тогда же у Даля появилось новое увлечение – он стал сторонником гомеопатии и яростно защищал альтернативный метод лечения в публикациях журнала «Современник». Составление знаменитого словаря, дружба с Пушкиным, написание сказок для детей и поездки по российских глубинкам в поисках лингвистических находок были еще впереди. По некоторым данным, Даль одним из первых узнал о ранении Пушкина на дуэли, вел дневник его болезни и изо всех сил пытался спасти друга.

 

Кавказ в произведениях русских классиков

Красоту Кавказа живописали многие писатели. Ему посвящали поэмы и пьесы. Он вдохновлял гениев русской литературы на творческие подвиги и становился живым фоном для драматических событий.

Александр Пушкин. «Кавказский пленник» и «Путешествие в Арзрум»

Первые упоминания Кавказа встречаются у Александра Пушкина в поэме «Кавказский пленник», написанной в 1821 году. Но знакомство поэта с горным краем состоялось годом раньше со Ставрополья, куда он прибыл отбывать ссылку.

Красота и величие Большого Кавказского Хребта, быт и культура горцев, романтика жизни в горах произвели на него такое впечатление, что он написал целый цикл романтических поэм в духе Байрона.

В «Кавказском пленнике» Пушкин отобразил зарождение доверия и уважения между воевавшими сторонами Кавказкой войны. Центральное же внимание уделяется любовной линии, через которую поэт рисует образ и нрав юной горянки, не забывая восхищаться ими.

«Черкесы, их обычаи и нравы занимают большую и лучшую часть моей повести», — признавался позже Пушкин. Он не скрывал, что его привлекает в горцах любовь к свободе, труд и гостеприимство.

Позже выйдут стихотворения «Узник» и «Кавказ». В обоих поэт размышляет на тему свободы, обильно сдабривая философию описаниями горных пейзажей.

В 1828 году он пишет эпилог к уже готовой поэме «Руслан и Людмила», где вновь обращается к теме гор: «Теперь я вижу пред собою Кавказа гордые главы. Над их вершинами крутыми, на склоне каменных стремнин, питаюсь чувствами немыми и чудной прелестью картин природы дикой и угрюмой…».

Вторая поездка на Кавказ отразилась в «Путешествии в Арзрум», стихах «Обвал», «Делибаш», «Монастырь на Казбеке». И даже в «Евгения Онегина» Пушкин вставил пару строк о Бештау: «Уже пустыни сторож вечный, стесненный холмами вокруг, стоит Бешту остроконечный».

«Демон» и «Измаил-бей» Михаила Лермонтова

Романтическую лирику Кавказа подхватил и Михаил Лермонтов, явно подражавший Пушкину и так же, как и он, безнадежно влюбленный в край гор и ущелий.

На Кавказе он оказался в 10-летнем возрасте, здесь же встретил свою первую любовь и первые стихи написал тоже о Кавказе. Это были стихотворения «Черны очи», «Крест на скале», «Кавказу».

В 14-летнем возрасте Лермонтов пишет поэмы «Черкесы» и «Кавказский пленник». Коллеги и критики увидели в этом копирование пушкинской лирики, но любовь поэта к кавказским землям была собственная, страстная и неповторимая.

В творческом багаже классика больше десятка произведений заданной тематики. Среди них поэмы «Хаджи Абрек», «Аул Бастунджи», черкесская повесть «Каллы», «Демон», «Измаил-Бей».

Новая волна кавказского творчества происходит после ссылки в 1837 году. Поэт вновь оказывается на любимых горных просторах и возвращается к ним в произведениях. Так появляются «Мцыри», «Валерик» и «Герой нашего времени». Последний, правда, пишется уже во время второй ссылки, отсюда мрачный, тяжелый настрой.

По иронии судьбы, жизнь Михаила Лермонтова оборвалась тоже на Кавказе – у подножия горы Машук в Пятигорье.

«Кавказский пленник», «Хаджи Мурат», «Казаки» Льва Толстого

На Кавказе Лев Толстой оказался почти случайно – скрывался от кредиторов и поступил на службу в армию в разгар Кавказской войны. Но именно здесь прошли самые счастливые годы его жизни, хотя он и писал, будто живя здесь, был одинок и несчастлив.

На Кавказе созданы наиболее известные произведения и именно здесь он написал большую часть фундаментальной трилогии «Детство. Отрочество. Юность».

Кавказский период творчества Толстого пришелся на 1851–54 годы. Здесь он познакомился с бытом горцев, военных, казаков. Новая реальность перевернула его представления о действительности. В повестях писателя появляется тема народа, крепостничества и национального характера.

Здесь он пишет «Записки маркёра», «Военные рассказы», «Набег», «Разжалованный», «Рубка леса», «Казаки», «Кавказский пленник», «Хаджи Мурат».

Во время службы Толстой завел дружбу с чеченцами, выучил их язык и даже перевел на русский несколько местных песен. Многие случаи из реальной жизни нашли отражение в «Кавказском пленнике».

А сюжет «Набега» есть не что иное, как переложение реальной истории чеченца, который перед нападением противника поднимал тревогу и бросался на штыки, стремясь уберечь семью.

Общаясь с горцами, слушая и наблюдая, писатель пришел к выводу, что простые люди стали заложниками амбиций Николая Первого и имама Шамиля.

И Лев Толстой, и его брат Николай возненавидели войну. Во многих трудах литератора она описывается без прикрас, со всем трагизмом и жестокостью. Наиболее характерное ее описание можно прочитать в «Хаджи Мурате». Именно за правдивость его уважали горцы и никогда не считали врагом.

На Кавказе и в особенности в Чечне Толстого до сих пор называют провозвестником правды и апостолом мира.

Русские писатели на английском языке с переводом

Дорогой ученик! В этом материале опубликованы русские писатели на английском языке. Под английским текстом есть перевод на русский язык.

Russian Writers

Alexander Pushkin

Alexander Pushkin (1799-1837) was a Russian poet, playwright, and novelist who is considered by many to be the greatest Russian poet and the founder of modern Russian literature.

 

He published his first poem at the age of 15. Critics consider many of his works masterpieces. His notable works are Eugene Onegin, The Captain’s Daughter, Boris Godunov, Ruslan and Ludmila.



Mikhail Lermontov

Mikhail Lermontov (1814-1841) was a Russian writer, poet and painter. He was the most important Russian poet after Alexander Pushkin’s death and the greatest figure in Russian Romanticism. His notable works are Death of the Poet, Demon, The Novice, A Hero of Our Time.


Leo Tolstoy

Leo Tolstoy (1828-1910) was a Russian writer who is regarded as one of the greatest authors of all time. He received multiple nominations for Nobel Prize in Literature.

 

He first achieved literary acclaim with his trilogy, Childhood, Boyhood, and Youth, and Sevastopol Sketches. He is best known for the novels War and Peace and Anna Karenina.


Ivan Turgenev

Ivan Turgenev (1818-1883) was a Russian writer, poet, playwright, translator and popularizer of Russian literature in the West.

 

His best known works are Rudin, A Nest of the Gentry, On the Eve, Mumu and Fathers and Sons. Fathers and Sons is one of the most acclaimed Russian novels of the 19th century.

Fyodor Dostoevsky

Fyodor Dostoevsky (1821-1881) was a Russian novelist and philosopher. His works explore human psychology in the troubled political and social atmospheres of 19th-century Russia, and engage with a variety of philosophical and religious themes.

 

His notable works are Crime and Punishment, The Idiot, Demons, The Brothers Karamazov.


Nikolay Nekrasov

Nikolay Nekrasov (1821-1878) was a Russian poet. As the editor of several literary journals, notably Sovremennik, Nekrasov was also successful and influential.

 

His best known works are The Railway, Who Is Happy in Russia? Musings By the Front Door, Russian Women.


Mikhail Bulgakov

Mikhail Bulgakov (1891-1940) was a Russian writer, doctor and playwright active in the first half of the 20th century.

 

He is best known for his novel The Master and Margarita, published posthumously, which has been called one of the masterpieces of the 20th century. His other notable works are The Fatal Eggs and Heart of a Dog.


Писатели России

Александр Пушкин

Александр Пушкин (1799-1837) – русский поэт, драматург и писатель, который считается величайшим русским поэтом и основоположником современного русского литературного языка. 

 

Он опубликовал свою первую поэму в 15 лет. Критики считают многие его произведения шедеврами. Его выдающиеся произведения – «Евгений Онегин», «Капитанская дочка», «Борис Годунов», «Руслан и Людмила»

Михаил Лермонтов

Михаил Лермонтов (1814-1841) – русский писатель, поэт и художник. Он был самым значимым поэтом после смерти Александра Пушкина и величайшей фигурой в русском романтизме. Его известные произведения – «Смерть поэта», «Демон», «Мцыри», «Герой нашего времени».


Лев Толстой

Лев Толстой (1828-1910) – русский писатель, который считается одним из самых великих писателей всех времен. Он был несколько раз номинирован на Нобелевскую премию по литературе.

 

Впервые получил литературное признание после трилогии «Детство», «Отрочество», «Юность» и «Севастопольских рассказов». Больше всего он известен благодаря романам «Война и мир» и «Анна Каренина».


Иван Тургенев 

Иван Тургенев (1818-1883) – русский писатель, поэт, драматург, переводчик и пропагандист русской литературы на Западе.

 

Его самые известные произведения – «Рудин», «Дворянское гнездо», «Накануне», «Муму» и «Отцы и дети». «Отцы и дети» – одно из самых широко признанных произведений 19 века в русской литературе.



Федор Достоевский

Федор Достоевский (1821-1881) – русский писатель и философ. Его произведения исследуют психологию человека в беспокойной политической и социальной обстановке 19 века и включают в себя множество философских и религиозных тем.

 

Его знаменитые произведения – «Преступление и наказание», «Идиот», «Бесы», «Братья Карамазовы».


Николай Некрасов 

Николай Некрасов (1821-1878) – русский поэт. В качестве редактора нескольких литературных журналов, в особенности журнала «Современник», Некрасов также имел успех и влияние.

 

Его наиболее известные произведения – «Железная дорога», «Кому на Руси жить хорошо», «Размышления у парадного подъезда», «Русские женщины».


Михаил Булгаков

Михаил Булгаков (1891-1940) – русский писатель, врач и драматург, творивший в первой половине 20 века.

 

Больше всего он известен благодаря роману «Мастер и Маргарита» (опубликован после его смерти), который признан одним из шедевров 20 века. Среди других его известных произведений – «Роковые яйца» и «Собачье сердце».

{{{comment}}} {{#customfields.0}} {{/customfields.0}}

5 русских произведений, которые вдохновляют иностранных писателей — T&P

«Теории и практики» с пристрастием изучили постоянную рубрику The Atlantic, в которой современные писатели из разных стран рассказывают о любимых литературных сценах, и выбрали тех, кого вдохновляет русская классика. За что любят стихи Бродского и Евтушенко, почему выбирают не самый очевидный роман Достоевского и что думают об Анне Карениной — T&P перевели несколько эссе.

Мэри Гейтскилл — американская писательница; в ее произведениях, как правило, центральное место занимают героини, которые пытаются преодолеть внутренний конфликт. Ее книги затрагивают многие табуированные темы, включая проституцию, наркозависимость и садомазохизм. По рассказу Гейтскилл «Секретарша» в 2001 году был снят одноименный фильм с Мэгги Джилленхол в главной роли. Гейтскилл считает, что всего одна сцена может полностью перевернуть представление читателя о герое — один из самых ярких примеров можно найти в романе Льва Толстого «Анна Каренина».

Одна сцена в «Анне Карениной» была настолько красивой и продуманной, что я даже встала, пока читала ее. Мне пришлось отложить книгу, так я была удивлена, и в моих глазах роман поднялся на совершенно новый уровень.

Анна сказала своему мужу, Каренину, что любит другого мужчину и спит с ним. Вы уже привыкли воспринимать Каренина как слишком гордого, но довольно жалкого героя: он высокомерный, непреклонный человек. Он старше Анны, он лысеет, он говорит несуразно визгливым голосом. Он настроен против Анны. Она ему совершенно отвратительна после того, как забеременела от своего любовника, Вронского. Но сначала у вас появляется впечатление, что больше всего в этой ситуации ущемлена его гордость, и это делает его несимпатичным персонажем.

Затем он получает телеграмму от Анны: «Умираю, прошу, умоляю приехать. Умру с прощением спокойнее». Сначала он думает, что это обман. Он не хочет ехать. Но потом он понимает, что это слишком жестоко и что все его осудят, — он должен. И он едет.

Когда он входит в дом, где лежит умирающая Анна в бреду горячки, он думает: если ее болезнь есть обман, то он промолчит и уедет. Если она действительно больна, при смерти и желает его видеть пред смертью, то он простит ее, если застанет в живых, и отдаст последний долг, если приедет слишком поздно.

Даже в этот момент он кажется крайне непреклонным. Мы думаем, что ничто не рассеет невозмутимость этого человека. Но когда он видит, что Анна жива, он чувствует, как сильно надеялся, что она уже умрет, хотя понимание этого и шокирует его.

Потом он слышит ее лепет. И ее слова неожиданны: она говорит о том, как он добр. Что, конечно, она знает, что он ее простит. Когда она наконец видит его, она смотрит на него с такой любовью, какой он до сих пор не знал, и говорит:

«…во мне есть другая, я ее боюсь — она полюбила того, и я хотела возненавидеть тебя и не могла забыть про ту, которая была прежде. Та не я. Теперь я настоящая, я вся».

Анна говорит о решениях, которые она принимала, в третьем лице — как будто Каренина предал кто-то еще. И кажется, что тут она изменилась, как будто стала другим человеком. Меня это так удивило. Идея Толстого в том, что в нас может быть одновременно два человека, а может и больше. И дело не только в Анне. Пока она рассказывает Каренину о том, как любит его, умоляя о прощении, он сам тоже меняется. Человек, который, как нам казалось, все время будет несгибаемым и скучным, оказывается, имеет и совершенно другую сторону.

В романе показывалось, что он всегда ненавидел то беспокойство, которое вызывали в нем чужие слезы и грусть. Но когда он мучается от этого ощущения при словах Анны, он наконец понимает, что сочувствие, которое он испытывает к другим людям, — это не слабость. Впервые он воспринимает эту реакцию с радостью; любовь и прощение совершенно ошеломляют его. Он встает на колени и начинает плакать в объятиях Анны, она поддерживает его и обнимает его лысеющую голову. Качество, которое он ненавидел, — это и есть его суть, и понимание этого приносит ему мир. Вы верите этому полному перевороту, вы верите в то, что на самом деле эти люди именно такие. Мне кажется странным, что герои сильнее всего кажутся собой именно в те моменты, когда ведут себя так, как никогда раньше. Я не совсем понимаю, как такое может быть, но удивительно, что это работает.

Но затем этот момент проходит. Анна больше не говорит о «другой», которая есть в ней. Сначала я была разочарована, но потом подумала: нет, так еще реалистичней. То, что делает Толстой, даже лучше, потому что более правдиво. Мы испытываем большее чувство потери, зная, что что-то больше не повторится.

В этой сцене я во многом увидела суть книги. Все говорят, что «Анна Каренина» — о страсти, которая идет против общества, но я думаю, что гораздо сильнее как раз противоположное, а именно то, как силы общества ограничивают самовыражение личности.

Стивен Бартельм — американский автор рассказов и эссе, которые публиковались в таких изданиях как The New Yorker, The New York Times и The Atlantic. Несколько раз работал в соавторстве со своими братьями: Дональдом (умер в 1989 году) и Фредериком. Например, вместе с Фредериком Стивен написал «Ставки удвоены: Размышления об азартной игре и потере» — невыдуманную историю о том, как они проиграли в карты все свое наследство. Сейчас Бартельм преподает в Университете Южного Миссисипи.

Сильное впечатление на него произвел рассказ Антона Чехова «Дама с собачкой». Это произведение заставило его задуматься о том, что писателю следует принимать мир во всем его несовершенстве.

Как отмечали многие более именитые, чем я, писатели, «Дама с собачкой» — потрясающий рассказ, полный запоминающихся деталей. Меня в нем восхищают те же моменты, что и Набокова: например, сцена, когда после секса Гуров режет арбуз под театральные рыдания героини об утрате добродетели, или чернильница в виде всадника с отбитой головой в провинциальной гостинице.

Но больше всего мне запомнился пассаж ближе к концу, когда бывший донжуан размышляет о приближающейся старости и о женщинах, которых он знал:

«За что она его любит так? Он всегда казался женщинам не тем, кем был, и любили в нем не его самого, а человека, которого создавало их воображение и которого они в своей жизни жадно искали; и потом, когда замечали свою ошибку, то все-таки любили»

Это удивительный момент, но все же лучшие современные писатели тоже способны на такое: вдумчивый и свободомыслящий автор может заметить подобную психологическую иронию и признать ее ценность для читателя.

Но именно благодаря финалу — «…и потом, когда замечали свою ошибку, то все-таки любили» — этот пассаж близок к совершенству; такой поворот под силу единицам (скажем, Элис Манро). Чехову все равно, что замечание его героя нелогично и неразумно. Ему все равно, хороша ли эта мысль или дурна, его интересует лишь то, что люди думают именно так — и это восхитительно. Это то, что поэт Чарльз Симик назвал правильным предметом поэзии: «Удивление тому, что прямо перед тобой. Изумление перед миром». Нравственные убеждения большинства писателей мешают им увидеть это, и даже если они увидят, большинству из них не хватит выдержки, не хватит любви к миру, чтобы признать, что существующий порядок вещей в некотором роде идеален. Вот что, по моему мнению, так восхитительно в Чехове.

Кэтрин Харрисон — американская писательница, наибольшую (и довольно скандальную) известность которой принесли ее мемуары «Поцелуй». В них она рассказывает об интимных отношениях с собственным отцом, которые длились четыре года. Книга была принята неоднозначно: некоторые критики, например, отмечали, что она «отталкивающая, но написана прекрасно». Также Харрисон преподает в Хантерском колледже Городского университета Нью-Йорка. По мнению Харрисон, стихотворение Иосифа Бродского «Любовь» помогает нам понять суть писательского труда: творцу нужно меньше думать и больше прислушиваться к бессознательному.

«Любовь» Иосифа Бродского — это стихотворение, в котором герою снится умершая возлюбленная. Во сне воскрешаются утраченные возможности — мысли о том, что они занимаются любовью, заводят детей и живут вместе. В конце стихотворения автор подчеркивает идею верности, которая выходит за рамки земной жизни, в сферу вне сознания, нематериальную, не постижимую умом. Можно сказать, что это сфера мистического или невыразимого. Как ее ни называй, но я в нее верю.

Через все стихотворение Бродский проносит противопоставление света и тьмы. В темноте воспоминания о женщине из сна поглощают рассказчика настолько, что она кажется реальной. Когда он включает свет, она испаряется:

…И бредя к окну,
я знал, что оставлял тебя одну
там, в темноте, во сне, где терпеливо
ждала ты, и не ставила в вину,
когда я возвращался, перерыва
умышленного.

Многие процессы протекают именно в царстве тьмы. В подсознании, во сне, даже, на некотором уровне, при общении с другими людьми без слов. Под тьмой я не имею в виду темноту как отсутствие света. Я имею в виду ту часть жизни, которую нельзя понять с помощью сознания или анализа.

Суть стихотворения заключается в строке:

Ибо в темноте —
там длится то, что сорвалось при свете

Я думаю, Бродский подразумевает, что свет может исправить что-то в материальном мире, но для него существуют ограничения. Например, медицина может излечить при свете. Но если болен дух, то и жизни нет. И иногда нет иного способа восстановить утраченное, кроме как с помощью мечты и воображения.

Эта строка также определяет творческий процесс писателя — по крайней мере, как я его вижу. Для меня писательство — это занятие, которое требует умственной работы, но его также питает бессознательное. Мое творчество направляется нуждами моего бессознательного. И с помощью этого темного, неясного процесса я способна восстановить то, что иначе было бы утеряно. Например, в романе я могу восстановить утраченные голоса — обычно женские — и дать слово тем, кого заставляли молчать.

Сейчас я преподаю писательское мастерство. Забавно, но раньше я бы и представить не могла, что чаще всего буду повторять своим ученикам: «Пожалуйста, перестаньте думать». Люди действительно пишут лучше, когда не думают, то есть не прислушиваются к голосу своего сознания.

Руперт Томсон — английский литератор, автор девяти романов. Его часто сравнивают с такими не похожими друг на друга писателями, как Франц Кафка, Габриэль Гарсиа Маркес, Чарльз Диккенс и Джеймс Баллард. Критик Джеймс Вуд назвал его «одним из самых странных и освежающе неанглийских голосов современной художественной литературы». Его роман «Оскорбление» вошел в список 100 любимых книг Дэвида Боуи.

Руперт Томсон в своей работе часто вдохновляется поэмой Евгения Евтушенко «Станция Зима». Этот необыкновенный интерес он объясняет, в частности, своей биографией. Томсон вырос в маленьком городке, из которого ему не терпелось уехать. Он мечтал стать поэтом и часто забегал в книжный магазин. Однажды там ему попался сборник Евтушенко, который, в свою очередь, провел детство в маленьком сибирском городке. Поиск дороги в большой мир сделал русского поэта понятным и близким юному Томсону.

Поэма Евтушенко «Станция Зима» рассказывает о том, как герой покидает свою малую родину и затем возвращается. Он опубликовал ее в 1956 году, тогда ему было 23. К этому моменту он уже провел много лет вдали от Зимы, его жизнь совершенно изменилась: он жил в Москве, общался с творческими людьми, учился писать. В поэме Евтушенко представляет, что возвращается домой совершенно другим человеком, разговаривает с родными и знакомыми, стараясь примирить юность и взрослую жизнь, сельский уклад и свое новое окружение.

В конце стихотворения станция Зима — местная железнодорожная станция — сама обращается к поэту, в ее словах слышится мудрость старшего поколения. Мне нравится, как станция просит героя покинуть дом и идти к неизведанным, неясным горизонтам:

«…Ты не горюй, сынок, что не ответил
на тот вопрос, что задан был тебе.
Ты потерпи, ты вглядывайся, слушай,
ищи, ищи.
Пройди весь белый свет.
Да, правда хорошо,
а счастье лучше,
но все-таки без правды счастья нет.
Иди по свету с гордой головою,
чтоб все вперед —
и сердце и глаза,
а по лицу —
хлестанье мокрой хвои,
и на ресницах —
слезы и гроза.
Люби людей,
и в людях разберешься.
Ты помни:
у меня ты на виду.
А трудно будет
ты ко мне вернешься…
Иди!»
И я пошел.
И я иду.

Здесь так много замечательных советов на тему счастья, любви, путешествий, людей — тут практически все, о чем следует думать, и всего в нескольких коротких строчках. Меня всегда поражало, с каким великодушием ожившая станция Зима просит поэта покинуть ее. Когда она говорит о необходимости оставить свои истоки, свои корни и двигаться вперед, ее слова напоминают слова идеального родителя — в том плане, что родитель, который действительно любит своего ребенка, отпустит его, сделает все возможное, чтобы он уехал, в то время как неуверенный в себе человек ради собственного блага заставит свое дитя остаться. «А трудно будет, ты ко мне вернешься, — говорит станция, заклиная его уехать и посмотреть мир за порогом отчего дома. — Иди!» В этой позиции есть зрелость и бескорыстие. Станция Зима заботится лишь о судьбе поэта и думает о том, что для него лучше.

Поэма призывает нас двигаться в неизведанное — прочь из дома, от себя к другим. Это призыв выйти из зоны комфорта, географически и психологически, и исследовать новые места, которые могут напугать, удивить или испытать нас на прочность. Эта идея применима и к моим мыслям о писательстве и искусстве.

Аля Аль-Асуани — один из главных современных египетских писателей, его роман «Дом Якобяна» считается самым громким арабским романом ХХI века: он переведен на 34 языка, в том числе на русский. Несмотря на популярность своих произведений, Аль-Асуани не бросает и свою постоянную работу: он практикующий стоматолог. Также он активно участвует в политической жизни Египта. Знаковым произведением для него стали «Записки из Мертвого дома» Федора Достоевского. По словам Аль-Асуани, эта книга учит читателя понимать людей, а не судить, и не делить мир на черное и белое.

В «Записках из Мертвого дома» Достоевский рассказывает о том, как четыре года прожил на каторге в Сибири. Это было настоящей мукой, а поскольку он происходил из благородной семьи, другие арестанты всегда чувствовали себя неловко в его компании. В то время в России каторжников разрешалось пороть, и Достоевский описывает это наказание с большим чувством. В конечном счете именно благодаря этой книге император отменил порку, так что произведение сыграло важную роль в развитии российского общества.

В романе есть сцена, где умирает молодой арестант. В это время стоящий рядом каторжник начинает плакать. Нельзя забывать о том, что это люди, которые совершили страшные преступления. Автор описывает, как унтер-офицер с недоумением смотрит на него. И тогда он говорит:

«Тоже ведь мать была!»

«Тоже» играет важную роль в этом предложении. Этот человек совершал преступления. Он не приносил пользы обществу. Дела его были ужасны. Но он тоже человек. У него тоже была мать, как и у всех нас. Для меня роль литературы заключается в этом самом «тоже». Это значит, что мы поймем, мы простим, мы не осудим. Мы должны помнить, что люди по сути своей не плохи, но они могут совершать дурные поступки при определенных обстоятельствах.

Например, неверность супруга мы обычно считаем чем-то плохим. Но существует два шедевральных романа, которые отказываются осуждать такое поведение: «Анна Каренина» и «Мадам Бовари». Авторы этих произведений стараются объяснить нам, почему героини изменили мужьям. Мы не судим их, мы пытаемся понять их слабости и ошибки. Книга — это не средство осуждения, это средство понимания человека.

Соответственно, если вы фанатик, то никогда не сможете оценить литературу по достоинству. И если вы цените литературу, то никогда не станете фанатиком. Фанатизм делит мир на черное и белое: люди бывают либо хорошими, либо плохими. Они либо с нами, либо против нас. Литература — полная противоположность такому мировоззрению. Она представляет перед нами широкий спектр человеческих возможностей. Она учит нас чувствовать чужую боль. Когда вы читаете хороший роман, то забываете о национальности героя. Вы забываете о его религии. О его цвете кожи. Вы просто видите человека. Вы понимаете, что это человек — такой же, как и вы. Поэтому благодаря книгам люди могут стать лучше.

09:53 Классики русской литературы на чувашском

2007 год Указом Президента Российской Федерации объявлен Годом русского языка. Без изучения, чтения русской классики, обращения к творчеству русских писателей невозможно было просвещение чувашского народа.

«Верьте в Россию, любите ее, и она будет вам матерью!», — писал в своем завещании патриарх чувашской культуры Иван Яковлевич Яковлев. Еще в первые буквари, составленные на основе современного чувашского алфавита, Иван Яковлевич включил рассказы и пословицы о дружбе народов. Здесь мы также встречаем переведенные им небольшие рассказы Л. Толстого, чье творчество оказало большое влияние на зарождение чувашской литературы. Иван Яковлев одобрял педагогические идеи графа Толстого и был горячим сторонником воспитания подрастающего поколения в духе добра и нравственности. В конце XIX – начале XX вв. в Симбирске на чувашском языке были изданы учебные пособия «Первая и вторая книги для школьного чтения» (1889), «Новая азбука графа Л.Н. Толстого» (1899), «Первая и вторая книги для чтения графа Л.Н. Толстого» (1907), «Третья и четвертая книги для чтения графа Л.Н. Толстого» (1907), рассказы «Кавказский пленник» (1907), «Бог правду видит, да нескоро скажет» (1907) и другие произведения писателя. Подобные книги были востребованы среди чувашского населения, так как способствовали росту грамотности и образованности.

Поборником идей Ивана Яковлева был основоположник чувашской литературы К.В. Иванов. Наиболее яркое влияние на его раннее творчество оказала поэзия А.С. Пушкина. Это обнаруживается в его ранних стихотворных сказках «Железная мялка» и «Вдова», сюжетные мотивы которых напоминают пушкинскую сказку «О мертвой царевне и семи богатырях». Под влиянием А. Пушкина и М. Лермонтова сложилась и классическая поэма «Нарспи», впервые опубликованная в ставшем хрестоматийным сборнике «Сказки и предания чуваш» (1908). По-новому зазвучали в переводах К. Иванова стихи и поэмы Н. Огарева, А. Кольцова, Н. Некрасова, А. Майкова, рассказы К. Ушинского, Л. Толстого.

 

Живой интерес чувашских писателей к русской классической литературе особенно возрос после революции 1905-1907 гг. В 1919 г. в Казани тиражом 10000 экземпляров увидела свет книга переведенных на чувашский язык произведений Л. Толстого «Дурень» и А. Пушкина «Сказка о рыбаке и рыбке», которая хранится ныне в фондах Госархива печати Чувашии. Любимыми у читателей стали также изданные отдельными книгами пьесы «Сарпике» (1924) Н.Г. Гарина-Михайловского, «Женитьба» (1921) Н.В. Гоголя, рассказы «Белый пудель» (1920) А. Куприна, «Сон Макара» (1924) В.Г. Короленко, сказки «Серая шейка» (1924) Д. Мамина-Сибиряка, «Как мужик двух генералов прокормил» (1924) М.Е. Салтыкова-Щедрина и др. Над их переводами много работали известные чувашские поэты и писатели Н. Васянка, Г. Иванов, П. Осипов, М. Сироткин, В. Алагер, Ф. Тимофеев, М. Данилов, М. Романов и многие другие.

 

Один из самых переводимых и читаемых поэтов XX века – Владимир Маяковский. Еще в 1930 г. его стихотворение «Солнечный флаг» переведено прекрасным знатоком чувашского языка С. Лашманом и опубликовано в № 7-8 литературно-художественного журнала «Сунтал» (Наковальня). Всего переводы произведений поэта вышли отдельными изданиями 12 раз в Москве и Чебоксарах общим тиражом свыше 40000 экземпляров. Более 50 его стихотворений и поэм опубликованы в газетах и журналах, в учебниках и коллективных сборниках в переводе таких известных чувашских поэтов, как С. Шавлы, В. Усли, А. Орлов, А. Эсхель, Н. Ефстафьев, А. Калган, Г. Краснов, А. Алга, П. Ялгир.

Выдающийся деятель литературы и культуры Г. Айги перевел на чувашский язык поэмы В. Маяковского «Облако в штанах» и «Клоп». Большое признание получили его переводы поэмы А. Твардовского «Василий Теркин», стихотворений Ф. Тютчева, В. Хлебникова, О. Мандельштама.

Яркие и уникальные образцы переводческого дела принадлежат известному чувашскому поэту П.П. Хузангаю. В его переводе выпущены поэма «Полтава» (1947) и роман «Евгений Онегин» (1950) А. Пушкина, комедия «Горе от ума» (1954) А. Грибоедова, поэмы «В.И. Ленин», «Во весь голос» (1931) В. Маяковского, рассказы М. Горького. «У меня три родных языка, три родных народа, — говорил Петр Хузангай. – Чувашский, русский, татарский».

С особым вдохновением над переводами с русского языка на чувашский работал поэт-лирик, автор Государственного гимна Чувашской Республики И.С. Тукташ. Совместно с другим мастером песенных текстов И.Н. Ивником он перевел древнерусскую поэму «Слово о полку Игореве», первый том романа «Тихий Дон» (1955) М. Шолохова, рассказ «Девушка и смерть» (1946) М. Горького, мемуары командира партизанского соединения Сидора Ковпака «От Путивля до Карпат» (1948) и др.

С каждым годом множится количество переводов и совершенствуется мастерство чувашских переводчиков. В их числе – Ю. Айдаш, М. Сакмаров, В. Енеш, Н. Теветкель, З. Романова, А. Смолин, Ю. Семендер, П. Афанасьев, М. Сениэль и другие. Благодаря их стараниям и сегодня продолжают издаваться переводы на чувашский язык всех крупных и наиболее значительных произведений русской литературы.

Таким образом, творческое наследие великих русских классиков оказало благотворное влияние на рост мастерства ряда чувашских поэтов и писателей, а также на становление всей чувашской литературы.

Изучение его/ее библиотеки: Чтение и книги в русском романсе

Как отмечают такие ученые, как Лаура Виванко, Тамара Уайт, Сара Франц и Эрик Селинджер, метафизические мотивы и литературные отсылки играют важную роль во многих современных американских и британских любовных романах (Vivanco 109–150; Frantz & Selinger 1–2 ). [Конец страницы 1] ; Уайт 218-228). Точно так же, как Татьяна исследует библиотеку Онегина в романе Александра Пушкина « Евгений Онегин » (Евгений Онегин), герои и героини современных англоязычных любовных романов часто узнают друг о друге, просматривая и даже читая книги друг друга (Пушкин, гл.7, xvii-xxv). Общие литературные вкусы или способность дополнять цитаты друг друга могут сигнализировать о совместимости, а также могут, особенно если цитируется классическое произведение, такое как шекспировская пьеса, помочь бороться с предрассудками, в соответствии с которыми писатели романов и читатели не обладают литературной изысканностью (Осборн 47-47). 50; Уайт 219-221). Сам жанр любовной фантастики, как указывает Виванко, представляет собой один из наиболее распространенных подтекстов в современных британских и американских любовных романах (109–150). Героини часто изображаются страстными читательницами романов: их полки и электронные книги забиты популярными романами, часто в том же поджанре, что и книга, в которой они появляются (см., например, Hartnady 152; Rivera 155, 262).Они ссылаются на любимых авторов и сравнивают свою ситуацию и свою вторую половинку с деталями сюжета и персонажами из любимых книг.

Конечно, как указывает Дана Полан, в некоторой степени «саморефлексивное измерение» представляет собой «повторяющийся аспект популярной культуры» (175). Тем не менее, может быть, стоит подумать, достаточно ли такого общего наблюдения, чтобы объяснить вид подробных ссылок на конкретных авторов и произведения, которые часто появляются в современной англоязычной романтической прозе, которые имеют потенциальные коммерческие, а также литературные функции.Ссылаясь на романы более авторитетного автора в определенном поджанре, писатель может побудить поклонников считать ее произведения похожими, тем самым эффективно отстаивая свое место в определенной категории (например, Dare, местоположение 818-819). . Писатели также иногда используют отсылки и даже заимствованные персонажи или настройки для перекрестного продвижения работ друг друга (например, Блейк 276). Нередко персонаж из опуса одного автора переходит в вымышленный мир, созданный другим: такие связи часто предназначены для того, чтобы познакомить поклонников с новым писателем романов, точно так же, как публикации в Facebook, которые писатели публикуют, отмечают романы, выпущенные профессиональными друзьями. часто являются расчетными и обратными.Такие организации, как Romance Writers of America, и форумы, такие как Romance Divas, поощряют авторов к созданию сетей, наставничеству новых голосов, перекрестному продвижению романов друг друга и созданию сообщества с другими писателями и фанатами с помощью социальных сетей и на отраслевых мероприятиях. (например, см. записи панелей RWA 2016 г., сделанные Чейзом и Воном, 53:15–55:00; Харбер и др. 38:30–41.00).

Учитывая огромную роль, которую такие профессиональные организации и форумы играют в индустрии любовных романов на основных англоязычных рынках, можно, возможно, спросить, способствовали ли ценности и привычки, которые они прививают писателям, самореференциальности любовных романов? сам роман.Будут ли те же паттерны литературных отсылок доминировать в любовных романах, написанных за пределами этих профессиональных сетей? Появляются ли подобные элементы в местных формах любовной фантастики, которые возникают, отчасти в подражание западным образцам, в таких странах, как Россия, Китай и Турция, или представляют собой метахудожественные аллюзии на жанр любовной фантастики, значительно более распространенный в англоязычной литературе? книги, написанные для основных западных рынков? Эта статья призвана открыть дискуссию по этим вопросам, рассматривая модели литературных отсылок в недавних русскоязычных любовных романах.Опираясь на данные, полученные в результате изучения сорока оригинальных русских романтических произведений, я покажу, что в целом русский жанр менее самореференциален, чем его западный аналог. Русские писатели реже ссылаются на чтение и книги, чем западные авторы; кроме того, литературные аллюзии, которые все-таки появляются в их произведениях, сосредоточены преимущественно на классике или на советской художественной литературе и поэзии, а не на романтических произведениях. Массовая культура, когда она фигурирует в исконно русских любовных романах, обычно представлена ​​аллюзиями на российские и западные телесериалы, мультфильмы, сказки, популярные песни, блокбастеры, а иногда и на известные романы ужасов или детективы (например, Стивена Кинга). или Артур Конан Дойл), а не другие любовные романы.

Если принять во внимание нынешнее состояние издания романов в России, то это, пожалуй, неудивительно. Как я объясню более подробно ниже, романтическая проза остается в России относительно незрелым жанром с аморфными границами. Российские писатели не получают такого наставничества и ознакомления с лучшими практиками и жанровыми нормами со стороны профессиональных организаций, писательских форумов и издателей, которые помогли на Западе превратить любовную литературу в четко определенную отрасль и сообщество.Более того, читатели русских романсов меньше связаны друг с другом и с писателями, чьи произведения они читают. Таким образом, романтическая проза представляет собой гораздо менее стабильную точку отсчета, чем другие формы литературного произведения. Когда они включают в свое произведение конкретные культурные отсылки, авторы русских романсов обычно ссылаются на тексты, которые лучше подходят для того, чтобы служить общей основой в современной русской культуре: прежде всего и самое главное, канон западной и русской литературной классики, знакомый многим читателям. из школьной программы, но и, в меньшей степени, литературных авторов советского периода, а также популярных теле- и кино.Такие отсылки эффективно вписывают коренные русские любовные романы в более широкие литературные и культурные рамки, а не выделяют их как определенную форму, требующую самореференциальной аллюзии. Отсылки к классике и художественной литературе в русских любовных романах часто кажутся расчетливыми, чтобы подчеркнуть тот факт, что и читатели, и авторы романов представляют собой часть более широкого литературного диалога и что роман как жанр затрагивает те же проблемы и темы, что и другие более ранние формы. литературы, только с несколько иной точки зрения.В этом смысле эти аллюзии действуют так же, как ссылки на Шекспира и других классиков, которые часто появляются в западной романтической литературе. Они неявно защищают ценность любовных романов и опровергают стереотипы, предполагающие, что и читатели романов, и писатели романов плохо образованы, им не хватает литературной искушенности, и они ценят книги исключительно как источник дешевого развлечения (Осборн 47–50; Уайт 219–221).

Изучая местные романтические традиции, вдохновленные западными образцами, я иду по стопам таких ученых, как Джульетта Флеш, Анник Капелле и Ева Хеммунгс Виртен, которые исследовали австралийскую, французскую, голландскую и шведскую любовную литературу соответственно.Как и эти ученые, в моей работе рассматривается вопрос о том, как форма любовной фантастики, впервые появившаяся на англоязычных рынках, «одомашнивается», когда она экспортируется в новые страны. Как отмечает П. Аласутари, «внешние модели никогда не принимаются просто так; когда они превращаются в реальные практики и включаются в местные условия, их значение и последствия отличаются от первоначального плана» (67). Исследования одомашненных ответвлений импортированной литературной формы часто требуют определенной степени обобщения, поскольку они отображают очертания жанра в рамках одной культуры и/или служат для ознакомления международного сообщества ученых с категорией текстов, которые могут быть трудными. к доступу из-за языковых барьеров или просто неизвестных за пределами страны их происхождения.Тем не менее, здесь я попытался сбалансировать необходимость предоставления общей информации о жанре любовных романов в России с более конкретным прочтением отдельных романов. Я признаю, что, как отмечали Франц и Селинджер, Мэри Блай и Флеш, научные исследования в области любовной фантастики временами страдали из-за того, что ученые слишком часто формулировали аргументы как обсуждение жанра в целом и прилагали слишком мало усилий, чтобы провести различие между отдельными книги и писатели (Франц и Селинджер 5; Блай 60; Флеш 11). [Конец страницы 3]

В первых разделах этой статьи я делаю общие наблюдения о моделях литературных и культурных аллюзий, основанные на обзоре сорока русских романов, большинство из которых были опубликованы после 2005 года. период становления романса (1990-е и начало 2000-х), потому что я хотел выявить закономерности литературных аллюзий в жанре, который существует сейчас. Отбирая книги, я старался включать в себя целый ряд поджанров (исторические любовные романы, романтические триллеры, романтические комедии и романы о паранормальных явлениях), произведения особенно популярных и признанных русских авторов, а также произведения, рекламируемые или названные таким образом, чтобы они явно связывали их с традиция западного романа.Например, я включил несколько названий из серии оригинальных русскоязычных романов «Русский арлекин», выпущенной Центрполиграфом, лицензиатом «Арлекина» в России, а также выбрал несколько романов, потому что в их рекламе упоминались известные британские и Американские авторы романов. Я относительно поздно принял решение добавить к моему исследованию работы, рекламируемые способами, которые напоминают традицию западного романа. Многие из первых русских романов, которые я читал, разительно отличались от этого западного образца.Я хотел удостовериться, что эта закономерность не является простым совпадением в результате моего выбора сэмплов, поэтому я искал работы, которые, как мне казалось, больше соответствовали западным жанровым нормам. Однако даже эти тексты, как покажут примеры, которые я приведу ниже, часто в важных отношениях расходились с западной романтической традицией.

После описания общих характеристик сорокабуквенного образца, с которым я работал над этим проектом, я привожу более подробный анализ литературных отсылок, использованных в двух полюбившихся книгах: « Нежный фрукт » Галины Куликовой (« Нежный фрукт »). и Синдром Настасьи Филипповны Натальи Мироновой ( Синдром Настасьи Филипповны ), оба выдержали несколько изданий.Чтобы обеспечить некоторый контекст для этой дискуссии, я начну с краткого описания возникновения и эволюции российского рынка романтической литературы. Очевидно, рассказ о том, как складывался русский романс под влиянием как зарубежных, так и отечественных литературных предшественников, мог бы составить целую монографию. Здесь я ограничусь изложением того, что я считаю наиболее существенными аспектами этой темы, с прицелом на читателей, не имеющих достаточных знаний о русской популярной культуре и массовой художественной литературе.Основная часть этой статьи посвящена проблеме литературных отсылок в современных массовых русских любовных романах.

Любовная литература на российском рынке

Любовная литература для массового зрителя имеет в России относительно недолгую историю. В коммунистический период советских читателей учили «рассматривать культуру в целом и литературу как нечто большее, чем просто развлечение» (Баркер 14). И государственные деятели, и представители интеллектуальной элиты с тревогой реагировали на народное увлечение «бульварной литературой», переводимой с западноевропейских языков, опасаясь, что такие названия подавят интерес к более полезным формам художественной литературы, в том числе к классикам русской литературы, которые, с точки зрения государства, могли бы вдохновить граждан Советского Союза на патриотизм, и идеологически правильные советские романы в официально санкционированном стиле социалистического реализма.Хотя, как отмечает Катарина Теймер Непомнящий, советские писатели при поддержке государства выпускали несколько «красных» детективных, шпионских и криминальных романов, особенно в послесталинские десятилетия, и советское издательство тоже [Конец страницы 4] напечатал некоторые классические западные детективы и детективные романы (например, Агату Кристи) в переводе, в Советском Союзе не существовало реального эквивалента западной любовной фантастики (162-165; Макарова, «Любовный роман», 75). Приоритет личного семейного счастья в этом жанре плохо сочетался с официальной советской культурой, где другие ценности, в том числе коллективная борьба и самопожертвование ради государства, как правило, занимали передний план.Отдельные экземпляры любовных романов на английском или немецком языке действительно могли, как предполагает Джуди Марголис, попасть в Восточную Европу в качестве контрабанды, привезенной вернувшимися путешественниками или посылками из-за границы, но в самом Советском Союзе языковой барьер означал бы, что такие копии имели более ограниченное влияние, чем в Восточной Германии (58).

Западные любовные романы массово вышли на российский рынок лишь в 1993 г., через два года после распада Советского Союза и через четыре года после падения Берлинской стены ; Ловелл 137, 196).[1] «Арлекин», который, как сообщает Марголис, отправил грузовики с 720 000 экземпляров романов, опубликованных в Западной Германии, в Восточную Германию в качестве жеста доброй воли, как только рухнула Берлинская стена, как сообщается, решил отложить свой въезд в Россию, потому что хотел чтобы провести кампанию «в самый раз». Генеральный директор Брайан Хики объяснил: «Если бы мы облажались в Венгрии, это не было бы концом света. Но у России слишком большие возможности» (Марголис, 57). Когда «Арлекин» все-таки вышел на российский книжный рынок, он столкнулся с серьезными проблемами с распространением и обнаружил, что его первоначальная прибыль неутешительна (Grescoe 261–264; Markert 189–190).Тем не менее, самые ранние переводы романов об Арлекине и произведения таких авторов, как Барбара Картленд, которые поступили в российские книжные магазины примерно в тот же период, продавались достаточно хорошо, чтобы почти сразу вдохновить отечественных подражателей. Однако изначально многие русскоязычные художественные произведения, продаваемые в категории романов, мало походили на западные романы для массового рынка. В исследовании читательских привычек россиян на рубеже XXI века, опубликованном Российской национальной библиотекой в ​​2014 году, отмечается, что, стремясь угнаться за трендом и войти в категорию, российские издатели иногда переупаковывали классику и современные литературные романы — как западные, так и западные. а русские — как романсы.Произведения Ги де Мопассана, Вячеслава Шишкова, Джона Фаулза и Ромена Гэри продавались как «романсы» в 1990-е годы ( Читающая Россия 179, сноска 42).[2]

Российские писательницы, начавшие писать оригинальные любовные романы в 1990-х годах, также не придерживались строго западных моделей, часто даже не в состоянии обеспечить HEA (долго и счастливо), который представляет собой основное требование жанра (Черняк 161). Отмечая это несоответствие, некоторые ранние русские комментаторы утверждали, что романтика как форма была чисто западной, а «русская почва» была «не подходящей средой для развития любовных историй, которые заканчиваются счастливо (и должным образом)» (как сообщалось в Читающей России ). 180, сноска 45).Исследователи из Российской национальной библиотеки в 2014 году поддержали такие взгляды, отметив:

По-видимому, англо-саксонская культура более приспособлена к возникновению и развитию такого рода литературы: наблюдаемый в ней баланс искренности и сдержанности нарушается в любой другой культуре, в результате чего возникают либо эротические (Франция, Италия), либо сентиментальные (Германия) ) романы — другими словами, совершенно другой жанр. Точно так же русские любовные романы становятся либо криминальными, либо психологическими.( Читающая Россия 180, фн. 45)

Примечательно, что ни криминальные, ни психологические романы обычно не заканчиваются идеальной романтической гармонией и обязательствами. [Конец страницы 5]

Отчасти, конечно, русская романтическая проза отличалась от своего западного предшественника тем, что на нее влияли как отечественные, так и иностранные тексты и жанры. Шаблонные соцреалистические сюжеты о женщинах-героях, преодолевающих препятствия и помогающих строить социализм по одному заводу или трактору, городские романы Юрия Трифонова и, самое главное, высокая литературная женская проза позднесоветского периода таких авторов, как Наталья Баранская и Я.Грековой, в которой описывалась повседневная жизнь обычных русских жен и матерей, все смешалось с новой импортированной формой любовной прозы, чтобы создать гибридный жанр (о «главном сюжете», очевидном в большинстве соцреалистических романов, см. Кларк; о русской женской прозе и поэтику повседневности см. у Сатклиффа). Такие романы, как правило, подчеркивали борьбу героини (на работе, на поле боя или против суровых реалий советской внутренней экономики — в зависимости от типа книги). В той мере, в какой романтическая любовь вообще фигурировала в них, она обычно играла второстепенную роль: была наградой за упорный бой, а не основным мотивом или целью героини.

Хотя за последние двадцать пять лет коренные русские романы, возможно, приблизились к своим западным аналогам, и теперь, конечно, часто встречаются романы со счастливым концом в западном стиле, различия сохраняются. Романы, выпущенные в виде романов некоторыми из самых популярных русских писателей в этой категории, например, Татьяной Веденской и Екатериной Вильмонт, содержат сюжеты, в которых герой появляется только на 69% сюжета, а героиня циклически повторяется. романы с несколькими женатыми мужчинами, прежде чем найти пару на всю жизнь, герой сыграл неблагородную роль в деле об опеке, прежде чем сделать предложение (подкуп свидетелей, чтобы поддержать заявления алкоголика, брошенного отца), или главная героиня остается в конфликте по поводу своего романтического выбора даже в конце романа — все сюжетные элементы, не поддающиеся ожиданиям преданного читателя западной романтики («Веденская», «Девушка с амбициями »; Н.Миронова, В ожидании Айвенго ; Вильмонт, У меня живет жирафа ).

Некоторые отличительные черты русской романтической литературы, несомненно, отражают реальные культурные различия и влияние отечественной литературы, но, вероятно, свою роль играет сохраняющаяся нестабильность в том, как в России определяется сама категория. Хотя романтическая проза уже двадцать пять лет представляет собой один из самых популярных сегментов российского книжного рынка, уступая место в художественной литературе только детективным романам и классике, в русском языке до сих пор нет для нее общепринятого термина (Макарова, «Любовный Роман», 71).Фразы « любовные романы » (любовные романы), « женские романы » (женские романы) и « сентиментальные романы » (сентиментальные романы) взаимозаменяемы для обозначения категории. В 2017 году «Книга.com», один из ведущих интернет-магазинов книг на рынке русской эмиграции в США, использовал термин « сентиментальные романы » для физических копий и « любовные романы » для своих электронных книг. книжный раздел. Вместе термины « любовные романы », « женские романы » и « сентиментальные романы » охватывают не только западные романы, но и целый ряд родственных материалов, которые на Западе можно было бы классифицировать как « цыпленок лит» или «женская литература», а также все русские произведения, в чем-то похожие.[3] Примечательно, что Людмила Улицкая, пожалуй, самый известный автор высокой литературы в России на сегодняшний день, отмечала в интервью, что она публикует свои работы в «Эксмо», ведущем российском издательстве как массовой, так и любовной литературы, потому что считает это способ охвата более широкой аудитории (Сатклифф 134). В российских книжных магазинах ее книги обычно стоят на полках рядом с любовными романами.

Потому что ни один онлайн-дистрибьютор не доминирует в России так, как Amazon в США.S. и отзывы читателей разбросаны, а не сосредоточены на крупных сайтах, [End Page 6] поиск информации об авторах и названиях пугает. Немногие авторы романов в России присутствуют в социальных сетях; многие действуют эффективно анонимно, даже не размещая биографии на веб-сайте своего собственного издателя. Возможно, у них мало финансовых стимулов для этого: до 92% скачиваний книг в России являются пиратскими, а популярные названия часто появляются в Интернете в нелегальных копиях, прежде чем попасть в книжные магазины, поэтому написание книг даже для очень известных авторов приносит прибыль. возмутительно мало денег (Руссо; «Саймон Данлоп»; Книжный рынок России 82; «Почему питерские литературные»).Интернет, который способствовал буму русской романтической фантастики, начавшемуся в середине 1990-х годов, облегчая для новых писателей распространение популярных романов и облегчение для читателей их открытия, наоборот, в некотором смысле сдерживает развитие жанра, для большинства авторов невозможно получить прибыль.

Кроме того, писатели-романы, возможно, пользуются даже меньшим уважением в России, чем на Западе: запретительное отношение к чтению, восходящее к советскому периоду, при Путине все больше возрождается.На форумах и конференциях в последние годы деятели российской культуры неоднократно выражали озабоченность тем, «что основной функцией книг» стала «развлекательная», нередко выделяя любовные романы за специфический позор (Ческис). Например, Александр Кибовский, начальник Департамента культуры города Москвы, в марте 2016 года прокомментировал политику комплектования библиотек следующим образом:

Всегда будет читательский спрос на литературу, такую ​​как любовные романы. Ничего не имею против методических рекомендаций, книг на темы типа «Как удержать сбежавшего мужа.Это тоже, наверное, полезная информация. Есть спрос и на такую ​​литературу. Но все мы говорим, что библиотеки — это центры распространения качественной информации. Не надо подыгрывать читателям: у библиотек более высокая миссия. По этой причине библиотеки не должны [ниже себя] конкурировать по качеству с сетями книжных киосков. («Кибовский»)

«Год литературы», кампания 2015 года по популяризации литературы и чтения, санкционированная президентом Путиным и активно продвигаемая в российских СМИ, в частности, полностью сосредоточенная на классике и современной высокой литературе («божественная литература»).Теперь это ежегодное мероприятие, оно в значительной степени сохраняет этот акцент на высокой, а не на массовой литературе.

Фрагментация российского рынка, отсутствие информации об авторах и названиях, безудержное пиратство и пренебрежительное отношение к любовным романам в русской культуре, вероятно, играют определенную роль в препятствовании консолидации жанра. Даже сейчас, спустя двадцать пять лет после того, как романтическая литература появилась на российском рынке, почти любой современный русскоязычный роман с центральным женским персонажем и романтическим элементом может продаваться как часть этой категории.Тем не менее оригинальные русские романы постепенно завоевывают популярность у читателей. Русские авторы романов, такие как Екатерина Вильмонт, теперь регулярно присоединяются к популярным западным авторам (Джоджо Мойес, Э.Л. Джеймс, Нора Робертс, Элоиза Джеймс) в списках бестселлеров ( Книжный рынок России 65; см. также Статистические показатели за 2012–2017 годы). . Не исключено, что со временем продажи отечественных русских романов превзойдут продажи иностранных переводов, как это было в случае с детективными романами, хотя до сих пор этого не произошло.В 2016 г. было продано почти в два раза больше экземпляров переводов иностранных романсов, чем оригинальных русских произведений («Выпуск книг»). [Конец страницы 7]

Литературные отсылки в русских любовных романах

Поскольку русская любовная литература как категория остается настолько аморфной, такие произведения редко бывают самореференциальными, как это часто бывает в англоязычных любовных романах. Героини русских любовных романов гораздо реже, чем их американские коллеги, изображаются читательницами, а когда держат книгу в руках, то часто скромно прячут от нас ее корешок.Когда злой двоюродный брат спрашивает героиню Юлии Климовой «, действуй, принцесса!» (Деиствуй, Принцесса!) какие книги она читает, отвечает сначала «Все и вся», а потом конкретнее: «Приключенческие романы». Когда ее многозначительно спросили, читает ли она также любовные романы, она, наконец, признается: «И это тоже», но не сообщает подробностей (глава 8, локация 2363-2373). Героиня романа Натальи Доманчук « Не называй меня дурой » — писательница, но сочиняемые ею короткие рассказы, вставленные в роман, относятся к разряду ужасов, а не романтики.В «Любовь и предубеждения » (Любовь и предрассудки), историческом романе с викторианским сеттингом, написанном двумя русскоязычными авторами, использующими вызывающий воспоминания псевдоним Эмилия Остен, книги фигурируют только как защитное оружие в сцене близкого изнасилования в библиотека.[4] Помимо названия и псевдонима авторов, которые для российских читателей представляют собой смесь Эмили Бронте и Джейн Остин, никаких ссылок на Остин, автора, которого Памела Реджис называет «мастером любовного романа», не существует. найти (75).Возможно, этому повезло: другой роман того же дуэта, «Шелк для истинной леди », заимствовал как сюжетные элементы, так и целые отрывки из « Дамское наслаждение » Золя (Lady.webnice.ru, комментарии читателей). об Эмилии Остен). В романе Екатерины Бобровой « Риль: Любовь дракона » (Риль: Любовь дракона), романе об оборотнях-драконах, также мало упоминаний о книгах и чтении — если исключить сборники магических заклинаний и начальную обстановку, напоминающую знаменитый Хогвартс. Школа романов о Гарри Поттере .Героини русских романсов могут задаваться вопросом, когда придет их «принц», но обычно они делают это в терминах, которые напоминают стандартные сказки или колонки с советами о свиданиях из женских журналов, а не конкретно романы («Веденская», глава 5, локация 3798–3801, 6643-6648; Корсакова 80; Е. Миронова адрес 1031-1036).

Аллюзии на каноны литературной классики, как русской, так и западной, которые были бы особенно знакомы большинству российских читателей среднего возраста как наследие стандартизированной учебной программы в советских школах; упоминания диссидентских произведений, запрещенных в советский период; и даже цитаты из произведений второстепенных советских писателей встречаются чаще, чем ссылки на любовные романы в русских любовных романах.Например, хотя рассказчик «» Екатерины Вильмонт «Нашла себя блондинкой!» (Нашла себе блондинка!) — писательница, которая надеется превратить устно рассказанную любовную историю молодого знакомого в роман, сама книга пропитана отсылками к классике, а не к любовным романам. Младшая, Таня, сравнивает рассказ о своем бедном сельском детстве с автобиографическим произведением великого писателя-социалиста Максима Горького « Мои университеты » (Мой университет), а также перечисляет запрещенные книги, которые она читала в подростковом возрасте. такие как Солженицын Первый круг (8, 35).В произведении Татьяны Алюшиной « Девочка с проблемами » («Девушка с проблемами») герой и героиня обмениваются цитатами из стихов Леонида Филатова и Корнея Чуковского, известного советского актера, имевшего литературный успех и главного детского поэта России. соответственно, а также ссылки на советские и американские фильмы и постсоветские телесериалы (61, 155, 101, 159, 203, 304). [Конец страницы 8]

Отсылки к фильмам и телевизионным программам довольно часто встречаются в русских любовных романах.В книге Галины Куликовой « Помолвка на троих » («Одна помолвка на троих») упоминаются «Унесенные ветром », «Шофер мисс Дейзи» и «Призрак оперы» , а также цитаты из Николая Гоголя и Гомера. как намеки на Шекспира, Эдгара Аллана По и Александра Дюма. В книге напрямую упоминаются только два автора массовой фантастики: Стивен Кинг и Артур Конан Дойл (62, 117, 171, 200, 232, 235, 308, 148, 192). В фильме Елены Булгановой « Первый холостяк страны » (Первый жених страны), появившемся в недолговечном сериале «Русский арлекин», выпущенном Центрполиграфом, герой и героиня встречаются на телестанции: это известный актер , и она фанатка с его фотографиями по всей комнате и одержима американским телесериалом Lost .Единственная конкретно упомянутая книга — известный теоретический труд о театре, который героиня читает в рамках своих усилий найти общий язык с героем (локация 600-601).

Нежный плод и Синдром Настасьи Филипповны , два романа, которые я более подробно рассмотрю ниже, в какой-то степени можно отнести к исключениям из общей схемы, которую я здесь обрисовал, поскольку они включают более развернутые ссылки на чтение и книги. чем это характерно для русских любовных романов и хотя бы упомянуть популярную романтическую прозу.В каждом из них также есть ключевая сцена из личной библиотеки героя, в некотором смысле отражающая классический отрывок из «Евгения Онегина» , в котором влюбленная героиня Татьяна Ларина исследует библиотеку одноименного героя, ища подсказки относительно его истинной природы в том, что он делает. читает и следы от миниатюр, которые он оставляет на полях книг. Однако даже в «Нежный фрукт » и «Синдром Настасьи Филипповны » отсылки к высокой литературе значительно многочисленнее и детальнее, чем к жанру любовной фантастики.

Галина Куликова
Нежный фрукт

Галина Куликова прежде всего известна российскому читателю как автор ироничных детективных романов, но в последние годы она также написала романтические комедии, многие из которых своим тоном и использованием знакомых сюжетных элементов напоминают позднесоветские комедийные фильмы. [5] Ее роман Tender Fruit представляет собой одну из ее первых попыток написать романтическую комедию. Когда он впервые появился в 2009 году, на его обложке были изображены кошка и фрукты, что явно не указывало на то, что это роман; более поздние издания включают обложки с изображением гетеросексуальной пары, а также расширенное название « Соблазнение холостяка» или «Нежный фрукт » — изменения, которые более четко обозначают книгу как любовную фантастику в западном стиле.[6] Все последние издания ромкомов Куликовой четко обозначены в правом верхнем углу обложки фразой «Хорошее настроение гарантировано», которая фактически обещает счастливый конец.

По своей сюжетной линии « Нежный фрукт» напоминает самый популярный российский новогодний фильм всех времен, классический телевизионный фильм 1975 года « Ирония судьбы, или С легким паром» (Ирония судьбы, или С легким паром). !). В книге Куликовой Дмитрий Грушин, профессор физики, не сумевший найти любовь, соглашается по предложению своей племянницы жениться на Любе, ее знакомой, провинциальной библиотекарше.Когда Люба приезжает в Москву, она неправильно читает расплывчатый клочок бумаги с адресом своего будущего мужа и вместо этого оказывается на квартире профессора словесности Дмитрия Астраханцева. Он находится в процессе развода и ожидает, что специалист по биоэнергетике, нанятый его [End Page 9] неверной будущей бывшей женой, изгонит нечистую силу из семейной квартиры. Ее зовут Люда. Возникает большая путаница, отчасти из-за похожих имен главных героев и общей профессии двух любовных увлечений мужчин.Однако в конечном итоге Астраханцев и Люба находят романтическое счастье, как и Дмитрий Грушин, профессор физики, и Люда, специалист по биоэнергетике.

Профессора университетов и библиотекари представляют профессии, которые пользовались престижем в советский период из-за их связи с высокой культурой, но потеряли большую часть своего статуса и экономической безопасности в постсоветской России. Хотя Куликова изображает своих главных героев странно экономически благополучными, учитывая постсоветский контекст ее работы, в ранних сценах она предполагает, что ценности и привычки таких интеллектуалов расходятся с некоторыми аспектами постсоветской культуры.Впервые мы видим тридцатипятилетнюю героиню Любу, сидящую в кафе со своим другом Федором и обсуждающую свою последнюю романтическую неудачу. «Вся проблема в том, что ты работаешь в библиотеке, — услужливо объясняет Федор. «Постоянное чтение книг мешает женщине выполнять свою роль представительницы слабого пола. […] Ты окружен [книгами], что делает тебя старомодным» (58). Оставшись одна в дамской комнате после разговора, Люба ругает себя за то, что увлеклась любимыми романтическими рассказами и поверила, что с ней может случиться что-то исключительное.Отчаяние побуждает ее принять нетрадиционное предложение подруги рассмотреть вопрос о браке по расчету (61).

Войдя в квартиру профессора литературы Дмитрия Астраханцева, Люба сразу же впечатляется его обширной личной библиотекой. «До нее она видела очень редкие издания русской и зарубежной классики — она в них хорошо разбиралась. А также книги по искусству, целая коллекция старых сказок и современных бестселлеров в авангардных обложках, тщательно отобранных и расставленных по жанрам» (132).Еще до того, как Дмитрий понимает, что Люба не та, за кого он ее изначально принял, их общая любовь к книгам устанавливает прочную связь между ними. Когда он перефразирует отрывок из книги Тани Хафф «Цена крови », она сразу же определяет источник цитаты и спрашивает: «Вам нравятся романы о вампирах?» Он осторожно отвечает: «Ну, вообще… В них есть некий шарм. Они полны страсти…» Затем он с тоской думает про себя:

Ни одна из женщин, которые ему нравились, никогда не была в состоянии победить Пруста и не знала, кто такие антистрафордианцы.Трудно было поверить, что специалист по биоэнергетике, появившийся из ниоткуда […], тоже мог распознавать цитаты на лету. Но, может быть, так было только с определенными видами книг? (135-136)

Затем он испытывает ее, цитируя стихотворение, бранящее лживость и подлость: «’Так часто невозможно сказать, / Какой замысел скрывается в наших душах / Даже бремя предательства не тягостно / Когда оно остается тайной’ — вы когда-нибудь пересекали эти линии? Когда Люба тут же читает по памяти следующий отрывок стихотворения и называет первоисточник — антологию, которая, как нам говорят, была издана в 1999 году несуществующим издательством «СПЛИН», — Астраханцев понимает, что, возможно, он нашел свою настоящую любовь. -матч (136).На самом деле, хоть и представлено в «Нежный фрукт » как образец бутик-издания высокой литературы, стихотворение написано самой Куликовой (Куликова, «Ваш е-мейл»). В настоящее время он обретает вторую жизнь в Интернете, где относительно часто появляется на форумах, собирающих любимые цитаты и стихи читателей, хотя источник редко указывается (см., например, форумы «Кинозал ТВ»).

Литература и книги являются ключевыми пробными камнями как для второго героя романа Куликовой, так и для первого.Дмитрий Грушин, профессор физики, понимает, что влюблен в специалиста по биоэнергетике Люду, только после того, как она сбежала из его квартиры. В поисках ее он идет на квартиру Дмитрия Астраханцева и выпрашивает информацию: «Вы ученый-гуманитарий, — умоляет он Астраханцева, — не привила ли вам мировая литература сочувствие к чувствам других? Не читали ли вы, профессор, таких замечательных произведений, как «Дама с собачкой» и «Евгений Онегин »? Неужели Пушкину, солнцу русской поэзии, не удалось растопить твое ледяное сердце?» (261) Слова Грушина имплицитно делят человечество на две существенные категории: на тех, кто знает и ценит литературу и потому понимает любовь и утрату, и на души подлые и лживые, как те, что описаны в стихотворении, которое читали вместе Люба и Астраханцев, а также как неверные астраханцевы. супруг.

Неудивительно, что искренность и теплоту чувств Куликова отождествляет с любовью к литературе. В позднесоветских романтических комедиях, которые, кажется, перекликаются с ее романом, часто фигурировали образованные бета-герои и героини (инженеры, хирурги, школьные учителя) и аналогичным образом использовались отсылки к литературе. Романтические пары собирались вместе над балладами с классическими стихами в качестве текстов и просматривали библиотеки друг друга, как это часто делают герои и героини западных любовных романов (см., например, «Ирония судьбы» ).Что поразительно — и радикально для русской литературы — так это включение Тани Хафф, чьи книги не совсем романтические, но уж точно популярные, наряду с Пушкиным и Чеховым в список литературных увлечений, разделяемых Куликовой, профессором литературы и библиотекарем. Более того, цитата из Хаффа — первое литературное произведение, связывающее Астраханцева и Любу, что, возможно, дает ему преимущество. Это предполагает, по крайней мере, некоторое противодействие запретительному отношению к чтению, которое в значительной степени презирало популярную художественную литературу как изначально вульгарную и низкокачественную.Включение Хаффа подразумевает, что популярные жанры, а также классика могут взращивать душу, и подтверждает наличие таких названий в личных библиотеках и моделях чтения представителей даже солидных интеллектуальных профессий.

Наталья Миронова
Синдром Настасьи Филипповны

Вторая писательница, которую я обсуждаю, Наталья Миронова, использует в своих романах смесь отсылок как к классической литературе, так и к популярным жанрам таким образом, что достигается аналогичный, но более нюансированный эффект.Перед безвременной кончиной в 2012 году в возрасте 62 лет Миронова перевела на русский язык книги Норы Робертс и Сандры Браун, а также сама написала шесть любовных романов. В лучших из них Миронова соперничает с Людмилой Улицкой в ​​ее литературной изощренности и детальном изображении как позднесоветской, так и ранней постсоветской жизни. Это нигде так не проявляется, как в романе Мироновой «Синдром Настасьи Филипповны ». Название этого произведения отсылает, пожалуй, к самому известному ущербному женскому персонажу во всей русской литературе, эффектно склонной к саморазрушению героине романа Достоевского « Идиот », которая в детстве подверглась сексуальной эксплуатации и ушла наполненной ненавистью и ненавистью к себе. что она не могла принять даже окончательный конец сказки для себя — замужество за богатым и добрым принцем — вместо того, чтобы погрузиться во тьму и насилие.Настасья Филипповна Достоевского в конце концов встречает свою смерть от руки ревнивого, жестокого любовника, которого она ошибочно полагает достойным. Вторя персонажу Достоевского, и героиня романа Мироновой, и ее мать, ключевой второстепенный персонаж, в подростковом возрасте стали жертвами групповых изнасилований. Роман Мироновой описывает последствия этих травм, прежде чем провести каждую женщину через процесс выздоровления и к такому счастливому финалу, который был невозможен для героини Достоевского.

Что необычно для русской романтики, мать и дочь Мироновой частично имеют африканское происхождение, и насильственные травмы, которые они переносят, явно идентифицируются как расистские нападения. В русских романах часто фигурируют героини, которых описывают как более темнокожих, чем в среднем, и которые беспокоятся, что в результате потенциальные женихи (или родственники мужа) могут счесть их нежелательными — так же, как «фигуристые» героини с изначально низкой самооценкой изобилуют в американских романах. любовные романы. Например, частично кубинские, частично грузинские и частично цыганские персонажи фигурируют в других романах, которые я читал для этого проекта.Однако немногие русские авторы выходят далеко за рамки поверхностного востоковедческого описания, использующего «горячую южную кровь» в качестве маркера романтической страсти, или глубоко исследуют расовые вопросы, как это делает Миронова (Корсакова 19; см. также Веденскую главу 4, местонахождение 5645- 5648 и Н. Мироновой В ожидании Айвенго ). Более того, я не нашел других примеров полуафриканских героинь. Учитывая преобладающий в русской культуре расизм, повествовательный выбор Мироновой очень смел. Подобно роману Дженнифер Крузи «, поспорь со мной, », в котором фигурирует фигуристая героиня, «. Синдром Настасьи Филипповны » кажется созданным для того, чтобы обучать читателей и бросать вызов преобладающим стандартам красоты и предубеждений (о романе Крузи см. Крамер).К сожалению, но не удивительно, что издатель Мироновой постепенно выбелил женские фигуры на обложках «Синдром Настасьи Филипповны » по мере выхода последующих изданий.[7]

Героиня Мироновой Юлия, как сказано в начале романа, внучка «фестиваля»: ее мать родилась на волне Всемирного фестиваля молодежи и студентов, реального исторического события, собравшего 34 тысячи посетителей из 131 страна в постсталинскую Москву в 1957 году и ненадолго наполнила город энтузиазмом международного братства.«Нет числа юных девиц, — лукаво замечает рассказчик Мироновой от третьего лица, — которые предали свою добродетель во время празднества» (27). Девять месяцев спустя дети смешанной расы, как добавляет рассказчик, во многих случаях были помещены в российские детские дома. Мать Юлии Элла, цвет кожи которой указывал на то, что ее отец, скорее всего, был делегатом Фестиваля от Африки, выросла, как мы узнаем, в ужасных условиях в детском доме, где столкнулась как с обычным расистским пренебрежением, так и с советским лицемерием.Видеть плачущих сотрудников, которые постоянно принижали ее плач во время показа классической музыкальной комедии 1936 года « Цирк » («Цирк»), изображавшей Советский Союз как убежище от расизма для афроамериканцев, взбесило маленькую Эллу. Групповое изнасилование в четырнадцать лет тремя мальчиками постарше. Она клянется избегать любых связей с мужчинами и посвящает себя учебе, а затем получает стипендию в Московском университете дружбы народов, где в конечном итоге получает докторскую степень. в области африканистики и должность на факультете.У нее короткий роман со своим наставником, сочувствующим женатым преподавателем, с единственной целью забеременеть, но затем она отказывается разрешить ему любой контакт с ребенком, хотя он любит ее, предлагает бросить своего супруга и настаивает на помощи. ее в ключевых случаях. Вместо этого она воспитывает Юлию одна, преодолевая экономические кризисы, последовавшие за распадом Советского Союза, переводя деловые документы.

Когда Юлия, как и ее мать, подвергается групповому изнасилованию одноклассниками из средней школы в результате инцидента на расовой почве, ее мать чувствует огромную вину за то, что не смогла защитить ее.На первых страницах романа Мироновой мы видим итоги этой травмирующей предысторию двух поколений [End Page 12] , которая раскрывается лишь постепенно: взрослая Юлия выбрала карьеру модели высокой моды, потому что это позволяет ей держаться подальше от мужчин — они могут смотреть, но не трогать. Когда к ней подошел влюбленный Даня, инженер по компьютерным системам, она поначалу не могла ему доверять. На протяжении всей длинной центральной части романа он ждет, неоднократно предлагая свою любовь и поддержку, в то время как она, следуя образцу Настасьи Филипповны Достоевского, скатывается к еще большему самоуничижению, какое-то время работая в стриптиз-клубе, от которого она едва уклоняется. сексуальный хищник.

Долгие попытки Дани снова научить Юлию доверять перемежаются не только сценами, в которых он пытается защитить ее и помогает ей найти ресурсы, необходимые для исцеления, но и повторными ссылками на книги и разговорами о них. Вначале в романе Юлия склонна отмахиваться от мужчин, которых она встречает, бормоча «глупый бык» или как «второсортный свежий осетр» — встроенные цитаты из Анны Карениной и Булгакова «Мастер и Маргарита » соответственно — и она смотрит свысока на героинь любовных романов, которые быстро уступают ухаживаниям героев (201, 207; оригинальные контексты см.: Толстой 323 и Булгаков 205).Рассказчик отмечает:

Вот пусть такой герой с атлетической фигурой и квадратной челюстью попытается заигрывать с Юлией! […] С Юлией его история любви закончилась, не успев начаться. Она не понимала, как женщины могут терпеть мужчин. Ей даже пришло в голову, что любовные романы, возможно, сочиняют мужчины под женскими псевдонимами (219).

И все же Юлия, кажется, тоже мечтает о счастливом конце, который обеспечивают такие истории. Когда она впервые посещает квартиру Дани и видит его обширную библиотеку, большая часть которой, как нам говорят, состоит из сборников стихов, он читает ей по памяти стихотворение Александра Блока 1915 года «Соловьиный сад» («Соловьиный сад»).Юлия гневно требует знать, почему лирика поэта «Я оставила прекрасный сад и его любовь» в конце, и с досадой реагирует, когда Даня объясняет, что хорошие авторы не могут механически управлять судьбами своих персонажей и по требованию обеспечить счастливый конец. «В руках плохого автора, — замечает Даня, ссылаясь на сюжет Анны Карениной , — Вронский женился бы на Анне, и жили бы они счастливо в Италии, а Каренин присматривал бы за детьми в Петербурге» (241-242). .

Конечно, ирония в том, что в очень хорошей книге Мироновой мы получаем именно такую ​​переработанную сюжетную линию — вариант «Идиот », в котором Настасья Филипповна спасается и выходит замуж за своего принца. Сидя в ресторане с Даней после посещения его квартиры, Юлия понимает, что они с матерью замкнули себя стеной, не пуская в свою жизнь даже хороших людей. Однако место их уединения — в отличие от соловьиного сада, дававшего блоковскому лирическому I передышку от непосильного труда и романтического счастья, пусть и ненадолго, — не содержит ни красоты, ни покоя.«Это она и ее мать разбивали осадочные породы и тащили их к железной дороге» (249). Осознав это, Юлия рассказывает Дании свою историю и начинает терять бдительность. Хотя Юлии требуется время и помощь психиатра, чтобы научиться доверять, эта сцена приводит ее в движение к счастливой кульминации романа, двойной свадьбе Юлии и Дании и родителей Юлии, где группа играет «Some Day My Prince Will». Приходи» из «Белоснежка », когда две пары вальсируют.После замужества Юлия проходит прослушивание в престижную Российскую академию театрального искусства и читает пронзительное стихотворение Марины Цветаевой 1934 года о жизни в ссылке «Тоска по родине». В своем странном, хриплом голосе, испорченном в изнасиловании, она умудряется выразить всю отчужденность поэта, и все же находит себя обнимаемой и приветствуемой (429). Она приобрела дом и обширный круг любящих друзей, способных принять ее расу, о которых она всегда мечтала.В эпилоге Юлии, ныне театральной звезде, предлагается сыграть в фильме Достоевского « Идиот ». Когда ее мать слышит эту новость, она предостерегает Юлию: «Я просто прошу тебя: не играй в себя. Вы знаете этот мотив; это твоя роль, но это не ты», и Юлия может уверенно ответить: «Да, мама. Это не я. Я это давно понял» (443). Она освободилась от кодов классической литературы и теперь обитает в другом жанре — романе, который допускает по-настоящему счастливый конец.

Роман Мироновой читается почти как коллективная терапия: он дает положительное художественное разрешение одной из самых разрушительных сюжетных линий русской литературы девятнадцатого века и некоторых наиболее очевидных недостатков России конца двадцатого и начала двадцать первого века: расизма и сексуальное насилие, которое процветало, несмотря на лозунги равенства и братства. В романе эти проблемы и ставятся, и решаются в литературных терминах, применительно к Достоевскому, Блоку, Цветаевой, и посредством счастливого финала традиционного любовного романа.

Романтическая фантастика без сообщества романтической фантастики

И Галина Куликова, и Наталья Миронова были знакомы с традицией западного романса еще до того, как сами начали писать романсы. Миронова, как отмечалось ранее, переводила произведения некоторых из самых известных американских авторов романов, что дало бы ей прекрасную возможность впитать условности жанра. В переписке со мной по электронной почте Куликова сделала следующие комментарии о своих личных привычках чтения и истории:

В свое время я прочитала очень много любовной литературы, в том числе все доступное [на русском языке] Сандры Браун, но потом мое внимание остановилось на творчестве двух авторов: Джудит Макнот и Сьюзен Элизабет Филлипс.Я покупаю их книги, как только в наших книжных магазинах появляются переводы. Я не очень люблю романсы русских авторов; Я читала только книги своей подруги Екатерины Вильмонт, но любовными романами я бы их не назвала, а просто прозой о любви. Ирина Муравьева тоже прекрасно пишет о любви, но ее произведения во многом трагичны. Читаю Татьяну Устинову. Ее детективные романы содержат сильные любовные истории. (Куликова, «Ваш e-mail»)

Такие комментарии предполагают, что мы не должны предполагать, что русские любовные романы отличаются от своих западных предшественников, потому что их авторы незнакомы с условностями, которые управляют западной формой любовной фантастики.Русские любовные романы появились в ответ на успех британских и американских романов, а переводы импортных книг и сегодня продолжают оказывать сильное влияние на рынок, о чем свидетельствует их доминирующее положение в продажах. Другие факторы, однако, также влияют на типы романтических повествований, которые предпочитают писать российские авторы, и сыграли важную роль в процессе одомашнивания, которому подверглась романтическая литература с момента выхода на российский рынок. К ним относятся собственные литературные и культурные традиции России, экономика книгоиздания в России, особенности группировки и продажи книг в магазинах и в Интернете, укоренившиеся социальные предубеждения и отношение к чтению.

Литературные аллюзии в романах работают лучше всего, когда целевая аудитория книги знает достаточно, чтобы понять ссылки хотя бы на базовом уровне. Как отмечает Тамара Уайт, отсылки к Шекспиру особенно хорошо работают в англоязычных любовных романах, потому что они нравятся многим высокообразованным читателям романов и в то же время не отталкивают тех, у кого нет формального образования: «Шекспир легко доступен в массовой культуре» ( 220). Точно так же в западной любовной фантастике популярны ссылки на поджанры любовной фантастики и даже на конкретных авторов и названия, потому что поклонники и авторы представляют собой часть стабильного сообщества, имеют общие ориентиры и энтузиазм и могут быть связаны с одними и теми же именами.Наставничество со стороны профессиональных ассоциаций, таких как «Американские писатели-романтики», и энтузиазм фанатов, сопровождающий такие события, как съезд «Романтические времена», играют важную роль в информировании как писателей, так и читателей об условностях, которыми руководствуются романы, истории жанра, идентичность его светил и границы его поджанров — все это способствует высокой степени самореферентности.

В России, где любовная литература остается аморфной формой и где поклонникам и писателям не хватает общих пространств для изучения и обсуждения жанра, самореферентность не имеет смысла.Не существует четкого канона светил, на которых могут ссылаться авторы, и труднее предсказать, какие аллюзии на романтику могут быть значимы для читателей, которые могут даже не понимать основных условностей жанра или того, где романтическая фантастика начинается и заканчивается как категория. Если Екатерина Вильмонт, самая продаваемая российская писательница в жанре русской любовной фантастики, как это определено онлайн-магазинами страны и физическими книжными магазинами, , а не писательница романов, то кто? Учитывая неопределенность жанра, неудивительно, что немногие русские романы настолько самореференциальны, как это часто бывает в американских любовных романах.Конкретные ссылки на названия романов, авторов и поджанры встречаются редко; когда русские авторы вообще упоминают любовные романы, то вскользь и в самых общих чертах. Что касается более конкретных литературных отсылок, которые они используют, писатели в значительной степени полагаются на то, что более четко функционирует как общая культурная валюта в современном российском обществе: на классическую литературу, которая теперь снова возрождается в поддерживаемых государством культурных программах и является обязательной частью российской школьной программы, и , в меньшей степени советская художественная литература и поэзия, известные фильмы и популярное телевидение.Эти отсылки важны, поскольку они помогают сделать любовную литературу частью более широкого ландшафта российской культуры и неявно борются с негативными стереотипами, окружающими популярную художественную литературу и чтение для развлечения. Через них наиболее изощренные русские любовные романы, в том числе и проанализированные выше произведения Куликовой и Мироновой, выступают как потенциальные источники духовного просвещения и душевной теплоты — так же, как произведения Пушкина и Чехова, — а также, возможно, как полигоны для решения мучительных проблем. социальные проблемы, подобные описанным Достоевским и Цветаевой.


Я хотел бы поблагодарить Джули Кэссидей и Хизер Шелл, а также двух анонимных рецензентов за помощь в доработке этой статьи.

[1] Все источники, которые я цитирую, датируют появление большого количества любовных романов в российских книжных лавках и магазинах 1993 или серединой 1990-х годов. Однако отдельные примеры таких произведений появлялись несколько раньше в русском переводе. Российская национальная библиотека в Санкт-Петербурге по закону должна получать по два экземпляра каждой книги, изданной в России. [End Page 15] Из-за хаоса, который сопровождал распад Советского Союза и возрождение частных издательств, его коллекция за 1990-е годы заметно неполна. Тем не менее показателен его фонд произведений иностранных авторов-романсеров, которые рано приобрели последователей в России. Самое старое издание Барбары Картленд в фонде Российской национальной библиотеки датируется 1992 годом, и это единственная книга этого автора, которая имеется в библиотеке с этого года. Библиотека владеет девятью отдельными русскими переводами романов Картленда, опубликованными в 1993 году, и сотнями экземпляров более поздних русскоязычных изданий.Ему принадлежит одно издание романа Джульетты Бензони 1991 года, девять — 1992 года и 131 издание — 1993 года. Самый старый роман Сандры Браун в коллекции датируется 1993 годом.

[2] Конечно, на Западе маркетинговые решения иногда также стирают различия между романами для массового рынка и художественной литературой: как отмечают Уильям Глисон и Эрик Мерфи Селинджер, книжные магазины в Великобритании обычно откладывают романы на полку рядом с обычной художественной литературой (8). .

[3] Аргумент о том, что жанр детективных романов столь же широк в России, см. Непомнящий 167.

[4] Конечно, и в русской, и в западной литературе можно найти много примеров использования одного псевдонима коллективом авторов. В русской литературе, пожалуй, самым известным примером является Козьма Прутков, псевдоним, использовавшийся в 1850-х и 1860-х годах поэтами Алексеем Толстым и Алексеем, Владимиром и Александром Жемчужниковыми.

[5] Об иронических детективных романах см. Beumers 303-305.

[6] Оригинал обложки можно посмотреть на официальном сайте Куликовой: http://galina-kulikova.ru/proizvedenija/nezhniy_frukt/page/1/. Самая свежая обложка размещена на сайте ее издательства Эксмо: https://eksmo.ru/book/soblaznit-kholostyaka-ili-nezhnyy-frukt-ITD595353/.

[7] Оригинальная обложка 2008 года, на которой изображена темнокожая фотомодель, идущая по подиуму с птичьей клеткой в ​​руке, представлена ​​здесь: https://eksmo.ru/book/sindrom-nastasi-filippovny-430121978/. Обложку 2011 года, на которой изображена слегка загорелая женская рука, держащая свадебный букет на фоне белого платья, можно найти здесь: https://eksmo.ru/book/sindrom-nastasi-filippovny-ITD89122/. На обложке 2015 года изображен белый мужчина, держащий на руках белую женщину в свадебном платье на пляже; она размещена здесь: https://eksmo.ru/book/sindrom-nastasi-filippovny-ITD639500/. [Конец страницы 16]

Работы цитируются

Аласутари, П. «Доместикация моделей мировой политики», Ethnologia Europaea , vol. 39, нет. 1, 2008, стр. 66-74.

Алюшина Татьяна. Девушка с проблемами . Эксмо, 2015.

Баркер, Адель Мари. «Фабрика культуры: теоретизирование популярного в старой и новой России». Потребление России: популярная культура, секс и общество после Горбачева , под редакцией Адель Мари Баркер, Duke University Press, 1999, стр. 12–45.

Боймерс, Биргит. Поп-культура Россия!: Медиа, Искусство, Стиль жизни . АВС-КЛИО, 2005.

Блейк, Лекси. Только для его глаз . DLZ Entertainment, 2017.

Блай, Мэри. «О популярном романе Дж.Р. Уорд и пределы исследования жанров». Новые подходы к популярной романтической фантастике: критические очерки, под редакцией Сары С.Г. Франц и Эрика Мерфи Селинджера, McFarland, 2012, стр. 60-72.

Боброва Екатерина. Риль: любовь дракона . Мультимедийное издательство Стрельбицкий, 2016. Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Булгаков Михаил. Мастер и Маргарита . Перевод Ричарда Пивера и Ларисы Волохонской, Penguin Books, 1997.

Булганова Елена. Первый жених страны . Издатель неясен, n.d. Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Капель, Анник. «Романсы арлекинов в Западной Европе: культурное взаимодействие романской литературы». European Readings of American Popular Culture , под редакцией Джона Дина и Жан-Поля Габилье, Greenwood Press, 1996, стр. 91-100.

Чейз, Дина и Вайолет Вон. «Информационные бюллетени, предыстория и другие стратегии инди-маркетинга», Американская конвенция писателей романов, 2016 г., Сан-Диего, запись сеанса в формате MP3 доступна в RWA.

Черняк Мария. «Русская романтическая проза». Чтение для развлечения в современной России: постсоветская популярная литература в исторической перспективе , под редакцией Стивена Ловелла и Биргит Мензель, Verlag Otto Gagner, 2005, стр. 151-72.

Ческис Мария. «Забытая книга: 44% русских не читают книги». Университетская книга , 13 ноября 2013 г., http://www.unkniga.ru/news/2217-zabytaya-kniga-44-rossiyan-ne-chitayut-knig.html. По состоянию на 1 марта 2019 г.

Читающая Россия на рубеже тысячелетий: По материалам исследовательского проекта «Чтение в библиотеках России». Научные очерки , Издательство «Российская национальная библиотека», 2014.

Кларк, Катерина. Советский роман: история как ритуал . 3 rd ed., Indiana University Press, 2000.

Дэйр, Флора. Альфа-инопланетянин . Самоиздание, 2015 г. Электронная книга Kindle.

Доманчук Наталья. Не зови меня дурой .Самоиздание, 2015. Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Сайт Эксмо . Издательство Эксмо, н.д., https://eksmo.ru. По состоянию на 1 марта 2019 г.

Флеш, Джульетта. Из Австралии с любовью: история современной австралийской популярной мелодрамы Романы . Книги Кертинского университета, 2004.

.

Франц, Сара С.Г. и Эрик Мерфи Селинджер. «Введение: новые подходы к популярной романтической фантастике». Новые подходы к популярной любовной фантастике , под редакцией Сары С.Г. Франц и Эрик Мерфи Селинджер, McFarland, 2012, стр. 1-19.

«Бог Литературы в России 2015», б/д, http://tvkultura.ru/brand/show/brand_id/59077/. По состоянию на 1 марта 2019 г.

[Конец страницы 17]

Греско, Пол. Торговцы Венеры: Внутри Арлекина и Империи Романтики . Дождевой берег, 1996.

Глисон, Уильям и Эрик Мерфи Селинджер. «Введение.» Романтическая фантастика и американская культура: любовь как практика свободы, под редакцией Уильяма Глисона и Эрика Мерфи Селинджера, Routledge, 2016, стр.1-21.

Харбер, Кристин и др. «Building an Audience (self-publishing)», Американская конвенция писателей романов, 2016 г., Сан-Диего, запись сеанса в формате MP3 доступна в RWA.

Хартнеди, Шарлин. Водяной дракон: Охота на невесту, книга 2 . Самоиздание, 2016.

Ирония судьбы . Режиссер Эльдар Рязанов, 1 канал, телефильм 1976 года.

«Кибовский призвал столичные библиотеки не заигрывать с читателями». Университетская книга , 18 марта 2016 г., http://www.unkniga.ru/news/5699-kibovskiy-prizval-stolichnye-biblioteki-ne-zaigryvat-s-chitatelyami.html. По состоянию на 1 марта 2019 г.

Страница форума Кинозал ТВ «Наши любимые стихи», 2 июля 2012 г. – 14 августа 2012 г., http://forum.kinozal.tv/showthread.php?t=65825&page=148. По состоянию на 1 мая 2019 г.

Климова Юлия. Деиствуй, Принцесса! Издатель неясен, n.d. Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Kniga.com для печатных книг, без даты, http://www.kniga.com/books/. По состоянию на 20 апреля 2017 г.

Книга.com для электронных книг, б/д, http://www.kniga.com/books/Russian-eBooks.asp?. По состоянию на 20 апреля 2017 г.

.

Книжный рынок России: Состояние, тенденции, и перспективы развития. Отраслевой документ , Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, 2016, http://www.unkniga.ru/images/docs/2016/doklad-kn-rynok-2016.pdf. По состоянию на 1 марта 2019 г.

Корсакова Татьяна. Миллионер из подворотни . Э, 2016.

Куликова Галина.Официальный сайт, б/д, Galina-kulikova.ru. По состоянию на 1 марта 2019 г.

–Одна помощь на троих . Эксмо, 2014.

Соблазнить холостяка или Нежный фрукт . Эксмо, 2015.

— «Ваш e-mail мой взяли на сайте; вопросы от американской филологии», электронное письмо, полученное Эмили Д. Джонсон, 12 июня 2017 г.

Крамер, Кира. «Получить, состариться и накормить: культурное сопротивление романтических героинь Дженнифер Крузи». Журнал популярных романских исследований , том.2, выпуск 2, 2012 г. -кира-крамер/. По состоянию на 1 марта 2019 г.

Lady.webnice.ru, дамский онлайн-клуб, комментарии читателей об Эмилии Остен, 13-16 сентября 2010 г., http://lady.webnice.ru/forum/viewtopic.php?t= 9547. По состоянию на 1 марта 2019 г.

Ловелл, Стивен. Русская читательская революция: печатная культура в советское и постсоветское время .Издательство Св. Мартина, 2000.

.

Макарова А.Г. Любовный роман и его читатели // Чтение в библиотеках России: Информационное издание . Т. 6: Развлекательное чтение в библиотеках, Российская национальная библиотека, 2007. С. 71-89.

—. «Романы о любви: Обзор изданий и серий», Чтение в библиотеках России , вып. Т. 6: Развлекательное чтение в библиотеках, Российская национальная библиотека, 2007. С. 90-99.

[Конец страницы 18]

Марголис, Джуди.«Роман с Востоком: Арлекин (вздыхает), крупнейшее в мире издательство романов (трепещите), соблазняет новую обширную аудиторию читателей от Будапешта до Варшавы (вздох)». Отчет о деловом журнале, vol. 8, нет. 6, декабрь 1991 г., стр. 57-60.

Маркерт, Джон. Издательский роман: история промышленности с 1940-х годов по настоящее время . МакФарланд, 2016.

Миронова Елена. Воровка . Издатель неясен, n.d. Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Миронова Наталья. Синдром Настасьи Филипповны . Э, 2016.

В ожидании Айвенго . Э, 2015.

Непомнящий, Екатерина, Теймер. «Рынки, зеркала и беспредел: Александра Маринина и восхождение нового русского детектива». Потребление России: популярная культура, секс и общество после Горбачева , под редакцией Адель Марии Баркер, Duke University Press, 1999, стр. 161-91.

Осборн, Лори Э. «Роман с бардом». Шекспир и присвоение , под редакцией Кристи Десмет и Роберта Сойера, Routledge, 1999, стр.127-49.

Остен, Эмилия. Любовь и предрассудки . Издатель неясен, n.d. Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

— Шелк для истинной леди. Эксмо, 2012.

«Почему питерские литературные зарабатывают меньше кассиров: стихи и романы они пишут в свободное от основной работы время», 14 сентября 2014 г., МКРУ, Санкт-Петербург, http://spb.mk.ru/articles/2014/09 /18/почему-питерские-литературные-зарабатывают-меньше-кассиров.html. По состоянию на 1 марта 2019 г.

Полан, Дана.«Короткие встречи: массовая культура и эвакуация смысла». Исследования в области развлечений: критические подходы к массовой культуре , под редакцией Тани Модлески, Теории современной культуры 7, Индиана, UP, 1986, стр. 167-87.

Пушкин Александр. Евгений Онегин . 1825-1832 гг. А. С. Пушкин. Полное собрание сочинений в десяти томах, 4-е изд. Наука, 1978, т. 1, с. 5, стр. 5-184.

Реджис, Памела. Естественная история любовного романа . Издательство Пенсильванского университета, 2003 г.

Ривера, Рокси. Дмитрий: Ее русский защитник 2 . Книги ночных работ, 2013.

Российская книжная палата. Статистические показатели по выпуску печатных изданий , 2012-2017, http://www.bookchamber.ru/statistics.html. По состоянию на 1 марта 2019 г.

Руссо, Гайя. «Электронные книги в России». Russia Beyond the Headlines , 28 июня 2013 г., https://www.rbth.com/multimedia/infographics/2013/06/28/e-books_in_russia_27527. По состоянию на 1 марта 2019 г.

«Саймон Данлоп на Bookmate @ SVOD 2014», 16 июля 2014 г., https://www.youtube.com/watch?v=_Bx1RaXJOso. По состоянию на 1 марта 2019 г.

Сатклифф, Бенджамин М. Проза жизни: русские писательницы от Хрущева до Путина . Издательство Висконсинского университета, 2009 г.

.

Толстой Лев. Анна Каренина , Norton Critical Edition, 2-е изд., перевод Мод, отредактированный и отредактированный Джорджем Гибианом, Norton & Company, 1995.

Веденская Татьяна. Девушка с амбициями . Издатель неясен, n.d. Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Вильмонт Екатерина. Наша блондинка. Про жизнь и про любовь . АСТ, 2016.

[Конец страницы 19]

У меня живэт жирафа . АСТ, 2016.

Виванко, Лора. Ради любви и денег: Литературное искусство Арлекин Миллс и Роман о благе . Электронные книги по гуманитарным наукам, 2011.

«Выпуск книг и брошюр по тематическим разделам в 2016 г.(01.01.2016-31.12.2016)», Статистические показатели 2016 года , н. д., http://www.bookchamber.ru/statistics.html. По состоянию на 1 марта 2019 г.

Уайт, Тамара. ««Совершенство, которого искренне желают»: Шекспир в популярных исторических романах». Новые подходы к популярной любовной фантастике: критические очерки, под редакцией Сары С.Г. Франц и Эрика Мерфи Селинджера, McFarland, 2012, стр. 218-28.

Виртен, Ева Хеммунгс. Глобальное увлечение: исследования транснациональных публикаций и текстов.Дело Harlequin Enterprises и Швеция , Elanders Gotab AB, 1998.

Электронные книги цитируются, когда невозможно получить печатное издание.

Приложение
В выборку вошли
русских любовных романа:

Примечание: Где возможно, я указал дату первого издания, как указано в каталоге Российской национальной библиотеки.

Арсеньева Елена. Ночь на вспаханном поле (Княгиня Ольга) . Впервые опубликовано в сборнике новелл: Арсеньева, Елена. Царица любит не шутя , Эксмо, 2004. Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Вещие сны (Императрица Екатерина I) . Впервые опубликовано в Арсеньева, Елена. Царица любит не шутя , Эксмо, 2004. Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Алюшина Татьяна. Девушка с проблемами , Эксмо, 2015. Впервые опубликовано в 2013 году издательством Эксмо.

Двое на краю света , Эксмо, 2014. Впервые опубликовано в 2013 году издательством Эксмо.

Барская Мария. Женщина-Фейерверк . Впервые опубликовано в 2010 году издательством «Эксмо». Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Берсенева Анна. Антистерва . Впервые опубликовано в 2005 году издательством «Совершенно секретно». Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Вильчинская Мария. Александра и Курт Сеит. Исторический роман . АСТ, 2015. Издание первое.

Боброва Екатерина. Риль: любовь дракона . Впервые опубликовано в 2016 году в виде электронной книги мультимедийным издательством Стрельбицкий.Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Булганова Елена. Моя-мама—Снегурочка . Впервые опубликовано в 2008 г. Центрополиграфом под № 13 в серии «Русский арлекин». Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Первые жених страны . Впервые опубликовано в 2007 г. Центрополиграфом под № 11 в серии «Русский арлекин». Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Герцик Татьяна. Маленькое недоразумение на даче . Впервые опубликовано в 2008 году Центрополиграфом под номером 1.19 из серии Русский Арлекин. Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Трудная дорога к счастью . Впервые опубликовано в 2008 г. Центрополиграфом под № 20 в серии «Русский арлекин». Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Доманчук Наталья. Не зови меня дурой . Впервые опубликовано в 2008 г. Центрополиграфом под № 23 в серии «Русский арлекин». Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

[Конец страницы 20]

Роман с мечтой .Впервые опубликовано в 2010 г. Центрополиграфом под № 29 в серии «Русский арлекин». Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Форш Татьяна. Черный котель . Е, 2016. Издание первое.

Южина Маргарита. Дуэль на сковородках . Впервые опубликовано в 2013 году компанией «Эксмо». Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Кадзи Таня. Русская гейша: тайны обучения: искусство танца, беседы, обольщения — все ради преданной любви . Эксмо, 2015.Первое издание.

Климова Юлия. Деиствуй, Принцесса! . Впервые опубликовано в 2012 году компанией «Эксмо». Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Смейся, Принцесса! . Впервые опубликовано в 2014 году компанией «Эксмо». Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Здравствуйте, я ваша Золушка! . Впервые опубликовано в 2010 году издательством «Эксмо». Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Корсакова Татьяна. Миллионер из подворотни . Е, 2016. Впервые опубликовано в 2007 г. под именем Корсакова Татьяна. Полное погружение , ОЛМА Медиа Групп.

Круз, Мария и Майкл Мар, Успеть вернуться на право . АСТ, 2017. Издание первое.

Куликова Галина. Одна помолвка на троих . Эксмо, 2014. Издание первое.

Рыбка моя: романтическая комедия . Впервые опубликовано в 2009 г. издательством Астрель АСТ. Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Соблазнить холостяка или Нежный фрукт . Эксмо, 2015. Впервые опубликовано в 2009 г. под именем Куликова Галина. Нежный фрукт , Астрель.

Метлицкая Мария. Ее последние герои . Впервые опубликовано в 2014 году компанией «Эксмо». Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Миронова Елена. Воровка . Впервые опубликовано в 2007 г. Центрополиграфом под № 3 в серии «Русский арлекин». Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Миронова Наталья. Синдром Настасьи Филипповны . E, 2016. Впервые опубликовано в 2011 г. издательством «Эксмо».

В ожидании Айвенго .Е, 2015. Впервые опубликовано в 2012 г. издательством «Эксмо».

Остен, Эмилия. Любовь и предрассудки . Впервые опубликовано в 2009 году издательством «Эксмо». Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Невеста для виконта . Впервые опубликовано в 2014 году компанией «Эксмо». Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Тронина Татьяна. Та, кто приходит незваной . Дочери Эвы, Эксмо, 2014. Издание первое.

Вакилова Юлия. Король моего сердца . Впервые опубликовано в 2016 году в виде электронной книги.Самостоятельно опубликовано. Электронная книга Mobi куплена на Amazon.

Веденская Татьяна. Девушка с амбициями . Впервые опубликовано в 2007 году издательством «Эксмо». Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Виртуальные связи . Впервые опубликовано в 2012 году компанией «Эксмо». Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Вильмонт Екатерина. A ia piataia dura . Впервые опубликовано в 2016 году компанией AST. Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

Наша блондинка! Про жизнь и про любовь .АСТ, 2016. Впервые опубликовано в 2003 г. издательством Olimp i dr.

Площадь Лебедянь! . Впервые опубликовано в 2016 году компанией AST. Электронная книга Mobi куплена на kniga.com.

У меня живэт жирафа . AST, 2016. Впервые опубликовано AST в 2015 году.

— Вафли по-шпионски. АСТ, 2017. Издание первое.

[Конец страницы 21]

Новое исследование раскрывает историю работы Пингвина

Новое исследование впервые раскрывает личные усилия и инновации, стоявшие за крупными усилиями в 20-м веке по публикации классической русской литературы в доступных и доступных английских переводах.

С 1950 года Penguin знакомил читателей в Великобритании и за ее пределами с великими произведениями русских писателей золотого века. Наследие этой работы до сих пор влияет на русских переводчиков и на читательские вкусы.

Доктор Кэти Макатир из Эксетерского университета — первый ученый, проанализировавший людей и процессы, стоявшие за серией Penguin Russian Classics. Она исследовала вовлеченных лиц, их планы и рабочие привычки, а также решения, принятые сотрудниками Penguin, о том, какие тексты переводить и публиковать.

Благодаря усилиям Констанс Гарнетт и Уильяма Хайнемана на рубеже веков Penguin стал де-факто послевоенным поставщиком русской литературы в современном английском переводе.

Тщательный анализ доктором Макатиром архивной переписки между переводчиками и редакторами, найденной в архиве Penguin в Бристольском университете и в отдельных коллекциях русского архива в Лидсе, выявил личные мотивы и достижения этих деятелей.Исследование также показывает проблемы, с которыми они боролись, работая в изоляции, включая блокировку переводчика, депрессию, тяжелую утрату, проблемы со здоровьем и финансовые трудности. Письма также показывают автономию, которую Пингвин дал им в их методах работы.

Доктор Макатир, чье исследование опубликовано в ее новой книге «Перевод великой русской литературы: русская классика Пингвина », сказала: «Эта серия сыграла чрезвычайно важную роль в том, как русская литература производилась и продавалась на английском языке, и ее влияние может еще увидеть.

«Редактор серии Penguin Classics Э.В. Рье хотел издать «произведения великих писателей на хорошем современном английском языке», поэтому переводчики приложили совместные усилия, чтобы помочь читателям справиться с каверзными русскими именами и культурно-специфичными объектами, а также привести тексты к жизни, наделяя персонажей разными голосами.Успех этих переводов проложил дорогу интересу людей к советской литературе с середины 1960-х годов.

«Надеюсь, в этой книге отражено наследие всего, чего добился Пингвин.Я хотел напомнить людям о важности переводчиков и показать огромный объем работы, которая должна была быть проделана — должна быть проделана — чтобы донести эти классические книги до англоязычной аудитории не только в Великобритании, но и в США, Австралии. , Индия, Пакистан, Южная Африка и Канада тоже».

Проанализированные письма показывают, что компания Penguin привлекала талантливых переводчиков-фрилансеров, выплачивая им справедливые ставки в договорные сроки и предлагая перспективу повторных сделок и гонорары за большие тиражи.Эта договоренность оказалась взаимовыгодной, что привело к качественной работе и своевременной доставке. В первые годы заказы на перевод продолжали поступать, часто быстрее, чем команда Penguin могла их обработать.

С тех пор большая часть русской классики «Пингвина» была переведена таким образом, чтобы признать достижения, но отклониться от стиля тех, кто работал в 1950-х годах, иногда для восстановления оригинальных стилистических особенностей текста, для обновления языка или для взятия с учетом меняющихся потребностей и предпочтений современной аудитории.

Исследование доктора Макатир неожиданно обнаружило письма и ранее не публиковавшиеся статьи по теории перевода известного переводчика Достоевского из Penguin Дэвида Магаршака. В ее книге объясняется, как Магаршак хотел, чтобы представители его профессии признали свою ценность. Не стесняясь самоутверждаться, Магаршак призывал литературных переводчиков продвигать себя, требовать как финансового, так и репутационного признания. Исследование доктора Макатира также выявило невоспетую героиню успеха Магаршака: его жену Элси, которая лояльно вычитывала и исправляла его работу.Она продолжала продвигать переводы своего мужа и проводить кампанию за голубую табличку в его честь еще долго после смерти Магаршака в 1977 году.

Доктор Макатир, который брал интервью у дочери г-на Магаршака во время ее исследования, сказал: «Дэвида Магаршака следует отметить за вклад в наше современное понимание переводчиков, ключевых специалистов-практиков, которых часто упускают из виду. влияния, но и человек глубокой веры в себя.Это сочетание качеств не всегда позволяло ему легко следовать предписывающим правилам и формулам на практике, но его наследие — как литературное, так и профессиональное — заслуживает нашего признания».

###

Переводы великой русской литературы: Русская классика Пингвина издается Routledge. Исследование финансировалось проектом ERC Horizon 2020, РусТранс (соглашение о гранте №: 802437) и командой открытого доступа Эксетерского университета.



Отказ от ответственности: AAAS и EurekAlert! не несут ответственности за достоверность новостных сообщений, размещенных на EurekAlert! содействующими учреждениями или для использования любой информации через систему EurekAlert.

Владимир Сорокин | Читать Россия

Год рождения: 1955

Quick Study: Владимир Сорокин известен тем, что пишет постмодернистскую фантастику с элементами сатиры, советского прошлого и антиутопического будущего, а также сексом, копрологией и насилием. Он также пишет пьесы и сценарии, а также написал спорное либретто для оперы «Дети Розенталя » в Большом театре в Москве.

Сорокин Досье: Сорокин начал писать еще до перестройки, когда его подпольная работа не могла быть официально опубликована: впервые он был опубликован в начале 1980-х в Париже, где его роман Очередь , состоящий из разговоров среди людей, ожидающих в очереди , вышла на русском языке. Его книги также начали доходить до западных читателей на французском, немецком и английском языках в 1980-х годах благодаря переводам романов, в том числе Очередь , Норма и Тридцатая любовь Марины .Сочинения Сорокина в постсоветский период включают Blue Lard 1999 года , который вызвал огромные споры, изображая Сталина и Хрущева в компромиссных позициях, что привело к обвинениям в порнографии и печально известному инциденту с туалетом, в котором протестующие сбросили копии книг Сорокина в гигантский унитаз. в центре Москвы. Его « День опричника » 2006 года, сеттинг, сочетающий футуристические технологии с опричиной времен Ивана Грозного, явно политизирован, а его « Метель » 2010 года представляет собой короткий метафизический роман, отчетливо литературный, с отсылки к русской классике.Его Manaraga , получивший в 2017 году премию NOSE Award (призы жюри и читателей), сочетает в себе странное будущее с многочисленными литературными отсылками, изображая шеф-повара, который путешествует по миру и готовит деликатесы на костре, питаемом книгами. В 2011 году Сорокина получила второй приз жюри премии «Большая книга» за The Blizzard ; его работа также была номинирована на премию «Русский Букер», а в 2001 году он получил премию Андрея Белого за вклад в русскую литературу.

Псссст………: Сорокин также работал книжным иллюстратором… Владислав Давидзон сообщает на Bookforum , что Сорокин однажды «[оделся] Бэтменом для обложки глянцевого журнала».

Сорокин Места: Родился в Быково под Москвой. Учился на инженера в Институте нефти и газа имени Губкина в Москве. Живет за пределами Москвы.

Слово о Сорокине: В статьях и обзорах часто упоминаются споры, которые вызывает творчество Сорокина. Кен Калфус, например, начинает свой обзор Ice для The New York Times со слов: «Полемика преследует русского писателя Владимира Сорокина, как собака гонится за палкой.В статье для Bookforum Владислав Давидзон метко резюмирует карьеру Сорокина, рецензируя Ледяная трилогия и Опричник , начиная свой последний абзац словами: Русская жизнь, которые часто бывают гораздо более странными, чем все, что может придумать большинство романистов».

Сорокин о Сорокине: Сорокин говорил в интервью, что старается не повторяться как автор, всегда «ныряя в какое-то новое пространство.Позже он добавил, что жизнь была его учителем письма, и сказал, что рутинные занятия, такие как рубка дров, готовка и выгул собак, помогают ему не стать «литературным наркоманом», неспособным найти что-то новое.

О написании: Статья Эллен Бэрри в The New York Times в 2011 году цитирует Сорокина, который сказал: «Я не переоцениваю литературу как таковую. Для меня это просто бумага с типографскими знаками». Барри также отмечает эволюцию целей Сорокина, написав: «Он хотел бы, чтобы его работа изменила ситуацию.Сорокин также сказал Der Spiegel в интервью, что насилие является его основной темой, потому что даже в детстве он видел насилие «как своего рода естественный закон» и признавал «зловещую энергию нашей страны».

Сорокин рекомендует: В интервью 2007 года российскому журналу Медведь Сорокин назвал Виктора Ерофеева своим единственным литературным другом в России. В другом интервью, датированном 2002 годом, Сорокин назвал Бориса Акунина концептуалистом, который, словно ледокол, рассекает лед хлама, исследуя сквозь детективный жанр и массовую культуру Россию и XIX век по-новому.Сорокин также считает, что книга Александра Солженицына « Архипелаг ГУЛАГ », которую он прочитал в 1979 году, помогла сформировать его антисоветские взгляды.

Перевод Сорокина: Когда в 2011 году в интервью журналу The Paris Review его спросили о трудностях перевода трех томов трилогии Ice , Джейми Гэмбрелл ответил: «Трудностей перевода много, но они разные. как и книги, задача перевода действительно очень похожа, потому что вы имеете дело с очень разными голосами.В Ледяной трилогии их очень много, и они крайне разнообразны, и некоторые из них настоящие голоса из русской жизни, ну и еще, конечно, странный механизированный, дегуманизированный голос Бро и других, когда они начинают говорить. о мясных машинах, которая сначала сводила меня с ума, когда я начала ее читать. Типа, это так скучно, это будет звучать так странно. Но потом я перестал работать над переводом, перечитал все это по-русски и понял, ну да, по-русски это крайне странно.А так, делать больше нечего. Ты должен смириться с этой странностью».

Москва проезд | Россия, Европа

В любое время года, в любое время суток Москва восхищает своим искусством, историей и величием.

Кремль и Красная площадь

Место основания города (и, возможно, страны), Кремль и Красная площадь до сих пор являются сердцем Москвы – исторически, географически и духовно.Почувствуйте тяжесть этого значения, бродя по стенам древней крепости, восхищаясь ошеломляющим великолепием собора Василия Блаженного и отдавая дань уважения уважаемому лидеру ныне несуществующего государства. Москва тебя тронет. Это будет будоражить ваши чувства, успокаивать ваш дух и ошеломлять ваш разум — и все это начинается прямо здесь, в Кремле и на Красной площади.

Коммунистическая история

Остатки советского государства разбросаны по всему городу. Памятники помнят павших героев и победоносные сражения, а музеи пытаются анализировать и синтезировать прошлое.Посмотрите на Ленина и Сталина со своих пьедесталов в причудливом Арт-Музеоне. Окунитесь в соцреалистическую фантастику на ВДНХ. Спуститесь в глубины советской системы в музее холодной войны Бункер-42. Прокатитесь в музейном метро и вспомните миллионы пострадавших в Музее истории ГУЛАГа. В наши дни ретро-клубы и кафе дарят своим гостям вкус советского опыта. Вы даже можете попробовать свои силы в аркадных играх советских времен.

Исполнительское искусство

Что может быть более захватывающим, чем наблюдать, как балерина бросает вызов гравитации, прыгая по сцене сверкающего Большого театра? Или почувствовать силу увертюры Чайковского « 1812», всего в нескольких кварталах от того места, где она была представлена ​​более века назад? Или охи и ахи, когда артисты цирка парят под большим шатром? Классическое исполнительское искусство в Москве по-прежнему остается одним из лучших в мире.В наши дни даже самые традиционные театры экспериментируют с инновационными аранжировками, возрождают утерянные фавориты и устраивают мировые премьеры. Цените ли вы классику или предпочитаете современность, исполнительское искусство столицы не оставит вас равнодушным.

Православие и архитектура

Почти на каждом повороте в Москве вы увидите золотые купола, выглядывающие из-за крыш, и услышите звон церковных колоколов по улицам, усеянным примерно 600 церквями, многие из которых сверкают после недавней реконструкции. .Есть красочные скрытые жемчужины, исторические крепости и гигантские соборы. Экстерьеры украшены резьбой по камню и сверкающими куполами; интерьеры наполнены древними иконами, кружащимися благовониями и верными поклонниками. Православие на протяжении более чем тысячелетия помогало определять русскую нацию, значение, которое ощутимо в этих атмосферных духовных местах.

Длинные названия произведений русских классиков. Классические книги, которые должен прочитать каждый

Я брошу курить в понедельник.На следующей неделе я начну бегать и присоединюсь к тренажерному залу. В выходные я уберу комнату и найду работу. Вы должны сделать больше, не так ли?

2019 год лег на наши плечи. Пора вставать с дивана, открывать глаза, пить минералку и наконец начинать. Я составила для вас 2 списка книг мировой и русской литературы, с которыми вам стоит ознакомиться как минимум в 2016 году, если вы еще этого не сделали. Начнем, пожалуй, со «скучной» русской классики. Слушать!

Фёдор Достоевский «Сон смешного человека»

Вы хоть раз в жизни задумывались о самоубийстве? Если нет, то это не повод обходить рассказ Достоевского стороной.Все знают этого автора чисто по книге «Преступление и наказание», однако, на мой взгляд, для полного понимания сути Достоевского следует начать с рассказа «Сон смешного человека». Как понять суть человеческого существования до последнего выстрела в голову?Как променять рай на мировые войны и ненависть к ближнему?И самое главное — как не нажать на курок.Конец рассказа можно озаглавить выражением «Cherchez la femme»,если понимаешь почему, значит все было не зря.

Антон Чехов «Палата № 6»

Как вы думаете, русская классика под рюмку водки пойдет лучше? У меня на этот счет субъективное мнение, а как обстоят дела со взглядами тов. Громова? Как совместить чтение книг, рюмку водки, психушку и двух гениальных людей с совершенно разными и в то же время одинаковыми взглядами на существование в этом мире? Таким оксюмороном пронизан весь рассказ о грустной правде веселого Чехова.Вы уже разобрались, как пить литературу?

Евгений Замятин «Мы»

Евгения Замятина смело можно считать основоположником великого жанра антиутопии. Я уверен, что если вы выбрали его, то вы просто обязаны знать таких великих антиутопистов, как Орруэлл и Хаксли. Если эти названия что-то для вас значат, то даже не задумываясь приобретайте себе Замятин и начинайте поглощать его столовыми ложками. Военная система, купонные отношения и сплошные заглавные буквы.Вместо людей. Вместо имен. Вместо жизни.

Лев Толстой «Смерть Ивана Ильича»

На обложке этой книги я бы написал огромными красными буквами: «Осторожно! Вызывает разочарование, боль и осознание. Сентиментальным глупцам вход строго воспрещен». Забудьте о заезженной книге «Война и мир», перед вами совершенно другая сторона Льва Толстого, которая стоит всех томов огромного романа. Пытаясь найти в рассказе «Смерть Ивана Ильича» глубокий смысловой подтекст, вы упустите самое главное, что лежит на поверхности.Банальная, простая истина, доступная каждому, каждый раз ускользающая от нас. Если вы нашли его в рассказе, да к тому же научились им жить, мой вам поклон и белая зависть.

Иван Гончаров «Обломов»

Вот-вот, а в романе «Обломов» найти себя проще простого. Увы. Как прекрасно созерцание этой жизни со стороны, когда глупая суета этого мира обходит тебя стороной. Первая любовь, которая почему-то заставляет встать с дивана, навязчивые друзья, вечно пытающиеся вытащить свой ленивый зад на свет — насколько абсурдна вся эта «бурлящая жизнь».Избегай его, созерцай, думай и мечтай, мечтай, мечтай! Если вы сторонник этого утверждения, поздравляю, ваша вторая половинка нашлась в лице главного героя романа Обломова.

Максим Горький «Страсть-лицо»

Произведение Горького не случайно получило столь символичное название «Страсть-лицо», ведь рассказ невозможно читать без дрожи в коленках. Если вы слишком любите детей, не читайте. Если вы впечатлительны и эмоциональны — не читайте.Если девушки с сифилисом вызывают у вас отвращение, не читайте. В общем, не слушайте меня сейчас, откройте книгу и начните пугаться суровых реалий этой жизни. Социальное дно, грязь, пошлость и вместе с тем по-настоящему счастливые, «чистые» люди в детских и взрослых шпагах о невозможном счастье.

Николай Гоголь «Шинель»

Маленький человек против огромного страшного общества, или как потерять все, что тебе дорого, даже если это простая шинель. Скупой чиновник, ненужное окружение, маленькое счастье в обмен на большое разочарование и смерть как единственный логичный финал.Именно на примере Акакия Башмачкина мы рассмотрим большую весомую и значимую проблему общества — кражу шинели.

Антон Чехов «Человек в деле»

Как вы поддерживаете связь с коллегами по работе, одноклассниками или друзьями? Я посоветую один отличный способ повысить свои коммуникативные навыки — прийти к ним в гости и помолчать. Я даю тебе 100% гарантию, что общество будет от тебя в восторге. Зонт в футляре, часы в футляре, лицо в футляре.Своеобразная оболочка, за которой человек пытается спрятаться, защититься от внешнего мира. Человек, который даже свою искреннюю любовь сумел засунуть в футляр и защитить не только от объекта любви, но и от самого себя. Так как насчет сохранения отношений? Помолчим?

Александр Пушкин «Медный всадник»

И снова мы встречаемся с большим проблемным человечком, только на этот раз в пушкинском «Медном всаднике». Женя, Параша, Петр и история любви, казалось бы, что может быть идеальнее сюжета романтической драмы? Но нет, это вам не «Евгений Онегин».Разбиваем любовь, ломаем город, ломаем человека, добавляем каплю к этому символическому образу медного всадника и получаем идеальный рецепт одного из лучших стихотворений Пушкина.

Фёдор Достоевский «Записки из подполья»

И последним в списке русских классиков будет тот, с кого мы, собственно, и начали — великий любимый Достоевский. Неслучайно я поставил «Записки из подполья» на последнее место. Ведь эта работа не просто захватывающая, она местами, так сказать, дикая.Повышенное осознание смертельной болезни. Деятельность — удел ограниченных и глупых. Если вам нравятся эти интерпретации, то вам понравится и Достоевский, а если вы еще и унижали проституток хоть раз в жизни, то «андеграунд» станет вашим любимым местом для отдыха.

О 10 лучших зарубежных классических книгах читайте во второй части списка книг за 2016 год. Любите русскую классику.

Весь романтический пафос, которым окутано Средневековье, представлен в «Айвенго».Доблестные рыцари, прекрасные дамы, осады замков и политические тонкости вассальных отношений – всему этому нашлось место в романе Вальтера Скотта.

Во многом именно его творение способствовало романтизации Средневековья. Автор описал исторические события, охватывающие период английской истории после Третьего крестового похода. Конечно, не обошлось без серьезных художественных импровизаций и выдумок, но от этого история стала только интереснее и красивее.

Нельзя было не включить в эту подборку самое известное творение Николая Васильевича Гоголя. Для многих школьников изучение «Мертвых душ» является изюминкой уроков литературы.

Николай Гоголь — один из немногих классиков, умевших писать о проблемах мелкобуржуазной жизни и России в целом в таком ехидно-прямом тоне. Нет ни эпической тяжести Толстого, ни нездорового психологизма Достоевского.Читать легко и приятно. Однако вряд ли кто-то откажет ему в глубине и тонкости наблюдаемых явлений.

Приключенческий роман «Всадник без головы» многослойен: в нем переплетаются детективные и любовные мотивы. Сюжетные хитросплетения создают интригу и держат в напряжении до самых последних страниц книги. Кто этот всадник без головы? Призрак, плод воображения героев или чья-то коварная уловка? Вы вряд ли уснете, пока не получите ответ на этот вопрос.

Чарльз Диккенс был чрезвычайно популярен при жизни. Люди ждали его после романов примерно так же, как мы сейчас ждем выхода некоторых «Трансформеров». Образованная английская публика любила его книги за неповторимый стиль и динамичность сюжета.

«Посмертные записки Пиквикского клуба» — самое смешное произведение Диккенса. Приключения английских снобов, провозгласивших себя исследователями человеческих душ, полны нелепых и комичных ситуаций.Социальная тематика, конечно, здесь присутствует, но она представлена ​​в такой простой форме, что влюбиться в английскую классику после прочтения просто невозможно.

«Госпожа Бовари» по праву считается одним из величайших романов мировой классики. Это название ничуть не умаляет обаяния творения Флобера — дерзкая история любовных приключений Эммы Бовари дерзка и дерзка. После публикации романа писателя даже привлекли к суду за оскорбление нравственности.

Психологический натурализм, которым пронизан роман, позволил Флоберу ярко раскрыть актуальную в любую эпоху проблему — конвертируемость любви и денег.

Самое известное произведение Оскара Уайльда умиляет глубоко проработанный образ главного героя. Дориан Грей, эстет и сноб, обладает крайней красотой, которая контрастирует с внутренним уродством, которое развивается по ходу повествования. Вы можете часами наслаждаться наблюдением морального упадка Грея, аллегорически отраженного в визуальных изменениях его портрета.

«Американская трагедия» — изнанка американской мечты. Стремление к богатству, уважению, положению в обществе, деньгам свойственно всем людям, однако для большинства путь наверх по умолчанию закрыт по разным причинам.

Клайд Гриффитс — выходец из низов, который всеми силами пытается пробиться в высший свет. Он готов на все ради своей мечты. Но общество с его идеалами успеха как абсолютной жизненной цели само по себе является катализатором нарушения морали.В результате Клайд нарушает закон, чтобы добиться своих целей.

«

Убить пересмешника» — автобиографический роман. Харпер Ли описала свои детские воспоминания. В результате получилась история с антирасистским посылом, написанная простым и понятным языком. Читать книгу полезно и интересно, ее можно назвать учебником нравственности.

Не так давно вышло продолжение романа под названием «Иди сторожа поставь».Он настолько выворачивает наизнанку образы персонажей классического произведения писателя, что при чтении не избежать когнитивного диссонанса.

Лайфхакер может получать комиссию с покупки товаров, представленных в публикации.

Весь романтический пафос, которым окутано Средневековье, представлен в «Айвенго». Доблестные рыцари, прекрасные дамы, осады замков и политические тонкости вассальных отношений – всему этому нашлось место в романе Вальтера Скотта.

Во многом именно его творение способствовало романтизации Средневековья. Автор описал исторические события, затрагивающие период в истории Англии после Третьего крестового похода. Конечно, не обошлось без серьезных художественных импровизаций и выдумок, но от этого история стала только интереснее и красивее.

Нельзя было не включить в эту подборку самое известное творение Николая Васильевича Гоголя. Для многих школьников изучение «Мертвых душ» является изюминкой уроков литературы.

Николай Гоголь — один из немногих классиков, умевших писать о проблемах мелкобуржуазной жизни и России в целом в таком ехидно-прямом тоне. Нет ни эпической тяжести Толстого, ни нездорового психологизма Достоевского. Читать легко и приятно. Однако вряд ли кто-то откажет ему в глубине и тонкости наблюдаемых явлений.

Приключенческий роман «Всадник без головы» многослойен: в нем переплетаются детективные и любовные мотивы.Сюжетные хитросплетения создают интригу и держат в напряжении до самых последних страниц книги. Кто этот всадник без головы? Призрак, плод воображения героев или чья-то коварная уловка? Вы вряд ли уснете, пока не получите ответ на этот вопрос.

Чарльз Диккенс был чрезвычайно популярен при жизни. Люди ждали его следующих романов примерно так же, как мы сейчас ждем выхода некоторых «Трансформеров».Образованная английская публика любила его книги за неповторимый стиль и динамичность сюжета.

«Посмертные записки Пиквикского клуба» — самое смешное произведение Диккенса. Приключения английских снобов, провозгласивших себя исследователями человеческих душ, полны нелепых и комичных ситуаций. Социальная тематика, конечно, здесь присутствует, но подается она в такой простой форме, что не влюбиться в английскую классику после прочтения просто невозможно.

«

Мадам Бовари» по праву считается одним из величайших романов мировой классики.Это название не умаляет очарования творения Флобера — дерзкая и дерзкая история любовных приключений Эммы Бовари. После публикации романа писателя даже привлекли к суду за оскорбление нравственности.

Психологический натурализм, которым пронизан роман, позволил Флоберу ярко раскрыть актуальную в любую эпоху проблему — конвертируемость любви и денег.

Самое известное произведение Оскара Уайльда трогает за живое глубоко проработанным образом главного героя.Дориан Грей, эстет и сноб, обладает крайней красотой, которая контрастирует с внутренним уродством, которое развивается по ходу повествования. Вы можете часами наслаждаться наблюдением морального упадка Грея, аллегорически отраженного в визуальных изменениях его портрета.

«Американская трагедия» — изнанка американской мечты. Стремление к богатству, уважению, положению в обществе, деньгам свойственно всем людям, однако для большинства путь наверх по умолчанию закрыт по разным причинам.

Клайд Гриффитс — выходец из низов, который всеми силами пытается пробиться в высший свет. Он готов на все ради своей мечты. Но общество с его идеалами успеха как абсолютной жизненной цели само по себе является катализатором нарушения морали. В результате Клайд нарушает закон, чтобы добиться своих целей.

«

Убить пересмешника» — автобиографический роман. Харпер Ли описала свои детские воспоминания.В результате получился рассказ с антирасистским посылом, написанный простым и доступным языком. Читать книгу полезно и интересно, ее можно назвать учебником нравственности.

Не так давно вышло продолжение романа под названием «Иди сторожа поставь». Он настолько выворачивает наизнанку образы персонажей классического произведения писателя, что при чтении не избежать когнитивного диссонанса.

Лайфхакер может получать комиссию с покупки товаров, представленных в публикации.

(русский) — понятие широкое, и каждый вкладывает в него свой смысл. Если спросить у читателей, какие ассоциации она у них вызывает, то ответы будут другими. Для кого-то это основа. библиотечного фонда, кто-то скажет, что произведения классической русской литературы являются своеобразным образцом с высокими художественными достоинствами. Для школьников это все, что изучается в школе. И все они будут абсолютно правы по-своему. Так что же такое классическая литература? Русская литература, сегодня мы поговорим только о ней.О зарубежной классике мы поговорим в другой статье.

Русская литература

Существует общепринятая периодизация становления и развития отечественной литературы. Его история делится на следующие периоды времени:

Какие произведения называют классикой?

Многие читатели уверены, что классическая литература (русская) — это Пушкин, Достоевский, Толстой — то есть произведения тех писателей, которые жили в 19 веке. Это совсем не так. Эпоха Средневековья и ХХ века может быть классической.По каким канонам и принципам определить, роман или рассказ является классикой? Во-первых, классика должна иметь высокую художественную ценность, быть образцом для других. Во-вторых, она должна иметь всемирное признание, должна быть включена в фонд мировой культуры.

А еще нужно уметь различать понятия классической и популярной литературы. Классика – это то, что выдержало испытание временем, а о популярном произведении можно быстро забыть. Если его актуальность продлится не один десяток лет, возможно, он со временем станет и классикой.

Истоки русской классической литературы

В конце XVIII века новообразованное дворянство России раскололось на два противоборствующих лагеря: консерваторов и реформаторов. Такой раскол был обусловлен разным отношением к происходившим в жизни переменам: петровским реформам, пониманию задач просвещения, наболевшему крестьянскому вопросу, отношению к власти. Эта борьба крайностей привела к подъему духовности, самосознания, что породило русскую классику.Можно сказать, что она была выкована в ходе драматических процессов в стране.

Классическая литература (русская), зародившись в сложном и противоречивом XVIII веке, окончательно сформировалась в XIX веке. Его основными чертами являются: национальное самосознание, зрелость, самосознание.

Русская классическая литература XIX века

Важную роль в развитии культуры того времени сыграл рост национального самосознания. Открывается все больше учебных заведений, усиливается общественное значение литературы, писатели начинают уделять большое внимание родному языку.еще больше заставил меня задуматься о том, что происходит в стране.

Влияние Карамзина на развитие литературы XIX века

Николай Михайлович Карамзин, крупнейший русский историк, писатель и публицист, крупнейший деятель русской культуры XVIII-XIX веков. Его исторические романы и монументальная «История государства Российского» оказали огромное влияние на творчество последующих писателей и поэтов: Жуковского, Пушкина, Грибоедова. Он один из великих реформаторов русского языка.Карамзин ввел в обиход большое количество новых слов, без которых мы сегодня не мыслим современной речи.

Русская классическая литература: список лучших произведений

Выбрать и перечислить лучшие литературные произведения — задача непростая, ведь у каждого читателя свои предпочтения и вкусы. Роман, который для одного будет шедевром, другому покажется скучным и неинтересным. Как же составить список классической русской литературы, который бы удовлетворил большинство читателей? Одним из способов является проведение опросов.На их основе можно сделать выводы о том, какое произведение сами читатели считают лучшим из предложенных вариантов. Эти методы сбора данных используются регулярно, хотя данные могут незначительно меняться с течением времени.

Список лучших произведений русской классики, по версиям литературных журналов и интернет-порталов, выглядит так:

Ни в коем случае нельзя считать этот список справочным. В некоторых рейтингах и опросах на первом месте может быть не Булгаков, а Лев Толстой или Александр Пушкин, а некоторые из перечисленных писателей могут вообще не существовать.Рейтинги крайне субъективны. Лучше составить для себя список любимой классики и ориентироваться на него.

Значение русской классической литературы

Создатели русской классики всегда несли большую социальную ответственность. Они никогда не выступали морализаторами, не давали готовых ответов в своих произведениях. Писатели поставили перед читателем непростую задачу и заставили его задуматься над ее решением. Они поднимали в своих произведениях серьезные социальные и общественные проблемы, которые до сих пор есть у нас.большое значение. Поэтому русская классика остается такой же актуальной и сегодня.

Произведения классической литературы, несомненно, являются основой основ: в них содержится культура, история, философия народа, о котором повествуют авторы в своих произведениях. В нише мировой классической литературы русская литература занимает довольно значительное место: огромное количество произведений отечественных авторов с удовольствием читают за границей. Мы постараемся рассмотреть 15 самых знаковых произведений русской классической литературы, с которыми должен быть знаком каждый.

А.С. Пушкина «Евгений Онегин»

Самый известный роман в стихах рассказывает нам необычную историю любви между главным героем, Евгением Онегиным, и Татьяной. Их чувства зарождаются в разное время и по-разному воздействуют на персонажей: влюбившись первой, Татьяна после объяснения с возлюбленным замыкается в себе, но, по сути, остается самой собой. Онегин, однако, чувство, вспыхнувшее много позже, меняет его до неузнаваемости. Он предстает перед читателем полным страсти и нежности, утратившим былую холодность и гордыню, и способным к настоящему, искреннему, человеческому чувству.На фоне основной сюжетной линии разворачиваются остальные действия романа, в ходе которых русский поэт ставит огромное количество важных проблем, таких как социальный, бытовой и культурный уклад всего российского общества начала XIX века.

А.Н. Островского «Приданое»

Бессмертная пьеса, повествующая о печальной судьбе русских женщин, бессердечии богачей и мещанском характере маленьких людей. Его великолепно снял Е. Рязанов.

Рассказы А.П. Чехов

Чехов написал много рассказов, как смешных, так и трагических. Главный герой Чехов — обычный человек со своими повседневными делами и заботами. Рассказы «Скрипка Ротшильда», «Палата № 6», «Средство от запоя», «Человек в футляре», «Слезы, невидимые миру» и др. говорят нам о том, что никто больше не понимал душу Русский человек, как Чехов. Несмотря на жанр, рассказы Чехова являются драгоценным камнем русской литературы.

А.С. Грибоедов «Горе от ума»

Основная мысль комедии Грибоедова выражена в названии произведения.Главный герой, Чацкий, вернувшийся из-за границы, прибывает в дом дворянина Фамусова, чтобы повидаться с дочерью Софьей, бывшей возлюбленной. Вот тут-то и происходит, это довольно неприятная встреча со всем «Фамусовским обществом»: самим Фамусовым, Софьей, Молчалиным, Скалозубом, живущими отгороженными от мира со своими стереотипами и давно устаревшими взглядами на мир. Прогрессивные, образованные , взглянувших на мир по-иному, моментально принимают Чацкого за сумасшедшего и опасного для общества.Проблема человека, выделяющегося из стереотипной толпы и из-за этого не принимаемого обществом, столь остро поставленная Грибоедовым, актуальна и по сей день.

Л.Н. Толстой «Анна Каренина»

Основная сюжетная линия этого романа трагическая история любви между женатой Анной Карениной и офицером Вронским. Встреча с настоящей любовью меняет жизнь Анны, она готова пожертвовать ради нее всем, но не видит ответного жеста в свою сторону от возлюбленного. Героиня, вынужденная бороться с собственными чувствами и общественным презрением, решает броситься под поезд.Проблематикой произведения являются вопросы о браке, любви и семье, волнующие современное общество не меньше, чем на момент написания этого романа.

Л.Н. Толстой «Война и мир»

Роман-эпопея Толстого описывает жизнь русского общества в период Отечественной войны с Наполеоном, отсюда и название романа. Сцены войны сменяются сценами мирной жизни, где сотни действующих героев раскрывают читателям свой характер, свои душевные качества и жизненные ценности. Среди огромного количества героев на фоне остальных выделяются Пьер Безухов и Андрей Болконский, имена которых известны даже тем, кто не знаком с этим романом.Первый мягок, боится совершать неправильные поступки, неконфликтен, позже становится декабристом. Болконский, представленный в начале романа холодным, уставшим от всего окружающего его общества, раскрывается как натура чуткая, способная на подвиг во имя родины и сильное чувство к любимой женщине. Этот роман, безусловно, заслуживает внимания любого знатока литературы своим многообразием затронутых вопросов и всей яркостью и контрастностью описываемой общественной жизни.

Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»

В основе сюжета социально-психологического романа лежит убийство Родионом Раскольниковым старого ростовщика и его дальнейшее душевное состояние, ищущее ответа на вопрос «тварь ли он дрожащая или право.» Проблема бедности, поднятая автором, сразу бросается в глаза читателю, что отчасти толкает Раскольникова на страшный поступок. Но здесь мысль автора граничит с верой в добро и любовь, с умением прощать и с теми светлыми чувствами, которые должны подавлять жестокость в борьбе за власть.

М.А. Шолохов «Тихий Дон»

Роман Шолохова затрагивает картины жизни казаков, их традиции, обычаи и жизненные ценности. Их жестокие, строгие нравы жизни делают казаков особенными, а разворачивающаяся на этом фоне Запретная любовь Григория и Аксиньи — необыкновенной, вопреки всем правилам, бунтарской, но искренней до глубины души.

Н.В. Гоголь «Ревизор»

Известная комедия Гоголя «Ревизор» ставит своей первостепенной целью осмеяние городских властей, которые, узнав о приезде ревизора, не на шутку встревожились, а затем, в его присутствии, стали откровенно пресмыкаться перед ним, упустив лишь одну важную деталь — Хлестаков, принятый ими за ревизора, оказался самым обыкновенным хитрецом и обманщиком с улицы.В гоголевской комедии на первый план выдвигаются проблемы взяточничества, халатного отношения к своим обязанностям, мелочности и малодушия.

Н.В. Гоголь «Мертвые души»

Книга рассказывает о приключениях Павла Ивановича Чичикова, главного героя поэмы, бывшего коллежского советника, выдававшего себя за помещика. Чичиков приезжает в безымянный городок, некий провинциальный «город N» и тут же пытается завоевать доверие всех сколько-нибудь значительных жителей города, что ему успешно удается.Герой становится крайне желанным гостем на балах и обедах. Горожане безымянного города не подозревают об истинных целях Чичикова. И цель его состоит в том, чтобы скупить или безвозмездно приобрести умерших крестьян, которые по переписи еще числились за живущими у местных помещиков, а затем зарегистрировать их на свое имя за живых.

М.Ю. Лермонтов «Герой нашего времени»

Речь пойдет о человеке духовного мира. Эта тема хорошо раскрыта благодаря противоречивому образу Печорина.У этого человека не самый приятный характер, не всегда благородные поступки, но и очень непростая судьба. Кто-то может осудить его за обращение с Бэлой, Максимом Максимычем и княжной, кто-то ему сочувствует, особенно после его монолога о тяготах его судьбы в «Княжне Марье». Печорин — человек, находящийся в глубоком конфликте с обществом, но в то же время человек, который не может не вызывать восхищения этого самого общества силой своей личности.

И.С. Тургенев «Отцы и дети»

Роман стал знаковым для своего времени, а образ главного героя Евгения Базарова был воспринят молодежью как пример для подражания. Такие идеалы, как бескомпромиссность, непочтительность к авторитетам и старым истинам, приоритет полезного над прекрасным, были восприняты людьми того времени и отразились в мировоззрении Базарова.

И.С. Тургенев «Записки охотника»

Классик много охотился в Орловской губернии.Там он знакомился с разными людьми, следил за жизнью русского народа, которую описывает в своей книге. Этот сборник рассказов был издан в 1847-1851 годах в журнале «Современник» и издан отдельным изданием в 1852 году. Три рассказа были написаны и добавлены автором в сборник гораздо позже.

М.А. Булгаков «Мастер и Маргарита»

Главная проблема романа «Мастер и Маргарита» — поиск истины, поиск себя, своей личности, своего направления, жизненного пути.Истина представлена ​​здесь романом Мастера, но тот, кто постигает и находит истину, неизбежно становится психически больным. Одной из основных идей в романе также является борьба добра и зла, которая затрагивает всех героев романа, переплетая жанры научной фантастики, сатиры и философии. Хотя роман был опубликован в советское время, он стал бесспорной классикой.

М.А. Булгаков «Собачье сердце»

В основе повести «Собачье сердце» — рассказ о том, как профессор Преображенский решает пересадить человеческий гипофиз и яичники бездомной собаке.Его фантастический эксперимент заканчивается превращением милого бездомного пса в отвратительного представителя пролетариата Шарикова. Проблема пролетариата, кстати, одна из главных проблем рассказа. Постреволюционное устройство общества, вызывающее у Преображенского нескрываемое раздражение, заставляет читателя глубоко задуматься.

Русская литература | sterlingstudents

Русская литература: возрождение культуры

Лана Каргетта

Русская литература, богатая размахом и историей, является одним из ярчайших проявлений ее культурного духа.

 

В то время как многие факторы воплощают национальные традиции и верования, такие как религия и народная музыка, только литература запечатлевает русскую душу через письменное слово. От народных сказок до бессмертных классиков, таких как «Анна Каренина», русские авторы представляют свою культуру — и, соответственно, самобытность народа — лучше любого учебника.

 

Если литература отражает достижения страны в философии и искусстве, то Россия хорошо разбирается в обеих областях.Александр Пушкин, которого часто называют «русским Шекспиром», был одним из самых известных русских поэтов, чьи произведения изучаются и уважаются так же широко, как в Соединенных Штатах такие пьесы, как «Макбет» и «Ромео и Джульетта».

Русские в значительной степени считают Пушкина отцом своей современной литературы, вводя новые литературные формы и добавляя «беспрецедентное количество новых слов».

Иллюстрация Александра Пушкина.

Фото сделано Ланой Каргеттой

Несмотря на цензуру, с которой он столкнулся из-за изучения радикальных философий, и безвременную смерть в возрасте тридцати семи лет, Пушкин создал одну из самых влиятельных и широко читаемых произведений в России.Его самые известные произведения включают эпическую поэму «Руслан и Людмила» и роман «Евгений Огенин» («Александр Пушкин»).

Еще один знаменитый писатель, сформировавший яркую российскую литературу, — Лев Толстой. Толстой написал «Войну и мир», исторический роман, действие которого происходит во время войны 1812 года (Лонс, «Война и мир»), и «Анну Каренину», рассказ о сложностях страсти и любви, оба из которых заслужили статус одного из величайшие романы мира («Анна Каренина»). В то время как многие писатели и критики считали несправедливостью то, что Толстой не получил Нобелевскую премию по литературе («Воззвание ко Льву Толстому»), его статус великого писателя бесспорен.

 

Федор Достоевский так точно исследовал более глубокую, темную сторону человеческой природы, что критики признают его одним из лучших психологов в литературе.

Слева направо: «Война и мир» Л.Н. Толстого 1-2, «Война и мир» Л.Н. Толстой 2-4». Следующие книги гласили: «А. Пушкина».

Фото Ланы Каргетты

Например, его самые известные романы «Преступление и наказание» и «Идиот» затрагивают темы морали, проступка и вины.Действительно, Достоевский однажды сказал, что пишет об «оскорбленных и униженных», отчасти из-за своего более грубого воспитания (Морсон, «Федор Достоевский»). В российских колледжах книги Достоевского изучаются наряду с произведениями Пушкина и Толстого как краеугольный камень национальной литературы.

Николай Гоголь, сравнимый с Пушкиным и сатириком Джонатаном Свифтом, является первым реалистом в России, чья преданность христианству породила глубокомысленные произведения.

 

Его основные книги включают «Мертвые души», «Ревизор» и «Тарас Бульба».В то время как Гоголь часто писал сатиры, которые принесли ему статус социального реформатора, «Тарас Бульба» — это роман, исследующий «русскую душу» или ту самую культурную сущность, которая лучше всего отражает ценности русской нации.

 

Таким образом, «Тарас Бульба» является прекрасным примером литературного произведения, дающего более глубокое представление о русской культуре, чем документальная литература. Его произведения были настолько успешными и начитанными, что Достоевский приписал Гоголю «Записки о подполье» и «Преступление и наказание»: «Все мы вышли из гоголевской «Шинели» («Николай Гоголь»).

Слева направо: «Обломов» И.А. Гончарева и Ф.М. Достоевского «Дядюшкин сон».

Фото Ланы Каргетты

Однако ни один рассказ о русской литературе не будет полным без изучения ее народных сказок. Вышеупомянутые авторы жили в девятнадцатом веке, и поэтому их книги дают представление об имперской России; народные сказки переносят читателя в суть России задолго до царствования Петра Великого. Поскольку эти рассказы предназначены для детей, они обнажают некоторые фундаментальные традиции и ценные черты России.

Например, в сказке «Гуси-лебеди» рассказывается о сестре, которая бросилась в лес на поиски своего младшего брата, похищенного слугами Бабы Яги, гусями-лебедями.

 

Знаменитый антагонист Баба Яга — ведьма, поедающая детей, поэтому жизнь мальчика зависит от успеха его сестры. Поскольку русские ценят храбрость, они иллюстрировали эту черту в своих детских сказках, например, когда сестра отправилась в глубокий, густой лес, чтобы спасти своего брата или сестру.

 

Другие народные сказки показывают традиции, распространенные в древних деревнях, такие как церемониальное чаепитие и красный цвет среди привилегированного высшего класса.

Иллюстрация к сказке Пушкина «Руслан и Людмила»

Фото Ланы Каргетты

Благодаря коллективному уважению нации к своему наследию русская классическая литература десятилетиями процветала в общей культуре.

 

Например, в Советском Союзе были созданы телепередачи многих сказок и книг, а произведения Пушкина и Гоголя с советских времен являются неотъемлемой частью школьной программы.

 

В атмосфере почитания предков, охватившей всю страну, россияне обычно читают, изучают и размышляют над книгами своих предков. Независимо от того, является ли читатель американским студентом, изучающим русский язык, или коренным москвичом, изучающим стихи Пушкина, русская литература предлагает глубокое понимание одной из древнейших наций Восточной Европы.

«Стихи М.Ю. Лермонтова»

Фото сделано Ланой Каргеттой

Главная новость — Новое исследование раскрывает историю работы Пингвина по доведению русской классики до английских читателей в ХХ веке

Новое исследование впервые раскрывает личные усилия и инновации, стоявшие за крупными усилиями в 20 90 360 м 90 361 веке по публикации классической русской литературы в доступных и доступных английских переводах.

С 1950 года Penguin знакомил читателей в Великобритании и за ее пределами с великими произведениями русских писателей золотого века. Наследие этой работы до сих пор влияет на русских переводчиков и на вкусы читателей.

Доктор Кэти Макатир из Университета Эксетера стала первым ученым, проанализировавшим людей и процессы, стоявшие за серией Penguin Russian Classics. Она исследовала вовлеченных лиц, их планы и рабочие привычки, а также решения, принятые сотрудниками Penguin, о том, какие тексты переводить и публиковать.

Благодаря усилиям Констанс Гарнетт и Уильяма Хайнемана на рубеже веков Penguin стал де-факто послевоенным поставщиком русской литературы в современном английском переводе.

Тщательный анализ доктором Макатиром архивной переписки между переводчиками и редакторами, найденной в архиве Penguin Бристольского университета и в отдельных коллекциях Русского архива Лидса, выявил личные мотивы и достижения этих деятелей.Исследование также показывает проблемы, с которыми они боролись, работая в изоляции, включая блокировку переводчика, депрессию, тяжелую утрату, проблемы со здоровьем и финансовые трудности. Письма также показывают автономию, которую Пингвин дал им в их методах работы.

Доктор Макатир, чье исследование опубликовано в новой книге «Перевод великой русской литературы: русская классика Пингвина», , сказал: «Эта серия сыграла чрезвычайно важную роль в том, как русская литература производилась и продавалась на английском языке, и в ее влиянии. все еще можно увидеть.

Редактор серии «Пингвин Классика» Е.В. Рье хотел создавать «произведения великих писателей на хорошем современном английском языке»; поэтому переводчики приложили согласованные усилия, чтобы помочь читателям справиться с хитрыми русскими именами и культурно-специфическими объектами, а также оживить тексты, придав персонажам разные голоса. Успех этих переводов проложил дорогу интересу людей к советской литературе с середины 1960-х годов.

«Надеюсь, эта книга покажет наследие всего, чего добился Penguin.Я хотел напомнить людям о важности переводчиков и показать, какой огромный объем работы должен был быть проделан — должно произойти — чтобы донести эти классические книги до англоязычной аудитории не только в Великобритании, но и в США. , Австралия, Индия, Пакистан, Южная Африка и Канада».

Проанализированные письма

показывают, что компания Penguin привлекала талантливых переводчиков-фрилансеров, платя им справедливые ставки с договорными сроками и предлагая перспективу повторных сделок и гонорары за большие тиражи.Эта договоренность оказалась взаимовыгодной, что привело к качественной работе и своевременной доставке. В первые годы заказы на перевод продолжали поступать, часто быстрее, чем команда Penguin могла их обработать.

С тех пор большинство русских классиков «Пингвина» были переведены таким образом, чтобы признать достижения, но отклониться от стиля тех, кто работал в 1950-х годах, иногда для восстановления оригинальных стилистических особенностей текста, освежения языка или учета учитывать меняющиеся потребности и предпочтения современной аудитории.

Исследование доктора Макатир неожиданно обнаружило письма и ранее не публиковавшиеся статьи по теории перевода известного переводчика Достоевского из Penguin Дэвида Магаршака. В ее книге объясняется, как Магаршак хотел, чтобы представители его профессии признали свою ценность. Не стесняясь самоутверждаться, Магаршак призывал литературных переводчиков продвигать себя, требовать как финансового, так и репутационного признания. Исследование доктора Макатира также выявило невоспетую героиню успеха Магаршака: его жену Элси, которая лояльно вычитывала и исправляла его работу.Она продолжала продвигать переводы своего мужа и проводить кампанию за голубую табличку в его честь еще долго после смерти Магаршака в 1977 году.

Доктор Макатир, который брал интервью у дочери г-на Магаршака во время ее исследования, сказал: «Дэвида Магаршака следует отметить за вклад в наше современное признание переводчиков, ключевых специалистов-практиков, которых часто упускают из виду. Магаршак был сложным человеком, с конкурирующими и противоречивыми личными влияниями, но также и человеком глубокой веры в себя.Это сочетание качеств не всегда позволяло ему легко следовать предписывающим правилам и формулам на практике, но его наследие — как литературное, так и профессиональное — заслуживает нашего признания».

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.