Рассказы вельзевула своему внуку: Всё и вся. Рассказы Вельзевула своему внуку

Содержание

Георгий Гурджиев — Всё и вся. Рассказы Вельзевула своему внуку читать онлайн

Георгий Гурджиев

ВСЁ И ВСЯ

ОБЪЕКТИВНО-БЕСПРИСТРАСТНАЯ КРИТИКА ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА,

или

РАССКАЗЫ ВЕЛЬЗЕВУЛА СВОЕМУ ВНУКУ

ДРУЖЕСКИЙ СОВЕТ

(экспромтом написанный автором при передаче уже законченной этой книги в типографию)

На основании многочисленных выводов и заключений, сделанных мною во время экспериментальных изысканий относительно продуктивности восприятия современными людьми новых впечатлений из того, что они слышали и читали, а также на основании идеи одного изречения народной мудрости, дошедшего до наших дней с очень древних времен, которое я только что вспомнил и которое гласит:

«Всякая молитва может быть услышана Высшими Силами, и может быть получен соответствующий ответ, только если она произносится трижды: в первый раз – о благоденствии или за упокой души своих родителей, во второй раз – о благоденствии своего ближнего, и только в третий раз – о самом себе», я считаю необходимым дать на первой странице этой, вполне готовой к изданию, книги следующий совет:

«Читайте каждое из моих письменных изложений трижды:

в первый раз – хотя бы так, как вы уже привыкли механически читать все современные книги и газеты,

во второй раз – как если бы вы читали вслух другому человеку,

и только в третий раз – постарайтесь понять суть моих писаний».

Только тогда вы сможете рассчитывать на создание своего собственного, присущего только вам, беспристрастного суждения о моих писаниях. И только тогда может осуществиться моя надежда, что вы извлечете для себя, соответственно своему пониманию, ту особую пользу, которую я ожидаю и которую желаю вам всем своим существом.

АВТОР.

ГЛАВА 1. ПРОБУЖДЕНИЕ МЫШЛЕНИЯ

Среди прочих убеждений, сформировавшихся в моем общем присутствии в течение моей ответственной, своеобразно сложившейся жизни, имеется также одно такое – при этом не вызывающее сомнений убеждение, – что всегда и повсюду на земле, среди людей всех степеней развития понимания и всех форм проявления тех факторов, которые порождают в их индивидуальности всякие идеалы, принято, при наличии чего-нибудь нового, непременно произносить вслух или, если не вслух, хотя бы мысленно, то определенное изречение, понятное каждому даже совершенно неграмотному человеку, которое в различные эпохи формулировалось по-разному, а в наше время формулируется следующими словами: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Аминь».

Вот почему теперь и я, приступая к этому предприятию, совершенно для меня новому, то есть авторству, начинаю с того, что произношу это изречение и, более того, произношу его не только вслух, а даже очень отчетливо и с полной, по определению древних тулузцев, «целиком проявленной интонацией» – конечно, с той полнотой, которая может возникнуть в моем составе только из уже сложившихся и глубоко укоренившихся во мне данных для такого проявления, данных, которые вообще формируются в природе человека, между прочим, в течение его подготовительного возраста, а позже, во время ответственной жизни, порождая в нем способность проявления природы и индивидуальности такой интонации.

Начав таким образом, я могу теперь быть совершенно спокоен и даже должен, по понятиям существующей среди современных людей религиозной морали, быть без всякого сомнения уверен, что все дальнейшее в этом моем новом предприятии пойдет теперь, как говориться, «как по маслу».

Во всяком случае, я начал именно так, а что касается того, как пойдет дальше, могу пока только сказать «посмотрим», как однажды выразился слепой.

Прежде всего, я положу свою собственную руку (и притом правую, которая – хотя в данный момент слегка повреждена, вследствие недавно постигшего меня несчастья, – является тем не менее действительно моей собственной и ни разу за всю мою жизнь не подвела меня) на свое сердце, конечно, тоже свое собственное – но о непостоянстве или постоянстве этой части всего моего состава я не нахожу нужным здесь распространяться – и откровенно признаюсь, что сам лично не имею ни малейшего желания писать, но совершенно независящие от меня обстоятельства вынуждают меня делать это – а сложились эти обстоятельства случайно или были созданы намеренно посторонними силами, я сам еще не знаю. Я знаю только, что эти обстоятельства велят мне писать не какие-нибудь «пустяки», как, например, что-нибудь для чтения перед сном, а увесистые и объемные тома.

Как бы то ни было, я начинаю…

Но с чего?

О, черт! Неужели опять повторится то же самое чрезвычайно неприятное и в высшей степени странное ощущение, которое мне случилось испытать, когда около трех недель назад, я мысленно составлял план и порядок изложения идей, предназначенных мною для опубликования, и тоже не знал, как начать?

Это пережитое тогда ощущение я мог бы теперь сформулировать словами только так: «страх утонуть в избытке своих мыслей».

Чтобы избавиться от этого нежелательного ощущения, тогда я еще мог бы прибегнуть к помощи этого зловредного, имеющегося также во мне, как в современном человеке, присущего всем нам качества, которое дает нам возможность без каких бы то ни было угрызений совести откладывать все, что мы собираемся делать, «на завтра».

Я мог бы тогда сделать это очень легко, потому что до начала самого писания представлялось, что еще много времени; но теперь это больше делать нельзя, и я должен начать обязательно, – как говориться, «хоть лопни».

Но с чего же начать?..

Ура!.. Эврика!

Почти все книги, которые мне довелось читать в своей жизни, начинались с предисловия.

Значит, в данном случае я также должен начать с чего-нибудь в этом роде.

Я говорю «в этом роде», потому что вообще в процессе своей жизни, с того момента, когда начал отличать мальчика от девочки, я всегда делал все, абсолютно все, не так, как делают другие, подобные мне двуногие разрушители добра Природы. Поэтому теперь, приступая к писанию, я должен и, может быть, даже из принципа уже обязан начать не так, как начал бы любой другой писатель.

Во всяком случае, вместо традиционного предисловия, я начну с предостережения.

Начать с предостережения будет очень разумно с моей стороны хотя бы по тому, что оно не будет противоречить никаким моим принципам, ни физически, ни психически, ни даже «волевым», и будет в то же самое время совершенно честно, конечно, честно в объективном смысле, так как и я сам, и все хорошо меня знающие ожидаем с несомненной уверенностью, что, благодаря моим писаниям, у большинства читателей полностью исчезнет, сразу, а не постепенно, как должно рано или поздно случиться со всеми людьми, все их либо переданное им по наследству, либо приобретенное их собственным трудом «богатство» в виде убаюкивающих представлений, вызывающих только наивные мечты, и в виде красивых картин их жизни в настоящем, а также их перспектив на будущее.


Конец ознакомительного отрывка
Вы можете купить книгу и

Прочитать полностью

Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

Георгий Гурджиев: Всё и вся.

Рассказы Вельзевула своему внуку

Георгий Гурджиев

ВСЁ И ВСЯ

ОБЪЕКТИВНО-БЕСПРИСТРАСТНАЯ КРИТИКА ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА,

или

РАССКАЗЫ ВЕЛЬЗЕВУЛА СВОЕМУ ВНУКУ

ДРУЖЕСКИЙ СОВЕТ

(экспромтом написанный автором при передаче уже законченной этой книги в типографию)

На основании многочисленных выводов и заключений, сделанных мною во время экспериментальных изысканий относительно продуктивности восприятия современными людьми новых впечатлений из того, что они слышали и читали, а также на основании идеи одного изречения народной мудрости, дошедшего до наших дней с очень древних времен, которое я только что вспомнил и которое гласит:

«Всякая молитва может быть услышана Высшими Силами, и может быть получен соответствующий ответ, только если она произносится трижды: в первый раз – о благоденствии или за упокой души своих родителей, во второй раз – о благоденствии своего ближнего, и только в третий раз – о самом себе», я считаю необходимым дать на первой странице этой, вполне готовой к изданию, книги следующий совет:

«Читайте каждое из моих письменных изложений трижды:

в первый раз – хотя бы так, как вы уже привыкли механически читать все современные книги и газеты,

во второй раз – как если бы вы читали вслух другому человеку,

и только в третий раз – постарайтесь понять суть моих писаний».

Только тогда вы сможете рассчитывать на создание своего собственного, присущего только вам, беспристрастного суждения о моих писаниях. И только тогда может осуществиться моя надежда, что вы извлечете для себя, соответственно своему пониманию, ту особую пользу, которую я ожидаю и которую желаю вам всем своим существом.

АВТОР.

ГЛАВА 1. ПРОБУЖДЕНИЕ МЫШЛЕНИЯ

Среди прочих убеждений, сформировавшихся в моем общем присутствии в течение моей ответственной, своеобразно сложившейся жизни, имеется также одно такое – при этом не вызывающее сомнений убеждение, – что всегда и повсюду на земле, среди людей всех степеней развития понимания и всех форм проявления тех факторов, которые порождают в их индивидуальности всякие идеалы, принято, при наличии чего-нибудь нового, непременно произносить вслух или, если не вслух, хотя бы мысленно, то определенное изречение, понятное каждому даже совершенно неграмотному человеку, которое в различные эпохи формулировалось по-разному, а в наше время формулируется следующими словами: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Аминь».

Вот почему теперь и я, приступая к этому предприятию, совершенно для меня новому, то есть авторству, начинаю с того, что произношу это изречение и, более того, произношу его не только вслух, а даже очень отчетливо и с полной, по определению древних тулузцев,

«целиком проявленной интонацией» – конечно, с той полнотой, которая может возникнуть в моем составе только из уже сложившихся и глубоко укоренившихся во мне данных для такого проявления, данных, которые вообще формируются в природе человека, между прочим, в течение его подготовительного возраста, а позже, во время ответственной жизни, порождая в нем способность проявления природы и индивидуальности такой интонации.

Начав таким образом, я могу теперь быть совершенно спокоен и даже должен, по понятиям существующей среди современных людей религиозной морали, быть без всякого сомнения уверен, что все дальнейшее в этом моем новом предприятии пойдет теперь, как говориться, «как по маслу».

Во всяком случае, я начал именно так, а что касается того, как пойдет дальше, могу пока только сказать «посмотрим», как однажды выразился слепой.

Прежде всего, я положу свою собственную руку (и притом правую, которая – хотя в данный момент слегка повреждена, вследствие недавно постигшего меня несчастья, – является тем не менее действительно моей собственной и ни разу за всю мою жизнь не подвела меня) на свое сердце, конечно, тоже свое собственное – но о непостоянстве или постоянстве этой части всего моего состава я не нахожу нужным здесь распространяться – и откровенно признаюсь, что сам лично не имею ни малейшего желания писать, но совершенно независящие от меня обстоятельства вынуждают меня делать это – а сложились эти обстоятельства случайно или были созданы намеренно посторонними силами, я сам еще не знаю. Я знаю только, что эти обстоятельства велят мне писать не какие-нибудь «пустяки», как, например, что-нибудь для чтения перед сном, а увесистые и объемные тома.

Читать дальше
КОНЕЦ ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ОТРЫВКА

Понравилась книга?


Вы можете купить эту книгу и продолжить чтение
Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

ГЛАВА 36.

ЕЩЕ НЕМНОГО О НЕМЦАХ . Всё и вся. Рассказы Вельзевула своему внуку

ГЛАВА 36. ЕЩЕ НЕМНОГО О НЕМЦАХ 

Вельзевул начал так:

– Из Санкт-Петербурга я прежде всего отправился в так называемые Скандинавские страны и, объездив эти страны, поселился в главном пункте существ современной группировки, называемой «Германия».

Сказав это и погладив кудрявую голову Хусейна, Вельзевул с добродушной улыбкой, но с примесью так называемого лукавства, продолжал:

– Итак, мой мальчик, желая дать тебе некоторое представление о своеобразной психее трехмозговых существ и этой современной европейской группировки, я на этот раз изменю своей обычной практике, то есть посвящению тебя для уяснения информации в различные подробности, а задам тебе такую задачу, решение которой, во-первых, исчерпывающе разъяснит тебе специфичность психеи существ именно этой европейской группировки и, во-вторых, послужит идеальной тренировкой для твоего мышления.

Эта оригинальная задача, которую я придумал для тебя, состоит в том, чтобы ты путем активного размышления пришел к тем логическим данным, совокупность которых должна разъяснить тебе самую суть причины, почему именно у существ этой современной европейской группировки, в какой бы части своего так называемого «Фатерланда» они ни были, возникает один невинный обычай, согласно которому, когда они собираются в каком-нибудь месте на какой-нибудь праздник или просто на так называемую «пирушку», они неизменно поют одну и ту же песню, сочиненную ими самими и в высшей степени оригинальную, и состоит она из следующих слов:

Bl?dsinn, Bl?dsinn,

Du mein Vergn?gen,

Stumpfsinn, Stumpfsinn,

Du meine Lust.[7]

Так вот, мой мальчик, если тебе удается извлечь что-нибудь из этого, то для твоего общего присутствия будет полностью реализована мудрая поговорка нашего дорогого учителя муллы Наср-эддина, которую он выражает следующими словами: «Самое величайшее счастье заключается в умении сочетать приятное с полезным».

Тебе это будет приятно потому, что ты будешь иметь идеальную тренировку для своего активного мышления, и полезно потому, что ты хорошо поймешь специфичность психеи интересующих тебя трехмозговых существ, плодящихся на планете Земля, которые принадлежат к этой современной европейской группировке.

Ввиду того, что, как я уже однажды говорил тебе, существа этой современной группировки являются прямыми заместителями древних греков в отношении «придумывания» всевозможных «наук», и ввиду того, что твои выводы из поставленной мною задачи могут быть диаметрально противоположны сопоставительно-логическим возможностям, я нахожу нужным немного помочь тебе и дополнительно проинформировать тебя относительно двух фактов.

Первый факт заключается в том, что некоторые слова этой песни не имеют соответствующих слов ни в каком другом языке, несмотря на то, что эта твоя планета, по бесчисленному количеству существующих там языков, называется «многоязычной гидрой»; и второй факт – в том, что, когда существам этой группировки, точно так как древним грекам, стало окончательно присуще придумывать всякие зловредные средства для «дезинтеграции» так называемого «логического бытийного мышления», уже и без того достаточно дезинтегрированного, они также придумали, помимо прочего, для своего языка одно так называемое «грамматическое правило» по которому они всегда во время всякого «обмена мнениями», даже и поныне, ставят отрицательную частицу после утверждения, как, например, они всегда, вместо того чтобы сказать «Я не хочу этого», говорят «Я этого хочу не».

Из-за этого их грамматического правила во время обмена мнениями собеседник сначала получает идею как подлежащую реализации, и таким образом в нем должен происходить определенный «бытийный диардукин», или как они сами сказали бы, определенное «переживание», и только позже, в конце, по своему грамматическому правилу, они произносят свое знаменитое «nicht»; поэтому всякий раз, в результате этого, в их общих присутствиях накапливается то, что в совокупности реализует, хотя медленно, но верно, эту упомянутую «специфичность» их общей психеи, и этот факт должен дать тебе возможность разрешить эту оригинальную задачу, которую я дал тебе.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Рассказы Вельзевула своему внуку (Всё и вся #1) by G.I. Gurdjieff

Georges Ivanovich Gurdjieff (Armenian: Գեորգի Իվանովիչ Գյուրջիև, Georgian: გიორგი გურჯიევი, Greek: Γεώργιος Γεωργιάδης, Russian: Гео́ргий Ива́нович Гюрджи́ев, Georgiy Ivanovich Gyurdzhiev, or Gurdjiev) was an influential Greek-Armenian mystic, spiritual teacher of the early to mid-20th century, and a self-professed ‘teacher of dancing’.

He taught that the vast majority of humanity lives their entir

Georges Ivanovich Gurdjieff (Armenian: Գեորգի Իվանովիչ Գյուրջիև, Georgian: გიორგი გურჯიევი, Greek: Γεώργιος Γεωργιάδης, Russian: Гео́ргий Ива́нович Гюрджи́ев, Georgiy Ivanovich Gyurdzhiev, or Gurdjiev) was an influential Greek-Armenian mystic, spiritual teacher of the early to mid-20th century, and a self-professed ‘teacher of dancing’.

He taught that the vast majority of humanity lives their entire lives in a state of hypnotic «waking sleep,» but that it was possible to transcend to a higher state of consciousness and achieve full human potential. Gurdjieff developed a method for doing so, calling his discipline «The Work» (connoting «work on oneself») or «the Method.» According to his principles and instructions, Gurdjieff’s method for awakening one’s consciousness is different from that of the fakir, monk or yogi, so his discipline is also called (originally) the «Fourth Way.» At one point he described his teaching as being «esoteric Christianity.»

At different times in his life, Gurdjieff formed and closed various schools around the world to teach the work. He claimed that the teachings he brought to the West from his own experiences and early travels expressed the truth found in ancient religions and wisdom teachings relating to self-awareness in people’s daily lives and humanity’s place in the universe. The title of his third series of writings, Life Is Real Only Then, When ‘I Am’, expresses the essence of his teachings. His complete series of books is entitled All and Everything.

Г.И. Гурджиев. Рассказы Вельзевула своему внуку.

You’re Reading a Free Preview
Pages 59 to 69 are not shown in this preview.

You’re Reading a Free Preview
Pages 99 to 115 are not shown in this preview.

You’re Reading a Free Preview
Pages 140 to 274 are not shown in this preview.

You’re Reading a Free Preview
Pages 299 to 376 are not shown in this preview.

You’re Reading a Free Preview
Pages 479 to 610 are not shown in this preview.

You’re Reading a Free Preview
Pages 645 to 649 are not shown in this preview.

You’re Reading a Free Preview
Pages 703 to 831 are not shown in this preview.

You’re Reading a Free Preview
Pages 866 to 938 are not shown in this preview.

You’re Reading a Free Preview
Pages 995 to 1155 are not shown in this preview.

You’re Reading a Free Preview
Pages 1178 to 1180 are not shown in this preview.

You’re Reading a Free Preview
Pages 1203 to 1211 are not shown in this preview.

You’re Reading a Free Preview
Pages 1241 to 1291 are not shown in this preview.

You’re Reading a Free Preview
Pages 1347 to 1558 are not shown in this preview.

You’re Reading a Free Preview
Pages 1601 to 1673 are not shown in this preview.

Книга: Рассказы Вельзевула своему внуку — Георгий Иванович Гурджиев — КнигаГо

Г. И. Гюрджиев Рассказы Вельзевула своему внуку

© Triangle Editions, Inc., New York, 2010

© Издание, оформление. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2015

* * *
Всё и Вся
Произведение в трех сериях

ПЕРВАЯ СЕРИЯ

Рассказы Вельзевула своему внуку.

Объективно-беспристрастная критика жизни людей.

ВТОРАЯ СЕРИЯ

Встречи с замечательными людьми.

ТРЕТЬЯ СЕРИЯ

Жизнь только тогда реальна, когда «я есмь».

Все изложено на совершенно новых началах логического разумения со строго проводимой тенденцией разрешить три кардинальные проблемы:

ПЕРВАЯ СЕРИЯ

Беспощадно без каких бы то ни было компромиссов вытравить из мышления и чувства читателя укоренившиеся веками верования и взгляды на всё в мире существующее.

ВТОРАЯ СЕРИЯ

Ознакомить с материалом, требующимся для нового созидания и доказать его прочность и доброкачественность.

ТРЕТЬЯ СЕРИЯ

Способствовать возникновению в мышлении и в чувствах читателя настоящего нефантастического представления о правильном мире, а не о том иллюзорном, каким воспринимают его люди.

Предисловие редакции

Несмотря на то что эта книга опубликована на 12 языках и известна во всем мире, на русском языке – языке оригинала – она появляется только теперь, 50 лет спустя после смерти автора и более чем через 66 лет после написания[1]. И это поразительно само по себе. Безусловно, такая парадоксальная ситуация в течение долгого времени была сокрыта под внешними обстоятельствами и существовавшими условиями, но вместо того, чтобы анализировать все ее возможные причины, порадуемся наконец появлению послания Г. И. Гюрджиева на языке автора.

Ответственные лица редакционной группы – все активные члены Фонда Гюрджиева, которые давно знакомы с идеями и языком автора. Вместе они выполнили истинно подвижническую кропотливую работу, в стремлении соответствовать двум требованиям: с одной стороны, полностью сохранить оригинальный текст и стиль автора, а с другой – учесть развитие современного русского языка и установившиеся в нем правила. Они так и не поддались искушению заменить или перевести на обычный, хорошо знакомый язык некоторые слова и выражения, употребляемые специально для того, чтобы создавать непривычные впечатления или идти наперекор автоматизмам читателя.

Кроме того, они сочли предпочтительным в основном соблюдать правила современной русской орфографии, но тем не менее иметь возможность выбирать иные варианты. Например, в некоторых случаях они сохранили устаревшую букву «фита» (Ѳ), для того, чтобы не потерять этимологический аромат некоторых выражений, как например «Ѳеомертмалогос» – «Слово Бог». По тем же соображениям было оставлено выражение «я есмь», сохраненное и в современной редакции православной Библии.

И еще необходимо добавить, что, например, некоторые глаголы, в которые автор внес дополнительный слог «вы», как, например, «организовывать» или «трансформировываться», не были исправлены.

Точно так же не было изменено часто употребляемое им, но устаревшее ныне выражение «годов» вместо «лет».

В заключение мы хотим выразить надежду, что в преднамеренном отказе автора от применения «бонтонного» литературного языка – будь ли это форма изложения, сбивающие с толку ассоциации или тривиальные отступления – читатель сможет распознать искуснейшее мастерство провокации, заставляющее его самого по-настоящему изучать себя и открывать себя собственным разумом – своим «подсознанием», по словам автора, – ту реальность, которую он наивно считал познанной и которую теперь он имеет возможность пересмотреть обновленным взором.

Мы уверены, что, благодаря этой книге, Г. И. Гюрджиев останется для последующих поколений тем, кем он был всегда при жизни – несравненным «пробудителем».

От имени международной редакционной группы

Президент Института Г. И. Гюрджиева,

Михаил Александрович де Зальцман

Париж, 15 февраля 2000 года

Рассказы Вельзевула своему внуку

Доброжелательный совет автора читателю

Согласно множеству выводов и заключений сделанных мною при экспериментальных выяснениях продуктивности

Георгий Гурджиев. Рассказы Вельзевула своему внуку (отрывок)

Дата публикации: .

Эта книга более чем в тысячу страниц словно специально создана, чтобы ее никто не прочитал. По крайней мере, первая глава невыносима, длинна, бессмысленна и написана лишь для того, чтобы покупатель, открывший книгу в магазине, немедленно сдал ее обратно книготорговцу. Я искренне советую вам пропустить эту главу и вернуться к ней, лишь когда (и если) вы уже дойдете до конца этого по-своему замечательного текста. И поймете, собственно, что труд всей жизни автора не напрасен. Он писал эту полную юмора и усмешки историю несколько лет, лежа в постели после тяжелейшей аварии, растеряв учеников, оставленный друзьями, пережив крушение своей школы и потерю всего, чем жил и дорожил. Но ему было не впервой терять — шло время войн и революций, разрушение всего привычного и материального. И ему было не впервой «совать палку в осиное гнездо» — отсюда эпатирующее название книги. И как раз это время наибольших потерь и вынужденной бездвижности стало для него крайне плодотворным в плане фиксации своего творчества и идей. Пусть в такой вот закодированно-юмористическо-фантастической форме.
«Все и вся, или Рассказы Вельзевула своему внуку», «Встречи с замечательными людьми» и «Жизнь реальна только тогда, когда Я есть» — вот книги, созданные им в этот период.
А до того он писателем вовсе не был и не собирался. В это же время совместно с композитором Томасом Де Гартманом он создал 150 специальных произведений для фортепиано — под них до сих пор исполняют гурджиевские танцы.
Но вернемся к книге. Вся она — беседа деда по имени Вельзевул со своим внуком Хусейном на борту транспространственнного корабля. Престарелый, проведший большую часть жизни в изгнании за ошибки молодости и давно прощенный, Вельзевул возвращается в центр Вселенной. За время изгнания его авторитет и влияние не только не уменьшились, но напротив, благодаря знаниям и опыту, полученному в необычных условиях, очень увеличились. У деда и внука в полете есть время для благочестивых бесед и неторопливого пересказа истории системы Орс — она же Солнечная — долгие годы бывшей местом изгнания Вельзевула.
Вельзевул искренне и до слез переживает о судьбе землян, которых на протяжении всей книги именует не иначе как «злосчастные трехмозговые существа, плодящиеся на полюбившейся тебе планете». Воздух и еду он именует первой и второй бытийной пищей. И историю Земли прослеживает со времен, когда людей там еще не было.
Итак, в изложении Гурджиева, на стадии сгущения Солнечной системы «в результате ошибочных расчетов некоего Священного Индивидуума, занимавшегося делами Миро-творчества и Миро-поддержания… планета Земля и комета «Кондур» столкнулись, и столкновение было таким сильным, что от этого удара от планеты Земля отломились два больших осколка и улетели в пространство.»
Эта катастрофа грозила нарушить равновесие всего мироздания.
Дальше следует логически довольно сложный пассаж, изложенный моими словами, он выглядит так. На планете своим чередом возникла жизнь, и скоро (по космическим меркам) возникли разумные существа, в то время имевшие такие же возможности для совершенствования разума, как и все существа Вселенной. Кроме небольшого нюанса: производимая ими энергия должна была поддерживать отколовшиеся куски планеты Земля (Луну и Анулис) от падения и защищать Мироздание от еще большей космической катастрофы. Но высочайшая комиссия по руководством Архангела Сакаки встревожилась, как бы обретшие разум обитатели Земли не поняли этого раньше времени и не уничтожили себя из принципа. Чтобы этого не случилось, комиссия приняла решение перестраховаться и вырастила у основания хвоста наших предков (который тогда был) особый орган — кундабуфер, впоследствии, увы, ставший причиной многих несчастий. Действие его состояло в том, чтобы, во-первых, существа воспринимали реальность шиворот-навыворот и, во-вторых, чтобы каждое повторное впечатление извне вызывало у них удовольствие.
Очень скоро стало ясно, что ситуация стабилизировалась, Луна больше не упадет на Землю, и в третий приезд высочайшей Комиссии кундабуфер был уничтожен. Но, увы, остались последствия, кристаллизующиеся в психее «злосчастных трехмозговых» обитателей планеты.
И далее Гурджиевым подробно и захватывающе излагается история Земли глазами высших существ, которые пытаются и не могут помочь людям преодолеть ненормальности их существования. История Атлантиды, истории роста и гибели духовных школ, жизни святых, описания возникновения войн и уничтожения цивилизаций.
Отдельная поучительная тема — кто такие хуснамусские существа и как получается, что они обрекают себя на вечную жизнь, и при этом вечные муки. Вовсе не такая простая картинка, как ад и рай.
Более чем оригинальный взгляд на возникновение обезьян (впрочем, Блаватская пишет о подобном).
Описание устройств космических кораблей. Описание жителей других планет Солнечной системы.
Рассказ о космических законах («Гептапарапаршинох» и священный «Триамазикамно»), по которым функционирует Вселенная.
Интереснейшая глава, объясняющая, как с целью обезвреживания Геропаса (времени) НАШИМ ТВОРЦОМ (автор всегда пишет так вот — заглавными буквами) был изменен основной священный закон Триамазикамно, и как это привело к появлению мира.

Информация, излагаемая Гурджиевым, настолько ярка, неожиданна и фантастична, что очень хотелось бы каких-то объяснений.
Я искала в интернете сравнительный анализ, жаркую полемику, ожидала встретить уничтожительную религиозную критику, педантичное научное сопоставление с другими источниками.
Но нашла только бесконечные перепосты одних и тех же рекламных строчек, не говорящих решительно ни о чем.
Нашла биографии Гурджиева в стиле авантюрных похождений Остапа Бендера, акцентирующие лишь его необычное поведение, но не замечающие духовную работу и не анализирующие наследие.
Я знакома с трудами его ученика Петра Демьяновича Успенского, нравятся, но в них, если честно, нахожу мало общего с книгами самого Гурджиева.
Нашла сайты последователей, для которых мастер — вне критики, любое его слово и действие достойны лишь поклонения. И такое читать неинтересно.
И конечно систематически натыкалась на статейки парапсихологов и гуру, которые явно не дали себя труда почитать книги мастера, но хотят пользоваться его авторитетом. На голубом глазу они ссылаются на его имя в смелых утверждениях, что кундабуфер находится то в основании позвоночника, то в перегородке между полушариями мозга — игнорируя факт, что в самой книге примерно сто раз сказано, что кундабуфер уничтожен еще в ту пору, когда у обитателей планеты были хвосты. Да и вообще, был ли кундабуфер, или это очередная выдумка учителя — шутника и мистификатора? Что в этой книге вообще выдумка и фантастика, а что — ценная информация? Ответа нет.
По крайней мере, живыми на этом фоне показались отзывы пользователей интернета «книга скучная, информация размазана на 1000 страниц, три раза хотелось выкинуть» или «зачем столько непонятных терминов»?

Вспоминается частушка

В филармонии была,
Слушала Бетховена —
Только время потеряла:
Страшная хреновина!

Итак, Гурджиев был и остался загадочным человеком. Он не дал простых рецептов и не оставил закристаллизовавшегося учения. Он лишь остался примером спонтанности и тотальности, заставляя учеников быть внимательными к себе и не давая выработать никаких повторяемых ритуалов и догм. Его миссию с одинаковым успехом можно считать и провалившейся, и реализованной. Ибо всегда среди множества искателей встречаются лишь единицы таких, кто не стремится бездумно идти чужой колеей. Духовный путь требует живости и внимательности, бескомпромиссности и легкости, он каждым человеком проходится абсолютно заново. Невозможно зафиксировать истину, можно лишь указать на нее. Истина настолько больше любых слов, насколько Луна больше указывающего на нее пальца, насколько бесконечная тайна больше наклеенного на нее ярлыка. Поэтому книги Гурджиева надо читать и серьезно, и с юмором. Пусть вас не напугает его занудство и многословие, пусть не оттолкнут незнакомые термины, которые он самолично выдумал на основе корней из разных языков — в них есть вкус импровизации и серьезного ума, игры и мудрости.
Ну, а если не понравится — что ж, мусорная корзина рядом.

P.S.
Только на стадии подготовки этого номера я узнала, что, оказывается, существует два варианта этой книги: двойной перевод русский-английский-русский, который читала я. И русский, который изначально написал сам Гурджиев. В нем трехмозговые существа называются трехцентровыми и так далее. Я уже успела привязаться к «трехмозговым», возможно если когда буду перечитывать книгу, то возьму другой вариант, а сейчас уже поздно. Книга прочитана и потом еще много раз перелистана вдоль и поперек. А вы уж читайте лучше сразу русский текст.
Он лежит вот здесь.

Цитата для затравки.

Ольга Арефьева

Это было в 223 году после сотворения Мира по объективному времяисчислению, или, как сказали бы здесь, на «Земле», в 1921 году после Рождества Христова.
Через Вселенную летел корабль «транспространственного» сообщения «Карнак».
Он летел из пространства «Ассупарацата», то есть из пространств «Млечного Пути» с планеты Каратас к солнечной системе «Пандецнох», солнце которой называется также «Полярная Звезда».
На упомянутом «транспространственном» корабле находился Вельзевул со своими родственниками и приближенными.
Он отправлялся на планету Ревозврадендр на специальную конференцию, в которой он согласился принять участие по просьбе своих давних друзей.
Только память об этой старой дружбе вынудила его принять это приглашение, так как он уже был немолод, а такое длительное путешествие и неизбежно связанные с ним превратности были отнюдь не легким делом для всякого в его возрасте.
Незадолго до этого путешествия Вельзевул вернулся домой на планету Каратас, где он получил свое возникновение и вдали от которой, вследствие обстоятельств, не зависящих от его собственной сущности, он провел много лет своего существования в условиях, не соответствующих его природе.
Это многолетнее существование, неподходящее для него, вместе со связанными с этим восприятиями, необычными для его природы, и с не соответствующими его сущности переживаниями, не могло не оставить на его общем присутствии заметного следа.
Кроме того, само время теперь неизбежно состарило его, и упомянутые необычные условия существования привели Вельзевула, того самого Вельзевула, у которого была столь необычайно здоровая, горячая и прекрасная молодость, к столь же необычайной старости.
Давным-давно, в то время, когда Вельзевул жил еще на планете Каратас, его взяли, благодаря его необычайно изобретательному уму, на службу на «Солнце Абсолют», где наш ВЕРХОВНЫЙ ВЛАДЫКА БЕСКОНЕЧНОСТЬ имеет основное место СВОЕГО Пребывания, и там Вельзевул, среди других ему подобных, стал приближенным ЕГО БЕСКОНЕЧНОСТИ.
Именно тогда, вследствие еще не сформировавшегося, по молодости, Разума и вследствие незрелости и поэтому еще горячности своего мышления, основанного (что естественно для существ, еще не ставшими определенно ответственными) на ограниченном понимании, — Вельзевул однажды увидел в управлении Миром что-то, показавшееся ему «нелогичным», и, найдя поддержку среди своих товарищей, существ, как и он еще не сформировавшихся, вмешался не в свое дело.
Вследствие пылкости и силы натуры Вельзевула тогдашнее вмешательство его и его товарищей вскоре захватило все умы и тем самым поставило центральное государство Мегалокосмоса почти на грань революции.
Узнав об этом, ЕГО БЕСКОНЕЧНОСТЬ, несмотря на свое Вселюбие и Всепрощение, был вынужден изгнать Вельзевула с его товарищами в один из удаленных районов Вселенной, именно в солнечную систему «Орс», обитатели которой называют ее просто «Солнечной Системой», и назначить местом их существования одну из планет этой солнечной системы, именно Марс, с правом жить также на других планетах, хотя только той же солнечной системы.
Среди этих изгнанников, помимо упомянутых товарищей Вельзевула, находилось просто несколько сочувствовавших ему, а также приближенные и подчиненные как Вельзевула, так и его товарищей.
Все со своими домочадцами прибыли в это отдаленное место, и там, на планете Марс, вскоре образовалась целая колония трех-центровых существ с различных планет центральной части нашей Великой Вселенной.
Все это население, необычное для упомянутой планеты, мало-помалу приспособилось к своему новому месту жительства, и многие из них даже нашли то или иное занятие, чтобы скоротать долгие годы своего изгнания.
Они нашли занятия либо на этой самой планете Марс, либо на соседней планете, именно на тех планетах, которые были почти совершенно заброшены из-за их удаленности от центра и бедности всех их формаций.
По мере того, как проходили годы, многие, либо по своей собственной инициативе, либо откликаясь на нужды общего характера, постепенно переселялись с планеты Марс на другие планеты, но сам Вельзевул, вместе со своими приближенными, остался на планете Марс, где он более или менее сносно организовал свое существование.
Одним из его главных занятий было устройство «обсерватории» на планете Марс для наблюдения как отдаленных пунктов Вселенной, так и условий жизни существ на соседних планетах, и эта его обсерватория, как здесь уместно отметить, впоследствии стала хорошо известна и даже знаменита повсюду во Вселенной.
Хотя солнечная система «Орс» была заброшена вследствие ее удаленности от центра и по многим другим причинам, тем не менее, наш ВЕРХОВНЫЙ ВЛАДЫКА время от времени направлял СВОИХ Посланцев на планеты этой системы, чтобы более или менее упорядочивать бытийное существование возникающих на них трех-мозговых существ, для координации процесса их существования с общей Мировой Гармонией.

Рассказов Вельзевула своему внуку Г.И. Гурджиев

Гурджиев пошел вразрез с общепринятым западным мышлением.

Он не верит, что у отдельных людей есть душа …

Вместо этого он думает, что мы должны ВЫРАСТИТЬ душу. И этот процесс сам по себе мучительно болезнен.

Это, как сказал Йейтс, «не страна для стариков». Но если мы вложим все свои моральные силы в задачу духовного созревания, мы МОЖЕМ это сделать.

Мы делаем это, излагая свои бесчисленные разочарования универсальными формулами, которые нам дают «Выбраться из безнадежной коробки». TO W

Гурджиев пошел вразрез с общепринятым западным мышлением.

Он не верит, что у отдельных людей есть душа …

Вместо этого он думает, что мы должны ВЫРАСТИТЬ душу. И этот процесс сам по себе мучительно болезнен.

Это, как сказал Йейтс, «не страна для стариков». Но если мы вложим все свои моральные силы в задачу духовного созревания, мы МОЖЕМ это сделать.

Мы делаем это, прикладывая свои бесчисленные разочарования к универсальным формулам, которые нам дают «Выбраться из безнадежной коробки НА РАБОТУ». Наш самый ГНЕЗ на духовные истины — это то, ЧЕМ МЫ ВСТАВЛЯЕМСЯ В КОЛЕСО.

И, между прочим, этот долгий и трудный процесс вложения ВСЕГО в нашу жизнь — чему также учил Иисус — также, согласно Павлу из Тарса, является способом не РОСТА души, но путем к Воскресению.

Это замечательный момент, но, будучи католиком, я полностью с ним согласен.

Но большинство людей моего возраста считают, что преобладающее течение современной жизни на пенсии идет вразрез с нашим собственным направлением. Мы хотим сбавить обороты, все обдумать …

Но жизнь не готова замедляться, и она нам об этом недвусмысленно говорит.Вы должны действовать и думать быстро — и это может повлечь за собой боль. Мы должны БОРЬБАТЬ с этой болью положительно.

В бою наши Умы становятся острее.

Многие люди, дожившие до семидесяти лет, задаются вопросом, где для них так широко разрекламированная мудрость старости . .. когда все их воспоминания превратились в прах и прах.

Это не проблема для Георгия Гурджиева: ведь вы должны ЗАРАБАТЫВАТЬ мудрость, пока можете! Вы должны ВЫРАСТИТЬ его рано.

ТЯЖЕЛАЯ РАБОТА.

«Заготавливайте сено, пока светит солнце» — это не только богатство и благополучие, но и мудрость.Таким образом, вы НЕ БУДЕТЕ замедляться умственно с возрастом. Как лохматый картофель …

Давай, маленький боец ​​-
Не надо вставать сильнее …

Ну и что, если снова идет дождь? Сражайтесь НАЗАД.

Мудрость нельзя купить. Он изготовлен из неблагородных металлов нашего собственного достоинства, выкованных в Горниле Огня.

И этот Горнило может дать нам тоску и ужас, а также весь спектр отрицательных эмоций, а также Силу — как Шадрак, Мишак и Абедниго, должно быть, чувствовали себя в Вавилонской печи.

Истинная радость обходится дорого.

Почему?

Потому что — и здесь Гурджиев согласился бы с Рильке — истинная красота — это только начало ужаса, который мы только начинаем видеть. Ужас стоять на собственных ногах.

Так что мудрость действительно очень сложная задача.

Бог, говорит он, Бесконечен. Итак, также могут показаться Его испытания …

Но, говорит Гурджиев, если мы —

Как старики, которые произвели на нас впечатление в нашей жизни —

Съели наш Черный хлеб в раннем возрасте —

Скорее всего, мы будем счастливее в конце.

Рассказы Вельзевула своему внуку Г. И. Гурджиева: 9781585424573

Содержание

Рассказы Вельзевула своему внуку Первая книга
1. Пробуждение мысли
2. Введение: Почему Вельзевул был в нашей Солнечной системе
3. Причина задержки падения корабля Карнак
4. Закон падения
5.Система Архангела Харитона
6. Вечное движение
7. Осознание подлинного бытия-Долг
8. Наглый брат Хассейн, внук Вельзевула, осмеливается называть людей «слизнями»
9. Причина возникновения Луны
10. Почему «мужчины» — не мужчины
11. Пикантная черта своеобразной психики современного человека
12. Первое «рычание»
13. Почему в человеческом разуме фантазия может восприниматься как реальность
14. Начало перспектив Ничего особенного не обещает
15.Первое сошествие Вельзевула на планету Земля
16. Относительное понимание времени
17. Архи-абсурд: согласно утверждению Вельзевула, наше Солнце не светится и не греет
18. Архи-нелепость
19. Рассказы Вельзевула О его втором сошествии на планету Земля
20. Третий полет Вельзевула на планету Земля
21. Первый визит Вельзевула в Индию
22. Вельзевул впервые в Тибете
23. Четвертое личное пребывание Вельзевула на Планета Земля
24.Полет Вельзевула на планету Земля в пятый раз
25. Святейшая Ашиата Шиемаш, посланная с небес на Землю
26. Легоминизм о размышлениях святейшей Ашиаты Шиемаша под названием «Террор-из-за» -Ситуация »
27. Организация существования человека
28. Главный виновник уничтожения всех святых дел Ашиаты Шиемаша

Вторая книга
29. Плоды прежних цивилизаций и расцветы современности
30.Арт
31. Шестое и последнее пребывание Вельзевула на планете Земля
32. Гипноз
33. Вельзевул как профессиональный гипнотизер
34. Россия
35. Изменение назначенного курса падения космического корабля Карнак
36. Еще немного о немцах
37. Франция
38. Религия
39. Священная планета «Чистилище»

Третья книга
40. Вельзевул рассказывает, как люди узнали и забывают об Основном космическом законе Гептапарапаршинох
41.Бохарский дервиш Хаджи-Асвац-Тров
42. Вельзевул в Америке
43. Обзор процесса периодического взаимного уничтожения людей, сделанный Вельзевулом, или Мнение Вельзевула о войне
44. По мнению Вельзевула, человеческое понимание справедливости необходимо Он в объективном смысле проклятый мираж
45. По мнению Вельзевула, извлечение человеком электричества из природы и его разрушение во время его использования является одной из главных причин сокращения жизни человека
46.Вельзевул объясняет своему внуку значение формы и последовательности, которые он выбрал для изложения информации о человеке
47. Неизбежный результат беспристрастного мышления
48. От автора

Комментарий к «Сказкам Вельзевула»

Комментарий к «Сказкам Вельзевула»

Gurdjieff International Review

Комментарий Терри Винтера Оуэнса и Сюзанны Д.Смит

Эта книга, без сомнения, одна из самых выдающихся книг из когда-либо изданных. Его название не является преувеличением, поскольку книга не только затрагивает все мыслимые темы, но и — это все и вся, то есть сборник научно-фантастических сказок, аллегории, сатиры, философского трактата и т. Д. социологический очерк, введение в психологию, криптограмма и, для тех, кто следует учению Гурджиева, библия.Это в высшей степени необычная смесь развлечения и эзотерики, юмора и серьезности, неясности и ясности.

ДЖОРДЖ ИВАНОВИЧ ГУРДЖЕФФ входит в число самых противоречивых людей 20 века и вполне может быть одним из самых важных. Он родился в 1877 году в греческой семье в русской Армении и умер в Париже в 1949 году. В молодости он посвятил всю свою энергию поиску фундаментальных истин жизни. Он много путешествовал по Востоку, иногда получая доступ в эзотерические школы, в которые мало кто, если вообще был, был принят на Запад.Он убедился, что у человека есть способ стать намного большим, чем он есть. Затем он приступил к воплощению того, что он узнал, в форме, которая была бы понятна и значима для западного мира. Он разработал метод, с помощью которого человек мог развиваться своими собственными усилиями. Основа метода кажется достаточно простой — наблюдать за собой объективно, беспристрастно и в каждый момент. Но выполнение его чрезвычайно сложно, из-за чего его назвали «Работа». Гурджиев утверждает, что посредством усилий «работать над собой» и повышения самосознания или сознания человек может развить новые способности, которые, поскольку они основаны на объективности и беспристрастности, позволяют человеку функционировать гармонично.Гурджиев считает, в отличие от многих религиозных философов, что человек должен развивать душу — он не рождается с ней — и эти новые способности способствуют развитию души. Он представил свои идеи в трех формах: лекции и письмо, музыка и священные танцы и движения, соответствующие трем основным областям человека — его интеллекту, эмоциям и физическому телу. Что, возможно, было самым важным и уникальным в Гурджиеве, так это то, что он был живым примером того, что может дать его метод.Даже людям, которым он не нравился, приходилось признавать, что перед нами человек, который контролирует себя, человек, который действует изнутри, а не находится во власти внешних влияний, как большинство мужчин.

К счастью, он изложил свои идеи в письменном виде, потому что на протяжении всей истории мы можем видеть, что происходило, когда мудрые люди доверяли распространение своих учений исключительно своим ученикам. Искажения, разногласия и даже откаты — неизбежный конечный результат.Это не означает, что многие книги, написанные об идеях и методах Гурджиева, не совсем хороши. Успенский В поисках чудесного , Кеннет Уокер Изучение учения Гурджиева и Ч. Дейли Кинг Состояния человеческого сознания — прекрасное введение в Гурджиева и его идеи. Но это подержанные и, следовательно, не такие полные и точные, как что-то, исходящее непосредственно от самого Гурджиева.

Поскольку книга настолько уникальна, ее чтение действительно представляет определенные трудности.Гурджиев предлагает прочитать All and Everything три раза, и не раньше третьего чтения, если читатель попытается постичь его суть. Однако это не означает, что при первом чтении невозможно извлечь огромную сумму. Хорошим руководством к пониманию книги является раздел «От автора» в самом конце. Здесь Гурджиев выходит из своей роли рассказчика и напрямую обращается к читателю.

Другое руководство — помнить о цели Гурджиева, написавшей All and Everything , которую он недвусмысленно заявляет: безжалостно разрушить все человеческие убеждения и взгляды на все, что существует в мире.Чтобы усилить эту цель, Гурджиев выбирает для своего героя самое дьявольское имя — имя самого дьявола — Вельзевул. Однако книга All and Everything не похожа на многие книги по философии, которые блестяще показывают человеку, какой он фарс, а на этом и останавливаются. Его разоблачение человека — не самоцель, а начало. Гурджиев намеревается разрушать только для того, чтобы творить. Он считает, что прежде чем человек сможет приступить к раскрытию и развитию своих скрытых возможностей, он должен сначала поставить под сомнение состояние, в котором он находится, должен почувствовать неудовлетворенность, должен иметь представление о том, что в жизни есть нечто большее, чем то, что воспринимают чувства.

Два других важных момента, о которых следует помнить, — это подзаголовок «Объективно беспристрастная критика человека», который подразумевает, что это не обычная критика, и заявление Гурджиева о том, что книга написана «в соответствии с совершенно новыми принципами логического мышления». Здесь невозможно исследовать все ответвления этих двух пунктов, но они означают, что Гурджиев не предлагает паллиативных мер реформы и не представляет свои аргументы традиционным способом. Он дает понять, что человечество нельзя «обрабатывать» извне; то есть такие вещи, как война или болезнь, не могут быть устранены даже с помощью лучших форм законодательства, науки или искусства.Единственное возможное решение — это то, что достаточное количество мужчин встанет на путь, ведущий к более высоким состояниям сознания.

Вероятно, самая большая проблема при чтении книги заключается в ее богатстве содержания. Сказанное может быть воспринято на очень многих разных уровнях, и часто бывает трудно понять, как это расшифровать. В целом можно сказать, что Гурджиев работает над гипотезой «как вверху, так и внизу». Таким образом, когда он говорит о вселенной, солнце и луне, он также говорит о человеке и о том, из чего он состоит.

~ • ~

ПОСКОЛЬКУ ГУРДЖЕФ ИЗБИРАЛ излагать свои идеи частично в форме аллегории, поэтому эти части этой книги можно читать просто как увлекательную научную фантастику. История открывается на борту космического корабля Карнак. Вельзевул едет на конференцию, где требуется его мудрый совет по вопросам космического значения. Его сопровождают его внук, Хассейн, и его старый и верный слуга Ахун. Во время путешествия Вельзевул развлекает Хассейна рассказами о Земле, о событиях во Вселенной, а также о космологических и психологических законах.Вельзевул рассказывает Хассейну, как он заинтересовался планетой Земля. В юности он вмешивался в дела, которые его не касались, и в качестве наказания был сослан на Марс, в «отдаленный уголок Вселенной» (нашу солнечную систему). Там он строит телескоп, чтобы изучать происходящее на Земле и наблюдать странные обычаи ее обитателей. Он находит склонность человека «разрушать существование других» особенно странной и отвратительной. Значение Марса, возможно, заключается в его удаленности, то есть невозможно предвзято относиться к нему, если у него есть перспектива.

Затем Вельзевул рассказывает увлекательную историю о ранней жизни Земли, которая полна психологических подтекстов. Из-за космологических возмущений два фрагмента откололись от Земли на раннем этапе ее создания — один был Луной, а другой, который Гурджиев называет Анулиосом, о существовании которого земляне не знают. Чтобы поддерживать равновесие во Вселенной, необходимо было обеспечить, чтобы эти два спутника продолжали вращаться вокруг Земли, а земляне должны были испускать определенное вещество, которое способствовало бы достижению этой цели.Опасаясь, что если земляне узнают, в чем заключаются их функции, они могут не найти причин для продолжения жизни, высшие силы имплантировали им орган под названием Кундабуфер, который не позволял им понять свое истинное состояние. Позже орган удалили, но, к сожалению, его последствия остались и сохраняются по сей день. Кундабуфер был предназначен только для того, чтобы помешать человеку видеть реальность, но он также вызывал дополнительные качества себялюбия, тщеславия, чванства, гордости и т. Д. Эти качества являются психологическими и эмоциональными опорами, которые омрачают истинную природу человека.Следовательно, человеку нужна точка обзора за облаком, как если бы с Марса, чтобы увидеть эту настоящую природу и обнаружить там цель своей жизни. Гурджиев представляет эту цель не только как цель, но как долг — долг, совершенно отличный от обычных этических и моральных обязательств.

Вельзевул также рассказывает о своих личных визитах на Землю, где он узнает больше о природе человека после получения предварительных знаний с помощью своего телескопа. Эти поездки могут быть истолкованы как более продвинутый шаг в методе работы над собой — возможно, подразумевая, что, однажды обретя способность видеть себя объективно, как будто со стороны, человек может затем проводить более подробные наблюдения и при этом сохранять свое состояние беспристрастности.Эти спуски на Землю рассказываются его внуку в образовательных целях, но это всегда занимательные истории. Всего Вельзевул совершает шесть путешествий на Землю, каждое из которых, возможно, представляет собой определенную часть тела или психики, заслуживающую изучения.

Вельзевул не одинок в своем стремлении к развитию, и он рассказывает своему внуку о других людях — о некоторых инопланетянах, некоторых землян и некоторых божественного происхождения — также в поисках объективной истины. Первый из них — Горнахур Хархарх, с которым мы впервые встречаемся в главе «Архи-нелепость.Он — «истинный друг» Вельзевула, живущего на Сатурне. В первую очередь он интересуется электричеством под названием Окиданох, которое участвует в формировании всех новых образований. Горнахур Хархарх изобретает машину, которая демонстрирует и делает доступными для его использования свойства Окиданоха. Целью его экспериментов является развитие его Разума — атрибута, который, согласно Гурджиеву, человек не имеет по своей природе, но должен обрести через усилие. Машина описана очень подробно, и эксперимент может соответствовать упражнению или практике, связанной с «Работой.”

Возможно, самый выдающийся персонаж в книге (помимо Вельзевула) — Ашиата Шиемаш. Мы узнаем о нем из серии из четырех глав, которые являются одними из самых эмоционально стимулирующих в книге. Ашиата Шиемаш был послан на Землю как посланник свыше, фигура мессии огромного благородства и красоты. Его сочинения необычайно трогательны и имеют библейский тон и качество. Примером могут служить его три стиха о том, что он называет священными импульсами бытия веры, любви и надежды:

Вера в сознание — это свобода
Вера в чувство — это слабость
Вера тела — это глупость.

Любовь к сознанию вызывает то же самое в ответ
Любовь к чувствам вызывает противоположное
Любовь к телу зависит только от типа и полярности.

Надежда сознания — сила
Надежда на чувства — это рабство
Надежда тела — болезнь.

Ашиата Шиемаш устанавливает пять правил объективной морали, которые ведут к подлинной совести. Вот эти пять правил:

  1. иметь все сытное и действительно необходимое для тела,
  2. иметь постоянную и неослабевающую инстинктивную потребность в самосовершенствовании в смысле бытия,
  3. сознательное стремление узнать все больше и больше о законах миротворения и поддержания мира,
  4. стремиться с самого начала своего существования платить за свое возникновение и индивидуальность как можно быстрее, чтобы впоследствии быть свободным и облегчить как можно больше Скорбь нашего Общего Отца,
  5. стремление всегда способствовать скорейшему совершенствованию других существ, как подобных себе, так и других форм, вплоть до степени самоиндивидуальности.

Гурджиев указывает, что одной из психологических черт современного человека, которая препятствует формированию совести, является «болезнь завтрашнего дня», то есть откладывание на потом или завтра того, что должно быть сделано сейчас.

~ • ~

В ИСТОРИИ БЕЛЗЕВУЛА вплетены фрагменты информации, которые кажутся довольно простыми. Например, Вельзевул объясняет своему внуку, что человек состоит из трех мозгов или центров. Они являются инстинктивным или движущимся центром, эмоциональным или чувственным центром и интеллектуальным или мыслительным центром.Возможно, Вельзевула и его группу можно рассматривать как демонстрацию трех центров, функционирующих вместе как единое целое, каждый из которых должен выполнять определенную роль. Сам Вельзевул соответствовал мыслящему центру. У него есть вся информация, он составляет планы и решения и является лидером группы. Ахун, слуга, представляет физический центр. Он описан как верный. Он всегда рядом, готов служить и не вторгается в свои личные желания — возможно, это более идеальные условия для существования тела, чем это обычно бывает с человеком.Хассейн представляет собой эмоциональный центр. Он молод, не полностью развит, находится в процессе обучения, имеет желание и рвение вырасти и часто очень тронут тем, что говорит ему Вельзевул. По этой аналогии можно увидеть, чем метод Гурджиева, получивший название Четвертого пути, отличается от трех путей монаха, йога и факира. Каждый из них пытается развиваться в первую очередь с помощью одного центра: факир — через телесное наказание, йог — через умственную дисциплину, а монах — через молитву и веру, которые в основном являются эмоциональными.Для работы Гурджиева необходимо использовать все три центра, чтобы человек мог развиваться гармонично, а не однобоко.

Знание этой концепции трех центров является предпосылкой для трактовки Гурджиевым Закона трех. Это довольно необычная концепция, и она редко, если вообще когда-либо, появляется в современных научных знаниях. Однако Гурджиев утверждает, что это основной принцип всех явлений, а также играет очень важную роль в возможном развитии человека. Закон трех утверждает, что всегда действуют три, а не две силы.Обычно мы, конечно, знаем только положительное и отрицательное. К этому Гурджиев добавляет нейтрализующую силу.

Вельзевул рассказывает, как каждый из трех центров человека может сыграть определенную роль в его развитии за счет использования сознательно потребляемых и перевариваемых веществ. К сожалению, человек в своем нынешнем состоянии не принимает эти вещества и, следовательно, не реализует свои возможности. В главе «Гипноз» рассказывается, что это за вещества, как они должны поступать и перевариваться и каковы могут быть результаты этого.

Ближе к концу книги, в главе «Форма и последовательность», Гурджиев проводит различие между знанием и пониманием. Понимание может быть результатом только сознательной проверки знания. Итак, хотя в книге представлены знания и, возможно, знания очень высокого уровня, она сама по себе бесполезна, если ее не проверить — не переварить и не преобразовать в понимание.

~ • ~

ВСТРЕЧАЯСЯ С СВОИМИ ИСТОРИЯМИ, Вельзевул обсуждает различные теоретические и философские темы.В какой-то момент своего путешествия в космосе группа Вельзевула узнает о надвигающемся появлении кометы, которая может, если они пересекут ее путь, отравит пассажиров корабля. Вельзевул решает, что «Карнак» должен подождать в космосе, пока не пройдет комета. Он использует это время, чтобы объяснить Хассейну динамику космических кораблей, так же, как современный отец объясняет работу автомобиля своему маленькому сыну, а также в лучших традициях научной фантастики. Но здесь, возможно, аллегорически, принципы, касающиеся методологии «работы над собой».В его объяснения включена идея вечного двигателя, которую Вельзевул выдвигает таким правдоподобным образом, что трудно найти в ней какой-либо теоретический изъян. Возможно, здесь есть указания на то, какое топливо можно использовать, чтобы поддерживать себя в постоянных усилиях по развитию.

Еще один захватывающий принцип, который выдвигает Гурджиев, — это Закон семи, которому он посвящает целую главу. Если кто-то может каким-либо образом подытожить сложную логику этого закона, так это то, что все события происходят в семь шагов или «отклонений», каждый шаг имеет определенные атрибуты и свойства, которые определяют прогресс каждой деятельности.Гурджиев довольно тесно связывает этот закон и его развитие со стадиями развития человека.

Закон семи имеет по крайней мере несколько иллюстраций в современном знании — очевидно, в музыкальной октаве, но более подробно в периодической таблице элементов в химии. Когда элементы выстраиваются в табличную форму, каждая серия возглавляется инертным элементом, можно видеть, что некоторые из их характеристик повторяются в образцах из семи. Здесь интересно отметить, что электроны инертных элементов имеют замкнутые орбиты; они не могут легко сочетаться с другими элементами этого мира.Таким образом, мы видим, что теории Гурджиева не являются исключительно продуктом его богатого воображения, и интересно видеть, как он находит в них психологическое применение.

~ • ~

МНОГИМИ СПОСОБАМИ Гурджиев, кажется, пытается отговорить людей читать All and Everything . Во введении, которое он называет «Пробуждением мысли», не только мысль, но и пробуждаются многие чувства — некоторые неприятные по отношению к самому Гурджиеву. Гурджиев помогает ссылаться на них такими утверждениями, как: «Веселый и дерзкий кандидат на покупателя моих сочинений… прежде чем приступить к чтению… серьезно подумайте, а затем возьмитесь за него… вы можете потерять… аппетит к своему любимому блюду и к своей… соседке, брюнетке.Очевидно, Гурджиев делает это, чтобы не дать читателю убаюкиваться и не успокоиться. Он хочет взволновать и расстроить нас — освободить нас от нашего обычного мышления и получения новых впечатлений.

Один из аспектов книги, который явно «возбуждает», — это сама манера, в которой она представлена. Иногда бывает отступление после отступления, так что Гурджиев кажется бессвязным и бессвязным. Но на самом деле каждое кажущееся отступление добавляет новое измерение к обсуждаемому.Другая проблема состоит в том, что люди так привыкли к тому, что Гурджиев называет «прекрасным литературным языком» — захватывающими образами и убаюкивающими мечтами, требующими небольших усилий со стороны читателя. Гурджиев специально пишет совершенно иное; он строит предложения, которые иногда бывают невероятно длинными и сложными — иногда четверть страницы в длину.

Гурджиев, кажется, одержим желанием нарушить наше равновесие, поскольку в книге едва ли найдется «тихий» момент, который не нарушился бы одним из классических гурджиевских «Иных».Это, как он объясняет во введении, основано на наставлении его бабушки, которая гласит: «В жизни никогда не поступайте так, как другие… Либо ничего не делайте — просто ходите в школу, — либо делайте то, что никто другой не делает».

Иногда трудно определить, когда Гурджиев шутит, а когда серьезно. Он часто обсуждает самую серьезную проблему легким, иногда шутливым тоном, часто иронично. Ярким примером этого является его обсуждение нашей ответственности перед, как он выражается, «Мистер Бог.Напротив, в главе «Америка» Гурджиев обсуждает многие темы с притворной серьезностью — американский «долларовый бизнес», выпивка и запреты, языковая школа Чаттерлица, странный парень из Чикаго по имени мистер Пупок и так далее и тому подобное. . Эта глава действительно приправлена ​​острым остроумием!

Один из лучших элементов юмора Гурджиева — его расчет времени. Он не позволяет читателю становиться тяжелым и тяжеловесным, потому что он стратегически разбрызгивает свой юмор.Часто при рассмотрении самого серьезного вопроса он прерывает его цитатой легендарного арабского философа муллы Насра Эддина.

Также тому факту, что ход чтения не является, по словам муллы Насра Эддина, «Розы, розы», — это либеральное использование каратасианского языка — странных слов, которые принадлежат словарю Вельзевула. Эти слова часто представляют собой необычный набор слогов с тремя или четырьмя последовательными гласными. Некоторые из корней прослеживаются, такие как Триамазикамно (три = три), происходящие от «три» для трех, и Эгопластикоори и Легоминизм (эго = Я), происходящие от «эго» для Я; но всегда связаны с ними слоги, которые не так легко отследить.Дело не в том, что Гурджиев оставляет читателя в подвешенном состоянии, поскольку он часто идет на многое, чтобы определить и проиллюстрировать эти слова. Но исследование их конструкции, без сомнения, может пролить на них еще больший свет, и Гурджиев предлагает настоящее приключение в словесном исследовании для тех, кто так склонен. Слово сион встречается в именах двух «искателей истины» — царя Конузиона и Макария Кронбернкциона. Кроме того, есть слова, которые, кажется, происходят непосредственно из разных восточных языков, например, название космического корабля «Карнак», на котором путешествуют Вельзевул и его компания, что в переводе с армянского означает «мертвое тело».

~ • ~

Несмотря на все присущие трудности, которые Гурджиев вложил в эту книгу, награды есть. Но и в соответствии с философией Гурджиева награды соизмеримы с усилиями читателя по их поиску. Книга, безусловно, стоит борьбы.

В последней главе Вельзевул в ликовании переживал переход к состоянию высшего разума, которое он заработал своими усилиями по развитию. Связанный с этим ритуал имеет торжественность религиозной церемонии и глубоко трогает и вдохновляет.Итак, «Объективно беспристрастная критика жизни человека» заканчивается торжествующим чувством надежды, спасения, искупления. Но не раньше, чем Хассейну предлагают задать дедушке последний вопрос. Хассейн спрашивает, какова надежда на спасение людей на Земле, и наиболее удачно история заканчивается ответом:

Единственным средством сейчас для спасения существ на планете Земля было бы снова вживить в их присутствие новый орган, такой как Кундабуфер, но на этот раз с такими свойствами, что каждый из этих несчастных в процессе существования должен постоянно чувствовать и осознавать неизбежность своей собственной смерти, а также смерти каждого, на кого обращены его глаза или внимание.

Только такое ощущение и такое познание могут теперь разрушить полностью выкристаллизовавшийся в них эгоизм, поглотивший всю их Сущность, а также эту тенденцию ненавидеть других, проистекающую из нее, а именно тенденцию, порождающую все эти взаимоотношения. существующие там, которые служат главной причиной всех их аномалий, неподходящих для трехмозговых существ и вредных для них самих и для всей Вселенной.

~ • ~

[Отредактировано Дж.Уолтер Дрисколл и Грег Лой с разрешения авторов.]

рассказов Вельзевула своему внуку: Г. Гурджиев: 9780140194739

Рассказы Вельзевула своему внуку, первая книга,
1. Пробуждение мысли
2. Введение: почему Вельзевул был в нашей Солнечной системе
3. Причина задержки падения корабля «Карнак
» 4.Закон падения
5. Система Архангела Харитона
6. Вечный двигатель
7. Осознавать подлинный долг
8. Наглый брат Хассейн, внук Вельзевула, осмеливается называть людей «слизнями»
9. Причина возникновения Луны
10. Почему «мужчины» — не мужчины
11.Пикантная черта своеобразной психики современного человека
12. Первый «Рык»
13. Почему в человеческом разуме фантазия может восприниматься как реальность
14. Начало перспектив, не обещающих ничего радостного
15. Первое сошествие Вельзевула на планету Земля
16. Относительное понимание времени
17.Архи-абсурд: Согласно утверждению Вельзевула, наше Солнце ни светит, ни греет
18. Архи-нелепость
19. Рассказы Вельзевула о его втором сошествии на планету Земля
20. Третий полет Вельзевула на планету Земля
21. Первый визит Вельзевула в Индию
22. Вельзевул впервые в Тибете
23.Четвертое личное пребывание Вельзевула на планете Земля
24. Полет Вельзевула на планету Земля в пятый раз
25. Святейшая Ашиата Шиемаш, посланная Свыше на Землю
26. Легоминизм относительно размышлений святого Ашиаты Шиемаша под названием «Террор ситуации»
27. Организация существования человека
28.Главный виновник уничтожения всех святых подвигов Ашиаты Шиемаш Вторая книга
29. Плоды прежних цивилизаций и расцвет современности
30. Art
. 31. Шестое и последнее пребывание Вельзевула на планете Земля
32. Гипноз
. 33. Вельзевул как профессиональный гипнотизер
34.Россия
35. Изменение намеченного курса падения космического корабля «Карнак
«. 36. Еще немного о немцах
37. France
38. Религия
. 39. Священная планета «Чистилище»

Третья книга
40. Вельзевул рассказывает, как люди узнали и забывают об Основном Космическом Законе Гептапарапаршинох
41.Бохарский дервиш Хаджи-Асвац-Тров
42. Вельзевул в Америке
43. Обзор процесса периодического взаимного уничтожения людей, сделанный Вельзевулом, или Мнение Вельзевула о войне
44. По мнению Вельзевула, человеческое понимание справедливости необходимо Он в объективном смысле проклятый мираж
45. По мнению Вельзевула, извлечение человеком электричества из природы и его разрушение во время его использования является одной из главных причин сокращения жизни человека
46.Вельзевул объясняет своему внуку значение формы и последовательности, которые он выбрал для изложения информации о человеке
47. Неизбежный результат беспристрастного мышления
48. От автора
подробнее

Исторические комментарии к сказкам Вельзевула

Рейо Эльснер

Введение

В своей книге «Философия и искусство в Вельзевуле Гурджиева» Анна Челленджер цитаты на стр. 29 из книги Идриса Шаха «Мыслители Востока»:

«Кто-то сказал Бахаудину Наксбанди: ‘Ты рассказываешь истории, но ты рассказываешь не рассказывайте нам, как их понимать.»Он ответил:» Как вам это нравится? » если человек, у которого вы купили фрукт, съел его до того, как вы глаза, а ты оставил только кожу? »

Подобным образом Гурджиев никогда не объяснял ни одно из своих сочинений. никого. Если вы раньше не пробовали стручки красного перца, единственный способ чтобы узнать, что они собой представляют, нужно съесть их самому.

В 1943 году Гурджиев сказал:

«Например, я знаю, что в Вельзевуле есть все, что нужно знать. Это очень интересная книга. Все есть.Все, что существует, все, что существовало, все, что может существовать. Начало, конец, все секреты создания мира; все есть. Но надо понимать, а понимать зависит от индивидуальности. Чем больше человека можно научить определенным образом, тем больше он может видеть. Субъективно каждый способен понять в зависимости от того, на каком уровне он занимает, потому что это объективная книга, и каждый должен понимать что-то в этом. Один человек понимает одну часть, другой тысячу раз больше.»

» А теперь найдите способ обратить ваше внимание на понимание всего Вельзевул. Это будет ваша задача, и это хороший способ исправить настоящий внимание. Если вы сможете уделить Вельзевулу настоящее внимание, вы сможете настоящее внимание в жизни. Вы не знали этого секрета. В Вельзевуле есть Я уже сказал, это все, даже как приготовить омлет. Среди прочее, это объясняется; и в то же время нет ни слова в Вельзевуле о кулинарии. Итак, вы обратили внимание на Вельзевула, другое внимание, чем то, к которому вы привыкли, и вы иметь такое же внимание в жизни.»

Версии сказок Вельзевула

Существует русский оригинал рукописи Вельзевула, который лег в основу английской версии. Русский оригинальный текст был опубликован издательством Traditional Studies Press в 2001 году. очевидно, два несанкционированных перевода Вельзевула на русский язык, которые переведены, скорее всего, с английского.)

Гурджиев написал и продиктовал сказки Вельзевула на армянском и русском языках. Из них была создана английская версия.с которым Гурджиев работал с начала своего творчества в 1924 году до 1949 года. много изменений внесено в английский текст. Поэтому можно считать иметь в нем то, что Гурджиев хотел в него вложить, — это его последний версия.

Английский текст использовался для разработки немецкой и французской версий. Позднее «Рассказы Вельзевула» были переведены на голландский, японский, Испанский, итальянский, русский и иврит. Согласно The Traditonal Study Press переведены на армянский, финский, греческий и португальский языки. в работе.Насколько мне известно, новые переводы основаны на Английская версия.

Несколько месяцев назад я получил электронное письмо от мистера Джека Кейна (традиционный Studies Press), в котором он указал на важность работы с и русский, и английский текст при переводе (я перевод на финский). Он написал:

«Я очень надеюсь, что вы сможете привлечь кого-то, кто читает по-русски — буквально вчера вечером поскольку мы работали над окончательной проверкой нашего «Руководства и указателя Сказки Вельзевула «мы обнаружили случай плохого перевода на английский язык. Издание 1950 года, что было довольно ясно по-русски.Мы заметили такие вещи с некоторой регулярностью, но до сих пор не смогли начать их сборник! »

Таинственный манускрипт

Вскоре после того, как я начал изучать сказки на нашем форуме, я получил полная рукопись в формате html. Это пришло с адреса электронной почты что я не смог никого проследить. Отправитель не расскажи, кто он / она. Похоже, я тоже никогда не узнаю об этом.

Эта электронная версия не является версией 1950 года, и по сравнению с некоторыми тексты Мне сообщили, что это не версия текста 1992 года либо.Что тогда?

На всякий случай вы, читатель, знаете или можете узнать происхождение, которое я цитирую следующий текст из него. Это отличается от печатных и опубликованные тексты « типичным » способом, т.е. используемый язык проще и, казалось бы, менее приятный.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

(вместо предисловия)

ГЛАВА I


Повсюду на Земле, прежде чем начинать что-либо новое, принято прежде всего произнести вслух или хотя бы мысленно следующее слова понятны каждому современнику даже совсем неграмотному человеку — а именно: «Во имя Отца и Его Сына и во имя тот Святой Дух, который, если его не понимают все простые смертные, во всяком случае, понятным и вне всякого сомнения известным нашим священникам и богословы.

Вот почему я тоже, задумываясь об этом новом для себя предприятии, а именно, авторство, начните с этих же слов и даже произнесите их вслух очень отчетливо и с правильной интонацией, с интонацией, разумеется, исходя из данных, кристаллизовавшихся в моем общем присутствии в течение моей жизни те данные, которые, в общем, рождаются в мужском Бытие, интонационное проявление порывов «веры», «сомнение», «суеверие» и так далее.

«Во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь.»

Начав таким образом, я должен быть вполне уверен и иметь возможность рассчитывать без всякого беспокойства о сущности, на все, что дальше теперь скользит вместе, как говорится, «на масле под аккомпанемент итальянской шарманки».

Начну с того, что возьму свою руку — хоть и немного ранен несчастье, которое недавно постигло меня, но, тем не менее, мое собственное — в моем сердце, конечно, также и в моем собственном, и честно признаться в этом, ибо я не имею ни малейшего желания писать; но к сожалению для меня вынуждают сделать это обстоятельства, а не зависящие от моей индивидуальности, которые возникли случайно, или, возможно, были намеренно созданы внешней силой, и которые заставляют меня писать не просто «так себе», а «увесистые фолианты».

Итак, начну. Но как?

Как раз в этом случае опытные люди, «кто-что-что-что-что», всегда говорят о «дилемме на трех рогах».

Ура! Эврика!


Если вы узнаете о происхождении, дайте мне знать!

Позже я получил информацию, что рукопись должна быть найден среди бумаг Джин Тумер в Йельском университете. Предполагается, что это это версия, разработанная Орейджем примерно в 1930-1931 гг., возможно, в сотрудничество с Toomer, который занимался переводом как об этом сообщил Пол Бикман Тейлор в своей книге «Тени неба».

Учебные советы

Полезно следующее:

— Конференции All & Everything проводятся ежегодно весной в Богнор-Реджис, Великобритания.
— Путеводитель и указатель к рассказам Вельзевула своему внуку составлен Издательство традиционных исследований. Я использовал указатель, чтобы найти определения для «гептапарапарсинохов» и т. д. и перейти на страницы, относящиеся к их.
— второе исправленное издание диссертации доктора Софии Веллбелов, Гурджиев, Астрология и сказки Вельзевула.Ключевые концепции тот же автор также очень помогает.
— Доступны аудиокассеты. Компакт-диск Тони Блейка под названием «Чтения из сказок Вельзевула» — пожалуйста, спросите Тони, как его получить!
— «Комментарий Орейджа» в «Учении Гурджиева» Стэнли Нотта полезный. Комментарий был опубликован также отдельно Two Rivers Press, 28070 S. Meridian Road, Aurora, OR 97002, и может быть можно найти в By The Way Books.
— Дж. Дж. Беннетт также опубликовал интересную книгу под названием «Беседы о сказках Вельзевула».
— Николай Терещенко «Hapax Legomen мистера Гурджиева», определяющий странные слова.

Вышеупомянутые, другие книги и многие переводы Вельзевула могут быть также можно найти в GIG Books — вы найдете их в категории ищите под Вельзевулом.

Помимо вышеперечисленного на сайте есть статьи Кевина. Робертс, София Веллбэлав, Сеймур Гинзбург, Уилл Меса и Плаван Н. Идти. Есть много комментариев на соответствующих форумах, которые все посетители могут читать.

Сказочное качество сказок

После перевода первых 50 страниц Вельзевула я увидел гораздо больше «сказочный» персонаж книги. На самом деле теперь это выглядит удивительно что раньше я не особо об этом знал. Почему я этого не увидел?

Это то, что я улавливаю эту сказку, когда читаю то, что у меня есть? переведено на финский? И как при чтении, так и гаснет звук. Это похоже, связано с чтением на моем родном языке.

Как узнать, что правда, а что «воздушная фея»? Это на самом деле означает что перевод и чтение книги становится больше чем-то вроде приключение само по себе!

Рассмотрите сказочные качества:
— солнце не светит и не греет
— обсерватория на Марсе
— умные трехмозговые вороны на Сатурне
— наше существование сокращается
— спорт сокращает нашу жизнь
— укорачивается использование электричества наша жизнь
— причина появления обезьян — женщины

Вышеупомянутые моменты отмечены в недавней статье Стопиндера № 11, написанной Соломоном Эте, который пишет:

в книга и ее идеи как продукт «сумасшедшего мозга», как Гурджиев сам ставит.Но для тех из нас, кто упорствует, как вышеупомянутый Курд, «чье лицо … пылало … его глаза струились слезы, «кто глупый, а кто мудрый?»

Еще одно замечание было сделано Софией Веллбелевед в ее книге «Гурджиев, астрология и сказки Вельзевула»:

«… если читатель должен смеяться над Сказки, какие части являются шутками? Все сказки — это шутка? Если бы это было меньше ценнее, чем если бы это не было? »

Гурджиев часто, если не все время, действовал.Большую часть времени он играл в роли клоуна. Он мог очень быстро стать снова «бедный русский ковровщик», но он тоже мог сыграть серьезную такие роли, как «искатель истины». Большую часть времени он был просто клоунада.

Ставить все под вопрос (или возвращать все обратно в вопрос) является одним из основных принципов учения Гурджиева. В ситуация может стать нелепой, если я начну шутить и не знаю это, или если я читаю что-то «глубокое и серьезное» и думаю, что это шутка.

Еще одно качество Сказок — «абстрактность» — это как абстрактная живопись в том смысле, что при чтении я вижу то, что отличается от того, что видят другие, и может отличаться от того, что видят сегодня то, что я видел вчера.

Это должно быть зеркало, в котором я могу видеть себя?

Повествование

В последнее время рассказывание историй стало инструментом для бизнес-менеджеров в брендирование продуктов и стратегическое развитие. Он также играет большую роль в пропагандистских историях стран, участвовавших в таких действиях, как война и т.п.Если у вас есть что рассказать, у вашего продукта могут быть даже недостатки это, но на них часто не обращают внимания. Типичным примером может быть продукт с завышенной ценой, такой как Coke или Rolls Royce. История продает.

Элементами «сказки» являются:
— сообщение
— создание конфликта
— набор ролей
— сама история

В Вельзевуле основное сообщение четко сформулировано как:
«Безжалостно уничтожать , без каких-либо компромиссов, в мышление и чувства читателя, убеждения и взгляды в нем коренятся века, обо всем существующем в мире.»

Интересно отметить, что даже эта основная цель создает конфликтная ситуация. Приму ли я безжалостное уничтожение моего верования и взгляды? Могу ли я доверить Гурджиеву и Вельзевулу помощь в разрушая это? Верю ли я, как он говорит, «какой-нибудь старой сказке»?

Конфликты и противоречия нужны во всех историях — они оживают с их помощью.

Типичная конфликтная ситуация с текстом «Сказок» состоит в том, что он рождает всевозможные вопросы.Основной вопрос большинства time is «это серьезно или шутка?» и каковы последствия орган Кундабуфер?

Одной из трудностей при чтении книги являются утверждения, вызвать «хаос вопросов». Когда солнце не горит и не греет!

Устная письменная традиция — вдохновлена ​​Уиллом Месой и Гаем Хоффманом

То, что Вельзевул — уникальная книга, становится очевидным, когда мы изучаем ее. В ключ к пониманию этого дан Гурджиевым в его «Дружественном совете». письменный экспромт о доставке книги в типографию и таким образом обращая на это особое внимание.

Его совет — прочитать книгу трижды:
«Во-первых — по крайней мере, поскольку вы уже механизировали, чтобы читать все ваши современные книги и газеты.
Во-вторых — как если бы вы читали вслух другому человеку.
И только в-третьих — попытаться понять суть моих сочинений ».

Он добавляет, что только тогда мы можем сформировать наше беспристрастное суждение и только тогда может быть реализована его надежда на то, что мы сможем получить конкретную выгоду для себя, чего он желает нам всем своим существом.

Моей первой реакцией на это было то, что это звучит очень странно и вопрос: действительно ли это необходимо? Я не верил, что из этого получится Никакой разницы, если я читаю таким образом. Тем не менее я однажды прочитал, затем вслух, как если бы другому человеку, что не имело немедленного эффекта, и с тех пор я изучаю книгу.

Но это намного больше, чем то, что кажется на первый взгляд!

Я стремлюсь к довольно большому количеству книг для чтения, когда кладу их на сайте и написание отзывов о них; Я также много читаю о сам сайт, когда статьи и т. д.добавляются к нему.

Несколько месяцев назад я обнаружил, что довольно часто, когда я читал предложение только на полпути, я невольно закончил его и начал читать новое предложение. Это происходило особенно тогда, когда я устал и не чувствовал с этим связаны сомнения.

Другими словами, предложения для меня были закончены. Еще один способ говоря, что это: «Оно закончило за меня предложения». Чтение было не всегда понятно, и это помогло мне «найти себя».

Когда я заметил, что это случается довольно часто, я начал оглядываться назад к предложениям, которые я прочитал.Кусочки, которые добавлено «оно», были нигде не найти в книге под рукой! Они пришли из моего магазина всего виды чепухи и «оно» их накладывают. Немедленная тревога по этому поводу была конечно, что со мной что-то не так — что всегда трудно принять.

Я изучал свою привычку «читать» в течение трех-четырех месяцев. В Я пришел к выводу, что немедленная тревога была правильной, но возможно, звонит не в том месте. Я видел свою механичность. Машина просто взяла на себя мое чтение безо всякого контроля.

То же самое происходит, когда я просыпаюсь утром. Машина начинает «говорить», и если меня там нет, осознавая себя и вижу это, тогда он просто «берет верх». Думаю, теперь я знаю, что имел в виду Гурджиев, когда он сказал, что если вы можете наблюдать за собой, то нет необходимости идти в кино. Я прекрасно провел время, глядя, какие картинки появляются и тоже посмеялся над ними.

Итак, я заинтересовался научиться читать без добавления «этого» что-нибудь, как я чувствую, что, по крайней мере, это, кажется, происходит в правильное направление.Но как правильно читать?

Если сформулировать вопрос в более конкретной форме: могу ли я прочитать что-нибудь без добавления нежелательного «оно» в контент и добавления его интерпретация? Что это за действие? Гурджиев дал ответ на это в его «Дружественном совете». Я читаю «механизированную форму чтение ».

Что означает «читать вслух другому человеку»? Почему вслух? Кто вообще этот другой человек?

Я рассказал об этом опыте Уиллу Месе и Гаю Хоффману.Этот привело к переписке по электронной почте, которая была сосредоточена вокруг вопрос и продолжается до сих пор.

Уилл писал: «Многие люди все еще пытаются проанализировать и / или объяснить Рассказы вместо того, чтобы использовать его для своей работы ». объяснение выглядит для меня тем же самым механическим процессом вникания в «мусор», который есть в нашей мыслящей машине и похожий на процесс, который я видел, когда читал. Чтобы быть более конкретным, это записывает то, что «оно» интерпретирует, и имеет мало общего с ‘особую пользу для себя’, которую Гурджиев желал мне со всеми его существо.

Чтобы объяснить то, что я пытаюсь написать, возьмем пример из музыки. Его можно читать и слушать, и опыт полностью разные. Если вы умеете читать музыкальные ноты, вы можете вообразить как бы это звучало. Но это никогда не было бы даже близко к великому оркестр или виртуоз, играющий на ней «вживую».

Другими словами: так ли, что при чтении нужно использовать мышление и нет прямого доступа к эмоциям и что при прослушивании эффекта это не задумываясь? Гурджиев обычно спрашивал: что это заставляет вас чувствовать?

Эффект от слушания прямой, и если сообщение направлено на эмоции тогда мысль не дает ей собственной интерпретации.Нравится’, животное, делающее это — вместо правильного центра или, точнее, вместо того, чтобы думать и чувствовать вовлеченность.

Затем Уилл Меса написал дальше: «То, что вы говорите, очень сильно связано с два вида мыслей: мышление мышлением и мышление формой. Гурджиев говорит, что мышление по форме формируется в детстве и следовательно, он больше связан с прослушиванием, чем с чтением. Обращение мысль ассоциативна и формируется позже в жизни. Это содержит нет чувств.С другой стороны, мышление по форме содержит в себе как чувства, так и чувства. и подумал. Нам нужны оба они, но один больше связан с личность, в то время как другой более существенен. Это вполне может быть этот слух идет прямо к сути, в то время как видение проходит через личность и искажена ».

И Гай Хоффман добавил:« Я слушаю из двух центров: мышление центр и мой эмоциональный центр, которые были активированы моим собственным личный опыт. Так что, если кто-то говорит или пишет из два центра, и я слушаю из двух своих центров, есть прямое коммуникация.«

В этом была суть« дружеского совета »? Похоже на то. возвращаясь к первоначальному замечанию, что Вельзевул — уникальная книга, очень хорошо выражено в следующем электронном письме Уилла:

«Я думаю, что действительно существует разница между чтением и прослушиванием, и это физиологично. Итак, передача знаний выше через устная передача, чем при чтении. Теперь я убежден, что Гурджиев приложил огромные дополнительные усилия, чтобы сказки и даже Встречи — это форма устной передачи через чтение.Наверное, он единственный человек, который смог это сделать, и я не сомневаюсь в этом потому что он был новатором во всем, что делал. Он знал, что у него оставить свое учение в письменной форме, но он также знал, что знание может передаваться только устно. Итак, он изобрел новую форму передачи который сочетает в себе устное и письменное ».

Возможно, это еще называют легоминизмом, который связан с самосовершенствование, Закон Семичастности, не естественный, а искусственный и на основе неточностей.Опять же, есть связь с искусством и передача истинных знаний будущим поколениям.

Легоминизм и искусство рассматриваются в главе «Искусство», стр. 449-523 1950 г. версия. Когда говорят о том, как современные люди ощущают новое впечатления, когда они в своей «повседневной жизни» идут к тебе современником кинотеатры то им говорят просто лучше спят.

«Главный вред для них от этих театров в том, что они дополнительный фактор для полного уничтожения в них всех возможности когда-либо обладать потребностью, свойственной трехмозговому существа, называемые «потребностью в реальном восприятии»…. хотя они в их обычное состояние бодрствования, но всевозможные ассоциации, оба «мышление» и «чувство» протекают в них именно так, как они действуют во время их полной пассивности или во сне », стр. 507.

В электронном письме Уиллу и Гаю я написал:« Я только что смотрел Discovery. Канал о мозговой деятельности, связанной со зрением. В конце программа, которая описывала наше зрение на примерах в основном получены от людей, чей мозг был случайно поврежден, там один ученый сказал: «Мы ничего не видим глазами.Закон видеть то же самое, что «мечтать». Когда мы мечтаем, мы можем испытать все то же самое, что и когда мы что-то видим, например, боль, красоту и т. д. «Если рассматривать это в контексте, который мы обсуждаем, это было то же самое говоря, что это «животное», «оно», которое видит, хотим ли мы этого или нет. «Что-то происходит, и машина берет верх».

Уилл ответил: «Мне очень интересно, что говорит один из ученых. о видении в смысле акта видения как о том же, что и сновидение.А как насчет слушания? Этот акт отличается от что видеть? Мне все это очень интересно, потому что во время моего четвертое чтение сказок я обнаружил, что есть два разных сказки в книге. Одну сказку нужно прочитать, а другую — быть выслушанным ».

Ключевой вопрос: кто другой человек, которого мне советует Гурджиеву читать книгу вслух? А что, если он не слушает? Эти вопросы вполне могут быть связаны с тем, как научиться читать!

Записка читателя «Джона», вторник, 29 сентября 2009 г. (анонимное письмо)


Прочитав комментарии Рейо к сказкам Вельзевула, он упоминает так называемая «рукопись-версия» «Рассказов Вельзевула своему внуку»

Кто-то прислал его ему по электронной почте, и он не знает отправителя.

Я тоже не знаю, но знаю происхождение.

Рукопись вводит в заблуждение. Это была первая версия г-на Гурджиева. писал, прежде чем все переписал. В третьей серии «Только жизнь» Настоящий, когда Я ЕСМЬ », он пишет об этом.

Он изменил эту версию, потому что знал, что только его ученики, которые работали с ним напрямую, могут пройти через нее.
Рейо узнает, что глава 35 отсутствует. Это не совсем правильно, он не пропал, но был добавлен позже, ранняя версия было на 1 главу меньше.


Важное примечание: этот комментарий будет продолжен для некоторых значительное время и обновляется ежемесячно. часть материала была включены в комментарии на форумах и в информационных бюллетенях.

Авторские права © Рейо Эльснер

Этот материал оставлен в том виде, в котором Рейо Эльснер оставил его в Интернете, это не регулярно обновляется на этом сайте — редактор Katinka Hesselink Net 2006

Первая серия: Рассказы Вельзевула своему внуку

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (Оксфорд.Universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 07 апреля 2021 г.

Рассказы Вельзевула своему внуку

Глава:
(стр.127) 6 Первая серия
Источник:
Гурджиев
Автор (ы):

Джозеф Азизе

Издатель:
Oxford University Press

DOI: 10.1093 / oso / 97801

075.003.0007

Сравнение версий 1931 и 1950 годов сказок Вельзевула с его внуком делает акцент на развитии созерцательных упражнений Гурджиева. В последнем издании он придумывает сложное слово (Aiëssirittoorassnian-contemplation) и излагает термины одного упражнения: своего Долгого Упражнения «Подлинное бытие». Это самое раннее по-настоящему созерцательное упражнение, которое можно смело приписать Гурджиеву, и оно несет некоторые, но не все, следы его более поздних упражнений.Сравнение упражнения 1939 года «Стань сильным! Непростая вещь »с тем, что Гурджиев говорит об Айессириттоорасснианском созерцании, показывает, что то, что он имел в виду под последним, проиллюстрировано в упражнении 1939 года. Отмечается настаивание Гурджиева на важности сознательного вдыхания и переваривания высших веществ в воздухе и наличия осознанного (ясного) намерения.

Ключевые слова: Гурджиев, Рассказы Вельзевула своему внуку, Aiëssirittoorassnian-созерцание, созерцание, преобразованное-созерцание

Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

Oxford Online требуется подписка или покупка.Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите, чтобы получить доступ к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому заголовку, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста свяжитесь с нами .

обзоров: перспективы на сказки Вельзевула — Fifth Press Publications

Журнал «Живые традиции», Австралия

Энтони Блейк, ДюВерсити, Великобритания

Эндрю Р. Карр младший, Мемфис, Теннесси

Д-р Джозеф Азизе, автор

Seymour B. Ginsburg, Делрей-Бич, Флорида

Ричард Смоли, автор, Внутреннее христианство

Журнал «Живые традиции», Австралия

5 апреля 2007 г.

Не обману читателя; эта книга требует концентрации и анализа.
Это сжатое знание; каждая глава тщательно построена и читается так, как будто
каждое слово рассматривалось снова и снова. Он хорошо проиллюстрирован, а множество диаграмм и диаграмм действительно помогают нам оценить предлагаемую информацию. Подобно «Рассказы Вельзевула своему внуку», требуется работа, чтобы понять представленные идеи и концепции. Если честно, это книга не для новичка; тем не менее, любой, кто пытался понять точку зрения Вельзевула
, извлечет из этого тома нечто важное.

Энтони Блейк, ДюВерсити, Великобритания

Апрель 2005 г.

Исследование Баззелла Рассказы Вельзевула — это смелая попытка разобраться с некоторыми из его неясностей. В нем рассматриваются сложности книги не только с точки зрения ее особого языка, но также с точки зрения того, как ее можно читать. Я хорошо помню, как впервые прочитал его, когда, будучи студентом
, я поспешил в книжный магазин, чтобы просмотреть его во время обеденного перерыва, и испытал особый «шок» признания своих внутренних процессов.Я думаю, что Кейт многого достиг, помогая читателю более активно участвовать в понимании текста.

Кейт привносит в задачу изложения основательные знания в области современной медицины. В течение многих лет он исследовал значение гурджиевской модели человеческой психики
путем изучения того, что известно из неврологии и смежных наук, и часть его миссии
состоит в том, чтобы сформировать мост или синтез между тем, что мы можем знать в наших обычных условиях. бодрствующее сознание, которое дает нам представление о Вселенной как ограниченной и материальной, и о том, что
мы можем получить в нашем «подсознании» — или истинном сознании, согласно Гурджиеву —
, которое дает нам ощущение трансматериальной вселенной, неограниченной в его основе.
В некоторой степени Кейт подражает работе различных братств обучения, описанных в Рассказах Вельзевула , которые работали над разрушением чар, наложенных органом Кундабуфер, посредством активного мышления и усилий.

Чтобы выявить то, что я считаю действительно важным в этом исследовании, мне нужно начать с того, что
может показаться придирчивой критикой его объема и подхода; эволюция начинается с отрицания, как это изображает сам Вельзевул.

Я нахожу, что книга несколько омрачена почтительным поклонением Гурджиеву, так что ни одна другая работа даже не упоминается.Хотя Кейт так много сделал для того, чтобы представить в общих чертах знания, полученные с помощью современной науки, он не принимает во внимание замечательные работы в литературе двадцатого века. Как отмечал писатель — и убежденный поклонник Гурджиева и Беннета — Уильям Пенсинджер, литература двадцатого века была не только экспериментом в письменной форме, но, что более важно, исследованием новых способов чтения. Подобно тому, как движения Гурджиева возникли в то время, когда танец претерпевал замечательные революции, его сочинения имеют большой резонанс с работами Джойса и других.Я хорошо помню, как Беннет сказал мне, что «Улисс» можно рассматривать как самый важный роман двадцатого века из-за глубины изображения психики современного человека.

Кейт также проповедует обращенным, поскольку его первая глава не делает уступок любому читателю, который может быть незнаком с языком триад, октавы, эннеаграммы и так далее. Он использует эннеаграмму повсюду как средство структурного анализа с большим эффектом, но читатель должен хорошо знать Вельзевула, чтобы понять то, что он говорит.Было бы хорошо потратить некоторое время на то, чтобы изложить методологию и продумать ее с нуля, чтобы читатель мог легче понять, о чем он говорит. Сам Гурджиев в главе «Гептапарапаршинох» возвращается к основам.
Также спорно, сделал ли Гурджиев на самом деле следовать эннеаграмме тесно в его изложении, но принял свободнее и более универсальный подход.

Кейт справедливо указывает на мифологическую природу книги и на то, что она влияет как на сознание, так и на подсознание.В главе о религии Гурджиев прямо говорит о необходимости эффективного изложения, чтобы пробудить в нас «эмоциональные узлы». Эннеаграмма обращается к интеллектуальному мозгу и составляет лишь треть всей картины. Недавние исследования показали, что все важные «духовные тексты», такие как Маснави Руми, которые, как я полагаю, оказали значительное влияние на Гурджиева, при исследовании раскрывают сложную структуру. Как и в случае с Вельзевулом, эту структуру не нужно было составлять как план письма, но она должна возникать из источника понимания, смысла, в котором сознание и подсознание были объединены.Это в некоторой степени изучалось также в психоанализе, например, в идеях Игнасио Матте Бланко о том, что бессознательное состоит из «бесконечных множеств» и проецируется в сознание способами, которые кажутся «нелогичными».

В целом, изучение Рассказов Вельзевула в отдельности несколько отвлекает, поскольку в нем Гурджиев изображается как уникальная и особенная фигура. Есть предположение, что
эта книга рассматривается скорее как «богооткровенное писание», позиция, которая не является несостоятельной
, но косвенно связывает ее со всем корпусом произведений.Такие люди, как Беннетт и Дени Сора, засвидетельствовали его необычайную оригинальность. Было бы трудно найти много других книг, основанных на понимании и с таким явным участием «законов» или структур. В «законах» столько же персонажей, сколько и в «священных людях», которые появляются на его страницах. И Кит действительно приводит доводы в пользу утверждения, что при фактическом чтении
книги с читателем может произойти что-то, что похоже на исполнение или реализацию
действия космических законов.Это совершенно не похоже на то, что обычно принято называть «пониманием», потому что имеет место реальное действие, а не просто формирование
ассоциаций и образов. Следовательно, это «объективный» в гурджиевском смысле слова, своего рода
«движений объективного разума».

Я ввел себя в противоречие: что Гурджиев совершенно уникален, а также что его прозрения
повторяют многие другие люди. Я думаю, что природу этого противоречия можно понять по названию, которое также дали «Сказки» — «Все и вся».Именно это явное включение такого большого разнообразия делает «Сказки» такими замечательными. Беннет, как мне кажется, сознательно пытался показать важность этой «всеобщности» в своем развитии систематики, предлагая людям способ начать делать то же самое самим.

Эндрю Р. Карр младший, Мемфис, Теннесси

24 июля 2005 г.

Но позвольте мне сказать следующее: физическое качество трактата (и графики), а также идеальное редактирование. . . были наиболее впечатляющими.Я не могу вспомнить, читал ли я какую-либо книгу без малейшего недостатка; никто. И ваша манера письма ясна и эмоционально попадает в цель. . .. Я дважды прочитал «Перспективы». Позже я выделю для вас материал, который показался мне наиболее полезным. А пока позвольте мне сказать только, что этот опыт повысил мою оценку Гурджиева и материала, который он оставил для нас.

Д-р Джозеф Азизе, автор

26 марта 2005 г.

Различные эссе в этой книге объединены тем, что они сосредоточены на трудах Гурджиева, и
присутствием в этой книге того, что я мог бы назвать «активной мыслью».Читая эти перспективы, я снова и снова сильно впечатлялся, что ум автора чутко и осторожно перемещается по этому материалу. Баззелл изучил не только Вельзевула, но и свою собственную мысль, и создал работу, которая пытается преодолеть неизбежную пристрастность и ограниченность индивидуального разума. В конце концов, мы можем думать только о
так, как мы. Но можно расширить рамки нашей мысли.

Чтобы объяснить, что я имею в виду: эта работа адресована тем, кто изучает Вельзевула.Баззелл предоставил полезные отрывки из писаний Гурджиева и несколько сигнальных цитат из других источников, таких как Альфред Орейдж, сыгравший ключевую роль в создании Вельзевула. Но я сомневаюсь, что эти взгляды будут много значить для человека, не знакомого с Вельзевулом или, по крайней мере, с идеями Гурджиева. Баззелл почувствует себя вознагражденным, если у читателя этой книги появится вдохновение вернуться к Вельзевулу с новым порывом извлечь выгоду из его изучения (стр. 2). Таким образом, этот том можно рассматривать и как плод Вельзевула, и как указывающий нам на то, что нужно собирать новые урожаи.

Баззелл представляет на странице свой удивительно разнообразный опыт в медицине, медицинской практике, музыке, науке, преподавании и практическом изучении идей. Вместо того, чтобы просто писать о Вельзевуле или о том, что он думает о Вельзевуле, Баззелл думает под влиянием практик Гурджиева: он пишет только то, что понимает, даже если указывает на загадку
или ограничение в своем понимании.

Различные главы можно читать последовательно, но они не связаны последовательно, и
можно читать как отдельные эссе.В каждом произведении содержится оригинальное понимание «водородов»,
эннеаграммы, «органной кундабуфера» и так далее. Книга оформлена безупречно, шрифт навязчивый и четкий. Настройки страницы не загромождены, а глоссарий
полезен. Диаграммы — это жемчужины простоты и удобочитаемости. Я вернусь к ним.

Сначала меня поразила ученость Баззелла, неожиданная ясность этой работы, которая амбициозно привносит современное научное понимание в идеи Гурджиева, и мастерское изложение
.Первый шок, который я испытал, пришел уже на странице 10, где Buzzell
пишет: «именование (отдельная целостность или идентичность)». В течение многих лет я повторял заклинание: «Во имя Отца…». Я прошел определенный путь, но все еще был далек от понимания, почему любое действие должно предприниматься от имени. Здесь,
в одном почти случайном месте, я обнаружил идею, которая теперь служит ключом для дальнейшего размышления: идея о том, что именование — это признание отдельной целостности.

Итак, Баззелл демонстрирует некоторое интеллектуальное внимание к деталям. Затем сила его мысли нередко выводит английский язык на новые пути. Говоря о
сочинений Гурджиева, Баззелл заявляет: «Его нужно читать… с устойчивым осознанием
целиком, пока фокус внимания перемещается по нему». (стр.19) Это оригинальное употребление и стихотворения, которые появляются в тексте почти как нотки изящности, не кажутся мне вынужденными. Скорее, качество и структура собранной мысли Баззелла органично проявляются таким образом.Этот вывод подкрепляется рассмотрением диаграмм.

Эти рисунки помогают прояснить идеи в тексте, но они делают больше. Они расширяют идеи и позволяют делать больше открытий. Иногда они загадочны, но это дает законное интеллектуальное удовольствие видеть больше, когда вы возобновляете их изучение. Хороший пример этого — аннотированная эннеаграмма на стр. 160. Я экспериментировал с
и обратился к нему перед тем, как прочитать главу встраивания «Высшие центры.«Это
вызвало у меня вопросы, и я начал задумываться о некоторых моментах. Затем я прочитал главу. Некоторые из моих идей подтвердились, а некоторые нет. Но самым важным для меня был опыт дразнить свой разум, опыт, аналогичный опыту
, маленьким радостям игры с новой камерой.

У нас есть много книг, которые переформулируют идеи по-новому или представляют личный и практический подход. Они о Вельзевуле или помогают нам прояснить там идеи.Я не критикую все это: в то время как некоторые из них являются второстепенными классиками посредственности, другие, такие как посмертно собранный сборник выступлений Беннета, весьма ценны. Но я думаю, что этого недостаточно, чтобы поддерживать гурджиевскую традицию как энергичный набор идей. Взгляд на Рассказы Вельзевула свидетельствует о том, что мысль автора развивалась под влиянием Вельзевула. Баззелл применяет систему Гурджиева к современной науке не методом «сравнения и противопоставления», а на основании того факта, что в его собственных мыслях, чувствах и ощущениях они сосуществуют, даже если, возможно, на разных уровнях или с разной степенью взаимопонимания. живительность.Это означает, что система и современная наука могут быть связаны друг с другом, потому что они находятся в пределах дуги мысли одного человека. В таком томе идеи Гурджиева фактически одухотворяют встречу с современной медициной и химией.

Возможно, можно сказать, что Гурджиев обратил внимание на «ДО», привнеся свои идеи и методы. Возможно, ученики Гурджиева озвучили ноту RE, передав систему внукам Вельзевула. Если это так, то эта книга кажется мне тем, что один студент изучает ноты МИ, развивая идеи в манере, соответствующей его опыту и способностям.Другими словами, эта книга представляет собой работу Баззелла, а не вашу, мою или чью-то еще. Но поскольку он принадлежит Баззеллу и дает ощутимый импульс, он может побудить нас приложить собственные надлежащие индивидуальные усилия.

Баззелл может связать в остальном различные элементы идей Гурджиева и современной науки, потому что он охватывает что-то, даже немного, из них обоих одним взглядом. Он напряг свой мозг, чтобы получить этот частичный проблеск. И это действие высшей части интеллекта.Никакие другие способности, ни эмоции, ни чувства, ни даже низшие части интеллекта не могут этого сделать. Поэтому я говорю, что Баззелл попытался превзойти то, что он может делать, подумать и почувствовать то, чего он никогда не мог иметь раньше. И если доктор Баззелл смог поймать пламя от Гурджиева, почему мы не можем?

Seymour B. Ginsburg, Делрей-Бич, Флорида

4 апреля 2005 г.

Ученики учения Гурджиева, осмелившиеся по-настоящему изучить Рассказы Вельзевула , обнаружили и продолжают обнаруживать слой за слоем скрытый смысл в сорока восьми главах, составляющих книгу.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *