Рассказы и сказки горький: Максим Горький. Рассказы и сказки для детей (сборник) — Максим Горький

Читать «Рассказы и сказки» — Горький Максим — Страница 1

Максим Горький

(Пешков Алексей Максимович)

Рассказы и сказки

© Карпов А. С., вступительная статья, комментарии, 2003

© Дурасов Л. П., гравюры, 2003

© Оформление серии, состав. Издательство «Детская литература», 2003

Превосходная должность – быть на земле человеком

1868–1936

В тифлисской газете «Кавказ» 12 сентября 1892 года появился рассказ «Макар Чудра». Имя его автора, М. Горького, ранее читателю не встречалось. И немудрено: появился новый писатель, очень скоро заставивший заговорить о себе всю читающую Россию. И не только Россию.

Необычным был уже псевдоним, избранный начинающим писателем совсем не случайно. О том, как были прожиты им годы, предшествовавшие появлению его первого произведения, он расскажет позже в замечательной автобиографической трилогии «Детство», «В людях», «Мои университеты». Судьба была на редкость неблагосклонна к ее герою: раннее сиротство, жизнь в доме обладавшего суровым нравом деда, скоро вытолкнувшего внука «в люди», непосильно тяжкая работа, позволяющая жить лишь впроголодь, непрестанные странствия по Руси в поисках хлеба насущного, но еще – воздействие далеко не сразу осознанного желания увидеть мир, встретиться с новыми людьми. И вот что поразительно: рассказывая о «свинцовых мерзостях» жизни, писатель особенно внимателен к тому светлому и радостному, с чем доводилось встречаться.

О себе, делавшем первые шаги в жизни, он скажет так: «Во мне жило двое: один, узнав слишком много мерзости и грязи, несколько оробел от этого и, подавленный знанием буднично страшного, начинал относиться к жизни, к людям недоверчиво, подозрительно, с бессильною жалостью ко всем, а также к себе самому. <…> Другой, крещенный святым духом честных и мудрых книг… напряженно оборонялся, сцепив зубы, сжав кулаки, всегда готовый на всякий спор и бой». Примечательно это обращение юного героя трилогии к книгам – в них находит он опору силе сопротивления, что растет в нем. А еще – в сердечных, добрых, интересных людях, с которыми так часто сводила его судьба. И как горько было оттого, что нередко жизнь слишком жестоко обходилась с ними.

Рассказом «Макар Чудра» в литературу входил писатель, которому было что рассказать людям. И удивительно, что он, кого жизнь трепала поистине нещадно, начал на столь высокой романтической ноте – историей любви, оказывающейся гибельной для влюбленных. Разворачивается же эта история – а лучше сказать, легенда – почти на сказочно прекрасном фоне: степная ширь, говор морской волны, плывущая по степи музыка – от нее «кровь загоралась в жилах…». Здесь живут красивые, сильные люди, которые превыше всего ценят волю, презирая тех, кто живет, сбившись в кучу, в душных городах.

В центре горьковского рассказа оказывается старый чабан Макар Чудра, убеждающий своего собеседника в том, что лучшая для человека доля – быть бродягой на земле: «Ходи и смотри, насмотрелся, ляг и умирай – вот и все!» Согласиться с этим невозможно, но и возражать тому, кто видит в человеке лишь раба («как только родился, всю жизнь раб, и все тут!»), трудно. Трудно потому, что и в самом деле жизнь людей, о которых с таким презрением говорит Макар Чудра, лишена смысла, их труд не одухотворен высокой целью: они не способны видеть, ощущать красоту жизни, природы.

Так открывается существенный в творчестве Горького мотив – убежденность в том, что жизнь прекрасна, соединяется у него с осознанием рабской приниженности человека, чаще всего об этом и не подозревающего. Старый чабан Макар Чудра по-своему прав, да только это правда человека, отвергнувшего жизнь, которой живет большинство людей, и труд, а без него, уверен автор рассказа, человеческое существование вовсе теряет смысл. Примирить две эти правды писатель не может, да и не хочет – он предпочитает логике поэзию. Легенда о красавице Радде и удалом Лойке Зобаре позволяет не только поразиться силе страсти, неведомой «сбившимся в кучу» людям, но также ощутить, какой трагедией может обернуться абсолютная неспособность человека покоряться кому бы то ни было. Даже в любви! Кто возьмется осудить их? Да только нет и им счастья на земле: больше всего любит гордая Радда волю, и любовь эта оборачивается для нее гибелью.

Но недаром вспомнил старый солдат Данило имя Кошута, героя венгерской революции 1848 года, с которым он воевал вместе, – многозначительный эпизод в жизни одного из представителей кочевого цыганского племени. А ведь Данило – отец гордой Радды, не от него ли перенявшей свое свободолюбие.

Рабьей приниженности автор «Макара Чудры» не приемлет, но и следовать советам героя рассказа не хочет: воля, которую так высоко ценит старый цыган, на поверку оказывается иллюзорной и ведет человека к обособленности от других. И все же люди именно этой породы – вольные, гордые, бездомные – оказываются в центре внимания молодого писателя, который ищет – и не находит! – подлинных героев среди, так сказать, нормальных, обычных людей. А без героев – жизнь утомительно тосклива, подобна стоячему болоту. И он внимательно всматривается в тех, кто «выламывается» из обычной жизни, теряет внутреннее равновесие: в них, в их облике и поведении отчетливо ощутимо всеобщее неблагополучие, разломы и трещины, все чаще обнаруживающиеся в самой действительности.

Прошагав сотни километров по Руси, Горький, как, может быть, никто другой, знал жизнь социальных низов, хранил в своей памяти неисчислимое количество эпизодов, событий, людских судеб. Ему нужно было обо всем этом поведать читателю. Но бытописателем, дотошно воспроизводящим детали, подробности жизни, он не стал. А когда брался за это, из-под его пера выходила, например, «Ярмарка в Голтве», поражающая ослепительной яркостью красок, удивительно сочной выразительностью словесного рисунка, умением воспроизвести поистине игровую обстановку, весело царящую на этом торжище. Здесь не просто продают и покупают – здесь у каждого персонажа своя роль, которую он играет с видимым удовольствием, обильно уснащая речь не руганью, а мягким юмором, щедро украшающим речь. Смешение русского и украинского говоров не мешает ни тем, кто яростно торгуется на ярмарке, ни читателю.

Льется пестрый, красочный поток, каждый из персонажей: остробородый ярославец с его нехитрым галантерейным товаром, цыган, ловко сбывающий растерянному наивному селянину беззубую коняку, бойкие «жінки», торгующие «каким-то розовым питьем, вишнями и таранью», – на миг появившись на страницах рассказа, исчезают, оставляя ощущение радостного действа, что кипит-бушует на высоком берегу Пела. А вокруг «хутора, в рамках из тополей и верб, – всюду, куда ни взглянешь… густо засеяна людьми благодатная земля Украины!».

Но ограничиваться такой живописью словом Горький не хотел. Писатель верил в высокое предназначение человека и именно ради этого брался за перо. Понятно, почему это стремление так часто вело его к тому, что изображению жизни, ежедневно открывающейся взору читателя, писатель нередко предпочитал ту, которая порождалась его воображением. Он выводил на страницах своих первых книг людей ярких, способных на поступки смелые и даже героические. Таков его Челкаш в одноименном рассказе – босяк, «заядлый пьяница и ловкий смелый вор». Одна из его «операций» и послужила сюжетной основой рассказа. Но вот что любопытно: писатель откровенно любуется своим героем – его сходством «с степным ястребом», ловкостью, силой, даже его любовью к морю, способностью никогда не пресыщаться «созерцанием этой темной широты, бескрайной, свободной и мощной». Стихия бушует в душе человека, способного быть и жестоким, и безрассудно щедрым, насмешливо улыбаться и смеяться «дробным едким смехом, зло оскаливая зубы».

«А жаден ты!.. Нехорошо… Впрочем, что же?.. Крестьянин…» – говорит Челкаш молодому крестьянскому парню Гавриле, ради денег отправившемуся вместе с ним на крайне рискованное «дело». Воспоминания о когда-то тоже испытанных им «радостях крестьянской жизни, в которых сам давно разочаровался», поднимаются при встрече с Гаврилой в душе «вора, гуляки, оторванного от всего родного». Противопоставляются два эти персонажа резко: Гаврила, способный ради денег целовать сапоги удачливого вора, и Челкаш, знающий, что он «никогда не будет таким жадным, низким, не помнящим себя». Широта души его обнаруживается с особой силой, когда он отдает Гавриле, который едва не убил его, почти все деньги, вырученные за украденное во время ночного «подвига».

Книга: Рассказы и сказки — Максим Горький

  • Просмотров: 2977

    Одиночка. Горные тропы

    Ерофей Трофимов

    Хотел укрыться от внимания власть предержащих, а оказался в самой гуще событий. Тут и…

  • Просмотров: 2708

    Will. Чему может научить нас простой…

    Уилл Смит

    «Я всегда считал себя трусом. Большая часть моих детских воспоминаний так или иначе…

  • Просмотров: 1432

    Янтарь на снегу

    Оксана Глинина

    Королевский отбор – дело хлопотное и нелегкое. Тут тебе и король в единственном…

  • Просмотров: 1302

    Арминута

    Донателла Ди Пьетрантонио

    Это история девочки-подростка, в один день потерявшей все… Первые тринадцать лет своей…

  • Просмотров: 1053

    S-T-I-K-S. Пират. Встреча с прошлым

    Александр Алефиренко

    Неважно, где в данный момент находится главный герой: в своём привычном мире на Земле или…

  • Просмотров: 867

    Последняя ставка

    Тим Пауэрс

    Бывший профессиональный игрок Скотт Крейн десять лет не появлялся в Лас-Вегасе и не…

  • Просмотров: 834

    Снежинка – это поцелуй небес

    Ольга Коротаева

    Он пришёл в мой сон. Высокий, жгучий, страстный, красивый… Стоп. Он реальный! Да как…

  • Просмотров: 736

    Генерал без армии

    Александр Тамоников

    Боевые романы о ежедневном подвиге советских фронтовых разведчиков. Поединок силы и духа,…

  • Просмотров: 733

    Давай любить друг друга

    Морган Монкомбл

    «Давай любить друг друга» – первая часть романтической дилогии, ставшей настоящей…

  • Просмотров: 663

    Учебник порядочной рыбы. Настольная…

    Настя Рыбка

    Откровенное пособие для девушек, которые хотят построить честные, взрослые отношения,…

  • Просмотров: 603

    Когда ты вернешься ко мне

    Эмма Скотт

    Холден Родители хотели сделать из меня «идеального сына». Они поняли свою ошибку, когда я…

  • Просмотров: 525

    Детектив на пороге весны

    Татьяна Устинова

    Весна – время новых начинаний, впечатлений, путешествий и знакомств. Время любви и…

  • Просмотров: 521

    Путешествие за смертью. Книга 1.…

    Иван Любенко

    В Таллине, в церкви Святого Олафа, в спину органиста вонзается стрела,  а в музее…

  • Просмотров: 510

    Мой огненный мужчина

    Ольга Шерстобитова

    Он – тот, кого все считают огненным чудовищем. От кого бегут без оглядки. С кем опасаются…

  • Просмотров: 497

    Пуля рассудит

    Владимир Колычев

    Новый криминальный роман Владимира Колычева. Еще одна захватывающая история, в которой…

  • Просмотров: 487

    Космоунивер. Узнать тебя из сотен

    Наталья Мамлеева

    Злой рок забрал дыхание любимого. Теперь моя жизнь тут кончена. Встреча со Смертью – и я…

  • Просмотров: 475

    Всем Хуанам по сомбреро

    Дарья Калинина

    Новая книга! Больше всего на свете Дарья Калинина любит кататься на лошадях, плавать…

  • Просмотров: 454

    Хозяйка драконьей таверны. Возвращение

    Ная Геярова

    «И черные крылья, скроют тьму, что живет в каждом из нас. И настанет рассвет…» Я – дочь…

  • Просмотров: 440

    Брак по ошибке, или Муж для попаданки

    Ева Никольская

    Хотела выйти замуж за обеспеченного мужчину? Пожалуйста! Жених всем на зависть:…

  • Просмотров: 427

    Энциклопедия огородника и садовода

    Николай Курдюмов

    Многие садоводы и огородники согласятся, что поездки на дачу – это скорее труд, чем…

  • Просмотров: 422

    Чужой выбор

    Француаза Бурден

    Во Франции в красивом горном шале живут две семейные пары, Люк и Клеманс и Виржил и…

  • Просмотров: 389

    Человек, который умер дважды

    Ричард Осман

    Элизабет, Джойс, Рон и Ибрагим недолго наслаждаются покоем в идиллической обстановке…

  • Просмотров: 386

    Люби как в 20!

    Юлия Набокова

    Мой сосед – на 10 лет младше, и он портит мне жизнь! Я отправилась к нему, чтобы…

  • Просмотров: 384

    Пуля для адвоката

    Майкл Коннелли

    Наконец-то дела у адвоката защиты Микки Холлера идут на лад! После двух лет фатального…

  • М горький рассказы для детей короткие. Русские сказки. Нужна помощь по изучению какой-либы темы

    В Неаполе забастовали служащие трамвая: во всю длину Ривьеры Кияия вытянулась цепь пустых вагонов, а на площади Победы собралась толпа вагоновожатых и кондукторов — всё веселые и шумные, подвижные, как ртуть, неаполитанцы. Над их головами, над решеткой сада сверкает в воздухе тонкая, как шпага, струя фонтана, их враждебно окружает большая толпа людей, которым надо ехать по делам во все концы огромного города, и все эти приказчики, мастеровые, мелкие торговцы, швеи сердито и громко порицают забастовавших. Звучат сердитые слова, колкие насмешки, непрерывно мелькают руки, которыми неаполитанцы говорят так же выразительно и красноречиво, как и неугомонным языком. С моря тянет легкий бриз, огромные пальмы городского сада тихо качают веерами темно-зеленых ветвей, стволы их странно подобны неуклюжим ногам чудовищных слонов. Мальчишки — полуголые дети неаполитанских улиц — скачут, точно воробьи, наполняя воздух звонкими криками и смехом. Город, похожий на старую гравюру, щедро облит жарким солнцем и весь поет, как орга́н; синие волны залива бьют в камень набережной, вторя ропоту и крикам гулкими ударами, — точно бубен гудит. Забастовщики угрюмо жмутся друг ко другу, почти не отвечая на раздраженные возгласы толпы, влезают на решетку сада, беспокойно поглядывая в улицы через головы людей, и напоминают стаю волков, окруженную собаками. Всем ясно, что эти люди, однообразно одетые, крепко связаны друг с другом непоколебимым решением, что они не уступят, и это еще более раздражает толпу, но среди нее есть и философы: спокойно покуривая, они увещевают слишком ретивых противников забастовки: — Э, синьор! А как быть, если не хватает детям на макароны? Группами, по два и по три, стоят щеголевато одетые агенты муниципальной полиции, следя за тем, чтобы толпа не затрудняла движения экипажей. Они строго нейтральны, с одинаковым спокойствием смотрят на порицаемых и порицающих и добродушно вышучивают тех и других, когда жесты и крики принимают слишком горячий характер. На случай серьезных столкновений в узкой улице вдоль стен домов стоит отряд карабинеров, с коротенькими и легкими ружьями в руках. Это довольно зловещая группа людей в треуголках, коротеньких плащах, с красными, как две струи крови, лампасами на брюках. Перебранка, насмешки, упреки и увещевания — всё вдруг затихает, над толпой проносится какое-то новое, словно примиряющее людей веяние, — забастовщики смотрят угрюмее и, в то же время, сдвигаются плотнее, в толпе раздаются возгласы: — Солдаты! Слышен насмешливый и ликующий свист по адресу забастовщиков, раздаются крики приветствий, а какой-то толстый человек, в легкой серой паре и в панаме, начинает приплясывать, топая ногами по камню мостовой. Кондуктора и вагоновожатые медленно пробираются сквозь толпу, идут к вагонам, некоторые влезают на площадки, — они стали еще угрюмее и в ответ на возгласы толпы — сурово огрызаются, заставляя уступать им дорогу. Становится тише. Легким танцующим шагом с набережной Санта Лючия идут маленькие серые солдатики, мерно стуча ногами и механически однообразно размахивая левыми руками. Они кажутся сделанными из жести и хрупкими, как заводные игрушки. Их ведет красивый высокий офицер, с нахмуренными бровями и презрительно искривленным ртом, рядом с ним, подпрыгивая, бежит тучный человек в цилиндре и неустанно говорит что-то, рассекая воздух бесчисленными жестами. Толпа отхлынула от вагонов — солдаты, точно серые бусы, рассыпаются вдоль их, останавливаясь у площадок, а на площадках стоят забастовщики. Человек в цилиндре и еще какие-то солидные люди, окружившие его, отчаянно размахивая руками, кричат: — Последний раз… Ultima volta! Слышите? Офицер скучно крутит усы, наклонив голову; к нему, взмахнув цилиндром, подбегает человек и хрипло кричит что-то. Офицер искоса взглянул на него, выпрямился, выправил грудь, и — раздались громкие слова команды. Тогда солдаты стали прыгать на площадки вагонов, на каждую по два, и в то же время оттуда посыпались вагоновожатые с кондукторами. Толпе показалось это смешным — вспыхнул рев, свист, хохот, но тотчас — погас, и люди молча, с вытянутыми, посеревшими лицами, изумленно вытаращив глаза, начали тяжко отступать от вагонов, всей массой подвигаясь к первому. И стало видно, что в двух шагах от его колес, поперек рельс, лежит, сняв фуражку с седой головы, вагоновожатый, с лицом солдата, он лежит вверх грудью, и усы его грозно торчат в небо. Рядом с ним бросился на землю еще маленький, ловкий, как обезьянка, юноша, вслед за ним, не торопясь, опускаются на землю еще и еще люди… Толпа глухо гудит, раздаются голоса, пугливо зовущие мадонну, некоторые мрачно ругаются, взвизгивают, стонут женщины, и, как резиновые мячи, всюду прыгают пораженные зрелищем мальчишки. Человек в цилиндре орет что-то рыдающим голосом, офицер смотрит на него и пожимает плечами, — он должен заместить вагоновожатых своими солдатами, но у него нет приказа бороться с забастовавшими. Тогда цилиндр, окруженный какими-то угодливыми людьми, бросается в сторону карабинеров, — вот они тронулись, подходят, наклоняются к лежащим на рельсах, хотят поднять их. Началась борьба, возня, но — вдруг вся серая, пыльная толпа зрителей покачнулась, взревела, взвыла, хлынула на рельсы, — человек в панаме сорвал с головы свою шляпу, подбросил ее в воздух и первый лег на землю рядом с забастовщиком, хлопнув его по плечу и крича в лицо его ободряющим голосом. А за ним на рельсы стали падать точно им ноги подрезали — какие-то веселые шумные люди, люди, которых не было здесь за две минуты до этого момента. Они бросались на землю, смеясь, строили друг другу гримасы и кричали офицеру, который, потрясая перчатками под носом человека в цилиндре, что-то говорил ему, усмехаясь, встряхивая красивой головой. А на рельсы всё сыпались люди, женщины бросали свои корзины и какие-то узлы, со смехом ложились мальчишки, свертываясь калачиком, точно озябшие собаки, перекатывались с боку на бок, пачкаясь в пыли, какие-то прилично одетые люди. Пятеро солдат с площадки первого вагона смотрели вниз на груду тел под колесами и — хохотали, качаясь на ногах, держась за стойки, закидывая головы вверх и выгибаясь, теперь — они не похожи на жестяные заводные игрушки. …Через полчаса по всему Неаполю с визгом и скрипом мчались вагоны трамвая, на площадках стояли, весело ухмыляясь, победители, и вдоль вагонов ходили они же, вежливо спрашивая: — Бильетти?! Люди, протягивая им красные и желтые бумажки, подмигивают, улыбаются, добродушно ворчат.

    Максим Горький , также известный как Алексе́й Макси́мович Го́рький (при рождении Алексе́й Макси́мович Пешко́в (1868-1936) — одна из центральных фигур русской литературы XX столетия. Изучение его творческого пути помогает лучше понять основные черты художественного и духовного развития нашей жизни. А.М. Горький — наследник и продолжатель лучших традиций русской классической литературы. Влияние Горького на детскую литературу связано не только с теоретическим новаторством его статей, но и с художественным новаторством произведений, в которых раскрывался мир детства. Прогрессивный писатель, Горький вдохнул новое, революционное содержание в изображение детства. Он убежден, что «свинцовые мерзости жизни» не убили в детях доброты и честности; любви к людям и интереса к жизни; протеста против тупости и скаредности богачей.

    «Сказки об Италии», написанные для взрослых, почти сразу в период революционного подъема начала XX в. стали издаваться для детей. «Сказки об Италии» воспевали радость труда, равенство людей, утверждали идею единства трудящихся.

    Одна из лучших сказок цикла — сказка о Пепе. Мальчик любил природу: «Его все занимает-цветы, густыми ручьями текущие по доброй земле, ящерицы среди лиловатых камней, птицы в чеканной листве олив». Образ Пепе дан в перспективе будущего — из таких, как он, вырастают поэты и вожди. И в то же время в нем воплощены характерные черты простых людей Италии с их добротой, открытостью, любовью к земле.

    Свои творческие принципы, касающиеся литературы для детей дошкольного возраста, Горький воплотил в сказках, специально предназначенных малышам. Писатель заложил основы новой детской сказки. Всего им создано шесть сказок: «Утро» (1910), «Воробьишко» (1912), «Случай с Евсейкой» (1912), «Самовар» (1913), «Про Иванушку-дурачка» (1918), «Яшка» (1919). В них определились жанровые признаки и были намечены основные пути развития сказок нового типа. В сказках Горького отражаются подлинная жизнь, реалистические детали быта, современные проблемы и идеи.

    Сказки «Воробьишко», «Случай с Евсейкой» и «Самовар» написаны Горьким для детей из детского сада «Школа шалунов» в Баку.

    Сказка «Воробьишко» сначала появилась в сборнике сказок «Голубая книжка» в 1912 г. В 1917 г. она вышла отдельной книгой в издательстве «Парус». В занимательной форме описывая приключения маленького Пудика, автор поднимает серьезный вопрос о преемственности старшего и младшего поколений. Ориентируясь на особенности восприятия маленьких детей, Горький показывает, как желторотый любопытный воробьишка Пудик знакомится с жизнью. Писатель учит ребенка внимательно присматриваться к окружающему, искать настоящие причины тех или иных событий. Сказка Горького близка к народному сказочному эпосу о животных. Писатель использует в ней распространенный в народных сказках прием очеловечения птиц и животных, при этом он сохраняет их реальные черты: воробьи летают, живут в листве, боятся кошки. Так, у Горького, как и в эпосе о животных, реальное соединяется с фантастическим.

    Точен и поэтичен язык сказки. Звукоподражания комически воспроизводят чириканье воробьев и в то же время служат средством обрисовки характера задорного фантазера-воробьишки:

    «- Чадо, чадо,- беспокоилась мать,- смотри,- чебурахнешься!

    · Чем, чем?- спрашивал Пудик».

    В сказке нет прямой морали, все движения сюжета, развитие образов помогают ребенку понять заблуждения Пудика, оценить храбрость и самоотверженность матери-воробьихи. Конкретно, зримо показана растерянность воробьишки, чуть не попавшего в лапы к кошке. Пудик приобретает мудрость, опыт, оказавшись активным участником жизни.

    «Всему сразу не научишься» — это признание Пудика доказывает, что он понял основное: следует доверять опыту взрослых, не судить необдуманно, не считать себя всезнайкой.

    Сказка «Случай с Евсейкой» была впервые опубликована в 1912 г. в газете «День». В 1919 г. она появилась с некоторыми изменениями в журнале «Северное сияние». В ней заключен обширный познавательный материал, поданный поэтично, в занимательной и доступной детям форме. Горький видит природу глазами мальчика Евсейки. Это дает писателю возможность ввести в сказку понятные детям сравнения: актинии похожи на вишни, рассыпанные на камнях; Евсейка увидел голотурию, «похожую на плохо нарисованного поросенка», лангуст ворочает «глазами на ниточках», сепия похожа на «мокрый носовой платок». Когда Евсейка хотел посвистеть, оказалось, что этого сделать нельзя: «вода лезет в рот, точно пробка».

    Образ «маленького мальчика» и «хорошего человека Евсейки» раскрывается многогранно. Писатель показывает и поведение Евсейки, и его мысли. Евсейка находчив и решителен. Оказавшись в необычной и опасной ситуации среди хищных обитателей подводного царства, он ищет возможность скорее вернуться на землю. Горький обращает внимание читателя на обдуманность каждого поступка Евсейки.

    Он подумал, что рак «серьезный»; «сообразил, что надо переменить разговор»; в ответ на каверзный вопрос, ест ли его отец рыбу, сказал: «Нет, он не ест рыбы, костлявая очень…»

    Взят один эпизод из жизни Евсейки, но такой, в котором раскрылись его лучшие качества.

    Композиционно Горький использует давно известный в детской литературе прием: необычное приключение с Евсейкой происходит во сне. Но грань между сном и реальностью нигде не проводится прямолинейно. Это обновляет и освежает старый сказочный прием.

    «Случай с Евсейкой» — прекрасный образец литературной сказки особого типа — научно-познавательной.

    Сказка «Самовар» впервые была напечатана в 1918 г. в сборнике «Елка». Веселый сказочный сюжет «Самовара» основан на действительном событии из жизни писателя, которое он упоминает в повести «В людях». Первоначально Горький назвал сказку несколько иначе: «О самоваре, который зазнался». Но, готовя ее к изданию, он изменил заголовок, сказав: «Не хочу, чтобы вместо сказки была проповедь». «Самовар» — сатирическая сказка. Сатирические черты проступают в «очеловеченных» предметах: сливочнике, сахарнице, чайнике, тушилке. Ориентируясь на детское восприятие, писатель показывает, как чувствует себя сахарница, в которую залезла муха, о чем звенят чашки, что хвастливо распевает самовар:

    «Замечаете ли, чайник, что луна

    Чрезвычайно в самовар влюблена?»

    В сказке чередуется прозаический текст и стихотворный. Стихотворные строки запоминаются легко. Они помогают создать зримые картины того, о чем повествуется, и усиливают сатирическое значение сказки: «Этот маленький самовар и вправду очень любил хвастаться, он считал себя красавцем, ему давно уже хотелось, чтобы луну сняли с неба и сделали из нее поднос для него».

    Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк (1852-1912) родился в Висимо-Шайтанском рабочем поселке, в семье заводского священника. С детских лет он наблюдал жизнь и быт заводских и приисковых рабочих, слушал их песни, предания, легенды. Он видел бесправие и нищету горнозаводского люда, его стихийное возмущение, — «глухую борьбу», «не умирающий дух протеста». Все это оставило неизгладимый след в духовном развитии писателя.

    Мамин -Сибиряк написал около 140 произведений для детей. Они печатались в прогрессивных журналах: «Детское чтение», «Восходы» «Юная Россия», издавались отдельными книгами.

    Многие детские книги навеяны любовью к его дочери Алёнушке. Однако решающую роль в пробуждении к детской литературе имели наблюдения писателя над трагической судьбой детей в самодержавной крепостнической России, влияние на него прогрессивных идей того времени, раздумья о судьбе подрастающего поколения. Поэтому Мамин-Сибиряк считал детскую литературу важнее всего остального, потому, что дети — будущее человечества, в них и будущие возможности.

    Мамин — Сибиряком написаны для детей публицистические и художественные очерки («Славен город Великий Новгород», «Покорение Сибири», «На реке Чусовой»), социально бытовые рассказы и повести («Вертел», «Под землей», «Под домной», «Кормилец»), рассказы о животных («Медведко», пейзажные этюды («Зеленые горы»), сатиристические, этюдные и волшебные сказки («Сказка про царя Гороха», «Постойко», «Лесная сказка»)

    Произведения писателя для детей противостояли детским книгам реакционных писателей того времени, которые скрывали от детей социальные противоречия современного общества, внушали ему наивную веру в промысел божий и в филантропию.

    Писатель часто умышленно строил свои рассказы на мотиве неожиданной встречи изнуренного непосильным трудом и голодом ребенка с господами, показывая, что эта встреча не только не облегчает, но даже усугубляет страдания маленького робота.

    Рассказы Мамин-Сибиряка о маленьких мастеровых носят антинароднический характер. Писатель развенчивает иллюзию либеральных народников о спасительной силе деревенской жизни.

    Но он не скрывает и ужасного положения детей в условиях города. в ««Каменном колодце» перед читателем проходит галерея забитых, озлобленных, отупевших от непосильного труда ребят. Поразительно убог их кругозор. Они не видели и не знают ни чего, кроме своего двора, улицы, не могут даже представить себе, как растет хлеб, однако и жизнь крестьянских детей не лучше.

    Писатель всегда изображает героя-ребенка в потоке народной жизни, в обстановке производственного, семейного и общественного быта рабочих.

    Рабочий коллектив обрисован автором так же реально, как и маленький герой, которого мы видим то в окружении рудокопов, то ремесленников. В центре повествования всегда стоит ребенок, но читатель надолго запомнит и многие образы взрослых: доменного мастера, старателя Рукобитова и др.

    Мамин-Сибиряк был и большим мастером литературной сказки. Его научные сказки (сборник «Светлячки», «Лесная сказка», «Зеленая война» и др.) по существу открывают ту замечательную традицию русской природоведческой сказки, которая получила такое широкое распространение в творчестве писателя ХХ века Пришвина, Бианки, Чарушина.

    Лучший сборник произведений для детей — «Аленушкины сказки».

    Писатель показал себя здесь не только прекрасным знатоком детской психологии, но и умным воспитателем и в аллегорических сказках писатель сохраняет в образе животных, птиц и насекомых их естественные природные качества.

    Ёж в сказке «Умнее всех» не только олицетворяет народные добродетели. Из спора обитателей птичьего двора ребенок получает и полное представление об их образе жизни, повадках.

    Сказки Мамин-Сибиряка — классический образец веселой детской книжки, богатой образным сюжетом. С изумительным понимание естественных побуждений, вызывающих у ребенка игровые эмоции, рисует он ход игры, ее неповторимое импульсивное движение.

    Лучшие произведения Мамин-Сибиряка известны далеко за рубежом. Глубоко, правдиво и всесторонне изображая жизнь, пропагандируя нравственные принципы, детские книги писателя и сегодня достойно выполняют благородную миссию воспитания подрастающего поколения.

    Короленко Владимир Галактионович — прозаик, публицист. Родился в семье уездной судьи, происходившего из старинного рода украинских казаков.

    Короленко начал учиться в польском пансионе, затем в Жиомирской гимназии, а заканчивал ровенскую реальную гимназию.

    В 1871 году окончил гимназию с серебряной медалью и поступил в петербургский технологический институт в надежде через год перейти в университет, но нужда, хроническое голодание, за первый год студенческой жизни пришлось пообедать только пять раз вынудили Короленко оставить учение.

    С января 1873 года он добывает средства к существованию, занимаясь раскрашиванием атласов, чертежей и корректорской работой. В 1874г по свету земляков-ровенцов Короленко переезжает в Москву и поступает в петровскую земледельческую и лесную академию. Увлечен лекциями КА Темирязова.

    В 1876 году за подачу написанного им коллективного протеста студентов против действий администрации в связи с арестом одного из студентов Короленко исключают из академии на один год.

    В восстановлении академии через од, было отказано, и в августе 1877 года Короленко в третий раз становится студентом, на этот раз Петербургского горного института. Однако проучиться пришлось лишь восемь месяцев; от учебы отвлекали материальная необеспеченность, необходимость зарабатывать для семьи. В эти годы он писал впоследствии, «померкла даже моя давняя мечта стать писателем».

    В мате 1879 г. по доносу разоблаченного им агента Ш отделения Короленко арестован. Последующие 6 лет, проведенных в тюрьмах, на этапах в ссылках, стали его «хождением в народ».

    В августе 1881 г. за отказ подписать особую присягу на верность подданства царю Александру Ш (которое требовало правительство от части политических ссыльных после убийства Александра П), Короленко сослали в Восточную Сибирь. Три года он прожил в свободе Амге, в 275 верстах от Якутии.

    С 1885 года ему было разрешено возвращение из ссылки. Следующие 11 лет, проведенные Короленко в провинции, — годы расцвета его творчества, активной общественной деятельности, семейного счастья.

    «Человек создан для счастья, как птица для полёта»-этот афоризм был лозунгом творческой и общественной деятельности Короленко. Всю свою жизнь посвятил он борьбе за счастье человека. Кристальная честность, неподкупная искренность и правдивость во всём: в мыслях, делах, в отношении к людям — были его жизненными компасом.

    С особым вниманием писатель относился к обездоленным, угнетёнными людям и стремился внушить им убеждённость в торжестве справедливости и свободы.

    С большой чуткостью Короленко относился к детям. Из далёкой ссылки он просил друзей и родных прислать книги для того, чтобы читать их детям, — сказки Пушкина, стихи Лермонтова, «Конёк Горбунок» Ершова и другие.

    В своих произведениях Короленко часто изображал детей. Особенной известностью пользовалась его повесть «В дурном обществе», напечатанная в журнале «русская мысль» в 1885 год а затем в переработанном виде под названием «Дети подземелья» — в журнале «Родник» (1886 г.) В этой повести он рассказал об участи детей — нищих, голодающих, больных, живущих в подземелье на городском кладбище. Знакомство и дружба с этими детьми — первый серьёзный урок мальчика Васи, сына местного судьи. Он начинает понимать, что бездушные законы так называемого «порядочного общества противоречат номам человечности и любви».

    Глубоким знанием психологии ребёнка проникнута повесть Короленко «Слепой музыкант», которая в сокращении издавалась и для детей. Слепой от рождения мальчик Пётр Попельский ценой упорного труда побеждает свой физический недуг и, казалось бы, добивается в жизни счастья: становится знаменитым музыкантом и женится нам любимой девушке-подруге детства.

    Однако это лишь иллюзия счастья. Подлинное счастье слепой музыкант находит тогда, когда он по настоящему приобщается к страданиям, думам, чаяниям народным, когда начинает чувствовать себя нужным и полезным людям.

    В детское чтение вошли так же главы о детских годах Короленко их «Истории моего современника», рассказы «Чудная «, «Сое Макра», «Огоньки» и многие другие, произведения. Писателя

    Короленко утверждает свое понимание счастья. Показательна в этом отношении повесть «Слепой музыкант». Он наделил своего героя, Петра Попельского, тем, что хорошо знал по собственному внутреннему опыту. Это — врожденное стремление к свету, к полноте жизни, преодолении преград на пути к свету, путь героя, как и путь автора, лежал чрез познание народа, погружение в его жизнь; и главное счастье утверждается в повести как ощущение полноты жизни посредством служения другим, «напоминания счастливым о несчастливых»

    Отношение Короленко к романтизму раскрывается в рассказе «Мороз» (1901). Здесь его персонаж поляк Игнатович, воспитанный на поэзии романтизма, романтик по натуре, по взгляду на жизнь и на людей, впадающий то в восторг, и обожествление человека, то в презрение к роду человеческому, к «подлой» человеческой природе. О гибели таких людей, как Игнатович, можно только скорбеть.

    Он -реалист, которого неизменно привлекают проявления романтики в жизни, размышляющий о судьбах романтического, суровой, отнюдь не романтической действительности. У Короленко немало героев (начиная с «Чудной»), чей духовный накал, само сжигающая безответственность приподнимает их над тупой, сонной действительностью, служат напоминанием о «высшей красоте человеческого духа». Но не менее важно для Короленко заметить под толстой, грубой корой обыденности живое движение, порой один миг пробуждения (как у перевозчика Тюлина). «У каждого из нас есть свой выдающийся период в жизни», замечал писатель в «Марусиной заимке», рассказывая о вечном пахаре Тимохе. Свой героический час, даже мгновение есть у охотника Степана, и у Тыбурция, и у «соколинца», даже в жандармерме из «Чудной», в старосте из «Мороза» не все погибло.

    Писателю дороги эти незаметные и мгновенные огоньки, в них опора его гуманизма, основа его исторического оптимизма.

    «… открыть значение личности на почве значения массы» — так формулировал задачу литературы Короленко еще в 1887г. Это требование, осуществленное в творчестве самого Короленко, тесно связывает его с литературой последующей эпохи, отразившей пробуждение и деятельность масс.

    24. Поэты конца 19-начала 20 в. НЕ ПОЛНОСТЬЮ!

    Поэзия конца 19- начала 20 века богата течениями, школами. Это период модернизма (от фран. Модерн- современный). Среди наиб. заметных течений серебр. века выдел. акмеизм, футуризм, ПОЭЗИЯ СИМВОЛИЗМА . Для нее хар-но повышенное вн. к музыке слова, обращение к мистич. ф-фии, к звучащей музык. форме. Многие из поэтов символистов создавали произведения для детей. Возвращение к теме детства заставляет их возвращаться из потустороннего мира на Землю.

    Бальмонт красоту видел целью жизни. Он был челом впечатлительным, ранимым, артистичным. Стремился запечатлеть кжд. миг жизни, жить им. Бальмонт продолжил в нашей поэзии линию Фета. Музыка речи увлекала Бальмонта. Его называли Пагонини рус. стиха. Магия звуков была его стихией. Смысловая функция часто была нарушена. В основе его стихов лежит сладкоголосие. (150 его стихов были положены на музыку такими композиторами как Рохманиновым, Мясниковым). В своей поэзии для детей Бальмонт редко прибегал к громоздкому ряду эпитетов, упрощений. Создавая стихи он был куда более строже в выборе средств. Для своей 4х летней дочери написал цикл детских сказок «Светлый мир» (полон гномов, фей, чудовищ и русалок). Фейные сказки — это радостные утренние песни, наполненные скандинав. и южно-славянским фольклором. Легкомысленность сюжетов, отсутствие серьезных проблем отраженно в названиях (наряды феи, прогулка феи). Зло не существует в этом сказочном мире. От грозы фея улетает на спине стрекозы, волк служит феям и питается травой. В сказочном мире Бальмонта царит та же идиллия, что и в раннем детстве. Бальмонт утверждал естественное право детей на радости, красоту и бессмертие. В его стихах слово и музыка рождают поэтический образ. В сборниках стихов для взрослых «только любовь » в чтение детей вошло стихотворение «золотая рыбка», которое олицетворяет чудо музыки на сказочном празднике. Стихи Бальмонта могут предлагаться детям в раннем возрасте- они музыкальны.

    А.Блок (1880-21) Он написал немало рецензий на постановку детских сказок на сцене. В его записной книжке были рассыпаны мысли о воспитании, детских книгах. Он был постоянным автором журналов: «Тропинка», «Огоньки». Создал 2 книги для детей «Круглый год- стихотворения для детей, «Сказки. Стихи для детей». Для не го хар-на высокая поэтичная культура. Большую популярность имело стих Блока «вербочки», предназначенного для сенадального букваря. Сюжет связан с традицией приходить в вербную субботу. Это прозрачные стихи передают гармонию и спокойствие, царящие в душах взрослых и детей на кануне праздника. Блок мог передать удивительные образы и атмосферу праздника. В дет. чтение вошли стихи «Зайчик», «на лугу», «учитель», колыбельные песни. В них видны хар-ные для него приемы- столкновение черного и белого, теплого и холодного, старости и детства.

    Акмеизм. Худ. открытие акмеистов стало осмысление тончайших полутонов настроения человека, выражающиеся через реальные предметы бытия.

    Мандельштам. «Книжный шкаф с раннего детства – спутник человека на всю жизнь». 4 книги из 10 явл. дет. В 1925г — примус и2 трамвая, 26- Шары, Кухня. Мандельштам сочинял стихи как шуточные, радовался кжд. находке.

    Футуризм . Отрицали наследие предшествующих литературных эпох. Слог, звук могли выступать в невиданных раннее комбинациях, стремились создать сой язык. В. Маяковск- Знаменито его стихотворение «Исчерп-я картина весны» Листочки. После строчек лис — точки.

    Это словесная живопись. Автор членит слова на слоги, ломает строку, отказывается от знаков препинания, забавляется игрой звуков нисколько не задумываясь над смыслом, грамматикой- это формалистический эксперимент над словом и стихом, лишён эстетической задачи.

    Сергей Александрович Есенин родился 3 октября 1895 г. (умер в 1925г.) в селе Константинове Рязанской области. Отец его — крестьянин Александр Никитич Есенин, мать — Татьяна Федоровна. Детство поэта прошло у родителей матери.

    Писать стихи Есенин начал рано, лет девяти, но осознанное творчество он сам относит к 16-17 годам, периоду учения в церковно-учительской школе. В эти годы Есенин много читал Пушкина, Лермонтова, Кольцова. Особенно сильное, на всю жизнь сохранившееся чувство осталось к Пушкину.

    Осенью 1912 г. Сергей Есенин приезжает в Москву и с весны 1913 работает в типографии Товарищества И.Д. Сытина сначала помощником корректора, а потом корректором. Зимой 1914 г. он бросает работу и целиком посвящает себя поэзии. В журналах «Парус», «Заря», «Мирок» и в газете «Новь» появляются первые стихотворения Есенина: «Выткался на озере алый свет зари», «Сыплет черемуха снегом», «Калики», «Молитва матери».

    В его ранних стихотворениях отразились поиски жизненной позиции и собственной творческой манеры. Порою он подражает песням, распространенным в мещанской и крестьянской среде с характерными для них мотивами любви, то счастливой, то неразделенной («Хороша была Танюша», «Под венком лесной ромашки», «Темна ноченька, не спится»).

    Часто и плодотворно обращается Есенин к историческому прошлому своей Родины. В таких произведениях, как «Песнь о Евпатии Коловрате», «Ус», «Русь».

    Основным мотивом раннего Есенина стала поэзия русской природы, отразившая его любовь к Родине. Именно в этот период написаны многие стихотворения, которые до сих пор известны детям и любимы ими. Примечательно, что первым напечатанным стихотворением Есенина была «Береза», появившаяся в детском журавле «Мирок» в 1914 г. С тех пор внимание поэта к стихотворениям для детей было постоянным. Детские стихи он печатал в журналах «Мирок», «Проталинка», «Доброе утро», «Задушевное слово», «Парус».

    В ранней поэзии Есенина для детей, может быть, ярче, чем во «взрослых» стихах того же периода, отразилась его любовь к родному краю («Топи да болота», «С добрым утром»), к русской природе («Береза», «Черемуха»), к деревенскому быту («Бабушкины сказки»).

    В своих ранних стихах поэт шел от традиций народной песенной лирики. Его образы достоверны благодаря теплоте и живости чувства. Лирический герой видит картину мира не внешним, а внутренним зрением, пропуская видимое через сердце. Отсюда — особая лексика, «очеловечивающая» природу:

    Поет зима — аукает,

    Мохнатый лес баюкает

    Со звоном сосняка.

    Кругом с тоской глубокою

    Плывут в страну далекую

    Седые облака.

    А по двору метелица

    Ковром шелковым стелется,

    Но больно холодна.

    Воробышки игривые,

    Как детки сиротливые,

    Прижались у окна.

    Озябли пташки малые,

    Голодные, усталые,

    И жмутся поплотней.

    А вьюга с ревом бешеным

    Стучит по ставням свешенным

    И злится все сильней.

    И дремлют пташки нежные

    Под эти вихри снежные

    У мерзлого окна.

    И снится им прекрасная,

    В улыбках солнца ясная

    Красавица весна.

    Пускай ты выпита другим,

    Но мне осталось, мне осталось

    Твоих волос стеклянный дым

    И глаз осенняя усталость.

    О возраст осени! Он мне

    Дороже юности и лета.

    Ты стала нравиться вдвойне

    Воображению поэта.

    Я сердцем никогда не лгу,

    Бестрепетно сказать могу,

    Что я прощаюсь с хулиганством.

    Пора расстаться с озорной

    И непокорною отвагой.

    Уж сердце напилось иной,

    Кровь отрезвляющею брагой.

    И мне в окошко постучал

    Сентябрь багряной веткой ивы,

    Чтоб я готов был и встречал

    Его приход неприхотливый.

    Теперь со многим я мирюсь

    Без принужденья, без утраты.

    Иною кажется мне Русь,

    Иными — кладбища и хаты.

    Прозрачно я смотрю вокруг

    И вижу, там ли, здесь ли, где-то ль,

    Что ты одна, сестра и друг,

    Могла быть спутницей поэта.

    Что я одной тебе бы мог,

    Воспитываясь в постоянстве,

    Пропеть о сумерках дорог

    И уходящем хулиганстве.

    В чтение современных детей вошли такие ранние стихотворения Есенина, как «Поет зима», «Пороша», «Нивы сжаты, рощи голы…», «Черемуха». Первое из них («Поет зима — аукает…») было напечатано в 1914 г. в журнале «Мирок» подзаголовком «Воробышки». В его колыбельном ритме слышится то голос зимнего леса, то стук вьюги о ставни, то вой метели по двору. На фоне холодной и снежной зимы контрастно выписаны «детки сиротливые» — воробышки. Поэт сочувственно подчеркивает их беспомощность и незащищенность:

    Озябли пташки малые, Голодные, усталые, И жмутся поплотней…

    К описанию зимы Есенин обращается и в стихотворении «Пороша», напечатанном в том же году и в том же журнале «Мирок». Зима в нем иная, манящая, волшебная:

    Заколдован невидимкой, Дремлет лес под сказку сна…

    Источник есенинских образов — народная речь, поэтичная в самой основе. Например, народная загадка развернута поэтом в целую картину:

    Алексей Пешков, более известный как писатель Максим Горький, для русской и советской литературы фигура значимая. Он пять раз номинировался на Нобелевскую премию, был самым издаваемым советским автором на протяжении всего существования СССР и считался наравне с Александром Сергеевичем Пушкиным и Львом Толстым главным творцом отечественного литературного искусства.

    Максим Горький. Фото с сайта www.detlib-tag.ru

    Алексей Пешков – будущий Максим Горький родился в городке Канавино, который в те времена располагался в Нижегородской губернии, а сейчас является одним из районов Нижнего Новгорода. Его отец Максим Пешков был столяром, а в последние годы жизни управлял пароходной конторой. Мать Варвара Васильевна умерла от чахотки, поэтому Алёше Пешкову родителей заменила бабушка Акулина Ивановна. С 11 лет мальчик был вынужден начать работать: Максим Горький был посыльным при магазине, буфетчиком на пароходе, помощником пекаря и иконописца. Биография Максима Горького отражена им лично в повестях «Детство», «В людях» и «Мои университеты».

    После безуспешной попытки стать студентом Казанского университета и ареста из-за связи с марксистским кружком будущий писатель стал сторожем на железной дороге. А в 23 года молодой человек отправляется странствовать по стране и сумел добраться пешком до Кавказа. Именно во время этого путешествия Максим Горький кратко записывает свои мысли, которые впоследствии будут основой для его будущих произведений. Кстати, первые рассказы Максима Горького стали издаваться тоже примерно в то время.

    Уже став известным литератором, Алексей Пешков уезжает в Соединённые Штаты, затем перебирается в Италию. Это произошло вовсе не из-за проблем с властями, как иногда преподносят некоторые источники, а из-за изменений в семейной жизни. Хотя и заграницей Горький продолжает писать революционно направленные книги. В Россию он вернулся в 1913 году, поселился в Санкт-Петербурге и стал работать на различные издательства.

    Первым из изданных рассказов Максима Горького стал знаменитый «Макар Чудра», который вышел в 1892 году. А известность писателю принёс двухтомник «Очерки и рассказы». Интересно, что тираж этих томов был почти в три раза выше обычно принятого в те годы. Из самых популярных произведений того периода стоит отметить рассказы «Старуха Изергиль», «Бывшие люди», «Челкаш», «Двадцать шесть и одна», а также поэму «Песня о Соколе». Ещё одна поэма «Песня о Буревестнике» стала хрестоматийной. Много времени Максим Горький уделял детской литературе. Он написал ряд сказок, например, «Воробьишко», «Самовар», «Сказки об Италии», издавал первый в Советском Союзе специальный детский журнал и организовывал праздники для ребятишек из бедных семей.

    Очень важны для осмысления творчества писателя пьесы Максима Горького «На дне», «Мещане» и «Егор Булычов и другие», в которых он раскрывает талант драматурга и показывает, каким образом видит окружающую его жизнь. Большое культурное значение для русской литературы имеют повести «Детство» и «В людях», социальные романы «Мать» и «Дело Артамоновых». Последней работой Горького считается роман-эпопея «Жизнь Клима Самгина», который имеет второе название «Сорок лет». Над этой рукописью писатель трудился на протяжении 11-ти лет, но так и не успел окончить.

    После окончательного возвращения на родину в 1932 году Максим Горький работает в издательствах газет и журналов, создаёт серии книг «История фабрик и заводов», «Библиотека поэта», «История гражданской войны», организовывает и проводит Первый Всесоюзный съезд советских писателей. После неожиданной смерти сына от воспаления легких писатель сник. При очередном посещении могилы Максима он сильно простудился. Три недели у Горького была лихорадка, приведшая к смерти 18 июня 1936 года. Тело советского писателя было кремировано, а прах поместили в Кремлёвскую стену на Красной площади. Но предварительно мозг Максима Горького извлекли и передали в Научно-исследовательский институт для дальнейшего изучения.

    Более полную биографию Максима Горького смотрите здесь :

    С самого начала творческого пути Максим Горький писал произведения на детскую тему. Писателя А. М. Горького считают одним из основоположников современной детской литературы, он отдал много сил для её создания, заботился о том, чтобы книги писали люди, которые любят детей, понимают их внутренний мир.

    На нашей виртуальной выставке представлены книги для разных возрастных категорий читателей.

    Книги Максима Горького для детей дошкольного и младшего школьного возраста.

    Горький, М. Случай с Евсейкой [Текст] / М.Горький; сост. В. Приходько; рис. Ю. Молоконова. – Москва: Малыш, 1979 . –80 с. : ил.

    Сказка «Случай с Евсейкой» была впервые опубликована в 1912 г. в газете «День». В 1919 г. она появилась с некоторыми изменениями в журнале «Северное сияние». В ней заключён обширный познавательный материал, поданный поэтично, в занимательной и доступной детям форме. Горький видит природу глазами мальчика Евсейки. Это дает писателю возможность ввести в сказку понятные детям сравнения: актинии похожи на вишни, рассыпанные на камнях; Евсейка увидел голотурию, «похожую на плохо нарисованного поросенка», лангуст ворочает «глазами на ниточках», сепия похожа на «мокрый носовой платок». Когда Евсейка хотел посвистеть, оказалось, что этого сделать нельзя: «вода лезет в рот, точно пробка».

    Горький, А. М. Воробьишко : [Текст] / Алексей МаксимовичГорький; [худож. А. Салимзянова] . –Москва: Издательский Дом Мещерякова,2010. – 30, с. : цв. ил. –(Детская классика).

    Одним из самых ярких детских произведений Горького по праву можно назвать сказку «Воробьишко». Воробьишко Пудик летать ещё не умел, но уже с любопытством выглядывал из гнезда: «Хотелось поскорее узнать, что такое Божий мир и годится ли он для него». Из-за непомерного любопытства Пудик и попадает в беду – вываливается из гнезда; а уж кошка «рыжая, зелёные глаза» тут как тут…

    Сказка «Воробьишко» написана в стиле устного народного творчества. Повествование звучит неторопливо, иносказательно. Как и в народной сказке, здесь присутствует героическое и комическое, а воробьи наделены чувствами, мыслями, человеческими переживаниями.

    Горький, М. Жил-был самовар [Текст] : рассказы и сказки / М. Горький; сост. Владимир Приходько. – Москва: Детская литература, 1986 . -54, с. : ил. – (Школьная библиотека).

    В сатирических тонах выдержана сказка “Самовар”, герои которой являли собой “очеловеченные” предметы: сахарницу, сливочник, чайник, чашки. Ведущая роль принадлежит “маленькому самовару”, который “очень любил хвастаться” и хотел, чтобы “луну сняли с неба и сделали из неё поднос для него”. Чередуя прозаический текст и стихотворный, заставляя так хорошо знакомые детям предметы распевать песенки, вести оживленные разговоры, Максим Горький достиг главного – писать интересно, но не допускать излишнего морализирования. Исходя из своих творческих принципов, писатель выступил инициатором создания в детской литературе особого типа литературной сказки, характерной наличием в ней значительного научно-познавательного потенциала.

    Горький, М. Про Иванушку-дурачка [Текст] : русскаянародная сказка / Максим Горький;рис. Николая Кочергина. – Санкт-Петербург; Москва: Речь, 2015 . – с. : цв. ил. – (Серия «Любимаямамина книжка»).

    Полная задорного и доброго юмора русская народная сказка «Про Иванушку-дурачка», услышанная Максимом Горьким ещё в детстве и позднее воплотившаяся в авторском пересказе, не только развеселит малышей, но и поможет воспитать у ребят любовь к чтению и художественный вкус. Ведь иллюстрации к ней создал Николай Кочергин – выдающийся художник детской книги и настоящий волшебник кисти.

    Книги Максима Горького для детей младшего и среднего школьного возраста.

    Горький, М. Горящее сердце Данко [Текст] / М. Горький; рис. В. Самойлова. – Саратов: Приволжское книжное издательство, 1973 . – 16 с. : ил.

    Легенды создавались людьми с давних времён. В яркой, образной форме они рассказывали о героях и событиях, донося до читателя народную мудрость, народные чаяния и мечты. Горький использует жанр литературной легенды, потому что она, как нельзя лучше, подходила для его замысла: кратко, взволновано, ярко воспеть всё лучшее, что может быть в человеке. В легенде о Данко повествуется, о смелом и красивом юноше. Он счастлив, что живёт среди людей, так как любит их больше себя. Данко мужественен и бесстрашен, он ставит перед собой благородную цель – быть полезным людям. От глубокого сострадания к соплеменникам, живущим без солнца в болотах, потерявших волю и мужество, и зажёгся в сердце Данко огонь любви к ним. Эта искра превратилась в факел.

    Горький, М. Рассказы и сказки для детей [Текст] / Максим Горький; худож. С.Бабюк. – Москва: Стрекоза, 2010 . –157, с. : ил. – (Школьная библиотека).

    В произведениях Максима Горького для детей особое место заняли сказки, в которых чётко выразились идейно-эстетические принципы, те же, что и в рассказах на тему детства и отрочества.

    В сказках Максим Горький продолжил работу над детской сказкой нового типа, в содержании которой особая роль принадлежала познавательному элементу.

    Гимн природе, солнцу в сказке «Утро» сочетается с гимном труду и «великой работе людей, сделанной ими всюду вокруг нас». И тут же автор счёл необходимым напомнить детям, что люди-труженики «всю жизнь украшают, обогащают землю, но от рождения до смерти остаются бедняками». Вслед за этим автор ставит вопрос: «Почему? Ты узнаешь об этом потом, когда станешь большой, если, конечно, захочешь узнать…»

    Создавая художественные образы детей в своих произведениях («Дед Архип и Лёнька», «Миша», «Встряска», «Детство Ильи» и др.), писатель стремился изобразить детские судьбы в конкретной социально-бытовой обстановке.

    В рассказе «Встряска» заметно сказалось автобиографическое начало, ведь и сам автор подростком работал в иконописной мастерской, что нашло отражение и в его трилогии. Вместе с тем во “Встряске” Максим Горький продолжал расширять важную для него тему непосильного труда детей и подростков.

    Горький, М. Сказки об Италии [Текст] / М.Горький; гравюры К. Безбородова. – Москва: Детская литература, 1980. –128 с. : ил.

    «Сказки об Италии», написанные для взрослых, почти сразу в период революционного подъема начала XX в. стали издаваться для детей. «Сказки об Италии» воспевали радость труда, равенство людей, утверждали идею единства трудящихся. Большинство героев «Сказок» свято чтут светлый опыт прошлого: «помнить – это всё равно, что понимать».

    Одна из лучших сказок цикла – сказка о Пепе. Мальчик любил природу: «Его всё занимает – цветы, густыми ручьями текущие по доброй земле, ящерицы среди лиловатых камней, птицы в чеканной листве олив». Образ Пепе дан в перспективе будущего – из таких, как он, вырастают поэты и вожди. И в то же время в нём воплощены характерные черты простых людей Италии с их добротой, открытостью, любовью к земле.

    Книги Максима Горького для детей среднего и старшего школьного возраста.

    Горький, М. Детство [Текст] / М.Горький; худож. Б. А. Дехтерев. – Москва: Советская Россия, 1982 . –208 с. : ил.

    Повесть «Детство», первая часть автобиографической трилогии Горького, была написана в 1913 году. Зрелый писатель обратился к теме своего прошлого. В «Детстве» он пытается осмыслить этот период жизни, истоки человеческого характера, причины счастья и несчастья взрослого человека.

    В центре повести – мальчик Алёша, волею судеб «заброшенный» в семью матери. После смерти отца Алешу воспитывают дед и бабушка. Поэтому можно сказать, что эти люди – главные в его судьбе, те, кто воспитали мальчика, заложили в него все основы. Но, кроме них, в жизни Алёши было множество людей – многочисленные дяди и тёти, жившие все под одной крышей, двоюродные братья, постояльцы… Все они воспитывали героя, влияли на него, подчас сами того не желая.

    Горький, М. Мои университеты [Текст] / М.Горький; ил. Б. А. Дехтерева. – Москва: Советская Россия, 1984 . –128 с. : ил.

    Повесть «Мои университеты», написанная в 1923 году является последней частью автобиографической трилогии Горького.

    Сюжет повести сконцентрирован на молодом Алёше Пешкове, который отправляется в Казань поступать в университет, но вскоре ввиду нехватки средств, понимает, что учёба там – не для него.

    Молодой человек устраивается на несколько работ, не гнушаясь тяжёлым физическим трудом. Алёша загорается революционной искрой, изучает литературу. Так его жизнь сама по себе является университетом – в этом кроется основная мысль произведения. Жажда к знаниям, непрерывному совершенствованию, гора необходимой литературы для собственного просвещения, встречи с интересными людьми, а также единомышленниками – всё это позволяет сформировать собственное видение мира лучше образовательного учреждения.

    Горький, М. Рассказы. На дне [Текст] / М. Горький. –Москва: Дрофа, 2001. – 160 с. – (Школьнаяпрограмма).

    В книгу входят ранние романтические рассказы «Макар Чудра», «Старуха Изергиль», «Челкаш», «Коновалов», «Мальва», а также «Легенда о Марко», «Песня о Соколе», «Песня о Буревестнике».

    В своих произведениях Горький выступил с гимном прекрасному и сильному человеку. Это не случайно. Горький пришел в литературу, как художник поднимающихся на борьбу революционных народных масс. И он стал великим поэтом освобождения народа. Он выдвинул новое мерило ценности человека: его волю к борьбе, активность, способность перестроить жизнь. «Макар Чудра» по праву открывает ныне все собрания сочинений писателя. В нём уже звучит голос нового революционного искусства, которое в дальнейшем, окрепнув и развернувшись, обогатит всю русскую и мировую литературу.

    Пьеса «На дне», созданная писателем в 1902 году, была задумана Горьким как одна из четырёх пьес цикла, показывающего жизнь и мировоззрение людей из разных слоёв общества. Глубинный смысл, который заложил в него автор – попытка ответить на главные вопросы человеческого существования: что есть человек и сохранит ли он свою личность, опустившись «на дно» нравственного и социального бытия.

    Пьеса «На дне» живёт уже более века и продолжает оставаться одним из наиболее сильных произведений русской классики. Пьеса заставляет задуматься о месте веры и любви в жизни человека, о природе правды и лжи, о способности человека противостоять нравственному и социальному падению.

    Горький, Максим. Книга о русских людях [Текст] / Максим Горький. – Москва: Вагриус, 2000 . –577 с. : ил. – (Мой 20 век).

    Пожалуй, именно Горькому удалось с подлинно эпическим размахом отразить в своём творчестве историю, быт и культуру России первой трети ХХ века. Это относится не только к его прозе и драматургии, но и к мемуарам – в первую очередь к «Заметкам из дневника», к знаменитым литературным портретам Антона Чехова, Льва Толстого, Владимира Короленко, Леонида Андреева, Сергея Есенина, Саввы Морозова, а также, к «Несвоевременным мыслям» — хронике времён Октябрьской революции. «Книга о русских людях» (так Горький первоначально думал назвать свои воспоминания) – это уникальный ряд характеров – от интеллигентов до философствующих босяков, от революционеров, до ярых монархистов. Очерк о В. И. Ленине публикуется в первой редакции – без позднейших наслоений «хрестоматийного глянца»

    Педагогические взгляды Максима Горького.

    Горький, М. О детской литературе [Текст] : статьи, высказывания, письма / М. Горький; вступ. ст. коммент. Н. Б. Медведевой. – Москва: Издательство «Детская литература», 1968. –432 с.

    Цель настоящего сборника – представить по возможности полно статьи, письма, высказывания А. М. Горького о детской литературе и детском чтении.

    Сборник состоит из пяти разделов. В первом – собраны статьи и высказывания А. М. Горького о детской литературе и детском чтении; во втором его письма родным, писателям, педагогам, ученым; в третьем письма и обращения к детям. В четвертый раздел сборника вошли статьи А. М. Горького о творчестве детей.

    В последнем разделе публикуются (в алфавитном порядке авторов) воспоминания А. С. Серафимовича, Н. Д. Телешова, К. И. Чуковского, С. Я. Маршака, А. С. Макаренко и других писателей, которые вместе с Горьким работали над созданием книг для детей, содействовали развитию советской детской литературы. Эти статьи и воспоминания современников Алексея Максимовича помогают полнее представить разностороннюю деятельность Горького в области детской литературы.

    Книги о жизни и творчестве Максима Горького.

    Быков, Д. Л. Был ли Горький? [Текст] / Дмитрий Быков. – Москва:АСТ: Астрель, 2008 . – 348, с., л. ил., портр. : ил., портр.

    Дмитрий Быков, известный прозаик, поэт, яркий публицист, в своей книге «Был ли Горький?» рисует фигуру писателя-классика свободной от литературного глянца и последующей мифологии.

    Где заканчивается Алексей Пешков и начинается Максим Горький? Кем он был? Бытописателем, певцом городского дна? «Буревестником революции»? Неисправимым романтиком? Или его жизненная и писательская позиция подчас граничила с холодным расчетом? Как бы там ни было, Быков уверен: «Горький – писатель великий, чудовищный, трогательный, странный и совершенно необходимый сегодня»

    «Максим Горький обогатил советскую разговорную речь десятками цитат: «Безумству храбрых поем мы песню»; «Человек – это звучит гордо»; «Пусть сильнее грянет буря»; «Ни одна блоха не плоха: все – чёрненькие, все – прыгают». «Свинцовые мерзости жизни» – это иногда приписывают Чехову, но сказал-то Горький в повести «Детство».

    Ваксберг, А. И. Гибель буревестника [Текст] : М. Горький:Последние двадцать лет / А. И.Ваксберг. – Москва: ТЕРРА-Спорт, 1999. – 391 с.

    Автор книги, известный писатель, мастер документальной прозы и публицистики, вице-президент Русского ПЕН-клуба, в своем документальном романе исследует последние 20 лет жизни М. Горького, ни на кого не похожей исторической личности, высказывает свое сугубо субъективное видение событий, происшедших за это время.

    Основы этого исследования – многоликость Горького, на что обращали внимание многие авторы, писавшие о нем, и прежде всего те, кто лично с ним встречался. Все они отмечали невозможность показать горьковский образ с каким-то определенным знаком – положительным или отрицательным. Знак ускользал, вступал в непримиримый конфликт с реалиями. Однако до сих пор книги о Горьком, особенно биографические, представляли собой почти мифические, зажатые в рамки, строго определенные партийными идеологами, стереотипы. Вот почему в данной книге автор широко использовал свое право творца – изложить свою собственную точку зрения, не отнимая у читателя его права – принять или отвергнуть.

    Максим Горький в воспоминаниях современников [Текст] : вдвух томах/ сост. и подгот. текста А. А. Крундышева; худож. В. Максина. – Москва: Художественная литература, 1981. – 445 с.

    В этот том вошли воспоминания о Горьком в послереволюционный период: о его жизни в Сорренто, о триумфальной поездке его по Стране Советов, о возвращении на родину и о последних днях его жизни.

    «Он любил и смех, и шутки, но к призванию писателя, художника, творца он относился непримиримо, сурово, страстно.

    Слушая какого-нибудь начинающего даровитого писателя, он мог расплакаться, встать и уйти, из-за стола, вытирая платком глаза, ворча: «Хорошо пишут, черти полосатые».

    В этом был весь Анатолий Максимович…

    А. Н. Толстой

    А. М. Горький в портретах, иллюстрациях, документах 1968- 1936 [Альбом] : пособие для учителей средней школы / сост.: Р. Г. Вейслехем; И. М. Касаткина и др.; под ред. М. Б. Козьмина и Л. И. Пономарева. –Москва: Государственное учебно-педагогическое издательство министерства просвещения РСФСР, 1962 . – 520 с.

    Настоящее издание призвано рассказать о жизни и творчестве Горького с помощью изобразительного, документального и текстового материала.

    Читатель увидит здесь воспроизведения картин и иллюстраций таких художников, как И. Репин, В. Серов, С. Герасимов, Кукрыниксы, П. Корин и многие другие, составляющих гордость нашего искусства. Большое место в альбоме занимают редкие документальные фотографии, извлечённые из личных архивов писателя или близких ему людей.

    Деятельность Горького, как известно, необычайно многогранна. Он великий писатель, основоположник литературы социалистического реализма, выдающийся публицист. Пламенный революционер, виднейший общественный деятель.

    Естественно все эти стороны разнообразной деятельности Алексея Максимовича в альбоме отражены (разумеется, в пределах, возможных для этого издания).

    Книги из коллекции «Редкая книга» ГБУК РО «Ростовская областная детская библиотека им. В.М. Величкиной:

    Горький, М. Как я учился [Текст] / Максим Горький. –Москва; Ленинград: Государственноеиздательство, 1929 . – 22 с.

    Впервые напечатано 29 мая 1918 года в газете «Новая жизнь» под заглавием «О книгах» , и одновременно, с подзаголовком «Рассказ», в газете «Книга и жизнь».

    В основу рассказа положена речь, которую М. Горький произнёс 28 мая 1918 года в Петрограде на митинге в обществе «Культура и свобода». Речь начиналась словами: «Я расскажу вам, граждане, о том, что дали книги моему разуму и чувству. Читать сознательно я научился, когда мне было лет четырнадцать…» Несколько раз произведение переиздавалось под заглавием «Как я учился» с пропуском первой фразы и небольшими добавлениями в конце рассказа.

    В 1922 году Максим Горький значительно расширил рассказ для отдельного издания 3. И. Гржебина.

    В собрания сочинений рассказ не включался.

    28 марта исполнилось 150 лет со дня рождения Максима Горького
    (1868 года – 1936)
    «Нельзя человеку отказывать в двух вещах: в хлебе и в книге»

    (Максим Горький)

    Горький очень любил детей. В юные годы по праздникам, со брав ребят со всей улицы, он уходил с ними на целый день в лес, а возвращаясь, нередко тащил самых усталых на пле ч ax и спине — в специально сделанном кресле.

    У себя на Родине, в Нижнем Новгороде, на Новый 1901 го д Горький устроил для полутора тысяч детей нижегородс­кой бедноты елку — с цветными электрическими лампочка ми (тогда это казалось почти чудом) и подарками: мешком с фунтом гостинцев, сапогами, рубахой. С болью смотрел он на н едетскую печаль в глазах маленьких гостей, на их старчес к ую серьезность, негодуя на тех, кто лишил детей детства.

    И позже дети писали Горькому письма, и он отвечал им — в сегда доброжелательно, нередко шутливо. «Огромное удо в ольствие чувствую я, переписываясь с ребятишками», — г оворил писатель. Всем известно его высказывание: «Для де т ей нужно писать так же, как для взрослых, только лучше».

    Проникновенно изображал Горький детей в своем творче с тве: произведениях «Фома Гордеев», «Трое», «Детство», Сказки об Италии», «Страсти-мордасти», «Зрители», «Дед Ар хип и Ленька», «Миша», «Самовар», «Про Иванушку-ду р ачка», «Встряска», «Случай с Евсейкой», «Воробьишко».

    В библиотеке гимназии есть такие книги М. Горького для детей.

    Вот как шутливо, с юмором обращался Горький к своим м аленьким друзьям:

    Дорогие мои дети!

    Очень трудно жить на свете!

    Всюду — папы или мамы

    Непослушны и упрямы.

    Ходят бабушки и деды

    И рычат, как людоеды.

    И куда вы ни пойдете —

    Всюду дяди или тети.

    И везде учителя

    Ходят, взоры веселя.

    Ходят, кашляют — следят:

    Кто бойчее из ребят?

    А заметят: мальчик боек,

    Так ему наставят двоек.

    На носы надев очки,

    Смотрят: где тут девочки?

    И шагая, как верблюды,

    Ставят девочкам «неуды».

    Дорогие мои дети!

    Тяжелы порядки эти!

    Сказка Максима Горького «Воробьишко»

    Эта сказка о воробьиной семье, состоящей из отца воробья, матери воробьихи и их ещё не умеющего летать желторотого сына по имени Пудик.

    Именно он главный герой этой сказки. Его характер выписан автором наиболее выпукло. Пудик, как и любой малыш, жаждал самостоятельности, умел рассуждать, имел свое мнение и привычку не соглашаться со взрослыми, за что и поплатился. Интересно: читаешь о воробьях, а думаешь в это время о людях — о взаимоотношениях в семье детей и взрослых.

    У каждого свои дела. Отец охотится — носит букашек и кормит сына. Мать занимается воспитанием Пудика и учит его жизненным премудростям. Самый активный в этой семье Пудик. Ему все интересно. Его можно назвать любознательным «почемучкой»: почему ветер дует, почему у человека нет крыльев, почему деревья качаются. Вместе с тем он мечтатель. Его мечта — сделать так, чтобы все летали, ибо в воздухе, по его мнению, лучше, чем на земле.

    Живя своим умом, Пудик не хотел согласиться, что человек хорош и без крыльев: «Чушь! — сказал Пудик. — Чушь, чепуха! Все должны иметь крылья!» Он даже сочинил стихотворение на эту тему:

    Эх, бескрылый человек,

    У тебя две ножки,

    Хоть и очень ты велик,

    Едят тебя мошки!

    А я маленький совсем,

    Зато сам мошек ем.

    Однажды самоуверенный воробьишко не послушался мамы, упал из гнезда и едва не угодил кошке в когти. Спасла его мать-воробьиха. Все закончилось хорошо, если не считать, что мама, защищая сына, осталась без хвоста. А для самого Пудика это событие стало моментом, заставившим от страха замахать крыльями и взлететь на окошко. Радость первого полета была так велика, что сын и не заметил, как рассерженная мама клюнула его в затылок. Он понял: «Всему сразу не научишься».

    Читая сказку, надо обратить внимание ребенка на обилие слов с буквой «ч», постараться выделять ее подчеркнуто выразительно. Это своего рода имитация чирикания воробьев.

    О чем поговорить с ребенком, прослушавшим сказку, подскажут вопросы. Какую цену пришлось заплатить маме-воробьихе за спасение сына?

    7. Чему , по-вашему , научило Пудика падение из гнезда? Только ли способности взлетать с земли?

    Исследуя сказки Горького, мы убедились в том, что они имеют свои особенности, присущие литературным сказкам вообще, и особенности, характерные только для авторского стиля писателя. Одной из таких особенностей, выделяющих сказки Горького из числа народных сказок и сказок других писателей, является умение Горького говорить забавно с детьми о серьёзных вопросах.

    Горький в сказках для детей младшего возраста пользуется привычной для ребёнка лексикой, не пренебрегает жаргонизмами и грубыми словами. Почти все сказки имеют диалогическую структуру: в сказке Воробьишко Пудик ведёт спор с Воробьихой-мамой; в сказке Самовар вещи оживлённо спорят и вдруг самовар распаялся, разбилась чашка; неожиданным спасением Евсейки завершается его диалог с «огромной рыбой», как и диалог Яшки с богом Саваофом. Лишь сказка «Утро» не включает в себя диалог, но как и все в ней присутствует стихотворный текст, который легко воспринимается детьми. Автор предпочитает говорить на знакомом для ребёнка языке.

    Во всех сказках Горького забавное и серьёзное переплетаются, тесно связаны друг с другом и служат для выражения главной мысли сказок. Каждая сказка- урок, который даёт Горький детям.

    Новаторство его заключается в том, что он заложил основы детской сказки. Он создал шесть сказок для детей дошкольного возраста: «Утро» (1910), «Воробьишко» (1912), «Случай с Евсейкой» (1912), «Самовар» (1913),» Про Иванушку-дурачка (1918), «Яшка» (1919). Это были сказки нового типа, в которых определились основные пути развития сказок. В них отражается настоящая, подлинная жизнь, показаны реалистические детали быта, насущные проблемы и идеи современной действительности. Все написанные Горьким сказки учитывают интересы детей, особенности их восприятия, познавательные возможности.

    Создавая сказки, Горький обращался к устному народному творчеству, продолжал его традиции, но и добавляя в него своё, новое. В сказках для детей дошкольного возраста переплетается реальное и фантастическое, присутствие игрового начала. Горький, создавая образы животных, использует характерный для народных сказок приём антропоморфизма (очеловечения животного мира). В его сказках разговаривают, как люди, кошка, медведь, рыба, воробьишко. Народные сюжеты помогали Горькому расширить границы сказочного мира. Он не занимался подражанием, а создавал свои сказки, пользуясь народными сказочными образами, как прототипами, вводя реалистические персонажи в сказочный сюжет. Мировоззрение и творческая индивидуальность Горького отразились в идейно-эстетической направленности сказок и в оценке поступков героев.

    В сказках мы наблюдаем как простые, так и сложные предложения. Но благодаря простой и знакомой маленькому читателю лексике читается легко и понятно.

    Сказки М. Горького содержат воспитательный и нравоучительный потенциал. Особенностью их сюжета является динамичность и занимательность. Автор показывает знакомое и конкретное и ведёт своих читателей к понятиям, отвлечённым и значительным. Особенностью этих сказок являются небольшие незатейливые стихи, в которых строго соблюдается ритмика, которые легко запоминаются, их можно повторять во время игры.

    Большое отличие сказок Горького от сказок других писателей- оптимистичность, прославление жизни, труда, воспевание красоты природы, образа простого человека. В сказках высмеивается высокомерие, хвастовство, зазнайство и ханжество. Во всех сказках необходимо отметить умение Горького говорить с детьми интересно и увлекательно, все они пронизаны юмором, чувствуется большая любовь писателя к детям, которая сочеталась с глубоким уважением к личности ребёнка, к его желаниям и правам. В каждой сказке видно умение писателя заглянуть в душевный мир ребёнка, простыми словами рассказать о самом важном. Горький не боится говорить о больших социальных проблемах: эксплуатации в классовом обществе, о бесправии трудящихся.

    Безусловно, что такие произведения стали новой ступенью в истории развития детской литературы.

    Сказки стали воплощением любви Горького к детям, отражением важных принципов нравственности. Воспитательное значение сказок М. Горького огромно. Он является основоположником новой советской литературы для детей. Путь развития детской литературы на долгие годы определяли литературно-критические взгляды писателя.

    Необходимо отметить, что результаты проведённого исследования позволяют представить их в виде таблицы, где будут отражены особенности русской народной сказки и сказки Горького. При создании таблицы мы будем исходить из сравнительного анализа народной сказки «Про Иванушку — дурачка» со сказкой Горького.

    Таким образом, данные этой таблицы позволяют сделать вывод, что для литературной сказки характерны свои особенности.

    Мы можем представить также общие выводы, дающие представление об особенностях народной сказки и литературной.

    Народная сказка отличается от литературной. В литературной сказке автор использует сказочные особенности по своему замыслу.

    Сказки А.М. Горького могут служить основой в воспитании ребёнка, в формировании его нравственных качеств.

    Необходимо продумать пути вхождения ребёнка в сказку. Изучение сказки предусматривает работу с её текстом. Текст — это связующее звено между ребёнком и миром сказочных персонажей. Учитывая особенности каждой сказки, необходимо продумать методы знакомства с текстом:

    · чтение сказки по книге воспитателем;

    · прослушивание аудиозаписи;

    · просмотр фильма по сказке.

    Лучше всего использовать чтение, так как оно позволяет сохранить стиль и тонкую авторскую атмосферу. Выразительное чтение вслух способствует развитию образных представлений, формирует интерес, оказывает влияние на эмоции детей. Безусловно, что чтение вслух развивает навыки внимательного слушания текста. При выборе этого метода работы со сказкой, нужно придерживаться определённых правил: чтение должно быть не очень громким, необходимо правильно и чётко выговаривать все слова, при чтении соблюдать паузы. Чтение должно быть эмоциональным, так как это способствует удержанию внимания ребёнка. Так как сказки Горького небольшие по объёму, они способствуют более внимательному слушанию и быстрому запоминанию текста. Сказки Горького имеют увлекательный сюжет, они образны и забавны, поэтому будут эффективным воспитательным средством. Так как Горький при создании сказок учитывал возрастные психические способности детей, они способствуют устойчивости внимания.

    Для лучшего усвоения содержания сказки нужно использовать пересказ, который способствует развитию речи детей.

    В дошкольном возрасте уже возможна работа по формированию элементарных умений анализировать произведение. Поэтому сказки Горького предполагают такую работу по содержанию, их форме, определению основных героев, выражению своего отношения к ним, формулированию вывода о том, чему эта сказка учит.

    Для беседы предлагаем использовать следующие вопросы:

    1. О чем эта сказка?

    2. Кто главные герои в сказке?

    3. Какие они по характеру?

    4. Одобряешь ли ты их поведение? Почему?

    6. А ты бы как себя повел(а) на их месте?

    7. Хорошо это или плохо? Почему?

    8. Чему учит эта сказка, каким качествам?

    Можно предложить детям пересказ сказки. Для этого нужно выделить узловые моменты сказки, потом выстраиваются схемы по сюжету сказки и строится пересказ по картам Проппа содержания сказки.

    Пониманию литературной сказки способствует и работа по иллюстрациям художников. При изучении сказок М. Горького возможно проведение такого вида работы, используя иллюстрации в книгах.

    Важным в описании иллюстрации является постановка вопроса, с которым взрослый обращается к рисунку. Задавая вопрос о том, что изображено, мы ориентируем ребёнка к раскрытию функциональных связей, поясняем действия персонажей. Давая задание: «расскажи о событиях, изображённых на картинке», мы видим, что ребёнок пытается понять их, истолковать, создаёт связные высказывания. Глядя на картинку, ребёнок в первую очередь, выделяет центр картинки, устанавливает пространственное местоположение предметов, выстраивает различные видимые и предполагаемые логические взаимосвязи между ними. Потом уже воспринимает рисунок как целое.

    Задание: «придумай название картинке», позволяет развивать в ребёнке умение двумя-тремя словами обобщить увиденное и выделить главное. Такое задание позволяет проследить взаимосвязи восприятия, мышления и речи, анализа и синтеза.

    Для работы по картинкам к сказке Горького «Про Иванушку-дурачка» можно использовать иллюстрации художника Н. Шеварёва

    Можно предложить детям ответить на вопросы к этим иллюстрациям:

    · кого художник изобразил на этой картинке?

    · какому эпизоду сказки соответствует рисунок?

    · каким мы видим героя на иллюстрации?

    · удалось ли художнику передать настроение героя и события этого момента сказки?

    · каким бы ты нарисовал героя?

    Работа со сказками Горького не ограничивается чтением, пересказом, беседой и работой с иллюстрациями. Сказка развивает детей, поэтому работу со сказкой можно разнообразить. Для этого можно использовать следующие рекомендации:

    · Рисуйте любимых персонажей. Если ребенок не может еще сделать это сам, предложите шаблон и попросите раскрасить. Иллюстрации помогут ребенку по-новому пережить сюжет.

    · Любимых сказочных героев можно сделать из разных материалов: пластилина, глины, старой куклы, из картона, цветной бумаги и других.

    · Придумайте с ребенком новый наряд, украшения для героев, атрибуты — это будет способствовать развитию оригинальности мыслительных процессов.

    · Попросите ребенка пересказать отдельные эпизоды — это развивает речь и даже литературные способности. Если ему сложно, попробуйте пересказывать вместе, по очереди. Не стоит во время пересказа

    прерывать ребенка, если он делал ошибки в речи. Если какая-то ошибка постоянно повторялась, мягко укажите ребенку на это, но только после окончания пересказа.

    · Разыграйте диалог по ролям, имитируя действия и голос героев. Эти игры снимают напряжение, отрабатывают тактику поведения в разных ситуациях. Можно устроить домашний театр.

    · Предложите ребенку сделать аппликацию по сюжету сказки — это помогает обратить внимание на самые мелкие и незаметные детали. Кроме того, такое занятие развивает мелкую моторику, усидчивость.

    · Попробуйте разгадывать сказки. Закройте часть персонажа и попросите угадать, кто это и из какой сказки, в каких еще сказках встречается этот герой и какие роли играет.

    Выберите из знакомой книги со сказками картинку, попробуйте с ребёнком рассказать сказку по памяти.

    · Из старых книг вырежьте 2-3 картинки, с развивающимся сюжетом. Ребёнок должен восстановить верную последовательность действий, выложив картинки по порядку, и рассказать.

    Анализ в третьей главе позволяет сделать следующие выводы:

    · сказки Горького отражают умение писателя говорить «забавно» о серьёзных вопросах;

    · сказки помогаю познать красоту и богатство языка;

    · сказки выражают уважительное отношение к маленькому человеку;

    · забавное и серьёзное переплетаются в сказках;

    · в сказках содержится нравственный урок детям;

    · для литературной сказки характерны особенности: композиция сказки строится по замыслу автора;

    · проблема в сказке может быть и узкой, важной для конкретного времени, автора, героя;

    · характер героев противоречив, поступки неоднозначны;

    · в работе со сказками рекомендуется использовать такие методы, как: беседы по вопросам, работу с иллюстрациями, создание рисунков по сказкам, создание поделок из пластилина, глины, картона, цветной бумаги, придумывание нового наряда герою сказки, создание аппликаций по сюжету сказки. Новаторство Горького в создании сказок для детей


    Рекомендуем также

    историй о черных вдовцах Айзека Азимова

    Сегодня я выделю Сказки о черных вдовцах Айзека Азимова. Есть шесть книг рассказов о Черных вдовцах, и это первая, опубликованная в 1974 году. 

    Я прочитал только первые два рассказа в этой книге, и пока эти два рассказа связаны не столько с криминалом, сколько с моралью или этикой. . Я наслаждался ими обоими. Особое примечание и введение Азимова в начале книги были очень забавными.У каждой истории есть послесловие Азимова, объясняющее любые изменения в истории с момента первоначальной публикации, и это тоже интересно.

    Этот отрывок из статьи Уильяма И. Ленгемана III в Criminal Element дает обзор того, как Азимов придумал истории о Черных вдовцах:

    Азимов был членом организации фанатов Шерлока Холмса, Бейкер-Стрит Irregulars и Wolfe Pack, фан-группа собралась, чтобы воспеть Ниро Вулфа из Рекса Стаута.Но именно его членство в другой группе, «Пауки-люки», привело к созданию некоторых из его самых популярных детективных историй. Пауки, как и их вымышленные коллеги, Черные вдовцы, были мужской группой, которая регулярно собиралась, чтобы поесть, выпить, обсудить, поспорить и еще много чего. Как и Азимов, ряд членов «Пауков» были авторами популярной научной фантастики, в том числе такие знаменитости, как Л. Спрэг де Камп, Лин Картер и Л. Рон Хаббард (в его домессианском воплощении).

    Черными вдовцами были шестеро мужчин из высших слоев общества.Подобно паукам, они время от времени встречались за ужином — обычно с одним гостем — и заканчивали тем, что решали какую-то головоломку, представленную им этим гостем.

    Вот список рассказов в книге. Если у рассказа есть два названия, первое название используется в книге, а второе используется при публикации в журнале Ellery Queen’s Mystery Magazine .

    • «Стяжательское хихиканье», также известное как «Смех»
    • «Ph as in Phony», также известное как «Фальшивое Ph.Д.”
    • «Правда сказать», также известный как «Человек, который никогда не лгал»
    • «Иди, Книжка!» он же «Собиратель спичечных коробков»
    • «Раннее воскресное утро» он же «Биологические часы»
    • «Очевидный фактор»
    • «Указательный палец»
    • «Мисс Что?» также известное как «Предупреждение скучать по Земле?»
    • «Колыбельная Бродвея»
    • «Янки Дудл отправился в город»
    • «Любопытное упущение»
    • «Вне поля зрения» или «Шесть подозреваемых»

    Остальные книги:

    3 Еще сказки из черных самых популярных машин

    (1976)

    CASEBOOK черных взрослых (1980)

    банкеты черных мировых машин (1984)

    головоломки черных взрослых (1990)

    Возвращение Черные вдовцы (2003)

    Художественная литература Энни — Продукт горьких слов

    Вера Ньюберри

    Несомненно, Фейт унаследовала страсть своей семьи к книгам — ее обожающая бабушка и тетя Эйлин начали делиться с ней чарующим миром литературы в очень раннем возрасте.Даже сегодня, будучи умной, независимой 39-летней женщиной, Фейт считает напечатанные на бумаге слова ее пропуском в другое место и время. По ее мнению, идеально написанный роман способен заставить читателя смеяться, плакать, любить и жить. Но с недавними событиями, разворачивающимися вокруг Фейт в ее новой роли библиотекаря и архивариуса Castleton Manor, она узнает, что за некоторые истории можно буквально умереть!

    Роскошный курорт для книголюбов и их питомцев привлекает немало читателей, писателей, героев и злодеев.К большому удивлению Фейт, она быстро становится главной подозреваемой в загадочной истории, связанной с убийством предыдущего библиотекаря Castleton Manor! Это не то, чего ожидала Фейт, когда соглашалась переехать в мечтательный приморский городок Лайтхаус-Бей, подальше от беспокойного Бостона.

    С помощью своего умного кота Ватсона, сообразительной и любимой тети Эйлин и ее новых друзей из книжного клуба The Candle House Фейт полна решимости очистить свое имя, сохранить работу и поймать убийцу.

    Ватсон

    Иногда Фейт задается вопросом, спасла ли она Ватсона или он спас ее, когда они встретились в заснеженной аллее 14 лет назад. Дерзкий, с отчетливой таинственностью в себе и со сверхъестественной способностью определить, имеет ли кто-то плохой характер, Ватсон обожает Фейт. Он всегда следит за ее благополучием своими защитными изумрудными глазами, даже если это приводит его в странные и опасные места вокруг их очаровательного нового дома в заливе Лайтхаус.

    Эйлин Пайпер

    Вера в восторге от того, что живет поближе к своей любимой тете. Энергичная и остроумная вдова за 60, Эйлин работает главным библиотекарем в библиотеке Candle House, расположенной в историческом центре города. Она всю свою жизнь прожила в Лайтхаус-Бэй, что делает ее источником последних местных новостей. Когда она не болтает с жителями и посетителями или не работает волонтером в своей церкви или садовом клубе, Эйлин быстро высказывает свое мнение о том, что происходит в городе с дамами из книжного клуба The Candle House.Хотя она страдает от артрита, это не мешает ей быть яркой и активной женщиной. Недавно она шокировала всех, когда обменяла свою старую машину на новый красный кабриолет, заявив, что у нее все еще есть несколько сюрпризов в рукаве.

    Офицер Ян Руни

    Жизнь на море занимает много времени у жены, матери двоих детей и офицера полиции Лайтхаус-Бэй Джен Руни.Ее острый глаз и серьезное отношение пригодятся, когда она поможет разгадать тайны города, и она не раз приходила на помощь Фейт. В свободное от работы время она любит читать классические произведения художественной литературы и создавать красивые произведения искусства из глины. Несмотря на невысокий рост, офицер Руни — сила, с которой нужно считаться, когда дело доходит до поимки плохого парня.

    Уилфред «Вульф» Джексон

    Обладая степенью магистра делового администрирования Гарварда и неотразимой харизматичной улыбкой, Вулф — сообразительный бизнесмен и настоящий джентльмен, который наблюдает за делами своего семейного судоходного бизнеса с вековой историей и другими семейными начинаниями, включая Castleton Manor.Наконец-то помирившись после трагической аварии на лодке, в результате которой погибла его невеста, Вулф неожиданно обнаруживает, что его охраняемое сердце медленно открывается новому библиотекарю поместья, ее любознательному короткохвостому коту и тайнам, которые они постоянно путают. in. Но Вулф скрывает секрет — не подвергнет ли Фейт опасности доверие к нему?

    Что читатели думают о горькой зелени?

    Напишите свой отзыв!

    Мэри Г.(Перселлвиль, Вирджиния)

    Горькая зелень: хорошо сотканная сказка
    Горькая зелень — это захватывающий исторический роман, действие которого происходит в 14 веке, в основе которого лежит классическая сказка Рапунцель. Книга разделена на три нити. Первая — это история французской дворянки Шарлотты-Роуз, которая считается автором «Рапунцель». Вторая часть — это история Селены, венецианской куртизанки/ведьмы, которая заключает в тюрьму Рапунцель. Третья — история самой Рапунцель: Маргариты, дочери обедневшего венецианского изготовителя масок и его жены.Пряди переплетаются туго, как коса Рапунцель, и читатель вовлекается в жизнь этих трех женщин. Книга

    Bitter Greens умна, оригинальна и хорошо написана. Я надеюсь, что Каре Форсайт планирует переосмыслить другие классические сказки.

    Рита Х. (Centennial, Колорадо)

    Завораживающее наслаждение

    Какая потрясающая книга! «Горькая зелень» — это переплетение трех историй в одной, которые очаровывают и связывают читателя так же прочно, как героини очарованы и связаны историями.Основанный на сказке «Рапунцель», этот исторический роман нужно читать, перечитывать и делиться им. Ведьмы, куртизанки, инквизиторы, невинные и принцы появляются и исчезают по мере того, как истории перемещаются через два столетия в Венецию и Францию. Мисс Форсайт — настоящий мастер слова, и ее любовь к словам искрится повсюду и рисует сцены настолько живо, что я почувствовал, что действительно являюсь частью этой истории. Я чувствовал голод, отчаяние, надежду, страх и, да, трепет соблазна и любви, содержащиеся на этих страницах. Эта книга была настолько увлекательной, что я прочитал послесловие и благодарности почти с таким же рвением, как и сам рассказ.Теперь я заинтригован чтением цитируемых стихов и многих источников, особенно Анны Сомерсет «Дело ядов: убийство, детоубийство и сатанизм при дворе Людовика XIV». Я думаю, что книжные клубы были бы в восторге, а дискуссии были бы живыми и захватывающими.

    Лоис (Уилмингтон, Делавэр)

    «Горькая зелень», удачное сочетание истории и волшебства
    Кейт Форсайт взяла загадку из мира сказочников и написала интригующий роман, в котором мир придворной жизни Франции XVII века сочетается с одним из моих любимых сказки.

    Она рассказывает три истории, переплетая их вместе по одной пряди за раз так точно, что вы всегда знаете, где находитесь, но не всегда знаете, куда идете. Вывод — это проявление силы, все очень удовлетворительно объяснено. Это книга, которую я не мог отложить, как только начал читать (и хорошо, что я был в долгом полете, я закончил, как только мы приземлились). Я очень рекомендую эту книгу.

    Тилли Ф. (Флоренция, Массачусетс)

    Удивительная история

    Сначала я растерялся.Казалось бы, две не связанные между собой истории. Тогда я был поглощен. Жизнь и времена Шарлотты Роуз были очень интересными. Тогда я был расстроен. Я хотел услышать больше о Рапунцель, но все еще не понимал, как они связаны. И в итоге я осталась довольна и насытилась этими двумя историями! И я, наконец, понял, что одно было изначально рассказано другим, и что оба были богато детализированы и живы. Очень хорошее чтение.

    Эйприл П. (Траверс-Сити, Мичиган)

    Горькая зелень, горькая сладость!

    Эту книгу очень хорошо читали.Мне понравилось, как европейская история была переплетена с жизнями многих женщин на протяжении всей истории. На протяжении всей истории есть много разных моментальных снимков жизни женщин, которые удерживают вас на земле, но также заставляют вас болеть за этих женщин и надеяться, что они получат счастливый конец. Автор проделывает потрясающую работу по созданию злого персонажа, которому читатель, несомненно, посочувствует. Волшебство, сотканное повсюду, увлекает читателя и заставляет хотеть большего, а финал совершенно горько-сладкий!

    Пегги К.(Сан-Диего, Калифорния)

    Timeless Tales
    Это прекрасно написанная книга о трех женщинах. Самый младший — центр известной сказки. Второй будет ее мучительницей и рассказчиком французская аристократка, заточившая себя в монастырь.

    Истина в сказке совсем другая, и эта история навсегда изменит то, как вы видите сказку о Рапунцель. Читатели будут увлечены историей каждой из этих женщин, и, возможно, они посочувствуют злой ведьме.

    Книга понравится подросткам и взрослым. Однажды подняв его, вы не захотите отпускать его, пока не узнаете всю историю. Это отличное чтение для любого времени. В книжных клубах можно обсудить суровость жизни в те времена и то, как эта история стала известной всем нам сказкой.

    Я очень рад, что попросил эту книгу.

    Беверли Дж. (Хантерсвилл, Северная Каролина)

    Интриги, магия и сеттинг

    Время от времени мне нужна книга, которая увлекает меня и заставляет забыть о времени.«Горькая зелень» — это такая книга, поскольку я стал вуайеристом в жизни Шарлотты-Роуз и Маргариты/Селены, когда они путешествовали по Франции 17-го века и Венеции 16-го века. Меня очень зацепила история Шарлотты-Роуз. Хотя я и не большой любитель сказок, эта книга стала для меня захватывающим волшебным путешествием. Красиво написанная и динамичная, я рекомендую эту книгу читателям исторической фантастики, которым нравятся истории об интригующих женщинах, в которых есть немного волшебства.

    Патрисия Г.(Дайер, Индиана)

    Возвращение к Рапунцель

    Объедините урок истории, романтику, интригу из реальной жизни и колдовство, и вы получите «Горькую зелень» Кейт Форсайт. Ее искусное сплетение биографии Шарлотты-Роуз де ла Форс, известной опубликованной рассказчицы 17-го века, с Рапунцель из сказки, которую мы все знаем, является откровением. Пересказ Шарлотты-Роуз более мрачный и злой: молодая девушка, принесенная в жертву ее родителями, чтобы умилостивить ведьму, которой требуется кровь девушки для поддержания ее молодости.Очищенная версия сказки, с которой мы познакомились, не может сравниться. Форсайт также подробно описывает придворный этикет, одежду и поведение во время правления короля Людовика XIV, демонстрируя ее внимание к исторической точности этого декадентского и аморального периода. В то же время основная тема борьбы за свободу вероисповедания (преследования гугенотов) отражает ее понимание серьезных проблем того времени. Мой единственный резерв в откровенных любовных сценах; при чтении произведения такого воображения мне не нужны конкретные детали, чтобы нарисовать сцену.

    Magic Bitter, Magic Sweet — блестящая смесь греческой трагедии, пронизанная первородным грехом и пронизанная сказками.

    Мисс Холмберг вплела в свою историю интригующих персонажей, даже наименее привлекательный среди них вызывает некоторое сочувствие (несмотря на некоторую серьезную злобу). Ее мир богат запахами, звуками и мифами. Ее история развивается иногда неожиданным образом и заходит в темные углы, но никогда не искусственно и без цели. Я проглотил это восхитительное угощение за пару дней и хочу немедленно вернуться в Raea.Я не могу рекомендовать это достаточно.

    Представьте себе греческую трагедию (и связанный с ней пантеон богов), влейте в нее историю грехопадения и первородного греха и закрутите смесью сказок; не говоря уже о возможности «выпекать в вдохновении». Это Magic Bitter, Magic Sweet . Одно дело иметь блестящую предпосылку, другое — хорошо ее реализовать. Мисс Холмберг отлично справляется со своей задачей. Она проведет нас по болезненному путешествию Мэйр по открытию ее собственной истории. Это сложный мир, в который она попала, очень похожий на средневековую Европу, полный силы и порабощения, а также любви, надежды и дружбы.«Хозяин» Майре явно не совсем прав. Он не только лишен морального компаса, но и лишен здравого смысла. Итак, он смотрит на мир вокруг себя, чтобы дать ему некоторый ключ к тому, как быть в нем. Учитывая, что это посылает ему смешанные сообщения, он не совсем уверен, что делать. Каким бы оскорбительным и отвратительным он ни был, он также является интригующим персонажем с противоречивым и чуждым макияжем. Он не только не нормальный, но и «другой». Он не от мира сего. Так что, даже если вы презираете его, есть некоторое сочувствие к его бедственному положению.Это немного похоже на презрение к змее, которая вас кусает. Он не может быть другим, чем он есть. Он не может размышлять и расти во что-то большее, даже если он научится лучше «притворяться». Он ограничен самой своей природой еще более глубоко, чем люди.

     

    Чарли Н. Холмберг

    Антагонист

    Мейр также немного предприниматель; его деловые сделки переносят нас в мир сказок. Чарли Холмберг искусно вплетает эти истории в общую историю с достаточным поворотом, чтобы сделать их новыми.Хотя это забавная побочная линия основного направления повествования, она хорошо интегрирована и, безусловно, добавляет к общему удовольствию от истории. Хотя ни один отдельный элемент этого мира не является совершенно новым, Чарли Холмберг объединяет их интригующим и новаторским образом.

    Персонажи хорошо проработаны; это в первую очередь Мэр и Аллемас, но также Аррис, Франк и Фьел. Отношения сложные. Аррис и Франк, по сути, усыновляют Мэйр, хотя она кажется молодой женщиной, когда они встречают ее.Файел — самый молчаливый загадочный человек, который, кажется, связан с Мейр и на ее стороне, но по какой-то причине не помогает ей напрямую. У Майре и Аллемаса зачастую странные, тревожные и постоянно меняющиеся отношения. Иногда кажется, что Аллемас обращается с ней как с собственностью, а иногда проявляет более близкую связь.

     

    Что касается ее стиля письма, мне нравится, как хорошо диалоги соответствуют персонажам, особенно для Аллемас. Даже его речевые модели странны.Поскольку Файел чувствует, что должен держать свои карты как можно ближе к жилету, его прерывистые попытки общаться с Мэйр вызывают разочарование. Речь Аррис раскрывает ее любящий и заботливый характер, а речь клерика Така передает его компетентность и заботу. Иными словами, между манерой общения и самими персонажами прекрасное соответствие.

    Как и в большинстве путешествий, путь, по которому вас ведет Волшебная горькая, Волшебная сладость , имеет много неизвестных и ряд сюрпризов; путешествие ведет вас не так, как вы могли подумать, и оставляет вас в несколько ином месте, чем вы ожидали.Я думаю, магия этой истории в том, как она объединяет эти разрозненные элементы мифа, магии и проступка. Хотя это время избитых фраз, это роман, в котором целое больше, чем его части. По крайней мере, для меня это путешествие стоит затраченных усилий; это поучительно и полно моментов, которые вдохновляют на размышления. Я настоятельно рекомендую вам тоже отправиться в путешествие.

     

    Кейт Радд

     

    Кейт Радд рассказывает аудиокнигу. Она быстро стала одним из моих любимых рассказчиков, и эта книга показывает, почему.Ее вкус к каждому персонажу точен, ее темп прекрасно отражает книгу, и способность понять ее, даже посреди эмоционально заряженных разделов, прекрасна. Кажется, в последний раз я слышал ее в серии «Файл хроник» Райзы Уокер. Было интересно отметить, что у нее определенно есть компетентный-заботливый-мужской голос, который она использовала там, а также в этой книге. В целом, мне нравится ее выступление, которое сочетает в себе правильную эмоциональную энергию, сохраняя при этом четкое произношение.

     

    *** ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ О СПОЙЛЕРАХ к сериям Magic Bitter, Magic Sweet и The Paper Magician ***

     

    Я видел ряд рецензий, в которых говорилось, что эта книга стала настоящим сюрпризом от Чарли Холмберга.Они предполагают, что это настолько мрачно, с оскорбительным поведением по отношению к ряду людей, но особенно к героине, что это просто неуместно и слишком мрачно для того, что они ожидали от г-жи Холмберг. Что ж, давайте подумаем о серии Paper Magician. Есть целая группа магов, материалом для которых является кровь; они готовы делать что-то с людьми, чтобы получить эту кровь, которая довольно неприятна. У вас есть люди, которые готовы преследовать девушку и убить ее. У вас есть волшебник, готовый буквально вырвать сердце из тела живого человека.Итак, в Paper Magician происходят довольно неприятные вещи. Я не уверен, что порабощение и физическое насилие над женщинами намного больше за гранью, чем это. Более того, действие происходит в каком-то средневековом мире, где, к сожалению, такое поведение было преобладающим. Идея владеть другим человеком не нова для книги г-жи Холмберг. Так что это может быть небольшое изменение тона, на что автор имеет более чем полное право, но я не вижу в этом огромного скачка по сравнению с ее предыдущей работой.

    Гораздо интереснее идея о том, что собственное творение — это то самое, что причиняет вам такую ​​боль. Она Франкенштейн для своего монстра Аллемаса. Она блестяще сочетает греческую трагедию с трагедией первородного греха. Здесь мы видим, как Маэре выходит за рамки своего мандата на создание миров, желая быть Богом, подражая способности Бога создавать душу. Это берет на себя библейскую идею быть носителями образа Бога, когда мы призваны прославлять Его через наши отраженные способности, но искажает это, желая быть самим Богом.Здесь так хорошо сделано, когда она пыталась выйти за эту границу, создавая это искривленное существо. Я люблю дарованную ей милость, у этого действия есть последствия, но в конечном итоге ей позволено, по крайней мере временно, принять смертную мантию и производить потомство более приземленным образом с намеком на то, чтобы вернуться в небесное. ряд.

    Возвращаясь к исходной проблеме творимого зла; давайте посмотрим на утверждение о том, что физическое насилие над женщиной выходит за рамки того, что они ожидают от Чарли Холмберга.Давайте проясним, что физическое насилие ужасно. Ни одна женщина не должна проходить через то, что делает Мэйр. Тем не менее, это абсолютно центральная часть истории. Это похоже на фильм Хичкока, где наши грехи возвращаются, чтобы преследовать нас, но гораздо сильнее, чем того заслуживают; это также восходит к греческой трагедии. Доктор Франкенштейн и его близкие заплатили ужасную цену за свое высокомерие при создании монстра (ужасная природа которого была, по крайней мере, усилена нашим неприятием его). Мне кажется, что госпожаИспользование Холмберг этого оскорбления имеет решающее значение для истории и изображено в разумных масштабах и в соответствии с тем, что она делала ранее. В то время как родитель может захотеть быть предупрежденным о последующих ужасах, прежде чем позволить своему ребенку прочитать это, мне кажется, что это немного неискренне с нашей стороны, чтобы быть шокированным. Идея о том, что автор не может увеличить интенсивность конфликта в новой серии романов, кажется мне немного забавной. Даже думая о серии книг о Гарри Поттере, мы видим совершенно мрачную книгу за седьмой книгой; со временем он темнел по мере взросления субъектов.Это совершенно новый сериал, не связанный с сериалом «Бумажный волшебник», главная героиня которого — полная женщина (оказывается, ей сто лет), а не подросток. Поэтому я думаю, что если нам не нравится книга, то это должно быть потому, что сценарий не так хорош, сюжетная линия не удовлетворяет или персонажи деревянные, но не потому, что она отличается от того, что было до нее. И, как вы можете видеть из моего обзора выше, я думаю, что он преуспевает на всех этих фронтах.

    Нравится:

    Нравится Загрузка…

    Родственные

    Интервью с Кейт Форсайт, автором книги «Горькая зелень»

    Глубоко захватывающий роман Кейт Форсайт « Горькая зелень » тщательно переплетает истории трех женщин и их поиски силы, свободы и любви на протяжении двух столетий.

    В его центре находится Маргарита, девушка из Венеции конца 16-го века, чьи любящие родители должны выполнить ужасную сделку, отдав ее рыжеволосой волшебнице, известной как Ла Стрега Белла (прекрасная ведьма).Запертая в далекой башне, из которой некуда сбежать, Маргарита в одиночку взрослеет. Ее изоляцию нарушают только ежемесячные визиты ведьмы, которая объявляет о своем присутствии, призывая Маргариту распустить ее длинные волосы.

    Век спустя Шарлотта-Роуз де ла Форс, дальняя родственница Короля-Солнца, узнает о Маргарите от пожилой монахини. Откровенная и смелая Шарлотта-Роуз была изгнана из Версаля за свои нечестивые сочинения и слухи о романтических скандалах и сослана в строгое бенедиктинское аббатство.

    Переплетаясь с их рассказами, третья женщина рассказывает о своей жизни, полной страсти, искусства и черной магии в Венеции начала 1500-х годов. Селена Леонелли не всегда была ведьмой; она родилась дочерью шлюхи и стала любимой любовницей итальянского художника Тициано. Однако ее стремление к вечной красоте имеет свою цену, которую должны заплатить Маргарита и ее родители.

    В то время как Кейт Форсайт использует подлинную историю в качестве фона, ее параллельная история об исторической Шарлотте-Роуз — авторе одного из первых пересказов Рапунцель — пронизана зловещими чарами.Но, несмотря на мрачные темы (это не детская сказка!) сюжет движется с легким налетом. От художественной экстравагантности Италии эпохи Возрождения до роскошного злословного двора французского Людовика XIV и болезненных открытий, сделанных Маргаритой в ее башне с видом на итальянское озеро Гарда, Bitter Greens — это богатый творческий подвиг.

    Кейт — австралийская писательница, наиболее известная своими фантастическими романами для взрослых и детей; ее работы всегда были вдохновлены историей, хотя это ее первая историческая история для взрослых.Хочу поблагодарить ее за то, что она так подробно ответила на мои вопросы!

    Каждый раздел романа начинается с цитаты из интерпретации сказки о Рапунцель разными писателями. Помимо версии Шарлотты-Роуз де ла Форс, есть ли у вас какие-либо другие любимые пересказы или те, которые дали вам особое представление о том, как поступить со своими собственными?

    Я любил все эти стихи Рапунцель! В некотором смысле, Рапунцель вдохновила больше на поэзию, чем на романы. Мой любимый пересказ этой сказки — «: Каменная клетка » Николаса Стюарта Грея, одного из моих самых любимых классических детских авторов.Я также люблю The Glass Slipper Элеоноры Фарджон — я прочитал обе эти книги в возрасте 11 или 12 лет, и они вдохновили мою пожизненную любовь к пересказам сказок. Меньше людей пишут книги-пересказы сказок для взрослых — мои любимые — « Дочь леса » Джульет Марилье — фактически, любая книга Джульет Марилье — и « «Пока у нас не появятся лица» » К. С. Льюиса, пересказ истории Амура и Психеи. .

    Привлекающая внимание вступительная сцена, в которой Шарлотта-Роуз вынуждена покинуть Версаль и изгнана в аббатство в Жерси-ан-Бри, чем-то напомнила мне чудесный фильм Сары Дюнан « Священные сердца» , в котором молодая итальянка протестует против того, чтобы быть заключена в монастырь против ее воли.И в вашем романе, и в ее романе у меня осталось сильное впечатление, как мало выбора было у женщин тогда, в Европе 16-го и 17-го веков. Как вы решили сделать это темой своей работы?

    Обожаю книги Сары Дюнан! Sacred Hearts вышел, когда я уже был в процессе написания Bitter Greens , и помог развеять некоторые мои опасения, что нельзя написать книгу, полную неизвестности и тайн, когда ключевые персонажи заперты от мир, заключенный в монастыре или заключенный в башне.Я также перечитывал ее роман, действие которого происходит в Венеции, В компании куртизанки , еще один мой любимый роман. Я думаю, что это действительно правда, что и моя работа, и работа Сары Дюнан подчеркивают, как мало выбора было у женщин в 16-м и 17-м веках, но я также думаю, что невозможно написать роман, действие которого происходит в тот период, и не бороться с этой проблемой. Женщины были действительно бессильны в том, что нам сейчас трудно понять. Во Франции 17 века женщина, отдавшая одну из своих брошей в благодарность горничной, могла быть заключена в тюрьму за кражу, если ее муж не одобрял это, поскольку женщинам не разрешалось владеть какой-либо собственностью, и по закону они принадлежали мужчинам в их жизни. , сначала их отцы, а затем их мужья.Итак, вы видите, я не то чтобы решил сделать это проблемой, это было больше вопросом верности времени. Одна из удивительных вещей в Шарлотте-Роуз де ла Форс и ее сверстниках заключается в том, что они были по-своему протофеминистками, стремящимися к свободе и законным правам, но жестоко ограниченными миром, в котором они жили. Написание рассказов и проведение литературных салонов было единственным способом, которым они могли восстать.

    Людовик XIV от LeBrun (1661)
    Тон Bitter Greens восхитительно жуткий и темный, сохраняя при этом сказочные корни оригинала.Мне понравилось, как вы даже применили черную магию к основанной на фактах истории Шарлотты-Роуз с ее участием в деле ядов при дворе Короля-Солнце. Что вам нравится в этой готической атмосфере?

    Моя самая первая запись в журнале для Горькая зелень была написана почти ровно за семь лет до того, как она была опубликована. Я написал: «Я очень хочу написать роман о Рапунцель — мрачный, готический пересказ мрачной, готической сказки». он был переработан как рассказ для детей, а не как рассказ для взрослых.В оригинальной истории много ужаса и жестокости — отец, которого покалечат за кражу, если он не отдаст своего новорожденного ребенка, волшебница, которая запирает ее в башне в глубине дикого леса, восхождение о волосах (которые, должно быть, ужасно болели), героиня, рожающая в одиночестве близнецов в глуши, и, конечно же, ослепление принца шипами. Я страстно верю, что в историях нужна темнота, чтобы сделать яркость более сияющей.Рапунцель — это история о девушке, пережившей ужасную форму жестокого обращения и искупающей всех окружающих своей великой способностью любить и прощать. Для меня эта тьма была ключом к истории, и поэтому я чувствовал, что ее необходимо исследовать.

    Я также чувствовал, что история должна быть написана так, как если бы она была правдой, как если бы это действительно произошло, чтобы можно было разрушить эффект дистанцирования далеко-далеко и давным-давно. Вот почему я решил написать его как исторический роман, а не фэнтези.Я решил попытаться найти первую версию Рапунцель, что привело меня к необычной истории Шарлотты-Роз де ла Форс, французской писательницы 17-го века, написавшей сказку, которую мы лучше всего знаем. Мне потребовались годы, чтобы отследить историю ее жизни, и многие из них очень кратки, без особых подробностей. Например, я знал, что Шарлотта-Роуз «привлекла внимание короля» во время печально известного «Дела ядов», а также, что придворные сплетники обвиняли ее в попытке соблазнить маркиза де Несля с помощью черной магии (я обнаружил анекдот о шелковый мешочек с жабьими лапками в письмах Лизелотты, принцессы Палатинской) — это была просто слишком хорошая история, чтобы ее не использовать! В целом, многие ключевые сцены из жизни Шарлотты-Роуз основаны на реальных событиях ее жизни — например, ночной колпак, оставленный в ее комнате актером Мишелем Бароном.Я использовал эти анекдоты как колышки, вокруг которых плел свою фантазию.

    Я не могу вам сказать, почему мне нравятся такие истории. Меня всегда тянуло к волшебному, странному и чудесному, и история полна таких историй.

    Ваше изображение Людовика XIV показывает его как эгоцентричного, гиперсексуального, высокомерного и жестокого; во многих отношениях он невероятная фигура, но в то время как его двор и стиль одежды богато украшены и гламурны, его характер совсем не приукрашен. Как возникло ваше изображение его?

    Я прочитал все книги, которые смог найти, о Людовике XIV, его дворе и его любовницах.Материала было столько! Лучшими книгами были: «Любовь и Людовик XIV: женщины в жизни Короля-Солнца», Антонии Фрейзер, «Афины: жизнь любовницы Людовика XIV», Лизы Хилтон, «Великолепный век: жизнь во Франции Людовика XIV». по WH Льюиса и «Дело ядов: убийство, детоубийство и сатанизм при дворе Людовика XIV» Энн Сомерсет. Они очень много рассказывали о дворе Короля-Солнце и о том, каково было жить там молодой женщиной.Я думаю, Шарлотта-Роуз была рада, что она некрасива!

    Сказка о Рапунцель традиционно не включает сторону ведьмы. В какой момент вы решили написать ее и сделать ее красивой рыжеволосой любовницей Тициана (Тициано)?

    Истории развиваются странным и чудесным образом, и одна из вещей, которые мне больше всего нравятся в писательской деятельности, — это ощущение, что я не столько создаю истории, сколько открываю их, как будто они всегда ждут, пока кто-то приди, найди их и расскажи о них миру.Я просто рада, что именно я открыла для себя эту историю!

    История ведьмы — одно из таких открытий. Даже будучи маленьким ребенком, я всегда был озадачен ее действиями. Почему? Я бы подумал. Почему она запирает Рапунцель?

    Когда я начал работать над романом, я начал исследовать его происхождение, и тогда я прочитал о «Петрозинелле», одной из самых ранних сказок о Деве в Башне, написанной неаполитанцем Джамбаттистой Базиле, когда он был работал солдатом Венецианской республики в 1600-х годах.Я сразу понял, что Венеция станет прекрасным местом для сказки о Рапунцель — все эти темные улочки, секретные сады, обнесенные стеной, и высокие башни — и поэтому я начал читать все, что мог найти о жизни в Венеции эпохи Возрождения. Я наткнулся на книгу Маргарет Ф. Розенталь под названием «Честная куртизанка — Вероника Франко, гражданка и писательница в Венеции XVI века » в букинистическом магазине и купил ее примерно за три доллара. Я нашел это очаровательным и сразу начал представлять, как волшебница из моей сказки могла быть куртизанкой.Одна вещь, которую эта книга дала мне, была возможная причина. В нем описывается групповое изнасилование куртизанки Анжелы Заффетты восемьюдесятью мужчинами, по-видимому, распространенная форма мести в Венеции 16-го века, которая меня очень шокировала. Я долго думал об этом, пока работал над разными частями книги, и постепенно ко мне пришла история Серены, Ла Беллы Стреги.

    Саломея Тициана (ок. 1515)

    Затем, некоторое время спустя, я просматривал свои книги по искусству в поисках книги, чтобы помочь моему сыну сделать проект по Уильяму Блейку, и я нашел свою книгу о Тициане, которую я не просматривал в течение очень долгого времени.Ах, подумал я, разве он не венецианец? Я вытащил его, пролистал цветные пластины и увидел лицо, которое он рисовал снова и снова, и вспомнил, что где-то читал, что он рисовал свою любовницу, и что она была куртизанкой. Сразу все встало на свои места в моем сознании. Это было такое волшебное откровение. Следующие несколько недель и даже месяцев я провел, рассматривая все картины Тициана, читая все, что смог найти о нем, и составляя временную шкалу.

    Это была просто счастливая случайность.

    Вы добавили много творческих штрихов в сказку, которую все знают. Как вы придумали (довольно ужасное!) объяснение тому, как появились удивительно длинные волосы Рапунцель?

    Это была проблема, над которой я долго размышлял. Если бы я рассказывал «Рапунцель» как исторический роман, я не мог бы просто волшебным образом отрастить ее волосы такими длинными. Кроме того, я никогда не понимал, почему ее волосы должны быть такими невероятно длинными. Почему бы просто не подняться по лестнице, лестнице или веревке? А мотив невероятно длинных волос — ключевой в этой истории — убери их, и ты больше не будешь рассказывать Рапунцель.Я задавался вопросом и беспокоился об этом в течение долгого времени, я прочитал много книг и блогов о волосах и их символическом значении, а иногда и о странных фетишах, которые люди имеют по этому поводу — они любят рыжие волосы, или яростно ненавидят их, или они любят длинные волосы. с волосами или без волос, или они любят их есть, что потенциально опасно для жизни, поскольку волосы не перевариваются. Как бы то ни было, однажды я гулял по ферме моего брата, и мои мысли блуждали по этой истории совершенно без всякой цели, и вдруг мне пришла в голову идея.Все так хорошо совпало, это было все равно, что найти тот недостающий фрагмент головоломки, который вы так долго искали. Я побежал домой, и мой брат подумал, что я, должно быть, видел змею, потому что я никогда не бегал, но я только задыхался, ‘нет… догадывался… где мой блокнот…’ и все.

    Горькая зелень содержит истории, укрытые внутри историй, с рассказом Маргариты, рассказом Селены и историей Шарлотты-Роуз, обрамляющей другие… важные эпизоды ее лет в Версале.Все прекрасно сочетается друг с другом, но я не могу представить себе задачу структурировать все это! Как вы все удержали в уме?

    Я начал с желания переписать Рапунцель, что привело меня к Джамбаттиста Базиле и идее Венеции эпохи Возрождения в качестве места действия. Я много читал и исследовал тот период, и у меня был блокнот, в котором записывались все мои заметки, идеи и дикие заметки. Но потом, довольно далеко, я наткнулся на историю Шарлотты-Роуз де ла Форс, которая воспламенила мое воображение.В конце концов я начал вторую тетрадь для ее истории, со всеми моими заметками о жизни при дворе Короля-Солнце, жизни в монастырях 17-го века и так далее. Я построил основу для истории с идеями о том, как и когда ключевые события в каждой истории могут соприкоснуться друг с другом, а затем я начал писать историю Шарлотты-Роуз, которая была самой сложной и трудной для написания. Я написал ее рассказ от начала до конца, не останавливаясь, отмечая ключевые места для разрыва повествования. Затем я начал рассказ Маргариты и написал его таким же образом, от первой строки до последней, вставляя каждый раздел в рассказ Шарлотты-Роуз в ключевых точках разрыва.Только тогда я обратил внимание на историю ведьмы.

    Мой первоначальный план состоял в том, чтобы переплести три истории наподобие косы, чтобы тематическая структура книги символически отражала ключевой мотив волос. Однако история Шарлотты-Роуз так разрослась и стала доминирующим повествованием, что я знал, что история ведьмы будет намного короче. Я думал об этом как о темном сердце романа, и именно так я его структурировал. В очередной раз я написала историю ведьмы от начала до конца без пауз, а потом нашла лучшее место для ее размещения.Это ключевой поворотный момент в романе. Две истории – точки зрения Шарлотты-Роуз и Маргариты – вплетаются в нее, а потом выкручиваются из нее, но со всеми изменениями читательских ожиданий и понимания.

    Что побудило вас написать исторический роман для взрослых (а не фэнтези с оттенком истории) на данном этапе вашей карьеры?

    Я всегда любил читать историческую фантастику, это мой любимый жанр. В принципе, я буду читать любые истории, если они происходят в прошлом — исторические романы, исторические детективы, исторические фэнтези, исторические биографии — я люблю их все.И я пишу то, что люблю читать. Каждая книга, которую я когда-либо писал, была богата историей, магией, интригами и романтикой. В некоторых книгах баланс ближе к истории, как, например, в моем историческом романе для детей «Цыганская корона ». В других акцент делается больше на магию, как в фэнтезийном сериале «Ведьмы из Эйлианана». Для меня форма и настроение романа всегда формируются самой историей. Горькая зелень показался мне правильным для меня рассказанным таким образом, с сильной исторической обстановкой и включением реальных персонажей, таких как художник Тициан и сказочники Шарлотта-Роуз де ла Форс и Шарль Перро.

    Ранее вы сказали мне, что Bitter Greens был творческим компонентом вашей докторской диссертации в Технологическом университете Сиднея. Каково это написать роман в рамках академической степени? Чем этот процесс отличается от того, к чему вы привыкли?

    Один из моих первых опубликованных романов, Full Fathom Five , был написан в качестве диссертации для моей степени магистра литературного творчества, и я написала первые две книги из серии «Ведьмы из Эйлианана», когда училась на той же степени, так что это было не новый опыт для меня.Основное отличие состоит в том, что нужно показать кому-то ранние работы и получить их критическую оценку. Я нахожу это трудным. Я не люблю никому показывать свою работу, пока у меня не будет возможности отредактировать, отшлифовать, вырезать и существенно изменить ее. Тем не менее, я стремился узнать как можно больше, и поэтому я приветствовал понимание моей работы моим руководителем. В общем, секрет написания романа — дисциплина (особенно такая большая и сложная). Я думаю, что получение докторской степени также связано с дисциплиной — это просто означает взять на себя двойное бремя работы на какое-то время.

    ~


    Горькая зелень был опубликован Random House Australia в Апрель по цене 32,99 австралийских долларов (торговля в процентах, 554 пп). Для читателей за пределами Австралии я могу лично порекомендовать Fishpond, который предлагает бесплатную доставку по всему миру. Посетите веб-сайт Кейт Форсайт, чтобы узнать больше о ее вдохновении для Bitter Greens .

    Tales of Faerie: Горькая зелень

    Я был очень рад прочитать последний роман Кейт Форсайт «Горькая зелень» и рад найти его в своей библиотеке.Меня заинтриговала идея сплести жизнь автора одной из самых известных версий «Рапунцель» Шарлотты-Роз де ла Форс с сюжетом самой сказки.

    Одной из первых вещей, на которые я обратил внимание, было , насколько хорошо он изучен . Я не могу себе представить, сколько времени понадобилось Форсайту, чтобы прочитать обо всех мельчайших подробностях, от придворной жизни во Франции во времена правления Людовика XIV до уединенных монастырей и жизни мастеров по изготовлению масок в Италии шестнадцатого века. Детали сделали историю правдоподобной и в то же время поучительной.Мне понравилось вплетение в сюжет исторических персонажей (в том числе знаменитых собирателей сказок Джамбаттисты Базиле и Шарля Перро!).

    Мне также понравилось узнавать больше о значении и представлениях о петрушке , поскольку в версии сказки Де ла Форс героиня названа в честь петрушки (Персинетт), а не растения рапунцель. «Есть легенда, что петрушка впервые выросла там, где была пролита кровь какого-то греческого героя. Поэтому греки клали ее пучками на кладбища и посыпали ею трупы…петрушка самосеменная, а это значит, что она может снова прорасти там, где погибло материнское растение. Хотя для прорастания требуется время. Когда я был ребенком, люди говорили, что это потому, что семя семь раз путешествовало в ад и обратно, прежде чем прорасти… Только замужние женщины или вдовы должны сажать семена петрушки. Любая девственница, которая делает это, рискует быть оплодотворенной Люцифером».


    Роман сплетает воедино три разные сюжетные линии ; это Маргарита / Рапунцель / Персинетта, ведьма, и Шарлотта-Роуз.Сюжетная линия Шарлотты-Роуз не всегда шла в хронологическом порядке, поэтому временами это было немного запутанно, но в конце концов все имело смысл. Признаюсь, поначалу мне потребовалось некоторое время, чтобы вникнуть в книгу — у меня не было столько связи с Шарлоттой-Роуз, пока я не прочитал больше ее предыстории. Но как только мы начали узнавать о точке зрения ведьмы, я зацепился. Я знаю, что в наши дни довольно модно рассказывать предысторию ведьмы и делать злодея более симпатичным, но это также связано с реализмом.Ведьма Рапунцель прилагает все усилия, чтобы оборудовать башню и держать там молодую девушку в плену — зачем кому-то это делать? Она кажется одним из наименее правдоподобных сказочных злодеев, но после прочтения истории все стало логично.

    Главной темой книги было исследование различных видов тюрем . Очевидно, что Персинетта была заперта в башне, но Шарлотта-Роуз написала эту историю, находясь в заключении в монастыре. Современным ушам это может показаться не таким уж большим делом, но монастырь, описанный в книге, был не лучше тюрьмы (вероятно, хуже современных тюрем, особенно если вы не были католиком и были вынуждены туда против своей воли).Однако есть и другие типы тюрем — на короткое время муж Шарлотты — Роуз был заключен в тюрьму своим отцом — мне понравился тот факт, что она показала, что мужчины тоже могут быть заключены в тюрьму и нуждаться в спасении, и вся эта сцена, где она спасает его, замаскировавшись. как медведь сумасшедший, но и совершенно верно! Действительно, правда страннее вымысла…

    (Иллюстрация Эваниры)

    Хотя символических тюрем тоже . И на самом деле жизнь женщины в обеих культурах (во Франции 17 века и в Италии 16 века) была в основном тюрьмой.И хотя это может показаться чересчур драматичным, просто чтение романа и исторических фактов о бесправии женщин и жестоком обращении с ними разбивает сердце. Это действительно были темные периоды истории, и некоторые истории героев были весьма трагичны. Как говорит один из персонажей, у женщины было три выбора в жизни — быть женой, монахиней или шлюхой. И хотя в наших современных глазах брак казался очевидным лучшим выбором, для женщины того времени брак мог на самом деле означать худший из двух других вариантов.Жены могли быть заперты, как монахини в монастыре, в то время как их мужья открыто расхаживали вокруг своих любовниц, но вынуждены доставлять удовольствие своим мужьям, не обращая внимания на их собственные чувства. Мужчины (особенно король) часто выставляли напоказ любовниц, а женщин стыдили за потерю девственности (никогда не пойму, как ошибочная логика этого не была очевидна в то время). В какой-то момент романа Персинетта/Маргарита размышляет: «Ее могли отправить на службу, отдать в ученики к ремесленнику, заключить в монастырь или, со временем, выйти замуж — , все это были разные виды заключения .

    Эрнст Либерман


    В этих обществах женщину ценили только за ее богатство, красоту и целомудрие. В таких условиях неудивительно, что так много женщин идут на крайние меры, чтобы сохранить свою красоту, как это делает ведьма в этой истории. А учитывая, что женщины никогда не будут пользоваться уважением в обществе, лучшее, на что они могут надеяться, — это обрести власть, а благодаря своей сексуальности многие проститутки имели по крайней мере иллюзию власти и способ обрести богатство.

    Что касается сексуального содержания , то действительно было бы невозможно передать исторический отчет об опыте женщин в этих обществах без откровенных ссылок на секс. Сама Шарлотта-Роуз была довольно скандальной, и весь двор Людовика XIV был наполнен шокирующими делами. Тем не менее, были времена, когда я думал, что сценарий слишком детализирован (особенно глава, где Шарлотта-Роуз была помолвлена ​​с маркизом де Нель — описания того, как они поддались искушению, не способствовали развитию сюжета или персонажей, и этот раздел показался мне эротикой).Сама Форсайт описывает книгу как «сексуальный» пересказ, так что имейте в виду, что это не для очень молодых девушек, и вы также можете не хотеть дарить ее более консервативным друзьям и родственникам.

    Мне тоже не понравилось, как нарисована романтика. Даже пары, у которых якобы был счастливый брак, — родители Маргариты и Персинетты, Шарлотта-Роуз и ее муж Чарльз, Персинетта и ее любовник — все они были любовью с первого взгляда и почти мгновенным удовлетворением. На самом деле они не сильно отличались от оскорбительных отношений, и я на них не купилась.

    (Иллюстрация — Сара Гибб)


    Помимо этих недостатков, это была увлекательная и захватывающая книга. Он действительно «оживил историю» для меня, если использовать клише. Например, такому интроверту, как я, мысль о том, чтобы быть запертым в башне, иногда кажется прекрасной (особенно, если вы имеете в виду диснеевскую «Рапунцель: Запутанная история», а башня, по сути, является домом для всех удовольствий, которые только может пожелать маленькая девочка). для). Но читая книгу, башня действительно казалась внушительной тюрьмой.Вещи, которые я смутно помнил на уроках истории, например французские религиозные войны, внезапно приобрели гораздо большее значение и вызвали очень эмоциональный отклик. Это действительно объединило многое из того, что я читал по отдельности — историю музыки, историю искусства, историю сказок, общую историю — и заставило меня почувствовать, что теперь я гораздо лучше понимаю периоды времени в целом.

    Я не был уверен, чем это закончится, и я не буду раскрывать спойлеры, просто скажу, что в традиционной истории был один поворот, который, возможно, не сработал, но я думаю, что Форсайт отлично справился с этим, и напечатал недоработанные концы. .Если кто-то еще читал «Горькую зелень», пожалуйста, не стесняйтесь обсуждать в комментариях! Это определенно книга, которая останется в моей памяти на некоторое время.

    параллельных метафорических историй в Горьком Бронксе Джерома Чарина

    Моя основная причина писать эти эссе в блоге в течение последних семи лет, чтобы побудить себя продолжать открывать основные характеристики рассказа как формы — в первую очередь для того, чтобы выработать приемы чтения коротких рассказов максимально комплексно и справедливо насколько это возможно.Когда я обсуждаю истории одного автора, например, когда издатель, агент или представитель автора отправляет мне новую коллекцию, я пытаюсь сделать это с точки зрения того, что в целом характерные для них, а также то, что делает их уникальными. Когда представитель автора прислал мне Недавняя коллекция Джерома Чарына Bitter Бронкс , я с удовольствием прочитал рассказы и потом начал читать их снова пока я занимаюсь исследованием, чтобы дать мне некоторое представление о Чарыне. Я должен признать, что я не был очень хорошо знаком с произведениями Чарына, поскольку он известен не как рассказ писатель.Я впервые столкнулся с ним еще в 1969 году, когда начал преподавать, в два тома, которые он редактировал для книг Collier: The Один голос и Тревожный взгляд . Single Voice содержит рассказы и отрывки из романов таких писатели Фланнери О’Коннор, Сол Беллоу, Джозеф Хеллер, Томас Пинчон, Грейс Пейли, Филипа Рота, Джона Барта и Дональда Бартельма, а также название рассказ о первом сборнике рассказов Чарын «Человек, который помолодел», юмористический рассказ на идиш в традициях Шолом-Алейхмана.Если вы хотите красиво Хороший обзор американской художественной литературы шестидесятых годов содержится в этом сборнике. Ты можно найти подержанные копии в Интернете. Беспокойный Видение  включало новеллы и романы. выдержки, такие как Уильям Х. Гасс «Малыш Педесен», Норман Мейлер «Человек, который изучал Йога» и «Блюз Сонни» Джеймса Болдуина. В одном из немногих обзоров первого сборника рассказов Чарын Человек, который стал моложе и другие истории The Stanford Daily , где он преподавал в то время), рецензент сказал, что жаль, что ему так «неловко в форме рассказа».»Я я не совсем уверен, что это означает, поскольку суждение зависит от того, что критик считает, что форма рассказа такова. Чарын никогда не претендовала на рассказ как его любимая форма, хотя он действительно очень разносторонний писатель. Он, старомодным термином «литератор», написавший тридцать романы, три мемуара, а также графические романы, пьесы и биографии Мэрилин Монро, Джо Димаджио и Квентин Тарантино. То человек пишет (и учит писать) для жизни. Тринадцать историй в Bitter Bronx могут свидетельствовать о том, что Чарын вернулись к форме рассказа, так как они появились довольно недавно, первоначально появлялись в период с 2007 по 2010 год в таких местах, как The Atlantic , The American Ученый , Эпоха и Южное обозрение .Я помню, как читал вступительный рассказ «Лорелей», когда Atlantic по-прежнему публиковал короткие рассказы (и я все еще был подписчиком). Один из основных особенности, которые я отметил, когда читал рассказы в Биттер Бронкс , заключались в том, что, хотя на первый взгляд они кажутся реалистические мемуары, они как бы тоже структурированы по метафорическому образцу. Некоторые рецензенты, взяв за основу вступление Чарын о взрослении в Бронкс, сделали акцент на этом мемуарном стиле.Один назвал их «ностальгическими элегия Бронксу прошлого», в которой трудно сказать, где вымысел начинается и начинается документальная литература, а другой отметил, что истории были «пропитаны текстурой и ностальгией по утраченному времени и месту» в сочетании с внимательное отношение к деталям с «живым опытом» Чарын. Однако Венделл Джеймисон в The New York Times предположил, что в некоторых рассказах есть «оттенок магического реализма», и Донна Симан в списке книг они описаны как «Волшебные городские сказки.«Мне кажется, что если вы прочитаете поверхностная история, они действительно кажутся реалистическими мемуарами, но если вы прочитаете метафорический параллельный текст, они кажутся народными сказками. Бернар Маламуд был, пожалуй, самым опытный практик этого типа двойной сказки. «Лорелей» — это хороший пример техники. Это история мошенника по имени Хауэлл, который провел большую часть своей жизни, обманывая вдов из части своих денег. Когда он решает уйти на пенсию обратно на место в Бронкс, где его отец был комендантом квартиры, он встречает женщину. он знал, когда они оба были детьми.История, кажется, следует относительно простая структура «укуса», если бы не рисунок метафоры, лежащие в основе рассказа. Вот несколько примеров метафорического параллельного паттерна: Вдовы — это «птицы добычи», которые хватают Хауэлла «мощными когтями». Рассказывает суперинтендант Хауэлл, квартира — это как «быть на своей планете». Хозяин Хьюго Вальдаман является отцом всего племя», которые там живут. Ребенок Наоми выглядит так ведьма в своей туши.Она «заколдовала» Хауэлла. Мать Хауэлла, чья у матери есть руки, которые двигались, как «волшебные палочки, оставленные «пещера», в которой они жили, и сбежала с «человеком-дьяволом» с «серебряными зубами». Наоми «сладострастный» в тринадцать, «вампиризировавший» чары ее мать. она из нее вылезает одежду и лежит с Хауэллом, как будто оба были «погребены». По мере взросления она развивает глаза, похожие на «жестяные телескопы», у маленькой герцогини, к инвалидной коляске, похожей на алюминиевый трон. У отца Наоми есть острые, как бритва, усы, как у «Улыбающегося Джека», любимого персонаж в забавных газетах.» То эффект этого образца образов состоит в том, чтобы вывести историю из области реальный и в мир гротескной сказки с двухмерной символикой персонажей, живущих в фантастическом замке, который угрожает поглотить Хауэлла и держите его в восторге навсегда. Если история основана на реальном детстве Чарын переживание, то это переживание сновидения и воображения, а не физическая реальность Бронкса. В «Адонис» и «Арчи и Мехитабель», молодой человек «захвачены» в качестве модели и проститутки для вдов войны, которые спят в гробах их убитых мужей человеком, похожим на Дракулу, похожим на он сделан из побелки и живет в мире матового стекла.Но самые интересные персонажи рассказов — женщины, которые гораздо больше фантастические существа, чем обычные женщины. Анджела, бывшая зэк в «Кошке Поцелуй леди», воображает себя персонажем фильма 1940-х годов, который превращается в свирепая кошка, когда мужчина пытается ее поцеловать. Марла Шелк — центральный персонаж трех рассказов: «Шелк и шелк», «Сестричка» и «Марла». Она красит лицо в белый цвет как какая-нибудь «египетская царица». Она становится одержимой Маленькой Сестричкой, отсутствовала так долго, что ей казалось, что ее посетил странный гоблин или призрак.Мать Марлы, «полубезумная хищная птица», называет сестру «чудовище» она должна была изгнать из своих чресл. Позже сестра, немного демон, которого нужно было посадить в золотую клетку, — персонаж рассказа Кафки или басня в книжке с картинками. Мужчины в рассказах похожи на доктора Джекила и мистера Джекила. Хайд или «сатанинские существа». Несмотря на то что фотограф обеспечивает центральное повествование прием в рассказе «Ди», как обычно в рассказах Чарын в этой книге, фотография никогда не является реалистичным изображением предмета.Центральный персонаж, Дайан Арбус, известная как «фотограф уродов». дружит с восьмифутовым гигантом по имени Эдди Кармель, который работает в цирке. интермедия. Одна из самых известных фотографий Арбус — «Еврейский великан в Дом с родителями в Бронксе в 1967 году». История создает еще одну сказку из фантастического. Вот несколько примеров как история превращает реальных исторически реальных людей в персонажей басни: Отец Ди — попечитель в больнице, похожей на осажденный замок.Ди ищет тени и призраки «и для тени самой себя». С коротко остриженными волосами Ди похож на Питера Пэна. Она пытается поймать еврея гигант со своим видоискателем, но она призрак с привидениями, а он снаружи все, чем может управлять призрак. Она беспризорница с короткой стрижкой волосы, которые живут в замке для бедняков. Эдди похож на «выдумай какую-нибудь сказку». Ди родился принцесса, но теперь она принцесса ничего. Она чувствует себя Алисой в страна чудес, одновременно знакомая и далекая.Она могла бы «вышел из сна». Она охотница, у которой разоблачил тихое достоинство карликов в ночлежках и пленил матерей с раздутыми животами в глухомани, но не удалось с Эдди. Техника создания метафорическая/баснословная история, которая параллельна реалистической поверхностной истории, является традиционный для рассказа. Он предполагает, что как бы «настоящие» персонажи и события кажутся в рассказе, там обычно это то, что некоторые критики любят называть «подтекстом», поддерживающим значимость рассказа.я не особо люблю термина «подтекст», поскольку он часто используется современными критиками как если бы это было новое постструктуралистское открытие, когда оно действительно наблюдалось вполне успешно так называемые формалисты-новые критики. Чарльз Бакстер в своей книга, Искусство подтекста: за пределами сюжета . Greywolf Press, 2007, говорит подтекст «уводит читателей за пределы сюжета романа или рассказа в царство того, что преследует воображение: подразумеваемое, полувидимое и невысказанный.» Что интересно Обсуждение Бакстером подтекста основано на его настойчивости в том, что писатели должны использовать много поверхностных деталей, чтобы предположить это невысказанное и невидимое, и сильнее присутствие невысказанных и невидимых тем более беспочвенных подробностей требуются, что означает «мир твердый и наполненный привидениями», добавляя, что «преследуемый» — подходящее слово, поскольку он просит нас подумать об эссе в его небольшая книга, как отчеты следователя, изучающего несколько рассказов в поисках «призраков, стоящих под полом.» я буду говорить о понятие «подтексты» в другом сообщении в блоге в ближайшее время. А пока, если вам нужен хороший пример об использовании подтекста опытным писателем, посмотрите «Горький Бронкс » Джерома Чарина.

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.