Пятнадцатый рай алиса клевер: Книга: «Пятнадцатый рай» — Алиса Клевер. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-699-84190-5

Содержание

Алиса Клевер ★ Пятнадцатый рай читать книгу онлайн бесплатно

Алиса Клевер

Пятнадцатый рай

© Клевер А., текст, 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2015

* * *

«There are no unbeatable odds,
There are no believable gods,
There are no unnameable names…
…I don’t ask much, I just want you[1]».

Ozzy Osbourne

She tells me, «Worship in the bedroom».
The only heaven I’ll be sent to
Is when I’m alone with you,
I was born sick, but I love it[2]…

Hozier

Корабль дал течь, и все знали, что капитан лжет. И он сам тоже знал, что эта страшная правда известна всем, но с невозмутимым лицом продолжал врать. Слишком поздно говорить правду. Зачем людям знать, что никто не придет им на помощь и никого не вытащат из глубокой темной воды. Люди продолжали безмятежно прогуливаться по палубам, закутываясь в твидовые пледы. Кто-то смеялся, громко, навзрыд, словно бы почти плакал, а официанты в белоснежных ливреях подавали шампанское в высоких бокалах из хрусталя. У всех официантов были одинаковые лица, определенно все они были – identical twins[3], и это было странно и ненормально, они просто не могли быть рождены одной женщиной. Десятки мужчин с одинаковыми глазами, разрезами ртов, с совершенно одинаковыми выражениями лиц.

Этого не может быть. Линия горизонта сливалась одна на другую накатывавшимися волнами, и разглядеть ее было сложно, будто она каждую секунду теряла четкость и резкость. Как если бы Арина смотрела на горизонт в бинокль, фокус которого каждую секунду кто-то крутит то вперед, то назад. Но одно было отчетливо видно – с каждой минутой линия горизонта опускалась все ниже, и темная, похожая на масло вода приближалась.

В какой-то момент высокая рыжеволосая девушка в платье с цветастым принтом в стиле семидесятых потеряла равновесие на накренившейся палубе. И волосы, и платье, и даже смех девушки были настолько ярче всего остального, что создалось ощущение, будто она вписана в пастельную картинку фломастерами. Девушка показалась Арине смутно знакомой. Все здесь казалось ей смутно знакомым. Рыжеволосая вскрикнула и неловко опустилась на палубу, но быстро вскочила в попытке скрыть следы своего падения как нечто неприличное, за гранью этикета – позорное.

Как я сюда попала?

Этого Арина не смогла вспомнить. Никогда бы она по доброй воле не зашла на этот корабль, не дала бы утянуть себя в открытый океан, полный темной воды. Но память отказывала ей, и прошлое растворялось в темных кругах на воде. Она с трудом помнила, кто она. Собственное имя застряло у нее где-то в глубинах сознания, сплетая тугую косу из слов, не имеющих одно к другому никакого отношения. Белоснежка. Нет, Арина. Нет, Белоснежка. Я люблю тебя. Самолет прилетает через полчаса. Горячий чай. Рыжие волосы и темные глаза. Ветер такой холодный, что пронизывает насквозь. Может ли она находиться в двух местах сразу? Может ли ей быть одновременно и жарко, и холодно?

Максим!

Она тут же вспомнила его лицо, и ей пришлось изо всей силы вцепиться в поручни, чтобы не упасть. Корабль накренился. Арина крепко зажмурилась и попыталась сосредоточить мысли на красивом, чуть заросшем щетиной лице, на внимательных серых глазах, на темной взлохмаченной гриве волос. Она видит, как сильно он чем-то встревожен и хочет ей что-то сказать. Но она не желает ничего ни слышать, ни знать, и все, чего она хочет – это чтобы он поцеловал ее. Чтобы взял ее за руку и увел за закрытые двери, где она снова оказалась бы в его власти. С того момента как она впервые увидела это серьезное неулыбчивое лицо на обороте брошюры фотовыставки «Ненависть», она уже не могла жить без огня его глаз и без этих сильных рук, от прикосновения которых в глубине ее тела разгорался пожар. На той фотографии его лицо будто выступало из лазурной бездны океанской воды. Теперь в эту бездну погружалась она.

Арина заметила, как несколько официантов сгрудились вокруг Рыжеволосой, а та обернулась, посмотрела ей прямо в глаза и вдруг… рассмеялась, скинула с себя платье и осталась обнаженной, бесстыдной. Она стояла, чуть расставив ноги, и вызывающе смотрела на Арину, и та невольно густо покраснела, увидев родинку над полоской рыжих волос на лобке.

Кларисса. Кларисса. Рыжую зовут Клариссой. У нее тонкие пальцы, певучий английский акцент, добрая улыбка и нож в руке за спиной. Фотографии. Арина стоит в длинном белом коридоре, по обе стороны от нее – двери, много дверей, но все они заперты. Стены бесконечного коридора увешаны ее фотографиями. Их сделал Максим, а Кларисса выставила в витрине своей галереи.

Читать дальше

Книга Пятнадцатый рай — читать онлайн бесплатно, автор Алиса Клевер, ЛитПортал

3

Это было похоже на игру в мафию, они сидели за столом, перед каждым стояла дымящаяся чашка кофе, каждый выбрал себе пирожное, но никто и пальцем не прикасался к еде. Ричард смотрел на Арину и думал о том, насколько бы жизнь была лучше для них обоих, если бы она полюбила его, а не Максима. Теперь он страшно жалел, что не настоял на том, чтобы Арина осталась с ним в Лондоне. Тогда, в то злополучное утро, когда Арина с трудом выбралась с горианской вечеринки, напуганная, в изорванной одежде, – почему он не увез ее к себе за город, не настоял на том, чтобы спрятать ее на время?

Если бы он был более решительным, они все, возможно, не сидели бы сейчас за этим столом.

Если бы он пошел против Максима Коршунова, теперь, возможно, ему не пришлось бы идти против Константина. При мысли, что может сделать с ними Коршунов, кровь стыла в жилах Ричарда. Константин Коршунов, надежный деловой партнер и самый опасный человек, которого он знал. И вот Ричард сидит в самолете и обсуждает с его сыном дела, которые ой как не понравятся отцу.

Аркадий смотрел на Арину и думал, как мог он так недооценивать эту хрупкую синеглазую принцессу, которая бросилась на него с «розочкой», нимало не страшась последствий. Изящная юная девочка, в которой таится огромная сила. Как так случилось, что Максим разглядел это в ней? Каким чудом они оказались вместе? Чудом или, может быть, лучше сказать, промыслом Божьим?

Максим смотрел на Арину и любовался ярким огнем ее синих глаз. Она здесь, с ним, и он никогда ее не отпустит больше. Она принадлежит ему, а он – ей. И это понимание было так странно, так ново. Жизнь, не имевшая никакого смысла, вдруг наполнилась им. Быть с ней.

Смотреть на нее. Завтракать на террасах, глядя на рассветы, ужинать в маленьких уютных ресторанах. Долгие ленивые разговоры в постели после неторопливых, томных занятий любовью.

Арина смотрела на трех мужчин, сидящих вокруг стола, и думала о том, как трудно поймать черную кошку в темной комнате. Особенно если ее там нет.

Эльвиру услали в кабину пилота и попросили не выходить оттуда до приказа. Она чуть склонила голову в знак согласия и быстро ушла, прикрыв за собой дверь. Аркадий встал и запер дверь в столовую на замок. Теперь они сидели – четыре человека, сверлящих друг друга взглядами. Кто же убийца? Кто вор? На ком шапка горит?

– Вы хотите, чтобы я поверила вам после всего, что произошло? – произнесла наконец Арина. – Не вижу для этого повода.

– Как насчет того, что вы сидите здесь, на нашем самолете, живая и невредимая, и Максим тоже сидит здесь, и он тоже цел и невредим. Если уж начистоту, единственный, кому серьезно досталось – я, – воскликнул Аркадий, прикладывая белоснежный платок к кровоточащей руке.  – Неужели этого не достаточно для начала?

– Вы смотрите на это так? – процедила Арина. – А я считаю, что вы удерживаете нас тут помимо нашей воли. Возможно, как инструмент шантажа в ваших играх с отцом Максима.

– С отцом Максима, – повторил Аркадий. – Давайте начнем с начала. Каким же образом я вас удерживаю? Идите на все четыре стороны! Я пытаюсь вас защитить от отца Максима.

– И как я могу в этом убедиться? Выйти из самолета, который находится в воздухе? Некоторое время назад, когда я попыталась выбраться из самолета, вы нацелили на меня пистолет.

– Незаряженный, – возразил Аркадий.

– Еще одна вещь, которую я никак не смогу проверить, ибо пользоваться пистолетами не умею, – усмехнулась Арина.

– И подтверждение Максима вас не убедит?

– А он пока ничего не подтвердил. Был занят, протирал вами ковер.

– Так, достаточно! – Аркадий резким движением отодвинул от себя тарелку с десертом и посмотрел на Максима. – Расскажи ей.

Максим развернулся к Арине и взял ее ладони в свои. Арина посмотрела на него растерянно и сердито. Неужели он собирается защищать этого ублюдка? Не важно, что он сейчас скажет, это не сможет изменить ее отношения к Аркадию. Негодяй останется негодяем.

– Я до сих пор не могу спокойно вспоминать о том дне, девочка моя. Помнишь, когда мы поехали на этот никчемный прием? Я потом не мог простить себе, что потащил тебя с собой – все эти камеры, все это внимание, я знаю, как ты относишься к журналистам.

– И все же каждый раз я оказываюсь перед этими папарацци! – воскликнула Арина, бросив короткий взгляд на Ричарда, из-за которого в свое время она оказалась на страницах всех бульварных журналов мира – в своем «голом» платье и с растерянным видом потерявшейся звезды. Технически это была не его вина, а Клариссы, и все же… Ее тут нет, а он пытался ее отравить!

– Арина, милая, – вздохнул Максим. – Я знаю, в это трудно поверить, но никто здесь не желает тебе зла. Аркадий сам позвонил мне в тот вечер, когда я уже совсем поверил, что ты решила меня бросить.

– Я никогда бы тебя не бросила! – воскликнула Арина, и боль в ее голосе отразилась на ее лице.

– Я хочу в это верить. – Максим прижал холодные ладони к своему лицу, прижал их к щекам и на секунду застыл. – Я бы этого не пережил. Слышишь?

– Это не мне, это ему нужно слушать, – прошептала Арина, презрительно глядя на Аркадия. Тот сидел молча, как восковое изваяние, как статуя Родена – с перекошенным от недовольства лицом.

– Я только что дочитал твое письмо, странное, конечно, и я ничего в нем не понял. Я не знал, что и думать. И при чем тут Ричард! – воскликнул он.

– Она писаль об меня тоже? – с удивлением спросил Ричард.

– Да, она написала, что ждет тебя в Шереметьеве. Только твой телефон уже не отвечал. А когда Аркадий позвонил, он сказал, что ты у него, представляешь, Арина? Я решил, что он и вправду украл тебя. Потому что он так и сказал – она у меня, Максим.

– Я хотел тебя успокоить, – возмутился Аркадий. – Я боялся за тебя.

– Но это прозвучало так двусмысленно, – развел руками Максим.  – «Она у меня, Максим». Следующей фразой вполне могла стать «делай, что я скажу, или она умрет». Если бы ты, Аркадий, знал, что о тебе написала Арина, ты и сам бы себя начал подозревать. Ты у нее там – убийца и маньяк.

– Да! Он украл меня! – возмутилась Арина, продолжая метать невидимые огненные стрелы в сторону Аркадия. Если бы взгляд мог ранить, он был бы изрешечен. – Убийца и маньяк.

– Нет, Арина. Я не крал вас. Просто мы действовали так, чтобы исключить фактор случайности, – вкрадчиво пояснил Аркадий. – Кто знает, что еще вы могли сделать, думая, что защищаете Максима. К тому же Максим приехал к нам уже через час.

– Ты спала, девочка, и у тебя поднялась температура, – прошептал Максим и побледнел. – Да, Ричард подлил тебе снотворного в чай, но только потому, что никто не хотел, чтобы ты наделала глупостей. Ситуация слишком серьезная, а ты сама знаешь, что вполне способна наделать глупостей. И ухудшить все.

– Твой дядюшка убил Екатерину Воронкову, – бросила Арина, и ее фраза, как керосин на костер, взорвала воздух.

Аркадий встал.

– Никого я не убивал, – бросил он холодно. – А вы, молодая особа, видимо, склонны делать выводы, не включая разум.

– Конечно, женщина не способна думать. Что еще сказать, а? В любом случае я вам не верю! – сказала Арина и замолчала.

– А я верю, – пробормотал Максим себе под нос. – Аркадий не мог никого убить. Вся эта история с какой-то там пропавшей девушкой… Арина, ты не должна была принимать мои рисунки близко к сердцу.

– Да? – разозлилась Арина. – Думаешь, я ошибаюсь насчет Аркадия? Как ты можешь так говорить после того, что он со мной сделал?

Она взяла было в руки стакан, но отбросила его на середину стола, вода разлилась по скатерти, но никто ничего не сделал. Аркадий дождался, пока вода выльется полностью, а затем повернулся к Арине и продолжил с того же места, словно это была светская болтовня:

– Однако согласитесь, Арина Петровна, есть большая разница между тем, чтобы припугнуть человека ради его же блага – и убить человека. Или вы не согласны?

Арина демонстративно проигнорировала его и обратилась исключительно к Максиму:

– Не уверена, что хочу все это слушать.  – Она чувствовала странное оцепенение, она просто не могла возражать этому человеку, от которого исходила опасная сила, угроза. Какая-то чудовищная усталость навалилась на нее. Неужели ничего больше не будет в ее жизни нормальным?

– И все же придется. Давайте поговорим о том дне, когда я нанес вам визит. Не думайте, пожалуйста, что я пришел к вам с тем крайне неприятным разговором по собственной воле. Я приехал не потому, что вы мне неприятны или я лично хотел избавить от вас Максима. Мне такие эмоции не свойственны. – Голос дядюшки звучал сухо и четко, как голос диктора из старого радиоприемника. С легким надломом и хрипотцой, которая все же не мешала его голосу оставаться властным и сильным.

– А какие же вам свойственны? Мне кажется, на заводе, где делают таких стальных людей, как вы, эмоции не встраивают, – бросила Арина и потянулась к салфетке, чтобы занять руки.

– Вы хотите сказать, что я робот? – приподнял бровь Аркадий. – Любопытная концепция. Но это не так. Есть люди, о которых я забочусь и к которым привязан вот уже многие годы. Именно в их интересах я и действую сейчас.

– Вы имеете в виду отца Максима? – спросила Арина, прищурившись. – Он вас послал «поговорить со мной»?

– Меня прислал Коршунов, да, – подтвердил Аркадий. – Но не поговорить.

– Да мы и не говорили, – пожала плечами Арина. – Это называется – шантаж и угроза жизни. Карается какой-нибудь статьей закона, между прочим.

– Моему отцу на законы плевать, – с горечью бросил Максим. – Он хочет, чтобы я оставался вечной марионеткой в его руках. Девушка может влиять на меня больше, чем он. Кошмар! Невозможно смириться!

Аркадий замолчал, словно пытаясь собраться с мыслями. Он говорил, стараясь контролировать не только каждое произносимое им слово, но и жесты, мимику и даже такие неподвластные людям вещи, как дыхание. Наконец он поднял голову и, кивнув, продолжил.

Книги и аудиокниги автора: Алиса Клевер

Алиса Клевер Четыре стороны света и одна женщина 🎧 Аудиокнига «Четыре стороны света и одна женщина» , автором которой является Алиса Клевер была напечатана в 2015 году. Книга входит в серию «Два месяца и три дня » — №2 в серии. На нашем сайте произведение находится в разделе мужчина и женщина, повороты судьбы, сексуальные игры, страстная любовь, Женская остросюжетная проза, Мужчина и женщина, Повороты судьбы, Сексуальные игры, Страстная любовь, Эротика, Эротика, Современные любовные романы, Эротическая литература. Продолжительность чтения занимает: 8 ч. 41 мин. 05 сек. Книгу интересно озвучивает Аглая Малиновская . Все права принадлежат известному издательству Аудиокнига, Аудиокнига (АСТ) . Вы можете в один клик скачать полную версию аудиокниги или же с интересом слушать онлайн на нашем сайте. Рекомендуется к прослушиванию лицам старше 18+. Алиса Клевер Полночь по парижскому времени. Закрытая книга 🎧 Аудиокнига «Полночь по парижскому времени. Закрытая книга» , автором книги является Алиса Клевер была опубликована в 2016 году. Книга является частью серии «Полночь по парижскому времени » — №2 в серии. На нашем сайте книга относится к жанру БДСМ (BDSM), Мужчина и женщина, Мужчина и женщина, Сексуальные игры, Сексуальные игры, Страсть, Чувственность, Современные любовные романы, Эротические романы. Продолжительность чтения занимает: 2 ч. 24 мин. 34 сек. Книгу бесподобно озвучивает Елена Калабина . Все права принадлежат известному издательскому фонду Автор, Культур-Мультур . Вы можете в один клик купить полную версию аудиокниги или же с увлеченностью воспроизводить онлайн на нашем сайте. Рекомендуется к прослушиванию лицам старше 18+.

Лучшие книги автора

Алиса Клевер Четыре стороны света и одна женщина 🎧 Аудиокнига «Четыре стороны света и одна женщина» , автором работы является Алиса Клевер была издана в 2015 году. Книга входит в серию «Два месяца и три дня » — №2 в серии. На нашем сайте аудиокнига находится в разделе мужчина и женщина, повороты судьбы, сексуальные игры, страстная любовь, Женская остросюжетная проза, Мужчина и женщина, Повороты судьбы, Сексуальные игры, Страстная любовь, Эротика, Эротика, Современные любовные романы, Эротическая литература. Продолжительность чтения составляет: 8 ч. 41 мин. 05 сек. Книгу захватывающе озвучивает Аглая Малиновская . Все права принадлежат крупному издательству Аудиокнига, Аудиокнига (АСТ) . Вы можете в один клик купить полную версию аудиокниги или же с интересом слушать онлайн на нашем сайте. Рекомендуется к прослушиванию лицам старше 18+.

«Пятнадцатый рай» Алиса Клевер — 18

Темнота и тишина. Тишина и холод. Арина не знала, что происходит, не была уверена, что все происходящее – не сон. Фиолетово-черный свет – это все, что есть у нее. Она задыхалась, словно снова попала в кошмар, словно снова стоит на палубе судна, давно опустившегося под воду.

Нужно держаться.

Я жива. Я жива, я жива, я жива. Я беременна. Я должна думать не только о себе. Я должна быть сильной, не ради себя, ради жизни, которая во мне зарождается. Ради чего-то гораздо большего, чем мой страх, чем фиолетово-черный свет, наплывающий волнами из небольшого окна с овальным верхом. Я не под водой, я просто попала в большую беду. Что-то случилось. Нелли предала меня, но это не важно. Максим будет меня искать.

Найдет ли?

Арина попыталась пошевелиться, но только лишний раз убедилась, что свобода ее движений ограничена. Однако действие лучше, чем бездействие. Движение принесло боль, но вернуло и чувство реальности окружающего мира, и странная оторопь, державшая ее за горло, вдруг отступила. Она не в воде, не в ужасном сне, она просто попала в большую беду, но она может попытаться справиться. Может взять себя в руки, сосредоточиться на том, что реально, и не поддаваться панике. Боль – реальна. Она – благо, она будет держать ее в сознании. Итак…

Чего хочет Коршунов?

«А вот этот вопрос – правильный», – подумала Арина. Но ответить на него пока что не представляется возможным. Отомстить сыну? Шантажировать его? Возможно. Или что-то еще. Арина пошевелилась и вздрогнула от боли. Итак, руки связаны у нее за спиной. Ноги стянуты тоже, но не так сильно. Видимо, все это сделано совсем недавно, так как в противном случае они уже затекли бы и болели. Или, возможно, она бы не чувствовала их. Но они все еще сохраняли чувствительность. Значит, она здесь, на полу в этой комнате, совсем недавно.

Если это, конечно, комната.

Арина огляделась, пытаясь понять, насколько это возможно, где она оказалась. Она попыталась приподняться, и ей удалось опереться на заведенные за спину локти. Глаза постепенно привыкали к фиолетово-черному сумраку. Ночь или подвал? Скорее всего, все-таки ночь, потому что есть окно с овальным, скругленным верхом. За окном темно – хоть глаз выколи. Странно, ведь даже ночью на улицах есть освещение – фонари, свет от фар проезжающих мимо машин.

Они могут быть где угодно. Яхта шла по воде долго – или ей показалось, что долго? Она была без сознания… Спала? Коршунов наверняка завез ее в такое место, где их бы никто не стал искать. Знает ли Максим о существовании этого места? Голова кружится, и сосредоточиться трудно, очень трудно. Стоило ей вспомнить о Максиме, как ее глаза заволокло слезами. Она всхлипнула и почувствовала, что еще немного – и она разрыдается. Нет, нельзя. Опасно! Не издавай звуков, не привлекай внимания.

Думай. Как ты попала сюда? Что ты помнишь?

После того как бесчувственную Нелли унесли с пирса – ничего. Видимо, она снова потеряла сознание, потому что совсем не помнит, как попала сюда. Значит, ее сюда принесли? Скорее всего, Коршунов применил хлороформ еще раз. Кое-что говорило в пользу этой версии. Кое-что настолько омерзительное, что Арина похолодела, когда поняла это.

На ней другая одежда.

Она задрожала, задергалась и снова упала на спину – все движения рефлекторные и непродуманные. Так человек реагирует на приближение ядовитой змеи, импульсивно и бессмысленно, безо всякого расчета пытаясь избавиться от смертельной опасности, сбросить ползущую по груди кобру с расправленным капюшоном. Коршунов переодел ее? Зачем? Господи! Арина поняла, что это не просто одежда. Это платье ей хорошо знакомо, она уже надевала его однажды. Белоснежное, нежное шелковое платье – как призрак из другого мира. Платье из ада. Чуть завышенная талия, красиво приподнимающая грудь, кружевная вышивка, платье расшито серебром. Разве это возможно? Это же не может быть то самое платье? Арина снова приподнялась на локтях – руки начинали затекать, и каждое движение давалось с трудом.

Это было плохо, очень плохо. На груди, на корсете Арина обнаружила следы разрыва – там, где шелкоголовый уродец, один из тренированных накачанных моделей Максима, минувшим летом разорвал это платье и оголил ее грудь.

То самое платье. Никаких сомнений.

Значит, Коршунов потрудился не только выкрасть ее, но и раздобыть это платье? Как? А почему, собственно, она решила, что с этим у Коршунова могли быть проблемы? Они с Максимом – одна семья, они знают друг о друге несоизмеримо больше, чем она могла себе представить. Допустим, Коршунов связался с Хельгой, белобрысой помощницей Максима в Берлине, куда Максим возил ее к врачам и стилистам в самом начале их такого странного знакомства – когда она дала согласие участвовать в его фотопроекте с означенной в нем оплатой ее обязанностей модели. Деньги – она про них и не думала, а просто улетела с ним, сорвалась с места, невнятно объяснив родителям, куда едет, отчаянно влюбившись в Максима с первого взгляда… Сейчас она вспомнила то время. Да, в Берлине был еще Курт. Возможно, Коршунов обратился к нему. Откуда ей знать, где валялось это чертово платье после той чертовой фотосессии? Но главное же не в этом!

Зачем, скажите на милость, Коршунов приложил столько усилий и какие больные, извращенные фантазии он решил воплотить в жизнь, что он хочет сделать с ней и зачем ему это. Только для того, чтобы разбить сердце своего сына? За что? За непослушание? Или это просто такая игра для альфа-самца с сумасшедшим сознанием? В любом случае дело было плохо. Коршунов не только завладел ею, у него был план. Вполне возможно, что, в четком соответствии с этим планом, он прямо сейчас смотрит на то, как она в страхе и отчаянии извивается на полу.

Беззащитность так возбуждает.

Арина замерла и почувствовала, как ледяные щупальца страха снова сковывают ее движения, мешают дышать, мутят сознание. Он смотрит на нее, она чувствует это. Надо… надо сделать что-то, надо взять себя в руки. Чего бы этот псих ни захотел от нее, она не должна дать ему этого слишком легко. В этом ее лучший шанс. Тянуть время, разбивать планы Коршунова. Делать все не так, как он хочет. Значит, Коршунова возбуждает беззащитность? Наверняка ему понравятся ее страх и ее паника. Вопрос в том, что может ему НЕ понравиться.

Смех.

Арина закрыла глаза и сосчитала до трех, затем откинулась назад, на пол, повернулась на бок и посмотрела на темное окно. Засмеяться? Легко сказать. Начну с улыбки. Человек улыбается, когда он счастлив, когда услышал что-то веселое или у него просто хорошее настроение, но ведь улыбка – это просто движение определенных лицевых мышц. А значит, эта схема может работать и обратным порядком. Улыбнись, и создастся ощущение, что у тебя хорошее настроение.

Улыбнись, потому что этого он точно не ожидает.

Первая попытка была – как безумная маска, оскал свихнувшегося от страха пленника. Вторая попытка удалась куда лучше, Арина проверила и убедилась, что ощущения от улыбки нормальные, какие бывают всегда. Немного натянута кожа, видны зубы, чуть сощурены глаза. Итак, она улыбается. Не слишком широко, не слишком мало.

Теперь смех. Ха-ха-ха! Легкий, не слишком громкий. Так смеются люди, которым рассказали в меру смешной анекдот. Не самый смешной на свете, но все же и не совсем плохой. Арина закрыла глаза и вдруг представила себя полгода назад, над операционным столиком в «Умке», их ветклинике на Красносельской. И Борю-Фаберже, склонившегося с серьезнейшим видом над очередным котом, которого привезли кастрировать.

«Короче, фермер обращается к ветеринару, – говорит Боря, не меняя выражения лица и продолжая оперировать. – Говорит, вот беда, доктор. Конь мой то ходит нормально, а то вдруг начинает хромать, как черт. Что делать? А тот ему – конечно, как не помочь. Вот вам таблетки, давайте коню три раза в день. Фермер переспрашивает: а точно поможет, доктор? Тот ему – а как же. Три раза в день? Три раза в день. До еды или после еды? Во время еды. Спасибо, говорит фермер и собирается уходить. Ветеринар останавливает его в дверях. Он говорит: вы только, когда конь вдруг опять станет ходить нормально, вы его продавайте сразу, продавайте!»

Лицо Арины расслабилось, а улыбка вдруг превратилась в настоящую. Как, кажется, давно было это все – и бесконечно комичное в своей серьезности лицо Борьки, и ее нормальная жизнь, и учеба, и работа в клинике. Вот ведь придумает – продавайте, говорит, сразу, продавайте!

Арина рассмеялась.

Жест отчаяния. Крик о помощи. Смех звучал нелепо и странно в темноте незнакомой комнаты, но Арина смеялась и смеялась, отодвигая на задний план любые другие мысли, любые другие воспоминания. «Продавайте, сразу продавайте!»

Яркий свет ударил в глаза, и Арина невольно зажмурилась. Сработало? Кто-то вошел в помещение, и хотя липкий ужас снова охватил все ее существо, беззаботная улыбка все еще витала у нее на губах. Она старательно удерживала ее, продолжая лежать на полу, словно просто зашла сюда отдохнуть. Устала.

– Не поделитесь, что такого смешного вы увидели в темноте? – это был ЕГО голос, Коршунова. Он сдерживал раздражение, но нотки такового отчетливо слышались. О да, сработало. Вот только кто сказал, что это – к лучшему. Куда вероятнее, что Арина нажала на спусковой крючок пистолета, направленного прямо ей в голову. Ускорять события – разве это в ее интересах? И все-таки, несмотря ни на что, Арина чувствовала себя увереннее.

– Это так просто не расскажешь, это нужно показывать! – ответила она невозмутимым голосом.

– Серьезно? – усмехнулся Коршунов. Арина почувствовала, как тень нависла над нею, и приоткрыла глаза. Высокий мужчина в возрасте, но сохранивший следы былой красоты и особую стать, присущую только очень сильным, волевым людям. Определенно когда-то он сводил с ума женщин и вызывал бешеную ревность мужчин. Несомненно, Максим унаследовал многое. Идеально сложенное тело, сильные руки, особая энергия, властный и острый взгляд выразительных серых глаз.

Хочешь узнать, как твой муж будет выглядеть в старости – посмотри на его отца.

Коршунов склонился над Ариной, присев на корточки. В руках он держал надкушенное яблоко, точно такое же, какое было в руках у нее на проклятой сессии. Он смотрел на нее удивленно и с любопытством, и Арина не могла подавить в себе ощущения, что он воспринимает ее как насекомое, попавшее в его хитроумную паутину. Коршунов поднес ко рту яблоко, откусил и с удовольствием принялся пережевывать.

– Думаете, легко шутить в таком положении? – непринужденно отвечала Арина.

– Вам неудобно? – полюбопытствовал он, продолжая жевать.

– Что вы! Отлично, все просто отлично. Врачи как раз рекомендовали мне спать на жестком.

– Спина болит? – с наносным сочувствием спросил Коршунов. – Я не знал, что у невесты моего сына проблемы со здоровьем. Ну, ничего, это мы поправим. Есть много способов поправить спину. Говорят, один из самых лучших – вытягивание. У меня самого иногда болит спина, знаешь ли. Так что я уверен, что смогу тебе помочь. Сможешь встать?

Его спокойный, ласковый голос убаюкивал, и это пугало. Коршунов протянул руку и прикоснулся к ее обнаженному плечу. Она невольно вздрогнула и попыталась отстраниться, чем вызвала его довольную улыбку. Затем, взяв за плечи, Коршунов поднял ее и притянул к себе. Арина ничего не могла поделать против этого, он был намного сильнее ее, и в его руках она была куклой – связанной, безвольной, беззащитной куклой. Она была уверена – попытайся она сопротивляться, это бы завело его еще больше. Так что она взяла и, превозмогая страх и отвращение, положила голову ему на плечо.

– Ого, да ты забавная, Белоснежка. Тебе понравился мой подарок? – спросил он.

– Подарок? – удивилась Арина.

– Платье! – Коршунов подхватил ее под коленями и взял на руки. Сильный, очень сильный. Даже странно для мужчины в его возрасте. Сколько ему? Максим появился на свет, когда Константин был далеко не молод. Арина вспомнила, как Нелли зачитывала ей официальную биографию Коршунова. Поздний ребенок, единственный сын. Максиму исполняется тридцать. Значит, Коршунову должно быть около семидесяти. На вид даже шестидесяти не дашь, пятьдесят с чем-нибудь. Даже вредные привычки не нанесли ему особенного урона. Хорошая генетика. Крепкое здоровье. Совершеннейший псих, он с нескрываемым наслаждением смотрел в разрез платья, на ее грудь.

– Нет, не в моем вкусе. – Арина заставила себя говорить в том же ровном тоне, хотя мысль, что может быть ей уготовано, почти лишала ее сознания безо всякого хлороформа.

– Жаль, а я так старался. Но ты не волнуйся, Белоснежка, я скоро его все равно с тебя сниму.

Как ни старалась, Арина не смогла ответить на это ни улыбкой, ни какой-нибудь провокационной репликой. Она просто онемела, а довольный собой Коршунов спустился по ступеням вниз, в подвал, и внес ее в просторное помещение, освещенное только свечами, щедро расставленными в подсвечники по стенам.

Подвал. Где-то здесь должна быть и Нелли, ведь, кажется, Коршунов тоже велел отнести ее в подвал.

– Похоже на Стейнберг? – спросил Коршунов, продолжая держать ее на руках.

– Стейнберг?

– Тот замок, где мой сынок занимался с тобой… искусством, назовем это так. Знаешь, Белоснежка, у моего сына хороший вкус, с этим не поспоришь. И, безусловно, за эти годы он все же выучился тому, как сделать хорошую картинку. Кто бы мог сказать, когда он принялся таскаться с этим «Поляроидом» и фотографировать всякую мерзость, что из этого может выйти толк. – Коршунов донес Арину до середины просторного зала и поставил на ноги. Она бы не устояла на месте, упала бы – ноги затекли и почти не слушались ее, но Коршунов подхватил ее за талию, словно отлично знал, что она может упасть.

Впрочем, наверняка она не первая связанная девушка, оказавшаяся в его руках. Арина подумала с горечью, что должна была догадаться, что вся история с примирением, обедом в ресторане, обещанием договориться была ловушкой. Должна была заподозрить и появившуюся ниоткуда Нелли. Арина должна была уже научиться всех подозревать и никому не верить.

Такие уроки обычно достаются очень дорого. Как сейчас, к примеру. Ценою в жизнь.

Арина с огромным трудом подавила крик, когда поняла, для чего Коршунов принес ее сюда. С потолка зала свисали цепи и ремешки, соединенные друг с другом большим металлическим кругом. Она никогда раньше не видела ничего подобного, но тем не менее сразу поняла, для чего здесь установлено это приспособление.

Да и само помещение действительно напоминало отчасти каменные стены холла, где Максим проводил фотосессию. Но этот зал напомнил Арине и еще одно место – проклятый замок где-то в пригородах Лондона, где раскрепощенные и пресыщенные представители высшего света развлекались, продавая и продаваясь друг другу на старинный манер.

Здесь, в этом темном, холодном каменном подвале, тоже вполне могли проводить горианские вечеринки. Вот только когда Арина, босая, перепуганная до смерти, бежала сломя голову прочь от Максима, в чем ей помог Ричард, она и в страшном сне не могла представить, что сама станет добычей, сама повиснет на этих цепях.

Принцип добровольности. Она на это не соглашалась. Но здесь, в московских пригородах, этого и не требовалось.

– Я же говорил, что имею некоторый опыт, – тихо рассмеялся Коршунов, протягивая свободную руку к цепи, свисающей с большого круга. Арина заметила, как он протягивает ей грубый кожаный наручник.

– Нет! – невольно вырвалось у нее.

– Да! О да, моя дорогая Белоснежка. Я же должен познакомиться поближе с девушкой моего сына. А я с годами понял только одно: человека нельзя узнать по-настоящему, если не поставить его… в определенную жизненную позицию. Ты же понимаешь меня.

– Почему вы хотите сделать больно Максиму? – спросила Арина, но Коршунов не сразу ответил ей. Он спокойно развязал ее руки, даже растер ей запястья, а затем вложил их в кожаные браслеты, игнорируя слабые, рефлекторные попытки сопротивления. Закончив, он отпустил Арину, наклонился, провел по ее ногам ладонями – нежно, медленно, наслаждаясь, а затем развязал их ей. Арина ждала этого. Да, то, что она сделала в следующее мгновение, было глупо и бессмысленно, и все же это было единственное средство ответа, доступное ей, возможно, до конца ее жизни.

Она размахнулась ногой и залепила что было в ней силы Коршунову между ног. Удар получился неожиданно сильным, Коршунов охнул и согнулся, растерявшись на секунду. Арина попыталась ударить снова, но железная рука перехватила ее ступню. Коршунов резко дернул ей ногу, и Арина закричала – на этот раз не сдерживаясь, в полный голос, от боли.

– Решила поиграть со мной? Напрасно, если ты только не хочешь сразу лишиться ног, моя дорогая Белоснежка, – зло бросил Коршунов, пришедший в себя. – Стой спокойно и делай все, что я тебе прикажу.

– Зачем мне это? – также зло ответила Арина и плюнула в сторону своего мучителя. Несмотря на то что достать до него не удалось, Арина тут же почувствовала острую боль – Коршунов, не жалея силы, с размаху залепил ей пощечину.

– Сделаешь так еще раз – выбью зубы, – сказал он коротко и отошел, осматривая результаты своей работы.

– Нравлюсь? – спросила Арина с неприкрытым сарказмом и сплюнула на пол кровь. Щека горела.

– Не совсем, – ответил Коршунов, разглядывая ее со вниманием и заинтересованностью. – Не вполне. Кое-чего не хватает. Видишь ли, Белоснежка, за все эти годы Максим показал мне всю силу искусства, и я тоже проникся интересом к фотографированию. Конечно, я не художник, и мои работы не выставляют в лучших музеях мира. Кстати говоря, я не очень понимаю, что люди находят в его работах. По мне – так они кажутся недоделанными, сырыми, да и идеи хоть и просматриваются, но какие-то примитивные. Кровавые кулаки, несчастные дети, пистолеты… Кого можно заинтересовать тем, что наш мир – испорченный или гнилой. Все это знают, да?

– Я вижу мир по-другому.

– О, я не сомневаюсь, – кивнул Коршунов, расправляя платье внизу, у ее ног. Его наглые, бесцеремонные прикосновения заставляли ее почти закричать, и она даже не хотела знать, что будет дальше. – Ты же девочка чистая, невинная. Именно это и было видно из фотографий моего сына, он хорошо сумел это подчеркнуть. Они мне очень, очень понравились. Нет, правда. Сломленная, уничтоженная невинность. Ты там была… словно тебя изнасиловала рота солдат. Я, конечно, говорю про последние кадры. Но, естественно, это только художественный вымысел. Вообрази, как прекрасны будут кадры, где тебя действительно изнасилуют? В этом Максим всегда был далеко от меня. Он никогда не шел до конца, всегда довольствовался полумерами. Любил играть с огнем, но всегда спрашивал сначала разрешения, да к тому же стремился, чтобы все были счастливы. Маленький розовый купидончик, честное слово.

– Он никогда ни в чем не был близок вам.

– Ну, об этом мы еще поспорим, Белоснежка. Ты голодна, кстати? Мне не нравятся тощие девчонки. Твоя подружка мне даже больше по вкусу, но у тебя такие прекрасные глаза, с этим не поспоришь. В общем, ты уже, наверное, догадалась, что я решил закончить начатое моим сыном. Сделаем такие фотографии, которые заставят очнуться даже самое черствое сердце. Правда, знаешь, в чем заключается самый омерзительный парадокс нашего милого маленького мира?

– Просветите меня, будьте так добры, – Арина прикинула, сколько еще ей удастся стоять, прежде чем она повиснет на цепи. Высота была рассчитана так, чтобы девушка никак не могла встать на полную ступню, стояла на цыпочках и периодически обвисала на запястьях от усталости.

– Давай-ка я сначала тебя приготовлю. Все нужно делать по уму, не считаешь? – Словно кролика из шляпы, Коршунов достал откуда-то из кармана небольшую косметичку. – Ты уж извини, у меня профессиональных визажистов нет. Но нам они и не нужны. Мы же не хотим никого больше, только ты и я. Красавица и Чудовище. Как считаешь, я правильно подобрал помаду? Белоснежка, как тебе кажется?

– Вишневая? Нужно еще немного ярче, мне так кажется! – ответила Арина с вызовом, но Коршунов только тихо рассмеялся, поймал ее подбородок и густо, щедро, не соблюдая границ, намазал ей губы. Затем достал из косметички кисточку и черные тени и быстрыми, размашистыми движениями нанес их ей на глаза. Он спешил, и Арина с ужасом заметила, как дрожат от нетерпения его руки.

– Еще немного потерпи, и будем веселиться. – Он расчесал ей волосы, отошел на несколько шагов назад и полюбовался на свое творение.

– Ну и как я вам? – полюбопытствовала она. – Может, еще подкрасите?

– Нет-нет, думаю, будет перебор! – покачал головой Коршунов, словно бы всерьез воспринял комментарий Арины. Он подошел ближе, поднес руку к вырезу не ее груди и замер. – Жаль, что ты волосы отстригла. Не твой стиль. Слушай, а ты не помнишь, какая грудь была у тебя открыта на фотографии? Правая или левая?

– Нет. Запамятовала, – процедила Арина. Коршунов вдруг разозлился, схватил ее за волосы, резко потянул их, заставив ее повернуть лицо в его сторону. Несколько секунд он буравил ее глазами, а затем отпустил – так же резко.

– Я сейчас освежу твою память. – Он отошел и вернулся через несколько секунд с… теми самыми фотографиями в руках. Он распечатал их, большие копии в очень хорошем качестве. Он поднес фотографию к Арине и сравнил. – Правая. Видишь, все мы узнали. От меня не может быть секретов.

Коршунов отложил фотографию и неожиданно рванул корсет на ней. Раздался звук рвущейся ткани, и Аринина грудь открылась горящему взору Константина Коршунова. Он не удержался, глубоко вздохнул и почувствовал, как волна наслаждения прокатывается по его телу, отдаваясь между ног, проникая в его кровь, оставаясь в виде эрекции. Коршунов достал из кармана черный маркер с толстым пером и подошел ближе к Арине.

Шестьсот восемьдесят два. Цифры получились ровные, красивые, глубокого черного цвета. Вот оно! Именно такой он и хотел ее видеть, когда задумывал свою маленькую эскападу. Коршунов засунул руку в карман и достал оттуда мобильный телефон.

– У меня, конечно, нет такого оборудования, как у Максимки, но я думаю, что подлинность твоих эмоций компенсирует не слишком высокое качество фотографий. – Коршунов принялся щелкать камерой мобильного телефона. – Мы потом еще и видео сделаем, хорошо? Впрочем, можешь не отвечать. Я знаю, что ты этого хочешь. Ну, улыбнись.

Арина подняла голову и растянула губы в нелепой, безумной, злой улыбке.

– Так? – спросила она. Коршунов замер, покачав головой.

– Боюсь, ты не понимаешь, как серьезно твое положение, Белоснежка. Думаешь, это все шутки?

– Я думаю, это несправедливо.

– Что именно? – спросил Коршунов с невольным интересом.

– Я тоже хочу взглянуть! – неожиданно для него вдруг потребовала Арина. Он поднял взгляд и столкнулся с ее горящими синими глазами. Коршунов присвистнул и улыбнулся.

– На фотографии? Думаешь, я дам тебе в руки телефон?

– Зачем телефон? Зеркало-то у тебя найдется? Или ты совсем нищий?

– Что ж… – Коршунов постоял несколько мгновений в глубокой задумчивости, а затем отошел и исчез. Несколько минут его не было. Несколько мучительных минут, в течение которых Арина в истерике пыталась освободиться от ремешков-наручников – безуспешно. Звук открывающейся двери поставил точку. Все было кончено, Коршунов приблизился к ней с большим овальным зеркалом в позолоченной раме.

– Смотри, моя Белоснежка. Тебе понравится моя работа, я уверен. Может быть, ты действительно единственная в своем роде и тоже получишь удовольствие от нашей маленькой игры. Как думаешь?

Арина в ужасе смотрела на свое отражение в тусклом свете старого зеркала. Гротескная, безумно вульгарная, с нанесенной как попало помадой, похожая на проститутку. Три цифры на лбу смотрелись, как номер заключенного из концлагеря. Черные круги теней густо обвели дикие, перепуганные синие глаза.

– Ну что, все в порядке? – спросил Коршунов в искреннем нетерпении.

– Нет, не все, – прошептала Арина.

– А мне кажется, что ты совершенно готова. Так что, любишь ты боль, а, девочка Арина, невеста моего сына?

– Я думаю, тут не хватает кое-чего для комплекта. Чтобы все было совершенно идеально, – пробормотала Арина.

Коршунов отставил зеркало и повернулся к ней:

– Чего же, дорогая?

– Колокольчика в правом соске! – произнесла она твердо. И посмотрела Коршунову в глаза. Его глаза остекленели, стали ледяными… от ужаса.

Писательница Алиса Клевер и специфические особенности ее творчества

Сегодня мы расскажем, кто такая Алиса Клевер. Биография и творчество этой российской писательницы будут рассмотрены ниже. В первую очередь она известна как автор серии из трех книг под названием «Два месяца и три дня». Ее прозвали русским ответом на «50 оттенков серого».

Биография

Алиса Клевер – имя вымышленное, это псевдоним. Скрывается за ним популярный автор, чьи книги уже успели полюбиться многим читателям. Автор утверждает, что чувственная, откровенная трилогия является смелым экспериментом. Табу для писателей – это всегда вызов. Алиса Клевер признается, что работа над указанной трилогией для нее стала попыткой заглянуть в сердце урагана, неуправляемой стихии и описать все увиденное. Книги писательницы рассказывают о невероятно сложных, полных страдания и страсти отношениях между скромной Ариной Крыловой и сыном олигарха Максимом Коршуновым. Жизнь последнего посвящена изучению наслаждения во всех его проявлениях. История, которая началась как ничем не примечательная страсть, обернулась действительно сильными чувствами. Противостоять им молодые люди попросту не могут. Алиса Клевер – писательница, которая утверждает, что ее секрет заключается в том, что она всегда предпочитает поступать неправильно и поэтому знает разницу между веселыми аттракционами и настоящей бездной. Когда автора спросили, почему она предпочитает работать под маской, она иронично заметила, что есть вероятность, что именно в эротических произведениях раскрывается ее истинное лицо. После она уточнила, что издание произведений под псевдонимом похоже на Венецианский карнавал.

Список книг

Теперь вы знаете, кто такая Алиса клевер. Библиография писательницы будет рассмотрена далее. На данный момент автор выпустил одну серию, состоящую из трех книг, которые можно отнести к современным любовным романам с эротическим уклоном. Перу писательницы принадлежат следующие произведения: «Два месяца и три дня», «Пятнадцатый рай», «Четыре стороны света и одна женщина». Обсудим подробнее.

«Два месяца и три дня»

Алиса Клевер в этой книге повествует об истории жизни Максима Коршунова — скандального фотографаа и единственного сына русского олигарха. Жизнь свою он проводит в вечном исследовании наслаждения. Для Коршунова тело – это единственный инструмент, при помощи которого можно измерять вечность. При этом интимные отношения, по его собственному мнению, приближают его к бессмертию. Этот человек отрицает стыд. Ибо все виды удовольствия можно пережить лишь вне его.

Главная героиня романа — Арина Крылова. Для нее тело является лишь сосудом для души. Интимные отношения девушка воспринимает как высшую точку проявления любви. В свою очередь, стыд она считает той категорией нравственности, которая способна оберегать представительницу прекрасного пола. Героиня — провинциальная студентка, которая с трудом выживает в этом мире и пытается защититься от подлости, пошлости и разврата. Между Ариной и Максимом ничего общего нет. Они представители разных миров. Однако чувство, которое вспыхнуло между ними, мгновенно сметает различия, а после лишает способности к принятию верных решений.

«Четыре стороны света и одна женщина»

Во второй книге серии Алиса Клевер продолжает делиться историей жизни Максима Коршунова. В своей погоне за вечным наслаждением он едва не потерял любимую Арину. Она невинная, милая, зависящая от него душою девушка. Не желая попасть в пучину низких страстей, она от него сбежала. Такой поворот событий кардинально изменил Максима. Теперь он на все готов, чтобы вернуть свою любимую, без которой жить не может. При этом страстная любовь Арины и Максима мешает плану его отца. Если деспотичный, жестокий олигарх Коршунов решил, что разлучит влюбленных, его остановить не сможет ничто.

«Пятнадцатый рай»

В заключительной третьей книге серии автор показывает, что не существует более гармонично дополняющих один другого влюбленных, чем Максим и Арина. Вероятно, быть вместе им не наскучит никогда, ведь чувства их истинны. Все у них было бы ладно, однако счастью мешает подлость, зависть и страхи окружающих людей. Такую любовь трудно осознать. Отец Максима, который является богачом, никогда не знавшим отказа и привыкшим манипулировать людьми, хитростью и обманом похищает Арину. Максим от произошедшего в ужасе. Ему на помощь приходят те люди, на которых он даже не надеялся. Максиму и Арине раскрываются тайны, которые держали в напряжении множество душ.

Отзывы

Мнения о книгах автора весьма разнообразны, и сейчас мы постараемся в них разобраться. О второй книге часто говорят, что она получилась лучше первой. Достичь такого эффекта автору удалось благодаря добавлению детективной линии. По мнению читателей, тот факт, что у героев всё хорошо, уже в середине сюжета заставляет предполагать, что вскоре все изменится, и не позволяет оторвать взгляд от повествования. Большинство людей, прочитавших книгу, утверждают, что не пожалели об этом. Есть и критические высказывания, в которых отмечается, что тема властного и жестокого главного героя слишком часто появляется в любовной литературе, и с этих позиций данная история не отличается от других. Однако нельзя не признать, что подобные сюжеты всегда были одними из самых обсуждаемых в своем кругу. Высказывается также мнение, что популярность подобных книг можно объяснить тем, что мужчины сегодня устали удивлять своих дам. Теперь вы знаете, кто такая Алиса Клевер. Фото писательницы приложены к материалу.

Рецензия – третья книга Алисы Клевер «Пятнадцатый рай» |FOODIKA

Книга: Пятнадцатый рай

Автор: Алиса Клевер

Серия: Два месяца и три дня, книга 3

Издано в серии: Русские «Пятьдесят оттенков серого»

Издательство: Эксмо

Год выхода: 2015

Жанр: Эротический роман

Количество страниц: 352

Рецензия на третью книгу Алисы Клевер «Пятнадцатый рай», которая появилась на полках книжных магазинов в ноябре 2015 года.

В первых двух книгах «Два месяца и три дня» и «Четыре стороны света и одна женщина» мы наблюдали историю Арины и Максима Коршунова. Это, пожалуй, самый эротичный и красивый роман, который можно прочитать за последние несколько лет. Многие называют трилогию Алисы Клевер аналогом американской «50 оттенков серого».  Возможно и есть некоторые схожие детали, но в последней части романа не остается никаких сомнений, что русская версия оригинальна на 100%.

В книге «Пятнадцатый рай» на этот раз гораздо меньше откровенных сцен, зато раскрываются секреты отца Максима Коршунова, который до последнего остается категорически против их с Ариной союза. Арина обнаруживает себя на борту самолета, она боится, что ее похитили и пытается вырваться. Но вдруг появляется Максим и они вместе летят в Лондон. Как настоящая и преданная дочь своих родителей она не находит себе места в чужой стране и волнуется за жизнь родителей. Поэтому вскоре им всем приходится вернуться в Москву.

Путем хитрых ухищрений отец Максима Коршунова добивается многого, в том числе похищает Арину. Но ее не просто сломить, за хрупкой и нежной внешностью скрывается стержень. Чего только стоят ее разговоры с Максимом, ведь несмотря на явную доминанту Максима в сексе, в обычной жизни он готов к ней прислушиваться и исполнять ее желания. Настоящий мужчина – мечта каждой девушки!

Книга идеально подойдет для отпуска, потому как оторваться от нее невозможно и придется потратить пару дней для того, чтобы узнать все секреты Коршуновых,  также чем закончиться история так полюбившихся нам Арины и Максима.

Алиса Клевер — Два месяца и три дня » Страница 17 » 📖 Читать книги онлайн полностью

Читать книгу Алиса Клевер — Два месяца и три дня, Алиса Клевер . Жанр: Современные любовные романы.

– Я не слушаю тебя! Не слушаю! – Арина бегала по квартире, демонстративно закрыв уши ладонями. – Мне все равно. Я ничего не хочу о нем знать!

– Ну и дура! Такой шанс. Но почему?

Она ничего не ответила, лишь забросила бутерброд в сумку – и ее царапнула мысль, что это все тот же батон. Импульс пробежал от горла вниз, к животу, и перед глазами возникло лицо Максима, смеющегося и косящегося на батон.

Вот уж действительно дура.

Она не хотела ничего о нем знать, чтобы не стало хуже. Хотя куда уж хуже, она думает о нем и день, и ночь, и весь экзамен. Сколько нужно времени, чтобы лицо Максима Коршуна растворилось в ее памяти, теряя точность и яркость?

Говорят, время лечит. А время и работа лечат вдвойне. И Арина с готовностью нырнула в работу, примчавшись в «Умку» на Красносельской на час раньше своей смены. В клинике еще оставалась небольшая очередь, и мяуканье и гавканье заглушило на время ее мысли, заставляя сосредоточиться на том, что происходило на ее глазах. И это было хорошо.

– В третьей смотровой уберешь? – попросил Арину Боря Фаберже, молодой, но весьма профессиональный ветеринар, прозванный именем великого мастера из-за того, как виртуозно и быстро он проводил кастрации. – И будем готовить кота к премедикации.

– Хорошо, – кивнула Арина, вытирая со лба капли пота. В Москве установилась жара, и медицинская «пижама» казалась слишком теплой одеждой.

– Кондиционер-то когда починят? – Боря перебирал препараты в стеклянном шкафчике-холодильнике, куда хотелось залезть целиком. Всю сегодняшнюю ночь они проведут вдвоем, администратор, сегодня это была Катя, уходит в девять часов. Ночные смены хороши тем, что, если не случается ничего экстренного, они проходят спокойно и тихо. Почистить клетки, поменять капельницы животным в стационаре, закапать в нос попугаю. Раздать лекарства. Поиграть с Фаберже в дурака.

– К зиме, как обычно, – ухмыльнулась Арина, протирая нержавеющую поверхность стола дезинфектором. Все шло своим чередом – хозяева, как всегда, были невыносимо разговорчивы. Они задавали миллионы вопросов – какие-то дельные, но большей частью бессмысленные, не требующие обстоятельного ответа. «Все ли будет хорошо?», «Не вредно ли давать лекарство?», «Нельзя ли обойтись без анестезии?».

Арина отвечала спокойно и, так сказать, на автомате. Вместе с Борькой они быстро «разбросали» очередь: кого-то вакцинировали, кому-то прочистили уши, кому-то наложили новую повязку на вывихнутую лапу. Часам к одиннадцати стало тише, очередь почти рассосалась, и Арина пошла проведать тех бедолаг, что приходили в себя в стационаре. Парочка кошек после сложных родов, котята пищали и тыкались им в бока.

Поглядев на котят, Арина поменяла им впитывающую подстилку. В больших клетках дрыхли под капельницами несколько собак, покусанных клещами. Им повезло – хозяева успели привезти их в клинику вовремя, и последствия бактериального заражения не оказались фатальными. Лето – время клещей.

– У нас тут кастрация перенеслась, – Боря просунул голову в приоткрытую дверь. – Пойдем.

– А почему не завтра? – удивилась Арина.

– Хозяева завтра не могут, видите ли.

– Да отправь их дневной смене, – покачала головой Арина, но Боря только хмыкнул и исчез в дверях. Ясно дело, за операцию в неурочное время ему доплатят. Может, и ей что-то перепадет. Ей еще не было разрешено ассистировать на операциях – первого курса недостаточно, но Боря всегда брал ее с собой в операционную, с ней было легко и сподручно, она хорошо понимала, что нужно делать, и животные на нее хорошо реагировали.

Арина приготовила стол, разложила хирургические инструменты. Стерилизация восьмимесячного щенка по кличке Князь. Породистый, дорогой князек. Боря, в хирургическом костюме и маске, уже намывал руки.

Князь оказался беспокойным, вертелся на столе, не хотел бриться. Арина поглаживала его высокоблагородие за ухом и нашептывала какие-то стишки, пока Боря орудовал шприцем.

– Попал? – тихонько спросила Арина, и Борис кивнул. Наркоз остудил пыл высокопоставленной особы, которую хозяева обрекали на бездетность по черт его знает каким причинам и соображением. Но это было не самым плохим.

– Ба-а-лин! – взвыл Борис, едва пес отключился.

– Что такое?

– Гельминты, мать их! – Арина бросила короткий взгляд на собачку и сразу все поняла. Такое периодически случалось, и всегда – из-за «долбанутости» хозяев, но сейчас было не до разговоров и выяснений. Арина бросилась к подставке с инструментами, схватила хирургические зажимы и сунула один в руки Борису. Сориентировались они мгновенно – не впервой, к сожалению, и каждый знал, что делать. Ловить глистов, прежде чем те заползут животному в гортань или ноздри.

Дело в том, что паразиты очень активно реагируют на действие наркоза. Именно поэтому всех хозяев всегда тщательнейшим образом инструктировали и назначали специальное антипаразитическое лекарство перед операцией.

Но хозяева – те еще паразиты. Их трудно понять. Глисты лезли из Князя со скоростью, превышающей ловкость рук ветеринаров.

– Держи чертей! – Борино лицо покраснело от напряжения.

– Скользкие, твари! – бормотала Арина, методично подцепляя червей хирургическим зажимом и бросая в стеклянную банку с дезинфектором. Еще немного, и дело Князя было бы – труба, задохнулся бы. Когда опасность миновала, белый от злости Боря своим фирменным «росчерком» завершил операцию.

– Мы давали ему глистогонное! – возмущенно кричали владельцы Князя, когда Борис со свойственной ему дотошностью потребовал от них ответа. Глаза хозяев сверкали от праведного возмущения. – Как могли такое подумать! Как вы смеете с нами так разговаривать! Да вообще, все эти ваши таблетки – сплошная фикция!

– Значит, никакой таблетки вы не давали, – холодно констатировал Боря.

– Давали! – азартно петушилась хозяйка, высокая тощая тетка лет сорока пяти. – Вы не смеете нас обвинять!

Слово взял теткин муж.

– Да ладно! – неожиданно вспылил он, прервав супругу, – почти лысый мужчина с недовольным, покрасневшим от жары лицом. – Я же говорил, нужно дать эту таблетку!

Супруга и владелица Князя развернулась и посмотрела на благоверного в немом ошеломлении. И завизжала.

– Да как ты не поймешь, что это настоящий яд – в этих их глистогонных?! – женщина перешла на ультразвук. – Это формальная процедура, она ничего не значит. Это фармацевты свои таблетки сбывают. А от глистов они не помогают все равно.

Борис дослушал визг до конца, понимая, что даму не перебить, и процедил спокойно:

– Вы сознательно солгали врачу. Сказали, что давали препарат.

– И что теперь? – ушла в глухую оборону клиентка. – Арестуете нас?

Telling It Slant в произведении Элис Макдермотт «Дитя моего сердца»

Гейл Корсо

28

Макдермотт определяет эту необходимую заботу о детях со стороны родителей.

Эта забота

характеризуется как «безусловная любовь, которую эти матери и отцы испытывают к своим детям

[которая] является не чем иным, как отражением Божественной Любви».

Однако отношения Терезы с матерью отмечены выраженным молчанием;

любовь матери к своему ребенку, выраженная уже зрелым ребенком, кажется сильно приглушенной.

Если бы

мать Терезы установила с ней эмоциональную связь, Тереза ​​могла бы довериться

ей о синяках Дейзи, о ее растущих разногласиях во мнениях о членах сообщества

или о членах их семьи, о ее растущих сомнениях Верно, о ней интересно

, почему мужчины не стесняются прикасаться к ней, даже о последствиях половых актов. Как второй ребенок,

, она родилась в тени первенца своих родителей, Роберта Эммета, который умер при рождении.

То, что ее дедушка назвал ребенка, показывает пренебрежение родителей Терезы к ребенку, который

умер. В своем выборе Роберта Эммета дедушка Терезы раскрывает свой ирландский национализм, поскольку

имя символизирует «самого любимого героя-мученика ирландской Америки».

Имя ребенка отсылает

к ирландскому националисту, который в 1803 году возглавил неудавшееся восстание против британцев, а после того, как он

был схвачен, он был казнен за государственную измену.Эммет известен как романтический герой

ирландского национализма,

, а также как «романтический герой ирландского безнадежного дела».

В этой семье

среда, как единственный ребенок, рожденный после умершего при рождении первенца мужского пола, Тереза ​​

действует автономно в его тени. Для уязвимой Терезы Художник заполняет пробелы в ее

заботе, служа ее временной суррогатной семейной связью.

Увертки Терезы: стратегическая ложь, ложь упущения,

Сексуальное пробуждение и творческое самовыражение

Родители Терезы избегают

содержательных разговоров с ней о ее мыслях и чувствах.Для положительного развития женской сексуальности такое общение родителей с

«понимать, управлять и действовать в соответствии с сексуальными желаниями» имеет решающее значение.

В повествовании Тереза ​​

подчеркивает свою дающую природу и свое стремление любить и лелеять. Однако читатель

не знает, что с ней происходит после ее пятнадцатого лета, когда начинается эпоха сексуальной

революции. Движение за гражданские права также привлекает нацию в целом.Как

Тереза ​​вписывается в общество в качестве зрелой женщины, когда она рассказывает, что восстала против принятых

моральных кодексов в молодости, испытав свой первый сексуальный контакт в 15-

возрасте с известным абстрактным экспрессионистом художник в свои 70? Когда она размышляет о своей

растущей моральной неуверенности и сомнениях в ценностях своей семьи и собственных убеждениях, она

в какой-то момент признается: «Без сомнения, это произошло потому, что я начала подозревать, что Бог и я,

Алиса Макдермотт, «Предисловие.«Всю ночь напролет: практическая мудрость от матерей и отцов», под редакцией

Грегори Орфалеа и Барбарбы Розевич, (Махва, Нью-Джерси: Paulist Press), 2004, XI–XIV.

Там же, XXXI.

Моника МакГолдрик, Нидия Гарсия-Прето, Полетт Мур Хайнс и Эвелин Ли в книге «Этническая принадлежность и женщины»,

Женщины в семьях: основа семейной терапии, под редакцией Моники МакГолдрик, Кэрол М. Андерсон и

Фрома Уолш, (Нью-Йорк: WW Norton & Company), 1991, 169–199.Исследователи выясняют, как в ирландских и ирландско-

американских семьях матери «обычно воспитывают своих дочерей, чтобы они шли по их стопам — брали на себя ответственность….

воспитывать своих дочерей больше как сестер, не позволяя им быть детьми» (173). Эти отношения, особенно

, как они изображены в «Дитях моего сердца», искажены, поскольку мать Терезы неправильно понимает свою дочь и отказывает

в ее доступе к общему пониманию, например, между сестрами.В их коттедже ярко выраженная благожелательная

тишина.

Лоуренс Дж. МакКэффри, Текстуры ирландской Америки (Сиракузы, Нью-Йорк: издательство Сиракузского университета), 1992, 5.

Мак Аннаид, Сеамас, История Ирландии (Бат, Великобритания: Parragon), 2007, 148–149.

Editors, «Robert Emmet: Irish Leader» (Encyclopedia Brittanica, Inc.: Encyclopedia Brittanica), 5 ноября

2009, https://www.brittanica.com/biography/Robert-Emmet (по состоянию на 9 февраля 2017 г. ).

Лиза М.Даймонд, «Введение: В поисках хороших путей сексуального развития для девочек-подростков»,

Новые направления развития детей и подростков 112: 1-7.

%PDF-1.4 % 471 0 объект > эндообъект внешняя ссылка 471 76 0000000017 00000 н 0000001992 00000 н 0000002800 00000 н 0000003457 00000 н 0000003609 00000 н 0000003762 00000 н 0000003916 00000 н 0000004069 00000 н 0000004205 00000 н 0000004345 00000 н 0000004483 00000 н 0000004827 00000 н 0000019724 00000 н 0000019766 00000 н 0000022430 00000 н 0000022522 00000 н 0000022810 00000 н 0000022950 00000 н 0000023031 00000 н 0000023061 00000 н 0000023437 00000 н 0000027504 00000 н 0000027906 00000 н 0000028195 00000 н 0000028335 00000 н 0000028416 00000 н 0000028791 00000 н 0000031597 00000 н 0000031998 00000 н 0000032288 00000 н 0000032428 00000 н 0000032509 00000 н 0000032888 00000 н 0000039308 00000 н 0000039709 00000 н 0000040250 00000 н 0000040703 00000 н 0000041465 00000 н 0000045001 00000 н 0000045443 00000 н 0000045959 00000 н 0000046412 00000 н 0000046850 00000 н 0000048901 00000 н 0000049302 00000 н 0000049644 00000 н 0000050009 00000 н 0000051050 00000 н 0000051407 00000 н 0000060763 00000 н 0000066963 00000 н 0000067731 00000 н 0000067837 00000 н 0000068504 00000 н 0000073750 00000 н 0000074412 00000 н 0000075260 00000 н 0000075365 00000 н 0000076127 00000 н 0000081631 00000 н 0000082358 00000 н 0000083123 00000 н 0000083224 00000 н 0000083870 00000 н 0000088605 00000 н 0000089239 00000 н 0000089773 00000 н 00000


00000 н 0000093329 00000 н 0000093832 00000 н 0000094427 00000 н 0000094832 00000 н 0000096592 00000 н 0000097013 00000 н 0000131222 00000 н 0000002093 00000 н трейлер ] >> startxref 0 %%EOF 472 0 объект > >> эндообъект 546 0 объект > поток xc«`b`e`g`[email protected]

Историческая метель обрушится на некоторые районы штата Нью-Йорк

До зимнего сезона осталось примерно пять недель, и обычно в конце января мы все болеем и устал от снега и холода.

Захват нескольких слоев, сгребание снега с тротуара и проезжей части, смахивание снега с автомобилей. У многих в штате Нью-Йорк наступила зимняя усталость, особенно с учетом того, что январь выдался таким снежным и холодным.

У матушки-природы всегда есть несколько хитростей в рукаве, и грядет еще один гигантский поворот, который может стать исторической метелью для северо-востока и некоторых частей штата Нью-Йорк.

Синоптики предсказывают то, что они считают «бомбовым циклоном», обрушившимся на регион Новой Англии и южную часть штата Нью-Йорк.

Что такое бомбовый циклон?

AccuWeather говорит, что это происходит, когда центральное давление шторма падает на 24 миллибара или больше в течение 24 часов.

Этот зимний шторм тоже не шутка. Пятница и суббота будут днями, когда он повлияет на северо-восток, от Нью-Йорка и регионов вниз по штату, до почти всей Новой Англии и Нью-Джерси, эта метель не только принесет сильный снегопад, но и создаст невозможные условия для путешествия с ураганным ветром. порывы ветра и возможные перебои с электричеством.

Нью-Йорк, вероятно, увидит до фута снега из-за шторма, с меньшим количеством снега только на севере штата. Что касается Новой Англии, то эти жители увидят основной удар снега с высоты 2-3 футов.

Главный метеоролог AccuWeather Джонатан Портер говорит, что, вероятно, будет метель. Этот шторм также вызывает опасения затопления прибрежных районов и эрозии пляжей.

Где-то от 1 до 6 дюймов может упасть между центром Нью-Йорка и близ долины Гудзона. Западный Нью-Йорк и регионы возле Фингер-Лейкс, скорее всего, не пострадают от этой метели.

По сути, если вы собираетесь попасть под удар этой бури, не путешествуйте без крайней необходимости. Условия вождения будут ужасными, особенно из-за снежной метели.

ПРОЧИТАЙТЕ: получите ответы на 51 наиболее часто задаваемый вопрос о погоде…

ВЗГЛЯД: Вещи того года, когда вы родились, которых больше не существует

Культовые (и порой глупые) игрушки, технологии , а электроника была узурпирована с момента их грандиозного появления либо благодаря достижениям в области технологий, либо прорывам в здравом смысле.Посмотрите, сколько вещей в этом списке вызывают детские воспоминания, и какие из них были здесь и исчезли так быстро, что вы полностью их пропустили.

ВЗГЛЯД: Вот домашние животные, запрещенные в каждом штате

Поскольку регулирование экзотических животных оставлено на усмотрение штатов, некоторые организации, в том числе Общество защиты животных США, выступают за федеральное стандартизированное законодательство, запрещающее содержание крупных кошек, медведей , приматы и крупные ядовитые змеи в качестве домашних животных.

Читайте дальше, чтобы узнать, какие домашние животные запрещены в вашем родном штате, а также по всей стране.

ВЗГЛЯД: Вот самый богатый город в каждом штате

Простое произнесение названий этих городов сразу же вызывает в воображении образы величественных особняков, роскошных автомобилей и роскошных ресторанов. Читайте дальше, чтобы узнать, какой город в вашем родном штате получил звание самого богатого и в каком месте был самый высокий средний доход в стране. Кто знает, возможно, ваш родной город тоже есть в этом списке.

СМОТРЕТЬ: Лучшее пиво во всех штатах

Чтобы найти лучшее пиво в каждом штате и Вашингтоне, округ Колумбия., Stacker проанализировал данные BeerAdvocate за январь 2020 года, веб-сайта, который в режиме реального времени собирает оценки пользователей пива. BeerAdvocate принимает решения, составляя потребительские рейтинги для всех 50 штатов и Вашингтона, округ Колумбия, и присваивая каждому взвешенный рейтинг. Взвешенный рейтинг приближает пиво к среднему по списку на основе количества оценок, которые оно имеет, и направлен на то, чтобы позволить менее известным сортам пива повыситься в рейтинге. Учитываются только сорта пива с рейтингом не менее 10; мы пошли еще дальше и включили в нашу галерею только те сорта пива, которые получили рейтинг не менее 100 пользователей.Продолжайте читать, чтобы узнать, какое пиво самое лучшее в каждом из 50 штатов и Вашингтоне, округ Колумбия. Как только вы поняли смысл одного веселого мема, он уже стал старой новостью и заменен чем-то столь же загадочным. Интернет-форумы, такие как Tumblr, Twitter, 4chan и Reddit, несут ответственность за большинство заражений мемами, и с постоянными публикациями и обменом найти источник оригинального мема легче сказать, чем сделать.Стакер просмотрел интернет-ресурсы, публикации о поп-культуре и базы данных, такие как «Знай свой мем», чтобы найти 50 различных мемов и их значение. Хотя почти самовоспроизводящаяся природа этих расплывчатых символов может утомлять, мемы по своей сути также могут сближать людей — если у них есть доступ в Интернет.

ВЗГЛЯД: Каковы шансы, что эти 50 совершенно случайных событий произойдут с вами?

Стэкер выбирал догадки из 50 случайных событий, чтобы определить, насколько вероятно, что они произойдут на самом деле.Они черпали информацию из государственной статистики, научных статей и других первичных документов. Продолжайте читать, чтобы узнать, почему будущие родители не должны рассчитывать на сроки родов и почему вы должны больше беспокоиться о том, чтобы умереть в свой день рождения, чем дожить до 100 лет.

ВЗГЛЯД: вот лучшие городки у озера для жизни в

Многие из включенных городов бросаются в глаза случайному наблюдателю как популярные места для летней аренды — Брэнсон Озарков, штат Миссури, или озеро Хавасу в Аризоне — это может вас удивить чтобы глубже погрузиться в некоторые предложения качества жизни за пределами пляжа и загородных домов.Вы, вероятно, почерпнете некоторые знания из широкого спектра Американы: один из последних оставшихся автомобилей в стиле 1950-х годов на Среднем Западе; город во Флориде, который начинался как место выхода на пенсию ветеранов Гражданской войны; остров с одними из лучших государственных школ страны и богатыми людьми прямо посреди озера между Сиэтлом и Белвью; и даже калифорнийский городок, в котором есть нечто большее, чем тюремный блюз Джонни Кэша.

ВЗГЛЯД: Какие основные законы были приняты в год вашего рождения?

Данные для этого списка были получены из надежных онлайн-источников и новостных агентств.Читайте дальше, чтобы узнать, какой важный закон был принят в год вашего рождения, и узнать его название, количество голосов (где это уместно), а также его влияние и значение.

Узнайте, как изменилось питание в школьной столовой за последние 100 лет

Используя правительственные и новостные отчеты, Стакер проследил историю питания в столовой с момента их создания до наших дней, используя данные из новостей и правительственных отчетов. Читайте дальше, чтобы узнать, как различные законодательные акты, тенденции в области продуктов питания и сокращение бюджета изменили то, что дети получают на своих подносах.

Говоря о монстрах | SpringerLink

«Эта книга обязательна к прочтению студентам и исследователям тератологии, монстров, фантастики и ненавистного прочего. Охватывая увлекательную пропасть дисциплин и жанров, авторы иллюстрируют, насколько мы взаимосвязаны с монстрами в нашей жизни. и степень, в которой наше понятное желание определить себя в оппозиции к чудовищному одновременно создает и разрушает барьеры между человеком и другим.Эта книга изменит ваше представление о преступлении, жертве, знании, нормальном и нашем собственное место во Вселенной.От Дракулы до Холокоста, от пола до инвалидности — эта книга бросает вызов нашей собственной вере в возможность самопознания и ставит под сомнение основы нашей самоопределяемой человечности». — Даная К. Райт, Кларенс Дж. Теселль, профессор права, Юридический колледж Левина, Университет Флориды

«Слишком часто темы выдаются в их трактовке — без воображения говорят о творчестве, неискусно или даже безыскусственно подходят к искусству, бездумно берутся за саму философию (по крайней мере, без достаточно выдержанной, прощупывающей вдумчивости).Не так в данном случае. Действительно, категория чудовищности сама по себе чудовищна. Он одновременно зависит от традиционных различий между нормальным и постоянно меняющимся набором противоположностей и находится в конфликте с этими исторически укоренившимися дихотомиями. В очерках этого тома подробно показана чудовищная — в смысле и пугающе огромной, и яростно тревожной — сила этой философской категории. Они делают это в отношении широкого спектра культурных явлений. Тем не менее, искусно составленное редакторами введение представляет собой полезную карту этой обширной территории.’ — Винсент Колапьетро, ​​профессор философии в области гуманитарных наук, Пенсильванский государственный университет

‘Этот сборник эссе представляет собой нечто большее, чем уникальный вклад в социальную теорию — это комплексная основа для понимания того, как люди конструируют инаковость. Работа имеет решающее значение для закона, поскольку судьи, полиция и другие юридические лица неоднократно конструируют преступника как монстра, что закладывает основу для наказания, не знающего границ, включая смерть. В эпоху массовых тюремных заключений и страха перед терроризмом эта работа столь же своевременна, сколь и увлекательна.» — SpearIt, доцент права, Университет Сент-Луиса, юридический факультет

07 апреля 2011 г. Хоры [программа сольного концерта] :: UNCG University Archives

              Камерные певцы
Велборн Э. Янг, дирижер
Нэнси Дэвис, концертмейстер
Университетский хорал
Кэрол Отт, дирижер
Нэнси Дэвис, концертмейстер
при содействии:
Чад Эби, саксофон
Пэм Кейн, фисгармония
Четверг, 7 апреля 2011 г.
7:30 вечера
Концертный зал, Музыкальное здание
Программа
Университетский хорал
Из Баварского нагорья Эдвард Элгар
Танец (1857-1934)
Колыбельная
На подаянии
Мэтью Уэбб, дирижер
Камерные певцы
Der Feuerreiter (1888 обр.1892) Хьюго Вольф
(1860-1903)
Джастин Хейзелгроув (дирижёр)
Университетский хорал
Адвокат любви Джек Джарретт
I. Какой совет имеет луна в капюшоне
III. Встань, моя красавица
IV. Слегка приходи или слегка уходи
Джереми Уайтнер, тенор
Камерные певцы
Petite Messe Solennelle (1863) Джаокино Россини
Кум Санкто Спириту (1792-1868)
Нэнси Дэвис, фортепиано
Пэм Кейн, фисгармония
Переехать в Атриум
Университетский хорал
Люкс де Лорка Эйнохуани Раутаваара
Кансьон де хинте (р. 1928)
Эль Грито
Ла Луна Асома
Малагенья
Дэвид Бойд, тенор; Итан Прайс, бас
Кристен Гобец, сопрано
Камерные певцы
Лагрим д'Аманте аль Сеполькро дель Амата (1610-1614) Клаудио Монтеверди
Я.Инсенерит Сполье (1567-1643)
III. Dará il notte il sol
IV. Ма те раккольи
VI. Реликвия Dunque Amate
Parce mihi Domine Кристобаль де Моралес
(1500-1552)
Чад Эби, саксофон
Университетский хорал
Unicornis Captivatur Ола Йело
(р. 1978 г.)
Джастин Хейзелгроув и Мэтью Уэбб - ученики доктора Янга.
________
При частичном выполнении требований степени для
Доктор музыкальных искусств по дирижированию
Эдвард Элгар
Сцены Баварского нагорья
Текст Алисы Элгар
Танец
Приходи и спеши на танцы,
Веселые глаза скоро взглянут,
Ха! Мое сердце устремляется вверх!
Приходите, Приходите!
Приходите танцевать веселую меру,
Выпейте ярко-коричневый эль, мое сокровище,
Слушай! Какие радостные звуки!
Слушай! Слушай! Слушай!
Сладкое сердце приди, Поспешим.На, на, не будем терять времени,
Сердцем я люблю тебя!
Танцуй, танцуй на покой мы брезгуем.
Вращайся и снова кружись,
Я держу тебя за руку!
Веселые глаза скоро взглянут,
Слушай! Какие радостные звуки.
По дорожке мерцают огоньки,
Дружелюбные лица радостно сияют
Добро пожаловать, приветствуй нас песней.
Приходи и спеши на танцы,
Веселые глаза скоро взглянут,
Ха! Мое сердце устремляется вверх!
Приходи, танцуй!
Приходите танцевать веселую меру,
Выпейте ярко-коричневый эль, мое сокровище,
Слушай! Какие радостные звуки!
Слушай! Слушай! Слушай! Слушай!
Сладкое сердце приди, Поспешим.На, на, не будем терять времени,
Сердцем я люблю тебя!
Танцуй, танцуй на покой мы брезгуем.
Вращайся и снова кружись,
Я держу тебя за руку!
Танцы делают мир
И жизнь становится ярче
Когда мы танцуем вместе.
Приходить! Танцуй! Приходить!
Колыбельная
Спи, сын мой, о, спи спокойно.
Пока твоя мать наблюдает за тобой,
Ничто не может напугать или навредить тебе.
Спи, о! Спи, сын мой.
Вдали играют цитры,
Танцующий гей, звонки сегодня
Напрасно играйте, веселые цитры.
Здесь я остаюсь весь день.
Счастливо оберегая тебя,
Мирно наблюдая за тобой.Спи, сын мой, о, спи спокойно.
Пока твоя мать наблюдает за тобой,
Спи, о! спи мой сын.
На подаянии
Колокольчики спелые груши рядом,
У него такой сладкий звук;
Я знаю девушку дорогая
С таким же полным и круглым голосом
Залитая солнцем альм сияет ясно,
С цветками клевера сладкими;
Там живет моя девица дорогая
И там я встречаю свою любовь.
Там летать без страха
Ласточки пролетают весь день,
И быстро, моя дева милая,
Видит спешащую серну.
Я не могу здесь задерживаться,
Я не могу ждать внизу;
Искать мою деву дорогую.
Я должен идти за милостыней.Я слышу зов горы,
И я взобрался на высоту;
Я знаю, моя девица дорогая
Отметит мой звук чучхе.
Радуясь, я пришел сюда
Моя светловолосая возлюбленная;
Я люблю тебя, дорогая дева,
Нет! Прикажи мне не уходить!
Дер Фейеррайтер
Текст Эдуарда Мёрике (1804-1875)
Sehet ihr am Fensterlein Dort die rote Mütze
шире? Nicht geheuer muß es sein, Denn er
geht schon auf und nieder. Und auf einmal
Welch Gewühle Bei der Brücke nach dem Feld!
Хорьх! das Feuerglöcklein gellt: Хинтерм Берг,
Хинтерм Берг Бреннт в Мюле!
Schaut, da sprengt er wütend schier Durch das
Tor, der Feuerreiter, Auf dem rippendürren
Tier, Als auf einer Feuerleiter! Кверфельдейн,
durch Qualm und Schwüle, Rennt er schon
и я Орт! Drüben schallt es fort und fort:
Хинтерм Берг…
Der so часто den roten Hahn Meilenweit von Fern
gerochen, Mit des heil'gen Kreuzes Span
Freventlich die Glut besprochen - Weh! директор
grinst vom Dachgestühle Dort der Feind im
Холленшайн.Gnade Gott der Seele dein!
Хинтерм Берг, Хинтерм Берг, Растер в дер
Мюле!
Keine Stunde hielt es an, Bis die Mühle borst
в Трюммере; Док-ден-кекен Райтерсманн
Сахман фон дер Штунде Ниммер. Народ и
Wagen im Gewühle Kehren heim von all dem
Граус; Auch das Glöcklein klinget aus:
Хинтерм Берг, Хинтерм Берг, Брентс!
Nach der Zeit ein Müller fand Ein Gerippe samt
дер Мютцен Ауфрехт ан дер Келлерванд Ауф дер
beinern Mähre sitzen: Feuerreiter, wie so kühle
Reitest du in deinem Grab! Хаш! da fällt в
Аше аб.Ruhe wohl, Ruhe wohl Drunten in
дер Мюле!
Джек Джарретт
Советник любви
Текст Джеймса Джойса
Какой совет у луны в капюшоне
Какой совет у луны в капюшоне
Вложи в свое сердце, моя застенчивая милая,
Любви в древнем полнолунии,
Слава и звезды под ногами -- --
Мудрец, который всего лишь родня
С комиком Капуцином?
Поверь мне, что я мудр
Пренебрегая божественным,
В этих глазах загорается слава
Дрожит от звездного света. Мой, о Мой!
Больше не будет слез в луне или тумане
Для тебя, милый сентиментальный.Огненный всадник
Видишь ли ты там опять в окне ту красную
шапка? Что-то должно быть дело, потому что это
идет вверх и вниз. И какая внезапная толпа
сейчас у моста возле поля! Слушай! в
пронзительно звенит колокольчик: за горой, за
Хилл, на мельнице пожар!
Смотри, вот он, яростно скачет
через ворота - это пожарный на своем
лошадь, костлявая кляча, как пожарная лестница! Через
поля, сквозь дым и зной он
погружается, и он уже достиг своей цели!
Там звонят колокола, за
холм, за холмом…
Ты, кто так часто чуял огонь за версту,
и с частицей святого креста
злонамеренно наколдовал пламя - горе! из
стропил там скалится Враг Человека в адском
свет.Да помилует Господь твою душу!
За холмом, за холмом он бушует в
мельница!
Не прошло и часа, как мельница была
превращается в руины; но смелый всадник от того
час больше никто не видел. Люди и
вагоны толпами сворачивают в сторону дома вдали
от всего ужаса; и звонок перестает звонить:
за холмом горит!
Позже мельник нашел скелет вместе с
колпак вертикально к стене подвала
сидя на костяной кобыле: Огненный всадник, как
Круто ты едешь сейчас в могилу! Тише! там
он превращается в пепел.Хорошо отдохни, хорошо отдохни, вниз
там на мельнице!
Слегка приходи или слегка уходи
Слегка приходи или слегка уходи:
Хотя твое сердце предвещает тебе горе,
Долины и много потерянных солнц,
Пусть твой смех бежит,
До непочтительного горного воздуха
Взъерошьте все свои развевающиеся волосы.
Слегка, чуть-чуть -- всегда так:
Облака, которые окутывают долины внизу
В час вечерней звезды
Низшие служители;
В любви и смехе песни-признания
Когда на сердце тяжело.
Встань, мой прекрасный
Мой голубь, мой прекрасный,
Вставай, вставай!
Ночная роса лежит
На моих губах и глазах.Пахучие ветры плетут
Музыка вздохов:
Встань, встань,
Мой голубь, мой прекрасный!
Я жду у кедра,
Моя сестра, моя любовь,
Белая грудка голубя,
Моя грудь будет твоей кроватью.
Бледная роса лежит
Как вуаль на голове.
Моя прекрасная, моя прекрасная голубка,
Вставай, вставай!
Кум Санкто Спириту
… cum Sancto Spiritu in gloria Dei Patris.
Аминь!
Эйнохуани Раутаваара
«Сюита» де Лорка
Текст Фредерико Гарсия Лорка
Cancíon de jinte
Кордова.
Lejana у Сола.
Jaca негра, большая луна,
у aceitunas en mi alforja.Aunque sepa los caminos,
лет nunca llegaré в Кордове.
Пор-эль-Льяно, Пор-эль-Вьенто,
жака негра, луна роха.
La muerte me está mirando
десде-лас-торрес-де-Кордова.
¡Ay que camino tan largo!
¡Ay mi jaca valerosa!
¡Ay que la muerte me espera,
Antes de llegar в Кордове!
Кордова.
Lejana у Сола.
Со Святым Духом
…Духом Святым, во славу Бога
Отец. Аминь!
Песня всадника
Кордова.
Далеко и одиноко.
Полная луна, черный пони,
оливки против моего седла.
Хотя я знаю все дороги
Я никогда не попаду в Кордову.Сквозь ветерки, через долину,
красная луна, черный пони.
Смерть смотрит на меня
с башен Кордовы.
Ай, как длинна дорога!
Ай, мой храбрый пони!
Ай, смерть меня ждет,
прежде чем я доберусь до Кордовы.
Кордова.
Далеко и одиноко.
Перевод: А. С. Клайн
Эль Грито
La ellipse de un grito,
ва де монте
монте.
Десде лос Оливос,
сера ун арко ирис негр
sobre la noche azul.
¡Ай!
Como un arco de альт,
Эль Грито Ха Хечо Вибрар
Ларгас Куэрдас дель Вьенто.
¡Ай!
(Las gentes de las cuevas
азоман сус велонес)
¡Ай!
Ла Луна Асома
Куандо распродажа ла луна
Се Пирден Лас Кампанас
y aparecen las sendas impenetrables
Куандо распродажа ла луна
Эль Мар Кубре Ла Тьерра
у эль corazòn себе сиенте Исла ан эль Infinito.Нади как naranjas bajo la luna llena.
Es precioso comer fruta verde y helada.
Куандо распродажа ла луна
де сьен рострос игуалес,
ла монеда де плата solloza en el bolsillo.
Малагенья
Ла Муэрте
входная продажа
де ла Таберна.
Пасан кабаллос негры
y gente siniestra
por los hondos caminos
де ла гитара.
Y hay un color a sal
и sangre de hembra,
en los nardos лихорадка
де ла марина.
Крик
Эллипс крика
путешествует с горы
на гору.
Из черных оливковых деревьев
он выглядит как черный
радуга в синей ночи.Ай!
Как смычок альта,
крик заставил долго
струны ветра вибрируют.
Ай!
(Люди из пещер
торчат свои масляные лампы.)
Ай!
Перевод: Карлос Бауэр
Луна появляется
Когда луна выходит
колокола исчезают
и появляются непроходимые пути.
Когда луна выходит,
океан покрывает землю
и сердце чувствует себя островом в бесконечности.
Никто не ест апельсины при полной луне.
Фрукты лучше есть зелеными и ледяными.
Когда луна
из ста одинаковых лиц выходит,
серебряные монеты плачут в кармане.Перевод: Диана Гильермо
Малагенья
Смерть
входит и выходит,
таверна.
Черные лошади
и зловещие люди
путешествовать глубокими дорогами
гитары.
И запах соли
и женской крови
в лихорадочных туберозах
берега.
La muerte вход и продажа
у продажи у входа
ла муэрте
де ла Таберна.
Клаудио Монтеверди:
Лагрим д'Аманте аль Сеполькро дель Амата
Текст Шипионе Аньелли (даты, если известны)
Инсенеритовый спогли
Incenerite spoglie, avara tomba Fatta del mio
bel Sol, terreno Cielo, ахи лассо! я вегно объявление
inchinarvi на земле.Con voi chius'è 'l mio cor a
marmi in seno, E notte e giorno vive in foco, in
фортепиано, In duolo, in ira, il tormentato Glauco.
Darà la notte il sol lume alla terra
Darà la notte il sol lume alla terra Splenderà
Cintia il di, prima che Glauco Di baciar,
d'honorar lasci quel seno Che fu nido d'Amor,
che dura tomba Preme. Nel sol d'alti sospir, di
pianto, Prodighe a lui saran le fere e 'l Cielo!
Ма те раккольи
Ma te raccoglie, O Ninfa, in grembo 'l Cielo, Io
per te miro vedova la terra Deserti i boschi e
correr fium'il фортепиано.E Driade e Napee del
Место Glauco Ridicono i lamenti, e su la tomba
Cantano i pregi dell'amante seno.
Дунке, любовная реликвия
Dunque, любовная реликвия, un mar di pianto Non
daran questi lumi al nobil seno d'un freddo
сассо? Эко! L'afflitto Glauco Fa rissonar
»Коринна«: il mare e 'l Cielo, Dicano i venti
ogn'or, dica la terra » Ахи Коринна! Ахи Морте!
Ахи томба!«
Cedano al pianto I detti! Амато сено А ​​те диа
Пейс иль Сьело, Пейс а те, Глауко Прега,
honorato tomb E sacra terra.
Parce mihi Domine
Parce mihi Domine, nihil enim sunt dies mei.Quid est homo, quia magnificas eum?
Aut quid apponis erga eum cor tuum? Визитас
cum diluculo, et subito probas illum.
Смерть входит и уходит,
и выходит и входит
смерть
таверны.
Перевод: Аноним
Слезы любовника на могиле
Возлюбленный
О прах моего возлюбленного
О прах возлюбленной моей, о скупая могила, что моя
обожаемое солнце сотворило землю и небо.
Ах, несчастный я! Я пришел похоронить тебя в
земной шар. Мое сердце похоронено с тобой, как моя любовь
похоронен в моей груди. И ночь и день,
Глауко живет в слезах, в огне, в боли, в
горечь и мучение.Солнце осветит землю
Солнце будет освещать землю ночью и
Синтия (луна) за день до того, как Глауко
перестань целовать, почтить эту грудь, которая была
гнездо любви, ныне раздавленное тяжелым
могила. Пусть небеса будут добры к нему, сейчас
наедине с болью своего плача.
получить ее
Примите ее, о нимфы, в лоно небес.
Я смотрю на тебя, земля овдовела,
пустынные леса и реки, наполненные моим
слезы. Эхо дриад и нимф
плачет скорбный Глауко и поет над его
грудь любимой.Поэтому любимые реликвии
Поэтому, возлюбленные реликвии, не будут ли эти глаза
залить морем слез; ибо они не светятся
благородное сердце этого холодного камня? Здесь
раненый Глауко выкрикивает имя Коринны
море и небо, плачущий каждый час ветрам
и земля: О Коринна! О смерть! О могила!
Пусть слова уступят слезам, любимая грудь. Позволять
Небеса даруют тебе мир и мир Главко,
молясь у твоей почитаемой могилы и священной земли.
Пощади меня, Господи
Пощади меня, Господи, ибо дни мои ничтожны.
Что такое человек, что ты возвеличиваешь его?
Или почему ты приклоняешь к нему свое сердце? Ты
посети его рано утром, и ты
докажите ему внезапно.Ола Йело
Единорог Каптиватур
Текст Кодекса Энглеберга (ок. 1400 г.)
Единорог каптиватур
Aule regum Presentatur
Венаторум лакео,
Пало Змеи Эст Леватус,
Мейдкатур сауциатус
Венено Виперео.
Аллилуйя канит,
Агно Моренти,
Аллилуйя пангит,
Аллилуйя промите
Леони Винченти.
Пеликано вульнерато
Vita Redit Pro peccato
Nece stratis misera,
Phos fenicis est exusta,
Concremanturque vetusta
Macrocosmi scelera.
Идрус интрат крокодил,
Extis privat, necat illum,
Vivus inde rediens;
Трис дибус дормитавит
Лео, quem resuscitavit
Базилевс ругиенс.Единорог пойман,
он представлен королевскому двору
в ловушке охотника;
подкравшись, он освободился от шеста;
потому что он ранен, он исцеляет себя
С ядом гадюки.
Пой Аллилуйя
умирающему ягненку;
пой Аллилуйя,
плакать Аллилуйя
к победоносному Льву.
Жизнь возвращается к раненому Пеликану
после жалкой смерти
в своем гнезде за грехи мира.
Свет Феникса погас,
древние грехи мира
полностью поглощены пламенем.
Гидра входит в крокодила,
лишает его внутренностей, убивает его,
и возвращается живым.Три дня
лев спал до короля
Разбудил его ревом.
Примечания к программе
Вдохновленный частыми летними поездками в Баварию, Эдвард Элгар (1857–1934) сочинил «Сцены из
Баварское нагорье на стихи, написанные его женой Алисой. Первоначально написанный для хора и фортепиано,
Позже Элгар оркестровал эти песни и в конечном итоге опубликовал аранжировки только для оркестра.
как Три баварских танца. Стилистически произведения напоминают Либеслидер Брамса.
Вальсы с их народно-мелодическим построением и виртуозным сопровождением.Баллада Эдуарда Мерике Der Feuerreitter восходит к швабскому (юго-западная Германия) фольклору.
в котором рассказывается история о странном человеке, который никогда не позволяет себе быть замеченным, кроме как только
до возникновения пожара. В алом капюшоне он расхаживал взад-вперед перед
окно. При первом звуке пожарного колокола он мчался к огню верхом на тощей старой кляче.
Баллада Мерике появилась в виде черновика в 1824 году и состояла из четырех куплетов. В этой версии читателю остается
вопрошание, сам ли всадник поджег огонь или это заклинание огненного демона.К
1841 Мёрике добавил дополнительный стих, в настоящее время третий стих, указывающий на влияние
Magicon (1840-1853), журнал о сверхъестественном и оккультизме. В третьем стихе огненный всадник
владеет осколком Креста Христова, чтобы потушить огонь, но в процессе пожирается
пламя. Язык стиха изображает всадника на огне как кощунственное привидение.
Хьюго Вольф установил версию 1841 года для голоса и фортепиано в 1888 году, а позже оркестровал ее. В 1892 году он
аранжировал свою вокальную постановку для хора SATB.Композитор UNCG и оперный педагог Джек Джарретт сочинил «Совет любви» для хора и фортепиано.
Богато вызывающие воспоминания тексты выбраны из «Камерной музыки» Джеймса Джойса. Джаррет играет на пианино.
как гобелен в этом произведении, обеспечивая основу, на которой текст ясно слышен в
хоровое письмо. Гармонический язык сочный, но не слишком сентиментальный и часто ведет к
неожиданные решения.
-- Боже мой -- вот и закончилась эта бедная маленькая месса -- неужели это действительно священная музыка, которую я только что
написанный, или просто какая-то проклятая музыка? Вы хорошо знаете, я был рожден для комической оперы.Маленький
наука, маленькое сердце, вот и все. Так будь же ты благословен и даруй мне рай!"
предисловие, которое Россини написал к своей Petite Messe Solennelle (1863 г.). Как заметил Наполеон III,
месса не маленькая и не торжественная. Россини написал мессу для хора SATB, солистов SATB, двух
фортепиано и фисгармония. Россини делит «Глорию мессы» на семь движений, которые
на исполнение уходит более тридцати минут. Cum Sancto Spiritu — завершающая часть
из Глории. Россини музыкально манипулирует этим небольшим фрагментом текста в течение шести минут, используя
мелизматическое письмо всеми голосами, контрапункт, гармонические жесты приостановки и отпускания, а также
сдвиги тональности, чтобы произвести не что иное, как «шумную игру» до конца Gloria.Россини писал об этом в своем
вышел на пенсию и назвал это «последним из моих грехов старости».
Финский композитор Эйноюхани Раутаваара (р. 1928) написал четыре стихотворения испанского поэта эпохи гражданской войны:
Федерико Гарсиа Лорка в цикле светских песен «Сюита» де Лорки.
Музыкальный язык, используемый Раутаваарой, точно передает суть письма Лорки.
модальные гармонии и ритмические фигуры, напоминающие популярные испанские песни. Первая песня,
Cancíon de jinte (Песня всадника) одновременно выражает опасение и неизбежность.
с использованием фигуры остинато в тенорах и басах под восклицательным письмом для
сопрано и альты.El grito («Крик или крик») ярко изображает далекий крик, эхом отдающийся в глубине души.
темнота с унисонным глиссандо. В La luna asoma (Луна восходит) слышно, как восходит луна.
из волнистых вод, покрывающих землю. Соло сопрано плывет над хором в третьем
строфа. Согласно заметкам, найденным в Сборнике стихов (Федерико Гарика Лорка, изд. Кристофера
Maurer, 1988): Третья строфа, кажется, намекает на старое суеверие. В своем Справочнике Форда 1855 г.
замечания о севильских апельсинах: «Туземцы не очень прихотливы в еде их: они не думают
они хороши до марта и ядовиты, если их съесть после захода солнца» (918).
драйвовые остинато и открытые интервалы, вызывающие в памяти звуки дико звучащей гитары.
наиграл.Девять томов мадригалов Монтеверди — итог развития жанра от
от высокого Возрождения до раннего барокко; развитие от prima prattica с линейным
имитационная вокальная полифония на seconda prattica, подчеркивающая превосходство ясности текста и
эмоциональная передача превыше всего. Lagrime d'amata al sepolcro della'amata (Слезы
любовник у гроба возлюбленной) из книги шестой (1614) — музыкальный цикл стихотворной формы
известный как сестина. Эта форма состоит из шести шестистрочных строф и трехстишия, где каждая строка
строфы, состоящие из одиннадцати слогов.Схемы рифм нет, однако последнее слово каждого
Строка текста представляет собой одно из шести слов: tomba (гробница), ceilo (небо), seno (грудь), terra (земля), foco.
(горение/огонь), фортепиано (слезы), глауко.
Работа Монтеверди над сестиной началась в ответ на смерть его восемнадцатилетнего
студентка Катарина Монтинелли, любимая певица мантуанского двора, всего через шесть месяцев после его
смерть жены. Несмотря на сдержанный и консервативный стиль, Монтеверди использует строгую поэтическую
структуру для создания повторяющихся мотивных идей, которые пронизывают все движения.текст-живопись Монтеверди,
Текстурные сдвиги и передача страдания занимают центральное место в этом шедевре семнадцатого века.
из литературы Мадригал.
Текст Parce mihi Domine взят из Иова 7:16. Пощади меня, Господи, ведь дни мои
ничего. В результате сотрудничества Яна Гарбарека и ансамбля Хиллиард был выпущен
компакт-диска «Officium» в сентябре 1994 года. В рекламных материалах эта работа описывается как
исследование импровизационного мелодического инструмента в сочетании с музыкой пятнадцатого века
это само по себе имело бы некоторые импровизационные элементы.Настройка Моралеса
навязчиво красива сама по себе. Саксофон усиливает это чувство и переносит
слушатель современного созерцательного состояния.
Премьера Unicornis Captivatur состоялась в исполнении камерного хора Норвежской академии музыки в
2001 г. и посвящен дирижеру Грете Педерсен. Композитор Ола Джело (р. 1978) пишет: «Это
одно из тех произведений, которые написаны не по какому-либо поводу или заказу, а просто
рожденное вдохновением от конкретного текста, который зажигает искру в сердце композитора.То
текст является частью сборника средневековых песнопений под названием Engleberg Codex, принадлежащего
Монастырь Энгельберг в Швейцарии. Коллекция была завершена около 1400 года.
вдохновленный красочным и мощным символизмом и просто чистой драмой, радостью и чувством
торжество, которое излучает текст».
Камерные певцы
Сопрано
Маргарет Карпентер
Лаура Давальт
Джоанн Мартинсон
Сиара О'Нил-Мендоса
Мэгги Рэмси
Тенор
Кайл Беркли
Ник Дэниэлс
Логан Кокс
Джейкоб Райт
Блейн Зигенфусс
Альт
Иден Бэджетт
Энн Клэр Нивер
Джоана Руше
Мэгги Швенкер
Диана Йодзис
Бас
Лукас Сесил
Джастин Хейзелгроув
Джеймс Кейт
Гаррет Сааке
Маклейн Томпсон
Дэвид Вайгель
Брукс Уилсон
Университетский хорал
Сопрано
Шонда Дивайн
Кристен Гобец
Кэролайн Голрик
Мередит Джонс
Ханна Ломас
Джессика Марисканиш
Мэри Вирджиния Норрис
Кэролайн Оливейра
Натали Попович
Натали Пью
Кэтрин Ричардсон
Наташа Тодд
Маргарет Векворт
Тенор
Си Джей Олби
Энтони Баллард
Энтони Бенсон
Дэвид Бойд
Джошуа Хагстрем
Аарон Джексон
Дилан Кернер
Даниэль Козел
Патрик Кейн
Уилл Келли
Эрик Лангер
Грейсон Лейборн
Даниэль Толодзеки
Джереми Уайтнер
Альт
М.Иден Бэджетт
Валери Дэвидсон
Элис Хендерсон
Катарина Кохари
Эмбер Лиминг
Мишель Миллер
Кирби Тредэвэй
Сара Тюттинг
Ольга Ципис
Андрия Уильямсон
Нана Вулф-Хилл
Бас
Уильям Бритто
Коул Фриман
Уил Митчел
Амон Нили
Паоло Пачеко
Джон Павик
Итан Прайс
Джейсон Снайпс
Мэтт Уэбб
Джеймс Уильямс
Департамент производительности
Голосовая зона в UNCG
Д-р Роберт Брейси, председатель
Доктор Дональд Хартманн
Доктор Карла ЛеФевр
г-жа Клара О'Брайен
г-жа Левоне Тобин-Скотт
Доктор Нэнси Уокер
Доктор Роберт Уэллс
Г-н Дэвид Холли, оперный директор
Др.Кэрол Отт, профессор хоровой музыки
Доктор Велборн Янг, директор хоровой деятельности 

200 самых влиятельных музыкантов за последние 25 лет

В детстве Дамини Эбунолува Огулу увлекался комиксами о супергероях. Он хотел быть своим собственным супергероем, поэтому он назвал себя Burna Boy, прозвище, которое последовало за ним в карьере одного из определяющих музыкальных исполнителей сегодняшней африканской диаспоры. После того, как его четвертый студийный альбом African Giant, пронесся летом от Абуджи до Бруклина и распродал все билеты на лондонскую арену Уэмбли, Берна возвращается с Twice as Tall, — более резонансной историей происхождения, объясняющей его восхождение.В сопутствующем анимационном комиксе божество йоруба Орунмила выбирает Бурну, чтобы воплотить свое «тайное пламя». С его помощью Бурне предстоит восстановить веру богов в человечество. Он снова встречает этих Черных богов в 2020 году, его миссия завершена благодаря его оглушительному успеху. «Ты сочиняешь музыку страстно, как будто ведешь войну», — гордо говорит ему один из них.

В два раза выше — боевой клич Бурны. По сравнению с некоторыми из его предыдущих работ, она может показаться тяжелой под тяжестью личных размышлений Берны и панафриканского крестового похода.Его новый угрюмый афро-фьюжн усиливает его страсть. Вдвое выше мог бы укрепить положение Burna как мировой звезды афро-попа с помощью более простых и приятных хитов. Вместо этого он резко поворачивается внутрь себя, уверяя себя в своей силе, и вовне, напоминая миру о его неудачах и его потенциале. Это груз, который стоит нести.


Фото Скотта Грайса/Getty Images

Во время всплеска коммерческого рэпа в конце 90-х Кам’рон стал фактическим послом гарлемского рэпа, привнеся в свои рифмы столько же помпы, сколько и технического мастерства.Уникально изменчивый флоу лидера Dipset легко осмеян, но в то же время безупречен. Как Том Брейхан расшифровал это в 2005 году:

Его скучающий, высокомерный голос перекатывает слоги, пока не находит практически все возможные перестановки, превращая твердые согласные в брошенные камни и лениво играя метафорами наркотиков, как будто они кубики Рубика. В мире Кэма он король Гарлема, перемещающий килограммы, расправляющийся с врагами и разбрасывающийся деньгами с макиавеллистским хладнокровием. У Кэма извращенное красноречие MF DOOM, даже когда он хвастается насилием («Смотрите, петух, и брызгайте / Мы ударим вас из квартала / Пьем саки на судзуке / Мы в заливе Осака») или демонстративным потреблением («Так Я припарковался в зоне буксировки, хром/ Мне все равно, та машина одноразовая, дома»).


Фото Тео Варго / Getty Images для Universal Pictures

С тех пор, как она ворвалась на сцену с «Bodak Yellow» в 2017 году, Cardi B была неудержима. Независимо от платформы — социальных сетей, телевидения или поп-музыки — звезда Бронкса доминирует в культурных дискуссиях благодаря своему характерному голосу, остроумию и нефильтрованной откровенности. Как писал Шелдон Пирс о дебютном альбоме Карди Invasion of Privacy в 2018 году:

Карди отлично говорит, но ее голос сам по себе является инструментом.Он обтекает каждое слово; ее акцент и интонация превращают каждый слог в щелчок, делая каждое высказывание новым. Она владеет своим голосом как оружием, и она может заставить даже обыденное казаться гламурным с помощью особенно удачной фразы. Эта специфическая экономия языка является ядром ее привлекательности, и каждый стих пропитан ее воздействием. Некоторые изюминки смешны до смеха, другие очень умны. Несколько и то, и другое.


Фото Ника Пиклза/WireImage

В начале 21-го века уроженец Онтарио Дэн Снейт выпустил пару замысловатых альбомов IDM под именем Manitoba, прежде чем принять имя Caribou и наполнить свою музыку психоделическими текстурами и светящимися вокальными мелодиями.С тех пор он заигрывал с более простыми стилями танцевальной музыки (особенно под своим псевдонимом Daphni) и исследовал как максимализм, так и минимализм, никогда не отклоняясь слишком далеко от своих ведущих поп-инстинктов. Джеймисон Кокс написал о своем альбоме 2014 года Our Love :

Сладкая индустрия | Маунт Эйри Ньюс


09 января 2022 г.

Во время Рождества многие люди испытывают ностальгию, вспоминая прошлые Рождества, особенно счастливые, проведенные с семьей и друзьями или необычные.Это особенно верно для тех из нас, кто находится в наших старших лет. Поскольку уровень нашей энергии ниже, мы проводим больше времени сидя, вспоминая те счастливые времена минувших лет.

Недавно, во время одного из моих ностальгических «сеансов воспоминаний», который я провел во время последнего рождественского сезона, на ум пришло Рождество 1951 года, 70 лет назад.

Летом 1949 года было организовано армейское резервное подразделение — 426-й батальон полевой артиллерии с частями в Маунт-Эйри и Уинстон-Салеме.Батарея «А» и медицинский отряд располагались в Маунт-Эйри, а остальные подразделения — в Уинстон-Салеме.

Когда в июне 1950 года началась война в Корее, 426-й был немедленно активирован, и ему было приказано явиться в Форт-Брэгг в сентябре. Было задействовано 78 человек из округа Маунт-Эйри / Сарри, которым было приказано явиться в Форт-Брэгг. Некоторые из этих мужчин вскоре были освобождены по разным причинам и вернулись домой.

426-й оставался в Форт-Брэгге до лета 1951 года, когда его перевели в казармы Долан, Швабиш-Халль, Германия.

Бойцы из Маунт-Эйри/округ Сарри служили на важных должностях в батальоне, особенно в батарее «А». Подавляющее большинство были ветеранами Второй мировой войны; у большинства были семьи с детьми дома в Маунт-Эйри.

По мере приближения Рождества 1951 года встал вопрос, как нам лучше отпраздновать рождественский сезон в 3000 милях от дома и семей. Все пришли к общему мнению, что мы должны сделать что-то особенное, что продемонстрирует истинный дух рождественского дарения.

После длительного обсуждения с мужчинами мы решили устроить рождественскую вечеринку для маленьких детей в приюте, расположенном недалеко от нашей военной базы. В этом детском доме проживало около 50 детей. Большинство родителей этих детей погибли во время сражений Второй мировой войны. Эту рождественскую вечеринку мы хотели устроить на свои деньги, без привлечения военного командования. Под руководством старшего унтер-офицера из округа Маунт-Эйри / Сарри мы собрали коллекцию и пожертвовали несколько сотен долларов.

План состоял в том, чтобы привести детей на нашу военную базу, накормить их традиционной рождественской едой, пригласить Санта-Клауса и дать каждому ребенку подарок и угощение из конфет и фруктов. Армейская столовая была украшена елкой, рождественскими гирляндами и другой рождественской зеленью и украшениями, как дома. Никогда еще армейская столовая не была так элегантно украшена к Рождеству.

Детей привезли на базу за несколько дней до Рождества, чтобы у мужчин было собственное празднование Рождества.Солдат служил хозяином для каждого ребенка (моим гостем был маленький 5-летний ребенок, который не понимал по-английски, я также не понимал по-немецки, но дух Рождества преодолел языковые барьеры).

План сработал отлично; дети были заметно взволнованы даже среди группы незнакомых мужчин в армейской форме и в армейской столовой. Мужчины были в равной степени взволнованы духом Рождества и возможностью порадовать группу детей. Они наслаждались оттенком Рождества, подобным тому, который праздновали дома, в Маунт-Эйри.Дети наслаждались замечательным рождественским праздником и дорожили своей едой, подарками и угощениями.

Эти мужчины из Маунт-Эйри/округ Сарри поздравили с Рождеством детей в 3000 милях от дома, детей, которым, вероятно, было бы нечего праздновать в стране, разрушенной разрушительными последствиями Второй мировой войны. После окончания войны в Германии было мало восстановления. Разрушения можно было увидеть повсюду; миллионы немецких военных и гражданских лиц были убиты во время войны, в том числе многие родители детей, которым мы служили.Немецкая экономика не восстановилась, и подавляющее большинство населения питалось за счет американских усилий по оказанию помощи в соответствии с положениями плана Маршалла.

То, что сделали мужчины из Маунт-Эйри/округ Сарри для немецких сирот на Рождество 1951 года, типично для американских военнослужащих, куда бы они ни направлялись, будь то Германия, Корея, Вьетнам, Афганистан, Ирак или Япония.

Среди мужчин из округа Маунт-Эйри / Сарри, которые, как известно, были в Швабиш-холле на Рождество 1951 года и поддерживали рождественскую программу для детей-сирот, были: FSGT Зак Блэкмон, PFC Фрэнк Хейнс, MSGT Турмонд Миллер, SFC Джо Билл Нил, SFC Джек Лич, SGT Кэлвин Велборн, SFC Роберт Холдер, FSGT Остин Пердью, SFC Джек Робертсон, SFC Джеймс Каллахан, MSGT Джордж Карроуэй, SFC Гарольд Селлс, SGT Сесил Чендлер, SGT Рассел Инскор, SGT Обри Уолл, SGT Деннис Чилтон, SGT Чарльз Оллред, SFC Ховард Бисон, SGT Гарри Кинг, CPL Пол Велборн, SGT Кент Гибсон, SGT Джордж Уорт, PFC Буфорд Харви, SFC Роберт Риггс, SFC Гарольд Моксли, SGT Джон Браун.(Если я кого-то упустил, прошу простить).

Все эти люди, кроме Роберта Риггса и меня, с тех пор перешли к своей вечной награде. Без сомнения, этот акт доброты, проявленный к группе детей-сирот, является частью их письменного отчета. Их дети и внуки могут гордиться тем, что сделали их отцы и деды, чтобы сделать Рождество счастливым для некоторых детей-сирот 70 лет назад. Они последовали примеру Главного Учителя, когда Он сказал: «Пустите детей приходить ко Мне и не мешайте им.Ибо таково Царство Небесное. И возложил руки им на головы и благословил их» (Матфея 19:4).

Я заканчиваю это ностальгическое путешествие по закоулкам воспоминаний на личной ноте: мы с Джоном Брауном ехали на поезде на юг в Геппинген, Германия, на базу 28-й пехотной дивизии, чтобы провести Рождество с моим двоюродным братом Гроувером Холдером. Оказавшись там, мы встретили других мужчин из Маунт-Эйри, в том числе Басса Шелтона, чей дом находился на Франклин-стрит. Фред Мерфи, который вместе со своими братьями вел программу о музыке кантри на радио WPAQ в конце 1940-х годов.

Джон Браун, вернувшись домой, много лет занимался канцелярскими товарами. В течение девяти лет он работал в Совете по образованию школ Маунт-Эйри-Сити и 22 года в качестве комиссара Маунт-Эйри-Сити. Гровер Холдер стал баптистским пастором, служа в церквях Северной Каролины и Вирджинии более 50 лет. Фред Мерфи, вернувшись домой, продолжил свою карьеру в стиле кантри. Я работал учителем/администратором в течение 36 лет в школах Маунт-Эйри-Сити и общественном колледже Сарри.

Рождество 1951 года могло бы быть одиноким, унылым днем, но истинный американский дух помощи ближнему принес радость и дух праздника как группе детей-сирот, так и группе мужчин, живущих в 3000 милях от дома. Истинный дух рождественского дарения можно найти и практиковать, где бы вы ни оказались в этот особенный день.

Примечание редактора: «Дневник читателя» — это периодическая статья в The Mount Airy News, содержащая воспоминания и истории местных жителей.

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.