Путешествие в гештальт: Путешествие в Гештальт. Теория и практика

Содержание

«Путешествие в гештальт. Теория и практика.»: sevenevildevils — LiveJournal

Незавершённый гештальт, горячий стул и гештальт-молитва — пожалуй не найти человека, который бы хоть раз не слышал эти слова. Психология сейчас в моде в хорошем смысле этого слова и многие не-специалисты интересуются этой наукой и читают литературу, которая казалось бы интересна только психологам.

Про Гештальт написано много, а говорится ещё больше. Чтобы понять, что это за зверь и кто эти таинственные люди — гештальт-терапевты — можно не читать труды отцов-основателей метода, ведь в 2004 году был издан «первый настоящий учебник гештальт-терапии, написанный россиянами для россиян» — «Путешествие в гештальт. Теория и практика». И я скажу вам — это не просто экскурс, не просто знакомство с направлением психотерапии. Это самое настоящее кругосветное путешествие!

Авторами книги являются Наталья Марковна Лебедева, генеральный секретарь FORGE (Международная Ассоциация Организаций, преподающих Гештальт) и Елена Александровна Иванова, проректор НОУ «Санкт-Петербургский Институт Гештальта». С первых же страниц нам рассказывают, что такое гештальт, кто такой Фриц Перлз, и откуда растут корни направления. А затем мы плавно погружаемся в глубины гештальт-терапии: структура личности, процесс индивидуальной и группповой терапии, особенности терапевтических отношений.

Что мне нравится больше всего — за научным содержанием мы видим личность авторов. Они как будто ведут диалог с читателем, сидя за столом рядом с настольной лампой — именно такие ассоциации возникают у меня. Книга насыщена примерами из практики, отрывками диалогов терапевт-клиент, личными впечатлениями авторов. А для любителей структурированности — материал подкрепляется графиками и таблицами.

Наверное, не-специалистам я бы эту книгу не рекомендовала. Всё-таки для ознакомления с методом не «изнутри» она не подойдёт — язык специфически научен. Но если вы увлекаетесь долго и всерьёз, знакомы с понятием «теория личности», разными направлениями психотерапии и их особенностями, знаете, что происходит в кабинете психолога — то почему бы и нет?) А вот для начинающих студентов-психологов и продолжающих специалистов-профессионалов книга может стать настольной на много вечеров.

Кто со мной в путешествие? — Купить книгу можно на Озоне вот здесь


История

В 2005 г. СПб Институту Гештальта было доверено право проведения Конгресса FORGE (11-й Конгресс FORGE, май, Санкт-Петербург).

В 2006 г. Институт организовал первую для российских гештальтистов международную программу по обучению супервизии в Гештальте, в которой приняли участие большинство преподавателей Института. В этом же году Наталья Лебедева — ректор СПбИГ избрана Президентом Ассоциации «Федерация Русско-язычных Гештальт Институтов» (АРГИ).

В 2007 г. Санкт-Петербургский Институт Гештальта стал единственной российской гештальтистской организацией, аккредитованной в EAGT и EAP (Европейской Ассоциации Психотерапии). С тех пор он успешно проходит пере-аккредитации в этих европейских организациях.

В 2008 г. СПИГ получил право прямой (облегченной) процедуры награждения ECP (Европейского Сертификата Психотерапевта) для своих выпускников, успешно закончивших программу «3-й ступени».

В 2009 г. издательство «Речь» выпустило книгу Н.Лебедевой и А.Лебедевой — первую российскую монографию по использованию гештальт-подхода в индивидуальном бизнес-консультировании (коучинге), работе с группами и организационном консультировании.

Сотрудники Института проходили обучение у опытных специалистов из Европы и США в России и за рубежом, в частности, в Германии, Нидерландах, Дании, Франции и США. Все они удостоены Международных Сертификатов (дипломов) Gestalt-Practician, а ведущие преподаватели СПбИГ — Международных Сертификатов обучающих Гештальт-терапевтов. Их практический стаж в области консультирования, обучения, индивидуальной и групповой психотерапии составил более двадцати пяти лет.

Преподавателями Института регулярно проводятся обучающие семинары не только в России, но и во Франции, Норвегии и других государствах Европы. У нас действительно есть возможность использовать как признанные во всем мире методики, так и собственные технологии, адаптированные к российским условиям.

Санкт-Петербургский Институт Гештальта занимается подготовкой специалистов в области психотерапии, коучинга, бизнес-тренинга, организационного и психологического консультирования. Специалисты Института работали в таких организациях, как Всемирный Банк Реконструкции и Развития, Промстройбанк, Газпром, Автоваз, компания «Илим Палп Энтерпрайз», Самарский Авиационный Институт и многих других; участвовали в программе реконструкции исторического центра Санкт-Петербург.

Институт выдает дипломы о профессиональной переподготовке с присвоением квалификации и правом ведения нового вида деятельности в области психологического консультирования и другой диплом с правом ведения нового вида деятельности в области организационной психологии и управления персоналом.

Путешествие в гештальт: Теория и практика 5926802598

Table of contents :
Оглавление
РАЗДЕЛ I. ПРИГЛАШЕНИЕ К ГЕШТАЛЬТУ
Глава 1. Пространство гештальта
Приглашение к Гештальту
Положение гештальт-терапии в ряду других психотерапевтических подходов
Пространство Гештальта
Гештальт: источники и базовые принципы
Чем занимается Гештальт-терапия
Подведение итогов
Глава 2. Фриц Перлз — создатель гештальта
Литература
РАЗДЕЛ II. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ КОРНИ
ГЕШТАЛЬТА
Предисловие ко второму разделу
Глава 1. Гештальт и психоанализ
Литература
Глава 2. Восточные духовные практики
Терапия на основе концентрации
«Недеяние»
Холистичность, или отношение к полярностям
Акцентирование внимания
на сенсорных сигналах
Литература
Глава 3. Феноменология
Литература
Глава 4. Феноменология
Литература
Глава 5. Гештальт-психология
Свойства Гештальта

Литература
РАЗДЕЛ III. ТЕОРИЯ SELF
Глава 1. Понятие «self» в гештальте
Литература
Глава 2. Цикл контакта
Литература
Глава 3. Срывы цикла контакта, или Сопротивления
в Гештальте
Что такое сопротивление
Чему сопротивление и ради чего
оно существует
Откуда берутся сопротивления
Роль сопротивлений для терапевта
Как сопротивления узнавать
и что с ними делать?
Виды сопротивлений
Конфлуэнция
Конфлуэнция I рода
Конфлуэнция II рода
Интроекция
Проекция
Ретрофлексия
Дефлексия
Профлексия
Эготизм
Девалидизация, или обесценивание
«Этажерка» сопротивлений
Сопротивления и цикл контакта
Литература
РАЗДЕЛ IV.
ПРОЦЕСС ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ
Предисловие
Глава 1. Общий взгляд на процесс гештальт-терапии
Предмет и задача гештальт-терапии
Цели гештальт-терапии
Кто является средой для клиента в процессе гештальт-
терапии?
Повторяющиеся паттерны поведения клиента
и единицы разного порядка
Процесс контакта
Граница-контакт и ее модальности
Стратегические направления в гештальт-терапии.
Эксперимент, техника «челнока»,
континуум осознавания
1. Континуум осознавания
2. Эксперименты, направленные на актуализацию
3. «Челноки»
Литература
Глава 2. Гомеостаз и творческое приспособление
Гомеостаз. Его физиологическая
и психологическая составляющие
Ассимиляция новизны: режимы консервативного
приспособления и творческой адаптации
Симптом
Виды цикла контакта по П. Гудману
1. «Яблочко»
2. «Боль»
3. «Простуда» или «Ядовитый куст»
4. «Золушка»
Острая ситуация высокой интенсивности
и хроническая ситуация низкой интенсивности
Роль незавершенных гештальтов в формировании
повторяющихся паттернов поведения клиента
Терапевтические гипотезы
Стратегия построения эксперимента
Литература
Глава 3. Потребности как основной механизм развития
Потребности или инстинкты?
Структура потребностей
Иерархия потребностей
Нарушение иерархии потребностей
Этапы реализации сложных потребностей
Желание
Эмоции
Мышление
Литература
Глава 4. Тревога
Феномен тревоги. Тревога с точки зрения различных
психотерапевтических подходов
Тревога и возбуждение
Тревога, страх, испуг
Тревожные состояния
Гештальт в работе с тревогой
Литература
РАЗДЕЛ V. ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ
В ГЕШТАЛЬТЕ
Глава 1. В начале пути
Уровни присутствия
Экзистенциальный диалог
Контролируемое участие
Фрустрация и поддержка
Фрустрация
Поддержка
Неспецифическая поддержка
Специфическая поддержка
Создание доверительных отношений
Терапевтический контракт и терапевтический альянс
Литература
Глава 2. Перенос и контрперенос
в гештальт-терапии
Перенос
Контрперенос
Литература
Глава 3. Этапы терапевтического процесса
Глава 4. Вопросы профессиональной этики
Литература
РАЗДЕЛ VI. ГЕШТАЛЬТ-ПОДХОД В РАБОТЕ
СО СНОВИДЕНИЯМИ
Глава 1. Основные направления работы со сновидениями
в индивидуальной гештальт-терапии
Литература
Глава 2. Теоретические и технические комментарии
Литература
Глава 3. Работа со сновидным материалом в групповой
гештальт-терапии
Литература
РАЗДЕЛ VII. ГЕШТАЛЬТ В ГРУППАХ
Глава 1. Источники групповой работы в Гештальте
Литература
Глава 2. Основные виды современных гештальт-групп
Литература
Глава 3. Интерактивные групповые эксперименты
Литература
Глава 4. Шеринг в гештальт-группах
Литература
Глава 5. Развитие теории и практики Гештальта в группах
Литература

Citation preview

ОГЛАВЛЕНИЕ РАЗДЕЛ I. ПРИГЛАШЕНИЕ К ГЕШТАЛЬТУ Глава 1. Пространство гештальта Приглашение к Гештальту Положение гештальт-терапии в ряду других психотерапевтических подходов Пространство Гештальта Гештальт: источники и базовые принципы Чем занимается Гештальт-терапия Подведение итогов

18 18 19 22 25 25 27

Глава 2.

Фриц Перлз — создатель гештальта Литература

28 40

РАЗДЕЛ II. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ КОРНИ ГЕШТАЛЬТА Предисловие ко второму разделу

41

Глава 1. Гештальт и психоанализ Литература

41 57

Глава 2. Восточные духовные практики Терапия на основе концентрации «Недеяние» Холистичность, или отношение к полярностям Акцентирование внимания на сенсорных сигналах Литература

58 60 66 69

Глава 3. Феноменология Литература

77 85

Глава 4. Феноменология Литература

86 97

Глава 5. Гештальт-психология Свойства Гештальта Литература

72 76

98 106 120

546

Оглавление

РАЗДЕЛ Ш. ТЕОРИЯ SELF Глава 1. Понятие «self» в гештальте Литература

121 136

Глава 2. Цикл контакта Литература

137 150

Глава 3. Срывы цикла контакта, или Сопротивления в Гештальте Что такое сопротивление Чему сопротивление и ради чего оно существует Откуда берутся сопротивления Роль сопротивлений для терапевта Как сопротивления узнавать и что с ними делать? Виды сопротивлений Конфлуэнция Конфлуэнция I рода Конфлуэнция II рода Интроекция Проекция Ретрофлексия > Дефлексия Профлексия Эготизм Девалидизация, или обесценивание «Этажерка» сопротивлений Сопротивления и цикл контакта _ Литература

151 151 152 155 158 160 164 167 167 169 172 182 190 199 204 206 211 212 214 221

РАЗДЕЛ IV. ПРОЦЕСС ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ Предисловие Глава 1. Общий взгляд на процесс гештальт-терапии Предмет и задача гештальт-терапии „ Цели гештальт-терапии

222 222 222 224

Оглавление

Кто является средой для клиента в процессе гештальттерапии? Повторяющиеся паттерны поведения клиента и единицы разного порядка Процесс контакта Граница-контакт и ее модальности Стратегические направления в гештальт-терапии. Эксперимент, техника «челнока», континуум осознавания 1. Континуум осознавания 2. Эксперименты, направленные на актуализацию 3. «Челноки» Литература

547

225 229 235 240

245 248 250 257 261

Глава 2. Гомеостаз и творческое приспособление Гомеостаз. Его физиологическая и психологическая составляющие Ассимиляция новизны: режимы консервативного приспособления и творческой адаптации Симптом Виды цикла контакта по П. Гудману 1. «Яблочко» 2. «Боль» 3. «Простуда» или «Ядовитый куст» 4. «Золушка» Острая ситуация высокой интенсивности и хроническая ситуация низкой интенсивности Роль незавершенных гештальтов в формировании повторяющихся паттернов поведения клиента Терапевтические гипотезы Стратегия построения эксперимента Литература

262

281 284 290 292

Глава 3.

Потребности как основной механизм развития Потребности или инстинкты? Структура потребностей Иерархия потребностей

293 293 294 301

262 265 267 268 269 269 270 272 274

548

Оглавление

Нарушение иерархии потребностей Этапы реализации сложных потребностей Желание Эмоции Мышление Литература Глава 4. Тревога Феномен тревоги. Тревога с точки зрения различных психотерапевтических подходов Тревога и возбуждение Тревога, страх, испуг Тревожные состояния Гештальт в работе с тревогой Литература

301 306 308 309 314 317 318 318 322 324 326 330 336

РАЗДЕЛ V. ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В ГЕШТАЛЬТЕ Глава 1. В начале пути Уровни присутствия Экзистенциальный диалог Контролируемое участие Фрустрация и поддержка Фрустрация Поддержка Неспецифическая поддержка Специфическая поддержка Создание доверительных отношений Терапевтический контракт и терапевтический альянс Литература Глава 2. Перенос и контрперенос в гештальт-терапии Перенос Контрперенос Литература Глава 3. Этапы терапевтического процесса

337 340 348 354 359 363 366 367 368 372 374 379 381 381 405 414 415

Оглавление

Глава 4. Вопросы профессиональной этики Литература

549

419 437

РАЗДЕЛ VI. ГЕШТАЛЬТ-ПОДХОД В РАБОТЕ СО СНОВИДЕНИЯМИ Глава 1. Основные направления работы со сновидениями в индивидуальной гештальт-терапии Литература

440 451

Глава 2. Теоретические и технические комментарии Литература

453 467

Глава 3. Работа со сновидным материалом в групповой гештальт-терапии Литература

468 471

РАЗДЕЛ VII. ГЕШТАЛЬТ В ГРУППАХ Глава 1. Источники групповой работы в Гештальте Литература

472 481

Глава 2. Основные виды современных гештальт-групп Литература

483 503

Глава 3. Интерактивные групповые эксперименты…-. Литература

505 515

Глава 4. Шеринг в гештальт-группах Литература

516 539

Глава 5. Развитие теории и практики Гештальта в группах Литература

540 544

ТОП-15 книг по гештальт терапии

1. Внутри и вне помойного ведра

Фредерик Перлз


Со страниц этой необычной книги перед читателем предстает образ автора, история его исканий, духовного роста, философских размышлений. Здесь же содержатся интересные научные наблюдения и выводы, представляющие большой интерес для всех, кто интересуется современной психологией.

Внутри и вне помойного ведра pdf

2. Позиция слушателя-терапевта

Джон Энрайт

Джон Энрайт — Позиция слушателя-терапевта (doc)

Содержание книги:
Введение
Позиция терапевтического слушания
Позиция слушателя-терапевта — суть терапевтической теории
Обучение в практике и знание дает практическое, «организмическое»
Нулевая позиция (Позиция 0)
Позиция вовлечения или восприятия интенсивности (позиция 1)
Позиция «оригинальности» (позиция 2)
Отражающее слушание (позиция 3)
Сознательное слушание (позиция 4)
Позиция ответственности (позиция 5)
Позиция раскрытия (позиция 6)
Экзистенциальная позиция (позиция 7)
Позиция совершенствования (позиция 8)
Вспомогательные позиции
Послесловие

Читать тезисы книги Позиция слушателя-терапевта

3. Гештальттерапия

Жан-Мари Робин

В краткой по объему (всего 22 страницы), но насыщенной по содержанию книге, в доступной форме излагаются теоретические и практические основы гештальт-подхода, описаны стандарты подготовки гештальт-терапевтов.  Заслуживает внимания рассказанная Робином история возникновения гештальтерапии.

Робин Гештальттерапия doc

 

 

4. Путешествие в гештальт. Теория и практика

Наталья Лебедева, Елена Иванова

Первый российский учебник по гештальт-терапии, где подробно освещены теоретические и методические основы этого направления (а также связь гештальт-терапии с психоанализом, экзистенциальной психологией, восточными духовными практиками и др.), процесс гештальт-терапии (с множеством примеров из практики), особенности терапевтических отношений.

Читайте тезисы про отличия гештальта и психоанализа

Содержание книги ‘Путешествие в гештальт’

Содержание учебника «Путешествие в Гештальт: теория и практика» ПРИГЛАШЕНИЕ К ГЕШТАЛЬТУ Пространство гештальта Приглашение к Гештальту Положение гештальт-терапии в ряду других психо терапевтических подходов Пространство Гештальта Гештальт: источники и базовые принципы Чем занимается Гештальт-терапия Подведение итогов Фриц Перлз — создатель гештальта ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ КОРНИ ГЕШТАЛЬТА Гештальт и психоанализ Восточные духовные практики Терапия на основе концентрации «Недеяние» Холистичность, или отношение к полярностям Акцентирование внимания на сенсорных сигналах Феноменология Экзистенциализм Гештальт-психология Свойства Гештальта Нарушение иерархии потребностей Этапы реализации сложных потребностей Желание Эмоции Мышление Тревога Феномен тревоги. Тревога с точки зрения различных психотерапевтических подходов Тревога и возбуждение Тревога, страх, испуг Тревожные состояния Гештальт в работе с тревогой ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В ГЕШТАЛЬТЕ В начале пути Уровни присутствия Экзистенциальный диалог Контролируемое участие Фрустрация и поддержка Фрустрация Поддержка Нсспецнфическая поддержка Специфическая поддержка Создание доверительных отношений Терапевтический контракт и терапевтический альянс Перенос и контрперенос в гештальт-терапии Перенос Контрперенос Этапы терапевтического процесса Вопросы профессиональной этики ГЕШТАЛЬТ-ПОДХОД В РАБОТЕ СО СНОВИДЕНИЯМИ Основные направления работы со сновидениями в индивидуальной гештальт-терапни Теоретические и технические комментарии Работа со сновндным материалом в групповой гештальт-терапии ГЕШТАЛЬТ В ГРУППАХ Источники групповой работы в Гештальте Основные виды современных гештальт-групп Интерактивные групповые эксперименты Шеринг в гештальт-группах Развитие теории и практики Гештальта в группах ЛИТЕРАТУРА

Путешествие в гештальт (pdf)

5.

Гештальт-терапия в клинической практике. От психопатологии к эстетике контакта

Эта книга революционна в своем рассмотрении психопатологии в контексте отношений, и она предлагает специфически сформулированный гештальт-терапевтический взгляд на понимание психопатологии.

Она рассматривает психопатологию как совместно созданный феномен поля, который возникает на границе контакта и может быть преобразован в процессе контакта.

Это заслуживающая внимания попытка распространить основные положения теории гештальт-терапии о жизнедеятельности человека на понимание серьезно нарушенных клиентов и психотического функционирования, личностных, психосоматических, пищевых, сексуальных и других расстройств.    Купить в бумажном виде

Содержание книги Гештальт-терапия в клинической практике

Содержание Часть I. Основные принципы гештальт-терапии в клинической практике Глава 1. Основы и развитие гештальт-терапии в современном обществе 26 Глава 2. Гештальт-терапевтический подход к психопатологии 54 Глава 3. Подход к диагностике в гештальт-терапии 74 Глава 4. Перспектива развития в Гештальт-терапии. Полифоническое развитие сфер компетенций Глава 5. Ситуационная этика и этический мир гештальт-терапии 121 Глава 6. Научные исследования и гештальт-терапия 137 Глава 7. Сочетание гештальт-терапии и психиатрического лечения 151 Часть II. Специфические контексты Глава 8. Социальный контекст и психотерапия 173 Глава 9. Политическое измерение в гештальт-терапии 185 Глава 10. Жизнь в мультикультурных контекстах 201 Глава 11. Гештальт-терапия и теории развития 215 Глава 12. Стыд 229 Часть III. Специфические жизненные ситуации Глава 13. Позолоченная клетка творческого приспособления: гештальт-подход в психотерапии детей и подростков 240 Глава 14. Риск психопатологии в пожилом возрасте 256 Глава 15. Утрата и горе. Когда смерть одного человека делает бессмысленным все существование 269 Глава 16. Способность «двигаться дальше». Гештальт-подход в терапии травматического опыта Глава 17. Оценка Суицидального Риска 302 Часть IV. Специфические клинические страдания Глава 18. «На что это похоже?» Гештальт-подход в работе с деменцией 317 Глава 19. Зависимое поведение 333 Глава 20. За столпами Геркулеса. Перспективы Гештальт-терапии в работе с психозами 355 Глава 21. Гештальт-подход в работе с депрессивным опытом 390 Глава 22. Биполярный опыт 417 Глава 23. Тревога внутри ситуации: нарушения контактного опыта 433 Глава 24. Гештальт-терапия в работе с паническими атаками 448 Глава 25. Гештальт-терапия фобического, обсессивного и компульсивного стиля отношений 461 Глава 26. Анорексия, булимия и гиперфагия: драматические формы женского творческого приспособления 483 Глава 27. Гештальт-подход в работе с психосоматическими расстройствами 508 Глава 28. Проблемы сексуальных отношений: любовь и страсть в контексте 525 Глава 29. Введение в расстройства личности. Диагностические и социальные соображения 542 Глава 30. Пограничный опыт: рана границы 549 Глава 31. От грандиозности образа к полноте контакта. Мысли о гештальт-терапии и нарциссическом опыте 580 Глава 32. Истерия: Формальное определение и новый подход к феноменологическому пониманию. Психопатологическое переосмысление 600 Глава 33. Виды агрессивного поведения 613

6. Быть в присутствии другого

Жан-Мари Робин

Жан-Мари Робин — клинический психолог, гештальт-терапевт, один из создателей Европейской Ассоциации Гештальт-терапии. Традиционная гештальттерапия объединяет понятия «Я» и self, а новаторская, постмодернистская рассматривает self как контакт «Я» с другими людьми и со средой, в процессе которого происходит постоянная корректировка границ между собой и миром. Именно от такого понимания self и отталкивается в своей книге французский клинический психолог и гештальттерапевт Жан-Мари Робин. Он подробно описывает историю создания собственного терапевтического подхода, основанного на «self-контакте» клиента с психологом; посредством такого взаимодействия пациент приходит к осознанию собственной идентичности и находит решение своей проблемы. Читать тезисы из книги 

Быть в присутствии другого Робин doc

7. Now for next. Настоящее для будущего

Спаниоло Лобб М.

Название: Сейчас-ради-потом в психотерапии. Гештальт-терапия, рассказанная в обществе эпохи постмодернизма. Оригинальное названиеThe Now-for-Next in Psychotherapy. Gestalt Therapy Recounted in Post-Modern Society.

Читать статью про лидерство из книги Now for next

Читать доклад Маргериты Спаньоло-Лобб «Гештальт теория развития»

Купить в бумажном виде

Содержание книги NOW for NEXT

Глава 1. Клиническая гештальт-терапия в обществе эпохи постмодернизма От интрапсихической парадигмы к парадигме совместно создаваемой реальности Терапевтические отношения как реальный «факт»: власть опыта Роль агрессии в контексте социальной жизни и понятие психопатологии как неподдержанное действие «ad-gredere» Единство поля организм/среда, стремление к контакту и формирование границы контакта Психотерапия, основанная на эстетических ценностях Динамика фигура/фон Постмодернистская терапия на практике Терапевтическая сессия Post scriptum Что изменяется согласно гештальт-терапии? Глава 2. Self, создающий контакт и создаваемый в контакте. Классическая теория гештальт-терапии (с комментариями Филиппа Лихтенберга) Поле организм/среда Self как процесс, функция и событие контакта 3.2.1. Три функции self 3.2.1.1.  Функция id 3.2.1.2.  Функция personality 3.2.1.3.  Функция ego 3.3.  Опыт контакта-и-выхода-из-контакта 3.4.  Нарушения функционирования self. Психопатология и диагностика в гештальт-терапии 3.5. Цель психотерапии: от эготизма к творчеству в отношениях 4.1.  Временной аспект в процессе контакта 4.2.  Опыт «между» Заключение Глава 3. Глубина поверхности, Соматический опыт и концепция развития через призму клинических симптомов Внимание гештальт-терапии к опыту телесности Вопрос теории развития в гештальт-терапии Диахронный и синхронный уровни: фигура и фон в создании контакта Гештальт-терапевтическая карта полифонического развития зон Гештальтистская концепция развития в клинических проявлениях Примеры из клинической практики Улыбка против тошноты Материализованная смерть Я люблю тебя, не покоряясь тебе Заключение Глава 4. Рассказ о себе в терапии: now-for-next и гештальтистская диагностика Совместное создание рассказа на границе контакта Уловить now-for-next в рассказе пациента: диагностика и терапия на практике 2.1. Терапевтический рассказ при интроективном стиле контакта 2.2. Терапевтический рассказ при проективном стиле контакта 2.3.  Терапевтический рассказ при ретрофлексивном стиле контакта 2.4.  Терапевтический рассказ при конфлюэнтном стиле контакта Заключение Глава 5. Агрессия и конфликт в обществе и в психотерапии эпохи постмодернизма Агрессия и конфликт: в разных антропологиях Агрессия, конфликт и контактная интенциональность в постмодернистком обществе Проживание конфликта в терапевтических отношениях: пример из терапевтической практики От потребности в агрессии к потребности в укорененности: новый терапевтический и социальный взгляд на конфликт 4.1.  Социальное отрицание потребности в укорененности 4. 2.  Укорененность как совместное создание плодородной почвы Конфликт в терапевтических отношениях сегодня: от поддержки фигуры к поддержке фона Примеры из практики: поддержка фона в случае работы с агрессией 6.1.  Пример проявления агрессии в рамках паттерна интроективного контакта 6.2.  Пример проявления агрессии в рамках паттерна проективного контакта 6.3.  Пример проявления агрессии в рамках паттерна ретрофлексивного контакта 6.4.  Пример проявления агрессии в рамках паттерна конфлюэнтного контакта Заключение Глава 6. Любовь в психотерапии. От смерти Эдипа к появлению поля ситуации Введение Любовь терапевта Этика терапевтической любви Любовь пациента Любовь в терапии как событие на границе контакта Имплицитное присутствие Эдипова комплекса и реляционного знания в терапевтическом сеттинге: на пути к преодолению поляризации id/ego Сексуальность и любовь в поле ситуации От мифа об Эдипе к полю ситуации триады Два примера из терапевтической практики: триада в диаде психотерапевтической сессии 9. 1.  Влюбленный пациент 9.2.  Пример из международного семинара Заключение Глава 7. Принцип now-for-next в психотерапии пары Жизнь пары как возбуждение и рост на границе контакта: вклад гештальт-терапии Три эмпирических аспекта «нормальности» пары Видеть отличие другого Понимать имплицитное желание другого, которое нас ранит Прыгнуть в неопределенность отношений и сделать счастливым другого Модель гештальт-терапии с парами Формат модели Ориентирующие моменты модели: синхронный аспект Первый шаг: «Почему мы здесь» Второй шаг: «У нас как у пары есть почва» Третий шаг: «Я хотел бы, чтобы ты…» Четвертый шаг: «Я хотела бы, чтобы ты знал…» Использование ориентирующих аспектов 3.4.  Соотнесение терапевтической интервенции с периодом развития пары: диахронный аспект Обращение за помощью и социальные ценности Клинический пример: «танец нарциссов» Заключение Глава 8. Принцип now-for-next в психотерапии семьи Семья как среда и как организм, или обращение за помощью как творческий акт Новая парадигма терапии семейных отношений Гештальт-терапия в работе с семьями Пример из повседневной жизни периода постмодерна Вопрос одной матери Доверие инаковости как этическая ценность интервенций при работе с семьей Превратности повседневной жизни и семейные отношения сегодня Критерии гештальт-подхода для диагностики и терапевтического воздействия при работе с семьей Выбор формата Диагностический и клинический подход гештальт-терапевта Гештальтистская модель интервенций в работе с семьей Глава 9. Принцип now-for-next в групповой психотерапии. Волшебство бытия вместе Гештальтистские интервенции в работе с группой Работа Перлза в группе Культурная эволюция понятия «быть-в-группе» и гештальтистская литература Модель гештальтистской интервенции в группах Предпосылки Гештальтистское понятие лидерства Диагностика и гештальт-терапия группы Качество контакта: эстетическая и синхронная диагностика группы Возбуждение и присутствие участников группы Гибкость лидерства Способность принять новизну и инаковость участников группы 4.5. Развитие контактной интенциональности участников: диахронная диагностика или групповой процесс 4.5.1. Фаза 1 — Формирование группы 4.5.2.  Фаза 2 — Групповая идентичность 4.5.3.  Фаза 3 — Переструктурирование неоспаримых истин и доверие новизне 4.5.4.  Фаза 4 — Групповая близость 4.5.5.  Фаза 5 — Сепарация и излучение магии группы Применение гештальтистской модели работы с группой Заключение Глава 10. Обучение в гештальт-терапии. Новизна, возбуждение и рост в группе Этика гештальтистского образования Основной принцип этики Эстетика как этика Как концепция дентальной агрессии изменяет традиционное понимание обучения Этика обучения и общество 1.4.1. Обучение гештальт-терапии в эпоху искажения социальных ценностей: учить проходить через конфликты 1.4.2. Обучение гештальт-терапии в эпоху утраты чувствительности и эмоциональной пустоты: учить смелости быть с другим Обучающее/учащееся сообщество: учить чтобы текучесть обретала форму Развитие self-в-обучении Автономия из принадлежности: разрешение создавать благополучие в обществе

8. Гештальт, ведущий к просветлению

Энрайт Джон

Enlightening Gestalt: Waking Up from the Nightmare

В этой книге Джон Энрайт, один из известнейших гештальттерапевтов в нашей стране, объединил западный и восточный подход к природе человека. В русле первого, где человек, насколько бы развитым он ни был, может прийти к чему-то лучшему, гештальттерапия становится уникальным и эффективным методом решения проблем трансформации и личностного роста.

Гештальт, ведущий к просветлению doc

9.Психоаналитическая диагностика. Понимание структуры личности в клиническом процессе | Мак-Вильямс Нэнси

Это один из самых современных базовых учебников по психоаналитической диагностике личности, написанный прекрасным языком и содержащий стройное синтезированное изложение существующих психоаналитических подходов к структуре личности и конкретные практические рекомендации по проведению психоаналитической терапии с разными типами пациентов.

Типы психологических защит

Психотипы личностей

Читать книгу онлайн (удобный формат)

Купить в бумажном виде

Содержание книги

От хаоса – к структуре, от симптома – к личности 1 Благодарность 2 Предисловие 3 Введение 3 Замечания относительно терминологии 4 Замечания относительно общего тона книги 4 Часть I. Концептуальные положения 5 1. Зачем нужен диагноз? 5 Планирование лечения 5 Прогнозирование 6 Защита потребителя 6 Установление эмпатии 6 Предотвращение уклонения от лечения 7 Прочие выгоды 7 Ограничения полезности диагностики 8 Дополнительная литература 8 2.  Психоаналитическая диагностика личности 9 Классическая теория драйвов Фрейда 9 Эго-психология 11 Традиция объектных отношений 12 Сэлф-психология 14 Другие вклады психоанализа в оценку личности 15 Заключение 15 Дополнительная литература 15 3. Уровни развития организации личности 15 Исторический контекст: диагностика уровня патологии характера 16 Диагнозы Крепелина: неврозы и психозы 16 Диагностические категории Эго-психологии: симптоматический невроз, невротический характер, психоз 17 Диагноз с точки зрения объектных отношений: пограничная психопатология 18 Специфические измерения спектра “невротик – пограничный – психотик” 19 Характеристики структуры личности невротического уровня 19 Характеристики структуры личности психотического уровня 21 Характеристики пограничной (borderline) структуры личности 22 Заключение 24 Дополнительная литература 24 4. Клиническое приложение уровней развития организации личности 24 Психоаналитическая терапия с пациентами невротического уровня 24 Общепринятые модели терапии относительно здоровых пациентов 25 Другие подходы к относительно здоровым пациентам 25 Психоаналитическая терапия с пациентами психотического уровня 25 Поддерживающая техника: создание атмосферы психологической безопасности 26 Поддерживающая техника: воспитание пациента 27 Поддерживающая техника: привязка тревоги к определенным стрессам 28 Психоаналитическая терапия с пограничными пациентами 29 Экспрессивная техника: безопасные границы 29 Экспрессивная техника: проговаривание контрастных чувственных состояний 30 Экспрессивная техника: интерпретация примитивных защит 30 Экспрессивная техника: получение супервизирования от пациента 31 Экспрессивная техника: поддержка индивидуации и препятствие регрессии 31 Экспрессивная техника: интерпретация в состоянии покоя 32 Экспрессивная техника: соответствующий материал контрпереноса 32 Взаимодействие зрелостных и типологических измерений личности 32 Заключение 33 Дополнительная литература 33 5.  Первичные (примитивные) защитные процессы 33 Примитивная изоляция 35 Отрицание 35 Всемогущий контроль 36 Примитивная идеализация (и обесценивание) 37 Проекция, интроекция и проективная идентификация 38 Расщепление (splitting*) Эго 39 Диссоциация 40 Заключение 40 Дополнительная литература 40 6. Вторичные (высшего порядка) защитные механизмы 40 Репрессия (вытеснение) 40 Регрессия 41 Изоляция 42 Интеллектуализация 42 Рационализация 43 Морализация 43 Компартментализация (раздельное мышление) 43 Аннулирование (undoing) 44 Поворот против себя 44 Смещение 45 Реактивное образование 45 Реверсия 46 Идентификация 46 Отреагирование (вовне-действие, отыгрывание, acting out) 47 Сексуализация (инстинктуализация) 48 Сублимация 49 Заключение 50 Дополнительная литература 50 ЧАСТЬ II. Типы организации характеров 50 Основания для построения глав 50 Характер, патология характера и ситуационные факторы 50 Ограниченность выбора типов личностей 51 7. Психопатические (антисоциальные) личности 51 Драйвы, аффекты и темперамент при психопатии 52 Защитные и адаптационные процессы при психопатии 52 Объектные отношения при психопатии 53 Психопатическое собственное “Я” 53 Перенос и контрперенос с психопатическими пациентами 54 Терапевтические рекомендации при диагнозе психопатия 54 Дифференциальный диагноз 56 Психопатическая личность в сравнении с параноидной 56 Психопатическая личность в сравнении с диссоциативной 56 Психопатическая личность в сравнении с нарциссической 56 Заключение 56 Дополнительная литература 57 8.  Нарциссические личности 57 Драйвы, аффекты и темперамент при нарциссизме 58 Защитные и адаптивные процессы при нарциссизме 58 Объектные отношения при нарциссизме 59 Нарциссическое собственное “Я” 60 Перенос и контрперенос с нарциссическими пациентами 60 Терапевтическое применение диагноза нарциссизма 61 Дифференциальный диагноз 62 Нарциссическая личность в сравнении с нарциссическими реакциями 62 Нарциссические личности в сравнении с психопатическими 62 Нарциссические личности в сравнении с депрессивными 63 Нарциссические личности в сравнении с обсессивно-компульсивными 63 Нарциссическая личность в сравнении с истерической 63 Заключение 63 Дополнительная литература 63 9. Шизоидные личности 63 Драйвы, аффекты и темперамент шизоидных личностей 64 Защитные и адаптационные процессы у шизоидных личностей 64 Объектные отношения шизоидных личностей 65 Шизоидное собственное “Я” 65 Перенос и контрперенос с шизоидными пациентами 66 Терапевтические рекомендации при диагнозе шизоидной личности 67 Дифференциальный диагноз 68 Уровень патологии 68 Шизоиды в сравнении с обсессивными и компульсивными личностями 68 Заключение 68 Дополнительная литература 69 10.  Параноидные личности 69 Драйвы, аффекты и темперамент параноидной личности 69 Защитные и адаптационные процессы при паранойе 70 Объектные отношения при паранойе 71 Параноидное собственное “Я” 72 Перенос и контрперенос с параноидными пациентами 73 Терапевтические рекомендации при установлении диагноза “паранойя” 73 Дифференциальный диагноз 75 Параноидная личность в сравнении с психопатической 75 Параноидные личности в сравнении с обсессивными 75 Параноидная личность в сравнении с диссоциативной 76 Заключение 76 Дополнительная литература 76 11. Депрессивные и маниакальные личности 76 Депрессивные личности 76 Драйвы, аффекты и темперамент при депрессии 77 Защитные и адаптивные процессы при депрессии 77 Объектные отношения при депрессии 78 Депрессивное собственное “Я” 79 Перенос и контрперенос с депрессивными пациентами 80 Терапевтическое применение диагноза депрессии 81 Дифференциальный диагноз 82 Депрессивная личность в сравнении с нарциссической 83 Депрессивнная личность в сравнении с мазохистической 83 Маниакальные и гипоманиакальные личности 83 Драйвы, аффекты и темперамент при мании 83 Защитные и адаптационные процессы при мании 84 Маниакальное собственное “Я” 84 Перенос и контрперенос с маниакальными пациентами 84 Терапевтические применения диагноза мания и гипомания 84 Дифференциальный диагноз 85 Гипоманиакальная личность в сравнении с истерической 85 Гипоманиакальная личность в сравнении с нарциссической 85 Гипоманиакальная личность в сравнении с компульсивной 85 Мания в сравнении с шизофренией 86 Заключение 86 Дополнительная литература 86 12.  Мазохистические (пораженческие, саморазрушительные [self-defeating]) личности* 86 Драйвы, аффекты и темперамент при мазохизме 87 Защитные и адаптационные процессы при мазохизме 87 Объектные отношения при мазохизме 88 Мазохистическое собственное “Я” 89 Перенос и контрперенос с мазохистическими пациентами 90 Терапевтические рекомендации при диагнозе мазохизма 91 Дифференциальный диагноз 92 Мазохистическая личность в сравнении с депрессивной 92 Мазохистическая психология в сравнении с диссоциативной 93 Заключение 93 Дополнительная литература 93 13. Обсессивные и компульсивные личности 93 Драйвы, аффекты и темперамент обсессивных и компульсивных личностей 94 Защитные и адаптационные процессы у обсессивных и компульсивных личностей 95 Когнитивные защиты против драйвов, аффектов и желаний 95 Поведенческие защиты против драйвов, аффектов и желаний 95 Реактивное образование 96 Объектные отношения обсессивных и компульсивных личностей 96 Обсессивно-компульсивное собственное “Я” 97 Перенос и контрперенос с обсессивными и компульсивными пациентами 98 Терапевтические рекомендации при диагнозе обсессивной или компульсивной личности 99 Дифференциальный диагноз 100 Обсессивная личность в сравнении с нарциссической 100 Обсессивная личность в сравнении с шизоидной 100 Обсессивность в сравнении с состояниями органического происхождения 101 Заключение 101 Дополнительная литература 101 14.  Истерические, или театральные (histrionic) личности 101 Драйвы, аффекты и темперамент при истерии 102 Защитные и адаптивные процессы при истерии 102 Объектные отношения при истерии 103 Истерическое собственное “Я” 104 Перенос и контрперенос с истерическими пациентами 105 Терапевтические следствия диагноза “истерия” 106 Дифференциальный диагноз 107 Истерическая личность в сравнении с психопатической 107 Истерическая личность в сравнении с нарциссической 107 Истерическая личность в сравнении и диссоциативной 107 Истерия в сравнении с физиологически обусловленными состояниями 107 Заключение 108 Дополнительная литература 108 15. Диссоциативные личности 108 Драйвы, аффекты и темперамент при диссоциативных состояниях 109 Защитные и адаптационные процессы при диссоциативных состояниях 110 Объектные отношения при диссоциативных состояниях 111 Диссоциативное собственное “Я” 111 Перенос и контрперенос с диссоциативными пациентами 112 Терапевтические рекомендации при диагнозе диссоциативного состояния 113 Дифференциальный диагноз 114 Диссоциативные состояния в сравнении с функциональными психозами 114 Диссоциативнное состояние в сравнении с пограничным 114 Диссоциативные состояния в сравнении с истерическими 115 Диссоциативные состояния в сравнении с психопатиями 115 Заключение 115 Дополнительная литература 115 Литература 115 Приложение 125 Пример диагностического интервью 125 Демографические данные 125 Текущие проблемы и их состояние 125 Личная история 125 Младенчество и детство 125 Латентный период 125 Адолесцентный период 125 Взрослая жизнь 125 Текущие представления (ментальный статус) 125 В заключение 125 Выводы 12

10.

Гештальт терапия контакта

Гингер С., Гингер А.

В книге прослежены история Гештальт-подхода, его основные принципы, техники, разновидности и главные области его применения; все это проиллюстрировано многочисленными примерами из практики авторов этой книги.

Гештальт терапия контакта doc

ОГЛАВЛЕНИЕ

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ГЕШТАЛЬТА
Глава 1. Генеалогическое древо Гештальта.
Корни Гештальта: феноменология, экзистенциализм, Гештальт-психология
Глава 2. Фриц Перлз — отец Гештальта
Глава 3. Гештальт и психоанализ
Глава 4. Восточная родня
Глава 5. Гуманистическая психология и Гештальт
Глава 6. Системный подход и Гештальт. Пентаграмма Гингера
МЕТОДЫ И ТЕХНИКИ ГЕШТАЛЬТА
Глава 7. Теория self
Глава 8. Терапевтические отношения в Гештальте. Перенос и контрперенос .140 Глава 9. Тело и эмоции в Гештальте
Глава 10. Мозг и Гештальт
Глава 11. Гештальт и работа воображения: управляемые фантазии, сновидения, креативность.
Глава 12. Развитие Гештальта: история и география. Современные области применения

11. Гештальттерапия постмодерна. За пределами индивидуализма

Гордон Уилер

Книга  Гордона Уилера посвящена философско-мировоззренческим основаниям психотерапии, бросая вызов западной традиции индивидуализма. Автор обосновывает интерсубъектную, межличностную природу человека и его опыта, опираясь как на современную философию, связывая гештальттерапию с социальным конструкционизмом и деконструктивизмом, так и на свой терапевтический опыт, который он обильно использует для иллюстраций. С этих позиций в книге подробно рассмотрены многие практические вопросы, касающиеся психологических проблем, а также здоровья, этики, политики и духовности.

12. Эго, голод и агрессия

Фредерик Перлз

Впервые переведенная на русский язык главная теоретическая книга Ф.Перлза — выдающегося психолога и психотерапевта, создателя гештальттерапии.
Психологам, психотерапевтам, всем, интересующимся глубинными механизмами человеческого поведения.

Перлз Фредерик. Эго, голод и агрессия rtf

 

13. Теория гештальт-терапии

Фредерик Перлз

В работе «Теория гештальт-терапии» Перлз и его соавторы впервые наиболее полно и систематизировано изложили основы своей теории, которая стала революционной для своего времени и не потеряла актуальности и в наши дни.

Теория гештальт терапии Перлз pdf

 

14. Self в отношениях

Питер Филипсон

В книге представлен взгляд автора на теорию гештальттерапии в связи с основными классическими философскими и психотерапев­тическими направлениями. Понятие «эмерджентности», введенное автором, позволяет по-новому взглянуть на работу гештальттера-певта.

В основу реляционной концепции Self заложена идея, что чело­век, при взаимодействии с окружающей средой может образовывать более одного Self, каждое из которых проявляется особым образом вследствие различных взаимодействий.

Теоретические рассуждения в книге иллюстрированы примера­ми реальной психотерапевтической работы, подробными описани­ями сессий, а также последующими размышлениями автора, что помогает проживать и понимать общие идеи.

15. Психотерапия как путь формирования и трансформации реальности

Погодин Игорь

В книге рассматриваются философские и естественнонаучные основания психотерапии переживанием. В частности, речь идет о концепции первичного опыта.

Автор предпринимает довольно глубокий экскурс в философию, а также в базовые основания квантовой физики. В книге также довольно подробно излагается сущность теории поля, которая лежит в основе психотерапии переживанием.

 

16. Гештальт терапия шаг за шагом. Фил Джойс, Шарлотта Силлс.

И начинающим, и уже имеющим опыт работы терапевтам часто не хватает специальных знаний. Они не понимают, как действовать в той или иной специфической ситуации. Порой им кажется, что они зашли в тупик (что случается с каждым). Терапевты чувствуют себя неуверенно в таких основополагающих аспектах качественной практики, как первая встреча с клиентом, оценка уровня риска для клиентов, диагностирование в процессе терапии, телесная терапия, разрешение этических проблем.

Книга «Гештальт-терапия шаг за шагом» представляет собой сборник секретов мастерства, необходимых для успешной практики.

Читайте главу из книги Техники гештальт-терапии. Эксперимент

Гештальт терапия шаг за шагом.doc

А также книги на английском языке:

 

Поделиться ссылкой:

Похожее

Путешествие дилетанта по гештальт-терапии — психологический центр, помощь психотерапевта, консультация психолога

«Копыто тем и знаменито, что оно именно копыто.»
Слова, которые приснились мне во сне лет двадцать тому назад.

Очень все странно на белом свете. Я не стара. Во всяком случае, здорова, бодра, живу активной жизнью и даже не потеряла надежду влюбиться. У меня взрослая дочь, которая не требует от меня постоянной помощи. Мои родители умерли, и на мне не лежит бремя дочернего долга. У меня хватает денег, так что я могу бросить работу и какое-то время посибаритствовать, могу устроить себе праздник, поездку за границу, накупить шмоток. Много чего могу. Передо мной весь мир и я могу выбирать, как мне жить. Но мне понадобилось локализовать этот мир до размеров одной небольшой комнаты, населенной всего лишь десятью жителями планеты, чтобы почувствовать, хотя бы ненадолго, что я свободна.

Мысль записывать свои ощущения после занятий в Центре пришла ко мне не сразу. Она созрела, когда накопился достаточный эмоциональный заряд, я почувствовала изменения, стало интересно наблюдать за собой. Тогда мне захотелось зафиксировать на бумаге самые яркие впечатления.

Первое занятие

Я шла с волнением. Что за люди будут? Может инвалиды какие душевные? Смогу ли я вырваться из тупика, в котором оказалась последнее время? Нужно ли мне все это? Что с нами будут делать? Как я буду выглядеть, какое произведу впечатление? И вообще, где мы будем обедать?

Во мне было много живого интереса ко всему, что может произойти. Возбуждение, ожидание, надежда и особенно возбуждение ума. Я была настроена на рабочий лад.

Самые яркие эмоции от первой встречи – это раздражение и удивление. Встреча, знакомство нетрадиционным способом – с помощью наиболее характерных вещей и предметов, лежащих в сумках. Большинство участников в числе прочих атрибутов, характеризующих их личностные качества, вытащили книжки – серьезные книжки, часто по психологии. Это сразу же вызвало у меня в душе саркастическую улыбку. Какие примитивные ходы, какое наивное желание обозначить свою принадлежность к кругу!

Когда ведущие, Лена Шуварикова и Андрей Валамин, предложили нам договориться о правилах поведения внутри группы, легкое раздражение сменилось удивлением, потому что это оказалось совсем не просто. Вроде бы все мы собрались, движимые одним интересом, да и время, которое нам отводилось для совместной жизни, было не таким уж длительным, всего 2 дня в месяц. Но договориться было очень трудно. Можно ли пить чай в процессе занятий, и если да, то как поступить: просто молча встать и наполнить стакан или же уведомить группу о своем желании. Звонить ли по мобильному, жевать ли резинку, ходить, наконец, по комнате. Все эти простые вещи вызвали в нас такую бурю эмоций, как будто мы решали вопросы государственной важности. (Хотя, кто сказал, что государственные вопросы переживаются острее, чем личные?). Меня лично сильно волновали взаимоотношения с мобильниками и жевательной резинкой. Они мне мешали серьезно работать, думать, осмысливать происходящее. Поэтому возникло чувство острого раздражения к Н., которой эти вещи были, по-видимому, необходимы. Раздражала ее манера говорить, ее смех, похожий на рыдание. Я была не одинока, и под нашим давлением у Н. произошел срыв. Она расплакалась, выбежала из комнаты. Это была первая волна живого чувства, которая заставила меня остановиться в потоке непрерывных рассуждений, оценки происходящего. Когда Н. вернулась, и мы все вместе качали ее в «люльке», я испытала такое острое чувство единения с ней, что потом долго не могла придти в себя. Тут-то я и сообразила……

Другой персонаж из нашей группы – А. Женщина примерно моего возраста, умная, с острым, грустным взглядом, ищущая нового, но не готовая отказаться от старого. Такой она мне показалась. Все, что происходило на занятиях, А. пыталась перевести на язык логики, уместить в рамки своего знания. Это сразу же вызвало во мне волну протеста. Во-первых, потому что я сама всегда так делаю, а во-вторых, потому что фиг-ли она не понимает, что здесь речь совсем о другом!!! Она мне страшно мешала правильно чувствовать. Я злилась. Очень хотелось «сразиться» с ней, объяснить, дать понять, сказать, что так как она я тоже могу, даром что молчу, дурочку валяю. Внутренне я постоянно с ней спорила, бурно, агрессивно. Как же мне хотелось дать А. «определение» и со спокойной совестью начать к ней относиться в соответствии с этим определением! Не знаю уж, каким чудом я удержалась. Как-то мне все-таки удалось оставить ее в покое, уговорить себя не торопиться вешать ярлык, и я это зафиксировала в своем сознании. Думаю, это была маленькая победа. Когда А. опоздала на следующее занятие, я испугалась, что она не придет. Мне не хватало ее. И вовсе не потому, что она будоражила мой ум. Я испытывала к ней очень нежное, теплое чувство – симпатию.

Второе занятие

Много лет я проделывала с собой один эксперимент. Сажусь, скажем, в поезд, еду отдыхать. И говорю себе: «Настанет момент, когда я буду возвращаться». Конечно, я знаю, что этот момент настанет, но в чувственном плане он от меня бесконечно далек. И вот это происходит, я возвращаюсь. Теперь я чувствую себя в этом моменте, и соотношу свое состояние с тем, которое я зафиксировала в своем сознании, отправляясь на отдых. Если это проделывать достаточно часто, то появляется ощущение, что время стягивается в точку. Рождается какое-то особое знание, уверенность относительно реальности будущего. Осенью, например, я точно знаю, что наступит весна. Это грустно. Еще грустнее то, что мой эксперимент заставил меня ощутить, что моя смерть также близка, как весна осенью, и это лишает мою жизнь смысла.

На этом занятии мы играли со смертью. Нас попросили написать себе некролог, эпитафию, завещание, вообразить похороны. Сначала было страшновато, меня даже как-то подташнивало. Написать я ничего не сумела. Моя любовь к себе не укладывалась в слова. Зато я совершенно искренне увлеклась рисованием памятника. Асимметричный камень, на фронтальной стороне полировка с неровными краями, а в центре выбита небольшая парусная лодка. Случилось так, что несколько дней спустя внуки увидели мой рисунок. Я им объяснила, что это. У старшего, девятилетнего Саши, была замечательная реакция. Он деловито предложил вместо лодки выбить на памятнике нашу с ним любимую избушку в деревне. Решили все-таки, что эту идею он оставит для себя. Очень мне все это понравилось. Если сделать смерть событием жизни, то отношение к ней меняется.

Третье занятие

Почему я не делаю того, что мне хочется? И хочется ли мне чего-нибудь? Я вспоминаю свои последние походы на выставки, концерты. Смотрю любимые полотна, слушаю любимую музыку. Знаю, что это хорошо, знаю, что мне это нравится и…ничего не чувствую.

Темой занятия был диалог. Все время думаю, думаю, думаю. Пришла с занятий, легла спать. Мысли так и зудят. Наконец заснула. Резко проснулась от того, что в голове прозвучала фраза: «Когда ты почувствуешь, что не спишь, ты проснешься». Как хочется проснуться!

Интенсив

Писать об интенсиве очень трудно. Впечатления настолько сильны, так близки к восторгу, что у меня невольно возникает страх показаться себе самой слишком слащавой.

Мне нравится жить. Но последние годы меня томило ощущение пустоты, бездействия, непутевости. И это при том, что я много работаю, у меня масса увлечений. Мои друзья и знакомые считают меня очень энергичной и деятельной, и если мне случается пожаловаться им на неудовлетворенность, то в ответ я встречаю недоумение, а то и просто обвинение в неискренности. Почему же мне кажется, что я стою на месте или иду не своей дорогой? Еще полгода назад, когда я начинала думать об этом, меня охватывало липкое чувство недовольства собой, я обвиняла себя в отсутствии решительности, смелости, не видя, впрочем, на что конкретно эту смелость можно было бы потратить. Мне казалось, что надо сделать какой-то решительный шаг, чтобы жизнь изменилась, и по привычке я пыталась придумать этот шаг. Ничего не получалось. Я оказалась бесплодна.

Помню в юности, когда я запоем читала книги, лежа на диване, отец говорил мне: «Ну что ты все читаешь, как живут другие? Пойди, сделай что-нибудь сама, ну хоть на забор залезь!» Но мне было интереснее другое: я изучала себя, копалась в себе, соотносила себя с другими, пестовала свои эмоции и всей душой желала совершенства, и особенно совершенства чувств. Покорение забора меня не привлекало. Жизнь, как водится, ставила подножки и, набив шишки, я стала бояться боли, проигрыша. Я научилась сама справляться со своими бедами, трудностями, доводить их до предела, чтобы испытать облегчение. В результате у меня выработался навык манипулирования эмоциями, я ими овладела. Я перестала признавать человеческие слабости, чужие страдания казались мне недостаточно серьезными и часто вызывали раздражение. Ведь я-то знала, что с ними можно справиться. Пожалуй, я этим гордилась. Но все мои достижения обернулись против меня — мои собственные чувства, в том числе и желания, стушевались под моим строгим взглядом, а потом и просто куда-то исчезли.

К тому моменту, когда я решалась поехать на интенсив, во мне уже что-то сдвинулось с места. Кажется, я поняла природу тупика, в котором оказалась. Я всегда считала непродуктивной схему, в которой люди взаимодействуют между собой так сказать через «посредников» в виде философских, нравственных понятий или социальных норм. Пользоваться этой схемой мне не хотелось, а контакт со своими чувствами, которые могли бы меня связать с внешним миром, был утрачен. Вот я и оказалась на перепутье, в пустоте. Поэтому я ехала на интенсив с горячим желанием обнажить свое нутро, избавить его от зашлакованности, реанимировать интерес к людям.

Интересно оказалось все. Группа Лены Шувариковой, когда нас предоставили самим себе, и мы в течение пяти дней должны были жить без подсказок. Я еще раз удивилась тому, что полноту жизни можно испытать, не выходя из комнаты, не покоряя Эверест. Соприкосновение человеческих эмоций, если они живут вольной жизнью, рождает целый мир.

Расстановка семьи по Хеллингеру. Пошла, не зная толком, что это такое, из любопытства. Хотелось побыть в роли ребенка. Так и получилась. Меня попросили быть младшим сыном. Все происшедшее было просто потрясением. Я буквально перевоплотилась, и то, что мне увиделось глазами ребенка, поселило во мне какое-то новое, детское чувство, которое я невольно стараюсь учитывать, общаясь, например, с внуками.

Но самый яркий момент подарила мне личная терапия.

Помнится однажды мой Крестный, друг отца, тоже художник, выпив бутылку водки, так рассказывал мне о состоянии в природе после грозы. «Знаешь», говорил он, «…елки стояли, как монастыри. А потом пошел туман. И то, что было, этого бы не было, потому что туман все изменил». Именно так я себя ощутила на одной из сессий со своим терапевтом, Лерой Кульбери. Мы работали над очень болезненной для меня темой. Чувства мои были напряжены до предела. И вдруг в какой-то момент я как будто вышла из свой телесной оболочки. Я смотрела на свои колени и не видела цвета одежды, принюхивалась к себе и не чувствовала собственного запаха. Потом я стала потихоньку возвращаться в себя, какими-то шагами, дискретно – вот кусок моей кофты, вот рука, брюки. Я взглянула на Леру. До сих пор помню, как от удивления у меня поднялись брови – я ее увидела. Мне не хотелось торопиться. Я наслаждалась новизной и свежестью ощущения. На перилах балкона сидит воробей, деревья в снегу, которыми я каждый день любовалась – мой новый взгляд изменил их, они действительно были!

Это был поворотный момент, назову его условно «просветлением». Наутро, когда началась работа в обучающей группе, я как будто заново увидела своих согруппников. Я видела молодые, красивые, страдающие лица, мое сердце разрывалось от жалости и желания помочь. Я даже свой жизненный опыт ощутила иначе – раньше он мешал мне, напоминая о прожитом, а теперь я думала, что он может оказаться кому-то полезным.

Я, наверное, никогда в жизни столько и так сильно не плакала, как на Интенсиве.

Пятое занятие

Это было первое занятие после Интенсива. Мы, его участники, забыв об остальных, тех, кто с нами не был, взахлеб говорили о своих волшебных чувствах, обменивались понимающими взглядами — мы владели особым опытом и купались в этом чувстве. Не понравилось мне это, и я впала в ступор.

Тема двухдневки была такая: Выбор: свобода быть ответственным.

К концу второго дня у меня страшно разболелась голова, впервые за все время занятий в Центре мне безумно захотелось спать. Я зевала, боролась со сном и почти не воспринимала то, что происходило вокруг. Права, наверное, Лена Ш.. Это была моя тема!

Часто думаю о том состоянии, которое мне посчастливилось пережить на Интенсиве, о состоянии, которое я назвала «просветлением». Отдельные его детали, краски стали стираться из памяти. Мне жаль их терять, грустно при мысли, что такое не повторится. И вдруг…

Я гостила у дочери. Мы обсуждали волнующую меня тему. Я как всегда с горячностью, она спокойно. В какой-то момент «разность наших потенциалов» дала искру, мы поссорились, и в душе у меня во всей красе расцвела обида. Конечно же, такое и раньше случалось, но в этот раз я переживала особенно остро. Возможно потому, что последнее время под влиянием занятий в Центре я очень сильно старалась усвоить мысль, что не меня обижают, а я сама обижаюсь. Наверное, я надорвалась на этом деле.

Следующий день я провела в слезах и мыслях о необходимости найти какую-то новую позицию по отношению к своему ребенку, надо было решить эту задачу, сделать так, чтобы все стало хорошо. Терзало ощущение несправедливости, покинутости, острой жалости к себе. К ночи прилегла, взяла дневник и стала записывать все, что приходило в голову. Думала очень сильно, слышно было, как мысли трутся друг о друга. Они, мои мысли, были такие: «Если я чувствую свою жизнь, то меня нельзя обидеть. Жизнь не может не удасться. Не удасться может только схема, построенная заранее, которую я хочу воплотить в жизни». Или же: «Человек чувствует себя проигравшим, если он рисует предполагаемую картину жизни, и она не складывается». Все в таком роде. Переводила на свой язык довольно известные вещи. И вот в какой-то момент, когда круг моих мыслей расширился, и боль немного утихла, со мной произошла странная вещь. Я вдруг всем своим организмом, а не только сердцем, ощутила, что никакой проблемы, которую надо было бы решать, нет — нет обиды, нет непонятости, нет одиночества. Я перестала быть функцией своего ума, я просто была. Это состояние я бы назвала так: исчезли все сомнения. Мне стало не просто весело, а смешно, и я смеялась.

Но самое главное не то, что моя боль и то, что называется «проблема» растворились. Интересно другое. Я вдруг почувствовала, что я у себя – самое главное. Я лежала и наслаждалась тем, что это Я. Встала, пошла на кухню, перекусила, накрасила ногти, зашла в туалет – любое действие доставляло мне огромное удовольствие. Я стала играть с этим состоянием. Подумала, хорошо бы как-то зафиксировать его, чтоб потом по желанию к нему возвращаться. Но не тут-то было. Как только я пыталась заключить его в мысль, я чувствовала в своем сознании границу, приближаясь к которой, я теряла власть над словами и как будто все забывала. Так бывает, когда хочешь удержать в памяти сон, а он медленно уходит, утекает сквозь пальцы.

Почему-то подумала о работе. Так странно. Передо мною встали лица моих коллег, но я совершенно не могла вспомнить, чем я занимаюсь на службе. Возникла мысль о смерти, но ее захлестнула мощная волна радости – черта-с-два, у меня столько дел, что похоже я никогда не умру.

Было даже открытие. Я вдруг почувствовала, поняла, осознала, что могу не мыть посуду, а просто ее выбрасывать. Мне даже кажется, что если долго посуду выбрасывать, то потом может появиться желание ее помыть.

Теперь каждый вечер я с волнением жду, а вдруг я опять с собой встречусь!

Через неделю занятия в Центре, хочется рассказать об этом.

Наша последняя двухдневка. Я пришла на нее воодушевленная. Очень хотелось рассказать о том волшебном состоянии, которое посетило меня неделю назад. Рассказала. Как странно слышать, что с другими тоже происходят подобные вещи. Даже обидно немного. Как будто необычность пережитого мною от этого обесценивается.

Говорили о смысле жизни. Потом совместными усилиями придумали упражнение: один человек сидит на «горячем стуле», а остальные задают ему вопросы, связанные со смыслом жизни. Я вызвалась быть первой. Сейчас, через день после всего этого, когда я записываю свои ощущения, у меня возникает чувство, что я потерпела крах. Вчера это было не так остро. Было просто грустно. А сегодня я опять подошла к границе пустоты. Когда Лена Ш. Задала мне вопрос: «Что ты?» или «В чем ты?» я поняла, что ни с чем не могу себя идентифицировать. На одном из первых занятий у нас было нечто подобное. Тогда надо было дать себе пять определений. Для меня это оказалось нелегко, и я написала что-то вроде «Я никто», «Я веселый человек» и т.п. В тот момент это было забавно, а сегодня мне не смешно. Я не чувствую себя. Я еще не готова признать, что у меня нет определения, мне хочется опереться хотя бы на имя «никто».

Был и второй вопрос. Его задал Андрей Валамин. Он спросил, помню ли я себя маленькой. Мы углубились в эту тему. Давно я с собой, той девочкой, не общалась. Мое детство было грустным. Послевоенный период. Отец художник, часто без работы, занятый своими творческими переживаниями. Мама, озабоченная отсутствием денег, подавленная неудачами мужа и его тяжелым характером. Перед моими глазами стоит фото, где мне лет шесть. Послушный ребенок, стоящий по стойке «смирно», взгляд исподлобья. Или другая карточка, где я во втором классе – девочка со взглядом волчонка. Какое тяжелое, тоскливое чувство возникает во мне, когда я думаю о себе маленькой. Мое желание, чтобы мама чаще улыбалась, — я подходила к ней и ручонками старалась растянуть ее рот в улыбке, поднять опущенные уголки губ. Ревность, настороженность с подружками, чувство стыда за нескладный быт.

Сейчас мне кажется, что я всю жизнь уходила от своей детской грусти. Я так старательно и настойчиво создавала себя. Я гордилась своими достижениями. Ведь и правда я многое открыла в себе, я стала смеяться. Ну ведь не может же быть такого, чтоб этот смех, который я так люблю, был не мой?! Я не узнаю, кто я, если не вернусь к той маленькой девочке со взглядом волчонка. Мне ее так жаль, она такая чужая, но я должна ее полюбить.

23 марта

Сегодня закончилась первая трехдневка нашей второй ступени. Я переполнена чувствами. Мне удалось родить идею организации группы танцевальной терапии, а вернее сказать группы совместного исследования возможностей возникновения диалога в танце. Сама идея пришла ко мне на интенсиве, и с тех пор я билась над ней, пытаясь придать ей логическую стройность. Мне хотелось построить схему занятий и найти в ней свое место. Последний момент меня особенно беспокоил, потому что я никак не могла сформулировать, в чем же именно может заключаться моя роль. И вдруг совершенно неожиданно я поняла, что никакой роли быть не должно, что я не должна ничего выдумывать. Я просто могу попытаться стимулировать людей к самоисследованию, используя то, что мне самой нравится, что я умею, а это фламенко. И сразу же все ожило, и стало понятно, в каком направлении двигаться. Как же мне нравится это волшебное превращение, когда сложное, если его понять, становится простым!

И еще. Сегодня я впервые была в роли терапевта! Провела сессию с Наташей Л. Это совершенно непередаваемое ощущение. Я очень волновалась, но что-то во мне так сильно стремилось навстречу Наташе, что клапан приоткрылся, и я увидела человека. Мне казалось, что мы с ней вдвоем на белом свете. Может быть, мои чувства были слишком сильны, чтобы то, что происходило можно было назвать терапией. Неважно. Я благодарна судьбе за то, что мне довелось это испытать. Когда видишь устремленные на тебя полные надежды глаза, захлестывает такая нежность к человеческому существу, такое желание быть с ним осторожным, так хочется сообщить, что он не одинок! Никогда бы не поверила, что я с моим нетерпеливым и даже нетерпимым характером, с моей склонностью все расставлять по своим местам в поисках ясности, смогу испытывать уважение к проблеме другого человека, не взвешивая эту проблему, не ранжируя ее, что я смогу со-чувствовать!

Не хочу больше писать о том, что было на этой трехдневке. Просто скажу об основном моем открытии: если в толпе чувств, населяющих мою душу, мне удается встретиться с моим подлинным желанием, пусть даже небольшим, то мне ничего не остается, как исполнить его. Мой ум с готовностью и удивительной быстротой находит пути его реализации. Усилия не нужны!
________________

Я очень люблю спать, очень люблю смотреть сны. Иногда мне кажется, что сон – чуть ли не главная часть моей жизни, потому что во сне я живу с поднятым забралом, ничего не планирую, не жду и порой получаю волшебные подарки. Так что я не случайно привела эпиграфом слова, которые приснились мне много лет назад. Я со страхом и интересом жду, что же во мне выйдет на свет божий, каким «копытом» я окажусь, что мне придется принять в себе. Порой мне бывает жаль расставаться с тем образом, который я создавала в течение всей своей жизни – человека твердого, знающего чего он хочет, независимого… Мой хитрый организм, приученный интеллектом реагировать на понятия и картинки, иногда саркастически посмеивается: «Смотри, превратишься на старости лет в мягкотелую тетушку, млеющую и блеющую!» Не знаю, посмотрим.

Парадоксальная теория изменений гештальта

ПРИМЕЧАНИЕ : Вы можете давать ссылку на эту статью, но не копируйте и не публикуйте ее повторно. Если вы хотите использовать PDF-копию в своем классе или на работе, пожалуйста, , свяжитесь со мной .

Парадоксальная гештальт-теория изменений

от Рега Харриса

Путешествие внутрь

Чтобы стать теми, кем мы можем быть, мы должны сначала стать теми, кто мы есть.

Один из величайших парадоксов путешествия героя заключается в том, что часто, прежде чем мы сможем начать свое путешествие в мир, мы должны сначала отправиться в себя.Процесс путешествия — это трансформация, отказ от старых способов мышления и действий, чтобы мы могли стать теми, кем мы стали. По иронии судьбы, первый этап этого путешествия ведет нас не наружу, а внутрь, к нашей идентичности.

Путешествие нашего героя может сначала потребовать от нас снять защитные маски, которые мы носим, ​​чтобы освободиться для самореализации.

Там мы обнаружим, что маски, роли и другие средства защиты, которые мы создали для защиты нашего эго в прошлом, теперь мешают нам принять наше будущее.На самом деле, эти защиты начали душить нас, заманивая в ловушку устаревшей идентичности, часто сформированной в детстве, и делая невозможными изменения. Проще говоря, прежде чем мы сможем стать теми, кем мы можем или хотим стать, мы должны сначала отбросить эти защиты и стать теми, кто мы есть на самом деле.

Эта ирония — что прежде чем мы сможем стать, мы должны быть — лучше всего выражается в «парадоксальной теории изменений» гештальт-терапии, концепции, впервые сформулированной Альбертом Бейссером, доктором медицины, из Института гештальт-терапии в Лос-Анджелесе.По Бейссеру,

Изменение происходит, когда человек становится тем, кто он есть, а не когда он пытается стать тем, кем он не является. Изменение не происходит в результате принудительной попытки человека или другого человека изменить его, но оно происходит, если человек тратит время и усилия на то, чтобы быть тем, кто он есть, — полностью отдаваться своему нынешнему положению. Отвергая роль агента изменений, мы делаем возможными значимые и упорядоченные изменения (Beisser, 1970).

Другими словами, прежде чем мы изменимся, мы должны сначала быть там, где мы есть.Теория гештальта утверждает, что изменения нельзя заставить измениться. Это происходит естественным образом, когда это созрело для того, чтобы произойти. Однако изменение должно начинаться с жизни такой, какая она есть, а не с иллюзий, которые мы создаем, чтобы жизнь казалась такой, какой нам хотелось бы ее видеть. Мы должны быть полностью вовлечены в реальность нашего настоящего, чтобы иметь возможность шагнуть в наше будущее. Гештальт-терапевт Мария Киршнер пишет,

Только будучи тем, кем и кем ты являешься, можно стать чем-то или кем-то другим. Усилия, самоконтроль или избегание, сосредоточенные исключительно на будущем, не приведут к изменениям.Мы должны стать нашей истиной (собственными), прежде чем мы сможем отойти от нее (измениться). [Затем] Вся энергия… запертая в битве между попыткой измениться и сопротивлением изменению может стать доступной для активного участия в наших жизненных процессах (2005).

Освобождение себя для перемен

Часто первый шаг к переменам — это не движение вперед, а возвращение назад — назад к тому человеку, которым мы являемся здесь и сейчас. Тогда, твердо стоя на ногах в настоящем, перемены, к которым мы стремимся, произойдут спонтанно, подлинно, и мы сможем принять наше будущее, не обремененное нашим прошлым.Путешествие ведет нас через этот процесс.

Но столкнуться с реальностью нашего настоящего нелегко, потому что этот процесс обычно заставляет нас отказываться от избегания и защиты, которые мы построили для защиты своего эго. Этот процесс делает нас уязвимыми, поэтому мы склонны его избегать. Вот почему первые этапы пути героя часто вовлекают нас в болезненный процесс снятия нашей защиты, чтобы мы могли выявить и решить проблему, которая блокирует наш прогресс и делает естественные изменения невозможными.

В путешествии героя этот процесс «освобождения» начинается с Дороги Испытаний, которую мифолог Джозеф Кэмпбелл описывает как «процесс растворения, преодоления или преобразования инфантильных образов нашего личного прошлого» (1949, с. 101). На этом раннем этапе пути мы все еще являемся посвященными, поэтому, когда мы сталкиваемся с трудностями, мы склонны полагаться на защитные механизмы, которые мы разработали ранее в нашей жизни, часто в детстве, потому что это единственные стратегии, которые у нас есть.

К сожалению, эти стратегии, хорошо служившие нам в прошлом, не приносят пользы в настоящем.В результате каждый вызов приносит еще одну неудачу, и с каждой неудачей снимается еще один слой психологической брони, которую мы носим. Как пишет Кэмпбелл, «вы входите в области бессознательного, которые были подавлены… неинтегрированное я; это та система репрессий, через которую вы должны пройти» (2004, с. 116).

По мере того, как путешествие все глубже погружает нас в себя, все наши маски, манипуляции и самообман разрушаются. Наконец, когда мы достигаем Бездны, мы сталкиваемся лицом к лицу со своими величайшими страхами и самыми глубокими ранами.В Бездне, с разрушенным иллюзорным «я», мы погружаемся в хаос не-я. Сначала эта пустота кажется ужасающей, но вскоре мы понимаем, что на самом деле это «плодородная пустота». Разрушение псевдо-я дало место для появления и роста истинного я.

«Догоняем» наше прошлое

Иногда трансформация и восстановление потока требуют небольшого «наверстывания», чтобы добраться туда, где мы были бы, если бы наш рост не был прерван.

Этот процесс возвращения назад, чтобы мы могли идти вперед, хотя и болезненный, необходим для нашей жизни.Защиты, которые мы создали, чтобы защитить себя в прошлом, послужили своей цели. Они обеспечили нам безопасность и залечили наши раны. Однако теперь, когда мы выросли, пришло время отложить их в сторону, потому что они скорее вредят нам, чем помогают нам, блокируя нас на пути, который мы должны пройти, чтобы реализовать свой потенциал.

Мы можем помочь себе в этом процессе, переосмысливая негативные, болезненные события в нашей жизни, переосмысливая раны так, чтобы они становились отправной точкой для роста. Мы должны, как пишет Джин Хьюстон, «задаваться страшными и неизбежными вопросами: «Где и кем вы были ранены?» и «Что или кто пытается родиться в вас из этой раны» (1987, с.108). Ответив на эти вопросы, мы можем узнать, кто мы и что мы; мы можем использовать боль как трамплин для роста и свободы. Уильям Бриджес, эксперт по переходному менеджменту, пишет:

.

Переход не требует, чтобы вы отвергали или отрицали важность вашей прежней жизни, просто чтобы вы отпустили ее. …почитай старую жизнь за все, что она для тебя сделала. Это зашло так далеко. Он принес тебе все, что у тебя есть. Но сейчас — хотя может пройти какое-то время, прежде чем вы действительно почувствуете себя комфортно, — настало время отпустить это.Твоя старая жизнь закончилась (2001, с. 16).

Согласно Бриджесу, этот трансформационный процесс часто является просто способом «наверстать упущенное» там, где мы должны были бы быть, если бы наш рост не был отклонен в сторону. Он пишет: «…в каком-то смысле мы созрели для опыта [перемен], потому что мы немного (в некоторых случаях сильно) отстаем от кривой нашего собственного развития» (2001, стр. 36). Мы можем столкнуться с тем, что Бриджес называет «переходным дефицитом».

Восстановление потока в нашей жизни

Неизменение часто более болезненно, чем изменение.Мы чувствуем потенциал в нашей жизни и хотим реализовать его, но незавершенные дела нашего прошлого сдерживают нас. Боль возникает, когда мы чувствуем, что наша жизнь ускользает.

«Путешествие героя» — это восстановление потока и смысла нашей жизни.

Используя термины путешествия, история, в которой мы живем, отстает от истории, которой мы являемся или которой мы могли бы быть. Мы заперты в наших старых способах бытия, и эти старые пути подобны жгуту, который больше не нужен, первоначально предназначенный для остановки кровотечения из раны, но теперь заглушающий кровь из нашей жизни.Часто именно поэтому не измениться более болезненно, чем измениться. Мы чувствуем потенциал в нашей жизни и хотим реализовать его, но незавершенные дела нашего прошлого сдерживают нас. Боль возникает, когда мы чувствуем, что наша жизнь ускользает.

Что возвращает нас к парадоксальной теории изменений: первый шаг в изменении — это не движение вперед, а возвращение назад — к тому, кто мы есть на самом деле. Мы должны перестать пытаться измениться и вместо этого принять то, кем и где мы являемся сейчас. С этим осознанием мы можем столкнуться со своими ранами и страхами.Мы можем решить любую проблему, которая нам мешает, и научиться жить здесь и сейчас. С полученным в результате осознанием и прозрением изменение, которое было для нас невозможным, возникнет спонтанно и подлинно.

Это тоже парадокс героического путешествия. Первый этап пути — это часто не движение вперед, а возвращение назад, деконструкция защитных масок и иллюзий, которые мы построили в прошлой жизни. Затем, избавившись от иллюзий и твердо встав на ноги в реальности нашего настоящего, мы можем постепенно начать снова двигаться вперед, принимая наши возможности и наше будущее, потому что мы больше не обременены багажом нашего прошлого.

Каталожные номера

Бейссер, А. (1970). Парадоксальная теория изменений. Первоначально опубликовано в Fagan and Shepherd (Ed.), Гештальт-терапия, теперь . Нью-Йорк: Харпер Колофон. Получено с: http://www.gestalt.org/arnie.htm

Бриджес, В. (2001). Путь трансформации: принять самые трудные моменты жизни . Кембридж, Массачусетс: Издательство Perseus.

Кэмпбелл, Дж. (1949). Тысячеликий герой .Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Кэмпбелл, Дж. (2004). Пути к блаженству: мифология и личная трансформация . Новато, Калифорния: Библиотека Нового Света.

Хьюстон, Дж. (1987). В поисках возлюбленного: путешествия в мифологию и сакральную психологию (1-е изд.). Нью-Йорк: Джереми П. Тарчер/Патнэм.

Киршнер, М. (2005). Теория гештальт-терапии: обзор . Получено с: http://www.g-gej.org/4-3/theoryoverview.html.

Copyright © 2012, Рег Харрис. Все права защищены. Воспроизведение данной статьи в любой форме, частично или полностью без письменного разрешения автора запрещено. Размещение этой статьи или любой ее части в Интернете в любой форме без явного письменного разрешения автора является нарушением Закона об авторском праве в цифровую эпоху и строго запрещено. Для получения разрешения на использование, пожалуйста, свяжитесь с Регом Харрисом.

Experiential Gestalt — выход за рамки пути пользователя

Мы живем в мире, который становится все более цифровым, что имеет значение для всех, от бизнеса до личного использования.Цифровые технологии затрагивают каждую часть нашей жизни, и именно поэтому новый образ мышления необходим для обеспечения лучшего дизайна в будущем.

Саймон Норрис, генеральный директор Nomensa, делится своими взглядами на будущее дизайна и важность расширения границ возможностей для формирования опыта и взаимодействия в цифровом мире.

Эмпирический гештальт

Иногда бывает трудно отделить опыт от продукта. Лучший дизайн еще больше усложняет их отсоединение.Когда мы говорим о пользовательском опыте, всегда много говорят о взаимодействиях. Однако прямо сейчас происходит нечто более значительное. Цифровой мир, в котором мы живем, открыл целый ряд возможностей, когда дело доходит до опыта, и важно то, как мы делимся и что мы на самом деле делаем.

Я считаю, что очень важно смотреть, как взаимодействие смешивается с тем, как люди воспринимают вещи. Наша повседневная жизнь часто сосредоточена на определенных конечных целях, и мы взаимодействуем с окружающей средой и предпринимаем действия, необходимые для достижения этих конечных целей.Большинство взаимодействий довольно стандартны. Однако иногда мы действительно переживаем моменты возвышенного — мы переживаем вещи, которые действительно трогают нас, и эти моменты прорезают мирское течение нашей жизни. Это когда все маленькие взаимодействия объединяются, что приводит к «эмпирическому гештальту», где опыт, созданный в целом, является чем-то гораздо более особенным.

Деконструкция опыта для дизайна

Люди видят и чувствуют вещи по-разному, в соответствии со своим собственным прошлым опытом, культурой, верой и ценностями.Значение, придаваемое событиям, то, как мы понимаем наш мир, основано на нашем наборе основных убеждений. И это то, о чем нам нужно знать, когда мы деконструируем и создаем опыт, который мы намереваемся спроектировать.

Все может привести к «возвышенному», однако для того, чтобы достичь этого с помощью дизайна, важно деконструировать опыт, чтобы по-настоящему понять, как его проектировать. Нам нравится смотреть на это таким образом, что мы разбиваем их на «моменты истины», чтобы мы могли рассмотреть все маленькие компоненты или взаимодействия, которые помогают сформировать этот замечательный опыт.

Я твердо верю, что мы достигли поворотного момента, когда люди ищут гораздо более значимый опыт в своей личной жизни, а также в своей повседневной работе. А цифровые технологии остаются выскочкой: разрушителем, стирающим границы между домом и работой, организацией и рынком, внутри и снаружи. Поэтому важно учитывать все это при создании опыта для этой вечно требовательной аудитории.

Выходя за рамки «путешествий»

Цифровые технологии изменили то, как мы работаем, и мы живем и работаем во все более быстро меняющемся мире.Поэтому, чтобы эффективно проектировать будущее, нам нужно преодолеть ошибочность сиюминутного и получить правильный уровень перспективы. Для этого нам нужно выйти за рамки простого «путешествия» людей. Дизайнерам будущего нужно будет принять идею микро- и макросъемки и «летать на нужной высоте» — слишком высоко — и мы получим очень мало деталей, слишком низко — и у нас будет очень мало перспективы.

Мы должны думать о континууме, от начала до конца, и использовать экологический подход при создании впечатлений.Умные люди выведут людей за пределы путешествия. Пользовательский опыт — это путешествие, которое проходит каждый, и каждый может сыграть свою роль в формировании опыта, поэтому в будущем дизайн должен будет учитывать это.

Дополнительная литература:

 

Что, черт возьми, такое гештальт?

Вы когда-нибудь слышали слово «гештальт», но точно не знаете, что оно означает? Вы помните, что узнали о гештальте на одном из вводных курсов по психологии, но ничего не можете вспомнить об этой технике? Вы смутно помните образ, который иногда выглядит как ваза и смотрит на других, и знаете, что это изменение в восприятии имеет какое-то отношение к гештальту? Вы ловите себя на том, что спрашиваете себя, что, черт возьми, такое гештальт?

Психотерапевт и мастер-коуч Мелиса Пирс преподает гештальт-методологии более 30 лет.Когда она увидела, как ее ученики борются за изучение и применение концепций гештальта, она осознала, что существует пробел с точки зрения подробной, но удобной для пользователя книги о гештальте.

Дать определение гештальту, немецкому слову, непросто. Чаще всего это вольно переводится как целостность. А терапевтическое использование гештальта чаще всего рассматривается в несколько скучных и нечитаемых учебниках. Мелиса обнаружила, что гештальт является не только одним из наиболее эффективных методов помощи своим клиентам в глубоких и позитивных личных изменениях, но и образом жизни.Подобно внимательности, полное воплощение гештальта в ежедневную практику и мировоззрение может иметь почти духовное качество.

В этой книге Мелиса погружается в ключевые концепции, большинство из которых можно сразу применить к вашему собственному восприятию мира. В то время как мир терапии принял некоторые гештальт-техники в качестве мейнстрима, это полное воплощение гештальта как образа жизни, которое она исследует в этой книге. Путешествие гештальта — это путешествие к целостности.

Похвала за «Что, черт возьми, такое гештальт?» и работа Мелисы Пирс

В Что, черт возьми, такое гештальт? Мелиса Пирс берет сложную тему и делает ее понятной и доступной для всех, удерживая внимание читателя мельчайшими подробностями философии и методологии гештальта.Это всеобъемлющее и вдумчивое исследование теории и практики гештальта, написанное признанным экспертом и мастером-практиком. Работа Пирса напоминает Фрица Перлза и его книгу «Гештальт-терапия дословно». Это откровенное исследование гештальта, кажется, удовлетворяет желание автора перевести «сейчас» в «следующее». Мы очень вдохновлены этой книгой и верим, что вы тоже.

Жаклин С. Манционе, MS, сертификат EGCM.
и Г. Томас Манционе, доктор философии, PPC

Написанная с глубоким чувством сострадания и мудрости, Мелиса Пирс уловила сущность динамичного и эффективного мира гештальта в книге «Что, черт возьми, гештальт?» Почерпнув ценные сведения из многолетнего обучения гештальту и личного исследования
, она воспринимает гештальт как образ жизни.Это важный текст для каждого практикующего, от новичка до эксперта, который готов открыть сокровище гештальта.

Д-р Мира Хекенлейбл-Готто, EdD,
Гештальт-коуч/тренер/консультант,
Основатель, Crossing Life’s Bridges, LLC

Способность Мелисы Пирс видеть людей со всеми их раздробленными частями и помогать им увидеть, что они бесконечно больше, чем сумма этих частей, делает ее редким даром. Мелиса обладает способностью сделать так, чтобы целостность и мир с самим собой казались очевидно необходимыми, но в то же время достижимыми совместно.Но как она это делает? Основу ее подхода, сочетающего гештальт с ее собственными украшениями, можно найти в книге «Что, черт возьми, такое гештальт?». Эта книга предоставляет необходимые инструменты для тех, кто работает над тем, чтобы помочь людям шагнуть в свое истинное «я».

Хит Кулл, Ранчо

Мелиса Пирс действительно воплотила гештальт и является ходячим рекламным щитом для этой работы. Что, черт возьми, такое гештальт? объясняет гештальт понятно и искренне. Ее работа и письмо одновременно творческие и прямолинейные, а
ее язык вовлекает вас в гештальт-перспективу.

Андреа М. Холл, Whithers Whisper, LLC,
Сертифицированный практикующий врач EGCM, присяжный поверенный

Коучинговая программа Мелисы Пирс по гештальт-коучингу лошадей научила меня большему, чем два года магистерских курсов по социальной работе. Богатство знаний, талант терапевта и креативные методы обучения делают Мелису настоящим экспертом в этой области. Как коллега-психотерапевт, я был свидетелем того, как Мелиса способствовала длительным и глубоким изменениям в жизни своих клиентов в течение нескольких минут.Ее глубокое понимание человеческой психологии и эмпирических методов гештальта основано на многолетнем теоретическом и прикладном опыте, которым она щедро делится со своими учениками и миром. В своей книге «Что, черт возьми, такое гештальт?» Мелиса предлагает современный взгляд на практику гештальта и ее актуальность для сегодняшних клиентов. Важность творческих и эффективных вмешательств для терапии невозможно переоценить, и эта книга дает читателям инструменты, необходимые им для открытия этой модальности силы.

Эмма Круз Роджерс, EGC, LCSW-C,
Argo Counseling and Wellness

Вау! Мелиса смогла взять сложную тему, методологию гештальта, и превратить ее в хорошо написанное, информативное и убедительное чтение, которое я бы порекомендовал всем, кто хочет внести позитивные изменения в свою жизнь. Много раз я задавался вопросом, почему я принял то или иное решение или отреагировал так, как мне казалось нехарактерным. В этой книге объясняется, почему важно анализировать свой опыт с помощью гештальт-методологии, чтобы быстро раскрыть свое подлинное «я».

Кэролин П. Фитцпатрик, соавтор книги Equusology,
Основатель The Horse Connection, LLC,
и практик по гештальт-диагностике лошадей

Меня как терапевта и гештальт-практика часто спрашивают: «Что, черт возьми, такое гештальт?» На личных и профессиональных примерах Мелиса Пирс написала книгу, которая оживляет абстрактные концепции гештальта. С ее любопытством, присутствием, готовностью идти на риск и постоянно развивающимся существом Мелиса воплощает гештальт. Ее ученики вдохновлены смотреть на свою жизнь таким образом, который приносит осознанность и целостность и позволяет им двигаться вперед к более подлинной и богатой жизни.Ее читатели будут так же вдохновлены.

Хизер Х. Кирби, терапевт, автор книги «Дикие сердцем:
Подростки, лошади и другие родственные души»

Также Мелиса Пирс

Книг:

Equusology (в соавторстве с Кэролин Фитцпатрик)
Eponalisa, The Fall Ride
Тронутый лошадью Истории о коучинге лошадей, тома 1, 2 и 3 (Мелиза Пирс, редактор)

Карты вдохновения:

Шепот сердца лошади (с артом Яна Тейлора)

записей:

Путешествие мудрости к изобилию
Путешествие мудрости к чакрам
Путешествие мудрости к вашему личному будущему

Аудиокнига недоступна | Звуковой.ком

  • Эвви Дрейк начинает больше

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Полный

В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «криком»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставило меня продолжать слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

Гештальт-терапия «Путешествие за пределы трудностей» Грега Пачини, MS, LPC, CGP

В первой половине этой статьи мы рассмотрели мое знакомство с работой сновидения, когда я жил в бенедиктинском монастыре Пекос в конце 70-х годов.Два сновидения там произвели на меня сильное впечатление. История Бекки была одной из них. Короткая встреча с известным автором, который сделал быстрый анализ одного из моих снов, была второй.

Бекки регулярно посещал во сне ужасный монстр, который спускался с гор, окружающих монастырь, и нападал на нее. Сначала ее страх парализовал, но благодаря работе во сне со своим духовным наставником Бекки почувствовала, что что-то изменилось. Используя гештальт-упражнение со сновидениями, Бекки в конце концов смогла представить себе разговор с горным чудовищем.Единственным, что отделяло ее от существа, как формировалось ее активное воображение, были кованые ворота на входе в монастырь.

Близкое столкновение с ее кошмарным монстром превратило для Бекки диалог, который когда-то казался непостижимым, в диалог, который казался относительно безопасным.

Так в чем смысл? В гештальт-системе верований все части сновидения являются высоконагруженными символами частей сновидца. Например, во сне Бекки горы представляли какую-то ее часть, как и ворота вокруг монастыря, как и сам монастырь.В соответствии с гештальт-подходом горное чудовище также представляло некоторый аспект Бекки.

Бекки обнаружила, что монстр представляет ее собственную здоровую силу, от которой она была отрезана. Познакомившись в ходе упражнения с горным чудовищем, она вновь познала себя с этим могущественным аспектом себя. Но так как Бекки так долго была отделена от своей здоровой силы, эта сила стала наводить на нее ужас. Это стало очевидным, когда Бекки активировала символ горного монстра с помощью упражнения во сне.

Но когда Бекки узнала о своей собственной силе, проявленной к ней как к монстру, она почувствовала себя в этом мире в большей безопасности. Представьте себе, как Бекки произносит эти слова, изображая ужасного зверя своей мечты: «Я САМЫЙ СИЛЬНЫЙ!» Когда она почувствовала, что эти слова исходят из нее, Бекки начала интегрировать силу своего демона. Представьте себе силу горного монстра, теперь ее союзника.

Второй опыт работы во сне, который произвел на меня неизгладимое впечатление, был связан с одним из моих собственных кошмаров. Мортон Келси был международно признанным юнгианским писателем и экспертом по работе со сновидениями, который в 1977 году приехал, чтобы выступить перед всеми нами, живущими в монастыре.

Во время перерыва на презентацию мне выпала честь отнять пять минут у мистера Келси. Я дал ему краткое описание тревожного сна, который мне приснился. Он сделал одно заявление о моем сне: наверное, не более десяти слов. И хотя в то время у меня было некоторое понимание значения его слов, только в последний год ко мне пришло более полное понимание. Имея всего лишь трехминутное описание моего кошмара, мистер Келси знал обо мне кое-что, что мне понадобилось еще почти 40 лет, чтобы понять.

Это целительная сила нашей жизни во сне, и поэтому я исследую ее с клиентами, когда это возможно.

Большинство знакомы с такими терминами, как эдипальный комплекс и оральная фиксация. Эти термины были введены Зигмундом Фрейдом, доктором медицины. Подход Фрейда к сновидениям, как правило, фокусировался на нашей разбитости, как отражают эти термины. Его знаменитый ученик Карл Юнг, доктор медицинских наук, использовал несколько иной подход и считал, что наши сны показывают нам больше, чем просто наши ограничения.

Юнг больше всего увлекался образами и сам был искусным художником.Наблюдая древние наскальные рисунки и петроглифы со всего мира, Юнг заметил такие символы, как спираль, появляющиеся по всему миру. Его исследования также сообщили ему, что люди из всех слоев общества и из любой точки мира могут иметь очень похожие образы во сне. Он пришел к выводу, что все люди имеют общий доступ к основному источнику мудрости: коллективному бессознательному.

Ученик Юнга Фриц Перлз, доктор медицинских наук, продвинул работу над сновидениями еще на один шаг вперед. Мало того, что Перлз, как и Юнг, считал, что сны отражают больше, чем наши ограничения: он считал, что у всех нас есть «инстинкт к целостности» и что это стремление к целостности отражается в наших снах.

Фундаментальная вера Perl в доброту человечества покорила меня и стала краеугольным камнем моей диссертации. На практике эта вера в мудрость каждого человека уводит терапевта от «интерпретации» снов к делу поддержки других в толковании их собственных снов. Это делается путем спонсирования клиентов в упражнениях, которые позволяют аспектам сна буквально говорить сами за себя, тем самым предоставляя сновидцу его или ее собственную интерпретацию.

Подробнее

English

Помимо Ecole Parisienne de Gestalt (EPG, Париж, Франция), с которой наш Институт поддерживает тесные дружеские отношения на протяжении многих лет, мы также поддерживаем тесные контакты с Institut fur GT Organisationsberatung (IGOR, Франкфурт, Германия), Instituto Gestalt Firenze (IGF, Италия), Riga Gestalt Institute (RGI, Латвия), Vilnius Gestalt Institute (Литва), Gestalt Psychotherapy Institute (GPTI, Мальта), Integro (Гвадалахара, Мексика), Norsk Gestaltinstitutt (Осло, Норвегия), Instytut Terapii Gestalt (Краков, Польша), Gestalt Academy of Scandinavia, Gestalt Associates Training of Los Angeles (GALTA, США) и Gestalt Institute of Cleveland (США), Gestalt Center (OAHACA Mexico), Центр гештальт-терапии (Рио-де-Жанейро). Жанейро, Бразилия), Гештальт-институт Апулии (Италия) и др.Это дает нам возможность приглашать зарубежных специалистов высокого уровня для регулярного дополнительного обучения наших студентов.

Гештальт Институт Санкт-Петербурга реализует обучающие программы в Санкт-Петербурге и других городах России и ближнего зарубежья. С момента основания мы выпустили 100 курсов студентов (около 2000 человек), прошедших обучение по гештальт-терапии. Мы можем гордиться тем, что С. Джинджер (президент FORGE и президент EPG) присутствовал на вручении дипломов наших выпускников.По его мнению, профессиональная подготовка выпускников института не уступает уровню студентов ЭПГ!

В 2009 году Н. Лебедева и А. Лебедева опубликовали первую в России монографию о гештальт-подходе в индивидуальном бизнес-консалтинге (коучинге), работе с группами и организационном консультировании.

Слишком долго перечислять события из года в год. Обратимся к более крупному масштабу: за последние 10 лет.
В 1999 году институт приобрел собственное благоустроенное помещение, а в 2012 году приобретает второе помещение, так как институт растет.

В Санкт-Петербурге ежегодно на протяжении многих лет проводится 7 программ повышения квалификации и 2 программы профессиональной переподготовки.

При выполнении всех условий Институт выдает дипломы о профессиональной переподготовке в области психологического консультирования по гештальт-подходу и гештальт-подхода по организационному консультированию.

SPIG проводит семинары и осуществляет консультационную деятельность по психологическим аспектам бизнеса.

СПИГ издает собственное специализированное печатное издание — Альманах, публикуя в нем любезно предоставленные материалы ведущих российских и зарубежных специалистов.Институт также постоянно приглашает своих выпускников для участия в Альманахе.

Сотрудники СПИГ пользуются уважением и большим авторитетом психологического сообщества Санкт-Петербурга. Ряд из них входит в Наблюдательный совет Санкт-Петербургской гильдии психотерапевтов и тренингов (ГПТ). Президент института — Н.М. Лебедева — член президиума Координационного совета Санкт-Петербургского психологического общества.

Компания SPIG завоевала авторитет в международном сообществе гештальтистов.В 2002 году ректор института Наталья Лебедева была избрана Генеральным секретарем и членом Совета FORGE Международной федерации организаций, преподающих гештальт. С по 2018 она была вице-президентом FORGE. В 2011-2015 годах Наталья Лебедева — официальный представитель России в Европейской ассоциации гештальт-терапии, член расширенного правления ЕАГТ. Неоднократно избиралась президентом Ассоциации русскоязычных гештальт-институтов (АРГИ).

Институт поддерживает постоянные связи с родственными организациями в Вюрцбурге, Гвадалахаре, Кливленде, Кракове, Рио-де-Жанейро, Лос-Анджелесе, Осло, Париже, Риме, Флоренции, Стокгольме, Франкфурте, Риге, Вильнюсе, Оахаке (Мексика), Арлесано Лечче ( Италия) и другие. В связи с этим продолжается организация тематических семинаров и супервизионных групп зарубежных гештальт-терапевтов в Санкт-Петербурге. На сегодняшний день их насчитывается несколько десятков.

За время своего существования Институт выпустил 14 изданий непосредственно авторами Института или под редакцией сотрудников.

СПИГ продолжает сотрудничество с факультетами психологии СПбГУ, факультетами экономики и управления СПбГПУ, факультетами психологии и педагогики ПГПУ им. Психология «Иматон», Институт психотерапии и консультирования «Гармония», Московский институт гештальт-терапии, Московский институт гештальт-терапии и психодрамы, Московский институт гештальт-терапии и консультирования, Санкт-Петербург.Петербургское психологическое общество, Санкт-Петербургская гильдия психотерапии и тренингов

Постоянными зарубежными партнерами Института остаются Парижская школа гештальта, Вюрцбургский институт интегративной терапии, Франкфуртский институт гештальт-ориентированного консультирования, Норвежский институт гештальта, Римский институт психотерапии, Вильнюсский гештальт-институт (Литва), Институт гештальт-терапии Мальты, Институт Интегро (Гвадарахара, Носители гештальт-института), Рижский гештальт-институт, Гештальт-академия Скандинавии, GALTA (Лос-Анджелес ) и Кливлендский гештальт-институт, Центр гештальт-терапии в Рио-де-Жанейро, Гештальт-институт во Флоренции, Гештальт-институт Апулии (Италия), Гештальт-центр в Оахаке (Мексика) и другие.

Гештальт-терапия: что это значит для меня

Я стал гештальт-терапевтом после многих лет прохождения всевозможных курсов саморазвития, чтения множества книг по саморазвитию и поиска ответов о себе, смысле жизни и какова была моя цель на этой земле.

Я чувствовал необходимость понять, как я относился к вещам, почему мои отношения были такими, какие они были, почему я, казалось, всегда натыкался на одни и те же камни, и, ну, вы знаете, откуда я, верно?

Однако после многих лет поисков чего-то не хватило.Я, казалось, недостаточно углублялся, не был достаточно на связи, и я просто продолжал искать. Затем в одну из пасхальных недель я присоединился к курсу под названием «Открывая свое сердце для любви», где я встретил гештальт-терапевта, который нашел отклик во мне на 100%. В конце курса я сказал ему, что хочу провести с ним сеанс и узнать больше о гештальт-терапии. У меня была первая консультация, и с тех пор моя жизнь никогда не была прежней.

Я начал свой собственный гештальт-процесс, который дал мне инструменты, чтобы расширить свои возможности и обнаружить все, что мешало мне стать лучшей версией себя.Сначала я пошел к нему, потому что я был несчастлив в своем браке, и у меня не было сил уйти, но процесс привел меня к местам, которые нужно было решить, прежде чем я смог справиться с первоначальным спросом.

Только проделав работу над собой, я смогла развестись с мужем сознательно и с любовью. Выполняя свою работу, я также решил, что гештальт-терапия — это мое призвание, и что я собираюсь тренироваться, чтобы делать то, о чем я всегда мечтал: поддерживать людей в их путешествии по самопознанию.

Что такое терапия?

Представление многих людей о терапии связано с психическими заболеваниями. Для многих человек, проходящий терапию, — это психически больной или страдающий психическим расстройством. Хотя верно то, что люди, страдающие психическими заболеваниями, проходят терапию и могут принимать лекарства в зависимости от своего состояния, не каждый, кто проходит терапию, страдает психическим расстройством.

Я считаю, что это важно упомянуть, потому что до сих пор существует клеймо, связанное с терапией.Это действительно двойная стигма. С одной стороны, есть идея, что с вами должно быть что-то действительно не так, если вы идете к терапевту, а с другой стороны, есть стигматизация психических заболеваний как вещи, о которой никто не должен говорить и которая один хуже, чем терминальный рак или СПИД.

Это как если бы разум был каким-то органом ву-вуу в нашем теле. Частично это связано с тем фактом, что мы все еще так мало знаем о том, как он работает, по сравнению с другими областями нашего тела.Тем не менее, достигнуты успехи, и образование показывает нам важность психического здоровья.

Психотерапия — это то, что помогает нам научиться справляться со своими эмоциями, определять свои чувства, смотреть в лицо своим страхам, развивать любовь к себе, самоуважение, устанавливать здоровые границы, дает нам инструменты, чтобы лучше справляться со стрессом, учиться жить в настоящем, а не в прошлом или будущем, это помогает нам согласовать наши мысли с нашими чувствами и нашими действиями, чтобы быть последовательными с тем, кто мы есть на самом деле.

Понимание того, как мы работаем, кто мы в глубине души, каковы наши ограничивающие убеждения, какие у нас ценности, куда мы хотим идти, способствует нашему счастью как человеческому существу и помогает нам улучшить отношения с собой и, следовательно, с другие.Понимание того, что изменения являются частью жизни и что они всегда начинаются с нас самих. Вот как терапия может помочь нам.

Гештальт-терапия основана на четырех основных принципах:

1. Достижение осознания

Первый – это достижение осознания и осознания, стоящего за этим осознанием. Человек может осознать проблему и, углубившись, осознать, что скрывается за ней.

2. Здесь и сейчас

Второй здесь и сейчас. В гештальте мы всегда работаем с наиболее важной проблемой, присутствующей на момент сеанса, поскольку мы считаем, что есть только настоящее, с которым мы можем работать.Конечно, это, вероятно, уведет нас еще дальше назад, но мы не начинаем работать, вспоминая прошлое.

3. Автоответственность

Третий столп — это Самоответственность, то есть научиться брать на себя ответственность за то, что принадлежит нам, и знать, что не является нашей ответственностью. Это очень важно, так как развивает уверенность в себе и уверенность в себе.

4. Научитесь принимать себя с состраданием и любовью

Четвертый столп – учитесь принимать себя с состраданием и любовью, причем не только в том, что нам в себе нравится, но и в том, что мы так отчаянно хотим изменить.Нет никаких изменений, которые можно было бы сделать из отказа, напротив, как сказал Карл Юнг: «Мы не можем ничего изменить, если не примем это».
Я верю, что терапия может помочь нам полностью стать людьми, объединив наши тела, разум и душу.
Точно так же, как мы питаем свое тело и тренируемся, чтобы быть в форме, наш разум и душа также нуждаются в заботе.
Каким другим был бы этот мир, если бы мы все комплексно заботились о себе! У меня для вас замечательная новость: никогда не поздно начать.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.