Психология животное в человеке: «Человек как животное» Александр Никонов: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-17-085546-9

Содержание

Как животные помогают понять характер человека — Look At Me

Джейн Гудол — одну из самых известных исследователей социальной жизни шимпанзе — нередко критиковали за использование терминов из психологии человека для описания поведения обезьян. В 1997 году учёные из Аризонского университета исследовали личностные качества шимпанзе с помощью опросников и факторного анализа. Наблюдатели оценивали 100 шимпанзе из 12 зоологических парков. В опросниках было 43 пункта, всесторонне описывающих особенности поведения шимпанзе. По каждому пункту обезьяна могла набрать от 1 до 7 баллов. Например, если обезьяна ленивая, то получает 7 баллов в пункте лень, а если нет, то 1 балл. Факторный анализ выявил 6 независимых факторов, и первые 5 были очень похожи на «большую пятёрку» из психологии человека. Шестой фактор — доминантность — особенный для обезьян (стоит вспомнить про строгую иерархию в общинах шимпанзе). Исследователи сочли, что это вполне ожидаемо: шимпанзе — наши ближайшие родственники в животном мире, и мы разделяем с ними 98 % генетического кода.

Возможность обезьян быть честными, доброжелательными экстравертами или невротиками, расположенными к новому опыту, подвергалась ожесточённой критике. Многие учёные были убеждены, что результаты анализа связаны только с тем, что наблюдатели проецируют человеческие качества на приматов. Но Александр Вейс из Эдинбургского университета в своей статье замечает, что за десятки лет c момента публикации работ Джейн Гудол никто из критиков антропоморфных качеств шимпанзе даже не попытался проверить в эксперименте свои утверждения. В исследовании Вейса и его коллег приняли участие 202 шимпанзе из Америки и Австралии и 55 шимпанзе из Японии. Процедура не отличалась от эксперимента их аризонских коллег, но на этот раз исследователи учли, как субъективные оценки наблюдателей влияют на определение поведенческих особенностей. Для этого они вычитали из средней оценки каждого признака оценку, сделанную наблюдателем для всех обезьян

(учитывая, что признаков было 43, а наблюдателей 142, даже простая математическая процедура становится слегка запутанной).

Результат факторного анализа с модифицированными оценками практически не отличался от предыдущих. Факторов выделилось 6, среди которых 5 были похожи на «большую пятёрку» личностных факторов человека. В заключении к своей работе авторы отмечают, что антропоморфизм не преуменьшает личностные особенности обезьян и даже наоборот может стать очень эффективным способом изучения личности животных. Вейс с коллегами проводил аналогичное исследование ещё и на орангутанах. Их личность складывается всего из 5 факторов, которые немного отличаются от человеческих. Среди них: доминантность, экстраверсия, невротицизм

(или эмоциональная устойчивость), доброжелательность и один особенный фактор — интеллект, хотя именно он, видимо, совмещает в себе честность и открытость к новому опыту.

Можно ли говорить о психологии животных?

 

   Ирина Мухамедшина

 

— Чем отличается психология животных от психологии человека?

 

— Как и психология, зоопсихология изучает психику, а не психологию. И это первый момент, за который многие цепляются, когда говорят, что такой науки быть не может. Чем отличается психика животных от человеческой? Если давать на этот очень общий вопрос очень общий ответ: условиями, к которым животное приспособлено, в которых оно живет и чувствует себя максимально комфортно и может действовать самостоятельно. Для животного — это естественная (природная) среда. Например, собакам и кошкам гораздо легче живется в деревне. В городе домашнее животное вынуждено принимать руководство человека, потому что оно от него зависимо и само не приспособлено к этой среде. Исключение — бездомные собаки, смогшие выжить, но и то в очень ограниченном ключе, поскольку они все-таки зависят от человека (хотя бы от его пищевых отходов). 

 

— Могут ли животные ревновать, обижаться, завидовать, любить?

 

— Я могу ответить «да» только на последний вопрос. Хотя и здесь нужно определить понятие, что такое «любить». Когда я людям говорю, что да, животные тоже любят, просто это чувство у них другое, мне сразу задают вопросы: может быть, это привязанность, потребность в защите? И я не нахожу, что ответить, потому что нет математически точного определения, что такое любовь, ее каждый понимает по-своему.

 

— Ну, например, в интернете часто говорят: «Ваша кошка с вами только из-за еды»…

 

— Это не так. Сейчас расшифрую, что для них любовь и зачем им человек в принципе. Наверное, лучше начать с собак, потому что у волков, от которых они произошли, есть понятие о стае. Волки собираются вместе, чтобы выживать. Вместе легче — удобнее добывать пищу, можно защититься от врагов, есть какие-то взаимозаменяющие функции. И эта совместная деятельность — основа, на которой строятся их отношения, любовь, чувство привязанности друг к другу, личное узнавание. Поэтому неправильно считать, что собаке или кошке нужна только еда, и больше ничего. Просто их чувство привязанности менее эмоционально, чем человеческое. Если у нас многое строится на эмоциях, то для животных они вторичны, а первично именно совместное выживание. Другая крайность — считать, что твой питомец настолько любит тебя, что душу отдаст. Те, кто так думают, очень часто ошибаются. Например, если собака постоянно просит ласки, это может быть проявлением не столько любви, сколько созданной человеком потребности во внимании.

Был такой случай: девушка устроилась на работу, стала сильно уставать, и ее кот начал сильно орать по ночам. Она пыталась давать ему еды, но это не помогало. Стали разбираться и выяснилось, что теперь она ему уделяет намного меньше внимания, чем раньше. Когда хозяйка стала его регулярно гладить, ночные концерты прекратились. Таких случаев много. И здесь дело не в животных, а в том, что люди показали: так правильно. 

 

— Нередко приходится видеть, как кошка обижается, когда ты гладишь другого кота (и даже может вступить с конкурентом в драку). Если это не ревность, то что?

 

— Ревность, зависть у человека — это всё неуверенность в себе и сравнение себя с кем-то, убеждение: я хуже, чем вот этот второй, потенциальный. У животных такого нет. У них очень логично устроены отношения в стае, очень понятно распределены роли. Выполняющий свою роль — на своем месте. Если кто-то вдруг оказался бесполезным, чрезмерно агрессивным либо животных в стае стало слишком много, его просто могут выгнать.

И выгоняют, и никто при этом не переживает: ни тот, кого изгнали, ни тот, кто изгнал. И никто не сравнивает себя с другими оставшимися в стае, лучше он или хуже — он просто уходит и приспосабливается жить без этой стаи или примыкает к другой. Всё просто, логично и без лишних эмоций. В описанном вами случае кошка может напасть на другого кота, например, если она будет воспринимать его как угрозу своим отношениям с хозяйкой. Они не сравнивают: ты его любишь больше, чем меня, они как бы говорят: ты меня люби тоже (в том же объеме, что и раньше). Другое объяснение: второй кот нарушает привычный образ жизни. Кошки — одиночные звери, им строить отношения нелегко, и они этого не любят. Чужака легче всего прогнать, чтобы всё оставалось по-прежнему. К тому же кошка не понимает: почему, зачем здесь этот кот, когда он уйдет. Сама непонятность этой ситуации приводит к тому, что эмоции копятся, и нападение может быть просто нервным срывом. Тогда к ревности это точно не имеет никакого отношения и к зависти тоже.

 

 

— Чем опасно для нас наделять животных своими эмоциями и чувствами?

 

— Это мешает нам их понимать. Человеческое чувство любви подразумевает: если ты любишь, то не можешь причинить вреда. И когда человек считает, что его кошка или собака любит его по умолчанию, то он совершенно не видит ее нервных состояний, которые могут быть опасны как для человека, так и для самого животного. Например, у меня в детстве была кошка, и так получалось, что мы ее систематически доводили, сами не подозревая об этом. Я пела, и в какой-то момент она прыгала мне на грудь, зацепляясь когтями за одежду. Она пыталась устранить источник звука, потому что это было очень громко и тонко и сильно било ей по нервам. Но мы об истинной причине не догадывались, веселились и вместо того, чтобы закалить ее нервную систему, во-первых, раздергивали ее постоянными «представлениями» (например, показывали их гостям), а во-вторых, сформировали у нее привычку так реагировать.

Как-то раз я запищала, а кошка, прыгнув на меня, попала мне когтем в глаз. Всё закончилось хорошо — и для меня, и для кошки, хотя родители тогда даже серьезно думали о том, чтобы ее усыпить. Никто не ожидал от нее такого, хотя вела она себя очень логично и очень по-кошачьи. И если бы мы ее не очеловечивали, это было бы видно. Животные не могут нам сказать, что мы очень часто до предела нарушаем их границы, доводим их нервную систему до состояния накала. А потом происходят нервные срывы. С другой стороны, неправильно считать, что домашние животные — такие лютые звери и им нельзя доверять. Просто надо понимать: они другие. Принципиально звери испытывают всю ту же гамму эмоций, что и человек, но социальные нормы у них совершенно иные. Нам их понять возможно, а им нас — нет. 

 

— Правда ли, что в процессе одомашнивания у животных появляются детские признаки (в том числе и в поведении)? Чем еще домашние животные отличаются от диких?

 

— Есть такая теория, что, действительно, одомашнивание идет по пути продления детских чувствительных периодов, и зверь до конца не взрослеет. Что-то в ней есть, но здесь еще надо многое исследовать. На самом деле, если домашняя собака ведет себя как щенок, то у нее неизбежно возникнут проблемы с психикой. Скорее всего, она окажется слишком зависимой от человека, а значит, будет несамостоятельной, глупой и неуверенной в себе. Домашние животные отличаются от диких характером приспособления — тем, что гораздо легче принимают руководство человека, но это не значит, что они не взрослеют. Среди собак разных пород существуют огромные различия по способности понимать человека и добровольно подчиняться его воле. Например, немецкие овчарки пасли скот в очень тяжелых условиях — им приходилось защищать его и от животных, и от людей, и одновременно взаимодействовать с пастухом. Это сложная деятельность, требующая развития умеренной самостоятельности, способности подчиняться и умения понимать людей. В процессе селекции такие качества развились, и сейчас овчарка считается одной из самых умных и хорошо поддающихся дрессировке пород. А в случае с кане-корсо мне приходится больше идти ему навстречу, потому что он меня понимает хуже, чем овчарка.  

 

— На каком уровне одомашнивания сейчас находится лиса?

 

— От собак и кошек она еще очень далеко. Ручные лисы отличаются тем, что у них в процессе селекции сформировался определенный вид реакций на человека — вилять хвостом и переворачиваться на спину. Это детские черты поведения. Когда так себя ведет взрослое животное, оно заискивает, а заискивает зверь, не очень уверенный в себе. У ручных и агрессивных лис очень разная психика. Агрессивные очень стабильны, обладают сильной нервной системой. У ручных внимание неустойчиво, а психика слишком подвижна. Это звери очень возбудимые и суетные. В то же время с ними проще найти общий язык, у некоторых из них (особенно у черных, которые дольше одомашнивались) заметно желание доверять человеку, и на нем можно выстраивать отношения. Это действительно база для доместикации, однако здесь приходится работать с их нестабильной нервной системой. Кстати, мне кажется, что по такому пути расшатывания психики пошли многие породы собак: любовь ко всем, нестабильная нервная система, повышенная возбудимость, внешнее дружелюбие, а внутри проблемы. Скорее всего, это происходит потому, что их разводят не для каких-то конкретных целей, а для красоты.

 

 

— В чем суть методики адаптивной зоопсихологии, и чем она принципиально отличается от традиционных методов дрессировки?

 

— Тем, что это не дрессировка принципиально. Адаптивная зоопсихология подразумевает не подавление животного, а изучение его потребностей, какие они есть, и попытку найти компромиссное решение. Когда у животного наблюдается какое-то аномальное поведение, дрессировщик старается заставить зверя реагировать иначе. Мы же пытаемся понять, почему зверь так себя ведет и можно ли удовлетворить его потребность другим способом. Где-то надо поправить его нервную систему, где-то — изменить свой образ жизни. Это не приспосабливание под зверя, это максимальная помощь ему приспособиться к тем условиям, в которых он живет. Адаптивная зоопсихология исходит из законов природы. Там аномального поведения просто нет, потому что оно противоречит законам выживания — например, всех драчливых изгоняют из стаи. В книге Конрада Лоренса «Агрессия (так называемое “зло”)» высказывается следующая мысль: чем большим естественным оружием обладает зверь, тем больше у него развит механизм торможения, чтобы это оружие применять только по назначению и никак иначе. Ученый сравнивает голубей, помещенных в маленькое замкнутое пространство, с волками и львами в тех же условиях. Оказалось, что голуби сильно калечили друг друга в состоянии нервного срыва, хищники же оказались более сдержанными в состоянии стресса. У собак и кошек естественное торможение тоже есть, поэтому если они дерутся, это свидетельствует о каких-то проблемах с их психикой. Мой пес Фирин породы кане-корсо попал ко мне в возрасте полутора лет с судорожным синдромом. Бывшие хозяева хотели его усыпить. С помощью методики адаптивной зоопсихологии удалось добиться того, что он стал очень спокойным, не дерется, не убегает, может контактировать с другими собаками, а самое главное — у него нет судорожных приступов, хотя я ни разу не применяла противосудорожных препаратов. Но для этого и мне пришлось поменять свой образ жизни, и его научить приспосабливаться и реагировать иначе. Я не заставляла, не использовала кнуты и пряники, а изменила именно свое отношение к происходящему, а как только это произошло, я увидела кучу возможностей помочь своему псу. Кстати, эта методика применима не только к собакам, но и к кошкам, лисам, волкам и даже к людям.

 

— Насколько эмоции хозяина влияют на то, каким в итоге будет животное? Можно ли сказать, что человек с определенными особенностями поведения любую собаку может довести до того, что она станет агрессивной?

 

— Не так однозначно. Собака зависит не только от хозяина, у нее есть и свои данные: генетика, порода, история до того момента, как она попала к этому человеку. В зависимости от этого степень подобных проблем будет выражена по-разному. Однако да, люди могут говорить: у меня ни с кем не было проблем, только с этой собакой. Но когда начинаешь разбираться, выясняется, что были, точно такие же, только проявлялись в меньшей степени. Животные не способны наши эмоции понять и переварить, вникнуть в их причины, и если наши эмоции запредельные, звери начинают переживать еще сильнее. Например, был такой случай: у одной дворняги случались судорожные припадки, они бывали с определенной периодичностью (раз в месяц или в два). В те дни, когда у него были приступы, пес очень всего боялся, метался, готов быть вырваться из квартиры, а в другое время был вполне спокойным. Когда стали разбираться, выяснилось: как раз в периоды этих приступов у хозяйки были невероятные психологические перегрузки, которые выражались в депрессии, чувстве страха перед жизнью. То есть собака была настолько связанной с хозяйкой и зависимой от нее, что это сильно отразилось на ней, она будто бы паниковала: если тебе так страшно, что же с нами тогда будет? Хотя так, конечно, бывает далеко не во всех случаях.

 

— Как применять адаптивную зоопсихологию человеку, который не так хорошо знает законы животных?

 

— На самом деле, многие принципы адаптивной зоопсихологии понятны интуитивно. Когда начинаешь с людьми подробно разговаривать, они говорят: в принципе я так и думал, так и делал. Доверяйте своей интуиции и в то же время учитесь понимать зверей. Потому что настоящее доверие основано на понимании. Обманываться насчет зверей опасно и для человека (особенно если зверь серьезный), и для самого зверя. Что такое компромисс? Это когда два существа, между которыми есть некое расстояние, идут друг к другу, к чему-то общему, и взаимопонимание как раз возможно посередине. Благодаря работе с собаками я и сама стала увереннее в себе, преодолела многие свои страхи, научилась лучше понимать мир. Природу не изменишь. Если дождь льет, нельзя сделать, чтобы он перестал лить, но можно взять зонтик. Так и здесь. Бесполезно подчинять животных, их надо понимать — как и самих себя. 

 

Беседовала Диана Хомякова

 

Фото: автора (1), Елены Трухиной (анонс, 2, 3)

 

Развитие психики человека и животных. Часть 2

Немов Р. С. Психология: В 3 кн. Кн.1. – М.: Владос, 1999

Глава 4. РАЗВИТИЕ ПСИХИКИ ЧЕЛОВЕКА И ЖИВОТНЫХ
(с.109-129)
(часть 2)

Краткое содержание

Развитие высших психических функций у человека. Понятие высшей психической функции. Основные источники развития высших психических функций у человека: изобретение и изготовление орудий, продуктивный, творческий характер деятельности, создание предметов материальной и духовной культуры, использование речи и других знаковых систем как средств общения, организации мышления, хранения и передачи знаний. Отличие восприятия, внимания, памяти и мышления человека как высших психических функций от их элементарных форм, данных с рождения. Деятельность как источник познавательного, а общение – личностного развития человека. Основные отличительные признаки человеческой деятельности.

Сравнение психики человека и животных.
Познавательные процессы у животных и человека (ощущения, восприятие и память). Интеллект человека и животных, представления и мышление у них. Эмоциональная жизнь животных и человека. Мотивация поведения у человека и животных, особенности их общения. Проявление в индивидуальном общественном поведении человека социального и природного начал. Необходимость учета биосоциальной природы человека в объяснении и предсказании его поступков.

РАЗВИТИЕ ВЫСШИХ ПСИХИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ У ЧЕЛОВЕКА

Дальнейшее развитие психики на уровне человека согласно материалистической точке зрения идет в основном за счет памяти, речи, мышления и сознания благодаря усложнению деятельности и совершенствованию орудий труда, выступающих как средства исследования окружающего мира, изобретению и широкому использованию знаковых систем. У человека наряду с низшими уровнями организации психических процессов, которые ему даны от природы, возникают и высшие.

Ускоренному психическому развитию людей способствовали три основные достижения человечества: изобретение орудий труда, производство предметов материальной и духовной культуры и возникновение языка и речи. С помощью орудий труда человек получил возможность воздействовать на природу и глубже ее познавать. Первые такие орудия – топор, нож, молоток – одновременно служили и той и другой цели. Человек изготавливал предметы домашнего обихода и изучал свойства мира, не данные непосредственно органам чувств.

Совершенствование орудий и выполняемых с их помощью трудовых операций вело, в свою очередь, к преобразованию и улучшению функций руки, благодаря чему она превратилась со временем в самое тонкое и точное из всех орудий трудовой деятельности. На примере руки учился познавать действительность глаз человека, она же способствовала развитию мышления и создавала основные творения человеческого духа. С расширением знаний о мире возрастали возможности человека, он приобретал способность быть независимым от природы и по разумению изменять свою собственную природу (имеются в виду человеческое поведение и психика).

Создаваемые людьми многих поколений предметы материальной и духовной культуры не пропадали бесследно, а передавались и воспроизводились из поколения в поколение, совершенствуясь. Новому поколению людей не было необходимости изобретать их заново, достаточно было обучиться пользоваться ими с помощью других людей, уже умеющих это делать.

Изменился механизм передачи способностей, знаний, умений и навыков по наследству. Теперь не нужно было менять генетический аппарат, анатомию и физиологию организма для того, чтобы подняться на новую ступень психологического и поведенческого развития. Достаточно было, имея гибкий с рождения мозг, подходящий анатомо-физиологический аппарат, научиться по-человечески пользоваться созданными предыдущими поколениями предметами материальной и духовной культуры. В орудиях труда, в предметах человеческой культуры стали людьми передаваться по наследству их способности и усваиваться следующими поколениями без изменения генотипа, анатомии и физиологии организма. Человек вышел за пределы своей биологической ограниченности и открыл для себя путь к практически безграничному совершенствованию.

Благодаря изобретению, совершенствованию и широкому использованию орудий, знаковых систем человечество получило уникальную возможность сохранять и накапливать опыт в виде различных текстов, продуктов творческого труда, передавать его из поколения в поколение при помощи продуманной системы обучения и воспитания детей. Следующие поколения усваивали знания, умения и навыки, выработанные предыдущими, и тем самым также становились цивилизованными людьми. Более того, поскольку этот процесс очеловечивания начинается с первых дней жизни и дает свои видимые результаты довольно рано (из материалов, представленных во второй книге учебника, мы увидим, что уже трехлетний ребенок не биологическое существо, а маленькая, вполне цивилизованная личность), у индивида сохранялась возможность внести свой, личный вклад в копилку цивилизации и тем самым умножить достижения человечества.

Так, постепенно, ускоряясь, из века в век совершенствовались творческие способности людей, расширялись и углублялись их знания о мире, все выше поднимая человека над всем остальным животным миром. Со временем человек придумал и усовершенствовал множество вещей, не имеющих аналогов в природе. Они стали ему служить для удовлетворения собственных материальных и духовных потребностей и одновременно выступали в качестве источника для развития человеческих способностей.

Если на миг представить себе, что произошла всемирная катастрофа, в результате которой погибли люди, имеющие соответствующие способности, был уничтожен мир материальной и духовной культуры и выжили только малые дети, то в своем развитии человечество было бы отброшено на десятки тысяч лет назад, так как некому и не на чем было бы учить детей становиться людьми.

Но самым, пожалуй, значительным изобретением человечества, оказавшим ни с чем не сравнимое влияние на развитие людей, стали знаковые системы. Они дали толчок для развития математики, инженерии, науки, искусства, других областей человеческой деятельности. Появление буквенной символики привело к возможности записи, хранения и воспроизведения информации. Отпала необходимость держать ее в голове отдельного человека, исчезла опасность безвозвратной утраты из-за потери памяти или ухода хранителя информации из жизни.

Особо выдающиеся достижения в совершенствовании способов записи, хранения и воспроизведения информации, которые пришлись на последние десятилетия текущего столетия, привели к новой научно-технической революции, которая активно продолжается в наше время. Это – изобретение магнитной, лазерной и других форм записи информации. Мы, очевидно, находимся сейчас на пороге перехода на новую, качественно более высокую ступень психического и поведенческого развития человека, первые признаки наступления которой можно уже заметить. К ним относится доступность отдельно взятому человеку практически любой информации, если где-то и когда-то она кем-то была записана на понятном языке. Сюда же можно включить и развитие средств связи, освобождение людей от рутинной, мало способствующей их развитию работы и передачу ее машине, возникновение и совершенствование способов воздействия на природу не столько с целью ее использования для своих нужд, сколько для сохранения и улучшения самой природы. Быть может, скоро людям удастся научиться подобным же образом воздействовать и на свою природу.

Знаковые системы, особенно речь, с самого начала их использования людьми стали действенным средством влияния человека на самого себя, управления своим восприятием, вниманием, памятью, другими познавательными процессами. Наряду с первой, данной человеку от природы сигнальной системой (И.П.Павлов), которая представляла собой органы чувств, человек получил вторую сигнальную систему, выраженную в слове. Обладая известными людям значениями, слова стали оказывать на их психологию и поведение такое же воздействие, как и замещаемые ими предметы, а иногда даже большее, если они обозначали явления и предметы, которые трудно представить (абстрактные понятия). Вторая сигнальная система стала мощным средством самоуправления и саморегуляции человека. Восприятие приобрело такие качества, как предметность, константность, осмысленность, структурность; внимание стало произвольным, память – логической; мышление – словесным и абстрактным. Практически все психические процессы человека вследствие использования речи для управления ими вышли за пределы своей природной ограниченности, получили возможность дальнейшего, потенциально безграничного совершенствования.

Слово стало основным регулятором человеческих поступков, носителем нравственных и культурных ценностей, средством и источником цивилизации человека, его интеллектуального и морального совершенствования. Оно же выступило как главный фактор воспитания и обучения. Благодаря слову человек-индивид стал человеком-личностью. Особую роль в развитии людей сыграла речь как средство общения. Ее развитие способствовало взаимному интеллектуальному и культурному обогащению людей, живущих в разных концах мира и говорящих на разных языках.

СРАВНЕНИЕ ПСИХИКИ ЧЕЛОВЕКА И ЖИВОТНЫХ

История сравнительных исследований дала немало примеров того общего, что обнаруживается в психике человека и животных. Тенденция выстраивания фактов, добытых в этих исследованиях, такова, что в них между человеком и животными со временем выявляется все больше сходства, так что животные психологически как бы наступают на человека, отвоевывая у него привилегии одну за другой, а человек, напротив, отступает, без особого удовольствия признавая в себе наличие выраженного животного и отсутствие преимущественного разумного начала.

Примерно до середины XVII в. многие думали, что между человеком и животными нет ничего общего ни в анатомо-физиологическом устройстве, ни в поведении, ни тем более в происхождении. Затем была признана общность механики тела, но оставалась разобщенность психики и поведения (XVII–XVIII вв.).

В прошлом столетии теория эволюции Ч.Дарвина шатким мостиком эмоциональной экспрессии перекрыла психологическую и поведенческую пропасть, веками разделявшую эти два биологических вида, и с тех пор начались интенсивные исследования психики человека и животных. Поначалу под влиянием Дарвина они касались эмоций и внешних реакций, затем перекинулись на практическое мышление.

В начале текущего столетия исследователей заинтересовали индивидуальные различия в темпераменте среди животных (И.П.Павлов), и, наконец, последние несколько десятилетий XX в. оказались связанными с поисками идентичности в коммуникации, групповых формах поведения и механизмах научения у человека и животных.

Казалось бы, в психике человека к настоящему времени уже почти не осталось ничего такого, чего нельзя было бы обнаружить у животных. На самом деле это не так. Но, прежде чем выяснить существующие между человеком и животными принципиальные различия, необходимо ответить на вопрос о том, для чего педагогу необходимо знать результаты подобного рода исследований.

Почти все, что имеется в психологии и поведении животного, приобретается им одним из двух возможных путей: передается по наследству или усваивается в стихийном процессе научения. То, что передается по наследству, обучению и воспитанию не подлежит; то, что появляется у животного спонтанно, может возникнуть и у человека без специального обучения и воспитания. Это, следовательно, также не должно вызывать повышенного беспокойства со стороны педагогов. Внимательное изучение психологии и поведения животных, их сравнение с психологией и поведением человека позволяют установить то, о чем нет необходимости проявлять специальную заботу при обучении и воспитании людей.

У человека кроме наследуемого и стихийно прижизненно приобретаемого опыта есть еще сознательно регулируемый, целенаправленный процесс психического и поведенческого развития, связанный с обучением и воспитанием. Если, изучая человека и сравнивая его с животными, мы обнаруживаем, что при наличии одинаковых анатомо-физиологических задатков человек в своей психологии и поведении достигает большего, чем животное, уровня развития, значит, это является результатом научения, которым можно сознательно управлять через обучение и воспитание. Таким образом, сравнительное психолого-поведенческое исследование человека и животных позволяет более правильно, научно обоснованно определять содержание и методы обучения и воспитания детей.

Как человек, так и животные обладают общими врожденными элементарными способностями познавательного характера, которые позволяют им воспринимать мир в виде элементарных ощущений (у высокоразвитых животных – и в виде образов), запоминать информацию. Все основные виды ощущений: зрение, слух, осязание, обоняние, вкус, кожная чувствительность и др. – с рождения присутствуют у человека и животных. Их функционирование обеспечивается наличием соответствующих анализаторов, строение которых было подробно рассмотрено во второй главе.

Но восприятие и память развитого человека отличаются от аналогичных функций у животных и новорожденных младенцев. Эти отличия проходят сразу по нескольким линиям.

Во-первых, у человека по сравнению с животными соответствующие познавательные процессы обладают особыми качествами: восприятие – предметностью, константностью, осмысленностью, а память – произвольностью и опосредствованностью (применение человеком специальных, культурно выработанных средств запоминания, хранения и воспроизведения информации). Именно эти качества приобретаются человеком при жизни и развиваются далее благодаря обучению.

Во-вторых, память животных по сравнению с человеком ограничена. Они могут пользоваться в своей жизни только той информацией, которую приобретают сами. Следующим поколениям себе подобных существ они передают лишь то, что как-то закрепилось наследственно и отразилось в генотипе. Остальной благоприобретенный опыт при уходе животного из жизни оказывается безвозвратно утраченным для будущих поколений.

Иначе обстоит дело у человека. Его память практически безгранична. Он может запоминать, хранить и воспроизводить теоретически бесконечное количество информации благодаря тому, что ему самому нет необходимости всю эту информацию постоянно помнить и держать в своей голове. Для этого люди изобрели знаковые системы и средства для записи информации. Они могут не только записывать и хранить ее, но также передавать из поколения в поколение через предметы материальной и духовной культуры, обучение пользованию соответствующими знаковыми системами и средствами.

Не менее важные различия обнаруживаются в мышлении человека и животных. Оба названных вида живых существ чуть ли не с рождения обладают потенциальной способностью к решению элементарных практических задач в наглядно-действенном плане. Однако уже на следующих двух ступенях развития интеллекта – в наглядно-образном и словесно-логическом мышлении – между ними обнаруживаются разительные различия:

Только высшие животные, вероятно, могут оперировать образами, причем это до сих пор в науке остается спорным. У человека данная способность проявляется с двух- и трехлетнего возраста. Что же касается словесно-логического мышления, то у животных нет и малейших признаков этого типа интеллекта, так как ни логика, ни значения слов (понятия) им не доступны.

Более сложным является вопрос о сравнении проявления эмоций у животных и человека. Трудность его решения состоит в том, что первичные эмоции, имеющиеся у человека и животных, носят врожденный характер. Оба вида живых существ, по-видимому, их одинаково ощущают, однообразно ведут себя в соответствующих эмоциогенных ситуациях. У высших животных – антропоидов – и человека имеется много общего и во внешних способах выражения эмоций. У них же можно наблюдать что-то подобное настроениям человека, его аффектам и стрессам.

Вместе с тем у человека есть высшие нравственные чувства, которых нет у животных. Они, в отличие от элементарных эмоций, воспитываются и изменяются под влиянием социальных условий.

Много усилий и времени ученые затратили на то, чтобы разобраться в вопросе об общности и различиях в мотивации поведения людей и животных. У тех и других, без сомнения, есть немало общих, чисто органических потребностей, и в этом отношении трудно обнаружить сколько-нибудь заметные мотивационные различия между животным и человеком.

Есть также ряд потребностей, в отношении которых вопрос о принципиальных различиях между человеком и животными представляется однозначно и определенно нерешаемым, т.е. спорным. Это – потребности в общении (контактах с себе подобными и другими живыми существами), альтруизме, доминировании (мотив власти), агрессивности. Их элементарные признаки можно наблюдать у животных, и окончательно до сих пор не известно, передаются они человеку по наследству или приобретаются им в результате социализации.

У человека имеются и специфические социальные потребности, близкие аналоги которых нельзя обнаружить ни у одного из животных. Это – духовные потребности, потребности, имеющие нравственно-ценностную основу, творческие потребности, потребность в самосовершенствовании, эстетические и ряд других потребностей.

Одну из главных проблем психологии составляет выяснение вопроса о том, какие из потребностей у человека являются ведущими в детерминации поведения, какие – подчиненными.

Итак, человек в своих психологических качествах и формах поведения представляется социально-природным существом, частично похожим, частично отличным от животных. В жизни его природное и социальное начала сосуществуют, сочетаются, иногда конкурируют друг с другом. В понимании подлинной детерминации человеческого поведения необходимо, вероятно, принимать в расчет и то и другое.

До сих пор в своих политических, экономических, психологических и педагогических представлениях о человеке мы по преимуществу учитывали социальное начало, а человек, как показала жизненная практика, даже в относительно спокойные времена истории не переставал быть отчасти животным, т.е. биологическим существом не только в смысле органических потребностей, но и в своем поведении. Основная научная ошибка марксистско-ленинского учения в понимании природы человека состояла, вероятно, в том, что в социальньк планах переустройства общества в расчет принималось только высшее, духовное начало в человеке и игнорировалось его животное происхождение.


Ученые говорят, что даже ваш питомец может рассказать о том, какой вы человек / AdMe

Кажется, уже давно пора привыкнуть к тому, что окружающие вас вещи могут рассказать о том, какой вы человек. Домашние животные не исключение: не зря же говорят, что они похожи на своих хозяев. Эндрю Роуэн, директор центра для животных, сказал: «Через своих питомцев люди делают заявление о себе». Так вот, братья ваши меньшие могут не только быть похожими на вас внешне, но еще и выдать общественности интересную информацию о вашем характере.

AdMe.ru любит скрытые правдивые смыслы и знаки, поэтому сделал подборку характеристик человека, которые можно узнать по его домашнему питомцу.

Собаки

Исследование, проведенное департаментом психологии Университета Майами в Оксфорде, говорит о том, что владельцы собак имеют более крепкое здоровье, они лучше справляются со стрессом и менее подвержены депрессии. А в исследовании Университета Миссури отмечается, что менее депрессивными являются те женщины и одинокие люди, у которых есть собака. Животное в таком случае помогает скрасить одиночество, добавляя в жизнь тепло и уют.

В 2010 году исследование о «Большой пятерке», которая характеризует человека, выявило, что владельцы собак в большинстве своем экстраверты. Качеством, отличающим таких людей, была названа добросовестность. Также исследование утверждает, что люди с собаками одни из самых веселых.

Коты

Владельцы котов в отличие от тех, у кого есть собака, более склонны к поведению интроверта и нонконформиста, также у них выше уровень интеллигентности, об этом говорит исследование Университета Кэрролла. Все то же исследование 2010 года о «Большой пятерке» относительно владельцев котов говорит, что они более креативны, предприимчивы, но при этом невротичны. Также у них присутствует чувство тревожности.

Профессор психологии Дениз Гастелло отмечает, что люди склонны выбирать себе животных исходя именно из своих личных характеристик, поэтому те, кто более независим и самостоятелен, предпочитают заводить именно представителей семейства кошачьих.

Рептилии

Из всех владельцев домашних животных обладатели рептилий, согласно исследованию Университета Хартфордшира, самые независимые. Люди с такими питомцами менее веселые, если сравнивать с собаководами, и меньше нуждаются в компании. Занимательно и то, что окружающие считают, что у их питомцев нет чувства юмора.

Птицы

Владельцы птиц еще более открыты к социальному взаимодействию, чем даже владельцы собак. Согласно данным опроса 2010 года, люди, у которых в качестве домашнего питомца птицы, удовлетворены своей работой больше остальных. Чаще всего эти люди занимают рабочие ниши в сфере рекламы, продаж, администрирования и строительства. А женщины с птицами более склонны к выбору доминирующих позиций.

Рыбы

Владельцы рыб считаются замкнутыми, но в то же время они отличаются разнообразием в своем образе жизни и ценностных убеждениях. Исследование Университета Орегона выявило, что рыбы характеризуют людей как менее пессимистичных и менее циничных. Плюс к этому любители птиц не так сильно интересуются материальной роскошью, отдавая предпочтение свободе и при этом не имея большого авторитета.

Кролики и грызуны

Если говорить о некоторых представителях грызунов, то отдельно выделим кроликов, морских свинок и хомяков. Так, владельцы кроликов определяются как интроверты, склонные к невротичности. Кроме того, проведенный опрос показал, что люди с кроликами склонны к творчеству, новым открытиям и опыту, а также предпочитают рано вставать.

Еще один опрос выявил, что владельцы морских свинок, как и кроликов, более склонны к поведению интроверта. А вот владельцы хомячков отличаются своей образованностью и наличием разных ученых степеней.

Есть ли у вас домашние животные? Может, вы замечали, что они похожи на вас по характеру?

Игра в мире животных и человека

Игра не является прерогативой исключительно человека. Играют все высшие животные [102]. Чем выше на эволюционной лестнице находятся животные, тем большей сложности достигают их игры, тем больше времени они требуют в дневном распорядке и тем больше вероятности, что элементы игры сохранятся и во взрослом состоянии[225]. Активно обсуждается предположение о связи эволюции приматов с игровым поведением [210]. Животные любят играть не меньше, чем люди (Б. Галдикас-Бриндамур, 1975) Игра включает в себя и подражание, и собственно экспериментирование. Если первое составляет воспитательное и коммуникативное свойство игры, то последнее отражает творческий потенциал игры. Именно в игре человек отдыхает от принуждения к работе и обретает безотчетное наслаждение свободой [56]. Эксперименты X. Ф. Харлоу (И. F. Harlow) [236] продемонстрировали тот факт, что лишенные возможности играть со своими сверстниками детеныши высших обезьян в дальнейшем становятся агрессивными, не могут влиться в сообщество животных и не оставляют потомства: они не проявляют сексуального поведения, свойственного данному виду. По исследованию игр животных можно многое сказать об их умственных возможностях. Наблюдение за особенностями игр в человеческом сообществе также позволяет сделать вывод о том, в каких временных рамках мы находимся. Например, агон (древнегреч. — борьба, игра) характеризует эллинскую цивилизацию, рыцарский турнир — европейское средневековье, кулачный бой — русскую культуру, современное телевидение предлагает бесчисленные игры, целью которых являются денежные призы [8]. Однако существует и различие игрового поведения животных и людей: в большинстве животных сообществ взросление предполагает полное исчезновение или резкое сокращение игрового поведения.

Человек же характеризуется удивительным постоянством в игре. В человеческом обществе играют и дети, и взрослые. Однако в разные возрастные периоды игры меняются, как меняются и цели, ради которых затеваются игры.

Похожие психологические статьи:

Пет-терапия: как животные улучшают психическое здоровье человека

© oleg ivanov/unsplash

Автор Юлия Цирулева

09 октября 2019

Разбираемся, как домашние животные помогают справляться с психологическими трудностями, каких питомцев называют «животными для эмоциональной поддержки» и кому подойдет пет-терапия.

Ученые считают, что общение с животными — собаками, кошками, лошадьми и другими питомцами — снижает тревожность, укрепляет нервную систему и повышает иммунитет. «Животные непредвзято относятся к людям, — отмечает доктор Генри Фельдман, сотрудник отдела госпитальной медицины Гарвардской медицинской школы. — Они просто любят, помогают нам любить в ответ и чувствовать себя увереннее».

Что такое пет-терапия

Пет-терапия (от англ. pet — «домашнее животное, любимец») — участие домашних питомцев в лечении и профилактике различных болезней, от сердечно-сосудистых заболеваний до психических расстройств. Анализ 49 исследований, посвященных пет-терапии, подтвердил положительное эмоциональное воздействие животных на пациентов с аутизмом, эмоциональными нарушениями, посттравматическим синдромом (ПТСР), шизофренией, депрессией и зависимостями. «Питомцев-психологов» называют «животные для эмоциональной поддержки». Они отличаются от помощников, например собак-поводырей, тем, что почти не нуждаются в специальном обучении — достаточно дружелюбного отношения к человеку и эмоциональной связи между питомцем и владельцем. Поэтому необязательно покупать специальное животное — можно выбрать того, кто понравится, в приюте. Ограничения для пет-терапии минимальны: аллергия на животных или страх перед ними.

Как это работает

Сторонники пет-терапии считают, что животные помогают стабилизировать эмоции, стать более расслабленным и спокойным, развить доверие к окружающим и уверенность в себе, улучшить навыки общения, саморегуляции и социализации.

Кроме того, питомцы избавляют от одиночества, снижают раздражительность и гнев, уменьшают симптомы ПТСР, помогают победить бессонницу и повышают уровень гормонов радости — окситоцина и эндорфинов.

© Adam Griffith/Unsplash

Самые популярные терапевты и компаньоны среди домашних животных. Они помогают справляться с депрессией, быстро успокаиваться в стрессовой ситуации, чувствовать себя защищенным. Собаководам проще знакомиться на прогулках с новыми людьми и заводить друзей — общение и дружба, по утверждению ученых, делают нас счастливее. Эмоциональную поддержку может оказывать пес любой породы и размера, который дружелюбно относится к людям и знает базовые команды.

© Fabrizio Verrecchia/Unsplash

Лошади почти не уступают собакам по популярности в качестве терапевтов и в ряде случаев превосходят других животных. Психотерапия с их участием используется для лечения зависимостей, а также помощи взрослым и детям с психическими нарушениями. Верховая езда — необязательная часть терапии. Чтобы улучшить самочувствие, люди могут ухаживать за лошадьми. Общение с животными, их способность распознавать и имитировать человеческие эмоции помогают справиться с эмоциональными расстройствами и научиться доверию.

Считается, что кошки менее способны к эмоциональной поддержке, чем собаки и лошади. Однако специалисты уверены, что это не так. Существует практика заводить кошек в домах престарелых, больницах, школах и открывать котокафе. Эти животные успокаивающе действуют на психику людей, помогают забыть о неприятностях и нормализуют сон, поскольку их присутствие создает ощущение защищенности, а кошачье мурлыканье расслабляет и убаюкивает. Исследования показывают, что поглаживание кошки вызывает выработку гормона радости — окситоцина. Питомцы отзывчивы, добры и чувствительны к тем, кто уделяет им внимание.

Иногда для терапии необходимо небольшое, тихое и спокойное животное. В этом случае специалисты рекомендуют выбрать кролика. Об этих животных легко заботиться, они подойдут тем, кто по каким-либо причинам не может завести дома собаку или кошку. Поглаживание кроликов помогает развивать и поддерживать мелкую моторику. Единственное существенное условие — животное должно быть социализированным и наслаждаться тем, что его гладят.

На первый взгляд, рептилии не ассоциируются с животными, которые помогают решать эмоциональные проблемы. Однако проведенный в Лондоне эксперимент показал, что забота о таком питомце отвлекает человека от трудностей и неприятных переживаний. Это происходит потому, что уход за рептилией требует повышенного внимания и концентрации. Кроме того, необычный питомец часто повышает самооценку — у владельца появляется уверенность в том, что если он способен к сложному уходу за домашним животным, то может добиться успеха в любой выбранной сфере.

© Sharon McCutcheon/Unsplash

Речь идет прежде всего о попугаях — высокий уровень эмпатии и способность говорить делают их прекрасными компаньонами. Специалисты предлагают обучать попугаев определенным словам и фразам, которые помогают в проработке психологических трудностей. Попугаи способны помочь пострадавшим от насилия и лучше других питомцев подходят для лечения ПТСР. В США в помощь ветеранам боевых действий в Ираке создан центр «Попугаи для патриотов» (Parrots For Patriots), где каждый солдат, который нуждается в поддержке, может выбрать себе птицу и заботиться о ней.

Новое направление, которое недавно появилось в Европе, а затем в США, — терапия «коровьих объятий» (cow cuddling). Мировую известность этому виду терапии принесла американка Сюзанна Вуллерс. Год назад Сюзанна и ее муж, фермеры с севера штата Нью-Йорк, предложили всем желающим сеансы «коровьих объятий». Супруги стараются проводить не больше одной-двух сессий в день, чтобы не утомлять животных. Польза таких объятий в том, что сердечный ритм коров медленнее, чем у человека. Обнимая корову, люди получают эффект расслабления и умиротворения, подобный тому, который дает йога или медитация. 

Домашние животные. Польза для человека – клиника «Семейный доктор».

Наверное, каждый ребенок в детстве, в семье которого не было домашних животных, мечтал завести себе какого-нибудь питомца и слезно упрашивал родителей об этом. Часто взрослые отказывают детям в такой просьбе, мотивируя это тем, что за животным необходимо ухаживать, выгуливать, посвящать ему свободное время, его надо кормить, развлекать, а иногда и лечить… Ведь домашнее животное – это большая ответственность. Но психологи говорят, что именно в детстве благодаря животным можно научить детей брать ответственность за кого-то, любить, заботиться, сопереживать и делить радость.

В общем, домашние питомцы приносят в нашу жизнь уйму хлопот, но пользы от них намного больше!

И самая большая польза домашних питомцев состоит в том, что они улучшают нашу жизнь.


Любые домашние животные снижают стресс у своих хозяев и помогают избегать его. Например, канарейки и попугайчики отлично поднимают настроение и спасают от депрессии. Что уж говорить о наших четвероногих друзьях, кошках и собаках, постоянное общение и уход за которыми просто не оставляет времени на грустные мысли. Но оказывается, даже наблюдение за аквариумными рыбками способно улучшить сон, успокоить и понизить стресс.

Регулярная забота о братьях наших меньших позволяет укрепить иммунную систему и снизить артериальное давление. Известно, что кошки могут облегчить боль (особенно при ревматизме и мигрени), уменьшить воспаление. Мягкие и пушистые домашние животные помогут избавиться от бессонницы и уменьшить проявления неврологических болезней.

Интересный факт: хозяевам мелких грызунов, мышей, хомячков и кроликов удается избавиться от болей в суставах. А постоянные прогулки и выгуливание более крупных питомцев укрепляют мышцы и суставы. Это, не говоря уже об общей пользе прогулок на свежем воздухе для здоровья человека.

Все домашние животные влияют на нервную систему своих хозяев, укрепляя ее, позволяя снижать вспыльчивость и раздражительность. Например, независимый характер кошек передает спокойствие и равновесие и человеку. Просто ухаживая за своими маленькими друзьями, люди становятся значительно более уверенными в себе, избавляются от комплексов и замкнутости, а также заводят много новых знакомств.

Поэтому никогда не поздно завести себе любимца и познать все радости общения с ним. Все наши питомцы положительно влияют на нас, улучшая настроение и снижая стресс, уменьшая боль и позволяя нам быстрее справиться с болезнями. Уход и взаимосвязь с домашними животными учит нас любить и уважать, дружить и сопереживать. А все это полезно в любом возрасте.


Сравнительная психология | Simply Psychology

Сравнительная психология

Автор: доктор Сол Маклеод, опубликовано в 2015 г.


Сравнительная психология — это изучение животных с целью изучения людей. Основное предположение состоит в том, что законы поведения в некоторой степени одинаковы для всех видов, и поэтому знания, полученные при изучении крыс, собак, кошек и других животных, могут быть распространены на людей.

Эксперименты на животных имеют долгую историю, и многие новые лекарства и косметические средства сначала тестировались на людях, чтобы увидеть их действие.Если бы не было очевидных вредных побочных эффектов, то часто следовали бы испытания на людях.

В психологии этому методу часто отдают предпочтение те, кто принимает номотетический подход (например, бихевиоризм и биологический подход).

Например, бихевиористы утверждали, что законы обучения одинаковы для всех видов. Таким образом, исследования Павлова (1897/1902) по классическому обусловливанию у собак и исследования Скиннера по оперантному обусловливанию у крыс рассматриваются как проливающие свет на человеческую психологию.Некоторые даже заходят так далеко, что утверждают, что результаты таких исследований оправдывают реорганизацию того, как мы учим детей в школах.

Другое применение сравнительной психологии — изучение детского развития. Конрад Лоренц и Гарри Харлоу — лишь двое из самых известных исследователей последствий материнской депривации.

Лоренц (1935) изучал импринтинг у уток и гусей. Он обнаружил, что в младенчестве был критический период, когда утенок привязывался, и что, если это окно возможности было упущено, он не привязался в дальнейшей жизни.

Харлоу (Harlow, 1958) обнаружил, что детеныши макак-резусов, разлученные со своими матерями (и со всеми другими обезьянами), страдали от необратимых социальных и эмоциональных повреждений.

Многие психологи утверждают, что человеческие младенцы также имеют критический период привязанности и что они также страдают от необратимого долговременного ущерба, если они разлучены со своим объектом привязанности.


Сильные стороны

  1. В некоторых отношениях люди похожи на другие виды. Например, мы проявляем территориальность, ритуалы ухаживания, «иерархию».Мы защищаем наших детенышей, проявляем агрессию, когда им угрожают, участвуем в играх и так далее.

    Таким образом, можно провести много параллелей между нами и особенно другими млекопитающими со сложными формами социальной организации.

  2. Изучение других видов часто позволяет избежать некоторых сложных этических проблем, связанных с изучением людей. Например, нельзя посмотреть на последствия материнской депривации, отняв младенцев от их матерей, или провести эксперимент по изоляции на людях, как это было сделано на других видах.

Ограничения

  1. Хотя в некоторых отношениях мы похожи на другие виды, в других нет. Например, люди обладают гораздо более развитым интеллектом, чем другие виды, и наше поведение в гораздо большей степени является результатом сознательного решения, чем продуктом инстинкта или побуждения.

    Кроме того, люди отличаются от всех других видов тем, что мы единственные животные, у которых есть развитый язык. В то время как другие животные общаются с помощью знаков, мы используем символы, а наш язык позволяет нам общаться о прошлых и будущих событиях, а также об абстрактных идеях.

  2. Многие люди утверждают, что эксперименты на животных абсолютно неприемлемы с этической точки зрения. По крайней мере, люди могут давать или не давать свое согласие. У животных, использованных в довольно ужасных экспериментах, не было такого выбора.

    Кроме того, что мы получили от всех страданий, которые мы причинили этим другим видам. Критики утверждают, что большинство результатов не стоят того, чтобы их получать, и что цель не оправдывает средства.

Ссылки на стиль APA

Harlow, H.Ф. и Циммерманн, Р. Р. (1958). Развитие аффективной реактивности у детенышей обезьян. Труды Американского философского общества, 102 501 -509.

Лоренц, К. (1935). Der Kumpan in der Umwelt des Vogels. Der Artgenosse als auslösendes Moment sozialer Verhaltensweisen. Journal für Ornithologie, 83, 137–215, 289–413.

Павлов И. П. (1897/1902). Работа пищеварительных желез. Лондон: Гриффин.

Как сделать ссылку на эту статью:
Как сделать ссылку на эту статью:

McLeod, S.А. (2015). Сравнительная психология . Просто психология. www.simplypsychology.org/comparative-psychology.html

Главная | О нас | Политика конфиденциальности | Рекламировать | Свяжитесь с нами

Содержание Simply Psychology предназначено только для информационных и образовательных целей. Наш веб-сайт не предназначен для замены профессиональной медицинской консультации, диагностики или лечения.

© Simply Scholar Ltd — Все права защищены

сообщите об этом объявлении

Помогает ли психология животных лучше понять людей?

Животные имеют свое поведение, модели поведения и тому подобное.Они действуют очень интересным образом, и мы, люди, склонны много их изучать. Но поможет ли нам понимание поведения животных лучше понять людей? В некотором смысле, да, это может помочь нам понять мир вокруг нас по-разному. Здесь мы обсудим психологию животных и может ли она помочь нам лучше понять человеческую природу.

Источник: pexels.com

Что такое психология животных?

Психология животных — это область психологии, изучающая поведение и даже когнитивные процессы животных.Это включает в себя эпистемологию, но также может быть частью общей психологии, наряду с эволюционной биологией. Результаты обычно имеют большое значение, когда речь идет о понимании не только поведения животных, но и поведения человека.

Цель психологии животных

Цель зоопсихологии состоит в том, чтобы посмотреть на различия или даже их отсутствие у разных животных, даже глядя на это под разными углами, например, как устанавливаются различия, и даже то, что считается «нормальным» поведением для животного. .

Например, психология животных может изучать реакцию собаки на определенные ситуации, включая потерю, счастье или даже ситуацию, которую они не могут контролировать и которая их расстраивает. Психология животных помогает нам, потому что она исследует многие из этих черт, и оттуда мы можем посмотреть на это, а затем задаться вопросом, сохранится ли эта черта у разных животных или даже в ходе эволюции. Психология животных может даже посмотреть, есть ли признаки менее жизнеспособные, и даже посмотреть, какие из них выживут, а какие нет.

Так это похоже на этологию?

Основное различие между ними в основном заключается в признаках разных видов животных, основанных на условиях их естественной среды обитания. Они больше смотрят на творения и социологию группы животных, но психолог больше смотрит на когнитивные и умственные действия, которые происходят в творениях общества.

Когнитивная психология животных

Одной из областей зоопсихологии, которая играет большую роль в понимании людей в потенциальном смысле, является когнитивная зоопсихология.Это фокусируется на когнитивных действиях животных, которые не являются людьми, и это поле фокусируется на способности животных обращать внимание, создавать и организовывать принципы и даже учиться и мыслить абстрактными средствами. Возможность изучить это на самом деле может быть сделана на неврологическом уровне, и во многих случаях может помочь нам понять происхождение поведения животных.

Это также начинает распространяться и на людей. Например, если вы используете когнитивную зоопсихологию на обезьянах, вы можете вывести в некоторых случаях из этих различных когнитивных моделей поведения людей в эволюционном масштабе.Это потому, что люди произошли от обезьян биологически, что, по сути, означает наличие некоторых общих эволюционных черт в психологическом смысле, которые, в свою очередь, могут помочь нам лучше понять действия и противодействия, которыми люди взаимодействуют с другими, и почему это вообще имеет значение.

Источник: he.wikipedia.org

Также ведутся споры о том, что эта область может иметь некоторое значение в сфере философского знания. Это полемика, но она поднимает вопрос о том, считаются ли те, кто не являются людьми, сознательными животными.Если это нечеловеческое животное имеет представление о себе, определение того, что значит быть человеком, может стать недействительным. Есть некоторые исследования, указывающие на возможность нечеловеческого вида заниматься чем-то, называемым мета-познанием, которое, по сути, является своего рода сознанием с их стороны.

Дискуссия о том, есть ли у не-людей эта черта, является очень философской областью, которая является центральной частью психологии животных. Если бы было больше подтверждающих доказательств, чтобы найти эту связь в том смысле, что нечеловеческие животные действительно имеют своего рода уровень сознания, это, в свою очередь, могло бы стереть различие между людьми и животными.

Так что в каком-то смысле да, есть шанс, что психология животных поможет нам лучше понять людей или, по крайней мере, размоет грань между людьми и не-людьми в когнитивном смысле. Это одно из основных различий между человеком и животными, и если это различие постоянно стирается, это может помочь нам по-настоящему понять значение животных и отсутствие различия, которое может быть на человеческом уровне.

Как это может помочь нам понять самих себя

Психология животных, в некотором смысле, может помочь нам лучше понять самих себя.Обычно мы слышим о животных, которые в жизни делают что-то экстраординарное, например следующее:

  • Решение основных проблем
  • Использование инструментов
  • Выражение эмоций, когда вы расстроены, или даже реакция на них
  • Забота о внуках

Источник: en.wikipedia.org

Вы можете увидеть эти сравнения на стороне животных, которые делают удивительные вещи, и что они настолько умны, эмоциональны и даже настолько альтруистичны, насколько это возможно.Однако обычно мы никогда не смотрим на это со своей стороны, и это огромная часть этого.

Философы вместе с учеными пытались понять, почему мы уникальны, почему мы можем делать в жизни все то, чего не могут другие животные, но многие забывают, что люди на самом деле не единственные, кто уникален, а скорее каждый отдельный вид имеет некоторые общие черты, а некоторые отличают его. Что означает эволюционный подход, так это то, что мы можем смотреть на особенности и черты, которые являются общими с другими, и что значит иметь эти общие черты.

Виды имеют общие черты по двум причинам, а именно:

  • Они унаследовали черту от общего предка
  • Они разделили черту как усыновление

Это играет роль в понимании человеческой природы. Например, люди думают, что шимпанзе похожи на нас, потому что они близки по родству, а мы обычно сосредотачиваемся на том, чем мы отличаемся. В конце концов, люди и обезьяны совершенно разные, и мы создали свою родословную, которая делает нас людьми.

Проблема с этим

С этим есть проблема, а она заключается в следующем:

  • Различия между нами обусловлены изменениями в самих обезьянах, так что если мы придем к выводу, что эта черта свойственна только человеку, тогда это может быть не так
  • Тот факт, что у людей есть определенная черта, не означает, что эта черта является уникальной для человека

Это огромная часть психологии животных. Например, умение говорить и учиться на этом — уникальная человеческая черта, и только люди могут использовать звуки, образующие буквы и слова, для общения.Это называется «обучение вокалу». Но у других животных есть похожие типы обучения, такие как попугаи, певчие птицы, дельфины и тюлени, так что это не уникальная черта.

Ситуации, подобные этой, или примеры, подобные этой, позволяют нам взглянуть на эволюцию, чтобы понять, как речевое обучение, черта, которую мы всегда связываем с людьми, применима к другим животным и как она применима к эволюции человека.

Певчие птицы и тюлени поют песни, чтобы создать брачные крики, чтобы встретиться с другими животными для совокупления.В другом примере давайте возьмем пчел и свиней, которые ведут себя «пессимистично», когда они будут вести себя так, как будто они собираются ожидать худшего, если здесь произойдет плохая ситуация. Люди тоже так делают, если у них плохое настроение. Однако неясно, что испытывают животные, но обнаружение этого дает нам представление о том, почему мы можем реагировать на негативный опыт так же, как и мы. Повышение осторожности после неудачного опыта могло быть эволюционной адаптацией, которую мы усвоили, чтобы лучше понять себя.

Так что да, эти общие характеристики, психология животных, на самом деле помогают нам понять самих себя. Мы часто думаем, что мы уникальны, но у нас есть некоторые сходные характеристики с другими животными. Но это также заставляет нас глубже взглянуть на себя: например, какие у нас действительно есть характеристики, отличающие нас от других животных. Что делает нас здоровыми, люди? Это то, чем занимается зоопсихология, и это больше, чем просто понимание того, как собака реагирует на плохую ситуацию или даже то, как пчелы и свиньи ведут себя пессимистично, это отношение обоих из них, и то, как мы, люди, можем относиться к каждому из них. .

Узнать больше!

Если вы когда-нибудь интересовались психологией животных или были очарованы идеей научиться лучше понимать себя, исследуя отношения, которые мы разделяем с собой и с животными, вы можете сделать это сейчас! Вы можете поговорить с терапевтом, который поможет вам лучше понять, что именно делает вас уникальным, и научится использовать эти уникальные черты, а также поработает над схожими характеристиками, которые у вас есть, которые вы разделяете с другими.Это также дает вам представление о том, почему животные могут вести себя так же, как и вы, и о сходствах, которыми они обладают в своем поведении.

Подробнее

Часто задаваемые вопросы

Чем занимается зоопсихолог?

  Зоопсихолог использует свой уникальный набор навыков для изучения и диагностики поведения животных. Они могут специализироваться на зоологии или изучать разницу между поведением животных в неволе и в дикой природе. Психолог животных может помочь нам понять, почему животные ведут себя так, а не иначе, и дать представление о том, чему мы можем научиться из поведения животных.

  Является ли психология животных предметом изучения?

  Да! Если вы хотите узнать больше о том, как думают животные, вы можете получить степень в области психологии животных. Этот курс обучения иногда может быть указан как «Поведение животных» или «Исследования поведения животных», поэтому следите за этими названиями, когда просматриваете программы на получение степени. Вы можете получить степень в области поведения животных на уровне бакалавра, магистра и доктора, хотя эта программа на получение степени может предлагаться не всеми университетами.

  Где работают зоопсихологи?

  Психолог животных может использовать свою степень в самых разных профессиях, поэтому их повседневные обязанности могут сильно различаться в зависимости от выбора профессии. Но в целом зоопсихолог может работать с организациями по защите животных или использовать их навыки для создания здоровой и безопасной среды для животных в зоопарках, лабораториях и резервациях. Они также могут работать в академическом контексте в качестве учителя или исследователя.Многие зоопсихологи также работают с приютами для животных или в качестве частных консультантов по поведению домашних животных.

  Почему мы изучаем животных в психологии?

  Исследователей привлекает изучение поведения животных по целому ряду причин. Некоторые специалисты по поведению животных заинтересованы в том, чтобы узнать больше о поведении животных при кормлении, в то время как других привлекает изучение познания животных, ухода за ними и того, как животные взаимодействуют. Широкая и увлекательная область психологии животных может помочь нам узнать больше о том, как животные думают и почему они ведут себя именно так, а не иначе.Некоторые зоопсихологи изучают поведение животных, потому что их глубоко интересуют права животных. И многие исследователи также считают, что изучение поведения животных может помочь нам лучше понять человеческую психологию.

  Что такое поведение животных?

  Проще говоря, поведение животных — это то, как животные взаимодействуют друг с другом и с окружающей средой. Поведение животных зависит от биологии животного и окружающей среды. Изучение поведения животных также очень похоже на этологию, изучающую животных в их естественной среде обитания.Как и в случае с людьми, животные демонстрируют широкий спектр поведения, которое может варьироваться в зависимости от человека. Однако некоторые виды поведения являются врожденными и универсальными для определенного вида; например, у собак есть определенный диапазон поведения, который уникален для собак и не наблюдается у кошек или птиц.

  Как животные используются в психологии?

  К сожалению, психология имеет долгую и грязную историю использования животных в экспериментальных исследованиях, которые были болезненными и жестокими.Но, к счастью, усовершенствования современной психологии устранили эти болезненные исследования и вместо этого использовали животных в качестве субъектов в исследованиях без жестокости, которые дают много ценных психологических открытий. Некоторые известные примеры исследований с участием животных включают крыс Скиннера и собак Павлова. Вовлечение животных в психологические эксперименты полезно, потому что животные и люди имеют много общих эволюционных предков с такими животными, как крысы, мыши и обезьяны. Вовлекая этих животных в психологические исследования, мы можем больше узнать о том, как работает разум, и разработать новые теории и методы лечения, которые помогут людям.

  Что такое экстраполяция в психологии?

  Американская психологическая ассоциация определяет экстраполяцию как «процесс оценки или прогнозирования неизвестных значений баллов на основе известных баллов, полученных из данной выборки. Например, исследователь может оценить, насколько хорошо учащиеся справятся с тестом достижений на основе их текущей успеваемости, или оценить, насколько хорошо аналогичная группа учащихся может выполнить тот же тест достижений.

  Кто отцы психологии?

  Хотя многие исследователи добились значительных успехов, которые способствовали развитию современной психологии, есть несколько ключевых личностей, которых мы считаем отцами психологии. Два исследователя XIX века, Вильгельм Вундт и Уильям Джеймс, обычно считаются отцами психологии. Вундт был немецким ученым, и он был первым человеком, которого идентифицировали как психолога.Он также был первым, кто создал лабораторию для психологических исследований.

  Как мы изучаем поведение животных?

  Существует три основных метода изучения поведения животных: к ним относятся наблюдательный, экспериментальный и сравнительный методы изучения. Наблюдательное исследование предполагает простое наблюдение за животными без какого-либо изменения окружающей их среды. Экспериментальные методы — это то, что мы обычно видим в контексте лабораторных экспериментов или других известных исследований, в которых исследователи манипулируют поведением животных для изучения результатов.А сравнительная методология включает в себя сравнение текущего поведения и окружающей среды животного с поведением его предков, чтобы узнать больше об истории эволюции и поведения вида.

  Какие существуют 4 типа поведения?

В настоящее время психологи выделяют четыре основных типа человеческого поведения. Это типы поведения, на которые влияют наши: личности, интересы, отношения и эмоции. Даже когда мы не осознаем этого, на наше поведение сильно влияют наши отношения с каждым из этих четырех ключевых факторов.Психологи считают, что важно исследовать и понимать влияние этих четырех факторов на наше поведение.

  Как мы ведем себя с животными?

  Понимание того, как люди ведут себя с животными, может дать психологам представление о поведении, ценностях, морали и психическом состоянии человека. Например, большинство людей положительно относятся к животным. Если у вас не было травматического опыта с собакой или кошкой в ​​раннем детстве, большинство людей естественным образом тянутся к животным и испытывают сильное желание защитить и утешить их.По этой причине многим людям нравится владеть домашними животными. А согласно Национальному опросу владельцев домашних животных за 2019–2020 годы, проведенному Американской ассоциацией товаров для домашних животных (APPA), 67% семей в США (около 85 миллионов семей) владеют домашними животными. Исследования показывают, что владение домашним животным имеет ряд положительных преимуществ для вашего физического и психического здоровья. И анималотерапия может быть очень полезной формой терапии для людей с тревогой, депрессией и расстройствами аутистического спектра!

 

Показать меньше

Проблемы понимания разума животных

Front Psychol.2010 г.; 1: 203.

1 Центр адаптивного поведения и познания, Институт человеческого развития им. Макса Планка, Берлин, Германия

Эта статья была отправлена ​​в Frontiers in Comparative Psychology, специальность Frontiers in Psychology.

Поступила в редакцию 15 сентября 2010 г.; Принято 28 октября 2010 г.

Это статья с открытым доступом, на которую распространяется эксклюзивное лицензионное соглашение между авторами и Frontiers Research Foundation, которое разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания авторов и источника. .

Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

Сравнительная психология по своей природе является междисциплинарной наукой, которая находится на стыке психологии и биологии, но также опирается на другие области естественных, социальных и когнитивных наук. Изучение психологии животных было названо познанием животных, сравнительным познанием, обучением животных, психологией животных и интеллектом животных. Здесь сравнительная психология используется взаимозаменяемо с этими терминами, охватывая все области, которые исследуют психологические механизмы, лежащие в основе поведения животных, включая поведение человека.

Основная цель сравнительной психологии состоит в том, чтобы понять когнитивные, эмоциональные и мотивационные процессы животного разума. Как другие животные воспринимают, узнают и принимают решения в своем мире? От наших домашних животных до экзотических животных, изображенных в документальных фильмах о природе, мы по своей природе любопытны к другим животным. Сравнительная психология открывает окно в их умы, а также предлагает уникальный взгляд на человеческий разум. Какие аспекты нашей психологии разделяют животные? Уникальность человека постоянно подвергается сомнению по мере того, как мы узнаем больше о психологии разума животных.Когда-то отличительные человеческие способности, такие как использование инструментов, язык и ментальное путешествие во времени, проявляются, по крайней мере, в некоторой степени, у других видов. Хотя элементы этих способностей проявляются и у других видов, центральным вопросом для сравнения людей и животных остается вопрос: имеют ли люди и другие животные одинаковые психологические механизмы?

Сравнительная психология исследует многие из тех же тем, что и человеческая психология. От обучения и памяти до общения и принятия решений в этой области исследуется ряд ключевых вопросов, например:

  • Как животные понимают причинно-следственные связи в окружающей их среде?

  • Могут ли животные представлять восприятие, намерения и убеждения других?

  • Планируют ли животные будущее?

  • Могут ли животные использовать референтную коммуникацию?

  • Как животные отслеживают время и число?

  • Ведут ли животные когнитивную карту своего окружения?

  • Заботятся ли животные о благополучии других?

  • Как животные классифицируют объекты в своем мире?

  • Какие эмоциональные и мотивационные факторы лежат в основе поведения животных?

Изучать психологию других видов непросто.За редким исключением, мы не можем напрямую спрашивать об их психологическом состоянии. Вместо этого мы должны делать выводы о психологии животных на основе их поведения. Вывод внутренних механизмов из внешнего поведения приводит к ряду проблем для сравнительных психологов. Хотя мы справились с рядом этих проблем, некоторые из них остаются, что замедляет наш прогресс в развитии сравнительной психологии. Чтобы двигаться вперед, мы должны решительно решать эти концептуальные и практические задачи.

Сложность экономии

Трудности, связанные с выводами о внутренних механизмах, породили два основных подхода к изучению когнитивных аспектов поведения животных.Подход к обучению животных делает упор на общие принципы обучения, такие как инструментальное и павловское обусловливание, поддерживаемые Халлом, Спенсом, Толменом и Скиннером. Когнитивный подход исследует другие формы познания, такие как восприятие, внимание, память, категоризация, навигация, время, число, общение, принятие решений и социальное познание. Хотя механизмы обучения часто считаются более простыми объяснениями, некоторые когнитивные механизмы являются более сложными, требуя от организма создания мысленного представления.Со времени предостережения Моргана (1903) выбирать наиболее экономное объяснение, подкрепляемое данными, традиция обучения установила эталон для экономных объяснений. Если более простая обучающая учетная запись может объяснить данные, то нам не следует прибегать к более сложному объяснению. Этот строгий критерий установил для исследователей когнитивной традиции высокую планку отказа от простых обучающих объяснений. Иногда планка поднимается все выше и выше, иногда до такой степени, что механизм обучения становится довольно сложным.Насколько сложным должно быть экономное объяснение, прежде чем мы примем репрезентативное? Как мы определяем сложность механизма? Одно из решений — полностью обойти вопрос экономичности/сложности. Вместо того чтобы прибегать к шкале психологической сложности, мы можем разработать и проверить более точные модели интересующих нас явлений.

Даже после исключения более простых объяснений явлений возникает вопрос, при каких обстоятельствах животные используют более сложную форму познания? Обладание той или иной психологической способностью не предполагает использования ее при каждом удобном случае.Во многих случаях животные могут использовать более простые механизмы, приберегая более сложные механизмы для ситуаций, в которых более простые механизмы не работают. Обстоятельства, при которых животные используют различные механизмы, остаются открытым вопросом в сравнительной психологии.

Индивидуальные различия

Отличительной чертой данных в сравнительной психологии являются индивидуальные различия. Несмотря на это, у нас очень мало понимания источников изменчивости психологических механизмов. Эволюционные модели предсказывают индивидуальные различия в поведении (Wolf et al., 2007), но лишь немногие модели исследуют, почему познание и эмоции должны различаться у разных людей. Ряд вопросов возникает при разработке теоретического понимания индивидуальных различий. Действительно ли существуют различия в психологических способностях животных или только в выражении этих способностей? Насколько эта вариация адаптивна? В какой степени изменчивость обусловлена ​​влиянием окружающей среды? Существуют ли общие причины различий в психологии или нам нужно рассматривать каждую способность отдельно? Исследователи поведения животных изучают индивидуальные различия под рубриками личности животных, поведенческих синдромов и темперамента.Теперь мы должны расширить это исследование вариаций на психологическом уровне и исследовать источники таких вариаций.

Возвращение сравнительного анализа в сравнительную психологию

Несмотря на название и происхождение области, в течение большей части двадцатого века в сравнительной психологии не было многих сравнительных исследований. Только горстка видов выступала в роли рабочих лошадок в поле: голубь, крыса и макака-резус. Сосредоточение внимания на нескольких видах предлагает более глубокий и кумулятивный метод для понимания психологии этих видов.Это ограничение, однако, ограничивает наше более широкое понимание психологических механизмов у животных. Психологи-компаративисты десятилетиями сетовали на отсутствие разнообразия (Beach, 1950; Cook, 1993; Shettleworth, 1993), а совсем недавно исследователи проверили ряд интересных вопросов на самых разных видах, от насекомых и осьминогов до черепахи и ламантины. Мы должны продолжать решать задачу построения широкой таксономической сети.

Каталогизация способностей различных видов обеспечивает необходимый первый шаг в понимании психологии животных.Однако сравнительный анализ означает не просто сбор информации о широком диапазоне видов; это также предполагает активное сравнение между видами (Shettleworth, 1993). Неявное сравнение на заре сравнительной психологии проводилось между одним видом животных и людьми. В последнее время сравнения стали более явными, заимствуя методы непосредственно из таких областей, как когнитивная психология, психология развития, социальная психология и экономика. Проверяя вопросы человеческой психологии на животных, мы должны стремиться сделать эксперименты как можно более сопоставимыми между видами.

Сравнение не только с людьми, но и с другими видами животных открывает множество новых вопросов для исследования. В частности, сравнительный метод позволяет проверить эволюционные вопросы, касающиеся происхождения и экологического давления на психологические механизмы. Имеют ли филогенетически близкие виды сходные психологические механизмы? Какие виды эволюционного давления формируют психологические механизмы у разных видов? Играет ли социальная среда особую роль в формировании психологии? Как мы можем проверить, разделяют ли виды фактические механизмы, а не только общие психологические способности? Сравнение видов сопряжено с трудностями и требует большой осторожности в отношении тестируемых видов и используемых экспериментальных методов.Тем не менее, плоды этого труда дадут ценные сведения о природе психологии животных.

Экологическая значимость

Саймон (1990) утверждал, что серьезное исследование познания должно исследовать как разум, так и окружающую среду, в которой разум взаимодействует. Он сравнил это с двумя лезвиями в ножницах, которые не могут работать, если оба лезвия не присутствуют. Это дает важный урок и для сравнительной психологии. Исследования сравнительной психологии часто сталкиваются с критикой за чрезмерно искусственную среду задач.Использование простых стимулов в бедных аппаратах дает явные преимущества с точки зрения снижения вероятности смешения переменных. К сожалению, этот выигрыш во внутренней валидности достигается ценой снижения внешней валидности. Нахождение баланса между тщательным контролем над экспериментальной ситуацией и получением осмысленных ответов имеет решающее значение для понимания психологии животных (Cook, 1993). Правильный баланс начинается с экологически значимых вопросов. Какие механизмы нужны животным для навигации в физическом и социальном мире?

Следующим шагом является разработка экспериментальных стимулов и задач, которые задействуют естественные способности животных.Хотя простые искусственные стимулы обеспечивают полный контроль над особенностями, предъявляемыми животным, Кук (1993) утверждает, что более натуралистические стимулы средней сложности могут предложить разумный баланс между контролем и экологической значимостью. Кроме того, Хэйр (2001) утверждает, что мы должны учитывать естественную экологию вида для разработки соответствующих экспериментальных задач. Помещенные в неестественные ситуации, животные могут не демонстрировать соответствующий психологический механизм. Хотя это и нелегко провести, полевые эксперименты могут предложить наиболее естественные условия для проверки психологических механизмов у животных.Разработка задач, затрагивающих естественное поведение и ситуации, может привести к более достоверным исследованиям в области сравнительной психологии.

Строгий вывод

Большая часть сравнительной психологии основана на доказательствах существования: есть ли у животных теория разума, метапознание, эпизодическая память, эмпатия или другие предпочтения? Однако для дальнейшего развития этой области необходимо разработать более сложные модели того, как работают психологические механизмы, а не только то, присутствуют ли они и что на них влияет.Weisman (2008) предлагает молодым исследователям в области поведенческих и когнитивных наук важный вызов: принять концепцию сильного вывода Платта (1964). Строгий вывод делает упор на разработку нескольких гипотез и планирование критических экспериментов, допускающих альтернативные результаты, исключающие некоторые из гипотез. В настоящее время многие ученые-бихевиористы полагаются на проверку одной гипотезы против нулевой гипотезы, несмотря на недостатки этого подхода (Marewski and Olsson, 2009).Вместо того, чтобы просто проверять наличие или отсутствие психологической способности или факторов, влияющих на способность, нам нужно исследовать то, как работают процессы. С этой целью тестирование ряда формальных моделей, основанных на процессах, позволяет точно понять психологические механизмы. Хотя формальные модели распространены в традиции обучения животных (например, модели времени), другие области сравнительной психологии еще не использовали эти модели в полной мере.

Разработка и проверка нескольких гипотез дает более точные выводы, поскольку можно использовать более мощные статистические методы.Вместо того, чтобы полагаться на парадигму проверки слабой нулевой гипотезы, мы можем использовать методы проверки конкурентных моделей, чтобы различать гипотезы. Включение моделей процессов и конкурентного выбора моделей в подход строгого вывода может только повысить уровень строгости сравнительной психологии.

Репликация и воспроизводимые исследования

На рубеже двадцатого века лошадь по кличке Умный Ганс покорила сначала Германию, а затем и весь мир своими удивительными математическими способностями.Увы, еще более умный Пфунгст (Pfungst, 1911) разоблачил лошадь, продемонстрировав, что Ганс просто использовал непреднамеренные сигналы от своего владельца или других во время допроса. Эта история часто является первым предостережением, которое узнают все специалисты по сравнительной психологии, когда они начинают свою работу. Это напоминает нам, что желания и предубеждения наблюдателя могут влиять на наблюдение. Это также поощряло тщательные методологии исследования психологии животных. Однако наша область могла бы улучшиться, способствуя репликации и воспроизводимым исследованиям.

Основным принципом экспериментальных методов исследования является повторение исследований. Это обычная практика в экспериментах по психологии человека, возможно, потому, что каждый семестр в университете появляется новый набор участников. Обычно небольшие размеры выборки, используемые в сравнительной психологии, могут затруднить воспроизведение. Тем не менее, мы должны поощрять общую практику тиражирования нашей работы и публикации этих тиражей, даже если они приводят к другим результатам. В качестве одного из способов облегчения репликации мы можем предоставить бесплатный доступ к экспериментальным методам.База данных Comparative Mind 1 предлагает систематическую попытку поддерживать свободный доступ к экспериментальным методам в сравнительной психологии путем архивирования экспериментальных протоколов и видеоклипов экспериментальных сессий. Эта база данных облегчает сравнительные исследования путем стандартизации экспериментальных процедур, чтобы исследователи могли использовать аналогичные протоколы для разных видов. В дополнение к точному повторению методов нам необходимо повторить наши исследования с использованием других методов. Как ученые, мы часто влюбляемся в наши методологии.Тем не менее, использование одного метода для проверки гипотезы может привести к предвзятому взгляду на интересующее явление. Возвращаясь к ножницам Саймона, познание не может быть полностью понято без учета окружающей среды, и крайне важно убедиться, что наши выводы обобщаются в нескольких экспериментальных средах. Повторение нашей работы в лабораториях, между лабораториями и между методологиями укрепляет целостность наших выводов.

Предоставление свободного доступа к данным и анализу данных одинаково важно для развития сравнительной психологии, поскольку позволяет проводить воспроизводимые исследования (de Leeuw, 2001).Благодаря доступным электронным технологиям ученые могут включать файлы данных как в качестве дополнительных материалов, опубликованных на сайте журнала, так и размещенных на сайте автора. В дополнение к публикации данных предоставление доступа к тому, как данные были проанализированы, может быть полезно для других ученых. Некоторые статистические программы, в том числе бесплатное программное обеспечение R для статистических вычислений 2 , позволяют сообщать не только статистические результаты, но и код, используемый для их получения.Предоставление этого кода в свободном доступе облегчает как проверку ошибок, так и прямое воспроизведение результатов анализа данных. Таким образом, публикация экспериментальных протоколов, примеров видео, файлов данных и кода анализа поддерживает прозрачность науки. В духе миссии открытого доступа мы в Frontiers in Comparative Psychology поощряем публикацию методов, данных и анализа данных вместе с научными статьями.

Взгляд в будущее

Сравнительная психология исследует увлекательную тему разума животных.В последние годы в этой области достигнуты большие успехи, хотя работы еще много. Мы сталкиваемся с захватывающими концептуальными проблемами, такими как борьба с проблемами экономии и сложности, изучение индивидуальных различий и постановка тщательных сравнительных вопросов о психологических механизмах. Мы также разделяем более практические задачи с другими областями науки о поведении и за ее пределами, включая разработку более натуралистичных экспериментальных парадигм, внедрение надежных методов вывода и проведение воспроизводимых и прозрачных исследований.Ни одна научная работа, скорее всего, не решит все эти проблемы. Тем не менее, чтобы продвигать сравнительную психологию в двадцать первый век, мы должны тщательно формулировать наши вопросы и постоянно помнить о самых строгих средствах для достижения нашей цели — исследования разума животных.

Благодарности

Я хочу поблагодарить Лаэль Шоулер, Сару Шеттлворт и Элисон Стивенс за комментарии к этой статье.

Ссылки

  • Пляж Ф.А. (1950). Снарк был Буджумом. Являюсь. Психол. 5, 115–12410.1037/h0056510 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кук Р. Г. (1993). Экспериментальный анализ познания у животных. Психол. науч. 4, 174–17810.1111/j.1467-9280.1993.tb00483.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • de Leeuw J. (2001). Воспроизводимые исследования: итоги. Департамент статистических документов Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе [Google Scholar]
  • Хэйр Б. (2001). Могут ли конкурентные парадигмы повысить достоверность экспериментов по социальному познанию приматов? Аним.Познан. 4, 269–28010.1007/s100710100084 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Маревски Дж. Н., Олссон Х. (2009). За пределами нулевого ритуала: формальное моделирование психологических процессов. Дж. Психол. 217, 49–6010.1027/0044-3409.217.1.49 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Morgan CL (1903). Введение в сравнительную психологию, 2-е изд., Лондон: Вальтер Скотт; [Google Scholar]
  • Пфунгст О. (1911). Умный Ганс: (Лошадь мистера фон Остена.) Вклад в экспериментальную психологию животных и человека.Нью-Йорк: Генри Холт [Google Scholar]
  • Platt JR (1964). Сильный вывод. Science 146, 347–35310.1126/science.146.3642.347 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Shettleworth SJ (1993). Где сравнение в сравнительном познании? Альтернативные исследовательские программы. Психол. науч. 4, 179–18410.1111/j.1467-9280.1993.tb00484.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Саймон Х. А. (1990). Инварианты человеческого поведения. Анну. Преподобный Психолог. 41, 1–2010.1146/annurev.ps.41.020190.000245 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Weisman R.G. (2008). Советы молодым специалистам в области бихевиоризма и познания. Поведение Processes 77, 142–14810.1016/j.beproc.2007.09.004 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Wolf M., van Doorn G.S., Leimar O., Weissing F.J. (2007). Компромиссы с историей жизни благоприятствуют эволюции личностей животных. Nature 447, 581–58410.1038/nature05835 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Человек как социальное животное

Социология – это наука об обществе с различными областями специализации.Исследования в этой дисциплине в основном основаны на опыте или экспериментах, а не на теориях.

Социология – это наука об обществе с различными областями специализации. Исследования в этой дисциплине в основном основаны на опыте или экспериментах, а не на теориях.

Существует распространенное заблуждение, что исследования ограничиваются наукой и технологиями. Даже студенты, изучающие гуманитарные науки, часто не знают о богатых возможностях для исследований в выбранной ими дисциплине.У нас есть несколько институтов, которые предлагают возможности для исследований в области социальных наук.

Легендарный греческий философ Аристотель сказал: «Человек по своей природе является общественным животным; индивидуум, асоциальный по своей природе, а не случайно, либо недостоин нашего внимания, либо более чем человек. Общество есть то, что предшествует личности».

Человек не может жить один. Он должен удовлетворять определенные естественные основные потребности, чтобы выжить. Он должен вступать в отношения со своими ближними, чтобы жить жизнью.Ни один человек не может разорвать оковы взаимной зависимости. Это начинается, возможно, между эмбрионом и матерью и продолжается до его последнего вздоха. Потребность эмбриона может быть больше физической, чем умственной, но потребность матери — наоборот.

«Общественная дружба и любовь/Божественно дарованная человеку», — пел Уильям Каупер, изображая муки одиночества Александра Селкирка, который долгие годы находился на необитаемом острове.

Что такое социология?

Социология — наука об обществе.Джон Стюарт Милль предложил слово «этология». Герберт Спенсер разработал свое систематическое исследование общества и принял слово «социология». Огюст Комет (1798-1857), французский мыслитель-позитивист, считающийся отцом-основателем социологии, определяет ее как науку о социальных явлениях, «подчиненных естественным и неизменным законам, открытие которых является предметом исследования». Социологию по-разному определяют как науку о социальных институтах, науку о социальных отношениях, науку о социальных явлениях, изучение систем социального действия и их взаимосвязей и т. д.

Независимо от того, какое определение мы примем, социология использует разнообразные инструменты исследования и систематического анализа, сосредотачиваясь на социальной деятельности на микро- и макроуровнях. Используемые методы могут быть количественными, качественными или и теми, и другими. Конечной целью таких исследований часто является применение принципов обеспечения благосостояния людей. Расслоение общества, раса, класс, каста, религия, пол, культура, язык, условности, нормы, девиантность (поведение, нарушающее социальные нормы), преступление и наказание, здоровье, бедность, структура семьи и социальная мобильность — вот некоторые из проблем. социологии.

Существуют различные области специализации и исследования в социологии, такие как социальные изменения, социальная стратификация, социальные движения, межэтнические отношения, социология образования, отсталые классы, кастовая система, расовые отношения, борьба с бедностью, клиническая социология, социология коммуникации , социология девиантности, преступности несовершеннолетних, промышленная социология, социальная психология, социология права, социология здоровья, экологическая социология, военная социология, социология миграции, жестокое обращение с супругом, жестокое обращение с детьми, инвалидность и общество, наркомания, алкоголизм и семейная жизнь, гендерное неравенство, право и управление, кризис идентичности, политика и общество, международная социальная политика и демография.

Подходы

Исследования в этой области в основном основаны на опыте или экспериментах, а не на теориях. Другими словами, исследования основаны на эмпирических данных. Они могут проверить и подтвердить соответствующие теории. У нас может быть обоснованное предположение о возможных отношениях. Должен быть обширный сбор данных, подкрепленный тщательным наблюдением.

Могут проводиться подробные опросы с использованием письменных анкет или серии устных интервью. В некоторых случаях также можно использовать изучение соответствующих записей или статистических данных, подготовленных государственными ведомствами или надежными частными агентствами.Эксперименты с последующим статистическим анализом данных необходимы для оценки степени социальных изменений и установления корреляций. Меры социальной коррекции могут быть разработаны на основе результатов таких исследований и оценок. Достоверность и надежность результатов, естественно, будут зависеть от добросовестного сбора данных. В отличие от исследований в области естественных наук, могут быть неэтичные попытки со стороны корыстных интересов повлиять на манипулирование данными и сделать искаженные выводы. Настоящие исследователи должны опасаться этой ловушки, которая может дискредитировать их самоотверженные усилия по поиску истины.

Социальная работа

Социология и социальная работа отличаются друг от друга, хотя есть области пересечения. Они являются отдельными полями сами по себе. Мы видели разные определения социологии. Социальная работа связана с облегчением проблем людей в обществе. Социолога будет интересовать не только судьба бедняка, но и то, как бедность влияет на общество в целом. Социальная работа направлена ​​на помощь отдельным лицам, группам или сообществам. Он также может попытаться внести изменения в политику, направленную на благосостояние общества.

Социальная работа будет включать приложения различных дисциплин, таких как социология, экономика, психология, образование, общественное здравоохранение, развитие, криминология и так далее. Один ученый однажды лаконично сформулировал разницу так: «Социолог спрашивает: «Почему эти люди бедны?», а социальный работник спрашивает: «Что я могу сделать с этой бедностью прямо сейчас?».

В нашем обществе есть государственные ведомства, а также благотворительные организации, занимающиеся социальной работой. Они предлагают карьерные возможности для тех, кто с состраданием и приверженности.Находить возможности для помощи престарелым, больным, обездоленным и беспомощным в рамках своей работы — это вопрос прекрасного удовлетворения от работы.

Использование психологии У животных проблемы с психическим здоровьем,

Психологические проблемы довольно распространены. У людей и животных. Многие люди кусают ногти или кожу, когда испытывают стресс или скуку. Собаки и другие животные также кусают себя в состоянии стресса или скуки.

У некоторых кошек обычно проявляются признаки обсессивно-компульсивного расстройства.Эти кошки повторяют поведение снова и снова, когда это только навредит. Например, некоторые кошки так сильно вылизываются, что местами стирают шерсть. Это поведение похоже на то, как некоторые люди создают лысины, выдергивая волосы на голове за волосами.

Многие люди разрушают свою жизнь постоянным употреблением алкоголя или других наркотиков. Некоторые животные также злоупотребляют психоактивными химическими веществами. Кошки так набрасываются на кошачью мяту, что у них появляются галлюцинации и они думают, что преследуют добычу, когда ее нет.Дельфины сжимают рыбу фугу (не пытайтесь делать это дома), чтобы заставить ее выделять нейротоксин, оказывающий приятное воздействие. Затем дельфины передают рыбу другому дельфину, как человек передает косяк.

У людей развиваются фобии ко всем видам неопасных раздражителей – лифтам, мышам, фруктам. У животных также развиваются фобии — молнии, незнакомцев, высоты. Если животное подверглось жестокому обращению со стороны человека, который носит черную шляпу, черные шляпы могут стать предметом фобии.

У военных собак в зонах боевых действий иногда развивается посттравматическое стрессовое расстройство.Видеть, как его любимого дрессировщика застрелили, было бы настоящим стрессом.

Некоторые животные проявляют признаки депрессии. Эти признаки включают отказ от еды и низкую общую активность. Некоторые приматы также демонстрируют депрессивное выражение лица. Ветеринары часто назначают человеческие антидепрессанты собакам с поведенческими проблемами. Кажется, что лекарства помогают, но нет крупных исследований, показывающих, что они более эффективны, чем плацебо.

Вы думаете, что только люди намеренно убивают себя? Подумайте еще раз.Было замечено, что дельфины и собаки, находящиеся в состоянии сильного стресса, намеренно топятся. Некоторые собаки морят себя голодом после того, как умирает их человек.

Мне нравится рассказывать людям о психологических расстройствах у животных, чтобы подчеркнуть, что люди с расстройствами не безвольны и не лишены характера. Психические расстройства обычно возникают в результате сочетания биологических и социальных воздействий. Мы и наши друзья-животные выбираем не больше, чем болезнь почек, иметь психологическое расстройство.

С другой стороны, люди и животные большую часть времени кажутся довольными. Можно сказать, что обычно мы счастливы как жаворонки.

 

[Фото irosmagelav на Unsplash]

Мнение: Почему исследования с использованием животных важны в психологии

Использование моделей животных в психологических исследованиях, которые не носят нейробиологический характер, довольно редко встречается в лабораториях Великобритании. Это может привести к тому, что многие психологи сочтут использование животных в научных исследованиях не имеющим к ним отношения.В связи с продолжающимся развитием технологий и неинвазивных методологий многие задаются вопросом, есть ли еще место экспериментам с животными в исследованиях психологии и неврологии. Легко упустить из виду основные биологические исследования, на которых построены многие области психологии и на которые будут опираться в будущем для дальнейшего развития. Я надеюсь решить эту проблему, предложив объяснение того, почему модели животных важны для современных психологических исследований.

Животные в научных исследованиях
Исторически сложилось так, что животные играли жизненно важную роль в научных исследованиях.Многое из того, что известно об анатомии и физиологии человека, а также других животных, получено в результате исследований на животных в различных формах. Многие крупные исследователи ощущений и восприятия — Хьюбел, Визель, Леттвин, Джейкобс, Ньюсом, Сперри, Бекеси, ДеВалуа, Мелзак и другие — использовали животных в своих новаторских исследованиях.

Исследования на животных внесли ценный вклад в развитие больших медицинских достижений, включая общие анестетики, ингаляторы от астмы, вакцины против туберкулеза, ВПЧ и малярии, а также инсулин.Почти полмиллиона человек в Великобритании с диабетом I типа полагаются на инсулин, разработанный Маклеодом и Бантингом в 1921 году в ходе исследований на кроликах и собаках (см. Bliss, 1983), для поддержания качества жизни, которое иначе было бы невозможно. Оспа была искоренена на земле благодаря знаниям, полученным в результате исследований на животных. Достижения в области хирургии и лечения, таких как диализ почек и трансплантация сердца, также были усовершенствованы с использованием животных. Показатели выживаемости при раке также продолжают улучшаться благодаря исследованиям на животных моделях.Например, Герцептин был разработан на мышах и значительно улучшил выживаемость при раке молочной железы. Разработка антиретровирусных препаратов с использованием животных моделей оказала большое влияние на жизнь людей, у которых диагностирован СПИД — это больше не смертный приговор, как раньше.

Ясно, что некоторые медицинские открытия были возможны без использования животных: например, Флеминг открыл пенициллин без экспериментов на животных. Однако именно его работа с Флори и Чейн с моделями мышей позволила применить пенициллин для борьбы с бактериальной инфекцией.

Животные в неврологии и нейропсихологии
В нейробиологии наши современные знания о гомеостазе, внутреннем и внешнем вознаграждении, первичном и вторичном подкреплении и влиянии подкрепления на настойчивость в значительной степени основаны на исследованиях на животных. Большая часть нашего нынешнего понимания физиологических и нейрофизиологических основ голода, жажды и сексуальной мотивации была разработана в результате экспериментов с использованием животных. Без этих экспериментов и их результатов наше понимание больших областей нейронауки может быть намного меньше.Однако часто неясно, можно ли было бы достичь того же уровня знаний с помощью других, неинвазивных методологий, возможно, вообще без использования животных.

Наше текущее понимание неврологического и психологического воздействия стимуляторов, глюкозы и фермента кальпаина на память (Coon, 1992; Kalat, 1993; Wortman & Loftus, 1992), возникновения ретроградной амнезии (Baron, 1992) и роли кальциевых каналов в неврологической функции (Wortman & Loftus, 1992) является результатом исследований, проведенных на животных.Это в дополнение к большому количеству исследований на животных, проведенных для расширения наших знаний и понимания различных областей и сетей мозга. Например, сложная анатомическая организация префронтальной коры (Bedwell et al., 2014, 2015) и топографическая упорядоченность корковых и подкорковых связей (Berendse et al., 1992; Hoover & Vertes, 2011; Kondo & Witter, 2014) невозможно было бы наблюдать с такой подробностью без использования нейроанатомических трактов у животных.В настоящее время это лучший доступный метод для получения значимых и подробных данных об анатомической организации корковых сетей. Из-за инвазивного характера этот вид работ должен выполняться на животных. Таким образом, исследования на животных значительно расширили наше понимание основных принципов структуры и функций мозга. Без этих знаний наша способность к дальнейшей разработке неврологических моделей и психологических теорий работы мозга была бы ограничена.

Область моих недавних исследований в значительной степени зависит от использования животных (см. вставку).Поэтому с личной точки зрения я могу оценить, что модели животных по-прежнему занимают важное место в исследованиях нейронауки. Я также считаю, что анатомические знания, полученные в результате этих исследований, станут основой для лучшего понимания префронтальной коры с психологической точки зрения, что сделает модели животных важными и для достижений в области психологии.

Животные в поведенческих и социальных экспериментах
Исследования психологического развития в значительной степени основывались на использовании животных, особенно приматов.Хорошо известным примером является работа Харлоу по эмоциональному развитию и материнской депривации у макак-резусов (Harlow et al., 1965; Harlow & Suomi, 1971). Проводить эти эксперименты с человеческими младенцами было бы крайне неэтично и непрактично. Без этих экспериментов последующие работы в области развития могли бы отличаться; однако неясно, действительно ли такое наблюдательное исследование принесло пользу от проведения на приматах.

Помимо социальной психологии, исследования на животных сыграли большую роль в углублении понимания и разработке методов лечения неврологических и психологических расстройств.Поведенческая терапия основана на исследованиях на животных. Например, терапия отвращением, десенсибилизация и терапия угасания, экономия на символах и систематическое подкрепление были разработаны на основе изучения поведения животных и новаторских работ исследователей животных, таких как Павлов, Скиннер и Торндайк. Биологические вмешательства, такие как психохирургия, нейролептики и антидепрессанты, не были бы разработаны без использования животных моделей и экспериментов с ними. Эти вмешательства в настоящее время улучшают качество жизни тысяч пациентов, которые в противном случае столкнулись бы с госпитализацией.Важно отметить, что безопасное использование лекарств в медицинской науке, а не только в психологии, в значительной степени зависит от исследований, проведенных на животных моделях.

Насколько применимы к людям данные исследований на животных ?
Как и в любой экспериментальной методологии, использование животных в экспериментах имеет свои недостатки. Распространенный аргумент против использования животных в экспериментах заключается в том, что животные не являются хорошими моделями для людей, основываясь на наблюдении, что мы не просто более крупные версии лабораторных крыс — наши тела (и разум) работают по-другому.Интересно, что биология показывает, что грызуны на самом деле являются довольно хорошими моделями человеческого тела.

Все млекопитающие, включая человека, произошли от общих предков, и все они имеют одинаковый набор органов (сердце, почки, легкие и т. д.), которые функционируют практически одинаково с помощью кровотока и центральной нервной системы. Однако некоторые разногласия возникают в связи с изучением мозга млекопитающих в психологии и неврологии. Это единственный орган, который в некоторых аспектах, особенно с точки зрения объема коры, существенно различается между видами.Несмотря на это, у всех мозгов млекопитающих есть много общих характеристик (например, базовая цитоархитектура и структура и физиология нейронов).

Применение результатов исследований на животных к людям часто вызывает озабоченность в психологии, особенно в исследованиях, связанных со сложными областями или поведением, которое, как считается, гораздо более развито у людей, что делает нас уникальными. Если люди намного более развиты, чем другие животные, особенно в таких способностях, как исполнительная функция, то понятно, почему многие ставят под сомнение смысл психологических экспериментов на гораздо менее развитых животных, таких как грызуны.Животная модель никогда не будет на 100% отражать анатомию, физиологию, познание или поведение человека. Однако мыши и крысы (у которых 95 % общих генов) являются очень близкими моделями и на самом деле превосходно отражают большинство человеческих характеристик и атрибутов. Например, с трансплантированной человеческой тканью мышиные модели могут рассматриваться как обладающие человеческой иммунной системой (Melkus et al., 2006; Shultz et al., 2012).

Мои исследования с использованием животных моделей касались анатомической связи префронтальной коры.Префронтальная кора представляет собой специфическую область, которая, как считается, у людей гораздо более развита по сравнению с другими животными, поэтому понятно, что полезность животных моделей в экспериментах с участием префронтальной коры иногда ставится под сомнение. Наличие префронтальной коры (ПФК) было обнаружено у ряда видов; однако в литературе остаются некоторые разногласия относительно присутствия ПФУ у неприматов (например, у грызунов). Представление Бродмана (1909) о префронтальной коре у обезьян очень похоже на представление человека (хотя некоторые гомологии неясны).Существует устойчивое мнение, что архитектура префронтальной коры человека во многом сходна с архитектурой других приматов (Petrides & Pandya, 1994; Semendeferi et al., 1998). Роуз и Вулси (1948) описали области орбитальной префронтальной коры у крыс, кошек и кроликов на основе выявленных связей и их сходства с медиальной орбитальной префронтальной корой, описанной у приматов. Более поздние исследования подтвердили сходство как OMPFC, так и дорсолатеральной префронтальной коры у приматов и крыс (Goldman-Rakic, 1988; Uylings & Van Eden, 1990).Также считается, что существуют функциональные сходства между определенными префронтальными областями у разных видов, например, считается, что dmPFC у крыс выполняет функции, аналогичные областям префронтальной коры у приматов (Groenewegen & Uylings, 2000; Uylings et al., 2003). Ясно, что крысы обладают многими свойствами префронтальной коры, присущими приматам и людям. Тем не менее, нет никаких сомнений в том, что у крыс отсутствует зернистая префронтальная кора, обнаруженная у приматов, которая считается продуктом эволюции.Несмотря на это, нейробиологи утверждают, основываясь на сходстве последствий поражений и анатомических и физиологических сходствах, что медиальная часть лобной коры у крыс гомологична зернистой латеральной префронтальной коре у приматов (Kolb, 2007; Seamans et al., 2008).

Основываясь на приведенных выше данных, разумно заключить, что, хотя человеческий мозг, даже в очень сложной префронтальной коре, во многих отношениях более сложен, чем у любой модели лабораторных животных, между видами существует значительное количество гомологии. .Эти гомологии не только делают модели млекопитающих подходящими для человека, но и делают возможной разработку все более сложных моделей, создавая возможность понимания сложных когнитивных процессов.

Преимущества и альтернативы  
Живой организм — гораздо более точный способ, например, для проверки действия лекарства или терапии, чем любой другой доступный в настоящее время метод. В некоторых случаях существуют альтернативы, например, можно культивировать нервные клетки человека.Однако сложность живого животного и всех его взаимосвязанных систем не может быть полностью воспроизведена в культуре.

Очевидным примером является поведение. Наблюдение за поведением животных имеет решающее значение для определения последствий поражений, других повреждений нейронов или поведенческих эффектов лекарств. Наблюдение за поведением особенно важно при изучении эффектов возможных фармакологических методов лечения расстройств, включая депрессию, шизофрению и психоз. Во-первых, поведенческие симптомы нельзя моделировать в клеточных культурах, только в живых организмах.То же самое и с поведенческими эффектами: было бы невозможно наблюдать эффекты лечения (фармакологического, когнитивного или поведенческого) без участия животного или человека. участники легко используются, и где исследования человека дают огромное количество полезных и информативных результатов. Участники-люди используются большую часть времени в социальной психологии и наблюдениях за развитием детей (Freud, 1951) и социальным обучением (Bandura, 1971).В исследованиях в области клинической психологии также по большей части участвуют люди из клинической популяции. Тем не менее, животные модели имплантируются при исследовании биологических основ клинических расстройств и разработке фармакологических методов лечения, когда участие человека невозможно.

В нейропсихологии неинвазивные методики фМРТ, ЭЭГ и ТМС позволяют исследователям детально исследовать функциональную организацию, локализацию функций и корковую активность. Однако стоит отметить, что в некоторых случаях визуализация человека не дает достаточно мелких деталей, таких как идентификация анатомической структуры конкретных проводящих путей, что требует нейроанатомического отслеживания и микроскопического анализа гистологических образцов (Bedwell et al., 2014, 2015). Многие исследования нейроанатомии, нейрофизиологии и функции нейротрансмиттеров требуют использования инвазивных методов, которые неэтично проводить с людьми, что делает модели животных необходимыми в этой области.

Сокращение финансирования нейронауки в последние годы со стороны исследовательских советов, а также закрытие финансируемых фармацевтическими компаниями институтов нейробиологии в Великобритании может создать впечатление, что исследования неврологического дефицита, психологических расстройств, фармакологического лечения и лежащих в их основе базовых нейронаук больше не являются приоритет.Эта неизбежность приводит к мнению, что использование моделей животных в исследованиях мозга, будь то поведенческие, физиологические или анатомические, также не должно быть приоритетом или необходимостью. Несмотря на сокращение доступного финансирования, факт остается фактом: нам еще предстоит пройти долгий путь в понимании человеческого мозга с биологической, поведенческой, клинической и социальной точек зрения. Необходимы дальнейшие исследования по всем аспектам науки о мозге. На мой взгляд, модели животных продолжают вносить важный вклад во многие области науки о мозге.Очевидно, что использование животных не играет важной или даже значимой роли в большинстве аспектов современной человеческой социальной, поведенческой или когнитивной психологии. Тем не менее, модели животных являются важным аспектом биологических исследований, включая анатомию, физиологию, поведенческую и когнитивную неврологию. Мозг представляет собой сложный орган, состоящий из множества систем и процессов. Без знаний, полученных в результате работы с животными в нейробиологических лабораториях о структуре, лежащей в основе сложных функций, мы никогда не сможем полностью понять социальные, поведенческие и когнитивные аспекты человеческого мозга.

Заключение
Очевидно, что есть и всегда будут недостатки в исследованиях в области нейробиологии и психологии, проводимых и разрабатываемых на основе исследований с использованием животных моделей. Несмотря на это, исследования на животных исторически обеспечили большой прогресс в наших знаниях о мозге и продолжают давать нам важную информацию для лучшего понимания такого сложного органа. Поэтому, хотя это может быть и косвенно, я считаю, что изучение животных занимает важное место в современной психологии.

Значение и зависимость от животных моделей могут измениться в будущем вместе с развитием более передовых технологий, но в настоящее время эксперименты с участием животных жизненно важны для прогресса в нашем понимании мозга и дальнейшего развития неврологических и психологических методов лечения. .

Текст вставки: Руководство по использованию животных в исследованиях
Стоит отметить, что в Великобритании процедура лицензирования Министерства внутренних дел очень строгая, и экспериментаторы должны последовательно следовать трем принципам (сокращение, уточнение, замена: см. Рассел и Берч, 1959).Исследователи должны продемонстрировать, что было уделено внимание замене животных, где это возможно, сокращению количества животных и совершенствованию методологии для сведения к минимуму страданий. Экспериментаторы должны показать, что нет подходящего альтернативного способа получить результаты такого же качества, и обосновать преимущества предлагаемого исследования по сравнению с затратами на животных.

Животные в психологии чаще всего используются в исследованиях, и это регулируется Законом о животных (научные процедуры) 1986 года.В Великобритании Министерство внутренних дел отвечает за законодательство в области защиты животных.

Члены Британского психологического общества обязаны минимизировать дискомфорт для живых животных. Дополнительную информацию о правилах BPS можно найти на сайте tinyurl.com/bpsanimals.

Познакомьтесь с автором
«Я начал заниматься исследованиями с грызунами, получив докторскую степень в области неврологии. До этого у меня всегда было понимание и интерес к этичному обращению с животными.В течение учебного года я провел время, работая со спасенными и осиротевшими приматами. Я думаю, что моя забота о животных сделала меня хорошим кандидатом для работы с животными в лаборатории. Я был уверен, что проект, за который я брался, принесет пользу в этой области и что использование животных было необходимым компонентом проекта для достижения желаемых целей.

Мой опыт работы в лаборатории животных был положительным. Все, кого я знаю, работающие над экспериментами на животных, хорошо обучены, и о животных очень хорошо заботятся.Я никогда не испытывал страданий животных ни в рамках эксперимента, ни во время содержания в учреждении.

В начале работы над проектом я столкнулся со многими отчетами ученых, проводивших испытания на животных, которые столкнулись с проблемами с активистами, выступающими против вивисекции. Хотя я сталкивался с людьми, которые не согласны с использованием животных в научных исследованиях, я воспользовался возможностью, чтобы объяснить причины моего исследования и почему я считаю, что использование животных в моих исследованиях было полезным. Я также воспользовался возможностью развеять распространенные мифы о лабораториях для животных.

Я всегда был уверен в ценности работы, которую выполнял, и в высоких стандартах ухода за животными во время учебы. Я горжусь тем, чего добился в ходе этих экспериментов на животных, и стремлюсь объяснить их важность в грандиозной схеме понимания человеческого мозга». ]

Ссылки

 

Бандура, А. (1971). Теория социального обучения.Нью-Йорк: General Learning Press.
Барон Р.А. (1992). Психология (2-е изд.). Нидхэм-Хайтс, Массачусетс: Allyn & Bacon.
Бедвелл, С.А., Биллетт, Э.Е., Крофтс, Дж.Дж. и Тинсли, CJ (2014). Топология связей между префронтальной, моторной и сенсорной корой крысы. Frontiers in Systems Neuroscience, 8, 177.
Bedwell, S.A., Billett, E.E., Crofts, J.J. и другие. (2015). Топология связей между префронтальной и височной корой крысы. Границы системной нейронауки. 9, 80.
Berendse, HW, Galis-de Graaf, Y. & Groenewegen, HJ (1992). Топографическая организация и взаимосвязь с вентральными отделами полосатого тела префронтальных кортико-стриарных проекций у крысы. Журнал сравнительной неврологии, 316 (3), 314–347.
Блисс, М. (1983). Открытие инсулина. Эдинбург: Пол Харрис.
Бродманн, К. (1909). Vergleichende Lokalisationslehre der Grosshirnrinde [Сравнительные исследования локализации в коре головного мозга]. Лейпциг: Verlag von Johann Ambrosias Barth.
Кун, Д. (1992). Введение в психологию: наука о поведении (4-е изд.). Нидхэм-Хайтс, Массачусетс: Allyn & Bacon.
Фрейд, А. (1951). Наблюдения за развитием ребенка. Психоаналитическое исследование ребенка, 6, 18–30.
Гольдман-Ракич, П.С. (1988). Топография познания: параллельные распределенные сети в ассоциативной коре приматов. Ежегодный обзор неврологии, 11, 137–156.
Groenewegen, HJ & Uylings, HBM (2000). Префронтальная кора и интеграция сенсорной, лимбической и вегетативной информации.Прогресс в исследованиях мозга, 126 (2000), 3–28.
Харлоу, Х.Ф., Додсворт, Р.О. и Харлоу, М.К. (1965). Полная социальная изоляция у обезьян. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки, 54 (1), 90–97.
Харлоу, Х. Ф. и Суоми, С. Дж. (1971). Социальное восстановление обезьян, выращенных в изоляции. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки 68 (7), 1534–1538.
Гувер, В.Б. и Вертес, Р.П. (2011). Проекции медиальной орбитальной и вентральной орбитальной коры крысы.Журнал сравнительной неврологии, 519 (18), 3766–3801.
Калат, Дж.В. (1993). Введение в психологию (3-е изд.). Пасифик Гроув, Калифорния. Брукс/Коул.
Колб, Б. (2007). У всех ли млекопитающих есть префронтальная кора? В L. Krubitzer (Ed.) Эволюция нервной системы: Vol. 3. Млекопитающие (стр. 443–450). Нью-Йорк. Академическая пресса.
Кондо, Х. и Виттер, член парламента (2014). Топографическая организация орбитофронтальных проекций на парагиппокампальную область у крыс. Журнал сравнительной неврологии, 522 (4), 772–793.
Мелкус, М.В., Эстес, Дж.Д., Паджетт-Томас, А. и соавт. (2006). У гуманизированных мышей проявляются специфические адаптивные и врожденные иммунные ответы на EBV и TSST-1. Природная медицина 12 (11), 1316–1322.
Петридес, М. и Пандья, Д. Н. (1994). Сравнительный архитектонический анализ лобной коры человека и макаки. В F. Boller & J. Grafman (Eds.) Справочник по нейропсихологии: Vol. 9. (стр. 17–58). Амстердам: Эльзевир.
Роуз, Дж. Э. и Вулси, К. Н. (1948). Орбитофронтальная кора и ее связи с медиодорсальным ядром кролика, овцы и кошки.Научные публикации — Ассоциация исследований нервных и психических заболеваний, 27 (1 том), 210–232.
Рассел, W.M.S. и Берч, Р.Л. (1959). Принципы гуманной экспериментальной техники. Лондон: Метуэн.
Симанс, Дж.К., Лапиш, К.К. и Дурстевиц, Д. (2008). Сравнение префронтальной коры крыс и приматов: выводы из электрофизиологии. Исследования нейротоксичности, 14, 249–262.
Semendeferi, K., Armstrong, E., Schleicher, A. et al. (1998). Лимбико-лобная кора гоминоидов: сравнительное исследование области 13.Американский журнал физической антропологии, 106, 129–155.
Шульц, Л.Д., Брем, М.А., Гарсия-Мартинес, Дж.В. и Грейнер, Д.Л. (2012). Гуманизированные мыши для исследования иммунной системы: прогресс, перспективы и вызовы Nature Reviews Immunology, 12(11), 786–798.
Uylings, HB, Groenewegen, HJ & Kolb, B. (2003). Есть ли у крыс префронтальная кора? Поведенческие исследования мозга, 146 (1–2), 3–17.
Уйлингс, Х.Б. и ван Иден, К.Г. (1990). Качественное и количественное сравнение префронтальной коры у крыс и приматов, включая человека.Прогресс в исследованиях мозга, 85, 31–62.
Вортман, С. Б. и Лофтус, Э. Ф. (1992) Психология (4-е изд.). Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Что делает людей особенными? | Философия, логика и научный метод

Что отличает людей от их животных предков? Эндрю Баскелл исследует понятие «кумулятивной культуры».

Есть много черт и моделей поведения, которые делают людей исключительными. Некоторые из этих черт и поведения легко идентифицировать. Возьмем один пример: люди общаются лингвистически способом, который разительно отличается от наших великих предков-обезьян.И хотя между людьми и животными есть и другие различия, многие из них трудно идентифицировать и количественно оценить. Однако за последние пятьдесят лет или около того исследователи разработали модели, экспериментальные парадигмы и тесты, которые дают все больше и больше информации о том, что делает людей исключительными.

Одним из важных различий между людьми и животными является то, в какой степени люди используют огромные объемы знаний и технологий. Хотя верно то, что некоторые животные строят сооружения (вспомните, например, бобровые плотины) и что некоторые используют инструменты (исключительным примером является новокаледонская ворона), люди не только имеют большой и разнообразный набор инструментов, но и используйте этот набор инструментов, чтобы выжить практически на всех земных территориях земного шара.

Большое количество психологов, приматологов и биологических антропологов сейчас пытаются понять, как и почему люди создают и поддерживают технологии (то, что я буду называть «инновациями») и знания с течением времени. Метка, которую они используют для фиксации этого явления, — кумулятивная культура . Кумулятивная культура — еще одно интересное различие между людьми и животными. Но что именно означает «кумулятивная культура»? Что здесь скапливается?

Когда мы обратимся к тому, что различные люди, работающие над кумулятивной культурой, подразумевают под этим понятием, мы обнаружим, что они склонны выделять очень разные явления.Но если исследователи используют разные определения кумулятивной культуры, разумно задаться вопросом, не идентифицируют ли они также различные лежащие в их основе структуры. Здесь есть место для философии, чтобы помочь различить различные измерения кумулятивной культуры и прояснить, хотя бы в общих чертах, какие различные типы структур могут быть здесь задействованы.

Далее я кратко описываю три разных способа использования концепции кумулятивной культуры (преимущественно) психологами и биологическими антропологами, показывая, что они не совсем выделяют одни и те же явления.Демонстрация этих различных видов накопления — это один шаг к более детальному научному анализу того, что отличает нашу человеческую психологию от наших предков-животных.

 

Иллюстрация бобровой плотины, 1884 г. Общественное достояние

 

Накопленная культура как возрастающая сложность

Одно из отличий человеческих инноваций от тех, что мы наблюдаем у животных, — это их сложность. Рассмотрим спутники глобальной системы позиционирования (GPS).Спутники GPS — невероятно сложные инновации; артефакт, который не мог возникнуть из головы одного изобретателя. Вместо этого такая сложная вещь является результатом многих лет возни с постепенными улучшениями в дизайне, телеметрии, физике и материаловедении.

Возрастающая сложность инноваций, по-видимому, является специфически человеческой чертой, которая, по-видимому, зависит от особой способности к точному копированию. Без точного копирования (как гласит история) мы потеряли бы накопленные инновации прошлого, никогда не имея возможности добавлять более сложные навороты к имеющимся артефактам.Кажется, что у людей есть психология, которая позволяет «раскручивать» или накапливать сложность: мы можем поддерживать инновации в наших сообществах и медленно «раскручивать» то, что могут делать эти артефакты.

Кумулятивная культура как растущее количество инноваций

Еще одна поразительная черта человека заключается в том, что помимо того, что у нас так много инноваций, мы также сохраняем их в наших обществах в течение длительных периодов времени. Таким образом, еще одним способом накопления культуры является количество инноваций.Но как мы объясним эту способность растить знания – растить нашу культуру?

Здесь задействовано множество возможностей, но ключевой вид способности, по-видимому, заключается в том, что изобретает , а объединяет инновации . Что требуется для этих мощностей? Одной интересной чертой, по-видимому, является способность разбивать задачи и инновации, а также иметь психологические способности смешивать, сочетать и повторять различные составные части задач и инноваций.Эта способность в воображении, а также физически испытывать комбинации и перестановки различных инноваций, по-видимому, зависит от когнитивных способностей для разложения задач на составные части и манипулирования этими частями различными способами.

Накопленная культура как повышение культурной адаптивности

До сих пор я только намекал на использование наших инноваций и знаний, говоря лишь о том, что они каким-то образом позволяют людям выживать в чрезвычайно широком диапазоне окружающей среды.Одним из важных аспектов культуры, который, кажется, следует из таких наблюдений, является то, как культура помогла человеческому роду добиться успеха, вытеснить других млекопитающих такого же размера. Это означает рассматривать культуру как что-то вроде биологической адаптации, как нечто, что может создать «подгонку» между популяциями и их средой.

Возьмем, к примеру, специи. Некоторые специи обладают противомикробными свойствами, другие являются фунгицидами. Есть некоторые наводящие на размышления свидетельства того, что рецепты, передаваемые с течением времени, включают (молчаливое) знание об этих свойствах.Специи добавляются в комбинации для усиления их антимикробного действия и в разное время в процессе приготовления пищи, по-видимому, чувствительны к термостойкости их антимикробных свойств.

Каким образом культура может обладать такой особенностью повышения адаптивности, когда рецепты могут обладать все более эффективными антимикробными свойствами? Здесь исследователи, похоже, выделяют две важные особенности. Во-первых, важна численность населения. Чем больше людей в популяции, тем больше вероятность того, что (а) знания о том, как создавать инновации, будут широко распространены, (б) будут широкие возможности для изучения таких инноваций и (в) новые и разнообразные инновации будут широко распространены. сгенерированный, с шансом на появление еще лучшего.

Во-вторых, нам нужно как-то отличать, когда что-то работает, а когда нет. Даже при широко распределенных и изменчивых инновациях, если люди не могут сказать, какие инновации лучше (или хуже), население с меньшей вероятностью будет генерировать инновации с адаптивной подгонкой. Эта способность отличать хорошее от плохого, скорее всего, опирается на некий когнитивный механизм, хотя здесь ведутся серьезные споры о том, каким может быть этот механизм.

 

Иллюстрация новокаледонской вороны ( Corvus moneduloides ), 1887 г.Общественное достояние

 

Позвольте мне подвести итоги. Кумулятивная культура — это то, что отличает людей от других животных. Но понять это сложное явление и то, как оно возникло, сложно. Я выделил три способа использования этого термина людьми, интересующимися кумулятивной культурой, выделив три основных вида накопления: сложность инновации, количество инноваций и адаптивность инновации. Каждая из них, как я показал, по-видимому, опирается на очень разные типы базовых структур.

Что это означает для термина «кумулятивная культура»? Мы могли бы подумать, что если он выбирает очень разные виды накопления, каждый из которых является результатом различных базовых структур, то этот термин не очень полезен. Может быть, мы должны избавиться от него.

Моя собственная точка зрения здесь находится в стадии разработки, но я думаю, что мы должны сохранить «кумулятивную культуру». Между этими тремя смыслами «накопления» есть что-то общее: все они структурируют наследуемую изменчивость, доступную последующим поколениям.Возможно, кумулятивная культура выбирает то, что теоретики эволюции называют эволюционируемостью.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.