Психология животное человек: Книга: «Человек как животное» — Александр Никонов. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-17-085546-9

Содержание

Александр Никонов ★ Человек как животное читать книгу онлайн бесплатно

Александр Никонов

Человек как животное

Много нас по подобию Божию,
И все-таки каждый с изъяном.
Будем считать, что изъянами
Обязаны мы обезьянам.

Олег Григорьев

«Никонова можно убить. Даже нужно. А книги его сжечь. Это добавит им скандальной популярности. Я не согласен ни с одним его словом, кроме союзов и предлогов. Но читаю до конца. Слишком сильно затягивают факты — неизвестные, сенсационные, шокирующие, опрокидывающие привычный мир».

Михаил Веллер, писатель

«Талантливый человек, поцелованный при рождении Богом в ту самую зону, которая впоследствии определяет литературный талант».

Аркадий Арканов, писатель-сатирик

Идея этой книги была внезапной, как понос. Так всегда начинаются хорошие книги…

Просто однажды, слушая излияния своего доброго знакомого о его пунктирной семейной жизни и взаимоотношениях с деньгами и женщинами, я подумал, что все его жизненные загогулины вызваны не его решениями, а сработавшими инстинктами той обезьяны, что сидит внутри каждого из нас.

Вся наша жизнь — и в малом, и в большом — устроена по слепку того зверя, от которого мы произошли. Произойди мы от другого существа, например от овцы, весь облик цивилизации был бы совершенно другим. Потому что каждому виду присуще свое видовое поведение. Повадки травоядных в корне отличаются от повадок хищника. А поведение хищника — от поведения всеядного стадного существа, живущего в кронах деревьев, каковыми мы с вами по базовой конструкции и являемся.

Поэтому, черт побери, было бы крайне интересно посмотреть на человека и цивилизацию, которую он создал, глазами зоолога или этолога — специалиста по поведению животных. И тогда мы с вами увидим отражение всеядного стадного млекопитающего, прыгающего по деревьям, на всем, что нас окружает, — на предметах, на взаимоотношениях, на земном искусстве и на бытовых мелочах, на религии и на высочайших взлетах духа.

Ну что? Занесем лупу над глобальным человейником, как назвал нашу цивилизацию один философ?

Часть 1

Мы есть то, что едим

Дорогие дети!

Не следует спрашивать: «Что такое животное?» – а нужно спросить: «Какого рода объект мы обозначаем как животное?» Мы называем животным все имеющее следующие свойства: питается, происходит от подобных себе родителей, растет, самостоятельно передвигается и умирает, когда приходит срок. Поэтому мы относим к животным червяка, цыпленка, собаку и обезьяну. Что же сказать о людях? Подумайте об этом с точки зрения перечисленных выше признаков и затем решите сами, правильно ли считать нас животными.

Альберт Эйнштейн

Я сейчас не собираюсь доказывать каждому грамотному, умеющему читать и думать гражданину очевидное — что человек есть животное. Вряд ли среди читателей моей книги найдется хоть один, который бы прошел в жизни мимо этого замечательного факта: мы звери, господа!

Помнится, еще в школе на уроке биологии я спорил со свои недалеким одноклассником, доказывая ему, что человек суть животное. Он упирался против этой очевидности и верить ей не хотел.

— А кто же еще, если не животное? Робот, что ли? — удивлялся я упорству туповатого приятеля.

Сейчас с этим не спорят даже глубокие церковники: да, говорят они, человек — это животное. А некоторые даже добавляют, что Господь создал человека на той материальной базе, которой на тот момент обладал, — животной. Зато вдохнул в него душу! Которая, мол, и выделяет человека из всего прочего животного царства.

Человек действительно сильно отличается от всего звериного мира. Разительно отличается! Поэтому туповатый одноклассник и спорил со мной, никак не желая соглашаться со своей животностью: на детей, которые гораздо ближе к животным, чем социализированные и дрессированные социумом взрослые, тот факт, что человек есть животное, производит шоковое впечатление — такой вот парадокс. Когда-то целый класс американских школьников, шокированный рассказом учителя биологии о том, что люди есть животные, написал письмо Эйнштейну, попросив его рассудить их спор с учителем. То, что ответил детям Эйнштейн, вы уже прочли в эпиграфе…

Отличия между людьми и другими животными настолько бросаются в глаза, что задавать вопрос о том, чем наш вид отличается от прочих, на первый взгляд даже как-то глупо: мы в штанах ходим, кушаем вилками и вон какую цивилизацию построили! Мы разумные, а не зверье какое-нибудь!

Читать дальше

Почему человек не животное? | Саморазвитие

Да, мы признаем, что человек – это одомашненный примат. Но вот насколько он животное и чем отличается от тех же «диких» приматов и прочих биологических собратьев? Мы решили поговорить об инстинктах с психоаналитиком Дмитрием Ольшанским.

Дмитрий ОЛЬШАНСКИЙ,

психоаналитик, научный сотрудник Института клинической медицины и cоциальной работы им. М. П. Кончаловского (Санкт-Петербург) и Institut des Hautes Etudes en Psychanalyse (Paris), автор 270 научных публикаций и переводов, в том числе монографии «Психоаналитические концепции у Жака Деррида» (2011)


НАША ПСИХОЛОГИЯ: Что мы называем инстинктами?

ДМИТРИЙ ОЛЬШАНСКИЙ: Физиологи называют инстинктами врожденные и безусловные формы поведения. То есть, говоря об инстинктах, мы автоматически соскальзываем на обсуждение поведения, упуская личность человека. А вопрос души и бессознательного вообще остается для нас за семью печатями.


НП: Но разве у человека нет инстинктов? А бессознательное – это не котел бурлящих страстей и импульсов, связанных с сексом и агрессией?

Д. О.: Конечно, нет. Понятием «бессознательное» пользовались разные авторы, поэты, художники, психологи, начиная от немецких романтиков. Было бы слишком большим упрощением полагать, что все многообразие психических процессов относится только к продолжению рода и улучшению качества жизни. Тем более что реальная жизнь каждый день опровергает этот наивный бихевиоризм.

Если жизнь животного подчиняется необходимости добывания пищи, продолжения рода и обеспечения своего потомства, то в мире людей мы ничего подобного не найдем. Всех животных привлекает одно и то же, а каждого человека – что-то свое. Это второе отличие. Поэтому в психике человека мы не находим ничего похожего на врожденные и безусловные инстинкты. Если для животного можно создать идеальные условия для сохранения и продолжения жизни, то с человеком такая история не проходит. Нет у него и никаких всеобщих инстинктов, каждый находит свой собственный способ наслаждения.


НП: Как же это? Вот, например, человек обжигается об утюг и отдергивает руку. Почувствовав боль, любой из нас проявит инстинкт самосохранения. Это очевидно.

Д.О.: Во-первых, вы говорите о рефлексах, а это далеко не то же самое, что инстинкты. Инстинкт – все-таки запрограммированная форма поведения, а не просто рефлекторное сокращение мышц. Во-вторых, далеко не у всех эти рефлексы есть. Например, под гипнозом или в моменты крайнего нервного перенапряжения многие люди перестают чувствовать боль и могут держать на ладони раскаленный утюг и получать ожоги, не испытывая при этом никакой боли и не проявляя никаких рефлексов. Это говорит о том, что рефлексы не так уж несомненны, а боль – это такой же продукт психической жизни, как, например, способность видеть свое отражение в зеркале.

В мире животных мы, конечно, ничего подобного не находим, поскольку тело человека производно от его бессознательного, а тело животного – от заложенной в него поведенческой программы. Заяц, который умеет бить по барабану, никогда не задумывается, насколько он талантлив и рожден ли на свет для служения музыке, поэтому у него перед выступлением никогда не будут неметь кончики пальцев, как у многих пианистов. Он живет прописанными инстинктивными программами, которыми успешно пользуются дрессировщики в своих манипуляциях. С человеком тоже пытаются проводить некие дрессировки, кодировки и тренинги, но они работают лишь настолько, насколько сам подопытный в них верит. Стоит только ему понять, что, скажем, энэлпишники его разводят, как эффект улетучивается сам собой.


НП: Разве не все наши поступки так или иначе продиктованы инстинктом сохранения жизни? Мы соблюдаем правила дорожного движения, чтобы не рисковать лишний раз, а не поддаемся спонтанным влечениям, о которых вы сказали.

Д.О.: Не думаю, что во влечениях есть что-то спонтанное. Все они четко структурированы и имеют свою логику. Именно влечения заставляют нас порезать себе палец в наказание за неправильно взятый бемоль, например. В то же время в определенных обстоятельствах человек может пожертвовать жизнью за родину. С точки зрения эволюции совершенно неверно менять жизнь на какие-то там умозрительные принципы или кончать с собой, потому что окружающие не понимают твою музыку.

Примат на такое поведение не способен, это нарушает его программу. Но с точки зрения человека, именно такие поступки, выходящие за пределы здравого смысла, отличают нас от животных. Поступки, продиктованные совестью, вкусом, верой, желанием, безумием или страстью, – именно это мы считаем самым человеческим в себе и именно это делает нас людьми.


НП: А что вы скажете о половом инстинкте? Так или иначе, он есть у всех.

Д.О.: Половое поведение приматов, действительно, можно описать инстинктами: самец будет совокупляться с любой здоровой самкой в удобное для этого время. Однако в отношениях людей ничего подобного нет. Люди совокупляются вовсе не для продолжения рода, ими руководят сотни других мотивов. Это и получение удовольствия, и доминирование или коллекционирование, реализация власти, самоутверждение, исполнение долга, обречение самоидентификации и так далее. Сколько людей – столько и сексуальностей. Одно это уже заставляет усомниться в существовании полового инстинкта.

Вы можете представить себе самца макаки, который совокупляется только с виолончелистками, а всех остальных самок для него просто не существует? Или гориллу, которая возбуждается от грассирующего произношения и никогда не будет совокупляться с другими самцами? Или гамадрила, который коллекционирует античные монеты и вообще ни с кем в сексуальные отношения не вступает?

А в мире людей только такие примеры мы и встречаем. Других просто нет. Самец человека никогда не будет совокупляться с любой здоровой самкой в любое подходящее для этого время. Чтобы вступить в сексуальные отношения, нам, людям, как минимум необходимо желание. У каждого из нас, конечно, есть сексуальная программа, но эта программа у каждого своя, никакой общечеловеческой сексуальности не существует, и мы ничего о ней не знаем, поэтому нам так часто сносит крышу в ненужное время и с не самым идеальным партнером. Ни наукой, ни психоанализом не найдено никаких врожденных и безусловных форм сексуального поведения у людей.


НП: Получается, что у каждого человека своя сексуальность?

Д.О.: Конечно. И она складывается, подобно мозаике, как картина, написанная мазками маленьких извращений, по словам Фрейда. Любой невротик имеет в своем сексуальном фантазме черты этих перверсий: фетишизм, вуайеризм, эксгибиционизм, насилие, подчинение, беспомощность, инцест – каждый так или иначе об этом фантазирует и играет в извращения. И для кого-то, если у твоего партнера нет родинки на мизинце ноги, никакие сексуальные отношения не возможны. Или, если она не обладает голосом меццосопрано, всякое желание пропадает.

Наша сексуальность функционирует лишь благодаря тому, что каждый из нас в той или иной мере отклонен от нормы. Духовность, нравственность и любовь, с точки зрения приматов, выглядит нелепо и нецелесообразно. Вместо того чтобы добывать пищу, спариваться и вскармливать потомство, люди пишут друг другу стихи, снимают кино, изучают строение атома, смотрят сны, заводят отношения, познают себя и постоянно занимаются какой-то белибердой.

Вместо эволюции, они придумали какую-то любовь, какую-то душу, которая на деле только мешает размножению.

Конечно, любовь – это извращение, если посмотреть на нее глазами наивного дарвиниста. Если посмотреть на человека с точки зрения животного, то окажется, что мы либо ошибки природы, либо ее тупиковые ветви. Мы хотим того или иного партнера именно потому, что он для нас что-то значит, в нем мы обнаруживаем первичную черту своей идентификации, ту прелесть, которую не можем ни понять, ни объяснить до конца, – именно в этом секрет сексуальности. Человек, которого мы хотим, представляет нечто для нас, то есть несет означающее, вокруг которого и строится наша сексуальность. А если его нет – тут уж никакая виагра не поможет.


НП: Разве не очевидно, что женщинам нравятся успешные мужчины, потому что они смогут обеспечить потомство, а мужчинам нравится у женщин большая грудь и широкие бедра, потому что это говорит о способности к материнству?

Д.О.: Да, но кому-то не нравится большая грудь. Да и вообще женщины не всем мужчинам нравятся…


НП: Ну, это уже отклонение

Д.О.: Сексуальность состоит из отклонений. Влюбляться – это уже отклонение от программы хаотичного размножения.


НП: Любовная привязанность нужна для того, чтобы мужчина заботился о своей семье и своем потомстве, а не покидал женщину сразу после секса, оставляя ее одну с детьми. Это эволюционная необходимость.

Д.О.: Что-то слишком много мужчин у нас никакого понятия об эволюции не имеют.


НП: Культуру тоже можно объяснить с точки зрения эволюции?

Д.О.: Наверняка можно. Но было бы слишком большим упрощением думать, что Данте и Леонардо были лузерами, занимались ненужными вещами, поэтому не стали альфа-самцами и поэтому ни одна самка не родила им потомства. С эволюционной точки зрения Леонардо да Винчи – тупиковая ветвь, отбракованная особь, лишний генетический материал.


НП: Эти великие люди сублимировали свою сексуальность для того, чтобы создать духовные и нравственные ориентиры для всего человечества. Как индивид Леонардо, может быть, и не внес вклада в продолжение рода, но он несказанно много сделал для науки и культуры. И в этом его вклад в эволюцию человека.

Д.О.: Действительно, говоря о природе человека и его эволюции, мы скорее имеем в виду духовные ценности. Физиологическое строение за последний миллион лет почти не изменилось, а вот психика стала принципиально иной. Я бы сказал, что цивилизация формирует психический аппарат и психическое устройство. Мы меняемся вместе с миром. Впрочем, не всегда стоит обобщать. Психоаналитик никогда не распространяет свои выводы на все человечество, оставаясь в рамках частных случаев.

Похожее

Полезно? Поделись статьей в Вконтакте или Фейсбук в 1 клик!

Кто вы — Человек-камень, человек-растение или человек-зверь?

Экология жизни. Психология: Человечество в целом — это венец опыта, накопленного в результате прохождения через более простые формы. В этом так называемые эволюционистские научные теории, модные в наш век, согласны с древнейшими философскими и теологическими учениями.

Из книги «Письма Делии и Фернану»

Хорхе А. Ливрага (Х.А.Л.): Вы меня спрашивали о различных типах людей, об их внутренней природе.

Как известно, то, что мы называем человеком, — это не начало и не конец, но лишь мгновение в эволюции Монады (Эона), которая приходит из глубины изначальных времен и устремляется в грядущее. Как говорил божественный Платон, человек несет в себе память о первом Золотом Веке и в то же время предчувствует и ожидает приход нового. Но пока он не наступил, человек подвержен влиянию изменчивого фактора, называемого временем, которое вовлекает его в свой круговорот.

Человечество в целом — это венец опыта, накопленного в результате прохождения через более простые формы. В этом так называемые эволюционистские научные теории, модные в наш век, согласны с древнейшими философскими и теологическими учениями. Но официальная наука говорит о биологических формах, а древняя мудрость — о том, что содержат эти формы, — вот главное отличие. Взглянув глубже, мы видим, что разногласие заключается в том, что материализм отрицает существование бессмертной души, в то время как для эзотерической философии бессмертие души является основным постулатом.

Мы — сторонники второго подхода и считаем, что то, что сегодня является душой человека, когда-то очень давно населяло животные формы, еще раньше — растительные, а во времена столь отдаленные, что нам даже трудно представить их себе, — структуры минералов. Этот общий, коллективный феномен включает в себя, естественно, и индивидуальные процессы. Это означает, что каждый человек несет в себе опыт минерального, растительного и животного царств как основу своей нынешней сущности. И поскольку Природа обладает свойством цикличности и постоянного возобновления, каждый человек бессознательно хранит глубоко внутри себя нечто от камня, от растения и от животного.

Именно совокупность этих элементов вместе с осознанием, пусть смутным, вечного предназначения, космического странствия за пределы того, что мы зовем жизнью и смертью, и делает человека человеком, а не просто суммой трех пройденных этапов эволюции.

К этой сумме добавляется искра духовного сознания, без которой человек со всем его опытом был бы похож на маяк без огня. Однако опыт минерального, растительного и животного царств, хранящийся в коллективном бессознательном, существует и в индивидуальном бессознательном, и преобладание одного из этих начал, отражаясь в действиях человека и его психологической мотивации, позволяет нам выделить различные типы людей.

В бессознательном человека хранится опыт минерала, растения, животного.

Человек-минерал: его главная забота — существовать, выживать любой ценой. Он живет внутри самого себя и для самого себя, при этом не испытывая больших страхов. Он редко думает о смерти. Он не видит в жизни никаких загадок, ему все кажется понятным, решенным или хотя бы объяснимым, его не волнуют явления, выходящие за рамки повседневного. Ему нет дела ни до прошлого, ни до будущего; он живет только в настоящем, обусловленном случайными событиями. Как и любой камень, он не способен двигаться самостоятельно и под воздействием импульса — будь то толчок извне или внутренняя реакция, атавистическая или унаследованная, — показывает всю свою психологическую инерцию. Он механически повторяет действия, потому что не способен ни на что новое.

Ему нужна атмосфера монотонного однообразия; перемены нарушают его самодостаточность. Если он кажется красивым, то это лишь поверхностное впечатление: его красота — своего рода патина, след взаимодействия с окружающей средой. Принцип его действий — сопротивление. Предоставленный самому себе, он, как правило, катится вниз. При всей его неподвижности зов его теллурической природы вызывает в нем тягу к бездне и постоянное ожидание падения. Гармоничное сочетание с другими людьми-камнями позволяет проявить его основное достоинство — прочность структуры, а его собственная жизнь становится отчаянным вызовом времени, которое течет, кажется, никак не затрагивая его.

Делия (Д.) и Фернан (Ф.): Неужели люди-камни бесчувственны? Неужели абсолютно бесчувственны сами камни, неужели они безмолвны, не способны рассказать о своей боли, не способны плакать, независимо от того, является ли это достоинством или недостатком?

Х.А.Л.: Не ищите в этом мире абсолютных ценностей. В нем нет и никогда не будет ничего однозначного. Абсолютная бесчувственность или абсолютная чувствительность устранили бы границу относительного — своеобразную оболочку, подобную той, что имеет пузырек газа: без нее газ улетучился бы; такую же оболочку имеет все проявленное и без нее не может существовать. У камня очень слабая чувствительность, но она есть, так же как и у всего, что существует.

Если ударить по скале киркой, скала не будет кричать, однако ее голосом, ее плачем будет тот звук, который мы услышим, нанеся удар. Любое живое существо, любой предмет будет стонать и плакать, когда меняется его состояние или внешние условия — в том числе во время рождения или смерти (само название будет зависеть от того, откуда вы смотрите). Способность плакать — не достоинство и не недостаток, это свойство всего проявленного. Со всем проявленным всегда сопряжена определенная доля страданий, а любая форма страданий — это одновременно и двигатель для познания, и свидетельство неведения. И это неизбежно. Неизбежно для всех и вся.

Человек-камень: его главная забота — выживать любой ценой.

Обратимся теперь к человеку-растению. Он одержим идеей собственного роста и расширения сферы своего влияния. Неторопливо и неустанно трудится он, создавая волокна, соединяя их пучок за пучком, чтобы создать ствол — прочную опору для дальнейшего роста. Для него все старое остается позади, внизу — так на деревянистом стволе финиковой пальмы старые листья со временем отмирают, но при этом, подобно ступенькам, служат опорой для новых зеленых побегов. Человека-растение не влекут странствия, не манят великие приключения; он растет внутри себя самого, движимый постоянным, безмолвным и настойчивым стремлением.

И пусть стремления его вертикальны или хотя бы направлены вверх, корни его сплетаются в глубинах земли в другую, неподвижную вертикаль. Вот неизменная поддержка для его путешествия, опора в его циклически повторяющемся опыте.

Внутренние волокна его древесины стабильны, но его листва непрестанно колышется от малейшего дуновения ветра. Он зависит от окружающей среды, он живет внутри нее и ради нее. Его гибкость ограничена, и ограничена прочность, но то, что в нем гибко, отличается по своему строению от его твердой части; такая естественная двойственность приводит к тому, что при всем его непостоянстве сохраняется единая, постоянная линия исторического развития.

Любит он молча и умирает в молчании. Необходимость его присутствия осознается лишь когда его нет рядом.

Д. и Ф.: Тогда что такое лес? Существуют ли люди-леса?

Х. А.Л.: Лес — это не просто совокупность деревьев, ведь объединение и взаимное дополнение всегда гораздо больше, чем простейшая сумма отдельных частей. Не существует понятия «человек-лес», но группа людей-растений действительно может образовать лес. Тогда они взаимообогащают друг друга своими качествами, а все их сообщество создает атмосферу взаимной защиты и защиты тех, кто с ними связан. Но среди всех видов и типов людей-растений можно было бы выделить и множество подвидов. Есть люди, созданные для одиночества, которые, подобно кипарисам, даже рядом с другими не создают впечатления леса; а есть люди-растения, похожие на кустарник: у них столь запутанная система веток и беспокойная листва, что даже в одиночку они создают ощущение хаоса и толпы.

На нашем историческом этапе люди-деревья встречаются, пожалуй, чаще других; они никоим образом не влияют на ход истории, но именно они больше всех подвержены ее воздействию.

Человек-растение: одержим идеей собственного роста и расширения сферы своего влияния.

Человек-зверь объединяет в себе положительные качества домашних животных и отрицательные черты хищников. Он вынослив и агрессивен, он никогда не бывает уравновешенным и редко — рассудительным; его терпение очень быстро переходит либо в пассивное созерцание, либо в неистовую агрессивность. У человека-животного невероятно развито чувство самосохранения, сосредоточенное вокруг одного центра — собственного Я, снедаемого исключительным эгоизмом.

Он всегда руководствуется психологией войны, будь то экономическая борьба, вооруженный конфликт, любовное соперничество или война религиозная. Для него существуют лишь победители или побежденные, он не принимает никакого другого закона или условия, кроме самоутверждения любой ценой.

Его беспокойный характер будит в нем тягу к странствиям, к разнообразию, к изменениям среды обитания. Если человек-животное не может путешествовать физически, он странствует при помощи своей живой, богатой фантазии, плоды которой с трудом отличает от реальности. Он не может четко определить границы своего вымышленного мира, поскольку точкой отсчета для его сознания является его собственное Я, а все окружающее кажется ему не очень-то реальным или во всяком случае малозначительным.

Ценность чего бы то ни было определяется близостью к его Я: самое близкое и самое дорогое для человека-животного и будет наиболее реальным, независимо от того, существует ли оно на самом деле. «Не-Я» для него практически равнозначно «не-существованию». И только Я является мерой всему.

Д. и Ф.: А в чем же проявляется агрессивность домашних животных? Могут ли они быть более эгоистичными, чем хищники?

Х.А.Л.: Вы уже поняли, что в Природе мы порой сталкиваемся с «обманом зрения», с определенными психологическими иллюзиями: например, мы не боимся волчонка или тигренка, наоборот, они вызывают у нас нежность и умиление. Так же и дикие животные, если только они не обезумели от голода, никогда не нападают на грудных детей. Об этом рассказывают не только древнейшие предания всех стран и народов (в том числе эзотерические, например про Ромула и Рема), но и современные бульварные романы (вспомните Тарзана, выкормленного обезьянами).

Человек-животное, будучи «домашним», более или менее бессознательно пользуется своим «очарованием»; это своего рода оружие, вид агрессии без применения силы: сильных парализует и завораживает беспомощность и беззащитность слабых. Такой способ противоположен агрессивному насилию, но с точки зрения выживания конечный результат и эгоистические намерения одни и те же.

Играя в слабость, человек-животное добивается таких же, пусть даже менее грандиозных, преимуществ; эта слабость только кажущаяся, он слаб только с виду. И сознание его, полностью сосредоточенное на своем Я, уже вовлечено агрессию или только провоцируется на так называемую агрессию без насилия. Все это лишь разные формы одного и того же эгоизма.

Д. и Ф.: Стало быть, человек-животное всегда эгоистичен? Даже когда он объединяется с другими и создает сообщество?

Х.А.Л.: Очевидно, что он готов объединяться с единственной целью — лучше защитить самого себя. В любой группе его стиль поведения — индивидуалистическая критика и попытки самоутверждения, которые только внешне будут гаснуть перед лицом коллектива. Если общество не устраивает его или там появляются разногласия с его Я, человек-животное либо сбегает оттуда, либо использует это общество для того, чтобы найти себе более удобное убежище. Человек-животное может много путешествовать, но внутри самого себя он всегда скован и неподвижен: никакое внутреннее движение, никакой внутренний путь не заставит его изменить глубинную основу своего биологического утилитаризма.

Человек-зверь: только «Я» является мерой всему.

Д. и Ф.: Значит, у каждого человека есть большой внутренний мир, и этот мир определяет тип его поведения, его характер. Ты всегда говорил нам, что никакое Обучение, никакой опыт не бывает абсолютно новым, не является простым накоплением знаний.

Ты говорил, что из удивительных переплетений судьбы мы если и не выносим «новые» формы опыта в прямом смысле слова, то все же эти формы не похожи ни на одну из предыдущих. Итак, у нас есть Человек-камень, Человек-дерево и Человек-зверь. Но что же такое Человек-человек? Человек-камень, очевидно, связан с тем, что алхимики называли «Земля», человек-растение — с «Водой», человек-животное — с «Воздухом». А что же такое Человек-«Огонь»? И как он связан с Новым Человеком, о котором ты часто говоришь нам?

Х.А.Л.: Душа всегда стремится оторваться от земли. Стремится подняться с каждым разом все выше и выше. Все люди, живущие сейчас на земле, являются современниками, но не «ровесниками» — возраст души у всех разный, и поэтому в каждом человеке преобладает то или иное качество, в зависимости от его внутренней природы. Обратите внимание: камень всегда стремится вниз, растение тянется вверх, а животное перемещается в горизонтальной плоскости.

Если мы соединим эти три силы, три части нас самих, они станут Четвертым Путем, перекрестком: одна из наших частей даст древнюю, идущую из глубины веков вертикаль, направленную вниз, другая — вертикаль, направленную вверх, но неподвижную, а третья — движение на плоскости, способной подниматься или опускаться.

Все эти возможности объединяет в себе Человек-Огонь: он не цепляется корнями за землю, но опирается на нее, он способен подниматься вверх, но также может двигаться в сторону и передавать свое движение другим. Человек-Огонь нестабилен, он может одновременно петь и кричать, разрушать и создавать, он топчет ногами землю, на которую опирается, и при этом тянется к звездам. Это переходный этап от того, что есть, к тому, что должно быть. Человек-Огонь — это типичный пример Человека-Философа, из которого и должен вырасти Новый Человек.

Д. и Ф.: Что же такое Новый Человек? Можно ли уже определить его основные качества? Живет ли он уже в нас? Будет ли это какая-то новая физиологическая раса, подобно так называемым негроидной или монголоидной?

Х.А.Л.: Давайте представим себе беременную женщину: естественно, она ощущает внутри себя другое существо; это существо питается тем же, что и она, дышит при помощи ее легких, но она чувствует, что оно растет и постепенно начинает делать собственные движения.

При этом, даже не имея ни опыта, ни специальной подготовки, женщина внутренне уверена в том, что это существо с ее помощью появится на свет. Она знает, что ребенок будет похож на нее, но все же это будет не она сама. Она знает, что он придаст ей сил, но в то же время заставит ее плакать. Она одновременно и любит, и боится его. Мать не знает абсолютно точно, что и как произойдет, но природа делает свое дело.

Перенесем этот образ на ту человеческую расу, которая сейчас правит миром. В ее недрах постепенно вызревает новая раса. Первые проявления новой расы причиняют ей боль, но древний инстинкт не позволяет думать о том, чтобы освободиться от этой боли путем искоренения нового поколения, ведь это наше будущее и наша надежда, от которой мы никогда не откажемся полностью.

Процесс этот очень похож на появление ребенка: из нынешнего человечества, переменчивого и многообразного, родится другое, несущее Огонь еще более вертикальный — своего рода «Холодный Огонь» постоянной телеологической вертикали. Прежде чем появится раса в прямом смысле слова, должен сформироваться новый «род», новая духовная общность.

Психологические и физические отличия проявятся гораздо позже, подобно тому как тень орла на земле становится видна только тогда, когда он набирает высоту. До этого пройдет еще не одно тысячелетие. Сам процесс весьма сложный, но в его основе лежат довольно простые механизмы, ибо конечная цель ясна: совершенствование нынешнего человека и переход к Человеку Новому. Творец Природы, Логос, уже с начала времен представлял в своем воображении, каким будет Новый Человек, но правильно оценить шаги к нему мы не в силах, поскольку не способны увидеть далекие горизонты.

Иногда эти шаги кажутся нам противоречивыми — развитие то ускоряется, то замедляется, — и мы придумываем себе, что процесс остановился. Но любые противоречия проясняются, если посмотреть на них сверху; не может разрешить их только тот, кто остался в плоскости самих противоречий.

Человек-человек: объединяет в себе весь опыт предшествующих царств и еще нечто большее.
Конечная цель ясна: совершенствование нынешнего человека и переход к Человеку Новому.

Д. и Ф.: А существует ли что-то от этого Нового Человека в нас самих, или, может, сейчас рождаются люди, уже принадлежащие к этому новому «виду»?

Х.А.Л.: В ваших вопросах уже прорывается взгляд Нового Человека, но чтобы глаза души полностью открылись, требуется время. Конечно же, в вас, как и в любом акропольце, есть кое-что от Нового Человека, но пока это нечто непостоянное, точечное, оно проявляется случайным образом и не удерживается долго.

Я говорю о тех грандиозных и мучительных замыслах, которые одолевают вас по ночам, о страстном желании покорить мир во имя Идеала, об эмоциональных всплесках, заставляющих вас преодолевать любую усталость, лишь бы завершить начатое, наконец, о послушании, которое уже у вас в крови, — все эти и еще многие ваши естественные проявления являются первыми проблесками в вас Нового Человека.

Поэтому многие ваши слова и дела вам кажутся будто бы чужими, а иногда вы интуитивно понимаете что-то, что не можете ни четко сформулировать, ни обосновать. Но я не думаю, что в наше время существует готовый «образец» Нового Человека, да и вряд ли он появится внезапно… Если бы он появился, он мог бы изменить ход истории за считанные годы, избавив нас от «средневековья», до которого мы скатились за несколько веков братоубийственных войн и геноцида.

Одним взмахом он разорвал бы наши оковы… Мы же пилим их медленно и мучительно, встречая нападки со стороны приверженцев материализма, а иногда получая кратковременные передышки, чтобы залечить свои раны.

Д. и Ф.: Нас удивляет еще кое-что. Ты часто используешь в своих объяснениях притчи, аллегории, даешь примеры с очень широким смыслом. Конечно, мы, как и другие твои слушатели, так понимаем лучше, но тем, кто далек от «Акрополя», твои объяснения зачастую кажутся слишком уж короткими и простыми, и они говорят, что иногда ты заставляешь их чувствовать себя детьми. Бывает даже, что человеку становится неудобно от того, что он так внимательно тебя слушал, хотя в твоем присутствии он чувствовал себя совершенно счастливым. Ты можешь рассказать нам, почему так происходит?

Х.А.Л.: Сегодня мир переживает апогей технического прогресса; технический прогресс вытесняет, подменяет собой многое, в том числе и развитие многих отраслей науки. Уровень техники иногда настолько высок, что наука не в состоянии даже объяснить, как действует то или иное устройство. Такое опережение уже само по себе опасно, но реальная угроза не в этом, а в том неприятии, недоверии, с которым живут люди, — будучи прагматиками и требуя конкретных результатов, они становятся похожими на детей: им проще и удобнее что-то увидеть или потрогать, чем понимать.

Философия как наука остановилась на уровне бесплодного субъективизма XVIII–XIX веков. Поскольку у этого субъективизма нет духовных корней, он является не более чем материалистическим калейдоскопом и делит природу на такие виды, которые существуют лишь в лабораторных условиях или в головах их исследователей. Именно поэтому на протяжении 25 веков люди всегда охотнее обращались к тем философам, которые были естественными и человечными.

Но сегодня их избегают или читают украдкой, чтобы не казаться старомодными. Для практической, повседневной жизни пространные размышления философов-субъективистов совершенно непригодны. Даже немногие высказывания Иисуса, Будды, Пифагора изменили больше судеб, чем долгие мудрствования картезианцев.

Человек-Огонь — вот пример Человека-Философа, из которого должен вырасти Новый Человек.

Я стараюсь избегать псевдофилософских рассуждений и предпочитаю учиться у Природы, дающей нам простые примеры, которые можно использовать в жизни. Но только при условии, что человеку хоть на какое-то время удастся освободиться от предвзятости, стать естественным и попытаться прожить эти примеры на собственном опыте. Если же он наденет тяжелую маску интеллектуализма, он потеряет простоту и чистоту восприятия. Мы же должны обращаться к Природе, выражаться естественно, говорить именно о том, о чем говорим.

Я разделяю идею основополагающего Единства в Природе и поэтому каждый естественный пример, взятый из этой Естественной Природы, считаю ценным. Именно поэтому я использую в своей речи аналогии, притчи, примеры. Ибо все в мире взаимосвязано, а Философия нужна для того, чтобы открыть это Основополагающее Единство во Всем, а не для того, чтобы расчленять и препарировать все на свете. Для меня то, что Есть, безусловно равно тому, что Существует.

Основа нашего учения должна быть пропитана Идеалом, подобно тому, как пропитан маслом фитилек лампадки — только поэтому он горит и называется фитилем. Иначе он останется лишь кусочком веревки и никогда не сможет давать свет. Без Идеала нет Философии.

Современному человеку не хватает Идеала, и поэтому он жаждет его. Даже в глубине самых примитивных проявлений человека проглядывает поиск Идеала. Но необходимы столь глубокие перемены, от стольких вещей нужно избавиться, что сам поиск оказывается очень трудным. Однако лишь за трудные дела стоит браться, ибо существует таинственная связь между трудным и ценным. Но откуда бы мы черпали силы, не будь у нас Идеала, который, подобно звезде, указывает нам путь в ночи? Вновь и вновь возносясь на небесный свод, эта Звезда не дает нам двигаться по замкнутому кругу; благодаря ей мы можем идти к нашей Цели. Эта Звезда и есть Идеал.опубликовано econet.ru 

Автор: Хорхе Анхель Ливгара

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! © econet

Присоединяйтесь к нам в Facebook , ВКонтакте, Одноклассниках

Тест на самокопание: Рисунок несуществующего животного

Кроме всего прочего, хвост, кто бы сомневался, является фаллическим символом.

Поэтому направление (вверх-вниз) может быть просто сиюминутным индикатором твоей потенции. Ничего-ничего, это случается с каждым мужчиной.

В редких случаях в теле зверя пытливый взгляд обнаружит неживые детали (колеса, батарейки, пропеллеры, входы для USB). Появляются такие дополнения или от большого ума (рисовальщик использует все свое воображение, стараясь выдумать несуществующее животное), или, наоборот, от поврежденного разума — у больных шизофренией.

Важны и те детали, которых у твоего зверя нет.
Нет ног — ты в себе не уверен (см. значение нижних конечностей). Нет рук или щупалец — ты не воздействуешь на мир, а предпочитаешь пассивно ждать, когда что-то произойдет.

Имя

Если ты внимательно прочел задание и дал своему несуществующему животному небывалое имя, а не просто нарек его, как обычно, Виталием Сергеевичем, ты наверняка найдешь среди этих вариантов название, чем-то похожее на твое.

Рациональное соединение двух и более смысловых частей: слоногусь, ползучий конь, собакоед. Показывает практичность, рациональность мышления, четкое следование поставленной задаче, стремление соблюдать нормы.

Псевдонаучное название: латиноимениус, восточно-европейский репейный козлодер. Выдает, что ты гордишься своей эрудицией и начитанностью. Да и вообще дураком себя не считаешь.

Бессмысленный набор звуков: блюнь, хиворамира, вляу. Характерно для легкомысленного человека, не думающего о последствиях своих поступков. Кроме того, такое кулювляу может подчеркивать, что для придумавшего это имя эстетический элемент важнее рационального.

Смешное имя: чучучка, попеньция. Показатель твоего иронично-снисходительного отношения к жалким окружающим.

Повторяющиеся звуки: флю-флю, виз-виз, жум-жум. Инфантильность. Извини, но не мы это придумали.

Слишком длинное название: зелофукиропотестораль, колибарнофуруказу. Типично для любителя фантазировать и витать в облаках.

Последний штрих

Теперь, когда ты выяснил всю подноготную о себе и сидишь над закапанным слезами рисунком, попробуй отыграться на своих знакомых. Конечно, для повышения твоего мастерства необходима практика.

«Чем больше своих рисунков ты проанализируешь, тем легче потом будет анализировать рисунки других», — пообещала наш эксперт, а потом высказалась в том смысле, чтобы ты остерегся однозначно подходить к трактовке выдуман­ных животных. Все вышеизложенное — лишь основа и не может объяснить все защечные мешки и щупальца. Доверяй своей интуиции. Если тебе кажется, что гитлеровские усики у горного пингвина, которого нарисовала твоя подружка, означают ее тайное желание заняться сексом втроем, то, скорее всего, так оно и есть.

Об одном художнике

Вот малая часть того, что выяснил наш эксперт, бросив взгляд на зонтичного жабоконя, нарисованного редактором по фитнесу.

Черты сходства и различия человека и животного — урок. Обществознание, 8 класс.

Исследователи часто проводят параллель и сравнивают человека и животное. Ведь многое в человеке заложено самой природой.

Пример:

присутствие у каждого человека инстинкта самосохранения, инстинкта продолжения рода, которые свойственны любому животному.

Несмотря на то, что существует много общего, происходит длительный процесс изменений, который способствует появлению большого количества различий между человеком и животным. 

Пример:

прямохождение, строение мозга, черты лица и т. п.

Отличия человека от животного:

  • способность к трудовой деятельности.

Способность человека к труду проявляется в изготовлении орудий труда и в их использовании как средства производства материальных благ. Отметим, что животные, имеющие высшую степень развития, могут использовать естественные орудия, такие как камни, палки, для определённых целей. Но они не могут изготавливать орудия труда с помощью ранее сделанных средств. 

  • Целеполагание.

Особенно ярко человека отличает его деятельность. В ходе неё происходит становление и самореализация личности. Стимулом для неё являются стремления к своей цели.

  • Способность мыслить.

Также человек способен сознательно и целенаправленно осуществлять творческую деятельность, а животное в своём поведении руководствуется инстинктами. Человеческая деятельность носит сознательно-волевой характер. При этом человек обладает способностью предвидеть различные исходы, которые последуют за принятыми им решениями, характер и направленность развития природных и социальных процессов. Ведь он может самостоятельно выбирать социальные роли и проектировать своё поведение. Человека характеризует ценностное отношение к действительности, а у животных отсутствует разделение себя и природы.

  • Преобразование действительности вокруг себя.

Для постоянно развивающихся потребностей человек создаёт мир материальной и духовной культуры. Животные же не способны на глобальные изменения в окружающей их среде. Происходит их приспособление к среде обитания, которая и определяет их образ жизни. 
Человек создаёт новые орудия труда, обобщая и осмысливая свои наблюдения за окружающим миром. Именно это приводит его к открытиям в науке и технике.

  • Членораздельная речь.

Она помогает людям обмениваться мыслями. Даже если человек не может говорить, он использует особый язык глухонемых, но это тоже вербальное общение (то есть, при помощи слов).
Мышление и язык взаимосвязаны. Язык выступает как инструмент для формулирования и передачи мыслей.

Различия психики животных и человека

Нет сомнения, что существует огромная разница между психикой человека и психикой животного.

Так, ни в какое сравнение не идет «язык» животных и язык человека. В то время как животное может лишь подать сигнал своим собратьям по поводу явлений, ограниченных данной, непосредственной ситуацией, человек может с помощью языка информировать других людей о прошлом, настоящем и будущем, передавать им социальный опыт.

В истории человечества благодаря языку произошла перестройка отражательных возможностей: отражение мира в мозгу человека наиболее адекватно. Каждый отдельный человек благодаря языку пользуется опытом, выработанным в многовековой практике общества, он может получить знания о таких явлениях, с которыми он лично ни когда не встречался. Кроме того, язык дает возможность человеку отдавать себе отчет в содержании большинства чувственных впечатлений.

Разница в «языке» животных и языке человека определяет различие и в мышлении. Это объясняется тем, что каждая отдельная психическая функция развивается во взаимодействии с другими функциями.

Многими экспериментами исследователей было показано, что высшим животным свойственно лишь практическое мышление. Только в процессе ориентировочного манипулирования обезьяна способна разрешить ту или иную ситуативную задачу. Абстрактные способы мышления еще не наблюдал у обезьян ни один исследователь.

Животное может действовать только в пределах наглядно воспринимаемой ситуации, оно не может выйти за ее пределы, абстрагироваться от нее и усвоить отвлеченный принцип. Животное — раб непосредственно воспринимаемой ситуации.

Поведение человека характеризуется способностью абстрагироваться от данной конкретной ситуации и предвосхищать последствия, которые могут возникнуть в связи с этой ситуацией.

Таким образом, конкретное, практическое мышление животных подчиняет их непосредственному впечатлению от данной ситуации, способность человека к абстрактному мышлению устраняет его непосредственную зависимость от данной ситуации. Человек способен отражать не только непосредственные воздействия среды, но и те, которые его ожидают. Человек способен поступать соответственно познанной необходимости — сознательно. Это первое существенное отличие психики человека от психики животного.

Второе отличие человека от животного заключается в его способности создавать и сохранять орудия. Животное создает орудие в конкретной ситуации. Вне конкретной ситуации Животное никогда не выделит орудие как орудие, не сохраняет его впрок. Как только орудие сыграло свою роль в данной ситуации, оно тут же перестанет существовать как орудие для обезьяны. Таким образом животные не живут в мире постоянных вещей. Кроме того, орудийная деятельность животных никогда не совершается коллективно — в лучшем случае обезьяны могут наблюдать деятельность своего собрата.

В отличии от животного человек создает орудие по заранее продуманному плану, использует его по назначению и сохраняет его. Человек живет в мире относительно постоянных вещей. Человек пользуется орудием сообща с другими людьми, он заимствует опыт использования орудия у одних и передает его другим людям.

Третья отличительная черта психической деятельности человека — передача общественного опыта . И животное и человек имеют в своем арсенале известный опыт поколений в виде инстинктивных действий на определенного типа раздражитель. И тот и другой приобретают личный опыт во всевозможных ситуациях, которые предлагает им жизнь. Но только человек присваивает общественный опыт . общественный опыт занимает доминирующее место в поведении отдельного человека. Психику человека в наибольшей мере развивает передаваемый ему общественный опыт . С момента рождения ребенок овладевает способами употребления орудий, способами общения. Психические функции человека качественно меняются благодаря овладению отдельным субъектом орудиями культурного развития человека. У человека развиваются высшие, собственно человеческие, функции (произвольная память, произвольное внимание, абстрактное мышление).

В развитии чувств, как и в развитии абстрактного мышления, заключен способ наиболее адекватного отражения действительности. Поэтому четвертым, весьма существенным различием между животными и человеком является различие в чувствах . Конечно, и человек и высшее животное не остаются безразличными к происходящему вокруг. Предметы и явления действительности могут вызвать у животных и у человека определенные виды отношения к тому, что воздействует — положительные или отрицательные эмоции. Однако только в человеке может быть заключена развитая способность сопереживать горе и радость другого человека.

Важнейшие отличия психики человека от психики животного заключаются в условиях их развития. Если на протяжении развития животного мира развитие психики шло по законам биологической эволюции, то развитие собственно человеческой психики, человеческого сознания подчиняется законам общественно-исторического развития . Без усвоения опыта человечества, без общения с себе подобными не будет развитых, собственно человеческих чувств, не разовьется способность к произвольному вниманию и памяти, способность к абстрактному мышлению, не сформируется человеческая личность. Об этом свидетельствуют случаи воспитания человеческий детей среди животных.

Так, все дети-маугли проявляли примитивные животные реакции, и у них нельзя было обнаружить те особенности, которые отличают человека от животного. В то время как маленькая обезьянка, волею случая оставшаяся одна, без стада, все равно будет проявлять себя как обезьянка, человек только тогда станет человеком, если его развитие проходит среди людей.

Человеческая психика подготавливалась всем ходом эволюции материи. Анализ развития психики позволяет нам говорить о биологических предпосылках возникновения сознания. Безусловно, предок человека обладал способностью к предметно-действенному мышлению, мог образовывать множество ассоциаций. Предчеловек, обладая конечностью типа руки, мог создавать элементарные орудия и использовать их в конкретной ситуации. Все это мы находим и у современных человекообразных обезьян.

Однако нельзя вывести сознание непосредственно из эволюции животных : человек — продукт общественных отношений. Биологической предпосылкой общественных отношений было стадо. Предки человека жили стадами, что позволяло всем особям наилучшим образом защищаться от врагов, оказывать взаимопомощь друг другу.

Фактором, влияющим на превращении обезьяны в человека, стада — в общество, была трудовая деятельность т. е. такая деятельность, которая совершается людьми при совместном изготовлении и употреблении орудий.

 


См. также

Психика Человек

 


   RSS     [email protected] 

Если человек любит животных в психологии. Почему некоторые люди так сильно любят домашних животных? Лекарство от одиночества

Слово — специалисту

“Все в природе так сотворено, что существует тесная взаимосвязь, полная гармония человека со всем животным миром. Никто не лишний. Стоит кого-то исключить из природы, как возникает дисбаланс, появляются изъяны в едином целом. Человек как высшее существо обязан сохранять, оберегать животных, кормить и поить их. Таковы требования к людям, которым дано наслаждаться всем окружающим миром, в том числе живущими с ними или неподалеку от них живыми существами. Они должны выполнять свои обязанности по отношению к ним. Откуда же берутся люди, не только не любящие животных, а жестоко обращающиеся с ними, избивающие и убивающие их?

У человека с рождения заложен рефлекс доброго отношения к животным, птицам, другим позвоночным. Однако в процессе жизни неправильное, порой злобное, жестокое отношение родителей к животным и, прежде всего к брошенным, ставшим бездомными формирует у их детей такое же отношение. Сначала это проявляется как подражание взрослым и подросткам, потом это поведение все больше закрепляется, приобретает патологические формы асоциального, агрессивного, психопатического характера.

Наблюдения за психически больными детьми показывают, что все начинается будто с невинного, незначительного: подумаешь, дождевого червя стекляшкой порезал на части, бабочке крылья оторвал. Потом из рогатки воробья или голубя подбил, выбил глаз у кошки, бросил в мусоропровод котят или щенят. Дети подражают взрослым, на их глазах те топят котят, щенков, калечат их, выбрасывают на улицу. Если вечером кто-то, пожалев замерзающее животное, занес его в подъезд, то к утру оно исчезнет навсегда — его выбросят или убьют. Исключения, к сожалению, редки.

Специальные исследования показали, что 90 % уголовников в детстве и подростковом возрасте проявляли изощренный садизм в отношении животных, были живодерами. Однако не только дети с дефектами воспитания и девиантным (обусловленным отклонениями в развитии) поведением, но и некоторые взрослые жестоко издеваются над животными, испытывая при этом наслаждение.

Таким образом, основными субъектами (я даже не называю их людьми, потому что они лишены истинного человеческого содержания), проявляющими жестокость к животным, являются психопаты — субъекты с асоциальными чертами характера, агрессивными, разрушительными тенденциями. Они особенно опасны, когда у них наступает декомпенсация их психопатического состояния. Несмотря на психические отклонения, они вполне вменяемы и должны нести ответственность за преступления в соответствии со статьями Гражданского и Уголовного кодексов.

Некоторые психически здоровые люди индифферентно относятся к животным — не любят их, но и не проявляют жестокости по отношению к ним. Третью категорию составляют те, кто не любит животных и не терпит тех людей, которые их любят. Люди, наделенные способностью искренне, по-человечески сопереживать (« и нам сочувствие дается, как нам дается благодать», помните?), бескорыстно любить животных, вызывают у них ненависть. К сожалению, нередко средства массовой информации подливают масло в огонь, провоцируя последних на преступления. Происходит это, когда за дело берутся некомпетентные журналисты, не знающие корней проблемы, не отвечающие за то, пишут или говорят, одним словом, не ведающие что творят. Пропаганда нетерпимого отношения к животным также преступна, ибо, вносит свой весомый вклад в ужесточение нравов в обществе в целом.

Люди, опекающие животных, особенно бездомных, брошенных, кормящие их и птиц, достойные уважения, это настоящие люди, люди с большой буквы. Их не оскорблять и не осуждать надо, а ставить в пример. Они олицетворяют собой духовное здоровье нации, как точно и емко сформулировал однажды автор статьи о таких «белых воронах», опубликованной в «Известиях». Как врач — психоневролог могу констатировать, что это нормальные люди. Да, они «белые»! По больше бы «белых ворон», меньше стало бы черного воронья.

Воспитание ребенка в изоляции от животного мира — это ненормальное воспитание, воспитание самолюбцев, эгоистов, которые, если и не проявляют поначалу явной жестокости, то в дальнейшем все равно будут холодно относиться не только к животным, но и к своим родителям. В старости те на себе почувствуют это и поймут, что неправильно воспитывали детей, но будет поздно.

Работники дезстанций, дезотделений, ЖЭКов и РЭУ, борясь с грызунами, раскладывают в подвалах жилых домов яды. Однако вместо крыс они уничтожают брошенных кошек и котят, которые находят там единственный приют, особенно зимой. Замуровываются все вентиляционные отверстия. Никаких мер по предотвращению отравлений и массовой гибели животных не принимается. Это явное проявление жестокости, за которую виновные должны нести ответственность (см. раздел «Экологические преступления» УК РФ). Кстати, совершенно забыли как будто, что кошки сами ловят крыс. То же самое касается детских и лечебных учреждений, где беспощадно уничтожают собак и кошек. Животные, ставшие бездомными (заметьте, всегда по вине человека), должны не уничтожаться, а содержаться в приютах и специально отведенных для них местах пребывания с целью передачи старым или новым хозяевам.

Отловом животных не должны заниматься субъекты (а в подавляющем большинстве это асоциальные типы), ненавидящие их. Отлов, причем только санитарный (никакого другого быть не может), должен производится милосердно, с минимальным психическим травмированием присутствующих при этом, не провоцируя у них сердечные приступы и гипертонические кризы. Реальность от этого, мягко говоря, далека, поэтому лучше отдать животное сочувствующим, они сами пристроят его — оставят на время у себя или знакомых, а потом найдут для него дом.

Значительная часть людей негативно относится к животным из-за своего эгоизма, ограниченности интеллекта, отсутствия элементарных знаний о животных, неверного представления о них. Некоторые, едва выбравшись из бараков и многонаселенных квартир, реагируют на животных истерически. Не дай Бог, к ним на подоконник сядет воробей или голубь, а если кто-то рядом еще и кормит птиц… — из окна раздаются вопли — угрозы убить и птиц и людей, которые их кормят.

Бездушное отношение к животным присуще не только обывателям, но и тем, кто занимается нравственным и эстетическим воспитанием детей. Как-то зимой я подобрал умирающего котенка, которого бомж бросил об асфальт. Ближайшим оказалось здание музыкальной школы. Там мне удалось остановить кровотечение, но котенок находился в коматозном состоянии (глубокое нарушение сознания). Работники школы велели выбросить котенка на улицу. Я взял его к себе и выходил. Он подрос и стал членом нашей семьи. Проходя мимо этой школы, я вспоминаю историю с котенком.

Встречаются люди, которые не любят животных из-за того, что страдают невротическими расстройствами и испытывают необоснованный страх: как бы не заразиться! Причем их аргументация настолько примитивна, что доходит до крайнего абсурда, свидетельствует о наличии у них психических отклонений. Есть больные с навязчивыми идеями и страхами. Одни, например, боятся заразиться орнитозом от птиц, глистами, лишаем от кошек и собак и т.д. Иные настаивают на том, что СПИД и сифилис передается от птиц, поэтому они увечат и убивают их. Никакой коррекции эта категория не поддается, переубедить таких субъектов невозможно.

Мы коснулись лишь малой части многообъемлющей проблемы жестокого обращения с животными. Многое осталось «за кадром». Как видим, проблема эта касается и детей и взрослых. Она имеет большое моральное значение, характеризует нравственное содержание общества”.

Человечество живет вместе с домашними животными уже больше двадцати тысяч лет. И на протяжении всего этого периода коэволюция наших видов работала таким образом, чтобы человек и одомашненные животные легко друг с другом сходились и заботились друг о друге.

Ученые много говорят о том, что наши гормональные механизмы взаимодействия с домашними животными сходны с механизмами взаимодействия с детьми. В этой , например, можно почитать о том, что при взгляде глаза в глаза между хозяином и собакой, в их организмах происходит примерно тот же процесс, что и при обмене взглядами между матерью и ребенком.

Если от гормональной системы двигаться в сторону высшей нервной деятельности, то стоит упомянуть о реализации подсознательных стремлений через общение с животными. Тут разнообразие пород позволяет реализовать самые разные потребности: стремление к близости, родительские инстинкты, необходимость в ощущении силы и безопасности, тяга к контролю.
На животных легко проецировать практически любые отношения. Можно проецировать на них собственный образ (собаки по-настоящему радуются жизни, им можно, а я серьезный человек), образ друга (все сволочи, только Барсик верный дома ждет), партнера, ребенка — все отлично ляжет.
Пожалуйста, обратите внимание, что даже если человек канализирует свои стремления к близости или родительству через животное, это совершенно не значит, что он способен, заинтересован и что хоть каким-то образом «более правильно» было бы, если бы он прямо сейчас завел партнера или ребенка вместо кота.

Еще один фактор, это детский импринт. Часто собака или кошка может быть действительно единственным поддерживающим существом в жизни ребенка, ассоциироваться со счастливыми днями детства. Или, наоборот, собака может быть несбывшейся детской мечтой, которую хочется догнать во взрослом возрасте.

И даже если все не окрашено именно такими яркими красками, люди, которые выросли в благополучных семьях с любимыми животными, часто склонны заводить животных и дальше, и воспринимать жизнь с животным как значимую часть благополучия. У них уже есть сформированные привычки по уходу за зверями, они умеют и даже любят преодолевать связанные с ними сложностями (или для них просто это неважно).
И при этом у них есть масса приятных привычек, связанных с животными, которые совершенно неясно зачем заменять на какие-то другие: кормление, гуляние, игры, совместный сон.

Люди испокон веков охотились на животных, употребляли в пищу их мясо и одевались в их шкуры. Сейчас ситуация практически не изменилась. Но есть и животные-людоеды, которые предпочитают кушать исключительно людей — неизвестно, что стало этому причиной — или особенность пищеварения, или же просто чувство мести, которое зарождалось у них внутри еще с древних времен. Опасайтесь и бойтесь этих плотоядных, употребляющих людей в качестве пищи. От них не убежать и не скрыться, они намного ожесточеннее и умнее своих сородичей, которые не считают людей съедобными.

Первыми открывают наш список Львы Ньомбе. Эта история берет свое начало в 1932 году, когда в Танзании, недалеко от города Ньомбе стая львов-людоедов начала методично истреблять род людской. Более полуторы тысячи людей уничтожили эти монстры> за период своего властвования на тех землях. И только приход охотников, которые истребили около 15 этих жесточайших животных, усмирил их и заставил покинуть это место. Но местные жители знали, что на самом деле вовсе не охотники помогли им избавиться от кошмара. Львы появились именно тогда, когда местного шамана сбросили с его поста. Он после этого обозлился и наслал на людей проклятие в виде кровожадных тварей. И только когда его вернули его место «работы», животные ушли.

Многие годы в болотах Алабамы и Флориды обитал самый настоящий монстр-людоед — крокодил, по кличке Двупалый Том. Двупалым его назвали потому, что у него было всего два когтя на одной лапе — именно по ним вычисляли животное, которое оставляло характерные следы. Мало того, что Том нападал на животных, так он еще и полюбил вкус человечины, особенно женщин. Много легенд связано с этим представителем фауны, долгое время его боялись все жители окрестностей, в которых он обитал. И не только пули не брали этого заколдованного крокодила, которого считали посланцем ада — даже взрывчатка, уничтожившая все живое в болотах где он обитал, оставила монстра невредимым.

Большие и зубастые угрожают представителям человеческой расы во всех уголках планеты. В Японии, например, в свое время очень боялись медведя по кличке Кесагаке. Это — громадный самец, который проживал и хозяйничал в японской деревушке с населением всего-то в пару человек. Когда медведя ранили, он озверел и начал свою месть роду людскому. Сначала он убил женщину и ребенка из одного дома. Затем, отвлек охотников и вломился в еще один дом, в котором разорвал женщину и двоих детей. За два дня людоедом были уничтожены шесть человек. И только один охотник смог убить трехметрового зверя, весом около 380 килограмм. А жители проклятой деревни навсегда её покинули. Если вам бы хотелось более тесно пообщаться с представителем этого вида, можете взглянуть нашу статью — там вы узнаете, где это можно сделать.

Про акул-убийц написано много ужасных рассказов и снято немало фильмов. Когда-то, в начале 20-го века, люди еще не знали, насколько эти морские хищники опасны для них. Но как-то у побережья Нью-Джерси на купавшегося человека напала акула. Это увидели несколько человек, которые бросились на помощь раненой жертве. Но когда мужчину доставили на берег, медики уже не смогли ему помочь. В течении нескольких недель после события монстрами были убиты еще несколько людей, среди которых были и неосторожные дети. Когда рыбакам удалось поймать белую акулу, внутри которой нашли человеческие останки, представителей этого вида окрестили людоедами. Эту серию нападений назвали одной из самых жесточайших в истории страны.

В середине 18-го столетия в Франции, в провинции Живодан, обитал самый жестокий и загадочный монстр из всех известных человечеству. Его так и назвали — Живоданский Зверь. Никто точно не знает, к какому виду он принадлежал, Блог Рыбалыч считает, что это просто был огромный волк. Первой жертвой монстра стала маленькая девочка. Далее он затих на какое-то время. Но потом взялся за людей с еще большей жестокостью. В его лапах и зубах побывало около 210-ти человек, 112 из них погибли, а остальные остались искалеченными. Поговаривали, что на самом деле это был оборотень, который послан на землю дабы наказать людей за их грешность. Считается, что монстра убил серебряными пулями охотник Жан Шастель.

В конце 19-го века в Непале появилась тигрица-убийца, которая долгое время держала в страхе всех жителей, населявших территорию около Гималаев. Как-то её неудачно ранили охотники, сломав ей два клыка. Тигрица не смогла больше охотиться на животных, а вот люди стали для неё лакомой добычей — или своей легкодостоупностью, или же просто как те, кто испортил её внешность. Более двух сотен человек уничтожила эта полосатая фурия. Потом на борьбу с ней отправили армию. Солдаты тоже не смогли справиться с монстром, но сумели её прогнать на территорию Индии. Там уже тигрица вообще потеряла страх — охотилась даже днем, оставляя пустыми целые деревни. Но монстра смог уничтожить отважный охотник, который нашел его по кровавым следам. Наверняка по обычаям того времени его сразу же объявили святым. И это не мудрено — Шампаватская тигрица убила 436 человек.

Леопарды уничтожали людей еще 3 миллиона лет тому назад. Именно такого возраста были кости, на которых ученые нашли отметки зубов этого зверя. Не смотря на то, что это животные-мясоеды, мало какие из них употребляют в пищу людей. Одним из исключений стал леопард из Индии, прозванный Панарским (больше всего от его клыков пострадали жители провинции Панар. Более полтысячи людей уничтожил этот монстр. Есть мнение, что таким жестоким его сделало ранение, которое досталось животному от какого-то нерадивого охотника. Пал же этот зверь от пуль известного охотника, который, кстати, убил и Шампаватскую тигрицу.

Не только в прошлом водились звери, опасные для людей. О том, чего нам стоит бояться сегодня и сейчас мы уже как-то писали:

  • Потребность быть любимыми нередко заставляет нас приписывать животным способность к безусловной любви.
  • Удовольствие и положительные эмоции, которые мы испытываем от общения с ними, заставляют нас видеть в них собственные, человеческие черты.
  • Если выстраивать отношения с другими сложно, некоторые предпочитают идеализированный образ «хороших» животных общению с «плохими» людьми.

Лялька носит клетчатую юбочку и умеет давать лапу. Ее хозяйка Елена очень ею гордится. Лялька не щенок и не котенок, а игуана. Казалось бы, что трогательного можно найти в гигантской ящерице? Но мы можем принять в качестве домашнего питомца любое пернатое, мохнатое или чешуйчатое создание – стоит только поверить в возможность взаимной любви между нами. 70% владельцев домашних животных говорят о том, что порой позволяют любимцу спать в одной кровати с ними, две трети дарят подарки на Новый год*. Кажется, нас притягивает к ним мечта о безусловной любви. Психолог Хел Херцог (Hal Herzog) уверен, что эта идея сильно переоценивается: если бы животные действительно были так щедры на безусловную любовь, домашних любимцев держали бы у себя абсолютно все. А это не так. Кроме того, 15% взрослых говорят о том, что не любят своих питомцев**. «Должен признаться, – пишет психолог, что идея безусловной любви нравилась мне больше, когда у нас с женой была собака. Сейчас мы держим кошку. Тилли любит меня, когда я готовлю ей еду или даю вздремнуть, когда она хочет, чтобы я почесал ей брюшко… Но большую часть времени я для нее не более чем тот парень, который открывает окно, когда кошке хочется прогуляться».

Мы воспринимаем их как детей

Нет точных данных о том, когда впервые возникла привязанность человека к животным. Антропологи считают, что это произошло 35–40 тысяч лет назад и было связано с появлением у древнего человека способности распознавать мысли и чувства других людей***. Пещерные рисунки подтверждают, что примерно в это время наши предки были способны думать о животном как о человеке, как о верном друге, но особая любовь принадлежала прежде всего большеглазым, пушистым малышам животных. Почему и нам они кажутся такими трогательными? По мнению этолога, основателя науки о поведении животных, Нобелевского лауреата Конрада Лоренца, наше умиление запрограммировано генетически: звериные детеныши напоминают нам наших, человеческих. И мы лепечем, как с младенцем: «Кто у нас такой маленький, такой хорошенький?» «Согласно одной из теорий, – уточняет Хел Херцог, – любовь к животным возникает вследствие ошибочного срабатывания материнского инстинкта». Зоопсихолог Елена Федорович поясняет: «Нас притягивает к питомцам не только их трогательный вид, но и детское (инфантильное) поведение. Возникает привязанность к животным как к младенцам, которые зависят от нас, нуждаются в заботе и помощи. Благодаря им мы чувствуем себя нужными». Интересно, что и селекция домашних животных (особенно собак и кошек) следует этой «детской» схеме: все больше новых пород – это животные с большой головой, маленьким тельцем, приплюснутым носиком, выпуклым лбом, большими глазами****.

Кто не любит животных?

Маленький ребенок может безо всякой жалости оторвать мухе крылышки, чтобы посмотреть, будет ли она после этого летать. По мнению , для детей естественно стремление удовлетворять свои импульсы любым способом. И лишь с годами, благодаря воспитанию в семье, они начинают воспринимать домашнего питомца как друга. При опросе трехсот 13-летних детей 90% из них ответили, что животные способны на безусловную любовь*. И лишь 10% сказали, что им не нравится идея завести дома кошку, собаку или хомячка. Безразличие к животным само по себе не проблема, но если ребенок получает удовольствие, заставляя их страдать, то велика вероятность, что у него есть склонность к девиантному поведению. Так, среди убийц, обвиненных в преступлениях на сексуальной почве, 46% в детстве или в подростковом возрасте жестоко обращались с животными.

Галина Северская

Трудно однозначно объяснить смысл нашей привязанности с точки зрения эволюции: вряд ли любовь к своему питомцу помогала нашим предкам передавать свои гены, давала им репродуктивное преимущество. И приручали они животных не только из меркантильных соображений – помощи на охоте и пропитания. В первую очередь ими руководила попытка побороть первобытный ужас быть загрызенными, разодранными в клочья, съеденными. А если не удавалось приручить львов, пантер, леопардов и тигров, то они одомашнивали простую кошку и чувствовали себя победителями дикой природы. Сегодня мы бы сказали, что благодаря приручению животных их самооценка становилась значительно выше. «Мне очень приятно представление о кошке как о символе льва, как о миниатюрной копии царя зверей», – писал Конрад Лоренц в своей знаменитой книге «Человек заводит друга».

Но только в XX веке собаки и кошки превратились в по-настоящему домашних питомцев, были допущены в детские комнаты и спальни хозяев, а главное – их стали брать на руки, то есть возник тактильный контакт, от которого и мы, и они получаем удовольствие. Именно это окончательно сблизило человека и домашних питомцев. «Возникло явление антропоморфизма, – констатирует Елена Федорович. – Люди стали приписывать животным собственные ценности, мотивы, черты поведения и способности. Например, спонтанно называемые качества собак – это преданность, привязанность, смышленость, ум, благоразумие, уважение и признательность, разумность, чувство ответственности, благодарность». Кстати, собаки и кошки прекрасно умеют инициировать контакт с нами при помощи взгляда. Зоопсихологи заметили, что хозяева более удовлетворены той собакой, которая чаще смотрит на них*****.

Количество положительных эмоций от общения с животным так велико, что мы начинаем лучше себя чувствовать. Ученые из Университета Азуба (Япония) выяснили, что даже простая игра с четвероногими друзьями стимулирует выработку в нашем организме окситоцина – гормона доверия, нежности, привязанности. Окситоцин помогает побороть стресс и депрессию, рождает позитивные эмоции и укрепляет веру в людей. Мы думаем: «Наконец-то я дома!», когда на пороге нас встречает наша собака, виляет хвостом, радостно лает, преданно смотрит в глаза и порывается, встав на задние лапы, лизнуть нас прямо в нос.

Наши отношения с питомцем психологически гораздо легче и проще отношений между людьми. Во многом оттого, что нет вербального контакта – нет лишних слов, объяснений и выяснений, кто прав. Поэтому порой о своих волнениях, проблемах и бедах нам легче рассказать собаке, кошке или попугаю. «Их бессловесное участие невольно воспринимается нами как поддержка, – говорит Елена Федорович. – В конце концов, не важно, что это означает на языке животного. Просто нам от природы свойственна аффиляция – потребность создавать теплые, близкие, значимые отношения и между собой, и с представителями животного мира».

Они способны нас объединять

ДАЖЕ ПРОСТАЯ ИГРА С ДОМАШНИМ ПИТОМЦЕМ СТИМУЛИРУЕТ У НАС ВЫРАБОТКУ ОКСИТОЦИНА – ГОРМОНА ПРИВЯЗАННОСТИ, ДОВЕРИЯ, НЕЖНОСТИ.

«В детстве у меня не было собаки, хотя я очень просил родителей мне ее купить, – вспоминает 47-летний Дмитрий. – Зато у соседей по даче был пес, лайка – большой, мохнатый, сильный, надрессированный хозяином на серьезную охоту. С детьми он общался как с игрушками. Завалит на траву и играет моей головой, как мячом. Родителям, конечно, не нравились такие забавы, но мы – все соседские дети – обожали этого пса именно за его покровительственное к нам отношение, брутальность, силу и красоту. Теперь мне кажется, что так мы пытались компенсировать отсутствие рядом с нами вечно занятых взрослых». Домашние питомцы – прирожденные посредники. «Они поддерживают эмоциональное равновесие в семье, снижают напряжение в отношениях супружеской пары, помогают подростку отделиться от родителей, – анализирует ситуацию семейный психотерапевт Анна Варга. – И иногда также могут «замещать» члена семьи: умершего или покинувшего семью в результате взросления или развода».

Очарование дамы с горностаем

Меняется ли отношение к человеку, если рядом с ним или у него на руках животное? По заданию психологов Калифорнийского университета в Дэвисе (США) три девушки ездили в городском транспорте. Одна появлялась в автобусе то с кроликом, то с черепашкой. Вторая пускала мыльные пузыри, а третья смотрела портативный телевизор. К девушке, у которой в руках были животные, мужчины подходили гораздо чаще и разговаривали с ней значительно дольше. «Они бессознательно воспринимали ее как заботливую, сердечную и внимательную, а значит – хорошую подругу, – комментирует психолог Сюзан Хант (Susan Hunt). – Кроме того, четвероногий питомец был отличным поводом завязать разговор*.

* Cerveau et Psycho, 2008, vol. 25.

«Общаясь с животными, мы непроизвольно становимся более внимательными к другим людям, – замечает Хел Херцог. – Они чаще всего живут в семьях, имеющих детей школьного возраста (и действительно учат их быть добрее и ответственнее). Реже – у людей одиноких, но именно они привязаны к животным больше всех остальных». В некоторые периоды жизни общение с домашним животным может вполне удовлетворять нашу потребность в общении. Во время ссоры или в период депрессии, когда мы особенно ранимы, мы можем предпочитать компанию домашнего питомца общению с людьми. Ведь наедине с Рексом или Муркой нам не надо заботиться о том, как мы выглядим в их глазах, не надо делать над собой усилия, чтобы скрывать свое состояние.

Бессознательное подпитывает наше влечение к одним животным и отчуждение от других. Так, большинство девочек-подростков испытывают нежную привязанность к лошадям. «Такая привязанность у них встречается в три раза чаще, чем у мальчиков, – констатирует зоолог Десмонд Моррис (Desmond Morris)*****. – Лошади являются символическим воплощением мужского начала и, возможно, этим привлекают взрослеющих девочек».

Фокусы вытеснения

Животных сегодня все чаще наделяют всеми возможными достоинствами: они искренни и неспособны лгать, они невинны и добры по своей природе. И конечно, их противопоставляют людям. «На самом деле зачастую мизантроп – это разочарованный гуманист, – размышляет психоаналитик Жерар Морель (Gerard Morel). – Тот, кто в обиде на людей за то, что они не оправдали его надежд. Оказались недостаточно надежными, верными, понимающими… Одним словом, недостаточно человечными. А повышенная чувствительность к животным может компенсировать неспособность дать волю своим чувствам в общении с людьми». Если кого-то из нас больше трогает выпавший из гнезда птенец, чем старик, которому стало плохо на улице, – дело не в безразличии. Наоборот. «Птенец сразу пробуждает у нас желание прийти на помощь, – утверждает психоаналитик. – А вид человека в беде нас пугает. Мы оказываемся лицом к лицу с собственным страхом смерти. Поэтому мы отворачиваемся».

Почему-то никто до сих пор не основал общественного движения в защиту пауков, комаров и мышей-полевок. Мало кого, кроме рыбаков и экологов, заботит судьба минтая. Нас скорее трогают животные, которые вызывают эстетическое восхищение. Мы любуемся крупными хищниками, их красотой и силой – и наши теплые чувства усиливаются, когда мы узнаем, что они под угрозой истребления. Самка кита с китятами, рассекающая волны океана, представляется нам еще более величественной и трогательной оттого, что может стать добычей китобоя. Когда мы видим, как белый медведь мечется по леднику, который тает по вине людей, мы забываем о том, что он мог бы покалечить нас одним ударом своей когтистой лапы. По телевизору мы видим самые красивые, специально подобранные кадры из жизни животных. Но как мы можем после этого есть на горячее мясо большеглазых телят, кудрявых ягнят, пушистых цыплят? «Вытеснение – психическая реакция, которая позволяет нам выбрасывать в бессознательное слишком тревожные для нас образы, – продолжает психоаналитик. – Она так хорошо защищает нас от чувства вины, что за обедом мы совершенно забываем о том, что поедаем мясо живого существа. И это обстоятельство не мешает росту в обществе мизантропических настроений – животные лучше человека».

Очевидно, что мы не лучше и не хуже. И в течение тысячелетий прекрасно уживаемся, взаимно влияя друг на друга. Так что все более жизненным выглядит анекдот про шимпанзе, участников научного эксперимента, один из которых говорит другому: «Какие обучаемые эти люди! Вот сейчас я нажму на кнопку, и этот парень в белом халате принесет мне банан».

* Journal of Business Research, 2008, vol. 61.

** Anthrozoos, 1998, vol. 11.

*** M. Tomasello «Origins of Human Communication». MIT Press, 2008.

**** А. Варга, Е. Федорович «О психологической роли домашних питомцев в семье», Вестник Московского государственного областного университета, 2009, № 3, т. 1.

***** «Мужчина и женщина», DVD, BBC, «Союз Видео», 2004.

* S. Ciccotti, N. Gueguen «Pourguoi les gens ont-ils meme tete gue leur chien?». Dunod, 2010.

Об этом

  • «Человек находит друга» Конрад Лоренц Мы говорим «собачья преданность» – но не все собаки преданны одинаково. Одни ведут свой род от шакала, а другие – от волка, и к ним нужен разный подход. Выдающийся зоопсихолог и блестящий беллетрист Конрад Лоренц показывает, какими сложными, интересными и глубокими могут быть отношения собаки и человека (Захаров, 2001).
  • «Радость, гадость и обед. Вся правда о наших отношениях с животными» Хел Херцог У профессора психологии Хела Херцога потрясающее чувство юмора, огромная эрудиция и особая сфера научных интересов – он исследует, «почему люди приносят домой кошек, птичек, черепах и даже птиц и обращаются с ними как с членами семьи». Есть несколько версий… (Карьера Пресс, 2011).

«Спасём животных!»
«Маленькой собачке нужен дом!»
«Не будьте равнодушны к страданиям братьев наших меньших!»

Подобные призывы можно сотнями увидеть в социальных сетях, в объявлениях на столбах, в газетах, и даже в субтитрах к телепередачам. Людей, обеспокоенных судьбами животных, становится всё больше. Чаще и чаще в сводке новостей появляются рубрики о пожилых людях, которые содержат в своих тесных квартирах десятки кошек. Растёт количество приютов для собак и других питомцев. Никого уже не удивляют и волонтёрские отряды, отправляющиеся каждую осень на побережье океанов для спасения дельфинов, выбросившихся из воды. Благотворительные фонды в пользу исчезающих пород зверей растут с каждым днём. Уровень культуры и ценность не только человеческой жизни, но и жизни животных, стремительно возрастает.

Анализируя всё это, мы полагаем, что мир становится светлее и добрее. Но так ли это на самом деле? Снижается ли уровень неприязни между людьми с увеличением любви и внимания к зверькам? Ведь каждый из нас обычно думает: «он так любит всякую живность, наверняка, и к людям так же добр». Но отличаются ли ярые защитники братьев наших меньших доброжелательным отношением к людям?

Оказывается, далеко не всегда. Отсутствие терпимости к людям и хоть толики любви к ним у любителей четвероногих можно проследить и в репортажах новостей, и в жалобах на всевозможных форумах.

Так, люди, живущие по соседству с кошатницами, отмечают их враждебность и высокую степень неприязни к другим людям. Нередко они жалуются на угрозы, поступающие со стороны своих соседей-животнолюбов.

Очень красочно отражен образ таких людей в героине «Сумасшедшая кошатница» сериала «Симпсоны». Этот персонаж представляет собой женщину, которая окружила себя кошками и ими же защищается от людей, бросая в них маленьких котят.
Куда же девается то тепло, тот трепет и любовь, которую эти люди проявляют по отношению к животным, когда им приходится взаимодействовать с другими людьми?

Своё враждебное отношение к окружающим защитники братьев наших меньших объясняют тем, что они коварные, жестокие, алчные. В животных такого нет. Они не предадут, не убьют ради наживы, в них нет той мелочности, желчи и ненависти, которая присуща людям. Но действительно ли в этом заключается причина столь нежного отношения к зверькам и нелюбви к людям? Нет! Это рационализации, которые ищут люди для оправдания своего поведения. Истинная же причина заключается в недостаточной развитости зрительного вектора.

Загадки нашего зрения

Как только человек начал ощущать ближнего, у него появилось одно желание – съесть его! Он ощутил неприязнь к ближнему, ведь каждый человек несёт в себе опасность для другого. Но вместе с неприязнью появилось и ощущение полной зависимости друг от друга. Люди не могли и не могут до сих пор жить поодиночке. Мы зависимы друг от друга, мы нужны друг другу. Но чувство неприязни от ощущения зависимости не снижается. И тогда появилась необходимость в силе, противодействующей неприязни, – любви. И этой силой был наделён один вектор – зрительный.

До сих пор только люди со зрительным вектором умеют любить так неистово и жертвенно, как об этом поётся в песнях и говорится в стихах, остальные способны лишь создавать эмоциональные связи на этой базе.

Когда мы любим не тех, кого должны

Существуют четыре уровня развития зрительного вектора, впрочем, как и всех остальных векторов: неживой, растительный, животный и человек. На уровне «человек» зрительный вектор способен к безграничной любви ко всему человечеству – к высшей степени гуманизма. В то же время он может создавать прочные эмоциональные связи и с отдельными людьми, и со зверьми. Но эти эмоции не могут наполнить зрительный вектор на уровне «человек», наибольшее удовлетворение ему приносит связь с другими людьми.

Если же зрительный вектор находится на животном уровне, то он не способен к любви ко всему человечеству, а лишь к отдельным людям, а также к живности, растениям и неживой природе – к искусству, например.Ну а если зрительный вектор находится на растительном уровне, то человек способен испытывать любовь только по отношению к четвероногим, не будучи в состоянии полюбить человека, и, уж тем более, всё человечество.

Но этого не достаточно для того, чтобы реализовать зрительный вектор в полной мере и получить максимальное наслаждение от жизни. Именно поэтому таким людям необходим не один питомец, а сразу много, для того, чтобы с каждым из них создать эмоциональную связь и, наполнив свой вектор, получать наслаждение от жизни.

Они не могут полюбить человека, редко создают семьи, остаются одинокими. Это подтверждается и жизненными примерами – люди, создающие питомники или содержащие в своих квартирах десятки питомцев, как правило, не имеют своих семей, любимого человека и детей. Безграничная любовь к домашним любимцам может появиться и в случае потери близкого человека, из-за резкого обрыва эмоциональной связи с ним. Тогда предпринимается временная попытка восполнить нехватки в зрительном векторе, создавая более мелкие и множественные эмоциональные связи.

Если же люди с неразвитым зрительным вектором и вовсе не создадут эмоциональную связь, не будут дарить своим любимцам любовь, не будут сопереживать им, сострадать их боли, то они останутся в страхе и тяжелых фобиях. Окружая себя животными, они защищаются от страхов, но приносят ли они пользу человечеству?

Все ли животнолюбы не способны полюбить людей?

Конечно, можно привести множество примеров людей, трепетно заботящихся о своих собаках, или кошках, но в то же время не забывающих о людях. У них есть дети и полноценные семьи, а значит, они способны любить как животных, так и людей. И это вовсе не противоречит всему вышенаписанному, это лишь значит, что вектор находится на уровне выше неживого.
Любой более высокий уровень включает в себя способности уровней, находящихся ниже него. Но если человеку со зрительным вектором в развитом состоянии приходится делать выбор между спасением другого человека и кошки, к примеру, он отдаст предпочтение первому.
Люди же с недостаточно развитым зрительным вектором готовы расплакаться при виде бездомного щенка, но они не испытывают ни капли сострадания к ребёнку в инвалидном кресле.

Роль зрительного вектора заключается в снижении неприязни через любовь, в создании культуры и вторичных ограничений на первичные позывы, в том числе и на убийства. Только благодаря зрительному вектору мы до сих пор существуем в коллективе, без его влияния люди не могли бы контролировать свою неприязнь по отношению друг к другу.

Своей эмоциональностью, умением сострадать, сочувствовать и любить люди со зрительным вектором должны снижать неприязнь в обществе. Делать его по-настоящему добрее и терпимее. И с этой ролью хорошо справляется развитый зрительный вектор. Развитые зрительники – это волонтёры, отправляющиеся в африканские страны для спасения детей от тяжелых заболеваний. Они же завсегдатаи домов престарелых, детских домов, домов инвалидов.

Своей чувственностью и умением сострадать они вселяют надежду в сердца больных людей и стариков. Они же создают невероятной доброты художественные фильмы, которые прививают людям культурные ценности. Они пишут книги и стихи, поют песни о любви и самых светлых чувствах. Подобной деятельностью они помогают не только отдельным людям, даря им свою заботу и внимание, но и человечеству в целом, снижая уровень враждебности в обществе.

Но оставаясь на низком уровне развития неживом или растительном, они не способны в полной мере выполнить свою видовую роль. Они не способны на любовь к человеку и довольствуются любовью к животным, которая даёт им лишь освобождение от страхов.


Почему зрительный вектор не развивается?

Наши вектора развиваются до пубертата, после окончания этого периода человек не может их развить, ему остаётся лишь реализовать себя. Для развития каждого вектора нужны определённые условия. Зрительный вектор развивается, создавая эмоциональные связи, учась любить и сострадать.

Если ребёнок со зрительным вектором не создаёт эмоциональной связи с родителями или с людьми, которые занимаются его воспитанием, он начинает создавать эти связи со своими игрушками — плюшевыми мишками, зайчиками, куклами. Он видит в них живых существ, разговаривает с ними, восполняя отсутствие связи с близкими людьми.

Помочь же развить ребёнку его зрительный вектор можно, научив его состраданию:
«Смотри, ты куколку уронила, ей больно, давай её пожалеем»
«Видишь собачку бездомную? – она голодная, давай её покормим»
«Вот ребёнок ножку себе сломал, сейчас она у него болит, мне его жалко, а тебе?»

Но, если ребёнок вплоть до пубертата не получит должного внимания от окружающих людей, если он не научится состраданию и не сможет создать эмоциональную связь именно с людьми, то, перейдя за пубертат, он так никогда не будет способен этого делать. И в этом случае у него останется лишь два пути: на всю жизнь остаться в страхе и мучиться фобиями и паническими атаками, или окружить себя животными, так никогда и не полюбив человека.

Написано по материалам тренинга по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Алена Николаева, маркетолог

Исследования на животных в психологии

Студенты иногда спрашивают, какова ценность исследований на животных в психологии. Изучение нечеловеческих животных на самом деле сыграло огромную роль в психологии и продолжает играть ее сегодня. Если вы посещали вводный курс по психологии, то, вероятно, читали об основополагающих психологических исследованиях, проведенных с животными: крысами Скиннера, собаками Павлова, обезьянами Харлоу. К сожалению, многие вводные учебники не дают полной картины исследований на животных.Исследования часто описываются без указания, что они были исследованиями на животных. Когда представляются исследования на людях, редко обсуждаются основные исследования на животных, которые позволили провести эти исследования. Наконец, информация об этической и нормативной среде, в которой проводятся исследования на животных, освещена поверхностно или вообще опущена. Это важные вопросы, которые заслуживают лучшего понимания и более широкого обсуждения.

Почему нечеловеческие животные изучаются в психологии

Часть обоснования того, почему нечеловеческие животные изучаются в психологии, связана с фактом эволюции.Люди имеют общее происхождение с видами, наиболее часто изучаемыми в психологии: мышами, крысами, обезьянами. Безусловно, у каждого вида есть свои особенности, которые позволяют ему вписаться в свою уникальную экологическую нишу; но общее происхождение приводит к структурным (например, мозгу) и функциональным (например, памяти) процессам, которые удивительно похожи у людей и нелюдей. Кроме того, мы можем лучше понять фундаментальные процессы благодаря точному контролю, обеспечиваемому исследованиями на животных (например, среда обитания, экспериментальные условия и т. д.).). Мы также можем задавать и отвечать на определенные вопросы, которые было бы трудно или невозможно задать людям. Например, мы знаем, каковы связи между миндалевидным телом и другими областями мозга, но как активность миндалевидного тела влияет на работу мозга? С помощью новой методики теперь можно временно деактивировать миндалевидное тело у обезьяны и посмотреть, как меняют свою активность другие области мозга (в том числе не связанные напрямую с миндалевидным телом) (Grayson et al., 2016). Подобное исследование не только помогает нам лучше понять, как работает мозг, но также имеет огромный потенциал для разработки методов лечения людей с аномальными моделями мозговой активности, например, страдающих эпилепсией или болезнью Паркинсона.Через десять лет студенты вполне могут прочитать в своих учебниках о «новом лечении», помогающем людям с болезнью Паркинсона. Будет ли описано это исследование на обезьянах, позволившее сделать такое открытие? Вероятно, нет, во многом так же, как нечеловеческие исследования, позволившие провести серьезное исследование на людях, редко описываются в современных учебниках.

Взвешивание вреда и пользы

Исследователи, изучающие животных, признают, что их исследования могут быть сопряжены с определенным вредом, который может варьироваться от относительно незначительного (например,г., взятие образца крови) к более серьезным (например, нейрохирургия). Исследовательское сообщество пытается смягчить часть вреда, гарантируя, например, оптимизацию психологического благополучия животных; на самом деле, существует большое количество психологических исследований, посвященных благополучию животных и выявлению передовых методов содержания и ухода за животными в неволе. Тем не менее, некоторый вред останется, и с этической точки зрения необходимо сопоставить этот вред с потенциальной пользой (для людей и для самих животных), которую можно получить в результате исследования.Не менее важно учитывать потенциальный вред для людей, если не проводить исследования. Например, без каких-либо исследований на животных вполне могут быть найдены эффективные методы лечения таких заболеваний человека, как болезнь Альцгеймера, но, безусловно, на их поиск уйдут десятилетия, а тем временем будут страдать еще миллионы и миллионы людей.

Положение о исследованиях на животных

Наконец, важно отметить, что исследования на животных в Соединенных Штатах очень жестко регулируются рядом федеральных и государственных законов, политик и правил, восходящих к знаменательному Закону о защите животных от 1966 года.Надзор и инспекция помещений осуществляется Министерством сельского хозяйства США, а на местном уровне — Комитетами по уходу и использованию животных (IACUC). Даже такие простые процедуры, как взятие образца крови или проверка животного на когнитивное задание, должны быть одобрены местным IACUC до начала работы. Часть этого процесса утверждения требует, чтобы ученый определил, могут ли быть менее инвазивные способы сделать то же самое. Кроме того, ученый должен обосновать количество животных, которых он использует, гарантируя, что они используют минимально возможное количество.

Исследования на животных продолжают играть жизненно важную роль в психологии, позволяя открывать основные психологические и физиологические процессы, важные для здоровой жизни. Вы можете узнать больше о некоторых из этих исследований, а также о связанных с ними этических и нормативных вопросах, обратившись к онлайн-ресурсам, таким как Talking of Research.

Ссылки

Грейсон Д.С., Блисс-Моро Э., Мачадо С.Дж., Беннет Дж., Шен К., Грант К.А., Фэйр Д.А., Амарал Д.G. Коннектом макаки-резус предсказывает нарушение функциональных сетей в результате фармакогенетической инактивации миндалевидного тела. Нейрон . 20 июля 2016 г .; 91 (2): 453–66.

Об авторе

Джон Капитанио, доктор философии, психолог-исследователь кафедры психологии Калифорнийского университета в Дэвисе и главный научный сотрудник Калифорнийского национального центра исследований приматов. Он получил докторскую степень в области сравнительной психологии в Калифорнийском университете в Дэвисе в 1982 году и был научным сотрудником в области психобиологии развития на кафедре психиатрии в Центре медицинских наук Университета Колорадо.Он бывший заместитель директора по исследованиям в Центре приматов, бывший президент Американского общества приматологов, лауреат премии Патриции Р. Барчас в области социофизиологии от Американского психосоматического общества, член нескольких профессиональных обществ, а в 2012 г. , он получил награду «Выдающийся приматолог» от Американского общества приматологов. В настоящее время он является председателем Комитета АПА по исследованиям и этике животных. Исследовательские интересы Капитанио сосредоточены на разработке естественных моделей психологических процессов нечеловеческих приматов, чтобы лучше понять биологию, лежащую в основе таких явлений, как одиночество, заторможенный темперамент и плохое социальное функционирование.

Введение в нечеловеческую психологию • ABC-CLIO

В этой очень доступной книге простым языком объясняются основные научные открытия в области познания, эмоций и поведения животных.

Почему собаки боятся разлуки? Может ли шимпанзе узнать себя в зеркале? Становятся ли животные в зоопарке невротиками? Действительно ли у животных есть эмоции, или люди просто антропоморфизируют их? «Как думают и чувствуют животные: введение в нечеловеческую психологию» отвечает на эти и многие другие интересные вопросы в своем исследовании психологии животных, особенно нечеловеческих приматов (наших ближайших родственников) и животных-компаньонов (животных, с которыми мы проводим большую часть времени).

Читатели узнают об истории изучения животных, а также о методологиях и применении исследований на животных, примерах высокоуровневого мышления и решения проблем у животных, обучении и памяти, эмоциях и основных формах поведения, таких как кормление и спаривание. В главах более подробно рассматриваются конкретные виды или группы животных, чтобы рассмотреть конкретное поведение и обсудить характерные черты. В книге также есть боковые панели, которые предлагают дополнительный интересный, готовый справочный контент; библиография печатных и электронных источников для дальнейшего изучения; и глоссарий незнакомых терминов.

Характеристики

  • Предлагает читателям целостное представление о предмете в формате тематических глав, в которых предмет исследуется с разных точек зрения
  • Представляет разделы дебатов, которые предлагают понимание текущих споров и моделируют навыки критического мышления и аргументации
  • Включает профили определенных видов животных, которые позволяют читателям легко находить информацию об этом животном

Кен Ченг , доктор философии, профессор биологических наук в Университете Маккуори, Сидней, Австралия.Он опубликовал более 100 научных работ по сравнительному познанию и нейроэтологии. Он является членом Ассоциации психологических наук и редактором журнала Animal Cognition . Ченг имеет степень магистра образования Гарвардского университета и степень доктора психологии Пенсильванского университета.

Reviews

«В целом, эта книга заполняет важный пробел в этой области, предоставляя доступное введение в эти темы для студентов-психологов.Подводя итог: рекомендуется. Студенты младших и старших курсов; для обычных читателей.» — Choice , 3 апреля 2017 г.

Психология связи человека и животного

‘) var head = document.getElementsByTagName(«head»)[0] var script = document.createElement(«сценарий») script.type = «текст/javascript» сценарий.src = «https://buy.springer.com/assets/js/buybox-bundle-52d08dec1e.js» script.id = «ecommerce-scripts-» ​​+ метка времени head.appendChild (скрипт) var buybox = document.querySelector(«[data-id=id_»+ метка времени +»]»).parentNode ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.вариант-покупки»)).forEach(initCollapsibles) функция initCollapsibles(подписка, индекс) { var toggle = подписка.querySelector(«.Цена-варианта-покупки») подписка.classList.remove(«расширенный») var form = подписка.querySelector(«.форма-варианта-покупки») если (форма) { вар formAction = form.getAttribute(«действие») document.querySelector(«#ecommerce-scripts-» ​​+ timestamp).addEventListener(«load», bindModal(form, formAction, timestamp, index), false) } var priceInfo = подписка.селектор запросов(«.Информация о цене») var PurchaseOption = toggle.parentElement если (переключить && форма && priceInfo) { toggle.setAttribute(«роль», «кнопка») toggle.setAttribute(«tabindex», «0») toggle.addEventListener («щелчок», функция (событие) { var expand = toggle.getAttribute(«aria-expanded») === «true» || ложный переключать.setAttribute(«расширенная ария», !расширенная) form.hidden = расширенный если (! расширено) { покупкаOption.classList.add(«расширенный») } еще { покупкаOption.classList.remove(«расширенный») } priceInfo.hidden = расширенный }, ложный) } } функция bindModal (форма, formAction, метка времени, индекс) { var weHasBrowserSupport = окно.выборка && Array.from функция возврата () { var Buybox = EcommScripts ? EcommScripts.Buybox : ноль var Modal = EcommScripts ? EcommScripts.Modal : ноль if (weHasBrowserSupport && Buybox && Modal) { var modalID = «ecomm-modal_» + метка времени + «_» + индекс var modal = новый модальный (modalID) модальный.domEl.addEventListener(«закрыть», закрыть) функция закрыть () { form.querySelector(«кнопка[тип=отправить]»).фокус() } вар корзинаURL = «/корзина» var cartModalURL = «/cart?messageOnly=1» форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartURL, cartModalURL) ) var formSubmit = Buybox.перехват формы отправки ( Buybox.fetchFormAction(окно.fetch), Buybox.triggerModalAfterAddToCartSuccess(модальный), функция () { form.removeEventListener («отправить», formSubmit, false) форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartModalURL, cartURL) ) форма.представить() } ) form.addEventListener («отправить», formSubmit, ложь) document.body.appendChild(modal.domEl) } } } функция initKeyControls() { document.addEventListener («нажатие клавиши», функция (событие) { если (документ.activeElement.classList.contains(«цена-варианта-покупки») && (event.code === «Пробел» || event.code === «Enter»)) { если (document.activeElement) { событие.preventDefault() документ.activeElement.click() } } }, ложный) } функция InitialStateOpen() { var узкаяBuyboxArea = покупная коробка.смещениеШирина -1 ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.опция покупки»)).forEach(функция (опция, индекс) { var toggle = option.querySelector(«.цена-варианта-покупки») var form = option.querySelector(«.форма-варианта-покупки») var priceInfo = option.querySelector(«.Информация о цене») если (allOptionsInitiallyCollapsed || узкаяBuyboxArea && индекс > 0) { переключать.setAttribute («ария-расширенная», «ложь») form.hidden = «скрытый» priceInfo.hidden = «скрытый» } еще { переключить.щелчок() } }) } начальное состояниеОткрыть() если (window.buyboxInitialized) вернуть window.buyboxInitialized = истина initKeyControls() })()

О программе изучения животных | Кафедра психологии

Программа изучения животных в EKU — это междисциплинарная прикладная научная программа, посвященная нечеловеческим животным, их взаимодействию и отношениям с людьми.Этот уникальный междисциплинарный подход поможет вам полностью изучить сложности жизни животных, отношения между людьми и животными, этические и моральные проблемы в отношении животных, представления о животных и людях, а также значение животных в человеческой эволюции, истории, культуре и цивилизации.

Вы будете работать с преподавателями, которые являются исключительными учителями, наставниками и учеными. Они увлечены областью изучения животных. И самое главное, они готовы поделиться с вами своими знаниями.Преподаватели EKU считают преподавание своей основной миссией. Большинство наших классов небольшие, поэтому вы можете получить индивидуальное внимание, необходимое для развития.

Ваш консультант факультета будет работать с вами, чтобы настроить ваш образовательный опыт, чтобы вы могли сосредоточиться на специализированных областях для конкретных рабочих мест, на которые вы хотите ориентироваться. Специальность по изучению животных также является отличной подготовкой к поступлению в аспирантуру или профессиональные школы.

Ваш опыт обучения будет простираться далеко за пределы классной комнаты.Мы создали возможности для вас, чтобы применить свои знания под руководством наставников преподавателей. Вы можете разрабатывать и проводить свои собственные исследовательские проекты, работать бок о бок с преподавателями над их исследованиями или участвовать в совместной учебной программе, которая позволяет вам зарабатывать кредиты за курс, получать зарплату и получать ценные — опыт работы в сфере зоотехники.

Когда мы говорили, что ваш опыт обучения простирается далеко за пределы классной комнаты, мы имели в виду очень, очень далеко! Воспользуйтесь захватывающими возможностями обучения за границей, которые доступны не только старшеклассникам.

Курсы программы изучения животных включают в себя животных в истории, этику животных, социологию отношений между животными и людьми, животных в литературе, общую зоологию, сравнительную психологию, экологию, поведение животных, принципы биологии, введение в культурную антропологию и введение в физическую антропологию. , среди прочих требований и факультативов.

Эта программа может подойти вам, если вас интересует:

  • работа с животными или работа в местах взаимодействия человека с животными,
  • аспирантура по изучению животных в различных дисциплинах,
  • понимание как поведения животных, так и поведения человека по отношению к животным, или
  • готовится к карьере, которая требует дальновидности, творчества и критического мышления.

В EKU работают отмеченные наградами преподаватели и признанные ученые, которые стремятся к успеху учащихся, а также гибкая учебная программа, которая позволит вам сосредоточиться на своих специализированных интересах, получая при этом прочную основу в междисциплинарных исследованиях животных.

Для получения дополнительной информации свяжитесь с нами.

Факультет психологии 
Доктор Ричард Осбалдистон, заведующий кафедрой
[email protected]
859-622-1105

Ваш консультант факультета порекомендует занятия по дополнительным предметам, чтобы подготовить вас к карьере в смежных областях, таких как:

Контроль популяции животных
Защита и благополучие животных
Исследования на животных
Права животных, лоббирование и кампании
Дрессировка животных
Агентства и общества по защите животных

 

Природа пишет и пишет о животных
Фотография
Государственная политика, политика и закон
Коневодство
Туризм
Ветеринарные клиники (как ветеринарные техники)
Зоопарк

Наверх

Комбинируя основные курсы с работой в других областях или, возможно, добавляя вторую специализацию, студенты, изучающие зоотехнику, могут подготовиться к обучению в аспирантуре по следующим пересекающимся дисциплинам:

Сельское хозяйство
Антропология
История искусства
Биология
История кино и киноведение
Уголовное правосудие
Культурология
Экология
Образование
Экология
Коневодство и управление
Эволюция

1 География 93
Генетика
Государственное управление
История
Литературоведение
Медицина
Естествознание
Философия и этика
Политология
Психология
Религиоведение
Социология
Зоология

Исследования взаимодействия человека и животного Концентрация в программе психологии

Dr.Мелисса Треватан-Миннис, анималотерапия

Программа психологии Годдардского колледжа с гордостью объявляет о новой концентрации в исследованиях взаимодействия человека с животными.

Анималотерапия (ААТ) и деятельность с участием животных (ААА) в последние годы приобрели экспоненциальную популярность. Терапевты с помощью животных работают как профессионалы и волонтеры в самых разных условиях, занимаясь такими проблемами, как конфликты в отношениях, депрессия и травмы, с детьми, взрослыми и стареющими людьми.

Деятельность с участием животных — это рекреационные, социальные или вспомогательные мероприятия, а также другие виды деятельности с непосредственным участием животных, в то время как терапия с участием животных включает людей и животных с особым акцентом на терапевтические вмешательства. Сила отношений между людьми и животными невероятно сильна и во многих случаях исцеляет.

«Важным аспектом этой концентрации является намерение уважать связь человека и животного. Одно различие, которое мы видим среди программ терапии с помощью животных, заключается в том, что некоторые рассматривают животное как инструмент, в то время как другие рассматривают животных как партнера в работе.Эта последняя точка зрения подчеркивается в нашей программе и очень хорошо согласуется с другими моделями терапии, основанными на отношениях. Наша программа гордится тем, что выпускает ответственных, знающих и добросовестных студентов, которые хотят и стремятся изменить мир к лучшему», — сказала руководитель факультета доктор Мелисса Треватан-Миннис.

Немногие академические программы предлагают учащимся возможность изучить анималотерапию или методы, одновременно учась тому, как быть эффективным помощником человека. Концентрация исследований взаимодействия человека с животными позволяет студентам специализироваться на AAT, одновременно работая над получением степени магистра консультирования и профессиональной лицензии, не добавляя дополнительного времени к учебе.

Концентрация также позволяет учащимся получать баллы за параллельное участие в сертификационных программах других организаций, таких как Ассоциация поддержки роста и обучения лошадей или Pet Partners.

«Концентрация взаимодействия человека и животного является активом программы психологии и консультирования. Это окажет положительное влияние на наших студентов и их потенциальных клиентов», — сказала доктор Трейси О. Гарретт, исполняющая обязанности председателя Программы психологии и консультирования.

Чтобы узнать больше, посетите страницу «Концентрация исследований взаимодействия человека с животными».

 

Модели животных | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающие | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клинический | Образовательные | промышленный | Профессиональные товары | Мировая психология |

Животные · Этология животных · Сравнительная психология · Модели животных · Контур · Показатель


Животная модель относится к индукции у животного, отличного от человека, заболевания, психологического или психопатологического процесса, сходного с состоянием человека.Использование модельных организмов позволяет исследователям исследовать процессы и болезненные состояния способами, которые были бы недоступны для пациента-человека, выполняя процедуры на нечеловеческом животном, которые подразумевают уровень вреда, причинение которого человеку было бы неэтично.

Чтобы служить полезной моделью, смоделированное заболевание должно быть сходно по этиологии (механизму причины) и функции с человеческим эквивалентом. Модели животных используются, чтобы узнать больше о болезни, ее диагностике и лечении.Например, поведенческие аналоги беспокойства или боли у лабораторных животных можно использовать для скрининга и тестирования новых лекарств для лечения этих состояний у людей.

Расширение знаний о геномах приматов, отличных от человека, и других млекопитающих, генетически близких к человеку, позволяет производить генетически модифицированные ткани, органы и даже виды животных, которые проявляют человеческие заболевания, обеспечивая более надежную модель человеческого заболеваний на животной модели.

Модели животных, наблюдаемые в психологии и социологии, часто называют моделями поведения животных .

Таксономическая эквивалентность человека

В то время как мышь, собака или свинья могут служить моделью животного млекопитающего, бабуин или макака могут служить менее инклюзивной моделью животного примата. [1] Ан Животной моделью позвоночных является рыбка данио. [2] [3]

Файл:Zebrafisch.jpg

Danio rerio , более известный как данио

Модели болезней

Модели животных, используемые в исследованиях, могут иметь существующее, врожденное или индуцированное заболевание или травму, сходную с состоянием человека.Эти тестовые условия часто называют животными моделями болезни . Использование животных моделей позволяет исследователям исследовать болезненные состояния способами, которые были бы недоступны для пациента-человека, выполняя процедуры на нечеловеческом животном, которые подразумевают уровень вреда, причинение которого человеку было бы неэтично. [ необходима ссылка ]

Чтобы служить полезной моделью, смоделированное заболевание должно быть сходно по этиологии (механизму причины) и функциям с человеческим эквивалентом.Модели животных используются, чтобы узнать больше о болезни, ее диагностике и лечении. Например, поведенческие аналоги беспокойства или боли у лабораторных животных можно использовать для скрининга и тестирования новых лекарств для лечения этих состояний у людей. Исследование 2000 года показало, что модели на животных согласуются (совпадают по истинно положительным и ложноотрицательным результатам) с токсичностью для человека в 71% случаев, при этом 63% только для негрызунов и 43% только для грызунов. [4]

Модели болезней на животных могут быть спонтанными (естественно возникающими у животных) или индуцированными физическими, химическими или биологическими средствами.Например, модели животных, представляющие интерес для психологов, включают:

Расширение знаний о геномах приматов, отличных от человека, и других млекопитающих, которые генетически близки к человеку, позволяет производить генетически модифицированные ткани, органы и даже виды животных, которые выражают человеческие болезни, обеспечивая более надежную модель болезней человека. в модели животного.

Науки о поведении

Модели животных, наблюдаемые в психологии и социологии, часто называют моделями поведения животных .Сложно построить животную модель, которая идеально воспроизводит симптомы депрессии у пациентов. Однако депрессия, как и другие психические расстройства, состоит из эндофенотипов [11] , которые могут быть воспроизведены независимо и оценены на животных. Идеальная животная модель дает возможность понять молекулярные, генетические и эпигенетические факторы, которые могут привести к депрессии. Используя модели животных, можно изучить основные молекулярные изменения и причинно-следственную связь между генетическими или экологическими изменениями и депрессией, что позволит лучше понять патологию депрессии.Кроме того, животные модели депрессии необходимы для определения новых методов лечения депрессии. [ необходима ссылка ]

Генетика

В количественной генетике термин животная модель обычно относится к статистической модели, в которой фенотипическая изменчивость разделена на экологические, генетические и иногда материнские эффекты. Такие модели животных также известны как «смешанные модели». [ необходима ссылка ]

Критика

Многие животные модели, используемые в качестве испытуемых в биомедицинских исследованиях, такие как крысы и мыши, могут вести малоподвижный образ жизни, иметь ожирение и непереносимость глюкозы.Это может затруднить их использование для моделирования метаболических процессов и заболеваний человека, поскольку на них может влиять потребление энергии с пищей и физические упражнения. [12]

Модели психических заболеваний на животных вызывают другие опасения. Качественные оценки поведения слишком часто субъективны. Это заставит исследователя наблюдать за испытуемыми то, что они хотят наблюдать, и делать выводы в соответствии со своими ожиданиями. Кроме того, неточные диагностические критерии психических заболеваний неизбежно приводят к проблемам с моделированием состояния; е.g., поскольку у человека с большим депрессивным расстройством может наблюдаться потеря или увеличение веса, бессонница или гиперсомния, мы не можем с уверенностью сказать, что крыса с бессонницей и потерей веса находится в депрессии. Кроме того, сложный характер психических состояний делает трудным/невозможным интерпретацию человеческого поведения и недостатков; например, языковой дефицит играет важную роль в расстройствах аутистического спектра, но — поскольку у грызунов нет языка — невозможно развить «аутичную» мышь с нарушением речи. [ необходима ссылка ]

В дополнение к множеству этических проблем использования животных в биомедицинских исследованиях исследования психических заболеваний на животных вызывают дополнительные опасения по поводу боли и страданий, причиняемых испытуемым. Хотя некоторые ученые утверждают, что в экспериментах на животных принимаются меры для предотвращения ненужных страданий, страдание является неотъемлемым аспектом моделирования тяжелых психических состояний (например, тревоги, депрессии, посттравматического стрессового расстройства). [ необходима ссылка ]

Ссылки

  1. ↑ PMID 19507247 (PMID 19507247)
    Цитирование будет выполнено автоматически через несколько минут. Перейти в очередь или расширить вручную
  2. ↑ Ошибка цитирования: недопустимый тег ; текст не был предоставлен для ссылок с именем zam
  3. ↑ Ошибка цитирования: недопустимый тег ; для ссылок с именем zrug
  4. текст не был предоставлен
  5. Олсон Х., Беттон Г., Робинсон Д., и др. (август 2000 г.). Согласованность токсичности лекарственных средств для человека и животных. Регул. Токсикол. Фармакол. 32 (1): 56–67.
  6. Белый HS (1997). Клиническое значение моделей судорог на животных и изучение механизмов действия потенциальных противоэпилептических препаратов. Эпилепсия 38 Приложение 1 : S9–17.
  7. Болтон С (2007). Перевод эффективности лекарств с моделей in vivo на болезни человека с особым упором на экспериментальный аутоиммунный энцефаломиелит и рассеянный склероз. Инфламофармакология 15 (5): 183–7.
  8. Лекер Р.Р., Константин С. (2002). Экспериментальные модели при фокальной ишемии головного мозга: мы уже там?. Акта Нейрохир. Доп. 83 : 55–9.
  9. Ван Дж., Филдс Дж., Доре С. (2008). Разработка улучшенной доклинической мышиной модели внутримозгового кровоизлияния с использованием двойного вливания аутологичной цельной крови. Мозг Res 1222 : 214–21.
  10. Рынковски М.А., Ким Г.Х., Комотар Р.Дж., и др. (2008 г.). Мышиная модель внутримозгового кровоизлияния с использованием инфузии аутологичной крови. Nat Protoc 3 (1): 122–8.
  11. Homo-Delarche F, Drexhage HA (2004). Иммунные клетки, развитие поджелудочной железы, регенерация и диабет 1 типа. Тренды Иммунол. 25 (5): 222–9.
  12. ↑ Hasler, G. et al. (2004) Обнаружение эндофенотипов большой депрессии.Нейропсихофармакология 29, 1765–1781 гг.
  13. Мартин Б., Джи С., Модсли С., Мэтсон М.П. (2010). «Контрольные» лабораторные грызуны метаболически нездоровы: почему это важно.

Исследование по проблеме

Исследования на животных

См. также

Внешние ссылки


Пожалуйста, скопируйте и вставьте это приглашение в другие соответствующие области. Не стесняйтесь редактировать по мере необходимости

Инструкции_для_архивирования_академических_и_профессиональных_материалов

Сравнительный анализ:Модели животных: Вспомогательные учебные материалы

  • Сравнительный анализ: Модели животных: Слайды лекций
  • Сравнительный анализ:Модели животных: конспект лекций
  • Сравнительный анализ: Модели животных: Раздаточные материалы к лекциям
  • Сравнительный анализ:Модели животных: Мультимедийные материалы
  • Сравнительный анализ:Модели животных: Другие вспомогательные академические материалы
  • Сравнительный анализ: Модели животных: Анонимные вымышленные тематические исследования для обучения

Ветеринары могут помочь животным, понимая психологию человека

Для ветеринаров понимание психологии человека может быть одним из наиболее важных аспектов ухода за нечеловеческими животными.

Резюме Автор: Karol Orzechowski | Это резюме внешнего исследования | Опубликовано: 21 июня 2015 г.

Защитникам животных-компаньонов часто приходится выступать в качестве поддержки людей так же, как и не-людей. В статье Topics in Companion Animal Care описан феномен:

Здоровье и благополучие животных-компаньонов, а также убеждения и поведение людей, ухаживающих за ними, тесно связаны между собой. Люди, осуществляющие уход, несут ответственность за обеспечение надлежащего убежища, питания, воды, физических упражнений и профилактических мер по охране здоровья и безопасности для своих питомцев.Лица, осуществляющие уход, также являются неотъемлемой частью соблюдения необходимых ветеринарных режимов и участия в принятии решений, касающихся вариантов лечения и ухода в конце жизни. Степень, в которой ветеринары могут обеспечить высококачественную помощь своим пациентам, зависит от того, насколько эффективно люди, осуществляющие уход, понимают и сотрудничают с рекомендациями по поддержанию здоровья, а также неотложной и хронической помощи.

В статье также отмечается, что ветеринары испытывают уникальные стрессы и напряжения в своей практике (включая «моральный стресс»), поскольку им часто приходится иметь дело с опекунами животных-компаньонов, у которых неэтичное отношение к своим нечеловеческим друзьям.Такие вопросы, как «удобная эвтаназия» (когда люди усыпляют животное, потому что оно стало неудобным для их образа жизни) и тот факт, что многие решения о здоровье животных-компаньонов сводятся к финансовым проблемам, создают большой стресс для ветеринаров. и, в свою очередь, может усложнить отношения между ветеринарами и владельцами/опекунами животных-компаньонов.

Как психология может поддержать эту динамику и в конечном итоге помочь улучшить уход за животными-компаньонами? Прежде всего, необходимо признать, что для подавляющего большинства последствий для здоровья домашних животных «владелец должен взять на себя ответственность за их инициирование и продолжение.Авторы отмечают, что это означает, что многие стратегии, используемые в отношениях врача и пациента, также могут оказаться полезными для ветеринаров и владельцев домашних животных. Что касается профилактики здоровья, то «исследования показали, что способ оформления профилактической информации может повлиять на эффективность сообщения».

Например, при обсуждении лекарства от сердечных глистов гораздо эффективнее было бы сказать, что «применение его поможет обеспечить здоровье вашего питомца», а не сказать, что «отказ от его применения может привести к заболеванию вашего питомца».Аналогичным образом, визуальные напоминания в календарях «задокументированы как полезные для поощрения соблюдения аналогичных рекомендуемых ежемесячных правил поведения, связанных со здоровьем человека, таких как самообследование груди у женщин», и, таким образом, побуждают клиентов использовать наклейки календарей, снабженные сердечным червем. лекарства могут быть «надежной стратегией для продвижения их регулярного приема их домашними животными». В статье гораздо глубже рассматривается множество других способов, которыми ветеринары должны быть чувствительны к психологии своих клиентов-людей, от помощи в принятии решений во время особенно стрессовых заболеваний до проявления сострадания к тем людям, которые ухаживают за животными с хроническими заболеваниями.

В конечном счете, статья представляет собой очень реалистичный взгляд на то, как здоровье и благополучие домашних животных часто зависят от прихоти или милости людей, у которых есть свои собственные мотивы, желания и мыслительные процессы, которые могут сбивать с толку и противоречивы. . Эта публикация, предназначенная для ветеринаров, также может быть полезна для защитников животных-компаньонов, которые могут использовать предложения и рекомендации по языку для своей защиты интересов. Если большая часть «борьбы» за благополучие животных-компаньонов связана с взаимодействием с людьми, более глубокое знание человеческой психологии может помочь.

Знание того, что определенные вербальные и визуальные сигналы помогают людям принимать более правильные и последовательные решения в отношении животных-компаньонов, может быть чрезвычайно полезным. «Поскольку животные-компаньоны все чаще считаются членами семьи, требования, предъявляемые к ветеринарам, отражают требования их коллег-врачей.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.