Психология посттравматического стресса: Посттравматическое стрессовое расстройство — СПб ГБУЗ «Городская поликлиника № 112»

Содержание

Посттравматический стресс

«) end if %>

Вариант Акробата Самана Взгляда  |  Читатель Акробата Самана Download

Посттравматический стресс – это нормальная реакция
на тяжелые травмирующие события.
В этом буклете рассматриваются признаки,
симптомы и способы лечения ПТСР.

Штат Нью-Йорк
Отдел охраны психического здоровья

Вам довелось пережить страшное и опасное событие? Отметьте, пожалуйста, те случаи, в которых вы узнаете себя.

  • Иногда, ни с того ни с сего, как-будто все, что со мной случилось, происходит снова. Я никогда не знаю, когда этого ожидать опять.
  • Мне снятся кошмары и мучают воспоминания о том ужасном случае, который я пережил.
  • Я избегаю мест, которые напоминают мне о том случае.
  • Я подскакиваю на месте и мне становится не по себе от любого внезапного движения или неожиданности.
    Я чувствую себя все время настороже.
  • Мне трудно кому-то довериться и с кем-то сблизиться.
  • Иногда я чувствую себя просто эмоционально опустошенным и глухим.
  • Меня очень легко разозлить.
  • Меня мучает чувство вины, что другие погибли, а я выжил.
  • Я плохо сплю и испытываю мышечное напряжение.

ПТСР – это весьма серьезное заболевание, которое нуждается в лечении.

Многие люди, пережившие страшные события, страдают этим недугом.

Вы не виноваты в том, что заболели, и не должны от этого страдать.

Прочитайте этот буклет и узнайте, как вам можно помочь.

Вы можете выздороветь и снова радоваться жизни!

Что такое посттравматический стресс (ПТСР/ PTSD)?

ПТСР – это весьма серьезное заболевание. Симптомы ПТСР могут возникнуть у человека, пережившего страшные травмирующие события. Этот недуг поддается медикаментозно-терапевтическому лечению.

ПТСР может возникнуть, после того, как вы:

  • Стали жертвой сексуального насилия
  • Были жертвой физического или эмоционального насилия в семье
  • Стали жертвой жестокого преступления
  • Побывали в автомобильной аварии или авиакатастрофе
  • Пережили ураган, торнадо или пожар
  • Побывали на войне
  • Пережили событие, связанное с угрозой для жизни
  • Стали очевидцем любого из вышеназванных событий

При посттравматическом стрессе вам часто снятся кошмары или мучают жуткие воспоминания, связанные с пережитым событием. Вы стараетесь держаться подальше от всего, что может напомнить вам о пережитом.

Вы озлоблены и неспособны никому доверять или заботиться о других. Вы всегда настороже и видите во всем скрытую угрозу. Вам становится не по себе, когда что-либо происходит внезапно и без предупреждения.

Когда проявляется посттравматический стресс и сколько он длится?

В большинстве случаев посттравматический стресс проявляется примерно через три месяца после травмирующего события. В некоторых случаях признаки посттравматического стресса проявляются лишь спустя годы. Посттравматическому стрессу подвержены люди любого возраста. Даже дети не застрахованы от него.

Некоторым через полгода становится лучше, иные же могут страдать от этого недуга значительно дольше.

Я не единственный, кто страдает этим заболеванием?

Нет, вы не одиноки. Ежегодно 5,2 миллиона американцев страдают ПТСР.

Женщины болеют этим недугом в два с половиной раза чаще, чем мужчины. Травмирующие события, чаще всего являющиеся причиной ПТСР у мужчин, это: изнасилование, участие в военных действиях, заброшенность и жестокое обращение в детстве. Наиболее травматичными событиями у женщин являются изнасилование, сексуальное растление, физическое нападение, угроза оружием и жестокое обращение в детстве.

Какие другие заболевания могут сопутствовать ПТСР?

Часто встречаются сопутствующая депрессия, алкоголизм и наркомания или другие тревожные расстройства.

Вероятность успешного лечения возрастает, если эти сопутствующие заболевания вовремя выявить и пролечить.

Нередки головные боли, гастроэнтерологические проблемы, проблемы с иммунной системой, головокружения, боль в грудной клетке или дискомфорт в других частях тела. Часто бывает, что врач лечит физические симптомы, не подозревая, что их причина кроется в ПТСР.

Национальный институт охраны психического здоровья (NIMH) рекомендует терапевтам узнавать у пациентов о пережитом насилии, недавних утратах и травмирующих событиях, особенно в тех случаях, когда симптомы все время возвращаются. После диагностирования ПТСР, рекомендуется направить больного к специалисту по психическим заболеваниям, у которого есть опыт лечения пациентов с ПТСР.

Что мне нужно сделать, чтобы помочь себе в данной ситуации?

Поговорите со своим врачом и расскажите ему о том, что вам пришлось пережить, и о том, что вы чувствуете. Если вас посещают страшные воспоминания, одолевает подавленность и печаль, если у вас проблемы со сном и вы постоянно озлоблены — вы должны рассказать обо всем этом своему врачу. Расскажите ему, мешают ли вам перечисленные состояния заниматься повседневными делами и вести нормальный образ жизни. Вы можете показать своему врачу этот буклет. Это может помочь объяснить ему, что вы чувствуете. Попросите своего врача обследовать вас, чтобы убедиться в отсутствии физических заболеваний.

Узнайте у своего доктора, были ли у него раньше пациенты, страдающие посттравматическим стрессом. Если у вашего врача нет специальной подготовки, попросите у него направление к врачу, у которого есть соответствующий опыт.

Чем мне может помочь врач или психотерапевт?

Врач может назначить вам лекарство, помогающее ослабить чувство страха или напряженности. Однако, следует иметь в виду, что обычно должно пройти несколько недель прежде, чем лекарство начнет действовать.

Многим людям, страдающим посттравматическим стрессом, помогают беседы со специалистом или другими людьми, пережившими травмирующие события. Это и называется «терапией». Терапия поможет вам преодолеть пережитый кошмар.

Рассказ одного человека:
«После того, как на меня было совершено нападение, я постоянно испытывал страх и подавленность, стал раздражительным. Не мог нормально спать ипотерял аппетит. Даже когда я старался не думать о том, что случилось, меня всё равно терзали кошмарные сны и жуткие воспоминания».

«Я был в полной растерянности и не знал, что мне делать. Один приятель посоветовал обратиться к врачу. Мой врач помог мне найти специалиста по посттравматическому стрессу».

«Мне понадобилось много сил, но после медикаментозного лечения и курса терапии, я понемногу прихожу в себя. Хорошо, что я позвонил тогда своему врачу».

ПТСР и армия

Если вы военнослужащий, вы, вероятно, участвовали в боевых действиях.

Вы, наверняка, попадали в ужасные и опасные для жизни ситуации. В вас стреляли, вы видели, как стреляли в вашего друга, вы видели смерть. Пережитые вами события могут стать причиной ПТСР.

Эксперты говорят, что ПТСР встречается:

  • Почти у 30% ветеранов войны во Вьетнаме
  • Практически у 10% ветеранов войны в Персидском заливе (операции «Буря в пустыне»)
  • Почти у 25% ветеранов войны в Афганистане (операции «Внедрение свободы») и ветеранов войны в Ираке (операции «Иракская свобода»)

Другие факторы военной обстановки могут послужить дополнительным стрессом к и так стрессовой ситуации и могут способствовать развитию ПТСР и других психических проблем. Среди этих факторов следующие: ваша военная специальность, политические аспекты войны, где происходит битва и кто ваш враг.

Еще одной причиной, способствующей ПТСР у военнослужащих, может послужить сексуальное насилие в армии (MST) – любой вид сексуальных домогательств или сексуального насилия, происшедшего во время службы в армии. MST может случиться с мужчинами и женщинами, и может произойти в мирное время, во время военной подготовки или во время войны.

Среди ветеранов, пользующихся страховкой Veterans Affairs (VA) health care, примерно:

  • 23 из 100 женщин (23%) заявили о сексуальном насилии во время службы в армии
  • 55 из 100 женщин (55%) и 38 из 100 мужчин (38%) подвергались сексуальным домогательствам во время службы в армии

Несмотря на то, что травма сексуального насилия в армии более распространена среди женщин, больше половины ветеранов, перенесших травму сексуального насилия в армии – это мужчины.

Помните, уже сейчас вы можете получить необходимую помощь:

Расскажите своему врачу о том, что вам довелось пережить, и что вы чувствуете. Если у вашего врача нет специальной подготовки для лечения ПТСР, попросите у него направление к врачу, у которого есть соответствующий опыт.

Исследования проблем посттравматического стресса

Чтобы помочь тем, кто страдает от ПТСР, Национальный институт охраны психического здоровья (NIMH) поддерживает исследования по изучению ПТСР, а также другие тематически связанные с ПТСР исследования по проблемам тревоги и страха. Перед исследованиями стоит задача найти новые способы как помочь людям справиться с травмой, а также найти новые возможности лечения и, главное, предотвращения недуга.

Исследования возможных факторов риска ПТСР

Сегодня, внимание многих ученых сосредоточено на генах, играющих роль в возникновении страшных воспоминаний. Понимание механизма «создания» страшных воспоминаний может помочь усовершенствовать или найти новые способы облегчения симптомов ПТСР. К примеру, исследователи ПТСР определили гены, которые ответственны за:

Статмин – белок, участвующий в процессе формирования страшных воспоминаний. Во время одного эксперимента, мышей помещали в обстановку, призванную вызывать у них страх. В этой ситуации мыши с отсутствующим геном статмина, в отличие от нормальных мышей, были менее склонны «замирать» — т.е. проявлять естественную защитную реакцию на опасность. Также в обстановке, призванной вызывать у них врожденный страх, они демонстрировали его в меньшей степени, чем нормальные мыши, более охотно осваивая открытое «опасное» пространство.1

ГВП (гастрин-высвобождающий пептид/ GRP) – сигнальное вещество головного мозга, высвобождающееся во время эмоциональных событий. У мышей ГВП помогает контролировать ответную реакцию страха, а нехватка ГВП может привести к возникновению более продолжительной памяти о страхе.2

Ученые также обнаружили разновидность гена 5-HTTLPR, контролирующего уровень серотонина (вещества головного мозга, связанного с настроением), который, как оказалось, питает реакцию страха. 3 Похоже, что как и в случае с другими психическими расстройствами, в развитии ПТСР участвуют разные гены, каждый из которых вносит свой вклад в формирование болезни.

Разобраться в причинах ПТСР помогает также изучение различных участков головного мозга, отвечающих за страх и стресс. Один из таких участков – мозжечковая миндалина, отвечающая за эмоции, усвоение знаний и память. Оказалось, что она играет активную роль в появлении страха (или другими словами, «учит» бояться чего-то, например, прикасаться к горячей плите), а также в ранних фазах погашения страха (или другими словами, «учит» не бояться).4

Хранение угасших воспоминаний и ослабление изначальной реакции страха связаны с префронтальной корой (ПФК/ PFC) головного мозга,4 отвечающей за принятие решений, решение проблем и оценку обстановки. У каждой зоны ПФК своя роль. Например, когда ПФК полагает, что источник стресса поддается контролю, медиальная префронтальная зона ПФК подавляет центр тревоги глубоко в стволе головного мозга и контролирует ответную реакцию на стресс. 5 Вентромедиальная ПФК помогает поддерживать долгосрочное угасание страшных воспоминаний, а на ее способность выполнять эту функцию может влиять ее размер.6

Индивидуальные различия генов или характеристик участков головного мозга могут только подготовить почву для ПТСР, но сами по себе не вызывают никаких симптомов. Факторы окружающей обстановки, такие как детские травмы, травмы головы или наличие психических заболеваний в семье, благоприятствуют развитию болезни и увеличивают риск заболевания, оказывая воздействие на головной мозг на ранних этапах его роста. 7 Кроме того, на то, как люди адаптируются к психотравме, влияют, по всей видимости, и особенности характера и поведения, такие, как оптимизм и тенденция рассматривать проблемы в позитивном или негативном ключе, а также социальные факторы, такие, как наличие и использование социальной поддержки. 8 Дальнейшие исследования могут показать, какая комбинация этих факторов или какие другие факторы позволят когда-нибудь предсказывать, у кого травмирующее событие вызовет ПТСР, а у кого нет.

Исследования по проблемам лечения ПТСР

В настоящее время, при лечении ПТСР используется психотерапия («разговорная» терапия), лекарства или медикаментозно-терапевтическая комбинация.

Психотерапия

Когнитивная поведенческая терапия (КПТ) помогает научиться по-другому думать и реагировать на пугающие события, являющиеся толчком развития ПТСР, и может помочь взять симптомы болезни под контроль. Существует несколько типов когнитивно-поведенческой терапии, в том числе:

Метод «сталкивания» — использует ментальные образы, записи или посещение места пережитой травмы, чтобы помочь пострадавшим взглянуть в лицо подавляющему их страху и взять его под контроль.

Реструктуризация поведения (когнитивная реструктуризация) – побуждает переживших тяжелое событие высказывать удручающие (часто ошибочные) мысли о пережитой травме, оспаривать эти мысли и заменять их более сбалансированными и подходящими.

Внедрение в стрессовую ситуацию — учит способам уменьшения тревоги и умению с ней справляться, помогая ослабить симптомы ПТСР, и помогает корректировать ошибочный ход мыслей, связанных с пережитой травмой. NIMH в настоящее время проводит исследования по изучению реакции головного мозга на когнитивно-поведенческую терапию в сравнении с реакцией на сертралин (Zoloft) — один из двух препаратов, рекомендованных и утвержденных Американским Управлением по надзору за качеством пищевых продуктов и лекарственных средств (FDA) для лечения посттравматического стресса. Это исследование может помочь выяснить, почему некоторые люди лучше реагируют на лекарства, а другие – на психотерапию

Лекарства

Недавно в ходе небольшого исследования, ученые NIMH обнаружили, что если пациентам, которые уже принимают дозу лекарства празозин (Minipress) перед сном, добавить дневную дозу, то это ослабляет общую симптоматику ПТСР и стрессовую реакцию на напоминания о пережитой травме. 9

Другой представляющий интерес препарат — это D-циклосерин (Seromycin), который повышает активность вещества головного мозга под названием N-метил-D-аспартат, необходимого для погашения страха. В ходе исследования, в котором принимали участие 28 человек, страдающих боязнью высоты, ученые обнаружили, что пациенты, получавшие перед сеансом терапии «сталкивания» D-циклосерин, во время сеанса демонстрировали более низкий уровень страха по сравнению с теми, кто не получал лекарство. 10 В настоящее время ученые изучают эффективность комбинированного использования D-циклосерина и терапии для лечения посттравматического стресса.

Пропранолол (Inderal) – лекарство из группы бета-блокаторов — тоже изучается на предмет того, можно ли с его помощью ослабить посттравматический стресс и прервать цепочку возникновения страшных воспоминаний. Первые эксперименты дали утешительные результаты: удалось успешно ослабить и, похоже, предотвратить ПТСР у небольшого числа жертв травмирующих событий. 11

Например, в ходе одного предварительного исследования, ученые создали сайт самопомощи, основанный на использовании психотерапевтического метода внедрения в стрессовую ситуацию. Сначала пациенты с ПТСР лично встречаются с врачом. После этой встречи, участники могут заходить на сайт, чтобы найти больше информации о ПТСР и способах как справиться с проблемой; их доктора тоже могут заходить на сайт, чтобы при необходимости давать советы или инструктаж. В целом, ученые считают, что терапия в таком виде — перспективный метод лечения большого количества людей, страдающих ПТСР.12

Ученые также работают над совершенствованием методов проверки, раннего лечения и наблюдения за пережившими массивные травмы, над разработкой способов обучения их навыкам самопроверки и самоанализа и механизма направления к психиатрам (при необходимости).

Перспективы исследований ПТСР

В последнее десятилетие, быстрый прогресс в изучении психических и биологических основ ПТСР привел ученых к выводу о необходимости сосредоточить внимание на профилактике, как наиболее реалистичной и важной цели.

Например, в целях поиска путей предотвращения ПТСР, при финансировании NIMH проводятся исследования по разработке новых и орфанных лекарств, направленных на борьбу с основными причинами болезни. В ходе другого исследования ученые ищут пути усиления поведенческих, личностных и социальных защитных факторов и сведения к минимуму факторов риска для предотвращения развитие ПТСР после травмы. Еще одно исследование занимается изучением вопроса, какие факторы влияют на разницу реакции на тот или иной способ лечения, что поможет в разработке более индивидуальных, эффективных и продуктивных методов лечения.

Где можно найти дополнительную информацию?

MedlinePlus – ресурс Американской национальной медицинской библиотеки (U.S. National Library of Medicine and the National Institutes of Health) — предлагает новейшую информацию по многим вопросам здравоохранения. Сведения о ПТСР вы сможете найти на: www. nlm.nih.gov/medlineplus/posttraumaticstressdisorder.html.

National Institute of Mental Health
Office of Science Policy, Planning, and Communications
[Национальный институт охраны психического здоровья
Отдел политики в области научных исследований, планирования и связей]
6001 Executive Boulevard
Room 8184, MSC 9663
Bethesda, MD 20892-9663
Телефон: 301-443-4513; Факс: 301-443-4279
Система ответа по факсу, Бесплатный автоответчик: 1-866-615-NIMH (6464)
Текстовый телефон: 1-866-415-8051 бесплатный
Электронная почта: [email protected]

National Center for Post-traumatic Stress Disorder
[Национальный центр по вопросам посттравматического стресса]
VA Medical Center (116D)
215 North Main Street
White River Junction,VT 05009
802-296-6300
www.ncptsd.va.gov

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Shumyatsky GP, Tsvetkov E, Malleret G, et al. Identification of a signaling network in lateral nucleus of amygdala important for inhibiting memory specifically related to learned fear. Cell. Dec 13 2002;111(6):905-918.
  2. Hariri AR, Mattay VS, Tessitore A, et al. Serotonin transporter genetic variation and the response of the human amygdala.Science. Jul 19 2002;297(5580):400-403.
  3. Milad MR, Quirk GJ. Neurons in medial prefrontal cortex signal memory for fear extinction. Nature. Nov 7 2002;420(6911):70-74.
  4. 5 Amat J, Baratta MV, Paul E, Bland ST, Watkins LR, Maier SF. Medial prefrontal cortex determines how stressor controllability affects behavior and dorsal raphe nucleus. Nat Neurosci. Mar 2005;8(3):365-371.
  5. Milad MR, Quinn BT, Pitman RK, Orr SP, Fischl B, Rauch SL. Thickness of ventromedial prefrontal cortex in humans is correlated with extinction memory. Proc Natl Acad Sci USA. Jul 26 2005;102(30):10706-10711.
  6. Gurvits TV, Gilbertson MW, Lasko NB, et al. Neurologic soft signs in chronic posttraumatic stress disorder.Arch Gen Psychiatry. Feb 2000;57(2):181-186.
  7. Brewin CR. Risk factor effect sizes in PTSD: what this means for intervention. J Trauma Dissociation. 2005;6(2):123-130.
  8. Taylor FB, Lowe K, Thompson C, et al. Daytime Prazosin Reduces Psychological Distress toTrauma Specific Cues in Civilian Trauma Posttraumatic Stress Disorder. Biol Psychiatry. Feb 3 2006.
  9. Ressler KJ, Rothbaum BO, Tannenbaum L, et al. Cognitive enhancers as adjuncts to psychotherapy: use of D-cycloserine in phobic individuals to facilitate extinction of fear. Arch Gen Psychiatry.Nov 2004;61(11):1136-1144.
  10. Pitman RK, Sanders KM, Zusman RM, et al. Pilot study of secondary prevention of posttraumatic stress disorder with propranolol.Biol Psychiatry. Jan 15 2002;51(2):189-192.
  11. Litz BTWL, Wang J, Bryant R, Engel CC.A therapist-assisted Internet self-help program for traumatic stress. Prof Psychol Res Pr. December 2004;35(6):628-634.

Отдел охраны психического здоровья штата Нью-Йорк выражает благодарность Национальному институту охраны психического здоровья за информацию, использованную в этом буклете.

Издано Отделом охраны психического здоровья штата Нью-Йорк, июнь 2008 года.

Штат Нью-Йорк
Эндрю М. Куомо, губернатор

Отдел охраны психического здоровья
Заведующий отделом Майкл Ф. Хоган, Доктор наук
За дополнительной информацией об этом издании обращайтесь:
New York State Office of Mental Health
Community Outreach and Public Education Office
[Отдел охраны психического здоровья штата Нью-Йорк
Отдел по связям с общественностью и просветительской работы с населением]
44 Holland Avenue
Albany, NY 12229
866-270-9857 (бесплатный)
www. omh.ny.gov

С вопросами и жалобами относительно службы охраны психического здоровья в Нью-Йорке обращайтесь в:
New York State Office of Mental Health
Customer Relations
[Отдел охраны психического здоровья штата Нью-Йорк
Отдел по работе с клиентами ]
44 Holland Avenue
Albany, NY 12229
800-597-8481 (бесплатный)

Для получения информации о службах охраны психического здоровья в вашем микрорайоне, обратитесь в
ближайший региональный офис Отдела охраны психического здоровья штата Нью-Йорк (NYSOMH):
Western New York Field Office
[Региональное отделение Западного Нью-Йорка]
737 Delaware Avenue, Suite 200
Buffalo, NY 14209
(716) 885-4219

Central New York Field Office
[Региональное отделение Центрального Нью-Йорка]
545 Cedar Street, 2nd Floor
Syracuse, NY 13210-2319
(315) 426-3930

Hudson River Field Office
[Региональное отделение Хадсон Ривер]
4 Jefferson Plaza, 3rd Floor
Poughkeepsie, NY 12601
(845) 454-8229

Long Island Field Office
[Региональное отделение Лонг-Айленда]
998 Crooked Hill Road, Building #45-3
West Brentwood, NY 11717-1087
(631) 761-2508

New York City Field Office
[Региональное отделение города Нью-Йорк]
330 Fifth Avenue, 9th Floor
New York, NY 10001-3101
(212) 330-1671

Психологические факторы посттравматического стресса, вызванного пандемией covid-19

1. Brady K.T, Killeen T.K, Brewerton T., Lucerini S. Comorbidity of psychiatric disorders and posttraumatic stress disorder // Journal of Clinical Psychiatry. 2000. № 61 (7). P. 22–32.

2. Chen G, Shen H, Chen G. A cross-sectional study on posttraumatic stress disorder among elderly Qiang citizens 3 years after the Wenchuan earthquake in China // Canadian Journal of Psychiatry (Revue Canadienne De Psychiatrie). 2012. № 57 (9). P. 547–553.

3. Cheng Y, Wang F, Wen J, Shi Y. Risk factors of post-traumatic stress disorder (PTSD) after Wenchuan earthquake: a case control study // Plos One. 2014. № 9 (5).

4. Dibash Kumar. COVID-19 Outbreak Leads to Posttraumatic Stress Symptoms. 2020.

5. Fu Y, Chen Y, Li J, et al. Analysis of prevalence of PTSD and its influencing factors among college students after the Wenchuan earthquake // Child Adolescence Psychiatry Mental Health. 2013. № 7. Article № 1 (2013).

6. Guo J, Wu P, Qu Z, et al. Post-traumatic stress disorder among adult survivors of the Wenchuan earthquake in China: a repeated cross-sectional study // Journal of Anxiety Disorder. 2014. № 28 (1). P. 75–82.

7. Jia Z, Tian W, Liu W, Cao Y, Yan J, Shun Z. Are the elderly more vulnerable to psychological impact of natural disaster? A population-based survey of adult survivors of the 2008 Sichuan earthquake // BMC Public Health. 2010. № 10. P. 172.

8. Kun P, Chen X, et al. Prevalence of post-traumatic stress disorder in Sichuan Province, China after the 2008 Wenchuan earthquake // Public Health. 2009. № 123. P. 703–707.

9. Lan Li, Jan D. Reinhardt Prevalence and risk factors of post-traumatic stress disorder among elderly survivors six months after the 2008 Wenchuan earthquake in China // BMC Psychiatry. 2020. №. 20. Article № 78.

10. Leilei Liang, Tingting Gao, Hui Ren, Ruilin Cao, Zeying Qin, Yueyang Hu, Chuanen Li, Songli Mei. Post-traumatic stress disorder and psychological distress in Chinese youths following the COVID-19 emergency // Journal of Health Psychology. 2020. № 25(9). P. 1164–1175.

11. Sui SG, King ME, et al. Posttraumatic stress disorder among female victims of sexual assault in China: prevalence and psychological factors // Asia-Pacofic Psychiatry. 2014. № 6 (4). P. 405–413.

12. Sun L, Sun Z, Wu L, et al. Prevalence and risk factors of acute posttraumatic stress symptoms during the COVID-19 outbreak in Wuhan, China //medRxiv. March 10, 2020. doi: org/10.1101/2020.03.06.20032425.

13. Wang H, Jin H, Baker D, et al. Identification of post-traumatic stress disorder and risk factors in military first responders 6 months after Wen Chuan earthquake in China // Journal of Affect Disorder. 2011. № 130 (1–2). P. 213–2019.

14. Wang W, Fu W, Gao C, et al. Prevalence of PTSD and depression among junior middle school students in a rural town far from the epicenter of the Wenchuan earthquake in China // Plos One. 2012. № 7(7): e41665.

15. Xu J, Wu Z. One-year follow-up analysis of cognitive and psychological consequences among survivors of the Wenchuan earthquake // International Journal of Psychology. 2011. 46 (2). P. 144–152.

16. Yuan K, Ruo Yao Z, Edwards G, et al. Prevalence and predictors of stress disorders following two earthquakes // International Journal of Social Psychiatry. 2013. № 59 (6). P. 525–530.

17. Zhang L, Wang P, Li Y, Hu Q. Assessment of the posttraumatic symptoms among survivors for three years following Wenchuan Earthquake. Zhonghua Yu Fang Yi Xue Za Zhi // China Journal of Preventive Medicine. 2012. № 46 (8). P. 708–712.

18. Zhao C, Wu Z, Xu J. The association between post-traumatic stress disorder symptoms and the quality of life among Wenchuan earthquake survivors: the role of social support as a moderator // Quality of Life Research: an International Journal of Quality of Life. Aspects of Treatment, Care and Rehabilitation. 2013. № 22 (4). P. 733.

Психология посттравматического стресса: Теория и практика

Психология посттравматического стресса: Теория и практика

Для каталогаТарабрина, Н. В. Психология посттравматического стресса : Теория и практика / Тарабрина Н. В. — Москва : Институт психологии РАН, 2009. — 304 с. — ISBN 978-5-9270-0143-9. — Текст : электронный // ЭБС «Консультант студента» : [сайт]. — URL : https://www.studentlibrary.ru/book/ISBN9785927001439.html (дата обращения: 26.02.2022). — Режим доступа : по подписке.

АвторыТарабрина Н.В.

ИздательствоИнститут психологии РАН

Тип изданиямонография

Год издания2009

ПрототипЭлектронное издание на основе: Психология посттравматического стресса: Теория и практика.- М.: Изд‑во «Институт психологии РАН», 2009.- 304 с. — ISBN 978-5-9270-0143-9.

АннотацияМонография посвящена изложению результатов изучения посттравматического стресса (ПТС) в разных группах: участников боевых действий, участников ликвидации аварии на ЧАЭС, детей, беженцев, пожарных, спасателей, больных раком молочной железы. Представлено исследование переживания террористической угрозы. На основе теоретического анализа и обобщения эмпирических исследований показано, что психологические последствия воздействия на человека экстремальных, психотравмирующих стрессоров высокого уровня интенсивности представляют континуум разных форм и степеней психической дезадаптации, одной из которых является посттравматическое стрессовое расстройств (ПТСР). Эмпирически установлено, что только высокий уровень посттравматического стресса корреспондирует с клинической картиной ПТСР. Выдвинуто и подтверждено предположение о том, что на психологическом уровне симптомы ПТСР представляют совокупность взаимосвязанных психологических характеристик (симптомокомплекс), входящих в семантическое поле понятия «посттравматический стресс».

Загружено 2014-07-08

Терапия больных с посттравматическим стрессовым расстройством в результате боевых действий

Психиатрическая и медико-психологическая помощь является обязательным и необ-хо¬димым звеном в системе общемедицинских мероприятий при оказании помощи пострадавшим от боевых действий. Ее основные задачи заключаются в купировании острых психических реакций, в сорти¬ровке лиц с психическими расстройствами, в организации поэтап¬ного лечения и в медико-психологической поддержке пострадавших [1]. Основной принцип оказания помощи пострадавшим заключа¬ется в поэтапной сортировке, эвакуации и соответствующей терапии постра¬давших. Эта помощь оказывается в соответствии с периодами развития ситуации [2, 17]. Стратегию психиатри¬ческой помощи определяет динамика возникших психических расстройств. На всех этапах она должна быть тесно связана с общей медицинской по¬мощью, должна обеспечивать непрерывность и преемственность профилактических, лечебных и реабилитационных мероприятий. Бесспорно, что наиболее эффективный метод терапии больных с боевым посттрав-матическими расстройствами (ПТСР) это предотвращение всех войн, решение насущных социально-психологических проблем. Но это на сегодня является неразрешимой задачей. Анализ причин и условий формирования посттравматических расстройств позволя-ет утверждать, что развитие необратимых личностных деформаций и затяжных стрессовых расстройств у участников боевых действий в значительной мере связано с недочетами в организации психиатрической помощи. Ни высококачественные препараты, ни новейшие методы лечения не могут быть эффективными без налаженной еще в мирное время полноценной системы охраны психического здоровья военнослужащих (и населения в целом). Накопленный до настоящего времени опыт военной психиатрии доказал насущную необходимость войскового профилактического звена психиатрической помощи. Наиболее адекватным и приемлемым вариантом представляется создание штатных отделов (групп) психического здоровья, призванных объединить усилия представителей трех дисциплин: психиатров, медицинских и во-енных психологов [3]. ПТСР не относятся к той группе психической патологии, которая обязательно требует госпитализации в психиатрические учреждения, тем более в больницы. Они не вызывают выраженной дисфункции и дезадаптации, как это имеет место при психозах, и поэтому психиатрическая клиника не является тем учреждением, куда следует обращаться за помощью Особенно принимая во внимание ту социальную стигму, которой наделяется психическая болезнь. Большинство лиц с подобными расстройствами обращается, в луч-шем случае, в различные соматические стационары и поликлиники, в худшем, — к так на-зываемым «народным целителям». Лишь небольшая их часть обращается в редкие еще службы психического здоровья, не стигматизированные еще общественным сознанием. Общеизвестно, что любой терапии должна предшествовать профилактика во всех ее формах и направлениях. Кроме сугубо медицинских мероприятий в плане постстрессо-вых расстройств она (профилактика) предполагает широкую просветительскую работу как среди профессионалов (например, врачей, спасателей, руководителей органов здраво-охранения), так и среди больших групп населения. Профилактика предполагает обучение населения основным знаниям и навыкам в области психического здоровья. Проведение подобных занятий (лекций, семинаров, тренингов) среди социальных работников и спе-циалистов первичного звена здравоохранения позволит направить поток больных к спе-циалистам соответствующего звена. Более того, мы предполагаем, что проблемы стресса, психической травмы и психического здоровья должны стать частью учебных программ школьников, студентов (и не только медицинских вузов), для работников социальной сферы и преподавателей. Эти проблемы должны быть включены в такие актуальные учебные программы, как первая психологическая помощь, кризисное вмешательство, поддерживающая терапия, диагностика и лечение незначительно выраженных нарушений психического здоровья, а также в программы по решению психосоциальных проблем [10]. В этом смысле уже имеется определенный опыт подготовки медицинского руководства по основам психиатрии (World Health Organization, 1996), специально написанного для местных условий [14, 15]. Имеется определенный опыт и нас. В 1999 году нами была реализована программа «Комплексная поддержка лиц, подвергшихся многофакторному травматическому стрессу: социально-психологическая реабилитация и образование». Целью данной программы было оказание комплексной медико-социальной психореабилитационной поддержки лицам, страдающим ПТСР. В зависимости от решаемых задач мы, кроме сугубо терапевтических подходов, направленных на коррекцию психофизического состояния пациентов, проводили обучение как самих пациентов и членов их семей, так и врачей, психологов, социальных работников и медицинских сестер. В программу были вовлечены 52 участника боевых действий в Карабахе с посттравматическим стрессовым расстройством, а также их супруги (34 чел.) и родители (6 чел.). Работа с пациентами проводилась 2-х месячными курсами, включающими в соответствии с особенностями их состояния интенсивную и/или поддерживающую фармакотерапию, психотерапию, реабилитацию в семье и обществе, а также обучение. С членами их семей проводились образовательные семинары, психотерапевтические тренинги, консультирование. Обучение специалистов проводилось по разработанной в центре «Стресс» програм-ме «Посттравматические стрессовые расстройства: клинические, психологические и социальные аспекты», включающей три основных блока – 1) психологические проблемы ПТСР, 2) клиническая стрессология и 3) социальная психология стресса: стресс, адапта-ция, здоровье. Программа представлена в приложении. Настоящая программа обучения включает в себя медицинские, психологические, социальные и экономические аспекты проблемы травматического стресса. Она была реализована с участием психиатров, психо-логов, социологов, владеющих навыками терапии, тренинга и преподавания. По оценке субъектов и объектов программы она снизила социальную и психологи-ческую напряженность, позволила определенному количеству членов общества, остро нуждающихся в морально-психологической переориентации, адекватно адаптироваться в новых условиях. Мы считаем, что если придерживаться основных принципов психиат-рии, использовать гибкий и эклектичный гуманистический подход и применять приемле-мые для данной культуры (даже субкультуры) техники и методы в соответствии с имеющимися ресурсами, можно достичь значительных успехов. Одним из аспектов профилактики постстрессовых расстройств является такая гро-мадная задача, как проблема управления неординарными ситуациями. Это управление катастрофами. Управление катастрофами является сложной многоосевой проблемой и, кроме аналитических, методологических, организационных, материальных и других ас-пектов, имеет очень важную медицинскую составляющую. В сугубо медицинском аспекте проблема управления требует подготовки и периодической переподготовки как широких масс населения, так и специалистов-профессионалов: врачей, медицинских сестер, социальных работников, спасателей, руководителей органов здравоохранения. Эта проблема будет представлена нами в отдельной работе. Не исключая важности организационных и профилактических мероприятий, следу-ет отметить и необходимость фармакологической терапии и психотерапии больных с ПТСР, особенно клинически выраженных форм этой патологии. Как отмечает Soma-sundaram D. [13], лечение больных с ПТСР следует начинать с всестороннего обследова-ния с учетом «социально-культурального и этнического контекста, значения психической травмы и местных определений дистресса». Автор отмечает, что очень часто психическая травма скрывается за инициальными проявлениями соматизированного (соматоформного) расстройства, тревоги или депрессии. Частичная или полная амнезия на психотравмирующее событие может привести к игнорированию и даже отрицанию психических нарушений. Диагностическое значение в плане возможной пережитой психической травм может иметь выраженная подозрительность пациентов, особенно тех, кто когда-либо принимал участие в боевых действиях. Степень выраженности клинической картины ПТСР определяется совокупным взаимодействием таких факторов, как общее состояние здоровья, возраст, социально-экономический статус, профиль симптомов, длительность переживания травмы и степень травматизации, особенности личности пациента, употребление алкоголя (или наркотиче-ских средств). В плане терапии ПТСР следует исходить из того, что посттравматические расстройства имеют уникальный биологический профиль, состоящий в нарушениях сим-патической возбудимости, нейроэндокринной и иммунной систем. С точки зрения Somasundaram D. [12] эффективными могут быть следующие методы терапии: фармакотерапия, различные виды психотерапии (когнитивные, бихевиоральные методы, кризисное вмешательство, методики релаксации, групповая и семейная психоте-рапии), реабилитация, общинные подходы. Фармакотерапия больных ПТСР, даже приме-нение не психотропных средств [4], облегчает те или иные симптомы по-сттравматических расстройств. Однако лекарственная терапия в основном неэффективна в отношении так называемых «симптомов избегания» [9]. Нет такого препарата, который бы приводил к ремиссии посттравматического рас-стройства в целом. Трициклические антидепрессанты улучшают настроение, снижают возбудимость и интенсивность навязчивостей. Антидепрессанты группы ИМАО повыша-ют настроение, нормализуют сон. Селективные ингибиторы обратного захвата серотони-на уменьшают симптомы избегания, обсессии и возбудимость [5] . Антиконвульсанты действуют на эксплозивность, импульсивность, сон [18]. Смягчение симптомов ПТСР создает возможность включения пациентов в психотерапевтический процесс — индивидуальную, бихевиориальную или групповую психотерапию. Психотерапия во многих своих проявлениях остается одним из основных методов выбора для большинства больных, переживших психическую травму, поскольку травма-тизация разрушает все модели и стереотипы. Главная цель психотерапии — помочь прора-ботать процесс так, чтобы психотравмирующее событие интегрировалось в Я-систему по-страдавшего, а основные принципы – это выслушивание истории жизни и создание дове-рительных отношений, чтобы помочь «вылить» эмоции и прояснить то, что случилось. Для исследованной нами популяции (армянской), сочетающей в себе Западные и Восточ-ные ценности психотерапевт всегда стоит перед проблемой выбора психотерапевтическо-го вмешательства. Van der Veer сообщает об эффективности использования поддерживающих техник и симптоматического облегчения [17]. Значительно эффективной является методика «лого-терапия» [8], которая заключается в том, чтобы находить смысл в случившемся. Поиск и нахождение смысла заметно облегчает состояние пациентов. Культуральные и религиозные убеждения, например, доктрины относительно кар-мы, страдания и т.д., также имеют значение. Следует пытаться привлекать к сотруд-ничеству в качестве сотерапевтов священнослужителей, целителей и других представителей нетрадиционной медицины. Когнитивные и бихевиоральные методы представляют собой систематически проводимую десенсибилизацию в отношении психической травмы. При этом пациента подвергают неоднократному воздействию психической травмы; он многократно воспроизводит психотравмирующее событие, основываясь на своем воображении [7]. Существенна и коррекция гормонального фона с учетом типа личности: А-тип, НА-тип и А+Н-тип. А-тип личности (адреналиновый), в гормональном профиле которого отмечается «избыток» адреналина, характеризуется тревожностью, мнительностью, нерешительно-стью. Он нуждается в некоторых мероприятиях, которые позволят перебороть негативные стороны. Употребление умеренных доз алкоголя, способствующего выработке норадрена-лина, может привести к тому, что человек «кролик» станет «львом». То есть неуверен-ность в себе, подверженность сомнениям, может перерасти в самоуверенность и агрессив-ность (в положительном смысле этого понятия). Кроме того, следует давать организму умеренную физическую нагрузку до появления состояния бодрости и подъема сил. По-лезны закаливающие процедуры (холодный душ, обливания). Из психологических мето-дик рекомендуется психокоррекция, аутотренинг, самоорганизация. НА-тип личности (норадреналиновый), характеризующийся внутренней напряжен-ностью, властностью, агрессивностью, нуждается в повышенной физической нагрузке вплоть до значительного утомления, освоении аутогенной тренировки, горячих ваннах, душе. Смешанный А+НА-тип (повышенно эмоциональный) нуждается в проведении пси-хокоррекции (аутотренинг, самоорганизация) и общеукрепляющих мерах. Эффективность терапии ПТСР связана с базовыми уровнями таких факторов, как интенсивность военных действий, тревожное настроение, нарушения концентрации, соматические симптомы, чувство вины [6]. В терапии этих пациентов нет ничего не важного и второстепенного. Актуальны и необходимы не только отмеченные уже организационные и профилактические мероприятия, психотерапия и психофармакотерапия, но даже методы традиционной медицины и парамедицины, поскольку ПТСР характеризуются полиморфизмом и соматических, и психических, и личностных проявлений. Поэтому любое терапевтическое воздействие при ПТСР оказывает бесспорное позитивное действие [11]. Литература: 1. Александровский Ю. А., Румянцева Г. М., Щукин Б. П. Медико-пси¬хологическая помощь во время и после стихийных бедствий и катастроф. — В кн.: Медицина катастроф. М., 1990, с. 367. 2. Александровский Ю. А., Щукин Б. П. Психические расстройства во время и по-сле стихийных бедствий и катастроф. // Журн. невропатол. психиат., 1991, вып. 5, с. 39 — 43. 3. Снедков Е.В., Литвинцев С.В., Нечипоренко В.В., Лыткин В.М. Медико-психологические последствия боевой психической травмы: клинико-динамические и ле-чебно-реабилитационные аспекты // Современная психиатрия, 1998, Том 1, N 1, (интер-нет-журнал). 4. Сукиасян С.Г., Арутюнян Г.С. К проблеме биологической терапии травматиче-ского стресса: янтарная кислота и посттравматические соматизированные психические нарушения. // Тезисы докладов и сообщений юбилейной научной конференции, посвя-щенной 35-летию Ереванского Государственного института усовершенствования врачей — НИЗ МЗ РА. – Ереван, 1998, — с.100. 5. Сукиасян С.Г. Манасян Н.Г., Бабаханян А.А. Применение фрамекса в психиатри-ческой практике // Журнал «Гедеон Рихтер в СНГ», N 4 Зима, 2000, с. 61 – 63. 6. Davidson J.K., Kudler H.S., Saunders W.B. et al. Predicting response to amitriptyline in posttraumatic stress disorder // Am. J. Psychiatry, 1993, vol. 150, pp. 1024 – 1029. 7. Foa E., Rothbaum B. Behavioural psychotherapy for PTSD. // Intern. Rev. Psychiatry, 1989, vol. 1, pp. 219 — 226. 8. Frankl V. E. Man’s Search for Meaning: An Introduction to Logotherapy. Boston, MA: Beacon Press, 1959. 9. Friedman M.J. Toward rational pharmacotherapy for posttraumatic stress disorder: an interim report. // Am. J. Psychiatry, 1988, vol. 145, pp. 281 — 285. 10. Raphael B. When Disaster Strikes. London: Hutchinson, 1986. 11. Solomon S.D., Gerrity E.T., Muff A.M. Efficacy of treatments for posttraumatic stress disorder. // JAMA, 1992, vol. 268, pp. 633 — 638. 12. Somasundaram D. Posttraumatic responces to aerial bombing. // Social science and medicine, 1996, vol. 42, pp.1465 – 1471. 13. Somasundaram D. Treatment of massive trauma due to war. // Advances in psychiatric treatment, 1997, vol.3, pp.321 — 330. 14. Somasundaram D., Kall K., Eisenbruch E., et al. Community Mental Health in Cambo-dia (in Khmer and English) / Ed. J. de Jong, Phnom Penh: IPSER-TPO, 1997. 15. Somasundaram, D. Manavadu (Trauma, in Tamil). Jaffna: University of Jaffna, 1993. 16. Tyhurst J. S. Psychological and social aspects of civilian disaster. // Can. Med. Ass. J. 1957, vol. 76, p. 385 — 393. 17. Van der Veer, G. Psychotherapy with Refugees. Amsterdam: SCS, 1993. 18. Yehuda R. Managing anger and aggression in patients with posttraumatic stress disor-ders // J. Clin. Psychiatry, 1999, vol. 60 (Suppl.15), — pp.33 — 37. Приложение Программа «Посттравматические стрессовые расстройства: клинические, психологические и социальные аспекты» А. Психологические проблемы ПТСР. 1. Исторические предпосылки и современное состояние проблемы «посттравматического стресса». 2. Типы и особенности экстремальных состояний. Психологические особенно-сти природных и техногенных катастроф, конфликтов и социальных кризи-сов. 3. Диспозиция личности и переживания травмы. 4. Феноменология и диагностика ПТСР. Основные подходы и критерии диагностики. Проблема взаимоотношений «нормы – патологии» в контексте ПТСР. Дополнительные и сопровождающие диагнозы. 5. Психологические экспектации посттравматических синдромов и паттерны общения с больными (депрессивный, эксплозивный, фобический, астениче-ский, тревожный, истерический и др.). 6. Непатологические изменения психики под воздействием травматического стресса. Познавательные, смысловые, поведенческие расстройства. 7. Травматический стресс как экзистенциальная проблема. 8. Методы и возможности терапии ПТСР. Б. Клиническая стрессология. 1. Антропогенный психоэмоциональный стресс и стрессология. Множествен-ность психической травмы. 2. Мир и психика. Блоки психической деятельности. Структура психики: модель мира, модель человека и Я-конценция. 3. Стресс как универсальный механизм взаимодействия психического и сомати-ческого. Психофизиологические механизмы, уровень и этапы стрессового процесса. 4. Теоретические основы развития заболеваний, обусловленных стрессом. 5. Стрессор: экстремальные состояния, катастрофы, межличностные конфлик-ты, личностные психотравматические модели и др. 6. Механизмы психической защиты — стрессоры личной жизни: коммуникатив-ный, семейный, межличностный конфликты. Проблема стереотипов. 7. Психическое здоровье: идея, дефиниция, уровни (нейрофизиологическое – «мозговое» здоровье, индивидуально – психологическое – «психическое» здоровье, личностное – «ментальное» здоровье). 8. «Археология» человека и болезни. Невротический уровень постстрессовых нарушений. 9. Психотический уровень постстрессовых нарушений. 10. Соматический уровень постстрессовых нарушений. 11. Личностный уровень постстрессовых нарушений. Посттравматическое стрес-совое расстройство. В. Социальная психология стресса: стресс, адаптация, здоровье. 1. Адаптационный синдром: психологические механизмы и реакции, социаль-ные реакции, посттравматическое стрессовое расстройство. 2. Стратегии адаптации: адаптация, направленная на эмоции, переменные, социальная поддержка, физическая среда. 3. Психология здоровья: биологическая, психологическая и социальная модели, представления о здоровье и болезни, психологические методы терапии, усло-вия жизни, личность и здоровье и т.д. 4. Социальная психология и психология личности: социальное воздействие, роль, сила, интенсивность, смысл, источник, типы. 5. Социальная ситуация и социальные перемены. 6. Социальная реальность: построение ситуации, диспозиция, убежденность, осмысление, Мы и Они, этноцентризм, психология горя и потери. Контактный адрес: e-mail: [email protected]

Книга: Психология посттравматического стресса — Надежда Тарабрина

  • Просмотров: 4760

    Одиночка

    Ерофей Трофимов

    Жизнь – странная штука. Вроде выживаешь как можешь. Никого не трогаешь. А однажды…

  • Просмотров: 1725

    Умоляй, ведьма. Часть 2

    Сильвия Лайм

    Искра земли, сердце огня, поцелуй короля… и ещё половина котелка подобной чепухи – и все…

  • Просмотров: 1232

    Моя борьба. Книга 1. Прощание

    Карл Уве Кнаусгор

    Карл Уве Кнаусгор пишет о своей жизни с болезненной честностью. Он пишет о своем детстве…

  • Просмотров: 837

    Желтый клевер: дневник Люси

    Анна Андросенко

    Перед вами мистическая история о любви, действие которой происходит в 1910-е годы и в…

  • Просмотров: 780

    Приручить время, или Шанс на любовь

    Таша Танари

    «Приручить время, или Шанс на любовь» – фантастический роман Таши Танари, жанр любовное…

  • Просмотров: 563

    Охота на вампира

    Николай Леонов

    Еще одна книга легендарного тандема Леонов-Макеев. Полковники МВД Гуров и Крячко проводят…

  • Просмотров: 517

    Чашка кофе для себя. Или 5 минут в день…

    Кристен Хелмстеттер

    Если вы устали жить скучной жизнью и хотите прожить ее полной ярких приключений, получая…

  • Просмотров: 451

    Путеводитель по галуту. Еврейский мир в…

    Владимир Лазарис

    Что такое галут? Об этом впервые на русском языке рассказывает уникальная книга,…

  • Просмотров: 382

    Играя с огнем

    Л. Дж. Шэн

    Парень с надломленной душой на пути к саморазрушению. Девушка со шрамом, не знающая, как…

  • Просмотров: 377

    Непал. Винтажный роман

    Александр Чумиков

    Перед нами Европа и Азия. Короли и магараджи. Коммунисты и маоисты. Небесные и земные…

  • Просмотров: 372

    Калейдоскоп жизни. Истории, которые…

    Анна Кирьянова

    Рабочие будни, мимолетные встречи, размышления за чашечкой чая, душевные разговоры с…

  • Просмотров: 353

    На краю

    Николай Свечин

    В декабре 1913 года в Приморье произошла серия нападений на денежные ящики воинских…

  • Просмотров: 349

    Сокровище Нефритового змея

    Сильвия Лайм

    Я думала, что найду легендарное сокровище. Думала, что сумею изменить свою жизнь, раз и…

  • Просмотров: 336

    Удивительная история секса. Взгляд…

    Кейт Листер

    Доктор Кейт Листер без стеснения копается в штанах истории и знакомит читателей с…

  • Просмотров: 325

    Аномальный наследник. Поступление

    Элиан Тарс

    Наследник высокоразвитой планетарной имперской династии Александритов. Тот, кто не…

  • Просмотров: 317

    Утраченное искусство воспитания. Чему…

    Микаэлин Дуклефф

    Научный журналист Микаэлин Дуклифф, разочаровавшись в западных методиках воспитания,…

  • Просмотров: 301

    Телесная психология: услышать тело –…

    Катерина Суратова

    Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то…

  • Просмотров: 299

    Тайное свидание

    Аманда Квик

    Надо было обладать бесстрашной душой и безграничным презрением к светским условностям…

  • Просмотров: 289

    Свобода от возраста. Годовая программа…

    Лариса Ренар

    «Свобода от возраста», как и все бестселлеры Ларисы Ренар, это увлекательный роман и…

  • Просмотров: 286

    Забытые гробницы. Тайны…

    Максим Лебедев

    Уже более четверти века в знаменитом на весь мир некрополе у подножия Великих пирамид…

  • Просмотров: 281

    Если бы ты был(-а) на моём месте. Часть…

    Анастасия Ямшанова

    После возвращения в Блэкхоулл, родной город, оставленный в далёком детстве, Софи Эпуларио…

  • Просмотров: 275

    Сказки народов мира

    Борис Акунин

    Эта книга для тех, кому нравится читать про больших грозных драконов и про маленьких…

  • Просмотров: 274

    Whole again. Как залечить душевные раны…

    Джексон Маккензи

    У людей, переживших абьюз, симптомы душевной травмы могут сохраняться долгое время после…

  • Просмотров: 272

    Лицом к лицу

    Кэролайн Куни

    «Лицом к лицу» – пятая, и заключительная часть сенсационной серии MOLOKO, проданной…

  • Сам себе Авиценна: 13 признаков посттравматического расстройства у предпринимателей

    В условиях пандемии, социально-экономического кризиса, ситуации неизвестности, неуверенности в будущем состояние психического здоровья становится определяющим для успеха человека в бизнесе. Нас начинает преследовать постоянный стресс от необходимости принятия решений, страх и тревога за себя и близких, вынужденное занятие непрофильной деятельностью, хроническая усталость от невозможности нормально работать и отдыхать. Самоизоляция и социальное дистанцирование ухудшили психическое здоровье 55% респондентов, таковы данные опроса Benenson Strategy Group. Люди всех поколений отмечают тревогу и симптомы депрессии во время пандемии, чаще остальных их испытывали миллениалы, родившиеся в 1981–1996 годах, а также представители поколения Z, родившиеся в 1997 году и позже, следует из отчета NRC Health.

    Отсутствие полноценной государственной поддержки, неуверенность за свой бизнес и личное благополучие, отсутствие подушки безопасности, отрицательная ликвидационная стоимость, стремление к роскоши и жизнь не по средствам, прочие стрессовые факторы — сегодняшняя реальность в бизнесе и очень серьезный вызов для психического здоровья. Как распознать у себя симптомы психической травмы, рассказывает психолог и коуч-консультант проекта Ontology.one Михаил Стависский.

    Бизнесу и в спокойные времена свойственно ожидание «тревоги вперед», когда человек обеспокоен «заранее». Бизнес относится к негативной информации с меньшей долей критики, здорового скепсиса. Но сейчас, когда с одной стороны болезнь, а с другой стороны экономические проблемы доходят до близкого круга, угрозы воспринимаются как особенно реальные. Сейчас мы видим триаду депрессии: стрессогенную травмирующую ситуацию, психологически понятную причину, реакцию и исход либо в психическое расстройство, либо в выздоровление. Но бывает исход в виде посттравматических расстройств, которые наступят позже, мы сможем позволить себе проявить эту реакцию.

    Реклама на Forbes

    То, что происходит сейчас с нами и с нашими бизнесами, оказывает негативное влияние на психическое здоровье и с очень высокой вероятностью оставит в психике людей глубокий след, травму. Последствием этой травмы может стать посттравматическое стрессовое расстройство, которое может проявляться долгие месяцы к окончанию карантина и коронакризиса.

    В книге «Как жить после психической травмы» Бенджамин Колодзин, американский врач-психолог, основатель и директор института «Олимпия», оказывающего помощь ветеранам войны во Вьетнаме, жертвам преступлений и людям, перенесшим травму, пишет: «Когда у человека нет возможности разрядить внутреннее напряжение, его тело и психика находят способ как-то примениться к этому напряжению. В этом, в принципе, и состоит механизм посттравматического стресса. Его симптомы, которые в комплексе выглядят как психическое отклонение, на самом деле не что иное, как глубоко укоренившиеся способы поведения, связанные с экстремальными событиями в прошлом».

    Один из симптомов негативных изменений в эмоциональном состоянии — когда сотрудник резко меняет свое обычное поведение: это изменение настроения, заторможенность или противоположная ей тревожная суетливость, трудности с концентрацией внимания. Наличие хотя бы одного симптома должно насторожить. После кризиса и пандемии многие предприниматели будут испытывать следующие симптомы:

    1. Излишняя, ничем не мотивированная подозрительность, недоверчивость. Человек постоянно испытывает тревогу, напряжение, постоянное ожидание опасности.

    2. Вспыльчивость, импульсивность, и в «мирное» время присущие руководителям, еще в большей степени будут мешать, выбивая из ресурсного состояния.

    3. Эмоциональная черствость, цинизм. Людям станет сложно эмоционально проявлять себя. Трудно устанавливать коллаборативные, близкие и интимные связи с окружающими, станут менее доступны чувства радости, любви, восхищения. Будет сложнее ощущать творческий подъем, мотивированность, игривость, легкость, спонтанность. Испытывать эти чувства словно бы не хочется, они притупляются, появляется чувство неловкости за проявления радости, открытости.

    4. Повышенная нетерпимость, агрессивность. Снижается договороспособность, возникает соблазн решать проблемы с помощью атаки, напора, оскорблений. Это проявляется как на физическом, так и на психическом, эмоциональном уровне. Человек начинает применять агрессию и давление на окружающих всякий раз, когда хочет добиться своего, даже если цель не так принципиальна для него.

    5. Синдром снижения памяти и нарушения концентрации внимания. Человек не может сосредоточиться, затрудняется принять решение, найти ответ на несложную задачу. Причем такие трудности появляются при определенных обстоятельствах, когда в поле зрения человека появляется стрессогенный фактор, который начинает мешать сосредоточиться, человек впадает в панику либо оцепенение.

    6. В состоянии посттравматического стрессового расстройства развивается депрессия, человек впадает в отчаяние, кажется, что бизнес, жизнь, семья — все теряет смысл, становится неважным и бесполезным. На фоне депрессии проявляется эмоциональное истощение, апатия, развиваются суицидальные мысли.

    7. На психологическом и физиологическом уровнях появляется высокая тревожность, которая отзывается в психосоматике болями головы, желудка, сердца. Человек ощущает себя обеспокоенным и озабоченным. И без того высокая параноидальность, подозрительность в бизнесе развивается в манию преследования. Страх аннигиляции, гнетущее чувство страха, неуверенность в себе, чувство вины, синдром неудачника становятся спутником руководителя.

    8. В такие периоды любые негативные или даже нейтральные события могут вызывать у людей взрывы ярости. Человеком становится легко манипулировать, парой слов выводя его из себя за столом переговоров или в ходе заключения важной сделки.

    9. Зависимость от алкоголя, психотропных веществ, экстремальных развлечений, усиление игровой зависимости — через подобные  злоупотребления мы пытаемся заглушить кричащую внутри него боль.

    10. Проявляются навязчивые воспоминания. Проявления обсессивного расстройства и компульсивные действия, навеянные тяжелыми мыслями, — один из важных симптомов постстрессового расстройства. Тяжелые сновидения, ночные панические атаки. Наяву они появляются в тех случаях, когда окружающая обстановка напоминает события, случившиеся во время карантина. Образы прошлого вызывают тяжелые воспоминания и стресс. Такие воспоминания сопровождаются сильной тревогой и страхом.

    11. Бессонница и прерывистый сон приводят к нервному истощению. Плохой сон дополняет картину симптомов посттравматического расстройства. Бессонница может быть вызвана высоким уровнем тревожности, невозможностью расслабиться, а также чувством усталости и душевной боли.

    12. Мысли о тупике, бесполезности, бессмысленности. Человек начинает думать о смерти. Бизнес, семья, будущее представляются более страшными, чем выход из них. Появляются мысли об эскапизме, конце всех переживаний и тревог. Когда человек доходит до такого состояния, где не видно конца, цели, смысла, он начинает терять веру, надежду, падает вовлеченность. Только страстное желание и упорство могут помочь человеку выйти из своей «коробки» и увидеть перспективы.

    Реклама на Forbes

    13. Даже у тех, кто пережил кризис и пандемию без особых потерь, появляются негативные чувства. Прежде всего чувство вины из-за того, что пережил этот период лучше других. Многие бизнесмены, пережившие тяжелые периоды, готовы на что угодно, лишь бы избежать напоминания о пережитом. Чувство вины провоцирует поведение, описанное классиком, когда унтер-офицерская жена пытается высечь сама себя. Именно оно приводит к эмоциональной глухоте, так человек защищается от невыносимых мыслей.

    Симптомы посттравматического стрессового расстройства важно знать не для того, чтобы уметь разбираться в сложных психических механизмах или искать все проблемы вовне или в прошлом, но для того, чтобы осознать для себя причинно-следственную связь между состоянием «здесь и сейчас» и пережитыми событиями. С точки зрения терапии важно изучить себя, свою жизнь, заглянуть в потаенные области души.

    Если в картине симптомов посттравматического расстройства вы узнали себя, это означает, что вы сделали важный первый шаг, готовы честно взглянуть на некоторые стороны своей жизни. Приняв реальность своей жизни со всем, что в ней есть хорошего и плохого, вы сможете задать себе вопрос: «Что я должен сделать сегодня, чтобы что-то изменить?» Задача руководителя стать рефлексирующим, думающим, анализирующим. Уметь понимать себя, чтобы демонстрировать лучшие человеческие качества команде. Мы не можем помочь сотруднику избавиться от страхов перед болезнью или ошибкой, но в состоянии научить выдерживать травмирующие чувства и научить справляться с их последствиями.

    Клинический опыт учит, что одна из самых глубоких человеческих фантазий — это вера в то, что где-то есть всемогущий, всеведущий Другой, который может что-то исправить. Некоторые всю жизнь живут по сценарию, в котором пытаются заставить воображаемую могущественную мать увидеть, как они страдают, чтобы она вмешалась и спасла их. Они приходят с этим шаблоном к психологу и проводят сеанс за сеансом, развивая свою боль и сопротивляясь попыткам помочь им понять, что пора отказаться от детской мечты об идеальном родителе, чтобы обрести способность наслаждаться реальностью. Сегодня те лидеры, которые находятся в контакте с реальностью и говорят правду, лучше помогают пережить трудности, чем те, кто сопротивляется реальности, пытаются поддерживать идею о своем всемогуществе и успокаивает себя позитивным мышлением, ложью и иллюзиями. Главная задача психологов в бизнесе сегодня — это открыто говорить о том, насколько происходящее является эмоционально травмирующим, помочь создать сотрудникам наиболее комфортные для них условия, в которых они будут чувствовать себя максимально в безопасности, и помочь восстановить душевное равновесие.

    Задача сотрудника осознать изменение своего состояния и своевременно обратиться к специалисту. Благодаря сложившейся ситуации компании станут более ответственными и осознанными. Мы начинаем понимать, что успех сопутствует тем, кто умеет выживать и радоваться жизни в условиях неопределенности, понимает свои сильные и слабые стороны и готов смотреть в глаза реальности. Сегодня победят ответственные лидеры, которые осознают себя причиной всего, что происходит в их жизни. Чем выше способность осознавать себя, тем выше ответственность. И тем выше, в свою очередь, жизнестойкость в бизнесе. Карантин видится сегодня тяжелой, но живительной, очистительной процедурой. По окончанию него для многих будет гораздо более очевидным вопрос: чего мы стоим на самом деле и сколько стоит бизнес? Те, кто пройдет этот экзамен, перейдут на новую ступень и безусловно станут сильнее.

    Реклама на Forbes

    Великий целитель Авиценна говорил: «У врача есть три средства в борьбе с болезнью — слово, растение, нож», причем слово — на первом месте. Парацельс утверждал, что чудеса творит вера, наше здоровье — прямое следствие мышления человека. Сегодня никто не ставит под сомнение, что между эмоциональным и физическим состоянием людей существует прямая связь. Вербальное выражение любви, симпатии и поддержки усиливает жизненную энергию того, к кому оно обращено. Сегодня смело можно сказать: мы то — что мы говорим и слышим. Научиться говорить и слышать слова, которые делают нас сильнее — основной труд психолога сегодня.

    Материал написан в рамках проекта Ontology.one

    Об онлайн-платформе Ontology.one:

    Сегодня нам всем жизненно необходимо уметь быстро перестраиваться, учиться снимать стресс и тревожное состояние, находить внутренний ресурс для движения к цели. Онлайн-платформа Ontology.one, созданная клубом персонального развития Forbes Ontology в партнерстве с Нетологией-групп, дает возможность каждому подобрать идеального коуча для решения личных, карьерных и бизнес-задач быстро и эффективно.

    Записаться на бесплатную онлайн-консультацию можно по ссылке.

    Реклама на Forbes

    Психология стресса: теория и практика

    %PDF-1.5 % 1 0 obj > /Metadata 4 0 R >> endobj 5 0 obj /Author /Title >> endobj 2 0 obj > endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > stream

  • Психология стресса: теория и практика
  • Мельникова М. Л.1.5Microsoft® Word 20102018-11-16T12:28:31+05:002018-11-16T12:28:31+05:00 endstream endobj 6 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents [129 0 R 130 0 R 131 0 R] /Group > /Tabs /S /StructParents 0 /Annots [132 0 R] >> endobj 7 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 134 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 1 >> endobj 8 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 135 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 2 >> endobj 9 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 136 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 3 >> endobj 10 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 137 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 4 >> endobj 11 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 138 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 5 >> endobj 12 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 140 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 6 >> endobj 13 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 141 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 7 >> endobj 14 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 142 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 8 >> endobj 15 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 143 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 9 >> endobj 16 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 145 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 10 >> endobj 17 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 148 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 11 >> endobj 18 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 149 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 12 >> endobj 19 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 150 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 13 >> endobj 20 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 151 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 14 >> endobj 21 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 152 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 15 >> endobj 22 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 153 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 16 >> endobj 23 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 154 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 17 >> endobj 24 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 155 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 18 >> endobj 25 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 156 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 19 >> endobj 26 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 157 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 20 >> endobj 27 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 160 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 21 >> endobj 28 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 161 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 22 >> endobj 29 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 162 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 23 >> endobj 30 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 163 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 24 >> endobj 31 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 164 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 25 >> endobj 32 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 165 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 26 >> endobj 33 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 166 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 27 >> endobj 34 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 167 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 28 >> endobj 35 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 168 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 29 >> endobj 36 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 169 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 30 >> endobj 37 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 170 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 31 >> endobj 38 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 171 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 32 >> endobj 39 0 obj > /XObject > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 173 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 33 >> endobj 40 0 obj > /XObject > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 176 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 34 >> endobj 41 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 177 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 35 >> endobj 42 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 178 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 36 >> endobj 43 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 179 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 37 >> endobj 44 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 180 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 38 >> endobj 45 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 181 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 39 >> endobj 46 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 182 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 40 >> endobj 47 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 183 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 41 >> endobj 48 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 184 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 42 >> endobj 49 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 185 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 43 >> endobj 50 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 186 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 44 >> endobj 51 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 187 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 45 >> endobj 52 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 188 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 46 >> endobj 53 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 189 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 47 >> endobj 54 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 190 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 48 >> endobj 55 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 191 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 49 >> endobj 56 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 192 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 50 >> endobj 57 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 193 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 51 >> endobj 58 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 194 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 52 >> endobj 59 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 195 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 53 >> endobj 60 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 196 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 54 >> endobj 61 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 197 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 55 >> endobj 62 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 198 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 56 >> endobj 63 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 199 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 57 >> endobj 64 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 200 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 58 >> endobj 65 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 201 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 59 >> endobj 66 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 202 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 60 >> endobj 67 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 203 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 61 >> endobj 68 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 204 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 62 >> endobj 69 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 205 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 63 >> endobj 70 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 206 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 64 >> endobj 71 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 207 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 65 >> endobj 72 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 208 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 66 >> endobj 73 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 209 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 67 >> endobj 74 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 210 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 68 >> endobj 75 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 211 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 69 >> endobj 76 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 212 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 70 >> endobj 77 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 213 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 71 >> endobj 78 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 214 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 72 >> endobj 79 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 215 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 73 >> endobj 80 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 216 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 74 >> endobj 81 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 217 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 75 >> endobj 82 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 218 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 76 >> endobj 83 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 219 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 77 >> endobj 84 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 220 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 78 >> endobj 85 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 221 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 79 >> endobj 86 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 222 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 80 >> endobj 87 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 223 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 81 >> endobj 88 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 224 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 82 >> endobj 89 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 225 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 83 >> endobj 90 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 226 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 84 >> endobj 91 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 227 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 85 >> endobj 92 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 228 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 86 >> endobj 93 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 229 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 87 >> endobj 94 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 230 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 88 >> endobj 95 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 231 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 89 >> endobj 96 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 232 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 90 >> endobj 97 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 234 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 91 >> endobj 98 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 235 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 92 >> endobj 99 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 237 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 93 >> endobj 100 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 238 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 94 >> endobj 101 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 239 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 95 >> endobj 102 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 240 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 96 >> endobj 103 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 241 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 97 >> endobj 104 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 242 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 98 >> endobj 105 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 243 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 99 >> endobj 106 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 244 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 100 >> endobj 107 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 245 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 101 >> endobj 108 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 246 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 102 >> endobj 109 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 247 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 103 >> endobj 110 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 248 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 104 >> endobj 111 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 249 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 105 >> endobj 112 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 250 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 106 >> endobj 113 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 251 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 107 >> endobj 114 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 252 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 108 >> endobj 115 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 253 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 109 >> endobj 116 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 254 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 110 >> endobj 117 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 255 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 111 >> endobj 118 0 obj > endobj 119 0 obj > endobj 120 0 obj > endobj 121 0 obj > endobj 122 0 obj > endobj 123 0 obj > endobj 124 0 obj > endobj 125 0 obj > endobj 126 0 obj > endobj 127 0 obj > endobj 128 0 obj > stream x

    Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) — симптомы и причины

    Обзор

    Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) — это состояние психического здоровья, вызванное ужасающим событием — пережитым или свидетелем. Симптомы могут включать воспоминания, ночные кошмары и сильную тревогу, а также неконтролируемые мысли о событии.

    Большинство людей, переживших травматические события, могут испытывать временные трудности приспосабливаться и справляться с ними, но со временем и при хорошем уходе за собой они обычно поправляются.Если симптомы ухудшаются, длятся месяцы или даже годы и мешают вашей повседневной деятельности, у вас может быть посттравматическое стрессовое расстройство.

    Получение эффективного лечения после появления симптомов посттравматического стрессового расстройства может иметь решающее значение для уменьшения симптомов и улучшения функции.

    Товары и услуги

    Показать больше продуктов Mayo Clinic

    Симптомы

    Симптомы посттравматического стрессового расстройства могут проявиться в течение одного месяца после травматического события, но иногда симптомы могут проявиться только спустя годы после события.Эти симптомы вызывают серьезные проблемы в социальных или рабочих ситуациях и в отношениях. Они также могут мешать вам выполнять свои обычные повседневные задачи.

    Симптомы посттравматического стрессового расстройства обычно подразделяются на четыре типа: навязчивые воспоминания, избегание, негативные изменения мышления и настроения, а также изменения физических и эмоциональных реакций. Симптомы могут меняться со временем или варьироваться от человека к человеку.

    Навязчивые воспоминания

    Симптомы навязчивых воспоминаний могут включать:

    • Повторяющиеся нежелательные неприятные воспоминания о травмирующем событии
    • Переживание травматического события так, как если бы оно происходило снова (воспоминания)
    • Расстраивающие сны или кошмары о травмирующем событии
    • Тяжелый эмоциональный стресс или физическая реакция на что-то, что напоминает вам о травмирующем событии

    Избегание

    Симптомы избегания могут включать:

    • Пытаться не думать или говорить о травмирующем событии
    • Избегание мест, действий или людей, которые напоминают вам о травмирующем событии

    Негативные изменения мышления и настроения

    Симптомы негативных изменений мышления и настроения могут включать:

    • Негативные мысли о себе, других людях или мире
    • Безнадежность в отношении будущего
    • Проблемы с памятью, включая неспособность вспомнить важные аспекты травматического события
    • Трудности в поддержании близких отношений
    • Чувство оторванности от семьи и друзей
    • Отсутствие интереса к занятиям, которыми вы когда-то наслаждались
    • Трудно переживать положительные эмоции
    • Эмоциональное оцепенение

    Изменения физических и эмоциональных реакций

    Симптомы изменения физических и эмоциональных реакций (также называемые симптомами возбуждения) могут включать:

    • Легко вздрагивать или пугаться
    • Всегда на страже опасности
    • Саморазрушающее поведение, такое как чрезмерное употребление алкоголя или слишком быстрая езда
    • Проблемы со сном
    • Проблемы с концентрацией внимания
    • Раздражительность, вспышки гнева или агрессивное поведение
    • Непреодолимое чувство вины или стыда

    У детей в возрасте 6 лет и младше признаки и симптомы могут также включать:

    • Воспроизведение травматического события или аспектов травматического события посредством игры
    • Пугающие сны, которые могут включать или не включать аспекты травматического события

    Интенсивность симптомов

    Симптомы посттравматического стрессового расстройства могут меняться по интенсивности с течением времени.У вас может быть больше симптомов посттравматического стресса, когда вы испытываете стресс в целом или когда вы сталкиваетесь с напоминаниями о том, через что вы прошли. Например, вы можете услышать, как машина выстрелила, и заново пережить боевые действия. Или вы можете увидеть в новостях репортаж о сексуальном насилии и почувствовать себя подавленным воспоминаниями о собственном насилии.

    Когда обращаться к врачу

    Если у вас есть тревожные мысли и чувства по поводу травматического события в течение более месяца, если они серьезны или вы чувствуете, что вам трудно вернуть контроль над своей жизнью, поговорите со своим врачом или специалистом в области психического здоровья.Своевременное лечение поможет предотвратить ухудшение симптомов посттравматического стрессового расстройства.

    Если у вас есть суицидальные мысли

    Если у вас или у кого-то из ваших знакомых есть суицидальные мысли, немедленно обратитесь за помощью к одному или нескольким из этих ресурсов:

    • Обратитесь к близкому другу или любимому человеку.
    • Свяжитесь со священником, духовным лидером или кем-то из вашей религиозной общины.
    • Позвоните на горячую линию для самоубийц — в Соединенных Штатах позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-TALK (1-800-273-8255), чтобы связаться с обученным консультантом.Используйте тот же номер и нажмите 1, чтобы добраться до кризисной линии ветеранов.
    • Запишитесь на прием к врачу или специалисту в области психического здоровья.

    Когда обращаться за неотложной помощью

    Если вы думаете, что можете причинить себе вред или попытаться покончить жизнь самоубийством, немедленно позвоните по номеру 911 или по местному номеру службы экстренной помощи.

    Если вы знаете кого-то, кто находится в опасности попытки самоубийства или совершил попытку самоубийства, убедитесь, что кто-то остается с этим человеком, чтобы защитить его или ее.Немедленно позвоните по номеру 911 или местному номеру службы экстренной помощи. Или, если вы можете сделать это безопасно, доставьте человека в отделение неотложной помощи ближайшей больницы.

    Причины

    У вас может развиться посттравматическое стрессовое расстройство, когда вы переживаете, видите или узнаете о событии, связанном с реальной или угрожающей смертью, серьезной травмой или сексуальным насилием.

    Врачи не знают, почему у некоторых людей развивается посттравматическое стрессовое расстройство. Как и большинство проблем с психическим здоровьем, посттравматическое стрессовое расстройство, вероятно, вызвано сложным сочетанием:

    • Стрессовые переживания, включая количество и тяжесть травм, которые вы пережили в своей жизни
    • Унаследованные риски для психического здоровья, такие как семейная история тревоги и депрессии
    • Унаследованные черты вашей личности — часто называемые вашим темпераментом
    • То, как ваш мозг регулирует химические вещества и гормоны, вырабатываемые организмом в ответ на стресс

    Факторы риска

    Люди всех возрастов могут страдать посттравматическим стрессовым расстройством.Однако некоторые факторы могут повысить вероятность развития посттравматического стрессового расстройства после травматического события, например:

    • Переживание сильной или продолжительной травмы
    • Наличие других травм ранее в жизни, таких как жестокое обращение в детстве
    • Наличие работы, которая увеличивает риск воздействия травмирующих событий, например, военнослужащие и лица, оказывающие первую помощь
    • Наличие других проблем с психическим здоровьем, таких как тревога или депрессия
    • Наличие проблем со злоупотреблением психоактивными веществами, такими как чрезмерное употребление алкоголя или наркотиков
    • Отсутствие хорошей системы поддержки семьи и друзей
    • Наличие у кровных родственников проблем с психическим здоровьем, включая тревогу или депрессию

    Виды травмирующих событий

    К наиболее частым событиям, ведущим к развитию посттравматического стрессового расстройства, относятся:

    • Боевое облучение
    • Физическое насилие в детстве
    • Сексуальное насилие
    • Физическое нападение
    • Угрожают оружием
    • Авария

    Многие другие травмирующие события также могут привести к посттравматическому стрессовому расстройству, например, пожар, стихийное бедствие, ограбление, ограбление, авиакатастрофа, пытки, похищение людей, опасный для жизни медицинский диагноз, теракт и другие экстремальные или опасные для жизни события.

    Осложнения

    Посттравматическое стрессовое расстройство может разрушить всю вашу жизнь — вашу работу, ваши отношения, ваше здоровье и ваше удовольствие от повседневной деятельности.

    Наличие посттравматического стрессового расстройства может также увеличить риск других проблем с психическим здоровьем, таких как:

    • Депрессия и тревога
    • Проблемы с употреблением наркотиков или алкоголя
    • Расстройства пищевого поведения
    • Суицидальные мысли и действия

    Профилактика

    Пережив травмирующее событие, у многих людей сначала появляются симптомы посттравматического стрессового расстройства, такие как неспособность перестать думать о том, что произошло.Страх, тревога, гнев, депрессия, чувство вины — все это обычные реакции на травму. Однако у большинства людей, подвергшихся травме, не развивается длительное посттравматическое стрессовое расстройство.

    Своевременное получение помощи и поддержки может предотвратить ухудшение нормальной реакции на стресс и развитие посттравматического стрессового расстройства. Это может означать обращение к семье и друзьям, которые выслушают и утешат. Это может означать поиск специалиста по психическому здоровью для краткого курса терапии. Некоторым людям также может быть полезно обратиться к своей религиозной общине.

    Поддержка со стороны других также может помочь предотвратить обращение к нездоровым методам выживания, таким как злоупотребление алкоголем или наркотиками.

    нейробиологическое воздействие психологической травмы

    Существует ряд факторов, которые необходимо учитывать при рассмотрении взаимодействия между неблагоприятной внешней стимуляцией, реакциями/реакцией на стресс и патологией. В этом разделе рассматриваются основные результаты эндокринологических, нейрохимических и нейрохимических исследований, проведенных у пациентов с диагнозом посттравматического стрессового расстройства 90 222 (таблица 1).

    Эндокринные факторы

    Основные эндокринные признаки посттравматического стрессового расстройства включают аномальную регуляцию кортизола и гормонов щитовидной железы, хотя в литературе существуют некоторые разногласия по поводу этих результатов. Следует отметить, что эндокринная дисрегуляция также обнаруживается у пациентов с ЧМТ в результате повреждения ножки гипофиза.

    Гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая ось

    Гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая ось (ГГН) является центральным координатором систем нейроэндокринной реакции на стресс у млекопитающих, и поэтому она была в центре внимания пациентов с ПТСР ( . ) Короче говоря, ось HPA состоит из эндокринных компонентов гипоталамуса, включая переднюю долю гипофиза, а также эффекторный орган, надпочечники. При стрессе нейроны паравентрикулярного ядра гипоталамуса (ПВЯ) секретируют кортикотропин-рилизинг-гормон (КРГ) из нервных окончаний срединного возвышения в гипоталамо-гипофизарную портальную циркуляцию, что стимулирует выработку и высвобождение адренокортикотропина (АКТГ) из передняя доля гипофиза. АКТГ, в свою очередь, стимулирует высвобождение глюкокортикоидов из коры надпочечников.Глюкокортикоиды модулируют метаболизм, а также иммунную функцию и функцию мозга, тем самым организуя физиологическое поведение и поведение организма для управления стрессорами. В то же время несколько путей мозга модулируют активность оси HPA. В частности, гиппокамп и префронтальная кора (ПФК) ингибируют, тогда как миндалевидное тело и аминергические нейроны ствола мозга стимулируют нейроны CRH в PVN. Кроме того, глюкокортикоиды осуществляют отрицательный контроль обратной связи над осью HPA, регулируя нейроны гиппокампа и PVN.Длительное воздействие глюкокортикоидов оказывает неблагоприятное воздействие на нейроны гиппокампа, включая уменьшение ветвления дендритов, потерю дендритных шипиков и нарушение нейрогенеза. 3-5

    Гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая система является основной системой реагирования организма на стресс. Гипоталамус секретирует КРГ, который связывается с рецепторами на клетках гипофиза, которые продуцируют/высвобождают АКТГ, который транспортируется в надпочечники, где вырабатываются/высвобождаются гормоны надпочечников, такие как кортизол.Высвобождение кортизола активирует симпатические нервные пути и создает отрицательную обратную связь как с гипоталамусом, так и с передней долей гипофиза. Эта система отрицательной обратной связи, по-видимому, нарушена у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством. CRH, кортикотропин-рилизинг-гормон; АКТГ, адренокортикотропин

    Хотя стрессоры, как правило, активируют гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую ось, исследования ветеранов боевых действий с посттравматическим стрессовым расстройством демонстрируют снижение концентрации кортизола, обнаруживаемое в моче или крови, по сравнению со здоровым контролем и другими группами сравнения.Этот удивительный вывод, хотя и повторенный у пациентов с посттравматическим стрессом из других групп населения, включая переживших Холокост, беженцев и лиц, подвергшихся жестокому обращению, не согласуется во всех исследованиях. 6 Было высказано предположение, что противоречивые результаты могут быть результатом различий в тяжести и времени психологической травмы, характере признаков/симптомов, коморбидных состояниях, личности и генетическом составе. 7 Исследования с использованием тестов подавления дексаметазона в низких дозах показывают, что гипокортицизм при посттравматическом стрессовом расстройстве возникает из-за повышенной отрицательной обратной связи оси HPA.Сенсибилизированное торможение с отрицательной обратной связью подтверждается данными об увеличении связывания и функции глюкокортикоидных рецепторов у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством. 6 Кроме того, у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством было измерено устойчивое повышение концентрации КРГ в спинномозговой жидкости (ЦСЖ). Таким образом, притупленные ответы АКТГ на стимуляцию КРГ указывают на роль подавления гипофизарных рецепторов КРГ у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством. 6 Кроме того, кардинальным признаком посттравматического стрессового расстройства является уменьшение объема гиппокампа, основной области мозга, подавляющей ось HPA. 8 Взятые в целом, эти нейроэндокринные проявления при посттравматическом стрессовом расстройстве отражают нарушение регуляции оси HPA в ответ на стрессоры. 6

    В контексте вышеизложенного проспективные исследования показывают, что низкий уровень кортизола во время воздействия психологической травмы может предсказать развитие посттравматического стрессового расстройства. 9,10 Таким образом, гипокортицизм может быть фактором риска неадекватных реакций на стресс и предрасполагать к ПТСР в будущем. Эта гипотеза в принципе подтверждается открытием, что экзогенное введение гидрокортизона вскоре после воздействия психологической травмы может предотвратить посттравматическое стрессовое расстройство. 11,12 Кроме того, было показано, что имитация нормального циркадного ритма кортизола с помощью экзогенно введенного гидрокортизона эффективна при лечении посттравматического стрессового расстройства. 13 Таким образом, может случиться так, что снижение доступности кортизола в результате или в сочетании с аномальной регуляцией оси HPA может способствовать аномальной реакции на стресс и, возможно, обработке страха в целом. Тем не менее, следует отметить, что глюкокортикоиды мешают извлечению травматических воспоминаний, эффект, который может независимо предотвращать или уменьшать симптомы посттравматического стрессового расстройства. 14

    Ось гипоталамо-гипофизарно-щитовидная железа

    Ось гипоталамо-гипофизарно-щитовидная железа (ГГТ) участвует в регулировании метаболических и анаболических состояний и других гомеостатических функций, что осуществляется путем контроля уровня гормонов щитовидной железы в крови. В течение некоторого времени предполагалась возможная роль оси HPT в синдромах, связанных со стрессом, поскольку известно, что травма может вызвать аномалии щитовидной железы. Однако на сегодняшний день не было предпринято значительных исследований, направленных на взаимосвязь между осью HPT и посттравматическим стрессовым расстройством.Однако были проведены исследования ветеранов Вьетнама с посттравматическим стрессовым расстройством, у которых были обнаружены повышенные исходные уровни как трийодтиронина (Т3), так и тироксина (Т4). Следует отметить, что уровень ’13 у этих испытуемых был непропорционально повышен по сравнению с Т4, что свидетельствует об усилении процесса дейодизации периферических тканей. 15,16

    Эти результаты были воспроизведены по большей части в исследовании ветеранов Второй мировой войны с более давними диагнозами посттравматического стрессового расстройства. У этих людей изолированные уровни Т3 были повышены, тогда как уровни Т4 были нормальными. 17 В совокупности эти исследования показывают, что со временем влияние травмы на уровень Т4 может уменьшиться. Авторы предполагают, что повышенный Т3 может быть связан с субъективной тревогой у этих людей с посттравматическим стрессовым расстройством.

    Нейрохимические факторы

    Основные нейрохимические признаки посттравматического стрессового расстройства включают аномальную регуляцию катехоламинов, серотонина, аминокислот, пептидов и опиоидных нейротрансмиттеров, каждый из которых находится в мозговых цепях, которые регулируют/интегрируют реакции стресса и страха. Следует отметить, что дисрегуляция катехоламинов и серотонина (а также ацетилхолина) также обнаруживается у пациентов с диагнозом ЧМТ, предположительно в результате диффузного повреждения аксонов.

    Катехоламины

    Семейство нейромедиаторов катехоламинов, включая дофамин (DA) и норэпинефрин (NE), получают из аминокислоты тирозина. Сообщалось об увеличении экскреции с мочой дофамина и его метаболита у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством. Кроме того, мезолимбическая дофаминовая кислота участвует в формировании условного рефлекса страха. Имеются данные о том, что у людей воздействие стрессоров вызывает высвобождение мезолимбической дофаминовой кислоты, что, в свою очередь, может модулировать реакции оси HPA. Остается неясным, изменяется ли метаболизм дофамина при посттравматическом стрессовом расстройстве, хотя генетические вариации в дофаминовой системе связаны с уменьшением риска посттравматического стрессового расстройства (см. ниже).НЭ, с другой стороны, является одним из основных медиаторов вегетативных реакций на стресс посредством как центральных, так и периферических механизмов. Большинство НЭ ЦНС происходит от нейронов голубого пятна (LC), которые проецируются на различные области мозга, участвующие в реакции на стресс, включая префронтальную кору, миндалевидное тело, гиппокамп, гипоталамус, периакведуктальный серый цвет и таламус. Кроме того, имеются данные о цепи прямой связи, соединяющей миндалевидное тело и гипоталамус с LC, в которой CRH и NE взаимодействуют, усиливая обусловленность страхом и кодирование эмоциональных воспоминаний, усиливая возбуждение и бдительность, а также интегрируя эндокринные и вегетативные реакции на стресс. .Как и другие пути стресса, этот каскад ингибируется глюкокортикоидами, 18 , которые служат «тормозом» для системы. На периферии вызванная стрессом активация симпатической нервной системы приводит к высвобождению НЭ и адреналина из мозгового вещества надпочечников, повышенному высвобождению НЭ из окончаний симпатических нервов и изменениям кровотока в различных органах, необходимых для борьбы или борьбы. поведение в полете. Эффекты НЭ опосредованы постсинаптическими α 1 β 1 и β 2 рецепторами, тогда как другой рецептор, активируемый NE, рецептор α 2 , служит пресинаптическим ауторецептором, ингибирующим высвобождение NE.Из-за его многочисленных ролей в регуляции возбуждения и вегетативных реакций на стресс, а также в содействии кодированию эмоциональных воспоминаний, НЭ был в центре внимания многих исследований патофизиологии посттравматического стрессового расстройства.

    Кардинальной особенностью пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством является устойчивая гиперактивность вегетативной симпатической ветви вегетативной нервной системы, о чем свидетельствуют повышения частоты сердечных сокращений, артериального давления, кожной проводимости и других психофизиологических показателей. Соответственно, повышенная экскреция катехоламинов и их метаболитов с мочой была зарегистрирована у ветеранов боевых действий, женщин, подвергшихся жестокому обращению, и детей с посттравматическим стрессовым расстройством.Кроме того, пациенты с посттравматическим стрессовым расстройством демонстрируют учащенное сердцебиение, артериальное давление и НЭ в ответ на травматические напоминания. Снижение связывания тромбоцитов с рецептором α 2 также указывает на гиперактивность NE при посттравматическом стрессовом расстройстве. 19,20 Введение йохимбина, антагониста рецептора α 2 , который увеличивает высвобождение норадреналина, вызывает воспоминания и усиление вегетативных реакций у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством. 21 Серийные пробы выявили устойчивое повышение концентрации НЭ в спинномозговой жидкости и повышенную реакцию НЭ в спинномозговой жидкости на психологические стрессоры при посттравматическом стрессовом расстройстве: 22,23 В совокупности существует множество доказательств того, что НФ объясняет некоторые классические аспекты симптоматики посттравматического стрессового расстройства, в том числе повышенное возбуждение, повышенный страх и повышенное кодирование воспоминаний о страхе. 20

    Интересно, что проспективные исследования показали, что повышенная частота сердечных сокращений и периферическая экскреция адреналина во время воздействия травмы предсказывают последующее развитие посттравматического стрессового расстройства. 10 Кроме того, введение антагониста β-адренергических рецепторов центрального действия пропранолола вскоре после воздействия психологической травмы, как сообщается, снижает тяжесть симптомов посттравматического стрессового расстройства и реактивность на сигналы травмы. 24 Хотя введение пропранолола в этом исследовании не предотвратило развитие посттравматического стрессового расстройства, оно могло заблокировать консолидацию травматических воспоминаний, 25 и, следовательно, может уменьшить тяжесть и/или хроническое течение посттравматического стрессового расстройства.Однако важно отметить, что этот вывод противоречит результатам более раннего исследования. 26 Различные антиадренергические средства были протестированы на предмет их терапевтической эффективности при лечении посттравматического стрессового расстройства в открытых исследованиях; существует нехватка контролируемых испытаний. 20

    Серотонин

    Серотонин (5НТ) — это моноаминовый нейротрансмиттер, синтезируемый из аминокислоты триптофана. Нейроны, содержащие 5HT, возникают в дорсальном и срединном ядрах шва в стволе головного мозга и проецируются в несколько областей переднего мозга, включая миндалевидное тело, ядро ​​ложа конечной полоски, гиппокамп, гипоталамус и префронтальную кору.5HT играет роль в регулировании сна, аппетита, сексуального поведения, агрессии/импульсивности, двигательной функции, обезболивания и нейроэндокринной функции. Неудивительно, учитывая его связь и широкую гомеостатическую роль, 5HT участвует в модуляции аффективных и стрессовых реакций, а также играет роль в посттравматическом стрессовом расстройстве. Хотя механизмы не совсем ясны, эффекты 5HT на аффективные и стрессовые реакции варьируются в зависимости от интенсивности стрессора, области мозга и типа рецептора. Считается, что 5HT-нейроны дорсального шва опосредуют анксиогенные эффекты через 5HT 2 рецепторы через проекции на миндалевидное тело и гиппокамп.Напротив, считается, что 5HT-нейроны срединного шва опосредуют анксиолитические эффекты, облегчают угасание и подавляют кодирование заученных ассоциаций посредством рецепторов 5HT 1A . Хроническое воздействие стрессоров вызывает активацию рецепторов 5HT 2 и подавление рецепторов 5HT 1A в моделях на животных. Кроме того, нокауты 5HT 1A проявляют повышенную реакцию на стресс.

    Система 5HT взаимодействует с системами CRH и NE при координации аффективных и стрессовых реакций. 19,27 Косвенные данные свидетельствуют о роли 5HT в поведении, связанном с посттравматическим стрессовым расстройством, включая импульсивность, враждебность, агрессию, депрессию и суицидальные наклонности. Кроме того, 5НТ предположительно опосредует терапевтические эффекты селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС). Недавнее небольшое и противоречивое исследование предполагает, что уличный наркотик 3,4-метилендиоксиметарнфетамин (также известный как .MDMA или «экстази»), который изменяет центральную передачу серотонина, обладает терапевтическим потенциалом при лечении посттравматического стрессового расстройства. 28 Другие доказательства измененной нейротрансмиссии 5-НТ при посттравматическом стрессовом расстройстве включают снижение концентрации 5-НТ в сыворотке крови, снижение плотности участков захвата 5-НТ тромбоцитами и измененную реакцию на серотонинергическую стимуляцию ЦНС у пациентов с диагнозом посттравматического стрессового расстройства. 19,27 Однако различий в связывании рецепторов 5HT 1A в ЦНС у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством по сравнению с контрольной группой с использованием ПЭТ-визуализации обнаружено не было. 28 В совокупности измененная передача 5HT может способствовать возникновению симптомов посттравматического стрессового расстройства, включая повышенную бдительность, повышенный страх, импульсивность и навязчивые воспоминания, хотя точные роли и механизмы остаются неизвестными.

    Аминокислоты

    γ-Аминомасляная кислота (ГАМК) является основным тормозным нейротрансмиттером в головном мозге. ГАМК оказывает сильное анксиолитическое действие и ослабляет поведенческие и физиологические реакции на стрессоры, частично за счет ингибирования цепей КРГ/НЭ, участвующих в опосредовании реакций страха и стресса. Эффекты ГАМК опосредуются рецепторами ГАМК А , которые совместно локализованы с бензодиазепиновыми рецепторами, которые усиливают ингибирующее действие ГАМК на постсинаптические элементы.Неконтролируемый стресс приводит к изменениям комплекса ГАМК/бензодиазепиновых рецепторов, так что у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством наблюдается снижение периферических участков связывания бензодиазепинов. 29 Кроме того, исследования ОФЭКТ и ПЭТ выявили снижение связывания лигандов бензодиазепиновых рецепторов с радиоактивной меткой в ​​коре головного мозга, гиппокампе и таламусе у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством, что позволяет предположить, что снижение плотности или сродства к рецепторам может играть роль в посттравматическом стрессовом расстройстве. 30 31 Однако лечение бензодиазепинами после психологической травмы не предотвращает ПТСР. 32 33 Кроме того, недавнее исследование показывает, что травматическое воздействие во время интоксикации фактически способствует развитию посттравматического стрессового расстройства. 34 Хотя, возможно, это противоречит здравому смыслу, авторы предполагают, что контекстуальные неправильные восприятия, которые обычно сопровождают алкогольное опьянение, могут служить для того, чтобы сделать стрессовые переживания более трудными для интеллектуального включения, тем самым усугубляя страх. В совокупности, несмотря на то, что существует множество исследований, явно указывающих на ГАМК/бензодиазепиновую рецепторную систему при тревожных расстройствах, исследования посттравматического стрессового расстройства относительно немногочисленны, и окончательные выводы были бы преждевременными. 19

    Глутамат является основным возбуждающим нейротрансмиттером в головном мозге. Воздействие стрессоров и высвобождение или введение глюкокортикоидов активирует высвобождение глутамата в головном мозге. Среди ряда подтипов рецепторов глутамат связывается с рецепторами N-метил-D-аспартата (NMDA), локализованными по всему мозгу. Система рецепторов NMDA вовлечена в синаптическую пластичность, а также в процессы обучения и памяти, тем самым способствуя, по всей вероятности, консолидации воспоминаний о травмах при посттравматическом стрессовом расстройстве.Также считается, что система рецепторов NMDA играет центральную роль в явлениях дереализации и диссоциации, связанных с незаконным и медицинским использованием анестетика кетамина. В дополнение к его роли в обучении и памяти, чрезмерное воздействие глутамата на нейроны, как известно, является эксайтотоксическим и может способствовать потере нейронов и/или целостности нейронов в гиппокампе и префронтальной коре у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством. Следует также отметить, что повышенный уровень глюкокортикоидов увеличивает экспрессию и/или чувствительность рецепторов NMDA, что может сделать мозг в целом более уязвимым к эксайтотоксическим повреждениям во время стресса.

    Пептиды

    Нейроны CRH в гипоталамической PVN интегрируют информацию, относящуюся к стрессу, и, таким образом, служат основным компонентом оси HPA. Нейроны CRH также обнаруживаются в широко распространенных цепях по всему мозгу, включая префронтальную и поясную кору, центральное ядро ​​​​миндалевидного тела, ядро ​​ложа конечной полоски, гиппокамп, прилежащее ядро, околоводопроводное серое и голубое пятно (LC), а также как спинной, так и срединный шов. Прямая инъекция CRH в мозг лабораторных животных вызывает физиологические реакции на стресс и поведение, подобное тревоге, включая неофобию (страх перед новыми вещами или переживаниями), усиление испуга и облегчение условного рефлекса страха.Тревожное поведение было специфически связано с повышенной активностью нейронов миндалевидного тела, содержащих CRH, которые проецируются на LC. Следует отметить, что глюкокортикоиды ингибируют CRH-индуцированную активацию норадренергических нейронов LC, обеспечивая потенциальный механизм, с помощью которого низкий уровень кортизола может способствовать устойчивым центральным реакциям на стресс и страх. Эффекты CRH опосредуются главным образом двумя подтипами рецепторов CRH, CRH 2 и CRH 2 . В экспериментах на животных как экзогенное введение CRH 1 , антагониста рецептора, так и экспериментальное нокаутирование рецептора CRH 1 вызывают ослабление реакции на стресс и снижение тревожности.Недавний эксперимент продемонстрировал, что блокада рецептора CRHj влияет не только на желудочно-кишечные показатели хронического стресса, но также предотвращает вызванное стрессом выпадение волос у грызунов. 35 Таким образом, стимуляция рецептора CRH] может быть вовлечена в облегчение реакций на стресс и тревогу. Напротив, мыши с нокаутом CRH 7 демонстрируют сенсибилизацию к стрессу и повышенную тревожность, что указывает на роль активации рецептора CRH 2 в снижении стрессовой реактивности. 3 Учитывая центральные эффекты КРГ, как описано на животных моделях, повышенная активность КРГ в ЦНС может способствовать развитию некоторых основных признаков посттравматического стрессового расстройства, таких как условные реакции страха, повышенная реактивность вздрагивания, сенсибилизация к воздействию стрессора и гипервозбуждение.Эти результаты предполагают, что антагонисты рецептора CRH1 и/или агонисты CRH, могут иметь важный терапевтический потенциал при лечении посттравматического стрессового расстройства.

    Нейропептид Y (NPY) вполне может защищать от развития посттравматического стрессового расстройства, поскольку он обладает анксиолитическими и буферными свойствами. Было показано, что NPY ингибирует цепи CRH/NE, участвующие в реакциях на стресс и страх, и уменьшает высвобождение NE из симпатических нейронов. Таким образом, недостаток NPY может способствовать неадекватным реакциям на стресс и способствовать развитию посттравматического стрессового расстройства.Действительно, сообщалось, что пациенты с посттравматическим стрессовым расстройством демонстрируют пониженные концентрации NPY в плазме и притупленные ответы NPY на провокацию йохимбином по сравнению с контрольной группой. В совокупности эти данные свидетельствуют о том, что снижение активности NPY может способствовать норадренергической гиперактивности при посттравматическом стрессовом расстройстве. 36 Кроме того, было высказано предположение, что NPY может способствовать выздоровлению или, возможно, устойчивости к посттравматическому стрессу, учитывая, что у ветеранов боевых действий без посттравматического стресса уровень NPY повышен по сравнению с ветеранами с посттравматическим стрессовым расстройством. 6

    Эндогенные опиоидные пептиды, включая эндорфины и энкефалины, действуют на одни и те же рецепторы ЦНС, активируемые экзогенными опиоидными молекулами, такими как морфин или героин. Эндогенные опиоиды оказывают ингибирующее влияние на ось HPA. Налоксон, антагонист опиоидных рецепторов, увеличивает активацию оси HPA, о чем свидетельствует преувеличенный ответ оси HPA на налоксон. У пациентов с ПТСР повышен уровень р-эндорфина в спинномозговой жидкости, что свидетельствует о повышенной активации эндогенной опиоидной системы.Изменения в эндогенных опиоидах могут быть связаны с некоторыми симптомами посттравматического стрессового расстройства, такими как онемение, стресс-индуцированное обезболивание и диссоциация. Дополнительный интерес представляет то, что неселективный антагонист опиоидных рецепторов налтрексон, по-видимому, эффективен при лечении симптомов диссоциации и воспоминаний у травмированных людей. 19,37 Кроме того, сообщалось, что введение морфина предотвращает посттравматическое стрессовое расстройство. 38 Следует отметить, что эксперимент по изучению гипотезы о том, что посттравматическое стрессовое расстройство может играть биологическую роль в развитии опиоидной зависимости в группе субъектов, зависимых от опиоидов, дал отрицательные результаты. 39

    Схемы головного мозга

    С помощью методов визуализации головного мозга у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством были выявлены характерные изменения в структуре и функциях головного мозга. 40-42 Области мозга, которые изменяются у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством, включают гиппокамп и миндалевидное тело, а также области коры, включая переднюю поясную извилину, островок и орбитофронтальную область. Эти области соединяются между собой, образуя нейронную цепь, которая, среди прочего, обеспечивает адаптацию к стрессу и обусловленность страхом.Предполагается, что изменения в этих цепях напрямую связаны с развитием посттравматического стрессового расстройства. 40 Недавняя работа поднимает вопрос о том, какие элементы ЦНС участвуют в изменениях цепи, возникающих в результате стресса, и предполагает критическую роль миелина. 43 Подобно посттравматическому стрессовому расстройству, области мозга, наиболее пораженные ЧМТ, включают нижние лобные и височные доли, и вполне вероятно, что миелинизированные цепи подвержены широкому повреждению в результате сдвигающих сил.

    Гиппокамп

    Отличительной чертой посттравматического стрессового расстройства является уменьшение объема гиппокампа.Гиппокамп участвует в контроле стрессовых реакций, декларативной памяти и контекстуальных аспектов формирования страха. Неудивительно, что гиппокамп — одна из самых пластичных областей мозга. Как упоминалось выше, длительное воздействие стресса и высоких уровней глюкокортикоидов у лабораторных животных повреждает гиппокамп, что приводит к уменьшению ветвления дендритов, потере дендритных шипиков и нарушению нейрогенеза. 4 Первичная магнитно-резонансная томография (М.RI) продемонстрировали меньшие объемы гиппокампа у ветеранов Вьетнама с посттравматическим стрессовым расстройством и у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством, связанным с жестоким обращением, по сравнению с контрольной группой. 44-47 Небольшие объемы гиппокампа были связаны с тяжестью травмы и нарушениями памяти в этих исследованиях. Эти результаты, как правило, повторялись в большинстве, но не во всех последующих работах. Исследования с использованием протонной магнитно-резонансной спектроскопии дополнительно выявили снижение уровня N-акктиласпартата (NAA), маркера целостности нейронов, в гиппокампе взрослых пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством. 40 Следует отметить, что снижение NAA коррелировало с уровнями кортизола. 48 Интересно, что уменьшенный объем гиппокампа наблюдался у женщин с депрессией, перенесших травму в раннем возрасте 49 , но не у детей с посттравматическим стрессовым расстройством. 50

    Уменьшение объема гиппокампа при посттравматическом стрессовом расстройстве может отражать накопленные токсические эффекты повторного воздействия повышенных уровней глюкокортикоидов или повышенной чувствительности к глюкокортикоидам, хотя недавние данные также свидетельствуют о том, что уменьшенные объемы гиппокампа могут быть уже существующим фактором уязвимости для развития посттравматического стрессового расстройства. 24 Действительно, недостаточность гиппокампа может способствовать активации и неспособности прекратить реакцию на стресс, а также может способствовать нарушению угашения условного страха, а также дефициту в различении безопасных и небезопасных условий окружающей среды. Исследования с использованием функциональной нейровизуализации также показали, что у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством наблюдается дефицит активации гиппокампа во время задания на вербальную декларативную память. 51 Как атрофия гиппокампа, так и функциональный дефицит в значительной степени регрессируют после лечения СИОЗС, 52 , которые, как было показано в некоторых доклинических исследованиях, усиливают нейротрофические факторы и нейрогенез, 5 , но не в других. 53

    Миндалевидное тело

    Миндалевидное тело — это лимбическая структура, участвующая в обработке эмоций и имеющая решающее значение для приобретения реакции страха. Функциональная роль миндалевидного тела в опосредовании как реакции на стресс, так и эмоционального обучения подразумевает его роль в патофизиологии посттравматического стрессового расстройства. Хотя нет четких доказательств структурных изменений миндалевидного тела при посттравматическом стрессовом расстройстве, исследования функциональной визуализации выявили гиперреактивность при посттравматическом стрессовом расстройстве во время предъявления стрессовых сценариев, сигналов и/или напоминаний о травме. 41 Пациенты с посттравматическим стрессовым расстройством также демонстрируют повышенную реакцию миндалевидного тела на общие эмоциональные стимулы, не связанные с травмой, такие как эмоциональные лица. 41 Миндалевидное тело, по-видимому, также чувствительно к представлению подсознательных угрожающих сигналов у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством, 54-56 , а повышенная активация миндалины была зарегистрирована у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством во время приобретения страха в эксперименте по выработке условного рефлекса. 57 Учитывая, что повышенная реактивность миндалины была связана с генетическими признаками, которые снижают риск посттравматического стрессового расстройства, 58,59 повышенная реактивность миндалины может представлять собой биологический фактор риска развития посттравматического стрессового расстройства.

    Кора

    Медиальная префронтальная кора (ПФК) состоит из передней поясной коры (ППК), подмозолистой коры и медиальной лобной извилины. Медиальная префронтальная кора осуществляет тормозящий контроль над стрессовыми реакциями и эмоциональной реактивностью частично благодаря своим связям с миндалевидным телом. Кроме того, он опосредует угасание условного страха за счет активного подавления приобретенных реакций страха. 41 У пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством отмечается уменьшение объема лобной коры, 60 , включая уменьшение объема ППК. 61,62 В некоторых исследованиях это уменьшение объема ОКК коррелировало с тяжестью симптомов посттравматического стрессового расстройства. Кроме того, у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством сообщалось об аномальной форме ACC, 63 , а также о снижении уровня NAA в ACC, 64 . Недавнее исследование близнецов предполагает, что, в отличие от гиппокампа, потеря объема в АКК является вторичной по отношению к развитию посттравматического стрессового расстройства, а не уже существующим фактором риска. 65 Исследования функциональной визуализации выявили снижение активации медиальной префронтальной коры у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством в ответ на раздражители, такие как сценарии травм, 66,67 боевые картинки и звуки, 68 негативные рассказы, не связанные с травмой, 69 страх лица, 70 эмоциональная струп, 71 и др., хотя есть и противоречивые данные. 41 Снижение активации медиальной префронтальной коры было связано с тяжестью симптомов посттравматического стрессового расстройства в нескольких исследованиях, и было показано, что успешное лечение СИОЗС восстанавливает паттерны активации медиальной префронтальной коры. 41 Следует отметить, что в упомянутом выше эксперименте с обусловливанием 57 угасание условного страха было связано со снижением активации ППК, обеспечивая биологический коррелят импринтированных травматических воспоминаний при посттравматическом стрессовом расстройстве. Неудивительно, учитывая взаимосвязь между миндалевидным телом и медиальной префронтальной корой, о взаимодействиях в паттернах активации между этими областями сообщалось при посттравматическом стрессовом расстройстве, хотя направление взаимосвязи в разных исследованиях противоречиво. 41

    Консультации по психологии и посттравматическому стрессу | Национальный университет

    Посттравматическое стрессовое расстройство, обычно называемое посттравматическим стрессовым расстройством, затрагивает 6-7 миллионов человек в Соединенных Штатах. Хотя это состояние психического здоровья встречается в основном у взрослого населения и часто связано с ветеранами, оно не зависит от возраста, карьеры или любого другого фактора. ПТСР может развиться у любого, кто пережил травму или опасное для жизни событие.

    Медицинские работники знают об этом тревожном расстройстве гораздо больше, чем в прошлом.На самом деле посттравматическое стрессовое расстройство не было официально признано Американской психологической ассоциацией до 1980 года. Общественность тоже узнает больше. Стигматизация, связанная с психическим здоровьем, снижается, и все больше людей обращаются за консультацией и лечением посттравматического стресса.

    Мы поговорили с Брендой Шук, нейробиологом и доцентом Национального университета, о роли консультирования по посттравматическому стрессу.

     

    Симптомы посттравматического стрессового расстройства

    Шук, которая поясняет, что говорит не как клинический психолог, объясняет, что посттравматическое стрессовое расстройство — сложная и запутанная область, и что симптомы проявляются по-разному.

    «Некоторым людям снятся кошмары, которые не прекращаются, а другие полностью блокируют их, но они все равно есть», — говорит она.

    Кто-то может испытывать сочетание эмоциональных, реляционных и физических симптомов. Важно отметить, что многие физические и психические состояния имеют схожие симптомы, поэтому только квалифицированный медицинский работник может поставить диагноз.

    Эмоциональные эффекты включают:

    • Депрессия.
    • Грусть.
    • Неуместное чувство вины.
    • Самоуважение ниже обычного.
    • Раздражительность.
    • Разъединение.
    • Гипервозбуждение.
    • Паника/сильный дистресс.
    • Отсутствие эмоций.
    • Неспособность вспомнить или рассказать о травме.

     

    Относительные индикаторы включают:

    • Чувство эмоциональной отчужденности от друзей и членов семьи.
    • Потеря интереса к занятиям, которые раньше доставляли удовольствие.
    • Отсутствие полового влечения.
    • Безрассудство.
    • Злоупотребление психоактивными веществами.
    • Развод или раздельное проживание.
    • Домашнее насилие.

     

    Физические симптомы могут проявляться как:

    • Хроническая боль без объяснения причин.
    • Хроническая усталость.
    • Проблемы с сердцем.
    • Астма или проблемы с дыханием.
    • Расстройства пищевого поведения.
    • Проблемы с пищеварением.
    • Сильные головные боли.
    • Проблемы со сном.

     

    Кроме того, многие из тех, кто испытывает это состояние, имеют симптомы повторного переживания, которые могут включать воспоминания, ночные кошмары и пугающие мысли.

    Как видите, стресс и тревога, сопровождающие посттравматическое стрессовое расстройство, могут привести к проблемам с физическим здоровьем. Это объясняет, почему иногда посттравматическое стрессовое расстройство не сразу диагностируется, не говоря уже о том, чтобы его рассмотреть. Как правило, чтобы поставить диагноз посттравматического стрессового расстройства, у кого-то должны быть симптомы в течение как минимум одного месяца после травматического события.Однако может пройти много лет после травмы, прежде чем у кого-то разовьется посттравматическое стрессовое расстройство.

     

    Обзор: лечение посттравматического стресса и терапия посттравматического стресса

    Специалисты по психическому здоровью, часто направляемые лечащим врачом, могут обеспечить лечение и терапию посттравматического стресса в различных формах. Чаще всего эти методы подпадают под психотерапию или медикаментозное лечение.

    Психотерапия консультирования при посттравматическом стрессе включает несколько подходов:

    • Когнитивно-поведенческая терапия.
    • Экспозиционная терапия.
    • Десенсибилизация и обработка движений глаз (EDMR).
    • Обучение прививке от стресса.
    • Групповая терапия.

    Шук говорит, что, особенно если речь идет о депрессии, когнитивно-поведенческая терапия часто является предпочтительным методом. С помощью этого типа терапии психолог может показать пациенту, как использовать свои системы поддержки.

    «У многих людей развивается преувеличенная реакция страха, и они хотят изолировать себя от друзей и семьи.И это может еще больше усугубить их положение», — говорит она. «Таким образом, терапевт может помочь клиенту восстановить или построить отношения с его основными группами поддержки».

    Однако поведенческая терапия требует работы, и не все могут быть готовы к этому. Шук говорит, что некоторые случаи посттравматического стрессового расстройства настолько серьезны, что человек не может участвовать в работе терапии.

    «В таких случаях психолог может дать направление к врачу», — объясняет Шук. Начало приема нового лекарства часто может помочь кому-то достичь того, чего ему нужно, чтобы «возобновить терапию».Пациентам с посттравматическим стрессовым расстройством обычно назначают СИОЗС или селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, такие как флуоксетин, пароксетин или сертралин. (Распространенные торговые марки по порядку включают Прозак, Паксил и Золофт.)

    Добавление лекарств в план ухода показывает, что многие люди нуждаются в сочетании лечения посттравматического стресса и помощи как у специалиста по психическому здоровью, так и у лечащего врача.

    Многие люди ищут альтернативные подходы к лечению посттравматического стрессового расстройства либо вместо других методов лечения, либо в дополнение к ним.Среди этих альтернативных вариантов — йога, медитация и иглоукалывание. Шук добавляет, что животные-компаньоны становятся все более популярными в качестве варианта терапии посттравматического стрессового расстройства.

     

    Кто может обеспечить терапию посттравматического стресса или лечение посттравматического стресса?

    После появления симптомов посттравматического стрессового расстройства человек может сначала посетить своего семейного врача. Затем они могут обратиться к одному из множества специалистов в области психического здоровья:

    .
    • Психологи.
    • Психиатры.
    • Социальные работники.
    • Врачи-магистры.
    • Психиатрические медсестры.
    • Советники ветеранов

    Психологи и психиатры часто имеют частную практику, но специалисты в области психического здоровья доступны во многих местах, включая больницы, общественные клиники, университетские городки, центры семейного здоровья, реабилитационные центры с проживанием и государственные учреждения. Во время кризиса кто-то может получить лечение посттравматического стресса в отделении неотложной помощи или приюте.

     

    Как попасть на консультацию по посттравматическому стрессу?

    Чтобы работать консультантом по поведенческому психическому здоровью, вам, наконец, понадобится степень бакалавра.Специальность в области психологии, социальных услуг или уголовного правосудия может привести к работе начального уровня в агентстве в качестве социального работника. Должности более высокого уровня, такие как лицензированный профессиональный консультант, которые позволяют вам более тесно работать с клиентами или даже начать собственную практику, потребуют дополнительного образования и обучения.

    Фактически, в большинстве штатов требуется ученая степень в области здравоохранения, а также лицензия или сертификат для практики в качестве клинического консультанта. Например, программа магистра психологии консультирования в Национальном университете разработана в соответствии со стандартами Калифорнийского совета по поведенческому здоровью для лицензированного профессионального клинического консультанта.Поскольку посттравматическое стрессовое расстройство распространено среди ветеранов, бывших военнослужащих часто привлекают на роль консультантов по посттравматическому стрессу. В этих случаях особенно привлекательным вариантом может быть онлайн-степень в военном колледже, таком как Национальный университет.

    Вы можете изучить множество вариантов психологического образования в Национальном университете, посетив нашу страницу программы.

     

     

    Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) | Psychology Tools

    > Профессиональные > Проблемы > ПТСР (вкл.травма, диссоциация)

    Оценка

    Инструменты скрининга, диагностики и оценки исходов посттравматического стрессового расстройства (ПТСР)

    • Шкала посттравматического стресса, назначенная врачом, для DSM-5 (CAPS-5) (версия прошлой недели)
      • Шкала скачать заархивированная версия
      • Уэзерс Ф.В., Блейк Д.Д., Шнурр П.П., Калупек Д.Г., Маркс Б.П. и Кин Т.М. (2015). Шкала посттравматического стресса для клинициста по DSM-5 (CAPS-5) – прошедшая неделя [Инструмент измерения].
    • Шкала влияния событий – пересмотренная (IES-R) | Вайс, Мармар | 1996 г.
      • Шкала скачать архивная копия
      • Вайс, Д.С., и Мармар, Ч.Р. (1996). Влияние шкалы событий – пересмотрено. В J. Wilson & TM Keane (Eds.), Оценка психологической травмы и посттравматического стрессового расстройства (стр. 399-411). Нью-Йорк: Гилфорд.
    • Контрольный список жизненных событий для DSM-5 (LEC-5) | Уэзерс, Блейк, Шнурр, Калупек, Маркс, Кин | 2013
      • Шкала скачать заархивированная копия
      • Уэзерс, Ф.В., Блейк, Д.Д., Шнурр, П.П., Калупек, Д.Г., Маркс, Б.П., и Кин, Т.М. (2013). Контрольный список жизненных событий для DSM-5 (LEC-5) — стандарт. [Измерительный прибор].
    • Контрольный список ПТСР для DSM-5 (PCL-5) | Weathers, Litz, Keane, Palmieri, Marz, Schnurr | 2013
      • Шкала (стандартная)  скачать архивная копия
      • Шкала с критерием А скачать заархивированная копия
      • Шкала с перечнем жизненных событий и критерием А скачать заархивированная копия
      • Инструкция скачать заархивированная копия
      • Уэзерс, Ф.В., Литц, Б.Т., Кин, Т.М., Палмиери, П.А., Маркс, Б.П., и Шнурр, П.П. (2013). Контрольный список посттравматического стресса для DSM-5 (PCL-5) — стандарт. [Измерительный прибор].
      • Блевинс, К.А., Уэзерс, Ф.В., Дэвис, М.Т., Витте, Т.К., и Домино, Дж.Л. (2015). Контрольный список посттравматического стрессового расстройства для DSM-5 (PCL-5): развитие и начальная психометрическая оценка. Журнал травматического стресса, 28 , 489-498. doi: 10.1002/jts.22059
    • Шкала симптомов посттравматического стрессового расстройства – версия интервью для DSM-5 (PSS-I-5) | Фоа, Маклин, Занг, Чжун, Раух, Портер, Ноулз, Пауэрс, Кауфман | 2016
      • Шкала  скачать архивная копия
      • Фоа, Эдна Б., Маклин, Кармен П., Занг, Иньинь, Чжун, Джоди, Раух, Шейла, Портер, Кэтрин, Ноулз, Келли, Пауэрс, Марк Б., Кауфман, Брук Ю. (2016) Психологическая оценка , Том 28 (10) ), 1159-1165
    • Тяжесть симптомов посттравматического стресса | Килпатрик, Резник, Фридман | 2013
    • Анкета оценки травмы (TAQ) | ДеПринс, Зурбрюгген, Чу, Смарт | 2010
      • Шкала скачать архивная копия
      • ДеПринс, А.П., Зурбригген, Э.Л., Чу, А.Т., и Смарт, Л. (2010). Разработка анкеты для оценки травмы. Журнал агрессии, жестокого обращения и травм , 19 (3), 275–299. скачать архивную копию
    • Анкета скрининга травм (TSQ) | Брюин, Роуз, Эндрюс, Грин, Тата, МакЭведи, Тернер, Фоа | 2002 г.
      • Шкала  скачать архивная копия
      • Брюин С. Р., Роуз С., Эндрюс Б., Грин Дж., Тата, П., МакЭведи, К. Тернер, С., Фоа, Э.Б. (2002). Краткий инструмент скрининга посттравматического стрессового расстройства. Британский журнал психиатрии , 181, 158-162.

    Инструменты для скрининга, диагностики и измерения результатов диссоциации

    • Шкала кратких диссоциативных переживаний (DES-B) | Даленберг, Карлсон | 2010
      • Шкала скачать архивная копия
      • DES-B (Dalenberg C, Carlson E, 2010), модифицированный для DSM-5 C.Даленберг и Э. Карлсон.
    • Шкала диссоциативных переживаний – II | Карлсон, Патнэм | 1993 г.
      • Шкала скачать архивная копия
      • Карлсон, Э.Б. и Патнэм, FW (1993). Обновление шкалы диссоциативного опыта. Диссоциация 6(1), с. 16-27.
    • Шкала диссоциации отключения (Shut-D) | Шауэр, Шалински, Эльберт | 2015

    Ресурсы, связанные с оценкой посттравматического стрессового расстройства (ПТСР)

    • Уилсон, Дж.П. и Кин, Т.М. (Ред.). (2004). Оценка психологической травмы и посттравматического стрессового расстройства: Справочник практикующего врача (2-е изд.). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press.
    • Орсильо, С. М. (2001). Меры при остром стрессовом расстройстве и посттравматическом стрессовом расстройстве. В М.М. Антоний, С.М. Orsillo & L. Roemer (Eds.), Практическое руководство по эмпирически обоснованным измерениям тревоги (стр. 255-307). Бостон, Массачусетс: Спрингер.
    • Стил, Дж. Л., Данлави, А. С., Стиллман, Дж., и Пейп, Х.С. (2011). Измерение депрессии и посттравматического стрессового расстройства после травмы: общие шкалы и контрольные списки. Травма , 42(3), 288–300.

    Вмешательство

    Лечебные шаблоны

    • Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) | Рекомендации Национального института здравоохранения и качества медицинской помощи (NICE) | Декабрь 2018 г. скачать архивная копия
    • Клинические рекомендации по лечению посттравматического стрессового расстройства | Американская психологическая ассоциация | 2017 скачать копия в архиве
    • Рекомендации по лечению диссоциативного расстройства личности у взрослых | Международное общество изучения травм и диссоциации (ISST-D) | 2011 скачать копия в архиве
    • Руководство по оценке и лечению диссоциативных симптомов у детей и подростков | Международное общество изучения травм и диссоциации (ISST-D) | 2003 скачать архивная копия
    • Руководство по лечению и планированию услуг при комплексном посттравматическом стрессовом расстройстве у взрослых | УКПЦ: МакФетридж, Хауэнштейн Свон, Здесь, Карациас, Гринберг, Китчинер, Морли | 2017 скачать копия в архиве
    • Диссоциативные феномены в повседневной жизни лиц, переживших травму | Янина Фишер | 2001 скачать архивная копия
    • Посттравматическое стрессовое расстройство: руководство по лечению пациента | Эндрюс, Крино, Хант, Лампе, Пейдж | 1994 скачать архивная копия
    • Модуляция, осознанность и движение в лечении депрессии, связанной с травмой (окно толерантности) | Пэт Огден | 2009 скачать заархивированная копия

    Лечение

    Лечение посттравматического стресса включает:

    Информационные раздаточные материалы

    Презентации

    Рекомендуемое чтение

    Эти документы рекомендуется прочитать, если вы собираетесь работать с посттравматическим стрессовым расстройством.Ehlers & Clark (2000) представляют всеобъемлющую когнитивную модель, Gray et al (2002) представляют основу для работы со значением худших моментов, а Brewin et al (1996) представляют модель для понимания того, что происходит с памятью при посттравматическом стрессовом расстройстве. .

    • Брюин, Ч.Р., Далглиш, Т., Джозеф, С. (1996). Теория двойного представления о посттравматическом стрессовом расстройстве. Psychological Review , 103, 670-686 скачать заархивированная копия (Полезно для понимания нейронной основы памяти при ПТСР)
    • Брюин, К.Р., Грегори, Дж. Д., Липтон, М., Берджесс, Н. (2010). Навязчивые образы при психологических расстройствах: характеристики, нейронные механизмы и лечение. Psychological Review, 117(1), 210-232 скачать заархивированная копия
    • Элерс, А., Кларк, Д.М. (2000). Когнитивная модель посттравматического стрессового расстройства. Behavior Research and Therapy , 38, 319-345 загрузить заархивированную копию (Канонический справочник по лечению посттравматического стрессового расстройства: когнитивно-поведенческая терапия, ориентированная на травму [TF-CBT].Эта модель подходит даже для более сложных ПТСР, в рамках поэтапного подхода)
    • Грей, Н., Янг, К., и Холмс, Э. (2002). Когнитивная реструктуризация при повторном переживании: лечение перитравматических эмоциональных «горячих точек» при посттравматическом стрессовом расстройстве. Поведенческая и когнитивная психотерапия , 30, 37-56 скачать заархивированная копия
    • Шауэр, М., Эльберт, Т. (2010). Диссоциация после травматического стресса. Journal of Psychology, 218(2), 109-127 скачать заархивированная копия

    Комплекс ПТСР

    Комплексное посттравматическое стрессовое расстройство (cPTSD) было несколько спорной диагностической категорией.Некоторые утверждают, что это просто тяжелая форма посттравматического стрессового расстройства, в то время как другие считают, что это отдельный кластер. DSM5 имеет единственную категорию посттравматического стрессового расстройства со степенями тяжести, ожидается, что МКБ-11 будет иметь категории посттравматического стрессового расстройства и сложного посттравматического стрессового расстройства.

    • Документ с изложением рекомендаций ISTSS по комплексному посттравматическому стрессу у взрослых | ИСТСС | 2017 скачать копия в архиве
    • Фридман, М. Дж. (2013). Завершение посттравматического стрессового расстройства в DSM-5: как добраться отсюда и куда двигаться дальше. Journal of Traumatic Stress , 26, 548-556 (Не строго о комплексном посттравматическом стрессовом расстройстве, но говорит об определениях) скачать заархивированная копия
    • Герман, Дж.Л. (1992). Комплексное посттравматическое стрессовое расстройство: синдром у переживших длительную и повторяющуюся травму. Journal of Traumatic Stress , 5(3), 377-391 скачать заархивированная копия
    • Терр, LC (1991). Травмы детства: план и обзор. Американский журнал психиатрии , 148 (1), 10-20 скачать

    Бумага прочая

    • Арнц, А., и Вертман, А. (1999). Лечение детских воспоминаний: теория и практика. Исследование поведения и терапия , 37 (8), 715-740 загрузить
    • Чессел, З.Дж., Брэди Ф., Акбар С., Стивенс А. и Янг К. (2019). Протокол управления диссоциативными симптомами у беженцев. Когнитивно-поведенческий терапевт , 12 . скачать
    • Левин, Р. Дж., и ван Берло, В. (2004). Сексуальное возбуждение и оргазм у субъектов, которые испытывают принудительную сексуальную стимуляцию или сексуальную стимуляцию без согласия — обзор. Журнал клинической судебной медицины , 11 (2), 82–88. скачать архивную копию
    • Медфорд, Н., Сьерра, М., Бейкер, Д., Дэвид, А.С. (2005). Понимание и лечение деперсонализационного расстройства. Достижения в области психиатрического лечения , 11, 92-100 скачать заархивированная копия
    • Рид, Дж., Хаммерсли, П., Рудегер, Т. (2007). Почему, когда и как спрашивать о насилии в детстве. Достижения в области психиатрического лечения , 13, 101-110  скачать заархивированная копия

    Посттравматическое стрессовое расстройство | Центр психологии развертывания

    Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) — наиболее распространенное психиатрическое последствие травматического воздействия.Травма может включать событие, в котором человек подвергается реальной или угрожающей смерти, серьезной травме или сексуальному насилию, или событие, в котором человек становится свидетелем такого события из первых рук. ПТСР представляет собой набор психологических и физиологических реакций, которые являются ожидаемыми нормальными ответами на угрозу жизни, но которые сохраняются после нормального периода восстановления. При посттравматическом стрессовом расстройстве эти стойкие реакции интенсивны и изнурительны и продолжаются еще долгое время после того, как травмирующее событие закончилось. Таким образом, посттравматическое стрессовое расстройство можно охарактеризовать как неизлечимое расстройство.

    Общие реакции на воздействие травмы включают: навязчивые воспоминания о травме, связанные с травмой кошмары, навязчивые мысли о том, что означает переживание, эмоциональная и физиологическая реакция на напоминания о травме, проблемы со сном, потеря интереса и удовольствия, повышенная реакция испуга, трудности с концентрацией внимания, раздражительность и гнев, а также повышенная бдительность.

    Ключевой особенностью посттравматического стрессового расстройства является избегание воспоминаний и напоминаний о травме. Поведение избегания считается хроническим течением расстройства, потому что оно создает порочный круг:
    Стресс подрывает воспоминания [что приводит к] → Неточные интерпретации → Большему дистрессу → Справляется, избегая воспоминаний и всех напоминаний → Продолжительные неточные объяснения и сильный стресс с воспоминаниями.

    К счастью, посттравматическое стрессовое расстройство можно успешно лечить! Было эмпирически продемонстрировано, что несколько протоколов лечения приводят к клинически значимому уменьшению симптомов посттравматического стрессового расстройства у большинства субъектов, а также к ремиссии посттравматического стрессового расстройства у многих. У большинства людей эти улучшения сохраняются спустя годы после завершения лечения. В Руководстве по клинической практике Администрации здравоохранения ветеранов (VHA) и Министерства обороны (DoD) по лечению посттравматического стрессового расстройства перечислены терапия когнитивной обработки (CPT), терапия длительного воздействия (PE), терапия инокуляции стресса (SIT) и десенсибилизация и переработка движениями глаз. (EMDR) в качестве доказательной психотерапии посттравматического стрессового расстройства (Департамент по делам ветеранов США (2017).Клиническое практическое руководство VA/DoD по управлению посттравматическим стрессом.)

    Справочник по посттравматическому стрессу: психосоциальный, культурный и биологический

    Содержание

    Часть 1 Основополагающий

      1. Изменения в нашем понимании травмы и психики человека как последствия войны: краткая история

      Саманта С. Хорсвилл и Р. Николас Карлтон

      2. Систематический обзор распространенности посттравматического стрессового расстройства, о котором сообщалось в канадских исследованиях

      Мюррей Уикс, Су-Бин Парк, Саманта Ганем, Сиара Плебон-Хафф, Энн-Мари Роберт, Гарри Маккей и Аллана Г.Леблан

      3. Посттравматическое стрессовое расстройство и пределы предполагаемого законодательства

      Тереза ​​Шимански и Алан Холл

      4. Выявление посттравматического стрессового расстройства в первичной медико-санитарной помощи

      Джеймс М. Томпсон, Александра Хибер, Джон Дэвин, Райан Мюррей и Дональд Р. МакКрири

      5. Эпидемиология посттравматического стрессового расстройства в Канаде

      Даниэль Маррелло, Бет Паттерсон, Жасмин Терна, Жасмин Чжан и Майкл Ван Америген  

      Часть 2. Перспективы и население

      6.Психология мужчин и мужественности: значение для мужского опыта посттравматического стрессового расстройства

      Дональд Р. МакКрири

      7. Последствия посттравматического стрессового расстройства для семей ветеранов вооруженных сил

      Хайди Крамм, Дебора Норрис, Хлоя Хоултон, Молли Флиндалл-Ханна и Линна Там-Сето

      8. Симптомы посттравматического стресса у работников сферы обслуживания бездомных: влияние организационных факторов

      Жаннет Вегемакерс Шифф и Аннет М.Переулок

      9. Эмоциональный труд, полиция и расследование преступлений на сексуальной почве, совершенных в отношении детей: посттравматический стресс и плата за грязную работу

      Дейл Спенсер, Алекса Додж, Розмари Риччарделли, и  Дейл Баллуччи

      10. Пожарные и посттравматическое стрессовое расстройство: предварительный обзор

      Хайди Крамм, Линна Там-Сето, Элисон Махар, Люсия Рюланд, и Р.Николас Карлтон

      11. Сотрудники исправительных учреждений: опыт потенциально психологически травмирующих событий и психических травм

      Розмари Риччарделли, Николь Херарда Пауэр, и Даниэлла Симас Медейрос

      12. Посттравматический рост среди заключенных: выводы, противоречия и выводы

      Эстер Ф. Дж. К. ван Гиннекен и Зибрехт Ванхурен  

      Часть 3 Биология, понимание и лечение

      13.Использование, достоверность и трансляционная полезность животных моделей посттравматического стрессового расстройства

      Эрик Д. Эйзенманн, Челси Э. Кэдл, и Филипп Р. Золадз

      14. Разработка надежной модели посттравматического стрессового расстройства у животных для проверки возможных фармакологических методов лечения: стресс хищников и механистическая мишень рапамицина

      Филлип МакКаллум, Джесси Уайтман, Тереза ​​Кенни, Кэтлин Фэллон, Шрия Бхаттачарья, Джеймс Дровер, и Жаклин Бланделл

      15.Severing the Trauma— Связь посттравматического стресса с персоналом общественной безопасности: роль личных сетей социальной поддержки

      Грейс Б. Юлс, Питер А. Хаусдорф, Терри А. Бир, и М. Глория Гонсалес-Моралес

      16. Групповая когнитивная обработка при посттравматическом стрессовом расстройстве: предварительные результаты, групповая сплоченность, терапевтический союз и удовлетворенность участников нынешних и бывших военнослужащих канадских вооруженных сил и федеральной полиции

      Сара Дж.Чаулк и Дэвид Дж. Поднар

      17. Десенсибилизация и переработка движениями глаз при посттравматическом стрессовом расстройстве: нейробиология и ее применение при других психических расстройствах

        Кристина Трентини, Сара Карлетто и Марко Пагани

        Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) | Система Rush

        После того, как вы пережили опасное или пугающее событие, нормально чувствовать тревогу и страх. Обычно эти чувства проходят через несколько дней или недель после события. Иногда, однако, они длятся месяцы или больше, мешая повседневной жизни и отношениям.Такая длительная реакция называется посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР).

        Посттравматическое стрессовое расстройство часто возникает после насильственных событий (таких как военные действия и сексуальные домогательства) или опасных для жизни несчастных случаев. Также это может случиться после неожиданной смерти близкого человека.

        Симптомы ПТСР

        Признаки посттравматического стрессового расстройства обычно появляются через несколько месяцев после травматического события. Но они могут появиться в любой момент, иногда даже спустя годы. Обратитесь за помощью, если вы испытываете какие-либо из следующих симптомов в течение месяца или дольше:

        • Беспокойство
        • Депрессия
        • Чувство вины или стыда
        • Проблемы с концентрацией внимания
        • Нежелательные воспоминания, воспоминания или кошмары
        • Отсутствие интереса к занятиям, которые раньше вам нравились
        • Избегание ситуаций, напоминающих о событии
        • Раздражительность
        • Избегание близких или мыслей о том, что им было бы лучше без вас

        Как получить помощь при посттравматическом стрессе в Rush

        • Если вы ветеран или член семьи ветерана: Запишитесь на прием в программу Rush’s Road Home, которая специализируется на оказании помощи ветеранам и их близким.(К близким относятся все, кого ветеран считает семьей, даже если вы не состоите в законных отношениях.) Программа предлагает комплексное лечение посттравматического стрессового расстройства, независимо от вашей платежеспособности.
        • Если вы пережили травму, связанную с сексом, беременностью или родами: Запишитесь на прием к команде Rush, занимающейся поведенческим и психическим здоровьем женщин. Психологи и психиатры в команде специально обучены лечению сексуального и репродуктивного стресса и травм. Это может включать сексуальное насилие, выкидыш, мертворождение и другие события.Команда приветствует цисгендерных, трансгендерных и небинарных пациентов.
        • Во всех остальных случаях: Позвоните по телефону (312) 942-5375, чтобы записаться на прием к психиатру, специализирующемуся на посттравматическом стрессовом расстройстве. Мы можем помочь определить, следует ли вам обратиться к психологу (для психотерапии), психиатру (который может прописать лекарства) или к обоим.

        Если этого требует ваша страховка, вам может понадобиться направление от лечащего врача.

        Лечение посттравматического стресса в Rush

        Посттравматическое стрессовое расстройство обычно улучшается с помощью психотерапии, лекарств или того и другого.В Rush мы предлагаем следующее:

        Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ)

        Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) — наиболее широко используемая форма психотерапии (разговорная терапия). Он также является наиболее изученным. Исследования показали, что это эффективное лечение посттравматического стрессового расстройства.

        CBT основан на идее, что ваше поведение, мысли и чувства тесно связаны. Таким образом, ваш терапевт может предложить способы изменить ваши чувства или поведение, изменив образ мыслей, или наоборот.

        Психологи и социальные работники Rush предлагают несколько различных типов когнитивно-поведенческой терапии для лечения особых потребностей пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством:

        • Терапия когнитивной обработки , разработанная, чтобы помочь людям пережить травму. Он направлен на то, чтобы помочь вам увидеть травмы по-другому, чтобы они не повлияли негативно на вашу жизнь.
        • Терапия длительного воздействия , которая предназначена для того, чтобы помочь людям справиться с травмирующими событиями прошлого. Он основан на идее, что избегание мыслей или разговоров о травме усиливает страх.
        • Диалектическая поведенческая терапия , которая помогает людям сбалансировать потребность принять одни вещи с необходимостью изменить другие. В ДПТ вы изучите стратегии принятия и изменения нежелательных мыслей и чувств. Вы также узнаете стратегии управления отношениями и конфликтами с другими людьми. Сеансы ДПТ можно проводить с индивидуальным терапевтом или с группой навыков на основе ДПТ.

        Лекарства

        Правильный выбор лекарства зависит от ваших симптомов и химического состава тела.Психиатры в Rush могут помочь вам подобрать лекарства и дозировки, которые вам подходят. Обычно они включают одно или несколько из следующего:

        • Противотревожные препараты, снижающие чувство тревоги и стресса
        • Антидепрессанты, помогающие при депрессии, беспокойстве и проблемах со сном и концентрацией внимания
        • Нейролептики, которые могут облегчить сильное беспокойство, нарушения сна и эмоциональные всплески
        • Празозин, лекарство, снижающее ночные кошмары и улучшающее сон
        .

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.