Пратчетт дело табак: «Дело табак» Терри Пратчетт: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-699-74329-2

Содержание

Терри Пратчетт «Дело табак»

Книга жестче, чем прошлые из цикла. И юмора тут совсем мало.

Но если постоянно держать в голове мысль, что «Дело табак» последняя из книг о Страже, то всё становится на свои места. И всё можно этим объяснить.

Уже в прошлой книге все остальные важные персонажи из Стражи ушли в тень, оставив Ваймса наедине с собственной внутренней тьмой, и пришлой, древней. Теперь же Стража успешно обходится без своего командора, а его самого отправляют в отпуск за город. Само собой, тот, кто всю жизнь искал справедливости и стоял на страже законности, находит в деревне полное пренебрежение ими обоими. А уж когда совершается убийство, этот кто-то постарается всех встряхнуть. Ваймс бегает по округе, расспрашивает, налаживает связи с местной полицией, нервирует местную власть. Отрывается по полной. О городских стражниках тоже есть пара эпизодов, но исключительно, чтобы их сюжетную ветку в конечном итоге увязать на главную, Ваймсовскую. И всё внимание сосредоточено на нем и некоторых других второстепенных персонажах, на необычном развитии их образов. Например, мы узнаем, каким образом видовой расист сержант Колон исправится. Кого найдет Шнобби себе в подружки. Образ местного констебля (нового персонажа) получился занимательным.

Однако следует остановиться подробнее на изменении такого интересного и многогранного персонажа, как дворецкий Вилликинс, который и рубашку отгладит до совершенного состояния, и, как выясняется, человека порежет без особых угрызений совести. Во имя защиты семьи его светлости, конечно, никак иначе. Но, порою такие противоречия в поведении и морали смотрятся совсем уж фантастично. Мы помним, каким он был в начале цикла – образцовый слуга герцогской семьи, ни слова против; помним, как он командовал отрядом в «Патриоте» — сочетал в себе «дворецкость» с матюками, которыми он крыл подчиненных и врагов. Обязательно извинялся после каждого выкрика и спрашивал, не желает ли его светлость командор чаю с бисквитами.

И что мы видим тут: матерый бандит со шрамами и наколками, который то и дело пререкается с Ваймсом (не переходя границы, правда), хоть и остается верен ему. Всегда готов взяться за нож, подкрасться сзади и как следует напугать тех, кто отвлекся на речи командора, пытающегося законно навести порядок. Конечно, эти действия помогают Ваймсу, как минимум, выставляют его в лучшем свете. Но также и выглядят по отношению к развитию образа Вилликинса необычно. Впрочем, это частное мнение. В любом случае, персонаж любопытен и выписан хорошо.

Еще в книге много уделено внимания идеях гуманизма, даже если это еще одно повторение озвученного, с новой/старой расой, коих много на просторах Плоского мира. В данном случае показаны гоблины, поначалу как грязные, вонючие воры, а затем выясняется, что и у них есть своя религия, свое искусство – они тоже могут создавать прекрасные вещи. Они разумны. Просто так сложилась их судьба, и окружающие люди не поняли гоблинов, загнали в пещеры, превратили в опасных зверей, в ненужных паразитов.

В финале книги, конечно, справедливость восторжествует. Убийцу найдут, всех причастных выявят, догонят, отберут неприкосновенность и судят. Качественно написано, интересно. И предсказуемо, к сожалению.

Опять Ваймс будет говорить о законе, который не позволяет ему сделать с убийцей то, он хотел бы. Вновь Витинари будет раздраженно выговаривать командору, что тот навел слишком много шума и взбесил кучу высокородных людей. И теперь предстоит много работы, дабы все уладить. И в который раз Ваймсу за это ничего не будет.

Не порадовали антагонисты. Все получились невзрачны по сравнению с теми, кто был раньше. Убийца – жалкое подражание Карцеру из «Ночной стражи». Те, кто представляет местную власть – просто глупые и тщеславные люди, поддавшиеся чужому влиянию. А некоторые злодеи и вовсе не появляются в книге, их только упоминают, а потом, выведя на чистую воду, увозят далеко и скорее всего, навсегда.

Так что же, получается, книга хуже, чем предыдущая, чем остальные из цикла? Вовсе нет. «Ночную стражу», естественно, не переплюнула, да и «Шмяк» жизнерадостнее хотя бы получился, но и в «Дело табак» хватает хорошего. Тут и многослойный детектив, замешанный на контрабанде, работорговле, видовых чистках. Погони на кораблях по бушующей реке, с драками на крыше (с отскакивающими арбалетными болтами от неуязвимого положительного героя, как говорят). Опять же, наблюдать, как Ваймс наводит порядок в непривычной для себя среде обитания – приятно. Ведь он, в итоге, сделал жизнь чуточку лучше. Как для людей, так и для гоблинов. Особенно для последних.

Еще и подросший Юный Сэм, собирательный образ любого любознательного ребенка, который стоит огромных нервов своим родителям выходками и интересами. Очень точно и остроумно получилось.

В общем, «Дело табак» — достойная книга. С недостатками, коих стало больше, если сравнивать с предыдущими книгами. И все же, будучи завершением цикла, книга сделала свое дело. Заставила улыбнуться не раз, предложила подумать над разными темами. Позволила погрустить от мысли, что приключения командора Ваймса подошли к концу. Во всяком случае, те, о которых мы узнаем.

Читать онлайн «Дело табак» Терри Пратчетт бесплатно без регистрации

Дело табак
Терри Пратчетт


Плоский мирГородская Стража #9
В жизни Сэмюэля Ваймса настали нелегкие дни: его отправляют в отпуск. Подумать только! К нему, всю свою жизнь посвятившему работе, отнеслись столь неблагодарно.

Более того, бесстрашному командору предстоит поездка не на курорт (ах, золотистый песок, лазурные воды), а семейный выезд в Овнец-Холл, в деревню. А ведь всем давно известно, что деревня так называется потому, что, кроме деревьев, там ничего нет! Тем более столь милых сердцу Ваймса преступлений…

Впрочем, хороший стражник (если очень хорошо покопается) всегда найдет какое-нибудь завалящее преступленьице. А разве кто-то сомневается в способностях герцога Анкского?

Впервые на русском языке!

Терри Пратчетт

Дело табак


Посвящается Робу – в промежутках между выходными.

Эмме, которая помогла мне понять гоблинов.

И Лин – как всегда.

Terry Pratchett

Snuff

Copyright © 2011 by Terry and Lyn Pratchett

© В. Сергеева, перевод на русский язык, 2014

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014

* * *

Представления об окружающем мире у гоблинов облечены в форму культа или, если угодно, религии под названием «коготт». Если вкратце, это необычайно сложная система воззрений, основанных на идее воскрешения и священности всех телесных выделений. Основной догмат коготта гласит: то, что исходит из тела гоблина, некогда, несомненно, являлось его частью, и, следовательно, с ним надлежит обращаться почтительно и должным образом хранить, чтобы в свое время предать погребению вместе с владельцем. Пока владелец жив, упомянутые выделения хранятся в коготтных горшочках – примечательных изделиях, о которых речь пойдет дальше.

И тут появляется неприятное осознание того, что достигнуть этой цели может лишь существо, обладающее внушительным богатством, массой свободного места и покладистыми соседями. Поэтому в реальной жизни большинство гоблинов соблюдают так называемый «хад» – более распространенную и менее строгую форму коготта, которая предполагает хранение ушной серы, обрезков ногтей, а также слизи из носа.

Книга Дело табак читать онлайн Терри Пратчетт

Терри Пратчетт. Понюшка [Дело табак]

Плоский Мир – 39

 

Глава 1

 

«Гоблинское восприятие мира — культ или даже религия под названием «Унггэ». Вкратце это целый своеобразный религиозный комплекс, основанный на идее перерождения и святости секреций тела. Данный центральный принцип провозглашает, что все, что выделяет тело гоблина является частью него и следовательно должно соответственно восприниматься и тщательно сохраняться до тех пор, пока не будет в надлежащий срок захоронено вместе со своим владельцем. В ожидании этого срока «материал» хранится в специальных горшочках унггэ, об удивительном способе изготовления которых я расскажу позднее.

Если преодолеть брезгливость, то мы должны будем прийти к мысли о том, что подобное сокровище должно быть тщательно оберегаемо от доступа любого существа, однако потребует огромных затрат, вместительного хранилища и особого подхода к выбору соседей.

Таким образом, в реальности большая часть гоблинов исповедует «Унггэ Хад». Данный термин можно понимать как упрощенную и легкую форму культа Унггэ, которая охватывает лишь ушную серу, обрезки ногтей, а так же сопли. Жидкость, если можно так обобщить, не является принадлежностью унггэ, а нечто проходящее как бы сквозь тело, не являясь его частью. Они объясняют это тем, что нет очевидной разницы в воде до и после, с чем с прискорбием нужно согласиться, учитывая качество воды в их подземных логовах. Аналогичным образом фекалии считаются продуктами питания, претерпевшими всего лишь некую трансформацию. Удивительно, но зубы вовсе не вызывают у гоблинов никакого интереса, поскольку они воспринимают их как некоего рода гриб-фунгус, как и не испытывают никакой привязанности к волосам, которых, надо заметить, они имеют не так уж много».

На этом месте лорд Витинари, патриций Анк Морпорка прервал чтение и уставился в ничто. Спустя пару секунд «образ ничто» загородил «образ» его секретаря Барабантера, который, надо сказать, всей своей карьерой доказывал, что свято место пусто не бывает, и что тот, «кто был никем может стать всем».

— Вы выглядите задумчивым, милорд, — произнес Барабантер, приложив к своему изречению легкий намек на вопрос, который тут же испарился в воздухе.

— Горько плачу, Барабантер, омываюсь слезами.

Барабантер замер с присыпкой в руке, которой наносил пыль на безупречно чистый черный лакированный стол.

— Пастор Овес очень впечатляющий писатель, не так ли, сэр?

— Разумеется, Барабантер, но основная проблема остается в другом. Это другое таково — человечество может договориться с гномами, с троллями и даже с орками, которые все без исключения порой бывают пугающими, но знаешь ли ты почему это так, Барабантер?

Секретарь осторожно закрыл присыпку и поднял взгляд к потолку.

— Могу ли я предположить, милорд, что в их дикости мы видим собственное отражение?

— О, отлично, Барабантер. Я еще сделаю из тебя настоящего циника! Хищник всегда оценит другого хищника, не так ли? О, он может даже ценить жертву. К примеру, лев может терпеть овцу, даже если он потом ее съест, но лев никогда не станет терпеть крысу. Вредители, Барабантер, только представь — целая раса деградировала во вредителей!

Лорд Витинари печально покачал головой, и всегда все подмечающий Барабантер заметил, что пальцы его светлости в третий раз за этот день перелистнули страницу, озаглавленную «Горшочки унггэ», и, похоже он, что было на него непохоже, завел разговор с самим собой…

— Эти емкости изготовляются самим гоблином из любого подручного материала, начиная с драгоценных минералов, заканчивая деревом или костью. Среди произведенных в древности можно найти даже прекрасные тончайшие сосуды, которым нет равных во всем мире.

Терри Пратчетт: Дело табак

Сэр Терри Пратчетт родился 28 апреля 1948 году в Биконсфилде, Бакингемшир (Beaconsfield, Buckinghamshire). В детстве он не очень любил читать книги, но жизнь его изменилась в 10 лет, когда ему в руки попала книга «Ветер в Ивах». С этим открытием интерес к книгам у мальчика вырос, и он стал проводить все свое свободное время за чтением.

В 1959 году Терри поступил в высшую техническую школу Уайкомб. Первый рассказ «The Hades Business» он опубликовал в школьном журнале в 1961 году, а в 1963 этот же рассказ появился в профессиональном издании. Первый свой гонорар Терри потратил на пишущую машинку.

Вдохновленный своим успехом, в 1965 году Терри Пратчетт уходит из школы в журналистику. Его первый роман «Ковровый народ» («The Carpet People») был написан, когда ему было всего 20 лет. Он продолжил писать, параллельно работая в газете. В 30 лет он бросил журналистику. Когда в 1983 году в издательстве Corgi вышла его четвёртая книга, «Цвет Волшебства» — блистательный юмористическо-фэнтезийный роман, с которого начался грандиозный цикл бестселлеров «Discworld» («Плоский мир»), насчитывающий сейчас несколько десятков книг, он понял, что писать — это его призвание, и начал писать, писать, писать. ..

Романы из серии «Плоский Мир» нацелены на взрослую аудиторию, но и дети с удовольствием читают их. Они были переведены на 21 язык и проданы общим количеством более 10 миллионов экземпляров по всему миру. Каждая новая книга из серии «Плоский мир» в первые недели продаж раскупается в количестве 500 тысяч экземпляров — и это только в Англии. По данным статистики, Пратчетт на протяжении 90-х годов является самым читаемым в Великобритании автором. Его книг, изданных в твердой обложке, продано больше, чем у любого другого живущего ныне писателя. По некоторым оценкам, его книги составляют примерно 1% от всех книг, проданных в Великобритании.

Терри Пратчетт гастролировал по миру и в каждом туре подписывал более 6,5 тысяч книг. Он регулярно посещал Австралию и Новую Зеландию, Южную Африку и США. За вклад в литературу он удостоен в 1998 году звания Кавалера Ордена Британской Империи, а в 2008 — рыцарского звания.

Терри Пратчетт также является обладателем множества премий:

1. Author of the Year Award (British Book Awards) — 3 раза.

2. Author of the Year (Booksellers Association) — 2 раза.

3. Science/Fantasy Author of the Year (British Book Awards) (1994)

4. The Guardian Children’s Fiction Award (1993, 1997)

5. Children’s Book Award (1997)

6. Writers Guild Award (Children’s Books) (1993)

7. Smarties Prize Silver Award (9-11 age category) (1996)

8. Award of OBE for services to literature (1998)

9. Carnegie Medal (2001)

Дело табак слушать бесплатно аудиокнигу

Скорость: 0.5×0.6×0.7×0.8×0.9x1x1.1×1.2×1.3×1.4×1.5×1.75x2x

07:52

Дело табак 01

08:16

Дело табак 02

03:00

Дело табак 03

06:47

Дело табак 04

20:53

Дело табак 05

22:57

Дело табак 06

21:32

Дело табак 07

03:36

Дело табак 08

05:18

Дело табак 09

25:01

Дело табак 10

05:36

Дело табак 11

16:06

Дело табак 12

35:23

Дело табак 13

20:26

Дело табак 14

08:56

Дело табак 15

06:49

Дело табак 16

02:28

Дело табак 17

01:48

Дело табак 18

07:00

Дело табак 19

09:37

Дело табак 20

18:11

Дело табак 21

13:32

Дело табак 22

06:53

Дело табак 23

07:10

Дело табак 24

17:28

Дело табак 25

09:30

Дело табак 26

18:45

Дело табак 27

25:07

Дело табак 28

06:00

Дело табак 29

07:35

Дело табак 30

03:07

Дело табак 31

04:58

Дело табак 32

17:08

Дело табак 33

11:20

Дело табак 34

17:17

Дело табак 35

15:13

Дело табак 36

01:45

Дело табак 37

03:17

Дело табак 38

03:56

Дело табак 39

06:36

Дело табак 40

31:13

Дело табак 41

02:58

Дело табак 42

10:45

Дело табак 43

13:15

Дело табак 44

05:21

Дело табак 45

04:43

Дело табак 46

02:33

Дело табак 47

10:25

Дело табак 48

25:21

Дело табак 49

05:58

Дело табак 50

06:15

Дело табак 51

34:36

Дело табак 52

04:54

Дело табак 53

26:22

Дело табак 54

13:17

Дело табак 55

06:06

Дело табак 56

08:07

Дело табак 57

03:49

Дело табак 58

12:13

Дело табак 59

07:00

Дело табак 60

10:30

Дело табак 61

04:07

Дело табак 62

09:00

Дело табак 63

04:22

Дело табак 64

01:20

Дело табак 65

08:12

Дело табак 66

02:09

Дело табак 67

08:04

Дело табак 68

07:42

Дело табак 69

03:56

Дело табак 70

06:31

Дело табак 71

03:11

Дело табак 72

02:08

Дело табак 73

03:01

Дело табак 74

02:22

Дело табак 75

01:22

Дело табак 76

03:16

Дело табак 77

01:19

Дело табак 78

02:35

Дело табак 79

03:23

Дело табак 80

10:07

Дело табак 81

06:51

Дело табак 82

03:50

Дело табак 83

15:21

Дело табак 84

02:18

Дело табак 85

02:04

Дело табак 86

04:02

Дело табак 87

05:11

Послесловие от Макса

Время: 13 ч. 47 мин.

Описание

У командора стражи Анк-Морпорка большие неприятности. Его отправляют… в отпуск в деревню. Сэмюэлю Ваймсу предстоит провести незабываемые две недели вдали от городской суеты и больших проблем в обществе любящей жены, любознательного сынишки и верного слуги Вилликинса. Мечта любого работяги, скажете вы? Только не в случае с человеком, не взявшим ни одного отгула за годы службы и даже выходные проводящим в ежеминутном ожидании срочных сообщений с работы. Ваймс совершенно не представляет, чем заняться в свободное время, и покорно ездит с женой в гости, устраивает приемы, гуляет по округе и хватается за любую возможность развлечься. Командора не покидают надежды, что со дня на день в Анк-Морпорке случится что-то из ряда вон выходящее, и патриций потребует возвращения Ваймса в город, однако оставленная в надежных руках капитана Моркоу стража работает как часы. Долго мучиться бездельем Сэму не приходится — он выясняет, что местные обитатели далеко не так невинны, как кажется на первый взгляд, под покровом ночи вершатся темные дела, а в прошлом скрывается ужасная тайна, требующая раскрытия. .. Командор с радостью погружается в импровизированное расследование, даже и не подозревая, что в первую очередь отдохнуть с мужем в деревне леди Сибил порекомендовал сам патриций Витинари.

Шмяк! Дело табак читать онлайн, Терри Пратчетт

Автор Терри Пратчетт

Терри Пратчетт

Шмяк!

Terry Pratchett

THUD!

Copyright © 2005 by Terry and Lyn Pratchett

© В. Сергеева, перевод на русский язык, 2013

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2013

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

* * *

Первое, что сделал Так, – он написал себя.

Второе, что сделал Так, – он написал Законы.

Третье, что сделал Так, – он написал Мир.

Четвертое, что сделал Так, – он написал пещеру.

Пятое, что сделал Так, – он написал жеоду, каменное яйцо.

И в сумеречном чреве пещеры из жеоды вылупились Братья.

Первый Брат пошел на свет и встал под открытым небом. Поэтому он вырос слишком высоким и стал первым Человеком. Он не нашел Законов и просветился.

Второй Брат пошел во мрак и встал под каменной кровлей. Поэтому он достиг нужного роста и стал первым Гномом. Он нашел Законы, которые написал Так, и погрузился во тьму.

Но часть живой души Така осталась в разбитом каменном яйце и превратилась в первого Тролля, который бродит по миру незваным и нежеланным, без души и без цели, не учась и не понимая. Опасаясь и света и тьмы, он вечно ковыляет в полумраке, ничего не зная, ничего не постигая, ничего не творя и будучи ничем…

Из книги «Гд Так’ Гар» («Что написал Так»), в пер. проф. У. У. У. Уайлдблада, изд-во Незримого Университета, цена 8 АМ долларов. В оригинале последний абзац цитаты, судя по всему, позднейшая интерполяция.

Тот кого гора не сокрушить

Тот кого солнце не остановить

Тот кого молот не разбить

Тот кого огонь не устрашить

Тот кого ум выше сердца

Тот алмаз

Перевод тролльей пиктограммы, вырезанной на куске базальта и найденной на нижнем уровне анк-морпорской паточной шахты. Созд. . примерно 500 000 лет назад.

Шмяк.

Именно такой звук издала дубина, войдя в соприкосновение с черепом. Тело дернулось и рухнуло навзничь.

Дело было сделано – неслышно, незримо. Идеальный финал, идеальное решение, идеальная история.

Но, как говорят гномы, там, где случаются неприятности, всегда ищи тролля.

Тролль видел.

День начался идеально. Сэм Ваймс знал, что вскоре от удачного начала не останется и следа, но хотя бы на несколько минут можно было представить, что неизбежное не произойдет.

Сэм Ваймс брился. Ежедневный акт неповиновения, напоминающий о том, что он… просто Сэм Ваймс.

Конечно, он брился в особняке, и во время процедуры дворецкий читал ему выдержки из «Таймс», но все это были… не более чем сопутствующие обстоятельства. Из зеркала по-прежнему глядел Сэм Ваймс. Если бы оттуда взглянул герцог Анкский, Ваймс счел бы это дурным знаком. «Герцог» – лишь название должности, и точка.

– Преимущественно новости касаются текущей… ситуации с гномами, сэр, – произнес Вилликинс, пока Ваймс обрабатывал область под носом, требующую особого внимания. Он до сих пор пользовался дедушкиной опасной бритвой. Еще один островок реальности. И потом, тогдашняя сталь была намного лучше теперешней. Сибилла, которая с непонятным восторгом относилась к новейшим техническим штучкам, предложила мужу приобрести самую современную бритву, в которой сидел маленький бесенок с индивидуальными ножницами и быстренько срезал все волоски, но Ваймс настоял на своем. Если кто-нибудь и будет орудовать лезвием по его лицу, то исключительно он сам.

– Кумская долина, Кумская долина, – пробормотал он, глядя на отражение в зеркале.  – Что-нибудь новенькое?

– В общем, нет, сэр, – сказал Вилликинс, вновь открывая первую страницу …

Что такое дело табак? Происхождение фразеологоизма

А причем здесь Шерлок Холмс?

Дело — табак — фразеологизм, означающий скорое несчастье, неудачное, скверное положение, очень плохо (синоним: дело — дрянь).

Почему, если «табак», то плохо? Имеет ли отношение это к куреву?

Считается, что выражение «дело — табак» вошло в разговорный русский язык благодаря волжским бурлакам (бурлацкие бригады по берегу тащили баржи с товаром против течения рек, в основном Волги, привязав конец каната к носу судна). Если бурлакам приходилось переходить какую-то водную преграду вброд, они подвязывали мешочки с табаком у самой шеи, чтобы не намочить и тем испортить. То есть, «дело — табак» предупреждение, что в данном месте брода нет или переход затруднен.

Затем понятие «табак» перешло от бурлаков к матросам речных судов, которые, измеряя глубину реки, восклицали «Под табак!», что значило — измеряющий шест достиг дна.

Применение фразеологизма в литературе

«Дело-то «табак», Петр Петрович!» (К. Станюкович «Морской волк»)
«Матросы встревоженно соглашались, что дело — табак» (К. Станюкович «Утро»)
«…как приедем на Соколиный остров, запасай ноги. Дело, братец твое неприятно. Совсем табак твое дело!» (В. Корленко «Соколинец»)
«А что, хлопцы, дело табак? — сказал дед. — Киев сдают» (А. Кузнецов «Бабий яр»)
«Табак дело» , как сказал бы Канунников» (А. Фадеев «Разгром»)

Терри Пратчетт «Дело табак»

Роман английского писателя-фантаста. Тридцать девятый из эпопеи «Плоский мир», восьмая книга о городской страже. Увидел свет в 2011 году, на русском языке вышелв издательстве «Эксмо» три года спустя.

Терри Пратчетт

Те́рри Пра́тчетт

Сэр Теренс Дэвид Джон Пратчетт (1948—2015) — английский писатель, работал в жанре фэнтези. Офицер ордена Британской империи, имел звание рыцаря-бакалавра, присвоенное английской королевой в 2009 году. Написал огромное количество книг. Только цикл содержит 40 романов и пять рассказов, а ещё он создал Научно-фантастическую трилогию о Джонни Максвелле, Научно-фантастическую трилогию «Номы», фантастические романы «Страта» и «Народ, или Когда-то мы были дельфинами». Общий тираж книг Пратчетта, изданных на разных языках, составляет 40 миллионов экземпляров.

Snuff (Discworld, # 39; City Watch # 8) Терри Пратчетта

3,5 звезды. Достаточно приятное чтение, но не без проблем: временами оно казалось слишком утомительным. Ваймс слишком могущественен, слишком знаменит и слишком славен. Недостаточно быть герцогом? И, несмотря на его образ уличной банды в Thud !, Уилликинс слишком опасен, особенно по сравнению с его херувимским изображением в Men at Arms и Jingo. Финал слишком счастливый, завернутый в поклон. Ваймс и Сибил несколько раз раздеваются (никогда раньше не случалось, даже когда рожали наследника), и сцены «Гордость и предубеждение» казались совершенно неуместными, как колышек из круглой дыры.Наконец, я обнаружил, что меня немного смущает постоянное внимание к соплям и какашкам. Но если оставить в стороне придирки, все же хорошее чтение!

Гоблины. Считающиеся паразитами, обитатели пещер — честная дичь в Шире. Мясите их, набивайте, ловите их, порабощайте — как хотите. Но у коммандера Ваймса с этим проблемы …

«… потому что если гоблины — паразиты, то бедняки — паразиты, карлики — паразиты, а тролли — паразиты. Она не была паразитами и умоляла не умирать!»
В графствах открыт сезон охоты на гоблинов, включая женщин и детей.Когда Ваймс натыкается на эту отвратительную, но общепринятую практику, он не останавливается, пока не сожжет дом. Или что-то горит. А его жена Сибил не остановится, пока не изменит мир на гоблинов, по одной «ноте». Это мелодично, как Сэм и Сибил работают в гармонии с постоянно находчивыми Уилликинсами, добавляющими перкуссию. Как мы видели во всей серии, Пратчетт продолжает воплощать тему терпимости ко всем видам:
«И Нобби, если вы видите гоблина, который воняет, как уборная, и светится слегка синим, что ж, это ______, и не забывайте об этом!»

(Stinky, автор Пол Кидби)

Что нужно знать больше? Сеттинг и общий сюжет (без спойлеров): Когда книга открывается, командующий Городской стражей вынужден уйти в отпуск.Таким образом, герцог и герцогиня Анкх (Сэм и Сибил) везут 6-летнего Сэма в Кранделлс, также известный как Рамкин-холл, редко посещаемое загородное поместье семьи Рамкиных, где есть фермы, таверна, кузница, ручей с форелью. , холм виселицы, пещеры гоблинов и т. д. Это Шайры, расположенные к северу от Кирма, в сельской местности Сто Равнины, на берегу реки Квайр («Старое предательство»). Хотя это деревенское место нравится Сибил, Сэму оно ужасает. Но хороший долгий перерыв может быть неплохим — Сэм, возможно, наконец узнает разницу между малиновкой и камышевкой.Конечно, ему нравится проводить время, путешествуя по Старому предательству на борту The Wonderful Fanny. Он даже встречается с Ви Безумным Артуром!

Надеясь на что-нибудь интересное в сонных Ширах, Ваймс вскоре исполняет свое желание. Он раскрывает задумчивое зло (плохие плохие вещи) и сталкивается с грубым новобранцем полиции по имени констебль Фини Апшот, который выполняет приказы местных магистратов. Ваймс немедленно приступает к раскрытию дела (на самом деле, нескольких взаимосвязанных преступлений) с помощью удивительного Уилликинса и очень молодого констебля Фини.Он показывает Фини, что на самом деле значит быть медником, что такое закон и природу человеческих — и нечеловеческих — прав. Молодой констебль может промокнуть за ушами, но ему удается произвести впечатление и удивить старого Ваймса. К удивлению Сэма, в стране полно событий. Он может жить годами, но этот уличный боец ​​этого не знает!

Тем временем события в Анк-Морпорке развиваются примерно параллельным курсом, в конечном итоге пересекаясь с событиями в Ширах и Ховондалэнде, чужой стране к югу от Клатча.

На протяжении Snuff, Сэм Ваймс размышляет о своей близости с «The Summoning Dark» (сущность, которую мы впервые встретили в THUD).

Тем временем молодой Сэм размышляет о природе какашек. Ему шесть лет, что бы он еще делал?

Quibbles: Начало (с лордом Ветинари и Драмкноттом) не имело духа предыдущих книг Пратчетта, но скорее напоминало информационную свалку. Характеристика Вилликинса не соответствует его самым ранним изображениям, включая его наивность в Джинго.Иногда мне надоедает юмор Пратчетта. Так много каламбуров. Кроме того, иногда он получает немного проповедей или поучений, особенно о справедливости, социальной справедливости, законе и цене на хлеб. Но я люблю его пародию, каламбуры и сатиру в приемлемых количествах.

4 звездочки для Snuff . Я опубликовал викторину из 15 вопросов для этой книги (некоторые подсказки здесь). Я слушал версию Audible, красиво рассказанную Стивеном Бриггсом. Snuff — последнее (и, вероятно, последнее) дополнение к серии City Watch, — подмножество серии The Discworld Series (книги City Watch, перечисленные ниже по порядку).
_______________________

Серия: Вот книги Плоского мира о Городском дозоре и его командире Сэме Ваймсе, в порядке публикации:

Страж! Охранники! (1989)
Men at Arms (1993)
Feet of Clay (1996)
Jingo (1997)
The Fifth Elephant (1999)
Night Watch (2002)
Thud (2005)
Snuff (2011)
(Ссылки на серию можно найти на https: //www.goodreads.com/series/1062 …)

Кроме того, есть несколько дополнительных книг по модернизации города с участием героя, ставшего аферистом, Мойста фон Липвига и нескольких персонажей из Городской стражи. .Я рекомендую Going Postal, который описывает изобретение и распространение почтовых марок (мне понравилось), и Making Money, изображающий создание бумажных денег для замены золота (тоже очень хорошо). Наконец, последняя книга, которую Пратчетт написал для этой серии, — это Raising Steam, в которой Мойст должен заставить недавно изобретенный локомотив служить Анк-Морпорку и не только.

The Truth — это не Мойст фон Липвиг, но в нем есть персонажи Городского дозора, включая лорда Ветинари, хотя он официально не входит в серию Городского дозора (что бы это ни значило).В этой книге рассказывается об изобретении печатного станка и последующем распространении газет в обществе. Сатира занимается массовым принятием лжи, когда ее проверяют чернилами. Уильям де Ворд (хе-хе) — первый в городе журналист-расследователь, расследующий возможное убийство и заговор с целью свержения лорда Ветинари.

Moving Pictures знакомит с киноиндустрией (в голливудском стиле) нетерпеливых жителей Анк-Морпорка и окрестных пригородов. Говорящая собака Гаспод хорошо показывает себя в этом эпизоде, и на короткое время появляются несколько членов Городской стражи.В этой книге нет материала Moist Von Lipvig.

Я просто обожаю серию City Watch и дополнительные продукты Moist!

Discworld & Terry Pratchett Wiki

О древнем суперконтиненте с таким же названием см .: Howandaland (континент).

География

Ховондаленд часто упоминается как пример темных и загадочных джунглей на континенте Клатч. Мы знаем, что существуют равнины или вельды: слонихи из Moving Pictures демонстрируют это, когда собирают тысячу слонов, которых заказал Дибблер, в момент безумия на большом экране.Есть по крайней мере один крупный город и порт, Замбинго, и известно, что там есть одно черное королевство, управляемое королем Самуилом. Изображение региона на карте The Discworld Mapp вызывает некоторые противоречия, поскольку кажется слишком маленьким, чтобы вместить множество глубоких джунглей и широко открытых пространств, описанных в тексте. Возможно, что Mapp, как и ранние карты Roundworld, страдает от недостатка контакта с удаленными регионами и отсутствия реальных измерений. (См .: Обсуждение: Книга: Карта Плоского мира)

По крайней мере, некоторые из этих проблем были решены с выпуском The Complete Discworld Atlas , в котором есть четкие карты, обозначающие не столько стран , сколько сфер влияния .(Подчеркивается, что это регионов , а не национальных государств в понимании этого слова на Центральном континенте.) Но Атлас Небесного мира расширяет Ховондаленд на регионы, которые до сих пор не считались частью этого континента. Море Ховондаленда и до границ Ванглмешта, Х’рулла и Ханли. Архипелаг Сумтри также считается частью Ховондаленда, несмотря на то, что он находится еще дальше от широты.

Люди и история

Этот регион часто посещала (и антропологизировала) леди Алиса Вентури (или Алиса в Ховондалэнде , что подходит).Она описывает коренное население, известное как н’куф. В Jingo мы узнаем, что дед леди Сибил Рамкин, сэр Джошуа Рамкин, возглавил военную экспедицию в Ховондаленд, убежав от заклятых врагов Анк-Морпорка, чтобы сразиться с теми, кто жил где-то поблизости. К тому времени, как он покинул континент, судя по всему, было много ругательств и появилось гораздо больше врагов.

Говоря более предположительно, Ховондаленд вполне может быть местом знаменитой битвы при Лоукс Дрейн, как описано в буклете, прилагаемом к карте Плоского мира.очевидно, что в этой битве солдат поднял тревогу бессмертным криком Howondalanders, сэр! Их довольно много! . Также, предположительно, это может быть дом учительницы Школы Гильдии Ассасинов, мисс Смит-Родс. Еще один странный указатель на существование белых людей в Ховондаланде косвенно дается в названиях животных Плоского мира, таких как Bewildebeeste . Кто дал ему название и дал ему и «Акробатическим сурикатам» названия, отчетливо звучащие на африкаанс?

Интересно, что в Говондаландском регионе С’белинде есть главное прибрежное поселение под названием Smithville , и Ховондаленд Смит охотился здесь на своих балгрогов (таким образом, сделав их видом, находящимся под угрозой исчезновения).Является ли это еще одним указателем не только на Белый Ховондаленд, но и на страну происхождения мисс Смит-Родс?

В Snuff мы узнаем, что это место происхождения семьи Джолсон: и отец Олл Джолсон, и дочь Прэциус Джолсон родом из какого-то континента.

Кроме того, по его собственным словам, это прародина духовного наставника Человека-Ведра, который сетует на то, что не родился на его широко открытых равнинах, как его предполагаемое право по рождению.Ввиду отсутствия на диске какого-либо конкретного североамериканского аналога (не считая Great Outdoors) его люди, похожие на красных индейцев, должны были пойти где-то , хотя возможно, что Баккет, человек, родившийся в этническом меньшинстве в Анк-Морпорке, возможно, был сбит с толку относительно происхождения своего народа.

Появления

Semper Aliquid Nova … В Snuff , Ховондаленд используется как место для плантаций рабов Гравид Руст, где плененные гоблины работают до смерти на табачных фермах.В Африке Круглый мир табак является товарной культурой в большинстве африканских стран к югу от Сахары, особенно в Того, Сенегале, Замбии, Зимбабве и Мозамбике. Точное местонахождение плантаций рабов не приводится, но аналогия с Африкой поместила бы их в пояс джунглей центрального Ховондаленда, недалеко от побережья и, в идеале, в порт для экспорта: Замбинго? По крайней мере, за три года до событий в Snuff Gravid Rust основала табачную плантацию в Ховондалэнде. В качестве рабочей силы у него были гоблины, насильственно взятые из Ширсов и отправленные туда для использования в качестве рабского труда, пока они не были обработаны до смерти.Он также использовал плантацию для изготовления ряда лекарств для троллей, таких как смертоносный Crystal Slam и других, включая Slab, Slice, Slap и Slunkie. Затем он велел контрабандой переправить их в Анк-Морпорк для продажи вместе с табаком. Вся эта мерзкая операция продолжалась до тех пор, пока Дозор не узнал об этом и не получил возмездие в виде констебля Ви Безумного Артура.

Ховондаленд ненадолго появляется как локация Затерянного Драгоценного Храма Оффлера в Reaper Man . Это сцена нескольких приключений, связанных с доставкой тысячи слонов, упомянутых выше в Moving Pictures .Затерянный храм Оффлера упоминается в Атласе Небесного Мира и, вероятно, находится где-то в регионе С’белинде.

Известные ховандаландцы и эмигранты

Аннотация

Предположительно происходит от «Страны чудес», как в Алиса в Стране чудес , произведении бессмысленной литературы, написанном Льюисом Кэрроллом, которое считается классическим образцом жанра и английской литературы в целом. Тем не менее, TP открыто заявил, что ему не нравится книга: «Мне не нравились книги об Алисе, потому что я нашел их жуткими и ужасно несмешными в мерзкой, викторианской манере.О, вот мистер Рождественский пудинг на ногах, хохохохо, вот гусеница, курящая трубку, хохохохо. Когда я был ребенком, книги вызывали во мне такое же отвращение, какое испытываешь, когда в семь лет тебя приглашают поцеловать свою прабабушку ». См. Здесь.

Конечно, название могло быть от Гондваны, одного из древних суперконтинентов Земли, поскольку существование континентального дрейфа на Плоском мире, включая Панголу (вместо Пангеи), задокументировано.

Ex Howondalandia, semper aliquid nova : в «Круглом мире» римский поэт заглянул на юг, в сердце неизвестной Африки со всеми ее необъятными неизведанными пространствами, и предположил: «Ex Africa, semper aliquid nova» — Всегда есть что-то новое из Африка .

Рецензия на книгу: «Табакер» Терри Пратчетта


Следующий обзор содержит спойлеры к любому количеству предыдущих романов Плоского мира.

#

В каждом шоу про полицейских есть обязательный пункт «застрять, делая полицейские вещи в отпуске». Очевидно, это происходит и в Плоском мире, потому что в последнем романе Терри Пратчетта, Snuff , командир сэр герцог Blackboard Monitor Сэмюэл Ваймс уезжает в отпуск и в конечном итоге раскрывает довольно серьезное преступление.

Snuff происходит примерно через три года после Thud , последнего романа, посвященного городским дозорам. Сыну Ваймса Сэму (далее в книге «Молодой Сэм») сейчас шесть лет, и он, как и все шестилетние дети, одержим какашками. Поездка в поместье Рамкин (жена Ваймса из невероятно богатой семьи), которое находится в непосредственной близости от Квирма (вспомните Париж), должна позволить Ваймс и леди Сибил провести приятный отпуск, а также даст молодому Сэму возможность осмотреть много новых сортов какашек.К ним также присоединился Уилликинс, личный дворецкий / денщик Ваймса, который, как мы узнали из предыдущих книг, не так уж и требователен, как можно было бы подумать.

Первая треть книги, на мой взгляд, лучшая. Есть много довольно типичных моментов Ваймса вне воды, много забавных вещей с Молодым Сэмом и какашкой, а также несколько хороших реплик для Уилликинса, когда он берет на себя роль мистера Экспозиции (Вилликинс был с семьей Рамкиных. уже много лет). Но, как это обычно бывает с рассказами о полицейских в отпуске, Ваймс натыкается на несколько преступлений, включая убийство, контрабанду и рабство.Без поддержки каких-либо Стражей из Анк-Морпорка, Ваймс должен выяснить, что происходит, раскрыть как мелкие, так и серьезные преступления, а не нарушать закон в процессе.

И, на всякий случай, если вы забеспокоились, мы также можем попробовать Ветинари; несколько сцен с Кэррот, Ангуа, Чери, А.Э. Пессималем, Фредом, Нобби и Констеблем Хэддоком; и даже Нак Мак Фигла в образе констебля Ви Безумного Артура.

Один из основных пунктов Snuff — пролить свет на бедственное положение гоблинов, расы существ, считающихся низшими из низших.Но, как и в случае с большинством подобных рас в Плоском мире (начиная с троллей, еще в The Light Fantastic ), Ваймс обнаруживает, что гоблины — это гораздо больше, чем он — или кто-либо другой — думал. И как только он узнает об этом, его очень расстраивает то, что кто-то перевозит и порабощает гоблинов для сбора табака в далекой стране. Когда Ваймс выходит из себя, все делается.

Второй акт Snuff — это то, что мы делали раньше — Ваймс тренирует нового констебля ( Страж! Страж! ), Ваймс расследует преступления против расы, ранее считавшейся недостойной ( Глиняных ног ), Ваймс использует свою хитрость и опыт, чтобы преодолеть трудности ( Пятый слон, ), а Ваймс подрывает статус-кво способами, которые не должны работать, но каким-то образом работают ( Джинго ).Это по-прежнему забавно и интересно, но не в новинку. Третий акт — это обязательная последовательность «погони за плохим парнем», в которой происходит много действий. Я не стану вам портить, скажу лишь, что слово «черт возьми» используется очень часто.

Как я уже говорил, Акт Первый действительно лучшая часть книги, потому что мы снова знакомимся с персонажами, с которыми не проводили много времени с 2005 года Thud . К тому же история проста: Ваймс уезжает в отпуск со своим сыном. Как только мы перейдем ко второму акту, мы получим много тех же старых ваймсов, которые были у нас с 1996 года « футов глины ».Я также подумал, что в этот момент история стала немного запутанной и слишком сложной.

Терри Пратчетт, как широко известно, страдает задней корковой атрофией, редкой формой раннего начала болезни Альцгеймера, которая влияет на его двигательные навыки, но не на умственные способности. В результате он должен писать под диктовку либо своему помощнику, либо компьютеру. Я не профессиональный писатель *, но знаю, что мне гораздо труднее писать, если я пытаюсь продиктовать рассказ, чем если бы я на самом деле печатал или пишу его.Я предполагаю, что Пратчетт преодолел эту проблему, хотя мне кажется, что тон книг немного изменился, стал более актуальным.

В журнале Unseen Academicals 2009 года я наблюдал много таких же сюжетных усложнений, как и в Snuff , и отмечал в моем обзоре I Shall Wear Midnight — предыдущего романа Пратчетта — что мне казалось, что он пытается подковать рожок. во всех идеях, которые он хотел изложить в будущих книгах о Плоском мире, но боялся, что не сможет воплотить в жизнь из-за своей болезни.Я не так много наблюдал за этим в Snuff , но все же было уделено внимание вещам, которые, как мне казалось, уносили из истории. Примеры: Ветинари, наконец, узнавший, кто пишет кроссворды Times, , леди Сибил, использующая свое влияние, чтобы изменить мир, и Уилликинс, открывающий публике то, что Ваймс уже знает: он намного больше, чем ваш средний бэтмен **. Это все подтемы, которые действительно могут иметь свою собственную книгу или, по крайней мере, свой собственный основной сюжет, но они казались ненужными — хотя, безусловно, хорошо написаны и хорошо интегрированы в сюжет Snuff .

И это подводит меня к моей последней проблеме с романом: к названию. Нюхательный табак означает много вещей, в том числе:

  • Убить, как в табакерке.
  • Погасить, как при тушении свечи.
  • Форма табака.

Некоторые из этих вещей действительно происходили в книге, но я думаю, что где-то есть лучшее название. Табакер просто… не подошел. Не для меня.

Несмотря на все эти опасения, я не хочу, чтобы вы подумали, что Snuff — плохая книга, потому что это определенно так.Обычный юмор и остроумие Пратчетта присутствуют повсюду, и его текст остается таким же прекрасным, как и всегда. Мой внутренний 12-летний ребенок ценил все упоминания о какашках, и если мы уже делали то, что гоблины, когда Ваймс посетил Низшего Короля, по крайней мере, снова все хорошо. Snuff не входит в список моих любимых романов Плоского мира ***, но мне он определенно понравился, и я с нетерпением жду следующего.

#

Примечание для родителей : Я бы поставил эту книгу PG.Есть и насилие, и мягкость, и пара неявных сексуальных ситуаций (в конце концов, Ваймс и леди Сибил женаты). Однако это не хуже того, что вы можете увидеть в серии House или Smallville . Конечно, когда дело касается детей, вы должны действовать по своему усмотрению.

#

* Еще.

** Не волнуйтесь; он не супергерой. Хотя об этом было бы интересно поговорить в одном из будущих романов о Плоском мире.

*** 10. Джинго. 9: Правда. 8: Человек-Жнец. 7: Маскерад. 6: Маленькие боги. 5: Движущиеся изображения. 4: Лорды и дамы. 3: Музыка души. 2: Ступни из глины. 1: Мужчины по оружию.

Письменная жизнь: Терри Пратчетт | Терри Пратчетт

Терри Пратчетт делает статую. Это статуя богини, и он думает, что ей, вероятно, следовало бы курить сигарету и показывать одну грудь. «Урна тоже должна быть. Если есть урна, то это не порно — это клише Плоского мира», — говорит он, и в его голосе слышится смех.

Богиня — одно из изобретений самого Пратчетта: Нарративия, божество повествования, которое улыбается писателям (и, возможно, особенно солнечно своему создателю). Плоский мир, созданный Пратчеттом 28 лет назад, представляет собой фантастический мир, который поддерживают четыре слона, балансирующие на спине гигантской черепахи. Это концепция, которая зародилась как ласковый пасквиль на жанр фэнтези о мечах и колдовстве, но с годами превратилась во все более изощренный удар по современному обществу, указывая на нелепость всего, от Голливуда до почты. газеты, банки и футбол.

И Нарративия была рядом с ним всю дорогу. «Если ты был хорошим мальчиком и работал над тем, что делаешь, то богиня Нарративия улыбнется тебе», — говорит он, рассказывая о своем восторге от определенной части ее работы, когда он писал Вор времени. более десяти лет назад. Он решил назвать одного из своих персонажей Ронни Соук. Соак — пятый всадник апокалипсиса — тот, кто ушел до того, как прославился. Его имя было выбрано наугад, поэтому Пратчетт был поражен, когда заметил, как оно звучит задом наперед.Внезапно он понял, что именно этот всадник будет предвестником. «Я думал, хаос — да! Хаос, старейший», — говорит он. «Вещи просто появляются вот так».

В типично кипучей манере Thief of Time также содержит россыпь йети, часы, останавливающие время, и монахов истории, чья работа заключается в управлении временем, перемещая его туда, где оно не нужно (под водой ) туда, где он находится (города). По поводу публикации книги А.С. Биатт сказал, что она должна была быть номинирована на Букеровскую премию.Но это был роман в жанре фэнтези; это было забавно; это был бестселлер. Неудивительно, что это не так. И, несмотря на огромную популярность Пратчетта (продано 75 миллионов экземпляров его 67 книг), литературному истеблишменту потребовалось время, чтобы это заметить — не считая Байатта. Она, по ее словам, до сих пор является его поклонницей, называя его «великим рассказчиком и великолепно изобретательным с английским языком — и как фарс, и как комедия, и как (успешные) ужасные шутки для подростков. Я также думаю, что он мудрый и морально сложный. .И вырос, хотя он нравится молодым ».

Только в 2001 году Пратчетт получил свою первую крупную литературную премию, медаль Карнеги, за свой первый детский роман« Плоский мир »-« Крысолов-крысолов » Удивительный Морис и его образованные грызуны . С тех пор он был посвящен в рыцари за заслуги перед литературой («Я думаю, они, должно быть, немного посмеялись. Давайте дадим писателю-фантасту рыцарское звание, он должен немного повеселиться») и получил несколько почетные степени, а Тринити-колледж в Дублине сделал его профессором.

Сегодня профессор сэр Терри Пратчетт сидит в своем местном пабе, половина Ферре перед ним, ожидая своего пузыря и писка. Он счастлив говорить о своих книгах; с тех пор, как он объявил миру в конце 2007 года, что у него началось раннее проявление болезни Альцгеймера — задней корковой атрофии — он привлекал внимание средств массовой информации, поскольку он борется за повышение осведомленности об этой болезни. Внимание только возросло с тех пор, как он публично поддержал свою помощь при смерти, сняв движущийся документальный фильм BBC Choosing to Die о последних моментах жизни человека в клинике Dignitas в Швейцарии в начале этого года.Тем не менее, интервью, как правило, сосредоточены на болезни, и он говорит, что ему часто приходится «бороться, чтобы добиться того факта, что я действительно пишу книги».

Его последний, Snuff , является 39-м романом Плоского мира и рассматривает полицейские процедуры. В нем есть моменты фырканья вслух (пароход под названием «Чудесная Фанни», виньетка с Джейн Остин — см. Ниже). Но это замечательно мрачный роман, в основе которого — осажденная, презираемая раса гоблинов. « Snuff говорит, что все знают, что гоблины плохие, но если вы считаете их плохими и относитесь к ним как таковые, тогда они будут плохими.И наше общество могло бы извлечь из этого несколько советов », — говорит Пратчетт.« Это просто способ — очень беззаботный способ — комментировать общество, но смотреть на него со стороны ». Некоторые части книги были« вполне естественными ». мучительно «писать, но« вам нужна темнота, и тогда появится свет ».

Выявив болезнь Альцгеймера в 2007 году, Пратчетт сказал:« Я думаю, что еще есть время по крайней мере для еще нескольких книг ». публикация довела это число до трех с момента объявления, и в настоящее время он пишет еще три — свою автобиографию, научно-фантастический рассказ, который он пишет в соавторстве со Стивеном Бакстером, и исторический роман, действие которого происходит в викторианском Лондоне, с оттенками Джорджа Макдональда. Фрейзер.Все они в шаге от его обычной зоны фантазии, но «Я мог бы написать книгу и поставить ее в Надгробии, Аризона, у меня могли бы быть ковбои и дилижанс, и как только я поставил одного гребаного дракона, они» Я бы назвал меня писателем в жанре фэнтези. Можешь убрать это для газеты. Но если ты станешь писателем в жанре фэнтези, это всегда будет фэнтези »

Родившийся в 1948 году и выросший в Биконсфилде, Бакингемшир, в семье двух «очень хороших родителей, которые не совсем понимали, что они растут, но делали все правильно, например, подталкивали меня», Пратчетт впервые почувствовал жирная краска »в 13 лет, когда он опубликовал рассказ в школьном журнале.В нем рассказывалось о последствиях того, что дьявол нанял агентов по недвижимости, чтобы сделать ад популярным; Позднее писатель-подросток получил за нее 14 фунтов стерлингов от научно-фантастического журнала, на вырученные деньги он купил свою первую пишущую машинку.

При написании своей автобиографии он признает, что, возможно, придает писательский блеск своему прошлому, но он считает, что его литературная судьба уходит корнями в то время, когда он впервые взял в руки экземпляр The Wind in the Willows , когда ему было 10 лет. «Крот. , Крыса, Жаба, Барсук. Все разных размеров. Все могут заходить в дома друг друга.Все носят одежду. Жаба, ни в коем случае не красавица, может сойти за прачку. Это привело меня в восторг », — говорит он. Библиотека Биконсфилда была« каннабисом »,« кокс »появился, когда он обнаружил поблизости подержанный книжный магазин,« подходящего типа, там пахло подержанными книгами », и проглотил книги Молсворта, Селлара и Йитмана. — все лучшие юмористы ». И все. Я занимался этим ».

Он также стал одержим журналом Punch, прокладывая себе путь от его зарождения в раннюю викторианскую эпоху до 1960-х годов.В его офисе разбросана эклектичная коллекция книг: от «Доисторические животные Австралии и Новой Гвинеи», до англо-тибетского словаря, фолиант на шотландском диалекте, история часов и исследование лондонских викторианских коллекторов. «Вы читаете книгу о том, как кормить военно-морской флот Нельсона, и придумываете кое-что очень интересное о картофеле. Это не обучение, это обучение QI, которое у нас в основном есть в наши дни.

Разговор с Пратчеттом наполнен фактами и мелочами, от отравления свинцом и фургонов с медом на серебряных рудниках Дикого Запада до Тошерс и Джозефа Базалгетта, викторианского инженера, создавшего канализационную сеть для Лондона.«Вы знаете, что такое тошер? Через несколько секунд вы узнаете. Тошеры были в основном молодыми людьми, которые спустились в канализацию, до Базальгетты».

Пратчетт закончил школу через год после того, как ему предложили работу в местной газете Bucks Free Press, в возрасте 17 лет. Он считает, что «не может быть лучшего основания для жизни в качестве автора, чем видеть Человечество во всех его разнообразных обличьях через призму городского репортера. Все судебные дела, такие преступления, какие были. Вы узнали копов, они рассказали вам всякую ерунду — для молодого человека с карандашом вы могли бы сделать то, что вы действительно хотели.

Самой ненавистной работой в газете был детский уголок, в котором был список дней рождений и написание небольшого рассказа. Пратчетт взялся за это — «Я подумал, рассказы, я умею рассказывать» — и начал писать, что бы это было его первый роман, The Carpet People , в виде короткой серии. Он встретил издателя, Колина Смайта (теперь его агент), рассказал ему об этой истории и в итоге заключил сделку с книгой.

The Carpet People was положительно, хотя и спокойно, когда он был впервые опубликован 40 лет назад, и Пратчетт продолжал работать журналистом для различных газет, опубликовав два научно-фантастических романа.Он перешел на работу в качестве сотрудника по связям с общественностью в Центральном совете по производству электроэнергии, отвечая за три атомные электростанции, когда в 1983 году был опубликован первый роман Плоского мира, Цвет волшебства . В прошлом Пратчетт называл его. ограбление и дань уважения Толкину и другим писателям-фантастам — от Э. Р. Эддисона до Урсулы Ле Гуин. Его популярность начала расти как снежный ком, и он вспоминает телефонный звонок, который он получил от своего агента и сказал ему, что он только что заключил контракт на шесть книг, а это означает, что он может писать полный рабочий день с 1987 года.«Я помню, как сидел на лужайке — и, как в старомодном диснеевском мультфильме, я вижу маленьких синих птичек вокруг своей головы — и думал, что если я правильно разыграю свои карты, мне никогда больше не придется честно выполнять свой рабочий день. Это был моментом чистого счастья «.

Пратчетт считает, что Плоский мир лучше всего выдвигает предложение, «что это не обязательно так». Это взгляд Г.К. Честертона на фэнтези, согласно которому он может «взять то, что знакомо и повседневно и, следовательно, больше не видно, поднять это, развернуть и показать читателю с новой точки зрения, чтобы еще раз они видят это впервые ».

Он указывает на первое появление ведьмы Тиффани Болит, центральной героини в его юношеских названиях — не по годам развитая девятилетняя девочка излагает различные сказки через кусочек своего пытливого ума. Гензель и Гретель? «Простите? Ни у кого нет печи, достаточно большой, чтобы в нее поместился целый человек, и что заставило детей думать, что они могут просто ходить по домам людей?» он пишет в The Wee Free Men . Тиффани смотрит на детскую книгу, говорит Пратчетт, «и там написано« посреди леса жила злая ведьма », и она говорит:« где доказательства? » и переворачивает все с ног на голову «.

Все ранние романы Плоского мира — это шутки; по мере того, как Пратчетт повзрослел как писатель, они стали менее шутливыми и более забавными. «Чем дальше вы продвигаетесь, тем более малолетними они становятся», — говорит он. «Есть смешные и шутливые, это два разных… По мере того, как дела развивались, как с книгами для взрослых, так и с книгами для детей, я обнаружил, что тонкими способами, совсем не проповедуя, можно было предложить довольно интересные вещи». Нил Гейман, с которым он написал Good Omens (1991), соглашается: «Он становился все лучше и лучше с годами — теперь он следует за историей, а не за шутками, в то время как я думаю, что ранние книги следовали за шутками … Он делает это. выглядеть легко.Он никогда не пишет уродливых предложений и не тратит впустую слова, и в своих лучших проявлениях он говорит что-то таким образом, что вы больше никогда не сможете увидеть это так, как вы это видели раньше ».

Как и его книги, Пратчетт« кажется стал Шли годы, больше себя самого », — говорит Гейман. Они дружат почти 30 лет.« Мне нравится седобородое воплощение. Если бы у нас была настоящая старомодная королева, ее советником, несомненно, был бы Терри, и тогда только правильным людям отрубили бы головы … Он забавный, щедрый, раздражительный, очень тронутый чувством справедливости.Я думаю, он был бы хорошим мастером-преступником ».

Snuff — это третий роман, написанный Пратчеттом с использованием технологии распознавания голоса, а не клавиатуры: он больше не может печатать прикосновением, хотя может выводить слова из букв. по письму. Когда мы возвращаемся в его дом, расположенный в долине среди холмов Уилтшира, Пратчетт очень хочет похвастаться своим программным обеспечением. «Сохраните работу», — громко он кричит на шесть экранов с ранжированием, на которых он работает. , «он демонстрирует, и тот немедленно повинуется — хотя с выбором слов на выбор, а не с чем-либо волшебным.

«Это отличная занудная штука, с которой можно поиграть. Первое, что они сделали, это поместили все мои книги в электронную форму через компьютер, и в мгновение ока он довольно хорошо ухватился за такие слова, как Granny Weatherwax и Rincewind. Я должен этому научить. новые слова. Я думаю, что самое непонятное из всех, что мы здесь добавили, — это ferkidoodle. » Он считает, что если такое письмо вообще изменило его работу, сделало ее «более разговорной», но «на самом деле это просто помогло мне стать писателем», и, не написав, «я подозреваю, что увяз в Швейцарии иначе.Ну, не совсем, но ты понимаешь, о чем я — мне было бы бесполезно смириться. Но с этим — это будет продолжаться, пока я могу говорить ».

Что касается увязки в Швейцарию,« у нас есть документы, вот и все ». Он не хочет брать на себя дальнейшие обязательства.« Я немного колеблюсь. — кто-то сказал мне, когда мне поставили диагноз, кто-то из деловых людей, что я, вероятно, получил около двух лет. Это было довольно давно … Я бы конечно подумал об этом, но на данный момент у меня нет абсолютно никаких причин для этого.«

Задняя кортикальная атрофия, — говорит он, -« накладывает отпечаток на болезнь Альцгеймера — вам нужно пройти через PCA, прежде чем вы поразите болезнь Альцгеймера ». Да, у него случаются провалы в памяти, но даже тогда он не уверен, что это потому, болезни «. Я имею в виду, что мне сейчас 63, и, вдобавок ко всему, у вас есть такие вещи, как ишиас и все вещи, связанные со старением, поэтому вы никогда не знаете, что к чему, у вас нет контроля, чтобы измерить ты против ».

Но он все еще поддерживает кампанию за помощь в смерти.«Люди, которые противостоят этому — вы не захотите напечатать то слово, которое я использую о них… Я участвую в борьбе, а не в чем-либо, связанном со мной». Но, несмотря на внимание и признание, которое принесла ему эта последняя битва, Пратчетт не уверен в том, что его часто называют национальным достоянием. «Не знаю, национальное ли это достояние. Есть люди, которые меня ненавидят. Но это касается территории». Он радостно усмехается при мысли об их отвращении. «И чем больше я заставлю их ненавидеть меня, тем лучше.«

Вы когда-нибудь задумывались, что делает стильно одетый бриф?

Кто знал, что тема« шрифты, сноски и форматирование »может вызвать такие оживленные дискуссии? Наш« виртуальный круглый стол »9 апреля с участием юристов апелляционной инстанции и Судьи дали несколько ценных советов, чтобы ваши юридические документы не появлялись в прошлом сезоне, а также подтвердили, что стиль часто находится в глазах смотрящего.

Неудивительно, что запятая Оксфорд (она же Гарвард) привлекла серьезное и игривое внимание.Один защитник пошутил, что это произошло в ответ на «печально известные длинные, без пунктуации предложения Оксфорда, самого Миссисипи Уильяма Фолкнера», а другой без извинений назвал непользователей «филистимлянами».

Почти столь же горячо обсуждалась «горячая тема» о том, стоит ли использовать один или два пробела после предложения. К сожалению, разделение на одно или два места не могло быть преодолено. Участники предложили обоснования для обоих (а также разные взгляды на обоснование текста).

Оживленный стеб на тему шрифтов, иногда «по всей карте», показал, что предпочтение отдается Century Schoolbook и Palatino Linotype.И, да, похоже, в наших рядах есть защитники Times New Roman. Но самое главное, обсуждение стало ценным напоминанием о необходимости всегда проверять правила вашего конкретного суда относительно шрифта. В некоторых судах есть списки утвержденных шрифтов, а во многих — требования к минимальному размеру.

Участники круглого стола упивались злословием утомленного, все время презираемого подчеркивания. При наличии небольшого количества несогласных они также считают, что жирный шрифт и курсив используются слишком часто. Как предупредил один участник, подчеркивая слишком много вещей, никто не подчеркивает ничего.Большинство согласились с тем, что текст, выделенный курсивом, труднее читать, и один участник предположил, что его сохранение с меньшей вероятностью. Однако один из несогласных утверждал, что жирный шрифт — это слишком много внимания и лучше подходит для детских учебников, чем апелляционные сводки.

Также было некоторое обсуждение использования сносок для цитирования. В значительной степени участники избегали правила Брайана Гарнера цитирования в сносках, за исключением случаев, когда цитируются несколько источников или источник (например, статут) полностью.И все согласились с тем, что сноски для значимого текста следует использовать в умеренных количествах, если они вообще используются.

Другие советы включали подписку на онлайн-версию Bluebook, избегание «песни сирены» в цитате блока и повторное собрание, чтобы обсудить аналогичные «занудные» темы.

Как Терри Пратчетт помог создать мод для TES IV: Oblivion

История о необычном союзе писателя и моддеров.

Терри Пратчетт — английский писатель, известный прежде всего по циклу сатирического фэнтези «Плоский мир».Однако мало кто знает, что он был фанатом видеоигр — настолько, что даже участвовал в разработке модов для The Elder Scrolls IV: Oblivion. Журналист Eurogamer побеседовал с моддерами, которым помогал.

После того, как Эмма перешла с Morrowind на Oblivion в качестве моддера под ником, для удобства она решила создать себе компаньона. Им стал Вилья (Вилья) — северный алхимик. Изначально Эмма создавала его только для себя, даже сама озвучивала все диалоги, но позже выложила в сеть.Игрокам мода это очень понравилось.

Через пару месяцев после освобождения Эмма получила письмо от Пратчетта с заголовком «Хвалю Вилю». В нем он написал, как «влюбился» в поведение ее спутницы, особенно как она реагировала на небольшие подарки — например, клубнику.

Он также похвалил сообщество моддеров, отметив, насколько он впечатлен усилиями, которые были вложены в моду, и с каким энтузиазмом он был с ними.

Моддер Эммы


Одна из первых версий Виллы

Конечно, Эмма не сразу поняла, что это настоящий Терри Пратчетт — но она все равно ему ответила, что в итоге привело к долгой переписке.Писатель предложил ей свои идеи, основанные на опыте игры с Вилей.

Он описал, как он исследовал подземелья гоблинов с Виллой, и как он хотел, чтобы он изучал гоблинов, не убивая их. Днем позже я сделал ему «амулет спокойных гоблинов», который сделал их не враждебными и позволил ему спокойно исследовать пещеры, не убивая никого.

Emma

modder

Как оказалось, причиной того, что Пратчетт так увлекся гоблинами, стал сборник материалов для его книги «Дело табака» во Вселенной плоского мира, выпущенный в 2011 году.

Эмма продолжала общаться с писателем и создавала все больше и больше модов, вдохновленных идеями Пратчетта. Но самым большим развитием была все та же вилла. Например, когда писатель выразил желание «подарить Виле цветок, чтобы она могла спасти [им] жизнь персонажа», Эмма начала работать над функцией «Подарить подарок».

Терри дала имя большинству особых предметов, которые вы можете ей дать. Он даже добавил кучу ссылок на «Табачную коробку».

Emma modder

В результате Пратчетт даже начал писать диалоги для Виллы, основываясь на своих исследованиях гоблинских подземелий Oblivion.Например, авторство большинства строк товарища, связанного с Гильдией воров, принадлежит ему. С каждым обновлением Вилла из NPC превращалась в настоящего человека — со своими целями, идеями и характером.

Терри всегда очень вежлив и скромно делится предложениями по вилле. […] Меня всегда вдохновляли его идеи, и мне нравилось воплощать их в жизнь.

Emma modder

Вместе с писателем и другим моддером под ником CD они также разработали модификацию Packdonkeys — с ослами, которые могли нести груз.Пратчетт был в восторге от того, что его ослик по кличке Чико постоянно ворует морковь и создавал проблемы с имперской гвардией Вильерсом и игроком.

Одной из важнейших функций моды на Вилю было то, что она умела находить путь к чему-то. Он лично попросил Пратчетта добавить эту возможность — даже тогда у него были проблемы, вызванные болезнью Альцгеймера. Из-за кратковременных нарушений памяти ему было сложно ориентироваться в игровом мире.

Разработка функции была дана Эммой и CD непросто, но в итоге моддеры справились с задачей.Если Пратчетт заблудился, он мог обратиться к Вильерсу, выбрав «Я заблудился!» Функция — и тогда она вытащит его из темницы в любой момент.

Позже мы расширили функцию: если вы слишком устали, чтобы выбирать [куда идти дальше], вы можете попросить Вилю сделать это сама. Она случайным образом решит, куда идти. И способность лидировать в конце концов тоже стала очень популярной среди игроков. Наконец, у них появился компаньон, с которым они могли идти рука об руку и который знал, куда идет игрок.

Emma modder

Вилла могла заметить, если игрок не уходил в Обливион пару дней, и помогала выбраться из сложных ситуаций. Модификация-компаньон породила множество интересных историй, которые вдохновили Пратчетта на написание «Причины табака».

Вилла

Позже Пратчетт пригласил Эмму на вечеринку в честь старта продаж «Дело табака» — она ​​проходила на корабле, плывущем по Темзе. Это потому, что моддер сыграл огромную роль в написании книги — благодаря единственному амулету, который позволил писателю исследовать гоблинов.Тогда Эмма осознала, какое сильное влияние на писателя оказала ее мода.

Я думаю, что Терри очень долго думал об Oblivion и Вилю

Emma modder

CD и Эмма с теплотой вспоминают то время, когда они работали с Пратчеттом. Они ему не помогли, потому что он был писателем мирового уровня — напротив, Эмма сначала даже не была уверена, что он действительно им является. Просто Пратчетт был очень увлечен их работой и хотел помочь им сделать ее еще лучше.

Честно говоря, несмотря на то, что я знал о болезни Терри, я никогда не думал о нем как о человеке, который болен. Функции, добавленные Вильерсом, изначально были созданы для него, и они казались такими естественными. Было бы несправедливо сказать, что я помог ему — он помогал и вдохновлял меня все это время, и мне кажется, что нам обоим было очень весело придумывать новые функции и фразы для Villa.

Emma modder

Для меня важным фактом было не то, что мы работаем с автором, известным во всем мире.Скорее, мы работаем с человеком, который по-настоящему оценил созданного нами персонажа и сделал его жизнь немного лучше.

CD-моддер

SNUFF | Kirkus Обзоры

от Саманта Шеннон ‧ ДАТА ВЫПУСКА: фев.26, 2019

После 1000 лет мира шепот о том, что «Безымянный вернется» зажжет искру, которая воспламеняет мировой порядок.

Нет, Безымянный — не новое прозвище Волдеморта. Здесь зло принимает форму огнедышащих драконов — зверей, питающихся хаосом и дисбалансом, — стремящихся уничтожить человечество.Вождь этих существ, Безымянный, был заточен в Бездне на долгие годы после того, как был тяжело ранен мечом Аскалон, которым владел Галиан Беретнет. Эти события привели к нынешнему порядку: Виртудом, королевство, основанное Беретнетом, представляет собой набожное общество, считающее всех драконов злом. На Востоке драконы почитаются как боги, но не как огнедышащие. Эти драконы направляют силу воды и, как говорят, рождены от звезд. Они устанавливают связь с людьми, беря всадников.На Юге существует совершенно другой образ мышления. Там общество женщин-магов под названием Приорат поклоняется Матери. Они не верят, что линия Беретнет, продолженная поколениями королев, является священным ключом к сдерживанию Безымянного. Это означает, что он может вернуться — и скоро. «Разве вы не видите? Это цикл ». Единственное, что объединяет все уголки мира, — это страх. Представители каждой системы верований — королева Сабран Девятая из Виртуудома, подающая надежды всадница на драконах Тане с Востока и Эд Дурьян, маг Приората с юга — связаны общей целью — удержать Безымянного в ловушке любой ценой.Этот мир женщин-воительниц и лидеров кажется естественным, и хотя в сказке есть аспект «избранного», это далеко не главное. Глубина воображения Шеннона и его построение мира впечатляют, поскольку этот 800-страничный планшет наполнен не только легендами, но и интересными поворотами, которые ставят легенду с ног на голову. Шеннон не новичок в этой игре со сложным повествованием. Ее романы «Сезон костей» ( The Song Rising, , 2017 и т. Д.) Ориентированы на многослойное общество ясновидящих. Здесь Шеннон выбирает более традиционный взгляд на магию, где свет борется с тьмой, земля против неба и огонь против воды.Благодаря этим классическим сочетаниям рождается совершенно свежая и увлекательная история. Шеннон может предпочитать подробное объяснение, а не постоянный темп, но эпического сходства сюжетных линий в конце достаточно, чтобы простить.

Праздник фэнтези, в котором современная идеология сочетается с классическими образами. Пожалуйста, побольше этих драконов.

Дата публикации: фев.26, 2019

ISBN: 978-1-63557-029-8

Количество страниц: 848

Издатель: Bloomsbury

Обзор Опубликовано онлайн: дек.23 августа 2018 г.

Обзоры Киркуса Выпуск: 15 января 2019 г.

Поделитесь своим мнением об этой книге

Вам понравилась эта книга?

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *