Повести писателей русских: Повести российских писателей читать бесплатно онлайн. Скачать повести русских писателей бесплатно на портале «Культура.РФ»

Содержание

Исследование русской души. Повесть «Яков Каша»

В 70-х и 80-х годах ХХ века в эмиграции оказалось немало русских писателей, и Радио Свобода в своем эфире знакомила советскую публику с их сочинениями, пробиваясь через «глушилки». Одним из таких сочинений была повесть Фридриха Горенштейна «Яков Каша».

В 1986 году актер Лев Круглый прочитал на волнах Радио Свобода эту повесть практически без сокращений. Это одна из тех повестей писателя, которые исследовали советскую и русскую ментальность на примере жизни российской провинции.

Общая продолжительность записи в трех частях – примерно 2,5 часа.

Часть первая

Часть вторая

Часть третья

Писатель Фридрих Горенштейн эмигрировал из СССР в сентябре 1980 года. Проведя первые три месяца в Вене, он переехал в Западный Берлин, где получил годовую писательскую стипендию. В результате Горенштейн остался в Берлине до конца жизни.

Печататься за границей Горенштейн начал еще до эмиграции. В 1978 году в журнале «Континент» была напечатана его повесть «Зима 53 года», а в 1979 году в Германии по-немецки вышла повесть «Искупление». Оказавшись на Западе, Горенштейн продолжил печататься на русском языке в журналах «Континент», «Время и мы» и других, а в 1984 году в США в издательстве Игоря Ефимова «Эрмитаж» вышла первая в жизни Горенштейна книга – все та же повесть «Искупление».

Актер Лев Круглый

​Пик интереса к творчеству Горенштейна на Западе пришелся, пожалуй, на конец 1980-х, когда многие его произведения перевели во Франции и в Германии. Это было время, когда на волнах Радио Свобода звучало немало литературных произведений эмигрировавших из СССР писателей, и, как правило, в очень хорошем исполнении. Как написал мне режиссер многих таких проектов Юлиан Панич, «в нашей тогдашней работе на Свободе было изобилие отличного материала и выдающихся авторов: Солженицын, Владимов, Аксенов, Довлатов и далее по списку…» Нашлось в этом списке место и Владимиру Войновичу и Фридриху Горенштейну.

Умер детский писатель Владислав Крапивин, автор «Мальчика со шпагой»

1 сентября 2020

Автор фото, Mikhail Metzel/TASS

Подпись к фото,

Владиславу Крапивину был 81 год

Известный советский писатель Владислав Крапивин, которого прославила повесть «Мальчик со шпагой», умер в возрасте 81 года. Летом он был госпитализирован в одну из больниц Екатеринбурга, после выписки его пришлось повторно госпитализировать.

Крапивин умер в Свердловской областной клинической больнице №1, сообщила ТАСС невестка писателя Лариса Крапивина. Писатель скончался во вторник утром в реанимации, подтвердили РИА Новости в пресс-службе минздрава региона.

Летом Крапивина написала в «Фейсбуке», что 15 июля известного детского писателя госпитализировали с подозрением на инсульт и коронавирус. Врачи позже исключили инсульт и инфаркт, диагностировав пневмонию с 25% поражения легких. Тесты на Covid-19 были отрицательные.

7 августа его выписали. Крапивина сообщала, что после выписки состояние 81-летнего писателя было «намного хуже, чем он был три недели назад». После поднявшегося скандала Крапивина вновь госпитализировали. 12 августа писателю провели операцию.

Уполномоченная по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова говорила Би-би-си, что увидела пост Крапивиной и сразу связалась с замминистра здравоохранения области.

После этого домой к Крапивину приехала скорая помощь. «В Москву его решено не перевозить, так как, по мнению врачей, сосуды могут не выдержать перелета», — говорила Мерзлякова.

Мир Крапивина

Владислав Крапивин — автор повести «Мальчик со шпагой», он стал знаменит в Советском Союзе как автор романтических произведений для подростков, в котором был придуманный им внутренний мир.

Уже первые его произведения стали популярны — «Оруженосец Кашка» (1965), «Валькины друзья и паруса» (1966), «Бегство рогатых викингов», (1969), «Тень Каравеллы» (1970).

«Мальчик со шпагой» был опубликован в 1974 году в журнале «Пионер». Название повести стало и названием трилогии, в которую вошли «Всадники со станции Роса» и «Флаг-капитаны». Другие его известные книги — «Журавленок и молнии», «Трое с площади Карронад».

В 1961 году Крапивин создал детский отряд «Каравелла», где дети занимались морским делом, учились журналистике, занимались фехтованием, изучали историю флота.

Автор фото, Anatoly Grakhov/tass

Подпись к фото,

Владислав Крапивин основал движение «Каравелла» в 1961 году. Оно действует и сейчас

Шеф-редактор сайта «Библиогид» Наталья Козловская называет Крапивина продолжателем «гайдаровско-гриновских, романтически мальчишеских традиций в литературе».

Немного «в стороне от социализма»

По мнению Козловской, повести Крапивина читают и современные дети. «Мальчики [в советские годы] хотели быть похожими на его героев, а девочки влюблялись в оруженосца Кашку, в мальчика со шпагой из одноименных книг… Тогда его книги читали 12-14-летние, сейчас — 8-11-летние. Дети стали другими», — говорила она Би-би-си.

При этом эксперт признавала, что большая часть современных читателей Крапивина — это 40-50-летние люди, «но и сейчас его книги входят во внеклассное чтение на лето для современных школьников».

Как считает Козловская, Крапивин был немного «в стороне от социализма», и если для Анатолия Алексина или Юрия Яковлева было важно горьковское «воспитывать — значит революционизировать», то Крапивин делал акцент на нравственную позицию.

«Он, по сути, скаут, ведь и скаутское движение, основанное британцем Баден-Пауэллом в 1907 году, выросло из книги канадца Сетона-Томпсона «Маленькие дикари, или Повесть о том, как два мальчика вели в лесу жизнь индейцев и чему они научились». А Крапивин — один — и писал книги, и создал движение «Каравелла», — рассказывала Козловская.

Крапивин написал более 450 романов, повестей, рассказов, стихов. А отряд «Каравелла», основанный в 1961 году, действует в Екатеринбурге и сейчас. Там по-прежнему учат водить яхты, фехтовать, писать тексты для газеты и снимать кино.

гид по великим однофамильцам в литературе: Книги: Культура: Lenta.ru

Минувшая неделя ознаменовалась сразу двумя литературными скандалами. Оба сюжета так или иначе оказались связаны с именами писателей. Точнее, с тем, что их фамилии совпадают с фамилиями старших и/или более известных коллег по цеху. Александра Пелевина упрекнули в том, что он не взял псевдоним, а «прячется за великим именем [Виктора Пелевина]». Литератора Александра Цыпкина сравнили с ученым и прозаиком Леонидом Цыпкиным, скончавшимся в 1982 году. Сколько русская литература насчитывает знаменитых однофамильцев, в первом приближении постарались определить обозреватели Наталья Кочеткова и Николай Александров.

9 апреля литературная премия «Национальный бестселлер» огласила список финалистов этого года. Ими стали Александр Етоев с книгой «Я буду всегда с тобой», Андрей Рубанов с псевдославянским романом «Финист — Ясный сокол», Михаил Трофименков с книгой «XX век представляет. Кадры и кадавры», а также Александр Пелевин («Четверо»), Евгения Некрасова («Калечина-малечина») и автор, пишущий под псевдонимом Упырь Лихой («Славянские отаку»).

«Пелевина мы не читали чисто из брезгливости. Хочешь быть писателем — возьми псевдоним, не прячься за великим именем», — прокомментировала в своем Facebook эту новость петербургский критик Аглая Топорова, дочь известного критика и переводчика Виктора Топорова. Забавно, что раздражение журналиста вызвал лишь Александр Пелевин, однофамилец Виктора Пелевина. Выход в финал Евгении Некрасовой, чья фамилия совпадает по меньшей мере с тремя самыми известными отечественными литераторами, а также псевдоним нашего современника, дословно повторяющий прозвище древнерусского писца и новгородского священника XI века, Аглая Топорова оставила без внимания.

Двумя днями позже телеведущая Анна Монгайт в Facebook попросила своих подписчиков побеседовать с ней о писателе Александре Цыпкине. Первые же комментаторы высказались в том духе, что писатель (имелось в виду, конечно, «настоящий писатель», не то, что некоторые) Леонид Цыпкин умер в 1982 году. Может ли наш современник и однофамилец называться писателем — вопрос открытый. (От себя ответим: может, но это другой разговор).

Понятно, что в данной полемике претензии к именам — всего лишь риторический прием (заметим, довольно слабый), рассчитанный на уничижение объекта обсуждения. Тем более что история литературы знает не так уж много примеров, когда писатели намеренно брали псевдоним, чтобы делать сольную карьеру, свободную от тени великого однофамильца. К тому же чаще всего эти однофамильцы были еще и родственниками. Так, все помнят, что Евгений Петров, соавтор Ильи Ильфа, с котором они вместе написали «Двенадцать стульев» и «Золотого теленка», — родной брат Валентина Катаева. На момент литературного дебюта Петрова старший Катаев был уже известным писателем, поэтому желание младшего брата взять псевдоним вполне понятно.

Другой пример литературного расхождения родственных фамилий — Лохвицкая-Тэффи. Настоящее имя писательницы, которую вот уже более века читатели знают под псевдонимом Тэффи, — Надежда Александровна Лохвицкая. История та же, что и у Катаевых: задолго до начала литературной деятельности Надежды ее старшая сестра — поэтесса Мирра Лохвицкая — уже снискала славу «русской Сафо». Чтобы избежать неприятной путаницы и оскорбительных намеков, Надежда взяла псевдоним и во всех смыслах пошла собственным путем.

Примеров же авторов, которых не смущали великие однофамильцы прошлого или более знаменитые современники, несравнимо больше. Вот лишь некоторые из них.

Аксеновы. Аксенов Василий Павлович (1932-2009) — писатель-шестидесятник и главный стиляга русской литературы ХХ века, автор романов «Звездный билет», «Ожог», «Остров Крым». Аксенов Василий Иванович (1953) — санкт-петербургский писатель, выходец из объединения литераторов «Клуб-81». По образованию археолог, но, как многие интеллигенты, работал дворником, грузчиком, пожарным. Автор романа «Время ноль», рассказов и повестей.

Багрицкие. Эдуард Георгиевич Багрицкий (Дзюбин) (1895-1934), поэт Серебряного века, переводчик, драматург, классик литературы ХХ века. Его знают не только как автора «Смерти пионерки» («Валя, Валентина, // Что с тобой теперь…»), но и как Птицелова (по названию его поэмы) — Валентин Катаев именно так его и зовет в «Алмазном венце». А вот его сын, замечательный поэт Всеволод Багрицкий (1922-1942), погибший совсем юным на фронте, известен гораздо меньше.

Эдуард Багрицкий

Фото: ТАСС

Белинские. Виссарион Григорьевич Белинский (1811-1848) — классик русской критики, если не тексты, то имя которого знакомо каждому русскоязычному человеку со школьной скамьи. Под псевдонимом Максим Белинский писал критик, поэт, журналист, мемуарист, романист Иероним Ясинский (1850-1931). «Роман моей жизни» — пожалуй, самая известная его книга.

Беляевы

. Александр Романович Беляев (1884-1942) — «русский Жюль Верн», один из основоположников советской научно-фантастической литературы, автор романов «Голова профессора Доуэля», «Человек-амфибия», «Звезда КЭЦ». Владимир Павлович Беляев (1909-1990) —советский писатель, сценарист, драматург, публицист, лауреат Сталинской премии третьей степени, автор трилогии «Старая крепость».

Бестужевы. Братьев Бестужевых было пятеро — Николай, Михаил, Александр, Петр и Павел. Наиболее известен из них один — писатель-романтик, питавший слабость к кавказской теме, жизни и чувствам горцев, Александр Александрович Бестужев (1797-1837), писавший под псевдонимом Марлинский («Фрегат «Надежда»», «Аммалат-бек» и др.)

Булгаковы. Михаил Афанасьевич Булгаков (1891-1940) известен решительно всем: врач, писатель, автор «Записок юного врача», «Собачьего сердца», «Мастера и Маргариты» и многих других произведений. Сергей Николаевич Булгаков (1871-1944) — религиозный философ, создатель учения о Софии Премудрости Божией — тоже знаменит, но среди других читателей.

Быковы. Василь Владимирович Быков (1924-2003) — советский и белорусский писатель-фронтовик, автор повестей «Журавлиный крик», «Мертвым не больно», «Сотников». Дмитрий Львович Быков (1967) — поэт, публицист, журналист, радио- и телеведущий, школьный учитель и вообще человек-оркестр. Автор нескольких романов, сборников стихов и биографий, самой известной из которых стало жизнеописание Бориса Пастернака.

Василь Быков, 1983 год

Фото: Евгений Коктыш / РИА Новости

Галичи. Философ и преподаватель латинской и российской словесности (в том числе в Царскосельском лицее), автор «Опыта науки изящного» Александр Иванович Галич (1783-1848) оказался тезкой и однофамильцем поэта и барда Александра Аркадьевича Галича (Гинзбурга, 1918-1977).

Гиппиусы. Помимо Зинаиды Николаевны Гиппиус (1869-1945) — поэта, критика и жены Дмитрия Мережковского — история российской словесности знает еще литературоведов и поэтов Владимира (Вальдемара) Васильевича Гиппиуса (1876-1941) и Василия Васильевича Гиппиуса (1890-1942). Владимир и Василий друг другу братья, а Зинаиде Николаевне они родственники.

Горенко. Жившая в Израиле рано умершая поэтесса Анна Карпа (1972-1999) взяла псевдоним Горенко, — то есть девичью фамилию Анны Ахматовой (а «Ахматова», как известно, — псевдоним Анны Андреевны).

Гофманы. Эрнст Теодор Амадей Гофман (1776-1822) — писатель-романтик, сказочник, автор «Щелкунчика», «Крошки Цахеса», «Золотого горшка» и «Житейских воззрений кота Мурра», а также музыкант и художник. Виктор Викторович Гофман (1884-1911) — русский поэт, прозаик, критик, друг Владислава Ходасевича, испытывал творческое влияние поэзии Константина Бальмонта и Валерия Брюсова. В момент психического расстройства покончил с собой в Париже.

Гроссманы. Василий Семенович Гроссман (настоящее имя — Иосиф Соломонович, 1905-1964) — русский писатель, военный корреспондент, автор романа-эпопеи о событиях Великой Отечественной войны «Жизнь и судьба». Давид Гроссман (1954) — израильский писатель, драматург и публицист, автор романов «С кем бы побегать», «Как-то лошадь входит в бар».

Писатель Василий Семенович Гроссман (второй слева) с фронтовыми товарищами, июнь 1943 года

Фото: Дмитрий Минскер / РИА Новости

Гумилевы. Николай Степанович Гумилев (1886-1921) — русский поэт Серебряного века, создатель школы акмеизма, путешественник, первый муж Анны Ахматовой. Их сын Лев Николаевич Гумилев (1912-1992) унаследовал от отца страсть к этнографии и востоковедению, а также сочинял стихи и прозу, но научная деятельность победила.

Дали. Владимир Иванович Даль (1801-1872) — писатель, этнограф, собиратель фольклора, лексикограф, создатель «Толкового словаря живого великорусского языка». Роальд Даль (1916-1990) — английский писатель норвежского происхождения, автор замечательных рассказов и детских сказок «Чарли и шоколадная фабрика», «Матильда», «Свинтусы» и других. Олег Иванович Даль (1941-1981) — конечно же, знаменит прежде всего как актер, однако писал стихотворения, рассказы и эссе.

Дмитриевы. Дмитриевых в русской литературе немало. Вот хотя бы самые известные. Баснописец, поэт Иван Иванович Дмитриев (1760-1837). Поэт, переводчик, мемуарист Михаил Александрович Дмитриев (1796-1866). И наш современник, букеровский лауреат, писатель Андрей Викторович Дмитриев («Поворот реки», «Крестьянин и тинейджер» и др.)

Добролюбовы. Критик Николай Александрович Добролюбов (1836-1861) — автор хрестоматийных статей «Что такое обломовщина?» о романе Гончарова «Обломов» и «Луч света в темном царстве» о пьесе Островского «Гроза», возможно, и не так известен, как Белинский, но все же. Его однофамилец, поэт начала века, любитель опиума, скиталец, опрощенец, глава секты «добролюбовцев», загадочный человек Александр Михайлович Добролюбов (1876-1945) был основательно забыт уже к 1930-м.

Драгунские. Виктор Юзефович Драгунский (1913-1972) — советский писатель, автор цикла «Денискины рассказы». Денис Викторович Драгунский (1950) — сын Виктора Драгунского, филолог, политолог, писатель, публицист, автор романов «Дело принципа», «Автопортрет неизвестного» и множества сборников рассказов. Ксения Викторовна Драгунская, младшая дочь Виктора Юзефовича и сестра Дениса Викторовича (1965) — драматург и прозаик, автор книг для подростков.

Детский писатель Виктор Драгунский среди юных читателей

Фото: Виктор Будан / ТАСС

Венедикт Васильевич Ерофеев (1938 — 1990) — русский писатель, главный «неформал» советской литературы, автор поэмы «Москва — Петушки». Виктор Владимирович Ерофеев (1947) — русский писатель, литературовед, радио- и телеведущий, младший товарищ шестидесятников, автор «Русской красавицы».

Ивановы. Ивановых было тоже много (причем всех их следует произносить с ударением на «а»). Поэт-символист, критик, философ, идеолог дионисийства Вячеслав Иванович Иванов (1866-1949) — хозяин знаменитой «башни» в Петербурге. Георгий Владимирович Иванов (1894-1958) — поэт, критик, эмигрант, знакомый Владислава Ходасевича, Георгия Адамовича и др. Всеволод Вячеславович Иванов (1895-1953) — один из «Серапионовых братьев», автор книг о победе советской власти: «Партизаны», «Бронепоезд 14-69» и других, отец филолога Вячеслава (Комы) Иванова (1929-2017), которого не следует путать с лингвистом Валерием Васильевичем Ивановым (1924-2005).

Ким. Юлий Черсанович Ким (1936) — поэт, драматург, бард. Его дочь Наталья Ким (1973) пишет прозу, недавно у нее вышли книги «Родина моя, Автозавод» и «По фактической погоде». Анатолий Андреевич Ким (1939) — писатель, лауреат премии «Ясная Поляна».

Курицыны и Тургеневы. Филолог, журналист, прозаик и поэт Вячеслав Николаевич Курицын (1965) свои художественные произведения в прозе публиковал под псевдонимом Андрей Тургенев — «Месяц Аркашон», например. В истории русской литературы и культуры помимо классика Ивана Сергеевича Тургенева (1818-1883) известны были братья Александр, Николай и Андрей Тургеневы. А если уж говорить о Курицыных, то Федору Курицыну (ум. после 1500), государственному деятелю из боярского рода Курицыных, приписывают авторство «Повести о Дракуле».

Леви. Марк Лазаревич Леви (1898-1973) под псевдонимом М. Агеев опубликовал «Роман с кокаином» — один из шедевров литературы ХХ века. Современный же французский писатель Марк Леви (1961) русскому читателю в первую очередь знаком по роману «Только если это было правдой», экранизированному в 2005 году под названием «Между небом и землей».

Марк Леви

Фото: Gilbert Tourte / Reuters

Лосевы. Алексей Федорович Лосев, в монашестве Андроник (1893-1988) — русский философ, антиковед, переводчик, писатель, видный деятель российской культуры. Лев Владимирович Лосев (настоящая фамилия Лифшиц; 1937-2009) — русский поэт, литературовед и эссеист, автор биографии Иосифа Бродского.

Майковы. Василий Иванович Майков (1728-1778) — поэт, драматург, мастер ироикомической поэмы — в частности, автор поэмы «Елисей, или Раздраженный Вакх». Аполлон Николаевич Майков (1821-1897) — поэт, драматург. Его брат Валериан Майков (1823-1847) был талантливым критиком (известны его статьи о Гоголе, Достоевском).

Некрасовы. Николай Алексеевич Некрасов (1821-1878) — русский поэт, писатель и публицист, автор стихов и поэм «Кому на Руси жить хорошо», «Коробейники» («Ой, полна, полна коробушка, // Есть и ситцы и парча»). Виктор Платонович Некрасов (1911-1987)  — русский советский писатель, диссидент и эмигрант, лауреат Сталинской премии второй степени, член французского ПЕН-клуба, член Баварской академии искусств, автор романа «В окопах Сталинграда». Андрей Сергеевич Некрасов (1907-1987) — советский моряк и писатель, автор детской книжки «Приключения капитана Врунгеля».

Носовы. Николай Николаевич Носов (1908-1976) — советский детский писатель-прозаик, драматург, киносценарист, автор «Незнайки» и «Веселой семейки». Сергей Анатольевич Носов (1957) — петербургский прозаик и поэт, драматург, лауреат премии «Национальный бестселлер» за роман «Фигурные скобки».

Одоевские. Александр Иванович Одоевский (1802-1839) — князь, поэт, декабрист, автор бессмертных строк «…Наш скорбный труд не пропадет: Из и́скры возгорится пламя». Владимир Федорович Одоевский (1804-1869) — тоже князь, писатель, публицист, один из основоположников русского музыкознания, председатель юношеского общества любомудров («Русские ночи» и проч.), директор Румянцевского музея. Увлекался оккультными учениями, за что получил прозвище «русский Фауст», писал романтические фантастические повести, в числе которых чудесная детская сказка «Городок в табакерке».

Островские. Александр Николаевич Островский (1823-1886) — русский драматург, автор множества пьес, среди которых «Гроза» и «Бесприданница». Николай Алексеевич Островский (1904-1936) — советский писатель, автор романа «Как закалялась сталь».

Павловы. Каролина Карловна Павлова (1807-1893), урожденная Яниш. С нее (ну, если не считать Евдокии Ростопчиной) обыкновенно начинают историю русской женской поэзии. Жена писателя и журналиста Николая Павлова (1803-1864), автора знаменитых в свое время «Трех повестей». Вера Анатольевна Павлова (1963) — можно сказать, классик современной женской поэзии. Прозаик Олег Олегович Павлов (1970-2018) — писатель-реалист, автор «Казенной сказки», лауреат «Русского Букера» и премии Александра Солженицына.

Портрет Каролины Карловны Павловой

Поповы. Петербургский писатель Валерий Георгиевич Попов (1939), автор биографий Лихачева, Довлатова, Зощенко, глава Союза писателей Санкт-Петербурга. Евгений Анатольевич Попов (1946), младший товарищ Василия Павловича Аксенова, известен в первую очередь своими рассказами.

Пушкины. К тому времени, когда «наше все» и «солнце русской поэзии» Александр Сергеевич Пушкин начал печататься, в литературе уже был один Пушкин — Василий Львович (1766-1830), дядя Александра Сергеевича Пушкина и его первый литературный наставник. Василий Львович в литературном отношении стоял на позициях классицизма, в русской литературной традиции остался как второстепенный поэт, хотя, скажем, В.А. Жуковский отмечал его яркую литературную индивидуальность. Александр Сергеевич Пушкин (1799-1837) — ну, тут все понятно.

Розановы. Философ, публицист, критик Василий Васильевич Розанов (1856-1919). Литературоведы: Иван Никанорович Розанов (1854-1959) — библиофил, автор статей по истории русской поэзии; Матвей Никанорович Розанов (1858-1936) — автор книги «Пушкин и Данте» и других. Ну и наконец Мария Васильевна Розанова (1929) — литератор и публицист, жена писателя Андрея Синявского (псевдоним Абрам Терц).

Рубинштейны. Поэт, эссеист, создатель «карточного» жанра Лев Семенович Рубинштейн (1947), классик и друг другого классика — Дмитрия Александровича Пригова. Гораздо менее популярен сегодня Лев Владимирович Рубинштейн (1905-1995) — автор сценариев для «Клуба знаменитых капитанов», а также детских книг «Черный ураган», «Честный Эйб» и других.

Соллогубы. Поэт-символист, автор «Мелкого беса» Федор Кузьмич Сологуб (1863-1927) носил не слишком поэтическую фамилию Тетерников и назвался «Сологубом», удалив одно «л» из аристократической фамилии Соллогуб. А среди носителей ее — Владимир Александрович Соллогуб (1813-1882), автор «Тарантаса», весьма известного сочинения, рассказывающего о жизни Российской империи в форме путевых заметок. История также сохранила имя графа Федора Львовича Соллогуба (1848-1890), который в первую очередь был театральным художником и актером, но еще и драматургом, и поэтом-любителем.

Толстые. Граф Лев Николаевич Толстой (1828-1910) — не просто классик русской литературы, автор «Войны и мира», «Анны Карениной», «Воскресения», но и один из немногих писателей, чьи имена служат чем-то вроде визитной карточки русской культуры. Граф Алексей Константинович Толстой (1817-1875) известен широкому кругу читателей в основном тремя вещами: стихотворением «Колокольчики мои», историческим романом «Князь Серебряный» и участием в коллективном псевдониме «Козьма Прутков». «Красный граф» Алексей Николаевич Толстой (1883-1945) остался в памяти не только по-настоящему популярными произведениями «Аэлита», «Гиперболоид инженера Гарина»,«Хождение по мукам» и сказками, но и многочисленными женитьбами, а также способностью переделывать уже написанное под каждое следующее постановление партии. Подсчитать количество редакций и вариантов одного лишь «Хождения по мукам» — сплошные муки. Внучка Алексея Николаевича, Татьяна Никитична Толстая (1951) в полной мере унаследовала литературный талант деда (роман «Кысь» тому пример), но, к сожалению, не его плодовитость. История знает еще четвертого Толстого: графа Федора Ивановича по прозвищу «американец» (1782-1846), но он прославился исключительно страстью к игре в карты, бретерством, путешествием в Америку и женитьбой на цыганской плясунье.

Писатель Алексей Толстой на встрече с летчиками, защитниками Одессы, 1941 год

Фото: Яков Халип / РИА Новости

Успенские. Глеб Иванович Успенский (1843-1902) — писатель-народник (или близкий к народничеству), автор одной из лучших книг о крестьянстве и крестьянской общине «Власть земли». Николай Васильевич Успенский (1837-1889) — двоюродный брат Глеба Успенского, автор рассказов и повестей, сотрудник некрасовского «Современника». Михаил Глебович Успенский (1950-2014) — один из самых заметных писателей-фантастов последнего времени, автор романов «Там, где нас нет», «Время Оно», «Райская машина», «Стеклянный меч» и других. Эдуард Николаевич Успенский (1937 — 2018) — литературный папа крокодила Гены, Чебурашки и дяди Федора.

Харитоновы. Один из самых талантливых писателей прошлого века и основоположник русской гей-литературы Евгений Владимирович Харитонов (1941-1981) умер в 40 лет от инфаркта. При жизни почти не публиковался. Часть текстов Харитонова уже посмертно распространялась в самиздате, в том числе в самиздатских журналах «Часы», «Обводный канал», «37», «Митин журнал». Позднее дважды выходило собрание сочинений Харитонова, основанное на составленном им самим незадолго до смерти корпусе текстов. Марк Сергеевич Харитонов (1937) — современный русский прозаик, поэт и переводчик, лауреат премии «Русский Букер» 1992 года за роман «Линии судьбы, или Сундучок Милашевича».

Чулковы. Михаил Дмитриевич Чулков (1743-1792) сделал карьеру от придворного актера до придворного лакея и квартирмейстера, находясь при наследнике престола Павле. Затем его привлекла издательская деятельность и литературный труд. Автор первого русского романа «Пригожая повариха, или Похождения развратной женщины» (остался неоконченным). Георгий Иванович Чулков (1879-1939) — поэт, переводчик, журналист, входил в круг символистов, был близко знаком с Александром Блоком и Вячеславом Ивановым.

Петр Шумахер

Фото: public domain

Шумахеры. У нас есть даже свой Шумахер, но не автогонщик, а поэт-сатирик Петр Васильевич Шумахер (1817-1891). «Водку он пил не иначе как большими чайными стаканами», — написано в воспоминаниях о нем. Ему приписывают авторство поэмы «Лука Мудищев». Шумахер сотрудничал в «Искре» Василия Курочкина (1831-1875). Как тут не вспомнить современного драматурга Максима Курочкина, лауреата премии «Антибукер»!

Произведения Александра Ивановича Куприна в художественных иллюстрациях XIX—XX веков

В 2020 году исполняется 150 лет со дня рождения выдающегося русского писателя Александра Ивановича Куприна. На площадке Мраморной лестницы Российской государственной библиотеки до 13 сентября работает выставка «Произведения А. И. Куприна в художественных иллюстрациях XIX—XX веков», приуроченная к этой дате.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

7 сентября 1870 года родился Александр Иванович Куприн, русский писатель, занимавшийся также разносторонней деятельностью литератора — журналистикой, редактированием газет и журналов, переводами по заказу издательств.

Куприн прожил насыщенную жизнь. В его биографии переплелись радостные и трагические события, жизнь в России, затем в эмиграции, возвращение из Парижа на родину. Писатель оставил после себя большое творческое наследие.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

Традиционно большинство изданий и в прессе, и в собраниях сочинений авторов конца XIX — начала XX веков выходило без иллюстраций. Творческий путь Александра Ивановича Куприна начался именно в этот период. В историю отечественной литературы он вошёл как автор повестей и романов «Молох» (1986), «Олеся» (1898), «На переломе (Кадеты)» (1900), «Поединок» (1905), «Яма» (1909—1915), «Юнкера» (1928), «Колесо времени» (1929).

Александр Иванович был удивительным мастером рассказа. Среди его произведений в этом жанре — «В цирке» (1902), «Штабс-капитан Рыбников» (1906), «Гамбринус» и «Изумруд» (1907), «Суламифь» (1908), «Гранатовый браслет» (1910), «Листригоны» (1907—1911) и рассказы для детей — «Белый пудель», «Чудесный доктор», «Слон», которые стали классикой детской литературы.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

Иллюстрации к самим произведениям Куприна появились в первое десятилетие XX века, тогда как его рассказы, выходившие в самом конце XIX века отдельными книжками, привлекали внимание читателей к имени автора художественно оформленными обложками изданий. В дальнейшем известные русские художники-иллюстраторы обращались к Куприну постоянно и в журнальных публикациях, и при издании его произведений отдельными книгами.

Самыми популярными произведениями Куприна по числу художественного иллюстрирования стали «Гранатовый браслет», «Поединок», «Олеся» и детские рассказы.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

На юбилейной выставке, посвящённой Александру Ивановичу Куприну, представлены книги из фондов Российской государственной библиотеки. Биографические материалы о писателе рассказывают посетителям о его сложной судьбе.

В экспозицию включены первые публикации произведений Куприна в журнале «Русское богатство» (1893—1898) и три тома его «Рассказов» (1903—1909), за которые в 1909 году он получил академическую Пушкинскую премию, разделив её с Иваном Алексеевичем Буниным.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

В экспозиции можно увидеть одно из первых иллюстрированных изданий книги Куприна «Детские рассказы», вышедшее в Санкт-Петербурге в 1908 году с обложкой, оформленной Иваном Билибиным, и иллюстрациями художника Де-Пальдо в тексте.

Особое место уделено литературно-художественному альманаху «Шиповник» (1907), сборнику «Земля» (1908), «Летучим альманахам» (1913) и «Цветным сборникам» за 1913 год — в одном из них опубликована иллюстрация Василия Семёновича Сварога к рассказу Куприна «Кармен». Отдельно экспонируются номера «Синего журнала» за 1911 и 1912 годы, в которых помещены рисунки самого Куприна к его «Печальному рассказу» и иллюстрация Савицкого к рассказу «Мой полёт». Журнал «Аргус» за 1914 год знакомит с пьесой-фарсом Куприна «Лейтенант фон Пляшке» с иллюстрациями Джо-Катцеля. Широко известна дореволюционная серия иллюстрированных детских рассказов Куприна «Московского издательства», которые выполнил Михаил Исаакович Соломонов.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

В России в 1920—1940 годы произведения Куприна, несмотря на его эмиграцию, продолжали издаваться и иллюстрироваться. На выставке экспонируются книги для детей, вышедшие в издательстве Гаврила Фомича Мириманова: «В недрах земли» (художник Анатолий Фёдорович Андронов, 1923), «Белый Пудель» (рисунки Алексея Никаноровича Комарова, 1926), «Скворцы» (художники Алексей Никанорович Комаров и Александр Данилович Топиков, 1927) и других издательствах — «Белый пудель» (художник Мария Петровна Гортынская, 1929), «Белый пудель» (художник Артур Владимирович Фонвизин, 1934), «Молох» (художник Николай Васильевич Кузьмин, 1949).


Фото: Мария Говтвань, РГБ

В этом разделе выставки также представлены русские эмигрантские издания Куприна этого времени, вышедшие в Париже: «Зелёная палочка» — детский журнал № 1 за 1920 год с рассказом Куприна «Козлиная жизнь» (художник Николай Владимирович Ремизов), сказка «Воробьиный царь» (художник Иван Иванович Мозалевский, 1922).


Фото: Мария Говтвань, РГБ

Наибольшее внимание изданию собраний сочинений Александра Ивановича Куприна и отдельных произведений с обязательным их иллюстрированием было уделено в 1960—1980 годы XX века. Этот период действительно можно назвать периодом художественной иллюстрации произведений Куприна, который представляют лучшие художники этого времени: Пётр Наумович Пинкисевич, Илья Сергеевич Глазунов, Давид Александрович Дубинский, Юрий Михайлович Игнатьев, Cергей Сергеевич Монахов, Савва Григорьевич Бродский, Борис Иванович Лебедев, Давид Борисович Боровский, Юрий Соломонович Гершкович, Татьяна Владимировна Шишмарёва, Герман Алексеевич Мазурин, Сергей Константинович Рудаков, Григорий, Александр и Валерий Трауготы, Анатолий Зиновьевич Иткин, Григорий Георгиевич Филипповский, Юрий Васильевич Копейко, Александр Фёдорович Таран, Владимир Михайлович Семоненко и другие.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

В современных изданиях Куприна главной стала идея выпуска книги, которую можно положить в карман, поэтому важным стал только сам текст. К счастью, это не распространилось на детские издания, в которых появились новые интересные иллюстраторы: Михаил Фёдорович Петров, Марат Александрович Шестаков, Михаил Соломонович Майофис, Анатолий Григорьевич Слепков, Владимир Юрьевич Черноглазов, Анна Ремовна Бальжак, Владимир Александрович Дугин.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

В экспозиции использованы материалы основного фонда РГБ, отдела изоизданий и центрального подсобного фонда, сотрудникам которых отдел выставочной деятельности приносит свою благодарность.

Выставка подготовлена сотрудниками отдела выставочной деятельности Светланой Завадской и Татьяной Новокрещёновой, оформление Михаила Полохова.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

55 лет назад в СССР напечатана первая повесть Солженицына «Один день Ивана Денисовича» — РТ на русском

18 ноября 1962 года в журнале «Новый мир» была напечатана небольшая повесть Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича», рассказывающая о жизни заключённого ГУЛАГа. Публикация произвела эффект разорвавшийся бомбы: советскому читателю впервые открылась правда о сталинских лагерях. О том, каким образом «взрывоопасному» литературному произведению удалось пройти советскую цензуру и как повесть повлияла на сознание современников, — в материале RT.

История рядового лагерника

Сюжет «Одного дня Ивана Денисовича» тесно связан с биографией автора. В 1945 году капитан Красной армии Александр Солженицын был арестован прямо на фронте за письмо другу, в котором, по мнению цензуры, содержалась критика Сталина. Через несколько месяцев молодого офицера приговорили к восьми годам лагерей и ссылке.

С августа 1950-го по февраль 1953 года Солженицын отбывал заключение в Экибастузском каторжном лагере на севере Казахстана. Именно там, на общих работах, у него возник замысел повести об одном дне из жизни заключённого.

«Я в 1950 году, в какой-то долгий лагерный зимний день таскал носилки с напарником и подумал: как описать всю нашу лагерную жизнь? По сути, достаточно описать один всего день в подробностях, в мельчайших подробностях, притом день самого простого работяги, и тут отразится вся наша жизнь. И даже не надо нагнетать каких-то ужасов, не надо, чтоб это был какой-то особенный день, а рядовой, вот тот самый день, из которого складываются годы», — вспоминал Александр Солженицын спустя 20 лет после выхода повести в одном из радиоинтервью.

В 1957 году решением Военной коллегии Верховного суда СССР Солженицына реабилитировали. Писатель поселился в Рязани, где преподавал старшеклассникам физику и астрономию.

  • Александр Солженицын
  • AFP

Спустя два года Солженицын вспомнил о замысле девятилетней давности: «только в 1959-м, через девять лет, я сел и написал. <…> Писал я его недолго совсем, всего дней сорок, меньше полутора месяцев. Это всегда получается так, если пишешь из густой жизни, быт которой ты чрезмерно знаешь, и не то что не надо там догадываться до чего-то, что-то пытаться понять, а только отбиваешься от лишнего материала, только-только чтобы лишнее не лезло, а вот вместить самое необходимое».

Главным героем произведения стал простой, необразованный человек, далёкий от творческих занятий и замыслов, — Иван Денисович Шухов.

Также по теме

В темнице сырой: 10 знаменитых литераторов, побывавших в заключении

105 лет назад поэт Гийом Аполлинер был арестован и заключён в тюрьму в связи с подозрением в похищении экспонатов Лувра. Пять дней…

«В лагерную летопись Солженицына, которую он вёл с 1947 года, пришёл новый герой: политический зэк из самых низов. На долю такого выпадает только чёрный труд в течение всего срока — общие работы, от которых бегут все, кто может зацепиться за профессию и образование, хитрость или нахальство. У того, кто до войны был простым колхозником, а на войне — рядовым солдатом <…> нет привычки образованного человека к занятиям, которые просветляют мрак тюрьмы и барака, нет в памяти книжных образов и стихов, нет самой привычки к чтению, чтобы заполнить краткий досуг», — так описывает Ивана Денисовича в своей книге «Александр Солженицын» доктор филологических наук Людмила Сараскина.

Сам писатель так объяснял свой выбор: «Ивана Денисовича я с самого начала так понимал, что не должен он быть такой, как вот я, и не какой-нибудь развитой особенно, это должен быть самый рядовой лагерник. Мне Твардовский потом говорил: если бы я поставил героем, например, Цезаря Марковича, ну там какого-нибудь интеллигента, устроенного как-то в конторе, то четверти бы цены той не было. Нет. Он должен был быть самый средний солдат этого ГУЛАГа, тот, на кого все сыпется».

 

Как Хрущёв и Твардовский читали рукопись

Солженицын написал повесть за 40 дней, а затем ещё год ждал её публикации. История выхода произведения в свет оказалось довольно непростой.

По итогам XXII съезда КПСС в октябре 1961 года Никита Хрущев усилил меры борьбы с культом личности Сталина. Тогда же Солженицын решил передать машинописный экземпляр рассказа через своих товарищей в отдел прозы журнала «Новый мир». На рукописи автор указан не был, редакторы увидели лишь некий код Щ-854 — лагерный номер, который был на телогрейке главного героя повести Ивана Шухова.

Вечером 8 декабря 1961 года главный редактор «Нового мира» Александр Твардовский принялся за чтение рассказа, а уже наутро заявил коллегам: «Печатать! Печатать! Никакой цели другой нет. Всё преодолеть, до самых верхов добраться! Доказать, убедить, к стенке припереть. Говорят, убили русскую литературу. Чёрта с два! Вот она, в этой папке с завязочками. А он? Кто он? Никто ещё не видал».

  • Александр Твардовский
  • © Wikimedia Commons

Спустя несколько дней Твардовский отправил Солженицыну телеграмму с просьбой срочно приехать в московскую редакцию «Нового мира». На встрече по предложению Твардовского рассказ решили переименовать в «Один день Ивана Денисовича» и «для весомости» назвать повестью.

Также по теме

От Толстого до Алданова: какие русские писатели могли бы получить Нобелевку по литературе

Совсем скоро станет известен лауреат Нобелевской премии по литературе 2016 года. За всю историю только пять отечественных писателей и…

Однако одного желания главреда «Нового мира» опубликовать произведение было недостаточно.

«Организационная, техническая и политическая стороны публикации какого-либо текста в Советском Союзе сильно отличалась от современного положения. Любой текст, напечатанный в СССР, должен был пройти цензуру —Главлит (Главное управление по охране военных и государственных тайн в печати при Совете министров СССР) — огромное учреждение со штатом цензоров. Если посмотреть на выходные данные журналов и книг того времени, то можно найти там странные буквы и цифры, напоминающие шифры. Эти таинственные знаки — личный код цензора, сотрудника Главлита, который читал и давал разрешение на публикацию», — пояснил в интервью RT главный редактор журнала «Новый мир» Андрей Василевский.

Пропустить столь «взрывоопасный» текст советская цензура не могла. По словам Василевского, повесть была напечатана с разрешения Никиты Хрущёва.

  • Никита Хрущёв
  • РИА Новости

«Была очень специфическая минута, когда содержание текста совпало с интересами первого лица в государстве. Вдруг оказалось, что это произведение с точки зрения политики десталинизации — как раз то, что нужно. Второе обстоятельство заключалось в том, что Хрущёву произведение действительно понравилось. Ему понравилось, что главный герой не интеллигент, а простой мужик, человек из народа. Но чтобы Хрущёв дал разрешение на печать, сначала ему надо было про эту рукопись узнать. Если бы не упорство редакции «Нового мира» и самого Твардовского, который передал письмо с рукописью помощнику Хрущёва, журналисту Владимиру Лебедеву, глава государства про рассказ, вероятно, так бы и не узнал», — рассказал Василевский.

В книге «Бодался телёнок с дубом» Солженицын пишет: «На даче в Пицунде Лебедев стал читать Хрущёву вслух. <…> Никита хорошо слушал эту забавную повесть, где нужно смеялся, где нужно ахал и крякал, а со средины потребовал позвать Микояна, слушать вместе. Всё было одобрено до конца. <…> Микоян Хрущёву не возражал, судьба рассказа была решена».

 

«Где вся правда написана»

12 октября 1962 года Президиум ЦК КПСС принял решение о публикации рассказа, а спустя неделю Хрущёв объявил об этом решении Твардовскому. Наконец, 18 ноября вышел 11-й номер «Нового мира», в котором был напечатан «Один день Ивана Денисовича».

  • Номер журнала«Новый мир», где был опубликован первый повести Солженицына «Один день Ивана Денисовича»

Журнал вышел тиражом 96 тыс. экземпляров, но уже очень скоро было принято решение допечатать ещё 25 тыс. Правда, и этого оказалось мало: произведение перепечатывали на машинках, переписывали от руки, рассказывали друзьям и знакомым.

«Это было буквально как взрыв бомбы. Громадный тираж «Нового мира» разошёлся в один день. Люди осаждали киоски «Союзпечати». Академик Сергей Аверинцев рассказывал: «Не могу забыть человека, который не мог вспомнить название журнала и говорил продавщице в киоске: «Ну мне нужен этот, где вся правда написана», — и она поняла, о чём он. Тут уже не история словесности, а история России», — вспоминала в интервью RT Наталия Солженицына, вдова писателя и президент Русского благотворительного фонда Александра Солженицына.

Очень скоро весть о публикации облетела весь мир.

  • Американское издание повести «Один день Ивана Денисовича»
  • © Издательство Signet Classic, 1963 год

Солженицын стал знаменитостью, к которой потоком поступали письма читателей. «Когда напечатался «Иван Денисович», то со всей России как взорвались письма ко мне, и в письмах люди писали, что они пережили, что у кого было. Или настаивали встретиться со мной и рассказать, и я стал встречаться. Все просили меня, автора первой лагерной повести, писать ещё, ещё, описать весь этот лагерный мир. Они несли и несли мне недостающий материал. <…> Так я собрал неописуемый материал, который в Советском Союзе и собрать нельзя, — только благодаря «Ивану Денисовичу». Так что он стал как пьедесталом для «Архипелага ГУЛАГа», — вспоминал Солженицын в одном из интервью.

  • Первое издание отдельной книгой (Москва, издательство «Советский писатель», 1963 год)

После отставки Хрущёва, в годы застоя, произведение Солженицына начали подвергать критике. В 1974 году писателя выслали из России, и все его произведения, изданные в СССР, в том числе «Один день Ивана Денисовича», были изъяты из советских библиотек.

Лишь с 1990 года этот рассказ снова стали печатать на родине Александра Солженицына.

Литературная карта

Литературная жизнь Оренбургского края

    Говоря о литературной жизни Оренбургского края, о её начале, развитии, моментах оживления и расцвета или, наоборот спада, следует сказать следующее: на фоне развития русской культуры в средние века и других исторических периодов никогда не существовало такое понятие, как литература древнего Оренбуржья. Исторические, географические повествования о нашем крае представлены в описаниях и сведениях самых древних исследователей о земле, где располагается нынешнее Оренбуржье, упоминается как сама местность, так и названия гор, рек и т.д. 
    Даикс — это древнее название самой большой реки края, известной нам, как Яик или Урал, встречается в античных источниках ещё до нашей эры. Первое упоминание реки принадлежит античному географу Клавдию Птолемею, жившему во 2 в. до н.э. 
    В «Истории» греческого учёного и путешественника Геродота, написанной им в начале тридцатых годов V в. до н.э., содержатся достоверные сведения о Каспийском море, за которым, по его словам, раскинулась «равнина на необозримом пространстве», а ещё дальше идет «земля каменистая и неровная», за ней «стоят высокие, непроходимые горы». 
    Первое научное описание Оренбургского края дано в исследованиях, «Топография Оренбургская, то есть обстоятельное описание Оренбургской губернии» и «История Оренбургская», написанными в середине ХVIII века Петром Ивановичем Рычковым писателем, этнографом, ученым, путешественником, исследователем Оренбургского края. 
    С оренбургской землей связана жизнь и деятельность многих писателей. Некоторые родились здесь, другие подолгу жили, третьи бывали в Оренбургском крае. 
    В Оренбурге с 1833 года по 1841год жил и работал прозаик, ученый, естествоиспытатель, лексикограф Даль Владимир Иванович. Здесь им были написаны сказки и повести, в которых ощущается налет местного колорита и есть факты из истории Оренбурга и Оренбургской губернии. 
    Детство поэта Г.Р. Державина, баснописца И.А. Крылова, историка Н.М. Карамзина прошло в Оренбургской губернии. Оренбургские впечатления Гавриила Державина отразились в оде «Фелица». 
    Поэт и прозаик Аксаков Сергей Тимофеевич детские и отроческие годы провел в Ново-Аксакове Бугурусланского уезда Оренбургского края. Воспоминания о детских и юношеских годах, радость общения с природой Оренбургского края нашли отражение в его произведениях. 
    С определенными творческими планами Оренбургский край посетили Пушкин Александр Сергеевич, Г.И. Успенский, В.Г. Короленко, Л.Н. Толстой. 
    Поездки великого русского поэта  Пушкина А.С. и писателя В.Г. Короленко в Оренбургскую губернию связаны с интересом к Пугачевскому восстанию. Материал, собранный Пушкиным в Оренбурге (1833 г.), был им использован при написании «Истории Пугачева» и «Капитанской дочки». Результатом пребывания В.Г. Короленко на Урале стали очерки «Указов» и «Пугачевская легенда на Урале». 
    Впечатления от природы Оренбургского края после посещения в 1888году Оренбургской и Уфимской губернии прозаиком и публицистом Г.И. Успенским отразились в очерках «От Оренбурга до Уфы». 
    Посещение Л.Н. Толстым Оренбургского края было предположительно связано с именем Оренбургского военного губернатора В.А. Перовского. Оренбургские впечатления Толстого отразились в некоторых его рассказах: «Ильяс», «Много ли человеку земли нужно», «Два старика». 
    Поэт, переводчик, критик В.А. Жуковский в Оренбургском крае побывал в 1837 году. Он сопровождал как воспитатель царского наследника, будущего царя Александра II в его поездке по России. Поэт не создал произведений об Оренбургском крае, но оставил краткие записи в дневнике и зарисовки Орской крепости и Оренбурга. 
    Поэт, драматург, прозаик, переводчик А.К. Толстой был в Оренбурге летом 1841 года. Впечатление от этой поездки нашли отражение в очерке «Два дня в киргизской степи». 
    В оренбургском крае отбывали ссылку поэты Шевченко Тарас Григорьевич и А.Н. Плещеев. 
    Поэт, прозаик, художник, украинский кобзарь   Шевченко Тарас Григорьевич  был сослан в Орскую крепость, где он не только писал произведения, но и сделал множество рисунков, зарисовок Оренбуржья. 
    Девять лет, с 1850 по 1859 год провел в оренбургском крае известный русский поэт А.Н. Плещеев. Он был зачислен в 1-ый Оренбургский линейный батальон. Жизнь и нравы Оренбургского края поэт описал в оренбургских повестях «Житейские сцены. Отец и дочь» и «Пашинцев». 
    О литературном прошлом нашего края поведал литературовед, краевед, театральный критик Н.Е. Прянишников, который более 30 лет прожил в Оренбурге. По очеркам, вошедшим в его книгу «Писатели-классики в Оренбургском крае» можно проследить, как отразились в творчестве писателей впечатления, вынесенные из непосредственных наблюдений и встреч с жителями Оренбургского края. 
    В конце XIX — начале XX веков литературная жизнь еще более оживилась. Появились новые газеты и журналы. Это сыграло роль в творчестве ряда известных писателей, таких как С.И. Гусев-Оренбургский, А.И. Завалишин, Л.Н. Сейфуллина, М.П. Герасимов, А.В. Ширяевец, Ст. Щипачев и др. 
    Л.Н.Сейфуллина — одна из самых читаемых писательниц послереволюционной России — окончила Оренбургское епархиальное училище. Она была инициатором создания Союза писателей, поэтов и журналистов Оренбурга. 
    В 20-е годы можно уже говорить о существовании «литературного гнезда» в Оренбурге. Среди молодых начинающих писателей выделялись В.Толстой, Н.Секерж, А.Возняк, Н. Клементьев, И. Бортников, В. Пистоленко, П. Строков, Клипиницер Михаил Соломонович, В. Трубицын, П. Кутловский, С. Прутников и др. 
    Поэт Есенин Сергей Александрович был в Оренбурге проездом в мае 1921 года. Он направлялся в Ташкент к другу А. Ширяевцу. Оренбургский край вдохновил поэта на написание поэмы «Пугачев». 
    Многие зарубежные писатели и публицисты имеют оренбургские корни. 
    Выдающийся французский писатель, член Французской академии Кессель Жозеф родился в семье оренбургского врача. С 1905 по 1908 год он учился в Оренбурге. Впоследствии вместе со своим племянником, знаменитым французским писателем Морисом Дрюоном, он написал Песню Партизан — третий официально исполняемый гимн Франции. М. Дрюон во всех интервью называл Оренбург родиной предков: здесь родился его отец. В 2003 году М. Дрюон посетил наш город. 
    Писатель, публицист Виктор Серж (Виктор Львович Кибальчич) был сослан в Оренбург в 1933 году по обвинению в причастности к троцкистской оппозиции. Здесь он создал цикл поэм «Сопротивление» и романы «Обреченные» и «Буря». Позже, находясь в эмиграции, описал свое пребывание в Оренбурге в книге «От революции к тоталитаризму». 
    В апреле 1945 г. в Оренбуржье прибыла типография газеты «Правда». Небольшим тиражом она выходила в течение месяца в нашей области. Автором остроумных частушек, хлестких фельетонов в стихах был Сергей Смирнов, позже ставший широко известным поэтом. 
    Джалиль Муса (Муса Мустафиевич Джалилов) выдающийся татарский поэт — уроженец Оренбургской области, родился в с.Мустафино. Долгое время жил в Оренбурге, учился в медресе «Хусаиния». 
    Уроженец села Шарлык Александр Ильич Родимцев известен не только как дважды Герой Советского Союза и военачальник, но и как писатель. Есть у него произведения и для детей. В книге «Машенька из Мышеловки» Александр Ильич рассказывает о жизни, боевых друзьях и героической гибели Машеньки, которая воевала простым солдатом в дивизии Родимцева. 
    Прозаик, публицист Ю.В. Бондарев родился в Орске в 1924 г. Первые годы жизни на Урале, оренбургские степи запомнились Бондареву — им в последствии был написан рассказ «Степь». Воспоминания о курсантской жизни в училище в Оренбурге отразились в повести «Юность командиров». 
    Герой Советского Союза, прозаик Карпов В. В. родился в Оренбурге. Боевое прошлое разведчика Карпова В. В. нашло отражение в его прозе. Первый сборник рассказов «Двадцать четыре часа из жизни разведчика» вышел в 1960 году. Одно из последних масштабных произведений Карпов В. В. — роман «Генералисимусс». 
    В годы Великой Отечественной войны в Оренбургском крае, находясь в эвакуации, жили: братья Стругацкие, Владимир Высоцкий, Михаил Чулаки, Юрий Энтин. 
    С 1945 по 1946 год писатель, драматург, сценарист В.В.Кунин служил курсантом Чкаловского (Оренбургского) военно-авиационного училища. 
    В 1960-1980-е годы оренбургскую литературу представляют три прозаика — Б. Бурлак, А. Горбачев и А. Рыбин, профессиональные поэты А. Возняк, М. Трутнев, И. Елин. 
    Оренбуржье сыграло определенную роль в жизни и творческом становлении современных российских писателей. 
    Прозаик И.С.Уханов окончил историко-филологический факультет Оренбургского педагогического института. С 1980 года живет и работает в Москве. Многие литературные произведения прозаика основаны на оренбургском материале: «Оренбургский пуховый платок», «Рыбак в степи». В 1996 году в серии ЖЗЛ была опубликована повесть И.Уханова об «оренбургском Колумбе» П.И.Рычкове. 
    Известный российский писатель В.С.Маканин родился в г.Орск Оренбургской области. В настоящее время издал более 30 книг. Впечатления от оренбургского детства отражены в «Повести о старом поселке». 
    Бахревский В.А., прозаик, поэт, детский писатель, автор более ста книг. В 60-е годы работал литературным сотрудником Сакмарской районной газеты. Здесь он написал свою первую книгу — автобиографическую повесть «Мальчик с Веселого». 
    Оренбургской организации Союза писателей России более 70-и лет. В области выходит альманах «Гостиный двор», литературный сборник «Башня». 
    Современную литературную жизнь Оренбургского края представляют писатели и поэты: Н.Ф. Корсунов, Ю.М. Орябинский, В.И. Одноралов, П.Н. Краснов, И.А. Бехтерев, А.А. Тепляшин, В.Н.Кузнецов, В.Г.Моисеев. и др.

Какую русскую литературу читают немцы | Что читают в Германии | DW

Сказать, что полки немецких книжных магазинов завалены переводами с русского, было бы преувеличением. В Германии каждый год выходит без малого 100 тысяч новых книг (названий, разумеется, а не тиражных экземпляров). Переводных изданий — английских, французских, испанских, итальянских, японских и так далее — среди них вообще сравнительно немного: около 10 процентов. Русский язык — в первой десятке (кстати, единственный из славянских языков). Но абсолютные цифры таковы: новых переводов с русского за последние четыре года вышло в Германии около шестисот.

Классика и не только

Однако подчеркну: новых переводов! Потому что как раз самые читаемые произведения русской литературы в Германии — классика, которую эта статистика практически не учитывает. Представить себе немецкую гимназию без изучения Толстого и Достоевского невозможно. Тем более невозможно представить себе без них любой мало-мальски приличный немецкий книжный магазин. Само собой разумеется, книги эти не просто лежат, а хорошо раскупаются. Если бы это было не так, не выходила бы в Германии каждые два — три года, например, «Анна Каренина» в новом переводе на немецкий. Всего таких переводов существует уже больше двух десятков!

Достаточно заглянуть в любой крупный книжный магазин и познакомиться с планами немецких издательств — и вы увидите, сколько прекрасных произведений русской литературы уже вышло или скоро выйдет в Германии. Это «Война и мир» и «Анна Каренина» Льва Толстого, новый перевод его «Севастопольских рассказов», «Братья Карамазовы», «Преступление и наказание» и «Дядюшкин сон» Достоевского, «Мертвые души» Гоголя, собрание сочинений Чехова, «Собачье сердце» и «Роковые яйца» Булгакова…

Причем немцы переводят и издают не только широко известные шедевры русских классиков. Сейчас выходит прекрасное двуязычное (русский оригинал плюс перевод) издание повести Достоевского «Слабое сердце», впервые на немецком языке публикуется роман Льва Толстого «Семейное счастие» (который, правда, сам мастер как-то назвал «постыдной гадостью», но критики считают великолепным эскизом к «Анне Карениной»). Заметим, что речь здесь идет только о печатных изданиях. Практически все то же самое, да еще собрания сочинений русских классиков выходят в Германии параллельно и в электронном варианте.

Но немцы читают не только русскую (или русскоязычную) классику. Бывая каждый год на крупнейшей в мире Франкфуртской книжной ярмарке, я всегда поражаюсь, как много там самых разных переводов с русского. На последней ярмарке главными были, разумеется, книги Светланы Алексиевич, которая получила Премию мира Союза немецкой книготорговли. Мастер документально-художественной прозы, автор таких замечательных книг, как «Цинковые мальчики», «У войны не женское лицо», «Чернобыльская молитва» и других, живет в Беларуси, но книги ее написаны по-русски и в оригинале издаются сейчас в России.

Эпос и криминал

Достойно соседствуют с книгами Светланы Алексиевич роман «Предел забвения» Сергея Лебедева, получивший в Германии очень хорошую критику, как профессиональную, так и читательскую, стихи Максима Амелина, новое издание «Мастера и Маргариты» Булгакова, эпический «Зеленый шатер» Людмилы Улицкой, которому в 2012 году крупное берлинское издательство, выпустившее этот роман, отвело «звездное» место на своем стенде, «Воспоминания об Анне Ахматовой» Надежды Мандельштам, роман Гайто Газданова «Призрак Александра Вольфа»…

Русская литература на Франкуртской ярмарке

Из успешных изданий современной российской литературы последних двух-трех лет отмечу также «Акимуды» Виктора Ерофеева, романы Владимира Сорокина (сейчас готовится немецкое издание «Метели»), «Запас табака» Дмитрия Дергачева… Но в Германии также выходят детективы Марининой, Донцовой, Дашковой. «Женский криминал» из России представляет определенный экзотический интерес для немецкого читателя, несколько пресыщенного не только американской, но и скандинавской литературой этого жанра. Впрочем, с тиражами даже скандинавских конкурентов, не говоря уже об американцах и немцах, детективы, боевики и триллеры из России пока сравниться не могут.

Лучшие книги по русским рассказам

Что вас впервые заинтересовало в русской литературе?

Мне посчастливилось выучить русский язык в школе при поддержке моего отца, посетившего Советский Союз в 1957 году, и моего деда, который вступил в Коммунистическую партию, когда учился в Кембридже. Он разочаровался, когда посетил Москву в начале 1930-х годов, и ему сказали, что в Англии нет телефонов, но он сохранил интерес к русской культуре.Так что я начал читать Тургенева и Чехова в оригинале, когда мне было 16 лет. Вначале я обнаружил, что все это ужасно сложно, но потом воодушевился, когда провел время в Ленинграде в качестве студента в начале 1980-х.

Трудно не поддаться страсти и серьезности русских писателей, и было радостно узнать, что они почитались в Советском Союзе как национальные герои, как и в деспотические времена царского режима. [Александр] Солженицын не преувеличивал, когда называл русскую литературу вторым правительством страны.Писателям часто приходилось быть носителями истины.

Ваши пять выбранных книг сосредоточены на рассказах. Как бы вы охарактеризовали их как жанр, в отличие от больших русских романов, таких как Война и мир ?

Это правда, что мы думаем о романах, а не о рассказах, когда рассматриваем русскую литературную традицию, но все великие романисты также писали несравненные рассказы. И учитывая их глубокое влияние на русские романы, а также на оперы, эти рассказы иногда несправедливо игнорируются.Хотя мы не ожидаем найти в них глубоких дискуссий о смысле существования, работы Чехова, безусловно, заслуживают сравнения. Он восстал тем, что писал только короткие прозы, и для его подрывного стиля характерно то, что его рассказы обманчиво просты — он бросал вызов условностям, задавая вопросы, а не давая ответы. И если Чехов смог разорвать и переписать свод правил написания рассказа, это заслуга всех прежних русских писателей, чьи рассказы вдохновляли его.

«Солженицын не преувеличивал, когда называл русскую литературу вторым правительством страны».

Форма рассказа, безусловно, намного легче усваивается — многие из великих русских рассказов действительно переворачивают страницы, и их интересно читать. Они могут стать идеальным введением в русскую литературу для любого, кого пугают большие романы, и, как правило, охватывают гораздо более широкий социальный и географический спектр, поэтому не менее ценны, чем источники понимания русского менталитета, прошлого и настоящего.Я выбрал эти пять отдельных работ на основе их художественных достоинств. Но я также хочу передать кое-что из стилистического диапазона и тематического разнообразия русского рассказа. Неизбежно это означает, что нужно делать некоторые оскорбительные выборы и упускать из виду превосходные рассказы таких писателей, как Гоголь, Тургенев, Достоевский, Набоков, Булгаков и Солженицын.

Первый рассказ, который вы порекомендуете, — это Пиковая дама Александра Пушкина из коллекции Oxford World’s Classics.

Какими бы ни были критерии, нельзя не учитывать Пиковая дама . Это рассказ об азартных играх и первый бесспорный шедевр в жанре писателя, которого у себя на родине называют «русским Шекспиром». Пушкин был многогранным гением, превратившим громоздкий русский язык XVIII века в гибкий и красивый литературный язык, который используется сегодня. Хотя в первую очередь он был лирическим поэтом, он начал двигаться к прозе в конце своей короткой жизни, как вы можете видеть в Евгений Онегин , первом великом романе в России, написанном в стихах.

Помимо увлекательного чтения, Пиковая дама — квинтэссенция петербургской сказки и удивительно современное произведение. Его автор был гораздо более вспыльчивым, чем предполагает великолепно холодный, отстраненный стиль повествования. За свои бунтарские идеи он был отправлен в ссылку, а затем ему пришлось пережить передачу рукописей Николаю I для его личного одобрения. Пушкин, конечно, сам был игроком и иногда даже проигрывал свои стихи. И он старался изо всех сил драться на дуэлях.Он был убит на дуэли через четыре года после завершения Пиковая дама , в возрасте 38 лет.

Вы говорите, что Пиковая дама , написанная осенью 1833 года, является современным произведением — в каком смысле?

Во-первых, точность и ясность пушкинского языка делают его похожим на то, что написано вчера. Многие поздние русские писатели исходили из него. Он также использует завораживающий фокус, демонстрируя и одновременно пародируя различные литературные жанры, популярные в то время, когда он писал.Его ирония и бесконечные игры, в которые он играет со своим читателем, делают его чем-то вроде постмодернистского писателя avant la lettre .

«Точность и ясность пушкинского языка делают его похожим на то, что написано вчера».

На одном уровне эта история имитирует «светскую сказку», популярную в 1830-х годах. Есть персонажи, нарисованные из реальной жизни, такие как грозная графиня, вдохновленная легендарной «Принцессой Усы» Натальей Голицыной. С другой стороны, это романтическая сказка о сверхъестественном.Пушкин дразнит нас множеством возможных способов интерпретации смысла рассказа. Пиковая дама также с нетерпением ждет будущих дебатов об отношениях России с западным капитализмом. В Преступлении и Наказании , например, Достоевский четко моделирует своего персонажа [Родиона] Раскольникова на пушкинском «антигерое» Германа, который имеет немецкое происхождение. Им обоим приходится бороться со старухой и молодой девушкой по имени Лиза, и у них обоих есть комплекс Наполеона и одержимость деньгами.Многие люди будут знакомы с Пиковая дама по просмотру оперы. Чайковский улавливает фантасмагорическую атмосферу рассказа, которая положила начало целой петербургской мифологии, но он радикально отходит от сюжета Пушкина.

Ваш следующий выбор — Леди Макбет Мценского района Николая Лескова.

Это самый знаменитый рассказ писателя, который не так хорошо известен по-английски.Он был написан в 1864 году. Это еще одно произведение, омраченное его оперной версией, которая в данном случае стала чем-то вроде «Célèbre» в 20-м веке. В 1936 году Сталин использовал свою жестокую атаку на оперу Шостаковича, чтобы дать залп против всех советских артистов, не желающих подчиняться диктату коммунистической партии. Так что вернуться к первоисточнику и просто насладиться историей Лескова как разорванная пряжа — это очень здорово.

Это история, которая показывает нам другую часть российского общества.

Да, он расположен в глубине провинциальной России, которую Лесков очень хорошо знал. Он вырос в Орле, к югу от Москвы, а Мценск — город в Орловской области. Из детства у Лескова остались воспоминания о похоронах старика, убитого своей сладострастной юной невесткой, когда он прыгнул под куст черной смородины в летний день. Именно это и натолкнуло Лескова на идею его рассказа.

Здесь мы переходим от аристократической среды прозападного Петербурга 1830-х годов к восточному миру провинциальных русских купцов 1860-х годов.На самом деле Лесков был одним из первых русских писателей, писавших о купцах, которые тогда еще были отдельным социальным классом. Они одевались по-другому, были консервативными и набожными, держали свои дела и своих жен за закрытыми дверями. Поэтому неудивительно, что юная героиня Лескова скучает, пока ее муж в отъезде, и в итоге заводит любовника.

Другим писателем, который также уделял внимание продажным и автократическим способам русского купечества, был Александр Островский. Заманчиво думать, что рассказ Лескова — ответ на пьесу Островского Буря , написанную всего несколькими годами ранее.В нем изображена еще одна скучающая купчиха Катерина, жаждущая свободы, и она легла в основу оперы Яначека Катя Кабанова . Клаустрофобия, которую изображают и Лесков, и Островский, — это комментарий к российской провинциальной жизни, но с политическим подтекстом. Ведь именно в начале 1860-х годов новый царь Александр II положил начало эпохе «великих реформ» после удушающей реакции царствования Николая I. Островский несколько идеализировал свою героиню Катерину, благородно бросающуюся в Волгу. когда ее неверность обнаруживается, и некоторые радикальные критики рассматривают ее самоубийство как символ социального протеста.Лесков — скорее трезвый реалист. Его Катерина — не героиня со многими искупительными качествами, и в конечном итоге она становится серийным убийцей во имя своего сексуального освобождения. Она убивает своего тестя, кормя его грибами, приправленными крысиным ядом, она убивает своего мужа, а затем наследника состояния купеческой семьи и, наконец, убивает новую любовницу своего любовника, прежде чем покончить с собой.

Похоже на пародию на шекспировскую трагедию.

Конечно, есть намек на пьесу Шекспира, но название Лескова сильно иронично — не в последнюю очередь потому, что его героиня вряд ли является персонажем трагического уровня.Фактически, главный намек — это рассказ Тургенева «Гамлет Щигровского района», который, кстати, также написал другой рассказ под названием «Лир из степей».

Тургенев происходил из того же перешейка, что и Лесков, но он был совсем другого происхождения и принадлежал к гораздо более старому поколению. В то время как Тургенев пишет на элегантном, слегка архаичном русском языке, который подходит его дворянскому прошлому, Лесков делает выбор в пользу демотизма. Он использует местного жителя, чтобы рассказать о всколыхнувших волосы событиях Леди Макбет Мценского района , и его невозмутимое, простонародное повествование добавляет колорит истории.Этот вид индивидуального рассказа, который мы называем «сказ», впервые был введен в русскую литературу в рассказах Гоголя и связан с устными традициями. Слово «сказ» происходит от глагола «сказать», что означает «рассказывать», а русское слово, обозначающее рассказ, — «рассказ».

О каком мире пишет ваш следующий автор, Лев Толстой в своем рассказе «Чем живут люди» в сборнике Мастер и человек?

С этой историей мы перенесемся в 1880-е годы и в мир крестьянства, представленного аристократом, который пошел гораздо дальше, чем Тургенев, пытаясь искупить свою вину перед угнетенными низшими слоями России.Помимо великих романов, Толстой написал несколько прекрасных рассказов. Многие люди сочли бы The Death of Ivan Ilych или Hadji Murad своим лучшим коротким произведением в прозе, или, может быть, даже Strider , необыкновенной сказкой, рассказанной лошадью. Но я очень люблю эту историю, потому что она очаровательна, мораль слегка изношена, и я знаю, что она значила для Толстого.

Получайте еженедельный информационный бюллетень Five Books

В отличие от Валькирии Брюнгильды в «Кольце Вагнера», которую Вотан наказал за отказ привезти Зигмунда в Валгаллу, главный герой рассказа Толстого — ангел Михаил, наказанный Богом за отказ отнять жизнь у женщины.Михаил отправляется на Землю, чтобы узнать, чем живут мужчины. Скромный крестьянин-сапожник сжалился над обнаженным мужчиной, на которого наткнулся, врезался в стену часовни холодным осенним днем, и приводит его домой. После того, как Михаил проработал какое-то время сапожником и обнаружил, что мужчины живут любовью, у него появляются новые крылья, и ему позволено вернуться на небеса.

Эта история появилась в детском журнале в 1881 году. Это была первая опубликованная художественная литература Толстого после Анна Каренина , которую он закончил четырьмя годами ранее.Между тем Толстой пережил духовный кризис, который привел к тому, что он отверг Русскую Православную Церковь. Он закончил тем, что выпустил свой собственный перевод Евангелий, в котором были отброшены все чудеса и сосредоточены этические послания Христа. Хотя есть преемственность со всем, что Толстой писал ранее, «Чем живут люди» — это его первая сознательная попытка выразить свою новую веру в вымышленной форме. Ему предшествует не менее восьми эпиграфов о любви, взятых у святого Иоанна в его новом переводе.

Так чем же он отличается от работы вроде Анны Карениной ?

Анна Каренина — это роман о высшем обществе, в котором крестьяне являются частью фона. Но совесть Толстого была уже обеспокоена, и когда он закончил, он отказался от написания художественной литературы для образованной аудитории. Главные герои «Чем живут мужчины» — крестьяне. Рассказ — образец ясности, но у Толстого искусство всегда скрывает искусство. Он хотел упростить свой литературный язык с тех пор, как в начале 1870-х годов работал над своей учебной книгой «Азбука», незадолго до того, как начал работу Анна Каренина , но он был заядлым мастером.Приятно узнать, что он подготовил 33 проекта книги «Чем живут люди», прежде чем остался доволен ею.

Это не сказка, которую Толстой придумал сам. Он был очарован ритмами и каденциями русского языка с тех пор, как составлял средневековые эпосы для своей азбуки, и часто выходил на главную трассу возле Ясной Поляны [своего дома на западе России], чтобы поболтать с паломниками и записать некоторые из их высказываний. Когда он узнал, что на далеком крайнем севере России есть еще несколько крестьян, сохраняющих устную традицию чтения эпических поэм и басен наизусть, он пригласил одного из них остаться с ним.«Чем живут люди» основан на басне, рассказанной ему крестьянином-чтецом, первоначально о рыбаках с севера России.

Вы очень близки к своему следующему выбору рассказа «Гусев» Антона Чехова из сборника О любви , потому что вы его перевели.

В этом списке должно быть что-то от основателя современного рассказа, но «Гусев», вероятно, не то произведение, которое сразу приходит в голову большинству людей.«Дама с собачкой», «Палата № 6» и «Епископ» — все они будут сильными претендентами на звание лучшего рассказа Чехова. «Гусев», однако, любимец поэтов и, вероятно, его самый лирический рассказ. Это также очень необычная работа, действие которой происходит на корабле в море на тропическом Дальнем Востоке. Это совсем не то, чего можно ожидать от писателя, который обычно использует в качестве фона заурядный провинциальный русский городок.

Интервью Five Books стоит дорого производить. Если вам нравится это интервью, поддержите нас, пожертвовав небольшую сумму.

Чехов написал «Гусева», когда сам ехал домой морем из Сибири в 1890 году. Он только что завершил эпическое путешествие по суше, чтобы изучить печально известную исправительную колонию на острове Сахалин, за несколько дней до того, как там появился поезд. «Гусев» был единственным художественным произведением, вышедшим из этого путешествия, и он закончил его во время захода в порт на Цейлоне, где позже хвастался встречей с темной девушкой под пальмой.

Гусев — имя главного героя рассказа.Это призывник-крестьянин, вернувшийся после тяжелой службы на Дальнем Востоке, и уже умирает от туберкулеза, когда попадает на борт корабля. Что удивительно в этой истории, так это необыкновенный полет воображения, завершающий ее. Тело Гусева зашивают в мешок и выбрасывают за борт, а Чехов описывает труп, спускающийся на морское дно, и его близкую встречу с акулой.

Вы говорите о лирике — как сделать лучший перевод, чтобы сохранить лирическое ощущение этого языка?

Когда читаешь этот рассказ, невольно вспоминаешь, сколько Чехов был должен [Михаилу] Лермонтову, и в частности его восхитительный рассказ «Тамань», который является частью его романа A Герой из Наше Время .Я не удивлен, что именно эту историю Шостакович хотел, чтобы его жена прочитала ему в ночь его смерти. Он сказал, что это самая музыкальная проза во всей русской литературе, и я склонен согласиться. Переводчику нужно прислушиваться к ритмам рассказа, которые плавно поднимаются и опускаются, как койка Гусева в лазарете корабля. Чехов вызывает бред Гусева, создавая похожую на сон атмосферу, в которой предложения часто уходят в ничто, обозначенное его фирменными эллипсами.Неслучайно Чехов использует эту музыкальную форму пунктуации целых 75 раз в течение этого короткого рассказа. Это больше, чем он использует в любом другом рассказе, и похоже на то, как он вставляет паузы в свои пьесы. Чехов был очень осознанным писателем — детали были для него превыше всего, поэтому переводчик должен понимать, что он делал со своей пунктуацией, а также с тем, как он строил свои предложения. Сонная атмосфера тем более действенна, когда Чехов противопоставляет ее моментам сознания Гусева, когда он разговаривает со своим соседом по каюте, озлобленным и столь же невменяемым интеллектуалом.

Ваш последний автор звучит как очень интересный персонаж — не могли бы вы рассказать мне что-нибудь об Исааке Бабеле?

Бабель — один из великих писателей еврейского происхождения, которые начали появляться на русской литературной сцене в начале 20 века. Если они и не появлялись раньше, то потому, что в основном были ограничены небольшими деревнями в чудовищной черте оседлости [регион Российской империи].Бабель родился в волшебном портовом городе Одессе, в котором проживало исключительно большое еврейское население из-за стремления российского правительства поощрять торговлю. Именно в Одессе Бабель опубликовал этот рассказ в 1921 году, когда он был в самом начале своей карьеры. Он блестящий стилист, гораздо более известный по рассказам из своей коллекции Красный Кавалерия , но «Грех Иисуса» — очень забавная история. Это также кощунственно и сегодня, вероятно, было бы определено как образец магического реализма.

Получайте еженедельный информационный бюллетень Five Books

Как и история Толстого, это история об ангеле, который обнажается, когда падает на землю, и обе истории рассказывают о женщине, у которой есть близнецы, но на этом сходство заканчивается. Героиня — Арина, безграмотная московская горничная, находящаяся на шестом месяце беременности. Когда ее парень избивает ее, после того, как она говорит ему, что не останется целомудренной, пока он уезжает на военную службу, она решает посоветоваться с Иисусом. Несмотря на ссылки на Прощеное воскресенье, время покаяния и целомудрия, приходящееся на начало русского поста, Иисус дает Арине ангела, чтобы составить ей компанию.Его зовут Альфред, и он приставал к Иисусу, чтобы он позволил ему вернуться на землю. Арина ведет Альфреда по шелковой лестнице на Тверскую. Она одевает его и готовит ему хороший ужин, но потом они начинают пить водку с неизбежными последствиями. Осторожно отцепив крылья Альфреда от петель и уложив его спать, Арина перевернулась и раздавила его насмерть. Когда Арина возвращается к Иисусу, он проклинает ее за то, что она такая шлюха, но позже она поднимает свой опухший живот к небесам и жалуется.Теперь Иисус просит у нее прощения за то, что она была «грешным богом», но Арина отказывается дать это.

Это еще одна история, рассказанная необразованным местным жителем, который не делает различий между фантастикой и повседневностью. Восхитительная пародия на библейский язык, когда Арина внезапно попадает на небеса, а Иисус говорит на сленге. Трудно представить более светскую историю.

Есть ли что-то, что объединяет и определяет русских новеллеров?

Вероятно, то же самое, что определяет русских писателей в целом: творческий гений, который привел их к созданию собственной традиции.Когда русские писатели начали писать романы, они отказались придерживаться традиционного европейского формата, и я думаю, что это верно и для рассказов.

Five Books стремится обновлять свои рекомендации по книгам и интервью. Если вы участвуете в интервью и хотите обновить свой выбор книг (или даже то, что вы о них говорите), напишите нам по адресу [email protected]

рассказ | Определение, характеристики, примеры, история и факты

Проанализируйте короткие художественные элементы, представленные в «Дар волхвов», «Ожерелье» и «Волшебный магазин»

Американский редактор и антолог Клифтон Фадиман обсуждает элементы рассказ, 1980.В видео представлены отрывки из инсценировок Encyclopædia Britannica Educational Corporation: «Дар волхвов» О. Генри, «Ожерелье» Ги де Мопассана и «Волшебный магазин» Герберта Уэллса.

Encyclopædia Britannica, Inc. Посмотреть все видео по этой статье

Рассказ , короткое вымышленное повествование в прозе, которое короче романа и обычно касается всего нескольких персонажей.

В рассказе обычно говорится об одном эффекте, передаваемом только в одном или нескольких значимых эпизодах или сценах.Форма поощряет экономию постановки, краткое повествование и пропуск сложного сюжета; характер раскрывается в действии и драматической встрече, но редко полностью развит. Однако, несмотря на относительно ограниченный объем, рассказ часто оценивается по его способности обеспечить «полное» или удовлетворительное описание его персонажей и предмета.

Британская викторина

Литературный мир

Эй, книжный червь! В перерывах между чтениями попробуйте эту новую идею: викторину по всем литературным вопросам.

До XIX века рассказ обычно не рассматривался как отдельная литературная форма. Но хотя в этом смысле он может показаться уникальным современным жанром, факт остается фактом: короткая прозаическая литература почти так же стара, как и сам язык. На протяжении всей истории человечеству нравились различные типы кратких повествований: шутки, анекдоты, изученные отступления, короткие аллегорические романы, нравоучительные сказки, короткие мифы и сокращенные исторические легенды. Ни один из них не является рассказом в том виде, в каком его определяют с 19 века, но они составляют значительную часть среды, из которой возник современный рассказ.

Анализ жанра

Как жанр, рассказ получил относительно мало критического внимания в середине 20-го века, и наиболее ценные исследования формы часто были ограничены регионом или эпохой. В своей книге «Одинокий голос » (1963) ирландский писатель Фрэнк О’Коннор попытался объяснить жанр, предположив, что рассказы являются средством для «затопленных групп населения» обратиться к доминирующему сообществу. Однако большинство других теоретических дискуссий так или иначе основывались на тезисе Эдгара Аллана По о том, что истории должны иметь компактный единый эффект.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Безусловно, большая часть критики рассказа сосредоточена на технике письма. Многие, а зачастую и лучшие технические работы, советуют юному читателю, предупреждая читателя о разнообразии приемов и тактик, используемых опытным писателем. С другой стороны, многие из этих произведений — не более чем трактаты о том, «как писать рассказы» для молодого писателя, а не серьезный критический материал.

Преобладание в XIX веке двух слов, «зарисовка» и «сказка», позволяет по-разному взглянуть на жанр. В одних только Соединенных Штатах было практически сотни книг, претендующих на то, чтобы быть собраниями зарисовок (Вашингтон Ирвинг Книга набросков , Уильяма Дина Хауэлса Пригородные зарисовки ) или сборников сказок ( Гротеска По и Арабески , Герман Melville’s The Piazza Tales ). Эти два термина устанавливают полярности среды, из которой вырос современный рассказ.

Сказка намного старше наброска. По сути, сказка — это проявление нестареющего желания культуры назвать и осмыслить свое место в космосе. Он обеспечивает повествовательную структуру культуры для таких вещей, как ее видение себя и своей родины или для выражения концепции своих предков и своих богов. Сказки, обычно наполненные загадочными и уникально развернутыми мотивами, персонажами и символами, часто полностью понимаются только представителями той культуры, к которой они принадлежат.Просто сказки внутрикультурны. Сказка, редко создаваемая для обращения к внешней культуре, является средством, с помощью которого культура говорит сама с собой и, таким образом, увековечивает свои собственные ценности и стабилизирует собственную идентичность. Старые говорят с молодыми через сказки.

Набросок, напротив, носит межкультурный характер, изображая какое-то явление одной культуры на благо или для удовольствия другой культуры. Фактический и публицистический, по сути, очерк, как правило, более аналитический или описательный и менее повествовательный или драматический, чем рассказ.Более того, набросок по своей природе наводит на размышления , неполный; сказка часто бывает гиперболической , завышенной.

Записан основной режим скетча; сказка, сказанная. Одно это различие объясняет их совершенно разные эффекты. Автор наброска может иметь или притворяться, что видит свой предмет. Сказка, рассказанная при дворе или у костра — или в другом месте, аналогичным образом удаленном во времени от события, — почти всегда является воссозданием прошлого. Рассказчик — это агент раз , объединяющий прошлое культуры и ее настоящее.Автор набросков — это скорее агент , пространство , привлекая внимание другой культуры к аспекту одной культуры.

Это лишь небольшое упрощение, чтобы предположить, что сказка была единственным видом короткометражного художественного произведения до 16 века, когда растущий интерес среднего класса к соцреализму, с одной стороны, и к экзотическим странам, с другой, привел к усилению зарисовок. субкультур и зарубежных регионов. В XIX веке некоторые писатели, которых можно назвать «отцами» современной истории: Николай Гоголь, Хоторн, Э.Т.А. Гофман, Генрих фон Клейст, Проспер Мериме, По — сочетали элементы сказки с элементами эскиза. Каждый писатель работал по-своему, но общий эффект заключался в том, чтобы смягчить некоторую фантазию и отупляющую условность сказки и в то же время освободить эскиз от его рабства строгой фактичности. Современный рассказ, таким образом, колеблется между очень творческим рассказом и фотографическим наброском и в некотором смысле опирается на то и другое.

Распакуйте рассказ Эрнеста Хемингуэя «Мой старик» и узнайте, как он был эмигрантом в Париже.

Автор, профессор и редактор Блейк Невиус изучает «Мой старик» Эрнеста Хемингуэя в постановке 1970 года. Энциклопедия Британской образовательной корпорации.

Encyclopædia Britannica, Inc. Посмотреть все видео для этой статьи

Рассказы Эрнеста Хемингуэя, например, часто могут получить свою силу от использования традиционных мифических символов (вода, рыба, раны в паху), но они больше ближе к эскизу, чем к сказке. Действительно, Хемингуэй временами мог представить свои явно основанные на фактах истории в виде газетных экземпляров. Напротив, рассказы современника Хемингуэя Уильяма Фолкнера больше напоминают сказку.Кажется, что Фолкнер редко преуменьшает значение, и его рассказы несут в себе тяжелый привкус прошлого. И его язык, и его предмет богаты традиционным материалом. Южанин вполне может заподозрить, что только читатель, проникнутый сочувственными знаниями о традиционном Юге, может полностью понять Фолкнера. Иногда Фолкнер может показаться южанином, говорящим с южанами и для них. Но поскольку в силу своих образных и символических качеств рассказы Хемингуэя — это больше, чем журналистские зарисовки, так и в силу своих исследовательских и аналитических качеств рассказы Фолкнера — это больше, чем южные сказки.

Независимо от того, рассматривается ли современный рассказ как слияние эскиза и сказки, вряд ли можно оспаривать тот факт, что сегодня рассказ представляет собой отдельный и автономный, хотя и все еще развивающийся жанр.

50 писателей: Антология русских рассказов ХХ века (культурная программа) (9781936235223): Липовецкий, Марк, Броугер, Валентина, Миллер, Франк, Липовецкий, Марка: Книги

«В эту подборку, в основном, недавно переведенных рассказов ХХ века, входят как известные писатели, так и новые голоса.Он избегает традиционных выборов из первой категории и представляет поразительные произведения из второй. Как выразились сами редакторы-переводчики в своем доходчивом вступлении, эти истории вместе образуют «мега-роман» о России прошлого века, от ее первой революции до постперестроечных времен », — Ирен Мейзинг-Делик, Университет штата Огайо.

«Я видел много англоязычных антологий русской литературы, но это первая антология, которую я хочу подарить всем своим друзьям-неспециалистам, чтобы они наконец смогли понять, что такого прекрасного в современной русской литературе.»- Элиот Борнштейн, профессор русских и славянских исследований Нью-Йоркского университета и автор книги» Overkill: Sex and Violence in Contemporary Russian Popular Culture

«« Валентина Броугер, Марк Липовецкий и Фрэнк Миллер оказали профессии важную услугу, составив богатая, тщательно подобранная и тщательно переведенная антология русских рассказов двадцатого века … Предлагая богатый культурный и исторический материал, эта книга может служить введением в русскую культуру двадцатого века.В качестве альтернативы — и, на мой взгляд, более плодотворно — этот сборник будет ориентирован на тех студентов и обычных читателей, которые уже обладают знаниями в этой области и стремятся обогатить их дальше, часто неожиданными и захватывающими способами. Из существующих англоязычных антологий современных русских рассказов «50 писателей» — безусловно, самая обширная. . . . » — Софья Хаги, Мичиганский университет, Анн-Арбор — Slavic and East European Journal, vol. 58, нет. 4 (зима 2015)

«Если вам нравится жанр рассказов, не берите в руки этот захватывающий сборник, если вы не готовы потеряться в его богатствах на долгое время.Эти прекрасно переведенные, запоминающиеся русские сказки, написанные с 1901 по 2001 год, почти все ранее не публиковавшиеся, читаются настолько гладко, что они соблазнительны. И, как предлагают редакторы, если рассказы читаются так, как они расположены в хронологическом порядке, непрерывность определенных тем превращает все это в « своего рода удивительный мега-роман с разными героями, историческими периодами и ситуациями, которые, тем не менее, перекликаются с друг друга и переплелись. . . . ‘”- The Washington Times

Об авторе

Валентина Броугер (доктор философии Канзасского университета) — почетный профессор кафедры славянских языков Джорджтаунского университета.Ее статьи о русских писателях ХХ века публиковались в крупных академических журналах, а ее переводы прозы ХХ века появлялись в антологиях и специальных изданиях. Марк Липовецкий (доктор философии Уральского государственного университета, Россия) живет в США с 1996 года и является доцентом кафедры российских исследований в Университете Колорадо-Боулдер. Он является автором шести монографий, многочисленных статей в крупных американских и российских журналах, а также обладателем множества грантов и стипендий, в том числе программ Фулбрайта, SSRC и Leverhulme (Великобритания).Фрэнк Миллер (доктор философии Университета Индианы) — профессор славянских языков Колумбийского университета и координатор русской языковой программы Колумбийского колледжа Барнарда. Он является автором или соавтором нескольких широко используемых русских учебников и переводчиком русской прозы.

Лауреат Букеровской премии Джордж Сондерс исследует Чехова, Гоголя, Толстого и Тургенева в фильме «Плавание в пруду под дождем»

Антон Чехов и его жена Ольга Книппер. Джордж Сондерс обсуждает три своих рассказа. Кредит:

Книга определяет двойственность, с которой Сондерс подходит к своей роли наставника. По мере продвижения он предлагает несколько конкурирующих определений «истории», начиная от формального («ограниченный набор элементов, которые мы читаем друг против друга») до вольно метафорического («система передачи энергии… серия инкрементальных импульсов »).

Эти уколы по очерчиванию сопровождаются советами общего характера, большая часть которых является стандартным пособием по написанию: выражайте себя эффективно, убедитесь, что каждая деталь способствует общему эффекту, большая часть письма — это пересмотр, старайтесь не делать этого. утомляет читателя и так далее.

В то же время, однако, Сондерс стремится избежать прескриптивизма. Он подчеркивает временный характер всех письменных советов. Он утверждает, что писатели должны научиться доверять своим инстинктам, развивать свои собственные отличительные вкусы, предоставлять себе свободу писать без какой-либо заранее определенной цели. В своем заключении он подчеркивает, что реализм Чехова и Толстого был стилистическим нововведением 19-го века и не должен рассматриваться как образец для описания жизни в 21-м веке.Он даже заходит так далеко, что отрицает, что A Swim in a Pond in the Rain — это вообще руководство по написанию.

В каком-то смысле он прав. Плавание в пруду под дождем использует обсуждение формальных вопросов, чтобы открыть более широкий ряд размышлений о целях художественной литературы. И по этому вопросу Сондерс, при всей своей сдержанности, имеет четко сформулированную позицию.

Плавание в пруду под дождем ясно выражает моральную точку зрения, заложенную в его рассказах, а именно: он считает, что люди в сущности хорошие.Да, некоторые могут быть неисправимо злыми, но по большей части жестокость и страдания вызваны недопониманием и небольшими индивидуальными недостатками сочувствия.

С точки зрения человеческой натуры это спорно (Достоевский, конечно, не согласился бы). Но это также влечет за собой свой собственный элемент прескриптивизма. Один из разоблачающих анекдотов в книге касается студента, который возражал против сексистского замечания в одном из рассказов Гоголя.

Загрузка

Сондерс сообщает, что он разрядил эту напряженную ситуацию, предложив классу рассматривать это как «технический недостаток», а не как моральный, после чего было облегчено согласие с тем, что история была бы «лучше», если бы характер не был нанесен так несправедливо.

Кризис предотвращен. Но я позволю себе не согласиться. Как признает Сондерс, Гоголь был серьезным чудаком. Можно добавить, что только серьезный чудак мог написать такую ​​блестящую сказку, как The Nose . Талант нельзя отделить от недостатков. В морально безупречном Гоголе было бы бессмысленно. Сондерс цитирует наблюдение Набокова о том, что «гений всегда странен; только ваш здоровый второкурсник кажется благодарному читателю старым мудрым другом, прекрасно развивающим его представления о жизни ».

Джордж Сондерс об уроках жизни, извлеченных российскими писателями

Известный, отмеченный наградами писатель Джордж Сондерс в течение последних двух десятилетий ведет курс русского рассказа для своих студентов МИД в Сиракузском университете. Теперь он превратил этот урок в книгу под названием «Плавание в пруду под дождем: четверо русских проводят мастер-класс по письму, чтению и жизни».

В книгу вошли восемь рассказов таких русских мастеров XIX века, как Антон Чехов и Лев Толстой, а также содержательные эссе Сондерса об этих историях.Он описывает восемь историй как «моральные басни». Он сказал WPR «BETA», что эти истории «отвечают на те вопросы, которые не дают нам спать по ночам:» Как мне жить? Почему в мире есть смерть? Вы знаете, что такое любовь на самом деле? «

«Я просто так их люблю, и за эти годы я обнаружил, что если я преподавал что-то, что меня волновало, это всегда помогало в лучшем классе», — сказал Сондерс. «В итоге мы попали в эти прекрасные моменты, когда исчезает различие между учителем и классом, и мы просто группа писателей, пытающихся понять, как работают эти истории.«

Сондерс ссылается на «физику» рассказа на протяжении всей своей книги. Он говорит, что любит использовать это слово, потому что до того, как стать писателем, он был инженером из рабочего класса. В результате он всегда рассматривал рассказы как развлечение. И с годами он обнаружил, что лучший способ думать о рассказах — это выяснять, где он думает, когда он начинает читать рассказ. В этот момент ум пуст.

«Затем вы читаете даже абзац, и внезапно вы немного изменяете», — объяснил он.»У вас пробудилось любопытство, у вас возникли некоторые эмоции. Так что это действительно основа того, как я пишу и читаю рассказы, давайте просто относимся к этому как к опыту, в который мы входим, который влияет на нас и что-то с нами делает. Мы можем взглянуть на это как бы диагностически и сказать: «Ну, что он сделал? Где он это сделал? Был ли он положительным или отрицательным? И когда я оставил историю, как я изменился по сравнению с парнем, который ее начал. ? ‘»

Сондерс впервые познакомился с рассказом Чехова 1898 года «Крыжовник» во время своего первого семестра в Сиракузах.Его учитель, Тобиас Вольф, должен был провести чтение снежной ночью. Вольф чувствовал себя немного не в себе, поэтому решил почитать Чехова вместо своих сочинений.

«И это было одно из самых красивых выступлений, которые я когда-либо слышал», — вспоминал Сондерс. «Это было почти так, как будто Чехов материализовался в комнате».

Этот опыт стал поворотным в жизни Сондерса.

«Это был всего лишь момент, когда я подумал: ‘О, да, это то, чем я буду заниматься всю оставшуюся жизнь.Если бы я мог сделать что-нибудь, хотя бы приближенное к тому ощущению, которое мы испытывали в той комнате, я бы убил ради этого, знаете, давайте начнем ».

На первый взгляд «Крыжовник» — довольно простая история. Речь идет о двух мужчинах, которые охотятся на русской равнине. Начинается дождь, поэтому они ищут убежища в доме друга, который живет поблизости. Один из двух охотников рассказывает историю, которая утомляет двух других мужчин.

«Его история о весьма радикальном представлении о том, что счастье на самом деле нехорошо, что счастье — это форма упадка, что если я счастлив, то это потому, что кто-то где-то где-то заплатил за это, вы знаете, угнетая их «, — объяснил Сондерс.»Это история о том, как мы все себя чувствуем, когда все идет хорошо и когда мы танцуем маленький победный танец, а потом чувствуем себя виноватыми по этому поводу. Знаете, такое почти сладкое чувство жужжания, которое исходит от счастья, особенно в такой культуре, как наша, где у многих так много, а у других так мало «.

Сондерс описывает «Крыжовник» как «живое, дышащее существо», которое противоречит самому себе.

«В конце читатель спрашивает:» Подождите, счастье — это хорошо или нет? » И история гласит: «Я знаю, правда?» И тогда Чехов уходит со сцены.Это почти как Хитрый Э. Койот, когда он спускается со скалы, понимаете, он стоит всего секунду. Знаете, на секунду он летит, а потом — нет «.

«БЕТА» спросил Сондерса о физике его рассказа «Палки» из его сборника рассказов «Десятое декабря». В рассказе всего 392 слова, но он очень мощный. Сондерс написал эту историю, когда еще работал инженером. Он и его семья ходили в лютеранскую церковь.Каждое воскресенье они проходили мимо дома с металлическим шестом с перекладиной во дворе. Кто-нибудь из живущих в доме украшал его каждую неделю. Они надевали на него костюм призрака на Хэллоуин и шлем, когда играли Баффало Биллс.

«Итак, я собирался написать рассказ, восхищаясь этим парнем», — вспоминал Сондерс. «И когда к вам приходит первая идея об истории, это лучше, если вы просто повернете ее на 180 градусов. В этом случае я сказал:« Хорошо, я думаю о положительных качествах того, чтобы делать что-то подобное.А что с негативом? Что это за тенденция скрывать или маскировать? »

Он написал «Sticks» за один присест и не думает, что много переписывал. Сондерс отложил это в сторону и 15 лет спустя включил в «Десятого декабря».

«И люди откликнулись на это. Я не совсем уверен, почему. Это был буквально импульс, а затем выпад. Это случается не слишком часто, но всегда приятно, когда это происходит».

Одна из сильных сторон русских рассказов, которые Сондерс анализирует в своей книге, заключается в том, что они показывают нам, насколько мы «привычно осуждаем» и как мир, в котором мы живем, на самом деле не поддерживает эту позицию строгого суждения.Сондерс говорит, что наша постоянная потребность выносить суждения делает нас «морально меньшими существами».

Сондерс считает, что анализ этих рассказов может затруднить написание. Он ожидал, что во время письма станет более застенчивым, но произошло обратное. Он сказал, что «так взволнован возможностями формы».

7 письменных уроков от великих деятелей русской литературы | by Тусита Нанаяккара

Пусть их совет проведет вас от хорошего к великому

Фотография портрета Федора Достоевского на Wikimedia Commons

Некоторые из величайших произведений мировой литературы созданы русскими писателями.Для того, чтобы любить учиться у кого-то, нужно иметь определенную степень знаний в его или ее жизни. По этой причине я очень кратко обсуждаю жизнь и борьбу нескольких величайших писателей в истории России, прежде чем перечислить семь уроков, которые мы можем извлечь из них.

Фото Wikimedia Commons (Портрет Александра Пушкина)

Пушкин был поэтом, писателем и драматургом. Многие великие русские писатели обсуждали его и восхищались им еще долгое время после его безвременной кончины в столь юном возрасте.В отличие от большинства других писателей его эпохи, он имел гораздо более широкие возможности как писатель и овладел многими жанрами, такими как классические оды, романтические стихи, рассказы и романы и многие другие. Получил образование в Царскосельском лицее. Это учебное заведение было основано царем Александром 1, который в то время был императором России.

После окончания лицея Пушкин прочитал одно из самых скандальных и известных своих стихотворений « Ода свободы ». Это и несколько других привели к его изгнанию царем Александром 1.Находясь в ссылке, он не смог опубликовать свое произведение и использовал это время для написания своей самой известной пьесы — драмы «Борис Годунов».

Пушкин считается создателем современного русского языка, которым русские пользуются по сей день. Он определил темы, которые будут в центре внимания будущих великих деятелей. Его работы на такие темы, как «финансовая борьба скромного человека в условиях нищеты» и «восстание одиночки против политической и социальной системы эпохи» сформировали центральные идеи произведений таких великих писателей, как Толстой и Достоевский.

Фотография портрета Льва Толстого — Wikimedia Commons

Родители Толстого умерли, не дожив до 10 лет, и его воспитывали родственники. Он изучал юриспруденцию и восточные языки в Казанском университете, где учителя назвали его «неспособным и не желающим учиться». Он служил в армии во время Крымской войны и битвы на Черной, а во время войны получил звание лейтенанта.

Спустя 150 лет с тех пор, как Лев Толстой написал одно из своих лучших литературных достижений, его роман Война и мир , многие известные писатели по всему миру до сих пор считают его вечной классикой мировой литературы.Он включает 580 персонажей, некоторые из которых исторические, а другие вымышленные. Толстого многие считают одной из легенд русской литературы.

Федор Достоевский — русский писатель, философ, новеллист, публицист и журналист. В своих работах он исследует психологию человека в различных сферах России XIX века. Его считают лучшим психологом-романистом в мировой литературе. Его роман 1864 года « Записок из подполья » считается одним из первых произведений экзистенциалистской литературы.

Интерес к литературе проявился в раннем детстве благодаря чтению книг русских и зарубежных авторов. Он окончил Николаевский военно-инженерный институт, работал инженером, а также переводил книги, чтобы подрабатывать. Его первый роман « Бедные люди » вошел в литературные круги Санкт-Петербурга.

Он был приговорен к смертной казни за участие в группе, обсуждавшей запрещенные книги, критикующие российскую политику и религию. Однако позже приговор был смягчен, и он провел несколько лет в заключении и ссылке.Достоевский описывал свои бараки в письмах родным и близким:

Мы все вместе жили в одной бараке. Представьте себе старое сумасшедшее деревянное здание, которое давно надо было сломать как бесполезное. Летом невыносимо жарко, зимой невыносимо холодно. Все доски гнилые. На земле лежит грязь толщиной в дюйм; каждое мгновение существует опасность поскользнуться и упасть. Маленькие окошки так заморожены, что даже днем ​​читать не удается. Лед на стеклах толщиной три дюйма.Потолки капают, везде сквозняки. Мы упакованы, как селедки в бочке. Печь отапливается шестью дровами, но в комнате так холодно, что лед ни разу не тает;

После выхода из тюрьмы у него позже развилась зависимость от азартных игр, из-за которой в какой-то момент своей жизни он просил денег. Его здоровье ухудшилось, и у него были частые судороги. Он продолжал писать, несмотря на это, и его произведения, такие как «Преступление и наказание» и «Братья Карамазовы» , до сих пор остаются одними из самых читаемых романов в русской литературе.Несмотря на свои личные трудности и борьбу, он продолжал писать и в конечном итоге стал признанным одним из величайших писателей, которых когда-либо знал мир.

Иметь правильное отношение к письму

При всем уважении к каждому писателю, в особенности к писателям, пишущим о среде, я вижу, как многие писатели пишут с единственной целью заработать деньги и быть замеченными последователями. Хотя наличие этого мотива не является полностью неправильным, оно не должно быть основным намерением писателя.Лев Толстой советовал молодым писателям никогда не писать с целью публикации. Сказал

Главное — не торопиться писать, не жалеть исправлять и пересматривать одно и то же по 10-20 раз, не писать много и не, ради всего святого, делать из письма средство средств к существованию или завоевания важности в глазах людей.

Хорошо подготовьтесь, прежде чем писать

Великие писатели глубоко задумывались над тем, о чем они писали, задолго до того, как пером перешли на бумагу.У Дж. К. Роулинг, например, возникла идея о Гарри Поттере, когда она задержалась в поезде, и она начала планировать семь книг серии на следующие пять лет. Перед окончательной версией она часто писала гору заметок на клочках бумаги.

Фотография заметок Дж. К. Роулинг. Предоставлено flashbak.com.

Предварительный набросок того, что мы собираемся написать, является хорошей отправной точкой для создания конечного продукта. Часто у нас в голове есть все идеи и мысли, но мы с трудом подбираем правильные слова для их описания.По словам Толстого, нужно было просеять тысячу мыслей, прежде чем записать правильную. Многим авторам, которые обращались к нему, не хватало дисциплины, которая требовала выполнения необходимой работы, предшествующей написанию.

Фотография набросков и рисунков Федора Достоевского предоставлена ​​commons.wikimedia.com

Будьте оригинальны

Когда мы изучаем сочинения и произведения великих писателей, общим является то, что у них был свой уникальный стиль письма. Важно, чтобы подающие надежды писатели не копировали стиль другого писателя.Толстой считал, что научить становиться писателем невозможно. В 1895 году он ответил автору:

… Я не буду отвечать на ваши вопросы, точнее на допрос, о письме, потому что все это пустые вопросы. Единственное, что я могу сказать вам, — это изо всех сил стараться не быть писателем или быть писателем только тогда, когда вы больше не можете им помочь.

Достоевский, например, был уверен, что творчество — это естественная черта; присуще каждому человеку:

Творчество — фундаментальный принцип всего искусства, это нерушимое органическое качество человеческой природы, имеющее право на существование и развитие, хотя бы потому, что оно является необходимой принадлежностью человеческого духа. .Это так же законно в человеке, как интеллект и все моральные качества человека, так же законно, как две руки и две ноги, как живот. Он неотделим от человека и составляет с ним одно целое. Интеллект, конечно, полезен, и в том же смысле человек находит полезными пара рук и ног. В том же смысле искусство полезно человеку.

Будьте краткими

Вместо того, чтобы повторять одно и то же снова, краткость и краткость по вопросу привлечет внимание читателя.Всегда спрашивайте себя, можно ли что-то сказать проще и лаконичнее. По словам Достоевского:

Величайшая способность писателя — уметь вычеркивать. Тот, кто знает, как это сделать и может устранить, может далеко уйти. Все великие писатели писали очень кратко. И самое главное — не повторяйте то, что уже было сказано или всем известно.

Антон Чехов, считающийся одним из величайших авторов короткометражных художественных произведений в истории, часто консультировал молодых писателей и выступал с конструктивной критикой.Вот что он сказал в одном из своих писем русскому писателю Максиму Горькому в конце 1800-х годов:

Поговорить теперь о недостатках? Но это не так-то просто. Говорить о недостатках таланта — все равно что говорить о недостатках большого дерева, растущего в саду; Видите ли, речь идет главным образом не о самом дереве, а о вкусах человека, который на него смотрит. Не правда ли? Начну с того, что, на мой взгляд, вам не хватает сдержанности. Вы похожи на зрителя в театре, который выражает свое движение с такой небольшой сдержанностью, что не позволяет себе и другим людям слушать.Это отсутствие сдержанности особенно чувствуется в описаниях природы, которыми вы прерываете свои диалоги; когда читаешь эти описания, хочется, чтобы они были более компактными, короче, помещенными в две или три строки.

Пересматривайте свою работу много раз

Как писатели, мы все согласны с тем, что текст всегда можно улучшить, поэтому писать и вносить необходимые изменения по мере появления новых мыслей и идей — хорошая привычка. Лев Толстой часто советовал молодым писателям доработать:

Главное — не торопиться писать, не жалеть исправлять и пересматривать 10-20 раз одно и то же, не писать много….

Он ценил ясность и для ее достижения бесконечно пересматривал свою прозу. Он сказал: «Не жалейте труда, пишите подробно, как есть, а затем исправляйте и, прежде всего, сокращайте. По моему опыту, в писательском деле золото можно получить только путем просеивания .

Развивайте отличное владение языком, на котором вы хотите писать

Письмо — это воплощение идей в слова. То, как писатель выбирает правильную комбинацию слов, чтобы донести идею до читателя, полностью зависит от его владения языком.Когда писатель отлично владеет своим языком, ему легче формулировать правильные предложения, чтобы увлечь аудиторию своими идеями. Язык — ваш единственный инструмент работы с аудиторией; имеет смысл усовершенствовать его.

Пополняйте словарный запас, регулярно читайте и часто пишите. Что-то, что лично мне помогло улучшить мои языковые навыки, — это то, что я всегда держал под рукой словарь, чтобы каждый день учить несколько новых слов. Как подчеркнул Максим Горький:

Не умеешь держать в руке топор — дерево не рубишь, а не зная языка — красиво и понятно всем — писать не умеешь.

Не ждите вдохновения

Было бы серьезной ошибкой думать, что вы должны ждать, пока у вас не появится вдохновение писать. Вы можете провести всю жизнь в ожидании. Жизнь этих великих русских писателей свидетельствует о том, что они не ждали вдохновения, а шли вперед, несмотря на тяжелые личные обстоятельства и жизненные трудности.

Учитесь у этих великих деятелей русской литературы, перенимайте их подход и продолжайте писать, несмотря на свои неудачи, и вы будете на пути к тому, чтобы стать не просто писателем, но и великим писателем.Как сказал Достоевский в своем знаменитом рассказе « белых ночей » :

Но как можно жить и нечего рассказывать?

В чем особенность русской литературы XIX века?

Странная особенность русской литературы состоит в том, что первый роман, появившийся на народном языке, был не оригинальным произведением, а переводом с французского — и только в XVIII веке. Это было по крайней мере через 200 лет после того, как остальная часть Европы отложила свои церковные языки: Данте восхвалял «красноречие народного языка» в начале 14 века; Дю Белле предложил «Защиту и иллюстрацию французского языка» в 16-м; а языки с гораздо меньшим количеством носителей — голландский, португальский, польский — имели обширную и выдающуюся литературу, тогда как все русские были разбросаны по средневековым эпосам и религиозным произведениям, написанным на церковном языке, церковнославянском.

Бенджамин Мозер Кредит … Иллюстрация Р. Кикуо Джонсона

Даже в конце XIX века русский язык, как известно читателям Толстого, все еще пах болотом и тундрой. Шикарные люди говорили по-французски, и отношение французского к русскому в русском романе XIX века предлагает неудобную метафору для общества в целом: элегантный иностранный язык, натянутый, как блестящая мембрана, на «настоящий» язык народа. Поскольку классические колоннады Санкт-Петербурга никогда не скрывали безлюдного болота, на котором они были построены, язык Декарта никогда не вытеснял галлюцинации утопий, которыми были наполнены сны славянских святых.

Французы были цивилизацией; Русский, его недовольство. За поколение до Фрейда Достоевский — фаворит Фрейда — изображал людей как существ, чье безумие, похоть и ужас сдерживались только самой тонкой вуалью. Деревенский идиот увещевает великолепного царя; красивая принцесса, вернувшаяся из Баден-Бадена, хихикая, проходит мимо предсказывающей ведьмы. В стране, которая не знала Возрождения, суеверная средневековая деревня с ее раскатами грома и предчувствиями неизбежно затопила галльский дворец.В переулке за особняком таится Россия Достоевского и Пушкина, материализация ид.

Опыт русских писателей перекликается с их национальной историей, но нет ничего особенно национального в вулканических страстях, которые угрожают прорваться через тщательно ухоженные поверхности каждой человеческой жизни. То, что они исследовали глубины, не означало, что великие русские пренебрегали своими блестящими поверхностями, чей блеск Фаберже делает их неотразимо романтичными и заставляет нас почувствовать пафос их разрушения.

Когда наступит это разрушение, поверхность — наследие картезианского формализма — будет сдерживать демонов. Если столетие назад французский язык казался оборванцем, то видение гуманной культуры, символом которой он был, теперь приносило утешение, каким бы скудным оно ни было. На фоне сталинского террора нет ничего более застенчиво классического, чем стихи Ахматовой, писавшей сонеты в блокадном Ленинграде; Цветаевой, которая с тоской, настойчиво смотрела на Грецию; или Мандельштама, который, в уникальном для истории литературы случае, покончил с собой одой.Если Достоевский настаивал на непреходящей реальности иррационального, поэты 20-го века описывали — но отказывались отражать — хаос, поглощающий их, и цеплялись за форму как за жизненно важную ложь.

Иосиф Бродский писал, что Россия сочетает «комплексы высшей нации» с «великим комплексом неполноценности маленькой страны». В стране, столь опоздавшей на пир европейской цивилизации, ее менталитет делает самую большую страну мира странно провинциальной.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *