Покровского расстрелять: Читать ««…Расстрелять!»» — Покровский Александр Михайлович — Страница 1

Содержание

Читать ««…Расстрелять!»» — Покровский Александр Михайлович — Страница 1

Александр Покровский

«…Расстрелять!»

Исполненные подлинного драматизма, далеко не забавные, но славные и лиричные истории, случившиеся с некоторым офицером, безусловным сыном своего отечества, а также всякие там случайности, произошедшие с дальними его родственниками и близкими друзьями, друзьями родственников и родственниками друзей, рассказанные им самим.

Автор

Офицера можно

Офицера можно лишить очередного воинского звания или должности, или обещанной награды, чтоб он лучше служил.

Или можно не лишать его этого звания, а просто задержать его на время, на какой-то срок – лучше на неопределенный, – чтоб он все время чувствовал.

Офицера можно не отпускать в академию или на офицерские курсы; или отпустить его, но в последний день, и он туда опоздает, – и все это для того, чтобы он ощутил, чтоб он понял, чтоб дошло до него, что не все так просто.

Можно запретить ему сход на берег, если, конечно, это корабельный офицер, или объявить ему лично оргпериод, чтоб он организовался; или спускать его такими порциями, чтоб понял он, наконец, что ему нужно лучше себя вести в повседневной жизни.

А можно отослать его в командировку или туда, где ему будут меньше платить, где он лишится северных надбавок; а еще ему можно продлить на второй срок службу в плавсоставе или продлить ее ему на третий срок, или на четвертый; или можно все время отправлять его в море, на полигон, на боевое дежурство, в тартарары – или еще куда-нибудь, а квартиру ему не давать, – и жена его, в конце концов, уедет из гарнизона, потому что кто же ей продлит разрешение на въезд – муж-то очень далеко.

Или можно дать ему квартиру – «Берите, видите, как о вас заботятся», – но не сразу, а лет через пять – восемь, пятнадцать – восемнадцать, – пусть немного еще послужит, проявит себя.

А еще можно объявить ему, мерзавцу, взыскание – выговор, или строгий выговор, или там «предупреждение о неполном служебном соответствии» – объявить и посмотреть, как он реагирует.

Можно сделать так, что он никуда не переведется после своих десяти «безупречных лет» и будет вечно гнить, сдавая «на допуск к самостоятельному управлению».

Можно контролировать каждый его шаг: и на корабле, и в быту; можно устраивать ему внезапные «проверки» какого-нибудь «наличия» – или комиссии, учения, предъявления, тревоги.

Можно не дать ему какую-нибудь «характеристику» или «рекомендации» – или дать, но такую, что он очень долго будет отплевываться.

Можно лишить его премии, «четырнадцатого оклада», полностью или частично.

Можно не отпускать его в отпуск – или отпустить, но тогда, когда никто из нормальных в отпуск не ходит, или отпустить его по всем приказам, а отпускной билет его у него же за что-нибудь отобрать и положить его в сейф, а самому уехать куда-нибудь на неделю – пусть побегает.

Или заставить его во время отпуска ходить на службу и проверять его там ежедневно и докладывать о нем ежечасно.

И в конце-то концов, можно посадить его, сукина сына, на цепь! То есть я хотел сказать, на гауптвахту – и с нее отпускать только в море! только в море!

Или можно уволить его в запас, когда он этого не хочет, или, наоборот, не увольнять его, когда он сам того всеми силами души желает, пусть понервничает, пусть у него пена изо рта пойдет.

Или можно нарезать ему пенсию меньше той, на которую он рассчитывал, или рассчитать ему при увольнении неправильно выслугу лет – пусть пострадает; или рассчитать его за день до полного месяца или до полного года, чтоб ему на полную выслугу не хватило одного дня.

И вообще, с офицером можно сделать столько! Столько с ним можно сделать! Столько с ним можно совершить! Что грудь моя от восторга переполняется, и от этого восторга я просто немею.

Начало

На флоте ЛЮБОЕ НАЧИНАНИЕ всегда делится на четыре стадии:

первая – ЗАПУГИВАНИЕ;

вторая – ЗАПУТЫВАНИЕ;

третья – НАКАЗАНИЕ НЕВИНОВНЫХ;

четвертая – НАГРАЖДЕНИЕ НЕУЧАСТВУЮЩИХ.

Конец

– Что вы видели на флоте?

– Грудь четвертого человека.

– И чем вы все время занимались?

– Устранял замечания.

Атомник Иванов

Умер офицер, подводник и атомник Иванов. Да и черт бы, как говорится, с ним, сдали бы по рублю и забыли, тем более что родственников и особой мебели у него не обнаружилось, и с женой, пожелавшей ему умереть вдоль забора, он давно разошелся. Но умер он, во-первых, не оставив посмертной записки, мол, я – умер, вините этих, и, во-вторых, он умер накануне своей пятнадцатой автономки. Так бы он лежал бы и лежал и никому не был бы нужен, а тут подождали для приличия сутки и доложили по команде.

Вот тут-то все и началось. В квартиру к нему постоянно кто-то стучал, а остальной экипаж в свой трехдневный отдых искал его по сопкам и подвалам. Приятелей его расспросили – может, он застрял у какой-нибудь бабы. В общем, поискали, поискали, не нашли, выставили у его дверей постоянный пост и успокоились. И никому не приходило в голову, что он лежит в своей собственной квартире и давно не дышит.

Наклевывалось дезертирство, и политотдел затребовал на него характеристики; экипажная жизнь снова оживилась. В запарке характеристики ему дали как уголовнику; отметили в них, что он давно уже не отличник боевой и политической подготовки, что к изучению идейно-теоретического наследия относится отвратительно, а к последним текущим документам настолько прохладен, что вряд ли имеет хоть какой-нибудь конспект.

Долго думали, писать, что «политику он понимает правильно» и «делу» предан, или не писать, потом решили, что не стоит.

В копию его служебной карточки, для полноты его общественной физиономии, вписали пять снятых и двадцать неснятых дисциплинарных взысканий; срочно слепили две копии суда чести офицерского состава, а заместитель командира, заметив, что у него еще есть в графе место, пропустил его по всем планам политиковоспитательной работы как участника бесед о правовом воспитании воина.

Сдали все собранные документы в отдел кадров и, срочно прикомандировав вместо него какого-то беднягу прямо из патруля, ушли, от всей души пожелав ему угодить в тюрьму.

Отдел кадров, перепроверив оставленные документы, установил, что последняя аттестация у него положительная.

Аттестацию переделали. Сделали такую, из которой было видно, что он, конечно, может быть подводником, не без этого, но все-таки лучше уволить его в запас за дискредитацию высокого офицерского звания.

Прошло какое-то время, и кому-то пришло в голову вскрыть его квартиру. Вскрыли и обнаружили бренные останки атомника Иванова – вот он, родной.

Флагманскому врачу работы прибавилось. Нужно было оформить кучу бумаг, а тут еще вскрытие показало, что на момент смерти он был совершенно здоров. В общем, списать умершего труднее, чем получить живого.

Медкнижку его так и не нашли, она хранилась на корабле и ушла с кораблем в автономку. Сдуру бросились ее восстанавливать по записям в журналах, но так как журналы тоже не все отыскались, то все опомнились и решили, что обойдется и так.

Флагманский врач пристегнул к этому делу двух молодых подающих большие надежды врачей, а сам в тот день, когда пристегнул, вздохнул с облегчением.

С помощью нашей удалой милиции удалось даже отыскать какую-то его двоюродную тетку Марию, которая жила, как выяснилось, в самой середине нашей необъятной карты, в селе Малые Махаловки.

– Только сейчас приехать не могу, – сразу же зате-леграфировала тетка, – я одна, старая уже, у меня еще корова, как ее бросить, да и картошка подошла.

Из списанных с плавсостава подобрали надежного офицера, капитан-лейтенанта, и возложили на него похоронные обязанности.

Такие офицеры, списанные с плавсостава, у нас есть. Они строят подсобные хозяйства, дачи, роют рвы, канавы, собирают картошку в Белоруссии, бывают на целине в Казахстане, назначаются старшими на сене, проводят обваловку, руководят очисткой, раскладкой дерна, доводят все это до ума, ремонтируют подъезды и вообще приносят много пользы.

Книга «Расстрелять» Покровский А М

Расстрелять

Знаменитая книга А. Покровского состоит из рассказов, написанных им на флоте, как говорится, по горячим следам. Безупречный стиль, остроумие и легкость, честность и лиризм, новаторство, прорыв «зоны молчания», — позволяют отнести эту книгу к самым серьезным достижениям русской прозы XX века.

Поделись с друзьями:

Издательство:
Инапресс
Год издания:
2009
Место издания:
СПб
Язык текста:
русский
Тип обложки:
Твердый переплет
Формат:
84х108 1/32
Размеры в мм (ДхШхВ):
200×130
Вес:
375 гр.
Страниц:
352
Тираж:
3000 экз.
Код товара:
465437
Артикул:
775472113
ISBN:
5-87135-207-6
В продаже с:
23.06.2009
Аннотация к книге «Расстрелять» Покровский А. М.:
Знаменитая книга А. Покровского состоит из рассказов, написанных им на флоте, как говорится, по горячим следам.
Безупречный стиль, остроумие и легкость, честность и лиризм, новаторство, прорыв «зоны молчания», — позволяют отнести эту книгу к самым серьезным достижениям русской прозы XX века. Читать дальше…

«Расстрелять» Александра Покровского — философские притчи для айтишников

Симфония разработки программного обеспечения издалека выглядит величественно. Аналитики фиксируют точные, полные и непротиворечивые требования, вдохновленные дизайнеры создают прекрасный и удобный дизайн, разработчики пишут совершенный код, тестировщики героически бьются за качество. Но чем ближе ко всей этой красоте, тем все более заметными становятся встречающиеся в любой конторе абсурдные моменты, которые способны повредить психику отдельно взятого айтишника. В борьбе за психическое здоровье (а так же против профессионального выгорания, демотивации и удивления происходящему) есть много способов. И один из них — настроить себя на философский лад, чтобы не принимать происходящее слишком близко к сердцу и относиться к нему без лишней нервозности. В этом отлично помогает книга баек из жизни подводников «Расстрелять» Александра Покровского. Уже много лет на разных местах работы я рекомендую ее своим коллегам.

О терапевтическом эффекте


Пульт общекорабельных систем «Молибден». Фото i_legal_alien

Как любая сложная техника, атомная подводная лодка должна утонуть прямо у пирса. Серьезно. Нажал не вовремя или не ту кнопочку вот на этом страшном пульте, и привет. И то, что подводные лодки погружаются, всплывают, ходят в автономки и даже выполняют учебные стрельбы — заслуга людей, которые приводят это «железо» в движение. А кроме непосредственного участия в жизни подводной лодки эти люди занимаются массой интересных вещей — ходят строем, копают канавы, протирают влажной ветошью и устраняют замечания. Прочтешь историю, афористично выражающуюся фразой «пока не споем хорошо с мороза не уйдем», и сразу на душе полегчает. Подумаешь о том, что это пиршество красок приключается с технически образованными и неглупыми людьми (не забываем про страшный пульт), и становится совсем хорошо.

Вообще, при желании можно провести массу параллелей. Вас не вдохновляют эйчары? Почитайте про замполитов. В славные советские времена замполиты могли не знать устройства подводной лодки, но требовали со всего экипажа конспекты первоисточников марксизма-ленинизма. А еще они обязательно организовывали интереснейшие развлекательные мероприятия вроде утренников, лирических шарад или прослушивания голосов классиков. Начальство недостаточно гениально? Читаем про флотское начальство (если не хватит, можно добавить регулярных проверяющих) и становится хорошо. Задумаешься о том, что, в отличие от подводника, для смены места работы айтишнику не нужно переводиться месяцами и годами, и вообще хорошо становится. Просто таки замечательно! Не вызывает экстаза новый дизайн, который как две капли воды похож на позапрошлый? А могли бы послать рыть канаву. Или, например, замечательное изобретение «долболедизм», когда весь дружный коллектив идет долбить лед до бетона. Лопаты не должны простаивать! Остывают дружеские чувства к коллегам? Живенько представили, что вы с этими коллегами 50-90 дней проводите в одном отсеке и отдыхаете в одном кубрике, и жизнь снова прекрасна. А учитывая, что дома на нас не сыпятся крысиные блохи из вентиляции (ну, как правило), то она прекрасна вдвойне!

О мудрости

Кроме терапевтического эффекта осознания, как мы прекрасно живем, книга является поистине кладезем мудрости. Множество цитат достойно отлития в граните и размещения на стенах офисов:
Липа должна быть липовой, а не дубовой.

Поймите, дело может стоять, но журнал должен идти…

Что такое флотский смех? Это когда по тебе промахнулись.

Значить так! Задернить! Восстановить методом заливания! Нештатные тропинки уничтожить! Ямы защебенить! Для чего достать щебенку! Озеро одеть в гранитные берега. Назначаю вас старшим над этим безобразием. Горячку пороть не будем. К утру сделаем.
Через три часа, когда ты уже задернил:
— Так! Все! Дрова в исходное! Удалось отбиться: теперь это не наш объект.

Боже мой, сколько не сделано… сколько не сделано… а сколько еще предстоит не сделать…

А списывают с плавсостава теперь по двум статьям: трупные пятна и прободение матки.

И самая-самая главная:
Службу на флоте нельзя воспринимать всерьез, иначе спятишь.

Интересно? Подписывайтесь на обновления.

российских солдат захватили их город, а затем их дома .

«Я видел вертолеты, которые стреляли, подходили один за другим», — сказал он. «Это был огромный шок. Я не мог поверить, что это было правдой».

Жители стояли возле своих домов и снимали разрушения на мобильные телефоны.

С каждым днем ​​российские войска подходили все ближе и ближе к жилому комплексу. 3 марта в одно из зданий попала ракета. В то время в жилом комплексе из 14 зданий все еще проживало более 150 семей, сообщил The New York Times управляющий зданием.

А потом, позже в тот же день, войска стояли буквально у порога г-на Науменко.

«Мы видели российскую пехоту на камере слежения нашего дома», — сказал он. «С этого момента русские остались.

Около 200 жителей тоже заставили остаться, многих держали в заложниках в подвалах собственных домов, заставляли сдавать телефоны и отбирали квартиры. Другим удалось избежать обнаружения, но они по-прежнему оставались заключенными в своих собственных домах, поскольку российские войска вошли в здания, в которых проживало 560 семей, и заняли позиции для снайперов.

The Times взяла интервью у семи жителей многоквартирного дома «Покровский» в городе Хостомель, примерно в 10 милях к северо-западу от Киева.Все испытали нападение и плен на собственном опыте, прежде чем нашли способ бежать. Используя их учетные записи, а также кадры с камер наблюдения и мобильных телефонов, The Times смогла собрать воедино то, как выглядело и ощущалось приближение российских войск.

старая жительница, расплакавшись в какой-то момент, когда она говорила. «Я написал дочери. Я прощался с ней. Я ей сказал, что, наверное, нас сейчас разбомбят».

Снаружи на стоянке камеры видеонаблюдения зафиксировали не менее дюжины российских военнослужащих и боевых машин пехоты.Солдаты перебросили крупнокалиберные пулеметы и под прицелом загнали мужчину в здание.

Ксения, попросившая называть ее только по имени, вместе с мужем и детьми наблюдала из окна второго этажа, как российские войска прибыли в их дом.

«Мы не знали, что с нами может случиться», — сказала она. «Это было просто тотальное состояние страха».

Одна группа солдат использовала винтовки, чтобы выбить входную дверь многоквартирного дома. Оказавшись внутри, они вошли в лифт и уничтожили его камеры наблюдения.По словам жителей, в некоторых домах солдаты ходили по этажам, срывая двери с петель и совершая налеты на квартиры.

В течение нескольких часов, по словам семи жителей, с которыми беседовала The Times, российские солдаты захватили весь комплекс и заперли около 200 мирных жителей в различных зданиях.

«Людей выгнали из квартир», — рассказала Елена Анищенко, которая собиралась отпраздновать с соседями свое 33-летие в день прихода солдат. «Они ни у кого ничего не спрашивали, просто говорили идти в подвал.

У многих жителей были конфискованы или уничтожены телефоны и ноутбуки.

«Нам сказали — не сердитесь на нас, но если мы найдем ваш телефон, вас расстреляют на месте», — рассказала госпожа Анищенко.

Отрезанная от внешнего мира г-жа Анищенко сказала, что не может читать новости и разговаривать с семьей.

Некоторые жители, такие как Ксения, смогли остаться в своих домах — возможно, потому, что у нее был младенец.

Другие остались незамеченными. Господин Науменко и его жена спрятались на седьмом этаже своего дома. У него все еще был телефон, который он включал раз в день, чтобы отправить своей семье сообщение о том, что он еще жив.

Переживают родные: «Не могу выйти на связь».

Друзья и родственники застрявших в Покровском мучились. В чатах и ​​в текстовых сообщениях они видели ролики и снимки экрана, на которых российские солдаты захватывают комплекс. Потом сообщения от их близких просто прекратились.

Ирина Хомякова, дочь местного жителя, видела запись с камер видеонаблюдения, как солдаты входят в лифт. Обеспокоенная, она позвонила своей матери, которая сказала, что российские солдаты только что вошли в здание и что ее вместе с другими загнали в подвал.

«Телефон моей мамы разрядился», — сказала она 9 марта, и она не слышала о ней несколько дней.

Анна Яремчук сообщила The Times в текстовом сообщении, что несколько дней не могла связаться с отцом, добавив, что его также держат в подвале.Она задавалась вопросом: «Он вообще жив? !!! Я не знаю!»

Проживание с солдатами

Для задержанных возможность передвигаться зависела от охранников.

Г-же Бородюк и другим людям в ее подвале разрешили пройти в свои квартиры за едой и теплой одеждой, чтобы выдержать холод кирпичного подвала. Соседям разрешалось готовить вместе и общаться.

Русские, охранявшие подвал госпожи Анищенко, были более строгими. Они разрешали жителям только короткие визиты в свои квартиры под наблюдением, чтобы получить еду и припасы для всех.

«Люди были в панике, — сказала г-жа Анищенко, — у всех был предел».

В конце концов, около сотни солдат патрулировали здания, а некоторые даже жили в квартирах.

На седьмом этаже г-н Науменко и его жена продолжали скрываться. Недавний обстрел в этом районе выбил окна, а температура упала ниже нуля. Не имея электричества, они импровизировали способы приготовления пищи, поджигая масло в блюдце, чтобы разогреть еду, и используя свечу, чтобы нагреть банку с водой.Без тепла в здании спали полностью одетыми и в куртках.

Науменко нагревает воду с помощью свечи и лейки. Фото… Роман Науменко

В квартире Ксении каждый день требовал еды, чтобы накормить детей и дожить до следующего утра. Ее новая жизнь была далека от того, что она себе представляла.

«Эту квартиру мы ждали четыре года, — сказала Ксения. «Мы инвестировали в ремонт. Но даже это сейчас не имеет значения».

Война России и Украины: основные события


Карточка 1 из 3

Ракетный удар. В результате ракетного удара по переполненному железнодорожному вокзалу на востоке Украины по меньшей мере 52 человека погибли и около 100 были ранены, при этом пострадал крупный пункт эвакуации для тех, кто пытался бежать перед ожидаемым усилением наступления. Представитель Пентагона заявил, что ответственность за теракт несут российские силы.

Изменение стратегии. Россия назначила генерала для наблюдения за своей военной кампанией  на Украине, впервые создав центральное командование на поле боя для координации своих воздушных, наземных и морских подразделений, поскольку российские военные переключают свое внимание на юго-восток Украины.

«Мы вас освободим от нацистов»

Снаружи шли беспощадные бои.

«Мы привыкли к звукам стрельбы и научились отличать одно от другого, — сказал г-н Науменко. «Было ли это далеко или близко. Входил ли он в наше здание или над зданием. Мы это слышали».

В жилом комплексе солдаты говорили пленным, что Украина скоро будет освобождена, сказала г-жа Анищенко.

Г-жа Бородюк вспомнила, как более высокопоставленный российский офицер пытался утешить девушку в подвале, где они содержались.«Он сказал: «Моей дочери тоже 8 лет. Я ее очень сильно люблю. Я скучаю по ней. Не бойся, девочка, мы освободим тебя от нацистов».

Г-жа Бородюк сказала, что некоторые молодые российские солдаты даже не знали, зачем они в Украине. Когда пленники спросили одного солдата, почему он здесь, он, плача, ответил: «Где я? Что я должен делать?»

Эвакуированы случайно

9 марта Россия и Украина договорились на короткое время создать несколько гуманитарных коридоров, чтобы обеспечить безопасный выход мирных жителей из зон конфликта.Но русские солдаты в Покровском не смогли сообщить своим пленным.

Г-жа Анищенко услышала случайно. Во время обеденного визита в ее квартиру она увидела из окна колонну с белыми флагами и спросила российского солдата, что происходит. Он сказал ей, что существует 72-часовой запрет на забастовку. Она и несколько ее соседей собрали сумку и побежали.

История в Instagram, опубликованная Еленой Анищенко после того, как она сбежала из дома. В нем говорится: «Спасибо всем, кто беспокоился обо мне и молился за меня — я выжил и даже сбежал из этого ада после того, как провел 7 дней в подвале.Гостомель, микрорайон «Покровский». Вот так сейчас выглядит наш дом». Фото… The New York Times

На выходе картина была мрачная. «Мы видели мертвые тела, лежащие на земле», — сказала она. «Мы видели разбитые и сгоревшие машины с телами внутри».

Господин Науменко включил телефон и увидел в группе WhatsApp информацию об эвакуации из гуманитарного коридора. Он и его жена быстро собрали свои вещи.

Покидая комплекс, солдат предупредил их, что он не будет стрелять в него, но могут стрелять те, кто патрулирует в другом месте.

Они все равно бежали и остались целыми и невредимыми — вместе со всеми другими жителями, с которыми общалась The Times. Науменко сейчас в Киеве, где планирует остаться — и, возможно, подраться.

«То, что я увидел в Гостомеле, было кошмаром. Я не хочу, чтобы это пришло сюда», — сказал он.


Видео обработал Дмитрий Хавин. Переводы Александры Королевой.

Нэнси — Слова без границ

Нэнси была этой женщиной. Из Америки. Женщина-генерал. И не просто генерал, а советник президента.Ходили даже слухи, что она могла сделать столько же отжиманий, сколько любой другой американский генерал и советник президента. И вот она едет к нам в гости на великий русский Север. Тогда наша страна переживала перестройку, и она приезжала к нам только для того, чтобы посмотреть, так ли плохо мы справляемся с этим, как склонен думать остальной мир.

Прямо перед тем, как она должна была прибыть, все наши задыхающиеся боевые корабли — чтобы не страдать от окончательного позора быть обнаруженными — были отправлены в море.Те, кто не мог двигаться по собственной воле, остались на причале, тщательно замаскировавшись за зелеными сетчатыми экранами. В местном городке все старались создать хоть какое-то подобие порядка — красили, мыли, подметали, — а на базе возвели специальный забор, чтобы отгородить особую заразу: единственную в мире казарменную пекарню, производящую единственный в мире желтый хлеб. По всей базе все застегнули воротники и стали ждать.

И тут кому-то пришло в голову, что Нэнси — женщина (не то чтобы это не было ясно с самого начала — просто особенности женских мочевыводящих путей не были первым, что пришло на ум при упоминании слово «генерал»), а если бы ей пришлось отлить во время своего визита? А если бы это случилось на пирсе? В конце концов, у нас там не было никаких туалетов — только «дамская уборная» в дальнем конце.Да и дамская комната в дальнем конце пирса на самом деле не была туалетом в строгом смысле этого слова — просто «место» в открытом море, где подводники всех рангов, закаленные в боях и непритязательные, просто мочились в воду.

И если Нэнси действительно нужно было отлить, ну, мы не могли предложить ей пойти в конец пирса, где остальные из нас, ребята, опустошались!

Поэтому было принято решение немедленно соорудить для нее напор на одном из пирсов. На самом деле он был закончен в рекордно короткие сроки.Даже раньше срока. Потом кому-то пришло в голову, что эту голову надо будет снабдить биде.

«Что?!» — спросил адмирал Вася, в лучшем случае дерьмовый дипломат.

«Биде».

«Что это за фигня?»

« Этот номер , адмирал, представляет собой сосуд, похожий на раковину, в которой женщины моют свои половые органы».

«Их интимные места…?!» И тут адмирал Вася в самых и дипломатических выражениях стал в захватывающих подробностях описывать, как он относится к этому конкретному акту стирки и к предмету, который предстоит постирать, и Нэнси, гордой обладательнице этого предмета, и о матери Нэнси, и о ее более дальних родственниках, и о ребятах из Москвы, которые, как и сама Нэнси, считались экспертами в этой области.

Немедленно старший лейтенант был послан за биде. Он добросовестно прочесал весь Кольский полуостров, пока, наконец, не нашел единственный экземпляр в этом районе в отеле «Арктика». . . где он снял его и принес обратно на базу. В ту же ночь установили биде.

Но вскоре выяснилось, что у этого нового чуда туалетных принадлежностей есть одна маленькая проблема: струя воды, вырывающаяся из него, должна была быть теплой, а не ледяной, как сейчас.Предложение подогреть воду до нужной температуры с помощью пара было быстро отвергнуто, потому что все мы знали, что в самый ответственный момент кто-нибудь напортачит и направит пар прямо в биде, отчего Нэнси-генеральница закипит, как яйцо.

И вот решили сделать так: к биде решили присоединить длинный шланг, а на другом конце шланга посадить матроса с кувшином теплой воды, и как раз, когда Нэнси вошла в голову, матрос выливал воду из кувшина в воронку, прикрепленную к шлангу, и вода текла, текла, текла по длине шланга, пока не достигала «назначения» — омывая тем самым генерала.А так как общеизвестно, что все наши ребята плохо соображают, то убедиться, что вода действительно попадет в шланг, не промахнувшись, иначе долго бегать с кувшином, один из ордерных Офицерам было поручено руководить всей операцией. Была даже организована специальная тренировка для отработки общего упражнения по умыванию: один прапорщик, притворяясь Нэнси, входил в голову, другой подавал знак тугодуму с кувшином, медлительный наливал, и прапорщик в голова кричала: «Тепло!»

И вот, наконец, пришла Нэнси.Вся база затаила дыхание, ожидая начала долгожданной стирки. За ней плелась толпа, глаза ее сияли предвкушением, и казалось, что в этом сиянии была какая-то братская связь, объединяющая всех. Но Нэнси не интересовала голова, созданная в ее честь. Не говоря уже о биде. Она беспокоилась о наших кораблях. Ей не разрешили снимать, но с ней были два военных эскизника, которые в мгновение ока нарисовали базу, вход в нее, возвышенности, острова, скалы, пристань и — когда ветер поднял экраны достаточно высоко — наши севшие на мель подводные лодки.

Еще Нэнси хотела, чтобы ей показали одного из наших капитанов, который за шестьдесят долларов в месяц после вычета налогов — или, может быть, за шестьдесят долларов в месяц до вычета налогов! — должен был противостоять своему капитану, который получает двенадцать тысяч в год без налогов. Эта просьба осталась без ответа. Тем не менее, ее накормили и напоили, и даже наш адмирал Вася, в лучшем случае дерьмовый дипломат, произнес тост по этому поводу.

Всего Нэнси провела на базе девять часов. И ни разу не попросила в туалет.

Подробнее читайте в выпуске за ноябрь/декабрь 2003 г.
Александр Покровский

Александр Покровский, года рождения, 1952 года, начал писать, чтобы развеять скуку ночных дежурств на флоте. На сегодняшний день он опубликовал четыре широко известных книги: Fire Away!, The Hippo, Fire Away! 2, и Семьдесят два метра. Его сатирические рассказы об испытаниях и мелочах жизни на атомной подводной лодке и смешны, и пугающи.Основываясь на пятнадцатилетнем опыте автора в качестве офицера ВМФ, они рисуют подробную картину жизни в этих подводных аппаратах, которые порой превращаются в братские могилы.

» Подробнее об Александре Покровском

Переведено с русского по Тони Перри

Тони Перри — выпускник Северо-Западного университета, проведший восемь лет в России и написавший отчет о своих российских приключениях: Двенадцать историй о России: роман, который я думаю. Сейчас он пишет свой второй роман в своем доме на Гавайях.

» Подробнее о Тони Перри

Покровский играет со Стравинским

БЕРКЛИ — Этнография встретилась с традиционной музыкальной историей — как мы думали, мы знали это — Субботний вечер в Zellerbach Hall Калифорнийского университета в Беркли, где российский ансамбль Дмитрия Покровского представил то, что можно смело назвать путешествием группы, давайте устроим шоу Игоря Стравинского .

Темой вечера (организованного компанией Cal Performances, которой потребовалось почти два года, чтобы догнать это явление) было происхождение кантаты Стравинского 1914–1923 годов «Свадебка» («Свадебка» по-русски;

«Свадьба» на английском языке).Эта работа вдохновила на создание нескольких хореографических эссе, в первую очередь на версию Брониславы Нижинской 1923 года для Русских балетов Сергея Дягилева (которую Оклендский балет представил в районе залива в 1981 году и до сих пор сохраняет в своем репертуаре) и постановку Джерома Роббинса 1965 года для Американского театра балета.

По утверждению Покровского и музыковеда Ричарда Тарускина (чей двухтомник о композиторе скоро выйдет в издательстве UC Press), Стравинский, утверждавший, что использовал в своей кантате только одну народную мелодию, основывал большую часть произведения на традиционный материал.То ли композитор преднамеренно фальсифицировал свою автобиографию (чтобы подчеркнуть свою оригинальность), то ли просто забыл о происхождении своих источников (он никогда не утверждал, как это было довольно простодушно в «Le Sacre du printemps»): «Я — сосуд». через которые проходила «Свадебка»), еще предстоит окончательно определить. 90 002 В субботу, однако, Покровский и его труппа певцов и танцоров предоставили множество доказательств того, что происхождение 23-минутного эссе Стравинского о русских крестьянских свадебных обычаях теряется в тумане истории.Первая половина программы была посвящена южным и западным традиционным свадебным фрагментам, из которых композитор много заимствовал; и из Северной свадебной церемонии, которая минимально фигурировала в создании «Les Noces». После антракта последовало полное исполнение кантаты, в которой, как можно предположить, была собственная незавершенная хореография Покровского.

С самого начала «Пропоя» («Помолвка»), с его гортанным пением без сопровождения, исполняемым певцом на боковом балконе, отношение к Стравинскому поражало особой силой.Артисты, одетые в красочные деревенские костюмы, предлагали устные, антифонные ответы, формировали волнообразные узоры, в том числе конфигурацию Майского шеста. Каблуки в ботинках стучали по сцене. А ударные инструменты, которые Стравинский включил в свою музыку, нашли свои параллели в колокольчиках и битых кастрюлях традиционной свадебной вечеринки.

Элементы, знакомые по хореографии Нижинской, появились здесь в зачаточном виде. Многое делается из заплетения кос невесты.В своем традиционном облике подготовка невесты зависит от развертывания шали и платка, закрывающего головы и даже лица.

На южной свадьбе также присутствуют раскованные мужские танцы с глубокими коленями, знакомые по бесчисленным гастролям народных коллективов. Мужские соло Нижинской в ​​третьей картине ее балета, кажется, отражают это здоровое изобилие.

Любопытно, что ее танцы кажутся более вдохновленными северными свадебными церемониями, которые кажутся более хореографическими в нашем традиционном понимании.Костюмы более строгие, линии тела более резкие. Невеста, закрыв лицо багряной тканью, безутешно плачет — без веской причины, сообщил нам Покровский.

Архитектура кажется сильнее на Севере. Нагромождение тел подружек невесты устрашающе отражает момент в первой картине балета Нижинской. Ансамбль, скорее напоминающий американский танец из Аппалачей, включает в себя элементы, позже заимствованные (возможно, бессознательно) Роббинсом и Джорджем Баланчиным.Тела, движущиеся по концентрическим кругам, кажутся вездесущим и повторяющимся мотивом на Западе.

Что кажется несомненным, так это то, что Стравинский упорно трудился над тем, чтобы удалить элементы спонтанности из своей кантаты, придав ритуалу невероятную и неумолимую мрачность. Сравните радость финальной картины Покровского с радостью Нижинской, в которой молодожены кажутся беспомощно замурованными.

Заключительное выступление Стравинского — со всеми участниками на сцене — должно было заставить нас почувствовать параллели.А грубый и неотесанный вокал здесь сам по себе был наиболее убедителен. Услышание консерваторских певцов в этой работе потребует определенных эстетических корректировок в будущем.

Покровский, однако, сделал один серьезный просчет. Партии для четырех фортепиано были записаны на Yamaha Disklavier, а воспроизведением управлял компьютер. Внутренности квартета инструментов пришли в движение сами по себе. И эффект был гораздо более механическим, на что надеялся даже Стравинский, и дегуманизированным таким образом, что это оказалось неудовлетворительным для спектакля в целом.

Аплодисменты, однако, перкуссионистам, которые отжигали изо всех сил. Послание этого иногда завораживающего события: Все художники – это сумма своего опыта. А всякое искусство — это аранжировка, перегонка материалов. Это то, что мы уже знали.<

Джарретт Покровский | Спортивная зона Джерси

Спортивная зона Джерси чествует школьный баскетбольный сезон 2021–2022 годов с нашей ежегодной командой All-Zone. Мы объявляем победителя Mister and Miss Hoop Zone 2022 с расширенными функциями еще двух великих имен, которые добавят в историю баскетбола средней школы Нью-Джерси! Вы также можете найти всю нашу команду All-Zone ниже, в которой представлены лучшие общедоступные и закрытые игроки как для мальчиков, так и для девочек.Вагнер повторяется как Mister Hoop Zone JSZ Охранник Camden DJ Wagner — двукратный обладатель награды Mister Hoop Zone от Jersey Sports Zone. Новобранец номер один в стране в классе 2023 года помог «The High» выиграть чемпионат штата в группе 2. Он был в 35 бюллетенях, занявших первое место в голосовании JSZ, проведенном главными тренерами старших классов и представителями СМИ по всему штату. Симеон Уилчер из «Росель Католик», который привел «Росель Католик» к победе в овертайме «Турнира чемпионов» над Камденом, занял второе место, набрав 22 голоса за первое место.Посреди всего внимания не только в нашем штате, но и по всей стране, Вагнер продолжает быть скромным и имеет командный менталитет. Майк Франкель из JSZ рассказывает о нашем двукратном победителе Mr. Hoop Zone: Спасибо тренерам и представителям СМИ со всех уголков штата, которые проголосовали за Mister Hoop Zone 2022 года: Том Шеридан, Уильямстаун, Кайл Дайн, Святой Дух, Кэмерон Белл, Эгг-Харбор Твп., Дэн Уильямс, Мейнленд, Эрик Кэссиди, Чероки, Мэтт Блум, Ратгерс Преп, Дэйв Бофф, Розелл Католик, Билли Армстронг, Берген Католик, Тайлер Шмельц, Католик Рэд Бэнк, Джон Хиральдо, Матаван, Алекс Мирабель, Св.Peter’s Prep, Кевин Диверио, Дон Боско, Мерджин Сина, Гилл Сен-Бернар, Деннис Каруано, Раритан, Эндрю Билодо, Манаскуан, Джин Аллен, Атлантик-Сити, Джон Россер, Овербрук, Майк Науседас, Мальборо, Джастин Салтон, Уотчунг Хиллз, Энтони Дрежадж, Линден, Райан МакКивер, Иммакулата, Рори Касвелл, Томс Ривер Норт, Лу Пиккола, Кольтс Нек, Рич Бакхейт, Матер Деи Преп, Майк Пуорро, Барнегат, Джон Бруно, Оушен Сити, Ник Вьер, Рамапо, Майк Клементе, Централ, Крис Шаванн, Патрик Скул, Крис Гранди, Монтгомери, Мэтт Талбот, Розелл Парк, Тадж Холден, Рэнни, Энтони Таварес, Ньюарк Ист Сайд, А.Мелесурго, Баунд Брук, Джефф Гамбс младший, Перт Амбой, Рич Рош, Нотр-Дам, Крис Раба, Ноттингем, Фил Коликкио, Элизабет, Бен Гэмбл, Байонн, Марк Басс, Трентон Католик, Кевин Уильямс, Сетон Холл Преп, Райан Дерри, Городок Берлингтон, Дон ДеЛео, Хайтстаун, Джеймс МакКеон, Вестфилд, Лиам Джеймс, Глостер, Кевин Минник, NJ Advance Media, Майк МакГарри, Press of Atlantic City, Брэндон Гулд, NJ Advance Media, Том Уильямс, Prime Events, Джон Джонс, Нью-Джерси Advance/Max Preps, Mike Pavlichko, Central Jersey Sports Radio, Dave’s Joint, Adam Zagoria, NY Times, Antonio Morales, NJ Athletics, Greg Machos, GMC Hoops, Matt Manley, Shore Sports Network, Jay Gomes, NJ Hoops, Rich Chrampanis, JSZ, Джеймс Муни, JSZ, Джей Кук, JSZ, Нери Родригес, JSZ, Майк Франкель, JSZ SJV св.Роуз побеждает в конкурсе Miss Hoop Zone 2022 года в номинации «Доминирование в моде» Защитник Сент-Джон Вианни Мэдисон Сент-Роуз была почти единогласно выбрана для победы в конкурсе Miss Hoop Zone 2022 от Jersey Sports Zone. Старший из Принстона был лидером одной из лучших команд в истории средней школы Нью-Джерси со счетом 32-1, выиграв финальный Турнир чемпионов. В то время как Сент-Роуз была отвергнута на национальных Матчах всех звезд, тренеры и СМИ в Нью-Джерси отдали ей должное как одной из лучших в нашем штате, играющей в эту игру.Рич Чрампанис из JSZ рассказывает о последней великой спортсменке, присоединившейся к списку Miss Hoop Zone: Спасибо тренерам и представителям СМИ по всему штату, которые проголосовали за Мисс Обруч Зоны JSZ; Билли Ловетт, Моррис Католик, Джо Монтано, Католик Ред-Бэнк, Рэйчел Гудейл, Мемориал Джексона, Дэйв Каллахан, Рамсон-Фейр Хейвен, Дэйв Бошемин, Манчестер Твп., Уильям Уишарт, Шор Риджинал, Майкл Лазур, Оушен Тауншип, Дон Карпелл, Сент-Луис Джон Вианни, Стив ДиПатри, Уайлдвуд Католик, Скотт Бетсон, Мейнленд, Сэнди Чиера, Колония, Вин Виззи, Спотсвуд, Джеки Сискоун, ACIT, Рон Пауэлл, Чероки, Мэри Клингер, Ратгерс Преп, Стив Сильвер, IHA, Сэнди Гордон, Рамапо , Джастин МакГи, Мидлтаун Норт, Крис Эрнандес, Вихокин, Дженна Маркус, Хайтстаун, Лиз МакКеон, Вестфилд, Трэвис Ретцлафф, Ист Брансуик, Кэп Пасдера, Нью-Провиденс, Кристен Пшибыльски, Истерн, Одри Тейлор, Франклин, Дерек Линн, Монтвилл, Фелиция Оливер, Матаван, Брэд Аллен, Тинек, Скотт Мейл, Оуккрест, Лиза Кукода, Манаскван, Дэнни Браун, Седл Ривер Дэй, Брэндон Пилигрим, Патерсон Истсайд, Джон Джонс, NJ Advance/Max Preps, Майк МакГарри, Press of Atlantic City, Майк Павличко, Центральное спортивное радио Джерси , Брайан Дикин, NJ Advance Media, Том Уильямс, Prime Events, NYG Hoops, Антонио Моралес, NJ Athletics, Prep Girls Hoops, Грег Мачос, GMC Hoops, G Thing, Луис Торрес, NJ Advance Media, Джеймс Муни, JSZ, Нери Родригес , JSZ, Майк Франкель, JSZ, Джей Кук, JSZ, Рич Чрампанис, JSZ св.Джонсон из Бенедикта становится лучшим игроком года по версии JSZ Подготовительный юниор Сент-Бенедикта Тай-Лаур Джонсон был назван игроком года в Подготовительной зоне Джерси после того, как привел «Серые пчелы» к доминирующему сезону 19-1 и чемпионату «А» в подготовительной группе Нью-Джерси. У Нери Родригеса из JSZ больше информации о юном защитнике, который блистал на элитных соревнованиях: Встречайте баскетбольную команду JSZ All-Zone Boys 2022 года На этой неделе у нас будут видеопрофили всех игроков со всего штата, которых мы чествуем как часть баскетбольной команды Jersey Sports Zone All-Zone 2022 года.Public BoysPublic BoysNon-Public BoysNon-Public BoysMr. Финалисты Hoop ZoneПобедители POY Дариус Адамс, ManasquanEJ Matthews-Spratley, Cherry Hill EastАдам Сайлас, St. Thomas AquinasOtega Oweh, Blair AcademyMark Armstrong, St. Peter’s PrepDJ Wagner, Camden, JSZ Mr. Hoop Zone 2022 Эндрю Болл, ШониСиан Медли, КэмденАкил Уотсон, Розелл КатоликРайан Петтит, Ратгерс ПрепМаккензи Мгбако, Гилл Сент-БернарсТай-Лаур Джонсон, Сент-Бенедикт, игрок года по подготовке JSZ Аарон Брэдшоу, CamdenSavon Myers, Manchester Twp.Брэндон Бенджамин, бергенский католикРайан Зан, Rutgers PrepУилл Ричардсон, бергенский католик Тайвон Гейтер, ЛенапэСавион Прессли, КолонияДэвид Магер, Дуайт-ЭнглвудТахад Петтифорд, Хадсон КатоликСимеон Уилчер, Розель Католик Скотт Гимеси, Rumson-Fair HavenСебастьян Робинсон, Элизабет Дьюс Джонс, Трентон Католик, Наас Каннингэм, Гилл Сент-Бернардс Дасиар Хаскинс, КэмденКейшун Сандерс, ПолсбороДилан Харпер, Дон БоскоДенвер Энглин, Гилл Сент-Бернардс Зои Холман, Вудро ВильсонДжек Зайдлер, МальбороЭлайджа Гертруда, Хадсон КатоликАлекс Бауман, Ред Бэнк Католик Асим Джонс, Патерсон Чартер, Дерек Симпсон, Ленап Джексон Бликер, Сетон Холл Преп, Си Джей Руофф, Ред Бэнк Католик Элайджа Льюис, Уотчунг Хиллс, Джон Спатола, Мальборо, Джадин Коллинз, Преп Ратгерс, Исаак Хестер, Рэнни Шон Логан, WestfieldDJ Thomson, KeyportJamarques Lawrence, Розель Католик, Нэйт Уильямс, St.Джон Вианни Карлос Лопес, член экипажа Эгг-Харбор. Джулиан Браун, бергенский католик Встречайте баскетбольную команду JSZ All-Zone Girls 2022 Public GirlsPublic GirlsPublic GirlsNon-Public GirlsNon-Public GirlsMiss Hoop Zone FinalistsMiss Hoop Zone Winner Амайя Берч, Тимбер КрикБрук Холлауэлл, МанаскуанИзабелла Асенсио, IHAAЭшли О’Коннор, Сент-Джон Вианни Зои Брукс, Сент-Джон ВианниМэдисон Сент-Роуз, Сент-Джон Вианни Дестини Байнум-Джонсон, УниверситетГрейс Клэг, ВестфилдТионна Бэйли, Montclair ImmaculateFaith Pappas, Папа ИоаннХанна Идальго, Павел VI Кайли Кэпстроу, Уэст-ОринджМеган Ламанна, Нью-ПровиденсАнтония Бейтс, Ратгерс ПрепМиа Полдо, Моррис КатоликПаулина Пэрис, Седл-Ривер Дэй Джулия Корсентино, Rumson-Fair HavenЗои Маффеи, Мемориал ДжексонаМикайла Блейкс, Rutgers PrepМиа Полдо, Моррис КатоликДжастин Писсотт, Ред Бэнк Католик Алексис Дэвис, Вудбери, Бринн МакКарри, Спарта, Мег Кэхалан, Ст.Джон ВианниКайла Перес, Святой Фома Аквинский Камрин Диркс, МейнлендКристина Миджетт, ФранклинЭлли Карман, католичка Красного запретаАлана Робинсон, Папа Иоанн Мэри Элизабет Доннелли, МанаскуанДжиа Писсотт, Томс Ривер НортДжина Гаччоне, IHAГабриэлла Росс, Донован Католик Райли Драхос, Shore RegionalMadison Schiller, RamapoKatie Ledden, Rutgers PrepTayla Thomas, Montclair Immaculate Кэти Фрикер, ЧерокиРиан Стоукс, ЮингСара МакШи, Пол В.И.Кэссиди Томпсон, Кэмден Католик Кайла Глассер-Хайман, Хайтстаун, Элли Суини, Спарта, Качи Микульски, католичка из Уайлдвуда, Фейт Уильямсон, Седл Ривер Дэй Джорджия Хайне, Манаскуан Всезоновое покрытие Jersey Sports Zone стало возможным благодаря RWJ Barnabas Health!

Показания генерала СС Отто Олендорфа, Einsatzgruppe D

Международный военный трибунал

3 января 1946 г.

ПОЛКОВНИК ДЖОН ХАРЛАН ЭМЕН (помощник судебного адвоката США): С позволения Трибунала, я хочу вызвать в качестве свидетеля обвинения мистера Уайта.Отто Олендорф …

[Свидетель Отто Олендорф дал показания]

ПРЕЗИДЕНТ: Отто Олендорф, ты повторишь эту клятву за мной» «Клянусь Богом Всемогущим и Всезнающим, что я буду говорить чистую правду и ничего не утаю и не добавлю.»

[Свидетель повторил присягу]

ЦВЕТ. Эймен: Попробуйте говорить медленно и делать паузы между каждым вопросом и ответом.

ОТТО ОЛЕНДОРФ: Да.

ЦВЕТ.Эймен: Где ты родился?

ОЛЕНДОРФ: В Хоэн-Эгельзене.

ЦВЕТ. Эймен: Сколько тебе лет?

ОЛЕНДОРФ: Тридцать восемь лет.

ЦВЕТ. Эймен: Когда, если вообще, вы стали членом Национал-социалистической партии?

ОЛЕНДОРФ: 1925.

ЦВЕТ. Эймен: Когда, если вообще, вы стали членом СА?

ОЛЕНДОРФ: Впервые в 1926 году.

ЦВЕТ. Эймен: Когда, если вообще, вы стали членом СС?

ОЛЕНДОРФ: Я должен исправить свой ответ на предыдущий вопрос. Я думал, вы спрашиваете о моем членстве в СС.

ЦВЕТ. Эймен: Когда вы стали членом СА?

ОЛЕНДОРФ: В 1925 году.

ЦВЕТ. Эймен: Когда, если вообще, вы вступили в СД?

ОЛЕНДОРФ: В 1936 году.

ЦВЕТ.Эймен: Какая у тебя была последняя должность в СД?

ОЛЕНДОРФ: Начальник отдела III в РСХА….

ЦВЕТ. Эймен: Вы сказали нам, в течение какого периода времени вы оставались начальником Amt III?

ОЛЕНДОРФ: С 1939 по 1945 год я был начальником Amt III по совместительству.

ЦВЕТ. AMEN: Обращаясь теперь к обозначению «мобильные части» с армией, показанной в правом нижнем углу диаграммы, пожалуйста, объясните Трибуналу значение терминов «айнзатцгруппа» и «айнзатцкоманда».»

OHLENDORF: Концепция «Айнзатцгруппа» была создана после соглашения между начальниками РСХА, ОКВ и ОКХ о раздельном использовании подразделений Sipo в районах боевых действий. Понятие «айнзатцгруппа» впервые появилось во время польской кампании.

Однако соглашение с ОКХ и ОКВ было достигнуто только перед началом русской кампании. В этом соглашении указывалось, что к группам армий или армиям будет прикомандирован представитель начальника Зипо и СД и что этот чиновник будет иметь в своем распоряжении подвижные части Зипо и СД в форме айнзатцгруппы, подразделяются на айнзатцкоманды.Einsatzkommandos по приказу группы армий или армии при необходимости прикреплялись к отдельным армейским частям.

ЦВЕТ. Эймен: Скажите, если вам известно, заключались ли до кампании против Советской России какие-либо соглашения между ОКВ, ОКХ и РОСА?

ОЛЕНДОРФ: Да, айнзатцгруппы и айнзатцкоманды, как я их только что описал, использовались на основании письменного соглашения между OKW, OKH и RHSA.

ЦВЕТ.Эймен: Откуда вы знаете, что было такое письменное соглашение?

ОЛЕНДОРФ: Я неоднократно присутствовал на переговорах, которые Альбрехт и Шелленберг вели с ОКХ и ОКВ; и у меня также была письменная копия этого соглашения, которое было результатом этих переговоров, в моих руках, когда я принял айнзатцгруппу.

ЦВЕТ. Эймен: Объясните Трибуналу, кто такой Шелленберг. Какую должность, если вообще занимал, он занимал?

ОЛЕНДОРФ: Шелленберг был в конце концов главой Amt VI в RHSA; в то время, когда он дирижировал как представитель Гейдриха, он принадлежал к Amt VI.

ЦВЕТ. Эймен: Приблизительно в какой день состоялись эти переговоры?

ОЛЕНДОРФ: Переговоры длились несколько недель. Соглашение должно быть достигнуто за одну-две недели до начала кампании.

ЦВЕТ. Эймен: Вы сами когда-нибудь видели копию этого письменного соглашения?

ОЛЕНДОРФ: Да!

ЦВЕТ. Эймен: Вам когда-нибудь приходилось работать с этим письменным соглашением?

ОЛЕНДОРФ: Да!

ЦВЕТ.Эймен: Более одного раза?

ОЛЕНДОРФ: Да; во всех вопросах, вытекающих из отношений между айнзатцгруппами и армией.

ЦВЕТ. Эймен: Вы знаете, где сегодня находится оригинал или какая-либо копия этого соглашения?

ОЛЕНДОРФ:

ЦВЕТ. Эймен: Насколько вам известно и помните, пожалуйста, объясните Трибуналу всю суть этого письменного соглашения.

OHLENDORF: Прежде всего, в соглашении говорилось, что айнзатцгруппы и айнзатцкоманды будут созданы и задействованы в районах боевых действий. Это создало прецедент, поскольку до этого времени армия под свою ответственность выполняла задачи, которые теперь ложились исключительно на Зипо. Во-вторых, правила относительно компетенции.

ЦВЕТ. Эймен: Ты слишком торопишься. Что, по-вашему, сделали айнзатцкоманды по соглашению?

ОЛЕНДОРФ: Я сказал, что это отношения между армией, айнзатцгруппами и айнзатцкомандами.В соглашении указывалось, что группы армий или армии будут нести ответственность за передвижение и снабжение айнзатцгрупп, но инструкции по их действиям будут исходить от начальника Зипо и СД.

ЦВЕТ. Эймен: Давайте разберемся. Правильно ли, что к каждой группе армий или армии должна была быть придана айнзатц-группа?

ОЛЕНДОРФ: К каждой группе армий должна была быть прикреплена айнзатцгруппа. Группа армий, в свою очередь, присоединяла айнзатцкоманды к армиям группы армий.

ЦВЕТ. Эймен: И должно ли армейское командование определить район, в пределах которого должна действовать группа айнзац?

OHLENDORF: Оперативный район айнзатцгрупп уже был определен тем фактом, что она была прикреплена к определенной группе армий и, следовательно, двигалась вместе с ней, тогда как оперативные районы айнзатцкоманд были закреплены за группой армий или армией.

ЦВЕТ. Эймен: Предусматривалось ли в соглашении также, что армейское командование должно определять время, в течение которого они должны действовать?

ОЛЕНДОРФ: Это было включено под заголовком «движение.»

ЦВЕТ. Эймен: И, кроме того, направлять любые дополнительные задачи, которые они должны были выполнять?

ОЛЕНДОРФ: Да. Хотя начальники Зипо и СД имели право давать им указания относительно их работы, существовало общее соглашение, согласно которому армия также имела право давать указания айнзатцгруппам, если того требовала оперативная обстановка.

ЦВЕТ. Эймен: Что предусматривало соглашение в отношении присоединения командования айнзатц-группы к этому командованию армией?

ОЛЕНДОРФ: Я не могу вспомнить, содержалось ли что-то конкретное в соглашении по этому поводу.Во всяком случае, был назначен человек связи между армейским командованием и СД.

ЦВЕТ. Эймен: Вы помните какие-либо другие положения этого письменного соглашения?

ОЛЕНДОРФ: Думаю, я могу изложить основное содержание этого соглашения.

ЦВЕТ. Эймен: Какую позицию вы занимали в отношении этого соглашения?

OHLENDORF: С июня 1941 года до смерти Гейдриха в июне 1942 года я возглавлял айнзатцгруппу D и был представителем начальника Зипо и СД в 11-й армии.

ЦВЕТ. Эймен: А когда умер Гейдрих?

ОЛЕНДОРФ: Гейдрих был ранен в конце мая 1942 г. и умер 4 июня 1942 г.

ЦВЕТ. Эймен: Насколько заранее вы были предупреждены о кампании против Советской России?

ОЛЕНДОРФ: Около четырех недель.

ЦВЕТ. Эймен: Сколько айнзац-групп было и кто был их лидерами?

ОЛЕНДОРФ: Было четыре айнзатцгруппы, группы A, B, C и D.Начальником айнзатцгруппы А был Шталекер; начальником айнзатцгруппы Б был Небе; начальник айнзатцгруппы С доктор Раше, а позже и доктор Томас; сам начальник айнзатцгруппы D I, а позже Биркамп.

ЦВЕТ. Эймен: К какой армии была прикреплена группа D?

ОЛЕНДОРФ: Группа D не была придана какой-либо группе армий, а была придана непосредственно 11-й армии.

ЦВЕТ. Эймен: Где действовала Группа D?

ОЛЕНДОРФ: Группа D работала на юге Украины.

ЦВЕТ. Эймен: Не могли бы вы более подробно описать характер и размеры области, в которой изначально действовала Группа D, с указанием городов или территорий?

ОЛЕНДОРФ: Самым северным городом был Чернаути; затем на юг через Могилев-Подольск, Ямполь, затем на восток Зувалье, Червинд, Мелитополь, Мариополь, Таганрог, Ростов и Крым.

ЦВЕТ. Эймен: Какова была конечная цель Группы D?

ОЛЕНДОРФ: Группа D находилась в резерве для Кавказа, для группы армий, которая должна была действовать на Кавказе.

ЦВЕТ. Эймен: Когда Группа Д начала переселяться в Советскую Россию?

ОЛЕНДОРФ: Группа D вылетела из Дюгена 21 июня и через три дня прибыла в Пьетра-Намск в Румынии. Там армия уже требовала первых айнзатцкоманд, и они немедленно отправлялись в пункты назначения, указанные армией. Вся айнзатцгруппа была введена в строй в начале июля.

ЦВЕТ. Эймен: Вы имеете в виду 11-ю армию?

ОЛЕНДОРФ: Да.

ЦВЕТ. Эймен: В каких отношениях, если таковые имеются, официальные обязанности айнзац-групп были связаны с евреями и коммунистическими комиссарами?

ОЛЕНДОРФ: Инструкции заключались в том, что в российских районах операций айнзатцгрупп евреи, а также советские политические комиссары должны быть ликвидированы.

ЦВЕТ. Эймен: И когда вы говорите «ликвидировано», вы имеете в виду «убито»?

ОЛЕНДОРФ: Да, я имею в виду «убит».

ЦВЕТ. Эймен: Перед началом советской кампании вы посещали конференцию в Преце?

ОЛЕНДОРФ: Да, это была конференция, на которой айнзатцгруппы и айнзатцкоманды были проинформированы о своих задачах и получили необходимые приказы.

ЦВЕТ. Эймен: Кто присутствовал на этой конференции?

ОЛЕНДОРФ: Вожди айнзатцгрупп и командиры айнзатцкоманд и штрекенбахов RHSA, которые передавали приказы Гейдриха и Гиммлера.

ЦВЕТ. Эймен: Что это были за приказы?

ОЛЕНДОРФ: Это были общие приказы о нормальной работе Зипо и СД, а кроме того приказ о ликвидации, о котором я уже упоминал.

ЦВЕТ. Эймен: И примерно в какой день состоялась эта конференция?

ОЛЕНДОРФ: Примерно за три-четыре дня до миссии.

ЦВЕТ. Амен: Итак, прежде чем вы начали марш в Советскую Россию, вы получили на этой конференции приказы истребить евреев и коммунистических функционеров в дополнение к обычной профессиональной работе полиции безопасности и СД; это правильно?

ОЛЕНДОРФ: Да.

ЦВЕТ. Эймен: Вы лично разговаривали с Гиммлером относительно какого-либо сообщения Гиммлера командующим группами армий и армиями относительно этой миссии?

ОЛЕНДОРФ: Да. Гиммлер сказал мне, что перед началом русской кампании Гитлер говорил об этой миссии на совещании групп армий и командующих армиями — нет, не командующих армиями, а командующих генералов — и поручил командующим обеспечить необходимые поддерживать.

ЦВЕТ. Эймен: Чтобы вы могли засвидетельствовать, что начальники групп армий и армий были одинаково проинформированы об этих приказах о ликвидации евреев и советских функционеров?

ОЛЕНДОРФ: Я не думаю, что это правильно выразить в такой форме. У них не было приказов о ликвидации; приказ о ликвидации был отдан Гиммлеру для выполнения, но поскольку эта ликвидация происходила в районе действия группы армий или армий, им нужно было приказать оказать поддержку.Более того, без таких указаний армии деятельность айнзатцгрупп была бы невозможна.

ЦВЕТ. Эймен: Был ли у вас другой разговор с Гиммлером относительно этого приказа?

ОЛЕНДОРФ: Да, в конце лета 1941 года Гиммлер был в Николаеве. Он собрал руководителей и бойцов айнзатцкоманд, повторил им приказ о ликвидации и указал, что руководители и бойцы, принимавшие участие в ликвидации, не несут личной ответственности за исполнение этого приказа.Ответственность лежала только на нем и на фюрере.

ЦВЕТ. Эймен: А ты сам слышал, что сказал?

ОЛЕНДОРФ: Да.

ЦВЕТ. Эймен: Вы знаете, была ли эта миссия айнзатц-группы известна командирам групп армий?

ОЛЕНДОРФ: Этот приказ и исполнение этих приказов были известны командующему армией.

ЦВЕТ. Эймен: Откуда ты это знаешь?

ОЛЕНДОРФ: Через совещания с армией и через инструкции, данные армией по выполнению приказа.

ЦВЕТ. Эймен: Была ли миссия айнзатц-групп и соглашение между ОКВ, ОКХ и РСХА известны другим руководителям РСХА?

ОЛЕНДОРФ: По крайней мере, некоторые из них знали об этом, так как некоторые из лидеров также были активны в айнзатцгруппах и айнзатцкомандах с течением времени. Кроме того, лидеры, занимавшиеся организацией и юридическими аспектами айнзатцгрупп, также знали об этом.

ЦВЕТ. Эймен: Большинство лидеров пришли из РСХА, не так ли?

ОЛЕНДОРФ: Какие лидеры?

ЦВЕТ.Эймен: Из групп айнзац?

ОЛЕНДОРФ: Нет, этого нельзя сказать. Руководители айнзатцгрупп и айнзатцкоманд прибыли со всего рейха.

ЦВЕТ. Эймен: Вы знаете, были ли миссия и соглашение известны Кальтенбруннеру?

ОЛЕНДОРФ: После вступления в должность Кальтенбруннер должен был иметь дело с этими вопросами и, следовательно, должен был знать подробности об айнзатцгруппах, которые были его офисами.

ЦВЕТ. Эймен: Кто командовал 11-й армией?

ОЛЕНДОРФ: Сначала Ритер фон Шобер; позднее фон Манштейн.

ЦВЕТ. Эймен: Не расскажете ли вы Трибуналу, каким образом или каким образом командующий 11-й армией руководил или контролировал айнзатц-группу D при проведении ее ликвидационной деятельности?

ОЛЕНДОРФ: В Николаев был направлен приказ из 11-й армии о том, что ликвидация должна производиться только на расстоянии не менее двухсот километров от штаба командующего.

ЦВЕТ. Эймен: Вы помните какие-нибудь другие случаи?

OHLENDORF: В Симферополе армейское командование обратилось к айнзатцкомандам в его районе с просьбой ускорить ликвидацию, так как угрожал голод и была большая нехватка жилья.

ЦВЕТ. Эймен: Вы знаете, сколько человек было ликвидировано айнзатц-группой D под вашим командованием?

ОЛЕНДОРФ: В период с июня 1941 по июнь 1942 года айнзатцкоманды сообщили о ликвидации девяноста тысяч человек.

ЦВЕТ. Эймен: Это включало мужчин, женщин и детей?

ОЛЕНДОРФ: Да.

ЦВЕТ. Эймен: На чем вы основываете эти цифры?

ОЛЕНДОРФ: Об отчетах, отправленных айнзатцкомандами айнзатцгруппам.

ЦВЕТ. Эймен: Эти отчеты были отправлены вам?

ОЛЕНДОРФ: Да.

ЦВЕТ. Эймен: И вы их видели и читали?

ОЛЕНДОРФ: Прошу прощения?

ЦВЕТ.Эймен: И вы лично видели и читали эти отчеты?

ОЛЕНДОРФ: Да.

ЦВЕТ. Эймен: И именно на этих отчетах вы основываете цифры, которые сообщаете Трибуналу?

ОЛЕНДОРФ: Да.

ЦВЕТ. Эймен: Вы знаете, как эти цифры соотносятся с количеством людей, ликвидированных другими айнзатцгруппами?

ОЛЕНДОРФ: Цифры других айнзатцгрупп, которые я видел, значительно больше.

ЦВЕТ. Эймен: Из-за чего это произошло?

ОЛЕНДОРФ: Я считаю, что цифры, представленные другими айнзатцгруппами, в значительной степени преувеличены.

ЦВЕТ. Эймен: Видели ли вы время от времени сообщения о ликвидации других айнзатц-подразделений?

ОЛЕНДОРФ: Да.

ЦВЕТ. Эймен: И эти отчеты показали, что ликвидаций больше, чем в Группе D; это правильно?

ОЛЕНДОРФ: Да.

ЦВЕТ. Эймен: Вы лично руководили массовыми казнями этих людей?

ОЛЕНДОРФ: Я присутствовал при двух массовых казнях в целях проверки.

ЦВЕТ. Эймен: Не могли бы вы подробно объяснить Трибуналу, как проводилась индивидуальная массовая казнь?

ОЛЕНДОРФ: Местная айнзатцкоманда попыталась собрать всех евреев в своем районе, зарегистрировав их. Эту регистрацию осуществляли сами евреи.

ЦВЕТ. Эймен: Под каким предлогом, если таковой имелся, их арестовали?

ОЛЕНДОРФ: Под предлогом, что они должны быть переселены.

ЦВЕТ. Эймен: Продолжить?

ОЛЕНДОРФ: После регистрации евреев собрали в одном месте; а оттуда их позже переправляли к месту казни, которым был, как правило, противотанковый ров или естественный котлован. Расстрелы производились по-военному, под командованием расстрельных команд.

ЦВЕТ. Эймен: Каким образом они были доставлены к месту казни?

ОЛЕНДОРФ: Их доставляли к месту казни на грузовиках, всегда столько, сколько можно было казнить немедленно. Таким образом пытались максимально сократить промежуток времени с момента, когда жертвы знали, что с ними должно было случиться, до времени их фактической казни.

ЦВЕТ. Эймен: Это была твоя идея?

ОЛЕНДОРФ: Да.

ЦВЕТ. Эймен: А после того, как их расстреляли, что сделали с телами?

ОЛЕНДОРФ: Тела были захоронены в противотанковом рву или котловане.

ЦВЕТ. Эймен: Какое определение, если таковое имелось, было принято относительно того, действительно ли люди были мертвы?

ОЛЕНДОРФ: Командиры частей или командиры расстрельных команд получили приказ позаботиться об этом и, в случае необходимости, прикончить их сами.

ЦВЕТ. Эймен: И кто бы это сделал?

ОЛЕНДОРФ: Либо сам командир отряда, либо назначенный им человек.

ЦВЕТ. Эймен: В каких позах стреляли жертвы?

ОЛЕНДОРФ: Стоя или стоя на коленях.

ЦВЕТ. Эймен: Что было сделано с личным имуществом казненных?

OHLENDORF: Все ценности были конфискованы во время регистрации или облавы и переданы Министерству финансов либо через РСХА, либо напрямую. Сначала одежда была отдана населению, но зимой 1941-42 годов ее собрали и утилизировали НСВ.

ЦВЕТ. Эймен: Все их личное имущество было зарегистрировано в то время?

ОЛЕНДОРФ: Нет, не все, зарегистрированы только ценные вещи.

ЦВЕТ. Эймен: Что случилось с одеждой, в которой жертвы шли к месту казни?

ОЛЕНДОРФ: Они были обязаны снять верхнюю одежду непосредственно перед казнью.

ЦВЕТ. Эймен: Все?

ОЛЕНДОРФ: Верхняя одежда, да.

ЦВЕТ. Эймен: Как насчет остальной одежды, которую они носили?

ОЛЕНДОРФ: Остальные предметы одежды остались на телах.

ЦВЕТ. Эймен: Это относится не только к вашей группе, но и к другим айнзатц-группам?

ОЛЕНДОРФ: Это был приказ в моей айнзатцгруппе. Я не знаю, как это делалось в других айнзатцгруппах.

ЦВЕТ. Эймен: Как они с этим справились.

ОЛЕНДОРФ: Некоторые командиры отрядов не проводили ликвидации по-военному, а убивали жертв поодиночке, стреляя им в затылок.

ЦВЕТ. Эймен: И вы возражали против этой процедуры?

ОЛЕНДОРФ: Я был против этой процедуры, да.

ЦВЕТ. Эймен: По какой причине?

ОЛЕНДОРФ: Потому что, как для жертв, так и для тех, кто проводил казни, психологически это было огромным бременем.

ЦВЕТ. Эймен: Что же было сделано с имуществом, собранным айнзатцкомандами у этих жертв?

ОЛЕНДОРФ: Все ценности были отправлены в Берлин, в РСХА или в имперское министерство финансов.Предметы, которые не могли быть использованы в районе боевых действий, утилизировались там.

ЦВЕТ. Эймен: Например, что случилось с золотом и серебром, взятым у жертв?

ОЛЕНДОРФ: Это было, как я только что сказал, передано в Берлин, Министерству финансов Рейха.

ЦВЕТ. Эймен: Откуда ты это знаешь?

ОЛЕНДОРФ: Я помню, что именно так это было сделано из Симферополя.

ЦВЕТ.Эймен: Как насчет часов, например, изъятых у жертв?

OHLENDORF: По просьбе армии часы были переданы на фронт.

ЦВЕТ. Эймен: Были ли все жертвы, включая мужчин, женщин и детей, казнены одинаково?

ОЛЕНДОРФ: До весны 1942 года да. Затем поступил приказ от Гиммлера, что в будущем женщин и детей следует убивать только в душегубках.

ЦВЕТ.Эймен: Как раньше убивали женщин и детей?

OHLENDORF: В то же самое, что и мужчины — стреляя.

ЦВЕТ. Эймен: Что, если вообще что-нибудь, было сделано для захоронения жертв после того, как они были казнены?

ОЛЕНДОРФ: Коммандос засыпали могилы, чтобы стереть следы казни, а затем трудовые отряды населения их разровняли.

ЦВЕТ. Эймен: Что касается газовых фургонов, которые, по вашим словам, вы получили весной 1942 года, какой приказ вы получили в отношении использования этих фургонов?

OHLENDORF: Эти фургоны в будущем должны были использоваться для убийства женщин и детей.

ЦВЕТ. Эймен: Вы объясните Трибуналу конструкцию этих фургонов и их внешний вид?

OHLENDORF: Фактическое назначение этих фургонов не было видно снаружи. Они выглядели как закрытые грузовики и были сконструированы таким образом, что при запуске двигателя газ подавался в фургон, вызывая смерть через десять-пятнадцать минут.

ЦВЕТ. Эймен: Подробно объясните, как один из этих фургонов использовался для казни.

OHLENDORF: В фургоны загружали жертв и отвозили к месту захоронения, которое обычно было таким же, как и при массовых казнях. Времени, необходимого для транспортировки, было достаточно, чтобы застраховать смерть пострадавших.

ЦВЕТ. Эймен: Как жертв заставили сесть в фургоны?

ОЛЕНДОРФ: Им сказали, что их должны перевезти в другое место.

ЦВЕТ. Эймен: Как включали газ?

ОЛЕНДОРФ: Я не знаком с техническими подробностями.

ЦВЕТ. Эймен: Сколько времени обычно требуется, чтобы убить жертву?

ОЛЕНДОРФ: Около десяти-пятнадцати минут; жертвы не осознавали, что с ними происходит.

ЦВЕТ. Эймен: Сколько человек может быть убито одновременно?

ОЛЕНДОРФ: Около пятнадцати-двадцати пяти человек. Фургоны были разного размера.

ЦВЕТ. Эймен: Вы время от времени получали отчеты от тех, кто управлял фургонами?

ОЛЕНДОРФ: Я не понял вопроса.

ЦВЕТ. Эймен: Вы получали отчеты от тех, кто работал над фургонами?

ОЛЕНДОРФ: Я получил сообщение, что айнзатцкоманды не использовали фургоны добровольно.

ЦВЕТ. Эймен: Почему бы и нет?

ОЛЕНДОРФ: Потому что погребение жертв было большим испытанием для членов айнзатцкоманд.

ЦВЕТ. Эймен: Теперь вы расскажете Трибуналу, кто предоставил эти фургоны айнзатц-группам?

OHLENDORF: Газовозы не принадлежали автопарку айнзатцгруппы, а были приписаны к айнзатцгруппе в качестве специального подразделения, возглавляемого человеком, который сконструировал фургоны.Фургоны были переданы айнзатцгруппам РСХА.

ЦВЕТ. Эймен: Были ли фургоны поставлены всем различным группам айнзац?

ОЛЕНДОРФ: Я не уверен. Я знаю только в случае айнзатцгруппы D и косвенно, что айнзатцгруппа С также использовала эти фургоны…

ЦВЕТ. Эймен: …Ссылаясь на ваши предыдущие показания, объясните ли вы Трибуналу, почему вы считаете, что тип казни, назначенный вами, а именно военная, был предпочтительнее процедуры выстрела в шею, принятой другим Эйнзац группы?

OHLENDORF: С одной стороны, цель состояла в том, чтобы отдельные лидеры и люди могли проводить казни по-военному, действуя по приказу, и не должны были принимать собственные решения; это был, по сути, приказ, который они должны были выполнить.С другой стороны, мне было известно, что из-за эмоционального возбуждения казней нельзя было избежать дурного обращения, так как жертвы слишком рано узнавали, что их должны казнить, и поэтому не могли выдержать длительного рабского напряжения. И мне казалось невыносимым, что отдельные лидеры и люди должны вследствие этого быть вынуждены убивать большое количество людей по своему собственному решению.

ЦВЕТ. Эймен: Каким образом вы определили, каких евреев следует казнить?

ОЛЕНДОРФ: Это не входило в мою задачу; но идентификацией евреев занимались сами евреи, поскольку регистрацией занимался еврейский совет старейшин.

ЦВЕТ. Эймен: Имеет ли к этому отношение количество еврейской крови?

ОЛЕНДОРФ: Я не помню подробностей, но мне кажется, что полуевреи тоже считались евреями.

ЦВЕТ. Эймен: Какая организация предоставила больше всего офицерского состава айнзатц-групп и айнзатцкоманд?

ОЛЕНДОРФ: Я не понял вопроса.

ЦВЕТ. Эймен: Какая организация предоставила большую часть офицерского состава айнзатц-групп?

ОЛЕНДОРФ: Офицерский состав был предоставлен Государственной полицией, Крипо и, в меньшей степени, СД.

ЦВЕТ. Эймен: Крипо?

ОЛЕНДОРФ: Да, государственная полиция, уголовная полиция и, в меньшей степени, СД.

ЦВЕТ. Эймен: Были ли другие источники персонала?

ОЛЕНДОРФ: Да, большинство солдат Ваффен СС и Орднунгсполиции. Государственная полиция и Крипо предоставили большую часть экспертов, а войска были укомплектованы Ваффен СС и Ordungspolzei.

ЦВЕТ.Эймен: Как насчет Ваффен СС.

ОЛЕНДОРФ: Ваффен СС и Ordungspolzei должны были снабжать айнзатцгруппы одной ротой.

ЦВЕТ. Эймен: Как насчет Полиции Порядка.

OHLENDORF: Ordnungspolzei также снабдила Einsatzgruppen одной ротой.

ЦВЕТ. Эймен: Каков был размер айнзац-группы D и ее операционная зона по сравнению с другими айнзац-группами?

ОЛЕНДОРФ: По моим оценкам, айнзатцгруппа D была в половину или две трети больше, чем другие айнзатцгруппы.С течением времени ситуация изменилась, поскольку некоторые айнзатцгруппы были значительно увеличены.

ЦВЕТ. Эймен: С позволения Трибунала, касающиеся организационных вопросов, которые, я думаю, прояснят некоторые доказательства, которые уже были частично получены Трибуналом. Но я не хочу отнимать время у Трибунала, если только они не почувствуют, что им нужны еще такие показания. Я подумал, что, возможно, если у кого-то из членов Трибунала возникнут какие-либо вопросы, они зададут их непосредственно свидетелю, потому что он лучше всех осведомлен об этих организационных вопросах из всех, кто будет представлен в суде…

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Полковник Амен, Трибунал не считает необходимым углубляться в организационные вопросы на данном этапе, но это вопрос, который действительно должен быть решен вами, потому что вы знаете, какой характер доказательств, которые вы рассматриваете.

Что касается Трибунала, то на данном этапе они удовлетворены тем, что оставили этот вопрос на прежнем уровне, но есть один аспект свидетельских показаний, который Трибунал хотел бы, чтобы вы расследовали, а именно: он продолжает говорить после 1942 года и как долго.

ЦВЕТ. Эймен: [свидетелю] Можете ли вы указать, продолжалась ли описанная вами практика ликвидации после 1942 года, и если да, то как долго после этого?

ОЛЕНДОРФ: Я не думаю, что основной приказ был когда-либо отменен. Но я не могу вспомнить подробностей, по крайней мере, относительно России, которые позволили бы мне сделать конкретные заявления по этому поводу. Вскоре после этого началось отступление, так что оперативный район айнзатцгрупп становился все меньше.Однако я знаю, что другие айнзатцгруппы с аналогичными приказами были предусмотрены для других областей.

ЦВЕТ. Эймен: До какой даты простираются ваши личные знания?

ОЛЕНДОРФ: Я знаю, что ликвидация евреев была запрещена примерно за шесть месяцев до окончания войны. Я также видел документ о прекращении ликвидации советского комиссариата, но не могу вспомнить конкретную дату.

ЦВЕТ. Эймен: Вы знаете, действительно ли это было так прекращено?

ОЛЕНДОРФ: Да, я так думаю.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Трибунал хотел бы знать количество мужчин в вашей группе айнзац.

ОЛЕНДОРФ: В моей айнзатцгруппе было около пятисот человек, не считая тех, кто был добавлен в группу в качестве помощников из самой страны…

ЦВЕТ. Эймен: Да будет угодно Трибуналу. Свидетель теперь доступен для другого адвоката. Насколько я понимаю, у полковника Покровского есть некоторые вопросы, которые он хотел задать от имени Советов.

ПОЛКОВНИК Ю. В. ПОКРОВСКИЙ (заместитель Генерального прокурора СССР): Показания свидетеля важны для выяснения вопросов доклада, над которым в настоящее время работает советская делегация. Поэтому, с разрешения Трибунала, я хотел бы задать ряд вопросов свидетелю.

[Обращение к свидетелю]

Свидетель, вы сказали, что дважды присутствовали при массовых казнях. По чьему приказу вы были инспектором при казнях?

ОЛЕНДОРФ: Я присутствовал при казнях по собственной инициативе.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Но вы сказали, что присутствовали как инспектор.

ОЛЕНДОРФ: Я сказал, что присутствовал для проверки.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: По собственной инициативе?

ОЛЕНДОРФ: Да.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Кто-нибудь из ваших начальников всегда присутствовал на расстрелах с целью проверки?

ОЛЕНДОРФ: Когда это было возможно, я посылал сотрудника айнзатцгруппы наблюдать за казнями, но это не всегда было возможно, поскольку айнзатцгруппам приходилось действовать на больших расстояниях.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Зачем кого-то прислали для проверки?

ОЛЕНДОРФ: Не могли бы вы повторить вопрос?

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: С какой целью прислали инспектора?

ОЛЕНДОРФ: Чтобы определить, действительно ли были выполнены мои инструкции относительно способа казни.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Я так понимаю, что инспектор должен был удостовериться в том, что казнь действительно была произведена?

ОЛЕНДОРФ: Нет, было бы неправильно так говорить.Он должен был удостовериться, действительно ли выполняются условия, которые я поставил для казни.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Какие условия вы имели в виду?

OHLENDORF: Один: исключение публики; два: военный расстрел; третье: прибытие транспорта и проведение ликвидации плавно, чтобы избежать лишнего волнения; четыре: надзор за имуществом для предотвращения грабежей. Возможно, были и другие подробности, которых я уже не помню.Во всяком случае, всякое жестокое обращение, будь то физическое или психическое, должно было быть предотвращено с помощью этих мер.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Вы хотели убедиться, что то, что вы считали справедливым распределением этого имущества, было произведено, или вы стремились к полному приобретению ценностей?

ОЛЕНДОРФ: Да.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Вы говорили о жестоком обращении. Что вы имели в виду под жестоким обращением на расстрелах?

ОЛЕНДОРФ: Если, например, то, как проводились казни, вызывало волнение и неповиновение среди жертв, так что коммандос были вынуждены восстанавливать с помощью насилия.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Что вы имеете в виду под «наведением порядка насилием»? Что вы имеете в виду под подавлением волнения среди жертв насилием?

ОЛЕНДОРФ: Если, как я уже сказал, для того, чтобы произвести ликвидацию в надлежащем порядке, необходимо было, например, прибегнуть к избиению.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Обязательно ли было бить потерпевших?

ОЛЕНДОРФ: Сам я этого не видел, но слышал.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: От кого?

ОЛЕНДОРФ: В разговорах с членами других коммандос.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Вы сказали, что для расстрелов использовались машины, автомобили?

ОЛЕНДОРФ: Да.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Вы знаете, где и с чьей помощью изобретатель Беккер смог осуществить свое изобретение?

ОЛЕНДОРФ: Я помню только, что это было сделано через Amt II РСХА; но я уже не могу сказать это с уверенностью.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Сколько человек было расстреляно в этих машинах?

ОЛЕНДОРФ: Я не понял вопроса.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Сколько человек было расстреляно с помощью этих машин?

ОЛЕНДОРФ: Я не могу назвать точных цифр, но число было сравнительно небольшим — возможно, несколько сотен.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Вы сказали, что в этих фургонах расстреливали в основном женщин и детей.По какой причине?

ОЛЕНДОРФ: Это был особый приказ Гиммлера о том, что женщины и дети не должны подвергаться умственному напряжению казней; и, таким образом, мужчин коммандос, в основном женатых мужчин, не следует принуждать целиться в женщин и детей.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Кто-нибудь наблюдал за поведением расстрелянных в этих фургонах?

ОЛЕНДОРФ: Да, доктор.

ЦВЕТ.ПОКРОВСКИЙ: Знаете ли вы, что Беккер сообщал, что смерть в этих фургонах была особенно мучительной?

ОЛЕНДОРФ: Нет. Впервые я узнал о докладах Беккера из письма к Рауфу, которое мне показали здесь. Наоборот, из отчетов врачей я знаю, что пострадавшие не сознавали своей надвигающейся смерти.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Принимали ли участие в этих массовых расстрелах какие-либо воинские части, я имею в виду армейские части?

ОЛЕНДОРФ: Как правило, нет.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: А в виде исключения?

ОЛЕНДОРФ: Кажется, я помню, что в Николаеве и в Симферополе на короткое время присутствовал зритель из Верховного командования сухопутных войск.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: С какой целью?

ОЛЕНДОРФ: Не знаю, возможно, чтобы получить информацию лично.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Были ли воинские части назначены для проведения расстрелов в этих городах?

ОЛЕНДОРФ: Официально армия не выделяла для этой цели никаких частей; армия как таковая фактически выступала против ликвидации.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: А на деле?

ОЛЕНДОРФ: Отдельные подразделения время от времени вызывались добровольцами. Однако на данный момент я не знаю такого случая среди самой армии, а только среди частей, приданных армии (Heeresgefolge).

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Вы были тем человеком, по приказу которого людей посылали на смерть. Были ли евреи переданы на расстрел только айнзатцгруппе или коммунисты — «коммунистические чиновники», как вы их называете в своих инструкциях, — были переданы на расстрел вместе с евреями?

ОЛЕНДОРФ: Да, активисты и политические комиссары.Одного членства в коммунистической партии было недостаточно, чтобы преследовать или убить человека.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Проводились ли какие-нибудь специальные расследования о роли лиц в коммунистической партии?

ОЛЕНДОРФ: Нет, я сказал, напротив, что простое членство в коммунистической партии само по себе не является определяющим фактором в преследовании или казни человека; он должен был иметь особую политическую функцию.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Были ли у вас разговоры о присланных из Берлина фургонах-убийцах и об их использовании?

ОЛЕНДОРФ: Я не понял вопроса.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Приходилось ли вам обсуждать с вашими начальниками и вашими коллегами тот факт, что именно вашей айнзатцгруппе из Берлина были присланы автофургоны для проведения расстрелов? Вы помните такое обсуждение?

ОЛЕНДОРФ: Я не помню какой-либо конкретной дискуссии.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: У вас была информация о том, что члены расстрельного отряда, руководившие расстрелами, не желали пользоваться фургонами?

ОЛЕНДОРФ: Я знал, что айнзатцкоманды использовали фургоны.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Нет, я другое имел в виду. Я хотел знать, получали ли вы сообщения о том, что члены расстрельных отрядов не желали использовать фургоны и предпочитали другие средства казни?

ОЛЕНДОРФ: Что они скорее убьют с помощью душегубки, чем стреляя?

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Наоборот, что расстрелу они предпочли убийство с помощью душегубок.

ОЛЕНДОРФ: Вы уже сказали газфургон…

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: А почему они предпочли расстрел убийству в душегубках?

ОЛЕНДОРФ: Потому что, как я уже сказал, по мнению лидера айнзатцкоманд, выгрузка трупов была ненужным умственным напряжением.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Что вы имеете в виду под «ненужным умственным напряжением»?

ОЛЕНДОРФ: Насколько я помню тогдашние условия — картина, представленная трупами и, вероятно, потому, что некоторые функции тела имели место, оставляя трупы лежать в грязи.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Вы хотите сказать, что на жертвах были ясно видны страдания, перенесенные перед смертью? Я правильно вас понял?

ОЛЕНДОРФ: Я не понимаю вопроса; ты имеешь в виду во время убийства в фургоне?

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: Да.

ОЛЕНДОРФ: Я могу только повторить то, что сказал мне доктор, что жертвы не сознавали своей смерти в фургоне.

ЦВЕТ.ПОКРОВСКИЙ: В таком случае совершенно непонятным становится ваш ответ на мой предыдущий вопрос, что выгрузка тел произвела на членов расстрельного отряда очень страшное впечатление.

ОЛЕНДОРФ: И, как я уже сказал, ужасное впечатление, производимое положением самих трупов, и, вероятно, состоянием фургонов, которые, вероятно, были загажены и так далее.

ЦВЕТ. ПОКРОВСКИЙ: У меня больше нет вопросов к этому свидетелю на данной стадии процесса…

ТРИБУНАЛ (Генерал Никченко): В своих показаниях вы сказали, что группа айнзац имела целью уничтожение евреев и комиссаров, верно?

ОЛЕНДОРФ: Да.

СУД (Ген. Никченко): А в какую категорию вы относили детей? По какой причине были убиты дети?

ОЛЕНДОРФ: Приказ состоял в том, что еврейское население должно быть полностью уничтожено.

СУД (ген. Никченко): Включая детей?

ОЛЕНДОРФ: Да.

СУД (генерал Никченко): Все ли еврейские дети были убиты?

ОЛЕНДОРФ: Да.

ТРИБУНАЛ (ген. Никченко): А детей тех, кого вы считали принадлежащими к категории комиссаров, тоже убивали?

ОЛЕНДОРФ: Я не знаю, проводились ли какие-либо расследования в отношении семей советских комиссаров.

СУД (ген. Никченко): Вы куда-нибудь присылали отчеты о расстрелах, которые производила группа?

ОЛЕНДОРФ: Отчеты о казнях регулярно представлялись в РСХА.

ТРИБУНАЛ (Ген. Никченко): Нет, вы лично присылали какие-либо отчеты об уничтожении тысяч людей, которые вы произвели? Вы лично представляли какие-либо отчеты?

ОЛЕНДОРФ: Отчеты поступили от айнзатцкоманд, проводивших действия, в айнзатцгруппу, и айнзацгруппа проинформировала RHSA.

СУД (генерал Никченко): Кого?

ОЛЕНДОРФ: Отчеты направлялись лично начальнику Сипо.

СУД (ген. Никченко): Лично?

ОЛЕНДОРФ: Да, лично.

СУД (генерал Никченко): Как звали этого милиционера? Можешь назвать его имя?

ОЛЕНДОРФ: В то время Гейдрих.

СУД (Быт.Никченко): После Гейдриха?

ОЛЕНДОРФ: Тогда меня там уже не было, но это был постоянный порядок.

ТРИБУНАЛ (генерал Никченко): Я вас спрашиваю, продолжали ли вы подавать отчеты после смерти Гейдриха или нет?

ОЛЕНДОРФ: После смерти Гейдриха меня больше не было в айнзатце, но отчеты, конечно, продолжались.

ТРИБУНАЛ (Генерал Никченко): Вы знаете, продолжали ли отчеты представляться после смерти Гейдриха или нет?

ОЛЕНДОРФ: Да.

СУД (генерал Никченко): Да?

ОЛЕНДОРФ: Нет, отчеты…

СУД (генерал Никченко): Соответствовал ли приказ об уничтожении советского народа политике правительства Германии или нацистской партии или был против нее? Вы понимаете вопрос?

ОЛЕНДОРФ: Да. Здесь надо различать: приказ о ликвидации исходил от фюрера рейха, а выполнять его должен был рейхфюрер СС Гиммлер.

СУД (генерал Никченко): Но соответствовало ли это политике нацистской партии и германского правительства или противоречило ей?

OHLENDORF: Политика сводится к практике, так что в этом отношении она была установлена ​​фюрером. Если бы вы спросили, соответствовала ли эта деятельность идее национал-социализма, я бы сказал «нет».

СУД (ген. Никченко): Я говорю о практике.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Я так понял, вы сказали, что ценные вещи были отобраны у еврейских жертв Советом старейшин евреев?

ОЛЕНДОРФ: Да.

ПРЕЗИДЕНТ: Еврейский совет старейшин решил, кого убивать?

ОЛЕНДОРФ: Это делалось разными способами. Насколько я помню, Совет старейшин одновременно получил приказ о сборе ценностей.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Чтобы еврейский совет старейшин не знал, должны ли они быть убиты?

ОЛЕНДОРФ: Да…

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Теперь вопрос, касающийся вас лично. От кого вы получали ваши приказы о ликвидации евреев и так далее? И в какой форме?

ОЛЕНДОРФ: В мои обязанности не входила ликвидация, но я возглавлял штаб, который руководил айнзатцкомандами в полевых условиях, и сами айнзацкоманды уже получили этот приказ в Берлине по указанию Штрекенбаха, Гиммлера и Гейдриха. Этот порядок был возобновлен Гиммлером в Николаеве.

ГЕРР БАБЕЛЬ: Вы лично не занимались выполнением этих приказов?

ОЛЕНДОРФ: Я руководил айнзатцгруппой, и поэтому у меня была задача наблюдать за тем, как айнзатцкоманды выполняют полученные приказы.

ГЕРР БАБЕЛЬ: Но разве вы не сомневались в выполнении этих приказов?

ОЛЕНДОРФ: Да, конечно.

ГЕРР БАБЕЛЬ: И как получилось, что они были проведены несмотря на эти сомнения?

ОЛЕНДОРФ: Потому что для меня немыслимо, чтобы подчиненный лидер не выполнял приказы, данные руководителями государства.

ГЕРР БАБЕЛЬ: Это ваше мнение. Но это, должно быть, была не только ваша точка зрения, но и точка зрения большинства причастных к этому людей. Разве некоторые из людей, назначенных для выполнения этих приказов, не просили вас освободить их от таких задач?

ОЛЕНДОРФ: Я не могу вспомнить ни одного конкретного случая. Я исключил некоторых, кого не считал эмоционально подходящими для выполнения этих задач, и отправил некоторых из них домой.

ГЕРР БАБЕЛЬ: Законность приказов объяснялась этим людям под ложным предлогом?

ОЛЕНДОРФ: Я не понимаю вашего вопроса; поскольку приказ был издан вышестоящими властями, вопрос о законности не мог возникнуть в умах этих лиц, ибо они поклялись подчиняться людям, отдавшим приказы.

ГЕРР БАБЕЛЬ: Мог ли кто-нибудь рассчитывать на то, что ему удастся уклониться от выполнения этих приказов?

ОЛЕНДОРФ: Нет, результатом был бы военный трибунал с соответствующим приговором.

Храм Великомученицы Ирины в Покровском описание и фото — Россия — Москва: Москва

Рейтинг: 8,4/10 (799 голосов)

Храм Великомученицы Ирины в Покровском описание и фото — Россия — Москва: Москва.Подробная информация о аттракционе. Описание, фотографии и карта с указанием ближайших значимых объектов.

Фото и описание

У этой церкви в Покровском два названия: официально принятое и народное. Несмотря на то, что только один из ее приделов был освящен именем великомученицы Ирины, церковь вскоре стала называться Ирининской, и даже улица, на которой стоит храм, тоже называлась Ирининской. Вторая часовня была освящена в честь св.Екатерины, а главный престол — в честь Живоначальной Троицы, а свое официальное название церковь получила от названия главного престола.

Первая церковь, освященная во имя великомученицы Ирины, была построена в Покровском как придел при Никольском храме в 1635 году. В 1763 году сгорели Никольский и Ирининский приделы. Храмы начали восстанавливать, соблюдая прежний статус, но прихожане Ирининского храма просили построить отдельный храм.Разрешение было получено, и прихожане на средства построили деревянную церковь, освященную в 1776 году. Через пару десятков лет на ней построили каменный храм с главным престолом Живоначальной Троицы и приделами святых Ирины и Екатерины. место деревянной церкви. Этот храм тоже появился благодаря средствам и участию жертвователей. В 1890 году храм был перестроен.

Интерьер церкви сразу после постройки украшали настенные росписи, которые обновлялись на протяжении последующих столетий.Предположительно часть росписи могла быть выполнена известными русскими живописцами Виктором Васнецовым и Михаилом Нестеровым во второй половине XIX века.

С наступлением советской эпохи здание храма лишилось колокольни и куполов, фрески были оштукатурены, а колокола переплавлены для изготовления барельефов Ленинской библиотеки. В бывшей церкви располагались тир, завод, продовольственная база.

В 90-е годы храм был возвращен Русской Православной Церкви, в нем возобновились богослужения, началось его восстановление.В настоящее время при храме открыты воскресная школа для детей и курсы катехизиса для взрослых, а также Высшие православные курсы и лаборатория по производству благовоний и благовоний.

Рекомендуем также ознакомиться с описанием и фото Храм Трех Крестов — Финляндия: Иматра

Тема: Храм великомученицы Ирины в Покровском описание и фото — Россия — Москва: Москва .

Автор: Келли Костин

Олег С. Покровский, Национальный центр научных исследований CNRS

Резюме

Оценка многолетних речных выносных потоков углерода, питательных веществ и металлов с континента в Северный Ледовитый океан имеет решающее значение для ограничения течения состояние и прогнозирование будущих изменений речного экспорта, вызванных изменением климата.В течение 3 лет подряд (2012–2014 гг.) мы ежедневно и еженедельно измеряли концентрации C, N, P, всех основных и 45 микроэлементов (МЭ) в отфильтрованной (<0,45 мкм) речной воде на конечной станции Северной Двины, р. Крупнейшая европейская арктическая река, измеряемая с 1882 г. Выделялись 3 основные группы элементов по их сезонному поведению, демонстрирующие четкую связь между концентрацией и стоком. Растворенный неорганический углерод (DIC), основные анионы (Cl, SO 4 ), щелочные и щелочноземельные элементы (Li, Na, Mg, K, Ca, Rb, Sr, Ba) и оксианионы (B, Mo, Ge , As) и U демонстрировали минимальные концентрации во время весеннего паводка и осеннего паводка, достоверно ( p < 0.01) отрицательно коррелирует с расходом и концентрацией растворенного органического углерода (РОУ). Эти элементы отражали доминирующую литологию водосбора Северной Двины (карбонаты, гипс) и контролировались разбавлением подземного (базового) притока паводками. Содержание РОУ, малорастворимых микроэлементов (Al, Ti, Ga, Y, редкоземельных элементов, Zr, Nb, Hf, Th) и органически-связанных металлов (V, Cr, Co, Ni, Cu, Cd, Pb) ) имел максимум в пик весеннего половодья. Поступление этих элементов в реку происходило поверхностным стоком и было значительно ( p < 0.01) увеличивается с расходом воды. Наконец, N, P, Si, Mn и Fe происходят как из поверхностных, так и из подземных источников и подвергаются влиянию автохтонных биотических процессов в русле реки; они показали сильный зимний максимум и летний минимум.

Весеннее половодье (май и июнь) обеспечило 50 % общего потока воды и РОУ, V, Cr, Mn, Fe, Co, Ni, Cu, Zn, Cd, Sb, Pb и 60 % малорастворимого ТЭ (Al, Y, Nb, РЗЭ, Ti, Zr, Hf и Th). Биогенные элементы (K, Rb, Si, P, N) составляли около 40% годового выноса во время весеннего половодья, в то время как вынос растворимых подвижных элементов (DIC, Cl , SO 4 2 − , Li , B, Na, Mg, Ca, Sr, Mo и U) в основном происходили зимой (35–40%), и только 20–25% годового стока приходилось на весеннее половодье.

Средние за 3 года потоки выноса растворенных компонентов были на 30–50 % ниже, чем (Ti, Cr, Mn, Fe, Co, Ni, Cu, Zn, Cu, Cd и Pb), или сопоставимы с (±30 % для всех других элементов, включая DOC и для DIC) предыдущие оценки этой реки с 2007 по 2008 год и исторические данные основных компонентов с 1930 по 1950 год. В частности, не было тренда в среднемесячных сезонных и годовых концентрациях и выносных потоках DOC , DIC, SO 4 , Cl с начала химического анализа между 1929 и 1930 годами и в Ca, Mg, Si и Fe с 1950-х годов на протяжении всего исследования (2012–2014 годы).

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.