Пока я жива книга дженни даунхэм: Дженни Даунхэм, Пока я жива – читать онлайн полностью – ЛитРес

Содержание

Отзывы на книгу «Пока я жива»

Три часа ночи. Захлебываясь слезами, я закрываю ридер… Но через пару секунд вновь открываю и с какой-то яростью стираю книгу. «Вон, вон, вон!!!» — почему-то стучит у меня в голове. Мне не хочется, чтобы она была у меня, не хочется ничего вспоминать, не хочется думать ни о чем подобном. Но не получается. Мысли не уходят, даже когда высыхают слезы, и я решаю вылить все, что меня так растревожило, в рецензию. Я еще не знаю, что это будет. Возможно, много личного… Возможно, поток сознания. Так что, кто не готов залезать в мою своеобразную голову, может дальше не читать.

Может, будут небольшие спойлеры, но из аннотации и так все ясно.

Сначала меня раздражала главная героиня. Она отвратительно вела себя с отцом, который всего себя посвятил ей, она зачем-то слушала идиотку-подружку, которой на нее, казалось наплевать. Но потом я все больше и больше проникалась к ней симпатией. Она взрослела на глазах. Такое часто происходит с тяжело больными людьми. Меняется мироощущение,происходит резкая переоценка ценностей. И вовсе не обязательно для этого знать, что тебя скоро не станет. Страдания часто заставляют нас расти быстрее, чем надо.

Люди взрослеют по-разному: кто быстро, кто медленно, а кто — в момент. И живут все по-разному. Не то чтобы специально, а в силу обстоятельств. Чем эти обстоятельства сильнее, тем больше высота полета или глубина падения той или иной судьбы. Куда лететь — вверх или вниз — каждый решает сам. Но выбор есть всегда.

Поэтому меня и не удивляют памятки, которые она оставила близким людям… Так бы и поступил взрослый человек. Такой, как Тесса.
Список Тессы… Можно осуждать ее за то, что она «хотела всякую ерунду, не думала о близких» и т.д. Но все это неправильно. Жить так мало осталось именно ЕЙ, и ЕЙ решать, чего именно не хватило для ощущения полноты жизни. Это ее личный выбор.

Я хочу умереть по-своему. Это моя болезнь, моя смерть, мой выбор.

Она все хочет сделать по-своему, даже уйти. Только этого не удается никому и никогда. Просто потому что никто не хочет уходить. На самом деле не хочет, даже если и утверждает обратное.

Состояние полной свободы, когда нечего терять, можно делать все, что захочется. Прекрасно? Нет. А все дело в том, что это могут позволить себе только те люди, которым действительно нечего терять. Если есть хоть какая-то надежда, то все равно сработают тормоза.

Пока я жива, я хочу жить. Остальное не имеет смысла.

В каком-то смысле Тессе повезло… Не каждому человеку выпадает счастье и за долгую жизнь встретить Любовь, именно так, с большой буквы. Не Джейка, а Адама

Я мечтаю забраться внутрь него. Жить в нем. Быть им.

Такого Адама, который будет с тобой до последней минуты…. Такое бывает очень и очень редко.
Но книга понравилась мне даже не только и столько из-за самой истории… Может, у автора и много ляпов по поводу самой болезни, но она удивительно хорошо и точно прочувствовала состояние больного человека. Так, как это бывает на самом деле…

И вот, что еще важно — у Даунхэм нет дешевой спекуляции на неизлечимой болезни подростка. Во всяком случае, я этого не увидела. Зато есть большое желание помочь людям понять и Тессу, и миллионы других таких людей, которых часто осуждают. Говорят, что сытый голодного не разумеет.
И эта книга — прекрасное пособие для того, чтобы «уразуметь».

Пятнадцать, подняться с постели, спуститься в гостиную и чтобы все оказалось шуткой.
Двести девять, выйти замуж за Адама.
Триста, пойти на родительское собрание и услышать от учителя, что наш ребенок -гений. Вернее, все трое-Честер, Дейзи и Мерлин.
Пятьдесят один, два, три. Открыть глаза.

25 октября в РФ — премьера фильма «Сейчас самое время» по этому произведению. Смотреть?

«>

: Пока я жива :: авторские книжные рецензии :: Knigoobzor.ru

Для того, чтобы воспринять первый роман Дженни Даунхэм, не важен возраст, ведь здесь описаны чувства, которые понятны каждому человеку. Никому не хочется ни умирать, ни думать, что это последние дни. Всех страшит даже мысль о реальности смерти. Но, что если конец неминуемо приближается? Как, хотя бы на миг, отложить его наступление?

Что происходит с человеком пока он живой? Да что угодно, и некоторые события не запланируешь. Но когда человек узнает о том, что может очень скоро умереть, он начинает задумываться и о смысле жизни, и о том, что еще не успел сделать. Поэтому у героини романа Дженни Даунхэм Тессы Скотт появился список дел, который помогает ей держать связь с жизнью, чувствовать себя живой. И, может быть, список будет у каждого свой, где будут лично для него важные пункты, но лишь бы он был, чтобы суметь дополняя его, продолжать жить!

Книга начинается с мечты маленькой, больной 16-летней девушки. Она мечтает, а жизнь идет сквозь нее, она продолжается, с ежесубботними сосисками, с любимыми программами, с ежевичным вареньем. А за окном осень, как символ сна и спокойствия. Как много сил нужно, чтобы взорвать эту кажущуюся безмятежность, встрепенуться, и расправив крылья, оттолкнуться от земли, чтобы в последний раз взлететь. А потом… а потом можно и умирать. Тесса с помощью своей подруги составляет довольно таки смелый список дел. И хотя эти дела не у всех вызовут одобрение, вызывает восхищение сила воли девушки. Ведь каждый раз, когда она исполняет какое-либо желание из списка, она преодолевает себя, собирает уходящие силы в кулак и продолжает пробовать жизнь на вкус. Что-то нравится, а другое остается только как опыт или курьез. Но для нее в ее положении все очень серьезно и сложно. Близкие поддерживают ее во всем. Ведь это их последняя возможность сказать Тессе как они ее любят, как им уже не хватает ее.

Безгранично это чувство любви, когда умирает любимый, ребенок, супруг. Хочется, чтобы эти последние часы он был счастлив. Может быть, в будущем это успокоит боль утраты хотя бы чуть-чуть. Но и самому человеку хочется остаться памятью в жизни близких и родных. Хочется запомниться и сохраниться в сердцах каждого. И Тесса тоже останется в душе всех, кто прочитает эту книгу, удержится приятным уроком любви к жизни. Роман настолько эмоционально тонко написан, что читается на одном дыхании. А когда последняя строчка прочитана, в голове еще кипит какое-то время размышление и жгучая печаль.

Рецензент: olgakussmenko

https://venstom.ru хирургическая стоматология процесс удаления зуба мудрости.  

Другие интересные произведения:

Роман британской писательницы Дженни Даунхэм «Пока я жива»

1. Пока я жива Дженни Даунхем.

«Пока я жива, я хочу жить.
Остальное не имеет смысла.»

2. «Главная героиня – молодая девушка со «славным именем в три слога — Тесса Скотт» – так любил говорить ее отец.»

« Допустим, я умру. И ничего больше не
будет. Остальные будут жить, как жили, в
своем собственном мире — обниматься, гулять.
А я останусь в этой пустоте и буду беззвучно
стучаться в разделяющее нас стекло.. .»
«Главная героиня – молодая девушка со «славным именем в
три слога — Тесса Скотт» – так любил говорить ее отец.»

3. О чем мечтают обычные 16-летние девочки? О любви, о красивых вещах, о счастливом будущем. Тесса тоже об этом мечтает, но с отметкой «пока я жив

«Люди взрослеют по-разному: кто быстро, кто
медленно, а кто — в момент. И живут все поразному. Не то чтобы специально, а в силу
обстоятельств. Чем эти обстоятельства сильнее,
тем больше высота полета или глубина падения
той или иной судьбы. Куда лететь — вверх или
вниз — каждый решает сам. Но выбор есть
всегда.»
О чем мечтают обычные 16-летние девочки? О любви, о красивых
вещах, о счастливом будущем. Тесса тоже об этом мечтает, но с
отметкой «пока я жива». Девуша смертельно больна, но очень
хочет жить. Она составляет список и указывает в нем свои
желания, которые должна сделать прежде, чем умереть. В этом
списке вся ее жизнь.

4. Смелой и сильной Тессе удается сделать многое: встретить свою любовь, помирить родитлей, обрести славу, сделать счастливым младшего брата,

Смелой и сильной Тессе удается сделать многое: встретить свою
любовь, помирить родитлей, обрести славу, сделать счастливым
младшего брата, но один пункт так и остается невыполенным.
Выздоровление…
«Я хочу умереть по-своему. Это моя болезнь, моя
смерть, мой выбор. »
«Ты всегда так реагируешь, будто я все время веду
себя неправильно. Как будто я неправильно
умираю.»

5. А кто знает, как умирать правильно? Все ее безрассудные поступки — это не только желание попробовать запретное, но и просто безудержное жела

А кто знает, как умирать правильно? Все ее безрассудные
поступки — это не только желание попробовать запретное, но
и просто безудержное желание жить. Двигаться. Чтобы чтото происходило.
«Если я не буду слушать, то не узнаю,
что скажет врач, и тогда, может, это не
сбудется…»
«Пока я жива, я хочу жить. Остальное не
имеет смысла.»

6. После прочтения этой книги вы невольно взгляните на жизнь с иной стороны и, возможно, измените ее в лучшую сторону.

«Я дрожу. Медсестра приносит одеяло
и укутывает меня до подбородка.
Я вздрагиваю.
— Кто-то думает о тебе, — замечает мама. —
Поэтому ты и вздрагиваешь.
А я всегда считала, что это значит, будто
кто-то в другой жизни стоит на твоей
могиле.»
«Самолёты врезаются в дома. Трупы летят
по воздуху. Взрываются автобусы и поезда
метро. Сквозь плиты тротуара просачивается
радиация. Солнце превращается в крошечную
чёрную точку. Человечество вымирает,
тараканы правят миром.
Может случиться всё, что угодно.»

8. Спасибо за внимание.

«Пока я жива» Даунхэм Дженни — описание книги | Mainstream.Лучшее

Алматы

Алтайский край

Ангарск

Астрахань

Белгород

Благовещенск

Братск

Владимирская область

Волгоград

Воронеж

Екатеринбург

Забайкальский край

Ивановская область

Иркутск

Кабардино-Балкарская Республика

Калужская область

Кемерово

Киров

Краснодарский край

Красноярск

Красноярский край

Курск

Липецк

Москва

Московская область

Нижнеудинск

Нижний Новгород

Новосибирск

Нур-Султан

Омск

Оренбург

Орловская область

Пенза

Пермь

Приморский край

Республика Адыгея

Республика Башкортостан

Республика Крым

Республика Северная Осетия — Алания

Республика Татарстан

Республика Хакасия

Ростов-на-Дону

Рязань

Самара

Самарская область

Саратов

Саратовская область

Севастополь

Смоленск

Ставрополь

Ставропольский край

Тамбов

Томск

Тула

Тюменская область

Тюмень

Ульяновск

Усть‑Илимск

Ханты-Мансийский автономный округ

Челябинск

Челябинская область

Чита

Чувашская Республика

Ярославль

Пока я жива читать онлайн, Дженни Даунхэм

Автор Дженни Даунхэм

Дженни Даунхэм

Пока я жива

Луи и Арчи с любовью

Отзывы прессы

«В романах для подростков наркотики и случайный секс обычно не встречаются на первых двадцати страницах. Но от большинства книг для подростков нормальный взрослый человек не расплачется так, что последние главы расплываются перед глазами и их почти невозможно читать. Выдающийся первый роман Дженни Даунхэм сочетает в себе и то и другое».

Sunday Times

«Трогательный и смелый роман… напоминающий о том, что нужно ценить главное, ловить момент, быть смелее в желаниях и наслаждаться приключениями – даже если это всего-навсего поход в бассейн, чашка горячего шоколада или поездка по шоссе в дождь».

Guardian

«… печальная, но прекрасная книга… Роман о смерти, который славит жизнь».

Irish Times

«… невероятно жизнеутверждающий роман, который учит радоваться жизни».

Heat

«Роман Даунхем правдив и смел, а персонажи потрясающе правдоподобны».

Sunday Telegraph

«„Пока я жива“ – роман настолько искренний, грустный и реальный, что мне бы хотелось быть его автором».

Жаклин Уилсон

«Прекрасная лирическая книга, невероятно обостряющая восприятие и чувства. Для Даунхем нет запретных тем… Она повествует о жизни, которая сгорела так ярко, что у нас тоже возникает желание гореть, а не мерцать».

thebookbag. co. uk

«Исполненный гуманизма, роман заставляет глубоко сопереживать его героям. Вряд ли кто-то сможет удержаться от слез, читая эту книгу».

Daily Express

«Этому роману суждено вызвать слезы у сотен тысяч читателей, которые непременно посоветуют его всем своим друзьям».

Observer

«Игра слов и отсылки к поп-культуре делают книгу невероятно привлекательной для подростков. Прямой, искренний и очень свойский разговор о сексе, преступлении и смерти ведется на равных: это не поучение и не проповедь. Выдающийся дебют».

Writeaway. org

«На удивление жизнеутверждающая книга».

lovereading4kids. co. uk

«Роман-откровение… язвительный, смешной, не признающий никаких авторитетов… Трогательная и мудрая, прекрасно написанная книга, которая не выходит из головы… незабываемое произведение».

Seven Impossible Things Before Breakfast (blog)

«Великолепный рассказ о жизни подростков… наглядно демонстрирующий, что без любви жизнь теряет всякий смысл».

The Bookseller

«Трогательная, незабываемая история… о девушке, умирающей от лейкемии. Сюжет не из легких, но раскрыт он так оптимистично и вдумчиво, что читать роман – одно удовольствие».

. Publishing News

Один

Как бы я хотела, чтобы у меня был парень. Чтобы он висел в шкафу на вешалке, а я бы его доставала когда вздумается, и он смотрел бы на меня, как парни в фильмах, – так, словно я красавица. Тяжело дыша, он без лишних слов снимал бы кожаный пиджак и расстегивал джинсы. Под ними белые трусы; парень так красив, что у меня кружится голова. Потом он бы меня раздевал. Снимая с меня одежду, он шептал бы (слово в слово): «Тесса, я тебя люблю. Я без ума от тебя. Ты такая красивая».

Я сажусь на кровати и включаю ночник. Ручка есть, но нет бумаги, и я пишу прямо на стене: «Я хочу, чтобы на меня лег парень, хочу почувствовать тяжесть его тела». Потом ложусь и смотрю в небо. Оно странного цвета – угольно-красного, словно день истекает кровью.

Пахнет сосисками. По субботам всегда сосиски. А к ним пюре и капуста с луковой подливкой. Потом папа возьмет лотерейный билет, Кэл выберет числа, они с отцом усядутся перед телевизором с подносами на коленях и поужинают. Посмотрят «Икс-фактор» и «Кто хочет стать миллионером?». Потом Кэл сходит в ванную и ляжет спать, а папа перед сном будет допоздна курить и пить пиво.

Сегодня он уже заходил ко мне. Подошел к окну и раздернул занавески. «Смотри!» – сказал он, когда в комнату хлынул свет. Был день, и было небо, и в нем плыли верхушки деревьев. Его силуэт вырисовывался на фоне окна; папа стоял подбоченившись – этакий Могучий Рейнджер.

– Чем я могу тебе помочь, если ты все время молчишь? – проговорил он, подошел и присел на край кровати …

Читать онлайн «Пока я жива»

Дженни Даунхэм

Пока я жива

Луи и Арчи с любовью

Отзывы прессы

«В романах для подростков наркотики и случайный секс обычно не встречаются на первых двадцати страницах. Но от большинства книг для подростков нормальный взрослый человек не расплачется так, что последние главы расплываются перед глазами и их почти невозможно читать. Выдающийся первый роман Дженни Даунхэм сочетает в себе и то и другое».

Sunday Times

«Трогательный и смелый роман… напоминающий о том, что нужно ценить главное, ловить момент, быть смелее в желаниях и наслаждаться приключениями – даже если это всего-навсего поход в бассейн, чашка горячего шоколада или поездка по шоссе в дождь».

Guardian

«… печальная, но прекрасная книга… Роман о смерти, который славит жизнь».

Irish Times

«… невероятно жизнеутверждающий роман, который учит радоваться жизни».

Heat

«Роман Даунхем правдив и смел, а персонажи потрясающе правдоподобны».

Sunday Telegraph

«„Пока я жива“ – роман настолько искренний, грустный и реальный, что мне бы хотелось быть его автором».

Жаклин Уилсон

«Прекрасная лирическая книга, невероятно обостряющая восприятие и чувства. Для Даунхем нет запретных тем… Она повествует о жизни, которая сгорела так ярко, что у нас тоже возникает желание гореть, а не мерцать».

thebookbag.co.uk

«Исполненный гуманизма, роман заставляет глубоко сопереживать его героям. Вряд ли кто-то сможет удержаться от слез, читая эту книгу».

Daily Express

«Этому роману суждено вызвать слезы у сотен тысяч читателей, которые непременно посоветуют его всем своим друзьям».

Observer

«Игра слов и отсылки к поп-культуре делают книгу невероятно привлекательной для подростков. Прямой, искренний и очень свойский разговор о сексе, преступлении и смерти ведется на равных: это не поучение и не проповедь. Выдающийся дебют».

Writeaway.org

«На удивление жизнеутверждающая книга».

lovereading4kids.co.uk

«Роман-откровение… язвительный, смешной, не признающий никаких авторитетов… Трогательная и мудрая, прекрасно написанная книга, которая не выходит из головы… незабываемое произведение».

Seven Impossible Things Before Breakfast (blog)

«Великолепный рассказ о жизни подростков… наглядно демонстрирующий, что без любви жизнь теряет всякий смысл».

The Bookseller

«Трогательная, незабываемая история… о девушке, умирающей от лейкемии. Сюжет не из легких, но раскрыт он так оптимистично и вдумчиво, что читать роман – одно удовольствие».

Publishing News

Один

Как бы я хотела, чтобы у меня был парень. Чтобы он висел в шкафу на вешалке, а я бы его доставала когда вздумается, и он смотрел бы на меня, как парни в фильмах, – так, словно я красавица. Тяжело дыша, он без лишних слов снимал бы кожаный пиджак и расстегивал джинсы. Под ними белые трусы; парень так красив, что у меня кружится голова. Потом он бы меня раздевал. Снимая с меня одежду, он шептал бы (слово в слово): «Тесса, я тебя люблю. Я без ума от тебя. Ты такая красивая».

Я сажусь на кровати и включаю ночник. Ручка есть, но нет бумаги, и я пишу прямо на стене: «Я хочу, чтобы на меня лег парень, хочу почувствовать тяжесть его тела». Потом ложусь и смотрю в небо. Оно странного цвета – угольно-красного, словно день истекает кровью.

Пахнет сосисками. По субботам всегда сосиски. А к ним пюре и капуста с луковой подливкой. Потом папа возьмет лотерейный билет, Кэл выберет числа, они с отцом усядутся перед телевизором с подносами на коленях и поужинают. Посмотрят «Икс-фактор» и «Кто хочет стать миллионером?». Потом Кэл сходит в ванную и ляжет спать, а папа перед сном будет допоздна курить и пить пиво.

Сегодня он уже заходил ко мне. Подошел к окну и раздернул занавески. «Смотри!» – сказал он, когда в комнату хлынул свет. Был день, и было небо, и в нем плыли верхушки деревьев. Его силуэт вырисовывался на фоне окна; папа стоял подбоченившись – этакий Могучий Рейнджер.

– Чем я могу тебе помочь, если ты все время молчишь? – проговорил он, подошел и присел на край кровати. Я затаила дыхание. Если долго не дышать, в глазах начинает рябить. Папа погладил меня по голове, нежно массируя пальцами кожу.

– Дыши, Тесса, – прошептал он.

Вместо этого я схватила с тумбочки шапку и натянула на глаза. Тогда он ушел.

Сейчас он внизу, жарит сосиски. Я слышу, как шипит жир, как булькает в кастрюле подливка. Не знаю, действительно ли все это слышно сверху, но меня уже ничем не удивишь. Я слышу, как Кэл расстегивает куртку (он ходил в магазин за горчицей). Десять минут назад ему выдали фунт и велели не разговаривать с незнакомцами. Пока его не было, папа курил на заднем крыльце. Я слышала шорох листьев, падающих на траву у его ног. Наступает осень.

– Повесь куртку и сходи спроси, не нужно ли чего Тессе, – говорит папа. – У нас есть черника. Вдруг она захочет.

Кэл в кроссовках; когда он прыжками поднимается по лестнице и входит в мою комнату, в его подошвах хлюпает воздух. Я делаю вид, будто сплю, но Кэла это не смущает. Он наклоняется ко мне и шепчет:

– Даже если ты со мной никогда больше не будешь разговаривать, мне плевать.

Я открываю один глаз и вижу два его голубых глаза.

– Я так и знал, что ты притворяешься, – ухмыляется Кэл. – Папа спрашивает, не хочешь ли ты черники.

– Нет.

– Что ему сказать?

– Скажи, что я хочу слоненка.

Кэл смеется.

– Мне будет тебя не хватать, – признается он и уходит, оставив меня лежать на сквозняке с открытой дверью.

Два

Зои без стука заходит в комнату и плюхается ко мне на кровать. Она странно на меня смотрит – так, будто не ожидала здесь увидеть.

– Что поделываешь? – спрашивает она.

– А что?

– Ты больше не спускаешься вниз?

– Тебе что, звонил мой папа?

– У тебя что-то болит?

– Нет.

Она смеривает меня подозрительным взглядом, потом встает и снимает пальто. На ней короткое красное платье в тон сумочке, которую Зои бросила на пол.

– Ты куда-то собралась? – интересуюсь я. – У тебя свидание?

Она пожимает плечами, подходит к окну и выглядывает в сад. Водит пальцем по стеклу. Потом говорит:

– Может, тебе стоит поверить в Бога.

– С чего это?

– Как и всем нам. Всему человечеству.

– Едва ли. Похоже, Бог умер.

Она оборачивается и смотрит на меня. Лицо бледное, как зима. За ее плечом, мигая, по небу летит самолет.

– Что ты там написала на стене? – интересуется она.

Не знаю, зачем я дала ей это прочесть. Наверно, мне хочется, чтобы что-то случилось. Надпись сделана черными чернилами. Под взглядом Зои слова корчатся, как пауки. Зои перечитывает их несколько раз подряд. Терпеть не могу, когда она так жалостливо на меня смотрит.

– Да уж, это явно не Диснейленд, – тихонько произносит она.

– А я разве говорила, что хочу в Диснейленд?

– Мне так казалось.

– Ты ошибалась.

– Я думаю, твой папа ждет, что ты попросишь пони, а не парня.

Как здорово слышать наш смех. Смеяться больно, но мне все равно нравится. Обожаю хохотать над чем-то с Зои, потому что знаю: мы представляем себе одни и те же дурацкие картинки. Стоит ей сказать: «Тогда уж скорее подошла бы племенная ферма», – как мы обе заходимся в истерике от смеха.

– Ты плачешь? – спрашивает Зои.

Не знаю. Наверно. Я всхлипываю, как женщины в телевизоре, у которых погибла вся семья. Я подвываю, как зверь, отгрызающий себе лапу. Все наваливается как-то сразу: как будто пальцы мои – лишь кости, а кожа почти прозрачна. Я чувствую, как в левом легком размножаются клетки, наваливаются одна на другую, словно пепел, медленно заполняющий сосуд. Скоро я не смогу дышать.

– Бояться естественно, – говорит Зои.

– Нет.

– А вот и да. Что бы ты ни чувствовала – так и должно быть.

– Представь, что ты постоянно живешь в страхе.

– Запросто.

Но куда ей! Откуда ей знать, как это, если у нее впереди целая жизнь? Я снова прячусь под шапкой, всего на секунду, потому что мне будет не хватать дыхания. И болтовни. И рыб. Люблю рыб. Мне нравится, как они открывают и закрывают рот.

Туда, куда мне предстоит отправиться, ничего с собой не возьмешь.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11


Московская областная государственная научная библиотека им.Н.К.Крупской

  • Воспитанники СРЦ «На…

    90 лет назад, 4 марта в городе воинской славы Феодосии родился Витя Коробков, своим подвигом шагнувший в бессмертие. 15 марта, ровно 75 лет назад после жестоких пыток юный пионер-партизан был…

  • Место встречи — Ряза…

    Московская губернская универсальная библиотека приняла участие в межрегиональном круглом столе, который состоялся 1 марта в Рязанской областной универсальной научной библиотеке имени Горького. Целью встречи лидеров библиотечной отрасли стало обсуждение «Роли…

  • Имидж, бренд, репута…

    26 февраля специалисты Московской губернской универсальной библиотеки приняли участие в дискуссиях Межрегионального круглого стола, который прошел в Ярославской областной универсальной научной библиотеке им. Н. А. Некрасова. Главными вопросами обсуждения стали…

  • Этномотиватор

    27 февраля в Резервном центре Президентской библиотеки прошёл мастер-класс Владимира Вайнера в рамках программы «Этномотиватор». Организаторами мастер-класса выступили Московская губернская универсальная библиотека, Президентская библиотека и Ассамблея народов России. Мотивационная образовательная программа…

  • Методическая помощь

    Специалисты Московской губернской универсальной библиотеки провели серию методических онлайн-семинаров для коллег из донецких и луганских библиотек, а также студентов Дипломатической Академии МИД РФ. Методическая помощь библиотекам, работающим в экстремальных условиях на…

  • 13 марта в Центральн…

    13 марта состоится первое весеннее мероприятие из цикла «Встреча с писателем», который проводит Московская губернская универсальная библиотека. Гостем Центральной библиотеки Долгопрудного станет писатель, драматург, сценарист Алексей Слаповский. Общение начнется в…

  • Встреча с Александро…

    Цикл мероприятий «Встреча с писателем», который проводит Московская губернская универсальная библиотека, продолжился в Центральной библиотеке им. И. Ф. Горбунова в Ивантеевке. Александр Ливергант рассказал читателям и гостям вечера об особенностях…

  • «Тот самый Дениска»

    14 февраля Московская губернская универсальная библиотека провела мероприятие «Писатель в городе». Денис Драгунский посетил Клин и встретился с читателями Центральной районной библиотеки. «Писатель в городе» — расширенный формат встреч с ведущими…

  • В Губернской библиот…

    Первое в этом году совещание директоров библиотек Подмосковья, которые традиционно проводит Московская губернская универсальная библиотека, состоялось 11 февраля. Директор библиотеки Елена Романовна Замышляйченко приветствовала собравшихся и рассказала о приоритетных направлениях работы…

  • , прежде чем я умру (2015385751834): Даунхэм, Дженни: Книги

    Хотел бы я иметь парня. Я бы хотел, чтобы он жил в шкафу на вешалке. Когда бы я ни хотел, я мог вытащить его, и он смотрел на меня, как мальчики в фильмах, как будто я красивая. Он мало говорил, но тяжело дышал, снимая кожаную куртку и расстегивая джинсы. Он был бы в белых штанах и был бы таким великолепным, что я чуть не упал в обморок. Он снял бы и мою одежду. Он шептал: «Тесса, я люблю тебя. Я чертовски люблю тебя.Ты красивая »- именно эти слова — когда он меня раздевал.

    Я сажусь и включаю прикроватную лампу. Есть ручка, но нет бумаги, поэтому на стене позади меня я пишу, что хочу почувствовать вес мальчика, лежащего на мне. Затем я снова ложусь и смотрю на небо. Он стал забавного цвета — красным и угольным одновременно, как будто день истекает кровью.

    Я чувствую запах сосисок. В субботу вечером всегда сосиски. Будет пюре, капуста и луковый соус. У папы будет лотерейный билет, и Кэл выберет числа, и они сядут перед телевизором и будут есть ужин из подносов, стоящих у них на коленях.Они посмотрят «Фактор Икс», а затем — «Кто хочет стать миллионером?». После этого Кэл примет ванну и ляжет спать, а папа будет пить пиво и курить, пока не станет достаточно поздно, чтобы он заснул.

    Он приходил ко мне раньше. Он подошел к окну и открыл шторы. «Посмотрите на это!» — сказал он, когда комнату залил свет. Был день, вершины деревьев, небо. Он стоял силуэт напротив окна, положив руки на бедра. Он выглядел как могучий рейнджер.

    «Если вы не хотите об этом говорить, чем я могу вам помочь?» — сказал он, подошел и сел на край моей кровати.Я задержал дыхание. Если вы будете делать это достаточно долго, перед вашими глазами будут плясать белые огни. Он протянул руку и погладил мою голову, его пальцы нежно массировали мою кожу головы.

    — Дыши, Тесса, — прошептал он.

    Вместо этого я схватил шляпу с прикроватной тумбочки и натянул ее прямо на глаза. Тогда он ушел.

    Теперь он внизу жарит сосиски. Я слышу плевки жира, плеск подливки на сковороде. Не уверен, что смогу услышать это с самого верха, но меня больше ничего не удивляет.Я слышу, как Кэл расстегивает куртку, не покупая горчицу. Десять минут назад ему дали фунт и сказали: «Не разговаривай ни с кем странным». Пока его не было, папа стоял на задней ступеньке и курил сигарету. Я слышал шепот листьев, падающих на траву у его ног. Осеннее вторжение.

    «Повесьте пальто и посмотрите, не нужно ли что-нибудь Тесс», — говорит папа. «Ежевики много. Сделайте так, чтобы они казались интересными ».

    Кэл уже в кроссовках; Воздух в подошвах вздыхает, когда он прыгает по лестнице в дверь моей спальни.Я притворяюсь спящим, но это его не останавливает. Он наклоняется и шепчет: «Меня не волнует, даже если ты больше никогда не заговоришь со мной». Я открываю один глаз и нахожу два синих. «Знал, что ты притворяешься», — говорит он и мило улыбается. «Папа говорит, ты хочешь ежевики?»

    «Нет»

    «Что я ему скажу?»

    «Скажи ему, что я хочу слоненка».

    Он смеется. «Я буду скучать по тебе», — говорит он и оставляет меня с открытой дверью и сквозняком с лестницы.

    ——————————
    Зои даже не стучит, просто входит и плюхается на конец кровать. Она странно смотрит на меня, как будто не ожидала найти меня здесь.

    «Что ты делаешь?» — говорит она.

    «Почему?»

    «Ты больше не спускаешься вниз?»

    «Папа тебе звонил?»

    «Тебе больно?»

    «Нет»

    Она дает мне подозрительно смотрит, затем встает и снимает пальто. На ней очень короткое красное платье.Он совпадает с сумочкой, которую она бросила мне на пол.

    «Вы собираетесь гулять?» — спрашиваю я ее. «У тебя есть свидание?»

    Она пожимает плечами, подходит к окну и смотрит на сад. Она водит пальцем по стеклу, затем говорит: «Может, тебе стоит попробовать и поверить в Бога».

    «Должен ли я?»

    «Да, может нам всем стоит. Все человечество ».

    « Я так не думаю. Я думаю, он мог быть мертв ».

    Она оборачивается, чтобы посмотреть на меня. Лицо у нее бледное, как зима.За ее плечом в небе мигает самолет.

    Она говорит: «Что ты написал на стене?»

    Не знаю, почему я позволил ей это прочитать. Думаю, я хочу, чтобы что-то случилось. Написано черными чернилами. Когда Зои смотрит, все слова корчатся, как пауки. Она перечитывает это снова и снова. Ненавижу то, как она меня жалеет.

    Она говорит очень тихо. «Это не совсем Диснейленд, не так ли?»

    «Я сказал, что это так?»

    «Я подумал, что это была идея.

    «Не мое».

    «Я думаю, твой отец ждет, что ты попросишь пони, а не парня».

    Удивительно, как мы смеемся. Даже если это больно, мне это нравится. Смеяться с Зои — одно из моих любимых занятий, потому что я знаю, что у нас в голове одни и те же глупые картинки. Ей достаточно сказать: «Может быть, конезавод может быть ответом», и мы оба впадаем в истерику.

    Зои говорит: «Ты плачешь?»

    Не уверена. Я думаю, что я. Я похож на тех женщин по телевизору, когда вся их семья погибает.Я говорю, как животное, грызущее себе ногу. Все сразу хлынет — как будто мои пальцы превратились в кости, а кожа практически прозрачна. В моем левом легком я чувствую, как клетки размножаются, накапливаются, как пепел, медленно заполняющий вазу. Скоро я не смогу дышать.

    «Ничего страшного, — говорит Зои.

    «Это не так».

    «Конечно. Все, что ты чувствуешь, нормально.

    «Только представь, Зои — все время в ужасе».

    «Могу.’

    Но она не может. Как она может быть, когда у нее осталась вся жизнь? Я снова прячусь под шляпой, ненадолго, потому что мне будет не хватать дыхания. И разговариваю. И окна. Я буду скучать по торту. И рыбу. Я люблю рыбу. Мне нравится, когда их маленькие рты открываются, закрываются, открываются.

    И куда я иду, ты ничего с собой не возьмешь.

    Зои смотрит, как я вытираю глаза уголком пухового одеяла.

    «Сделай это со мной», — говорю я.

    Она выглядит пораженной. «Что делать?»

    «Это повсюду на листах бумаги.Я напишу это как следует, и ты заставишь меня это сделать ».

    « Заставить тебя сделать что? То, что ты написал на стене? »

    « Другие вещи тоже, но сначала мальчик. Ты много раз занималась сексом, Зои, а меня даже не целовали ».

    Я смотрю, как мои слова обрушиваются на нее. Они приземляются где-то очень глубоко.

    «Не много раз», — наконец говорит она.

    «Пожалуйста, Зои. Даже если я умоляю вас не делать этого, даже если я ужасен с вами, вы должны заставить меня сделать это. У меня есть целый длинный список того, чем я хочу заниматься.

    Когда она говорит: «Хорошо», это звучит легко, как будто я всего лишь просил ее почаще навещать меня.

    «Вы имеете в виду?»

    «Я сказал так, не так ли?»

    Интересно, знает ли она, для чего она себя позволяет.

    Прежде, чем я умру, Дженни Даунхэм: Резюме и отзывы

    Обзор BookBrowse

    BookBrowse

    В течение первых нескольких глав книги Before I Die взрослые читатели, вероятно, будут спрашивать себя, действительно ли эта книга для них.В конце концов, разве мы уже не справились с подростковой тревогой и действительно ли мы хотим испытать ее с точки зрения проницательного, остроумного, но не всегда симпатичного умирающего подростка? Многие из тех, кто придерживается иногда несвязанных начальных глав (разрозненных, потому что автор передает подростковый голос), чтобы добраться до самой сути романа, ответят решительным да, и все, кроме самых закоренелых циников, потянутся за салфетками. к заключительным главам … продолжение

    Полный обзор (672 слова).

    Этот обзор доступен для лиц, не являющихся членами в течение ограниченного времени. Для полного доступа, станьте участником сегодня.

    (отредактировано группой проверки BookBrowse).

    Обзоры СМИ

    Entertainment Weekly В яркой прозе, которая звучит полностью правдиво, Даунхэм зарабатывает каждую слезу, которую выжимает у своих читателей.Надеюсь, их будет много — много читателей и, конечно, много слез. A-

    New York Times — Джон Бернхэм Шварц

    Это может звучать слишком удручающе для слов, но это лишь одно из свидетельств вдохновенной оригинальности Before I Die : читатель может закончить свои последние страницы, чувствуя себя захватывающе живым … Мне все равно, сколько вам лет. Эта книга не оставит вас.

    Readingrants.com

    Мои друзья-подростки, я никогда не думал, что найду книгу, которая выбьет мою любимую и часто читаемую копию вызывающей рыдания книги Нормы Кляйн Sunshine из самого слезливого места в моем сердце.Но Before I Die сделал это. Как и Sunshine , он не сочный, банальный или сахаристый. Это просто очень ясное, реалистичное изображение того, что значит умереть молодым и каково это — умереть от этой конкретной болезни. Даунхэм не наносит ударов, она берет тебя с Тессой до самого конца, финал, который вы не забудете ни сейчас, ни когда-либо. Что касается коробки с салфетками, вам понадобится запас бумажных салфеток, чтобы закончить эту. Но поверьте, я не плачу, когда говорю, что это одна из лучших книг 2007 года!

    Букдивас.com

    Before I Die — блестяще созданный роман, душераздирающий, но удивительно жизнеутверждающий. Это приведет вас к самому краю.

    ShelfAwareness — Дженнифер М. Браун

    Читатели с самого начала знают концовку романа. Что делает это путешествие стоящим, так это то, как Тесса проверяет пункты своего списка; она живет каждым мгновением в полной мере и вдохновляет всех вокруг нее, в том числе читателей, делать то же самое.

    Гардиан (Великобритания)

    Непереносимость грядущего высвечивает тонкую правду, которую Даунхэм хорошо уловил. Что в жизни, несмотря на все предупреждения, никто до конца не верит в финал, которому суждено довести до слез сотни тысяч читателей и незамедлительно заставить всех их друзей прочитать его.

    The Sunday Times (Великобритания)

    Откровенно говоря о подростковой жизни, Прежде, чем я умру, будет самым обсуждаемым романом года.

    Publishers Weekly

    Помеченный обзор. Красноречивый умирающий подросток может показаться основным элементом романа YA, но этот британский дебют полностью ломает стереотипы. Даунхэм ничего не скрывает в своей мучительной и исключительно яркой истории.

    Kirkus Обзоры

    Помеченный обзор. Ясный язык делает болезненное путешествие терпимым, красивым и трансцендентным.

    Обзоры читателей

    Кэтрин Коди-Ли
    Прежде, чем я умру
    Мне 18 лет, и я подумал, что у меня будет другой аспект чтения, потом я увидел эту книгу и подумал, что попробую ее прочитать. Я потерял близкого человека, поэтому, когда я начал читать эту книгу, я плакал по уважительной причине, я так рад, что … Подробнее Ханна
    Woow
    Это была лучшая книга на свете.Мне было всего 12 лет, но это неважно. Мне очень понравилась книга в этом стиле. С этой книгой я понял, что жизнь драгоценна и у нас есть только одна. Итак, когда вы здоровы, это было самым важным, чтобы … Подробнее Челби
    Реальность
    Дарлин Я уважаю вашу точку зрения, НО она наивна и скрытна (не пишу это, чтобы оскорбить). Сегодняшние подростки с самого раннего возраста окружены сексуальными намеками и посланиями, куда бы они ни обращались, одобряет они или нет.Быть … Подробнее Стефани
    Эта книга прекрасна
    Я не могу согласиться с Дарлин в том, что ее подталкивают к более молодому возрасту, я имею в виду, что история в любом случае написана с точки зрения шестнадцатилетнего ребенка, и я сомневаюсь, что мы увидим семилетний старики пытаются попасть в историю. Все … Подробнее

    Напишите свой отзыв!

    , прежде чем я умру, Дженни Даунхэм — Книги янтаря

    Прежде, чем я умру, Дженни Даунхэм
    Дата выпуска: 5 июля 2007 г.
    Издатель: Дэвид Фиклинг
    Рейтинг: 3 из 5
    Рекомендуемый? Да… возможно,
    Купить книгу: Amazon US

    Тессе осталось жить всего несколько месяцев.Борясь с визитами в больницу, бесконечными тестами, лекарствами с мучительными побочными эффектами, Тесса составляет список. Это ее список дел, которые нужно сделать, прежде чем я умру. И номер один — секс. Освобожденная от ограничений «нормальной» жизни, Тесса пробует новые впечатления, чтобы почувствовать себя живой, в то время как ее слабое тело изо всех сил пытается не отставать. Чувства Тессы, ее отношения с отцом и братом, ее отчужденной матерью, ее лучшим другом и ее новым парнем — все это болезненно кристаллизовалось в драгоценные недели до того, как время Тессы наконец закончится.- Страница Goodreads

    Борется… Борется…

    Я действительно с нетерпением ждал возможности прочитать эту книгу, услышав, что она вызывает слезы, но … не уверена, что она мне понравилась. Мне нравятся произведения Дженни Даунхэм (другая ее книга, You Against Me , просто фантастика), но по какой-то причине мне просто не понравилась эта книга.

    Честно говоря, не желая показаться, что мне плевать, я думаю, что это главный герой меня оттолкнул. Я понимаю, что то, что она пережила, должно быть, было ужасным — я знаю, что у моей бабушки был рак, — но мне не нравилось, как она с этим справлялась.Мне не нравился ее список, мне не нравилось, как она обращалась со своими родителями (в основном со своим отцом), и мне не нравилось, как она относилась к Адаму. Опять же, я знаю, что она умирала, но все же. Я не могу честно сказать, как бы я отреагировал, если бы оказался в ее ситуации, но я не могу представить себя так, как она.

    Помимо Тессы, история была интересной. Я все время представлял себе девушку из My Sister’s Keeper (киноверсия) и видел связи между ними. Это действительно расстроило меня только потому, что никто не заслуживает страданий или такой смерти, и я действительно плакал, когда читал письмо Тессы ее отцу.

    Я рекомендую эту книгу, потому что многим она понравилась, и она дает прекрасное представление о том, каково это для человека, живущего с раком. И каково знать, что ты долго не проживешь. Но не могу сказать, что это чтение было для меня слишком приятным.

    , прежде чем я умру, Дженни Даунхэм

    Издатель : Дэвид Фиклинг Букс

    Формат : Мягкая обложка

    Опубликован : Первая публикация: 2007

    Это издание: 2010

    Количество страниц: 340

    Книга : Куплено

    Genre

    901 True to Life Художественная литература, романтика, YA-Adult Crossover, YA

    Предупреждение: Содержит сцены сексуального характера, употребление наркотиков и небольшое преступление

    Я рекомендую его для 14+ читателей

    «Это действительно будет случаться.Они сказали, что будет, но это быстрее, чем кто-либо думал ».

    Шестнадцатилетняя Тесса умирает. И она составила список из десяти вещей, которые она хочет сделать в оставшееся время.

    Но получить желаемое непросто. И получение того, чего вы хотите, не всегда дает вам то, что вам нужно. А иногда самое главное становится самым неожиданным.

    Воодушевляющий, жизнеутверждающий, радостный — этот необыкновенный роман воспевает, что значит быть живым, сталкиваясь с тем, что на самом деле означает смерть.

    Отзыв:

    Before I Die рассказывает о Тессе Уокер, шестнадцатилетней девушке, умирающей от лейкемии. Она составила список — десять вещей, которые она хочет сделать перед смертью. И первое — это секс. Но она быстро понимает, что делать то, что из ее списка, будет нелегко, а также понимает, что все мелочи — это то, что важно. Обнимаешь своего лучшего друга, разговариваешь с братом, держишь отца за руку. Это то, что делает жизнь особенной, и вы понимаете, насколько они особенные, только тогда, когда знаете, что у вас их не будет надолго.

    Эта книга была потрясающей — невероятно потрясающей. Ни одна книга, которую я когда-либо читал, не повлияла на меня так сильно, как эта. Это было так красиво, ужасно, разрушительно. Эмоции были такими реальными, персонажи казались такими реальными, и все, через что Тесса проходила или о чем думала, казалось, будто это происходит со мной. Это вторая книга подряд, которая оставляет меня совершенно неуверенным в том, что делать, как жить после нее ( Delirium была первой, прочтите мой обзор: здесь). Before I Die оставил мне полный беспорядок; переполнен грустью, но в то же время ошеломлен красотой.

    Я не новичок в раке: мой дедушка умер от него, когда я был совсем молод. Но у меня также был друг, который умер от этого в возрасте одиннадцати лет, борясь с ним четыре или пять лет. Я помню, как шел на ее похороны, думал о том, какой храброй и удивительной она была, и задавался вопросом, что она чувствовала. Я решил, что это невозможно; Я никогда не умирал, поэтому не мог представить.

    Затем я прочитал Прежде чем я умру . Ничто не подготовило меня к таким эмоциям. Ближе к концу я едва могла видеть страницы сквозь слезы.Я понятия не имею, как Дженни Даунхэм удалось сделать свои произведения такими искренними и искренними. Все, что я знаю, это то, что эта книга — одна из моих самых любимых. Всегда.

    Тесса была потрясающей, и я действительно чувствовал, что я узнал ее как лучшую подругу, как будто я был с ней все время. Принимая ее прогноз, очевидно, что она в ярости. Она переполнена эмоциями, она полна тоски по жизни, которой, как она знает, у нее не может быть. Но даже несмотря на разочарование, у нее было чувство юмора — по общему признанию, это было довольно мрачно, но мне это нравилось, и она действительно заставляла меня смеяться.То, как она подходила ко всему, временами было забавным, но в то же время было ужасно, болезненно и так душераздирающе грустно. Я никогда не читал книгу, которая вызывала бы у меня такую ​​путаницу эмоций, и мне нравилось, что это письмо означало, что я могу улыбаться сквозь слезы. Надежда, храбрость и жизнь Тессы были заразительны, и я обнаружил, что молюсь о чуде, всем сердцем надеясь, что все обернется для нее иначе. Я хотел, чтобы с ней все было хорошо, больше, чем когда-либо хотел что-либо в книге.

    Я должен упомянуть потрясающих второстепенных персонажей, в частности отца Тессы.Он отказался от всего, чтобы позаботиться о дочери, отчаянно ища лекарство от нее. В самом конце книги есть цитата Тессы, в которой она молча говорит своему отцу: «Папа … Ты часами сидел в больницах и ни разу, ни разу не жаловался. Ты расчесал мне волосы, как и положено маме. Ты бросил работу ради меня, друзей ради меня, четыре года своей жизни ради меня. Вы никогда не стонали. Почти никогда. Вы позволили мне получить Адама. Вы дали мне мой список. Я был возмутительным. Желая, желая так многого.И вы никогда не говорили: «Достаточно. Прекрати сейчас ». Если это не вызовет у тебя слезы и заставит полюбить ее отца, я не знаю, что будет. Это объясняет его лучше, чем я.

    Еще есть ее младший брат Кэл, который ведет себя храбро, но внутри явно страдает от потери старшей сестры. Между ними есть несколько действительно милых, трогательных и трогательных разговоров, и я часто в конечном итоге плакал во время них.

    Зои, лучшая подруга Тессы, тоже была потрясающей.Она действительно любила Тессу и была такой храброй во время всего этого. Именно ее помощь вычеркнула номер один из списка, и она продолжает помогать Тессе, даже после того, как у нее есть собственная небольшая драма (которую я предвидел).

    И, наконец, Адам. Номер восемь: любовь. И именно Адам помогает ей в этом. Их отношения были прекрасными, и Адам был в моих глазах почти героическим: он так сильно любит Тессу. (Я должен упомянуть, что между ними есть пара довольно интенсивных сексуальных упоминаний, которые не подходят для молодых подростков.) Но вы должны прочитать это, чтобы понять, почему он такой невероятный. Потому что он действительно есть — по крайней мере, с моей точки зрения.

    История Тессы заставила меня остановиться и задуматься обо всех мелочах. Да, это книга о смерти и умирании, но она показывает вам, насколько важна жизнь. Невероятно воодушевляющий, жизнеутверждающий роман, который заставил меня мчаться до конца, все время надеясь, что он будет отличаться от того, как я предполагал. Ее рассказ был по существу, но письмо было навязчиво красивым; такой могущественный и такой полный надежд.Я серьезно забеспокоюсь, если читатели Before I Die не заплачут в какой-то момент во время чтения книги.

    Неважно, сколько вам лет — четырнадцать, двадцать пять или сорок — эта книга и этот персонаж останутся с вами навсегда. Я все еще случайно плачу, когда вспоминаю определенную цитату, сцену или книгу в целом. Эта книга тронула меня больше, чем когда-либо прежде, и все это было ужасно реальным и потрясающе красивым. Если вы планируете читать эту книгу, убедитесь, что у вас есть коробка салфеток, потому что, поверьте мне, они вам, , понадобятся.

    звездная категория:
    5 из 5; Хотел бы я иметь более высокий рейтинг

    Прочтите эту книгу, если вам понравился:

    Ты против меня, Дженни Даунхэм

    Если я останусь, Гейл Форман

    До того, как я упаду, Лорен Оливер

    Проблемы, которые предстоит принять В:


    Прежде, чем я умру — Автор Дженни Даунхэм — Детские книги Random House

    Я хотел бы иметь парня. Я бы хотел, чтобы он жил в шкафу на вешалке.Когда бы я ни хотел, я мог вытащить его, и он смотрел на меня, как мальчики в фильмах, как будто я красивая. Он мало говорил, но тяжело дышал, снимая кожаную куртку и расстегивая джинсы. Он был бы в белых штанах и был бы таким великолепным, что я чуть не упал в обморок. Он снял бы и мою одежду. Он шептал: «Тесса, я люблю тебя. Я чертовски люблю тебя. Ты красивая »- именно эти слова — когда он меня раздевал.

    Я сажусь и включаю прикроватную лампу. Есть ручка, но нет бумаги, поэтому на стене позади меня я пишу, что хочу почувствовать вес мальчика, лежащего на мне.Затем я снова ложусь и смотрю на небо. Он стал забавного цвета — красным и угольным одновременно, как будто день истекает кровью.

    Я чувствую запах сосисок. В субботу вечером всегда сосиски. Будет пюре, капуста и луковый соус. У папы будет лотерейный билет, и Кэл выберет числа, и они сядут перед телевизором и будут есть ужин из подносов, стоящих у них на коленях. Они посмотрят «Фактор Икс», а затем — «Кто хочет стать миллионером?». После этого Кэл примет ванну и ляжет спать, а папа будет пить пиво и курить, пока не станет достаточно поздно, чтобы он заснул.

    Он приходил ко мне раньше. Он подошел к окну и открыл шторы. «Посмотрите на это!» — сказал он, когда комнату залил свет. Был день, вершины деревьев, небо. Он стоял силуэт напротив окна, положив руки на бедра. Он выглядел как могучий рейнджер.

    «Если вы не хотите об этом говорить, чем я могу вам помочь?» — сказал он, подошел и сел на край моей кровати. Я задержал дыхание. Если вы будете делать это достаточно долго, перед вашими глазами будут плясать белые огни.Он протянул руку и погладил мою голову, его пальцы нежно массировали мою кожу головы.

    — Дыши, Тесса, — прошептал он.

    Вместо этого я схватил шляпу с прикроватной тумбочки и натянул ее прямо на глаза. Тогда он ушел.

    Теперь он внизу жарит сосиски. Я слышу плевки жира, плеск подливки на сковороде. Не уверен, что смогу услышать это с самого верха, но меня больше ничего не удивляет. Я слышу, как Кэл расстегивает куртку, не покупая горчицу.Десять минут назад ему дали фунт и сказали: «Не разговаривай ни с кем странным». Пока его не было, папа стоял на задней ступеньке и курил сигарету. Я слышал шепот листьев, падающих на траву у его ног. Осеннее вторжение.

    «Повесьте пальто и посмотрите, не нужно ли что-нибудь Тесс», — говорит папа. «Ежевики много. Сделайте так, чтобы они казались интересными ».

    Кэл уже в кроссовках; Воздух в подошвах вздыхает, когда он прыгает по лестнице в дверь моей спальни. Я притворяюсь спящим, но это его не останавливает.Он наклоняется и шепчет: «Меня не волнует, даже если ты больше никогда не заговоришь со мной». Я открываю один глаз и нахожу два синих. «Знал, что ты притворяешься», — говорит он и мило улыбается. «Папа говорит, хочешь ежевику?»

    «№»

    «Что мне ему сказать?»

    «Скажи ему, что я хочу слоненка».

    Он смеется. «Я буду скучать по тебе», — говорит он и оставляет меня с открытой дверью и сквозняком с лестницы.

    ——————————
    Зои даже не стучит, просто входит и плюхается на конец кровать.Она странно смотрит на меня, как будто не ожидала найти меня здесь.

    «Что ты делаешь?» — говорит она.

    «Почему?»

    «Ты больше не спускаешься вниз?»

    «Папа тебе звонил?»

    «Вам больно?»

    «№»

    Она подозрительно смотрит на меня, затем встает и снимает пальто. На ней очень короткое красное платье. Он совпадает с сумочкой, которую она бросила мне на пол.

    «Вы собираетесь гулять?» — спрашиваю я ее. «У тебя есть свидание?»

    Она пожимает плечами, подходит к окну и смотрит на сад.Она водит пальцем по стеклу и говорит: «Может, тебе стоит попытаться поверить в Бога».

    «Должен ли я?»

    «Ага, может нам всем стоит. Весь род человеческий ».

    «Не думаю. Я думаю, он может быть мертв ».

    Она оборачивается, чтобы посмотреть на меня. Лицо у нее бледное, как зима. За ее плечом в небе мигает самолет.

    Она говорит: «Что ты написал на стене?»

    Не знаю, почему я позволил ей это прочитать. Думаю, я хочу, чтобы что-то случилось.Написано черными чернилами. Когда Зои смотрит, все слова корчатся, как пауки. Она перечитывает это снова и снова. Ненавижу то, как она меня жалеет.

    Она говорит очень тихо. «Это не совсем Диснейленд, не так ли?»

    «Я сказал, что это было?»

    «Я думал, что это была идея».

    «Не мое».

    «Я думаю, твой отец ждет, что ты попросишь пони, а не парня».

    Это потрясающе, как мы смеемся. Даже если это больно, мне это нравится. Смеяться с Зои — одно из моих любимых занятий, потому что я знаю, что у нас в голове одни и те же глупые картинки.Ей достаточно сказать: «Может быть, конезавод может быть ответом», и мы оба впадаем в истерику.

    Зои говорит: «Ты плачешь?»

    Я не уверен. Я думаю, что я. Я похож на тех женщин по телевизору, когда вся их семья погибает. Я говорю, как животное, грызущее себе ногу. Все сразу хлынет — как будто мои пальцы превратились в кости, а кожа практически прозрачна. В моем левом легком я чувствую, как клетки размножаются, накапливаются, как пепел, медленно заполняющий вазу.Скоро я не смогу дышать.

    «Ничего страшного, если ты боишься», — говорит Зои.

    «Это не так».

    «Конечно. Все, что вы чувствуете, нормально ».

    «Только представь, Зои — все время в ужасе».

    «Я могу».

    Но она не может. Как она может быть, когда у нее осталась вся жизнь? Я снова прячусь под шляпой, ненадолго, потому что мне будет не хватать дыхания. И разговариваю. И окна. Я буду скучать по торту. И рыбу. Я люблю рыбу. Мне нравится, когда их маленькие рты открываются, закрываются, открываются.

    И куда я иду, ты ничего с собой не возьмешь.

    Зои смотрит, как я вытираю глаза уголком пухового одеяла.

    «Сделай это со мной», — говорю я.

    Она выглядит пораженной. «Что делать?»

    «Это повсюду на листах бумаги. Я напишу как следует, и ты заставишь меня это сделать ».

    «Что заставлять? То, что ты написал на стене? »

    «И другие вещи, но сначала мальчики. Ты много раз занималась сексом, Зои, а меня даже не целовали.’

    Я смотрю, как мои слова обрушиваются на нее. Они приземляются где-то очень глубоко.

    «Не много раз», — наконец говорит она.

    «Пожалуйста, Зои. Даже если я умоляю вас не делать этого, даже если я ужасен с вами, вы должны заставить меня сделать это. У меня есть целый длинный список того, чем я хочу заниматься ».

    Когда она говорит: «Хорошо», это звучит легко, как будто я всего лишь просил ее почаще навещать меня.

    «Вы серьезно?»

    «Я так сказал, не так ли?»

    Интересно, знает ли она, для чего она позволяет себе.

    Прежде, чем я умру, Дженни Даунхэм // Немного переоценка

    Before I Die, , Дженни Даунхэм
    Публикация: , 26 мая 2009 г., Ember
    Жанр: Художественная литература для молодежи, Современная, романтическая
    Страниц: 327
    Формат: Мягкая обложка
    Источник: Куплено
    Рейтинг:
    Тессе осталось жить всего несколько месяцев. Борясь с визитами в больницу, бесконечными тестами и лекарствами с мучительными побочными эффектами, Тесса составляет список.Это ее список дел, которые нужно сделать, прежде чем я умру. И номер один — секс.

    Освободившись от ограничений «нормальной» жизни, Тесса пробует новые впечатления, чтобы почувствовать себя живой, в то время как ее слабое тело изо всех сил пытается не отставать. Чувства Тессы, ее отношения с отцом и братом, ее отчужденной матерью, ее лучшим другом и ее новым парнем болезненно кристаллизовались в драгоценные недели до того, как закончится время Тессы.


    Мои мысли:

    Before I Die был своего рода обломом.Я ждал ЛЕТ , чтобы забрать эту книгу, главным образом потому, что я был ленив и собирался читать мои копии для продвинутых читателей, а не книги, которые я действительно купил и с нетерпением жду чтения. Возможно, моему четырнадцатилетнему / пятнадцатилетнему «я» понравилась бы эта книга, но я могу с уверенностью сказать, что мне восемнадцатилетний я не был поклонником этой скучной истории с серьезной нехваткой глубины.

    Я прочитал эту книгу в конце прошлого года, и я с трудом могу вспомнить, о чем она была, но давайте просто скажем, что сюжет не многообещающий, и он может понравиться только некоторым подросткам, одержимым идеей отчаяния найти любовь. В отличие от других историй с персонажами, которые болеют, которые, как правило, предлагают читателям некоторый опыт обучения и действительно красивую историю, Before I Die не впечатлили. Я обнаружил, что действительно презираю нашу главную героиню, Тессу, которая, очевидно, находится в состоянии депрессии и изоляции, поскольку понимает, что у нее мало времени на жизнь.

    Не поймите меня неправильно: Я не ненавидел читать эту историю. Я прошел через это без DNF, однако он не был многообещающим и действительно запоминающимся.Вам определенно может быть лучше почитать другие современные романы с менее назойливыми главными героями.

    Идите и возьмите другую книгу, но знайте, что Before I Die — это не впечатляющая книга, о которой можно легко забыть. Если вам отчаянно нужна современная романтическая история, вы можете взять ее в руки, а в противном случае просто пройдите мимо нее в своем книжном магазине.

    Посещение Дженни Эрпенбек — обзор | Художественная литература

    В худшем случае британская литературная сцена ведет себя как сообщество ботаников-узников, которые воображают себя космополитами, беспокоясь о том, могут ли быть какие-то еще великие романы теперь, когда Эмис прошел, а Апдайк умер.Продолжающаяся история литературы на иностранных языках почти не замечается, это фоновый пиксель на чрезвычайно важном экране англоязычного интерфейса.

    Британское инди-издательство Портобелло выпустило все три романа Дженни Эрпенбек, немки, удостоенной нескольких призов, которая является одним из лучших и самых интересных авторов из ныне живущих. На нашем острове она просто еще один малоизвестный чужеземец, чьи работы почти не вызывают отзывов и уж тем более фанфар в СМИ. Этой осенью экстравагантно разрекламированный американский роман, в котором исчерпывающе подробно исследуется, как средний класс в настоящее время думает о себе, будет куплен огромным количеством британцев, которые будут стремиться понять все местные нюансы.Но Эрпенбек? Восточная Германия? Какая разница? Как бы мне хотелось, чтобы Visitation мог все это изменить. Как я надеюсь, что удастся найти место, чтобы отметить сверхъестественные дары этого автора.

    Репутация Эрпенбек была обеспечена ее дебютом 1999 года, Старое дитя , одним из лучших первых когда-либо написанных романов. Затем последовал The Book Of Words , сюрреалистичный и сказочный, но не менее мощный. Каждая из этих карманных новелл была о молодой девушке, но также функционировала как загадочная аллегория страны с темными секретами.В Visitation аллегория смягчена, история вторгается более явно, а повествовательное полотно больше. Количество страниц может быть скромным, но достижения и резонанс огромны.

    Visitation Центральным персонажем является место. В большом доме и на его территории, у озера в Бранденбурге, череда жителей смещает друг друга, унесенные политическими бедствиями Европы 20-го века. Еврейская семья, владеющая недвижимостью в 1930-х годах, вынуждена продавать ее, пока ждут визы из Третьего рейха.Архитектор ремонтирует дом; в конце Второй мировой войны реквизирован российской армией; затем, при ГДР, архитектор вынужден бежать из-за того, что вел нелегальный бизнес с Западом. Это место возвращают изгнанники из Сибири, а затем агенты по недвижимости перепродают.

    Обстановка поразительно похожа на вошедший в шорт-лист Букера Саймона Мавера The Glass Room , опубликованный только в прошлом году, хотя роман Эрпенбека появился в Германии в 2008 году. Обработка едва ли могла быть более иной, поскольку проза Эрпенбека избегала традиционной тактики. , аккуратно зашитые психологии и дружественные к фильму диалоги, которые характеризовали работу Мавера. Посещение чуждо в самом глубоком смысле этого слова. Нам не показывают драматических встреч и напряженных разговоров между архитектором и евреями, которых он вытесняет; мы только видим, как он купается и вытирается одним из полотенец, которые все еще висят в купальне, «прежде чем его жена смогла бы вымыть их». Он поздравляет себя с тем, что дал евреям полную половину рыночной стоимости, установленную законом, и за то, что помог им избежать преследований. «Странные полотенца», — размышляет он.«Производители ткани, эти евреи. Махровая ткань. Товары высшего качества».

    Подобные цитаты, хотя и намекают на вызывающую беспокойство изящество прикосновений Эрпенбек, не отдают должного истинной тонкости ее вымысла. Литературные авторы обычно придают нежелательным персонажам видимость приличия, чтобы мы могли видеть сквозь них; Это не то, к чему стремится Эрпенбек. Она настолько глубоко погружает нас в мировоззрение каждого главного героя, что мы влюбляемся в них всех, беспокоимся о вещах, которые их волнуют, перестаем видеть то, что они игнорируют.Мы хотим, чтобы все они держались за свой дом.

    Единственный человек, известный всем владельцам и жильцам — и, следовательно, нить, связывающая повествование воедино, — это садовник. Периодически дается информация о его деятельности с подробным описанием его распорядка. Первые несколько раз повторяющаяся переборка полива, обрезки, компостирования и т. Д. Кажется ненужной, но по прошествии десятилетий, когда имущество разъедается из-за неправильного использования и разложения, терпеливые, прагматичные труды садовода неожиданно становятся трогательными.От него никогда не слышно ни слова, и Эрпенбек не допускает доступа к своему разуму, но в конечном итоге мы чувствуем огромное облегчение, когда он снова появляется, и глубокую печаль, когда эта все более хрупкая фигура делает все возможное, чтобы предотвратить постепенное скатывание своего Эдема к руинам.

    Действительно, та эмоциональная вовлеченность, которую Эрпенбек удалось добиться от нас, всего на 150 страницах, является лишь одним доказательством ее мастерства. В отличие от незаслуженной любви, которую так часто требуют раздуваемые романы, Visitation позволяет нам почувствовать, что мы знакомы с реальными людьми, пережили медленное развитие истории и безоговорочно связаны с местом, без приставания со стороны авторов или пафосной критики.

    Каким бы впечатляющим оно ни было, Visitation лишено драгоценного совершенства The Old Child . Его богато наполненное реалистичное повествование представляет собой серьезную проблему для автора, ранее считавшегося миниатюристом, и Эрпенбека соблазняют различные методы решения этой проблемы. Введение, описывающее доисторические силы, сформировавшие ландшафт, на котором будет стоять дом, может показаться некоторым претенциозным. Глава, посвященная первому арендатору и его четырем дочерям в Веймарский период, является отчасти басней, отчасти поэзией, отчасти базой данных суеверных обычаев, стилистически восходящей к Книге слов .Даже после того, как Эрпенбек усвоил отличительную форму книги, концепция поместья Бранденбург как рамка повествования не всегда соблюдается: в главе, посвященной судьбе Дорис, одной из ссыльных евреев, действие переносится на заброшенный дом. в Варшавском гетто. (Простительное развлечение. Этот 11-страничный эпизод, действие которого происходит в основном в темном чулане, является одним из самых сильных квинтэссенций Холокоста, с которыми я когда-либо сталкивался в художественной литературе: он заслуживает того, чтобы его повести в антологию как классический рассказ.)

    Переводчик Сьюзан Бернофски, которая отлично поработала над предыдущими книгами, вернулась за этой. Немецкий язык Эрпенбека поэтичен, почти колдован, в нем полностью используются слова-портфели и кубическая грамматика этого языка Рубика. Бернофски выбирает плавный стиль, который не будет казаться странным на английском, жертвуя некоторыми стихотворными каденциями Эрпенбека и создавая гибкое и доступное повествование.

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *