Подумать только веллер последняя передача: Подумать только… — Передачи — Эхо Москвы

Содержание

Михаил Веллер — Подумать только… — Эхо Москвы, 29.01.2017

М.Веллер― Итак, вечер добрый! Воскресенье. 17-05 с копейками. «Подумать только…». Воскресенье, все-таки ближе к вечеру, завтра рабочая неделя. Вообще, на самом деле передача должна быть веселой. В принципе, в воскресенье вечером передачи должны идти сплошь юмористические, иронические, духоподъемные, потому что, ну, что ж такое – легкая сосущая тоска, она образуется сама. Это, знаете ли, с первого класса. Завтра в школу, воскресенье, вечер – это уже не то удовольствие.

Так вот, разве что я могу предложить в качестве известного удовольствия. Прошло в прессе интересное, заслуживающее внимания сообщения, что РПЦ… Я люблю эти аббревиатуры, они просто замечательные. Встречаешь что-то в тексте – это тихий ужас! Ну, ВОВ – это мы уже привыкли. Иногда бывает нечто вообще невообразимое. Итак, РПЦ предложила включить в ежегодное торжественное, праздничное, скорбное, памятное 9 мая шествие «Бессмертный полк» не только поминание тех, кто пал на Великой Отечественной войне, но, в общем, были и другие герои, отдавшие жизнь за родину, скажем, в Первую мировую войну 1914-го, ну для России – тире— 1917-го годов. И в общем, была еще Отечественная война 1812 года, когда весь народ поднялся против супостата, захватчика, оккупанта и так далее.

И вот мне эта идея нравится до чрезвычайности. Я думаю, что во все времена, в общем-то, у всех народов отдавали люди жизнь за свободу и независимость своей родины, боролись с захватчиками. Такова история, такова участь человеческая, так мы устроены.

Так что ведь кроме этого, смотрите, вы, если не ошибаюсь – могу ошибиться, поправьте – где-то 1759-м, 1760-м году, я не помню, когда Россия участвовала в 7-летней войне вместе с Францией, — и на помощь пришли английские деньги, — против Пруссии, русская армия под командованием фельдмаршала Салтыкова, если опять не ошибаюсь, заняла восточную Пруссию. Население привели к присяге. Философ Кант Иммануил наш великий, один из четверки главных мировых мудрецов, он тоже принимал присягу российскому государству, императрице. А куда бы он, собственно, на фиг делся? Тоже вот можно помянуть.

М. Веллер: Если на один потраченный рубль не украдено два, то, в сущности, ты зря работал

Сражение под Полтавой. Битва под Полтавой – это битва историческая. Недаром Пушкин написал «Полтаву». Недаром Петр кубок поднимал за своих учителей. Ну, там Мазепа сбоку и так далее. Я думаю, что поближе к украинской границе, поближе к Полтаве надо поставить памятник и отмечать также тех, кто пал при Полтаве. И, в конце концов, а 612-й годы? Да, Минин и Пожарский. Но ведь были же и еще люди, были и погибшие.

Куликовская битва также. То есть да, эти самые талоны на приобретение автомобиля ветеранам Куликовский битвы бесплатно – была такая шутка в позднем Советском Союзе.

И, более того, с чего все началось, кто прибил щит на врата Царьграда — не того, который канал, а того, который Византия, Константинополь? Олег. Спрашивается, а как не помянуть Олега? А Ольгу? А Игоря? А Святослава, великого воителя? Таким образом, мне это шествие видится так. Потому что всегда стремятся бюрократические структуры подчинить себе любые перспективные начинания и как-то ими руководить, корректировать и расширять.

Я думаю, что во главе надо тащить памятник великому князю Владимиру Крестителю. То есть представьте себе такой кадр из боевика костюмного про строительство египетских пирамид. Вот ставим этот памятник на катки, его тащат, между прочим, священнослужители в торжественных одеяниях, в золоченых, в парчовых… впрягаются в лямки. Его тащат – князя Владимира – а уж за ним портрет Олега, щит там торжественно несут и так далее. Называется все, конечно, не «Бессмертный полк», а «Бессмертная дивизия». Можно было бы называть «Бессмертная армия», но в армии что-то такое уже не то угрожающее, не то излишне милитаристское.

То есть картина получается совершеннейшего, казалось бы, глумления. Если кто это вдруг за глумление понял, то я приношу все свои извинения, бью поклоны, говорю, нет-нет, я не это имел в виду. Я имел в виду, что может получиться, если дать дураку играть со спичками. Это ни в коем случае не про церковь. Это есть такая поговорка в разных странах, в том числе, русская народная. Вы знаете, может быть, все-таки ограничиться. Томское телевидение сделало когда-то хорошее, благое дело – и навалились! И хотят командовать.

От этих инициатив, от этой, я бы сказал, инновационной политики РПЦ совершенно естественным ходом можно переходить к главной новости прошедшей недели – передаче Исаакиевского собора. Указ который есть о выведении из государственного кошта в церковный. Что я вам скажу. Я в общем, согласен с некоторыми административными чинами, с некоторыми лицами церкви согласен. Потому что, в принципе, понятно же, дело обстоит как. Президент решил этот вопрос с патриархом. То есть такие вещи могут решаться только на уровне Путина и Кирилла. Если этот вопрос уже решен, то возражать в общем и целом бессмысленно, бестактно и неуместно. Вот как-то так.

Ну, что Полтавченко? Полтавченко губернатор, он, разумеется, выполняет спущенные распоряжения сверху вниз, понимаете, тем более, что не привыкать. Меня что удивляет, вот, когда они наименовали мост Ахмата Кадырова, там были определенные подвижки, рядом там попытались поставить памятник, нарисовать граффити полковнику Буданову, какие-то экстремисты буквально спустили полотнище с этой цитатой: «Убивайте русских как можно больше», якобы приписывая ее Ахмат-Хаджи Кадырову того периода, когда он еще не был союзником России, Российской Федерации, а состоял в вооруженной оппозиции. Потом он изменил, как известно, свою позицию, был верным другом, строителем новой Чечни. Короче, был шум.

А вот, кода уродовали Летний сад — хоть был один звук! Причем, что они делают при помощи Летнего сада? Что делает власть при помощи чего угодно? Это, как рядовой Иванов, глядя на кирпич: «Все равно воруют». Нигде в мире ни в одном парке, ни в одном саду не доводилось мне видеть, чтобы ты сквозь прекрасные и знаменитые ворота, в знаменитые прекрасные узорные кованные чугунные решетки входил в сад и видел настолько кретинских стоек, таких железных, никелированных, на блинчик-основаниях; между ними натянутую резиновую ленту – ну, вроде как в кассы, чтобы направлять потоки, – и две вертушки: слева – проходить по одному туда, справа – возвращаться по одному обратно. Сбоку – будка. В будке – люди, с почтенной внешностью пенсионера. Одеты, однако, в пятнистые комбезы, а на спине у них написано «Секьюрити». Зачем они стоят? Кого они собираются задерживать? Что они там делают? Они там служат оправданием деньгам, которые списываются на секьюрити, и, как принято у нас, если на один потраченный рубль не украдено два, то, в сущности, ты зря работал. Протестов не было.

А вот уже, когда стали строить «Охта-центр», протест был, и, слава богу на Охте эту кукурузину 400-метровую не построили. Я думаю, что Алексей Миллер – человек упорный. Упорство – это качество хорошее у топ-менеджера. Так что теперь они будут в Лахте, по-моему, у побережья строить кукурузину, но уже, по-моему, не 400 метров, а под 500. Это тогда, когда «Газпром» заявляет, что он убыльный. Что его убыль заранее запланирована, что он будет сводить сальдо с бульдой при помощи заимствований, влезая в кредиты, при этом он будет строить этот небоскреб. Как он без него живет? Вот как? Я не понимаю, как он живет без небоскреба. Может быть, они хотят все вместе влезть на верхний этаж и прыгнуть вниз? Я не знаю. Так их можно уже поднять на самолете. Если вдруг такое ужасное желание, мы боремся с суицидами, но иногда, бог его знает… вот у голландцев свой опыт эвтаназии, понимаете, по крайней мере, безболезненно.

Нет, мысли приходят ужасные. Я категорически против таких мыслей. Зачем им эта кукурузина?! Причем, как вы понимаете, на 2 миллиарда построят – на 8 миллиардов украдут. Любуйтесь на эту самую «Зенит-футбол-арену»: крадут, крадут – и все не могут построить! Ну, что поделать, экономика такая.

М. Веллер: Когда Казанский сбор был музеем, он был более ухоженный, он лучше выглядел изнутри

Тут вроде сообщили вражеские всякие фальсификаторы статистики, что по уровню коррупции Россия на 131-м месте. А Украина тоже на 131-м месте. Ну, братски делят 131-2. Что говорит о том, что что бы ни говорили украинские националисты, отрицающие всякое родство русского и украинского народа, похоже, они неправы, похоже народы все-таки родственные. Поэтому оставим уж в покое изыскания филологов, историков, антропологов, кого угодно. Ну, вот как-то так…

Это, что касается «Газпрома», которые все-таки будет строить. Возвращаемся к протестам. Вы знаете, я только сегодня посмотрел этот ролик – он есть на сайте «Эха» — как вчера там, действительно, человек 20 (это был разрешенный митинг на Марсовом поле) и не менее никак 5-ти тысяч был так называемый неразрешенный. Если разрешили неразрешенный, значит, решили: Ну их на фиг, давайте спустим пар. Ну, пускай себе побазарят часок-другой. Но что это означает?

Я не знаю, как поступить правильно. С одной стороны, многие известные, знаменитые, как это сказать… основополагающие христианские храмы Европы принадлежат церкви. Но не все. Некоторые – государству. Некоторые сами по себе. Вот Кельнский собор. Он сам себе единица. Однако на него расходуются безумные деньги. То есть называются цифры до 10-ти… Ничего страшного – 10 миллионов евро в год, подумаешь. Чего это я сказал, что безумная?

Вот передать Исаакий. Почему такой шум? Потому что вдруг все против церкви? Я думаю, нет. Я думаю, это означает, что чаша терпения близка к тому, чтобы переполниться. Когда положение дел несправедливо, когда какая-то значительная социальная группа или целый ряд групп, составляющих большинство и подавляющее большинство населения какой-то структуры постоянно чувствует себя униженными и несправедливо униженными, то это социальное напряжение копится и может вспыхнуть от самой малой искры.

В принципе, это должны знать все социологи, социопсихологи, которые занимаются социальной психологией экстремальных ситуаций, восстаний и так далее.

Здесь дело не столько в Исаакиевском соборе. Если бы в 90-е это все было – о, что там кипело в 90-е годы! – там бы было бы не до того. Но сейчас, как отмечено давно и многими, политическая жизнь умертвлена, раздражение ищет выход. Это означает, что никогда не знаешь, с какой кочки все полетит по кочкам в клочья.

Вот поэтому, я думаю, прежде всего, такой шум из-за Исаакиевского собора – потому что, в принципе, мне кажется — это крамольный такой, как та обезьяна, которая посередине – принадлежит ли он городу, государству или принадлежит ли он церкви, большой, особой, кардинальной разницы для народа нет.

Когда я имел честь работать в Казанском соборе, по крыльям обеих колоннад шла длинная надпись золочеными буквами, такая славянская азбука: «Государственный музей истории религии и атеизма». Согласитесь, длинная вывеска. Экспозиционеры советские были когда-то замечательные. Зарплаты были небольшие, престиж был невысок. Но в свое дело, которое они любили, в котором они самоутверждались, они вкладывали всю душу. Я хочу сказать, что когда Казанский сбор был музеем, он был более ухоженный, он лучше выглядел изнутри, чем когда он действующий. Ну, знаете, это в первую очередь строился храм, а не музей. Чего уж там.

Но когда людям плюют на головы и говорят, что так и было – спросите, пожалуйста, у своего друга патриарха Кирилла, что означает выражение «божья роса» — была такая штука в «Красной Бурде», то это совершенно выводит из себя. То есть все оттоптались на несчастном Петре Толстом. Но надо же понять. Человек же в течение ряда лет был ведущим ток-шоу на «Первом канале». Ток-шоу эти были политические, общественно-политические, у них был очень высокий рейтинг. А там ведущий – это кто? Это хозяин и абсолютный разыгрывающий. Ему возражения, в общем, мало подразумеваются. Потому что с тех, кто возражает, убирают звук. Если запись, так всегда могут вырезать и так далее. А здесь – бряк! – и начинают всё! Это черт знает что.

Кроме того, стало быть, окружение все такое, совершенно естественно. То есть, действительно, замечательное заявление Володина, что за чертой оседлости жили каторжане. Это прекрасно! Это типа «и дрожал как банный лист», это типа «русские сидят в тени развесистой клюквы и пьют чай с кусками самовара», а «за чертой оседлости жили каторжане». Действительно, все были потенциальные каторжане иудейского вероисповедания, можно так сказать. Ну вот, да, вся атмосфера такая.

К этому нужно, с одной стороны, прибавить что? Что вопрос религии – вопрос крайне деликатный. И когда решается вопрос о том, быть ли православному храму в ведении государства или церкви – не только Восток дело тонкое, да и Россия, в конце концов, Восток – здесь, в принципе, ну, чисто в идеале было бы желательно, чтобы этот вопрос решали сами православные.

С другой стороны, такая точка зрения может быть справедливо названа националистической, а, собственно, почему? И тогда выдвигаются возражения. Вообще-то, вы знаете, ребята, Иисус явил себя среди народа израильского, выйдя из лона народа израильского, и крестил его еврей, и учение его понесли по миру 12 лиц еврейской национальности — апостолы. Так что, в сущности, что это значит, наше дело, не наше дело, кто это все придумал и так далее?

Но там, где есть больше одной национальности, всегда будет национальный вопрос, что бы, кто бы ни говорил. Скажем, после Второй мировой войны в Германии евреев объявили лучшими, идеальными, настолько пострадавшими людьми, что при этом слове полагалось умиляться, произносить все эпитеты в превосходной степени и давать благ столько, сколько можно. К чему эта политика перехлестывания привела, скажем, 60, 70… — сколько так лет прошло – спустя? К тому, что сегодня европейский антисемитизм имеет форму отказа государству Израиль в существовании и всяческой поддержки арабских террористов в том случае, если они хотят уничтожить Израиль. Во остальных случаях не поддерживаются. А то, что там террор в программе, черт, дьявол… Не-не-не, это не оккупировали! Что оккупировал, как оккупировал – это формулировка – после того, как были провозглашены в ООН два новых государства Израиль и Палестина, вспыхнули арабо-израильская война. Как же это она вспыхнула? Это все равно, что сказать: «22 июня вспыхнула война между Советским Союзом и Германией». С чего она вспыхнула? Гитлер напал. Вот там было примерно то же самое.

И вопрос антисемитизма – это очень тонкий вопрос, на котором кто только не сидел.

Когда вышла книги Александра Исаевича Солженицына «200 лет вместе», я, начав ее читать, спросил одного вполне интеллигентного знакомого доктора политико-социологических каких-то наук, политолога, зачем, собственно, Солженицын взялся писать эту книгу, которая, на мой взгляд, неинтересна абсолютно никому, ну, кроме разве что евреев-антисемитов. Он на меня посмотрел с улыбкой, как на чадо неразумное и сказал: «Милый мой, эти две категории населения составляют едва ли не всю читательскую аудиторию России.

Так вот, что касается антисемитизма. У нас осталось еще несколько минут до перерыва. Вот пара слов из одного труда. Не буду называть ни автора, ни книгу чисто принципиально.

М. Веллер: Когда людям плюют на головы и говорят, что так и было, то это совершенно выводит из себя

Евреи существуют благодаря антисемитизму – и до тех пор, до каких будет существовать антисемитизм (тогда, возможно, вечно).

Антисемитизм – создает фактор типа естественного отбора: чтобы выжить – ты должен постоянно противостоять этому социальному давлению. А оно обеспечивает еврея трудностями: угроза террора, постоянное ожидание любых неожиданных препятствий в связи с национальностью, возможность ежеминутного оскорбления и физического воздействия.

Еврей проводит всю жизнь в атмосфере психологического и социального давления, которое необходимо преодолевать. Его подсознание воспринимает неравенство, несправедливость, в которых он существует, как естественные условия среды обитания. То есть: всегда надо быть настороже, всегда надо быть готовым решить неожиданные проблемы, всегда надо быть готовым сделать больше других, чтобы встать с ними вровень, всегда надо найти нестандартные пути и решения – потому что на стандартных путях тебя оттеснят и затенят в силу твоей национальности.

Действие рождает противодействие. Человек – наложение фенотипа на генотип – несколько эволюционирует в двух аспектах, по двум направлениям:

Во-первых, выживают и получают преимущество для продления рода, создания и обеспечения больших семей, люди более выносливые, живучие, гибкие, приспосабливающиеся, энергичные – а также умные, хитрые, изворотливые (и, увы, эгоистичные и подлые).

Во-вторых, постоянное давление способствует развитию энергии преодоления, развитию мощности центральной нервной системы, создающей как можно большее число информационных моделей и прогнозов – еврей вырастает и формируется более умным, понятливым, расчетливым, упорным, хитрым, работящим – нежели сформировался бы из ребенка взрослых человек без воздействия постоянного фактора антисемитизма.

Антисемитизм означает для еврея: справедливость не для тебя.

Причина антисемитизма глубинная и вечная – потребность группы иметь близкого внутренне-внешнего врага, наделяя его при этом всеми отрицательными чертами. Это – аспект самоструктуризации социума.

В детской группе всегда есть изгой. Жирный, или рыжий, или слабый, или богатый, или бедный, или приехавший из другого места. Его дразнят, бьют, отнимают игрушку или кусок, не принимают в игры или принимают на последние или отрицательные роли. Тем самым – группа утверждает свою внутреннюю норму, утверждает ценность этой нормы (все остальные члены группы одинаковы по каким-то параметрам). И – группа сплачивается в противопоставлении чужому, иному, отличающемуся, пораженному в правах. Это – естественная, инстинктивная социальная потребность.

Взрослая группа может болеть в футбол против другой группы болельщиков за другую команду. Крупнейшая группа – народ – составляет себе самовозвеличивающую историю, противопоставляя себя реальным (либо же вымышленным!) врагам.

Враг – это социальный и психологический архетип!!!

Индивидуальное сознание обычно не имеет потребности во враге – ибо личность соответствует единому и единичному, целостному биологическому существу, организму. Индивидуальный человек автоматически противопоставлен и отделен от любого другого человека. Даже любимые члены одной семьи едины не только в своих совпадениях, но и в своих противоречиях: все они – отдельные люди. Индивидуум не нуждается во враге, в чужом другом человеке, чтобы осознать свое единство (оно же в ином смысле одиночество) как цельной личности. Тут природа как биология уже позаботилась обо всем.

Социум же состоит из монад, автономных в своей индивидуальности. И однако социум имманентно стремится структуризировать себя из аморфной людской массы. То есть: социуму нужны единые для всех взгляды, единые симпатии и антипатии, единые оценки, единые объекты (информационные либо материальные) притяжения и отталкивания. Только тогда масса превращается в организованную систему, обладающую качествами, не равными арифметической сумме качеств единиц толпы.

Социуму на уровне народа – потребно единство: языка, территории, власти, религии, ментальности, культуры, истории. А также – единство на уровне: мы – и они. Свои и чужие. Наши и не наши. Такие, как мы – и не такие.

Враг внешний всегда есть в прямом либо латентном состоянии. Народы (страны, государства) «дружат» между собой до первого столкновения государственных и/или национальных интересов. Нейтральный или дружественный сосед превращается во врага мгновенно – в считаные дни после условного сигнала. Церковь, газеты, телевидение – любые СМИ быстро настраивают народ против любого внешнего соседа. Многие конфликты и войны прошлого и настоящего дают массу примеров.

С внутренним врагом сложнее.

Во-первых, внешний враг далек, абстрактен и иногда отсутствует в зоне враждебности вообще. А кого-то не любить, испытывать к кому-то неприязнь – социуму, группе, потребно в силу такого своего устройства.

Свой-чужой – это диалектическая пара. Одного нет без другого. Потребность во враге живет в социальном человеке, входит в структуру его сознания и подсознания.

Поэтому у любого народа есть анекдоты о малом народе – входящем в состав своей страны как часть ее либо иммигранты. О чукчах, поляках, шведах – у каждого свой объект юмора, свой иной народец, этническая группа. Эта группа отличается на самом деле – или же условно, как некий выдуманный трафарет. Малая группа внутри большой – отличается. Не важно чем. Это отличие может быть выдумано отчасти или вообще полностью.

А евреи веками действительно отличались. Религией, ритуальной одеждой, своими праздниками и традициями, языком или акцентом, внешностью. А также – поражением в правах, проживанием в своих гетто (кварталах), запретом для евреев на некоторые профессии – и вследствие этого сконцентрированность евреев на кратком перечне профессий разрешенных.

Того, что они – иные, было в принципе достаточно для назначения на роль внутреннего врага. Запрет на карьеры и землевладение, а также на цеховые профессии – собирал значительный процент умных энергичных людей в ростовщичество и торговлю, что увеличивало отделенность и неприязнь. Мало того, что иные – еще и богатые среди них, и очень богатые. Не сеют не пашут (а запрещено), чинов не имеют (а запрещено), молятся иному богу – а денег у них до хрена. Нищие не считаются – вонючие чесночные неряхи, противные, еще хуже богатых.

По нехитрому закону психологии отрицательные черты во враге складываются вместе: чесночные неопрятные богачи и ростовщики. Силы нет, закон защищает их мало – значит, хитрые, подлые и очень жадные, коли при таких качествах и ограничениях сумели разбогатеть, не горбатясь в тяжком физическом труде.

А если еврей еще смеет быть умным, честным и полезным стране – так эта сволочь просто маскируется. Если он умнее и полезнее меня – это просто оскорбительно и унижает мое нееврейское достоинство!

И вот уже все видные личности, которые сочтены патриотами из народной гущи вредными для страны, объявляются евреями! Ибо еврей – это просто собирательное название внутренних врагов, пьющих соки страны и кровь народа.

То есть. Евреи для антисемитизма необязательны.

Евреи – это бренд. Вывеска для внутренних врагов, расхитителей, узурпаторов, воров и казнокрадов, богачей и всех, кто высказывает вредное для народа (по мнение патриотов из гущи народа) мнение.

А также – все, кто слишком высоко высунулся, будь то в телевидении или культуре, науке или политике – коли эти люди не проповедуют открыто и последовательно исключительно патриотизм, народный по форме и православный по содержанию.

Поскольку евреями объявлены в ряде патриотических течений Ельцин и Лужков, Дзержинский и Сталин, Сахаров и Солженицын, несть числа – евреев просят не беспокоиться. Их может не остаться в России ни одного – но информационный каркас останется, а архетип врага требует наполнения конкретным содержанием.

Но еще долго христианство и ислам будут заботиться о высокой выживаемости евреев, повышенной энергетике, уме и предприимчивости. Хочешь жить – научишься добиваться своего не мытьем, так катаньем.

Парень Наверху позаботился об избранном народе своем – хотя не так, как думают раввины и нет, как считают антисемиты. А по своему: пусть живет в условиях, не позволяющих расслабиться и благодушествовать, пусть жесткий тренинг поддерживает его в форме.

Антисемитизм не мог бы существовать, если бы в нем не было потребности. Сейчас у нас перерыв на новости.

НОВОСТИ

М.Веллер― Другая площадка дискуссий на религиозные темы, которые шли всю неделю, это, скажем, некоторое разногласие между Рамзаном Кадыровым и министром образования нынешним насчет хиджабов для девочек в школах. На что, совершенно естественно, мнение министерства – что все-таки не надо, знаете ли, и мнение главы Чечни: «Мои девочки ходят в школу в хиджабах, они отличницы. Попробуйте заставить их снять».

М. Веллер: Там, где есть больше одной национальности, всегда будет национальный вопрос, что бы, кто бы ни говорил

Что здесь надобно понять, мне кажется. Когда, начиная с самого 92-го и чуть раньше, начали всячески восстанавливать, реконструировать, реставрировать и накачивать всем чем можно, давая права торговли безакцизным алкоголем, табаком, всем на свете, Русскую православную церковь, то одновременно, естественно, было провозглашено совершеннейшее равенство всех религий. То есть ислам имеет точно такое же право на подъем и на соблюдение всех своих обычаев, традиций, законов, как православие. Поскольку, у нас государство светское, от религии отделенное, и каждый имеет право.

Таким образом, если можно одному, то можно и другому. Если вам – Исаакиевский собор, то нам – ходить в школу в хиджабах. Всё, здесь никакая дискуссия невозможна. Равенство так равенство. Понять надо только следствие, что, разумеется, это не одежда сама по себе, надеть можно что угодно. Это именно тот случай, когда дресс-код, вот слово соответствует своему смыслу. Это означает, что человек, девочка в данном случае, подросток, девушка, которая ходит в школу, она растет, воспитывается, придерживается взглядов, находится в лоне другой религии, которой, однако около полутора тысяч лет, у которой свои традиции, свой уклад, своя ментальность, свое мировоззрение, свои привычки, свои взгляды на настоящее и будущее. И здесь ислам и православие во многом не совпадают, начиная от норм поведения.

Так что здесь, если вы будете соблюдать полностью — православие православным, ислам мусульманам, — разумеется, это продолжающийся раскол страны по религиозному признаку, религиозному принципу. И раньше или позже это, безусловно, расколется, потому что такие расколотые образования, где народы разных религий живут решительно по-своему, это всячески подчеркивая, такие государственные образования долго существовать не могут.

Вот Российская империя была весьма либеральным, однако, государством. И как только свергли царя, объявили республику, мгновенно все окраины, которые Россией за полвека с небольшим до этого были вытащены из феодализма, из темного средневековья – я имею в виду сейчас среднеазиатские окраины, — они мгновенно заявили о своей независимости. Закавказье… Где была бы чудесная Армения, если бы только благодаря России она не избежала турецкой резни? Армяне прекрасно знали, что с турками-то не уживешься. И, тем не менее, все поотделялись. И вот здесь, если что, вдруг чего – будьте уверены, что все разделся, потому что государство может выжить многонациональное, многотерриториальное в одном единственном случае: если в нем будет работать плавильный котел.

Если вы будете кивать на Америку, то в Америке сейчас с каждым годом опасность и возможность отделения Калифорнии, еще ряда мест настолько велики, что там крепко чешут репу. Так что или все будут по своим обычаям и скоро все развалится на куски, или не развалится на куски, и тогда все будут ограничены в своих религиозных, национальных и прочих традициях, а будут несколько более-менее все на один уклон. Говорите, что это лишение индивидуальности. Правильно, лишение. Пересмотрите, пожалуйста, «Андрея Рублева»: «Братцы, мы же свои, русские!» — «Я тебе покажу своего, сволочь владимирская!» Это все правильно, это все бывало. Историю свою нужно знать. Это вот насчет хиджаба.

Еще мне страшно понравилось заявление Мадлен Олбрайт. Вот, понимаете, все-таки старость не радость. Ну, конечно, мозги, конечно, окружение, конечно, что делать… Вот Трамп, он запретил кому там в каком случае на 90 суток, в каком на 120 мусульманам из 7 стран и прочее, а при этом христианам оттуда разрешил. Ну, почему же в самом деле? Вот ехали чудесно мусульмане откуда-то от берегов Ливии. По дороге оказалось, что судно перегружено, тонет. Что делать? Ну, посмотрели – кто, христиане? Выкинули христиан за борт. Приплыли в Италию и сказали: «А теперь, дорогие итальянские христиане, поите нас, кормите, селите, дайте покурить. И никто не сказал, что всех вот этих вот – в каменоломни на два года, за колючую проволоку, а потом – домой! Нет. Ну, как же? Они несчастные.

Так вот Мадлен Олбрайт сказала, что она в таком случае тоже хотела бы быть мусульманкой. Я боюсь, что мне не удастся побеседовать с этой достойной знаменитой женщиной и спросить, как она насчет того, чтобы носить хиджаб, чтобы носить закрытое темное одеяние до пола, чтобы вести такой образ жизни, как подобает мусульманской женщине, чтобы образованием себя не обременять (а то училась в жизни много чересчур), чтобы не высовывалась никуда, чтобы никакого избирательного права, и вообще, чтобы сидела и молчала, пока муж не велит говорить, а то ишь, мусульманская женщина. Но люди как-то не понимают, что дело же не во внешнем виде, дело не в религии. Дело во всем укладе жизни и мировоззрении, а это весьма серьезно.

Вопросы тут еще пишут раз за разом. Такие упорные писания. Ответа, безусловно, заслуживают. Все насчет того самого Ту-154, отчего он упал. И совершенно чудесный наш радиослушатель… Пишет Наталья, Москва: «Совсем недавно, в феврале 16 года «Эйрбас» 320214 — называется рейс, номер, компания — Рейс Амстердам – Берлин. Все это касается британской службы, потому что про кусок полета над британской территорией. Пилот перепутал уборку закрылков и шасси. Так что все-таки случаи такие бывают. К счастью пилот быстро заметил ошибку и исправил ее.

«И здесь же, поскольку, вы любитель армейских историй, то даже в оружейке сначала отстегивается магазин, потом передергивается затвор, потом делается контрольный выстрел, потом ставится туда… — и вот это бывает добрый вечер — в оружейке сначала передергивают, потом отстегивают магазин, забывая, что патрон дослан в патронник, потом делают выстрел и пуля свистит у уха дежурного.

Значит, сначала об оружейке. Любой нормальный сержант любому новобранцу, который вздумает направить ствол разобранного оружия, зияющий насквозь, на живого человека, влепит столько нарядов, сколько положено: сержант – два, старшина – пять нарядов. Горячий старшина может въехать в рыло. И никто не посмеет сказать, что он неправ, потому что в солдата вбивается в подсознание: никогда, ни в каком случае ты не смеешь направлять ствол на человека. Контрольный выстрел производится только в потолок. Это, кстати, об армии.

Что касается самолетов «Эйрбас-320», где тоже рукоятка, тумблер уборка закрылков в одном месте, а уборка шасси в другом, поэтому можно перепутать. Ребята, кому будет охота посмотреть, как выглядит это изнутри, там такие ровные ряды кнопочек, там так все компьютеризировано, что перепутать, там, однако, несравненно легче. Это не то, что у нас, где сравнительно грубые рычаги в разные стороны и кроме того, контроль блокировки шасси.

М. Веллер: Российская империя была весьма либеральным, однако, государством

Кроме того, чтобы было понятно, чтобы не верили всем этим глупостям. Шасси убирается, когда высота самолета 5-10 метров над взлетной полосой. Скорость отрыва 154-го 280 километров в час. На скорости 300 километров в час на высоте 5, 10, 15, максимум 15 метров входят – вот вы слышали этот стук, все, кто летал, — когда входит в гондолу тележка шасси и захлопываются створки. Если на скорости 300 и на высоте 5-10 метров вместо этого убрать закрылки, то самолет, несколько опустив нос – центровка 154-го, который загружал чего-то в Сочи, смещена к хвосту – опустив хвост, потеряв подъемную силу, уменьшив ее, на скорости 300 километров в час начнет опускаться с этих 10 метров и совершит посадка на грунт, на продолжение этой полосы или в ее конце. Посадка будет довольно жесткой, с ударом, но ничего с ним больше не случится. Дальше он не полетит.

То, что я говорю, я не сам придумал. Это то, что говорили серьезные, опытные летчики с огромным стажем, летчики отставные, летчики-испытатели, летчики инструкторы и так далее.

Кроме того, скажите, пожалуйста, независимо от того, какова была причина этой катастрофы, вы верите, что вам гарантированно скажут правду при любой причине катастрофы? Вот у меня этой веры нету. И после всего того, что было с подрывом «Невского экспресса» якобы – это отдельная тема, не будем сейчас говорить; когда-то говорил и писал, — после того, как отпили нос у «Курска», после еще ряда вещей у меня нет никакой веры в то, что скажут правду. Так что тут надо думать, вычислять что-то между строк, читать между букв, на пальцах… Я боюсь, что мы никогда не узнаем – очень вероятно — в чем там на самом деле было дело с этим несчастным Ту-154 Б2.

Здесь еще… Ну нет, надо же как-то порадовать людей, а то что же, в самом деле. Вы знаете, английские ученые – мерзавцы. Англичане… вообще англичанка всю жизнь России гадила (и почему только России? Гадила всей Европе), поддерживала европейское равновесие: натравить одних на других, чтобы все друг друга взаимно ослабляли, а Англия была бы сильной на этом фоне.

И вот, когда вся прогрессивная общественность борется с глобальным потеплением и только подлый клоун Трамп, олигархическая скотина, не верит в это глобальное потепление… и министра экологии тоже назначил какого-то Фому неверующего. Что говорят английские ученые? Что зима эта была холоднее, чем обычно. А следующая тоже будет холоднее, чем обычно. Что давно заметили такую особенность, что на солнце чем меньше пятен, тем ниже солнечная активность, тем прохладнее, понимаете, климат на земле.

Так вот, все последнее время после 2010-11 года пятен становится меньше. И после этого патологического подпрыга все оно уменьшается, и мы, наоборот, вступаем в малый ледниковый период. Мы достигнем этого уровня температур приблизительно к 2030 году и все это примерно полвека – очень трудно сказать точно – будет продолжаться. Так что будет не глобальное потепление, а некоторое глобальное похолодание. В этом глобальном похолодании, знаете ли, нет ничего страшного, потому что в 16-м, 17-м, 18-м, 19-м веках такое уже было. Была чрезвычайно холодная зима 1564 -65-го года (смотрите пейзажи малых голландцев). Была в России страшно холодная зима 1570-71-го года при Иване Грозном, когда кроме прочего голод начался великий. Но как-то вот на климат реже обращали внимание историки русские этого периода.

Так что, понимаете, глобальное потепление, кажется, отменяется. Удар страшный. Я бы лично таких ученых, разумеется, запретил.

Да, чтобы я не забыл, Александр из Ростова спрашивает, как там со мной обсудить некоторые вещи. Сразу говорю, Александр, уважаемый, напишите, пожалуйста, по адресу электронной почти на «Эхо Москвы». Это пишется так: [email protected] Вот на этот адрес напишите, пожалуйста, свою электронную почту, свой телефон, и с вами свяжутся или от меня или я сам. А то, если человек хочет конкретно, как-то вот неудобно.

И теперь, наконец, наши вопросы, на которые мы никогда не успеваем отвечать. Так. Вот это с пилотом мы немножко ответили. Про коррупционеров — Россия, Украина на 131-м – мы ответили.

Вот это ужасно! Это не вопрос, это какая-то гадость. Я думаю, что мы с этим должны бороться, если это правда. Если это неправда, то все равно должны бороться: «В США только 5% граждан, обвиняемых в уголовных преступлениях, находятся под стражей до суда, вступившего в законную силу приговора. А в России – около 90% обвиняемых, в том числе, обвиняемых в ненасильственных преступлениях, отправляют в СИЗО, которые своего рода пыточная камера. Как вы думаете, почему?» Я этот вопрос переадресую всем: Как вы думаете, почему?

Да, вот это вопрос глобальный: «Не кажется ли вам, что времена либерального интернационализма на нашей планете подошли к концу?» Вы знаете, Трамп – это очень интересный пример для рассуждений на тему «Роль личности в истории». Я-то был убежден еще год назад, что все-таки в общем и целом конец, а сейчас вдруг наблюдаются какие-то противоположные тенденции. Я повторяю, по моему разумению все это кончится тем, что будет элита весьма успешная, которая будет сотрудничать с машинным миром. Будет это все через каких-то 80 лет к концу 21-го века. И будет плебс, каковой плебс будут содержать, может быть, он для вида будет что-нибудь делать, а в общем, он будет даже не нужен, потому что парикмахеры, пекари, вытиратели носов – этим всем через 80 лет роботы спокойно смогут заниматься.

М. Веллер: Государство может выжить многонациональное, если в нем будет работать плавильный котел

Но если вдруг окажется, что как когда-то благоустроенная огромная, могучая, богатая, производительная Римская империя развалится на куски, потому что в каждой культурно-этнической группе будет потребна самоидентификация, отделение себя от других, и вот тот же самый процесс вдруг пойдет сейчас на земле, то это значит, такой кошмарный глобализм на сколько-то времени, может быть, даже на сколько-то веков откладывается. Это будет очень радостно, вы знаете. Так что мы живем в интереснейшее время: результат не предсказан.

Про Трампа, конечно: «Наконец в Америке президент выполняет свои предвыборные обещания. За один только запрет для въезда граждан мусульманский стран ему надо поставить памятник. – Ужасный такой вопрос! – При этом все леваки от американских и европейских подняли визг». Ну, естественно, подняли визг. Понимаете, когда человек с младых ногтей воспитывается в каких-то убеждениях, то его представление о мире, его представление перестает быть вопросом разума, вопросом аргументов, но превращается в символ веры.

Это же, действительно, было несколько таких историй, когда группа простых советских женщин, ткачих или кого – как-то женщины оказываются впечатлительней к бытовым подробностям – из Советского Союза отправлялась в мир проклятого капитала, и она вошла и увидела 300 сортов колбасы в магазине и упала в обморок. И когда ее привели в себя, она тихо плакала и спрашивала: «За что?.. Потому что мы-то ведь лучше, мы-то ведь правильнее, у нас-то ведь все вернее, наши-то люди счастливы – падла! — почему у них 300 сортов колбасы?»

Вот здесь точно то же самое. Все люди равны. Как Марк Цукерберг… Вот в своей области гениальный человек, прекрасный инноватор, бизнесмен, компьютерщик и так далее. Но, как только он лезет в политику – ну, идиот идиотом. Америка создана мигрантами. Я вот там тоже какой-то польско-германско-русско-еврейской…» и так далее. Понимаете, но не все йогурты одинаково полезны. Америка создана иммигрантами. Еще одна вещь: Америка создана христианами, понимаете – христианами! А когда в Америку стали проникать иудеи – очень мало, в ничтожном соотношении, — они, в общем, этот христианский уклад никак не меняли, они на него ни в чем не покушались. Если они имели какую-то религиозную автономия – да больше ничего не надо было, понимаете? Ну, могли где-то по субботам не работать. Да и хрен с ним!

А здесь это совсем другая история, потому что представители мусульманской цивилизации – это носители иной культуры и иного мировоззрения, которые ассимилировать не собираются. Но говорить так нельзя, потому что это не подвергается никакому рациональному анализу, это подвергается только антитезису, что значит, ты фашист и расист. Вопрос, правда это или неправда даже не встает. Это не имеет значения – правда или неправда. Самое главное, что мы не хотим верить, что так оно может быть. А раз не хотим, значит, оно не так.

Кстати, это имеет отношение к успеху художников всех родов, в том числе, писателей сегодня на Западе. Для того, чтобы тебя прославляли, признавали, премировали, необходимо придерживаться правильного мировоззрения, исповедовать то, что сегодня называется по жестокой иронией судьбы европейскими ценностями. Ты должен или гласно разделять или, в крайнем случае, молчать. Не приведи тебя бог, ляпнуть против. Так то, что сказали Петру Толстому, тебе покажется так… типа «позвольте войти в трамвай». Так что вот, понимаете, это тяжело. Или ты должен быть дураком или ты должен лгать и быть подлецом, или тебя выкинут вон. Нет-нет, это тяжелая дилемма.

Тут два вопроса литературных. На оба я не успею. Тогда про Стругацких я не буду. А все-таки вопрос о Чацком: «Почему необходимо придерживаться именно белинско-советского взгляда? Этот герой не проповедовал на Сенатской. Он был в тепле, в безопасности, типа как отец Федор проповедовал птицам – это уже понятно, Ильф и Петров, — От приглашения Репетилова в тайное общества отказался. В реформах Александр I не участвовал…». Ну, и так далее. «То есть если награждать за слова, то Чацкому за каждое – по две медали. Чацкий обречен говорить не переставая, дабы не дать возможность собеседнику задать сакраментальный вопрос: «А ты кто такой?» Не напоминает Чацкий кухонного интеллигента-нытика 80-х?»

Вы знаете, когда-то давно мне, который неудачно зашел в Ленинграде в какой-то театр – наверное, это был Театр музыкальной комедии — я в нем был два раза, один раз я чудесно поспал, там кресла были удобные. А второй раз меня что-то привело в большое раздражение. Были в Ленинграде замечательные театры. Театр музыкальной комедии в те времена к ним не относился.

Я подумал, что, в самом деле, нужно «Горе от ума» поставить совсем иначе: где все люди будут абсолютно достойными людьми, то есть вот Молчалин, он, действительно, старается быть полезным людям и никому не хамить. Скалозуб, действительно, герой войны. Вот вы, понимаете, Репетилов, он, действительно, горит жаждой реформ, необходимых отечеству. А этот откуда-то свалился и только всем мешает, только раздражает, будучи сам по себе никто.

М. Веллер: Глобальное потепление, кажется, отменяется

Знаете, как-то принято говорить о Евгении Онегине, как об образе лишнего человека. Чацкий – это не просто лишний человек. Вот Онегин, ему не хочется ничего. Он не знает, как надо, у него нет никаких идеалов, никаких высоких идей, помыслов, да ни фига у него нет. Вот ему дано от жизни положение, состояние. Что делать, чем заняться? Ну, бог его знает, или сопьется или еще что-нибудь.

А у Чацкого несколько иначе. Он появляется в пьесе вдруг откуда-то. Чистый западник, нахватался идеалов за границей. И они идеалами горит. Он приезжает чего? Он приезжает с любовью. Он любит Софью. И она ведь любила его. И он надеется обрести счастье на родине. А основа любого счастья – это любовь, любовь… И в друг оказывается, что нет ему любви, нет ему понимания, нет ему уважения, нет ему ни фига. В принципе, Чацкий, хотя он центральный герой, а в чем-то ведь герой служебный. Он для того, чтобы произносить монологи и язвительные реплики. Но еще он для того, чтобы ему говорили всякую фигню. Вот в него вдруг вылетает вся дурь из этих несчастных людей.

Грибоедов был человек редкого скептического ума. Весьма пессимистичен он был с молодых лет. Знал он всему цену. Я не раз говорил, очень характерно, что умнейший и образованнейший Александр Сергеевич Грибоедов лучшим другом имел Фаддея Булгарина, человека непростой судьбы и талантливого разносторонне. Его связи с Третьим отделением – это отдельная история. Так что здесь, конечно, Чацкого можно рассматривать иначе, потому что эта пьеса, в чем прав наш слушатель, она гораздо богаче и многозначнее, чем прочитал ее Белинский. Сознаюсь, Белинского я никогда не любил. Достоинство Белинского, вероятно, в том, что он был первым профессиональным критиком и писал о выдающихся произведениях. Строго говоря, по большому счету с него эта критика началась. Но вот, когда она Белинским и кончается, это уже не совсем хорошо. Представьте себе современную постановку «Горе от ума», когда есть боевой генерал, парламентарий, кто там еще…бизнесмен. А здесь является такой шмендрик и всех раздражает. Гениальная была бы постановка! Ладоши бы отбивали. Всего вам доброго. До свидания!

«Суперлюди и сытые развратные вымирающие толпы будут населять Землю»

Известный писатель и философ о самоуничтожении цивилизации, американофобе Обаме, разворовывании страны навынос и вечном Путине

Мы живем в страшное время заката нашей цивилизации, пора вводить военное положение, иначе может дойти до того, что и в России начнут памятники сносить. Об этом предупреждает Михаил Веллер. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассуждает о том, что супруги Клинтон должны сидеть в тюрьме, почему российские либералы, учившиеся в Гарварде и Йеле, — полные идиоты и кто натравливает национальные и религиозные меньшинства на белого мужчину — «становой хребет» западного мира.

«Учитывая стремительно идущую машинизацию, компьютеризацию, возрастание роли электронных средств связи, мы идем к той прискорбной картине мира, которая описана у Жака Аттали в его «Краткой истории будущего»» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ВСЕ АМЕРИКИ ОТКРЫТЫ, ВСЕ ФАШИСТЫ ПОБЕЖДЕНЫ, И В ПРИНЦИПЕ ДЕЛАТЬ БОЛЬШЕ НЕЧЕГО»

— Михаил Иосифович, 2020 год выдался очень горячим. Пандемия коронавируса, самоизоляция, погромы в США. Что происходит? Куда катится мир? Или это закономерные процессы?

— К моему величайшему сожалению и прискорбию, в этом видится закономерность. Понимаете, так называемый «черный лебедь», то есть случайность, которую невозможно предвидеть, и которая влияет неожиданным образом, прилетает только тогда, когда для него наступает время прилетать. Иначе не бывает. Много лет, уже более 20, я повторяю, что мы живем в схлопывающейся цивилизации, которая исчерпала свой системный ресурс. Это означает — нельзя придумать ничего принципиально нового в социальном устройстве и в отношении производительных сил и производственных отношений. То есть социально-политико-экономическая система готова и устоялась. Это означает неизбежный идейный и духовный кризис.

А перспектива-то где? Больше пищи, больше приспособлений типа айфонов, развлечений?..

И вот уже более 50 лет назад великий 1968-й, год молодежных бунтов в Америке и Западной Европе, показал, что духовный кризис наступил. Они не знают, что они хотят и к чему себя можно приспособить. Все Америки открыты, все фашисты побеждены, и в принципе делать больше нечего. А когда нечего больше делать, то начинается дегенерация системы.

Она начинается с дегенерации искусства¸ потому что мысль всегда опережает действие, а чувство всегда опережает мысль. И вот когда в конце XIX века возникли течения модернизма в живописи (а живопись — наиболее быстро реагирующее из всех искусств), запахло этим концом. И когда в 1918-м Шпенглер написал свой знаменитый «Закат Европы», у него был уже огромный материал для размышлений и подведения каких-то итогов… Сегодня так называемая современная живопись — это жалкая пачкотня по сравнению с вершинами искусства. И в нее авторы и теоретики пытаются вчитывать какие-то смыслы¸ что на самом деле полная ерунда.

Литература спустилась в какую-то низину позорную с вершин XIX века. Какие «Три мушкетера»? Какой «Собор Парижской Богоматери»? Какой «Мартин Иден» и какой «Морской волк»? Ничего этого нет.

Это сказывается и в отношениях: поскольку жизнь — это изменения, а улучшать нельзя, то начинают ухудшать. Скажем, женщины знают по себе, если появляется, допустим, новая коллекция от Swarovski в этом сезоне и там есть блестящие вещи, то в будущем сезоне их не будет. Коллекцию надо менять. Всегда нечто гениальное заменяется на худшее, главное — сменить.

Это относится к модам, стереотипам. Если вы возьмете сегодняшние автомобили, то по сравнению с машинами 50-х годов это жалкие серые жестянки — неиндивидуальные, неинтересные и, в сущности, некрасивые. Да в них и садиться-то неудобно, пока туда влезешь. Это относится и к безумным модам на одежду и стиль, когда вдруг пиджаки стали носить на голое тело. Когда-то так носили крестьяне в средневековой Европе, они не носили белье, они были бедными. И вот пиджак на голую шею и на майку. Примеров такого бреда огромное количество.

И вот когда начинается обрушивание цивилизации внутрь себя, то происходят вещи, еще 20 лет назад невообразимые. Эти безумные шабаши ЛГБТ, которые называются «парадами гордости», эти уничтожения уже статуи Иисуса и Девы Марии в Америке, потому что это «символы белого супрематизма». Когда какая-то негритянка в Швеции заявляет, что нужно убрать памятник Карлу Линнею, — нужно убрать ее: ей в Швеции абсолютно не место.

Когда люди выступают за то, чтобы убрать границы, за то, чтобы было как можно больше рас, национальностей, религий и укладов — на самом деле это, разумеется, самоуничтожение цивилизации. А когда идет самоуничтожение, что есть процесс объективный, потому что все, что имеет свое начало, имеет свой конец, — меняется строй мыслей.

Самоуничтожение цивилизации происходит через изменения образа мысли людей. Люди никогда не говорили: давайте-ка мы уничтожим нашу цивилизацию. Они в худшем случае говорили: давайте мы ее переустроим так, чтобы она была лучше и справедливее. И вот они переделывают ее так, чтобы ее не было вообще…

А учитывая стремительно идущую машинизацию, компьютеризацию, возрастание роли электронных средств связи, создание разнообразных киборгов и процессы глобализации, которые могут на время отойти вспять, но сам процесс не изменишь, мы идем к той прискорбной картине мира, которая описана у Жака Аттали в его «Краткой истории будущего». Это планета, населенная ненужными нищими, потому что все делают машины: труд 90 процентов населения никому не нужен, их кормят, одевают и спускают какие-то примитивные развлечения. И они вымирают сами собой, потому что социально невостребованные группы и народы вымирают сами. Они перестают размножаться. (Это то, что уже происходит сейчас!) И существует кочевая элита, которая пользуется всем. Подключается евгеника, улучшается генная структура этих людей и прочее. И вот эти суперлюди и сытые развратные вымирающие толпы через 100 лет и будут населять Землю.

(Так что разговоры о коммунизме, или о светлом будущем, или о том, что Россия бессмертна, или еще что-нибудь — это все очень красиво, благородно, патриотично, но не имеет под собой основания.)

А когда начинается какой-то процесс, всегда происходят случайности, усугубляющие этот процесс. Что касается коронавируса — пережили бы. Но он наложился на все процессы! Мигранты и леваки в Европе, борьба с Трампом и социалисты в Америке, антироссийские санкции, мировые торговые войны и так далее!..

Что касается смерти чернокожего преступника и наркомана, которого звали Джордж Флойд, он умер в больнице через час после того, как он был туда доставлен. Умер от остановки сердца, которая произошла от передозировки наркотиков. Полицейские его удерживали, потому что он бесконтрольно вырывался куда-то. Они ему вызвали «скорую» и держали его до приезда «скорой», но журналисты предпочитают писать, что они его убили, задушили.

Людей убивают каждый день, чернокожих в Америке — 3 тысячи человек в год гибнет. Это считайте, 10 человек в день! 4, 5, 8, 12 ежедневно. Но какой-то случай должен лечь в основу бунтов…

Так что, к сожалению, писал, конечно, поэт: «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые». Но люди более мудрые и более древние сказали: не дай тебе бог жить в эпоху перемен. Так что мы увидим много-много интересного, и большая часть этого интересного нам сильно не понравится, как не нравится уже сейчас.

«Когда Обама, человек без политического прошлого, был сделан президентом, за ним стояли левые демократы. Сам по себе он был никто» Фото: kremlin.ru

«МЕСТО ДЖОРДЖА СОРОСА НА ВИСЕЛИЦЕ ИЛИ В КРАЙНЕМ СЛУЧАЕ В ТЮРЕМНОЙ КАМЕРЕ»

— Погромы на расовой почве особенно поражают. В США крушили и сносили памятники даже Колумбу и президентам, выступавшим за освобождение рабов. В Бельгии убрали памятник какому-то королю. В Англии футбольные матчи начинались с коленопреклонения, мэр Лондона, мусульманин, составил список памятников, которые нужно снести. Это мировой тренд? Предвестник очередной гражданской войны, новый фашизм?

— Блестящий публицист и аналитик Андрей Илларионов написал прекрасную статью «Черный ледокол». Он глубоко и мудро понимает вот эту комплексную американскую проблему. Во-первых, высшие фигуры американского истеблишмента по закону должны сесть в тюрьму. Они предпочтут спалить Америку, чем сесть в тюрьму. Это относится к супругам Клинтон, Байдену и его сыну, Бараку Обаме, ко многим людям с менее громкими именами. То, что они сделали, в общем, Трамп квалифицировал как государственную измену, и так оно и есть.

Когда Обама, человек без политического прошлого, был сделан президентом, за ним стояли левые демократы. Сам по себе он был никто. Он на самом деле скрытый мусульманин, социалист, американофоб, он на самом деле много чего еще. Он, который отдал 150 миллиардов долларов Ирану и заключил с ним сделку, по которой Иран имел деньги для продолжения работы над атомной бомбой. Он, который устроил (с  помощью Хиллари Клинтон и еще ряда  лиц) эти цветные арабские революции, и там кончилась сколько-то стабильная жизнь, дунуло колоссальное количество народа в Европу и начался хаос. И он, при котором необыкновенно обострилась именно расовая рознь. Конечно, он не хочет сидеть в тюрьме.

А сейчас демократы понимают¸ что население, которое что-то еще делает, работает, оно их ненавидит абсолютно. Народ против левой профессуры, левых журналистов и левых интеллектуалов. Левые были поражены, когда проиграли выборы в 2016 году, они были под таким самогипнозом! Как это? Они такие умные!..

За время двойного президентства Барака Обамы Америка потеряла несколько миллионов рабочих мест, в основном уплывших в Китай, и Обама сказал, что эти места никогда уже не вернутся. Трамп их вернул и создал новые. Но его все равно ненавидят. Вот за это истеблишмент его и ненавидит. Демократы хотят открыть границы, наводнить страну мигрантами, легализовать нелегальных мигрантов, дать абсолютно всем без всяких документов право голосования, раздавать им всем пособия. И тогда, разумеется, они все будут голосовать за демократов, и демократы будут у власти всегда.

При этом коррупция была во всех социалистических странах. Коррупция у демократов совершенно страшная. И все это дело Байдена — только одно из многих дел. Когда Хиллари Клинтон в должности госсекретаря санкционировала продажу 20 процентов запасов урана Соединенных Штатов русской фирме, она должна сидеть за одно это, и сидеть навсегда. Разумеется, она этого не хочет. Она предпочтет, чтобы сгорели все Соединенные Штаты. Таким образом, это, конечно, управляемый хаос.

А Джордж Сорос полагает, что в глобальном мире (а глобализм отчасти уже наступил) транснациональные корпорации абсолютно всемогущи, тем более что все современные социальные сети — это транснациональные корпорации. Возьмите вы хоть Google, хоть «Фейсбук», хоть что — это огромные корпорации, которые с государством разговаривают на равных и которым нельзя приказывать, власть которых огромна. И если Джордж Сорос будет одним из узкого круга директоров глобального мира, за это стоит побороться. Хотя место Джорджа Сороса на виселице или в крайнем случае в тюремной камере. Потому что когда его звали Георг Шварц, он своих соплеменников-евреев выдавал гестапо. О чем вы вообще говорите? Да его пришибить кирпичом из-за угла давно пора было.

Вот примерно так обстоят дела. И таким образом была разожжена гражданская война, был восстановлен раскол между Севером и Югом¸ который давно забыт. Конгресс требует убрать статуи конфедератов: пусть южане и северяне, бывшие рабовладельцы и не рабовладельцы, которых нет уже более 150 лет, опять враждуют друг с другом. Нужно убрать статуи, чтобы лишить народ своей не только исторической памяти, но и национальной самоидентификации, потому память, которая воплощена в этом памятнике, — это некая точка солидаризации народа. Мы единый народ, потому что это места нашей памяти, наши святыни, достижения. А если разобрать и разобщить нас всех, то с каждым поодиночке можно делать все, что можно.

И заметьте, вот левые решили приспособить гомосексуалистов к делу — в 1969 году, после знаменитой драки с полицейскими в гомосексуальном баре «Голубая устрица» в Гринвич-Виллидж; и сейчас эта пропаганда ЛГБТ работает на что? — У вас не должно быть нормальных семей, детей, ничего определенного. У вас должно быть абсолютно разобщенное общество, только и всего. Потому что пропаганда ЛГБТ — это: первое — уничтожение какой бы то ни было морали в области каких бы то ни было сексуальных и половых отношений; а во-вторых, это уничтожение семьи как таковой. Так что это все лыко в одну строку.

И вот сейчас эти ребята мечтают навести полный хаос в Америке с тем, чтобы демократы взяли власть. После этого мгновенно прекратится пропаганда розни, ненависти, организация этих погромов, которые именно организованы и управляются, потому что во многих городах бунты идут без всякого конкретного повода. Да этот самый Джордж Флойд на свете уже лет 7 лишних переходил. Потому что когда грабитель приставляет заряженный ствол к животу беременной женщины и говорит, что ее грабит, а если она пикнет — убьет, — его место на виселице. Нигде больше. Если его каким-то образом убили до виселицы, это его личное дело. А тут еще рассказывают… И эти какие-то фальшивые рыдания мерзостные, этот какой-то золотой гроб, этот бред сивой кобылы в лунную ночь.

А потом начинается в Европе!..

То есть в Европе (только в последнее время они уже не выдержали) запрещено слово плохое говорить даже об исламских террористах. То есть вот уроды и убийцы расстреляли эту редакцию поганого, помойного, сортирного листка Charlie Hebdo, который издается быдлом для другого быдла. Но на то есть Франция и ее законы! Если тебе не нравится — пшел вон, в свою африканскую страну, и делай там, что хочешь. Так вот, собрались президенты ведущих стран и сказали: они нас не запугают, мы не изменим наш образ жизни. И пошли на демонстрацию. Это мы чего «не изменим»? По-прежнему их пускать, по-прежнему их кормить и по-прежнему не разрешать трогать их пальцем?

Практически вся преступность в Германии — это мигранты из Африки и с Ближнего Востока. Практически вся преступность в Скандинавии — это мигранты из Африки и стран Ближнего Востока. Но об этом нельзя говорить. То есть, когда просто так араб на улице зарезал немца, не надо об этом говорить, потому что это раздувает расовую рознь. А вот когда устраивают демонстрации с портретами нескольких десятков немцев, которых убили эти негодяи, то заявляют, что это марш неофашистов, альтернативных правых, которых мы не потерпим. Вот все это в общем и целом единый процесс, один механизм самоуничтожения.

«В России сейчас обваливаются стены на голову с нескольких сторон одновременно. С одной стороны, чудовищная коррупция, фактически бандитизм. С другой — поколение молодых коммунистов, которые мечтают об установлении коммунизма» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ВЫПРЯМИЛСЯ ВО ВЕСЬ РОСТ НАГЛЫЙ И БЕСПРЕДЕЛЬНЫЙ ЧЕРНЫЙ РАСИЗМ»

— И как спасать белую расу? Ведь давно говорят, что в западных странах пора защищать белого мужчину традиционной ориентации.

— Никакой терпимости к твоим уничтожителям и могильщикам. Кто с кем живет какой интимной жизнью — личное дело каждого. Но никакой пропаганды и близко, потому что урод остается уродом. И когда речь идет о том, что именно европейцы создали европейскую культуру и кто-то приезжает к ним, то справедливо сказали в Австрии: если вы хотите приехать к нам, вы должны разделять наши ценности и принимать наш образ жизни, жить так, как живем мы¸ работать рядом с нами, и тогда милости просим. Если вы не хотите — зачем вы нам нужны? И вот это левые называют сейчас фашизмом!

Совершеннейшая бредятина: всей этой мультикультурности, этой «толерантности» к неграмотным хамам, нахлебникам и насильникам, быть не должно абсолютно и категорически. Но… людям промывали мозги более 50 лет и промыли в достаточной степени. Никакой терпимости, никакого соглашательства, никакого либерализма по отношению к тем, кто открыто декларирует, что он тебя убьет и заменит тебя на твоем месте в твоей стране. Ничего подобного. А у нас это сейчас происходит.

И более того, в России сейчас обваливаются стены на голову с нескольких сторон одновременно. С одной стороны, та самая чудовищная коррупция, фактически бандитизм, разворовывание страны навынос. С другой — поколение молодых коммунистов, которые мечтают об установлении коммунизма. Они заявляют, что все было отлично, репрессии не страшны, цифры преувеличены, зато какие были достижения. То, что если опять будет социализм, то диктатуры не избежать, и их же обязательно поставят к стенке, как ставили их предшественников — они этого не понимают и верить в это не хотят.

А с третьей стороны — либералы наши российские, которые ненавидят проклятых коммуняк и проклятый Совок ужасный с репрессиями — но при этом поддерживают западных марксистов, социалистов, террористов, революционеров, более того, черных расистов, говоря, что это же либерально и правильно, раз это на Западе. Вот такая сейчас история.

Поэтому если ты чему-то потакаешь, то ты получишь обратное тому, чего хотел. Например, есть собака, которую в свое время нужно дрессировать. Если ты ее будешь гладить и сюсюкать, она решит, что она главная, и будет диктовать тебе, а если что — порвет тебе глотку, когда решит, что ты плохо себя ведешь. Я не сравниваю пролетариат с Шариковым. Это сравнение сделал Булгаков. Но…

Выпрямился во весь рост наглый и беспредельный черный расизм, когда введены расовые квоты, когда прежде всего принимаются на учебу и на работу негры, потом индейцы, потом латиносы — и только потом белые, а уж в самом конце азиаты, потому что эти расисты ненавидят азиатов. Азиаты умные, они хорошо учатся, трудолюбивы и прилично живут, поэтому им надо все в последнюю очередь. И давайте раздадим очень умным и очень глупым, работящим и ленивым — всего поровну, и назовем это справедливостью. Всю эту бредятину необходимо кончать, чтобы она не прикончила нас.

«Никто не может иметь никаких преимуществ и никаких ограничений только по принципам своей расы, национальности, вероисповедания или цвета кожи. И, по-моему, все приличные люди с этим будут согласны» Фото: «БИЗНЕС Online»

«МНОГО ЛЕТ НАЗАД ПРЕКРАСНОДУШНАЯ ФРАНЦИЯ СДЕЛАЛА НЕОБЫКНОВЕННО ИДИОТСКИЙ ШАГ»

— Насколько все эти процессы грозят старым европейским ценностями? Уцелеют ли они или прогноз пессимистический и уже виден конец?

— Не так давно сгорел собор в Нанте. Поскольку очагов возгорания определили три, то совершенно понятно, что это поджог. Довольно глупо полагать, что это сделал христианин, но вполне можно ожидать, что это дело рук исламского фанатика. Много лет назад прекраснодушная Франция сделала необыкновенно идиотический шаг, каковыми и бывают многие прекраснодушные шаги: она объявила, что во Франции — все жители французы, независимо от того, когда и откуда они приехали, а также независимо от расы, национальности и религии. И все европейское сообщество к концу XX века договорилось, что людей можно идентифицировать только по гражданству. Живет в Англии — значит, англичанин; в Германии — следовательно, немец.

Отвечаю: это не просто бред сивой кобылы, это злокачественная, злонамеренная глупость. Потому что у человека есть целый ряд уровней самоидентификации. Есть самоидентификация доминантная, то есть, например, прежде всего, он говорит: «Я мусульманин». Параллельно с ней идет доминантная идентификация: «Я мужчина». Далее — гражданство и профессия. Если он откуда-то приехал, то для него профессия важнее гражданства, потому что он переехал из Англии в Германию и стал немцем или приехал в Италию и стал итальянцем. Но это абсолютно неверно! Немец, итальянец или англичанин — это человек, который идентифицирует себя исключительно со всей немецкой, итальянской или английской культурой. К примеру, для англичанина главные групповые ценности — это своя история, своя литература и своя кухня (хотя она, между нами говоря, паршивая), образ жизни, газоны и университеты, адмирал Нельсон на колонне, королевы Елизавета и Виктория. Это и есть англичанин.

Когда в 2005 году пять молодых пакистанцев одновременно взорвали себя в автобусе, в метро и где-то еще, погибли более ста человек. А социологи и социальные психологи говорили: «Это поразительно, это трудно понять, ведь это были наши йоркширские парни…» Нет, не «ваши»! А «наши» вовсе не вам! Они были, во-первых, мусульманами, во-вторых, пакистанцами, в-третьих, мужчинами, а уже в-четвертых, жили в Англии, которую ненавидели. Они пользовались ее благами, но ненавидели ее саму! Они не были англичанами.

Человек, который сжег собор в Нанте, не был французом. И все те, кто ненавидят Францию, не французы. Так же, как и вся та шваль (повторяю — шваль), которая приезжает из Северной Африки и Ближнего Востока, все эти джихадисты, исламисты, все эти безграмотные и кровожадные наглые твари, которые, понимаете ли, могут щупать и насиловать немок прямо на площади, араб может изнасиловать десятилетнего мальчика в бассейне, но его за это нельзя взять за ноги и разбить ему голову о бортик: «Вы что, расист? Вы что, убийца?..» Нет. Просто преступлению должно быть адекватно наказание. Я и близко не предлагаю делать подобное с ни в чем не повинными людьми какой бы то ни было расы и национальности. Если бы это был немец, с ним можно было бы сделать то же самое, но почему-то у немцев этого не происходило. А когда животное, приехавшее из своей помойки и живущее здесь из милости хозяев и на средства хозяев, насилует детей хозяев, — вы полагаете, возможны варианты наказания?

И когда горячие головы объясняют, что цветным и мигрантам надо дать преимущество, потому что они столько страдали на родине — знаете что? Необходимо учить нищих работать, учить их грамоте, помогать строить им школы и госпиталя, пахать землю, работать на станках — на их родине! — и чтоб здесь ноги их не было! Потому что, к сожалению, наша горестная история и наше трагическое настоящее сегодня приводят к той мысли, которую полагал верной и президент Линкольн, и гораздо меньшего калибра президент де Клер, и много кто еще.

Есть несовместимые группы людей. Они должны жить по отдельности — не потому, что одна лучше, а другая хуже, а потому, что они несовместимы. Нельзя думать, что все люди совместимы, это не так. Можно взять даже 20 человек одной национальности, одного возраста, одного уровня образования, и среди этих двадцати может попасться один такой негодяй, что его проще повесить на первой же березе, чем мучиться с ним всю оставшуюся жизнь. А когда уже речь идет о разных этнических группах — с разной ментальностью, разной религий, с различной историей — то различия часто делают невозможной совместную жизнь. Если какой-нибудь человек из какой-то группы хочет жить в другой группе и принимает ее ценности, и работает вместе с людьми этой группы — и слава богу, и очень хорошо. Равенство, сегрегация, интернационализм — это  было принято еще в 60-е годы во всех нормальных странах. Никто не может иметь никаких преимуществ и никаких ограничений только по принципам своей расы, национальности, вероисповедания или цвета кожи. И, по-моему, все приличные люди с этим будут согласны.

Человека надо ценить по его личным качествам, а не по тому, понимаете ли, курчавые у него волосы или прямые или еще по какой-нибудь ерунде. Но когда на основании этой расовой разницы те, кто не прошел 10 тысяч лет социальной эволюции, те, кто шагнул из родоплеменного строя в новейшую цивилизацию, те, кто, к сожалению, по некоторым своим умственным качествам в массе своей уступают представителям этой цивилизации — то качать права и заявлять, что все равны, но он более равен, потому что он принадлежит к угнетавшейся раньше группе?!.. Что делать?.. Он ленивый, такая вот несчастная группа. Дать ему преимущество? Вот это и есть расизм.

Так что, на Западе сформировался очень жесткий расизм, и он носит анти-белый характер.

«Сотрудники Коминтерна были во всех странах, потому что, по мысли Ленина, это был союз всех рабочих партий, которые хотят установить коммунистический строй у себя на родине» Фото: commons.wikimedia.org

«ЭТИ ФРЕЙДОМАРКСИСТЫ РЕШИЛИ: МЫ ДОЛЖНЫ РАЗРУШИТЬ СЕКСУАЛЬНУЮ МОРАЛЬ, СЕМЬЮ, РЕЛИГИЮ И ЦЕРКОВЬ»

— Откуда же появился этот анти-белый расизм?

— В 1919 году по Европе прокатились социалистические революции. Были Баварская советская республика, Бременская советская республика, Эльзасская советская республика, Венгерская советская республика, Словацкая советская республика, в Ирландии в одном графстве была советская республика, в Италии в одной области была советская республика, в Персии была огромная советская республика на полстраны. Ни одна из этих революций не удержалась. Все эти республики были разогнаны, люди там жить не хотели. Везде стали устанавливать по Марксу диктатуру пролетариата, везде стали вводить элементы красного террора. Народ их не хотел! В народе расходились слухи о терроре большевиков, о расстрелах заложников, о расстрелах в Крыму, никто этого не хотел, разумеется.

А уже был создан Коминтерн, программу и манифест которого написал Лев Давыдович Троцкий. Председателем исполкома Коминтерна был поставлен Григорий Евсеевич Зиновьев, а официальным главой (то есть почетным директором) Коминтерна был, разумеется, Ленин, при том что изначальная мысль пришла в голову то ли ему, то ли Троцкому, трудно сказать. Но все-таки Ленин был главой государства, главным теоретиком, главным организатором, безусловно. Так вот, сотрудники Коминтерна были во всех странах, потому что, по мысли Ленина, это был союз всех рабочих партий, которые хотят установить коммунистический строй у себя на родине.

Маленькое отступление. Когда у нас говорят: «Разгул маккартизма в США! Смотрите, после Второй мировой войны гонения на коммунистов!..» Компартии должны были быть категорически запрещены во всех странах, если по уму и по совести! Потому что компартии откровенно характеризовали себя как сторонников насильственного свержения законного государственного строя, установления диктатуры пролетариата: репрессии против буржуазии, отъема всей частной собственности и построения социализма. Так что их место только в тюрьме, и никак иначе. А они еще возмущаются!.. Если бы в Советском Союзе кто-то вслух выступил против коммунистической партии, за капитализм, — вопрос: он имел бы шанс не загреметь в тюрьму или в концлагерь? Нет. Он не имел бы шанса. А здесь — вопли: «Поувольняли с работы!..» Что ж — поувольняли… Нужно было сразу их перевезти, создать лагерь на Аляске, и пусть бы они там мыли остатки золота. Нормально. 14 часов рабочий день. Симметрия должна быть: как вы нашу Машеньку, так и мы вашего Петеньку.

Так вот, возвращаясь к Коминтерну, который был создан в 1919 году. Пошла волна революций. Ряд разумных людей — работников Коминтерна в Западной Европе — увидели, что не получается вооруженным путем свергнуть буржуазию, создать республики. Здесь надо припомнить, что товарищ Маркс этнически родом из евреев, и вообще немецкие евреи были самыми продвинутыми социалистами. Так вот, если мы говорим об Институте социальных исследований, который был создан в городе Франкфурте и вскоре преобразился в так называемую Франкфуртскую философскую школу, по-моему, там немцев было человека два, все остальные — евреи. Из них тоже некоторые были членами Коминтерна и ездили в Москву за деньгами и инструкциями. И они разработали прекрасную теорию; аналогично мыслил и товарищ Грамши, злобный горбатый карлик из Италии, и ряд товарищей во Франции, — о том, что:  «Мы должны развалить капитализм изнутри, мы должны уничтожить его основные институты».

Почитайте Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». И неокоммунисты, все эти фрейдомарксисты, решили: мы должны разрушить сексуальную мораль, семью, религию и церковь, мы должны разрушить трудовую этику, национальную и государственную солидарность — и тогда буржуазное государство рухнет само. Главное — революционный класс воспитать.

И ах! — исчез революционный класс!.. (Когда к власти пришел Гитлер и запретил компартию, фраза Геббельса, что из коммуниста почти всегда получится хороший национал-социалист, а из социал-демократа — никогда! — эта фраза показала неомарксистам, что на пролетариат рассчитывать трудно…)

Боевики рабочих «Красных сотен» возникли в 1918 году, намного раньше фашистских, вернее, национал-социалистических «охранных отрядов» и штурмовиков. Когда боевик «Красной сотни» видел, что охранные отряды и национал-социалисты — они патриоты, они за справедливость, за благо трудящихся немцев, они против капитала, — всем это нравилось. А чего драться? Им объясняли: «А чего это вы пляшете под дудку Москвы, этих жидовских большевиков, которые поработили огромную Россию?..» Народом воспринималось это отлично. Пролетарии больше не хотели быть революционным классом.

А потом их стали закармливать. Когда кончилась Великая Депрессия и были приняты профсоюзные законы, которые очень расширяли права трудовых коллективов, и росли зарплаты, и больничные листы, и оплачиваемый отпуск, и образование, — рабочие стали лучше жить и они утеряли свою революционность. Они не хотели идти умирать на баррикады, потому что у них уже было что терять, кроме своих цепей. Это совершенно удручало членов Коминтерна, просто ужасно.

И тогда понадобилось искать новый революционный класс. А это как?

Как в гениальном романе Стругацких «Трудно быть богом», таком интересном и таком мудром: «А интересно, с чего бы начал Вага Колесо, если бы попал на Землю?.. Сначала, конечно, затаился бы в темном углу и долго осматривался. А потом начал бы искать обиженных, а обиженные найдутся всегда, чтобы притянуть к себе, облагодетельствовать и внушить свои мысли».

Таким образом, нужны революционные классы. А если нет пролетариата — кто у нас обижен, кто у нас несчастен, кто у нас угнетен и дискриминирован? Это национальные меньшинства. Религиозные меньшинства. Сексуальные меньшинства. Это, кстати, и все женщины — их мужчины угнетают. Задача — разумеется, всех разделить и натравить на тех, кто является «становым хребтом». А становой хребет — это белые мужчины. Вся европейская культура создана европейцами. И создавали, разумеется, мужчины. Женщины — практически никогда — они, скажем так, создавали для мужчин возможности творить, начиная с рождения и далее пожизненной заботой. Просто мужчины — это видимая часть европейской культуры, а женщины — ее база и обоснование, плоть и кровь, так сказать; хотя и дух также…

Противопоставить женщин и мужчин и натравить одних на других — знаете, сжигали преступников за гораздо меньшие злодеяния.

«У новых расистов ни малейшей терпимости к иным людям и мнениям нет. Вот это и есть фашизм» Фото: © Стрингер, РИА «Новости»

«СОТНЯ 25-ЛЕТНИХ РЕБЯТ И ТРИ МОЛОДЫЕ БАБЫ, ОНИ УХОДЯТ В МОРЕ НА ПОЛГОДА. ВЫ ИХ, МОЖЕТ, КАСТРИРУЕТЕ»

— Значит о равенстве мужчин и женщин тоже не может быть речи?

— Равенство всех прав и социальных возможностей — справедливо, необходимо, и оно давно достигнуто. Но! Необыкновенно глупа теория об одинаковости мужчин и женщин, в то время как мужчина и женщина — это две половины одного целого. Ни женщин без мужчин, ни мужчин без женщин, разумеется, не существуют, это невозможно в природе. Но они обладают и разными качествами. Если мужчина более креативен, то женщина более сообразительна в деталях и мелочах. Если мужчина лучше видит вдаль, то женщина гораздо лучше видит все кругом. Если мужчина более агрессивен и конфликтен, то женщина более склонна к тому, чтобы договариваться и искать точки соприкосновения. И когда они вдвоем, то они как спина к спине стоят вдвоем против всей враждебной окружающей жизни! Они дополняют друг друга: они могут победить в конфликте, а могут заключить договор, могут видеть и вдаль, и вокруг.

Кроме того, у мужчины больший мозг и в точных науках мужчина гораздо способнее. А у женщины гораздо больше связей между двумя полушариями мозга, которыми она думает одновременно, в отличие от мужчины, который думает одним. Поэтому женщина находит ходов, вариаций, мелочей гораздо быстрее и больше, чем мужчина. У женщины гораздо большая чувствительность, у нее лучше развито обоняние, она улавливает больше запахов, красок и т. д. Зато мужчина может, например, побежать, сломать елку и сделать из нее шалаш. У каждого — свое, и на двоих — вдвое больше всякого разного, чем на одного.

И вот начался этот бред, типа когда девушка идет в спецназ. Вопрос: а на фига? Вот зачем ей туда идти? Начинается бредятина: три девушки в экипаже подводной лодки. А потом начинаются разборки: кто из экипажа поставил камеры в душ, где они моются? А чего вы хотели? Там сотня 25-летних ребят и три молодые бабы, они уходят в море на полгода. Вы их, может, кастрируете, прежде чем отправлять в море? На самом деле это мешает слаженности и боевым действиям экипажа. Но у нас же главное равенство!..

Так вот: для того, чтобы разрушить эту цивилизацию и на ее обломках построить новое, счастливое, справедливое общество, без частной собственности, без эксплуатации — нужно все разрушить, разгрызть все изнутри, уничтожить проклятых белых мужчин, которые всему мешают, а вот потом мы будем строить! Милая точка зрения нынешних «прогрессистов»!..

Строить они ничего не будут, потому что грядет, мы уже говорили, страшная модель глобализации. Потому что мы живем в страшное время заката нашей цивилизации. И все происходящие ужасающие процессы — это аспекты самоуничтожения цивилизации, которая исчерпала свой системный ресурс. И то, что происходят вещи совершенно кошмарные — которые можно ликвидировать в один миг, сил много! — но нет так называемой политической воли: это и говорит о самоубийстве цивилизации.

Когда два молодых араба старику-священнику католическому во Франции рано утром в его церкви перерезают горло на алтаре — этих двоих следует уничтожить, как только они будут настигнуты. Всем остальным арабам в радиусе 50 километров дать два часа на сборы — и чтобы никого из них здесь не было никогда. И никак иначе в этих случаях действовать нельзя.

Но первым делом сейчас либералы выкидывают лозунг: «Наши прекрасные исламские друзья не должны ничего бояться, никто невинный не пострадает!» Это же поощрение преступности, расписывание в своей принципиальной роли жертвы. Так нельзя. Вот как орет российский СОБР и ОМОН? — «Лежать!!! Бояться!!!» Вот это то, что следует в таких случаях делать.

Так что на самом деле положение крайне плохо. Еще несколько месяцев назад я шутил: скоро объявят, что музей живописи — это тоже белый расизм, потому что там на картинах изображены исключительно белые люди. Уже заявили!

У новых расистов ни малейшей терпимости к иным людям и мнениям нет. Вот это и есть фашизм.

Есть расхожая фраза Черчилля о том, что, когда в следующий раз фашизм появится, он будет называть себя антифашистом. Фашизм — это тоталитарная идеология, не терпящая никакого инакомыслия, подавляющая его беспощадным образом, желающая контролировать слова, поступки, мысли и даже чувства, которая стремится к безраздельной власти над обществом и государством, вдобавок склонная решать вопросы силовым методом. Да, это фашизм.

Вот и полюбуйтесь на все силовые методы новоявленных ниспровергателей нашей культуры. Коленопреклонения, снос памятников, увольнения инакомыслящих, фальсификация истории и расовые квоты.

Так что, на самом деле, время вводить военное положение. Всех милых пришлых друзей — высылать на родину (как они там будут жить — это их личное дело). И восстанавливать те нормы нашей цивилизации, которые позволили нам выжить в тысячелетиях и создать нашу великую и прекрасную культуру. Боюсь только, что это на уровне объективной истории это уже невозможно…

«Российские либералы ненавидят русский коммунизм — и обожают социализм и коммунизм западный. Что взять с идиотов?» Фото: © Виталий Белоусов, РИА «Новости»

«ПУШКИНУ ЕЩЕ ПРИПОМНЯТ СТРОКИ «ИЛЬ БАШКУ С ШИРОКИХ ПЛЕЧ У ТАТАРИНА ОТСЕЧЬ»

— Могут ли расистские процессы как-то проявиться в России? Не грозит ли нам, например, демонтаж памятников историческим личностям, которые владели крепостными? Какие нам надо извлечь из этого уроки?

— Первое — никаких мигрантов, то есть мигрантов иной ментальности и иной культуры. Мигранты из Беларуси и Украины — это свои люди, это свой народ, своя культура, своя религия, своя история, свое все. При том что были разные распри, история России достаточно сложна, все эти польские войны, Великое княжество Литовское, но тем не менее Украина и Беларусь — это свои.

Средняя Азия — это никакие не свои. Открыты границы со Средней Азии, через которые идут практически все наркотики, а они не могли бы идти, если бы во властных структурах их никто не крышевал. Как сами понимаете, это было бы невозможно.

Второе — нужно на работу набирать своих, платить им достойные деньги и ввести законы о минимальной заработной плате. И о том, что за гастарбайтера надо заплатить больше, чем за своего, как сделано в Японии — ты должен платить за его образование, медуслуги и прочее. Если мигрант тебе обойдется дороже, ты просто не будешь его звать. Всем нарушителям — как минимум 10 лет с конфискацией имущества. Никак иначе. В противном случае Россия перестанет принадлежать русским. Это все совершенно однозначно. Это второе.

Третье. Чудовищная стратегическая ошибка — оставлять в составе России Северный Кавказ. Я ни в коем случае не призываю к расчленению России. Не дай бог. Но когда в 1991 году шло все вот это размонтирование, или когда в 1994-м началась первая чеченская — надо было думать, потому что это маленькие, гордые, самолюбивые бойцовые народы с иной ментальностью, иной психологией и иной историей! И никогда они не уживутся с большинством народов, населяющих Российскую Федерацию. Они очень конфликтны. Кроме того, когда есть возможность приехать, убить, уехать обратно в горы и тебя при этом никто не выдаст — разумеется, они сильнее в конфликтах.

Когда в Сочи сносится памятник русским солдатам — покорителям Кавказа, я абсолютно понимаю чувства покоренных когда-то народов Кавказа. Им не нужен такой памятник. Но это только первая ласточка, если вам угодно называть этот большой кусок гипса или мрамора ласточкой.

Дальше будет больше. Будут разбираться, кто из генералов притеснял какие народы, кто из поэтов что написал. Пушкину еще припомнят строки «иль башку с широких плеч у татарина отсечь». Еще и Лермонтова посмотрят под лупой: «Ох, проклятый жид! Как под мышками режет». Все это еще можно припомнить, я вас уверяю.

Таким образом, нужно сохранять что есть, и нужно всячески сохранять свою культуру.

Дело в том, что старые леваки, среди которых были умные и образованные люди (они чего-то не понимали, но до своего уровня они были умными и образованными) — они понимали, что должен быть новый язык. Джордж Оруэлл недаром написал гениальный роман «1984». Казалось бы, с чисто литературной, формальной, стилистической точки зрения — ничего особенного. Но с точки зрения модели созданной — это гениально. Я говорю сейчас о новоязе. Вот эти новые левые создали свой новояз. Они сделали полтора десятка штампов и накачали их самым негативным значением. Слова на этих штампах — замена самому грязному мату, только на дозволенные эвфемизмы. Таким образом, «ксенофобия», «гомофобия», «шовинизм», «сексорасизм» и что там еще есть — все это поганые левацкие штампы, которым надо левакам вбивать в то место, в которое можно что-нибудь им вбить.

Это тоже, что «он антикоммунист», «антиленинец». Сейчас это модно. В 1991 году десятки и сотни тысяч антикоммунистов вывалили на улицы Москвы! Чтобы не было больше старых поганых маразматиков с трясущимися руками: ГКЧП, понимаешь… А теперь: «Антикоммунисты!..» Еще нам только концлагерей не хватает — спасибо, нахлебались. Это все с новоязом и происходит сейчас и в России.

И нельзя допустить к власти никаких левых либералов, которые твердят, как прекрасно на либеральном Западе. Они полные идиоты, которые страшно гордятся тем, что слышали в Гарварде или Йеле, не понимая, что они там услышали и что там происходит. Очень тяжелый случай.

Российские либералы ненавидят русский коммунизм — и обожают социализм и коммунизм западный. Что взять с идиотов?

И своих коммунистов, апологетов теории коммунистической, на дух чтобы не было. Такие люди как Павел Грудинин, депутат Бондаренко или Валерий Рашкин — составляют золотой фонд страны и народа: а потому что когда все захвачено бесстыжими бандитами — то нужен в России поворот в сторону большей социализации, большей справедливости, более справедливого распределения доходов и просто честности и порядочности, к которым они взывают. А когда вопят о том, что Маркс — это святой и в Советском Союзе было наилучшее общество… То-то из него все бежали, а в него никто.

«Средняя Азия — это никакие не свои. Открыты границы со Средней Азии, через которые идут практически все наркотики, а они не могли бы идти, если бы во властных структурах их никто не крышевал» Фото: «БИЗНЕС Online»

Говорил когда-то Платон (каких-то 2,5 тысяч лет прошло, какая ерунда): только то государство устойчиво, щитом которого является справедливость. Вот как только справедливость в государстве нарушается, оно теряет устойчивость. Жди или революции, или полного краха.

— Как вы относитесь к пакету поправок в Конституцию, принятых скопом? Согласны ли вы с мнением тех, кто считает, что вся эта реформа затеяна ради обнуления?

— Про поправки все всё сказали, с ними уже все понятно. Мне абсолютно нечего добавить к тому, что все поправки фигня, а Путин навечно. Ну тоже мне бином Ньютона. Можно подумать, кто-то этого не знает.

— Недавно в России прогремело сразу несколько историй, связанных с так называемым харасментом. Что это за «новая этика»? Как вы к этому относитесь?

— Многие мужчины во все времена использовали свое положение, чтобы добиться от женщины секса. Что, разумеется, есть подлое насилие по отношению к женщине. Исправление этого положения — не более чем восстановление справедливости. Порок должен быть наказуем.

Правда, некоторые женщины из карьерных соображений соблазняли своих боссов или откровенно демонстрировали доступность. Это тоже надо учитывать.

Сейчас, в разгуле тоталитарной политкорректности, маятник качнулся в другую сторону, и качнулся так, что переломил многим хребет. То есть: презумпция невиновности на Западе отменена! Любая женщина может заявить, что знакомый мужчина двадцать лет назад ее изнасиловал — и ее заявления достаточно! Вот такая форма современного мракобесия.

В России такие случаи реже и тише. И то слава богу.

Вообще в таких случаях должен следовать встречный иск за клевету. Доказательств нет? Получай срок за попытку сломать судьбу мужчине просто потому, что тебе этого захотелось. Но если доказательства есть — мужчина должен огрести по полной. Насилие всегда было одним из тягчайших преступлений.

Но боюсь, что в наше время разрушения семьи и катастрофического падения рождаемости — это надуманная проблема… Жениться надо, детей рожать, а не обсуждать прилюдно, кто кого по какому месту погладил.

Михаил Веллер, все книги автора: 205 книг

Михаил Веллер

Статистика по творчеству автора Михаил Веллер

Сохранить страничку в социалках/поделиться ссылкой:

Переключить стиль отображения :

Поправки к отражениям

Михаил Веллер

Современная русская литература

Книги Михаила Веллера

Эта книга Михаила Веллера – о том, как классическая литература предопределила советский тоталитаризм и даже классики не стыдились травить конкурентов. Здесь оживают золотые шестидесятые годы нашей культуры, а автором первого русского романа оказывается оклеветанный историей талант. Вспомним свое вел…

Москва—Апокалипсис

Михаил Веллер

Социальная фантастика

Отсутствует

Книга Михаила Веллера «Москва-Апокалипсис» вышла впервые под названием «Б. Вавилонская» в 2004 году. В ней известный писатель и философ пророчески предсказал эпидемию убийственной пневмонии в Москве. С потрясающей точностью угаданы детали катастрофы, опустошающей Москву. Но это лишь одно из стихийны…

Еретик

Михаил Веллер

Публицистика

Книги Михаила Веллера

Книга жестоких ответов. Что же вечно мешает богатейшей России стать счастливой процветающей страной? В чем народ виноват? Почему преуспевающие евреи Запада разрушают свою цивилизацию? Зачем демократия превозносит бесплодные меньшинства, защищая свой путь к вымиранию? Современное искусство – прогресс…

Один на льдине

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

В новую книгу Михаила Веллера входит как издававшийся ранее «русский Мартин Иден» – роман о советском писателе «Мое дело», ставший внутрилитературным бестселлером, так и впервые публикующиеся произведения. Повесть «Смотрите, кто ушел» рассказывает о громкой славе первого советского «шестидесятника»,…

Не бойся завтра

Михаил Веллер

Публицистика

Книги Михаила Веллера

Эта книга – об искусстве отличать правду от лжи, ум от глупости, а обещания счастливого будущего – от суровой реальности, грядущей все ближе. Частично включает в себя избранные места из вызвавшей шок «Веритофобии».…

Звон теней

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

Новая книга Михаила Веллера «Звон теней» открывается впервые публикуемыми повестями и рассказами «Легенда о кадете», «От Пушкина до Путина», «Рыдание аккорда» и других, заканчивается же автобиографической повестью «За слова ответишь». В книгу включены и прежние бестселлеры: «Ножик Сережи Довлатова»,…

А вот и завтра

Михаил Веллер

Публицистика

Русский ПЕН. Избранное

Чем отличается умный человек от глупого и как не остаться в дураках? Как отличить правду, которую ты видишь сам, от обмана, который тебе внушили? Как устроен человек, что он добровольно отказывается от свободы и строит государство, где много работы и запретов? Это книга о том, почему человек стал ца…

Огонь и агония

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

Новая книга Михаила Веллера – ироничная по форме и скандальная по существу – о том, почему классика уродует сознание интеллигенции, как пили шампанское герои золотого периода советской культуры, где найти правду о войне и кто такой великий русский поэт Владимир Высоцкий.…

Веритофобия

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

Название новой книги Михаила ВЕЛЛЕРА «ВЕРИТОФОБИЯ» поясняется в первых ее строках: «Ужас правды, неумение видеть правду, нежелание знать ее». Она о том, как с детства нам ловко и радостно мешают видеть мир собственными глазами и иметь собственные мысли. Это и судьба нынешнего поколения, и секреты Со…

Подумать только!..

Михаил Веллер

Публицистика

Отсутствует

В новый сборник вошли самые яркие передачи Михаила Веллера на «Эхе Москвы» и ряд резких эссе о ситуации в стране и проблемах журналистики.…

Игра в императора

Михаил Веллер

Современная русская литература

Приключения майора Звягина

Уже первые оригинальные и потрясающие смешные рассказы М. Веллера, дебютировавшего в семидесятые годы, вызвали восторг читателей. Любители изящной словесности высоко оценили вышедшие в последующем «Рандеву со знаменитостью», «Разбиватель сердец». Предлагаемая читателям книга «Игра в императора» – п…

Прихожая и отхожая

Михаил Веллер

Рассказы

Пир духа

«– Эту булгаковскую фразу знают все (все, кому следует это знать) – но не знают, что за ней стоит: как-то это ускользнуло пока от комментаторов. И хоть тресни – вот не записал сразу, по глупости, и забыл, и никак не вспомнить теперь автора и название книги, и не могу найти концов: кучу историй пере…

Бомж

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

Сборник модернистских рассказов Михаила Веллера «Хочу быть дворником», отвергнутых всеми редакциями, выходил в Советском Союзе пять лет и произвел сенсацию. Автор был принят в Союз писателей СССР по рекомендации Бориса Стругацкого и Булата Окуджавы. В совершенно иных жанрах созданы стократно переиз…

Своими глазами (сборник)

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

Самые авантюрные и остросюжетные повести Михаила Веллера составляют эту книгу. Зрительно яркие, как кинобоевики или театральные премьеры, они охватывают спектр истории от викингов до сталинского политбюро. …

Аудиокнига

Бомж

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

Новый роман Михаила Веллера «Бомж» повествует об искаженном мире бывших людей, который является причудливым отражением нашего. Вопреки всему он полон иронии и злых шуток. Здесь бывший офицер спецслужб спорит с бывшей интеллигенцией, бывший учитель литературы по кличке «Белинский» проповедует духо…

Осуждение

Михаил Веллер

Рассказы

Она

«– Любовь моя, осень, – изрекаю я. – Когда приходит знание и покой, весна раздражает, пора беспокойства, и я жду сентября. – Ста-ре-ешь, – улыбается Анна…» …

Аудиокнига

Легенды Арбата

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

«Легенды Арбата» – невероятно смешные и головокружительные истории советского и недавнего прошлого. Беспощадная правда и народная мифология образуют блестящий сплав и гремучую смесь. Авторское исполнение еще больше погружает вас в эту атмосферу. По стилю и манере – продолжение знаменитого наци…

В одно дыхание (сборник)

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

В сборник включены самые известные и яркие рассказы Михаила Веллера, созданные в разные годы. Смешные и печальные, традиционные и экстравагантные, совсем короткие и очень емкие, они отличаются чистотой письма, вниманием к самым разным сторонам жизни. …

Любовь зла (сборник)

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

«Любовь!! Волнует кровь!! Кто еще хочет комиссарского тела?! Что там насчет божественной страсти? Где там библиотеки любовных романов? А как хороши разделы «Любовь» в бесчисленных сборниках афоризмов «В мире мудрых мыслей»! Прочитал – и обогатился. Поразмыслил, оценил… И все равно не стал умнее. Т…

Аудиокнига

Былое и байки

Михаил Веллер

Рассказы

Отсутствует

Какие буйные чувства испытывал советский человек в первый раз за границей и в какие дикие ситуации встревал! Как писатель-фантаст заставил плакать прокурора Грузии! Как удмуртские писатели доедали кисель за пионерами! И другие смешные истории от мастера не только письменного, но и устного жан…

Рандеву со знаменитостью (сборник)

Михаил Веллер

Критика

Отсутствует

Книга Михаила Веллера в не совсем иногда обычной и даже эпатирующей форме говорит о горьком «пути наверх» нынешних сорокалетних, «несостоявшегося поколения» в годы безвременья, показывая скорее изнанку, чем лицо, своеобразного литературного мира. …

Аудиокнига

Любовь и страсть

Михаил Веллер

Биографии и Мемуары

Отсутствует

Любовь не минует никого, но великие мира сего любили так, что легенды о великой любви живут и поныне. Они совершали подвиги и переживали чудеса, о них писали книги и пели баллады, их имена давали детям и возлюбленным. Любовь требует много сил души, много чуткости и умения: те, о ком мы вспоминаем с…

Не ножик не Сережи не Довлатова (сборник)

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

Сборник избранного «Не ножик не Сережи не Довлатова» включает в себя необыкновенно точные и глубокие описания как трагедии эмиграции советской литературы, так и фигур и судеб самих писателей в широком диапазоне от сарказма до романтизма. Первое появление романа в печати вызвало памятный литературны…

Самовар

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

На кой черт мы вообще живем? Как устроена наша жизнь, что нам так фигово? Почему мы вляпались в то, что имеем? И есть ли, наконец, счастье в жизни? Так вот, ни на что не похожий, роман «Самовар», книга скандальная и философическая одновременно, отвечает на все вечные вопросы, которые нас мучают. Ег…

О любви (сборник)

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

Все знают, что она есть, и никто не знает, что это такое. Или еще: все знают, что это такое, но никто не знает, как это сказать. Хотя практики-эмпирики, профессиональные соблазнители и многоженцы по этим путям ходят, как по тротуару возле собственного дома. Зная все повороты наизусть. Удивительные…

Легенды разных перекрестков (сборник)

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

«Дания – страна скучная. Но вообще ничего. Жить можно. Если кому охота ничего не делать и жить спокойно – место очень подходящее. Датчане гордятся тем, что их королевская династия – сегодня древнейшая в мире: не прерывается уже тысячу лет. И любят вспоминать, что когда во время Второй Мировой войн…

Фуга с теннисистом

Михаил Веллер

Рассказы

4. Легенды разных перекрестков

«Старый Хаим Бейдер когда-то был молодым Хаимом Бейдером. Что с того. Все были молодыми. И в давние довоенные времена жил он в украинском городке Каменец-Подольске. Тоже ничего удивительного. Там жило довольно много народа до войны, в том числе и евреев. Я там тоже жил. Но недолго. Я там только род…

Легенды Арбата (сборник)

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

Новая книга М. Веллера «Легенды Арбата» – сборник невероятно смешных и головокружительных историй советского и недавнего прошлого. Беспощадная правда и народная мифология образуют блестящий сплав и гремучую смесь. По стилю и манере – продолжение знаменитого национального бестселлера «Легенды Невско…

Отцы наши милостивцы (сборник)

Михаил Веллер

Публицистика: прочее

Отсутствует

«…Поистине наша Родина достойна удивления. На самом деле Россия достойна много большего и лучшего, чем простое удивление. Но, во-первых, с много большим и лучшим у нас всегда напряженка. У нас без проблем только с много меньшим и худшим. Во-вторых, это не простое удивление. Это шок, когда гипноз пл…

Наш князь и хан

Михаил Веллер

Историческая литература

Странник и его страна

Роман из времен Куликовской битвы превращается в цепь нелепостей, а сюжет – в головоломку разведчика, вскрывающего тайны. Русская история была фальсифицирована пиарщиками Средневековья. Сражение с Мамаем и карательный набег Тохтамыша выглядели вовсе не так, как нам внушали веками. И сами мы – не те…

Цитаты

Михаил Веллер

Рассказы

3. Модерн.

«…Записную книжку, черненькую, дешевую, я поднял из-под ног в толкотне аэропорта. Оглянулся, помахав ею, – хозяин не обнаружился. Регистрацию на мой рейс еще не объявляли; зная, как ощутима бывает потеря записной книжки, я раскрыл ее: возможно, в начале есть координаты владельца…» …

Бермудские острова

Михаил Веллер

Рассказы

3. Модерн.

«…Человек взрослеет, и ускользающее движение лет все стремительней под растущим грузом насущных дел, и все недоступней и сказочнее за туманным горизонтом обетованный мираж, его Бермудские острова. И есть – смиряются; так положено от веку. Они строят города и пишут книги, их любят семьи и уважают д…

Последний танец

Михаил Веллер

Рассказы

3. Модерн.

«Под фонарем, в четком конусе света, отвернув лицо в черных прядях, ждет девушка в белом брючном костюме. Всплывает музыка. Адамо поет с магнитофона, дым двух наших сигарет сплетается над свечой: в Лениной комнате мы пьем мускат с ней вдвоем…» …

Самокритика и незадача

Михаил Веллер

Рассказы

Укуситель и укусомый

«Фабула этой баллады взывает к стилистике Хармса. Один критик, которого можно назвать Романом Арбитманом и поселить в Саратове (никаких намеков на Грибоедова!), решил реализовать свои возможности, написать роман и подзаработать денег. Что и сделал…» …

А может, я и не прав

Михаил Веллер

Рассказы

Вначале и в конце

«Свою литературную судьбу я считаю начавшейся с того момента, когда во время прохождения лагерных сборов от военной кафедры университета я пошел на риск первой публикации и написал рассказ в ротную стенгазету. Сей незатейливый опус, решительно не имевший значительных литературных достоинств, тем па…

Трибунал

Михаил Веллер

Рассказы

1. Фант.

«Бриллиантовая Звезда «Победы» впивалась Жукову в зоб. Он отогнул обшлаг, хмуро оценил массивные швейцарские часы и перевел прицел на часового. Часовой дрогнул, как вздетый на кол, отражение зала метнулось в его глазах, плоских и металлических подобно зеркальцу дантиста. Высокая дворцовая дверь, б…

Мишахерезада

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

Приключения бродяги на просторах СССР складываются в картину эпохи с характерными особенностями быта, экзотическими профессиями и комизмом. «Мишахерезада» – так называли в экспедициях истории Миши Веллера вечером у костра. Книга также выходила под названием «Странник и его страна». …

Долина идолов (сборник)

Михаил Веллер

Публицистика: прочее

Отсутствует

Новая книга Михаила Веллера включает в себя роман «Не ножик не Сережи не Довлатова», популярное исследование «Технология рассказа», повести и эссе о писательских судьбах. Как всегда, книга Веллера остра, полемична, увлекательна, язык ее легок и отточен. …

Нежелательный вариант (сборник)

Михаил Веллер

Драматургия

Отсутствует

«…Что такое государственный раб? Во-первых, он прикреплен к месту и не может уехать оттуда, где живет. Не только из государства, но даже город сменить! – везде прописка, проверка, разрешение. Во-вторых, он может работать только на государство, и от государства получать средства на жизнь: работа на …

Всеобщая теория всего

Михаил Веллер

Философия

Отсутствует

Теория сия представляется истинной тем, что в нее вполне укладывается, ей соответствует и ею объясняется все сущее. Поиски смысла жизни предполагают, что и жизнь человека, и всего человечества не есть нечто ограниченное собственными рамками, конечное, целесообразное внутри себя без внешней цели и …

Ящик для писателя

Михаил Веллер

Рассказы

Ящик для писателя

«…Нужно хлебнуть рабства сполна, чтобы выдавить из себя раба до капли: постичь и проповедать суть свободы, скрыв от мира и истории свое имя под уничижительным паче гордости псевдонимом Эпиктет; пусть влюбленный и на лучшее не годный Арриан молитвенно вносит в скрижаль мысли учителя…» …

Технология рассказа

Михаил Веллер

Публицистика: прочее

Песнь торжествующего плебея (сборник)

«Сейчас говорят о возрождении жанра рассказа, о повышении интереса к нему после долгого перерыва. Расцвет русского советского рассказа приходится на двадцатые (Бабель, Иванов, Зощенко) и затем шестидесятые (Казаков, Шукшин и др.) годы. Оперативнее прочих прозаических жанров рассказ реагирует на изм…

Легионер

Михаил Веллер

Рассказы

4. Коротк.

«Его родители эмигрировали во Францию перед первой мировой войной. В сороковом году, когда немцы вошли в Париж, ему было четырнадцать. Он был рослый и крепкий подросток. Родители были взяты заложниками при облаве в квартале. Он прочитал на стене объявление о расстреле…» …

Любовь и смысл жизни (сборник)

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

«…Все знают, что она есть, и никто не знает, что это такое. Или еще: все знают, что это такое, но никто не знает, как это сказать. Хотя практики-эмпирики, профессиональные соблазнители и многоженцы по этим путям ходят, как по тротуару возле собственного дома. Зная все повороты наизусть. Удивительн…

Лодочка

Михаил Веллер

Рассказы

3. Модерн.

«Октябрьский день был ясен и чист насквозь. Я бродил по Михайловскому саду: сухое стынущее сияние осени, ограненное в узорную чернь оград. Перспективы обнажались. Отдыхали на скамейках старички, курили молодые стильные мамаши, мелькала детвора в азарте. Мальчишки пускали в пруду бумажные караблики,…

Слава и место в истории

Михаил Веллер

Рассказы

Долина идолов

«Дондурей (ну так же и хочется поставить «дон» отдельной частицей!..), главный редактор одного журнала про кино, названия которого я никогда не мог запомнить, недавно сказал в телевизоре, что Глазунов, хоть ему и дарят дома, и платят миллионы, все равно в историю не войдет: критики про него не пишу…

Интим

Михаил Веллер

Рассказы

Долина идолов

«Мы сами не заметили, как практически лишились сферы интимного. Интимное – это то, что только для двоих; или для одного. Оно имеет особенный смысл именно потому, что публично – недопустимо, неправильно, нехорошо, неинтересно. Особенность интимного – в его непубличности. Ну как бы объяснить тем, кт…

Конь на один перегон (сборник)

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

Уже первые оригинальные и потрясающе смешные рассказы М.Веллера, дебютировавшего в семидесятые годы, вызвали восторг читателей. В предлагаемую читателям книгу «Конь на один перегон» включены произведения разных лет. …

Современная русская литература

Михаил Веллер

Очерки

Отсутствует

«…Говоря о сегодняшней русской литературе, нужно, во-первых, прикинуть и определить, с чего она началась. Потому что в перестроечный период это была еще не сегодняшняя русская литература. Перестроечный период характеризовался тем, что вытащили все из закромов, из всех амбаров и сусеков – и стали гн…

Легенда о Лазаре

Михаил Веллер

Рассказы

4. Легенды разных перекрестков

«Его папа был довольно известный и даже процветающий пианист. Он не унаследовал от папы музыкальный слух; то есть слух у него был, тонкий и даже изощренный, но являл себя он только на звон денег, безошибочно различая и выделяя это сладкозвучие среди самой шумной какофонии социалистического строител…

Два возраста глупого короля

Михаил Веллер

Публицистика: прочее

Отсутствует

«…Количество переходит в качество удивительным образом. Каждый человек по отдельности хочет всего хорошего, разумного и правильного. (Ну, за исключением незначительного процента сволоты.) А все люди сообща и вместе – решают и делают какую-то хрень! И сами потом удивляются и негодуют, как же это так…

Как меня редактировали

Михаил Веллер

Рассказы

Служили два товарища, ага!

«Сначала беглая справка. До изобретения книгопечатания никто не помышлял о редактировании текстов. Античная литература создана без участия редакторов, как ни горько это сознавать. Равно и средневековая. Наемному переписчику немало вломили бы за отсебятину. Правда, на устных этапах она «обкатывалас…

Гонец из Пизы

Михаил Веллер

Юмористическая проза

Отсутствует

Эта книга – о том, что мечтают сейчас, откровенно говоря, сделать многие, да не хватает духу и останавливают непреодолимые препятствия. Но герои Михаила Веллера преодолевают препятствия. Сюжет его нового романа головокружителен и прост, реалистичен и невероятен одновременно. Роман смешон и печален,…

Жестокий

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

«…Предводитель делает характерный жест ладонью. Часть викингов с перерезанным ночью горлом лежит на траве. Оставшихся человек пятнадцать рассаживают через промежутки на огромном бревне, лежащем у сожженного поселка. Руки их связаны за спиной, меж спиной и вязкой проходит вбитый в землю за бревном…

Эхо

Михаил Веллер

Рассказы

4. Коротк.

«Похороны прошли пристойно. Из крематория возвращались на поминки в двух автобусах, поначалу с осторожностью, а потом все свободнее говорили о своем, о детях, работе, об отпусках. Квартира заполнилась деловито. Мужчины курили на лестнице; появились улыбки. Еда, закуски были приготовлены заранее и …

Миг

Михаил Веллер

Рассказы

3. Модерн.

«– Осторожно, двери закрываются! Следующая станция – Петроградская. Напротив сидела красивая женщина. Он смотрел на нее секунд несколько – сколько позволяли приличие и самолюбие. Страшно милая…» …

Вечер в Валгалле

Михаил Веллер

Драматургия

Отсутствует

«…А вы что думали, я не знаю, что все сыплется? Это товарищ Сталин построил нам такое хрустальное здание, дворец коммунизма в отдельно взятой за жопу стране! Чуть что тронь – и все стены поехали! Или концлагеря с могучей армией – или свобода с анархией и бардаком. А ты живи между милым началом и га…

Перпендикуляр

Михаил Веллер

Современная русская литература

Отсутствует

Новая книга Михаила Веллера удивительно легким и ироничным разговорным языком увлекательно повествует о неожиданных вещах. Любовные похождения знаменитостей, судьбы великих писателей, ниспровержение кумиров и крушение авторитетов – автор впервые делится с российскими читателями мыслями, высказанным…

Лучшие книги Михаила Веллера: список из 192 шт.

Начиная изучать творчество писателя — уделите внимание произведениям, которые находятся на вершине этого рейтинга. Смело нажимайте на стрелочки — вверх и вниз, если считаете, что какое-то произведение должно находиться выше или ниже в списке. В результате общих усилий, в том числе, на основании ваших оценок мы и получим самый адекватный рейтинг книг Михаила Веллера.

  • 51.

    Михаил Веллер

    121

    поднять опустить

    «Сейчас говорят о возрождении жанра рассказа, о повышении интереса к нему после долгого перерыва. Расцвет русского советского рассказа приходится на двадцатые (Бабель, Иванов, Зощенко) и затем шестидесятые (Казаков, Шукшин и др.) годы. Оперативнее прочих прозаических жанров рассказ реагирует на изменения в общественной жизни: во-первых, он попросту быстрее пишется, во-вторых, в нем труднее халтурить, выдавать желаемое за действительное, подменяя пристальный взгляд на вещи длиннотами описаний и перечнем событий. Слабость романа может маскироваться обилием материала и многословным жизнеподобием; слабость короткого рассказа нага и очевидна. Характерно, что в период культа личности, когда литературу нацеливали на лакировку действительности и пропаганду заданных установок, премий удостаивались исключительно романы…» … Далее

  • 52.

    Михаил Веллер

    120

    поднять опустить

    За полтора десятка лет «Легенды Невского проспекта» стали первым из национальных бестселлеров. Названная «самой смешной книгой 90-х», она делается все более ностальгической. Автор не читает эту книгу – он рассказывает невероятные истории вам, другу и единственному собеседнику. 1.Танец с саблями 2.Маузер Папанина 3.Легенда о Моше Даяне 4.Баллада Датской тюрьмы 5.Американист 6.Баллада о знамени 7.Баллада о морском параде 8.Легенда о родоначальнике фарцовки Фиме Бляйшице 9.Пьяная травма 10.Легенда о стажере 11.Легенда о заблудшем патриоте 12.Легенда о соцреалисте 13.Легенда о теплоходе «Вера Артюхова» 14.Крематорий 15.Океан 16.Лаокоон … Далее

  • 53.

    Михаил Веллер

    119

    поднять опустить

    В новый сборник вошли самые яркие передачи Михаила Веллера на «Эхе Москвы» и ряд резких эссе о ситуации в стране и проблемах журналистики.

  • 54.

    Михаил Веллер

    118

    поднять опустить

    Двадцать лет тому назад увидела свет книга популярнейшего российского автора Михаила Веллера «Легенды Невского проспекта». Спустя годы, в теплой дружеской обстановке творческого вечера автор решил впервые поведать поклонникам своего литературного таланта, как это было. Михаил Веллер рассказал о том, как рождалась книга, кто был источником вдохновения и прототипами героев, как книга обретала свое место на полках магазинов и в сердцах миллионов читателей. Удивительный рассказ о творческом поиске, ошибках и свершениях не оставит равнодушным никого из тех, кто решит уделить время для прослушивания этой аудиокниги. Продюсер издания: Владимир Воробьёв ©&℗ ИП Воробьев В.А. ©&℗ ООО ИД СОЮЗ … Далее

  • 55.

    Михаил Веллер

    118

    поднять опустить

    Новый роман Михаила Веллера «Бомж» повествует об искаженном мире бывших людей, который является причудливым отражением нашего. Вопреки всему он полон иронии и злых шуток. Здесь бывший офицер спецслужб спорит с бывшей интеллигенцией, бывший учитель литературы по кличке «Белинский» проповедует духовность, а бывший экстрасенс из секретной лаборатории предсказывает будущее бывшей партноменклатуре – ныне сплошь депутатам и бизнесменам. Здесь силятся постичь смысл жизни и человеческого падения. И это складывается в неожиданный сюжет, держащий в напряжении до последней страницы. … Далее

  • 56.

    Михаил Веллер

    117

    поднять опустить
  • 57.

    Михаил Веллер

    117

    поднять опустить

    Легким, точным словом, полным юмора и иронии Веллер вскрывает острейшие вопросы современности, размышляет о пагубности либеральной идеологии, ведущей в недалеком будущем к гибели страны… … Далее

  • 58.

    Михаил Веллер

    117

    поднять опустить

    «К числу непреходящих чувств относится удивление. Десять лет звучат дискуссии о мате – и продолжают поражать безмозглостью. Не остается сил верить Дарвину, что человек произошел от обезьяны, если родословная большинства с очевидностью упирается в дубовый пень…» … Далее

  • 59.

    Михаил Веллер

    117

    поднять опустить

    Роман из времен Куликовской битвы превращается в цепь нелепостей, а сюжет – в головоломку разведчика, вскрывающего тайны. Русская история была фальсифицирована пиарщиками Средневековья. Сражение с Мамаем и карательный набег Тохтамыша выглядели вовсе не так, как нам внушали веками. И сами мы – не те, кем себя считали… … Далее

  • 60.

    Михаил Веллер

    117

    поднять опустить
  • 61.

    Михаил Веллер

    117

    поднять опустить

    Сумасшедшие подвиги совершались во имя любви, и легендарные жертвы приносились ради нее. Рим потрясла страсть Антония и Клеопатры, рыцари плакали над трагедией Зигфрида и Брунгильды, а нынешним бабушкам не давала заснуть «Love Story». Ослепительные люди великих судеб и звездных страстей – герои этой книги. … Далее

  • 62.

    Михаил Веллер

    116

    поднять опустить

    Эта книга – самое смешное (хотя не всегда самое веселое) произведение последнего десятилетия. Потрясающая легкость иронического стиля и соединения сарказма с ностальгией сделали «Легенды Невского проспекта» поистине национальным бестселлером. Невероятные истории из нашего недавнего прошлого, рассказанные мастером, все чаще воспринимаются не как фантазии писателя, но словно превращаются в известную многим реальность. В сборник вошли циклы рассказов «Саги о героях», «Легенды «Сайгона» и «Байки «Скорой помощи». … Далее

  • 63.

    Михаил Веллер

    116

    поднять опустить

    «Легенды Арбата» – невероятно смешные и головокружительные истории советского и недавнего прошлого. Беспощадная правда и народная мифология образуют блестящий сплав и гремучую смесь. Авторское исполнение еще больше погружает вас в эту атмосферу. По стилю и манере – продолжение знаменитого национального бестселлера «Легенды Невского проспекта». Запись студии «Радио России» 1. Подвиг разведчика 2. Самолет 3. Пятикнижие 4. На театре 5. Дер партизанен 6. Кошка 7. Романс о влюбленных 8. Гулливер 9. Монгольское кино 10.Шутник Советского Союза 11.Рыбалка 12.День рождения Гайдара 13.«МиГ» губернатора 14.Воздухоплаватель 15.Бочонок 16.Мон женераль 17.Имени Нахимова 18.Литературный проект 19.Милицейский протокол … Далее

  • 64.

    Михаил Веллер

    115

    поднять опустить

    «Тысячу лет назад норманны сеяли пшеницу на юге Гренландии. Не изменись климат, в Ленинграде сейчас вызревали бы персики. И даже в декабре в больницах было бы не меньше двадцати градусов, что вовсе неплохо…» … Далее

  • 65.

    Михаил Веллер

    114

    поднять опустить

    «– А я говорю – полюбит она тебя как милая, никуда не денется. – Не верю я в это… Нет во мне чего-то, что нравится женщинам. – Характера в тебе нет…» … Далее

  • 66.

    Михаил Веллер

    113

    поднять опустить

    «…Что такое государственный раб? Во-первых, он прикреплен к месту и не может уехать оттуда, где живет. Не только из государства, но даже город сменить! – везде прописка, проверка, разрешение. Во-вторых, он может работать только на государство, и от государства получать средства на жизнь: работа на себя или на частное лицо запрещена, земля, завод, корабль – всё, всё принадлежит государству. В-третьих, за уклонение от работы его суют на каторгу и заставляют работать на государство под автоматом. В-четвертых, если он придумал, как делать что-то больше, легче и лучше, ему все равно не платят больше, а платят столько же, а все произведенное им государство объявляет своей собственностью. Клад, изобретение, сверхплановая продукция, сама судьба – все принадлежит государству! А рабу бросается на пропитание, чтоб не подох слишком быстро. А теперь вы ждете от меня благодарности за такое государство?…» … Далее

  • 67.

    Михаил Веллер

    113

    поднять опустить

    «Торжественный зал. Люстра, кинохроника, смокинги, блики фотовспышек на лысинах. Недержание лести: симфония славословий. – …за величайшее достижение в области литературы двадцатого века. И, может быть, литературы вообще!..» … Далее

  • 68.

    Михаил Веллер

    113

    поднять опустить

    «Страшно далеки они от народа, и народу всегда любопытно, сколько эти грамотеи зарабатывают. Ежемесячной зарплаты у них нет, это точно. А гонорар – это как и сколько? Известность сопрягается у народа с деньгами. Слава – это его богатство. Невозможно, чтоб все его знали (ну, или вообще знали, многие) – а он бедный. «Известнее меня – видимо, богаче меня». Легенды о нищих гениях воспринимаются скорее как исключения на общем фоне расхожей состоятельности известных людей. Престиж профессии как бы соответствует ее материальной эффективности…» … Далее

  • 69.

    Михаил Веллер

    113

    поднять опустить

    «Мы сами не заметили, как практически лишились сферы интимного. Интимное – это то, что только для двоих; или для одного. Оно имеет особенный смысл именно потому, что публично – недопустимо, неправильно, нехорошо, неинтересно. Особенность интимного – в его непубличности. Ну как бы объяснить тем, кто не понимает, а таких все больше…» … Далее

  • 70.

    Михаил Веллер

    113

    поднять опустить

    В этой книге много тайн, и все они раскрываются на удивление просто. Во-первых, Звягин – не майор. Ну – бывший майор. Во-вторых, приключения его – никакие не приключения. Эта книга – «наука побеждать» и добиваться любой поставленной цели в наших обыденных условиях. Человек может все – вот неотразимая идея романа. Может переломить судьбу, стать любимым и счастливым, преодолеть даже смертельный недуг. За пятнадцать лет общий тираж «Звягина» приблизился к миллиону. … Далее

  • 71.

    Михаил Веллер

    113

    поднять опустить
  • 72.

    Михаил Веллер

    113

    поднять опустить

    Любовь не минует никого, но великие мира сего любили так, что легенды о великой любви живут и поныне. Они совершали подвиги и переживали чудеса, о них писали книги и пели баллады, их имена давали детям и возлюбленным. Любовь требует много сил души, много чуткости и умения: те, о ком мы вспоминаем сегодня, познали это сполна. … Далее

  • 73.

    Михаил Веллер

    113

    поднять опустить

    Книга Михаила Веллера в не совсем иногда обычной и даже эпатирующей форме говорит о горьком «пути наверх» нынешних сорокалетних, «несостоявшегося поколения» в годы безвременья, показывая скорее изнанку, чем лицо, своеобразного литературного мира. … Далее

  • 74.

    Михаил Веллер

    113

    поднять опустить

    «…Предводитель делает характерный жест ладонью. Часть викингов с перерезанным ночью горлом лежит на траве. Оставшихся человек пятнадцать рассаживают через промежутки на огромном бревне, лежащем у сожженного поселка. Руки их связаны за спиной, меж спиной и вязкой проходит вбитый в землю за бревном кол, таким образом что его верхушка торчит на уровне лопаток: не дернуться. Двое воинов подтаскивают очередного викинга за плечи и сажают на бревно, третий просовывает сверху кол за его спиной под вязки рук и камнем вбивает в землю, пока верхушка не уйдет ниже уровня шеи сидящего. Похожий на медведя боец с широкой секирой подходит к бревну, перехватывает секиру за самый конец длинной рукояти, делает широкий круговой горизонтальный взмах – и голова крайнего викинга отскакивает и катится. Негромкий одобренный гул его товарищей…» … Далее

  • 75.

    Михаил Веллер

    112

    поднять опустить
  • Интервью: Пол Веллер обсуждает Danelectros, Rickenbackers и свой новый альбом «Sonik Kicks»

    Как и рассказчик в «Изменяющем», одной из его самых известных песен, карьера Пола Веллера построена на зыбучих песках.

    Он был панком и фронтменом «Новой волны» в авангарде движения возрождения мод в конце 70-х, певцом соул / R&B, гитарным божеством и «Отцом модов», героем главных героев и антагонистов драматического шоу. Брит-поп-сцена середины 90-х.

    Веллер, уроженец Уокинга, пригорода примерно в часе езды от Лондона, вышел на мировую арену в 1977 году с The Jam, легендарным британским трио, чей зажигательный дебют в стиле панк и новой волны, In The City , не принес ничего хорошего. общий с их лебединой песней 1982 года, наполненный душой и фанком The Gift .

    Когда Веллер внезапно распустил The Jam и вместе с Миком Тэлботом сформировал The Style Council в 1983 году, он использовал возможность пойти еще дальше, включив в свое звучание джаз, синти-поп, хаус и R&B.

    Несмотря на первоначальный коммерческий успех, к 1989 году публика потеряла интерес, и Веллер остался без лейбла — и, казалось, без перспектив.

    Введите соло Пол Веллер, артист, чье звучание претерпевало огромные повороты на протяжении 10 альбомов, получивших признание критиков, включая современную классику Wild Wood и Stanley Road . Способность Веллера к экспериментам достигла пика в кинематографическом фильме 22 Dreams 2008 года и зубчатом Wake Up the Nation 2010 года.

    Со своим новым альбомом Sonik Kicks , который выйдет 27 марта в США на лейбле Yep Roc Records, Веллер продолжает свой смелый исследовательский курс, выпуская диск, полный электронных звуковых экскурсий, приправленных джазовым соул- ритмы регги, гитары задом наперед, ряды скулящих синтезаторов и другие эффекты.

    Веллер снова проталкивает свой личный конверт.

    Мы встретились с Веллером, у которого есть новый набор близнецов, новая линия высококачественной одежды и, конечно же, новый альбом — в начале этой недели.

    GUITAR WORLD: Прежде всего, поздравляю близнецов. Есть ли разница в жизни с этими двумя новичками на картинке?

    Спасибо, чувак. Я гораздо меньше сплю [смеется].

    Во время вашей сольной карьеры — а точнее, во время временной шкалы The Jam — была тема смены альбома к альбому, привязанная к этапам вашей музыкальной эволюции. Sonik Kicks звучит более электронно, чем все, что вы когда-либо делали; знаменует ли это начало нового этапа для вас?

    Я думаю, что на самом деле это началось с альбома 22 Dreams 2008 года, который сейчас на два альбома раньше.Знаешь, я думаю, что это широко открыто. Я не думаю о том, что я могу или не должен делать. Я просто думаю, что в музыкальном плане есть бесконечные возможности. И я очень, очень открыт для экспериментов с разными людьми и пытаюсь найти разные методы написания и создания музыки. Так что сейчас для меня очень интересное время.

    Что послужило вдохновением для электронного звучания альбома?

    Я слушал много ранних электронных произведений, думаю, это в меру авангардный материал, если это можно так назвать.Это даже восходит к концу 1930-х и 1940-х гг. Меня просто интересовали текстуры, которые создавала эта музыка. Я действительно пытался отчасти включить это в поп-музыку.

    Как записывались ритм-треки на новом альбоме?

    На самом деле это смесь. Есть несколько лупов и семплов, но в целом это почти все живое исполнение. В некоторых случаях мы записывали лупы на драм-машинах, но заменяли их настоящими барабанами.Так что это сочетание технологий и старой школы, и все сделано с помощью Pro Tools. Мы изо всех сил старались сохранить звук теплым и не слишком оцифрованным, стараясь сохранить эту глубину и теплоту.

    Я знаю, что Стива Уайта — вашего давнего барабанщика со времен Совета по стилю — больше нет, но гитарист Ocean Color Scene Стив Крадок все еще в вашей группе и активно участвует в Sonik Kicks . Как вы с Крэдоком разделяете гитарные обязанности в студии?

    Что ж, Стив Уайт все еще здесь [смеется].Но да, он не играл со мной около пяти лет. Стив Крэдок играет много всего на альбоме. Он даже играет на барабанах на нескольких треках. Мы как бы обсуждаем — возможно, не слишком подробно — какой стиль должна быть у каждой песни. Но мы работаем вместе уже 20 лет или около того, и я думаю, что здесь задействована определенная ментальная телепатия. Мы просто играем друг с другом. А Стив очень хорошо слушает; он прислушивается к тому, что я делаю, и разыгрывает это. Думаю, на самом деле мы просто инстинктивно знаем, что делать.Это происходит от совместной игры все это время.

    Какие гитары и усилители вы использовали при записи Sonik Kicks ?

    Что касается усилителей, я часто использовал свой маленький комбо Marshall. Что касается гитары, я использовал Danelectro на многих треках альбома. В нем есть приятный хрустящий, землистый, грязный звук. Я использовал это и старый Telecaster.

    А вы знаете точную модель Данэлектро?

    Эээ, это… нет, я не [смеется].Но это похоже на космический корабль 1950-х годов.

    Когда я думаю о квинтэссенции гитары Пола Веллера, я не могу не представить себе ваше Sunburst Epiphone Casino с трапециевидным наконечником.

    Да, я предпочитаю использовать это вживую. В студии последнее время — «Данэлектро».

    Если бы вам пришлось выбрать только одну гитару, чтобы использовать ее навсегда — или, как говорится в радио-шоу BBC, взять с собой на свой «необитаемый остров» — что бы это было?

    Это должна быть моя Cherry Red 1968 Gibson SG, это действительно очень красивая гитара, чувак.В нем столько разных тонов. Шея действительно тонкая, и играть в нее просто удовольствие. Это очень универсальная гитара с теплым хрустом. Кроме того, у него очень шелковистый, нежный звук.

    Давайте поговорим о гитарах Rickenbacker, которые вы использовали с The Jam. Я читал, что когда вы получили свой первый аванс от лейбла группы в конце 70-х, вы купили столько Rickenbackers, сколько могли себе позволить. Что вы думаете о гитарах Rickenbacker?

    Это отличные гитары, чувак, но они также в некотором роде одномерные.Они хороши для определенных вещей, но на самом деле у них есть только один звук. Да, это отличный звук, но, вероятно, я перестал их использовать, потому что мне нужно было что-то с дополнительными тонами и размерами. Но изначально я попал в Rickenbackers по той же причине, что и многие люди — все мои герои использовали их. От Пита Таунсенда до Битлз. И они выглядят потрясающе, не так ли?

    Да, особенно 330 и 360. Кстати, я помню, что вы продавали или продавали с аукциона один из своих Ricks — думаю, 330 — года три или четыре назад.Каков статус вашей коллекции Рика сегодня? У вас все еще есть большая часть партии, которую вы купили в 70-х?

    Вообще-то нет. Думаю, у меня осталось только одно или два из них. Некоторых я отдал, некоторые разбили, а может, где-то украли. Но я сохранил пару. Я сохранил первый Рикенбакер, который у меня когда-либо был, маленькую уменьшенную модель типа Джона Леннона. И у меня есть пара 12-струнных моделей, которые действительно хороши, и у меня есть модель Пита Тауншенда, которую Пит подарил мне несколько лет назад.Но это все.

    В этом году исполняется 35 лет со дня выхода первого альбома The Jam, In The City . Это напоминание о том, что вы вышли из сцены, в которой страсть и напор — и в какой-то степени политически заряженные тексты — ценились выше музыкальности и музыкальных способностей. Тем не менее, теперь многие люди считают тебя гитарным героем. Что вы думаете об этом контрасте?

    Я рада, если честно. Я нормально отношусь к тому, что меня считают гитаристом, и если я смогу получить за это признание или уважение, это будет для меня очень хорошо.Когда я слушаю пластинку или когда записываю пластинку, я слушаю все. Я слушаю барабаны, бас, голос, аранжировку. Я слушаю всю пьесу как ансамбль. Я слушаю не только гитариста. Так что для меня это немного по-другому, потому что хорошо быть гитаристом, но я также являюсь автором песен и певцом, поэтому я как бы слушаю все это одновременно. Думаю, все это говорит о моей игре.

    Что вы сейчас слушаете? Что вас вдохновляет?

    Я слушал отличную пластинку Baxter Jury под названием Happy Soup , которая вышла в прошлом году.И есть отличная пластинка Тима Берджесса из группы The Charlatans, который записал сольный альбом в Нэшвилле. Позже в этом году выйдут некоторые вещи, действительно особенные. И мне очень нравится сольный альбом Ноэля Галлахера из прошлого года, High Flying Birds . Я думал, что это было здорово.

    Да, я хотел спросить вас о Ноэле — и о новой группе Лиама Галлахера, Beady Eye. Что вы думаете об их дебютном альбоме с прошлого года, Different Gear, Still Speeding ?

    Мне понравился этот альбом, и я очень жду их следующего.Я думаю, что Лиаму сложно следовать за Oasis, но я думаю, что в нем лично есть желание быть действительно великим автором песен. Я думаю, ему просто нужно немного больше уверенности. Его идеи, его абстрактные идеи великолепны.

    Представляете ли вы себя когда-нибудь переходящим в другие жанры музыки — стандартную или классическую, возможно, — как это сделали некоторые из ваших старых рок-влияний в последние годы?

    Я бы не посмел это сделать, приятель. У меня не хватило бы таланта на такие вещи, и это меня устраивает.У меня просто не было бы музыкальных знаний, чтобы делать что-то столь же авантюрное.

    Новый альбом Пола Веллера Sonik Kicks выйдет 27 марта в США на лейбле Yep Roc Records. Для получения дополнительной информации посетите страницу Пола Веллера в Facebook и официальный сайт.

    Изображение 1 из 16

    Изображение 2 из 16

    Изображение 3 из 16

    Изображение 4 из 16

    Изображение 5 из 16

    Изображение 6 из 16

    Изображение 7 из 16

    Изображение 8 из 16

    Изображение 9 из 16

    Изображение 10 из 16

    Изображение 11 из 16

    Изображение 12 из 16

    Изображение 13 из 16

    Изображение 14 из 16

    Изображение 15 из 16

    Изображение 16 из 16

    Интервью: Пол Веллер о паттерне Сатурн, гитарах и расширении границ | Гитара.com

    «Извините за это, он просто отключен», — извиняется Пол Веллер в начале нашего интервью. Он перезванивает мне после того, как наш первый звонок прервался, когда я рассказывал об одной из наших первых встреч в начале 90-х. Учитывая репутацию Веллера, я подумал, что, возможно, он повесил трубку на меня. «Нет, не будь смешным, — уверяет меня Веллер. «Все хорошо.»

    Веллер звонит из гримерки в Берлине, посреди короткого европейского театрального турне перед выпуском его 12-го студийного сольного альбома, «Сатурнс Паттерн», только что завершивший «потрясающий» саундчек.

    «Мы продержались немного дольше, чем обычно, потому что это звучало так хорошо», — признается он.

    В наши дни Weller хорошо разбирается не только в саундчеках. Он находится в эпицентре творческого фиолетового патча, который начался с 22 Dreams 2008 года, выпущенных накануне его 50-летия, и продолжился с Wake Up The Nation (2010) и Sonik Kicks (2012). Каждый из них был известен своими далеко идущими технологиями производства и написания песен, а также очевидным отсутствием страха у Веллера в попытках стилистически попробовать все, что он мог придумать.

    Все это время Веллер придерживался изнурительного гастрольного графика и даже нашел достаточно времени, чтобы запустить два сезона линии мужской одежды — Real Stars Are Rare — и составить книгу под названием Into Tomorrow, состоящую из фотографий его сольного перерождения во время эпоха брит-попа 90-х до наших дней. Он также женился и имел близнецов — Джона Пола и Боуи — чтобы сделать комплимент его пятерым другим детям.

    Каким бы занятым он ни был, Веллер рад рассказать о своем творческом процессе, методах написания песен и своем снаряжении.В то время как многие его современники перестали писать новую музыку или, конечно, новую музыку, которая отдаленно отличается от того, что они делали раньше, Веллер продолжает заставлять себя выпускать новый материал и бросать вызов своему творческому процессу. Мы спрашиваем, что подпитывает этот дух неугомонных изобретений и делает ли — в конечном итоге — он для себя записи.

    «Очевидно, я делаю это, потому что мне это нравится», — говорит он. «Но как писатель вы всегда ищете, что еще вы можете написать.Можете ли вы сделать это лучше? Сможете ли вы выполнить самую причудливую работу, которую когда-либо делали? Все эти вопросы, правда. Это бесконечный квест, и я не думаю, что вы когда-нибудь остановитесь, пока не закончите ».

    Интересно, чувствует ли Веллер необходимость пойти на уступки в отношении коммерческой доступности в погоне за этим поиском, или его единственной заботой является испытание новых творческих возможностей?

    «Ну, по сути, я просто делаю то, что мне нужно, а именно пишу и сочиняю музыку. Это самая суть того, чем я занимаюсь на самом деле.Я вполне счастлива, что живу такой жизнью. Я все еще чувствую, что внутри меня полно музыки. Всякий раз, когда я чувствую это, я хочу продолжать делать это и смотреть, к чему это приведет. Я просто думаю, что это действительно увлекательно — извилины и повороты всего этого пути. Но да, я просто хочу продолжать делать из этого больше.

    «Коммерческий аспект этого [нынешний музыкальный ландшафт], можно только догадываться, дружище. Если бы у меня был выбор между продажей тысячи или миллиона, я бы предпочел продать миллион, потому что это означает, что я могу получить больше денег.”

    «В остальном я никогда особо не задумывался о том, что является коммерческим. Это просто … Я надеюсь, что все это популярно среди людей, потому что это то, чем вы должны заниматься. Но с точки зрения коммерции, кто знает, мужик? Не знаю, кто знает, что коммерческое, а что нет. Я, конечно, не знаю.

    Когда мы были в ожидании, ожидая нашей аудитории с Modfather, у звукозаписывающей компании были короткие отрывки из своих текущих хитов, играющих на линии. Веллер не сидит аккуратно рядом с некоторыми из своих коллег по лейблу, так что эти «хиты» оскорбляют его эстетику?

    «Надеюсь, я не так сужу», — отвечает он.«Я, наверное, сужу об этом исключительно по достоинству. А может не его заслуга, а от того, подействует ли это на меня или нет. Возможно, подавляющее большинство графиков для меня ничего не значит, но я бы сказал то же самое и о 70-х и 80-х ».

    «Там было много-много дерьма, но нужно было искать что-то, что что-то значило для вас. Я не знаю, стало ли это слишком по-другому «.

    «Я не думаю, что можно включать 60-е, потому что это было совсем другое время. Но есть отличная музыка.Меня вдохновляет слушать отличную музыку, новую или старую, и это вдохновляет меня создавать отличную музыку. Так что я не слежу рабски за тем, что происходит, но в то же время мне интересно слышать, что происходит ».

    Модель Сатурна продолжает авантюрный подход к производству, который присутствовал на 22 Dreams и Wake Up The Nation — и тем более на Sonik Kicks. Мы заметили, что песни не обязательно выглядят так, как будто Веллер все еще может сесть и сыграть их на акустической гитаре или пианино, но в предыдущем интервью он сказал нам, что именно так всегда начиналось его сочинение песен.Похоже, что это уже не так.

    «Ни одна из новых песен точно не началась на этом уровне», — объясняет Веллер, даже с более традиционным звучанием Where I Should Be, полученным в результате сессий звуковых экспериментов.

    «Это были всевозможные импровизации и придуманы на месте, если честно. Поскольку у меня было много песен, у меня было, наверное, шесть или восемь мелодий, которые я написал дома, но я решил не использовать их. Они не чувствовали себя подходящими для альбома, который я хотел сделать.На альбоме не было ничего заранее запланированного, просто мы экспериментировали с разными вещами, чтобы посмотреть, что получится. Так что в итоге мы много написали в студии ».

    Последний подход стал нормой во время работы Веллера с бывшим продюсером Саймоном Дайном, но он подчеркивает, что ему до сих пор нравится использовать подход «возврата к основам» в некоторых своих произведениях.

    «Ну, я работал с обоими методами. Мне нравится делать это таким образом, но также и более традиционным способом — писать дома », — говорит Веллер.«Это действительно так. У меня больше нет четкого плана. Как бы то ни было, работает ».

    «Меня интересует какой бы то ни было способ, каким бы методом он ни был. Я никогда не знаю, куда пойду. На самом деле это просто меня занимает. Думаю, это зависит от того, где я нахожусь. Я всегда стараюсь найти разные способы делать что-то, просто чтобы было интересно ».

    «Я думаю, что действительно важно просто непредвзято относиться ко всему этому. Нет определенного способа сочинять музыку или писать.Просто все, что витает в воздухе в данный момент. Я думаю, что чем старше вы становитесь, тем важнее оставаться непредубежденным, а не смотреть на это как на фиксированный способ ведения дел. Все, что работает, чувак.

    «Я не думаю, что буду работать так или иначе. На самом деле я увлекаюсь чем угодно: работаю с другими людьми, пишу с другими людьми, просто смотрю, к чему это приведет.

    «Сейчас в моем возрасте я чувствую, что мне нужно продолжать и пытаться зайти настолько далеко, насколько это возможно, на самом деле, продолжать экспериментировать с другими музыкальными стилями, работая по-разному.Думаю, я в подходящем возрасте для этого. Я думаю, что в моем возрасте правильно пытаться увидеть, кем еще ты можешь стать, а не просто делать то, чего от тебя ждут ».

    «Нет свода правил. Вот в чем дело. Мы как бы рвем его и не беспокоимся об этом. В этом-то и заключается его прелесть. Иногда все элементы сходятся, и они не работают, но это нормально. Вы также должны быть разносторонними в выборе вещей «.

    «У меня нет каких-либо карьерных шагов или идей о том, какими должны быть мои идеи.Я понятия не имею. Я просто работаю над этим изо дня в день и придумываю, как поступить, как и все люди, на самом деле. Это относится и к жизни ».

    Желание Веллера бросить вызов самому себе может также привести к большему количеству сотрудничества и проектов с более молодыми артистами.

    «Мне это очень нравится, и я хотел бы сделать еще», — говорит Веллер. «Я тоже хотел бы сделать что-нибудь в Штатах, но я не знаю, с кем. На самом деле, я бы тоже хотел расширить свой кругозор.”

    На вопрос о гитарах Веллер озорно отвечает: «Я ничего о них не знаю, но я готов попробовать», прежде чем подробно остановиться на некоторых из своих старых фаворитов — Epiphone Casino 60-х, SG и Tele.

    «Я играл на них бог знает сколько времени, но да, я знаю, что мне нужно получить от гитары, особенно от моего SG», — размышляет он, несмотря на то, что, казалось бы, навсегда связан с Рикенбэкерами, которых он играл в The Jam. , но больше не использует.

    «Я давно не играл в одну из них.Я думаю, это потому, что Casino, SG и Tele очень легко адаптируются, — говорит он. «Вы,
    , можете извлекать из них разные тона и звуки между звукоснимателями. Все они обладают определенной универсальностью «.

    Как же тогда Веллер полюбил казино?

    «Посмотрев на The Beatles в 1966 году», — признается он. «По той же причине, по которой я купил SG. Я видел, как Джордж Харрисон играл в «Револьвера». Типа «Достаточно хорошо для меня!»

    А акустические гитары? Как один из самых неизменно новаторских авторов песен в истории рока, согласен ли Веллер с представлением о том, что в акустике есть песни?

    «Нет», — коротко отвечает он.- Но тогда я хотел бы найти одну из них. Я недавно использую эти новые гильдии. Они действительно милые. Не знаю, сколько они стоят, но это действительно хорошие гитары. И вживую, это действительно хорошие гитары ».

    Веллер много лет играл на Gibson J-45 70-х годов, и сегодня он остается в его коллекции. «Он все еще существует. Он томится в студии, но время от времени появляется », — говорит Веллер, сочинивший« пять или шесть »акустических песен во время написания песен для Saturn Pattern , которых нет в новом альбоме.Он сообщает Guitar & Bass , что они, вероятно, появятся в будущих релизах.

    «Я думаю, они, вероятно, выйдут как би-сайды или бонус-треки и тому подобное. Хороши не все, но некоторые. Я просто не хотел делать альбом акустических песен. Я хотел, чтобы он был более электрическим. Но они скоро появятся, да ».

    Как гитарист Веллер приветствует неукротимые похвалы, которые ему дают его сверстники, и имеет давние игровые отношения со Стивом Крадоком из Ocean Color Scene, но он все же признается в некоторой неуверенности в своей игре.

    «Это отличный комплимент. Всегда приятно получать похвалу от коллег и коллег-музыкантов, — говорит Веллер. «Мне всегда приятно это слышать. На самом деле, у меня не всегда есть точка зрения на то, как я играю или нет ».

    «Иногда у меня бывают периоды, когда мне кажется, что я никуда не денусь, а иногда мне кажется, что я стал лучше, чем был 20 лет назад. На самом деле, я немного поднимаюсь и опускаюсь. Но, надеюсь, вы просто постоянно учитесь.

    «Дело в том, что мы со Стивом иногда бываем телепатом.Это правда, мы давно вместе занимаемся музыкой, но мы также довольно много говорим вместе о музыке. Я думаю, что есть определенная вещь, в которой нам отчасти комфортно и мы знаем, что делаем, но в то же время я думаю, что мы оба пытаемся немного продвинуться вперед и также почувствовать себя более комфортно, всегда получая лучше.»

    «Это также может означать, что нужно меньше играть. Иногда просто остается немного больше места. Как бы то ни было, я думаю, что мы оба осознаем, что пытаемся думать о том, что мы делаем, и можем ли мы это улучшить.”

    Веллер, который говорит, что не записывал на пленку «наверное, 10 лет», также признает важность студийных технологий и программного обеспечения, такого как Pro Tools, для сохранения яркости и передового уровня его музыки.

    «Да, это все довольно невероятно. На самом деле я ни в чем из этого не работаю, я полагаюсь на других людей. Но я думаю, что некоторые правки и аранжировки, которые мы сделали для нового альбома, вы просто не смогли бы записать на пленку. Я думаю, что этот альбом стал своего рода благодаря работе над Pro Tools.”

    «Мы пробуем разные вещи. Но когда вы слышите законченную вещь, вы слышите только то, что мы сохранили. Есть много вещей, которые мы пытаемся, а затем отбрасываем, чтобы продвинуться дальше. Разные аранжировки, разные инструменты, пока мы не получим то, что у нас есть ».

    «Думаю, однажды мы приехали, когда собирались начать сеансы As Is Now, и у нас не было мультитрека. Ленты не было. Я думаю, что Ampex только что обанкротилась, поэтому вы не могли купить катушку с лентой.На самом деле это было что-то вроде надписи на стене. К тому же лента сейчас такая дорогая.

    «Спустя какое-то время у вас действительно не будет особого выбора. Я не обрадовался, когда 30 лет назад они сказали, что собираются записать один из моих альбомов на компакт-диск. Я был очень расстроен. «Что не так с записями, чувак?» Но послушай, что бы это ни было — прогресс — ты все равно не сможешь это остановить ».

    «Это сложно, потому что я люблю старые аналоговые звуки, но в конечном итоге ваша музыка оказывается оцифрованной. Мы очень хорошо это понимаем и стараемся добавить как можно больше аналоговой теплоты и интимности.Мы все с этим выросли. В то же время, это как и любая технология: всегда есть что-то хорошее и что-то дерьмовое. Вы должны выбрать лучшее, что будет наиболее полезно для вашей акустики ».

    Творческий всплеск Веллера продолжается с «Wake Up the Nation»

    Это было 33 года назад сегодня — ну, не совсем СЕГОДНЯ — когда Пол Веллер ворвался на британскую музыкальную сцену с песней The Jam, чей дебютный сингл «In the City» стал взрывом панк-музыки и модного стиля рок-н-ролл, который был заразительным и хриплым.

    В те годы Веллер неоднократно поднимался на вершины британских чартов, устанавливая рекорды того времени, выпустив серию потрясающих синглов и состоявшихся пластинок. Успех в Америке всегда ускользал от The Jam, но его следующий ход, The Style Council, попал в топ-40 здесь с песней «My Ever Changing Moods» в 1984 году.

    После перерыва Веллер вернулся в 1992 году со своим одноименным сольным альбомом и теперь записал значительно больше материала в качестве сольного исполнителя, чем когда-либо с любой из своих групп.

    Я могу сказать вам, что его последний диск «Wake Up The Nation» является революционным или возвращением к его корням, но люди говорили то же самое и о предыдущих записях. Напротив, это явно запись Пола Веллера, демонстрирующая его отличительный голос, его фирменный стиль написания песен и его твердую гитарную игру — но с изюминкой.

    «Wake Up the Nation» — первая запись Веллера, рожденная из видения кого-то другого — продюсера Саймона Дайна — и это также первый раз, когда Веллер сотрудничал с басистом The Jam Брюсом Фокстоном с момента их последнего вместе играли на сцене в Брайтоне, Англия, в декабре 1982 года.

    Дайн отправил Веллеру несколько идей, которые тот использовал в качестве вдохновения для таких рокеров, как «Moonshine» и «Up the Dosage», и нельзя отрицать, что такие мелодии, как заглавный трек и «Fast Car / Slow Traffic», намекают на звук, который подпитывал The Варенье. В «Andromeda» есть почти хип-хоповый бит, наложенный на шипящий звук Рикенбакера Веллера — еще один намек на прошлое.

    Карнавал «В Амстердаме» может отправить некоторых давних поклонников обратно в свои коллекции, чтобы они откопали «Тропу Пикадилли» и «Вниз по Сене» от The Style Council, а «Aim High» пронизан душевным ритмом. и аромат.

    В то время как разнообразие стилей связывает «Wake Up the Nation» с его предшественником 2008 года, «22 Dreams», новый альбом обладает сплоченным и унифицированным качеством, которым «22 Dreams» не могла похвастаться.

    Этим утром Веллер объявил о турне по США, которое включает ноябрьские концерты в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Так что Милуоки придется и дальше ждать, чтобы увидеть его лично.

    Но недавно я разговаривал с Веллером по телефону из его дома в Англии, и мы болтали о записи нового альбома, о работе с Фокстоном и о Kings Go Forth из Милуоки.

    OnMilwaukee.com: В основном я хочу поговорить о новом альбоме.

    Пол Веллер: Хорошо.

    OMC: Больше всего меня заинтересовало то, что в примечаниях к обложке вы отметили, что у Саймона Дайна было видение того, как должна звучать пластинка. Было ли это для вас первым делом, когда вы пришли и сделали запись, которая родилась — по крайней мере, изначально — из чьего-то видения звука?

    PW: Да, это было по-другому, определенно по-другому для меня, потому что обычно это начинается с меня.Но мне понравилось; это было хорошо. Мне действительно нравится весь процесс, и мне нравилось, что он просто был продюсером, и я полагаю, что ему говорили, что делать. Мне это очень понравилось. Вид снимает с меня большое давление.

    OMC: Значит, вы немного отступили?

    PW: Да, определенно. Я думаю, что это все, я думаю. Просто меньше давления, да. Полагаю, это был просто другой взгляд на это. Мы просто пробуем разные вещи. После всех этих лет и всех этих записей приятно думать, что есть другие методы работы.Это просто держит вас всех в интересе и сохраняет его каждый раз по-другому.

    OMC: Это изменило способ написания записи? Потому что, по-видимому, вы обычно занимаетесь своими песнями и представляете, как они будут выглядеть, будут ли они такими. Изменило ли это процесс? Вы можете немного поговорить об этом?

    PW: Ну, да, я имею в виду, что Саймон вроде бы… сначала он присылал мне несколько идей, несколько идей для минусовки. Просто какие-то очень короткие инструментальные пьесы, которые могут длиться около минуты или даже меньше.

    Так что они вроде как придали мне какой-то аромат или настроение. Но я все равно ничего не записал. Я просто слушал их в течение недели, или пары недель, или что бы там ни было. А потом просто придумал что-то в студии.

    То есть, как и любое музыкальное произведение, оно — ну, по крайней мере, для меня — предлагает что-то, будь то лирика, мелодия или какая-то тема. Так что мы просто приходили туда, и просто в студию, и просто шли в студию и импровизировали над этим.Мы просто наполняли минусовку до определенного уровня, а потом я просто заходил туда и записывал вокал и гадал — почти сразу же.

    И снова для меня это был совсем другой метод работы. Потому что я обычно неорганизован и у меня есть заранее написанные вещи. Но на этот раз я этого не сделал, и это было расслабляюще, и это было великолепно. Было просто приятно, что есть что-то другое, в каком бы возрасте ты ни был, какой бы опыт у тебя ни был.Было просто приятно подумать, что есть разные режимы работы.

    OMC: Было ли это равномерно успешной, работая таким образом? Были ли какие-то фальстарты в вещах, от которых вам в какой-то момент пришлось отказаться и перейти к чему-то другому?

    PW: Вероятно, есть пара вещей, которые не сработали, но я думаю, что в значительной степени мы в конечном итоге использовали почти все, над чем работали. Я имею в виду, что на альбоме 16 треков — может быть, есть еще пара вещей, над которыми мы пытались работать, и с которыми у нас ничего не вышло.Но я думаю, что почти все, над чем мы работали, мы использовали в альбоме. Сначала было примерно 12 песен, потом их должно было быть 14, потом мы закончили с 16. Так что он просто продолжал расти.

    OMC: Значит, это должно было работать как подход.

    PW: Да, определенно. Абсолютно. Это было сделано очень быстро. Мы не занимались этим и не внесли слишком много — просто как бы сошлись и сделали это, как мы всегда делаем. Нам тоже было весело делать это.Мы думали, что с музыкой у нас что-то новое и непохожее, и это всегда захватывающе, знаете ли.

    OMC: Я нашел новый альбом очень удовлетворительным, потому что я чувствую, что он сильно отличается от «22 Dreams» — по крайней мере, в плане звука — но мне также он нравится, потому что он казался логичным шагом в этом, как «22 Мечты », он обрабатывает эти разнообразные стили и, тем не менее, делает из них что-то очень связное. Вы тоже так их видите?

    PW: Думаю, да.Конечно, с «22 Dreams» у вас было что-то вроде 21 трека, который был бы таким эклектичным и разрастающимся. Это означает очень короткие, лаконичные песни. Я думаю, что есть только одна песня, которая длится четыре минуты или около того. Все остальное вроде бы довольно короткое — две минуты, две с половиной минуты, три минуты.

    Но, в целом, я думаю, что в новом альбоме больше общего звучания. Мы пытались найти определенный вид звука, очень жесткий и урбанистический звук. Я думаю, что одна из записок Дайна заключалась в том, что он не хотел слышать акустическую гитару или что-нибудь отдаленно пасторальное.Он хотел, чтобы это было немного жестко и звучало как город. Так что, в любом случае, для меня это больше общего звука, и в нем все еще происходит много разных вещей. Стили внутри этого.

    OMC: Когда вы создавали «22 Dreams», осознавали ли вы, что пытаетесь максимально использовать разные стили? Это было частью вашей общей цели?

    PW: Нет, не был. Это похоже на множество записей, где, где бы вы ни думали, что собираетесь сделать это, вы, вероятно, закончите с чем-то совершенно другим.Я имею в виду, что изначально с «22 Dreams» я всегда думал, что это будет двойной альбом.

    Но это будет какая-то фолковая, акустическая сторона, а затем будет электрическая сторона и бла-бла-бла. Но в итоге мы просто смешали все вместе. Но, знаете ли, это было просто результатом того, что мы делали. Я не думаю, что это обязательно было запланировано таким образом.

    OMC: На этом альбоме больше музыкантов, чем на некоторых из ваших предыдущих альбомов.Действительно ли работа с таким большим составом открывала сеансы и позволяла вам попробовать много разных вещей, которые вы обычно не пробовали бы?

    PW: Да, наверное. Я полагаю, это определенно верно, если сказать, что у нас было больше гостей. Я думаю, мы просто чувствовали себя действительно открытыми. В этом не было никаких правил. Это была просто попытка найти подходящего человека для работы или трека. И на пластинке есть довольно разный состав персонажей. Я думаю, что это всего лишь часть идеала альбома, просто нужно было быть очень непредубежденным, сделать его довольно агрессивным и просто пробовать что угодно.

    У нас есть один трек, где у вас есть (My Bloody Valentine’s) Кевин Шилдс, играющий на гитаре, и Брюс Фокстон, играющий на басу. Я имею в виду, вы не думаете, что эти два человека собираются вместе, особенно на моем альбоме. Но знаете, это определенно сработало.

    OMC: Было ли приятно иметь возможность оставить прошлое позади с Брюсом и иметь возможность работать вместе и просто проводить вместе немного времени?

    PW: Было приятно. Это было хорошо, да. Это вообще не то, что будет формировать какой-либо шаблон.Это было то, что мы сделали на этой записи и на двух треках на новой пластинке. И это было похоже на то, что, сказав это, я думаю, что мы оба пережили это за последний год — оба потеряли очень близких нам людей, потеряли близких. (Примечание: отец и менеджер Веллера Джон Веллер и жена Фокстона Пэт скончались в прошлом году.)

    И я предполагаю, что такая потеря вызывает всевозможные вопросы о смертности. И жизнь слишком коротка, и все подобные вопросы, я думаю, вы бы сказали, я думаю, что это тоже родилось из этого.

    Я думаю, что это был подходящий момент, чтобы помириться или подружиться и поиграть вместе. У меня нет никакого желания собрать старую группу и все такое …

    OMC: (смеется) Нет, спасибо.

    PW: … или все такое дерьмо. Но, сказав это, было приятно то, что мы сделали вместе. И я думаю, что мы оба вроде, ну, мы просто оба выкопали это выкопали это выкопали, делая это, и это было как раз для этого.

    OMC: Было ли здорово работать с Клемом Каттини, Бев Беван и такими парнями? Тебе было весело?

    PW: Да, это было мега.Я большой поклонник и того, и другого. Я, очевидно, большой поклонник The Move. Я также знал об игре Клема на барабанах по множеству, многим, многим записям, на которых он играл. Бог знает сколько. Сотни. Возможно тысячи.

    Но, да, это было великолепно, это было здорово. И тогда вы не обязательно, потому что это было сознательно — у вас есть Клем, которому, вероятно, 75 или 74 или около того, вы знаете, играющий на треке вместе с (гитаристом) Литтл Барри (Кадоган), которому не за 70.

    Это просто здорово, такая вся эта масса разных людей, правда.Это просто общий язык, если хотите. Самое прекрасное в музыкантах, несмотря на все наши недостатки, — это то, что иногда они действительно лишают людей возраста, и если они все еще продолжают это делать, они все еще могут это делать. Если это нестареющее, они превосходят возраст и времена, и это действительно удивительно, вдохновляюще для меня.

    OMC: Итак, что будет дальше? Вы ждете следующего альбома или еще не думаете об этом?

    PW: Я пойду на следующей неделе, достаточно забавно. На следующей неделе я снова собираюсь провести пару дней в студии с Dine, и мы собираемся поработать над кое-чем новым.

    OMC: На этот раз у вас есть кое-что заранее написанное?

    PW: Эх, у нас есть несколько идей, возможно, столь же расплывчатых, как и всегда, но меня это взволновало. Мы просто как бы разжигаем его и посмотрим, куда мы пойдем дальше. И, надеюсь, просто попробуйте снова сделать что-нибудь другое. Возможно, мы продолжим так, как это было сделано до сих пор, но просто попытаемся увидеть, как мы можем продвинуть это дальше, как бы продвинуть это еще раз.

    OMC: Вы когда-нибудь беспокоились о написании следующего? У вас когда-нибудь был такой страх, который иногда бывает у авторов песен, что вы только что сделали свой последний, и больше никогда не будет?

    PW: Думаю, я уже прошел этот этап, чувак.У меня определенно было это в прошлом, типа «я не писал песни шесть месяцев, моя жизнь окончена» и все такое. Но я думаю, что, наверное, преодолел этот барьер. Я только что пришел увидеть, что эта штука просто приходит и уходит. Это приливы и отливы.

    Иногда он у вас есть, и он работает, а иногда просто не работает. Тебе просто нужно сесть и подождать, понимаешь, подождать, пока он снова не повторится. Я не мог этого сделать, когда был моложе.

    Раньше меня чертовски уничтожало то, что я не умел писать.Но теперь я думаю, что я в том возрасте, когда я просто думаю, что не писал еще год. В конце концов, если мне будет интересно, если повезет, все вернется снова.

    Полагаю, я научился относиться к этому более философски. Но, сказав это, я чувствую, что последние пять лет я был очень креативным. Кажется, я написал много песен за последние пять лет. Так что я думаю, что это все еще со мной. В любом случае, я все равно это чувствую.

    OMC: Я собираюсь указать, что прошло 33 года с тех пор, как вы последний раз были в Висконсине, и вы никогда не были в Милуоки.Собираетесь ли вы немного сбиться с пути в Соединенных Штатах и ​​приехать в некоторые второстепенные города?

    PW: Я бы с удовольствием. Я имею в виду, что в вашей стране есть много мест, где я бы хотел поехать и поиграть. Просто у него все еще есть та же старая вещь для нас — это просто деньги. Нам очень сложно гастролировать по Америке, помимо, например, выступлений в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и т. Д. Нам просто очень сложно приехать и сделать это.

    Это как расходы на доставку нашего оборудования, нашей команды, группы и отелей, и бла-бла-бла и всего такого, когда вы играете только для нескольких сотен человек.

    Так что это всегда гребаная дилемма. Обидно, потому что есть так много мест, где я бы хотел пойти поиграть. Это не проблема никого, кроме меня. (Смеется)

    Это всегда одно и то же, знаете ли: вот почему мы всегда просто оказываемся в главных местах, а это позор.

    OMC: Кто-то хотел, чтобы я спросил вас, правда ли, что вы слышали группу из Милуоки под названием Kings Go Forth, и правда ли, что вы их любите.

    PW: Как они называются?

    OMC: Их называют Kings Go Forth.Они соул-группа.

    PW: Не знаю. В колокольчик не звонит, но, может быть, у меня есть. В последнее время?

    OMC: Да, совсем недавно. Их первый альбом только что вышел на лейбле Дэвида Бирна около двух месяцев назад.

    PW: Знаете что? Достаточно забавно, правда, я не уверен — я даже не слушал его — но у меня было ощущение, что кто-то прислал мне его на прошлой неделе.

    OMC: Да, но на местном уровне история такова, что вы слышали пластинку, и вам она понравилась, и вы захотели поработать с ними.

    PW: Я просто зашел на кухню, просто взял ее. Это сбоку от моей кухни.

    OMC: Значит, оно у вас есть.

    PW: Да, но я этого не слышал. Но, раз уж вы это сказали, я обязательно сыграю.

    ОБЗОР ДОРОЖКИ: Пол Веллер — На закате — Музыкальные размышления

    Как он сказал GQ , Битлз присутствуют и исправляют его новый рекорд:

    «. «Старт!», Шедевр пост-панк-модов, выпущенный The Jam в 1980 году, призвал понять, что Пол Веллер не стесняется держать сердце на рукаве.Ну и что, если он позаимствовал рифф из «Taxman» группы The Beatles. Что ты собирался с этим делать?

    Одержимость Веллера Fabs можно услышать во всем его новом, 15-м, On Sunset, альбоме, который, кажется, уносит в будущее, но с дикой точностью возвращается в прошлое. Вы можете услышать звуки другой песни Джорджа Харрисона «My Sweet Lord» в заглавном треке «On Sunset» и насладиться вампирским пианино Abbey Road в «Equanimity» и «Walkin’ ». Не то чтобы это никоим образом является критикой, поскольку определяющей характеристикой этой новой записи является мелодия, которую Веллер все еще находит легко запечатлённой после 40 лет игры.

    «Всем нравятся хорошие мелодии, независимо от того, как они наряжены», — говорит он. «К счастью, мелодия дается мне относительно легко — это очень естественная часть процесса написания. Вы часто пытаетесь найти новые способы сказать одно и то же, но я всегда могу положиться на мелодию, чтобы увидеть меня через ».

    On Sunset — это альбом, который смотрит вперед и имеет совершенно иное ощущение от всего, что он записывал раньше, но есть множество музыкальных влияний, которые придают слушателям очень разнообразное ощущение.Диапазон музыкальных текстур и звуков, которые воспроизводятся в альбоме, поражает воображение. Я сказал, что On Sunset — это современный альбом «настоящего», но, безусловно, есть отсылки к прошлому. В том же интервью GQ был замечен диапазон влияний:

    « Вы можете услышать прошлое Веллера повсюду On Sunset, а также прошлое других: Бобби Вомака, Фаррелла Уильямса, The Bonzo Dog Doo-Dah Band , «We Live In Brooklyn» Роя Эйерса, Veedon Fleece Ван Моррисона, даже соло на скрипке в стиле «Coz I Luv You» Слейда.Есть много размышлений, не в последнюю очередь о заглавном треке, который он написал, когда навещал своего старшего сына в Лос-Анджелесе в прошлом году. «Я останавливался в этом забавном маленьком отеле недалеко от Стрипа, и хотя я много бывал в Лос-Анджелесе, я не проводил на Стрипе много лет, и поэтому все это вернулось обратно — Сансет Маркиз, Радуга. .. Я не мог поверить, как быстро все прошло. Я люблю Западное побережье: не психоделический Grateful Dead, а The Beach Boys, особенно более поздний период. Но будьте осторожны, это не мой рекорд на Западном побережье ».

    Buffalo Trace’s New Goldilocks Бурбон — лучшее, что я пил в прошлом месяце

    Каждый месяц через офисы Gear Patrol проходит огромное количество выпивки — пиво, вино и много виски. Вот несколько наших любимых.

    Weller Sinlge Barrel Бурбон

    «В конце мая Buffalo Trace Distillery объявила о последнем расширении своей желанной линейки бурбонов Weller. Weller Single Barrel — это бурбон средней крепости годового выпуска со знаменитым пшеничным бурбоном, который уже стал моим фаворитом в линейке (за исключением бутылки William Larue Weller из Antique Collection).Его стойкость 97 достаточно высока, чтобы сохранить жирное ощущение во рту и придать насыщенный вкус, но не настолько, чтобы заглушить более легкие вишневые и цветочные нотки виски, такие как Full Proof. В отделке больше барочкового влияния, чем в чем-то вроде Antique 107 или Special Reserve. Поскольку это Buffalo Trace и поскольку это Weller, он будет дороже, чем заявленная цена в 40 долларов, но, по крайней мере, для меня, это может того стоить ». — Will Price, помощник редактора

    Подробнее: здесь

    New Belgium The Purist Clean Lager

    «Легкий лагер в ближайшие летние месяцы укоренился у всех любителей пива в Америке.Но этот новый чистый лагер из Новой Бельгии относится к отдельной категории, когда речь идет о светлых лагерах: он сертифицирован USDA как органический, его крепость составляет всего 3,8%, 95 калорий и 3 грамма углеводов. Он резкий, яркий, обеспечивает низкое удержание пены и дает ощущение гибрида газированной воды и пива. Он выглядит и пахнет немного как белое вино, и даже имеет немного затхлого послевкусия белого вина. Но пусть это вас не смущает: это восхитительное и сытное пиво, которое мы будем пить много этим летом.”- Райан Брауэр, коммерческий редактор

    Подробнее: здесь

    Округ Дэвис Финишированный французский дуб Бурбон

    «Округ Дэвис» (именно так его и пишут) — это последний проект Lux Row, независимого продавца одних из лучших сортов виски, которые вы можете купить (в частности, Old Ezra и Rebel Yell). Новая линия представлена ​​тремя видами, каждое из которых представляет собой смесь пшеничного и ржаного бурбона. Каждый из них крепкий, но пара виски с бочковой отделкой выделяется, а спирт с отделкой из французского дуба — еще больше.Комбинация пюре придает незнакомый сладкий и пряный вкус, затем ударяется тяжелое таниновое французское дерево, и все складывается в жирное, сухое, теплое и сиропообразное послевкусие. Нетипично, но вкусно. Бутылки должны быть на полках по цене от 40 до 50 долларов ». — Will Price, помощник редактора

    Подробнее: здесь

    Threes Brewing Eternal Return — Apricot

    «Беговая серия Eternal Return Saison от Threes Brewing — фаворит среди любителей пива Нью-Йорка, а вариант с абрикосом входит в тройку лидеров ротации.Это пиво Brettanomyces, выдержанное в нержавеющей стали, что обычно не так хорошо для Saisons, но Threes делает это правильно. В нем также используется немецкий солод Pilsner, который добавляет немного хрусткости, чтобы сбалансировать сладость абрикосов. Проще говоря, это как если бы кто-то сделал изысканный сэзон из мармеладных персиковых колец ». — Райан Брауэр, коммерческий редактор

    Подробнее: здесь

    Примечание. Покупка продуктов по нашим ссылкам может принести нам часть прибыли от продажи, что поддерживает миссию нашей редакционной группы.Узнайте больше здесь.

    Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

    Лучшие паяльники | Обзоры Wirecutter

    Мы отказались от простых карандашей, которые подключаются непосредственно к розетке и не имеют регулируемой температуры, потому что регулируемые карандаши обеспечивают больший контроль температуры и по-прежнему доступны по цене.Мы также отказались от беспроводных утюгов, которые полезны из-за их портативности, но требуют компромиссов, которые не стоят того для новичков: они медленнее нагреваются, быстро расходуют батареи и могут повредить хрупкую электронику. Паяльные горелки с питанием от бутана ценятся за их портативность и высокую температуру, особенно для ювелирных изделий из металла, но новичкам их слишком сложно использовать.

    Теперь, когда мы уверены в долгосрочной производительности и доступности X-Tronic, мы больше не рекомендуем Weller WLC100 в качестве победителя.На нагрев потребовалось более четырех минут, а цифрового дисплея нет. У него также громоздкая ручка, хотя она спроектирована таким образом, чтобы ваша рука не соскользнула вниз и не коснулась горячей части утюга.

    Weller WE1010NA — это новая паяльная станция с двумя популярными предшественниками. У нас возникли трудности с подключением шнура паяльника к станции, и мы поинтересовались качеством сборки разъема. Станция тоже не такая прочная, как FX888D. Тем не менее, мы планируем следить за WE1010NA, чтобы увидеть, указывают ли отзывы на то, что он работает так же хорошо, как предыдущие модели Weller в диапазоне от 100 долларов.Во время тестирования он нам очень понравился — он был самым удобным и быстрее всего нагревался за 28 секунд.

    Популярный Hakko FX-600 немного нагрелся во время пайки, неудобно держать в руке из-за отсутствия прокладки и не поставляется с подставкой или аксессуарами. FX-600 также сложно найти у надежного продавца, и в настоящее время он стоит 90 долларов непосредственно у Hakko. Мы обнаружили, что он быстро нагревается, хорошо сохраняет температуру и обеспечивает одну из самых высоких максимальных температур.

    Паяльник Vastar 16-в-1 60 Вт, 110 В выглядит и ощущается точно так же, как наш бюджетный выбор, комплект паяльника Vastar Full Set 60 Вт 110 В, но во время тестирования мы обнаружили, что утюг 16-в-1 нагревается примерно за 15 секунд. Быстрее. В этот комплект входит множество аксессуаров, но мы все же рекомендуем приобрести более прочную подставку. Если вы ищете самый дешевый и достойный паяльник, наш бюджетный вариант — лучший вариант. Но если вам нужен чехол для переноски, подумайте о том, чтобы потратить несколько дополнительных долларов на комплект 16-в-1.

    Atten SA-50 немного больше и теплее, чем самые удобные утюги, которые мы тестировали. Он хорошо работал с комплектом сканера Larson, но ничем не отличался от других моделей.

    Паяльная станция Aoyue 469, соединенная с WE1010NA для наиболее удобного размещения паяльника, и включала в себя хороший набор аксессуаров, но у нее было самое долгое время настройки — почти 10 минут и одна из самых низких максимальных температур.

    Светодиодный паяльник Weller мощностью 40 Вт прочно изготовлен, имеет дополнительные расцепители и встроенную подсветку, которая, как мы сочли, полезна для освещения небольших электронных компонентов.Однако в нем отсутствуют регуляторы температуры; Мы измерили его кончик на 531 градус Цельсия, что намного больше, чем 371 градус, которые мы предпочитаем для пайки электроники. У него также было одно из самых медленных периодов нагрева.

    Xytronic 258 имеет длительное время нагрева и низкую максимальную температуру. Его ручка также была простой, без прокладки или эргономических элементов, а прилагаемый наконечник — небольшой долотообразной формы — был слишком большим для комплекта сканера Larson.

    Паяльная станция Velleman VTSS5U имела самое продолжительное время нагрева (7 минут 25 секунд) и низкую максимальную температуру.Подставка была нестабильной, а ручка утюга была широкой и горячей. Тем не менее, он был оснащен коническим наконечником хорошего размера и выдерживал температуру во время тестирования.

    Интервью: отец модов Пол Веллер рассказывает о Нью-Йорке, Mortality & The Gallagher Brothers

    Основав панк-легенду The Jam, выступая в The Style Council и добившись больших успехов в 90-х годах своей сольной карьерой, Пол Веллер заслужил право называться живой легендой. Никто бы не стал винить его за то, что он сократил гастроли и выпустил новые записи, как многие из его музыкальных современников.Но вместо этого Веллер был воодушевлен за последнее десятилетие, выпуская одни из лучших и самых экспериментальных альбомов своей карьеры более быстрыми темпами, чем когда-либо (я особенно рекомендую 22 Dreams или сборник More Modern Classics для всех любопытных). Мы едва успели переварить превосходную Satns Pattern 2015 года, когда он вернулся в этом году с не менее хорошей A Kind Revolution , которая отвечает на вопрос: «Что, если Род Стюарт написал бы авантюрную и сложную музыку в 2017 году?»

    Веллер и его группа будут играть на Irving Plaza по понедельникам и вторникам на этой неделе (билеты можно купить здесь).Мы говорили с ним о его любви к Нью-Йорку, отсутствию ностальгии по своим старым пластинкам, о том, как смертность повлияла на его написание песен, о том, что он сейчас слушает, и об этих милых братьях Галлахер.

    Если я не ошибаюсь, это ваш первый довольно обширный тур по Америке за последнее время, не так ли? Да, наверное. В любом случае, это 20 свиданий, так что да. Кто-то еще сказал это сегодня, что они не могут припомнить, чтобы мы были в таком долгом туре.Я не помню. Но я с нетерпением жду этого. Нам всегда нравилось играть в Штаты.

    Вы в восторге от гастролей по Америке? Вы чувствуете, что вам есть что доказать здесь, чем в Англии или Европе? Да, где бы мы ни были, и каждую ночь мы всегда пытаемся доказать, насколько мы хороши. Я не говорю, что мы всегда так поступаем, но это наше намерение. Наш идеал — чтобы аудитория избавилась от ощущения, что они действительно что-то видели и что-то почувствовали. Это всегда намерение.Это то, к чему вы стремитесь.

    Но мы всегда рады поиграть в Америку, чувак. Мы любим там публику. Даже на уровне нашего нового клавишника Тома, который помоложе. Он впервые в Штатах, так что он вне себя. Поскольку мы фанаты, американская музыка оказала на нас огромное влияние. Да, ты знаешь эту историю, чувак.

    Что вас особенно волнует в Нью-Йорке? На вашем последнем альбоме A Kind Revolution есть очень романтичная песня под названием «Нью-Йорк».« Ну, я имею в виду, что он гудит повсюду, не так ли? Я думаю, это немного похоже на Лондон, в любом случае у него есть пара сильных похожих черт. И я думаю, что энергия и, может быть, грубость [Смеется]. похож на в Лондон, но это действительно ажиотаж. Да.

    Не забывайте, что для многих англичан мы все построены — не так сильно в наши дни, из-за Интернета и прочего, — но когда я рос Вы видели Америку через кино или телевидение, а для меня — также DC Comics или Marvel Comics, так что вы создаете образ того, на что она будет похожа.Думаю, для большинства англичан это действительно захватывающе.

    И еще там я встретил свою хозяйку. Там я встретил свою жену.

    Как вы познакомились? Вот этот бар, верно. И это называется «Лица и имена». Это на Манхэттене, верно, в нескольких дверях от отеля «Лондон». Итак, поднимаемся к [Центральному парку], но не так далеко.

    Она жила там уже пару лет или что-то в этом роде. Но она из Англии. В любом случае, это был самый случайный способ, которым мы познакомились.И было бы скучно даже объяснять это всем, я знаю все клише, бар в Нью-Йорке и все такое. Но я думаю, это занимает особое место в моем сердце.

    Я так себе представляю. Вы проводили здесь много времени в прошлом? Да, много времени, чувак. Я езжу туда 40 лет. Стало чище и безопаснее. Я провел там ужасно много времени, если сложить все вместе. Но не как праздник. Это всегда было связано с работой.О, я тоже пришел посмотреть бой на Мэдисон-сквер. Вы знаете, что это хороший город.

    Вы всегда были довольно последовательны в выпуске новой музыки на протяжении всей своей карьеры, но похоже, что за последнее десятилетие вы стали еще более плодотворными и экспериментальными. Есть ли что-то особенное в написании песен сейчас? Вы чувствуете, что нашли другое снаряжение? В основном это просто ощущение смертности. Не знаю, может, чем старше ты становишься, тем больше думаешь: «Бля.«Вы знаете, вы смотрите вокруг, и кто-то говорит:« 25 лет назад эта пластинка вышла »или« Вы записываете пластинки уже 40 лет ». И вы просто говорите, вау, это проходит так быстро. Я думаю, что в этом есть элемент: я просто должен делать столько, сколько могу. Время уходит. И время идет так быстро. Я должен продолжать писать и продолжать пытаться производить работу.

    Но потом я Думаю, что во многих отношениях давление на самом деле не очень сильное Я имею в виду, что помимо моей собственной конкурентоспособности, я не пытаюсь конкурировать с рынком, понимаете.Я не соревнуюсь с другими артистами. Полагаю, поскольку я занимаюсь этим так давно, вы чувствуете себя комфортно, это то, чем я занимаюсь. И люди его либо копают, либо не копают. И это нормально. Я думаю, что давление снимается.

    Я думаю, что без этого давления это становится намного приятнее, и появляется больше возможностей для экспериментов и путешествий, что бы мне ни приходилось на самом деле. Что бы я ни думал или хочу попробовать. Кто знает, что произойдет в будущем, но я думаю, что заслужил право это делать.И я считаю, что это действительно очень удачная позиция.

    Если я не делаю действительно плохие, дерьмовые записи, чувак, тогда они никому не нравятся. Но, знаете, если я смогу продолжать делать хорошие, если не отличные записи, то отличные.

    Итак, как вы судите для себя, какая запись является хорошей или успешной на данный момент? Я думаю, что на самом деле это просто отзывы людей. Это в основном за счет исполнения песен вживую. Но также, если людям посчастливится услышать это по радио или послушать пластинки, люди будут подходить ко мне на улице или в социальных сетях и просто говорить, насколько им нравится пластинка.

    Итак, я не так сильно зацикливаюсь на том, что продается, а что нет. Потому что те дни прошли. Так что я думаю, что это больше просто общая реакция людей.

    Вы уже отыграли последний альбом вживую по всей Европе. Какова была реакция на него, и чем он отличался от других ваших последних альбомов? Я думаю, реакция действительно была отличной. И я думаю, что всегда по-другому, когда ты играешь людям что-то новое, потому что они просто проверяют это.Возможно, они только что слышали пластинку, а может, еще не слышали. Так что они просто проверяют это, что вполне справедливо. Но вы можете сказать, по реакции людей в конце или по тому, если вы удерживаете внимание людей, чтобы увидеть, работает это или нет. Я думаю, что это было действительно здорово, и песни стали более живыми, потому что мы немного расслабились с ними. В любом случае, у нас отличный набор, чувак. У нас есть около 40 песен, которые мы репетировали, но мы, очевидно, не играем каждую ночь.Но нам нравится менять их местами, менять декорации, просто стараясь, чтобы все было интересно или, по крайней мере, немного по-другому каждую ночь. Мы все в данный момент живем.

    Примерно во время 22 Dreams и Wake Up The Nation вы начали действительно склоняться к тому, чтобы быть немного более экспериментальным и немного более искаженным. Но мне кажется, что с двумя последними записями вы снова немного отступили в сторону звука соула. Что-то более органичное и естественное.Вы чувствовали то же самое? Да, я думаю, это справедливое заявление. Определенно больше к душе. На самом деле, не для того, чтобы давать ему какое-то название. Думаю, меня снова привлекло это, в любом случае это большое влияние, раннее, раннее влияние. И постоянное влияние. Так что меня определенно тянет к этому.

    Я не знаю, я полагаю, что на самом деле это похоже на любую запись, она во многом продиктована тем, что предлагают песни. Но были вещи даже на A Kind Revolution , такие как «Woo Se Mama», которая только начиналась как инструментальная вещь, которую привнес мой сопродюсер Стэн [Ян ‘Стэн’ Киберт] .И я попробовал две или три разные версии, пытаясь сделать песню правильной. Так что это были вещи, которые на самом деле начинались с нуля. Этакий бит и несколько риффов. А потом мы просто построили, построили. Но это не преднамеренно экспериментальное или неэкспериментальное. На самом деле это просто музыка.

    Вы упомянули, что раньше люди говорили что-то вроде: «Это 25-летие этого альбома» или что-то еще. Вы тот, кто испытывает ностальгию по своим собственным работам и бэк-каталогу? Вы когда-нибудь слушали старые альбомы? Нет, если я могу чем-то помочь.Иногда, если мы пытаемся собрать сет, и я думаю, может быть, мы захотим сыграть какие-нибудь старые песни. Но в остальном, если честно, я этого не делаю.

    Потому что я всегда испытывал смешанные чувства, слушая свои старые записи, понимаете? И я давно этим не занимался. Но иногда я приятно удивляюсь треку, или нескольким трекам, или альбому. Но часто я тоже разочаровываюсь. Так что я просто думаю: «О, черт возьми». Просто продолжай жить в будущем. Знаешь, держи мою голову в том, что я делаю сейчас.Но я думаю, что для меня это всегда было так, я всегда просто думал о том, над чем я работал в то время. Вот и все, что было на самом деле. Это всегда было о следующей записи или следующей партии песен. Так что я не думаю, что я слишком другой на самом деле.

    Между выходом новых альбомов, работой над саундтреком, которую вы сейчас делаете, гастролями, которые вы регулярно проводите, вашей линией одежды и вашей семьей — поздравляю с рождением восьмого ребенка этим летом — вы, кажется, очень заняты. В чем ваш секрет тайм-менеджмента? [Смеется.] Хотел бы я рассказать тебе какой-нибудь секрет, но я не знаю, чувак. Это тарелка крутится, понимаешь? Я просто пытаюсь сделать всех счастливыми, насколько могу, что временами чертовски сложно. Но насколько я могу. А потом, в свободное время, пытаюсь найти немного времени, чтобы написать или поработать. Но я привык так делать с годами. У меня есть некоторый опыт в этом. Думаю, я в том возрасте, когда могу почти все это уместить.

    Считаете ли вы себя трудоголиком? Нет, совсем нет.Мне нравится, когда я работаю, мне это нравится. Я люблю то, что я делаю. Мне очень нравится заниматься музыкой в ​​студии. И еще я люблю играть вживую. И когда я не делаю этого, когда я просто дома. Мне это тоже нравится, и я не скучаю по этому поводу. Хотя, может быть, через несколько месяцев я начинаю скучать по нему. Я скучаю по игре, ни по чему другому. Даже просто для того, чтобы сыграть с группой. Так что через некоторое время я физически скучаю по игре. Но я тоже счастлив быть дома, чувак. Здесь и так достаточно всего.

    Многие из ваших современников, кажется, не очень осведомлены или не интересуются новой музыкой, но вы знаете. Какие из ваших любимых новых групп и альбомов, которые вы недавно слышали? Мне нравится Savoy Motels, мне очень нравится их последняя запись. Они из Америки, но я не знаю откуда, может, с Восточного побережья. Мне нравится пластинка Foxygen, я думал, что это действительно смелая пластинка с действительно красивыми аранжировками и таким звуком. Хм, а кто еще сейчас человек? На самом деле, в этом году было выпущено множество хороших записей.Мне нравится певица по имени Джорджия Смит. У нее недавно вышел EP. Она действительно хороший соул-певец.

    А потом этот другой молодой парень по имени Сэм Хеншоу, еще один английский мальчик, я думаю, из Восточного Лондона. Но у него отличный, действительно отличный голос. У него уже вышла пара EP, и я думаю, он работает над альбомом. А еще мне нравится этот трек «Потому что я — я» группы The Avalanches.

    Это фантастический рекорд. Я так рада, что они вернулись. Да, они канадцы, верно?

    Они австралийцы! Австралийцы, не так ли? Это интересно.Ну, я этого не знал. Вы слышали эту пластинку Пеппе Читареллы под названием «Organ Ride»? Больше я об этом ничего не знаю. Я только что услышал это по Пиратскому радио несколько месяцев назад. Это действительно ужасно. Звучит как хаус, латинский грув. Действительно злой. Блин, к счастью, там куча всякой всячины. Ах да, Бенджамин Букер. Он записал с Мавис Стейплз ужасный трек под названием «Свидетель». Так это называется. Это действительно хорошая мелодия.

    Мне также нравятся некоторые песни из нового альбома Кендрика Ламара.У вас звучит действительно интересная музыка.

    Мне было любопытно: я знаю, что Ноэль Галлахер — ваш старый друг, но Лиам Галлахер недавно сказал, что вы и Ноэль встретились, чтобы обсудить разделение Oasis. Что вы думаете об этом, когда они едят друг друга в прессе? [Смеется] Я не знаю человека. Это что-то вроде комедийного дуэта, не так ли? Это как комедийный дуэт, но без натурала.

    Ноэль говорил с вами об этом? Очевидно, нет, конечно, нет.Точно нет. Я имею в виду, он не из тех, кто когда-либо сделает это. И я бы вообще не хотел быть тем человеком, который будет давать ему советы.

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *