Плэт сильва сложенный веер: Сильва Плэт «Сложенный веер»

Сильва Плэт «Сложенный веер»

Трилогия вызывает очень неоднозначные впечатления. Сначала о плохом, ибо оно первым бросается в глаза. Слог тяжеловесен, написано сумбурно. Повествование идет в настоящем времени. Может, это такой прием для создания особого впечатления, но раздражает. Что, автор профессор филологии? С таким корявым текстом? А эта история про автора − француженку с русскими корнями, живущую в старинном замке, не мистификация? Ведь с первых строк романа ясно, что автор, несмотря на иностранное имя, абсолютно русскоязычная и живет нашими российскими реалиями.

Итак, в начале романа приходится продираться, но потом, когда привыкаешь к слогу и реалии проясняются, становится легче.

Проработка мира нулевая. Я «не вижу» это будущее, никаких живых картин, только абстрактные идеи. Кроме того, не сюжет и идеи вписываются в мир, а мир подгоняется под идеи и сюжет. Далекое будущее, столетия спустя после нас, а в речи персонажей, как землян, так и инопланетян, проскальзывают современные нам выражения.

Планет в Конфедерации множество, перелететь с одной на другую можно запросто, все равно что из Москвы в Питер смотаться. И позвонить в реальном времени на другую планету − тоже запросто. А Буджолд у себя столько всего нагородила с п-в туннелями и межзвездными перелетами…

И скажите пожалуйста, как с точки зрения биологии могут быть генетически совместимы антропоморфные представители разных планет? Ладно, примем допущение, что эволюция на разных планетах шла в одном направлении и венцом стали антропоморфные разумные. Но разве гены не должны быть хотя бы на 99 % разные на разных планетах? Тем более что на одной планете гуманоиды крылатые, на другой трансмутирующие, на третьей с двумя сердцами и т.д.. Какое может быть скрещивание? Просто иначе у автора не будет складываться сюжет и не прозвучит коронное «Люк, я твой отец!»

Можно признать, что проработка мира и ненужные описания просто отвлекали бы от сюжета, идей и страстей. Вот тут настоящее буйство. Планет множество, психология разумных рас разная (и не все они антропоморфы), технический уровень тоже. Отсюда вытекают конфликты, в том числе военные, необходимость межпланетного регулирования отношений и прочие дипломатические и политические тонкости. И вот тут оказывается, что все эти проблемы знакомы до боли, они взяты из нашего земного мира и ничего нового нет под чужими Солнцами.

Персонажей много, они разные, их взаимоотношения запутаны и сложны.

Среди медиевальных планет (то есть застрявших на уровне средневековья) центральное место в сюжете занимает Аккалабат. Правит там королева-самодура, которая требует безоговорочной преданности от своих крылатых лордов − даров. Кроме крыльев у аккалабов есть еще одна специфическая черта. Женщины даров выродились, за исключением представительниц королевской семьи. И ради продолжения рода дар трансформируется в деле (женщину), прямо в процессе… хм, осуществления брачных отношений. К чести автора, она избавила читателей от каких-либо подробностей. Среди главных героев – представители нескольких поколений Дар-Эсилей и Дар-Халемов − соответственно потомственных лордов-канцлеров и главнокомандующих империи.

Наделенный изощренным умом Сид Дар-Эсиль и непобедимый фехтовальщик Хьелль Дар-Халем − друзья детства и опора империи. Однако все знают, что рано или поздно Хьеллю как младшему в паре предстоит стать Хеллой и продолжить род даров, как бы друзья не откладывали этот момент.

Есть еще землянка (так!) Лисс, которая страдает ксенофобией по отношению к неантропоморфным инопланетянам и специализируется на медиевальных цивилизациях. И спецназовец Антон, который на самом деле вовсе не Антон и родом совсем не из Волгограда, а демоническое чудовище.

К прочтению могу рекомендовать первый роман трилогии − «Парадокс Княжинского» − это правда оригинально. В следующих двух романах автор откровенно скатывается в мыльную оперу, запутывается в сетях межпланетного скрещивания, а с коронным «Люк, я твой отец (мать, была мать, стал отец и т.д.)» наблюдается явный перебор. Появляются какие-то побочные персонажи, сюжет размазывается, как желеобразный разумный подицепс. Когда аккалаб пояснил, что на них не действуют парализаторы, потому что у них нет центральной нервной системы, мне хотелось сказать: вот отсюда поподробнее! Но вместо этого пришлось читать длинную историю несчастной любви второстепенной героини с инопланетянином, который в виде исключения оказался с ней генетически несовместим.

Итог. Плюсы − идеи, персонажи, психология. Минусы − сумбур, плохая проработка мира, расплывающийся сюжет.

Читать «Сложенный веер. Трилогия» — Плэт Сильва — Страница 1

Сильва Плэт

Сложенный веер

У каждого из нас есть будущее. У каждой планеты, у каждой цивилизации есть будущее. Будет ли это будущее общим? Что нужно, чтобы оно стало общим – будущее двух мыслящих существ, двух разумных цивилизаций? Их общее решение? Или что-то другое? Когда кто-то решает, что у него со мною общее будущее, имею ли при этом значение я? Могу ли я создать общее будущее с кем-то, не ведая о его отдельном от меня предназначении? Зачеркнет ли наша общая судьба те возможности, которые раскрывались перед каждым из нас по отдельности, или станет единственной возможностью для нас? На эти вопросы нет и не будет ответов.

А. Княжинский, «Веер возможностей: блеск и нищета современных цивилизаций» II «Вестник астроантропологии», № 6,25 год Звездной Конфедерации. С. 86.

Начало

Темны и безлюдны под двумя мутными зелеными лунами горы и болота Аккалабата. Но

безлюдны не значит мертвы. На болотах рождается серый туман, а в горах – призрачные тени. Туман, порождение болот, ползет по лесу, неумолимо пробираясь между могучих стволов, кроны которых вознесены высоко в зеленовато-серое небо, с ледяным шипением втягивается в узкие долины между поросшими хмурым лишайником холмами, клубится там, извивается огромными белыми змеями и опадает холодной росой при восходе солнца.

Тени, порождение гор, блуждают по конным тропам, прячутся в распадках, шепчут, умоляют, взвиваются к вечно покрытым снегом вершинам, где лучи восходящего солнца сжигают их, заставляя сжиматься, съеживаться, и падают на дно глубоких каньонов, куда солнечным лучам нет дороги даже в зените.

Смена сезонов приносит здесь лишь смену волнения и покоя. Летом беспощадные ливни сминают темные травы предгорий, ветер разбрасывает по полям клочья тумана и высохшие скелеты гигантских папоротников. Шумят, извергая потоки воды, ревущие водопады Эль-Зимбера, несутся от них по склонам бурные потоки, Эль-Эсиль выходит из берегов, превращая столицу Империи в неприступную с земли крепость. Но спешат оттуда герольды, приглашающие высшую знать Аккалабата на турниры, охоты и званые пиры, тесно на трактах от караванов с продовольствием, оружием, тканями и разной домашней утварью, и ни колосящиеся хлеба, ни наливающийся соком виноград не обделены заботой поселянина, упорно гнущего спину над будущим урожаем.

Зимой же неподвижен становится воздух, останавливают свой бег скованные льдом реки, пустеют дороги и горные тропы, стынут вековые леса, замирают все дела в столице и даже своевольный Эль-Зимбер уступает всеобщему окоченению и превращается в нагромождение заиндевелых зеркал и острий. Молчат ветры, молчат небеса. Только изредка идет медленный, ленивый, крупными хлопьями снег, тающий, не успев долететь до земли.

Но болотный туман и горные тени не спят никогда. Ни летом, ни зимой не прерывают они своего ночного дозора.

Ни зимой, ни летом не останавливается их перешептывание в серо-зеленом сумраке. И путнику, столь неосторожному, что ночь застала его вдали от обжитых мест, наедине с тенями или туманом, чудится в их зове одно мелодичное слово: «Дилайна… Дилайна…» Приходит рассвет, тени рассеиваются, туман выпадает росой, путник быстро забывает свои полночные страхи, складывает палатку, седлает коня и до следующей такой неудачной ночевки под открытым небом не вспоминает о намороченных тенями и туманом картинах, посетивших его сны или беспокойные видения.

Ведь так же, как темны и безжизненны горы и болота сурового Аккалабата, так ярки и душисты сады прекрасной Дилайны, светлы и полны жизни ее изумрудные холмы, теплы и безопасны золотые прибрежные дюны, спокойны прозрачные морские глубины. Те же две луны освещают ее, но преломленные особым составом атмосферы, смотрят они там по ночам не бледно-зелеными глазами сморщенной, уставшей от жизни старухи, а ослепительными фиолетовыми очами юной красавицы, восхищенной раскинувшимся под ней пейзажем, похожим на лоскутное одеяло, какие еще делают в провинциальных городках далеко от столицы.

По нежно-зеленому фону лесов вышито луговое разноцветье вперемежку со светящимися квадратиками городов, соединенных стежками мощеных дорог, которые от мельчайших слюдяных частичек красного камня тоже кажутся блестящими. А поверх всего этого – пуговички и стразы: графитовые горы и хрустальные озёра, алмазные ледники и рубиновые вулканы.

Правда, кто-то, видно, курил и стряхивал пепел прямо на дивное одеяло: то тут, то там на нем прожженные черные пятна – закопченные дымом развалины. Но с каждым годом все спокойнее становится взгляд фиолетовых лун: черные пятна исчезают, зарастают зеленым ковром плюща, жимолости и забвения. Скоро их не останется вовсе, и вновь будет сиять под небесами Дилайна в спокойной и неколебимой своей красоте.

Книга первая

Парадокс Княжинского

Пролог

28 июля 35 года по календарю Звездной конфедерации японский ученый Такуда Садо доказал парадокс Княжинского, также известный под названием «веера возможностей». Точнее, не доказал, а предложил строгое математическое обоснование для идеи, которую за пятьдесят лет до этого высказал молодой астроантрополог Алекс Княжинский.

Княжинский, исследовав доступные ему данные по истории развития Земли и известных на тот момент антропоморфных и не антропоморфных цивилизаций, с удивлением обнаружил, что, чем более развитой является (или, что не одно и то же, считает себя) цивилизация, тем меньшего количества возможных сфер и объектов развития касается этот прогресс и тем более независимым от воли и желания самих творцов прогресса является направление эволюции.

Как написано во всех учебниках, на эту мысль Княжинского навели подаренные ему друзьями часы с кукушкой. Княжинский приехал в тот день домой из магазина, где они с женой провели четыре часа, пытаясь разобраться в сравнительных достоинствах предлагаемых им телекоммуникаторов и восхищаясь тем, как далеко шагнула технология всего за два с половиной года, с тех пор как семья Княжинских покупала свой прошлый коммуникатор.

Отягощенные массой полезной и бесполезной информации и нагруженные кучей пестрых буклетов о том, как «с максимальным удобством общаться со своими друзьями по всей Вселенной», Княжинские выгрузились из машины и обнаружили у себя на крыльце живописную группу из двух однокашников главы семейства по институту, ящика пива и подарочно упакованного параллелепипеда.

Однокашники Княжинского собирались с ним пить пиво, а так как все они по профессии были (как и предполагается у однокашников) астроантропологи, т. е. специалисты по поведению людей в ситуации межпланетного контакта, то в целях «позитивной модуляции реакций исключенного из общего процесса субъекта» (в переводе с астроантропологического языка на русский, «чтобы задобрить мадам Княжинскую») в находившемся у выхода из супермаркета магазинчике под названием «Лавка древностей» ими был прикуплен подарок «для дома, для семьи» – часы с кукушкой, авторская работа, Земля, XIX век (хорошая подделка, разумеется). Подарок был принят благосклонно, гости допущены в дом на двух условиях: а) пить за столиком на веранде и не мешаться под ногами; б) через какое-то время, когда хозяйка определится, прервать процесс и явиться для установки часов на нужное место.

Спустя полтора часа, разморенные от жары и добрые от потребленного пива, Княжинский с гостями прибыли на объект – в комнату, где следовало водрузить часы. Проковыряв две дырки с помощью обнаруженной в кладовке электродрели какого-то дремучего года издания (все-таки Княжинский был гуманитарий), приятели прикрепили исторический артефакт к стене и перешли к стадии инициализации (в переводе с астроантропологического, решили часы завести). Инструкции к часам, разумеется, не прилагалось, чего и следовало ожидать от товара, купленного в «Лавке древностей». Поэтому действовать пришлось по наитию. Через сорок минут действий по наитию Княжинский воодушевленно воскликнул «Итить!..» и полез в астронет. Точнее, однокашники под аккомпанемент грозных вздохов мадам Княжинской вступили на шаткую почву Звездной паутины, а сам Княжинский забился в угол дивана с каким-то блокнотом и через полчаса выдал остолбеневшей супруге и своим братьям по астроантропологическому разуму примерно следующее. Как оказалось, все артефакты, которые любая цивилизация использует, так сказать, на синхронном срезе, можно разделить на:

Сильва Плэт ★ Сложенный веер читать книгу онлайн бесплатно

Сильва Плэт

Сложенный веер

У каждого из нас есть будущее. У каждой планеты, у каждой цивилизации есть будущее. Будет ли это будущее общим? Что нужно, чтобы оно стало общим — будущее двух мыслящих существ, двух разумных цивилизаций? Их общее решение? Или что-то другое? Когда кто-то решает, что у него со мною общее будущее, имею ли при этом значение я? Могу ли я создать общее будущее с кем-то, не ведая о его отдельном от меня предназначении? Зачеркнет ли наша общая судьба те возможности, которые раскрывались перед каждым из нас по отдельности, или станет единственной возможностью для нас? На эти вопросы нет и не будет ответов.

А. Княжинский, «Веер возможностей: блеск и нищета современных цивилизаций» II «Вестник астроантропологии», № 6,25 год Звездной Конфедерации. С. 86.

Темны и безлюдны под двумя мутными зелеными лунами горы и болота Аккалабата. Но безлюдны не значит мертвы. На болотах рождается серый туман, а в горах — призрачные тени. Туман, порождение болот, ползет по лесу, неумолимо пробираясь между могучих стволов, кроны которых вознесены высоко в зеленовато-серое небо, с ледяным шипением втягивается в узкие долины между поросшими хмурым лишайником холмами, клубится там, извивается огромными белыми змеями и опадает холодной росой при восходе солнца.

Тени, порождение гор, блуждают по конным тропам, прячутся в распадках, шепчут, умоляют, взвиваются к вечно покрытым снегом вершинам, где лучи восходящего солнца сжигают их, заставляя сжиматься, съеживаться, и падают на дно глубоких каньонов, куда солнечным лучам нет дороги даже в зените.

Смена сезонов приносит здесь лишь смену волнения и покоя. Летом беспощадные ливни сминают темные травы предгорий, ветер разбрасывает по полям клочья тумана и высохшие скелеты гигантских папоротников. Шумят, извергая потоки воды, ревущие водопады Эль-Зимбера, несутся от них по склонам бурные потоки, Эль-Эсиль выходит из берегов, превращая столицу Империи в неприступную с земли крепость. Но спешат оттуда герольды, приглашающие высшую знать Аккалабата на турниры, охоты и званые пиры, тесно на трактах от караванов с продовольствием, оружием, тканями и разной домашней утварью, и ни колосящиеся хлеба, ни наливающийся соком виноград не обделены заботой поселянина, упорно гнущего спину над будущим урожаем.

Зимой же неподвижен становится воздух, останавливают свой бег скованные льдом реки, пустеют дороги и горные тропы, стынут вековые леса, замирают все дела в столице и даже своевольный Эль-Зимбер уступает всеобщему окоченению и превращается в нагромождение заиндевелых зеркал и острий. Молчат ветры, молчат небеса. Только изредка идет медленный, ленивый, крупными хлопьями снег, тающий, не успев долететь до земли.

Но болотный туман и горные тени не спят никогда. Ни летом, ни зимой не прерывают они своего ночного дозора. Ни зимой, ни летом не останавливается их перешептывание в серо-зеленом сумраке. И путнику, столь неосторожному, что ночь застала его вдали от обжитых мест, наедине с тенями или туманом, чудится в их зове одно мелодичное слово: «Дилайна… Дилайна…» Приходит рассвет, тени рассеиваются, туман выпадает росой, путник быстро забывает свои полночные страхи, складывает палатку, седлает коня и до следующей такой неудачной ночевки под открытым небом не вспоминает о намороченных тенями и туманом картинах, посетивших его сны или беспокойные видения.

Ведь так же, как темны и безжизненны горы и болота сурового Аккалабата, так ярки и душисты сады прекрасной Дилайны, светлы и полны жизни ее изумрудные холмы, теплы и безопасны золотые прибрежные дюны, спокойны прозрачные морские глубины. Те же две луны освещают ее, но преломленные особым составом атмосферы, смотрят они там по ночам не бледно-зелеными глазами сморщенной, уставшей от жизни старухи, а ослепительными фиолетовыми очами юной красавицы, восхищенной раскинувшимся под ней пейзажем, похожим на лоскутное одеяло, какие еще делают в провинциальных городках далеко от столицы.

По нежно-зеленому фону лесов вышито луговое разноцветье вперемежку со светящимися квадратиками городов, соединенных стежками мощеных дорог, которые от мельчайших слюдяных частичек красного камня тоже кажутся блестящими. А поверх всего этого — пуговички и стразы: графитовые горы и хрустальные озёра, алмазные ледники и рубиновые вулканы.

Читать дальше

Сильва Плэт. «Сложенный веер» — Записки любителей — LiveJournal

Ну вот, я обещала восторженную рекомендацию — и с восторгом рекомендую!

. ..Эту книгу мне никто не советовал. При выборе руководствовалась исключительно заманчивой аннотацией с набором штампов. Скачала. Прочитала весьма увесистый файл за сутки. На послеследующие сутки прочитала еще раз. Через несколько дней, немного выспавшись, стала читать третий раз, уже более вдумчиво, так сказать смакуя.

Это первое произведение, которое оказало на меня такой эффект. Самое притягательно для меня в нем — это ве-ли-ко-леп-ный русский язык. Это какая-то нереальная гармония диалогов, «голоса за кадром», юмора и серьезных глубоких размышлений, описаний внутренних метаний героев и напряженного экшна. Это совершенно умопомрачительная смесь средневекового антуража и примет космической цивилизации. И при этом яркий индивидуальный талант автора проявляется в том, что в этот выдуманный мир веришь, ХОЧЕШЬ верить всем сердцем. Герои повести ,ейбогу ,стали мне просто родными. Я вам даже по секрету скажу — вечерами в постеле мечтала в подушку ,как девочка — вот бы оказаться на Аккалабате!. .. А я ведь тетенька уже, у меня свои девочки уже в таком мечтательном возрасте))

Еще раз отдельным абзацем — владение русским языком потрясающее. Я просто вкушала каждое предложение. В послесловии говорится что автор якобы француженка с русскими корнями, получившая образование в Москве, отсюда такой отличный русский. На тот момент , когда я ознакомилась с книгой, даже поисковик не выдавал ничего больше. А вот только что я нахожу, что это возможно литературная мистификация. Ну да это неважно, думаю заслуженные лавры найдут своего героя, кто бы она ни была (в том что это все-таки женщина, у меня почему-то нет сомнений) Вот уже и сайт появился http://silvplait.weebly.com/,и там — ура-ура — уже выкладывается продолжение!…

Если очень придираться, то конечно можно найти некоторые слабые места — например, как лихо автор управляется с некоторыми законами биологии и физики, при том что как бы космическая эра описывается, это как бы не совсем (или совсем не) фэнтези… Или как лихо один герой разруливает сложные политические коллизии межпланетарного масштаба. .. НО, блин, за потрясающий язык я все прощу! И вы ,уверена, тоже.

Я .наверное, даже на такое громкое заявление решусь: эта книга — явление, и вся ее настоящая слава и известность еще впереди. Если автор не снизит планку в продолжениях, то встанет в один ряд с Желязны, Толкиеном и иже с ними!

Фанаты: связь между культурами


Избранные поклонники этого экспоната


Мода и изысканность

00.131.57
Ежемесячный журнал Petersons 1875
Пять искусно одетых дам стоят в комнате с люстрой, зеркалом и занавеской, стол справа с кувшином и подносом.Средняя дама держит стул. Все они одеты для вечеринки. у трех есть веера, у одного есть ложка и тарелка с едой.
00.53.94
Фарфоровая кукла
Кукла-женщина с фарфоровой головой, кожаными перчатками, чучелом и кожаными туфлями с лентами и цветочной аппликацией. На кукле панталоны и нижняя юбка из белого хлопка. Платье шелковое с полосками цветочной вышивки и длинным шлейфом.В правой руке кукла держит белые и синие бусы, а в левой — веер. Кукла носит золотой крест с длинной цепочкой на шее.
1977.46
Сад Хукуа
Холст, масло на мазоните, ок. 1850 г.
Картина «Сад Хукуа» написана китайским художником. На нем изображен китайский пейзаж с плиткой вокруг стены угловатого бассейна. Горшечные растения находятся наверху стены, а цветочные клумбы, деревья и скамейки украшают прогулку.Слева восьмиугольный портал с китайской надписью. В центре — женская фигура в красной китайской одежде с веером. За ней восьмиугольные ворота и фигура, поливающая грядки. Справа находится открытая чайная с экраном и свитками, а внутри две фигуры в синей китайской одежде, сидящие за столом и играющие в игру. Картина находится в оригинальной китайской раме чиппендейла.
Досуг и высший класс

00.180.21
Веер для складывания бумаги
На передней части этого большого бумажного веера изображена итальянская сцена эпохи Возрождения; гондола держит лютниста и его слушателей. Резные палочки и палочки-листья изготовлены из перламутра. На оборотной стороне изображен пастельный пейзаж с фигурами в синих и красных одеждах.
Ухаживание и романтика

1977.11.4
Валентинка Элизе Энн Уайт
Гравюра, бумага, 1846 г.
Гравюра без монтажа с высокой печатью на бумаге, печатная форма с окантовкой из цветов, виноградных лоз, амуров, птиц и гнезд, в центре вверху изображена пара, женщина и амур держат коромысло над головой мужчины.
1984.37.2
Картина «Ухаживание пары»
Бумага, акварель, Адольф Дж. Фредерик, 1904 г.
Лесная местность является фоном для молодой пары, сидящей на каменной скамье. Молодой человек, одетый в бриджи до колен и атласный жилет цвета шампанского, сидит слева от картины и наклонился вперед, слегка повернувшись к девушке с наклоненной головой и закрытыми глазами. На ней прозрачное жемчужное платье со светло-зеленой накидкой, накинутой на левую руку.Она носит только одну длинную белую перчатку на левой руке.
Мифы и фольклор

1946.19.1
Веер для складывания бумаги
Веер из белой бумаги с палочками цвета слоновой кости. На переднем листе изображены юноша и три женщины с голубями, а на оборотной стороне — две молодые женщины на фоне пальм. Это изображение окружено золотым узором с рогом и мандолиной на одной стороне изображения и корзиной с цветами на другой стороне. Белая кисточка обмотана проволокой и прикреплена металлической петлей.
00.180.41
Веер для складывания бумаги
Черный деревянный веер с деталями, окрашенными в золотой цвет. На бумажном веере изображена европейская пара и собака с серебряными блестками.
1947.34
Окрашенный вентилятор
Кремовый атласный веер с декоративными резными палочками цвета слоновой кости.Спереди нарисованы феи, стрекоза, цветки сакуры и луна. Петля цвета слоновой кости. На этикетке, прикрепленной к вентилятору, написано: «Миссис С.Е. Гарднер.
00.180.1
Веер для складывания бумаги
Веер из гофрированной бумаги с палочками из натурального дерева и защитными кожухами. Бумага на лицевой стороне окрашена в золотой цвет со сценой, напоминающей детскую песенку. Дети раскрашены разноцветными деталями и играют в кругу. На задней стороне вентилятора нанесена белая этикетка с надписью LAS NINFAS.
Влияние Европы

00.180.26
Складной веер
Складной бумажный веер с резными палочками из слоновой кости. Спереди нарисована сцена отдыха в европейском стиле. На оборотной стороне изображена водная сцена с лодками и фигурами в синих и красных одеждах. Прикреплена декоративная металлическая петля.
00.180,27
Веер для складывания бумаги
Складной бумажный веер с палочками из слоновой кости; на правом джойстике есть небольшое зеркало, расположенное вверху. На переднем листе нарисована центральная сцена из трех европейских фигур, а на оборотной стороне бумаги рельефный растительный орнамент. На декоративную металлическую петлю с не совсем белой кисточкой намотана металлическая проволока.
Глоссарий

00. 180.48
Вентилятор Brise
Деревянный веер с коричневой лентой, протянутой через палочки.У охранников есть желтая пшеница и центральное изображение красных цветов и желтой пшеницы. Металлическая петля и золотая кисточка прилагаются.
00.180.58
Веер для кокарды
Кокарда-веер плиссе из коричневого глазурованного хлопка. Спереди нарисованы розовые и желтые цветы с зелеными листьями. Небольшая петля скрепляет ручки.
1944.1
Фиксированный перьевой вентилятор или ручная решетка
Фиксированный веер из коричневых и белых пятнистых перьев, возможно, перепела или индейки.Ручка из корзиночного плетения сделана вокруг куска дерева с черной хлопковой нитью и каким-то гибким белым материалом, напоминающим траву или тростник.
00.180.74
Фиксированный перьевой вентилятор
Белые перья с нарисованными цветами, птицами и бабочками закреплены деревянной заклепкой. Заклепка представляет собой декоративную перламутровую бусину в виде цветка.
1994.42,6
Складной веер со складками
Складной плиссированный веер с ребрами из черного лакированного дерева. Легкий черный материал с золотым узором в виде папоротника и девятнадцатью мелкими золотыми пайетками. Хранится в деревянной черной лакированной шкатулке.
00.180.40
Вентилятор для купели
Резной деревянный веер из черного кружева и шифона с росписью цветов и птиц. Не совсем белая кисточка представляет собой узел в китайском стиле с черной металлической петлей.
00.180.49
Дженни Линд Фанат
Этот веер имеет перфорированные палочки из слоновой кости и защитные палочки. Не совсем белая ткань вырезается и имеет форму перьев и прикрепляется к ребрам. Блестки образуют гирлянду по направлению к центру с формой люстры в центре. У него есть металлическая петля и не совсем белая кисточка с проволокой.
00.180.46
Дженни Линд Фанат
Деревянный веер с перфорацией из не совсем белого шелка, вырезанного в виде лепестков, и небольшой не совсем белой кисточкой.
Реклама

00.180.80
Веер для складывания бумаги
Этот веер имеет деревянные стержни и защитные стержни, окрашенные в белый цвет с серебряными деталями. Веерный лист сделан из бумаги, на которой раскрашены черные и серебристые цветы и листья. Есть сцена, нарисованная с лодкой и островом. Черная тесьма вплетена между слоями бумаги.
00.131,79
Веер для складывания бумаги
Этот веер имеет окрашенные в белый цвет стержни и защитные стержни с серебристым рисунком. Веерный лист изготовлен из бумаги. С одной стороны нарисован красный, розовый и белый цветочный узор. На обратной стороне веера есть реклама Bissel Carpet Sweeper с двумя фигурами, использующими подметальную машину и держащими веерами. К окрашенным деревянным палочкам прикреплена металлическая петля.

Красота в руках | RISD Museum

Первые вентиляторы, использовавшиеся в качестве простых инструментов, создавали прохладный ветерок, разжигали огонь или провеивали зерно.Эти веера, вероятно, сделанные из листьев или сплетенных трав, использовались в Азии, Юго-Восточной Азии, Египте, Древней Греции и Риме. Китайский образец плетеного веера из пальмовых листьев девятнадцатого века в этой галерее произошел от этих ранних вееров, о чем свидетельствует его сходство с веером, который держит греческая фигура танагра, также в этой галерее.

В конце концов были обнаружены декоративные возможности веера, и в этой более элегантной форме он стал ассоциироваться с людьми высокого положения и статуса. Замысловатые веера, украшенные мозаикой из перьев, использовались в церемониальных целях правящими ацтеками и инками Центральной и Южной Америки, а в Китае и Японии жесткие и складные веера, расписанные ведущими художниками, стали предметом знатоков. Правители Индии отдавали предпочтение вееру из павлиньих перьев, «тысяча глаз» которого символизировала постоянную бдительность над королевством.

В конце пятнадцатого века Европа была представлена ​​любителям Южной Америки и Азии в результате открытий Колумба и открытия Востока для торговли с Китаем.Невероятная красота и роскошь веера сделали его очень востребованным символом статуса. Веера из перьев, а позже и складные веера были замечены в руках многих европейских монархов и аристократии. Веер стал заметным фаворитом королевы Елизаветы I, которая оценила то, что он помогал подчеркнуть красоту ее рук, которыми она очень гордилась. Ее часто изображают держащей веер из белого страусиного пера; потомок первых вееров из перьев, привезенных Колумбом, он также служил символом роста Англии как морской державы.

В то же время, когда Колумб завез в Европу перьевые веера, первые азиатские складные веера попали в Италию на кораблях первых португальских торговцев с Востоком, которые пользовались папскими торговыми концессиями. Складные восточные веера быстро стали популярными по всей Италии и вскоре распространились по остальной Европе, достигнув Англии к началу шестнадцатого века. К этому времени веер стал ценным модным аксессуаром, используемым аристократией по всей Европе.

Происхождение складного веера, Галерея Брунея, SOAS, Лондонский университет

Складной веер ( Ogi ) в отличие от гораздо более старого стационарного или плоского веера ( Uchiwa ), как принято считать, появился в Японии около 670 г. н.э. и был сделан из деревянных или бамбуковых полос, соединенных вместе и закрепленных заклепками или стержнями. . Самый старый из сохранившихся деревянных вееров ( Hi-ogi ) был обнаружен в городе Нара, Япония, и датируется 747 годом нашей эры, в то время как самые старые известные китайские или корейские складные веера аналогичного типа датируются 10 годом века нашей эры.D..

Технология производства бумаги прибыла в Японию из Китая в 610 г. н.э., бумага могла быть импортирована до этой даты. Остатки самого старого сохранившегося бумажного веера были найдены в Акицу, Япония, и могут быть датированы концом 11 века/началом 12 века нашей эры. Самая старая ссылка на веер из бумаги ( Kawahori — крыло летучей мыши) появляется в «Отношениях с Японией в истории песни», написанной в 988 году нашей эры.D., когда в нем перечислены подарки, в том числе Kawahori и Hi-ogi из Японии династии Сун. Демонстрация того, что в настоящее время веер в Японии считается подходящим подарком для королевской семьи.

Японские складные веера должны быть закрыты, когда это возможно, и могут открываться только при необходимости. Они не начинались как предметы декоративно-прикладного искусства или ремесла, а вместо этого были информационным устройством и до сих пор используются как таковые в Японии.

Первоначально использовавшиеся только аристократией и классом самураев веера были не просто практичным устройством, используемым для охлаждения, но благодаря своей легко переносимой форме они превратились из простых письменных принадлежностей для общения, учебных пособий, записи или письменные принадлежности, символы статуса, декоративное и изобразительное искусство и даже оружие.

Есть много примеров вееров, содержащих важную информацию, такую ​​как правила; правила; Судебные приказы, решения и объявления; письма; календари; расписания; молитвы, медицинские транскрипции; учебники для образования, карты и так далее. Только в более поздний период складной веер стал больше развиваться как предмет искусства или декоративно-прикладного искусства.

Япония прославилась качеством своих вееров, и сохранившиеся записи показывают, что большое их количество экспортировалось в Китай к 15 -му -му веку нашей эры.D.. По мере того, как их популярность росла не только среди аристократии, но записи классов самураев показывают, что появились профессиональные художники-фанаты и создатели, а также появились центры производства, такие как в Киото.

К 15 векам нашей эры складные веера были завезены в Европу через торговлю и Шелковый путь, где они были восприняты как форма искусства и предмет декоративно-прикладного искусства. Первоначально символ статуса для королевской семьи и аристократии, они вскоре приобрели гораздо более широкую популярность и к 18 и 19 векам нашей эры.D. в Европе дамы всех социальных классов носили в своей повседневной жизни складной веер в качестве декоративного, а иногда и практического украшения, опять же, с множеством применений и значений.

Эта популярность нашла отражение в европейских произведениях искусства, многие примеры которых можно увидеть в картинах импрессионистской школы, достигшей пика популярности в период ар-деко. Отражением этого стал экспорт фанатов из Японии в Европу и Америку в 1920 году нашей эры, составивший почти 4 420 000 штук.

Городской тезаурус — Найдите синонимы для сленговых слов

Как вы, наверное, заметили, сленговые синонимы термина перечислены выше.Обратите внимание, что из-за характера алгоритма некоторые результаты, возвращаемые вашим запросом, могут быть только понятиями, идеями или словами, которые связаны с термином (возможно, незначительно). Это просто из-за того, как работает алгоритм поиска.

Вы также могли заметить, что многие из синонимов или связанных сленговых слов являются расистскими/сексистскими/оскорбительными/совершенно ужасающими – в основном благодаря прекрасному сообществу в Urban Dictionary (не связанном с Urban Thesaurus). Urban Thesaurus просматривает сеть и собирает миллионы различных сленговых терминов, многие из которых происходят из UD и оказываются действительно ужасными и бесчувственными (я полагаю, это природа городского сленга).Надеемся, что родственные слова и синонимы для «термин» немного мягче, чем в среднем.

Городской тезаурус

Городской тезаурус был создан путем индексации миллионов различных сленговых терминов, которые определены на таких сайтах, как Urban Dictionary. Затем эти индексы используются для поиска корреляций использования между сленговыми терминами. Официальный API-интерфейс Urban Dictionary используется для отображения определений при наведении курсора. Обратите внимание, что этот тезаурус никоим образом не связан с Urban Dictionary.

Благодаря тому, как работает алгоритм, тезаурус дает вам в основном родственных сленговых слов, а не точные синонимы. Чем выше термины в списке, тем больше вероятность того, что они релевантны искомому слову или фразе. Алгоритм поиска довольно хорошо обрабатывает фразы и строки слов, поэтому, например, если вам нужны слова, связанные с lol и rofl , вы можете ввести lol rofl , и он должен дать вам кучу связанных сленговых терминов.Или вы можете попробовать парень или девушка , чтобы получить слова, которые могут означать одно из этих слов (например, bae ). Также обратите внимание, что из-за характера Интернета (и особенно UD) в результатах часто будет много ужасных и оскорбительных терминов.

Предстоит еще много работы, чтобы этот тезаурус сленга давал стабильно хорошие результаты, но я думаю, что он находится на той стадии, когда он может быть полезен людям, поэтому я его выпустил.

Особая благодарность авторам открытого исходного кода, использованного в этом проекте: @krisk, @HubSpot и @mongodb.

Наконец, вы можете ознакомиться с растущей коллекцией тщательно подобранных сленговых слов по различным темам на Slangpedia.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.