Писатели русские 20: Писатели 20 века (стр. 1)

Содержание

Русские писатели: самоучки и выпускники элитарных заведений

Текст и коллаж: ГодЛитературы.РФ

В сентябре дети и молодые люди (порою чуть ли не до тридцати лет) приступают к занятиям в учебных заведениях разного уровня. Так повелось издавна и не скоро прекратится, несмотря на все грёзы футуристов о непрерывном «естественном» обучении. Будущие великие писатели — не исключение; ведь для того, чтобы писать книги, мало просто уметь читать и писать. Но отношения будущих корифеев изящной словесности с ученическими тетрадками и учебниками складывались по-разному.

1. Элитное образование. Пушкин


Насмешливо заметив, что «мы все учились понемногу когда-нибудь и как-нибудь», 25-летний (на момент написания первой главы «Онегина») Пушкин явно поскромничал.


Он-то сам учился не «где-нибудь и как-нибудь». Вспоминая о Царскосельском лицее, мы привычно — и справедливо — повторяем пушкинское «друзья мои, прекрасен наш союз!», забывая при этом, однако, что задумывался Лицей вовсе не для того, чтобы выпестовать гениального поэта.

А для того, чтобы выковать элитные управленческие кадры Империи, стать «академией гослужбы», говоря современным языком. И, в общем, намного опередившая время задумка Александра I оказалась небезуспешной: из 30 лицеистов первого набора вышел министр иностранных дел, посол, два губернатора, адмирал, сенатор, пять генералов (военных и штатских). Но мы едва ли вспоминали бы их (может быть, кроме князя Горчакова — ключевой фигуры внешней политики России 1860-70-х годов) без самого известного лицеиста, на вопрос императора (уже следующего), по какому департаменту он служит, отвечавшего, что он служит по России.

2. Блестящее образование. Владимир Набоков

Для богатых аристократов-англоманов Набоковых не стояло вопроса о том, куда отправить учиться сыновей по окончании «прогрессивного» Тенишевского училища: только Оксфорд или Кембридж. И такие недоразумения, как революция, не могли поколебать их стройных планов. Поэтому Владимир Набоков прилежно отучился в1919-1923 годах в Кембридже, в Тринити-колледже, связанном с именами Ньютона и Байрона — и даже написал потом «Университетскую поэму» пушкинской «онегинской строфой», перевернутой, словно из озорства, вверх ногами. Вывезенные из России драгоценности семьи Набоковых и золотопромышленников Рукавишниковых (приданое матери) быстро иссякли, так что


Набокову пришлось перебиваться эмигрантскими заработками, а потом — преподаванием, но британский университетский шарм остался у него на всю жизнь.


3. Профильное образование. Юрий Трифонов

Литературный институт им. Горького за 80 лет своего существования собрал немало насмешек — как можно выучить на писателя?! Но невозможно отрицать, что некоторое количество первоклассных сочинителей он если не породил, то уж

точно огранил — хотя не все из них дотянули до диплома. Как, например, Виктор Пелевин и Евгений Евтушенко — ранняя слава или ранняя зрелость сделали «корочки» ненужными.


В числе же тех, кто всё-таки получил диплом литературного работника — литературный тяжеловес 70-х Юрий Трифонов.


Он пришёл в здание Литинститута на Тверском бульваре 19-летним вчерашним школьником, а через 5 лет вышел из него с опубликованной в «Новом мире» повестью и полученной за нее сталинской премией 3-й степени.

По тогдашним меркам это все равно что в наши дни студенту ВГИКа снять боевик с многомиллионным бюджетом и получить за него один из второстепенных «Оскаров».

4. Экзотическое образование. Юрий Мамлеев

В Лесотехническом институте, который окончил Мамлеев, нет, разумеется, ничего экзотического. Как и в работе учителем математики в вечерней школе.


Но только если речь не идёт об одном из самых загадочных русских писателей ХХ века, глубоком знатоке индийских религий, основателе

собственной философской школы и литературного направления «метафизического реализма».


Наверно, даже школьная математика была у него полна тайных смыслов и сокровенного знания — к сожалению, ученики едва ли могли это оценить. Учителем математики, кстати, был и

Солженицын — и сам описал это в «Матрёнином дворе».

5. Самообразование. Иосиф Бродский

Все помнят, что Максим Горький не без вызова называл годы скитаний и временных работ «моими университетами» — вызывая восторг просвещённой публики. Менее известно, что Бунин, уж никак не «босяк», в 15 лет бросил гимназию и дальнейшие знания — весьма обширные — получал неусыпным попечением брата Юлия, бывшего 11-ю годами его старше.


А последним (на данный момент) великим самоучкой русской литературы можно считать Бродского.


С формальной точки зрения всё, чем он располагал — это семь классов средней школы. В 1963 году в письме в газету «Вечерний Ленинград» он уверял:

«Я получил среднее образование в школе рабочей молодежи, так как с пятнадцати лет пошел работать на завод. Я имею соответствующий документ — аттестат зрелости, который готов предъявить в любую минуту». Но никто этого аттестата так и не видел. Что, как мы знаем, не помешало Бродскому в Америке

стать университетским преподавателем и поражать собеседников эрудицией. Сам он шутил, что учился «осмотически» — то есть знания проникали в него со всех сторон и почти незаметно. Во всяком случае, незаметно для окружающих. А друзья признавали, что


он обожал расспрашивать специалистов в каких-то узких областях и вообще

«страшно много ловил из воздуха». Этим же свойством — впитывать из воздуха — отличался и Пушкин.

Так что, как мы видим, дело не в элитарности образования, а в том, кто его получает — или не получает.

Вдохновляющая заграница или куда уезжали творить русские писатели

Большое видится на расстоянии. Может быть поэтому размышлять о судьбе русского народа гении литературы предпочитали вдали от Родины? После статьи о ресторанах, куда приходит муза я решила рассказать о вдохновляющих “уголках на чужбине”, где знаменитые русские писатели создавали бессмертные произведения.

Достоевский во Флоренции

Можно ли назвать случайностью, что именно в столице Тосканы Достоевский написал знаменитую фразу “Мир спасет красота”? В 1867-1868 годах литератор жил в обычном четырехэтажном доме желтого петербургского цвета, раположенном напротив дворца Питти.

По утрам писатель работал над романом “Идиот”, а после обеда читал русские газеты в библиотеке Палаццо Строцци, где в архивных журналах до сих пор сохранилась запись Theodore Dostoevsky. Минуты отдыха гений слова проводил в прогулках с женой по садам Боболи, что расположены сразу за резиденцией Медичи. Утверждают, что этот парк с роскошными фонтанами, статуями и классическими коллонадами был любимым местом Достоевского, а квартира в доме номер 22 на площади Питти выбрана писателем именно из-за близости к зеленому оазису.

Бродский в Венеции

Свои первые каникулы после переезда в США Бродский, один из самых значительных поэтов XX века, провел именно в Венеции: «И я поклялся, что если смогу выбраться из родной империи, то первым делом поеду в Венецию, сниму комнату на первом этаже какого-нибудь палаццо, чтобы волны от проходящих лодок плескали в окно, напишу пару элегий, туша сигареты о сырой каменный пол…”. Он любил посещать этот город зимой, когда мало туристов.

Так выходят из вод, ошеломляя гладью
кожи бугристой берег, с цветком в руке,
забывая про платье, предоставляя платью
всплескивать вдалеке…

Бродский, который умел добывать драгоценный смысл из любого жизненного опыта и именно в столице региона Венето написал эссе “Набережная неисцелимых”, элегию “Лагуна”, “Венецианские строфы” и еще несколько проникновенных произведений.

Если во время первых поездок поэт останавливался в пансионе “Академия”, то уже после получения Нобелевской премии занял апартаменты в отеле “Лондра”, роскошь которых вдохновила на создание стихотворения “Сан-Пьетро” об одноименном рыбацком островке. Бродский многократно признавался в любви к “столице декаданса”, поэтому спустя полтора года после смерти в США, останки поэта по желанию его жены был перезахоронены на венецианском острове метвых Сан-Микеле.

Грибоедов в Тбилиси

Именно в Тбилиси Грибоедовым был написан первый вариант комедии “Горе от ума”. После насыщенной светской жизни в Петербурге, писатель и статский советник вернулся в столицу Грузии и принялся писать произведение, обличающее “русское приклонение перед всем иностранным”.

Помимо “Горя от ума” классик успел написать еще около 30 произведений — пьесс, стихотворений, путевых заметок, и почти все в его любимом Тифлисе (старое название Тбилиси), главный городской театр которого носит его имя.

Тургенев в Баден-Бадене

В начале 1860-х горов Тургенев переезжает в Баден-Баден, курортный город на западных склонах Шварцвальда и место, где зародилась мода на отдых “на водах”. Большая часть “Записок охотника” была написана в Германии. Здесь же были созданы романы “Ася”, “Дым” и “Новь”, повествующие о жизни русских на европейской земле.

С момента переезда писатель принимает активное учатие в культурной жизни Западной Европы, переводит зарубежных классиков на русский язык, адаптирует Пушкина для иностранных читателей, устраивает регулярные “холостятские обеды пяти” с Флобером, Доде, Золя и Гонкуром.

C этого времени Тургенев становится самым известным и читаемым русским автором в Старом Свете. Однако, каждый год этого творчески-активного периода литератор делил на “европейский, зимний” и “российский, летний” сезоны, когда непременно возвращался на беспокойную Родину, чтобы было над чем размышлять долгими вечерами в заснеженном и благополучном Баден-Бадене.

Про места вдохновения других знаменитых людей читайте в отдельном сборнике

Подпишись на горячие новинки блога!

Подпишись на обновления блога, и мы откроем для тебя целый мир вдохновляющих путешествий, тревел-лайфхаков и небанальных направлений на все случаи и для любых компаний.

Посмотреть на эти чудесные письма Я согласен с «Политикой по обработке персональных данных».

Ошибка на сервере. Не удалось отправить ваши данные. Пожалуйста, попробуйте еще раз!

Спасибо

Мы уже отправили вам письмо. Проверьте, пожалуйста!

Мария Фариса

Журналист, автор отмеченных призами книг «Авантюрин» и «Лучше журавль». Юрист по образованию, искательница сокровищ по призванию. Люблю путешествовать по пустыням, рекам и заброшенным местам. Мечтаю об экспедиции в джунгли Амазонии. Посетила более семидесяти стран. Из каждой поездки стараюсь привозить не сувениры, а интересные истории. Многие из них можно почитать в моём блоге mariafariza. com

Все записи автора

Сочинение Русская литература 20 века (9 класс)

Начало двадцатого века в русской литературе это яркость «Серебряного века» во всем культурном наследии. Критические настроения порождали литературные шедевры и открывали новые имена. Время реалистов с критическим взглядом. Начал активно развиваться модерн. Писатели и поэты того времени глубоко проникали не только в умы, но и в души человеческие. Время было сложное. Капитализм, революционные взгляды наряду с философскими и религиозными теориями отражались литературой.

Это время расцвета поэзии. Направления поэтические различны, но модернистские взгляды преобладают. Это временной отрезок, когда пересматриваются устои, идеалы, ценности.

Хронология в литературной жизни двадцатого века прослеживается следующая: 1892 – 1917 годы окончание безвременья (революционный подъем общества, манифест и сборник «Символы», творчество Максима Горького). Хотя, возможно конец этого периода приходится на 1921-1922 годы. Время эмигрантов, ссыльных писателей, философов и историков. Русскую литературы XX века принято подразделять на: реализм, модернизм, литературный авангард.

М. Горький и Л.Н. Андреев не последнюю роль сыграли в литературном движении того времени. После революции у России начался период не простой. Он тяжело переносится ни только людьми, которым выпало жить после революции, но и для литературного бомонда является почти катастрофическим. Многие литераторы были вынуждены покинуть Родину. Кто-то был выдворен, а кто-то эмигрировал по доброй воле. Но жизнь творческая, литературная в России не прекращается. Сложное время открывает новые таланты. Яркие, со свежим взглядом и острым словом молодые писатели, участники Гражданской войны: Л. Леонов, М. Шолохов, А. Фадеев. У них не похожий на классиков слог, взгляд. Но они интересны, востребованы, близки народу.

Тридцатые годы характеризуются в литературе как «года великого перелома». Прежние устои рушатся. Партия активно контролирует литературную среду. Аресту подвергают П. Флоренского, А. Лосева, А. Воронского, И Д. Хармса. Репрессируемая интеллигенция гибнет.А ведь основой интеллигенции как раз являются деятели культуры. Результатом репрессий тридцатых годов является гибель большого числа писателей, в их числе: Н. Клюев, О. Мандельштам, И. Катаев, И. Бабель, Б. Пильняк, П. Васильев, А. Воронский, Б. Корнилов. Возможностей, для развития литературы практически никаких. Все оспаривается, осуждается, подвергается тотальной проверке.

Но это время дарит нам таких талантливых людей как:В.В. Маяковский, С.А. Есенин, А.А. Ахматова, А.Н. Толстой, Е. И. Замятин, М.М. Зощенко, М.А. Шолохов, М.А. Булгаков, А.П. Платонов, О.Э. Мандельштам, М.И. Цветаева. Сегодня невозможно себе представить литературы и поэзии без этих имён. А жизнь их в то время постоянно подвергалась опасности. Произведения могли никогда не выйти. Мы не узнали бы трогательных стихов Цветаевой, не услышали ритма Маяковского, не смеялись бы над Зощенскими рассказами, не признавались бы в любви Есенинскими стихами и не размышляли бы над загадочным слогом Булгакова.

Период двадцатого века в русской литературе ознаменован явлением кризиса. Кризиса душ, кризиса ума, кризиса чувств. Но читая произведения, написанные литераторами и поэтами того времени четко понимаешь, что талант это дар, который не победить. Он как росток пробьёт асфальт и будет тянуться к солнцу, тянуться к жизни. И путь будет не из легких, но сама жизнь расставит все по местам. Есть место на полке книжной каждого дома для книги поэтов и пишущих прозу литераторов двадцатого века.

Другие сочинения:

Русская литература 20 века (9 класс)

Несколько интересных сочинений

  • Сочинение по картине Нисского Февраль подмосковье, 5 класс (описание)

    Прекрасны леса в белом убранстве, горы с лавиноопасными спусками, реки замершие, заливные луга под снегом. Но по своему красива зима в окрестностях города.

  • Нестеров М.В.

    Михаил Васильевич Нестеров родился в 1862 году в г. Уфе. Его учителями были великие художники (В. Г. Перов, А. К. Саврасов). Как его великие наставники, он был передвижником. Основным жанром

  • Сочинение на тему Птицы зимой

    Скоро наступит зима. Наметёт огромные сугробы снега. Водоёмы покроются льдом. Деревья наденут снежные шапки.

  • Сочинение Каковы причины возникновения конфликтов между людьми

    Человек, будучи разумным существом, тесно связан с социумом, то есть, с другими людьми. Так как «на вкус и цвет друга нет» то в обществе, заполненным различными людьми, у которых свои субъективные взгляды

  • Сочинение по картине Дубовского Море, 6 класс (описание)

    Русские художники всегда умели впечатлять своим мастерством. Русское творчество – необъятно, оно имеет свою атмосферу, своих героев, свой мир и сегодня хочу написать о прекрасной картине Николая Никаноровича Дубовского, под названием «Море»

50 писателей: Антология русских рассказов ХХ века Липовецкого, Марк: Ярмарка в мягкой обложке (2011)

Мы сожалеем; эта конкретная копия больше не доступна. В AbeBooks миллионы книг. Мы перечислили аналогичные копии ниже.

Описание:

Читаемая копия. Страницы могут иметь значительные примечания/выделения. ~ ThriftBooks: читайте больше, тратьте меньше. Инвентарный № продавца G1936235226I5N00

Об этом заголовке:

Рейтинги книг, предоставленные Goodreads: 4.19 средний рейтинг •

(16 оценок)

Сводка: Самая большая и полная антология в своем роде, эта книга объединяет важные, репрезентативные истории каждого десятилетия 20-го века. В него вошли проза официально признанных писателей и диссидентов, как известных, так и забытых или забытых, а также новые авторы конца ХХ века. В подборках отражены различные литературные направления и подходы к изображению действительности ХХ века: традиционный реализм, модернизм, соцреализм, постмодернизм. В целом рассказы охватывают все основные аспекты жизни, истории и культуры России ХХ века. Богатый набор тем и стилей будет представлять огромный интерес для студентов и читателей, которые хотят узнать о России через увлекательный жанр рассказа.

Об авторе: Валентина Брогер (доктор философии Канзасского университета) — почетный профессор кафедры славянских языков Джорджтаунского университета.Ее статьи о русских писателях ХХ века публиковались в крупных академических журналах, а ее переводы прозы ХХ века печатались в антологиях и специальных изданиях. Марк Липовецкий (доктор философии Уральского государственного университета, Россия) живет в США с 1996 года и является адъюнкт-профессором русистики Университета Колорадо-Боулдер. Он является автором шести монографий, многочисленных статей в крупных американских и российских журналах, получателем многих грантов и стипендий, в том числе Фулбрайта, SSRC и Leverhulme (Великобритания). Фрэнк Миллер (доктор философии Университета Индианы) — профессор славянских языков Колумбийского университета и координатор программы изучения русского языка в Колумбийском колледже Барнарда. Он является автором или соавтором нескольких популярных учебников русского языка и переводчиком русской прозы.

«Об этом заголовке» может принадлежать другому изданию этого заглавия.

Юрий Буйда | Читать Россия

Год рождения: 1954

Quick Study: Буйда пишет рассказы, повести и романы, которые часто содержат исторические, гротескные и метафизические элементы.

Буйда Файл: Юрий Буйда впервые публиковался как писатель-фантаст в начале 1990-х после карьеры журналиста в родной Калининградской области. Его роман « Голубая кровь », в котором литературные аллюзии и причудливые ситуации советской эпохи превращают советскую актрису Валентину Караваеву в вымышленную героиню, стал финалистом премии «Большая книга» 2011 года и занял третье место среди читателей. Работа Буйды также была номинирована на премию Русского Букера, а в 1999 году он получил премию Аполлона Григорьева за сборник рассказов «Прусская невеста ».

Psssst………: Два романа Буиды — Эрмо и Третье сердце — обыгрывают темы произведений Владимира Набокова.

Буйда Места нахождения: Родился в г. Знаменске Калининградской области, учился в Калининградском университете. Москва с 1991 г.

Слово о Буйде: Киркус назвал нулевой поезд Буйды в переводе Оливера Риди: «Богатая, провокационная аллегория (которую можно сравнить с «Желтой стрелой» Виктора Пелевина) и прекрасное знакомство с выдающимся современным русским писателем.На OpenSpace.ru Кирилл Гликман похвалил способность Буйды рассказывать большую историю, предлагая «маленькие автономные сюжеты» в Blue Blood .

Буйда о Буйде и писательстве: В интервью 2010 года для частного корреспондента Буйда говорит, что у него нет специальности, но говорит, что его жанр — рассказы, что он рассказчик, который рассказывает истории, повести и, иногда, романы. . Позже он добавляет, что рассказ «отличается во всех отношениях: вы не получаете ни славы, ни денег, ни внимания со стороны издателей.И много энергии уходит на хорошую историю, а результат — с точки зрения внимания читателей и денег — почти ничего». Следует отметить, что Буйда не выглядит так, будто жалуется: позже он говорит, что лучший способ повысить спрос на рассказы — это писать хорошие рассказы, добавляя, что для Zeitgeist очень плохо, если рассказы не пользуются спросом.

Buida Рекомендует: В 2009 году Buida составил список любимых историй и рассказчиков. Если бы его попросили выбрать только пять, он сказал бы, что выберет: «Нищенка из Локарно» Клейста, «Золотой жук» По, «Уэйкфилд» Хоторна, «Студент» Чехова и «В [бамбуковой] роще» Акутагавы.Отвечая на вопрос в интервью о современных российских писателях, Буйда упоминает, что ему нравились произведения Владимира Маканина, Олега Ермакова и Владимира Лорченкова.

Фото: Дмитрий Рожков, Creative Commons

Крошечная деревня в Вермонте была идеальным местом, чтобы спрятать Александра Солженица

Александр Солженицын на самом деле не писал о Вермонте. Но почти все свои 20 лет в ссылке российский автор провел здесь, в крохотной деревушке Кавендиш, прежде чем вернуться в Россию в 1994 году.

Те годы в Вермонте стали темой новой выставки в Историческом музее Вермонта в Монпелье. Выставка, приуроченная к столетию со дня рождения автора и ставшая возможной отчасти благодаря гранту Совета по гуманитарным наукам штата Вермонт, продлится до начала октября. Он включает серию плакатов с хронологией жизни писателя, воспоминаниями Солженицыных и горожан о пребывании в Кавендише, фотографиями семьи дома в Вермонте.

Солженицын родился в 1918 году, всего через год после большевистской революции, создавшей Советский Союз.Воспитанный, как он позже назвал «очень трудными условиями» своей овдовевшей матери — его отец погиб во время несчастного случая на охоте вскоре после его зачатия — Александр был вдохновлен стать писателем после прочтения Толстого « Война и мир ». Отличительная служба в Красной Армии не спасла Солженицына от жесткого сталинского политического гнета — он был арестован за нелестные комментарии о диктаторе и провел восемь лет в каторжных лагерях в Казахстане.

Во время легкой культурной оттепели, наступившей после смерти Сталина, Солженицына «реабилитировали» и разрешили публиковать произведения в Советском Союзе.Некоторые из этих сочинений, в том числе « Один день из жизни Ивана Денисовича », его яркое описание 24 часов в советской системе ГУЛАГа, были переведены и получили широкое признание на Западе.

Однако к середине 1960-х международная известность Солженицына и его готовность критиковать режим стали делать его статус в СССР все более рискованным. В 1970 году он отказался ехать в Стокгольм для получения Нобелевской премии по литературе, опасаясь, что советское правительство не позволит ему вернуться домой.В 1971 году КГБ пытался убить его. Затем в 1974 году СССР лишил его гражданства и выслал из страны.

Вермонт был не самым очевидным редутом для Солженицына. Вместе со своими четырьмя маленькими сыновьями он и его жена Наталья сначала поселились в Цюрихе, но швейцарский город не отвечал всем их потребностям.

К 1974 году Солженицын уже не был анонимной фигурой. Он привлек прессу и всех, кто интересовался его творчеством. Некоторые из них были благонамеренными, но другие явно нет, и не было причин предполагать, что первое покушение КГБ станет последним.Цюрих, большой город в самом сердце Европы, делал Солженицына слишком доступным и не давал ему возможности сосредоточиться на писательстве или обеспечить безопасность своей семьи.

Сначала Солженицын смотрел на Канаду как на потенциальный новый дом, отдавая предпочтение ее удаленности, возможностям для уединения и тому факту, что там была «правильная зима». Однако у Натальи были сомнения. Как она позже вспоминала, она убедила мужа, что «Канада хоть и прекраснейшая страна, но чем-то похожа на подушку.Это слишком скучно, и это слишком далеко географически и с точки зрения культуры».

Это описание могло быть применимо и к сельской местности Новой Англии, но Солженицыны считали иначе. После путешествия по региону в 1975 году они решили, что Кавендиш станет их новым домом. Его небольшой размер (население: 1264 человека в 1970 году) означал, что конфиденциальность не будет проблемой. Его удаленное расположение было вдали от репортеров, болельщиков и советских служб безопасности. А его близость к Дартмутскому колледжу обеспечивала легкий доступ к богатству библиотек и исследовательских ресурсов.Вся семья, включая мать Натальи, Екатерину, переехала туда в большой лесной участок в 1976 году.

Помимо обращения к своим новым соседям на городском собрании вскоре после приезда, где он извинился за необходимость возвести забор вокруг своей собственности, Солженицын мало времени уделял общению с жителями Кавендиша. Вместо этого он сосредоточился на написании «Красное колесо », своего многотомного романа о русской революции. Остальные члены его семьи активно участвовали в жизни города.Наталья и Екатерина стали восторженными болельщиками «Бостон Селтикс». А сыновья Солженицына учились в Кавендишских школах.

Местные жители, со своей стороны, приняли Солженицына с изяществом и суровой покровительственностью, подобающими их предкам-янки. Обеспокоенный неприкосновенностью частной жизни семьи, владелец универсального магазина в Кавендише вывесил табличку с надписью: «Без туалетов, без босых ног, без проезда к дому Солженицыных». Когда иногородние спрашивали местных детей, как пройти к дому Солженицына, те намеренно давали им указания, которые уводили посетителей от дома.

Солженицын оставался в Кавендише до 1994 года, когда падение советского тоталитаризма позволило ему вернуться в Россию. Как он отметил в своем прощальном благодарственном письме жителям Кавендиша, его время в Вермонте было «наиболее продуктивным в [его] жизни». Находясь там, он завершил три тома «Красное колесо » и подготовил свою знаменитую вступительную речь, произнесенную в Гарварде в 1978 году. духа.

Можно надеяться, что после пребывания в Кавендише Солженицын изменил бы эту оценку и вместо этого согласился со словами Кэлвина Кулиджа, самого известного сына приемной семьи Солженицына:

[Вермонтцы] — раса первопроходцев, которые почти разорились, чтобы служить другим. Если дух свободы исчезнет в других частях Союза и ослабнет поддержка наших институтов, все это можно было бы пополнить из щедрых запасов, которыми владеют жители этого храброго маленького штата Вермонт.

КОЛЛЕДЖ ИСКУССТВ И НАУК СЛАВЯНСКИЕ ЯЗЫКИ И ЛИТЕРАТУРЫ РУССКИЙ

РУСС 150 Интенсивный Первокурсник Русский (15)
Охватывает материал РУСС 101, РУСС 102, РУСС 103 за одну четверть. Встречается три-четыре часа в день. Для продолжения см. RUSS 250 или RUSS 201, RUSS 202, RUSS 203. Не засчитывается, если ранее были взяты RUSS 101, RUSS 102, RUSS 103. Предлагается: S.
Подробнее о курсе в MyPlan: RUSS 150

RUSS 223 Русское кино (5) ВЛПА
Охватывает российское кино с момента его зарождения до наших дней.Режиссеры: Евгений Бауэр, Сергей Эйзенштейн, Всеволдо Пудовкин, Дзига Вертов, Михаил Калатозов, Андрей Тарковский, Алексей Балабанов и Александр Сокуров. Также «Русские в Голливуде». Охватывает соответствующий социально-политический контекст. Также представлены документальные фильмы и анимация. Предлагается: AWSp.
Подробнее о курсе в MyPlan: RUSS 223

RUSS 316 Расширенный курс русского языка через естествознание, технологии, инженерию и математику (5, макс. 15) VLPA
Для учащихся, уже относительно хорошо владеющих устным и письменным русским языком, для расширения своих языковых навыков к темам STEM (наука, технология, инженерия и математика).Предназначен для изучающих наследие, изучающих русский как второй язык и студентов, работающих в технических или гуманитарных областях. Обязательное условие: либо RUSS 301, либо разрешение инструктора на владение наследием.
Подробнее о курсе в MyPlan: RUSS 316

RUSS 322 Золотой век: русская литература и культура девятнадцатого века (5) VLPA/I&S Димент, Генри
Исследует русскую литературу и культуру во времена «золотого века» девятнадцатый век.В число авторов входят некоторые из самых известных и влиятельных русских писателей, в том числе Толстой, Достоевский, Гоголь, Тургенев, Чехов и Гончаров. Студенты получают всесторонние знания об основных литературных темах, идеях и событиях русской литературы девятнадцатого века. Предлагается: W.
Подробнее о курсе в MyPlan: RUSS 322

RUSS 323 Революция: русская литература и культура ХХ века (5) VLPA/I&S
Исследует русскую литературу и культуру доперестроечного ХХ века, периода » революций» и беспрецедентных перемен в политической, культурной и экономической жизни.Среди авторов Бабель, Булгаков, Ильф и Петров, Набоков. Периоды включают символизм, революцию, советский, сталинский, «оттепель» и постсоветский. Предлагается: Сп.
Подробнее о курсе в MyPlan: RUSS 323

RUSS 340 Большие книги России (5, макс. 15) VLPA Ж. АЛАНИЗ, Г. ДИМЕНТ, Б. ГЕНРИ
Изучение одного большого/эпического романа титанов Русская литература за квартал. Включает такие романы, как «Война и мир» и «Анна Каренина» Толстого, «Братья Карамазовы» Достоевского, «Обломов» Гончарова, «Мастер и Маргарита» Булгакова, «Доктор Живаго» Пастернака и «Ада» Набокова.Все чтения на английском языке. Предлагается: AWSp.
Подробнее о курсе в MyPlan: RUSS 340

RUSS 423 Русский фильм (5, макс. 15) VLPA
Изучение раннего русского, советского и постсоветского кино. В ролях режиссеры: Сергей Эйзенштейн, Дзига Вертов, Всевольд Пудовкин, Андрей Тарковский, Александр Сокуров и другие. Основное внимание уделяется критическим материалам, относящимся к кинопроизводству и теории кино.
Подробнее о курсе в MyPlan: RUSS 423

RUSS 427 Russian Jewish Experience (5) VLPA/I&S, DIV A.Сендерович
Исследует опыт российских евреев с конца 19 века до наших дней через художественную литературу, фильмы, мемуары, графические романы, действие которых происходит во время большевистской революции, сталинизма, Холокоста, холодной войны, постсоветской эпохи. Исследует вопросы идентичности, пола, класса, места евреев как личности и меньшинства в российском и советском обществе, а также еврейско-русскую эмиграцию в США, Израиль и другие страны на рубеже 21 века. Предлагается: совместно с JEW ST 427; А.
Подробнее о курсе в MyPlan: RUSS 427

RUSS 430 Основные авторы (5, макс. 15) VLPA
Изучает крупнейших русских писателей XIX и XX веков. Авторы: Пушкин, Гоголь, Гончаров, Тургенев, Толстой, Достоевский, Чехов, Бабель, Булгаков, Олеша, Пастернак. Содержание варьируется.
Подробнее о курсе в MyPlan: RUSS 430

RUSS 481 Русский язык в России (1-5, макс. 45) VLPA
Ежедневная работа по фонетике, грамматике, разговорной речи, переводу, аналитическому чтению, стилистике, анализу газет и расширенный синтаксис.Требование: либо RUSS 203, либо RUSS 250. Предлагается: AWSpS.
Подробнее о курсе в MyPlan: RUSS 481

RUSS 486 Культура в России (3, макс. 15) VLPA/I&S
Лекции по образованию, истории, экономике, праву, искусству, этнографии, архитектуре; дополняется посещением культурно-исторических мест и встречами с русскими группами. 4 кредита за летнюю программу за границей, 6 за семестровую программу за границей. Требование: либо RUSS 203, либо RUSS 250. Предлагается: AWSpS.
Подробнее о курсе в MyPlan: RUSS 486

RUSS 526 Современная русская литература, культурология и киноведение (5, макс. 15)
Современная литература и кино. Темы включают постколониализм, гендер, отражение социальных потрясений, художественные эксперименты, вопросы коммерциализации в искусстве, поиск новых культурных выражений и идентичности. Чтения на русском и английском языках. Предлагается: Сп.
Подробнее о курсе в MyPlan: RUSS 526

Мнение | 4 Times Opinion Writers анализируют нападение России на Украину

Гарсия-Наварро: Только что проведенный опрос показал, что Путин более популярен среди республиканцев, чем любой высокопоставленный лидер демократов, включая американского президента.Мы слышали, что бывший президент Дональд Трамп вроде бы хвалил действия Путина, называя их гениальными. Росс, республиканцы, похоже, недовольны Россией. А с одной стороны, есть решения, которые придется принимать президенту Байдену. Но мы также должны смотреть на американский политический ландшафт.

Даутхат: Я не думаю, что этот опрос полностью уловил то, что происходит. Это отражает то, что в этой стране существует поляризация, где республиканцы вообще не думают хорошо ни о каком демократическом лидере.Но ведь и республиканцев, заявивших о своем благосклонном отношении к Путину, было немного, верно? Таким образом, вы как бы смешиваете два разных вида отношений. Если бы вы опросили либералов о Дональде Трампе в разгар пандемии, они бы тоже дали ему 5-процентный рейтинг одобрения. Так что я немного скептически отношусь к этому.

Я думаю, что вы видите от республиканцев, что в игре есть смесь вещей. В Республиканской партии есть фракция, сформированная опытом Ирака, сформированная неудачами У.S. внешняя политика, которая стала отчетливо невмешательской, что становится своего рода оправданием для Путина, своего рода отношением, какое нам дело? В основном то, что вы получаете от передач Такера Карлсона, верно?

Но это вовсе не доминирующая позиция в Республиканской партии. Доминирующее отношение в Республиканской партии — это скорее предвзятое мнение, которое говорит, что это действительно плохо, и проблема в том, что Джо Байден был слаб и недостаточно силен. И Путин не нападал, пока Трамп был президентом, потому что знал, что Трамп не позволит ему выйти сухим из воды.

Затем идет сам Трамп, который явно восхищается авторитарными лидерами. Это не вопрос, верно? Поэтому, когда Путин делает что-то подобное, вы сразу же слышите о Трампе: он очень умный и очень жесткий. Но Трамп также хочет сказать, что этого никогда бы не произошло, если бы я был президентом, верно? Так что это сложная смесь, но, по сути, в Республиканской партии нет сильного пророссийского контингента, за исключением того, что Стив Бэннон говорит на своем —

Гарсия-Наварро: Люди, хотя и с довольно большими мегафоны.

Даутхат: Верно, есть люди с большими мегафонами. Но если вы посмотрите на опросы, был опрос о том, насколько США должны быть вовлечены в Украину. И что было поразительно, большинство людей сказали, что не глубоко вовлечены, в некоторой степени вовлечены. Распад партизан на самом деле был полностью аналогичным. Республиканцы, демократы и независимые выглядели очень похоже. Так что я думаю, что на самом деле существует довольно сильное американское мнение, что это плохо. Существует также довольно сильный американский консенсус в отношении того, что мы не хотим посылать наземные войска.И большинство наших политиков, республиканцев и демократов, будут действовать в рамках этого консенсуса, по крайней мере, до тех пор, пока не начнется следующий президентский цикл, а затем все может стать немного безумнее.

Гарсия-Наварро: Итак, что, по вашему мнению, оставляет президент Байден, Фарах?

Стокман: ​​ Он в очень тяжелом положении. Это второй крупный внешнеполитический кризис. И многие люди скажут, что отчасти за это отвечает то, как США ушли из Афганистана.Послушайте, нам нужно показать, что НАТО будет сильнее, сплоченнее и активнее вдоль своих фактических границ, чем когда-либо прежде, и показать Путину, что все, что он делает сейчас, приведет к результатам, прямо противоположным тому, чего он хочет достичь. Я думаю, что это лучший результат, который мы можем получить прямо сейчас.

Русская литература Социодинамический анализ писательского сообщества (19 — начало 20 вв.)

Сущий С.Я.

Доктор наук. кандидат философских наук, главный научный сотрудник ФНИЦ ЮНЦ РАН, Ростов-на-Дону, Россия [email protected]

DOI: 10.31857/S013216250008500-3
ID Статьи: 8026

Работа выполнена в рамках выполнения Государственного задания Южного научного центра РАН на 2019 год, тема № АААА-F19-11
-2.

Для цитирования:

Сущий С.Я. Социодинамический анализ русской литературы в писательском сообществе (19-начало 20-го века).

Социологические исследования. 2020. № 2. С. 128-143

Реферат

В статье исследуется количественная и пространственная динамика, социальная структура, творческая специализация, национальный и гендерный состав русских писателей XIX – начала XX века. В качестве эмпирической базы исследования использовались биографические словари этого периода, насчитывающие около 2,5 тыс. человек. Исследование показало, что до конца имперского периода русское писательское сообщество оставалось преимущественно дворянским.Но доля представителей других социальных групп неуклонно возрастала со второй трети XIX века. Ведущими литературными специализациями русских авторов были проза, поэзия, перевод и публицистика (но соотношение этих специальностей существенно варьировало в течение анализируемого периода). Наряду с русскими, составлявшими абсолютное большинство, в писательском сообществе большими группами (3–7%) был представлен ряд других национальностей (немцы, поляки, украинцы). В последней трети 19 века в литературной среде стремительно растет группа авторов еврейского происхождения.За анализируемый период писательское сообщество значительно выросло, существенно увеличилось его социальное и этническое разнообразие; значительно расширила географию своих очагов. Центральную роль в этом сыграли реформы последней трети XIX века, демократизация общественной жизни и развитие массового школьного образования.

Ключевые слова

Русская литература; сообщество писателей; социальная динамика; творческие специализации

Российские и украинские писатели встают на сторону кризиса » MobyLives

24 апреля 2014 г.
Сэл Робинсон

Российский военнослужащий на украинской военной артиллерийской базе в Симферополе, Крым.Изображение через Shutterstock.

По мере того, как ситуация в Украине становится все более хрупкой и тревожной, писатели со всех сторон конфликта выступили с официальными позициями в серии писем поддержки и открытых заявлений.

На днях двадцать писателей из Союза писателей России заявили о своей поддержке действий президента Владимира Путина и правительства России в Крыму и на Украине. Как Юджин Герден изложил это в статье для Publishing Perspectives ,

В своем официальном письме Путину представители Союза призвали к войне, отметив, что «некоторые силы Запада начали открытое наступление на важнейшие нравственные итоги Второй мировой войны и, в частности, запрет и осуждение идеологий фашизма и нацизма.

Упоминание фашизма и нацизма, которое может удивить читателей на Западе, которые думали, что все дело в том, свяжет ли Украина свою будущую судьбу с Россией или с ЕС, скорее всего, является отсылкой к тому, что Джеймс Мик описывает в 20 марта -го -го номера London Review of Books в качестве характеристики украинских революционеров как «бандеровцев» после Степана Бандеры , украинского националистического лидера, который вступил в краткий, пагубный союз с нацистской Германией во время Вторая мировая война для обеспечения независимого украинского государства.

Это также указывает на накал риторики в этом месте, на тревожный уровень исторической выемки. И все же даже среди русских писателей из прошлого извлекаются совсем другие уроки. Борис Акунин , автор чрезвычайно популярной серии исторических детективов Эраст Фандорин , задавал вопросы о потенциальной цене агрессивности России. Из статьи BBC от 11 марта:

«Хочу спросить у большинства, празднующего аннексию Крыма: вы представляете, какую цену вам придется заплатить за этот трофей?» — написал он на своей странице в Facebook, прогнозируя политическую и экономическую изоляцию.

«Благодаря своей авантюре в Крыму г-н Путин гарантировал себе пожизненный срок на посту, но я сомневаюсь, что этот срок будет особенно долгим», — написал он. «При отсутствии правового механизма смены режима банкрота включается механизм революции. А революция в многонациональной стране, вооруженной ядерным оружием, — это действительно страшно».

Еще одна группа из двадцати одного русского писателя, в том числе один лауреат Российской премии Анастасия Афанасьева , из украинского города Харьков выступила категорически против военной интервенции.В письме, переведенном Таней Паперной и размещенном в блоге Three Percent, говорится:

 «Мы, русские писатели Харькова и граждане Украины, не нуждаемся в военной защите другого государства. Мы не хотим, чтобы другое государство, прикрываясь риторикой о защите наших интересов, ввело свои войска в наш город и нашу страну, рискуя жизнями наших друзей и родственников».

И, конечно же, украинские писатели также высказывались о событиях последних нескольких месяцев, и некоторые их отклики попали в англоязычные СМИ, хотя и не так часто, как можно было бы ожидать. Эндрю МакГрат писал здесь в марте об украинском поэте Сергее Жадане , который был избит во время участия в демонстрациях в Харькове, но остался непокорным, написав, что «Это очень просто. Я не хочу жить в стране коррупции и несправедливости».

Романист Андрей Курков также отправлял депеши английскому ПЕН-клубу о положении дел в Киеве, последний раз в начале марта, когда Путин осудил новое украинское правительство и пригрозил, что Россия «оставляет за собой право использовать все имеющиеся в нашем распоряжении средства.Взгляд Куркова едкий и нарочито личный, но ощущение неминуемой жестокости, которого избегают изо дня в день, но всегда надвигающееся, сильно проявляется. 5 марта, пишет он, он «лёг спать в два часа ночи и снова проснулся в шесть, чтобы узнать, началась ли война. Как оказалось, нет. Я поспешила сообщить своим детям хорошие новости, но они уже знали. Они встали раньше меня — узнать, есть ли у них будущее в Украине».

Какой бы ни была ваша позиция в отношении событий в регионе, в письме Союза писателей России с его беззастенчивой поддержкой дальнейшего насилия есть нечто принципиально тревожное.Дело не в том, что я наивен в отношении вовлечения писателей в политические позиции, которые могут привести к войне, а в том, что позиция скептицизма, которая кажется правильной для писателя, часто совпадает с принципиальным пацифизмом. Теперь, как и в 2001 и 2003 годах, когда США так же рьяно и сомнительно пошли на войну, великий американский критик и отказник от военной службы Рэндольф Борн уместно проанализировал поддержку Первой мировой войны со стороны интеллектуалов: война, писал тогда Борн. , является здоровьем государства, и его сторонники среди творческих классов передали свой критический интеллект самоувековечиванию государства на любых и всех условиях.«Во времена веры, — пишет он в эссе 1917 года «Война и интеллектуалы», — скептицизм — самое невыносимое из всех оскорблений».

 

Сэл Робинсон — бывший редактор Melville House. Она также является соучредителем Bridge Series, серии книг для чтения, ориентированных на перевод.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.