Писатели польские известные: Топ 5 польских писателей, книги которых популярны во всем мире

Содержание

Топ 5 польских писателей, книги которых популярны во всем мире

 

Во все времена и на всех континентах книга — лучший подарок. Именно поэтому мы хотим познакомить наших читателей с пятью популярными польскими писателями, книги которых переведены на разные языки и популярны во всем мире.

Витольд Гомбрович

Известный польский писатель, уроженец деревушки Малошице. Родился 4 августа 1904 года в довольно богатой семье. Окончил Варшавский университет, а также получил степень магистра по философии и экономии в Париже.

Витольд всегда отличался чудным и непредсказуемым поведением. В своих произведениях он часто высмеивал стереотипы и идеологию польского государства тех лет. За свою жизнь Витольд много путешествовал, работал в Буэнос-Айресе, позже вернулся в Париж и начал издавать небольшие эссе на польском языке, которые позже были изданы в виде трехтомника «Дневник».

А знаменитое произведение «Транс-Атлантик», где автор наполовину описал собственную жизнь и переживания, произвел резонанс в Париже и был одобрен критиками.

В России огромную популярность приобрели рассказы Витольда Гомбровича «Порнография» и «Дневник». А пьеса «Ивонна принцесса Бургунская» ставилась во многих театрах европейских стран.

Рышард Капущинский

Польский писатель белорусского происхождения. Родился 4 марта 1932 года в Пинске. Окончил Варшавский университет после чего работал в газете «Sztandar Młodych» (Знамя молодёжи), однако из-за довольно компрометируещего и несоответствующего тогдашней власти репортажа, был уволен. Несколькими годами позже Рышард устроился в Польское Агентство Печати, много путешествовал, собирал интересные репортажи, а также сотрудничал с парижским журналом «Культура».

Самые знаменитые публикации автора: Император, Лапидарий, Чёрное дерево, Империя, Путешествие с Геродотом.

Генрик Сенкевич

Пожалуй, самый знаменитый писатель Польши, имя которого знают многие жители стран Восточной Европы.

Родился 5 мая 1846 года в Воле-Окшейской, в те времена, когда эта часть Польши принадлежала Российской империи. Мальчик вырос в семье обедневшей шляхты, отец происходил из татар, мать была родом из белорусской шляхты.

Окончив Варшавскую гимназию, Генрик поступает в Варшавский университет на историко-филологический и медицинский факультеты. Ещё будучи студентом, Генрик набирает популярность в журналистских кругах. Его эссе печатают в журнале «Еженедельное обозрение», «Газета польская», а также в еженедельнике «Нива».

В творчестве Генрика Сенкевича были разные направления. Он любил описывать жизнь обыкновенных крестьян, трудные времена для польской шляхты, а также постигал основы психологии и самоанализа.

Его знаменитые произведения считаются польской классикой. А в соседних государствах даже включены в школьную программу и анализируются юными читателями:

Огнём и мечом, Потоп, Пан Володыевский, Крестоносцы, Омуты, Старый слуга, Письма из путешествий, Ярко-музыка, Из дневника познаньского учителя, За хлебом и др.

Станислав Лем

Польский философ, а по совместительству и писатель, сатирик, критик и фантаст.

Родился 12 сентября 1921 года во Львове, в семье врача-отоларинголога. Окончил одну из Львовских гимназий, а позже изучал медицину в Львовском университете.

Несмотря на то, что семья Лема имела еврейские корни, ссылки в гетто им все же удалось избежать. После Второй мировой войны Станислав отправился в один из старейших высших учебных заведений Кракова, где продолжил изучать медицину и готовился стать военным врачом. Однако степень он так и не получил, т.к. в самый последний момент отказался сдавать выпускные экзамены и стал военным врачом.

Уже в 1946 году сочинения Станислава Лема начинают публиковать. А известность приходит к автору после выхода романа «Астронавты», который вызвал резонанс и принёс успех начинающему писателю.

Стоит отметить, что книги Станислава Лема переведены на языки 41 страны мира.

Наиболее известные работы Станислава: Человек с марса, Больница преображения, Диалоги, Эдем, Солярис, Сказки роботов, Непобедимый, Мнимая величина, Мир на земле и другие.

Януш Леон Вишневский

Знаменитый современный польский писатель. Родился 18 августа 1954 года в обычной семье, отец – водитель, а мать всю жизнь проработала в собственном магазине.

Окончил морское училище в Колобжеге, где получил диплом моряка дальнего плавания. После чего поступил в Торуньский университет, где изучал физику. В настоящее время Януш живет во Франкфурте-на-Майне, где сочиняет свои известные романы.

Успех к писателю пришёл в 2001 году после выхода романа «Одиночество в сети»,

который был тут же одобрен публикой, книги были переведены на множество языков мира и был даже снят фильм. Сборник рассказов «Любовница» также пришёлся по вкусу современным читателям и имел большой успех. «Мартина», «Повторение судьбы», «Зачем нужны мужчины», «Постель», «Сцены из супружеской жизни», «Гранд» — все эти работы приобретают популярность и издаются в разных уголках мира.

Как мы видим, в каждой стране есть свои выдающиеся люди, которыми восхищается весь мир. Именно поэтому, если у вас будет свободная минутка, непременно почитайте один из романов известных польских писателей.

Оставить комментарий на форуме.

Приглашаем присоединиться к Сообществу Polsha24.com в вайбере: https://invite.viber.com/?g2=AQAyHRmNsa6OjUorlMQxDKjgIdN6IS819wWK8AQ%2BZv7uu4AYVGwaF4KTVDPuUoB7

Какие самые известные польские писатели 20-21-го вв.

Польские писатели, возможно, не так хорошо знакомы российскому читателю. Однако классический пласт литературы этой страны очень самобытен и особенно драматичен. Возможно, это связано с трагической судьбой польского народа, многими веками завоеваний и раздела земель, с нацистским нашествием, разрушением страны и тяжелым ее восстановлением из руин.

Однако польские писатели известны нам и с другой стороны, в качестве ярчайших представителей таких популярных жанров, как научная фантастика и ироничный детектив. Расскажем о самых заметных писателях Польши 20-го и 21-го веков, чья слава вышла за пределы родной страны.

Сенкевич Хенрик

В конце 19-го века Сенкевич стал самым известным польским литератором. Книги польских писателей не часто удостаиваются крупнейших мировых премий, но Сенкевич в 1905-м стал лауреатом Нобелевской премии по литературе. Она была дана за весь его литературный труд.

Одно из самых известных его произведений — историческая сага “Огнем и мечом”, повествующая о Речи Посполитой. В 1894 году он пишет свое следующее знаковое произведение Quo Vadis, в русском переводе “Камо грядеши”. Этот роман о Римской империи закрепляет за Сенкевичем славу мастера исторического жанра в литературе. По сей день этот роман остается очень популярным и переводится на различные языки. Следующим его произведением стал роман “Крестоносцы” о нападениях Тевтонского Ордена на Польшу.

С началом Первой мировой войны Сенкевич уехал в Швейцарию, где умер в 1916 году и там же был похоронен. Позже его останки перезахоронили в Варшаве.

Лем Станислав

Польский писатель-футуролог Станислав Лем знаком всему миру. Его перу принадлежат такие известнейшие произведения, как “Солярис”, “Эдем”, “Глас Господа” и другие.

Он родился в 1921 году в городе Львове, который тогда был польским. Во времена немецкой оккупации чудом не попал в гетто благодаря поддельным документам. После окончания Второй мировой он по программе репатриации переезжает в Краков, где учится на врача. В 46 году Лем печатает свой первый рассказ, а уже в 51 году выходит его дебютный роман “Астронавты”, который мгновенно сделал его известным.

Все творчество писателя можно условно разделить на несколько групп. Одна представляет собой серьезные произведения в духе научной фантастики. Другая написана им как писателем-сатириком. Это гротескные произведения, такие как “Кибериада” и “Мир на Земле”.

Польский писатель-фантаст — автор произведений, которые переведены на 40 языков и всего в мире продано более 30 миллионов экземпляров его книг. Некоторые его произведения экранизированы.

Гомбрович Витольд

Это польский писатель, сатирик, драматург периода 50-60-х годов 20-го века. Его первый крупный роман “Фердидурка” произвел большой резонанс. Он навсегда поделил литературный мир Польши на поклонников и критиков его творчества, среди которых были и другие польские писатели.

За месяц до начала Второй мировой Гомбрович уплывает на теплоходе в Аргентину, где в эмиграции переживает страшные годы войны. После окончания военных действий писатель понимает, что на родине его творчество забыто, но и за рубежом завоевать славу непросто. Только в середине 50-х в Польше начинают перепечатывать его старые произведения.

В 60-х к нему возвращается популярность, во многом благодаря новым романам “Космос” и “Порнография”, которые публикуются во Франции. В истории мировой литературы Витольд Гомбрович остался мастером слова и философом, не раз вступавшим в спор с историей.

Вишневский Януш

Мало какие современные польские писатели так же известны в мире, как Януш Вишневский. Несмотря на то что сейчас он проживает во Франкфурте-на-Майне, его произведения всегда окрашены неповторимым обаянием польской прозы, ее драматизмом и лиричностью.

Дебютный роман Вишневского “Одиночество в сети” о виртуальной любви буквально взорвал мир. Три года книга была бестселлером, ее экранизировали и перевели на множество языков.

Однако и последующие произведения автора не оставляют читателей равнодушными, ведь он пишет о любви, о силе этого чувства и о его слабости, о всем том, что читателю знакомо, но он подчас не может выразить этого словами.

Хмелевская Иоанна

Произведения пани Хмелевской не причисляют к высокой истинной литературе, и неудивительно, ведь ее жанр — иронический детектив. Однако отказать ей в известности нельзя. Книги Хмелевской стали столь популярны не только благодаря интриге и хитро закрученным детективным сюжетам, но и обаянию ее героев. Главная героиня многих книг списана с автора — смелая, ироничная, умная, азартная, пани Иоанна никого не оставляла равнодушным. Остальных Хмелевская списывала со своих друзей, родных и коллег. По воле ее фантазии многие становились жертвами или преступниками и, как потом со смехом замечали, так и не могли избавиться от навязанного образа.

Ее собственная жизнь подбрасывала ей немало сюжетов — любовные романы, головокружительные встречи, путешествия и куда менее приятные события Второй мировой, оккупация Варшавы, тяжелая экономическая судьба страны. Все это привнесло в ее книги тот живой язык и острый юмор, который распространился далеко за пределы родной страны.

Польские книги. Современные польские писатели

Польские писатели, возможно, не так хорошо знакомы российскому читателю. Однако классический пласт литературы этой страны очень самобытен и особенно драматичен. Возможно, это связано с трагической судьбой польского народа, многими веками завоеваний и раздела земель, с нацистским нашествием, разрушением страны и тяжелым ее восстановлением из руин.

Однако польские писатели известны нам и с другой стороны, в качестве ярчайших представителей таких популярных жанров, как научная фантастика и ироничный детектив. Расскажем о самых заметных писателях Польши 20-го и 21-го веков, чья слава вышла за пределы родной страны.

Сенкевич Хенрик

В конце 19-го века Сенкевич стал самым известным польским литератором. Книги польских писателей не часто удостаиваются крупнейших мировых премий, но Сенкевич в 1905-м стал Она была дана за весь его литературный труд.

Одно из самых известных его произведений — историческая сага “Огнем и мечом”, повествующая о Речи Посполитой. В 1894 году он пишет свое следующее знаковое произведение Quo Vadis, в русском переводе “Камо грядеши”. Этот роман о Римской империи закрепляет за Сенкевичем славу мастера исторического жанра в литературе. По сей день этот роман остается очень популярным и переводится на различные языки. Следующим его произведением стал роман “Крестоносцы” о нападениях Тевтонского Ордена на Польшу.

С началом Первой мировой войны Сенкевич уехал в Швейцарию, где умер в 1916 году и там же был похоронен. Позже его останки перезахоронили в Варшаве.

Лем Станислав

Польский писатель-футуролог знаком всему миру. Его перу принадлежат такие известнейшие произведения, как “Солярис”, “Эдем”, “Глас Господа” и другие.

Он родился в 1921 году в городе Львове, который тогда был польским. Во времена немецкой оккупации чудом не попал в гетто благодаря поддельным документам. После окончания Второй мировой он по программе репатриации переезжает в Краков, где учится на врача. В 46 году Лем печатает свой первый рассказ, а уже в 51 году выходит его дебютный роман “Астронавты”, который мгновенно сделал его известным.

Все творчество писателя можно условно разделить на несколько групп. Одна представляет собой серьезные произведения в духе научной фантастики. Другая написана им как писателем-сатириком. Это гротескные произведения, такие как “Кибериада” и “Мир на Земле”.

Гомбрович Витольд

Это польский драматург периода 50-60-х годов 20-го века. Его первый крупный роман “Фердидурка” произвел большой резонанс. Он навсегда поделил литературный мир Польши на поклонников и критиков его творчества, среди которых были и другие польские писатели.

За месяц до начала Второй мировой Гомбрович уплывает на теплоходе в Аргентину, где в эмиграции переживает страшные годы войны. После окончания военных действий писатель понимает, что на родине его творчество забыто, но и за рубежом завоевать славу непросто. Только в середине 50-х в Польше начинают перепечатывать его старые произведения.

В 60-х к нему возвращается популярность, во многом благодаря новым романам “Космос” и “Порнография”, которые публикуются во Франции. В истории мировой литературы Витольд Гомбрович остался мастером слова и философом, не раз вступавшим в спор с историей.

Вишневский Януш

Мало какие современные польские писатели так же известны в мире, как Януш Вишневский. Несмотря на то что сейчас он проживает во Франкфурте-на-Майне, его произведения всегда окрашены неповторимым обаянием польской прозы, ее драматизмом и лиричностью.

Дебютный роман Вишневского “Одиночество в сети” о виртуальной любви буквально взорвал мир. Три года книга была бестселлером, ее экранизировали и перевели на множество языков.

Хмелевская Иоанна

Произведения пани Хмелевской не причисляют к высокой истинной литературе, и неудивительно, ведь ее жанр — Однако отказать ей в известности нельзя. Книги Хмелевской стали столь популярны не только благодаря интриге и хитро закрученным детективным сюжетам, но и обаянию ее героев. Главная героиня многих книг списана с автора — смелая, ироничная, умная, азартная, пани Иоанна никого не оставляла равнодушным. Остальных Хмелевская списывала со своих друзей, родных и коллег. По воле ее фантазии многие становились жертвами или преступниками и, как потом со смехом замечали, так и не могли избавиться от навязанного образа.

Ее собственная жизнь подбрасывала ей немало сюжетов — любовные романы, головокружительные встречи, путешествия и куда менее приятные события Второй мировой, оккупация Варшавы, тяжелая экономическая судьба страны. Все это привнесло в ее книги тот живой язык и острый юмор, который распространился далеко за пределы родной страны.

Украинский классик литературы в одной из поэм писал, что следует учиться как своему, так и чужому. Эти слова Тараса Шевченко следует воспринимать не столько в качестве общего напутствия, сколько как конкретный совет всем, кто сегодня изучает иностранный язык.

Для успешного вхождения в другое культурное пространство нужно не только владеть языком, но и знать достояние этой страны. Поэтому «Розмовляй» отобрал имена лучших современных польских писателей. Невзначай вспомнив произведения этих авторов, вы сразу же войдете в близкий круг общения любого поляка.

Холодящие души загадки

Если вы любите книги, которые повышают выброс адреналина, а мозг активно ищет разгадку, то современная польская литература изобилует рядом авторитетных имен.

Марек Краевский (Marek Krajewski) — творчество писателя соединяет в себе элементы черного детектива и хоррора. Роман «Śmierć w Breslau» уже перевели на 18 языков мира, а в 2016 году вышла новая книга автора под названием «Mock».

Зигмунт Милошевский (Zygmunt Miłoszewski) — самое яркое имя в мире польского детектива. Хоррора «Domofon», серия романов о комиссаре Шацком «Uwikłanie», «Ziarno prawdy», триллер «Bezcenny» и многие другие романы ожидают на читателя на книжных полках.


Катажина Бонда (Katarzyna Bonda) — писательница ввела новый типаж героя в польский детектив. Хуберт Мейер — психолог полиции, который помогает в раскрытии криминальных дел, стал любимым персонажем современного польского читателя. Этот персонаж встречается в романах «Sprawa Niny Frank», «Tylko martwi nie kłamią» и «Florystce», а также эпизодически в «Okularnik».


Ремигиуш Мруз (Remigiusz Mróz) — роман «Rewizja» выделяется многомерностью, ведь заставляет разгадывать далеко не одну-единственную загадку. В 2016 г. писатель стал лауреатом ведущей польской премии за роман «Kasacja».

Про чувства и отношения

Если детективы вам не по душе, то можно легко найти авторов, которые создают более чувственную литературу. Польские писатели этого направления не просто порадуют качественными текстами, но и очаруют разнообразными историями.

Януш Л. Вишневский (Janusz L. Wiśniewski) — автор выделяется интересным взглядом на чувства между мужчиной и женщиной. Нашему читателю писатель известен благодаря роману «Sаmotność w sieci», но почему бы не прочитать хорошую книгу в оригинале. В 2016 г. вышел новый роман «Udręki braku pożądania».


Кристина Мирек (Krystyna Mirek) — книги этой писательницы особенны тем, что в них всегда присутствует хеппи-энд. Советуем роман «Охота на бабочек» — улыбка после прочтения гарантирована!


А может пофантазируем?

Если вы любите фантастику или фэнтези, то и в этом направлении польские авторы проявили себя по максимуму. Книги этого жанра уже давно вышли за границы Польши, и речь идет не только о культовом Станиславе Леме.

Анджей Сапковский (Andrzej Sapkowski) — именно этот писатель сегодня является авторитетом в мире польской фантастики. Анджей Сапковский является создателем персонажа ведьмака, на основе которого созданы фильмы, комиксы и компьютерные игры. Творчество писателя богатое, но начать можно с «Wiedźmin», «Krew elfów», «Sezon burz».


Анджей Пилипюк (Andrzej Pilipiuk) — автор серии сатирическо-мистических рассказов о Якебе Вендровиче, которые покорили читателей по всему миру. Анджей считается создателем социально-сатирического направления в польской фантастике. Рекомендуем «Czarownik Iwanow», но также следует обратить внимание на книгу 2016-го года «Konan destylator».

Яцек Пекара (Jacek Piekara) — творчество этого писателя пользуется популярностью среди читателей и признано среди литературных критиков. Начать знакомство стоит с дебютного рассказа «Wszystkie twarze szatana», также не пропустите «Labirynt», «Łowcy dusz» и др.

Это лишь несколько интересных авторов современной Польши. «Розмовляй» рекомендует, так как вы не только хорошо проведете время при прочтении их произведений, но и легко сможете найти общий язык с поляками! «Розмовляй» гарантирует! Для всех, кто планирует связать свою жизнь с литературой, рекомендуем

Лауреатами Нобелевской премии по литературе стали четверо польских писателей. Кто они и, кто может оказаться следующим? С момента установления Нобелевской Премии по литературе в 1901 году четыре раза ее лауреатам становились польские писатели. Если бы Нобелевская Премия по литературе была соревнованием команд из разных стран, Польша заняла бы восьмое место, уступая Швеции, Италии, России и Испании и опережая Ирландию, Норвегию и Японию. Если добавить писателей, родившихся в Польше, то список был бы значительно больше. В него вошли бы и такие имена, как: Шмуэль Йозеф Агнон (родился в Бучаче, писал на иврите), Башевис-Зингер (родился в Леонцин, писал на идише) и Гюнтер Грасс (родился в Гданьске, писал на немецком). И мы ограничимся теми, кто писал на польском языке.

1905: Генрик Сенкевич

Несмотря на общепринятое мнение, Генрик Сенкевич получил Нобелевскую Премию не за свой роман-эпопею 1896 о древнем Риме «Quo Vadis». Причина этой ошибки кроется в огромной популярности романа. Жюри присудило Сенкевичу Премию за «выдающийся талант эпического писателя», и когда Карл Давид аф Вирсен, секретарь Шведской Академии, вручал ему награду, он несколько раз подчеркнул важность и значение другого произведения Сенкевича — «Потопа» («Potop»). Эта историческая трилогия, действие которой разворачивается в Польше XVII века во время больших исторических потрясений, воспевала сарматской традиции и питала польские патриотические надежды. В своей речи на торжественной церемонии Сенкевич подчеркнул, что Нобелевская премия имеет особое значение для сына Польши — страны, которой в тот момент даже не было на карте. Писатель в частности сказал: Говорят, Польша мертва, истощена, лишена воли, и вот доказательство ее жизни и триумфа. Хочется воскликнуть, как Галилео, «E pur si muove» — теперь, когда весь мир стал свидетелем признания достижений Польши и ее гению.

1924: Реймонт

Интересно, что вначале 1920-х одним из основных «нобелевских» соперников Реймонта был другой польский писатель, Жеромский. Мало того, многие считали, что у Жеромского больше шансов получить Премию, и жесткая критика, которая свалилась на него после выхода его якобы антинемецкого романа 1922 «Ветер с моря», вместе с германофилией шведского жюри вывели вперед Реймонта. Победитель обошел и таких фаворитов, как Томас Манн (ему пришлось ждать своей Премии еще 5 лет), Максим Горький и Томас Харди. Реймонт получил Премию за свою четырехтомную «большую национальную эпопею», которая представила один год из жизни крестьян маленькой деревни недалеко от Лодзи. Роман был написан в 1901-1908 годах, а шведский перевод появился только в 1921 году (другой знаменитый роман Реймонта «Земля обетованная» — за экранизацию которого Анджей Вайда был номинирован на Оскара — перевели на год раньше). В тот момент Реймонт лечился в Ницце и не смог вовремя приехать в Стокгольм на церемонию вручения Премии, поскольку состояние его здоровья резко ухудшилось. Писатель умер в следующем году в Польше в возрасте 58 лет. Незадолго до смерти он написал в письме к другу: Какая ирония: Нобелевская Премия, деньги, всемирная слава — и человек, для которого необходимость раздеться становится пыткой. Вот она, квинтэссенция иронии жизни.

1980: Чеслав Милош

Швеция, церемония вручения Нобелевской Премии, в 1980 году. Чеслав Милош получает Нобелевскую Премию из рук шведского короля Карла XVI Густава. Присуждение Нобелевской Премии по литературе 1980 Чеславу Милошу расценивали как политический ход. Решение жюри присудить Премию польскому поэту-эмигранту (Милош бежал на Запад в 1951 году и с 1960 года жил в США) в том же году, когда появилось польское профсоюзное движение «Солидарность», трактовали как жест западной поддержки политических изменений в соцлагере. Политические нотки ощутимы и в мотивировке этого решения: премия присуждается поэту, «с отважным ясновидением показал беззащитность человека в мире, который раздирают конфликты». В то время Милоша знали на Западе, прежде всего, как автора «порабощенных ума». Однако подобная точка зрения несправедлива, поскольку Милош — возможно, больше чем кто-либо другой из польских нобелевских лауреатов, — заслужил эту Премию именно за литературное творчество. В Нобелевской речи Милош избегал политических тем. Вместо этого основной фигурой своего выступления он сделал Нильса Гольґерсона, главного героя «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями» Сельмы Лагерлеф, любимой книги Милоша в детстве. По словам Милоша, этот маленький мальчик, который путешествует на спине гуся и смотрит на мир с большого расстояния, и при этом замечает малейшие детали, символизирует роль поэта. Развивая эту метафору и размышляя о своих любимых писателях, Симону Вейльи Уильяма Блейка, Милош выразил свое поэтическое кредо: Вот так и Земля, увиденная сверху в вечном сейчас, и Земля в восстановленном времени, могут служить материалом для поэзии. Через шестнадцать лет после присуждения Нобелевской премии Чеслава Милоша ее лауреатом стала польская поэтесса.

Вислава Шимборска

Получила премию «за поэзию, которая с предельной точностью описывает исторические и биологические явления в контексте человеческой реальности». По сравнению с Милошем Шимборска может показаться поэтом меньшего интеллектуального масштаба и амбиций. Ее сфера — это обыденность, маленькие радости и горе обычного дня, и все это с теплой иронией, стала отличительной чертой ее поэзии. Поэтесса, известная своей скромностью и нежеланием к публичности, сначала была потрясена ажиотажем, в СМИ в связи с присуждением ей Нобелевской Премии (говорят, что первой ее реакцией было: «Господи, почему? …»). И все же ей удалось пережить Нобелевскую суету (или, по ее словам, Нобелевская трагедия) с присущим ей шармом и интеллигентностью. Она начала свою Нобелевскую речь словами: «Когда произносишь речь, самой главной считается первая фраза. Поэтому у меня это уже позади …» В течение следующих пятнадцати лет до ее смерти в 2012 г. Шимборска редко появлялась на публике, проводя довольно уединенный — если не считать общения с друзьями и близкими ей людьми — образ жизни. Кто следующий? Многие годы в списках претендентов на Нобелевскую Премию оказывались Ружевич и Конвицкий. С их смертью (в 2014 и 2015) шансы польской литературы снизились. Одним из фаворитов продолжает оставаться польский поэт Адам Загаевский, а в последнее время в контексте Нобелевской Премии заговорили и про Ольґу Токарчук.

Польская литература зародилась еще в далеком XII в. с летописей и хроник и с тех пор постоянно развивалась. На сегодня литературное наследие Польши огромное, а польские писатели и поэты известны на весь мир. Мы подготовили 10 популярных книг польских авторов разных жанров и эпох, которые стоит прочитать.

1. «Огнем и мечом» Генрик Сенкевич

(«Ogniem i mieczem» Henryk Sienkiewicz)

«Опустошалась Речь Посполитая, опустошалась и Украина. Волки выли на руинах городов; цветущий недавно край превратился в гиганстську гробницу»

«Огнем и мечом» — это первая часть исторической трилогии, в которую также входят книги «Потоп» и «Пан Володыёвский». Роман написан в 1884-1888 году. В книге описаны события украинской-польской войны 1648 — 1657 под руководством Богдана Хмельницкого. Однако главной сюжетной линией является история любви Яна Скшетуского и Елены Курцевич.

Известный польский режиссер Ежи Гоффман по мотивам романа снял одноименный фильм, главную роль в котором сыграл украинский актер Богдан Ступка.

2. «Дзяды» Адам Мицкевич

(«Dziady» Adam Mickiewicz)

«Дзяды» — это поэма одного из величайших поэтов Польши Адама Мицкевича, написанная примерно в 1822-1823 году. Как пишет сам автор, дзяды — это древний народный обряд, во время которого поминают умерших. В его основе лежит языческий культ предков (дедов), который церковь тщетно пыталась искоренить. Люди начали проводить дзяды тайно, ночью на кладбищах и в заброшенных домах. Они призывали неприкаянные души с надеждой помочь им найти вечный покой.

3. «Одиночество в сети» Януш Вишневский

(«[email protected]ść w sieci» Janusz Leon Wiśniewski)

«Из всего, что вечно, самый краткий срок у любви»

«Одиночество в сети» — это первый роман популярного сегодня польского писателя Януша Вишневского, опубликованный в 2001 году. События романа разворачиваются в середине 90-х годов. Главные герои книги знакомятся в Интернете. Они общаются, влюбляются, проживающих часть своей жизни благодаря переписке в сети и только потом встречаются в Париже, где сталкиваются с различными испытаниями.

4. «Солярис» Станислав Лем

(«Solaris» Stanisław Lem)

Это фантастический роман известного польского писателя-фантаста Станислава Лема, который впервые был опубликован 1961 году. Солярис — это экзопланета (то есть планета, которая дрейфует в космическом пространстве). Действия романа происходят в далеком будущем. Доктор Крис Кельвин прибывает на эту планету, обеспокоен психологическим состоянием членов экспедиции на исследовательской станции на Солярисе. Роман Станислава Лема всколыхнул мир фантастики и совершил значительное влияние на развитие этого литературного жанра. Книга была переведена более чем на тридцати языках мира. По его мотивам снято 3 фильма.

5. «Варвар в саду» Збигнев Герберт

(«Barbarzyńca w ogrodzie» Zbigniew Herbert)

Збигнев Герберт — известный полський поэт и драматург, родился 1924 года во Львове и жил здесь до 1944 года, откуда выехал в Краков. Обладатель многих литературных наград, кавалер Ордена Белого Орла — высшей награды Польши.

Сборник стихов «Варвар в саду» была написана в 1958-1960 лет и посвящена европейской культуре. Здесь вы найдете описание шедевров палеолитического стенописа в пещере Ляско, посетите римские античные памятники архитектуры и готические храмы, увидите падение тамплиеров и ближе познакомитесь с творчеством итальянского художника Пьеро делла Франческа.

6. «Император» Ришард Капущинский

(«Cesarz» Ryszard Kapuściński)

Мировой бестселлер. Книга Рышарда Капущинского «Император» — это повесть-репортаж, написанная на основе реальных событий. В произведении описана жизнь последнего императора Ефиопии Хайле Селласие I, который правил в 1930-1975 годах и был убит революционерами. Автор без всяких украшений разоблачает интриги в императорском дворе, борьбу за власть, подлость страх, жадность — то, что осталось за кулисами правления Хайле.

7. «Львовская математическая школа» Мариуш Урбанек

(«Lwowska szkoła matematyczna» Mariusz Urbanek)

Стефан Банах, Владислав Орлич, Гуго Штайнгауз, Станислав Улям, Марк Кац, Герман Ауэрбах и многие другие ученые создали в межвоенные годы во Львове так называемую школу математики. Это была группа математиков, которые собирались вместе в «Шотландском кафе» во Львове в течение 1918 — 1941 гг., где обсуждали различные математические проблемы и сделали много открытий. Это были выдающиеся ученые, судьба которых в годы войны сложилась по-разному. Их научную деятельность, великие открытия и бурную личную жизнь, которая в большинстве случаев закончилась от пуль нацистов, описывает в своем романе Мариуш Урбанек.

8. «Цинамоновые магазины» Бруно Шульц

(«Sklepy cynamonowe» Bruno Schulz)

Бруно Шульц — польский писатель и художник украинского-еврейского происхождения, родился и жил в Дрогобыче (1892 — 1942), погиб в гестапо. Одним из его самых известных произведений является сборник рассказов «Цинамоновые магазины», издан в 1933 году в Варшаве. В рассказах описаны события из жизни простой купеческой семьи, проживающей в небольшом галицком городке, в котором легко можно узнать родной город автора — Дрогобыч. Рассказ ведется от имени молодого парня и читатель имеет возможность посмотреть на мир его глазами.

9. «Галичане» Станислав Александр Новак

(«Galicyanie» Stanisław Aleksander Nowak)

«Галичане» — еще один польский роман на историческую тематику. Он охватывает события от 1812 до 1915 года, которые в основном разворачиваются в галицкой деревне Заборов неподалеку от Жешува. Собственно, жители деревни и являются главными героями романа, судьбы которых определяются трагическими страницами истории, ведь XIX и начало XX веков изобилует войнами и восстаниями. В разный отрезок времени через деревню прошли австрийские, российские, французские и польские войска.

«Галичане» — это чрезвычайная история, в которой радость сочетается с грустью, а жизнь постоянно борется со смертью. Колоритные герои, описание исторических реалий, и, прежде всего, живой язык, с присущими диалектизмами позволяют почувствовать атмосферу Галичины XIX века.

10. «Мать уходит» Тадеуш Ружевич

(«Matka odchodzi» Tadeusz Różewicz)

Тадеуш Ружевич — один из самых известных в мире современных польских писателей, обладатель многочисленных наград, почетный доктор многих университетов Польши. Одно из его многочисленных произведений — ето поэтический сборник «Мать уходит», опубликованный в 1999 году, за который автор получил награду Nike (престижная польская литературная премия, которая предоставляется за самую значительную польскую книгу года) в 2000 году.

Это своеобразная книга-память, которая отражает духовную взаимосвязь между сыном и матерью.

Nothing found for %25D0%25Bf%25D0%25Be%25D0%25Bb%25D1%258C%25D1%2581%25D0%25Ba%25D0%25B8%25D0%25B5 %25D0%25Ba%25D0%25Bd%25D0%25B8%25D0%25B3%25D0%25B8

Похоже, что здесь ничего нет…Может, попробуете воспользоваться поиском?

Свежие записи

Архивы

Архивы Выберите месяц Май 2016 Март 2015

Рубрики

РубрикиВыберите рубрикуБез рубрики

Страницы

  • #413 (без названия)
  • #888 (без названия)
  • #1011 (без названия)
  • #2554 (без названия)
  • #2622 (без названия)
  • #2781 (без названия)
  • #2786 (без названия)
  • #2793 (без названия)
  • #2802 (без названия)
  • #2809 (без названия)
  • #2814 (без названия)
  • #2821 (без названия)
  • #2827 (без названия)
  • #2832 (без названия)
  • #2838 (без названия)
  • #2852 (без названия)
  • Bigos po polsku
  • Dorsz po polsku
  • Flaki po polsku
  • Gołąbki po polsku
  • Gulasz po polsku
  • Polska kuchnia
  • Ryba po polsku
  • Zupa pomidorowa po polsku
  • Żurek po polsku
  • Август II Сильный
  • Август III Саксонец
  • Авто из Польши. Как купить?
  • Агнешка Радваньская
  • Адам Мицкевич
  • Александр Квасьневский
  • Александр Ягеллончик
  • Анджей Вайда
  • Анджей Голота
  • Анджей Дуда
  • Анна Герман
  • Анна Ягеллонка
  • Афганская война 1979-1989. Причины, ход событий, итоги
  • Барбара Брыльска
  • Безработица — неизбежный
  • Безработица. Виды, последствия
  • Беспозвоночные
  • Битва под Оршей
  • Битва при Варне
  • Болеслав I Храбрый
  • Болеслав II Смелый
  • Болеслав III Кривоустый
  • Болеслав IV Кудрявый
  • Боровик
  • Борьба с безработицей
  • Братские могилы советских солдат. Что с ними?
  • Бронислав Коморовский
  • Бывшие территории Польши
  • В Торуни полно красивых мест!
  • Вавель
  • Варшава
  • Варшава и бывшие столицы Польши
  • Варшавское восстание. Причины, ход событий, итоги
  • Вацлав II
  • Великая война 1409-1411
  • Великолепный пряный суп
  • Величка
  • Вестерплатте 1939
  • Висла – королева польских рек
  • Вислава Шимборская
  • Висло-Одерская операция
  • Вкусненькие блюда польского происхождения
  • Вкусный сладкий десерт
  • Владислав I Герман
  • Владислав I Локетек
  • Владислав III Варненьчик
  • Владислав IV Ваза
  • Владислав Реймонт
  • Воеводства Польши. Карта, описание
  • Военное положение в Польше
  • Война в Чечне. Причины, ход войны, итоги
  • Войцех Ярузельский
  • Волынская резня
  • Восстание Костюшко
  • Восстание Федоровича 1630 г.
  • Восстание Хмельницкого
  • Вроцлав
  • Вроцлав — историческая столица Силезии
  • Гданьск
  • Генрик Сенкевич
  • Генрих III Валуа
  • Герб Польши – история и значение
  • Гимн Польши. Слушать. Текст. Перевод. История. Символика
  • Главные города Польши. Список. Карта. Описание
  • Глобализация
  • Гражданская война в России 1917-1922. Причины, ход событий, итоги
  • Грюнвальдская битва — великолепная победа объединенных войск Польши и Литвы
  • Даниэль Ольбрыхский
  • Дворец культуры и науки в Варшаве
  • Декабристы — все что о них нужно знать
  • Достопримечательности Варшавы
  • Достопримечательности Вроцлава
  • Достопримечательности Гданьска
  • Достопримечательности Катовице
  • Достопримечательности Кракова
  • Достопримечательности Лодзи
  • Достопримечательности Люблина
  • Достопримечательности Ольштына
  • Достопримечательности Познани
  • Достопримечательности Пшемысля
  • Достопримечательности Щецина
  • Достопримеяательности Лодзи
  • Другие статьи
  • Ели ли вы эту штуку раньше?
  • Железный Феликс
  • Жизнь в Польше. Плюсы и минусы
  • Закопане
  • Замок Мариенбург. Мальборк, видео, описание, фото
  • Заработная плата в Польше
  • Зачем учить польский? 10 причин
  • Изабелла Скорупко
  • Инфляция
  • Иоанн Павел II
  • История Польши
  • Казимир I Восстановитель
  • Казимир II Справедливый
  • Казимир III Великий
  • Казимир ΙV
  • Казимир Пулавский
  • Казимир Функ
  • Как называются страны по-польски?
  • Как найти квартиру в Польше? 10 советов
  • Как переехать в Польшу?
  • Как празднуют в Польше Рождество?
  • Калории, калории…
  • Карта поляка. Как ее получить? что это такое?
  • Катастрофа Ту-154 в Смоленске. Что случилось?
  • Конституция 3 мая 1791 года
  • Конституция Царства Польского 1815
  • Контакт
  • Корейская война 1950-1953. Причины, ход событий, итоги
  • Король грибов
  • Краков
  • Красный суп, красная армия, красный мир…
  • Крещение Польши — переломное событие в истории страны
  • Крещение Руси. Причины, ход событий, итоги
  • Кризис
  • Кругобайкальское восстание
  • Крымская война 1853-1856. Причины, ход событий, итоги
  • Кшиштоф Кеслевский — всемирно известный режиссер
  • Кшиштоф Пендерецкий
  • Лекарства в Польше. Где, как, почем?
  • Лех Валенса
  • Лех Качиньский
  • Лисичка
  • Лодзь
  • Лучшие актеры и актрисы Польши
  • Людвик Заменгоф
  • Людовик I Великий
  • Мариуш Пудзяновский
  • Мария Склодовская-Кюри
  • Медовый мир у ваших ног
  • Местное приграничное передвижение с Польшей — полезная информация для туристов
  • Месяцы
  • Мешко I
  • Мешко II
  • Михаил Корибут Вишневецкий
  • Насекомые
  • Небольшой город возле польско-белорусской границы
  • Необыкновенное польское блюдо
  • Необычный розовый суп
  • Необычный, но вкусный суп
  • Николай Коперник
  • Обстановка накануне. Почему Грянул «Октябрь»?
  • Объекты ЮНЕСКО в Польше
  • Освенцим
  • Основные причины ненависти
  • Отдых в Польше
  • Оценка участия России в разделах Польши
  • Павел Делонг. Фильмография и семья (жена, дети, сестра)
  • Пальчики оближешь
  • Пасха в Польше. Основные традиции
  • Познань
  • Поиск жилья в Польше. 9 советов
  • Полезные насыщенные жири содержатся в рыбе
  • Польская гусария
  • Польская культура
  • Польская кухня
  • Польская шляхта
  • Польские блюда
  • Польские города и их достопримечательности
  • Польские женские имена
  • Польские замки
  • Польские знаменитости
  • Польские имена. Популярные, происхождение, тенденции
  • Польские книги
  • Польские легенды
  • Польские магнаты
  • Польские мужские имена
  • Польские традиции и обычаи. Каковы они?
  • Польские фамилии
  • Польские фильмы
  • Польский гриб. Описание, фото, двойники. Моховик
  • Польский злотый – история и особенности денежной единицы
  • Польский поход красной армии (РККА)
  • Польское восстание 1830—1831 годов
  • Польское восстание 1863
  • Польское первое и второе в одном блюде — вкусняшка
  • Польша в составе Российской Империи (1792-1917)
  • Поляки в Москве! 1610-1612
  • Почему русские ненавидят поляков и Польшу?
  • Почему стоит открыть бизнес в Польше? 10 причин
  • Почему стоит учить польский язык?
  • Правители Польши
  • Президент Польши
  • Промышленность Польши
  • Путь к независимой Польше
  • Пшемысл II
  • Работа для белорусов
  • работа для украинцев
  • Рабочая виза в Польшу. Как получить?
  • Раздел Польши 1772
  • Раздел Польши 1793
  • Раздел Польши 1795
  • Раздел Польши 1939
  • Разделы Польши
  • Расстрел в Катыни. Трагедия польского народа
  • Речь Посполитая — значение названия бывшей державы
  • Речь Посполитая образовалась в 1569 году
  • Роберт Корженёвски
  • Роберт Кубица
  • Роберт Левандовски
  • Роман Полански
  • Русско-польская война 1577-1582
  • Русско-польская война 1609-1618
  • Рыжик
  • Самые востребованные профессии в Польше. Топ 10
  • Самые крупные города Польши и их особенности
  • Сбор клубники — вкуснейшего фрукта, выращиваемого в Польше
  • Сигизмунд I Старый
  • Сигизмунд II Август
  • Сигизмунд III Ваза
  • Сладкий десерт, который все знают
  • Смоленская война. Причины, ход событий, итоги
  • Советско-польская война 1919-1921
  • Сражение при Клушине
  • Станислав I Лещинский
  • Станислав Август Понятовский
  • Станислав Лем
  • Станислав Монюшко
  • Стефан Банах
  • Стефан Баторий
  • Стоит ли ехать в Польшу на работу? Преимущества и недостатки
  • Тадеуш Костюшко
  • Таможенный контроль в Польше.
  • Трудоустройство в Польше
  • Удивительное польское блюдо
  • Учеба в Польше
  • Флаг и Герб Речи Посполитой
  • Флаг Польши
  • Форсирование Вислы 1944
  • Форсирование Одера 1945
  • Фредерик Шопен
  • Холодная война. Причины, ход событий, итоги
  • Хрустящий домашний хворост по-польски
  • Чеслав Милош
  • Числительные
  • Шопинг в Польше. Что и как?
  • Экономика
  • Экономика Германии
  • Экономика Испании
  • Экономика Италии
  • Экономика Норвегии
  • Экономика Польши
  • Экономика Украины
  • Экономика Франции
  • Экономика Чехии
  • Экономика ЮАР
  • Экономика Японии
  • Эмиграция в Польшу
  • Юзеф Пилсудский
  • Юлиуш Словацкий
  • Юстина Ковальчик
  • Яблоки — самый распространенный фрукт выращиваемый в Польше
  • Ягайло
  • Ядвига
  • Ян I Ольбрахт
  • Ян II Казимир Ваза
  • Ян III Собеский
  • Ян Кохановский
  • Ян Матейко

Пять польских поэтов (в переводе Игоря Белова) — Вестник Европы

Темы:  Литература
05. 10.2015

СТАНИСЛАВ БАРАНЧАК — польский поэт, переводчик, эссеист. Крупнейший представитель «новой волны» в польской поэзии 60-х, видный переводчик с английского, немецкого и русского (в частности, поэзии Осипа Мандельштама и Иосифа Бродского; с последним Баранчака связывала многолетняя дружба). Активный участник польского протестного движения, член «Солидарности». После введения в 1981 году в Польше военного положения эмигрировал. Преподавал в Гарварде. Скончался 26 декабря 2014 года в Ньютоне (США).

На одном дыхании

На одном дыхании, одной скобкой дыхания, закрывающей фразу,
одними скобками рёбер вокруг сердца,
сжимающегося, словно кулак, словно невод
вокруг скользких рыб выдоха, на одном дыхании
закрыть всё и закрыться во всем, одной
верткой стружкой пламени, соструганной с легких,
опалить стены тюрем и втянуть их пожар
за костяные прутья грудной клетки и в башню
трахеи, на одном дыхании, прежде чем подавишься
кляпом воздуха, загустевшего от
последнего вздоха расстрелянных
и дыхания теплых стволов и пара
от еще дымящейся на холодном бетоне крови,
воздуха, в котором твой голос не то раздается,
не то разлагается, глотатель шпаг,
холодного оружия, бескровных, но до крови
ранящих гортань скобок, в которых,
как сердце между ребрами, как рыба в сетях,
трепещет фраза, заикающаяся на одном дыхании
до последнего вздоха

* * *
«Зайди, но ненадолго», —
из ледяных квартир
предложит втихомолку
никчемный этот мир.
Мы не толклись при входе,
врывались, как сквозняк.
Мы не толклись при входе,
врывались, как сквозняк.
Мы на минутку, вроде —
казалось бы, пустяк.
Уйти же не выходит,
да и не знаешь, как.

Мы храбро замерзаем
на сходке биомасс.
Так рад гостям хозяин,
что стынет кровь у нас.
«Вам хорошо, коллега?» —
нам не хватает слов.
«Вам хорошо, коллега?» —
нам не хватает слов.
Здесь у зимы аптека,
клыки бродячих псов,
наркоз шального снега
и новолунья шов.

Открыть бы дверь, без шуток,
в невидимой стене.
Две третьих части суток
в снегу, а треть во сне.
Здесь нами правит нежить
и холод вековой:
все карты побережий
солгали нам с тобой.
Дыхание всё реже
под коркой слюдяной,
и пахнет воздух свежий
морозом и бедой.

Нас кто-то в шар стеклянный
со снегом поместил,
тут блестки над поляной
танцуют, что есть сил.
Мы в королевстве грусти,
мороз зажмет нам рот —
он вздоха не пропустит,
и выдох не пройдет.
Мы в королевстве грусти,
мороз зажмет нам рот —
он вздоха не пропустит,
и выдох не пройдет.
И выдох не пройдет.

Гражине[1]

Помнить о сигаретах. Пусть будут всегда под рукой,
чтобы сразу в карман их сунуть, если за ним придут.

Помнить наизусть правила, касающиеся передач
и свиданий.
Владеть искусством принужденной улыбки.

Одним холодным взглядом гасить вопль
полицейского,
спокойно заваривать чай, когда они роются в ящиках.

Из лагеря или больницы писать письма — всё, мол,
в порядке.

Столько сноровки, такие навыки. Я серьезно.
Хотя бы для того, чтобы они не пропали,
наградой за всё это должно быть бессмертие
или, как минимум,
его неудачная версия — жизнь.

Смерть. Нет, это ерунда, слышать об этом не хочу.
Ты решала вопросы и посерьезней.
Если я кем-то и восхищался, то как раз тобой.
Если что-то и было постоянным, то как раз это
восхищение.
Сколько раз я хотел тебе это сказать. Не получалось.
Стеснялся пробелов в словарном запасе и микрофона
в стене.
А теперь слышу, что поздно. Нет, не верю.

Ведь это всего лишь небытие. И как же «ничто»
может встать между нами? Назло запечатлю навсегда
эту черточку на радужке, эту морщинку в уголке губ.
Ладно, я знаю, ты не ответишь на мою последнюю
открытку.
Но я буду винить в этом кого-то реального,
почтальона, авиакатастрофу, цензуру,
не небытие, которого, согласись, не бывает.

XI–XII 1982

* * *
Антенн и труб сплошная каша,
облитый заревом восток —
всё это с нами, в сердце нашем,
как дыма желтого глоток.

Пусть мы на пароходе белом,
но даже теплые моря
не перебьют, такое дело,
тот горький выхлоп декабря.

Пошли нам бриз, морская бездна;
и вздох перехвати
во сне,
давно знакомое нам место,
и желтый дым, и черный снег.

Пошли нам бриз, морская бездна,
а вздох
нам перехватит снег:
мы четко знаем свое место,
мы четко знаем свое место
и желтозубый его смех.

19.12.79: Чистыми руками

Пальцы молодого лейтенанта службы безопасности,
который в комиссариате на вокзале перелистывал
извлеченные из моего багажа рисунки
Яна Лебенштейна[2],
то и дело глядя на меня с укоризной,
не оставили на бумаге никаких следов.
Странно.
Не то чтобы я ожидал увидеть следы крови, разводы
пота, грязь
или хотя бы жирные пятна, которые, кажется,
оставлял на страницах книг
великий вождь и учитель, любивший читать за едой:
работа молодого лейтенанта службы безопасности
чиста,
сам он дипломированный юрист
с навыками личной гигиены, усвоенными
в культурной,
интеллигентной семье.

И всё же
естественней было,
если б на наших стихах, дневниках, рисунках, мозгах
эти пытливые потребители современного искусства
оставляли, хотя бы на память,
свой неповторимый (папиллярные линии!) след;
особенно когда они спасают их от неминуемой гибели
одной небрежной фразой:
«Ну ладно,
так и быть,
это можем не конфисковывать».

29.12.79: Снег III

Напрасно ты здесь разлегся на сантиметр целый —
тебя уберут и вывезут, хоть ты и бледнее мела,

и ты уже точно не будешь слоями своих белил
с гордостью намекать, что небом ты послан был

сюда, где от тяжкой работы сознание мы теряем,
и стал нашим падшим ангелом-хранителем-вертухаем

собьем, как с окурка пепел, мы хлипкую твою спесь
чтоб ты нам глаза не мозолил — мол, вот он я, в белом
весь

мы с грязью тебя смешаем, гори себе со стыда
к земле тебя приравняем, а к облаку — никогда

и ты не посмеешь больше уже никому напеть,
что наша гибель страшнее, чем белая эта смерть

БОГДАН ЗАДУРА (р.1945) — польский поэт, прозаик, эссеист, переводчик с русского, украинского, английского и венгерского языков. Главный редактор «Твурчосци», одного из старейших польских литературных журналов. Автор более двух десятков поэтических книг, среди которых: «В пейзаже из амфор» (1968), «Маленькие музеи» (1977), «Старые знакомые» (1986), «Проявленные снимки» (1990), «Тишина» (1994), «Кашель в июле» (2000), «Птичий грипп» (2002), «Курган крота» (2002), «Всё» (2008), «Ночная жизнь» (2010), «Воскресение птички (стихи и сны)» (2012), «Точка над i» (2014). Видный популяризатор современной украинской поэзии в Польше, автор антологий переводов венгерской и украинской поэзии. Живет в Пулавах и Варшаве.

Поглаживая Эйнштейна

посмотрим правде в глаза, младенцы
вы и впрямь отвратительны и степень родства

ничего не изменит И это один из многих примеров того
что жестокая теория безотносительности неопровержима

и это в таких относительных плоскостях как эстетика
С учетом доступа к секретам и тайнам

наши спецслужбы собираются
просеивать личную жизнь

трех миллионов граждан Больше солнца
больше света и сформировавшихся зрелых фруктов

у кого есть сад тот знает что это работа
которая не кончается никогда

сейчас я думаю о Свободе
ведущей народ на баррикады

знамена знаменами
но главное всё-таки груди

такова уж твоя природа,
о аллегория

скажем себе раз и навсегда
хорошо иногда оказаться в чужой голове

но при мысли о серой субстанции наполняющей самый
прекрасный из всех ящиков Пандоры мне становится дурно

с понедельника я не чищу зубы
это может выдать меня

с понедельника я не пишу метафизических стихов
пусть специалисты просеивают творчество Венцеля с Келером[3]

позвонил Павел и с гордостью сообщил что здоров
вот только сделался вялым как старый валенок

я хотел было ответить мол по голосу слышно
но прикусил язык

я знаю твою тайну Азор тебя должны были звать
Эйнштейном но такое имя ребенку не выговорить

Я знаю твою тайну Делакруа
свобода ведет народ под дулом пистолета вот она сзади

Что-то мне снилось я думал что слышу свой крик в тебе
а это был всхлип бензопилы неизвестного мне садовника

Поэт говорит с народом

Пока нет лучших книг — меня читает двор.
А. Мицкевич

Уже неделю он не разговаривает со своим сыном
(было бы у него больше детей
то уж если не с этим
наверняка разговаривал бы с другим)

Уже месяц он не разговаривает с тещей
(хорошо что у него их не две
поскольку не разговаривает он
лишь с одной)

Уже шесть месяцев он не разговаривает со своим издателем
(издатель обанкротился и занялся
разведением павлинов и попугаев)
Могло быть и хуже

ведь дочки фрейлины все же в порядке
на молодежь вообще нет повода жаловаться
ксероксы работают директрисы домов культуры
улыбаются и шлют поцелуи

У него много времени
так что мог бы уже поговорить с народом
вот только народ должен
избрать какую-то делегацию

Или дирекция телевидения
должна этим заинтересоваться

Или нужно было бы взять каких-нибудь заложников
и требовать эфирное время
в качестве выкупа (время — деньги)

Но ведь кто-то же должен
отдать народу последние почести

Хоть он и не умеет играть на трубе
нет у него ни винтовки ни даже барабана
это его профессиональная обязанность

В конце концов это его старшие коллеги по перу
однажды сотворили
этот народ (и его, не считая биологических родителей)

Так кто как не он должен отдать ему
последний долг

(А ведь раньше казалось
что всегда будет наоборот)

Телекоммуникация

Есть такие люди благодаря которым начинаешь чувствовать
что кое в чем преуспел
Беседуешь с ними планируешь что-то на месяц вперед
и вот уже нет времени размышлять есть ли в жизни какой-либо смысл
И неважно что потом ты думаешь Боже
как же они наивны невинны слепы А есть и другие
те что перекрывают весь кислород так что даже нет сил истерически крикнуть
да отвалите вы сил уже нет В моей жизни не больше смысла чем в вашей

Что бы это ни значило живешь всегда на поверхности Если и опускаешься
на глубину то лишь за тем чтобы зачерпнуть легкими воду
и создать проблемы спасателю он хочет как лучше
но вынужден вызвать у тебя рвотный рефлекс иначе
жизнь обратно тебя не примет а ему не продлят контракт
на следующий сезон а это единственный охраняемый пляж в этих местах

А это был единственный трамвай Из этого городка в другой
и не слишком симпатичные окрестности хотя городок вполне сошел бы за американский
если бы можно было представить себе трамвай в американской глубинке
Час на кольце в ожидании потом полчаса езды и два часа пешком
через поля и леса где на лицах уже не лежит печать безработицы и мордобоя

Это были первые за много лет светлые и сладкие черешни и вот интересно
выросло ли что-нибудь из косточек которые выстреливались пальцами Вряд ли
Они остались лежать словно тасуемые по карманам колоды магнитных карт
на железнодорожных вокзалах иных городов и местечек из которых ни у кого
не вышел пасьянс В лучшем случае путеводитель Какой-то последний импульс
словно пузырек воздуха в легких утопленника Припоминание о долге

Даже если это отчаяние подписывает векселя и долговые расписки
и ты уже знаешь что отправишься в путь без того рюкзачка
ибо всё заберет судебный исполнитель сначала отбирая у предметов цвета
эти слезы в оправе смеха подвижны словно шарики ртути
так что к чертям стеарин и ты улыбаешься
красным облезлым пластмассовым сиденьям скрежещущего трамвая
мерзким рожам пассажиров а также водителю

С кем я только не спал

не спал с матерью Терезой
не спал с сестрой Фаустиной
не спал с Иолантой Квасневской

и если бы я должен был сказать
читательницам вашего замечательного журнала
всю правду

это интервью никогда бы не закончилось

ПЕТР МИЦНЕР (р. 1955) — польский поэт, писатель, эссеист, переводчик, театровед, заместитель главного редактора журнала «Новая Польша». С 1991 г. — член общества «Мемориал». Автор 12 поэтических сборников, а также ряда работ о польском самиздате, философах и поэтах русской эмиграции, Катынском расстреле и сталинизме. Живет в Варшаве.
В настоящей подборке представлены переводы стихотворений из книг «Дом под сознанием» (2008), «Точка» (2011), «После точки» (2013).

В музее

Было
было
было
и кому мешало?

Перемена мест

1.
Слово стало
телом

тело голодно
тело жаждет
тело руководит

Слово не сожалеет

2.
Столик и зеркало
Ты говоришь: я кладу ключи на столик под зеркалом
но зеркало уже висит в другом месте
и ты говоришь: я кладу ключи на столик
под зеркалом которого нет
и глядя в зеркало не говоришь:
вот зеркало под которым я не кладу ключи

3.
дневник написанный в обратном порядке
никуда не ведет

ты рассыпался в разговоре
нить сама себя перерезала
мое начало погрузилось в нас
про запас
stihija stichła w stichie

Пост

Боги не съедают жертв
мы не съедаем жертв
никто не съедает жертв
продолжается траур
жертвы съедают нас

в сухом горле
язык взбивает черную пену

Lupus Domesticus

он сидит
на кухне

смотрит на Луну
в окне
и воет

лопнула лампочка
и не стало Луны

это просто свет отражался в стекле

и все же он выл
на Луну

и был волком

пока выл

* * *

В Поти

Искорка над черным
морем

искорка танцует
перед грозой
переливается

пишет на песке
пальцем:
ПОЭЗИЯ

море
пытается надпись смыть

но у него слишком короткий язык

смывает ПОЭЗИ
Я остается

МАРТИН СВЕТЛИЦКИЙ (р. 1961) — польский поэт, прозаик, вокалист рок-группы «Świetliki» («Светлячки»). Принадлежит к дебютировавшему в конце 80-х годов «поколению бруЛьона» (по названию литературного журнала). Автор девятнадцати книг стихов и трех книг прозы. С группой «Świetliki» выпустил пять долгоиграющих альбомов. Лауреат многих литературных премий, в том числе премии «Гдыня», премии им. Георга Тракля. Живет в Кракове.
В подборке представлены переводы стихотворений из книг «Холодные страны» (1992), «Схизма» (1994), «37 стихотворений о водке и сигаретах» (1996), «Третья половина» (1996), «Возврату подлежит» (2001), «Сломанный» (2003), «Музыка сердцевины» (2007), «Один» (2013).

Польша

И когда мы стоим рядком перед складом с оружием, и от нас несёт нашими снами.
И когда в кинотеатре она касается меня мокрым пальцем, чтобы я знал, что она плачет.
И когда второй дуб в саду продаётся, и я получаю за него свою долю.
И когда сержант орёт на меня ах ты сука, а я бледнею, говоря с ним одним лишь взглядом.
И когда я — призрак Центрального вокзала, бродячая нечисть в неоновых огнях.
И когда она суёт мне в рот свой треугольный язык, не соглашаясь на большее.
И когда мама в который раз говорит кажется, мне только снилось, что у меня был сын.
И когда они дерутся на площади Рынок, на улице май, а я спокойно смотрю по ТВ фильм Easy Rider.
И когда зимним утром мы входим с Ясем на мол в Сопоте.
И когда я прихожу в себя в больнице, и в эту минуту по радио звучит Norwegian Wood.
И когда на свадьбе старшей сестры вдруг пропадает младшая — я сажусь в такси и еду её искать.
И когда отключают свет, а мы садимся за стол, зажигаем свечи, болтаем.
И когда я падаю в колодец в Сандомеже, смотрю в небо со дна колодца и смеюсь.
И когда Рыжий фотографирует нас на Казимеже в последний день апреля.
И когда она идёт со мной через мост, она прекрасна, дует холодный ветер, она прекрасна.
И когда мне приходит письмо от старшей сестры, письмо, в котором говорится о моём лицемерии.
И когда я вижу, как пьяный прапорщик стреляет в часового — это всего лишь секунда.
И когда мы собираемся пойти на «Санаторий под клепсидрой», но тут как раз вводят военное положение.
И когда она уезжает после первого визита, а я нахожу её туфли, рыжий волос на свитере.
И когда я получаю телеграмму от Петра если хочешь поговорить приезжай можешь переночевать.
И когда мы женимся в пустом Дворце бракосочетаний в присутствии двух свидетелей.
И когда я смотрю на международный экспресс, стоя в рабочем комбинезоне, в августе 80-го.
И когда моя жена выступает на митинге против закона о запрете абортов.
И когда я пытаюсь закурить сигарету, как Богарт, и не очень-то получается.
И когда мы идём с ней не спеша, шаг за шагом, и я чувствую, как напряжено её тело.
И когда умирает мой дед, а я украдкой расписываюсь гвоздём на гробе.
И когда я читаю говённый правый журнал «Молодая Польша», и мне даже не смешно.
И когда эта идиотка говорит, что ей нравятся мои стихи, в особенности один.
И когда заседает Сейм и я слышу всё это по радио в парикмахерской —
им кажется, что у них есть свой поэт.
А я делаю ироничную горькую паузу,
выдавливаю ухмылку
и торжественно отрекаюсь.

* * *

Посмертная корреспонденция

Итак, в какой-то степени я не был тебе верен.
Мир существовал, а это отвлекает. Я просыпался
и жил, двигался, ел, разговаривал,
пил вино и играл в людские игры, ездил
поездом и позировал перед камерами, отвлекался,
прости.

Итак, в какой-то степени я не была тебе верна,
чем-то была занята в других городах, с другими
людьми, кроме тебя, у меня были времена года,
животный мир, деревья, войны, дети, большое
жизненное пространство. Лишь теперь я останусь с тобой,
прости.

И теперь всё будет? Ничего не будет.
Шляпы и крыши, кроны деревьев, высотки,
шоссе и железнодорожные пути, реки —
всё расплывается перед твоими глазами.
Я позволила себе
кое-что дописать на твоей открытке,
прости.

Касабланка

Нелюбимый не предаёт.
Нелюбимый бродит,
звеня в кармане
никчёмным ключом.

Из подворотни выглядывает старик,
подозрительно похожий на Богарта.
«Целюсь прямо в твоё сердце, сынок!» —
«Ты же знаешь, это у меня самое нечуткое место».

В соседней подворотне нашли
семидесятилетнюю Мэрилин Монро.
Она только и успела прохрипеть:
ПУ ПУ ПИ ДУ.

«Кто вы по национальности?»
«Пьяница.
Внебрачный сын
Богарта и Мэрилин Монро.
Это я
убил Лору Палмер».

И довольно об этом.

30 апреля 94

Ещё вечер, ещё Польша не сгинула в сумерках.
Ещё апрель, но уже в темноте притаился май.
Есть ещё водка, полезная, сладкая, с привкусом драмы.
И остался язык — язык остаётся всегда.
Даже трупы как-то ещё ворочают языком.
И ещё остаётся прошлое, былые встряски
и горести, что вспомнились только сегодня,
прилетевшие из вчера, пожелтевшие, тёплые,
сладкие, мягкие, липкие. Кругом одни прилагательные.
Среди них — личное имя существительное,
что в срочном порядке, с каждой секундой
приходит в себя.

Враньё

Брылевскому
Лжёт рассвет.
Лжёт алкоголь.
Лжёт саксофон.
Троллейбус лжёт.
Большое предательство.
Большое предательство.
Мы остались одни.

Мёртвые только
не лгут.

К.

Сегодня мне пришла повестка.
Государство хочет, чтобы я вдруг явился
в соответствующее учреждение.
Государство не просит, государство требует.
Ведь не дождёшься, чтобы
государство просило,
государство требует.
Но я же умер,
я умер.

Я не ходил голосовать
за высших чиновников.
Сам виноват.
Не получал от государства талонов
на водку, сигареты и гречневую крупу.
Не получал облигаций госзайма.
Сам виноват.
Признаюсь, однако,
что нелегально пользовался
общественным транспортом
и услугами почты.
Но я же умер,
а мёртвые сраму не имут.
Иногда по привычке
я бреюсь, борода ведь растёт
и у мёртвых.
Иногда про привычке
вхожу в разных женщин,
могу сделать кому-то ребёнка,
но родятся одни лишь
бастарды-призраки.
Я умер.

Бывает, пишу стихи
и знаю — подобная деятельность
наносит ущерб государству.
Если повестка связана с этим,
оправдываться не стану.
Мертвецам ли оправдываться?
Если мёртвые представляют
угрозу для государства,
если их тоже можно наказывать,
то так тому, очевидно, и быть,
я не могу умереть ещё раз…

Вступление к ночи

По земле бродят тени
— серые, они светлее, чем земля,
которая безвозвратно темнеет,
угли костра,
минута, когда мужчины
встают, чтобы его погасить,
женщины отворачиваются,
угли шипят,
что-то движется по земле, днём и ночью,
это последний очаг сопротивления,
который остыл,
удерживая свет.

Утром

Вчера ночью небо должны были осветить
обломки хвоста погибшей кометы.
Но в таком тумане ничего не было видно,
кроме тусклых огней супермаркета.
В последнее время
всё кажется каким-то нечётким.
Придёт конец света,
повздыхает и уйдёт.

Сюрприз

Снег сойдет, зима растает,
оживет весной река.
И покойник, дорогая,
выйдет из снеговика.

Что досель укрыто было,
повсплывает налегке.
К нам весна придет. Как мило —
труп в снеговике!

Вычеркнутое посвящение

Славный денек, хотя всё обратилось в руины,
и те, с кем я говорю, окопались в прошлом,
а вчерашнее солнце освещает всё это,

но славный, однако, денек, ясный и абсолютно
несуетливый, прошлое явно не настроено
на забвение, прошлое ярко тлеет,

тлеет с неслабым блеском, земля, погруженная
в радость последнего света, закусон, запивон,
затяжка, и всё время входят-выходят

герои этой жизнерадостной драмы.

И Мартину спокойной ночи

Есть у меня ну разве что домофон.
Правда, выключенный.
И ношу я его в кармане.
Так что со мной можно связаться.

И это не ты исчезла. Это я потерялся.
Не задирай нос.
Наступила зима. По-быстрому прячусь
внутри снеговика.

ЯНУШ ДЖЕВУЦКИЙ (р.1958) — польский поэт и литературный критик. Редактор отдела поэзии литературно-художественного журнала «Твурчосць». Автор семи поэтических сборников, четырех сборников критических эссе, а также книги прозы «Жизнь на бегу». Живет в Варшаве.

Варшава в тумане

Конец ноября, декабрь налегает на весла,
отступают дожди, морозы уже на подходе,
как в прошлом году, в колодцах вода замерзла,
окно в ледяном белье, по последней моде.

В Лазенках листва попадала замертво,
озябший тополь к ели пушистой льнёт,
на востоке тлеет холодное зарево,
воробьиное сердце рвется в тайный полёт.

В такие дни денег совсем не жалко
на армейскую куртку и банку с русской икрой,
вчерашние новости ждет городская свалка
и «Легия» не вдохновляет скучной игрой.

По Новому Свету едут верхом чьи-то тени,
Млечный путь стекает на шоколадный торт,
вдоль крепостной стены несется глухое пение,
в очередь в кинокассу пристроился Харрисон Форд.

И я отдаю себя воздушным потокам этим,
ночью бунтует Висла и спать не дает земле,
а я ничего не чувствую, только поёт южный ветер,
и, наклонившись на бок, Варшава тонет во мгле.

Колодец

Художники
и поэты
встречаются
возле
колодца.
Их лица
всегда
упрямы,
а вода опять
ядовита.
А рядом
летают голуби.
Садятся людям
на плечи.
Художники
и поэты
встречаются
возле
колодца.
И ждут.
Кто-то
из них
еще ждет.

Ты — моя единственная тайна

С книги, лежащей передо мной,
я стряхиваю хлебные крошки. Вот и весна,
хотя деревья еще поводят плечами
в сверкающем инее. Когда я остаюсь один
в темной комнате, видно, как на ладони:
ты — моя единственная тайна, доставшаяся
мне. Нет никого, кроме
тебя. И хотя кажется иногда,
что кроме нас ничего нет, ни лжи,
ни правды, ты явишься нам, слабым,
неблагодарным и подлым,
спокойной молитвой
ветхих
крестов.

Арканджело Корелли. Саксонская каденция

Осень приходит всегда слишком рано,
ржавыми письмами в желтых конвертах,
в окраинном парке голые статуи,
опираясь о ветер, играют на скрипках.

Из бездны молчания льются звуки,
юный бродяга скулит в подворотне,
хриплый щебет схватился за ветку,
горьким плачем пытаясь разжалобить вечер.

Деревьям под кожу врывается холод,
и белая кровь под корой струится,
мертвые пчелы в мертвых фонтанах
разложили полный загадок пасьянс.

По крыльцу монастырскому бродит инок,
старик без лица в перепачканной рясе,
он грызет свой молитвенник скороговоркой,
и холодное эхо тает в стенах костела.

Нищий замерзший ищет, где спрятаться,
котомка его в ненасытных прорехах,
крысы ныряют в ущелья помоек —
вкушать с господских столов объедки.

В придорожном трактире расселись евреи,
отрешенно глядят на коптящее пламя,
то и дело стих выпадает из книги,
медленно сидр остывает в кувшине.

Осень приходит всегда слишком рано,
ржавыми письмами в желтых конвертах,
в окраинном парке голые статуи,
опираясь о ветер, играют на скрипках.

Бруно Ясенский. Заговор равнодушных

Перестань дышать с последним ударом сердца.
Запрети дыханию драться до последней капли крови.

Найди подходящее, безболезненно убивающее
слово, единственное слово, кроме молчания; надежду,

которой не скроешь, даже если ты веруешь в ангела
Сибири, на самом деле знаешь не намного больше;

ничего ты не видел, ничего ты не помнишь.
Идут сердечным приступом стихи твои на рекорд.

Примечания

  1.  Стихотворение посвящено Гражине Куронь (1940–1982) — польской диссидентке и правозащитнице, активистке движения «Солидарность», жене Яцека Куроня (1934–2004), известного деятеля оппозиции в ПНР (здесь и далее прим. пер.)
  2.  Ян Лебенштейн (1930–1999) — польский художник-сюрреалист, известный своей гротескной визионерской манерой.
  3.  Войцех Венцель (р. 1972), Кшиштоф Келер (р. 1963) — польские поэты, эссеисты и литературные критики, известные своими ультраправыми взглядами.

 

© Перевод: И. Белов


Изд. Академии наук СССР. 1958

%PDF-1.5 % 1 0 obj > /Metadata 2 0 R /PageLabels 3 0 R /Pages 4 0 R /StructTreeRoot 5 0 R /Type /Catalog >> endobj 6 0 obj /Title /Author >> endobj 2 0 obj > stream

  • Русско-польские литературные связи в XVIII веке. — М. : Изд. Академии наук СССР. 1958
  • https://imwerden.de/
  • Берков, Павел Наумович
  • application/pdf endstream endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 5 0 obj > >> endobj 7 0 obj 1261 endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > >> /StructParents 0 >> endobj 12 0 obj > >> /StructParents 1 >> endobj 13 0 obj > >> /StructParents 2 >> endobj 14 0 obj > >> /StructParents 3 >> endobj 15 0 obj > >> /StructParents 4 >> endobj 16 0 obj > >> /StructParents 5 >> endobj 17 0 obj > >> /StructParents 6 >> endobj 18 0 obj > >> /StructParents 7 >> endobj 19 0 obj > >> /StructParents 8 >> endobj 20 0 obj > >> /StructParents 9 >> endobj 21 0 obj > >> /StructParents 10 >> endobj 22 0 obj > >> /StructParents 11 >> endobj 23 0 obj > >> /StructParents 12 >> endobj 24 0 obj > >> /StructParents 13 >> endobj 25 0 obj > >> /StructParents 14 >> endobj 26 0 obj > >> /StructParents 15 >> endobj 27 0 obj > >> /StructParents 16 >> endobj 28 0 obj > >> /StructParents 17 >> endobj 29 0 obj > >> /StructParents 18 >> endobj 30 0 obj > >> /StructParents 19 >> endobj 31 0 obj > >> /StructParents 20 >> endobj 32 0 obj > >> /StructParents 21 >> endobj 33 0 obj > >> /StructParents 22 >> endobj 34 0 obj > >> /StructParents 23 >> endobj 35 0 obj > >> /StructParents 24 >> endobj 36 0 obj > >> /StructParents 25 >> endobj 37 0 obj > >> /StructParents 26 >> endobj 38 0 obj > >> /StructParents 27 >> endobj 39 0 obj > >> /StructParents 28 >> endobj 40 0 obj > >> /StructParents 29 >> endobj 41 0 obj > >> /StructParents 30 >> endobj 42 0 obj > >> /StructParents 31 >> endobj 43 0 obj > >> /StructParents 32 >> endobj 44 0 obj > >> /StructParents 33 >> endobj 45 0 obj > >> /StructParents 34 >> endobj 46 0 obj > >> /StructParents 35 >> endobj 47 0 obj > >> /StructParents 36 >> endobj 48 0 obj > >> /StructParents 37 >> endobj 49 0 obj > >> /StructParents 38 >> endobj 50 0 obj > >> /StructParents 39 >> endobj 51 0 obj > >> /StructParents 40 >> endobj 52 0 obj > >> /StructParents 41 >> endobj 53 0 obj > >> /StructParents 42 >> endobj 54 0 obj > >> /StructParents 43 >> endobj 55 0 obj > >> /StructParents 44 >> endobj 56 0 obj > >> /StructParents 45 >> endobj 57 0 obj > >> /StructParents 46 >> endobj 58 0 obj > >> /StructParents 47 >> endobj 59 0 obj > >> /StructParents 48 >> endobj 60 0 obj > >> /StructParents 49 >> endobj 61 0 obj > >> /StructParents 50 >> endobj 62 0 obj > >> /StructParents 51 >> endobj 63 0 obj > >> /StructParents 52 >> endobj 64 0 obj > >> /StructParents 53 >> endobj 65 0 obj > >> /StructParents 54 >> endobj 66 0 obj > >> /StructParents 55 >> endobj 67 0 obj > >> /StructParents 56 >> endobj 68 0 obj > >> /StructParents 57 >> endobj 69 0 obj > >> /StructParents 58 >> endobj 70 0 obj > >> /StructParents 59 >> endobj 71 0 obj > >> /StructParents 60 >> endobj 72 0 obj > >> /StructParents 61 >> endobj 73 0 obj > >> /StructParents 62 >> endobj 74 0 obj > >> /StructParents 63 >> endobj 75 0 obj > >> /StructParents 64 >> endobj 76 0 obj > >> /StructParents 65 >> endobj 77 0 obj > endobj 78 0 obj > endobj 79 0 obj > endobj 80 0 obj > endobj 81 0 obj > endobj 82 0 obj > endobj 83 0 obj > endobj 84 0 obj > endobj 85 0 obj > endobj 86 0 obj > endobj 87 0 obj > endobj 88 0 obj > endobj 89 0 obj > endobj 90 0 obj > endobj 91 0 obj > endobj 92 0 obj > endobj 93 0 obj > endobj 94 0 obj > endobj 95 0 obj > endobj 96 0 obj > endobj 97 0 obj > endobj 98 0 obj > endobj 99 0 obj > endobj 100 0 obj > endobj 101 0 obj > endobj 102 0 obj > endobj 103 0 obj > endobj 104 0 obj > endobj 105 0 obj > endobj 106 0 obj > endobj 107 0 obj > endobj 108 0 obj > endobj 109 0 obj > endobj 110 0 obj > endobj 111 0 obj > endobj 112 0 obj > endobj 113 0 obj > endobj 114 0 obj > endobj 115 0 obj > endobj 116 0 obj > endobj 117 0 obj > endobj 118 0 obj > endobj 119 0 obj > endobj 120 0 obj > endobj 121 0 obj > endobj 122 0 obj > endobj 123 0 obj > endobj 124 0 obj > endobj 125 0 obj > endobj 126 0 obj > endobj 127 0 obj > endobj 128 0 obj > endobj 129 0 obj > endobj 130 0 obj > endobj 131 0 obj > endobj 132 0 obj > endobj 133 0 obj > endobj 134 0 obj > endobj 135 0 obj > endobj 136 0 obj > endobj 137 0 obj > endobj 138 0 obj > endobj 139 0 obj > endobj 140 0 obj > endobj 141 0 obj > endobj 142 0 obj > endobj 143 0 obj > endobj 144 0 obj > endobj 145 0 obj > endobj 146 0 obj > endobj 147 0 obj > endobj 148 0 obj > endobj 149 0 obj > endobj 150 0 obj > endobj 151 0 obj > endobj 152 0 obj > endobj 153 0 obj > endobj 154 0 obj > endobj 155 0 obj > endobj 156 0 obj > endobj 157 0 obj > endobj 158 0 obj > endobj 159 0 obj > endobj 160 0 obj > endobj 161 0 obj > endobj 162 0 obj > endobj 163 0 obj > endobj 164 0 obj > endobj 165 0 obj > endobj 166 0 obj > endobj 167 0 obj > endobj 168 0 obj > endobj 169 0 obj > endobj 170 0 obj > endobj 171 0 obj > endobj 172 0 obj > endobj 173 0 obj > endobj 174 0 obj > endobj 175 0 obj > endobj 176 0 obj > endobj 177 0 obj > endobj 178 0 obj > endobj 179 0 obj > endobj 180 0 obj > endobj 181 0 obj > endobj 182 0 obj > endobj 183 0 obj > endobj 184 0 obj > endobj 185 0 obj > endobj 186 0 obj > endobj 187 0 obj > endobj 188 0 obj > endobj 189 0 obj > endobj 190 0 obj > endobj 191 0 obj > endobj 192 0 obj > endobj 193 0 obj > endobj 194 0 obj > endobj 195 0 obj > endobj 196 0 obj > endobj 197 0 obj > endobj 198 0 obj > endobj 199 0 obj > endobj 200 0 obj > endobj 201 0 obj > endobj 202 0 obj > endobj 203 0 obj > endobj 204 0 obj > endobj 205 0 obj > endobj 206 0 obj > endobj 207 0 obj > endobj 208 0 obj > endobj 209 0 obj > endobj 210 0 obj > endobj 211 0 obj > endobj 212 0 obj > endobj 213 0 obj > endobj 214 0 obj > endobj 215 0 obj > endobj 216 0 obj > endobj 217 0 obj > endobj 218 0 obj > endobj 219 0 obj > endobj 220 0 obj > endobj 221 0 obj > endobj 222 0 obj > endobj 223 0 obj > endobj 224 0 obj > endobj 225 0 obj > endobj 226 0 obj > endobj 227 0 obj > endobj 228 0 obj > endobj 229 0 obj > endobj 230 0 obj > endobj 231 0 obj > endobj 232 0 obj > endobj 233 0 obj > endobj 234 0 obj > endobj 235 0 obj > endobj 236 0 obj > endobj 237 0 obj > endobj 238 0 obj > endobj 239 0 obj > endobj 240 0 obj > endobj 241 0 obj > endobj 242 0 obj > endobj 243 0 obj > endobj 244 0 obj > endobj 245 0 obj > endobj 246 0 obj > endobj 247 0 obj > endobj 248 0 obj > endobj 249 0 obj > endobj 250 0 obj > endobj 251 0 obj > endobj 252 0 obj > endobj 253 0 obj > endobj 254 0 obj > endobj 255 0 obj > endobj 256 0 obj > endobj 257 0 obj > endobj 258 0 obj > endobj 259 0 obj > endobj 260 0 obj > endobj 261 0 obj > endobj 262 0 obj > endobj 263 0 obj > endobj 264 0 obj > endobj 265 0 obj > endobj 266 0 obj > endobj 267 0 obj > endobj 268 0 obj > endobj 269 0 obj > endobj 270 0 obj > endobj 271 0 obj > endobj 272 0 obj > endobj 273 0 obj > endobj 274 0 obj > endobj 275 0 obj > endobj 276 0 obj > endobj 277 0 obj > endobj 278 0 obj > endobj 279 0 obj > endobj 280 0 obj > endobj 281 0 obj > endobj 282 0 obj > endobj 283 0 obj > endobj 284 0 obj > endobj 285 0 obj > endobj 286 0 obj > endobj 287 0 obj > endobj 288 0 obj > endobj 289 0 obj > endobj 290 0 obj > endobj 291 0 obj > endobj 292 0 obj > endobj 293 0 obj > endobj 294 0 obj > endobj 295 0 obj > endobj 296 0 obj > endobj 297 0 obj > endobj 298 0 obj > endobj 299 0 obj > endobj 300 0 obj > endobj 301 0 obj > endobj 302 0 obj > endobj 303 0 obj > endobj 304 0 obj > endobj 305 0 obj > endobj 306 0 obj > endobj 307 0 obj > endobj 308 0 obj > endobj 309 0 obj > endobj 310 0 obj > endobj 311 0 obj > endobj 312 0 obj > endobj 313 0 obj > endobj 314 0 obj > endobj 315 0 obj > endobj 316 0 obj > endobj 317 0 obj > endobj 318 0 obj > endobj 319 0 obj > endobj 320 0 obj > endobj 321 0 obj > endobj 322 0 obj > endobj 323 0 obj > endobj 324 0 obj > endobj 325 0 obj > endobj 326 0 obj > endobj 327 0 obj > endobj 328 0 obj > endobj 329 0 obj > endobj 330 0 obj > endobj 331 0 obj > endobj 332 0 obj > endobj 333 0 obj > endobj 334 0 obj > endobj 335 0 obj > endobj 336 0 obj > endobj 337 0 obj > endobj 338 0 obj > endobj 339 0 obj > endobj 340 0 obj > endobj 341 0 obj > endobj 342 0 obj > endobj 343 0 obj > endobj 344 0 obj > endobj 345 0 obj > endobj 346 0 obj > endobj 347 0 obj > endobj 348 0 obj > endobj 349 0 obj > endobj 350 0 obj > endobj 351 0 obj > endobj 352 0 obj > endobj 353 0 obj > endobj 354 0 obj > endobj 355 0 obj > endobj 356 0 obj > endobj 357 0 obj > endobj 358 0 obj > endobj 359 0 obj > endobj 360 0 obj > endobj 361 0 obj > endobj 362 0 obj > endobj 363 0 obj > endobj 364 0 obj > endobj 365 0 obj > endobj 366 0 obj > endobj 367 0 obj > endobj 368 0 obj > endobj 369 0 obj > endobj 370 0 obj > endobj 371 0 obj > endobj 372 0 obj > endobj 373 0 obj > endobj 374 0 obj > endobj 375 0 obj > endobj 376 0 obj > endobj 377 0 obj > endobj 378 0 obj > endobj 379 0 obj > endobj 380 0 obj > endobj 381 0 obj > endobj 382 0 obj > endobj 383 0 obj > endobj 384 0 obj > endobj 385 0 obj > endobj 386 0 obj > endobj 387 0 obj > endobj 388 0 obj > endobj 389 0 obj > endobj 390 0 obj > endobj 391 0 obj > endobj 392 0 obj > endobj 393 0 obj > endobj 394 0 obj > endobj 395 0 obj > endobj 396 0 obj > endobj 397 0 obj > endobj 398 0 obj > endobj 399 0 obj > endobj 400 0 obj > endobj 401 0 obj > endobj 402 0 obj > endobj 403 0 obj > endobj 404 0 obj > endobj 405 0 obj > endobj 406 0 obj > endobj 407 0 obj > endobj 408 0 obj > endobj 409 0 obj > endobj 410 0 obj > endobj 411 0 obj > endobj 412 0 obj > endobj 413 0 obj > endobj 414 0 obj > endobj 415 0 obj > endobj 416 0 obj > endobj 417 0 obj > endobj 418 0 obj > endobj 419 0 obj > endobj 420 0 obj > endobj 421 0 obj > endobj 422 0 obj > endobj 423 0 obj > endobj 424 0 obj > endobj 425 0 obj > endobj 426 0 obj > endobj 427 0 obj > endobj 428 0 obj > endobj 429 0 obj > endobj 430 0 obj > endobj 431 0 obj > endobj 432 0 obj > endobj 433 0 obj > endobj 434 0 obj > endobj 435 0 obj > endobj 436 0 obj > endobj 437 0 obj > endobj 438 0 obj > endobj 439 0 obj > endobj 440 0 obj > endobj 441 0 obj > endobj 442 0 obj > endobj 443 0 obj > endobj 444 0 obj > endobj 445 0 obj > endobj 446 0 obj > endobj 447 0 obj > endobj 448 0 obj > endobj 449 0 obj > endobj 450 0 obj > endobj 451 0 obj > endobj 452 0 obj > endobj 453 0 obj > endobj 454 0 obj > endobj 455 0 obj > endobj 456 0 obj > endobj 457 0 obj > endobj 458 0 obj > endobj 459 0 obj > endobj 460 0 obj > endobj 461 0 obj > endobj 462 0 obj > endobj 463 0 obj > endobj 464 0 obj > endobj 465 0 obj > endobj 466 0 obj > endobj 467 0 obj > endobj 468 0 obj > endobj 469 0 obj > endobj 470 0 obj > endobj 471 0 obj > endobj 472 0 obj > endobj 473 0 obj > endobj 474 0 obj > endobj 475 0 obj > endobj 476 0 obj > endobj 477 0 obj > endobj 478 0 obj > endobj 479 0 obj > endobj 480 0 obj > endobj 481 0 obj > endobj 482 0 obj > endobj 483 0 obj > endobj 484 0 obj > endobj 485 0 obj > endobj 486 0 obj > endobj 487 0 obj > endobj 488 0 obj > endobj 489 0 obj > endobj 490 0 obj > endobj 491 0 obj > endobj 492 0 obj > endobj 493 0 obj > endobj 494 0 obj > endobj 495 0 obj > endobj 496 0 obj > endobj 497 0 obj > endobj 498 0 obj > endobj 499 0 obj > endobj 500 0 obj > endobj 501 0 obj > endobj 502 0 obj > endobj 503 0 obj > endobj 504 0 obj > endobj 505 0 obj > endobj 506 0 obj > endobj 507 0 obj > endobj 508 0 obj > endobj 509 0 obj > endobj 510 0 obj > endobj 511 0 obj > endobj 512 0 obj > endobj 513 0 obj > endobj 514 0 obj > endobj 515 0 obj > endobj 516 0 obj > endobj 517 0 obj > endobj 518 0 obj > endobj 519 0 obj > endobj 520 0 obj > endobj 521 0 obj > endobj 522 0 obj > endobj 523 0 obj > endobj 524 0 obj > endobj 525 0 obj > endobj 526 0 obj > endobj 527 0 obj > endobj 528 0 obj > endobj 529 0 obj > endobj 530 0 obj > endobj 531 0 obj > endobj 532 0 obj > endobj 533 0 obj > endobj 534 0 obj > endobj 535 0 obj > endobj 536 0 obj > endobj 537 0 obj > endobj 538 0 obj > endobj 539 0 obj > endobj 540 0 obj > endobj 541 0 obj > endobj 542 0 obj > endobj 543 0 obj > endobj 544 0 obj > endobj 545 0 obj > endobj 546 0 obj > endobj 547 0 obj > endobj 548 0 obj > endobj 549 0 obj > endobj 550 0 obj > endobj 551 0 obj > endobj 552 0 obj > endobj 553 0 obj > endobj 554 0 obj > endobj 555 0 obj > endobj 556 0 obj > endobj 557 0 obj > endobj 558 0 obj > endobj 559 0 obj > endobj 560 0 obj > endobj 561 0 obj > endobj 562 0 obj > endobj 563 0 obj > endobj 564 0 obj > endobj 565 0 obj > endobj 566 0 obj > endobj 567 0 obj > endobj 568 0 obj > endobj 569 0 obj > endobj 570 0 obj > endobj 571 0 obj > endobj 572 0 obj > endobj 573 0 obj > endobj 574 0 obj > endobj 575 0 obj > endobj 576 0 obj > endobj 577 0 obj > endobj 578 0 obj > endobj 579 0 obj > endobj 580 0 obj > endobj 581 0 obj > endobj 582 0 obj > endobj 583 0 obj > endobj 584 0 obj > endobj 585 0 obj > endobj 586 0 obj > endobj 587 0 obj > endobj 588 0 obj > endobj 589 0 obj > endobj 590 0 obj > endobj 591 0 obj > endobj 592 0 obj > endobj 593 0 obj > endobj 594 0 obj > endobj 595 0 obj > endobj 596 0 obj > endobj 597 0 obj > endobj 598 0 obj > endobj 599 0 obj > endobj 600 0 obj > stream x+TT

    ИЗВЕСТНЫЕ ПОЛЯКИ И ПОЛЬКИ (3. Писатели/Поэты)

    Адам Мицкевич
    Издание в 1822 году книги «Баллады и романсы» польского народного певца положило начало эпохи романтизма в Польше. Знаменитая драма «Деды» (1823-1832 гг.), в соответствии с концепцией Мицкевича о миссианстве, определила Польше особую роль как освободителя народов, мученичества которого сравнимы с мученичеством Иисуса Христа.
    Витольд Гомбрович
    Автор повестей, драматург, создатель «Фердидурке» (1937 г.) и других сатирических произведений. Главной темой его творчества являлось несовершенство человеческой натуры.
    Хенрик Сенкевич
    Прозаик, лауреат Нобелевской премии в области литературы (1905 г.) за произведение «Кво Вадис», — книги, переведенной на многие языки и многократно экранизированной. Католическое мировоззрение автора в значительной степени сформировало его творчество. Произведения Сенкевича были переведены на 50 языков.
    Чеслав Милош
    Поэт, писатель, переводчик, литературный критик, награжденный Нобелевской премией в области литературы (1980 г.). Поэзия и эссэ Милоша проникнуты автобиографическими темами, воспоминаниями со времен эмиграции, рассуждениями религиозной и метафизической натуры, историческо-литературным анализом. В его творчестве можно также заметить пантеистические мотивы.
    Веслава Шимборская
    Поэтесса и переводчик, одна из немногочисленных женщин, награжденных Нобелевской премией в области литературы (1996 г.). Ее первые работы были созданы в духе соцреализма. Особого внимания заслуживают переполненные пессимизмом рассуждений относительно будущей судьбы человека, уложенные в кажущуюся каждодневность и написанные в достаточно иронической форме произведения Шимборской.
    Ричард Капустинский
    Исключительный писатель и журналист. На память о его многочисленных заграничных путешествиях остались репортажи, в которых отражена неспокойная история стран Латинской Америки, Азии и Африки. Особенно близкой его сердцу была именно Африка (он был свидетелем окончания колониальной эпохи), которой он посвятил много произведений, в том числе «Хэбан».


    10 современных польских писателей, которых вы должны знать

    Те, кто не знаком с Польшей, часто удивляются тому, как много она может предложить миру, от красивых городов до вкусной еды. Литература — еще одна область, в которой сияет Польша, и эти 10 современных писателей — отличные тому примеры. Если вы хотите познакомиться с польской сельской местностью, узнать кое-что об истории страны или отправиться в путешествие по Центральной и Восточной Европе, вы найдете здесь то, во что можно погрузиться.

    Польские Татры | © chichotek08/pixabay

    В свои 32 года Дорота Масловская стала настоящей восходящей звездой в мире польской литературы. Ее первый роман на английском языке « White and Red » или « Snow White and Russian Red » (польский: Wojna polska-ruska pod flaga biala-czerwona ) катапультировал ее в высшие эшелоны польских постмодернистских писателей и породил много споров, так как его вульгарный и циничный стиль письма вызвал много недоумений.Ее сторонники увидели в этом новшество, благодаря которому книга стала бестселлером в Польше, и она была немедленно переведена на несколько языков. С тех пор она продолжала писать романы и пьесы с большим успехом.

    Ольга Токарчук сначала училась на психолога, и это образование наряду с глубоким интересом к истории Польши и Центральной Европы часто встречается в ее работе. Он также часто приобретает характерный мифический оттенок, создавая увлекательные истории, которые дают новые и разные взгляды на борьбу страны за прошлые века.Ее первой книгой, опубликованной на английском языке, была « House of Day, House of Night » (по-польски: Dom dzienny, dom nocny ), которая рисует литературную картину Краянова, города, в котором она живет, и предлагает блестящее представление о Центральной Европейская история для тех, кто мало с ней знаком.

    Войцех Кучок зарекомендовал себя на польской культурной сцене не только как романист, но и как поэт, сценарист и кинокритик — писатель в самом прямом и широком смысле этого слова.Он вырос в Силезии, на юге Польши, и до сих пор тесно с ней связан. Его первая книга « Смрад » (по-польски: Gnoj ) сразу же получила две самые престижные литературные премии Польши. Затем он написал сценарий к фильму « Шрамы » (по-польски: Pregi ), получившему главный приз на Фестивале польского кино в Гдыне в 2004 году. Польская сельская местность, хорошее место для начала — чтение книг Веслава Мысливского.Он опубликовал свой первый роман в 1967 году, и с тех пор он неуклонно продолжает писать превосходную художественную литературу, отражающую окружающий его мир. Его работу начали переводить на английский язык только после падения коммунизма, но с тех пор перевод одной из его работ, Stone Upon Stone (польский: Kamien na kamieniu ), получил множество наград за лучший перевод. качество перевода. Он также получил польскую премию Nike, одну из высших польских литературных наград, в 1996 и 2006 годах.

    Анджей Стасюк, один из самых всемирно известных современных польских писателей, родом из любви как к Польше, так и к Восточной и Центральной Европе в целом. В 2000 году он получил награду Nike за « Путешествие в Бабадаг » (по-польски: Jadac do Babadag ), пьесу в стиле потока сознания, которую многие сравнивают с « В дороге » Джека Керуака из-за ее способа рассказать история путешествия из Прибалтики в Албанию.У него также есть небольшое издательство, которое он использует для распространения произведений других писателей из Центральной и Восточной Европы.

    Маленький польский городок | © uroburos/pixabay

    Несмотря на то, что Филип Спрингер получил образование журналиста и фотографа, его работа является примером того, как правда может быть еще более увлекательной, чем вымысел. В своей самой знаменитой на сегодняшний день работе « Медзянка: История одного исчезновения » (по-польски: Медзянка. История znikania ) он углубился в истории маленького городка, который был полностью стерт с лица земли, как хотя его никогда не существовало.Исследуя глубоко личные и трогательные истории этого города и его бывших жителей, Springer предлагает читателям яркое путешествие через вызовы, с которыми столкнулась Польша как страна.

    Лида Баарова, Томаш Батя, Хелена Вондрачкова, Карел Готт — это не польские исторические фигуры и иконы поп-культуры, но они все же одни из главных героев самой известной книги Мариуша Шигеля « Готланд ». Щигель увлекается чешской культурой, и Gottland рассказывает историю Чехии 20-го века через серию красочных, увлекательных и часто трагических историй о различных важных чешских деятелях.Каждая страна придерживается множества стереотипов, но этот роман получил Книжную премию Европы, по крайней мере отчасти, за способность раскрыть новую сторону обеих стран по отношению к другой — поляки получают новый взгляд на чехов, а чехи видят, что по крайней мере один Поул следил за их историями.

    Редко встретишь книги, подобные тем, что написал Игнатий Карпович. Его первая книга « Uncool », опубликованная в 2006 году, использует призму фантазии, чтобы взглянуть на Белосток, один из крупнейших городов Польши, и на живущих там молодых людей.Его вторая книга, «Чудо », является блестящим образцом гротеска, и слабонервным, вероятно, не следует ее читать. С тех пор он продолжает исследовать результаты смешения фантазии и реальности, в дополнение к написанию своего рода рассказа о путешествии в Эфиопию, в котором его собственный опыт сочетается с историческими и культурными элементами страны.

    Биркенау | © bady/pixabay

    Ханне Кралл, польской писательнице еврейского происхождения, было всего четыре года, когда нацисты вторглись в Польшу в 1939 году.Хотя большинство ее родственников погибли во время Холокоста, ей удалось выжить благодаря мужеству и самопожертвованию ее польских защитников. С тех пор она сделала писательство делом своей жизни, и неудивительно, что тема Холокоста часто поднимается в ее произведениях. Она изучала журналистику, и ее книги обычно посвящены различным аспектам истории Польши. Поскольку она была свидетельницей и Второй мировой войны, и коммунистического режима, найдется мало людей, которые лучше подходили бы для решения этих сложных тем в прозе.

    Когда-то ученик Ханны Кралл, Войцех Тохман — журналист и писатель, который отправляется в самые тревожные места на планете и открывает в своих произведениях самые трудные периоды в истории. Его самая известная работа — « Like Eating a Stone » (по-польски: Jakbys Jadla Kamien ), ставшая финалистом нескольких наград и рассказывающая одни из самых душераздирающих историй о боснийском геноциде в первой половине 1990-х годов. Его работы сложны и часто трудны для чтения, но мы продолжаем из-за желания понять истинные глубины как человеческих страданий, так и человеческой стойкости.

    10 лучших польских книг Джеймса Хопкинса | Книги

    Джеймс Хопкин выиграл конкурс рассказов Художественного совета с рассказом «Даже вороны говорят Краков». Его дебютный роман «Зима под водой», действие которого происходит в нескольких городах Европы, был опубликован издательством Picador в мягкой обложке на прошлой неделе.

    Польша внесла значительный вклад в мировую культуру, не в последнюю очередь в области литературы. Впервые я посетил эту страну в 1998 году и был поражен благоговением, проявленным к писателям и книгам, настолько, что позже я переехал туда, чтобы написать свой первый роман.Конечно, англоязычные издатели общеизвестно неохотно переводят какие-либо произведения, кроме классических, но небольшие издательства, такие как Twisted Spoon, Serpent’s Tail и, совсем недавно, издания CB, за это следует поздравить. Возможно, вам придется охотиться за одним или двумя титулами, перечисленными ниже, но, поверьте мне, вы будете вознаграждены.

    1. Собрание стихов, Збигнев Герберт (выходит в ноябре из Atlantic Books)

    Не только лучший поэт Польши, но и один из лучших поэтов 20-го века — он умер в 1998 году.Необъяснимо упущенная из виду Нобелевская академия, которая вместо этого чествовала двух его соотечественников, Чеслава Милоша (1980) и Виславу Шимборскую (1996), работа Герберта опирается на классицизм и мифологию, хотя часто высмеивает претензии любой системы на полноту. В 1981 году он отдал свой голос зарождающемуся польскому движению «Солидарность». Его ироничные стихи современные, европейские, озорные и часто захватывающие дух. Он повлиял на мой первый роман, и я отплатил ему тем, что взял подзаголовок — «Разговор со стихиями» — из строки его замечательного стихотворения «Путешествие».

    2. «Малый апокалипсис» Тадеуша Конвицкого (Dalkey Archive Press)

    Классическая мрачная сатира коммунистических времен, в которой борющегося писателя просят поджечь себя в знак протеста перед отвратительным дворцом Культура и наука в Варшаве. В «эпоху отмирания колдунов и прорицателей, всех тех пророков и мессий, которым не удалось спасти мир», Конвицкий вмешивается, чтобы предложить немного магии, немного поэзии и немного руководства в мрачном тоталитарном мире.

    3. Порнография Витольда Гомбровича (Марион Боярс)

    Сьюзен Зонтаг описала Гомбровича (1904-1969) как «одного из суперспорщиков 20-го века», и кто мы такие, чтобы не соглашаться? Бесспорный мастер-стилист польской литературы, Гомбрович предлагает в «Порнографии» роман о ролевых играх, вуайеризме и (одна из его неизменных тем) радостях затянувшейся незрелости. Только в прошлом году министр культуры Польши исключил из школьной программы его злобно-шутливые романы на том основании, что они развращают польскую молодежь.»Увы!» пишет Гомбрович. «После 30 лет мужчины становятся чудовищами!»

    4. «Прекрасная миссис Зайденман» Анджея Щиперского (Abacus)

    История следует за арестом Ирмы Зайденман, одной из последних выживших еврейских женщин в оккупированной нацистами Варшаве. С тонким балансом между поэтической нежностью и непоколебимым описанием жестоких реалий дня, Щиперски показывает нам переплетение жизней нескольких поляков, евреев и немцев, которые рискуют всем, чтобы спасти ее.Сам Щиперский участвовал в Варшавском восстании 1944 года, затем пережил концлагерь Заксенхаузен. Его опыт воплощен с шокирующим и трогательным блеском.

    5. Вымыслы Бруно Шульца (Пикадор)

    Самопровозглашенный «паразит метафоры», Шульц предлагает нам богатую поэзию трансформации. Волшебно нарисованное множество персонажей варьируется от эксцентричного отца на чердаке до Адель, горничной, к которой рассказчик питает самобичевательную любовь.Это кропотливое живое воспоминание о жизни в загроможденном магазине, которому угрожают торговцы на Улице Крокодилов. В один момент Шульц предчувствует мрачные предчувствия, а в следующий он взрывается красками и летит. Как он однажды объяснил, он пишет о «состоянии завороженной приостановки в личном одиночестве». И вы тоже будете очарованы.

    6. Дом Дня, Дом Ночи — Ольга Токарчук (Granta)

    Один из корифеев современной польской литературы, Токарчук когда-то была психиатрической медсестрой и любила Юнга.В своих работах она часто исследует границы между бодрствованием и сном. Действие этого мудрого и трогательного романа происходит в городе, расположенном на географической границе, и он неуклонно раскрывает тайны и мечты его разрозненных жителей, а также стал лауреатом престижной премии Nike в Польше. Также стоит открыть для себя «Прощай, плазма» («Витая ложка»), острую и остроумную коллекцию виньеток, написанную подругой Токарчук, Наташей Гёрке.

    7. Новые стихи Тадеуша Розевича (Книги Архипелага)

    Последний живущий по-настоящему великий польский поэт, которому, как и Герберту, не повезло, что два соотечественника присвоили ему Нобелевскую премию.«Новые стихи» переводят два последних сборника на польском языке этого 86-летнего поэта и драматурга. Солдат польской сухопутной армии во время войны, брат которого был убит гестапо в 44-м, Розевич видел, что «дома меня ждет задача: / Сочинять стихи после Освенцима». Он достиг этого с непоколебимым остроумием, остротой и порывом.

    8. «Сказки о Галиции» Анджея Стасюка (Витая ложка)

    Галиция была областью Австро-Венгерской империи, охватывавшей южную Польшу и западную Украину, которую Стасюк воссоздает в своих путешествиях, встречая на пути всевозможных очаровательных персонажей.Как и Токарчук, невероятно творческий Стасюк любит исследовать внутренние районы и богатый пласт историй, погребенных там. Он также является одним из предшественников современной польской литературы, высоко ценимым как в Германии, так и на родине.

    9. Касторп с картины Павла Хуэлле (Хвост Змея)

    Беря Ганса Касторпа из Волшебной горы Томаса Манна, Хьюэлл изображает студенческие дни неохотного молодого ученого в Гданьске. Возникают любовь и тайны, а также хитрое обвинение немецкого колониализма.Хуэлле, родившийся в Гданьске, является международно признанным автором, чьи другие романы, переведенные на английский язык, включают «Мерседес-Бенц», очаровательную дань уважения чешскому писателю Богумилу Грабалу, и «Кто был Давид Вайзер?». который быстро становится современной классикой.

    10. Смерть в Данциге, Стефан Чвин

    Волшебно-меланхоличный (т.е. типичный польский) роман, посвященный Ханеманну, немецкому врачу, оставшемуся в Данциге в конце войны после изгнания большинства немцев. Песнь неспокойной истории Гданьска/Данцига, Чвин восхищается тем, что сохраняется в такие неспокойные времена, от маленьких личных побед до целого ряда сбивающих с толку, часто волшебных объектов, все красиво вызванных.

    7 польских писателей и их книги, которые вы обязательно должны прочитать в этом году — Slavorum

    Помимо всемирно известного Адама Мицкевича и лауреатов Нобелевской премии Хенрика Сенкевича, Владислава Реймонта, Виславы Шимборской, Чеслава Милоша, Польша предлагает много невероятно талантливых писателей. Обычно в статьях, посвященных польской литературе, упоминаются классические авторы, те, кто написал книги, которые каждый ребенок должен прочитать в школе.

    Однако давайте будем честными — большинство этих книг — не самые захватывающие названия, которые вы можете себе представить.В этой статье вы найдете семь замечательных писателей, чьи книги вызовут у вас трепет и бессонницу.

    1. Джоанна Хмелевска

    Если вам нравятся криминальные истории, написанные в забавной форме, это идеальный писатель для вас. Хмелевская написала десятки книг, создавая сюжеты, от которых не спишь и не дышишь от смеха. Трудно выбрать одно название и описать его, но в ее книгах вы найдете персонажей, вдохновленных реальными людьми. Большинство ее сценаристов любят «Историю мертвеца», одну из самых безумных криминальных историй, которые только можно себе представить.Личность Хмелевской вдохновила главного героя. Его оценили не только в Польше, но и в России, где по этой истории был создан сериал.

    2. Густав Херлинг-Грудзински

    Писатель, чьи тексты артистичны, трогательны, но часто полны жестокости, связанной в основном со Второй мировой войной. Херлинг-Грудзинский поделился в своих произведениях всем, что у него было на сердце. Его самая известная книга «Разделенный мир» основана на мемуарах из советского ГУЛАГа. Сначала он был опубликован в Лондоне в 1953 году, а затем в подпольной прессе в Польше в 1980 году.Восемь лет спустя она появилась в книжных магазинах. Книга связана с «Записками из мертвого дома» Достоевского, которого Герлинг-Грудзинский очень ценил.

    3. Ольга Токарчук

    Когда вы впервые читаете ее книги, она может показаться вам странной. Сложные, но в то же время изысканные сочинения Токарчука стали одними из самых популярных в Польше и за рубежом. Как психолог, она создает книги, которые становятся коммерчески успешными и притягивают читателей.Ее книга «Бегуни» («Бегуны») стала одной из самых продаваемых книг в современной истории Польши. Если вы хотите совершить литературное приключение в странном, неизведанном и очаровательном месте, вам следует прочитать одну из книг Токарчук.

    4. Анджей Сапковский

    Вы слышали о всемирно известной игре The Witcher (Wiedźmin)? Самый уважаемый польский писатель-фантаст Анджей Сапковский создал образ ведьмака Геральта из Ривии в своем рассказе, но со временем он стал героем серии, состоящей из пяти томов.Более того, воображение Сапковского вдохновляло режиссеров фильмов и сериалов. Самым последним результатом увлечения Ведьмаком стала компьютерная игра, имевшая успех во всем мире.

    5. Кароль Бунш

    Он отвечает за придание новых лиц историческим персонажам, особенно периода династии Пястов. Он родился в 1898 году, и вся его долгая жизнь была связана с Краковом. Он написал около 20 романов, описывающих реальность средневековой Польши.Более того, он автор впечатляющей и увлекательной трилогии об Александре Македонском. В томе под названием «Олимпиады» мать Александра изображена так, что таланту Бунша позавидовал бы даже самый известный античный писатель. Он умер в 1987 году после долгой и продуктивной жизни. Банш остается жемчужиной исторического романа в Польше. После Хенрика Сенкевича он является наиболее ценимым автором, чье вдохновение было связано с историей.

    6. Яцек Денел

    Писатель молодого поколения, чье сердце полно поэзии.Его романы художественны и эстетичны. Кроме того, он также поэт, переводчик и художник. Польский лауреат Нобелевской премии Чеслав Милош рекомендовал свою первую книгу как исключительно качественную поэзию. Если вы хотите прочитать книгу, которая порадует вас своим невероятно красивым языком, вам следует прочитать одну из книг Денеля.

    7. Рышард Капущински

    Он был журналистом, который путешествовал по самым экзотическим уголкам мира, писал свои истории и встречался с интересными людьми.Он начал свое путешествие во времена, когда социализм не позволял большинству польских путешествий. Однако его любопытство было сильнее всего остального. Его всемирно известная книга «Император» охватывает многие аспекты польского социалистического региона. Его часто называют авторитетом в темах, связанных со странами, которые он посетил. Если вы хотите познакомиться с уникальным стилем Капущинского, прочтите «Путешествия с Геродотом».

    10 книг польских писательниц, которые мы хотели бы увидеть в переводе ‹ Literary Hub

    Польские книги в переводе? Требуется некоторое усилие, чтобы найти их в книжных магазинах, и еще больше усилий, чтобы прочитать о них в обзорных разделах газет и журналов или найти их в публичных библиотеках.А когда речь идет о книгах, написанных польскими женщинами из ? Ну, нужно ли говорить больше? Мы все это уже слышали. . .

    И все же есть множество хороших книг, написанных женщинами, которые публикуются в Польше каждый год, от высоколобой «литературной» фантастики (Ольга Токарчук, Магдалена Тулли и Виолетта Гжегожевская, и это лишь некоторые из них) до поэзии ( Уршула Козиол, Кристина Милобендзка, Эва Липска и Юлия Хартвиг) и вплоть до жанровой фантастики (криминальные тексты Катажины Бонды, Иоанны Йоделки и Кайи Малановской).Женщины также преуспевают, когда дело доходит до большой польской специальности, литературного репортажа (Малгожата Шейнерт, Ханна Кралл). Я мог бы продолжить. Как и везде, женщины часто привносят в свои тексты другую точку зрения, свежий подход, который может обогатить читательский опыт.

    По правде говоря, польским писательницам приходится нелегко — не только за границей, но и дома. Снова и снова бушуют споры о том, что женщинам труднее публиковаться, номинироваться на премии и выигрывать их.Может ли толчок к публикации большего количества произведений польских женщин за границей, особенно на англоязычных рынках, также улучшить их положение дома и дать им большее признание, которого, честно говоря, многие из них заслуживают? Мы можем никогда не узнать. Но одно можно сказать наверняка — книги из следующего списка должны быть куплены англоязычными издателями, и pronto !

    Итак, вот наша совместная подборка польских книг, написанных женщинами, которые, по нашему мнению, заслуживают перевода на английский язык.В следующем году, когда на Лондонской книжной ярмарке будет представлена ​​польская литература, давайте не будем забывать, что польские писательницы составляют ее бьющееся сердце.

    Юлия Федорчук, Nieważkość (Невесомость)
    Wydawnictwo Marginesy, 2015

    Главные герои Nieważkość — три женщины, связанные травмирующими событиями, произошедшими в молодости. Зузанна работает в варшавском рекламном агентстве, начальник отправляет ее в Афины, где она знакомится с молодыми художниками и набирает их для нового проекта.Хелена — мать двоих детей и работает уборщицей в конференц-центре Atena. Ева — бездомный мистик. Три женщины связаны своим прошлым. Все выросли в маленьком городке под Варшавой, были чем-то близки, но потом разошлись.

    Зачем переводить?
    Невесомость
     — один из лучших женских романов последних лет: он универсален, открывает множество интерпретаций, сложен и богат смыслами. Как и в более ранних сборниках рассказов Федорчука, в этом романе главными героями являются женщины

    .

    – Паулина Малохлеб

    Joanna Bator, Piaskowa Góra (Sandy Hill)
    Wydawnictwo W.А.Б., 2009

    В начале 1970-х шахтер по имени Стефан Хмура и его жена Ядзия поселились в самом большом многоквартирном доме панельного дома в Валбжихе. Роман представляет собой подробный рассказ о жизни и судьбе Стефана, Ядзии, их дочери Доминики и их матерей Галины и Зофии. Роман Батора представляет собой панораму социальной истории коммунистической Польши. Это также семейная сага, в которой основное внимание уделяется отдельным мелким драмам обычных людей. Другой акцент романа – женщины, их желания, стремления и страхи.

    Зачем переводить?
    Роман написан в ироническом тоне, ярким языком — смесь наивной, грубой речи и стиля плавного, выдержанного повествования. Таким образом, реплики, произносимые персонажами, смешиваются с голосом сверхсознательного, насмешливого рассказчика. Это создает своего рода отстраненность, как будто автор пытается установить свою позицию на полпути между сочувствием и насмешкой.

    – Дариуш Новацкий

    Вероника Мурек, Uprawa roślin południowych methodą Miczurina (Выращивание южных растений по Мичуринскому пути)
    Wydawnictwo Czarne, 2015

    Вероника Мурек творит мир, основанный на безудержном воображении и безудержной литературной свободе.Она пишет об адских персонажах, пойманных на тонкой грани между сном и пробуждением, между жизнью и смертью: Дева Мария вяжет носки для Иисуса перед мерцающим телевизором; скончавшаяся девушка готовится к собственным похоронам. Мурек смешивает разные литературные стили и обманывает чувства читателей. Короткие, плотные, почти афористичные предложения, ни слова лишнего. Это истории о повседневной жизни, но подаренные в ауре необычности.

    Зачем переводить?
    Вероника Мурек переносит своих читателей в знакомый им мир.Мы узнаем повадки его обитателей, интерьеры и пространства, в которых они живут, — мы были там…? Мы пытаемся разобраться, где мы находимся, какая это эпоха. Что-то подсказывает нам, хотя мы никогда не уверены, что это могла быть сельская местность в коммунистические времена. Или небольшой город? Или, может быть, столица? (…) Я представляю, как Мурек заводит эту огромную машину, сцена начинает вращаться, Мурек контролирует все ее элементы. Каждая деталь — каждый болт, двигатель, рычаг — хорошо смазана. Каждый работает точно, быстро и бойко.Искры летят. Мир оживает .

    – Доминика Берчиньска  

    Юстина Баргельская, Обсолетки (Рожденный спать)
    Выдачное рождение Чарне, 2010

    Хозяйка короткой формы, известная резкими переходами в теме, игривым синтаксисом, сдвигами регистра от разговорного к философскому, в отмеченном наградами Обсолетках ( Рожденный спать ) Юстина Баргельская исследует ландшафт повседневного существования, наши разочарования и унижения.Непоколебимым взглядом она сосредотачивается на смертности среди повседневной жизни, в том числе на смертности женщин, столкнувшихся с мертворождением ребенка. Это короткие пьесы, образующие целое повествование, пронизанное вспышками лирики, юмора, отчаяния и даже экзальтации.

    Зачем переводить?
    Баргельска противостоит табу, нарушая молчание о мертворождении и выкидыше. Без сентиментальности, с помощью интригующего языка она ломает стереотипы и усложняет представления о материнстве. Обсолетки состоят из 41 рассказа, которые на первый взгляд кажутся отдельными мини-сущностями. Однако, читая их вместе, мы убеждаемся в единой истории, которую даже не находим слов, чтобы назвать. . . Страшный, грустный, и в то же время обычный и светлый. Написано ярко сырым языком, сказано здесь и сейчас и при этом более аутентично. Все это — спорный сюжет, живой язык и игра контрастов делают чтение этих превосходных миниатюр необычайно запоминающимся.

    – Литературный салон (Предоставлено Марией Ястржебской)  

    Анна Янко, Mała zagłada (Незначительное уничтожение)
    Wydawnictwo Literackie, 2015

    Небольшая аннигиляция — научно-популярная книга, но она не читается как таковая: хотя Янко тщательно изучила свою тему, интимный контекст и ее личный литературный стиль превращают книгу в нечто вроде дневника исторической травмы.Матери Янко, поэтессе Терезе Ференц, было девять лет, когда ее село Сочи было сожжено немцами, а население уничтожено. В 37 коротких главах Янко реконструирует трагедию и вместе со своей матерью пытается ее пережить. Это книга о детях на войне и о том, как мы наследуем травму — фактическую и непоколебимую, но трогательную и нежную.

    Зачем переводить?
    Как и в репортаже Светланы Алексиевич, в этой книге война показана не только как трагический эпизод истории, но и как живое воспоминание, которое даже по прошествии многих лет настораживает нас как опасность, которая может повториться.

    – Александра Желязинская (предоставила Марта Дзюрош)

     

    Мария Янион, K obiety i d uch inności (Женщины и дух инаковости)
    Wydawnictwo Sic!, 2006

    Янион, которому сейчас 90 лет, настоящий знаток польской литературы. Академик, феминистка и литературный критик, она является автором около 20 книг, анализирующих и анализирующих историю польской литературы и более широкие культурные явления, например, миф о вампирах.Эта книга о реальных и вымышленных женщинах, объединенных в собственную «историю» Янион, кажется особенно подходящей для этого списка — некоторые из имен, которые она упоминает, могут быть незнакомы тем, кто не знаком с польской литературой, но это создает ощущение духовного признание тем более волнующим.

    Зачем переводить?
    Героиня — женщина, поборница философии различия, занимающая периферию культуры, подавленная или даже безгласная, здесь обретает право говорить и выражает свою идентичность, разрушает прежнюю систему культурных истин и аксиом.По мнению рецензентов этой книги, именно женщина заслуживает того, чтобы считаться эмблемой постмодерна.

    – Эва Наврочка (предоставила Марта Дзюрош)

    Ольга Токарчук, Ostatnie Historie (Последние истории)
    Wydawnictwo Literackie, 2004

    Этот роман ведущей писательницы Польши состоит из трех взаимосвязанных историй, каждая из трех героинь которых принадлежит к разным поколениям одной и той же семьи.В первом женщина средних лет по имени Ида разбивает свою машину в отдаленной сельской местности в разгар зимы и оказывается в гостях у пожилой пары на ферме для умирающих животных, которую Ида таинственным образом не может покинуть. Во втором мать Иды вспоминает о компромиссах, на которые она была вынуждена пойти в жизни, ожидая помощи после смерти мужа в их изолированном деревенском доме, также в глубоком снегу. В третьем дочь Иды сбежала от неудавшегося брака на экзотический остров Малайзии с восьмилетним сыном, но, несмотря на контраст обстановки, тема та же, что и раньше — она встречает загадочного мужчину, приехавшего на остров. остров, чтобы умереть, и кто сталкивает ее с правдой о себе.

    Зачем переводить?
    Final Stories представляет некоторые острые, универсальные истины через мощное повествование и необычную структуру. Хотя содержание, обстановка и стиль каждой из трех историй очень разные, они пересекаются и объединяются, образуя единое целое, исследуя некоторые общие темы и отношения с разных точек зрения. Это: смерть и то, как люди относятся к ней, когда она приближается к ним; отсутствие эмоционального удовлетворения; разорванные отношения с мужчинами — в каждом рассказе мужчины заметно отсутствуют, уехав или умерли; и, наконец, отсутствие общения внутри семьи — единственные эмоции, связывающие этих женщин, — это чувство долга и вины.Это грустная, но красивая и трогательная книга, для написания которой, должно быть, хватило смелости. Он остается с читателем навсегда.

    – Антония Ллойд-Джонс

    Hanna Krall, Wyjątkowo długa linia (Очень длинная очередь)
    Wydawnictwo a5, 2004

    Ханна Кролл пишет настоящие истории в стиле фантастики, но, несомненно, является королевой жанра репортажа. Эта тщательно проработанная книга читается как роман, но представляет собой подлинную историю жителей 400-летнего многоквартирного дома в самой старой части Люблина.Это еврейские семьи, и они с самого начала знают о своей судьбе; их отдельные истории являются фоном для надвигающегося Холокоста. Начиная с истории самого здания, Кролл обращает особое внимание на двух жителей, известных еврейских интеллектуалов — пожилую писательницу, поэтессу и драматурга Францишку Арнштайн и молодого поэта Юзефа Чеховича, который читал ей свои стихи. Пока она не выбрала переехать в Варшавское гетто, «чтобы быть со всеми остальными», а он пошел бриться и был убит бомбой, упавшей на парикмахерскую.Но их духи и здание продолжают жить.

    Зачем переводить?
    «Чрезвычайно длинная строка» названия — это дальнейшее существование жителей этого дома, а также самого дома. Кролл документирует не только богатые жизни и трагические судьбы своих подданных, но и их наследие в виде выживших потомков и вечной поэзии. Рассказывая свою историю в форме, похожей на соседскую болтовню, с многочисленными голосами и отступлениями, но не упуская из виду главную тему, она живо знакомит нас со своими персонажами и бросает вызов измерению времени — они в прошлом, но они также здесь с нами сейчас и останутся в будущем.

    – Антония Ллойд-Джонс

    Мария Кунцевичова, Тристан 1946
    Варшава: Чительник, 1967; много переизданий

    Тристан 1946 — захватывающая история, действие которой происходит в послевоенном Корнуолле, Лондоне и Нью-Йорке, но с сильным подтекстом травмирующих воспоминаний, которые постоянно возвращают главного героя, молодого ветерана Варшавского восстания и немецких лагерей, обратно в его переживания в родной Польше, как бы он ни старался их забыть.Его любовный роман с рыжеволосой ирландской красавицей, начавшийся на изрезанном побережье Корнуолла, следует развитию, аналогичному мифу о Тристане и Изольде , с несколькими другими персонажами, которые также играют параллельные роли. В то же время, однако, она разворачивается как ироническая критика этой самой модели исключительной эротической страсти, придавая ей множество современных поворотов и непредсказуемых отклонений, иногда юмористических, а иногда и трагических.

    Кунцевичова (1895-1989) была одной из трех выдающихся польских писательниц межвоенного и послевоенного периода, наряду с Налковской и Домбровской.Она была пионером психологической прозы и проницательным аналитиком материнства, далекого от традиционного польского стереотипа, еще одной сильной темы в Тристан 1946 , где главным рассказчиком является мать героя.

    Зачем переводить?
    Хотя современный Тристан — это польский эмигрант, чей британский опыт во многом отражает автобиографический опыт Кунцевичовой, тема « Тристан » делает его универсальной историей, открытой для всех, кто чувствует ее романтическую силу и все же боится ее врожденной обманчивости.Роман представляет собой демонстрацию психологического деконструктивизма, предвосхищая анализ романтической любви Дени де Ружмоном в его знаменитой книге «: Любовь в западном мире » (1975).

    – Урсула Филлипс    

    Pola Gojawiczyńska, Dziewczęta z Novolipek (Девушки с улицы Новолипки)
    Варшава: Рой, 1935; много переизданий

    Действие этого романа происходит в сплоченном сообществе бедного района в центре Варшавы незадолго до начала Первой мировой войны и возрождения Польши как независимого государства. трудности, стремления и разочарования, поскольку они ищут счастья и улучшения своей судьбы, движимые чувством естественной справедливости и солидарности друг с другом.Их «малая родина» — более актуальная для них, чем большая, — это сеть шумных узких улочек, очерчивающих границы их рабочего мира, пока некоторые из них хотя бы не оторвутся, хотя бы отчасти или только для того, чтобы противостоять личной трагедии. .

    Гоявичинская (1896-1963) писала социально ориентированную прозу, освещающую экономическое положение низших классов и особенно девушек из рабочего класса, дочерей простых ремесленников или матерей-одиночек, содержанок и проституток.

    Зачем переводить?
    Несмотря на нищету и лишения, выпавшие на долю героинь, это не мрачное чтиво.Теплый чуткий тон повествования и симпатия отдельных персонажей вызывают у читателя глубокую озабоченность их судьбой, которая выходит за рамки непосредственной социальной обстановки. Ярко схвачена смешанная община, в которую входят евреи и русские, а также поляки — это были те самые улицы, которые спустя четверть века окажутся внутри или сразу за стенами гетто.

    – Урсула Филлипс

    Путеводитель

    писателей по Польше: лучшие места для писательства!

    Вы писатель, который любит путешествовать? Подпишитесь, чтобы получать вдохновленные путешествиями творческие письма в ежемесячном информационном бюллетене, доставляемом вам БЕСПЛАТНО каждый месяц!

    Не могу поверить, что мне понадобилось столько времени, чтобы написать Путеводитель для писателя по Польше.Это страна, из которой моя семья, и поэтому я посещал ее чаще всего. Поэтому, естественно, за эти годы я искал и находил множество замечательных мест для письма в Польше .

    Хотя в Польше есть много других замечательных мест для самостоятельного писательского ретрита, я думаю, что эти лучше всего подходят в качестве базы для тех, у кого много отличных мест для писательства.

    Ниже вы найдете лучшие писательские места Польши, места для вдохновения и места для проживания в Варшаве, Кракове, Вроцлаве, Гданьске, Люблине, Закопане и Бещадах.

    Варшава

    Столица Польши, Варшава, является очевидным выбором для городского писательского центра.

    Куда писать: Варшава

    Тарабук

    Любите писать в книжных кафе? Я тоже. Это уютное маленькое пространство, загроможденное стопками книг, — место, где можно писать. Найдите удобный диван или кресло и проведите утро или день за письменами.

        
    Кафе Ведель

    Место на Краковском предместье — отличное место, чтобы посидеть за столиками на улице и понаблюдать за теми, кто идет или выходит со Староместской площади.

    Это также отличное место, если вы любите шоколад. Wedel — одна из самых известных шоколадных компаний в Польше, и, на мой взгляд, изюминкой ее кафе является горячий шоколад. Густой и насыщенный, на выбор несколько видов: темный, молочный или белый шоколад и даже с добавлением сиропов. Именно по этой причине эта сеть кафе является одним из моих любимых мест для писательства в Польше.

    Он также известен не менее сытными и вкусными десертами, так что посещение здесь удвоит тягу к сладкому.

    Кафе Пружна

    Это кафе находится за пределами туристического Старого города, рядом с Дворцом культуры и науки, недалеко от центрального железнодорожного вокзала и станций метро.

    Интерьер уютный, уровень шума не слишком велик для письма, а бесплатный Wi-Fi, безусловно, является плюсом, если вам нужно провести какое-то исследование. Либо сядьте внутри за небольшой круглый стол, либо возьмите столик снаружи.

    Парк Лазенки

    В этом гигантском парке есть много отличных мест для письма под открытым небом.Выберите сад, который вам нравится, найдите скамейку и пишите.

    Это также отличное место, чтобы сделать перерыв в писательстве. Обязательно посетите дворец, а если будете летом, отправляйтесь к статуе Шопена по воскресеньям на бесплатный концерт Шопена.

    Если вы поклонник Шопена (одна из моих любимых музыкальных композиций, которую я слушаю во время написания), не забудьте проверить этот пост о местах для посещения в Польше, связанных с Шопеном .

    Сад библиотеки Варшавского университета

    Если вам нравится писать на свежем воздухе, но вы хотите оставаться недалеко от Старого города (парк Лазенки находится немного далеко от центра города), то этот сад станет идеальным городским оазисом.

    В этом потрясающем саду, расположенном в основном на крыше библиотеки Варшавского университета, есть несколько зон отдыха. Хотя у меня не было времени писать здесь, в следующий раз, когда я буду в Польше, я обязательно воспользуюсь этим местом для написания.

    Где черпать вдохновение: Варшава

    Старый город

    Несмотря на то, что он был полностью разрушен во время Второй мировой войны, он был восстановлен, чтобы выглядеть точно так же, как когда-то. Это определенно самая туристическая часть города, и цены в ресторанах будут завышены, но это все же прекрасное место для прогулок.

    Посмотрите на площади, королевский замок, оборонительную стену 16 века и вид на реку Висла.

    Район Прага

    Для редкого взгляда на то, как могла бы выглядеть Варшава, если бы она не была почти полностью разрушена во время Второй мировой войны, район Прага известен как одно из немногих мест в Варшаве, где еще сохранились довоенные здания.

    Это лучшее место для прогулок, если вы хотите представить, как город выглядел раньше.Несмотря на то, что это одна из самых старых частей, теперь в ней есть модная атмосфера, смешанная со старым, что проявляется в красочном уличном искусстве, которое можно найти повсюду.

    Музей Варшавского восстания

    Если вы находитесь в процессе написания вдохновляющей сцены, независимо от жанра, вас наверняка вдохновит храбрость тех, кто участвовал в Варшавском восстании.

    Это может быть особенно источником вдохновения, если вы пишете YA, так как многие участники этого восстания 1944 года против нацистских оккупантов в Варшаве были молодыми людьми.

    Мультимедийный парк фонтанов

    Фонтан может и не звучать как источник вдохновения, но фонтан в этом парке им является. Каждое лето парк собирает огромные толпы желающих посмотреть мультимедийное шоу.

    С водными и световыми дисплеями, изображающими историю и сопровождаемыми музыкой, это действительно впечатляет. И это бесплатно!

    Хотите узнать больше? Посмотрите мой пост о чем заняться в Варшаве .

    Где остановиться: Варшава

    Гостиница Театро

    Апартаменты SleepWell Новы Свят

    Краков

    Будучи культурной столицей Польши и, возможно, самым красивым городом страны, Краков является одним из лучших мест для написания текстов в Польше.

    Куда писать: Краков

    Дзиуравы Коциол

    Это для фанатов Гарри Поттера . В переводе на «Дырявый котел» это подземное кафе немного похоже на подземелье, но с уютом гостиной Гриффиндора, а не Слизерина.

    У них много напитков и закусок, вдохновленных Гарри Поттером, а уютная атмосфера идеально подходит для волшебного дня, проведенного за писательством.

    Чайная Чайная Чайовня

    Интерьер в восточном стиле очень уютный, и если вы любите чай, то с удовольствием проведете здесь весь день.В меню огромное разнообразие чаев, так что вам будет из чего выбрать!

    Он также расположен в Казимеже, который является моим любимым районом в Кракове — прогуляйтесь по нему в перерывах между написанием статей.

    Кафе Ведель

    Как и в Варшаве, в этом кафе те же аппетитные шоколадные угощения. Если вам нужно выбрать один, лично мне это место нравится больше.

    Сидите ли вы в элегантном интерьере с высокими потолками или снаружи с видом на знаменитый рынок Кракова, вы обязательно найдете идеальное место для письма.

    Это довольно популярное кафе, и, поскольку оно находится на главной площади, здесь может быть довольно многолюдно и многолюдно. Но если вы не возражаете против небольшой суеты и даже черпаете из нее вдохновение для письма, ваше письмо будет процветать в этом кафе.

    Массолит Книги и Кафе

    Как вы увидите, в Польше есть много вариантов книжных кафе для написания статей. Это книжный магазин на английском языке, расположенный в Старом городе, хотя и не в туристической, многолюдной части.

    Возьмите напиток и уютное место и поищите книги, когда вам нужно больше вдохновения для письма.

    Где черпать вдохновение: Краков

    Главный рынок

    Главная площадь Кракова считается одной из самых красивых в мире, и она вполне заслуживает этого звания. На площади расположены рестораны и кафе со столиками на открытом воздухе и элегантным интерьером, а тканевый зал в центре площади — хорошее место, где можно купить сувениры от продавцов.

    Замок Вавель

    В этом замке есть чем заняться — здесь легко можно провести целый день.

    Потрясающий собор, который стоит посетить. Поднимитесь наверх, чтобы увидеть гигантские колокола, и вниз, чтобы увидеть гробницы польских королей и других важных людей. Здесь похоронены почти все самые важные люди в истории Польши.

    Затем отправляйтесь в сам замок, где вы найдете несколько разных музеев на выбор. И не забудьте купить билет в пещеру легендарного дракона!

    Нова Гута

    Писать антиутопию? Нова-Хута, ныне часть Кракова, была впервые создана советским правительством как отдельный город.Это должен был быть социалистический город-утопия, «идеальный» город, каким его представляли себе коммунисты.

    Но Новая Гута была далека от утопии, и у нее есть увлекательная история, о которой вы могли узнать в музее Новой Гуты после осмотра достопримечательностей района в стиле соцреализма.

    Хотите сделать больше в Кракове? Хорошо, потому что много. Посмотрите мои любимые занятия в Кракове .

    Где остановиться: Краков

    Апартаменты «Вояж Сити»

    Гостиница Коперник

    Вроцлав

    Старый город с юношеской атмосферой благодаря тому, что там учится много студентов университетов. Вроцлав — один из моих любимых городов в Польше, и в нем было множество мест для писательства.

    Куда писать: Вроцлав

    Котон Кофе и Кошки

    Поскольку во Вроцлаве так много студентов, здесь много модных кафе. Это одна из них. И это для любителей кошек.

    Так что, если вы любите писать вместе с пушистым другом, загляните сюда за кофе, пирожными и обнимашками.

    Чарна Магия

    Мне очень нравится интерьер этого кафе. Это так элегантно с люстрой и открыто с большим окном. Обилие зелени оживляет место, а выбор блюд и напитков велик.Либо зайдите утром на пирожное и кофе или чай, либо днем ​​на обед или ужин и коктейль.

    Klubokawiarnia Mleczarnia

    Уютный деревенский старомодный интерьер, а также открытая площадка для солнечных дней. Это хорошее место, чтобы отправиться на плотный завтрак, чтобы сопровождать вашу утреннюю писательскую сессию.

    Каварня Литератка

    Это кафе когда-то было популярным местом встречи польских писателей в коммунистическую эпоху. Это также книжное кафе, и вы можете почитать книги, если хотите.Похоже на самое идеальное место для письма в Польше? Я так думаю.

    Где черпать вдохновение: Вроцлав

    Рынок

    Как и во всех старых городах Польши, главная площадь — отличное место для изучения в поисках вдохновения для письма. Он по-прежнему остается центром города и одной из самых исторически значимых частей города.

    Полюбуйтесь красивой старинной архитектурой и людьми и, возможно, загляните в кафе или ресторан под открытым небом.

    Музей Мицкевича

    Возможно, один из самых известных писателей Польши, ни один писатель не должен уезжать из Вроцлава, не узнав о нем больше в этом музее.Экспонаты потрясающие, и они также отлично показывают, какой была жизнь в его время.

    Гидрополис

    Научный музей о воде может показаться не слишком интересным, но это так. Вода — это то, что мы можем считать само собой разумеющимся, но это один из самых важных ресурсов в мире. Я уверен, что любой писатель любого жанра мог бы покинуть Гидрополис хотя бы с одной писательской идеей!

    Вроцлавский мультимедийный фонтан

    Помните тот, о котором я упоминал в Варшаве? Этот тоже крут! Они напоминают мне подобные световые и водные шоу в Сингапуре.

    Этот фонтан тоже находится рядом с Японским садом, очень красиво!

    Где остановиться: Вроцлав

    Мост Вроцлав – MGallery

    Гданьск

    Гданьск, пожалуй, самый известный город на севере Польши для самостоятельного писательского ретрита в историческом городе у моря.

    Куда писать: Гданьск

    Лен

    В этом кафе с уютным и уникальным интерьером и красивой открытой террасой приятно писать.У них также есть хороший выбор кофе и коктейлей, в зависимости от вашего настроения.

    Друкарния

    Хороший wi-fi, розетки для зарядки ноутбука, приятная атмосфера и вкусные напитки — в этом кафе есть все для отличного писательского дня. Кроме того, «друкарния» означает типографию, так что вы можете мечтать о будущем, когда ваша незавершенная работа будет завершена и отправлена ​​в печать.

    Цукерня-Сова

    В эту популярную сеть пекарен стоит зайти за угощениями, а расположение на улице Длуга в центре города делает ее стоящей для того, чтобы писать в ней.Несмотря на небольшой размер, он уютный и находится в прекрасном месте, где можно остановиться, изучая исторический центр города.

    Где черпать вдохновение: Гданьск

    Янтарное небо

    Это колесо обозрения расположено на небольшом речном островке в центре города, поэтому с него открывается великолепный вид на город с высоты птичьего полета! Не знаю, как вам, а мне нравится менять перспективу, когда видишь новое место сверху.

    Подсказка по написанию : [Это была предыдущая подсказка для написания Voyage Scribe, и продолжение AmberSky может вам помочь!] Напишите рассказ с точки зрения птицы, пролетающей над местом, которое вы посетили.

    Улица Длуга

    Эта улица (Длинная улица), пожалуй, самая важная. Здесь есть множество исторических ворот и зданий, которыми можно полюбоваться, и не пропустите знаменитую статую Нептуна.

    Stocznia Cesarksa (Императорская верфь)

    Если вы мало что знаете об истории Польши во времена коммунизма или хотите узнать больше, эту часть истории нельзя пропустить. Забастовки на этой верфи породили движение «Солидарность», которое в итоге привело к свержению коммунизма в Польше и вызвало эффект домино в остальной части Восточной Европы.

    Пляжи

    Поскольку Гданьск расположен на берегу моря, у него есть множество вариантов пляжа. Некоторые из них находятся недалеко от города, или вы можете исследовать больше побережья Балтийского моря и использовать Гданьск в качестве своей базы.

    Улица Пивна

    Пишите пьяным, редактируйте трезвым. Если это ваша философия, на этой улице, переведенной как Beer Street, вы найдете бары.

    No to Cyk — интересный бар для посещения, даже если вы не хотите напиваться, так как он оформлен в старом коммунистическом стиле.

    Вестерплатте

    Недалеко от Гданьска находится Вестерплатте, место, где началась Вторая мировая война. Определенно стоит совершить однодневную поездку, чтобы исследовать разбомбленные руины и отдать дань уважения мемориалу.

    Где остановиться: Гданьск

    Дом Готик

    Люблин

    Другим важным историческим городом Польши является Люблин, расположенный на востоке. Он не так популярен, как другие города Польши, о которых я уже упоминал, а это значит, что здесь немного меньше туристов, но все же здесь есть на что посмотреть — и много мест для написания статей.

    Куда писать: Люблин

    Кафе Ведель

    Как и в других городах Польши, я чувствую необходимость включить кафе Wedel, потому что лично я люблю его посещать. Верх этого дома был пуст, когда я пришел, и элегантное, удобное кресло, на котором я сидел и писал, ожидая своего завтрака из густого горячего шоколада и яичницы-болтуньи, было идеальным местом для письма.

    Мендзы Словами

    Если вы читали другие мои Путеводители для писателей , вы знаете, что я люблю книжные кафе и всегда буду включать их в свои путеводители.Есть что-то такое в писательстве, когда вас окружают готовые работы других, что так успокаивает.

    Что мне понравилось в этом кафе, так это то, что в нем было несколько залов на выбор, все уютные и с причудливым декором. У них также был очень большой выбор чая, из-за чего было трудно выбрать только один!

    Где черпать вдохновение: Люблин

    Люблинский замок

    Этот средневековый замок имеет важную историю в Польше, и, возможно, наиболее ценной его частью является Часовня Святой Троицы.Эта часовня 14 го века славится изысканными росписями, покрывающими все стены, и она действительно красива.

    Музей под открытым небом Люблинская деревня

    Этот музей под открытым небом предоставит вам отличный исторический взгляд на то, какими были сельские деревни в Польше. С милыми домиками и этнографическими экспонатами вы найдете все необходимое для вдохновения, чтобы написать историческую историю, происходящую в польской деревне.

    Майданек

    Майданек находится не в Люблине, а неподалеку — нацистский концлагерь.Хотя он и не такой большой и знаменитый, как Освенцим, он все равно оставит незабываемые впечатления. Большая часть лагеря была разрушена нацистами, когда они бежали из него, но некоторые из них были реконструированы как свидетельство темной истории, которая там произошла.

    Где остановиться: Люблин

    Отель Альтер

    Новомейская 17

    Закопане (Татры)

    Возможно, это самый популярный и известный базовый город в Польше для изучения гор. Этот город является идеальным местом для писателей, любящих горы и природу, полных прекрасных мест для написания.

    Куда писать: Закопане

    Кафе Саманта

    Хоть это кафе и маленькое, но интерьер очень приятный, и я нашел розетку, чтобы зарядить свой ноутбук, пока писал здесь. Выпечка потрясающая, так что будьте готовы получить больше одной, если останетесь здесь достаточно долго, чтобы соблазниться!

    STRH Арт-кафе Bristo

    Это стильное кафе расположено на главной улице Закопане. В нем есть места как в помещении, так и на открытом воздухе, и это хорошее место, куда можно пойти, если вы хотите отдохнуть от покупок, чтобы написать.

    Restauracja Po Widoku- Губалувка

    Так что это место не в Закопане, но небольшая прогулка или поездка на канатной дороге в эту крошечную горную деревню открывает великолепный вид на Закопане внизу. Вы также увидите некоторые из самых известных горных вершин в Татрах.

    Интерьер выполнен в деревенском горном стиле, но я думаю, что лучшая часть — это столики на открытом воздухе, где вы можете лучше наслаждаться видом.

    Где черпать вдохновение: Закопане

    Походы

    Татры наиболее популярны как место для пеших прогулок, поэтому вы не можете уехать без горного воздуха, наполненного письменным перерывом с великолепными пейзажами.

    Если у вас есть время только на одну прогулку между написанием книг, я бы порекомендовал Морское Око и/или Долину Пеньчу Ставов. Оба похода ведут к альпийским озерам, а между ними есть тропа, так что вы можете пройти оба за день.

    Ознакомьтесь с некоторыми другими моими рекомендациями по походам в Польше здесь.

    Где остановиться: Закопане

    Pokoje Goscinne Benita

    Отель и спа Ариес

    Бещады

    В качестве менее туристического, уникального и столь же красивого горного направления в Польше Бещады являются лучшим выбором: особенно для писателей.Этот регион Польши исторически известен тем, что привлекает толпу художников, в том числе писателей, и поэтому является одним из лучших мест для сольного писательского ретрита в Польше.

    Куда писать: Бещады

    Сикиерезада

    Этот бар известен тем, что снялся в одноименном фильме. Он также известен уникальной артистичной публикой, которую он привлекал.

    Внешний вид может привлечь ваше внимание, но действительно примечательным является интерьер, наполненный причудливыми, уникальными украшениями, особенно в задней части бара, где вы заказываете и получаете еду и напитки.

    Больше всего в этом месте мне больше всего нравились книги со стихами и другими сочинениями, написанными бывшими посетителями бара. Они на польском языке, но, возможно, попросить перевести один из них может быть способом начать разговор с местным жителем.

    Здесь может быть тесно, так что это не лучшее место, если вам нужна тишина, чтобы писать. Но это отличное место, если вы любите писать в кругу интересных людей.

    Госцинец-у-Бацы

    Если вы предпочитаете тишину для письма, я нашел это соседнее маленькое, но уютное место, где можно было попрактиковаться, и там также была хорошая дешевая еда.На террасе наверху есть места для сидения на свежем воздухе, а также наверху были маленькие уютные комнаты, которые, как мне показалось, идеально подходят для писательства.

    Baza Ludzi z Mgły

    С теми же владельцами, что и у Sikierezada (или, как я предполагаю, исходя из точно такого же меню), он столь же уникален и причудлив. Я зашел поздним утром на чай, и он был пуст, так что идеально подходит для тихого места для письма, прежде чем он станет более занятым в конце дня.

    Кременарос

    Это общежитие, но в нем есть ресторан, который может посетить каждый.Однажды я ужинал здесь и был очарован этим местом. Наслаждаясь вкусным бургером, я просмотрел старые книги, лежащие возле моего стола, и немного почитал.

    Прекрасная атмосфера царит во всех Бещадах, и это место не исключение. Он маленький, поэтому не будет слишком громким и станет отличным местом для письма.

    Где черпать вдохновение: Бещады

    Походы

    Это самое популярное занятие в Бещадах.Есть много разных маршрутов, по которым вы можете пойти, хотите ли вы полюбоваться красивыми пейзажами или получить урок истории в этом очаровательном регионе.

    Если вы отправляетесь в поход осенью, ознакомьтесь с дополнительной информацией в посте о моих любимых осенних походах в Польше (это одно из лучших времен для похода в Бещады с разноцветными листьями).

    Церков (Православные Церкви)

    Деревянные уникальные церкви имеют важные исторические связи с регионом, и хотя большинство из них были преобразованы в католические церкви, уникальная архитектура сохранилась.

    Я посетил церковь Святого Микеланджело (впервые воздвигнутую в 1791 году), и там была хорошая информация об истории церкви, которая мне очень понравилась.

    Где остановиться: Бещады

    Кременарос

    Обьержа Бесиско


    У тебя есть любимое место для творчества в Польше? Поделитесь им в комментариях ниже!

    Если вы никогда не были в Польше, какие места для письма кажутся вам наиболее привлекательными? Я хотел бы знать!

          

    польских книг.Современные польские писатели

    Польские писатели могут быть не так знакомы русским читателям. Однако классический пласт литературы этой страны весьма самобытен и особенно драматичен. Возможно, это связано с трагической судьбой польского народа, многовековыми завоеваниями и разделами земель, с гитлеровским нашествием, разрушением страны и трудным ее восстановлением из руин.

    Однако польские писатели известны нам с другой стороны, как ярчайшие представители таких популярных жанров, как научная фантастика и иронический детектив.Поговорим о самых заметных польских писателях 20-го и 21-го века, чья слава вышла за пределы родной страны.

    Сенкевич Хенрик

    В конце 19 века Сенкевич стал самым известным польским писателем. Книги польских писателей нечасто удостаиваются крупнейших мировых премий, но Сенкевичу в 1905 году стало присуждено все его литературное творчество.

    Одно из самых известных его произведений — историческая сага «Огнем и мечом», повествующая о Речи Посполитой.В 1894 году он написал свое очередное знаковое произведение Quo Vadis в русском переводе «Камо грядеши». Этот роман о Римской империи закрепляет за Сенкевичем славу мастера исторического жанра в литературе. По сей день этот роман остается очень популярным и переводится на разные языки. Следующим его произведением стал роман «Крестоносцы» о нападениях Тевтонского ордена на Польшу.

    С началом Первой мировой войны Сенкевич уехал в Швейцарию, где скончался в 1916 году и был там похоронен.Позднее его останки были перезахоронены в Варшаве.

    Лем Станислав

    Польский писатель-футурист известен во всем мире. Ему принадлежат такие известные произведения, как «Солярис», «Эдем», «Голос Господень» и другие.

    Родился в 1921 году в городе Львове, который тогда был польским. Во время немецкой оккупации чудом не оказался в гетто благодаря поддельным документам. После окончания Второй мировой войны по программе репатриации переехал в Краков, где учился на врача.В 46 лет Лем публикует свой первый рассказ, а уже в 51 публикуется его дебютный роман «Космонавты», моментально сделавший его знаменитым.

    Все творчество писателя можно условно разделить на несколько групп. Одно — серьезные произведения в духе научной фантастики. Другое написано им как писателем-сатириком. Это такие гротескные произведения, как «Кибериада» и «Мир на Земле».

    Гомбрович Витольд

    Польский драматург периода 50-60-х годов 20 века.Его первый крупный роман «Фердидурка» имел широкий резонанс. Он навсегда разделил литературный мир Польши на поклонников и критиков своего творчества, среди которых были и другие польские писатели.

    За месяц до начала Второй мировой войны Гомбрович отплыл на теплоходе в Аргентину, где в изгнании пережил страшные годы войны. После окончания военных действий писатель понимает, что его творчество забыто на родине, но и за рубежом славу снискать непросто. Только в середине 50-х его старые произведения стали переиздаваться в Польше.

    В 60-х годах к нему вернулась популярность, во многом благодаря новым романам «Космос» и «Порнография», которые вышли во Франции. В истории мировой литературы Витольд Гомбрович остался мастером слова и философом, не раз вступавшим в спор с историей.

    Вишневский Януш

    Мало кто из современных польских писателей так известен в мире, как Януш Вишневский. Несмотря на то, что сейчас он живет во Франкфурте-на-Майне, его произведения всегда окрашены неповторимым очарованием польской прозы, ее драматизмом и лиризмом.

    Дебютный роман Вишневского «Одиночество в сети» о виртуальной любви буквально взорвал мир. В течение трех лет книга была бестселлером, ее экранизировали и перевели на множество языков.

    Хмелевская Иоанна

    Произведения госпожи Хмелевской не считаются высокой настоящей литературой, и это неудивительно, ведь ее жанр — Впрочем, в известности ей не откажешь. Книги Хмелевской стали такими популярными не только благодаря интригам и хитро закрученным детективам, но и благодаря обаянию ее персонажей.главная героиня Многие книги были скопированы с автора — смелая, ироничная, умная, бесшабашная миссис Джон никого не оставила равнодушным. Остальное Хмелевская списала со своих друзей, родственников и коллег. По велению ее фантазии многие становились жертвами или преступниками и, как потом со смехом замечали, так и не смогли избавиться от навязанного образа.

    Собственная жизнь подкинула ей массу сюжетов — любовные романы, головокружительные встречи, путешествия и куда менее приятные события Вторая мировая война, оккупация Варшавы, непростая экономическая судьба страны.Все это привнесло в ее книги тот живой язык и острый юмор, которые распространились далеко за пределы ее родной страны.

    Классик украинской литературы в одном из своих стихотворений писал, что надо учить и свое, и чужое. Эти слова Тараса Шевченко следует воспринимать не столько как общее напутствие, сколько как конкретный совет всем, кто сегодня изучает иностранный язык.

    Чтобы успешно войти в другое культурное пространство, нужно не только знать язык, но и знать наследие этой страны.Поэтому «Розмовляй» отобрал имена лучших современных польских писателей. Случайно вспомнив произведения этих авторов, вы сразу войдете в тесный круг общения любого поляка.

    Леденящие душу загадки

    Если вы любите книги, повышающие прилив адреналина, и ваш мозг активно ищет подсказки, то современная польская литература изобилует рядом авторитетных имен.

    Marek Krajewski — произведение писателя сочетает в себе элементы черного детектива и хоррора.Роман «Śmierć w Breslau» уже переведен на 18 языков мира, а в 2016 году вышла новая книга автора под названием «Насмешка».

    Зигмунт Милошевский — самое яркое имя в мире польского сыщика. Ужастик «Домофон», цикл романов о комиссаре Шацком «Увикланье», «Жарно правды», триллер «Безценный» и многие другие романы ждут читателя на книжных полках.


    Катажина Бонда — писательница ввела в польский детектив новый тип героя.Хуберт Мейер, полицейский психолог, помогающий в раскрытии уголовных дел, стал любимым персонажем современного польского читателя. Этот персонаж появляется в романах «Справа Нини Франк», «Тылко мартви не клами» и «Флорисце», а также иногда в «Окуларнике».


    Ремигиуш Мроз — роман «Ревизия» выделяется своей многоплановостью, ведь он заставляет нас разгадывать не одну и только одну загадку. В 2016 году писатель получил ведущую польскую премию за роман «Касация».

    О чувствах и отношениях

    Если вы не любите детективы, то легко найдете авторов, создающих более чувственную литературу. Польские писатели этого направления не только порадуют качественными текстами, но и очаруют разнообразием сюжетов.

    Janusz L. Wiśniewski — автор выделяется интересным взглядом на чувства между мужчиной и женщиной. Писатель известен нашему читателю благодаря роману «Самотность в сиеци», но почему бы не прочитать хорошую книгу в оригинале.В 2016 году вышел новый романс «Udręki braku pożądania».


    Кристина Мирек — книги этой писательницы особенны тем, что в них всегда счастливый конец. Рекомендуем роман «Охота на бабочек» — улыбка после прочтения гарантирована!


    Может, пофантазируем?

    Если вы любите фантастику или фэнтези, то в этом направлении польские авторы проявили себя по максимуму.Книги этого жанра давно вышли за пределы Польши, и речь идет не только о культовом Станиславе Леме.

    Анджей Сапковский — именно этот писатель сегодня является авторитетом в мире польской фантастики. Анджей Сапковский – создатель образа Ведьмака, на основе которого сняты фильмы, комиксы и компьютерные игры… Творчество писателя богато, но начать можно с «Ведзмин», «Крю эльфов», «Сезон бурз».


    Анджей Пилипюк — автор серии сатирических и мистических рассказов о Якебе Вендровиче, покоривших читателей всего мира.Анджей считается создателем социально-сатирического движения в польской научной фантастике. Рекомендуем «Чаровник Иванов», но стоит также обратить внимание на книгу 2016 года «Конан дестилятор».

    Яцек Пекара — произведение этого писателя популярно среди читателей и признано литературными критиками… Начать знакомство стоит с дебютного рассказа «Wszystkie twarze szatana», также не пропустите «Labirynt», «Lowcy dusz». » и другие.

    Это всего лишь несколько интересных авторов современной Польши.«Размовляй» рекомендует, так как вы не только приятно проведете время за чтением их произведений, но и легко найдете общий язык с поляками! Гарантия «вырасти»! Всем, кто планирует связать свою жизнь с литературой, рекомендуем

    Четверо польских писателей удостоены Нобелевской премии по литературе. Кто они и кто может быть следующим? С момента учреждения Нобелевской премии по литературе в 1901 году ее лауреатами становились четыре раза польские писатели. Если бы Нобелевская премия по литературе была соревнованием между командами из разных стран, Польша заняла бы восьмое место после Швеции, Италии, России и Испании и опередила бы Ирландию, Норвегию и Японию.Если мы добавим писателей, родившихся в Польше, список будет намного больше. В него войдут такие имена, как: Шмуэль Йозеф Агнон (родился в Бучаче, писал на иврите), Башевис-Зингер (родился в Леонцине, писал на идише) и Гюнтер Грасс (родился в Гданьске, писал на немецком языке). А мы ограничимся теми, кто писал по-польски.

    1905: Хенрик Сенкевич

    Вопреки распространенному мнению, Генрик Сенкевич не получил Нобелевской премии за эпический роман 1896 года о Древнем Риме «Quo Vadis».Причина этой ошибки кроется в огромной популярности романа. Жюри присудило Сенкевичу премию за «Выдающийся талант эпического писателя», и когда Карл Давид аф Вирсен, секретарь Шведской академии, вручал ему награду, он подчеркнул важность и значение другой работы Сенкевича, «Потоп», на несколько случаев. Эта историческая трилогия, действие которой происходит в Польше 17 века во время великих исторических потрясений, прославляет сарматские традиции и питает польские патриотические надежды.В своей речи на торжественной церемонии Сенкевич подчеркнул, что Нобелевская премия имеет особое значение для сына Польши — страны, которой в тот момент даже не было на карте. Писатель, в частности, сказал: «Говорят, что Польша мертва, истощена, лишена воли, и вот доказательство ее жизни и триумфа. Я хотел бы воскликнуть, подобно Галилею, «E pur si muove» — ​​теперь, когда весь мир стал свидетелем признания достижений Польши и ее гениальности.

    1924: Реймонт

    Интересно, что в начале 1920-х годов одним из главных «нобелевских» соперников Реймонта был другой польский писатель Еромский.Более того, многие считали, что у Еромского больше шансов получить премию, а резкая критика, обрушившаяся на него после выхода в 1922 году его якобы антинемецкого романа «Ветер с моря», вкупе с германофилией шведского жюри принесли Реймону предстоящий. Обошел победитель и таких фаворитов, как Томас Манн (своей премии ему пришлось ждать еще 5 лет), Максим Горький и Томас Харди. Реймон получил премию за свой четырехтомный «Великий национальный эпос», в котором рассказывается об одном году жизни крестьян в маленькой деревне недалеко от Лодзи.Роман был написан в 1901–1908 годах, а шведский перевод появился только в 1921 году (другой известный роман Реймонта «Земля обетованная», за экранизацию которого Анджей Вайда был номинирован на «Оскар» — был переведен годом ранее). В тот момент Раймонд находился на лечении в Ницце и не смог вовремя прибыть в Стокгольм на церемонию награждения, так как его здоровье резко ухудшилось. Писатель умер в следующем году в Польше в возрасте 58 лет. Незадолго до смерти он написал в письме другу: Какая ирония судьбы: Нобелевская премия, деньги, всемирная слава — и человек, для которого потребность раздеться становится пытка.Вот она, квинтэссенция иронии жизни.

    1980: Чеслав Милош

    Швеция, Церемония вручения Нобелевской премии, 1980 год. Чеслав Милош получает Нобелевскую премию из рук шведского короля Карла XVI Густава. Присуждение Нобелевской премии по литературе 1980 года Чеславу Милошу было расценено как политический шаг. Решение жюри присудить премию польскому поэту-эмигранту (Милош бежал на Запад в 1951 г. и жил в США с 1960 г.) в том же году, когда появилось польское профсоюзное движение «Солидарность», было истолковано как жест поддержки Запада. политические изменения в социалистическом лагере.В мотивации этого решения ощутимы и политические нотки: премия присуждается поэту, «с мужественным ясновидением показавшим беззащитность человека в мире, раздираемом конфликтами». В то время Милош был известен на Западе прежде всего как автор «порабощенного разума». Однако эта точка зрения несправедлива, поскольку Милош, пожалуй, больше, чем любой другой польский нобелевский лауреат, — заслужил эту премию именно за литературное творчество… В Нобелевской речи Милош избегал политических тем.Вместо него он сделал главным героем своего выступления Нильса Голерсона, главного героя «Чудесного путешествия Нильса с дикими гусями» Сельмы Лагерлеф, любимой книги детства Милоша. По словам Милоша, этот маленький мальчик, который путешествует на спине гуся и смотрит на мир издалека, и в то же время замечает мельчайшие детали, символизирует роль поэта. Развивая эту метафору и размышляя о своих любимых писателях, Симоне Вейли о Уильяме Блейке, Милош выразил свое поэтическое кредо: Вот как Земля, увиденная сверху в вечном настоящем, и Земля в восстановленном времени могут служить материалом для поэзии.Через шестнадцать лет после присуждения Нобелевской премии Чеславу Милошу ее лауреатом стал польский поэт.

    Вислава Шимборска

    Она получила награду «за поэзию, описывающую исторические и биологические явления в контексте человеческой реальности с предельной точностью». По сравнению с Милошем Шимборская может показаться поэтом с меньшими интеллектуальными масштабами и амбициями. Ее сфера – будни, маленькие радости и печали. обычный день, и все это с теплой иронией, стал визитной карточкой ее поэзии.Поэтесса, известная своей скромностью и нежеланием публичности, сначала была потрясена ажиотажем в СМИ в связи с присуждением Нобелевской премии (говорят, первой ее реакцией было: «Господи, зачем?…»). И все же ей удалось пережить нобелевскую суету (или, по ее словам, Нобелевскую трагедию) с присущим ей обаянием и умом. Свою Нобелевскую речь она начала словами: «Когда произносишь речь, первая фраза считается самой важной. Поэтому я уже оставил его позади…» Следующие пятнадцать лет до своей смерти в 2012 году Шимборская редко появлялась на публике, ведя довольно замкнутый — не считая общения с друзьями и близкими ей людьми — образ жизни. Кто следующий? Многие годы Ружевич и Конвицкий находились в списках кандидатов на Нобелевскую премию. С их смертью (в 2014 и 2015 годах) шансы польской литературы упали. Одним из фаворитов продолжает оставаться польский поэт Адам Загаевский, а в последнее время в контексте Нобелевской премии заговорили об Ольге Токарчук.

    Польская литература зародилась в далеком XII веке. из анналов и хроник и с тех пор постоянно развивалась. На сегодняшний день литературное наследие Польши огромно, а польские писатели и поэты известны во всем мире. Мы подготовили 10 популярных книг польских авторов разных жанров и эпох, которые стоит прочитать.

    1. «Огнем и мечом» Хенрик Сенкевич

    («Огнем и мечем» Хенрика Сенкевича)

    «Речь Посполитая была опустошена, Украина тоже была опустошена.Волки выли на развалинах городов; недавно цветущая земля превратилась в гигантскую гробницу».

    «Огнем и мечом» — первая часть исторической трилогии, в которую также вошли книги «Всемирный потоп» и «Пан Володыевский». Роман был написан в 1884-1888 годах. В книге описаны события украинско-польской войны 1648 — 1657 годов под предводительством Богдана Хмельницкого. Однако основной сюжетной линией является история любви Яна Скшетуского и Елены Курцевич.

    Известный польский режиссер Ежи Гофман снял одноименный фильм по роману, главную роль в котором сыграл украинский актер Богдан Ступка.

    2. «Дзяды» Адам Мицкевич

    («Дзяды» Адама Мицкевича)

    «Дзяды» — стихотворение одного из величайших поэтов Польши Адама Мицкевича, написанное около 1822-1823 гг. Как пишет сам автор, дзяды — это древний народный обряд, во время которого поминают умерших. В его основе лежит языческий культ предков (дедов), который церковь тщетно пыталась искоренить. Дзиады стали проводить тайно, ночью на кладбищах и в заброшенных домах.Они призвали беспокойные души с надеждой помочь им обрести вечный покой.

    3. «Одиночество в сети» Януш Вишневский

    («[email protected]ść w sieci «Януш Леон Вишневский)

    «Из всего вечного у любви самое короткое время»

    «

    Одиночество в сети» — первый роман популярного польского писателя Януша Вишневского, опубликованный в 2001 году. Действие романа происходит в середине 90-х. Главные герои книги знакомятся друг с другом в Интернете.Они общаются, влюбляются, часть своей жизни проживают перепиской в ​​сети и только потом встречаются в Париже, где их ждут различные испытания.

    4. «Солярис» Станислав Лем

    («Солярис» Станислав Лем)

    Это фантастический роман известного польского писателя-фантаста Станислава Лема, который впервые был опубликован в 1961 году. Солярис — это экзопланета (то есть планета, дрейфующая в космическом пространстве). Действие романа происходит в далеком будущем.На эту планету прибывает доктор Крис Кельвин, обеспокоенный психологическим состоянием участников экспедиции на исследовательской станции на Солярисе. Роман Станислава Лема всколыхнул мир научной фантастики и оказал значительное влияние на развитие этого литературного жанра. Книга переведена более чем на тридцать языков мира. По его мотивам снято 3 фильма.

    5. «Варвар в саду» Збигнев Герберт

    («Barbarzyńca w ogrodzie» Збигнев Герберт)

    Збигнев Герберт – известный польский поэт и драматург, родился в 1924 г. во Львове и жил здесь до 1944 г., откуда уехал в Краков.Лауреат многих литературных премий, кавалер ордена Белого Орла — высшей награды Польши.

    Сборник стихов «Варвар в саду» написан в 1958-1960 годах и посвящен европейской культуре… Здесь вы найдете описание шедевров палеолитической росписи в пещере Ласко, посетите античные римские архитектурные памятники и готические храмы, увидеть падение тамплиеров и узнать больше о творчестве итальянского художника Пьеро делла Франческа.

    6. «Император» Ричард Капущинский

    («Цезарь» Рышард Капущинский)

    Мировой бестселлер. Книга Рышарда Капущинского «Император» представляет собой рассказ-репортаж, основанный на реальных событиях. В произведении описывается жизнь последнего императора Эфиопии Хайле Селласие I, правившего в 1930-1975 годах и убитого революционерами. Автор без всяких украшений разоблачает интриги при императорском дворе, борьбу за власть, подлость, страх, жадность — то, что осталось за кадром правления Хайле.

    7. «Львовская математическая школа» Мариуш Урбанек

    («Львовская школа математики» Мариуш Урбанек)

    Штефан Банах, Владислав Орлич, Гуго Штейнгауз, Станислав Ульям, Марк Кац, Герман Ауэрбах и многие другие ученые создали во Львове в межвоенные годы так называемую математическую школу. Это была группа математиков, собиравшихся в «Шотландском кафе» во Львове в 1918-1941 гг., где они обсуждали различные математические проблемы и сделали много открытий.Это были выдающиеся ученые, судьба которых в годы войны сложилась иначе. О них научная деятельность, великие открытия и бурная личная жизнь, которая в большинстве случаев закончилась от пуль нацистов, описывает в своем романе Мариуш Урбанек.

    8. «Магазины корицы» Бруно Шульц

    («Sklepy cinamonowe» Бруно Шульц)

    Бруно Шульц — польский писатель и художник украинско-еврейского происхождения, родился и жил в Дрогобыче (1892 — 1942), погиб в гестапо.Одно из самых известных его произведений — сборник рассказов «Магазины корицы», изданный в 1933 году в Варшаве. В рассказах описываются события из жизни простой купеческой семьи, проживающей в маленьком галицком городке, где легко узнать родной город автора — Дрогобыч. История рассказывается от лица молодого парня и у читателя есть возможность взглянуть на мир его глазами.

    9. «Галичане» Станислав Александр Новак

    («Галиция» Станислав Александр Новак)

    «

    галичан» — еще один польский роман на историческую тему… Охватывает события с 1812 по 1915 год, которые в основном разворачиваются в галицкой деревне Заборов под Жешувом. Собственно, селяне и являются главными героями романа, судьбы которых определяются трагическими страницами истории, ведь XIX и начало XX века изобилуют войнами и восстаниями. В разное время через село проходили австрийские, русские, французские и польские войска.

    «Галичане» — необыкновенная история, в которой радость сочетается с грустью, а жизнь постоянно борется со смертью.Колоритные герои, описания исторических реалий, а главное, живой язык, с присущими ему диалектизмами, позволяют проникнуться атмосферой Галиции 19 века.

    10. «Мать уходит» Тадеуш Ружевич

    («Матка одходзи» Тадеуш Ружевич)

    Тадеуш Рузевич – один из самых известных в мире современных польских писателей, лауреат многочисленных премий, почетный доктор многих университетов Польши. Одним из его многочисленных произведений является сборник стихов «Материнские листья», изданный в 1999 году, за который в 2000 году автор получил Нике (престижная польская литературная премия, присуждаемая за самую значительную польскую книгу года).

    Это своеобразная книга памяти, отражающая духовные отношения между сыном и матерью.

    Польская литература


    Польская литература – литературная традиция Польши. Большая часть польской литературы была написана на польском языке, хотя другие языки, использовавшиеся в Польше на протяжении веков (включая латынь, идиш, литовский, украинский, белорусский и немецкий), также внесли свой вклад в польские литературные традиции.

    Средневековье

    Самые ранние памятники польской литературы относятся к средневековью.Большинство из них представляли собой религиозные трактаты, переписанные местными переписчиками с латинских произведений, популярных в западной (то есть христианской) Европе. Первые содержательные книги были созданы примерно в 11 веке, когда на польской земле были основаны первые скриптории.

    Первое записанное предложение на польском языке гласит: «Day ut ia pobrusa, a ti poziwai» («Дай мне помолоть, а ты отдохни») и представляет собой парафраз латинского «Sine, ut ego etiam molam». » Обстоятельства, в которых была написана эта фраза, отражали культурные условия ранней Польши.Это предложение появляется в латинской хронике «Liber fundationis», истории цистерцианского монастыря в Хенрикове, Силезия, написанной между 1269 и 1273 годами немецким аббатом, известным просто как Петр (Петр), и относится к событию почти столетней давности. ранее, предположительно произнесенный богемским поселенцем Богвалом («Богвалус Бёмус»), подданным Болеслава Высокого, когда он почувствовал сострадание к своей жене, которая «очень часто стояла, шлифуя у керна». [ цитировать веб|url=http://staropolska.gimnazjum.com.pl/ang/middleages/Mikos_middle/Literary_m.html|title=СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ|последний=Микос|первый=Майкл Дж.|дата=1999|издатель=Staropolska on-line|accessdate=2008-09- 25 ]

    Известные литературные произведения средневекового периода включают:
    * «Хроники баварского географа» (11 век)
    * «Анналы Святого Креста» (начало 12 века)
    * «Хроники Галла» Анонимус»
    * «Хроники Винцентия Кадлубека» (13 век)
    * «Хроники Янко из Чарнкува» (14 век)
    * «Червинский требник»
    * «Проповеди Святого Креста»: древнейшие сохранившиеся рукописи прекрасная проза на польском языке.
    * «Библия королевы Софии» (самая ранняя Библия на польском языке)
    * «Пулавская псалтырь»
    * «Бревиарий святого Флориана» (конец 14 века, частично на польском языке)
    * «Богородица»: гимн в честь Богородицы Мария, написанная в 15 веке, но популярная по крайней мере за столетие до этого; один из первых текстов, напечатанных на польском языке.
    * «Statua synodalia Wratislaviensia» (1475 г.): печатный сборник польских и латинских молитв
    * «Хроника» Яна Длугоша (15 век)
    * «Catalogus archiepiscoporum Gnesnensium» Яна Длугоша

    Латинская священная литература.К ним относятся «Bogurodzica» («Богородица»), короткий гимн, восхваляющий Деву Марию, который служил государственным гимном, и «Rozmowa mistrza Polikarpa ze śmiercią» («Разговор мастера Поликарпа со смертью»).

    В начале 1470-х годов Каспер Штраубе в Кракове основал первые типографии в Польше (см. Распространение печатного станка). В 1475 году Каспер Эльян из Глогау (Глогув) открыл типографию в Бреслау (Вроцлав), Силезия. Двадцать лет спустя в Кракове Швейпольтом Фиолем была основана первая кириллическая типография для иерархов Восточной Православной Церкви.

    Самыми известными польскими произведениями периода позднего средневековья – раннего Возрождения являются латинский «Миссал» епископа Эразма Чёлека и «Градуал» Ольбрахта.

    Возрождение

    С приходом эпохи Возрождения польский язык был окончательно принят наравне с латынью. Польская культура и искусство процветали под властью Ягеллонов, и многие иностранные поэты и писатели поселились в Польше, принеся с собой новые литературные течения. Среди таких писателей были Каллимах (Филиппо Буонаккорси) и Конрад Селтис.Многие другие польские писатели учились за границей или в Краковской академии, которая стала плавильным котлом для новых идей и течений. В 1488 году Конрад Цельтис основал в Кракове «Sodalitas Litterarum Vistulana», первый в мире клуб писателей. Fact|date=ноябрь 2007 г.

    Одним из последних польских писателей, использовавших латынь в качестве основного средства выражения, был Клеменс Яницкий («Яникий»), который стал одним из самых известных латинских поэтов своего времени и был удостоен лавры Папа. Другие писатели, такие как Миколай Рей и Ян Кохановский, заложили основы польского литературного языка и современной польской грамматики.

    Известные польские писатели и поэты, творившие в 16 веке, и некоторые из их произведений, в том числе:

    * «Постепенный» короля Польши Иоанна I Ольбрахта
    * «Миссал» Эразма Чёлка (ок. 1515 г.)
    * Флориан Унглер из Баварии («Hortulus Animae», 1513, первая книга, напечатанная полностью на польском языке)
    * Ян Ласки («Communae Poloniae Regni privilegium»)
    * Миколай Рей (1505-69)
    * Ян Кохановский (1530 -84)
    * Анджей Фрыч Моджевский (1503-72)
    * Иоганн Дантиск (1485-1548)
    * Клеменс Яницкий («Яникиус», 1516-42)
    * Анджей Кржицкий (1482-1537)
    * Бартош Папроцкий (c .1543 — 1614), писатель, историограф, специалист по генеалогии.
    * Daniel Naborowski (1573-1640)
    * Szymon Szymonowic (1558-1629)
    * łukasz Górnicki (1524-1603)
    * Piotr Skarga (1536-1612)
    * Maciej Kazimierz Sarbeviewski (1595-1640)
    * Миколай Лу («Гуссоучик», умершего CA. 1533)
    * Ян Анджедж Морзетн (1621-1693)
    * Wacław Potocki (1621-1696)

    Просвещение к настоящему

    романисты и прозаистые писатели

    «Основная статья :» Список польскоязычных авторов

    Писатели в хронологическом порядке рождения:

    * Игнаций Красицкий (1735–1801)
    * Ян Потоцкий (1761–1815)
    * Юзеф Игнаций Крашевский (1812–89) Элиза Оржеско
    (1842 и Ndash; 1910)
    * Henryk Sienkiewicz (1846 и Ndash; 1916), Нобелевская премия в литературе в 1905 году * Bolesław Prus (1847 & Ndash; 1912)
    * Стефан ЖЕРОМСКИЙ (1864 и Ndash; 1925)
    * Władysław Reymont (1867 и Ndash; 1925), Нобель Премия по литературе 1924 г.
    * Зофья Налковская (1885 г. & Ndash; 1954)
    * Maria Dąbroska (18899 * Maria; 1965)
    * Bruno Schulz (1892 & Ndash; 1942)
    * Józef Mackiewicz (1902 & Ndash; 85)
    * Witold Gombrovicz (1904 и Ndash; 69)
    * Eugeniusz żytomirski (1911 и Ndash; 75)
    * Станислав Лем (1921–2006)
    * Тадеуш Конвицкий (* 1926)
    * Иоанна Хмелевская (* 1932)
    * Януш А.Зайдель (1938—85)
    * Анджей Сапковский (* 1948)
    * Анджей Стасюк (* 1960)
    * Ольга Токарчук (* 1962)
    * Рафал А. Земкевич (* 1964)
    * Анджей Маевский (* 907 * 1916) Даниэль Козярский (*1979)
    * Дорота Масловская (* 1983)

    Поэты

    «Основная статья:» Список польскоязычных поэтов

    * Бирнат Люблинский (1465? – после 1529).
    * Николай Рей из Нагловиц (1505–69)
    * Ян Кохановский (1530–84)
    * Клеменс Яницкий («Яникиус», 1516–43)
    * Игнаций Красицкий (1735–1801)
    (Адам Мик78виндш) )
    * Юлиуш Словацкий (1809–49)
    * Зигмунт Красинский (1812–59)
    * Циприан Камиль Норвид (1821–83)
    * Антони Ланге (1863–1928)
    * Францишек Новицкий (1863–1928)
    * Францишек 9–9–1 Лесьмян (ок.1877 & Ndash; 1937)
    * Мария Пачиковска-Джасноршевская (1891 и Ndash; 1945)
    * Ян Брзехва (1900 и Ndash; 66)
    * Tadeusz Różewicz (рождения 1921 года)
    * Miron Biłoszewski (1922 и Ndash; 83)
    * Джулиан Тувим (1894 и Ndash; 1953 )
    * Władysław Broniewski (1897 & Ndash; 1962)
    * Константии Ильильфоны Галциньски (1905 & Ndash; 53)
    * Czesław Miłosz (30 июня 1911 года; 14 июня 2004 г.), Нобелевская премия в литературе, 1980 гг.
    * Eugeniusz żytomirski (1911 & ndash; 75)
    * Вислава Шимборская (род. 1923), Нобелевская премия по литературе, 1996 г.
    * Збигнев Герберт (1924–98)
    * Анджей Бурса (1932–57)
    * Галина Посвятовска (1935–9517 Воялек) *
    ;71)
    * Ева Липска (1945 г.р.)
    * Ричард Тильман (1952 г.р.)
    * Гражина Миллер (1957 г.р.)
    * Цезарий Геронь (1960–98)
    * Марцин Светлицкий (1961 г.р.)
    * Анджей Маевски (1961 г.р.) 1966)
    * Ян Станислав Скорупский (1938 г.р.)

    Эссеисты

    * Болеслав Прус (1847-1912)
    * Густав Херлинг-Грудзинский (1911-2000)
    * Рышард Капущинский (1932-2007)
    * Павел Хуэлле (1957 г.р.) 9017 Свидома

    * Ежи9179 * Ежи9179


    = Nobel Laureates =

    * Henryk Sienkiewicz (1905)
    * Władysław Reymont (1924)
    * Czesław Miłosz (1980)
    * Wisława Szymborska (1996)

    EE также

    * Список полюсов
    * Польские комиксы
    * Польская поэзия
    * Научная фантастика и фэнтези в Польше
    * Скамандер
    * Три барда

    Ссылки

    Внешние ссылки

    * [ http://newadvent.

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.