Pdf generation п пелевин: Книга Generation «П» — скачать бесплатно в pdf, epub, fb2, txt, Виктор Олегович Пелевин

Содержание

Виктор Пелевин «Generation «П»»

«В обществах, достигших современного уровня развития производства, вся жизнь проявляется как огромное нагромождение спектаклей. Всё что раньше переживалось непосредственно, отныне оттеснено в представление…»

К одному из первых и самых известных романов Виктора Пелевина «Поколение П» (заглавие которого, как повелось в субжанре «пелевинщины», носит множество коннотаций) я шел довольно долго. Все отодвигал да отодвигал прочтения книги по всяким разным причинам. Наконец-таки прочел и, разумеется, остался доволен, хоть данное одно из первых произведений Пелевина выглядит несколько необычным для его пера.

«Образы, оторванные от различных аспектов жизни, теперь слились в едином бурлящем потоке, в котором былое единство жизни уже не восстановить. Реальность, рассматриваемая по частям, является к нам уже в качестве собственной целостности, в виде особого, самостоятельного псевдо-мира, доступного лишь созерцанию. Все образы окружающего мира собрались в самостоятельном мире образов, насквозь пропитанном кичливой ложью.

Спектакль вообще, как конкретное отрицание жизни, есть самостоятельное движение неживого…»

Нет, само собой ««Generation «П» как всегда можно без оглядки разбирать на цитаты. Они не самые лаконичные и вызывающие улыбку, но все же пропитаны иронией, сарказмом и литературоцентричным осознанием бытия. При том же бытия довольно печального, чересчур ложного и эгоистичного, лишенного возвышенных целей. Теперь истины как таковой нет; есть лишь стремление выжить в замкнутой системе накопления и гниения капитала и общества. Взять те же диалог о российской экономике и виртуальном бизнесе, размышления о новой русской идее, экзистенциальной роли России в мире, современном (пост)капитализме, несамостоятельности российской политики, монолог Че Гевара в амплуа революционного буддиста об обществе потребления как примитивном беспозвоночном организме. И все же тут Пелевин не совсем тот Пелевин, который рванул в мир постсоциалистической литературы где, как он сам иронично заметил, модернизма отродясь не было, но неожиданно образовался постмодернизм.

«Спектакль — это стадия, на которой товару уже удалось добиться полной оккупации общественной жизни. Оказывается видимым не просто наше отношение к товару — теперь мы только его и видим: видимый нами мир — это мир товара. Современное экономическое производство распространяет свою диктатуру и вширь, и вглубь… В передовых странах общественное пространство заполнено целыми геологическими пластами товаров…»

После крайне сюрреалистичного, дзен-буддистского и естественно постмодернистского романа «Чапаев и Пустота», пропитанного во истину стебом, Виктор Пелевин написал практически реализм. Реализм, которому не надо выискивать фантастические допущения для предания абсурдности и антиутопической безнадежности. Все того и надо постараться довольно точно вспомнить «золотые» 90-ые и совсем чуточку гипертрофировать образы людей и событий, которые там водились в изобилии. Вавилен Татарский — маленький одинокий человек, который ни во что не верит. Даже в тот древний восточный мистицизм, в который лишь изредка окунается повествование.

Азадовский — бескомпромиссный, решительный и без йоты скромности и сомнений карьерист, для которого шагать по головам даже не жизненное кредо, а не отторгаемая обыденность. Вовчик малой — типичнейший новый русский, напичканный слишком реалистичной стереотипностью.

«Имеем ли мы право осознавать наши желания, даже более того, обладать сознанием!?- вот что стоит на кону современной классовой борьбы. У неё может быть только два исхода: в одном случае, нас ожидает уничтожение классов, мир, где трудящиеся смогут контролировать все сферы своей собственной деятельности. В другом… общество спектакля, в котором товар созерцает сам себя в им же созданном мире…»

Что уж говорить о проблематике, поднимаемой в тексте. Тут и Чеченский кризис и расползающаяся парадами суверенитетов страна, пропитанная ложью и первыми потугами новой манипуляционной политикой властей в информационном пространстве. Даже определенное пророчество в виде «ложнославянской идеологии/диктатуры». Черт подери, но Пелевин, как и в «S. N.U.F.F.»’е вновь прочувствовал будущее образами нарратива. В более позднем романе он предрек, как, во всяком, кажется мне, возникновение российско-украинского кризиса и войны (а не только сделал аллюзию по поводу существующего соперничества-противоречия между Россией и Западом). А в этом же он обозначил долгоиграющий, в том числе и в дне сегодняшнем, тренд российской государственной идеи (идеология же запрещена, а таким новомодным понятием мне один мой друг из соответствующих организаций обозначил сегодняшнюю экзарц-идею наших господ для народа). Так или иначе, лично у меня сложилось впечатление, что если бы не концовка «Поколение «П», то его можно было б рассматривать как самый что ни на есть настоящий реализм с незначительной примесью психоделики и реверансами в сторону эзотерики и буддизма. Последние в данном понимании романа лишь усиливают его бьющую серостью будней и безысходностью реальность.

«Самоосвобождение в нашу эпоху должно заключаться в избавлении от материальной базы, на которой зиждется ложь современного мира. ..»

Подведу итоги и выскажу еще пару мыслей напоследок. Бытие определяет сознание также, как и выбранная тема (эпоха) определяет авторский почерк и жанровую стилистику писателя. Безыдейная и совершенно не чарующая эра первоначального накопления капитала в новой России не оставила особого плацдарма для развертывания стандартной «пелевинщины» современному классику. Поэтому постмодерновости, абсурдистики и юморесок тут предельно мало, из-за чего «Поколение П» может быть крайне не интересно для фанатов среднестатического Пелевина и довольно любопытны для любителей мейнстрима российского толка. Еще добавлю пару слов об экранизациях романа — да-да, во множественном. Никогда не задумывались, что в целом неплохой, хоть под конец и слишком выделяющейся сокращенностью первоисточника фильм Гинзбурга, не единственный по данной книге Виктора? По мне «Москва 2017» 2012 года является как раз не обозначенной, но визуализацией сюжета книги. А что? Главный герой — российский делатель рекламы. Все происходит в рамках метафизического осмысления рекламы и ее влияния на потребителей.

Маркетинг представлен в метафоре босхианских чудовищ. Присутствует некое божество, которое так или иначе связано напрямую с владычеством в мироустройство рекламного бытия. Так что ай-яй, товарищи с «ТНТ«!

Однозначно рекомендую читать людям, более симпатизирующих современному модернизму, но и старым-добрым поклонникам гуру тоже. И да, приведенные цитаты — вовсе не из работы Пелевина! Это Ги Дебор «Общество Спектакля» — публицистика от леворадикала-ситуациониста, историка, художника и писателя французского гражданства. Очень советую как довольно художественно, красочно и понятно поданные рассуждения о сути капитализма дня сегодняшнего и природе общества потребления. Почему все так и не иначе и что может статься совсем скоро — именно об этом пишет Дебор, во многом сходный в данной теме по взглядам с Виктором Пелевиным.

Электронная библиотека УрГПУ: Интертекстуальность в рекламных слоганах романа Пелевина «Generation П»: источники и приемы


Please use this identifier to cite or link to this item: http://elar. uspu.ru/handle/uspu/2822

Title: Интертекстуальность в рекламных слоганах романа Пелевина «Generation П»: источники и приемы
Other Titles: Intertextuality in advertising slogans in the novel by Pelevin “Generation P”: sourses and methods
Authors: Гибадуллина, М. А.
Gibadullina, M. A.
Issue Date: 2012
Publisher: Уральский государственный педагогический университет
Citation: Гибадуллина М. А. Интертекстуальность в рекламных слоганах романа Пелевина «Generation П»: источники и приемы / М. А. Гибадуллина // Лингвокультурология. — Екатеринбург, 2012. — Вып. 6. — С. 30-37.
Abstract: The subject of the article is methods of intertextuality in advertising slogans in the novel by V. Pelevin “Generation P”. Main sourses of intertextuality are revealed, which belong to different literature epochs, ages and branches. Dominating methods of introduction of intertextuality are described: quotation, allusion, reminiscence.
Предметом исследования стали приемы интертекстуальности в рекламных слоганах романа В. Пелевина «Generation П». Выявлены основные источники интертекстуальности, принадлежащие к разным литературным эпохам, временным эпохам и отраслям. Представлены основные приемы реализации категории интертекстуальности: цитация, аллюзия и реминисценция.
Keywords: INTERTEXTUALITY
ADVERTISING
PELEVIN
QUOTATION
ALLUSION
REMINISCENCE
ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОСТЬ
РЕКЛАМА
ПЕЛЕВИН
ЦИТАТА
АЛЛЮЗИЯ
РЕМИНИСЦЕНЦИЯ
URI: http://elar.uspu.ru/handle/uspu/2822
Origin: Лингвокультурология. Вып. 6. — Екатеринбург, 2012.
Appears in Collections:Лингвокультурология

Show full item record

Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.

Книга: Generation «П» — Виктор Пелевин

Загрузка. Пожалуйста, подождите…

  • Просмотров: 7254

    За что сражались советские люди.…

    Александр Дюков

    Это была война на уничтожение и порабощение миллионов советских граждан – русских и…

  • Просмотров: 6428

    Победи депрессию прежде, чем она…

    Роберт Лихи

    В мире более 350 миллионов человек страдают депрессией. Это число неуклонно растет, и, к…

  • Просмотров: 4289

    Метафорические ассоциативные карты.…

    Михаил Ингерлейб

    Книга вводит в волшебный мир метафорических ассоциативных карт – уникального инструмента…

  • Просмотров: 3952

    Атомные привычки. Как приобрести…

    Джеймс Клир

    Может ли одна монетка сделать человека богатым? Конечно, нет, скажете вы. Но если…

  • Просмотров: 3611

    Гений общения. Как им стать?

    Стив Накамото

    Навыки эффективного общения отличают человека успешного. Неумеющий общаться обречен на…

  • Просмотров: 2981

    Карты смысла. Архитектура верования

    Джордан Питерсон

    Джордан Питерсон – клинический психолог, философ, профессор психологии Университета…

  • Просмотров: 2173

    Продажи B2B: 101+ кейс

    Евгений Колотилов

    Эта книга – квинтэссенция моего опыта как продавца, переговорщика и тренера по крупным и…

  • Просмотров: 2033

    Построение отдела продаж. WORLDWIDE

    Константин Бакшт

    Бизнес – это война, где пленных скупают за бесценок. Линия фронта на этой войне проходит…

  • Просмотров: 2015

    Слушай песню ветра. Пинбол 1973…

    Харуки Мураками

    Харуки Мураками (р. 1949) – самый известный из ныне живущих японских писателей, автор…

  • Просмотров: 1929

    Богини: тайны женской божественной…

    Джозеф Кэмпбелл

    Джозеф Кэмпбелл раскрыл мифологию для массового читателя. Его книги-бестселлеры «Сила…

  • Просмотров: 1893

    Переживая горе

    Джулия Самюэль

    Книга мгновенно стала мировым бестселлером. Она написана для всех, кто только что пережил…

  • Просмотров: 1747

    Часы без циферблата, или Полный…

    Ирина Оганова

    Ирина Оганова – писатель, автор бестселлеров #Иллюзия счастья и любви и #Мы никогда не…

  • Просмотров: 1624

    Боевое НЛП: техники и модели скрытых…

    Евгений Спирица

    Ничто не действует на человека так, как слово! Оно заставляет нас радоваться и смеяться,…

  • Просмотров: 1559

    Стальной характер. Принципы мужской…

    Павел Домрачев

    Хотите стать мужчиной, который последовательно и уверенно добивается своих целей? Чтобы…

  • Просмотров: 1498

    Эгоистичная митохондрия. Как сохранить…

    Ли Ноу

    Мечта любого человека – оставаться молодым как можно дольше. Мы не хотим стареть и…

  • Просмотров: 1321

    Ученик Теней

    Вадим Фарг

    «Ученик Теней» – фантастический роман Вадима Фарга, первая книга одноименного цикла,…

  • Просмотров: 1318

    Убийца возвращается дважды

    Анна Князева

    Подполковник столичной полиции Анна Стерхова приехала в командировку для расследования…

  • Просмотров: 1294

    Как продать что угодно кому угодно

    Джо Джирард

    Автор этого бестселлера продал тринадцать тысяч и один автомобиль за пятнадцать лет своей…

  • Просмотров: 1247

    Системное управление на практике. 50…

    Евгений Севастьянов

    Системное управление находится на пике популярности, ведь оно затрагивает ключевые…

  • Просмотров: 1229

    Без паники! Как научиться жить спокойно…

    Дмитрий Ковпак

    Все больше людей чувствуют себя в плену страха, паники. Любая неприятная новость способна…

  • Просмотров: 1160

    Лекции по общей психологии

    А. Лурия

    Лекции Александра Романовича Лурии – это университетский курс по общей психологии,…

  • Просмотров: 1152

    Не верь всему, что чувствуешь. Как…

    Роберт Лихи

    Думаете, что все бессмысленно? Тревожитесь, не доверяете миру, беспокоитесь, что впереди…

  • Просмотров: 1085

    Излом 1.0

    Вадим Фарг

    Митин, в прошлом тихий неприметный городок, в настоящем дьявольская аномалия. Каждому…

  • Просмотров: 1076

    К чёрту хаос! Организация взрослой…

    Лена Николенко

    Социальные сети, необъятный выбор возможностей, успешный успех, нехватка времени, поиски…

  • Впечатления от книги Пелевина ‘Generation П’ — Леонид Каганов

    Загрузка. Пожалуйста, подождите…

  • Просмотров: 3338

    Одиночка. Горные тропы

    Ерофей Трофимов

    Хотел укрыться от внимания власть предержащих, а оказался в самой гуще событий. Тут и осада…

  • Просмотров: 2178

    Мой чужой ребенок (СИ)

    Мила Реброва

    — Не бросай меня, Стас! Умоляю…— Не унижайся, Марина, — презрительно цедит муж. — Ничто не заставит…

  • Просмотров: 1409

    Некромант (СИ)

    Евгений Щепетнов

    Продолжается учеба в Академии, и продолжаются приключения Петра Синельникова, или как его именут в…

  • Просмотров: 1314

    Хорошее дело, браком не назовут… (СИ)

    Valeri

    Никогда не думала, что обычная поездка за город на шашлыки к друзьям парня, могут обернуться такими…

  • Просмотров: 1210

    (Не) мой мужчина

    Алина Аркади

    В тот самый момент, когда я, отчаявшись от безысходности, искала работу, подруга предложила место…

  • Просмотров: 1120

    Полюбить монстра (СИ)

    Люси Ли

    Маленькая я, мне примерно вёсен пять от роду. Бегу, сил почти не осталось ступни стёрты в кровь.…

  • Просмотров: 1063

    Продленка для снежной королевы (СИ)

    Ана Ти

    — Вера, ты же знаешь, я не люблю, когда меня не слушают, это чревато последствиями. — И что,…

  • Просмотров: 1016

    Увидимся в Новом Свете (СИ)

    Марьяна Брай

    Мы с подругой вместе с самого детства, и ее ум всегда дополняли моя находчивость и безрассудность.…

  • Просмотров: 996

    Стеклянная княжна

    Тальяна Орлова

    Айса, княжна Имельская, обречена стать десятой женой отвратительного жестокого старика. Но жуткий…

  • Просмотров: 971

    Вожделение (СИ)

    Гузель Магдеева

    Она сводит меня с ума. Это не любовь — это вожделение. Я желаю ее так сильно, как не желал ни одной…

  • Просмотров: 951

    Будь моей (СИ)

    Адалин Черно

    Устроившись на новую должность, я понятия не имела, что уже к вечеру встречусь лицом к лицу со…

  • Просмотров: 942

    Ты принадлежишь мне!

    Эльвира Осетина

    Он увидел её через камеру, сидя в кабинете своего нового ресторана. Женщину, за которой уже и так…

  • Просмотров: 903

    Муж, которого я забыла (СИ)

    Екатерина Дибривская

    В этот особенный день, когда мы с женихом собрались отобедать в ресторане и подать заявление в…

  • Просмотров: 857

    Соблазни меня, дракон! (СИ)

    Диана Маш

    Родиться с редким даром некромантии и до дрожи в коленках бояться мертвецов. Обрести в раннем…

  • Просмотров: 824

    Всем сердцем (СИ)

    Елена Рейн

    Светлана – высокооплачиваемый хирург, но в личных отношениях у нее не все так гладко, как на…

  • Просмотров: 823

    Прикоснись ко мне (СИ)

    Елена Рейн

    Кардинально изменив свою жизнь, Елена переезжает в небольшой городок, устраиваясь работать…

  • Просмотров: 819

    Хозяйка драконьей таверны. Возвращение

    Ная Геярова

    «И черные крылья, скроют тьму, что живет в каждом из нас. И настанет рассвет…»Я – дочь властвующей…

  • Просмотров: 777

    Огонь снежного самбара (СИ)

    Елена Рейн

    Эта история началась давно, когда жизнь нерожденной маленькой девочки была обречена на смерть. Но…

  • Просмотров: 702

    Когда закончится осень (СИ)

    Бет Ринью

    Я ощущал себя на взлете, когда реальность нанесла мне столь суровый удар, которого я даже…

  • Просмотров: 700

    (не)моя Малая (СИ)

    Агата Ли

    Нам надо было поговорить, в тот день, — она делает шаг ко мне на встречу, пыталась заглянут мне в…

  • Просмотров: 653

    Брат жениха. Он хочет меня (СИ)

    Елена Безрукова

    — Всем привет, — сказал мужчина, усаживаясь на последний свободный стул. Я же тихо умирала от…

  • Просмотров: 652

    Я мужчина, это мой мир (СИ)

    Надежда Скай

    Его обманом вынудили жениться на сестре бывшего друга, теперь врага. Он пошёл на сделку и выполнил…

  • Просмотров: 622

    Мама по принуждению (СИ)

    Адалин Черно

    — Твой муж получил деньги… очень много денег за то, что ты забеременеешь и родишь хозяину…

  • Просмотров: 597

    Жар под кожей (СИ)

    Адалин Черно

    — Почему ты с ним? – держу ее за локоть, со злостью смотрю на синяк, пока она пытается вырваться.—…

  • Просмотров: 580

    Мой огненный мужчина

    Ольга Шерстобитова

    Он – тот, кого все считают огненным чудовищем. От кого бегут без оглядки. С кем опасаются…

  • Просмотров: 570

    Lucky (СИ)

    Светлана Белоусова

    Я приехала в чужой город по приглашению подруги, но попала в ситуацию, напоминающую какую-то…

  • Просмотров: 534

    Семья в подарок (СИ)

    Адалин Черно

    — Как хорошо, что ты ответила, Ленка, — произнесла в трубку со слезами. — Мне нужна твоя помощь.—…

  • Просмотров: 505

    Мой босс — сволочь (ЛП)

    Сем Крезент

    Ксавьер Ли — мужчина, который знает, чего хочет. Он решителен, успешен и возглавляет…

  • «русская идея» в романе « generation &quot п&quot » ( б3 б2 история отечественной литературы) — Курсовая

    В интервью телекомпании НТВ (23 марта 1997 г.) А. И. Солженицыну был задан следующий вопрос: «Александр Исаевич, вот сейчас в обществе возобновилась дискуссия, давняя, о «русской идее», об идее новой России. Как вы считаете, есть такая идея? Возможна ли она? <…> В администрации Президента есть группа, которая над этим работает…».

    А. И. Солженицын ответил: «Национальная идея – если она возможна в какой-то период, в какой-то нации, – она должна сама созреть и родиться в сотнях голов, в тысячах голов и грудей. И тогда она формулируется постепенно и ведет страну. Да, счастье было бы наше, если бы мы национальную идею такую могли сегодня сформулировать. Я сам семь лет назад такую одну национальную идею предложил. <…> Да я и не сам придумал – я повторил, только повторил то, что за 250 лет до меня сказал елизаветинский деятель Петр Иванович Шувалов. И вся та идея была сформулирована им в двух словах: «Сбережение народа». Только и всего. Но тут огромный смысл. Я не говорю, что эта идея на века. Я не говорю, что она может нас вести через тысячелетия. Но на 20–30 лет нельзя придумать лучше идеи, чем у Шувалова. <…> Вот такая идея на 20 лет. Примут ее? Боюсь, что нет. Императоры довольно хладнокровно отнеслись к идее Шувалова за 250 лет. О большевиках даже не спрашивай! Но и сейчас на то, что я семь лет назад предложил, почти никто не отозвался. Вот так».

    Являясь противником коммунистической диктатуры, А. И. Солженицын в книге «Бодался теленок с дубом» писал: «Коммунистичность истребляет всякую «национальную идею» (как это и произошло на нашей земле), невозможно быть коммунистом и русским… надо выбирать» [20].

    Таким образом, современные формулировки «русской идеи» в большей степени стали в некотором роде критикой идеи коммунизма. И А. В. Гулыга, и А. И. Солженицын определили «русскую идею» как спасение, сбережение народа, подчеркивая, что стране досталось не самое лучшее наследие, оставленное Советским Союзом. В. В. Аксючиц был близок в своих рассуждениях к В. С. Соловьеву и рассматривал проблему с позиции религии. В то же время в его работе прозвучала критика коммунизма, который он назвал антихристианством. В. О. Авченко пытался объединить в понятии «русская идея» государственное и религиозное начало. С. И. Сухонос использовал опыт западноевропейской наднациональной идеи «Свобода, равенство, братство» и преобразовал ее под российскую действительность.

    В следующей главе рассмотрим, как понятие «русская идея» преломлено в романе В. О. Пелевина «Generation «П»».

    ГЛАВА II. «Русская идея» в романе В. О. Пелевина «Generation «П»»

    2.1. Роман «Generation «П»»: проблематика, художественный метод, композиция

    Произведения В. О. Пелевина отражают реальную картину интеллектуальной и духовной жизни России конца ХХ – начала ХХI в.в. Работы писателя сложны для восприятия, поэтому его читатель отличается высоким интеллектом и большой эрудицией. Тексты произведений В. О. Пелевина наполнены интертекстуальными отсылками, к которым относятся различные мифы и архетипы, религиозные традиции и философские системы, мистические практики и магические техники.

    Главная проблема, поднятая в романе В. О. Пелевина «Generation «П»», – это проблема идеологии потребления, установившейся в стране с падением тоталитарного режима и крушением Советского Союза.

    Как отмечает M. Battis, «роман полон намёков на недавнюю историю и на сегодняшнюю развивающуюся русскую поп-культуру, в том числе на коммерциализацию литературы, фабулой которой является развитие героя от поэта к криэйтору. Встречается и критика пропаганды советского и капиталистического склада, в рамках которой выступает трактат о нынешнем инструменте манипуляции человеческого сознания – телевидении. В. О. Пелевин и русский постмодернизм это культурный прогресс к суверенности искусства, к свободе мысли, это остров скептицизма и иронии в море официального пафоса и ура-патриотизма, это взгляд со стороны, определение неопределенности и критика общества потребления» [27].

    В. В. Плясова считает, что «одна из важных прикладных тем романа – гуманистически-образовательная. Хотя большинство людей и так догадывается, что реклама и политика (граница между которыми очень расплывчата) по сути вещи недобросовестные и что жевать «Тампакс» без сахара – это вовсе не высшее счастье в жизни, Пелевин четко и профессионально, на уровне терминологических и технических подробностей, лишь слегка утрируя, показывает, каким именно образом изготавливается рекламно-политическое вранье. Этот роман затрагивает один из нервных центров современной жизни» [19].

    В основе сюжета история «невостребованного эпохой» выпускника Литературного института Вавилена Татарского, ставшего «тружеником рекламы» – сначала копирайтером, затем криэйтором. В конце концов, главный герой становится живым богом, земным мужем богини Иштар. Вавилен Татарский – собирательный образ, который обобщает в себе поколение людей 1990-х годов. В итоге мы понимаем предназначение героя и вместе с ним предназначение целого поколения – отдать свою жизнь «главному мифу общества потребления: мифу рекламы, обусловливающему правильное кровообращение капитализма». «Он и всё Поколение «П» отдают свои жизни ради денег. Татарский стал жертвой своего сознания» [27].

    Вавилен Татарский – это «в значительной степени человек в пейзаже. Потому роман повествует не об эволюции героя, а о процессе его самопроникновения, нахождения себя в мире, узнавании своего назначения, заданного изначально. Важна не столько точка отправления героя и конечный пункт его пути, сколько постепенное разворачивание сути, углубление сознания персонажа» [10].

    Большинство исследователей рассматривают роман В. О. Пелевина «Generation «П»» в русле постмодернизма. М. Князева выделила следующие черты постмодернизма в романе: неоднозначность трактовки названия, смешение жанров в рамках одного произведения, многоплановость восприятия содержания, интертекстуальность, обилие цитат из других произведений, нарочитая перевернутость изображаемого мира [13].

    Что касается смысла названия романа, то следует отметить тот факт, что существует несколько вариантов его интерпретации: Поколение «Пепси», Поколение П… (синоним конца), Поколение 3, 141 592 653 589 793…, Поколение PR, Поколение Пы, Поколение Пелевина, Поколение Попсы, Поколение Пса, Поколение Постмодернизма, Поколение Потребителей, Поколение Посредников, Поколение Порошка, Поколение Пустоты, Поколение Прямых попаданий; просто первая буква слова generation располагается на одной клавише с буквой «П» [13].

    Еще одной отличительной чертой романа В. О. Пелевина «Generation «П»» является жанровая многоплановость. Под жанром мы понимаем устойчивую форму произведения, предопределенную его содержанием. Жанр анализируемого произведения сложно определить: автор сочетает множество разнообразных жанровых элементов. Некоторые исследователи определяют жанр романа как мистика или драма, однако, наиболее общепринятой точкой зрения является определение жанра «Generation «П»», как современная проза. По мнению В. В. Плясовой, в тексте присутствуют элементы фантастики, мистики, детектива, боевика, наркоромана и киберпанка [19].

    Известно, что одной из центральных категорий постмодернизма является категория стиля. М. Князева о стиле В. О. Пелевина пишет следующее: «Стиль Виктора Пелевина – смешение литературных стилей и форм, стилизация и пародирование, коллаж и лубок, калейдоскоп и пазл, сборник афоризмов и анекдотов, ирония» [13].

    Следующая черта постмодернизма – многоплановость восприятия содержания. Специфика данного произведения в том, что реалии его текста можно воспринимать под любым углом зрения, «хочешь – как глубокую эзотерику, или как блестящее надругательство над рекламой» [25].

    Также одним из приёмов постмодернизма, ярко представленным у В. О. Пелевина, является интертекстуальность. Под интертекстуальностью понимают «общее свойство текстов, выражающееся в наличии между ними связей, благодаря которым тексты (или их части) могут многими разнообразными способами явно или неявно ссылаться друг на друга» [26]. Буквально интертекстуальность означает включение одного текста в другой.

    Далеко не каждый даже образованный человек способен расшифровать все интертекстуальные коды в романе В. О. Пелевина «Generation «П»». «Это самые разные мифы и архетипы, различные религиозные традиции и философские системы, всевозможные мистические практики и магические техники. <…> Также необходимо ориентироваться и в современной «наркотической мифологии». Нужно знать теории измененных состояний сознания, философию виртуальной реальности и семантику возможных миров, современные философские теории массовой культуры и телевидения. Читателю придется вспомнить о маргинальных авторах и культовых фигурах, почти неизвестных сегодня массам. <…> Текст Пелевина – это занимательный словарь современной мифологии, философия «для бедных», мифология «для чайников», богословие «в комиксах»» [19].

    Таким образом, роман В. О. Пелевина «Generation «П»» – это произведение постмодернизма, черты которого отражены в тексте: неоднозначность трактовки названия, смешение жанров в рамках одного произведения, многоплановость восприятия содержания и интертекстуальность.

    Композиция романа своеобразна. К. Дьякова об этом пишет следующее: «Все повествовательные линии итогово пересекаются в финале (глава «Золотая комната»), где читатель находит развернутое толкование символов, периодически встречавшихся ему в процессе прочтения романа. Все эти символические образы предстают на черной базальтовой плите в Золотой комнате Иштар, рисуя схематическую картину мира. По сути, о каждом из изображенных на ней символов говорилось в предыдущих главах романа, но именно здесь они впервые предстают в совокупности, их значение окончательно проясняется во взаимодействии. Примечательно, что, в сущности, автор эксплуатирует детективную конструкцию. Герой как бы ведет некриминальное расследование, пытаясь познать, разгадать себя как отдаленный объект, тем самым, получив знания о мире и своей судьбе. Татарский – одновременно ищущий и искомый. Собирая по крупицам миф о сегодняшнем мире и человеке, то есть о себе самом как носителе и воплотителе этого мира, он постепенно постигает истину – восходит на зиккурат и, как обещано, обретает мудрость» [10].

    Обобщим вышесказанное. Роман В. О. Пелевина «Generation «П»» можно по праву назвать энциклопедией 90-х г.г. XX века, которая обличает сложившееся «общество потребления». Роман Пелевина – это в некотором роде памфлет на сложившуюся реальность. Для написания романа писатель использовал художественный метод постмодернизма.

      1. Отражение в романе 90-х годов XX в. – времени серьёзных потрясений и напряжённого поиска национальной идеи

    «Как только вечность исчезла, Татарский оказался в настоящем. Выяснилось, что он совершенно ничего не знает про мир, который успел возникнуть вокруг за несколько последних лет». «Вечность» – Советский Союз, точнее вера о том, что он будет всегда. В 1991 году в одно мгновение ее не стало, и главный герой – собирательный образ целого поколения – оказался в другом мире, в другом измерении.

    «Этот мир был очень странным. Внешне он изменился мало  разве что на улицах стало больше нищих, а все вокруг  дома, деревья, скамейки на улицах  вдруг как-то сразу постарело и опустилось. Сказать, что мир стал иным по своей сущности, тоже было нельзя, потому что никакой сущности у него теперь не было. Во всем царила страшноватая неопределенность. Несмотря на это, по улицам неслись потоки «мерседесов» и «тойот», в которых сидели абсолютно уверенные в себе и происходящем крепыши, и даже была, если верить газетам, какая-то внешняя политика».

    «По телевизору между тем показывали те же самые хари, от которых всех тошнило последние двадцать лет. Теперь они говорили точь-в-точь то самое, за что раньше сажали других, только были гораздо смелее, тверже и радикальнее. Татарский часто представлял себе Германию сорок шестого года, где доктор Геббельс истерически орет по радио о пропасти, в которую фашизм увлек нацию, бывший комендант Освенцима возглавляет комиссию по отлову нацистских преступников, генералы СС просто и доходчиво говорят о либеральных ценностях, а возглавляет всю лавочку прозревший наконец гауляйтер Восточной Пруссии. Татарский, конечно, ненавидел советскую власть в большинстве ее проявлений, но все же ему было непонятно  стоило ли менять империю зла на банановую республику зла, которая импортирует бананы из Финляндии».

    Начинается поиск национальной русской идеи. Президент страны Б. Н. Ельцин объявляет об этом во всеуслышание. По его указу создается даже специальная комиссия, которая занимается поиском «русской идеи». В. О. Пелевин четко и ясно раскрыл в своем романе, зачем и кому «русская идея» была нужна.

    «Когда машина затормозила у светофора, Вовчик Малой поднял на Татарского маленькие невыразительные глаза. Непонятно было, отчего его называли «малым»,  он был мужчиной крупных размеров и изрядного возраста. Его лицо было типичной бандитской пельмениной невнятных очертаний, не вызывавшей, впрочем, особого отвращения. Оглядев Татарского, он сказал:

    Короче, ты в русскую идею въезжаешь?

    Татарский вздрогнул и выпучил глаза.  Нет,  сказал он.  Не думал на эту тему.

    Тем лучше, влез Ханин.   Как говорится, со свежей головой…

    А зачем это нужно?  спросил Татарский, оборачиваясь к нему.

    Тебе заказ на разработку,  ответил Ханин.

    От кого?

    Ханин кивнул на Вовчика».

    Такой была первая встреча главного героя и вместе с ним и читателя с «русской идеей». Отсюда уже явно вытекает, что «русская идея» – рекламный заказ, который должен выполнить, как и обычную свою работу, криэйтор Вавилен Татарский.

    «Скажи, Ваван, когда ты за границей бываешь, унижение чувствуешь?

    Я там не был никогда,  признался Татарский.

    И молодец. Потому что поедешь  почувствуешь. Я тебе точно говорю  они нас там за людей не считают, как будто мы все говно и звери. <…> Но если на каком-нибудь фуршете окажешься или в обществе, так просто как с обезьяной говорят. Чего, говорят, у вас крест такой большой  вы что, богослов? Я б тебе, такое богословие в Москве показал…

    А почему такое отношение?  перебил Ханин.  Мнение есть?

    Есть,  сказал Вовчик.  Все потому, что мы у них на пансионе. Их фильмы смотрим, на их тачках ездим и даже хавку ихнюю едим. А сами производим, если задуматься, только бабки… Которые тоже по всем понятиям ихние доллары, так что даже неясно, как это мы их производить ухитряемся. Хотя, с другой стороны, производим же  на халяву-то никто не дал бы… Я вообще-то не экономист, но точно чувствую  дело гнилое, какая-то тут лажа зарыта».

    Приведенный фрагмент разговора главного героя и криминального авторитета отражает тот факт, что заграницу в 1990-е г.г. продолжают ездить только те, у кого есть денежные средства, то есть большинство населения, как и главный герой Вавилен Татарский за пределами страны попросту не было. Кроме того, подчеркивается усиливающееся влияние Запада на Россию во всех сферах.

    «Вовчик замолчал и тяжело задумался. Ханин собирался что-то вставить, но Вовчик вдруг взорвался:

    Но они-то думают, что мы культурно опущенные! Типа как чурки из Африки, понимаешь? Словно мы животные с деньгами. Свиньи какие или быки. А ведь мы Россия! Это ж подумать даже страшно! Великая страна!

    Да,  сказал Ханин.

    Просто потеряли на время корни из-за всей этой байды. Сам знаешь, какая жизнь, вздохнуть некогда. Но это ж не значит, что мы забыли, откуда мы родом, как негры эти козлиные…».

    После небольшой передышки разговор между героями продолжился.

    «Давай без эмоций, сказал Ханин.  Объясни парню, чего ты от него хочешь. И попроще, без лирики.

    Короче, я тебе сейчас ситуацию просто объясню, на пальцах, сказал Вовчик.  Наш национальный бизнес выходит на международную арену. А там крутятся всякие бабки  чеченские, американские, колумбийские, ну ты понял. И если на них смотреть просто как на бабки, то они все одинаковые. Но за каждыми бабками на самом деле стоит какая-то национальная идея. У нас раньше было православие, самодержавие и народность. Потом был этот коммунизм. А теперь, когда он кончился, никакой такой идеи нет вообще, кроме бабок. Но ведь не могут за бабками стоять просто бабки, верно? Потому что тогда чисто непонятно  почему одни впереди, а другие сзади?

    Во как,  сказал Ханин.  Учись, Ваван.

    И когда наши русские доллары крутятся где-нибудь в Карибском бассейне, продолжал Вовчик,  даже на самом деле не въедешь, почему это именно русские доллары. Нам не хватает национальной и-ден-тич-ности…

    Последнее слово Вовчик выговорил по складам.

    Понял? У чеченов она есть, а у нас нет. Поэтому на нас как на говно и смотрят. А надо, чтобы была четкая и простая русская идея, чтобы можно было любой суке из любого Гарварда просто объяснить: тыр-пыр-восемь-дыр, и нефига так глядеть. Да и сами мы знать должны, откуда родом».

    Таким образом, В. О. Пелевин устами Вовчика Малого передает суть и смысл «русской идеи». Любая национальная идея нужна только для того, чтобы она объясняла, «почему одни впереди, а другие сзади», и давала то, за чем бы «стояли бабки». Исходя из этого, появляется предположение, что все «национальные идеи» созданы искусственно с целью, нами только что выведенной. Созданы искусственно были и так называемые «русские идеи», о которых вспоминает Вовчик Малой: «православие, самодержавие и народность», затем «коммунизм». Можно сюда же включить и идею «Москва – Третий Рим», об искусственном создании которой известно ученым-историкам. Для ее доказательства был даже написано «Сказание о великих князьях Владимирских», в котором говорится о том, что русские цари ведут свой род от римского императора Августа. Таким образом, происходит сакрализация царского служения.

    С падением Советского Союза страна оказалась без национальной идеологии, в ступоре, в невесомом, потерявшемся состоянии. Ушла и «национальная идея», а новая еще не была выведена. Неудивительно, что рассказ о сути «русской идеи» В. О. Пелевин поручает в своей книге именно криминальному авторитету, лицо которого было «типичной бандитской пельмениной невнятных очертаний». Таким образом, он подчеркивает то, что заинтересованность «русской идеей» присутствует только со стороны далеких от народа людей: криминальных авторитетов, олигархов и политиков, которые недалеко ушли от двух предыдущих социальных классов.

    В итоге криминальный авторитет ставит перед Вавиленом следующую задачу: «Напиши мне русскую идею размером примерно страниц на пять. И короткую версию на страницу. Чтоб чисто реально было изложено, без зауми. И чтобы я любого импортного п…ра  бизнесмена там, певицу или кого угодно  мог по ней развести. Чтоб они не думали, что мы тут в России просто денег украли и стальную дверь поставили. Чтобы такую духовность чувствовали, как в сорок пятом под Сталинградом, понял?».

    Задача для Татарского на первый взгляд показалось легкой, однако, взявшись за дело, он так уже не думал. Попытка сочинить «русскую идею» кончилась первым в карьере Татарского полным провалом. Не помогла главному герою даже планшетка, к которой он обращался в самые отчаянные моменты. Не помог Татарскому и Че Гевара, дух которого еще ранее выдал Татарскому известный монолог о вау-факторах.

    «Попытки Татарского выйти на связь с каким-нибудь более компетентным в вопросе духом кончились ничем. Правда, после обращения к духу Достоевского, на которого Татарский возлагал особые надежды, возникли некоторые побочные эффекты: планшетка мелко затряслась и запрыгала, словно ее дергало во все стороны несколько одинаково сильных присутствий, но оставшиеся на бумаге кривые загогулины тоже не годились заказчику, хотя, конечно, можно было тешить себя мыслью, что искомая идея настолько трансцендентна, что это единственный способ как-то зафиксировать ее на бумаге. Но, как бы там ни было, работу Татарский не сделал».

    Однако данная провальная работа проблем Татарскому не принесла, потому как на следующий день Ханин объявил, что Вовчика «завалили» чеченцы, а «контора» на время закрывается.

    2.3. Телевидение и реклама как средство выработки национальной идеи и её трансформации в массы

    Большое внимание В. О. Пелевин в романе уделяет телевидению и рекламе. Именно они, по мнению автора, руководят миром.

    «Высшей точки обличительный пафос Пелевина достигает в эпизодах, связанных со странным «межбанковским комитетом», куда Татарского приглашают работать. Выясняется, что эта рекламная контора создана для моделирования фальшивой действительности, универсальным символом которой представлен телевизор – единственный способ общения с миром для жителя «общества потребления». Выясняется, что все политики, все реалии – все, что показывают в программах новостей и других телепередачах, есть не более чем плод искусной работы специалистов по компьютерной графике. Автор беспощадно демонстрирует подоплеку современного мира, объясняя, что любые политики – персонажи рекламного клипа, а истинные боги, истинные герои – две бездушные машины, компьютер и телевизор» [27].

    Татарский в «Межбанковском комитете», который располагался в огромном сталинском здании под вывеской «Институт пчеловодства», стал старшим криэйтором в отделе компромата, куда, оказалось, берут всех новичков. Задачей Татарского стало выдумывание каких-либо компрометирующих сцен из жизни олигархов, политиков, в общем, всех тех, кто появляется на экране телевизора. Первой такой работой Татарского стала беседа олигарха Березовского и чеченского боевика Радуева.

    Нас, однако, интересует другой отдел «Межбанковского комитета» – отдел, которым руководит товарищ Татарского Саша Бло. Именно этому герою предопределено в романе развить тему «русской идеи». Саша Бло на работу в «комитет» устроился раньше Татарского, к моменту прихода на работу которого уже возглавлял отдел «русской идеи».

    «Из «рэйнджровера» вылез полный и низенький мужчина в подчеркнуто буржуазном полосатом костюме, повернулся, и Татарский с изумлением узнал в нем Сашу Бло  – разжиревшего, еще сильнее облысевшего, но с той же гримасой мучительного непонимания на лице.

    Саша, – сказал Татарский, – ты?

    А, Ваван, – сказал Саша Бло. – Тоже здесь? В компромате?

    Откуда ты знаешь?

    А оттуда все начинают. Чтоб руку набить. Креативный штат-то не особо большой. Все друг с другом знакомы. Так что, если я тебя раньше не видел, а теперь ты у этого подъезда паркуешься, значит, ты в отделе компромата. Да и то – недели две, не больше. Элементарно, Ватсон.

    Месяц уже, – ответил Татарский. – А ты кем работаешь?

    Я? Я завотделом «русской идеи». Это во флигеле. Идеи будут – заходи.

    От меня толку мало, – ответил Татарский.  – Я пробовал думать – не выходит. Ты бы поездил по окраинам, поспрашивал у мужиков.

    Саша Бло недовольно наморщился.

    Да я пробовал вначале, – сказал он. – Стакан нальешь, в глаза заглянешь, а тебе в ответ: «Да разъ..ись ты на х.., Мерседес козлиный». Они круче «мерседеса» ничего представить не могут… И все так деструктивно…».

    Рассмотрев данный отрывок, в первую очередь отметим тот факт, что в «комитете» существует отдел «русской идеи», в котором она и разрабатывается. А раз «комитет» в романе – это образ рекламы и телевидения, то выводим следующую мысль – телевидение и реклама разрабатывают и создают «русскую идею». Для чего? Для того, чтобы руководить страной. По роману, как уже говорилось ранее, реклама и телевидение руководят и управляют страной, «обществом потребления».

    Во-вторых, отмечаем тот факт, что поиск «идеи» осуществляется в среде простого народа, для которого она и должна оправдывать сложившийся политический строй. Это напоминает поэму, рассказанную Татарскому после принятия галлюциногенных мухоморов призраком чечена Гусейна. Процитируем диалог Гусейна и Татарского.

    «Гусейн не удивился. Чуть подумав, он ответил:

    Была такая поэма у аль-Газзави. «Парламент птиц». Это о том, как тридцать птиц полетели искать птицу по имени Семург – короля всех птиц и великого мастера.

    А зачем они полетели искать короля, если у них был парламент?

    Это ты у них спроси. И потом, Семург был не просто королем, а еще и источником великого знания. А о парламенте так не скажешь.

    И чем все кончилось? – спросил Татарский.

    Когда они прошли тридцать испытаний, они узнали, что слово «Семург» означает «тридцать птиц».

    От кого?

    Им это сказал божественный голос».

    Таким образом, поэма наталкивает на мысль, что «русской идеи» как таковой и нет, что и поиск «русской идеи» закончится ничем. «Русская идея» – это русский народ, русские люди.

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    Понятие «русской идеи» – одно из самых центральных в русской культуре. Его формирование связано с духовным бытием русского народа, его исторической миссией.

    Следует отметить, что понятие «русская идея», являясь одним из ключевых и концептуальных, вместе с тем является и одним из дискуссионных.

    Наиболее корректными его определениями являются концепции философов конца XIX – начала XX в.в. Н. А. Бердяева, В. С. Соловьева, И. А. Ильина, Н. Я. Данилевского, а также современных исследователей В. О. Авченко, В. В. Аксючица, А. В. Гулыги, А. И. Солженицына, С. И. Сухоноса. Их работы акцентируют внимание на важности этого понятия, на его «цементирующем» для русского народа свойстве.

    По-своему подходил к ней В. О. Пелевин – современный российский писатель. Наиболее полно его взгляды выражены в романе «Generation «П»».

    Современная «русская идея», по В. О. Пелевину, – это та идея, которая бы оправдывала то «общество потребления», которое образовалось в 90-х годах XX века; та идея, которая стояла бы за оборотом денежных средств.

    M. Battis интерпретировал содержание романа «Generation «П»» следующим образом: «Пламя Потребления не должно гаснуть – за это отвечает реклама и средства массовой информации. Словами и всякими виртуальными техниками они должны инсценировать всегда разные события и создавать новые товары и имиджи, приобретение которых обещает счастье» [27]. Должны они придумать и ту идею, которая должна оправдать всё это, – ту самую «русскую идею».

    Такая идея главным героем Вавиленом Татарским не была найдена. Вместе с тем автор дает понять, что её как таковой и не существует.

    Свои мысли по этому поводу писатель выразил в одном из своих немногочисленных интервью. Приведем наиболее важный фрагмент из него.

    «И последний вопрос – пафосный: сейчас все охотятся за «национальной идеей». На сегодняшний день вы – чуть ли не единственный писатель, которого читают совершенно разные социальные слои населения. Так что вам бы и следовало внести свою лепту в ее разработку…

    – Национальная идея нужна не людям, а идеологам. Идеологи нужны по большому счету только самим себе. Лихорадочные поиски национальной идеи – самый яркий симптом болезни общества. Но общество выздоравливает не потому, что эту идею находят. Скорее происходит прямо наоборот – о необходимости такой идеи забывают, когда общество выздоравливает. Как-то я спросил одного шведа: «Какая у вас в Швеции национальная идея?» Он пожал плечами и ответил: «Живут люди». Пока наши начальники не допрут до похожей национальной идеи, нас всегда будет кидать из оврага в овраг» [17].

    БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

    1. Авченко В. О. Познать Россию [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /religion/avch_ros.html

    2. Аксючиц В. В. Бог и отечество – формула «русской идеи» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /religion/gulyga_rusidea.html

    3. Алексеева В. А. Национальная идея [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /dictionary/183/word/nacionalnaja-ideja

    4. Бердяев Н. А.  «Русская идея» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /author/nikolayi_aleksandrovich_berdyaev/russkaya_ideya/read_online.html?page=1

    5. Веллер М. И. Великий последний шанс [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /WELLER/r_poslednij_shans.txt

    6. Виноградов И. И. Еще о Солженицыне, «национальной идее» и «особом» русском пути [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /modules/sections/index_op_viewarticle_artid_249. html

    7. Гулыга А. В. «Русская идея» и ее творцы [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /biblio/archive/guliga_rus/

    8. Данилевский Н. Я. Россия и Европа [Электронный ресурс]. – Режим доступа: s.ec/b/164714

    9. Достоевский Ф. М. Полное собрание сочинений в 30 томах. – Ленинград, 1972 – т. 26. с. 131.

    10. Дьякова К. И все-таки он – SAPIENS: элементарная интерпретация романа В. О. Пелевина «Generation «П»» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /pelevin_162_0.html

    11. Ильин И. А. О грядущей России [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /POLITOLOG/IILIN/istoii.txt

    12. Катасонов В. Н. Национально-государственная идея России [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /lineks.html

    13. Князева М. Особенности русского постмодернизма на примере романа В. О. Пелевина «Generation «П»» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /stati

    14. Логинова Н. Что такое национальная идея [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /4biblioteka/2fond/fondL/loginchto.htm

    15. Межуев В. М. Русская (национальная) идея как цивилизационный выбор России [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /pdf/synergia_220509/3.pdf

    16. Написано кровью. Интервью А. И. Солженицына журналу «Шпигель» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /news/326900

    17. Наринская А. Интервью В. О. Пелевина журналу «Эксперт» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /interview/o-exprt/1.html

    18. Пелевин В. О. Generation «П» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://pelevin.nov.ru/romans/pegenp/

    19. Плясова В. В. Постмодернистская проза и ее представители. Постмодернизм В. О. Пелевина [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /viewtopic.php?f=79&t=24

    20. Солженицын А. И. Бодался теленок с дубом [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /PROZA/SOLZHENICYN/telenok.txt

    21. Солженицын А. И. Как нам обустроить Россию? [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /PROZA/SOLZHENICYN/s_kak_1990.txt

    22. Соловьев В. С. «Русская идея» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /soloviev/russianidea.html

    23. Сулакшин С. С. Национальная идея России. Программа действий (постановка задачи) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /pdf/synergia_220509/2.pdf

    24. Сухонос С. И. Новая русская идея: Духовность, Справедливость, Единство [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /rus/doc/0001/005a/00011111.htm

    25. Шапиро Я. Пепса по-пелевински [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /pelevin_242_0.html

    26. «Энциклопедия Кругосвет» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /node/34629?page=0,0

    27. Battis M. ОВП «РУСПУКС» – ПРИВАТИЗАЦИЯ… [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /stati

    Жизнь замечательного Пелевина. Неизвестная биография автора «Generation П» | Персона | Культура

    Пелевин — самая закрытая и секретная фигура современной русской литературы. Впрочем, тут палка о двух концах: надо понимать, что эту таинственность во многом раздувает сам Пелевин. То есть, собственно говоря, сам Пелевин не делает ничего — просто ничего. Только раз в год выпускает по книжке. Он не дает интервью, в сети висит лишь несколько его старых фотографий — словом, затворник, отшельник. По этой причине его сравнивают с Сэлинджером — хотя другие бы сказали, что их объединяет больше то, что оба мужчины или что оба едят суп.

    Обложка книги «Generation П»

    Тайну, которую своим бездействием в области самопиара создает Пелевин, находит живой отклик в народе. Непривыкшие к такому поведению, мы и окрестили его загадочным. А может, ему просто нечего сказать? Или жизнь у него не особенно интересная?

    Интересная или нет, но о ней российским и зарубежным почитателям Пелевина почти ничего не известно. Однако не так давно в свет вышла книжка, которая по непонятным причинам прошла почти незамеченной и сенсацией не стала, — «Пелевин и поколение пустоты» (изд-во «Манн, Иванов и Фербер»). Журналисты Сергей Полотовский и Роман Козак скрупулезно вытащили на свет божий все, что только можно было найти о Пелевине, опросили его друзей, знакомых и даже учителей.

    В день рождения автора «Омон Ра», «Чапаев и пустота» и других культовых романов AиФ.ru публикует любопытные факты из жизни Виктора Пелевина, собранные для книги «Пелевин и поколение пустоты».

    ***

    — В 1998 году журнал New Yorker назвал Пелевина в числе лучших молодых (около 35 лет) писателей планеты. О Пелевине там было написано три предложения, в которых он сравнивается со знаменитым американским писателем, сатириком-абсурдистом и ветераном Второй мировой Джозефом Хеллером. А в 2009 популярный портал openspace.ru прозвал Пелевина главным интеллектуалом России.

    ***

    — Виктор Пелевин не ведет блогов, сайтов и аккаунтов. Сайт www.pelevin.ru представляет из себя одну страницу с изображением недостроенного Дворца советов (с громадным Лениным на макушке) и обращением: «Витя! Когда найдется время, позвони мне, чтобы доделать сайт. А то люди ждут, и ничего не происходит. Мой телефон: 926-18-00. Тема». Речь идет об Артемии Лебедеве.

    ***

    — Мама Пелевина — директор гастронома № 8 (Пятницкая, 52) Зинаида Ефремова, папа — преподаватель военной кафедры МГТУ им. Баумана Олег Пелевин. В детстве он жил с родителями в крошечной квартирке на Страстном бульваре и ходил в школу в Леонтьевском переулке. Позже отцу по военной линии дали трехкомнатную квартиру в Чертаново, где писатель жил очень долго, а недавно купил еще одну квартиру в том же районе.

    ***

    — После школы поступил в Московский энергетический институт на факультет электрооборудования и автоматизации промышленности и транспорта. Известно, что учился там на отлично и получал стипендию в 45 рэ. Кроме того, писал выделявшиеся по форме и содержанию фантастические рассказы в институтскую стенгазету.

    Кадр из фильма по роману «Generation «П»»

    ***

    — В 80-х перемещался по Москве, ходил в модной кожаной куртке, читал Кастанеду и изучал дзен-буддизм. Его друг тех времен Сергей Москалев вспоминает в своей книге «Словарь эзотерического сленга»: «Когда в начале 80-х появилась в Москве уринотерапия, первыми адептами ее стали несколько мистиков. Витя П. очень бравировал тем, что пил свою мочу. Во время одного из вечерних сборищ с застольем он сказал, что не будет пить вина, но, если ему позволят, он тяпнет мочи. Все, естественно, согласились, он принес полстаканчика мочи, пристроил его между угощением, искоса глядя на реакцию окружающих, но вдруг вспомнил, что ему понадобится запить, вышел на кухню за водичкой. Когда он вернулся, то увидел смеющегося NN в окружении восхищенных лиц: оказалось, тот „махнул“ Витину мочу. Витя понял, что акции его крутизны резко упали, и стал капризничать, мол, что же он будет теперь пить и т.д. Тогда NN невинно так говорит: „Хочешь, я тебе своей налью?“».

    Впрочем, тот факт, что под Витей П. имеется в виду именно Пелевин, еще надо доказать.

    ***

    — После института и аспирантуры работал над проектом электропривода городского троллейбуса с асинхронным двигателем, а по распределению попал в троллейбусный парк на улице Лесной. В то же время начал писать статьи для журналов.

    ***

    — Первой популярной работой Пелевина стал перевод английской книги «Гадание по рунам» Ральфа Блюма, опубликованный в журнале «Наука и религия» тиражом около миллиона экземляров. Любители гаданий писали в редакцию письма с вопросами и предложениями. А первая художественная публикация — крошечный рассказ «Колдун Игнат и люди», опубликованный в «дырке» в одном из номеров этого журнала за 1989 год.

    ***

    — В 1988 году поступил в Литературный институт на заочное отделение — семинар прозы. Тот самый институт, который недавно признали неэффективным. Бросил спустя три года. Биографы писателя нашли один из отзывов на рассказы Пелевина, которые обсуждались на семинарах его мастера Михаила Лобанова. «Авторские поиски, идущие скорее от отвлеченного философствования, а не от подлинного духовного опыта». Надо сказать, именно из-за отвлеченного философствования сегодня не приемлют Пелевина те читатели, которые не причисляют себя к его поклонникам.

    ***

    — Повесть «Омон Ра», написанная в 1991-м и вышедшая в 1992-м, в 1993-м получила две литературные премии созданного под патронатом Бориса Стругацкого объединения фантастов «Интерпресскон».

    ***

    — В своей книге «Хрониках российской Саньясы» Владислав Лебедько («академик странных академий», психолог, маг, эзотерик) намекает, что именно он стал прототипом образа Чапаева. Кроме того, он вспоминает: «Один раз мы с П-ным нажрались грибов так, что П-н вышел из Васиного дома на четвереньках, укусил грозную собаку овчарку так, что она забилась в будку, потом пошел в другой домик, лег спать и всю ночь толкал кого-то. Потом утром проснулся — он, оказывается, с другой грозной овчаркой спал».

    ***

    — Фраза Чапаева «Вот вам моя командирская зарука» из романа «Чапаев и пустота» ушла в народ как крылатая. Еще одна из самых известных пелевинских цитат: «Антирусский заговор, безусловно, существует — проблема только в том, что в нем участвует все взрослое население России».

    ***

    — Рок-музыкант Сергей Шнуров: «В „Чапаеве“ есть такой х.., который поет жопой. Прочитав Пелевина, я понял, что нужно делать группу „Ленинград“. Через год это и случилось».

    Кадр из фильма по роману «Generation «П»»

    ***

    — Действительно широкую популярность Пелевин получает в 96-м, когда издается, а потом переиздается «Чапаев и пустота». К концу десятилетия он становится вполне высокооплачиваемым писателем. «В 1999 году Пелевин мог заработать почти 10 тысяч долларов».

    ***

    — По словам критика Татьяны Москвиной, в текст «Поколения П» включены слова, сказанные однажды Борисом Березовским. Их встреча произошла в 1998 году в помещении верхнего буфета Театра имени Моссовета после спектакля «Горе от ума», где Олег Меньшиков, режиссер-постановщик и исполнитель главной роли в этом спектакле, праздновал свой день рождения.

    «Березовский был таким же, как на экране телевизора, — маленький, аутичный, кажущийся печальным, ничего не излучающий, — пишет критик Татьяна Москвина. — Он поблагодарил Меньшикова за доставленное сегодня удовольствие. «Я даже не заснул, как обычно, — признался олигарх. — Вы, Олег, уносите нас в прекрасное, фантастическое царство, где мы забываем, насколько мерзка жизнь… — Тут Березовский саркастически и скорбно засмеялся: — Вы даже не представляете, насколько она мерзкая, эта жизнь…».

    По словам Москвиной, на встрече присутствовал и Пелевин. «Автор «Чапаева и Пустоты» держал Меньшикова за руки и, почему-то поминутно целуя его то в левую, то в правую щеку, пытался рассказать буддийскую притчу про ад цветных металлов, который предназначен специально для актеров, — вспоминает Москвина . — А Борис Абрамович сказал тост в честь артиста, запомнившийся, кстати, Пелевину, потому что тот вставил кое-что из этого текста в свой роман «Поколение П».

    ***

    — Популярная реклама «Квас не кола, пей „Николу“» растет ногами из романа Пелевина — в «Generation «П» возник слоган «Спрайт — не кола для Николы».

    «Слоган „Квас не кола, пей „Николу“!“ навеян произведением «Generation П» Виктора Пелевина, — признавался в интервью газете „Деловой Петербург“ Никита Волков, директор по маркетингу „Деки“. — Мы зарегистрировали наш товарный знак в марте, и все права на него принадлежат нам. Все время хотим поблагодарить Пелевина, но контактов нет“. Производители якобы пытались выйти на Пелевина, чтобы выкупить у него права на слоган, но не достигли успеха. Поэтому решили использовать его на свой страх и риск».

    ***

    — В 1997 году несколько завсегдатаев «Клуба чайной культуры», в число которых входил и Пелевин, отправились в тур по даосским монастырям. синолог Бронислав Виногродский и художник Гермес Зайгот вспоминают эпизод, связанный в запиской, которую как-то утром они обнаружили в одном из монастырей: «Я, Виктор Пелевин, начинаю трехдневный ритрит (обет — В.К.) молчания. Просьба меня не беспокоить. Все вопросы в письменном виде».

    ***

    — Практически во всех пелевинских произведениях в том или ином виде упоминается кокаин.

    ***

    — По словам разных друзей, в «тусовочные» годы в среде любителей эзотерики курили и употребяли все, что только можно было найти, включая грибы (хотя именно кокаин был редок). Есть свидетельства того, как Пелевин интересовался таблетками экстази и использовал другие наркотики. Но сейчас, говорит Зайгот, «он ничего не употребляет, катается на велосипеде и ведет очень здоровый образ жизни, занимается тай-чи. Прется на чае».

    ***

    — Легенда гласит, что, перейдя из издательства «Вагриус» в «Эксмо», Пелевин запросил миллион долларов авансом в обмен на обязательство каждый год выдавать по книге, и очень высокие роялти — один доллар с каждой отпечатанной книги.

    ***

    — По словам Гермеса Зайгота, у Пелевина есть «одно пространство — квартира в Чертанове под квартирой его мамы, так там одна комната — это жесткая лежанка, маленький столик с Playstation и громадный телевизор; абсолютно белые стены и зеркальный шкаф, в котором десять одинаковых черных костюмов.

    ***

    — Громкий скандал в 2006 году, когда за месяц до публикации романа «Empire V» черновой текст книги попал в интернет, до сих пор не раскрыт — был это пиар-ход или правда. Было заведено уголовное дело, злоумышленник, выложивший рукопись в сеть, был найден, но не был привлечен к ответственности за недостаточностью улик.

    ***

    — По выходу фильма «Generation P» Пелевин написал режиссеру отзыв: «Фильм мне нравится». В написании сценария и съемках не участвовал никак.

    Кадр из фильма по роману «Generation P»

    ***

    — «Когда я о нем тогда писал, мне Глеб Успенский дал его домашний номер (мобильные были еще не в ходу), — вспоминает Алексей Беляков. — Звоню: „Алло, здравствуйте!“. Отвечает глухой мужской голос: „Ты звонил. Ты звонил-звонил-звонил. Звонил…“ и так монотонно бормочет несколько минут, словно находясь в иной реальности. Я понял, что контакт невозможен, и повесил трубку. Больше по этому номеру уже никто не отвечал.

    Впрочем, нельзя исключать и того, что Беляков просто ошибся номером».

    Поколение П(резентации) — Год Литературы

    Текст: Наталья Лебедева, РГ, специально для «Года литературы»

    Фото: фрагмент работы студента МГПУ Всеволода Букалина «В. Пелевин «Generation «П». История одной обложки»

    Каждый раз, заходя в школьный класс или в студенческую аудиторию, хороший педагог думает о том, как увлечь подопечных своим предметом, как научить читать и размышлять, а не просто заучивать формулировки из учебников и справочников. Свой подход к новому поколению «клипового» сознания нашла доцент кафедры русской литературы МГПУ, кандидат филологических наук Ирина Мурзак.

    Она сделала ставку на «метапредметные технологии», которые заставляют учеников самостоятельно мыслить и обобщать полученные знания. В отличие от традиционного подхода, требующего заучивания и шаблонного применения готового алгоритма, метапредметность позволяет формировать у школьника творческий подход к изучению материала.

    — Культурологические сдвиги последнего столетия не только резко изменили роль литературы в жизни социума, но и предопределили изменения в гуманитарном образовании, — объясняет Ирина Ивановна. —  Возможно, скоро в школе на смену предмету «литература» придет курс «мировая художественная культура», а курс «истории» постепенно вытеснится «обществознанием». Общество начинает изучать текст культуры в целом. А внимание современных школьников все чаще привлекают различные способы восприятия визуального образа литературного текста: иллюстрации, экранизации, сценические версии, квесты по произведениям классики.

    Без сомнения, иллюстрации помогают понять текст, раскрыть его содержание в зрительных образах. Но текст, по словам Ирины Мурзак, всегда полифоничнее его истолкования.

    Все чаще традиционная книжная иллюстрация уступает место различным перформансам, инсталляциям, переложениям, буктрейлерам, комиксам и «фанфикам». Глядя на все это многообразие, невольно задаешься вопросами. Что это? Исчерпанность текстуального или же новый уровень прочтения текста? Насколько в таких произведениях сохраняется дух и настроение исходной идеи, является ли это самостоятельным произведением?

    — Если в прошлом веке иллюстрация — комментарий сюжета, то теперь — акт творчества,  говорит Ирина Мурзак. — Мир фиксирует, хранит, воспроизводит информацию в виде живых актов общения, создавая даже иллюзию соучастия.

    Знаменитый лингвист, президент Института русского языка им. А. С. Пушкина Виталий Григорьевич Костомаров так объясняет этот способ восприятия художественного текста: «Нынешняя техногенная эпоха подарила людям чудесную возможность хранить знания не только в письме и чтении, но и более естественно, наглядно и красочно. Аудио- и видеозаписи, кино и телевидение, мобильная телефония, компьютер и особенно интернет коренным образом меняют исторически сложившееся языковое существование людей».

    Сейчас в интернете можно найти буктрейлеры и к «Евгению Онегину», и к роману «Война и мир». Эта новая форма требует еще осмысления. И, прямо скажем, существенного развития. Но уже понятно: рождается новый вид искусства, которое, теоретически, способно по-новому раскрыть мир книги.

    Чтобы понять, как «метапредметный подход» работает на практике, предлагаем вашему вниманию несколько работ студентов МГПУ:

    Всеволод Букалин «В. Пелевин «Generation «П». История одной обложки»

    Анастасия Елистратова «Базаров в стиле “манга”»

    Иван Солодовников «“Brand” Олега Сивуна глазами молодого исследователя»

    Ссылки по теме:

    Видеолекция. А. И. Куприн, 26.02.2016

    «Дети читают. Но другую литературу», 27.02.2016

    Еще раз о (не)переводимости: трансметические и интертекстуальные каламбуры в «Поколении П» Виктора Пелевина и его переводах

    Акерман Г. и Лоррейн П., переводчики. (2001). Homo zapiens: [римский]. Виктор Пелевин [Виктор Пелевин]. Париж: Éditions du Seuil.

    Аптер, Э. (2013). Против мировой литературы: о политике непереводимости. Лондон: Оборотная сторона.

    Аттридж, Д. (2009). «Распаковываю чемодан; или кто боится «Поминок по Финнегану?».В Bloom, H. (ed.), Blooms Modern Critical Views: James Joyce, New Edition, Chelsea House, стр. 5–24.

    Бэр, Б. (2011). «Теория перевода и политика холодной войны: Роман Якобсон и Владимир Набоков в Америке 1950-х». В Бэр, Б. (ред.), Контексты, подтексты и предлоги: художественный перевод в Восточной Европе и России. Амстердам: издательство John Benjamins Publishing Company, стр. 171–186.

    Басснетт, С. (2002). Переводческие исследования. 3-е издание. Рутледж.

    Беккет, С. (2009). Мерфи. Лондон: Фабер и Фабер.

    Биби, Т. (2012). Transmesis: внутри черного ящика перевода. Нью-Йорк: Пэлгрейв Макмиллан.

    Блейк, Г. (2012). Оговорка по Фрейду — это когда вы говорите одно, но имеете в виду свою мать: 879 забавных, прикольных, модных и веселых каламбуров . Нью-Йорк: Издательство Skyhorse.

    Блейзинг, М. (1995). Политика и форма в постмодернистской поэзии: О’Хара, Бишоп, Эшбери и Меррилл.Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Бромфилд А., переводчик. (2002). Homo Zapiens Виктора Пелевина. Нью-Йорк: Викинг.

    Каллер, Дж. (1988). «Зов фонемы: введение». В Culler (ред.), О каламбурах: основа букв. Лондон: Бэзил Блэквелл, стр. 1–16.

    Дэвис, Кэтлин. «Подпись в переводе». В Делабастита, Д. (ред.), Traductio: Очерки каламбура и перевода. Рутледж, стр. 23–43.

    Делабастита, Д. (1993). Есть двойной язык: исследование перевода шекспировской игры слов с особым упором на Гамлета. Амстердам: Родопи.

    Делабастита, Д. (1996). ‘Введение’. Игра слов и перевод, специальный выпуск The Translator 2(2), стр. 127–139.

    Делабастита, Д. (2004). «88. Литературный стиль в переводе: игра слов». В Kittel, H. et al. (ред.), Übersetzung — Перевод — Перевод.Teilband 1: Ein Internationales Handbuch Zur Übersetzungsforschung = Международная энциклопедия переводоведения = Международная энциклопедия De La Recherche Sur La Traduction. Берлин: Вальтер де Грюйтер и Ко

    Деррида, Дж. (1986). «Пословица: «Тот, кто каламбурит». В Ливи, Дж., Улмер, Г., и Деррида, Дж. (авторы), Glassary. Линкольн, Небраска: Издательство Университета Небраски.

    Деррида, Дж. (1985). «Путешествие по Вавилону». В Грэм, Дж.(ред.), Разница в переводе. Итака: Издательство Корнельского университета, стр. 165–207.

    Иглтон, Т. (1977). «Перевод и трансформация». Стенд 19 (3), стр. 72–77.

    Фрейд, С. (2002). Шутка и ее отношение к бессознательному. Перевод Джойс Крик. Лондон: Пингвин.

    Грюнер, К. (1997). Игра юмора: комплексная теория того, почему мы смеемся. Нью-Брансуик, Нью-Джерси: Transaction Publishers.

    Германс Тео.(2009). «Переводимость», Бейкер, М. и Салдана, Г. (ред.), Routledge Encyclopedia of Translation Studies, Лондон: Routledge, стр. 300–303.

    Ивашкив Р. (2018). «Трансмезис в поколении «П» Виктора Пелевина и английском переводе Эндрю Бромфилда». Переводоведение, 11 (2), стр. 201–216.

    Якобсон, Р. (2000). «О лингвистических аспектах перевода». In Venuti, L (ed.), The Translation Studies Reader, Лондон: Routledge, стр. 113–118.

    Джонстон, К., переводчик. (1979). Евгений Онегин. Автор Александр Пушкин. Нью-Йорк: Книги пингвинов. Получено с 1 сентября 2018 г. с http://lib.ru/LITRA/PUSHKIN/ENGLISH/onegin_j.txt.

    Кьеркегор, С. (2011). «Семь дней без каламбура делают человека слабым. Две функции игры слов в литературе и теории литературы». Журнал литературы, языка и лингвистики 3 (1), стр. 1–9.

    Кестлер, А. (1964). Акт Творения.Макмиллан.

    Левин, SJ (2009). Подрывной писец: перевод латиноамериканской художественной литературы. Далки Архив Пресс.

    Липовецкий, М. (1999). «Голубое сало поколения, или Два мифа об одном кризисе». Знамя, т. 1, с. 11. Журнальный зал Источник: http://magazines.russ.ru/znamia/1999/11/lipovec.html, 1 октября 2018 г.

    Партингтон, А. (2006). Лингвистика смеха: исследование смеха с помощью корпуса.Лондон: Рутледж.

    Пелевин В. (2003). «Виктор Пелевин: история России – это просто история моды. [Виктор Пелевин: история России — это просто история моды]». Опрос. «Парк Культуры». Газета.ру. Получено 1 сентября 2018 г. с сайта www.gazeta.ru/2003/09/02/viktorpelevi.shtml.

    Пелевин В. (2003). Поколение «П» [Generation «P»]. В Песнях царства «я». Москва: Вагрий.

    Полотовский С.и Козак, Р. (2012). Поколение Пустоты. Манн, Иванов и Фербер.

    Прието Дж., переводчик. (2003). Хомо Запиенс. Виктор Пелевин. Барселона: Мондадори.

    «каламбур, №1». (2018). ОЭД онлайн. Издательство Оксфордского университета. Получено 20 октября 2018 г. с http://www.oed.com/view/Entry/154549?result=1&rskey=cp3VUd&.

    Пурсглов, М. (2008). «Dulcis fumus patriae: Тютчев, Тургенев и дым.В Эндрю, Дж., Оффорд, Д. и Рейд, Р. (ред.), Тургенев и русская культура: Очерки в честь Ричарда Писа, Родопи, стр. 285–300.

    Пушкин, А. (1833). Роман в стихах Евгений Онегин. Получено 1 сентября 2018 г. с http://www.poetry-classic.ru/8-13.html.

    Редферн, В. (1985). Каламбуры. Оксфорд, Великобритания: Блэквелл.

    Роднянская, И. (1999). «Этот мир придуман не нами» [Этот мир придумали не мы].Новый мир, вып. 8. Журнальный зал. Источник: http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1999/8/rodnyan.html.

    Роевска-Олеярчук Э., переводчик. (2002). Поколение «П.» Виктор Пилевин [Виктор Пелевин]. Wydawnitctwo W.A.B.

    Сандер, Э. (2014). Трудности перевода: иллюстрированный сборник непереводимых слов со всего мира. Беркли, Калифорния: Ten Speed ​​Press.

    Спивак Г.Ч. (2012).«Политика перевода». In Venuti, L (ed.), The Translation Studies Reader, Лондон: Routledge, стр. 312–331.

    Тартаковский Ж. «Каламбур на века». Нью-Йорк Таймс. Получено 1 октября 2018 г. с https://www.nytimes.com/2009/03/28/opinion/28Tartakovsky.html.

    Третнер А., переводчик. (2000). Поколение П. Виктор Пелевин [Пелевин]. Verlag Volk и Welt.

    Ульмер, Г. (1988). «Пунцепт в грамматологии».В Каллер, Дж. (редактор), О каламбурах: основа букв. Лондон: Бэзил Блэквелл, 1988, стр. 164–189.

    Венути, Л. (2014). «Перевод, интертекстуальность, интерпретация». Романтические исследования, 27(3), стр. 157-173.

    Винокур, В. и Режуи, Р. (2018). «О совместном переводе». В Левине С.Дж. и Латиф-Ян, К. (ред.), Непереводимость становится глобальной. Нью-Йорк и Лондон: Рутледж.

    «игра слов, н» (2018). ОЭД онлайн.s`’H7D&I]»Jmpj/hYOE]Ek2[Ft9=5fUA[oGS>DtGqrjUrP$hsFQY]m’A#@*!f+0,[email protected]»8i%U\P\Ed[b;972ITT]= Q#IF=(7″gjaTGVZgq(0Urt+ek*.dE#?Q0Yikmi.s$IK>5kl/*G;E8~> конечный поток эндообъект 5 0 объект > поток Gb!gk:D:N/)[email protected][jI!+!O3$N~> конечный поток эндообъект 6 0 объект >/Граница[0 0 0]/Прямая[306 82,125 469,534 91,125]/Подтип/Ссылка/Тип/Аннотация>> эндообъект 7 0 объект >/Граница[0 0 0]/Прямая[35 39,5 110,75 64,5]/Подтип/Ссылка/Тип/Аннотация>> эндообъект 8 0 объект > поток Gb»/,a`?FO’%FD4D95H’iJ[[email protected]&-QF#d(NscPop>6″f/*&Vb.N=k!;ij#_G>#r;B>e,m])f!P:sHrq»1A63KRcQ9Zp7YiF-B63KRcB&M=6+:SE&X&V8eApqEW5dMG# PqCPotl7j8A’N\>T3$CgAE?+:&p.LTAk/9[\TDl]6FO61F=1Q![/Ajj$a7?(?JX7jc(bYRBUqR2p68iI3RN1pZd.C[7dSiCZKh4`Mf=ha>*Mf]MY»hBTi!;?)V%O&Mu8#.+» конечный поток эндообъект 13 0 объект >/Граница[0 0 0]/Прямоугольник[54.288 539.9 203.064 549.5]/Подтип/Ссылка/Тип/Аннотация>> эндообъект 14 0 объект >/Граница[0 0 0]/Прямоугольник[55,056 529,9 208,84 539,5]/Подтип/Ссылка/Тип/Аннотация>> эндообъект 15 0 объект >/Граница[0 0 0]/Прямоугольник[36 510,5 114,104 520,5]/Подтип/Ссылка/Тип/Аннотация>> эндообъект 16 0 объект >/Граница[0 0 0]/Прямоугольник[36 411,5 111,896 421,5]/Подтип/Ссылка/Тип/Аннотация>> эндообъект 17 0 объект >>>/Повернуть 0/Транс>/Тип/Страница>> эндообъект 18 0 объект > поток х}jXs_;Yk r·kC#9>Œ整ky} s?Otn|x6Ccx·······························································~o’=i6u44h 4п.}ν конечный поток эндообъект 19 0 объект > поток х | |[ŝ̻tX-ɒlz}ٲ,v;۱sI|vBCR)!Pڥ.EB-s˶_w9z( =ɲ@͛ FiĢڣMPp]*n+4w eqhOXZ: G_sk!V:.H cwxBv7wȉa

    Постсоветская пустота (Владимир Маканин и Виктор Пелевин)

    https://doi.org/10.1016/j.euras.2012.10.001Получить права и содержание Русские романы конца 1990-х.Его можно найти как в «Андеграунде» Владимира Маканина, так и в двух романах Виктора Пелевина «Поколение «П» и «Чапаев и Пустота».После падения Советской власти циничный герой Пелевина из «Поколения «П» из литературы переходит в рекламный бизнес, а в романе «Чапаев и пустота» легендарный герой советской Гражданской войны Чапаев превращается в проповедника квазибуддийского ничтожества. Герой Маканина, писатель Петрович, отказывается от своей профессии, чтобы работать сторожем в приютах для бездомных. Его самоуничижение соответствует традиции кенотизма (от греческого слова kenós = пустой), сыгравшей важную роль в истории русской религиозной и культурной жизни.Критикуя гиперморализм классической русской литературы, Маканин намечает новый образ писателя, противостоящего русскому литературному мифу, но все же пропагандирующего нравственные и религиозные ценности. Романы Пелевина, отражающие релятивизм постмодернистской поэтики, акцентируют внимание на другой проблеме – стирании граней между реальностью и иллюзией. В «Поколении «П» СМИ и реклама создают обманчивые симулякры реальности, а в «Чапаеве и Пустоте» деконструкция советской мифологии принимает форму кошмара.Неудивительно, что среди образов пустоты в трех романах довольно часто встречается знаменитый «Черный квадрат» Малевича с его многочисленными аналогами в виде черных дыр или всевозможных пустых пространств. Пустоту можно считать характерной чертой атмосферы 1990-х годов, когда россияне чувствовали себя в культурном вакууме где-то между государственным хозяйством и разнузданным капитализмом, между советским порядком и «послерабским» (Маканиным) хаосом.

    Рекомендуемые статьиСсылки на статьи (0)

    Copyright © 2012 Азиатско-Тихоокеанский исследовательский центр, Университет Ханьян.Производство и хостинг Elsevier Ltd.

    Рекомендованные статьи

    Ссылки на статьи

    CEEOL — подробности статьи

    трансметические и интертекстуальные каламбуры в «Поколении П» Виктора Пелевина и его переводах

    Автор(ы): Роман Ивашкив
    Тема(ы): Языковедение и литературоведение, теоретическая лингвистика, прикладная лингвистика, прагматика, описательная лингвистика, переводоведение Ключевые слова: игра слов; каламбуры; непереводимость; трансфикция; трансмезис; многоязычие

    Резюме/Аннотация: Вавилен Татарский, главный герой романа русского писателя Виктора Пелевина «Поколение П» (в переводе Эндрю Бромфилда на английский как Homo Zapiens), работает над адаптацией американской рекламы для российского рынка и становится свидетелем того, как реальность бурных 1990-х в России заменяется телевизионной симуляцией, ориентированной на потребителя.Каламбуры в рекламных слоганах, которые переводит Татарский, вкрапленные на протяжении всего романа, занимают центральное место в его сюжете. Некоторые из этих каламбуров отличаются большей сложностью, чем другие: помимо использования омонимии, омофонии, омографии, паронимии и полисемии, они включают трансмезис, многоязычие и интертекстуальность. В этой статье сравнивается подход переводчиков Пелевина (английский, немецкий, польский, испанский и французский) к этим сложным каламбурам. Цель этого сравнительного анализа состоит в том, чтобы продемонстрировать, как интертекст(ы), возникающие в результате игры слов, могут, с одной стороны, препятствовать переводу, а с другой, открывать возможности для творческих решений, производя новые следы и отголоски значения, которые делают акт перевода переводческим. возможен перевод.Вопросы, поднятые различными переводами, указывают на необходимость пересмотра роли и задач переводчика и подчеркивают важность сохранения открытыми дебатов о (не)переводимости. В конечном счете, эта статья призвана внести вклад в непрекращающуюся переосмысление того, что такое художественный перевод и, особенно, что он делает: с текстами, читателями, литературой и, прежде всего, с языком.

    Generation P — Российский киносимпозиум

    Россия, 2011
    Цвет, 112 минут
    Русский с английскими субтитрами
    Режиссер: Виктор Гинзбург
    Сценарий: Виктор Гинзбург, Джина Гинзбург
    Оператор: Алексей Родионов
    Художник-постановщик: Нина Кобиашвили, Дмитрий Петухов, Петр Пророков
    Музыка: Александр Хаке, Майкл Нельсон
    В ролях: Владимир Епифанцев, Михаил Ефремов, Сергей Шнуров, Андрей Фомин, Александр Гордон, Иван Охлобыстин, Роман Трахтенберг, Владимир Меньшов, Андрей Панин, Олег Тактаров, Рената Литвинова.
    Продюсеры: Стас Ершов, Алексей Рязанцев
    Производство: Студия Горького, Комната с

    Поколение П Первый полнометражный фильм Виктора Гинзбурга — экранизация одноименного романа Виктора Пелевина. Этот основополагающий роман конца 1990-х считался «невозможно экранизировать», и эта кажущаяся трудность добавила проекту Гинзбург престижа.


    В фильме мрачная сатира на российскую жизнь конца 1990-х сочетается с антиутопическим взглядом на возвращение России в глобализированный позднекапиталистический порядок.С небольшими вариациями фильм точно повторяет сюжет романа и дает в озвучке прямые или сжатые цитаты из текста Пелевина. Эта близость к оригиналу может рассматриваться как сила или слабость фильма. Хотя Гинзбург доказал, что можно экранизировать «неэкранизируемый роман» Пелевина, он не добавляет нового смысла и не дает оригинальной интерпретации текста Пелевина. Если для зрителей, хорошо знакомых с творчеством Пелевина, он принесет мало сюрпризов, то фильм может послужить введением для зрителей, незнакомых с романом, — если, конечно, их не слишком смущает эзотерический сюжет, усложняющий фильм.


    Поколение P посвящен жизни нового постсоветского человека Вавилена Татарского (Владимир Епифанцев). Непосредственно перед распадом Советского Союза он поступил в Литературный институт, мечтая о жизни советского интеллигента-диссидента. Однако по мере краха советской системы он понимает, что запланированная им роль поэта-диссидента устареет в новом общественном порядке. Он начинает свою постсоветскую жизнь скромным продавцом в одном из вездесущих постсоветских киосков по продаже сигарет, алкоголя и противозачаточных средств.Тем не менее эта невзрачная работа знакомит Татарского с новой культурой потребления, которая вдохновляет его первые рекламные слоганы. Случайная встреча со старым другом Морковиным (Андрей Фомин) и его «художественные таланты» позволяют Вавилену начать новую карьеру успешного рекламного копирайтера. Как дизайнер телевизионных роликов и рекламных плакатов Татарский активно участвует в переходе от социалистического к потребительскому обществу. Положение копирайтера дает ему механизм контроля над современной Россией.В конце концов, Татарский становится лидером правящей элиты, которая управляет этой новой Россией, манипулируя СМИ.


    В фильме сочетаются история профессионального роста Татарского как копирайтера, отраженная в многочисленных рекламных роликах, с его наркотическими галлюцинациями, раскрывающими оккультную связь современного общества с древней вавилонской мифологией. Эту связь между постсоветской реальностью и древним Вавилоном хорошо отражает имя главного героя.Как мы узнаем в начале фильма, имя Татарского, Вавилен, представляет собой сочетание имени Василия Аксенова и Владимира Ленина. Это своеобразное сочетание иронично отражает ценности и противоречия советского поколения 1960-х. Однако на эзотерическом уровне имя Татарский связывает с Вавилоном («Вавилон» по-русски). Фамилия главного героя, Татарский, столь же символична, отсылая одновременно и к татарскому игу, и к древнегреческому tataros или «ад». Эти ссылки придают демонический смысл роли Татарского как главного копирайтера и «символического мужа богини Иштар».Поэтому его имя предвещает эффектное восхождение Татарского на вершину властной иерархии.


    Вавилонская легенда, рассказанная Татарским, представляет древний Вавилон как культуру, одержимую властью и богатством, и те же самые навязчивые идеи управляют жизнью в Москве 1990-х годов. Помимо связи с потребительством, ссылки на Вавилон создают картину в высшей степени заговорщической и иерархической системы, управляемой случайностью. Его знание эзотерического вавилонского мифа в сочетании с необычным именем позволяет Татарскому занимать позицию абсолютной власти.


    Поколение П иронически комментирует тему симпозиума «российский средний класс», тем более что роман Пелевина показательно посвящен «памяти русского среднего класса». На самом непосредственном уровне средний класс был уничтожен экономическим кризисом 1998 года. В то же время само существование среднего класса подрывается конспирологическим принципом романа, тиражируемым в фильме. Подъем главного героя на вершину иерархической структуры иллюстрирует нежелательность принадлежности к российскому среднему классу в силу неустойчивости этого социального положения.Так, ряд друзей и коллег Татарского убиты, а сам он избегает их участи, лишь став оккультным аналогом российского олигарха.


    Идеалы среднего класса, такие как гражданское общество и социальная активность, также явно отсутствуют в мире, одержимом потреблением и борьбой за выживание.


    В этой потребительской автократии политика в значительной степени не имеет значения и диктуется копирайтерами. Виртуальные политики в фильме служат в первую очередь инструментами продакт-плейсмента.Например, копирайтеры контролируют марки сигарет, которые известные (но виртуальные) политики должны и курят, и, в отличие от виртуальных политиков, изменения в продакт-плейсменте имеют реальные последствия. Один из программистов убит за то, что заставил виртуального политика курить сигареты не той марки. Гинзбург добавляет приятный штрих к теме виртуальной политики, представленной цифровой трансформацией шофера Коли (Андрей Панин) в главного претендента на пост будущего президента России.


    Хотя многие критики сочли экранизацию Гинзбург лишенной воображения, фильм собрал более высокие кассовые сборы (4,3 миллиона долларов) в отечественных кинотеатрах, чем любой другой российский фильм того лета. Он также успешно участвовал в многочисленных кинофестивалях, в том числе в Москве, «Кинотавре», Торонто, Сербии, Мумбаи и Карловых Варах, где получил «Хрустальный глобус» в конкурсе новых фильмов Восточной и Центральной Европы. Пелевину фильм понравился, и он даже попросил Гинзбурга адаптировать продолжение Generation P , Empire V .Этот более поздний роман представляет собой еще более антиутопический взгляд на российское общество и еще более запутанный заговор. У Гинзбурга уже есть планы на съемки Empire V , у которого будет значительно больший бюджет, чем у его первого фильма.

    Ирина Анисимова

    Виктор Гинзбург принадлежит к тому же поколению, что и Виктор Пелевин. Гинзбург эмигрировал с родителями в США в возрасте 15 лет. Получил образование в Нью-Йорке, в Новой школе и Школе визуальных искусств, сейчас живет в Лос-Анджелесе.Гинзбург — успешный режиссер рекламных роликов (безалкогольные напитки, джинсы, банковские карты и шампунь) и музыкальных клипов. В 1993 году Гинзбург посетил Россию, где снял свой первый полнометражный мокьюментари « Беспокойный сад » ( Нескучный сад , 1994), посвященный сексуальной жизни московского андеграунда начала 1990-х.

    Фильмография:

    2011 Генерация P (Россия)
    1994 Беспокойный сад (Россия, документальный фильм)
    1985 Alien Rest (США, документальный фильм)
    1980 Ураган Дэвид (США, документальный фильм)

    DAS Motiv der Werbung в немецкая и русская литература — dargestellt andhand Raumers Viktor Vogel und Pelevins Generation P.

    Аннотация

    Настоящая работа представляет собой сравнительный анализ мотивов рекламных понятий, обнаруженных в немецком романе Виктор Фогель Александры Раумер и в русском романе Поколение П. автора Виктор Пелевин. Из соображений удобочитаемости использованное произведение является немецким переводом Generation P. Однако использовались как оригинальный русский текст, так и фильм на немецком языке (который был снят до немецкого романа), и включены главы, посвященные их толкованию.

    Анализ обоих романов содержит обсуждение темы, функции и задачи рекламы в тексте, а также того, как теория маркетинга повлияла на ее литературное воплощение. Кроме того, исследуются отношения между рекламными менеджерами и клиентами.

    В то время как вышеупомянутые аспекты составляют основу сравнительного анализа Виктора Фогеля и Generation P. , диссертация также включает исследования, относящиеся к конкретным работам.Что касается Виктора Фогеля, рекламные мотивы романа сравниваются с теми, что присутствуют в фильме. Аналогичным образом, в отношении Generation P. , реклама в русском оригинале исследуется в сравнении с ее переводом на немецкий язык, а ее интерпретация дополняется кратким изложением российской рекламной культуры.

    Результаты этого анализа пришли к выводу, что в работе Виктора Фогеля сохраняется значительная доля реалистичной и реальной рекламы.Кроме того, выясняется, что реклама в этой работе в первую очередь связана с внутренними процессами маркетингового агентства, а не с реальной рекламой, включение которой осуществляется исключительно в декоративных целях. Однако в оригинальном фильме больше внимания уделяется изображению мотива рекламы, предоставляя больше информации, чем простые визуальные символы.

    В отличие от этих находок, реклама в Generation P. соответствует абсурдной литературной реальности, созданной Виктором Пелевиным.На изображение рекламной деятельности здесь сильно повлияли экономические изменения, происшедшие после краха прежней системы. Рекламные концепции в Generation P. выполняют три основные задачи: описание окружающей среды, развитие главных героев и представление иронии и сатиры. Реклама иностранных товаров концентрируется на предметах, повышающих престиж потребителя (таких как текстиль, алкоголь и сигареты) и подчеркивающих реальный товар, тогда как реклама подлинных российских товаров сосредоточена в первую очередь на сфере услуг.При рассмотрении исходного текста обнаруживаются существенные различия между немецким и русским изданием, которые нельзя объяснить высоким качеством самого перевода, а скорее они являются результатом более поздних правок Пелевина. Стало очевидным, что реклама, подобная той, что встречается в русском романе, заключает в себе явления, противоположные тем, которые используются на Западе.

    Политика и эстетика в эпоху Суркова – Cicada Press

    PDF Download

    Редакторы Cicada Press Мэтью Уитли и Анастасия Осипова недавно создали серию микропубликаций и ризографий для шоу «Вертикальный охват: политический протест и воинствующая эстетика сейчас», организованного Artspace в Нью-Хейвене.Издание под названием « Варвар в гримерке: политика и эстетика в эпоху Суркова » состоит из 2 больших инсталляционных гравюр, а также 12 печатных изданий и сопроводительных текстов, как своего рода бестиарий современных политических концепций, тактик и стратегии. Все это можно легко связать с кремлевским идеологом и стратегом Владиславом Сурковым, которого считают костяком и антигероем издания.

    Из вступительного текста:

    Боюсь, мы выбрали слишком мягкую цель, сосредоточившись на этом человеке.Детский жир прилипает к его щекам. Его лицо перезрело. Он низко висящий плод, идеальное клише постмодернистского кукловода, карикатура, приехавшая в Россию с десятилетним опозданием и принятая с полной провинциальной самоотверженностью. По правде говоря, мы не находим в его характере ничего выдающегося и совершенно не заботимся о его нравственных сомнениях, его вине и ироническом самосознании, которое он выставляет напоказ в своих стихах и романах (этот человек — сентиментальный ублюдок). Но мы надеемся использовать его скелет.Если бы Суркова перенесли на подиум, вы бы сказали, что у него идеальная модельная фигура, во что бы вы его ни одели, он прекрасно висит, и он не отвлекает от одежды. А если говорить о сближении политики и эстетики, то Сурков — идеальная форма одежды.

    Был в разное время: чеченским ребенком по имени Асламбек Дудаев, студентом театральной режиссуры, телохранителем, специалистом по рекламе, начальником по связям с общественностью, телережиссером, писателем, лириком, аппаратчиком, главный советник Кремля.Стремящийся хипстер, получивший власть, чтобы воплотить свое юношеское увлечение Борхесом в политику реалити-шоу, он стал известен как «Серый кардинал» Путина.

    Мы легко узнаем его в Вавилене Татарском, главном герое романа Владимира Пелевина «Поколение П», совершающем головокружительное восхождение от драгов литературно-эзотерически настроенной (и, конечно, очень голодной) интеллигенции к редким вершинам медийной власти , которыми управляет тайная клика, слишком хорошо осведомленная о собственной гибели.Между сочинениями Пелевина и его собственными произведениями (опубликованными под псевдонимом Натан Дубовицкий) Сурков-человек исчезает, оставляя на его месте лишь живого героя «мертвым автором», деятелем литературы/искусства, ставшим политиком, без каких-либо претензий на истину. или существенности. Подделка чучела бойз-бэнда.

    Посреди этого риторического фри-джаза вся машина, производящая и стилизующая политику, обнажается и выставляется напоказ без ложной скромности. Гобелен, вырезанный из ослепительной камуфляжной ткани — весь обман эффективен, несмотря на то, что он бросается в глаза на открытом воздухе.

    Именно это мы находим приятным и даже поучительным. Механизмы самоэстетизации, возможность носить многоликость для усиления борьбы, конструирование и деконструкция героев, способность нанизывать новые субкультуры с помощью лески и вульгарной графики. В Штатах, с крахом организованного племенами антиглобусного движения, у нас сейчас нет ни серьезности для идеологической борьбы, ни романтизма, необходимого для благородных страданий. В современной России, как сказал Эдуард Лимонов, лидер запрещенной Национал-большевистской партии, «больше нет левых и правых, а есть система и те, кто против системы.Лимонов говорит с глупостью, но глупость отчаянную излагает с силой, равной той бесплотной репрессии, с которой мы сталкиваемся. Поскольку мы не можем найти узлы силы, мы атакуем со всех сторон и представляем все низкое и униженное. Так начинается война символов.

    Подборка из письма по концепции «нелинейной войны»:

    Война, центр управления и контроля которой находится в последнем номере только что вычищенного Мотеля Шесть. Нелинейная война — это конфликт коммивояжера, хозяина лиминального пространства.Вот он на пограничном контроле, та знакомая сцена, где ты стоишь под нервным флуоресцентным свечением и листаешь паспорт, пытаясь вспомнить, преступник ты или нет, диверсант. Таможня успокаивает его без сантиментов. Ему говорят, что, оказывается, он, на самом деле, сантехник. С облегчением он проходит и вежливо связывается со своим спящим сотовым из терминала аэропорта. Тема сообщения: HARDER & SRONGER – KEYSTONE PIPELINE ВИАГРЫ ++, ЛУЧШИЕ ОНЛАЙН ЛЕКАРСТВА!

    Мы делаем отсканированные образцы публикации в свободном доступе для скачивания: здесь или нажав на титульное изображение выше.Бумажные копии, распечатки и правильно откорректированное по цвету цифровое издание с высоким разрешением будут доступны по завершении выставки.

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.