Палач любви: Палач любви и другие психотерапевтические историиТекст

Содержание

Эстезис — Ирвин Ялом, палач любви

СТАТЬЯИрвин Ялом, палач любви

Оригинальное название книги «Love’s Executioner» смутило некоторых переводчиков. Поэтому в русской версии помимо дословного перевода она приобрела и другое название – «Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы». Возможно, увидев на полке книжного магазина том с броским названием «Палач любви», вы сочтете его излишне пафосным, но почти наверняка вас озадачит вопрос, кого же автор называет этим самым палачом. Ответ вас точно удивит.

Едва закрыв книгу Ирвина Ялома, понимаешь, что уже пристрастился к его стилю, как наркоман, и хочется читать еще и еще. Скромный профессор Стэндфордского университета произвел настоящую революцию в научно-популярной литературе. Самые интересные произведения получаются на стыке разных областей и жанров. Ялому удалось объединить несочетаемые, казалось бы, вещи – психотерапию и литературу – и создать новый жанр «психотерапевтическая новелла».

Такая новелла представляет собой художественное повествование о работе психотерапевта с пациентом, порой интригующее, как детектив, поскольку главному герою-врачу приходится заглядывать в потемки человеческой души, причем его расследование осложняется ложью и самообманом пациента и заблуждениями самого терапевта.

Ирвин Ялом. Источник: citaty.info

Работы Ирвина Ялома часто сравнивают с творчеством Оливера Сакса – так как его вклад в популяризацию психотерапии равноценен вкладу Сакса в популяризацию психиатрии. Их методы похожи – это описание и анализ работы с пациентом. В случае Сакса – это люди с различными психическими болезнями («Человек, который принял жену за шляпу», 1985).

Психотерапевтическая новелла, несомненно, философское произведение. Ялом признанно считается одним из родоначальников экзистенциальной психотерапии. Это область терапии, работающая с человеческим страданием, страхом смерти и одиночества. В новеллах Ялом отразил свой длительный опыт работы с онкобольными и их близкими.

Экзистенциальная психотерапия – связанное с экзистенциализмом направление в психотерапии, которое стремится показать человеку, что его проблемы связаны с самой человеческой природой. Пациент в ходе терапии осознаёт своё существование. Ирвин Ялом определяет 4 ключевые проблемы, исследуемыми экзистенциальной психотерапией: смерть, изоляция, свобода и внутренняя пустота.

 

Он работал с пациентами, только что потерявшими родителей или супругов, помогал им пережить горе и найти в себе мужество идти дальше. Экзистенциальная философская мысль автора опирается как на эту огромную работу, так и на мировое философское наследие – книги Ялома щедро сдобрены цитатами его любимых философов: Ницше, Шопенгауэра, Сартра, Кьеркегора.

Философия вообще занимает особое место в творчестве автора. Три его романа названы по фамилиям философов: «Когда Ницше плакал» (1992), «Шопенгауэр как лекарство» (2005) и «Проблема Спинозы» (2012). Роман «Шопенгауэр как лекарство» интересен тем, что в нем утверждается целительная сила философии. Умирающий от рака главный герой-психотерапевт (как и во всех книгах Ялома, это автобиографический персонаж) с помощью философии Шопенгауэра помогает своему пациенту продолжить жизнь, а себе самому – уйти из нее. В романе «Когда Ницше плакал» немецкий мыслитель спустился с недосягаемых высот на землю и проходит курс психотерапии в один из сложнейших периодов своей жизни. «Проблема Спинозы» – также является синтезом исторического и психологического романа, действующими лицами которого стали сам великий философ и его альтер-эго из XX века.

Посему неудивительно, что роман «Палач любви» (1989) открывается философским прологом.

Ценное свойство Ялома как автора – он часто выражает напрямую мораль своего повествования, но при этом избегает морализаторства. Уже из пролога становится ясно, что это тяжелое повествование, наполненное страданием, подобно самому известному и самому кровоточащему роману этого автора «Мамочка и смысл жизни» (2006).

Для экзистенциалиста Ялома страдание занимает важнейшее место в жизни, он не учит, как избежать его, напротив, настаивает на его неизбежности. Читатель должен вместе с героями книги пройти через эту боль и испытать катарсис.

В прологе автор ставит нас лицом к лицу с самыми болезненными истинами любого человеческого существования: «неизбежность смерти каждого из нас и тех, кого мы любим; свобода сделать нашу жизнь такой, какой мы хотим; наше экзистенциальное одиночество; и, наконец, отсутствие какого-либо безусловного и самоочевидного смысла жизни. Какими бы мрачными ни казались эти данности, они содержат в себе семена мудрости и искупления»*.

Здесь нас ждет интересное открытие. Поначалу автор практически настроен против самого концепта любви, который в мировой культуре синонимичен счастью. По его словам, любовный аффект – это зачастую неумелая попытка человека скрыться от этих четырех беспощадных данностей.

Роман построен на историях десяти пациентов, реальные подробности которых разбавлены вымышленными. Этих персонажей объединяет то, что каждый из них пал жертвой любви, а точнее, своих иллюзий, которые считал любовью. Вот как их романтические и эротические иллюзии выступили защитным механизмом в борьбе с главным страхом каждого человека, страхом смерти: «Рассказ «В поисках сновидца» содержит уникальный взгляд изнутри на отчаянную попытку психики избежать страха смерти: среди бесконечно мрачных образов, которыми наполнены кошмары Марвина, есть один предмет, сопротивляющийся смерти и поддерживающий жизнь, – сверкающий жезл с белым наконечником, с помощью которого сновидец вступает в сексуальную дуэль со смертью.

«неизбежность смерти каждого из нас и тех, кого мы любим; свобода сделать нашу жизнь такой, какой мы хотим; наше экзистенциальное одиночество; и, наконец, отсутствие какого-либо безусловного и самоочевидного смысла жизни. Какими бы мрачными ни казались эти данности, они содержат в себе семена мудрости и искупления».

Герои других рассказов также рассматривают сексуальный акт как талисман, предохраняющий их от слабости, старости и приближения смерти: таковы навязчивый промискуитет молодого мужчины перед лицом убивающего его рака («Если бы насилие было разрешено…») и поклонение старика пожелтевшим письмам его умершей любовницы («Не ходи крадучись»)».

Последний и главный жанр, вошедший в психотерапевтическую новеллу, знаком нам еще со Средневековья. Это исповедь. Во всех книгах Ялома пародируется образ психотерапевта, взлелеянный общественным сознанием, – всесильный и отрешенный беспристрастный судья, лишенный человеческих чувств и страстей. Психотерапевт Ялома человечен до гротеска. Он изливает душу читателю и предстает с самых неприглядных и вместе с тем естественных сторон. В романе «Лжец на кушетке» (1996) психотерапевт чуть не влюбляется в соблазняющую его пациентку, в новелле «Толстуха» из «Палача любви» признается в неприятии толстых людей, а в книге «Мамочка и смысл жизни» идет еще дальше и обнаруживает отвращение к собственной матери.

При этом Ялом-автор всегда соблюдает границы и не заходит в своих откровениях слишком далеко, а ровно настолько, насколько это нужно для эффектной кульминации. А кульминацией в его произведениях, конечно, всегда становится «встреча, составляющая самую суть психотерапии, «…» заинтересованный и глубоко человечный контакт двух людей, один из которых (обычно это пациент, но не всегда) страдает больше, чем другой»*. Во время этой встречи две страдающих личности переплавляют друг друга – погруженный в губительные иллюзии пациент и не менее измученный контрпереносом (термин был введен Фрейдом в 1910 году, так в психотерапии называют бессознательные реакции, возникающие у терапевта от общения с больным) врач.

 

 

Ирвин и Мэрилин. Источник: expert.ru

Именно реакции терапевта на пациента занимают Ялома больше всего, ведь «в каждой профессии есть область еще не достигнутого, в которой человек может совершенствоваться.

У психотерапевта…это необъятное поле для самосовершенствования, которое никогда нельзя пройти до конца, на профессиональном языке называется контрпереносом»*. Таким образом, отвращение врача к толстухе из одноименной новеллы и есть пример подобной ответной эмоции. «В тот день, когда «…» я увидел, как Бетти несет свою огромную 250-фунтовую тушу к моему легкому и хрупкому офисному креслу, я понял, что мне уготовано великое испытание контрпереносом»*.На протяжении этой новеллы терапевт не столько помогает Бетти, сколько избавляется от собственного внутреннего конфликта, терзаясь муками совести. Какой бы заманчивой ни выглядела профессия терапевта в описании Ялома, она является и одной из сложнейших в мире, поскольку кроме собственных комплексов терапевт несет в себе груз чужих страданий.

И, наконец, ответ на интригующий вопрос. «Я не люблю работать с влюбленными пациентами. Быть может, из зависти – я тоже мечтаю испытать любовное очарование. Возможно, потому, что любовь и психотерапия абсолютно несовместимы.

Хороший терапевт борется с темнотой и стремится к ясности, тогда как романтическая любовь расцветает в тени и увядает под пристальным взглядом. Мне ненавистно быть палачом любви»*. Таким образом, Ялом называет «палачом любви» самого себя, потому что ему ненавистно развенчивать иллюзии, которые, мучая людей, иногда делают их счастливыми.

Дело в том, что Ирвин Ялом не только теоретик, но и практик любви. Когда ему было пятнадцать лет, он встретил свою будущую жену, а сейчас известного литературоведа, специализирующегося на гендерной проблематике, Мэрилин.

Во всех книгах Ялома пародируется образ психотерапевта, взлелеянный общественным сознанием, – всесильный и отрешенный беспристрастный судья, лишенный человеческих чувств и страстей. Психотерапевт Ялома человечен до гротеска. Он изливает душу читателю и предстает с самых неприглядных и вместе с тем естественных сторон.

Их браку уже более шестидесяти лет. Благодаря этому Ирвин как никто другой умеет отличать длительное чувство от иллюзий. А книга «Палач любви» – это именно увлекательная история человеческих заблуждений. В совместном с женой интервью журналу PSYCHOLOGIES Ялом так характеризует эти заблуждения: «…одержимый влюбленный видит перед собой не настоящего человека, а того, кто удовлетворит его потребности. Например, спасет его от страха смерти или станет средством борьбы с одиночеством. Такого рода влечение может быть очень сильным, но не может длиться долго. Оно хочет только брать и не умеет отдавать, оно замкнуто на себе и питается самим собой и потому обречено на саморазрушение. Тогда как любовь – это особое отношение между людьми, в ней нет принуждения, но много тепла и желания одаривать другого, заботиться о нем»*.

Далее в этом же интервью Ирвин и Мэрилин называют два основных отличия подлинной любви от аффекта. Любовь – это интерес к партнеру и его занятиям, поддержка во всех начинаниях. Болезненно влюбленный человек зациклен только на собственных переживаниях, как семидесятилетняя Тельма из первой новеллы цикла («Палач любви»), которая восемь лет живет только воспоминаниями о романе с психотерапевтом вдвое моложе ее. Вообще, галерея одержимых из десяти новелл Ялома – это глубоко несчастные люди, погрязшие в собственных ошибочных представлениях. Намеренно выбраны нарочито непривлекательные герои – старая поблекшая женщина, толстуха, агрессивный психопат, умирающий от рака.

Другое отличие любви от болезненной привязанности в том, что любовь развивается и меняется как любой живой организм, а болезненное влечение надолго застревает в одной фазе и не эволюционирует.  

Мы уже упомянули о том, как с помощью «любви» человек отгораживается от смерти. Когда он подобным образом спасается от одиночества, это приводит к непоправимым последствиям.

 

Ялом пишет о том, как страшась принять собственную естественную изоляцию, личность сливается с партнером, размывая собственные границы. Когда партнеры используют друг друга только как защитный механизм, отношения быстро исчерпывают себя, и связь распадается или приобретает патологический характер.

Саморазрушительная любовь в новеллах Ялома напоминает проблему, описанную в классическом сочинении Карен Хорни «Невротическая потребности в любви» (1936). Хорни пишет о сверхтревожности, которую люди пытаются загасить, вступая в эмоциональные и сексуальные связи в поиске духовной близости, при этом голод такой личности постоянно остается ненасыщенным. Постепенно тревога, внешне выраженная излишним поклонением объекту любви, со временем перерастает в скрытую ненависть.

Карен Хорни. Источник: jewishnews.com.ua

«Палач любви» – мрачная книга, но в конце каждой новеллы каждому из пациентов удается прийти к гармонии с самим собой. Наиболее яркий пример одного из героев Карлоса («Если бы насилие было разрешено…»). Сначала он пугает других пациентов группы своей агрессивной грубостью и цинизмом, но перед лицом смерти постепенно смягчается. Таким образом, Ялом показывает, что пациенты бывают неизлечимы физически, но не духовно, а, значит, у каждого есть надежда. ■

Ксения Емельянова

 

 

   

Книга Палач любви и другие психотерапевтические истории читать онлайн Ирвин Ялом

Ирвин Ялом.

Палач любви и другие психотерапевтические истории

 

моей жене Мэрилин,

моим детям Ив, Рейду, Виктору и Бену

Irvin D. Yalom

Love’s Executioner & Other Tales

of Psychotherapy

 

Я благодарен моей жене Мэрилин (моему самому строгому критику и верному помощнику), редактору издательства Basic books Фиби Хосс, подготовившей к публикации эту и предыдущие мои книги, вышедшие в этом издательстве, и редактору моего проекта в Basic books Линде Кэрбон. Спасибо также многим и многим моим коллегам и друзьям, которые не удирали со всех ног, видя, как я приближаюсь к ним с очередным рассказом в руках, а высказывали мне свою критику и выражали поддержку или утешение.

Путь к этой книге был долгим, и по дороге я, конечно, растерял многие имена. Но вот часть из них: Пэт Баумгарднер, Хелен Блау, Мишель Картер, Изабель Дэвис, Стэнли Элкин, Джон Фелстинер, Альберт Герард, Маклин Герард, Рутелин Джоселсон, Херант Катчадориан, Стина Катчадориан, Маргерита Ледерберг, Джон Л’Эро, Мортон Либерман, Ди Лум, К. Лум, Мэри Джейн Моффат, Нэн Робинсон, моя сестра Джин Роуз, Джина Соренсен, Дэвид Шпигель, Винфрид Вайс, мой сын Бенджамин Ялом, те, кто проходил практику по психологии в Стэнфорде в 1988 году, мой секретарь Би Митчелл, в течение десяти лет печатавшая мои клинические заметки и идеи, из которых выросли эти рассказы. Я неизменно благодарен Стэнфордскому университету за оказываемую мне поддержку, академическую свободу и за создаваемую им интеллектуальную атмосферу, которая так необходима для моей работы.

Я в большом долгу перед десятью пациентами, которые стали украшением этих страниц. Все они прочли свои истории (за исключением одного, умершего еще до окончания моей работы) и дали согласие на публикацию. Каждый из них проверил и одобрил изменения, сделанные мной для сохранения анонимности, многие оказали редакторскую помощь, один из пациентов (Дэйв) подсказал мне название своей истории. Некоторые пациенты отметили, что изменения были слишком существенными, и настояли на том, чтобы я был более точен. Двое были недовольны моим излишним саморазоблачением и некоторыми литературными вольностями, но тем не менее дали свое согласие и благословение в надежде на то, что их история может быть полезной для терапевтов и/или пациентов. Всем им я глубоко благодарен.

Все истории в этой книге реальные, но я был вынужден многое изменить в них, чтобы сохранить анонимность пациентов. Я часто прибегал к символически равнозначным заменам в отношении личностных черт и жизненных обстоятельств пациента; иногда я переносил на героя черты другого пациента. Диалоги часто вымышлены, а мои размышления добавлены задним числом. Маскировка проведена хорошо, и преодолеть ее в каждом случае возможно лишь самому пациенту. Я уверен, что читатели, которые подумают, что узнали кого-то из десяти героев книги, обязательно ошибутся.

 

 

Что может быть проще? Один невинный вопрос и ответ на него. И тем не менее раз за разом я наблюдал, как это групповое упражнение вызывает неожиданно сильные чувства. Временами комната просто содрогается от эмоций. Мужчины и женщины – а это вовсе не отчаявшиеся и несчастные, а благополучные, уверенные в себе, хорошо одетые люди, которые выглядят удачливыми и преуспевающими, – бывают потрясены до глубины души. Они обращаются к тем, кого навсегда потеряли, – умершим или бросившим их родителям, супругам, детям, друзьям: «Я хочу увидеть тебя снова»; «Я хочу, чтобы ты любил меня»; «Я хочу, чтобы ты знал, как я люблю тебя и как раскаиваюсь в том, что никогда не говорил тебе об этом»; «Я хочу, чтобы ты вернулся, – я так одинок!»; «Я хочу иметь детство, которого у меня никогда не было»; «Я хочу снова стать молодым и здоровым. Я хочу, чтобы меня любили и уважали. Я хочу, чтобы моя жизнь имела смысл.

Ирвин Ялом: Палач любви и другие психотерапевтические истории

Ирвин Ялом

Палач любви и другие психотерапевтические истории

Моей семье:

моей жене Мэрилин,

моим детям Ив, Рейду, Виктору и Бену

Irvin D. Yalom

Love’s Executioner & Other Tales

of Psychotherapy

Copyright © 1989 by Irvin D. Yalom afterword copyright © 2012 by Irvin D. Yalom

Публикуется с разрешения Basic Books, an imprint of Perseus Books LLC (США) и Агентства Александра Корженевского (Россия)

Благодарности

Больше половины этой книги было написано во время творческого отпуска, который я провел в путешествиях. Я благодарен многим людям и организациям, которые заботились обо мне и облегчили мне работу над книгой: Гуманитарному центру Стэнфордского университета, Исследовательскому центру Белладжио Рокфеллеровского фонда, докторам Микико и Цунехито Хасагава – в Токио и на Гавайях, кафе «Мальвина» в Сан-Франциско, программе поддержки научного творчества Бенингтонского института.

Я благодарен моей жене Мэрилин (моему самому строгому критику и верному помощнику), редактору издательства Basic books Фиби Хосс, подготовившей к публикации эту и предыдущие мои книги, вышедшие в этом издательстве, и редактору моего проекта в Basic books Линде Кэрбон. Спасибо также многим и многим моим коллегам и друзьям, которые не удирали со всех ног, видя, как я приближаюсь к ним с очередным рассказом в руках, а высказывали мне свою критику и выражали поддержку или утешение.

Путь к этой книге был долгим, и по дороге я, конечно, растерял многие имена. Но вот часть из них: Пэт Баумгарднер, Хелен Блау, Мишель Картер, Изабель Дэвис, Стэнли Элкин, Джон Фелстинер, Альберт Герард, Маклин Герард, Рутелин Джоселсон, Херант Катчадориан, Стина Катчадориан, Маргерита Ледерберг, Джон Л’Эро, Мортон Либерман, Ди Лум, К. Лум, Мэри Джейн Моффат, Нэн Робинсон, моя сестра Джин Роуз, Джина Соренсен, Дэвид Шпигель, Винфрид Вайс, мой сын Бенджамин Ялом, те, кто проходил практику по психологии в Стэнфорде в 1988 году, мой секретарь Би Митчелл, в течение десяти лет печатавшая мои клинические заметки и идеи, из которых выросли эти рассказы. Я неизменно благодарен Стэнфордскому университету за оказываемую мне поддержку, академическую свободу и за создаваемую им интеллектуальную атмосферу, которая так необходима для моей работы.

Я в большом долгу перед десятью пациентами, которые стали украшением этих страниц. Все они прочли свои истории (за исключением одного, умершего еще до окончания моей работы) и дали согласие на публикацию. Каждый из них проверил и одобрил изменения, сделанные мной для сохранения анонимности, многие оказали редакторскую помощь, один из пациентов (Дэйв) подсказал мне название своей истории. Некоторые пациенты отметили, что изменения были слишком существенными, и настояли на том, чтобы я был более точен. Двое были недовольны моим излишним саморазоблачением и некоторыми литературными вольностями, но тем не менее дали свое согласие и благословение в надежде на то, что их история может быть полезной для терапевтов и/или пациентов. Всем им я глубоко благодарен.

Все истории в этой книге реальные, но я был вынужден многое изменить в них, чтобы сохранить анонимность пациентов. Я часто прибегал к символически равнозначным заменам в отношении личностных черт и жизненных обстоятельств пациента; иногда я переносил на героя черты другого пациента. Диалоги часто вымышлены, а мои размышления добавлены задним числом. Маскировка проведена хорошо, и преодолеть ее в каждом случае возможно лишь самому пациенту. Я уверен, что читатели, которые подумают, что узнали кого-то из десяти героев книги, обязательно ошибутся.

Представьте себе такую сцену: три или четыре сотни человек, не знакомых друг с другом, разбиваются на пары и задают друг другу один-единственный вопрос: «Чего ты хочешь?» – повторяя его снова и снова.

Что может быть проще? Один невинный вопрос и ответ на него. И тем не менее раз за разом я наблюдал, как это групповое упражнение вызывает неожиданно сильные чувства. Временами комната просто содрогается от эмоций. Мужчины и женщины – а это вовсе не отчаявшиеся и несчастные, а благополучные, уверенные в себе, хорошо одетые люди, которые выглядят удачливыми и преуспевающими, – бывают потрясены до глубины души. Они обращаются к тем, кого навсегда потеряли, – умершим или бросившим их родителям, супругам, детям, друзьям: «Я хочу увидеть тебя снова»; «Я хочу, чтобы ты любил меня»; «Я хочу, чтобы ты знал, как я люблю тебя и как раскаиваюсь в том, что никогда не говорил тебе об этом»; «Я хочу, чтобы ты вернулся, – я так одинок!»; «Я хочу иметь детство, которого у меня никогда не было»; «Я хочу снова стать молодым и здоровым. Я хочу, чтобы меня любили и уважали. Я хочу, чтобы моя жизнь имела смысл. Я хочу чего-то добиться. Я хочу быть важным и значимым, хочу, чтобы обо мне помнили».

Читать дальше
КОНЕЦ ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ОТРЫВКА

Понравилась книга?


Вы можете купить эту книгу и продолжить чтение
Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

Палач любви и другие психотерапевтические истории

БЛАГОДАРНОСТИ ……………………………………………………………………………. 9

ПРОЛОГ …………………………………………………………………………………………. 12

Глава 1

ПАЛАЧ ЛЮБВИ ……………………………………………………………………………….. 33

Глава 2

«ЕСЛИ БЫ НАСИЛИЕ БЫЛО РАЗРЕШЕНО…»……………………………………. 124

Глава 3

«УМЕР НЕ ТОТ РЕБЕНОК» . ……………………………………………………………. 156

Глава 4

ТОЛСТУХА ……………………………………………………………………………………. 200

Глава 5

«Я НИКОГДА НЕ ДУМАЛА, ЧТО ЭТО МОЖЕТ

СЛУЧИТЬСЯ СО МНОЙ» ………………………………………………………………… 252

Глава 6

«НЕ ХОДИ КРАДУЧИСЬ» ………………………………………………………………… 266

Глава 7

ДВЕ УЛЫБКИ …………………………………………………………………………………. 292

Глава 8

ТРИ НЕРАСПЕЧАТАННЫХ ПИСЬМА …………………………………………………. 326

Глава 9

ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ МОНОГАМИЯ . ………………………………………………… 370

Глава 10

В ПОИСКАХ СНОВИДЦА …………………………………………………………………. 399

Послесловие

ПЕРЕЧИТЫВАЯ «ПАЛАЧА ЛЮБВИ»

В ВОСЬМИДЕСЯТИЛЕТИЕМ ВОЗРАСТЕ ………………………………………….. 465

Палач любви и другие психотерапевтические истории. Ирвин Ялом

«Палач любви» — одно из ключевых произведений известного американского психотерапевта-экзистенциалиста. В книге Ялом как и всегда делится своим опытом с читателем при помощи захватывающих историй. Проблемы, с которыми сталкиваются пациенты Ялома, актуальны абсолютно для всех: боль утраты, неизбежность старения и смерти, горечь отвергнутой любви, страх свободы. Читателя ждет колоссальный накал страстей, весьма откровенные авторские признания и лихо закрученный сюжет, который держит в напряжении до последней страницы.

Ирвин Ялом — автор и одновременно главный герой повествования. Под «палачом» он подразумевает самого себя. Ялом намеренно создает несколько утрированный образ всемогущественного психотерапевта, и тут же иронизирует над ним. Он виртуозно дразнит читателя, вовлекая его в сложную игру разоблачений и умолчаний, откровенности и притворства. Сама психотерапия в книге напоминает захватывающее приключение, полное опасностей, тайн и напряженной борьбы.

 

Обложка – твердая, бумага – офсетно-газетная, 474 стр

Другие книги из раздела «Экзистенциализм» https://lifebook.prom.ua/g37903494-ekzistentsializm-chem-kuda

 

ОГЛАВЛЕНИЕ:

 

Благодарности

Пролог

ГЛАВА 1. Лечение от любви

ГЛАВА 2. «Если бы насилие было разрешено…»

ГЛАВА 3. «Умер не тот ребенок»

ГЛАВА 4. Толстуха

ГЛАВА 5. «Я никогда не думала, что это может случиться со мной»

ГЛАВА 6. «Не ходи крадучись»

ГЛАВА 7. Две улыбки

ГЛАВА 8. Три нераспечатанных письма

ГЛАВА 9. Терапевтическая моногамия

ГЛАВА 10. В поисках сновидца

Послесловие. Перечитывая «палача любви» в восьмидесятилетнем возрасте.

 

Приятного чтения! 

https://lifebook.prom.ua/ — душевный книжный магазин! 

@Lifebook.prom.ua  — подписываемся на новости магазина в фб!

Нам можно звонить и спрашивать: «Что почитать?» тел: 068 98 98 4 98 (Viber)

Читать онлайн «Палач любви и другие психотерапевтические истории» автора Ялом Ирвин — RuLit

Но когда Тельма в самом начале нашей первой встречи сказала мне, что она безнадежно, трагически влюблена, я, ни минуты не сомневаясь, взялся за ее лечение. Все, что я заметил с первого взгляда: ее морщинистое семидесятилетнее лицо с дряхлым трясущимся подбородком, ее редеющие неопрятные волосы, выкрашенные в неопределенно-желтый цвет, ее иссохшие руки с вздувшимися венами, – говорило мне, что она, скорее всего, ошибается, она не может быть влюблена. Как могла любовь поразить это дряхлое болезненное тело, поселиться в этом бесформенном тренировочном костюме из полиэстера?

Кроме того, где ореол любовного блаженства? Страдания Тельмы не удивляли меня, поскольку любовь всегда бывает смешана с болью; но ее любовь была каким-то чудовищным перекосом – она совсем не приносила радости, вся жизнь Тельмы была сплошной мукой.

Таким образом, я согласился лечить ее, поскольку был уверен, что она страдает не от любви, а от какого-то редкого отклонения, которое она ошибочно принимает за любовь. Я не только верил, что смогу помочь Тельме, но и был увлечен идеей, что эта ложная любовь поможет пролить свет на глубокие тайны истинной любви.

Во время нашей первой встречи Тельма держалась отстраненно и чопорно. Она не ответила на мою приветственную улыбку, а когда я вел ее в свой кабинет, следовала за мной на расстоянии пары шагов. Войдя в мой кабинет, она сразу же села, даже не оглядевшись по сторонам. Затем, не дожидаясь моих слов и даже не расстегнув толстой куртки, одетой поверх тренировочного костюма, она глубоко вздохнула и начала:

– Восемь лет назад у меня был роман с моим терапевтом. С тех пор я не могу избавиться от мыслей о нем. Один раз я уже почти покончила с собой и уверена, что в следующий раз мне это удастся. Вы – моя последняя надежда.

Я всегда очень внимательно слушаю первые слова пациента. Часто они каким-то загадочным образом предсказывают и предопределяют то, какие отношения мне удастся создать с ним. Слова человека дают разрешение другому проникнуть в его жизнь, но тон голоса Тельмы не содержал приглашения приблизиться.

Она продолжала:

– Если вам трудно мне поверить, возможно, это поможет! – Она порылась в выцветшей красной сумке с тесемками и протянула мне две старые фотографии. На первой была изображена молодая красивая танцовщица в обтягивающем черном трико. Взглянув на ее лицо, я был поражен, встретив огромные глаза Тельмы, всматривающиеся в меня сквозь десятилетия.

– А эта, – сообщила мне Тельма, заметив, что я перешел к следующей фотографии, изображавшей привлекательную, но холодную шестидесятилетнюю женщину, – была сделана около восьми лет назад. Как видите, – она провела рукой по своим непричесанным волосам, – я больше не слежу за собой.

Хотя я с трудом мог вообразить себе роман между этой запущенной старухой и ее терапевтом, я не сказал ни слова о том, что не верю ей. Фактически я вообще ничего не сказал. Я пытался сохранять полную объективность, но она, вероятно, заметила какой-то признак моего недоверия, возможно, немного расширившиеся зрачки. Я решил не опровергать ее обвинения в недоверии. Для галантности было неподходящее время, к тому же в самом деле есть что-то абсурдное в идее любовного безумия неопрятной семидесятилетней женщины. Мы оба это понимали, и глупо было делать вид, что это не так.

Вскоре я узнал, что в течение последних двадцати лет она страдала хронической депрессией и почти постоянно проходила психиатрическое лечение. В основном терапия проходила в местной окружной психиатрической клинике, где ее лечили несколько практикантов. Примерно за одиннадцать лет до описываемых событий она начала лечение у Мэтью, молодого и красивого психолога-стажера. Она встречалась с ним каждую неделю в течение восьми месяцев в клинике и продолжала лечение как частная пациентка весь следующий год. Затем, когда Мэтью получил полную ставку в государственной психиатрической больнице, ему пришлось бросить частную практику.

Тельма расставалась с ним с большим сожалением. Он был лучшим из всех ее терапевтов, и она очень привязалась к нему: все эти двадцать месяцев она каждую неделю с нетерпением ждала очередного сеанса. Никогда до этого она ни с кем не была столь откровенна. Никогда раньше ни один терапевт не был с ней столь безупречно искренен, прост и мягок.

Тельма несколько минут восторженно говорила о Мэтью:

– В нем было столько заботы, столько любви. Другие мои терапевты старались быть приветливыми, чтобы создать непринужденную обстановку, но Мэтью был не таким. Он действительно заботился, действительно принимал меня. Что бы я ни делала, какие бы ужасные мысли ни приходили мне в голову, я знала, что он сможет принять и – как бы это сказать? – поддержит меня – нет, признает меня такой, какая я есть. Он помог мне не только как терапевт, но и гораздо больше.

«Палач любви и другие сказки о психотерапии» Ирвина Д. Ялома

Изначально я начал выпуск новейшего релиза Ирвина Д. Ялома «Становясь самим собой» , где он упомянул этот сборник историй, который звучал более уместно, потому что в то время мое внимание было мало.

Палач любви и другие рассказы о психотерапии предлагает глубокое понимание десяти пациентов из всех слоев общества, обратившихся к терапии: «все десять страдали от общих проблем повседневной жизни: одиночества, презрения к себе, импотенции, мигрени. головные боли, сексуальная компульсивность, ожирение, гипертония, gr

Первоначально я начал Ирвин Д.Последний выпуск Ялома Becoming Myself , где он упомянул этот сборник историй, который звучал более уместно, потому что в то время мое внимание было мало.

Палач любви и другие рассказы о психотерапии предлагает глубокое понимание десяти пациентов из всех слоев общества, обратившихся к терапии: «все десять страдали от общих проблем повседневной жизни: одиночества, презрения к себе, импотенции, мигрени. головные боли, сексуальная компульсивность, ожирение, гипертония, горе, одержимость всепоглощающей любовью, перепады настроения, депрессия.Тем не менее, каким-то образом («каким-то образом», которое раскрывается по-разному в каждой истории) терапия выявила глубокие корни этих повседневных проблем — корни, уходящие в основу существования ».

Хотя проблемы можно считать «обычными проблемами повседневной жизни», Love’s Executioner заставлял их казаться совсем не такими. Ялом пишет своих пациентов с величайшим уважением и интересом.

Я хотел бы особо упомянуть одну историю, которая положила начало сборнику для меня с Тельмой, «депрессивной, склонной к самоубийству, семидесятилетней женщиной», которая последние восемь лет «не могла отказаться от нее. навязчивая любовь к мужчине на тридцать пять лет моложе.

«Возможно, функция навязчивой идеи заключалась просто в обеспечении близости: она связала ее с другим, но не с реальным человеком, с фантазией».

Мое внимание было приковано к ней. Читая ее историю, я пережил бурю эмоций и вышел из нее с другой точки зрения. Это была такая дикая поездка, что в конце концов я почувствовал, что лечатся и доктор, и пациент. Самая длинная вещь, заслуженно.

«Ты есть ты, у тебя есть собственное существование, ты продолжаешь быть тем, кем являешься время от времени, изо дня в день.По сути, ваше существование невосприимчиво к мимолетным мыслям, к электромагнитной ряби, возникающей в каком-то неизвестном уме. Попробуй это увидеть. Вся эта сила, которой обладает Мэтью — вы дали ее ему — каждую частичку! »

«То, что происходит в сознании другого человека, кого-то, кого вы даже не видите, кто, вероятно, даже не знает о вашем существовании, кто вовлечен в свою собственную жизненную борьбу, не меняет человек, который ты есть. »

Я легко увлекся задумчивым и терапевтическим стилем письма.Он предлагал интроспективный взгляд на моменты, представленные не многим из нас. В книге также было много примечательных строк, которые оставили во мне отпечаток, например:

«Знаете, сейчас в живых нет никого, кто был бы взрослым, когда я был ребенком. Итак, я в детстве умер. Когда-нибудь скоро, возможно, через сорок лет, в живых не останется никого, кто когда-либо знал бы меня. Вот тогда я буду по-настоящему мертв — когда я существую ни в чьей памяти. Я много думал о том, что очень старый человек является последним живым человеком, знакомым с каким-то человеком или группой людей. Когда этот старик умирает, весь кластер тоже умирает, исчезает из памяти живых. Интересно, кем будет для меня этот человек. Чья смерть сделает меня по-настоящему мертвым? »

Меня поразил этот точный комментарий.

Кстати говоря, эта записка о переживании «любви с первого взгляда» была настолько приятной, чтобы согласиться: «Вы не знаете этого человека. В прустовском смысле вы наполнили это существо всеми качествами, которые вам так нужны. Вы влюбились в собственное творение.

Несмотря на то, что эта книга звучит немного абразивно, эта книга идеально подошла мне любопытному человеку, который любит слушать личные истории без необходимости делиться чем-то от себя взамен. И хотя я не был согласен с тактикой, использованной в некоторых рассказах, я с восхищением читал различные представленные взгляды на реальность. Теперь я могу перейти к новейшей версии Yalom.

О, и еще одна вещь, которую я должен выделить в конце моего обзора, это статья о переживании «влюбленности»:

«На конференции примерно за два года до встречи с Тельмой я встретил женщину, которая впоследствии вторглась в мой разум. , мои мысли, мои мечты.Ее образ занял у меня в голове домашнее хозяйство и бросил вызов всем моим попыткам избавиться от него. Но какое-то время это было нормально: мне нравилась эта навязчивая идея, и я снова и снова смаковал ее. Несколько недель спустя я отправился с семьей в недельный отпуск на красивый остров Карибского моря. Только через несколько дней я понял, что в поездке мне не хватает всего — красоты пляжа, пышной и экзотической растительности, даже острых ощущений от сноркелинга и погружения в подводный мир. Вся эта богатая реальность была стерта моей одержимостью.Я отсутствовал. Я был заключен в ловушку своего разума, снова и снова просматривая повторы одной и той же, а к тому времени уже бессмысленной фантазии. Встревоженный и полностью пресыщенный собой, я пошел на терапию (еще раз), и после нескольких тяжелых месяцев мой разум снова стал моим, и я смог вернуться к захватывающему делу — переживать свою жизнь такой, как она происходит ».

Примечание. Я являюсь аффилированным лицом Amazon. Если вы заинтересованы в покупке Палач любви , просто нажмите на изображение ниже, чтобы перейти по моей ссылке.Сделаю небольшую комиссию!

Поддержите любимых авторов. Купите кофе за натуральные деньги на Ko-fi.com/bookspoils

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказывает: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • От Каролина Девушка на 10-12-19

Палач любви: Ирвин Ялом: 9780465020119

«Санди геральд» (Мельбурн, Австралия) «Честность [Ялома] может нервировать. .. Палач любви предлагает трагическое, глубоко прочувствованное видение человеческого положения. Демистифицируя встречу терапевта и пациента, доктор Ялом вводит нас в более широкую область: он напоминает нам о нашей потребности в близости и доверии, а также о борьбе, необходимой для их достижения. «Arkansas Democrat-Gazette» Превратности невроза и его лечение всегда были предоставил неотразимый материал для драматических повествований. В «Палаче любви» Ялом демонстрирует, что в умелых руках терапевтический материал представляет интерес, как самую богатую и изобретательную беллетристику.»Monterey County Herald» [I] nsightful. «Existential Analysis (London)» В Love’s Executioner я восхищался смелостью Ялома в написании о терапевтических отношениях, которые не имели большого успеха, а также его умением воплощать эти встречи в жизнь «. Ролло Мэй »Ирвин Ялом, как ангел, пишет о дьяволах, которые нас осаждают. Эти красиво написанные правдивые истории выходят далеко за рамки терапии; это острые и трогательные рассказы о жизни, написанные мудрым психотерапевтом. «New York Times» Д-р. Ялом еще раз демонстрирует, что в умелых руках терапевтический материал представляет интерес самой богатой и изобретательной художественной литературы.»Книжный мир Вашингтон пост» Как и Фрейд, Ялом изящный и хитрый писатель. Захватывающие, трогательные, расслабляющие, вдохновляющие и неожиданные вещи психотерапии рассказываются экономно и, что самое удивительное, с юмором. «Los Angeles Times» Ялом — одаренный рассказчик, а, судя по звучанию этих сказок, не менее одаренный психотерапевт. Он восстанавливает чувство страха и таинственности в усилиях, которые слишком часто увязывают в грязи жаргона и категоризации … В дополнение к приближению читателя к своим пациентам и к процессу, часто (обязательно) скрытому в тайне. , он дает читателю неопрятную картину терапевта, бородавок и всего остального.»Чикаго Трибьюн» Вот обнаженный терапевт, лишенный брони богоподобного всеведения, осознающий свои недостатки. «Хроники Сан-Франциско» Вдохновленный … Ялом пишет с повествовательным остроумием О. Генри и приземленным юмором Исаака. Башевис Сингер. «Newsday» Палач любви — это мудрый, гуманный, волнующий и чрезвычайно увлекательный рассказ Ялома о том, как 10 его пациентов пытаются справиться с тем, что он называет «болью существования» — знанием того, что смерть неизбежна, что каждый из нас в конечном итоге Само по себе эта жизнь не имеет четкого смысла, но, тем не менее, у нас есть свобода «делать свою жизнь так, как мы хотим»… Книга Ирвина Ялома заряжена надеждой и щедростью духа. «Miami Herald» Своей честностью и литературным талантом Ялом убеждает нас, что это, по его словам, «истории обывателей, каждой женщины» и что в каждом из этих «безумцев , «Я говорю вам, это немного вас и меня». «Toronto Star» Dr. Ирвин Ялом … смело шагает в эту хаотическую пустоту в Love’s Executioner … [Он] приносит понимание, порядок и «ощущение» процесса психотерапии, как это делали немногие до него. «Globe and Mail» ДокторСмысл Ялома заключается не только в том, чтобы задокументировать психологические отклонения, но и в том, чтобы продемонстрировать, что «можно противостоять истинам существования и использовать их силу для личного изменения и роста». Читайте «Палача любви» и плачьте ».
подробнее

Палач любви, Ирвин Д. Ялом

Палач любви предлагает нам гуманные и необычные идеи известного психиатра Ирвина Д.Ялом в жизни десяти своих пациентов — и через них в умы всех нас

Почему Сола мучили три неоткрытых письма из Стокгольма? Что заставило Тельму всю свою жизнь разгребать давнишнюю любовную связь? Как мачо-фантазии Карлоса помогли ему справиться с неизлечимой формой рака?

В этой увлекательной книге Ирвин Ялом дает подробные и глубоко впечатляющие отчеты о своей работе с этими и семью другими пациентами. В глубине души все они страдали от основных человеческих тревог — изоляции, страха смерти или свободы, ощущения бессмысленности жизни, — от которой никто из нас не может полностью избавиться.И все же, как трогательно ясно показывают истории болезни, только столкнувшись лицом к лицу с такими тревогами, мы можем надеяться смириться с ними и развиваться. На протяжении всего времени доктор Джалом остается искренне искренним в отношении своих собственных ошибок и предрассудков; его книга дает редкую возможность заглянуть в кабинет главного терапевта.

«Доктор Ялом еще раз демонстрирует, что в умелых руках терапевтический материал представляет интерес для самой богатой и изобретательной фантастики» Ева Хоффман, New York Times

«Эти удивительно трогательные и поучительные рассказы Психиатрическая встреча переносит читателя в новые области разума — и пейзаж действительно незабываемый » Мэгги Шарф

Палач любви — одна из тех редких книг, которые предлагают как тайну, так и поэзию психотерапевтического процесса.Лучшие терапевты — по крайней мере частично, поэты. С этой захватывающей и красиво написанной книгой Ирвин Ялом пополнил их ряды « Эрика Джонг

» Доктор Ялом предлагает ценную информацию о деликатном процессе терапии » Sunday Telegraph

« Доктор Ялом необычайно честен, как со своими пациентами, так и о себе ‘ Энтони Сторр

‘ Ялом — одаренный рассказчик, и, судя по звуку этих сказок, не менее одаренный психотерапевт ‘ Los Angeles Times

Издатель: Penguin Books Ltd
ISBN: 9780141975443
Количество страниц: 288
Вес: 213 г
Размеры: 198 x 129 x 17 мм


ОТЗЫВОВ СМИ

Доктор Ялом еще раз демонстрирует, что в умелых руках терапевтический материал представляет интерес для самой богатой и изобретательной беллетристики — Ева Хоффман * New York Times *
Эти удивительно трогательные и поучительные рассказы о психиатрической встрече вводят читателя в роман. территории разума — и пейзаж поистине незабываемый — Maggie Scarf
Палач любви — одна из тех редких книг, которые раскрывают как тайну, так и поэзию психотерапевтического процесса.Лучшие терапевты — по крайней мере частично, поэты. С этой захватывающей и красиво написанной книгой Ирвин Ялом пополнил их ряды — Эрика Джонг
Вдохновленный … Он пишет с повествовательным остроумием О. Генри и приземленным юмором Исаака Башевиса Зингера * San Francisco Chronicle *
Доктор Ялом предлагает ценное понимание деликатного процесса терапии * Sunday Telegraph *
Ирвин Ялом пишет, как ангел, о дьяволах, которые осаждают нас — Ролло, май
г. Эти истории прекрасны.Они заставляют нас понять, что в каждом человеческом существе заключены боль и красота, которые делают жизнь стоящей — Берни С. Сигел
Доктор Ялом необычайно честен как со своими пациентами, так и с самим собой — Энтони Сторр
Ялом — одаренный рассказчик, и, судя по звучанию этих сказок, не менее одаренный психотерапевт * Los Angeles Times *
Это впечатляющее превращение клинического опыта в литературу. Истории болезни доктора Ялома более захватывающие, чем 98 процентов художественной литературы, опубликованной сегодня, и он пошел на удивительную честность, чтобы изобразить себя реалистичным персонажем из плоти и крови: забавным, несовершенным, извращенным и, прежде всего, понимающим. — Филип Лопате
Мне очень понравился Палач любви .Доктор Ялом узнал то, что писатели-беллетристы узнали много лет назад — что ошибки людей намного интереснее их побед — Джоан Гринберг

Палач Ялома Любви

Палач Ялома Любви

Палач любви и другие психологические истории

Ирвин Д. Ялом — лицензированный психиатр и профессор Стэнфордской медицинской школы. Изученный роджерианской теорией безусловного личного отношения, Ялом представляет 10 тематических исследований из своей частной практики в книге Love’s Executioner & Other Tales of Psychology.Каждая история представляет собой смесь психиатрии и литературы. Анализируя отыгрывающее поведение каждого пациента, Ялом пытается продемонстрировать то, что, по его мнению, является основным терапевтическим преимуществом психиатрии — взаимное обучение и отношения между клиентом и терапевтом. В тематических исследованиях, которые являются полувымышленными и замаскированными, чтобы сохранить целостность терапевта и клиента, проблемы смерти (экзистенциальная тревога), любви, сексуальности и свободы переплетаются воедино и подчеркивают универсальные аспекты человеческого состояния.Как отмечает Ялом (1989, 7) относительно смерти в своем Прологе, «Есть еще один способ — давняя традиция, применимая к психотерапии, — которая учит нас, что полное осознание смерти зреет в нашей мудрости и обогащает нашу жизнь».

Тематическое исследование, озаглавленное «Толстая леди», прежде всего касается проблемы свободы. «Толстая леди» — это Бетти, женщина весом 250 фунтов и 5 футов 2 дюйма, которая приходит в Ялом за помощью с ее расстройством пищевого поведения. Как правило, такое тематическое исследование раскрывает случай депрессивной одинокой женщины с ожирением. Этот в этом не исключение.Однако уникальность этого и других исследований заключается в том, что мы также можем увидеть откровенные мнения, мысли и чувства терапевта. Поступая таким образом, Ялом не только показывает нам, что он верит, что терапевтическая ценность терапии — это процесс взаимного обучения как для терапевта, так и для клиента, но также и чувства и проблемы, над которыми должны работать все люди, включая психиатров, чтобы стать лучше ». Меня всегда отталкивали толстые женщины. Я считаю их отвратительными: их нелепое ковыление боком, отсутствие тела

Подробнее о Палаче Ялом Лав …

Загружается …

APA ГНД Чикаго

Палач Ялом Лав. (1969, 31 декабря).На LotsofEssays.com. Получено в 03:01, 11 июня 2021 г., с https://www.lotsofessays.com/viewpaper/1686630.html.

Много очерков. «Палач Ялом Лав». LotsofEssays.com. LotsofEssays.com, (31 декабря 1969 г.). Интернет. 11 июня 2021 г.

Lots of Essays, «Yalom Love’s Executioner.», LotsofEssays.com, https://www.lotsofessays.com/viewpaper/1686630.html (по состоянию на 11 июня 2021 г.)

Палач любви: Купить палача любви Ялом Ирвин Д.по низкой цене в Индии

«Палач любви» предлагает нам гуманное и необычайное понимание жизни десяти его пациентов — и через них — в умы всех нас, почему Сола мучили три нераспечатанных письма от известного психиатра Ирвина Д. Ялома. Стокгольм? Что заставило Тельму всю свою жизнь разгребать давнишнюю любовную связь? Как мачо-фантазии Карлоса помогли ему справиться с неизлечимой формой рака? В этой увлекательной книге Ирвин Ялом дает подробные и глубоко впечатляющие отчеты о своей работе с этими и семью другими пациентами.В глубине души все они страдали от основных человеческих тревог — изоляции, страха смерти или свободы, ощущения бессмысленности жизни, — от которой никто из нас не может полностью избавиться. И все же, как трогательно ясно показывают истории болезни, только столкнувшись лицом к лицу с такими тревогами, мы можем надеяться смириться с ними и развиваться. На протяжении всего времени доктор Джалом остается искренне искренним в отношении своих собственных ошибок и предрассудков; его книга дает редкую возможность заглянуть в кабинет главного терапевта.«Доктор Ялом еще раз демонстрирует, что в умелых руках терапевтический материал представляет интерес для самой богатой и изобретательной фантастики» Ева Хоффман, New York Times. разума — и пейзаж поистине незабываемый. «Мэгги Шарф» «Палач любви» — одна из тех редких книг, которые раскрывают как тайну, так и поэзию психотерапевтического процесса. Лучшие терапевты — по крайней мере частично, поэты.С этой захватывающей и красиво написанной книгой Ирвин Ялом пополнил их ряды. «Эрика Джонг». Доктор Ялом предлагает ценную информацию о деликатном процессе терапии. «Санди телеграф». Доктор Ялом необычайно честен как со своими пациентами, так и с самим собой »Энтони Сторр «Ялом — одаренный рассказчик, а судя по звучанию этих сказок — не менее одаренный психотерапевт» Los Angeles Times

Книжное обозрение — Палач любви и другие сказки Психотерапия Ирвина Д. Ялома

В его работе 1989 года « Палач любви и другие рассказы о психотерапии »Ирвин Ялом дает нам возможность заглянуть внутрь терапевтического кабинета, внутрь терапевтических отношений и изнутри своей техники.Здесь Ялом показывает нам мир и терапию десяти человек, каждый из которых имеет, казалось бы, уникальные проблемы.

В число его клиентов, в первую очередь беспокоящихся, входят трагическая любовь, неизлечимый рак, ожирение и переедание, тяжелая утрата, одиночество и депрессия — и это лишь некоторые из них.

Ялом пытается, и я считаю, что это успешно, показать, что, хотя все проблемы, с которыми сталкиваются клиенты, уникальны, на поверхности все они страдают от того, что он называет «болью существования».

Ялом показывает нам свою модель экзистенциальной психотерапии.Эта «боль существования» — это тревога, возникающая из-за наших попыток справиться с суровыми жизненными обстоятельствами. «Данные» существования, как выразился Ялом.

Эти «данности» — смерть, свобода, одиночество и бессмысленность.

Неизбежная смерть нас самих и всех, кого мы знаем.

Наша свобода выбора своей жизни и ответственность, связанная с этим выбором.

Наше одиночество, о котором мы никогда не узнаем по-настоящему.

И тот факт, что все это в конечном итоге бессмысленно.

Затем Ялом продолжает показывать нам в этих десяти эпизодах, как его клиенты избегают встречаться с этими данностями, а затем, посредством своей терапевтической работы с ним, находят личные изменения и рост, сталкиваясь с ними.

Ялом — отличный писатель и мастер своего дела. Эти тематические исследования дают реальное представление о том, как он работает. Его открытость и честность в отношении своих чувств по отношению к клиентам дает реальное представление о его процессе и помогает раскрыть истинную глубину и проблемы работы с множеством ценных идей.

То, что легко могло быть сухим воспроизведением клинической работы, кажется захватывающим, ярким и динамичным. Я был поглощен каждой историей и очень хотел узнать, что будет дальше.

Здесь Ялому удается не только обучать, но и увлекать читателя. Редкий талант. Настоятельно рекомендуется для всех.

Кому подходит эта книга?

Эта книга подходит всем.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *