Осторожно триггеры: «Осторожно, триггеры» Нил Гейман: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-17-092885-9

Содержание

Нил Гейман «Осторожно, триггеры»

Описание:

Авторский сборник рассказов и стихотворений.

Иллюстрация на обложке В. Половцева.

Содержание:

  1. Нил Гейман. Предисловие (перевод А. Блейз), стр. 5-40
    1. Нил Гейман. Шеддеры (микрорассказ, перевод А. Блейз), стр. 13
  2. Нил Гейман. Сделал стул (стихотворение, перевод А. Осипова), стр. 41-43
  3. Нил Гейман. Лунный лабиринт (рассказ, перевод А. Блейз), стр. 44-54
  4. Нил Гейман.
    Кое-что о Кассандре (рассказ, перевод А. Осипова), стр. 55-80
  5. Нил Гейман. В пучину сумрачных морей (рассказ, перевод А. Блейз), стр. 81-85
  6. Нил Гейман. Истина — это пещера в черных горах (рассказ, перевод А. Осипова), стр. 86-122
  7. Нил Гейман. Моя последняя хозяйка (рассказ, перевод А. Осипова), стр. 123-126
  8. Нил Гейман. Приключение (рассказ, перевод А. Осипова), стр. 127-131
  9. Нил Гейман. Оранжевый (рассказ, перевод А. Осипова), стр. 132-143
  10. Нил Гейман. Календарь сказок
    1. Нил Гейман. Сказка Января (рассказ, перевод А. Блейз), стр. 144-148
    2. Нил Гейман. Сказка Февраля (рассказ, перевод А. Блейз), стр. 148-150
    3. Нил Гейман. Сказка Марта (рассказ, перевод А. Блейз), стр. 150-153
    4. Нил Гейман. Сказка Апреля (рассказ, перевод А. Блейз), стр. 153-156
    5. Нил Гейман. Сказка Мая (рассказ, перевод А. Блейз), стр. 156-158
    6. Нил Гейман. Сказка Июня (рассказ, перевод А. Блейз), стр. 158-161
    7. Нил Гейман. Сказка Июля (рассказ, перевод А. Блейз), стр. 161-163
    8. Нил Гейман. Сказка Августа (рассказ, перевод А. Блейз), стр. 164-165
    9. Нил Гейман. Сказка Сентября (рассказ, перевод А. Блейз), стр. 165-167
    10. Нил Гейман. Сказка Октября (рассказ, перевод А. Блейз), стр. 167-172
    11. Нил Гейман. Сказка Ноября (рассказ, перевод А. Блейз), стр. 172-175
    12. Нил Гейман. Сказка Декабря (рассказ, перевод А. Блейз), стр. 175-178
  11. Нил Гейман. Дело о смерти и мёде (рассказ, перевод А. Осипова), стр. 179-203
  12. Нил Гейман. Человек, который забыл Рэя Брэдбери (рассказ, перевод А. Осипова), стр. 204-212
  13. Нил Гейман. Иерусалим (рассказ, перевод А. Осипова), стр. 213-222
  14. Нил Гейман. Погремушка стук-постук (рассказ, перевод А. Блейз), стр. 223-228
  15. Нил Гейман. Заклинание нелюбопытства (рассказ, перевод А. Осипова), стр. 229-245
  16. Нил Гейман. «И возрыдаю, словно Александр…» (рассказ, перевод А. Блейз), стр. 246-252
  17. Нил Гейман. Абсолютный ноль часов (повесть, перевод А. Блейз), стр. 253-291
  18. Нил Гейман. Жемчуга и алмазы: волшебная сказка (рассказ, перевод А. Блейз), стр. 292-296
  19. Нил Гейман. Возвращение Тонкого Белого Герцога (рассказ, перевод А. Осипова), стр. 297-311
  20. Нил Гейман. В женском роде (рассказ, перевод А. Осипова), стр. 312-320
  21. Нил Гейман. Ведите себя прилично! (стихотворение, перевод А. Блейз), стр. 321-323
  22. Нил Гейман. Дева и веретено (рассказ, перевод А. Осипова), стр. 324-354
  23. Нил Гейман. Работа колдуньи (стихотворение, перевод А. Блейз), стр. 355-356
  24. Нил Гейман. На кладбище святого Орана (стихотворение, перевод А. Блейз), стр. 357-360
  25. Нил Гейман. Чёрный пёс (рассказ, перевод А. Блейз), стр. 361-414

Примечание:

2016 г.

— доп. тираж 2000 экз. — подписано в печать 09.11.2016.

Информация об издании предоставлена: IPSE2007, dm_admiral (доп.тираж 2016г.)

Нил Гейман — Осторожно, триггеры (сборник) читать онлайн бесплатно

Нил Гейман

Осторожно, триггеры

Copyright © 2015 Neil Gaiman

© А. Блейз, перевод на русский язык, 2016

© А. Осипов, перевод на русский язык, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

I. Маленькие триггеры

ВООБЩЕ ГОВОРЯ, ТРИГГЕРЫ – это то, что выводит нас из равновесия. Но здесь речь пойдет немного не об этом. Здесь под триггерами я подразумеваю, скорее, такие образы, слова или мысли, которые распахиваются у нас под ногами, как потайные люки-ловушки, – и мы проваливаемся из своего безопасного рационального мира в какой-то другой, куда более мрачный и негостеприимный. Сердце у нас в груди пускается вскачь. Кровь отливает от щек, руки холодеют. И мы стоим, жадно хватая ртом воздух, запыхавшиеся, бледные и потрясенные до глубины души.

И в такие мгновения, когда для нас срабатывает триггер, мы узнаем о себе кое-что важное. Мы понимаем: то, что было, не ушло безвозвратно. Древние чудовища терпеливо поджидают нас в темных закоулках нашей жизни. Мы полагали, что переросли их, выбросили из головы, оставили в прошлом, где они давно уже иссохли, сгнили и рассыпались в прах; но мы заблуждались. Чудовища по-прежнему ждут в темноте, набираясь сил и готовясь нанести нам самый коварный и безжалостный удар в самое беззащитное место.

Монстры у нас под кроватью и монстры у нас в голове неистребимы: они вечно таятся во тьме, словно плесень под полом или за обоями. Где ночь – там и они, а ночи в этом мире – хоть отбавляй. Вселенная щедра на тьму.

Так о чем же я хочу предупредить читателя этой книги? О том, что у каждого из нас есть свои личные триггеры.

Выражение «Осторожно, триггеры!» мне впервые попалось в Интернете. Там его используют в основном для того, чтобы предостеречь читателя, что, кликнув по нижеследующей ссылке, он попадет на страницу с такими изображениями или текстами, которые могут вывести его из равновесия, огорчить, спровоцировать неприятные воспоминания, вызвать тревогу или страх.

Соответственно, при виде такого предупреждения читатель может просто не пойти по ссылке или внутренне подготовиться к тому, что он там увидит.

Потом предостережения о триггерах перекочевали из Интернета в мир осязаемых вещей, и у меня это вызвало живейший интерес. Я прочитал в новостях, что в нескольких колледжах собираются сопровождать такими предостережениями некоторые произведения литературы, изобразительного искусства и кино, чтобы студенты заранее знали, чего им ждать от той или иной книги или фильма. С одной стороны, это казалось неплохой идеей (потому что человеку с тонкой душевной организацией и вправду лучше заранее знать, что знакомство с тем или иным произведением может его травмировать), но с другой – вызывало серьезное беспокойство. Когда моего «Песочного человека» публиковали с ежемесячными продолжениями, на обложке каждого выпуска стояло предупреждение: «Для читателей со зрелым взглядом на жизнь». И, по-моему, это было разумно. Такое предупреждение не только сообщало потенциальным читателям, что эти комиксы – не для детей и в них могут попадаться эпизоды или изображения, способные напугать или вывести из равновесия, но и предполагало, что человек со зрелым взглядом на жизнь (сколько бы лет ему ни было от роду) способен сам принимать ответственные решения.

Сам я не чувствовал себя вправе решать за зрелого человека, что именно может его обеспокоить, испугать, потрясти или заставить задуматься о чем-то таком, что ему еще никогда не приходило в голову. Если ты зрелый человек, ты сам решаешь, что тебе читать, а что – не читать.

Короче говоря, я полагаю, что на книгах, которые мы читаем как взрослые люди, не должно быть никаких предупреждений, кроме, пожалуй, одного: «Входите на свой страх и риск». Понять, что представляет собой то или иное произведение литературы и что оно означает для нас лично, можно только на собственном опыте, а опыт восприятия какой бы то ни было книги у каждого человека особый, свойственный только ему.

Все мы воссоздаем истории у себя в голове. Мы берем слова и вкладываем в них силу; мы смотрим на мир чужими глазами – и видим то, что видят другие, приобщаясь к их опыту восприятия. Я думаю об этом и задаюсь вопросом: «Интересно, насколько все эти выдуманные истории безопасны?» Но потом приходит следующий вопрос: «А, собственно, почему мы считаем, что они должны быть безопасными?» В детстве мне доводилось читать такие книги, после которых я думал, что лучше было бы вообще их не открывать: я был не готов к ним, и меня очень расстраивали все эти истории о людях, попавших в безвыходное или унизительное положение, о том, как одни люди мучили или калечили других, о мире, в котором взрослые оказывались беспомощными, как дети, а дети были вынуждены полагаться только на себя, не получая поддержки от родителей.

Все это меня пугало и беспокоило, преследовало по ночам в кошмарных снах, занимало мои мысли, тревожило и огорчало до глубины души. Но благодаря этому я понял одну важную вещь: если я вообще хочу читать художественную литературу, надо смириться с тем, что пределы моей зоны комфорта иногда будут проясняться лишь после того, как я их покину. И теперь, когда я стал взрослым, я бы ни за что не согласился исключить этот детский опыт из своей жизни.

Я и по сей день встречаю то в Сети, то в книгах, то в реальной жизни такие вещи, которые не на шутку меня расстраивают. И, сколько бы ни прошло времени, легче не становится: сердце мое снова и снова попадается в те же ловушки, выбраться из которых целым и невредимым ему не удается никогда. Но эти же самые ловушки учат меня важным вещам и открывают мне глаза. Пусть это и больно, но они заставляют меня думать, расти и меняться.

И вот я прочитал об этой инициативе некоторых колледжей и подумал: интересно, будут ли когда-нибудь ставить предупреждение о триггерах и на мои книги? И если да, то насколько это будет оправданно? А потом я решил: сделаю-ка я это сам, не дожидаясь чужих решений!

В этой книге, как и в жизни, может встретиться нечто такое, что выбьет вас из колеи. В ней есть и боль, и смерть, и слезы, и неудачи, и всевозможное насилие, жестокость и даже издевательства над слабыми. Но, смею надеяться, есть и доброта – хотя бы иногда. Есть даже несколько хеппи-эндов (ну, по крайней мере, рассказов, которые кончаются плохо для всех персонажей, не так уж много). И это еще не все. Я знаю одну даму по имени Рокки, которая очень боится щупалец, особенно с присосками. И о любом возможном столкновении с обладателями щупалец ее надо предупреждать: иначе, увидев на тарелке неожиданный кусочек осьминога или кальмара, она завизжит, задрожит и полезет прятаться за диван. К чему я это говорю? Да к тому, что где-то на страницах этой книги притаилось огромное щупальце.

Читать дальше

Нил Гейман — Осторожно, триггеры: philip_marlow — LiveJournal

Слушаю книжечки. Подкаст Книжный базар слава богам запустили еще на сезон, но опять грозятся вот сейчас будет последний выпуск. По совету Анастасии Завозовой читаю Trigger Warning — сборник рассказов Нила Геймана. В целом скучно. Гейман оказался для меня писателем одной книжки — Никогде. Но некоторые смешные. Например, про человека который разбирает вещи умершего отца и находит странную статуэтку. Спрашивает у мамы: «Что это?» А та: «Ну это когда твой отец на дирижабле спасался от аборигенов с копьями, там где еще на них птеродактили напали». Он: «Постой, постой — папа же в Германии в 42-м служил — какие аборигены, какие птеродактили?». «Ну он так рассказывал». Тут все смешно: и некритичная позиция мамы, и что для нее приключение встретить соседку в магазине, и что если у какого-нибудь индианоджонсоподобного героя будут дети — как-то так эта ситуация и должна выглядеть. Но самый лучший рассказ — Как мой папа научился не доверять уткам. Самая большая мечта папы героя, завоевать доверие уток. Он часами сидит на берегу пруда, кормит их булкой, ведет разговоры — но они все равно от него уплывают. Тогда сын говорит — «Слушай, ты же любишь играть в покер. Возьми колоду и предложи им сгонять партию, они не смогут отказаться. » И правда, подействовал ход. Главная утка говорит — «Ты к нам всегда хорошо относился, кормил белым хлебом, разговаривал с нами, мы не можем тебе отказать.» И, конечно, утки оставили папу без штанов. Не помогло, что колода крапленая. Так папа научился не доверять уткам.
Вот это выдумщик, сказал я, и полез в гугл. И что же? Люди хотят нравиться уткам. Пишут руководства (6 советов как вырастить дружелюбных уток — https://saltinmycoffee.com/how-to-raise-friendly-ducks/), снимают ролики, ведут темы на форумах. Они их, наверное, даже не едят, просто выращивают. Прекрасно, пусть так и остается.


Как вырастить дружелюбную утку
(ей правда нравится что её держат!)

Книга: Осторожно, триггеры (сборник) — Нил Гейман

  • Просмотров: 4811

    Одиночка

    Ерофей Трофимов

    Жизнь – странная штука. Вроде выживаешь как можешь. Никого не трогаешь. А однажды…

  • Просмотров: 4132

    Под угрозой уничтожения мира

    Анастасия Сычёва

    Над привычным миром сгущаются тучи: самый кровавый архимаг в истории воскрес из мертвых и…

  • Просмотров: 1733

    Умоляй, ведьма. Часть 2

    Сильвия Лайм

    Искра земли, сердце огня, поцелуй короля… и ещё половина котелка подобной чепухи – и все…

  • Просмотров: 845

    Желтый клевер: дневник Люси

    Анна Андросенко

    Перед вами мистическая история о любви, действие которой происходит в 1910-е годы и в…

  • Просмотров: 787

    Приручить время, или Шанс на любовь

    Таша Танари

    «Приручить время, или Шанс на любовь» – фантастический роман Таши Танари, жанр любовное…

  • Просмотров: 592

    Охота на вампира

    Николай Леонов

    Еще одна книга легендарного тандема Леонов-Макеев. Полковники МВД Гуров и Крячко проводят…

  • Просмотров: 530

    Чашка кофе для себя. Или 5 минут в день…

    Кристен Хелмстеттер

    Если вы устали жить скучной жизнью и хотите прожить ее полной ярких приключений, получая…

  • Просмотров: 455

    Путеводитель по галуту. Еврейский мир в…

    Владимир Лазарис

    Что такое галут? Об этом впервые на русском языке рассказывает уникальная книга,…

  • Просмотров: 397

    Играя с огнем

    Л. Дж. Шэн

    Парень с надломленной душой на пути к саморазрушению. Девушка со шрамом, не знающая, как…

  • Просмотров: 384

    Непал. Винтажный роман

    Александр Чумиков

    Перед нами Европа и Азия. Короли и магараджи. Коммунисты и маоисты. Небесные и земные…

  • Просмотров: 372

    На краю

    Николай Свечин

    В декабре 1913 года в Приморье произошла серия нападений на денежные ящики воинских…

  • Просмотров: 369

    Аномальный наследник. Поступление

    Элиан Тарс

    Наследник высокоразвитой планетарной имперской династии Александритов. Тот, кто не…

  • Просмотров: 359

    Сокровище Нефритового змея

    Сильвия Лайм

    Я думала, что найду легендарное сокровище. Думала, что сумею изменить свою жизнь, раз и…

  • Просмотров: 343

    Удивительная история секса. Взгляд…

    Кейт Листер

    Доктор Кейт Листер без стеснения копается в штанах истории и знакомит читателей с…

  • Просмотров: 337

    Утраченное искусство воспитания. Чему…

    Микаэлин Дуклефф

    Научный журналист Микаэлин Дуклифф, разочаровавшись в западных методиках воспитания,…

  • Просмотров: 317

    Телесная психология: услышать тело –…

    Катерина Суратова

    Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то…

  • Просмотров: 315

    Забытые гробницы. Тайны…

    Максим Лебедев

    Уже более четверти века в знаменитом на весь мир некрополе у подножия Великих пирамид…

  • Просмотров: 298

    Whole again. Как залечить душевные раны…

    Джексон Маккензи

    У людей, переживших абьюз, симптомы душевной травмы могут сохраняться долгое время после…

  • Просмотров: 295

    Свобода от возраста. Годовая программа…

    Лариса Ренар

    «Свобода от возраста», как и все бестселлеры Ларисы Ренар, это увлекательный роман и…

  • Просмотров: 287

    Если бы ты был(-а) на моём месте. Часть…

    Анастасия Ямшанова

    После возвращения в Блэкхоулл, родной город, оставленный в далёком детстве, Софи Эпуларио…

  • Просмотров: 276

    Без выгорания. Как быть в ресурсе 24/7

    Андрей Пометун

    Когда краски жизни тускнеют, любимое дело перестает приносить удовольствие, а близкие…

  • Просмотров: 269

    Бунтарские идеи. Сила дивергентного…

    Мэтью Сайед

    Эффективное мышление – одна из главных тем, которая объединяет бестселлеры британского…

  • Просмотров: 266

    Лидерами не рождаются. 12 правил…

    Джоко Виллинк

    Если вы лидер – вам не на кого перекладывать вину. Вы должны быстро принимать решения,…

  • Просмотров: 261

    Поймать двух зайцев. Как добиться…

    Майкл Хайятт

    Строить карьеру или жить в свое удовольствие? Вкалывать от зари до зари или брать от…

  • Руководство по содержимому и триггерным предупреждениям

    TW // Обсуждение и упоминание триггерных предупреждений

    Понимание триггерных предупреждений

    Использование триггеров/предупреждений о содержимом в первый раз может быть немного пугающим — вы не можете не беспокоиться о том, что что-то не так.

    Но пусть это не мешает вам делать правильные шаги.По крайней мере, это займет у вас 2-3 секунды, чтобы добавить. В лучшем случае это поможет предотвратить приступ паники или что-то похуже.

    Так что не бойся! Это руководство поможет вам понять, почему, когда и как появляются триггеры/предупреждения о содержимом.

    Что такое триггеры и предупреждения о содержимом?

    Это уведомление о готовящемся деликатном контенте или изображениях, которые могут оказать негативное влияние на кого-то.

    Почему важно использовать эти предупреждения?

    Возвращая право выбора тем, кто пережил травматический опыт, они помогают создать безопасное пространство.Таким образом, люди с травмой могут решить, когда и как взаимодействовать с контентом.

    Когда использовать эти предупреждения?

    Предупреждения о содержании: их следует использовать для описания того, что может расстроить читателей и заставить их чувствовать себя плохо, например, кровь и нагота.

    Триггерные предупреждения: их следует использовать, чтобы не подвергать человека с прошлой травмой чему-то, что может вызвать физическую и/или психологическую реакцию, например, сексуальное насилие.

    Как использовать эти предупреждения?
    Размещение в социальных сетях
    1. Начните с аббревиатуры:

    CW или TW

    1. Добавьте две косые черты:

    CW // или TW //

    1. Добавьте ключевые слова четко, без цензуры (сделайте их достаточно четкими, чтобы люди знали, чего ожидать, но не слишком описывающими, чтобы это само по себе не могло вызвать реакцию):  

    CW // нагота или TW // сексуальное насилие

    1. Если вы пишете подпись, перейдите к следующей строке и поставьте точку.Продолжайте делать это до тех пор, пока описание не будет скрыто, поэтому те, кто не против продолжить, могут нажать «читать дальше».

      TW // сексуальное насилие

    В разговоре

    Когда вы разговариваете и знаете, что будете говорить что-то деликатное….

    1. Скажите, что вы даете триггерное предупреждение.
    2. Четко укажите темы, которых вы будете касаться.
    3. Оставьте достаточно времени, чтобы кто-то мог отказаться.

    Примечание:

    Это страшно. Но знайте, что вы не должны знать обо всем, что может спровоцировать людей, просто будьте открытыми и уважительными, когда кто-то обращается к вам по поводу чего-то, что вы опубликовали, что их спровоцировало.

    Это также помогает исследовать общие списки триггеров/предупреждений о содержимом. Вот некоторые из них:

    • Смерть
    • Сексуальное насилие/ изнасилование
    • Продукты питания и напитки/расстройства пищевого поведения
    • Педофилия
    • Насилие/убийство
    • Секс/мастурбация
    • Членовредительство
    • Самоубийство
    • Гомофобия, трансфобия, сексизм (любая дискриминация)
    • Разговоры о дисфории, образе тела и внешности

    Дополнительные сведения о предупреждениях триггеров см.

    в следующих статьях:

    https://www.looklikefilm.com/27/01/2019/how-to-write-a-trigger-warning/

    https://www.oxfordsu.org/resourcehub/guidetotriggerwarnings/

    https://sites.lsa.umich.edu/inclusive-teaching/inclusive-classrooms/an-introduction-to-content-warnings-and-trigger-warnings/

    Если вас спровоцировали и вам нужна поддержка

    Вы можете связаться с нашей командой, которая готова помочь вам во всем и во всем. Поддержка полностью бесплатна и конфиденциальна.

    Вы также можете поговорить с другими молодыми людьми, которые проходят через то же, что и вы, присоединившись к нашему сообществу.

    Способ справиться с триггерными предупреждениями состоит в том, чтобы разработать одноразовое (мнение).

    Толчком к триггерным предупреждениям послужила серия сообщений Министерства образования США, выступающих за безопасные условия обучения. Но для многих людей противодействие триггерным предупреждениям и безопасным пространствам важно, потому что учебные заведения не должны ограждать учащихся от неудобных сообщений, особенно тех, которые бросают вызов собственным идеям учащихся. Стороны, обеспокоенные триггерными предупреждениями, включают группы преподавателей, такие как Американская ассоциация университетских профессоров, которые рассматривают предупреждения как вмешательство в основные цели образования и посягательство на свободу слова и академическую свободу.

    Среди федеральных коммюнике скрыто случайное признание — которое некоторые могли бы отбросить как пустое слово — традиционных либеральных идеалов открытого и свободного выражения мнений: «Чтобы быть предельно ясным, работа по поддержанию безопасных обучающихся сообществ не является и не должна означают леденящее кровь свободное выражение мнения о проблемах дня … Защита свободы слова означает защиту способности ваших студентов, преподавателей, сотрудников и представителей общественности придерживаться и выражать взгляды, которые могут расходиться с твердыми ценностями вашего учебного заведения.

    Сторонники триггерных предупреждений, однако, заявляют, что оспаривание их умаляет искренность людей, призывающих к предупреждениям, и игнорируют страдания, испытываемые учащимися, столкнувшимися с расстраивающим содержанием. «Легко поднять шум из-за политкорректности», — пишет Майкл Бугеджа, преподающий этику СМИ, технологии и социальные изменения в Университете штата Айова. «Кроме того, его легко разъяснить, не включая точки зрения недопредставленных групп».

    Защитники также отвергают предположение, что те, кто призывает к предупреждениям, интеллектуально ленивы или сверхчувствительны, или создают проблему по личным или политическим причинам.Грейс Арнпристер, исполнительный директор по вопросам здоровья и благополучия студенческого самоуправления Американского университета, пишет, что «выжившие после травмы имеют дело с «сверхбдительностью», которая может привести к панике, тревоге, воспоминаниям или чему-то еще — все это может быть вызвано чувствительными содержание.» Точно так же Bugeja, , когда пишет о кумулятивном воздействии микроагрессии, отмечает, что «… чашка воды весит около восьми унций, пока вы не держите ее в течение часа или дольше. Тогда это весит тонну.Вес не учитывается; время делает».

    Такие аналогии спорны. Например, в своем выступлении на TED психолог Келли Макгонигал описывает исследование, в котором участвовали 30 000 взрослых в течение восьми лет. Он показывает, что стресс не связан с преждевременной смертью при отсутствии веры в то, что стресс вреден для здоровья: среди взрослых, испытавших самый сильный стресс, но не веривших в его опасность по своей сути, смертность была на самом деле ниже, чем среди тех, у кого стресс был опасен. самый низкий стресс. Убеждая людей в том, что стресс — их враг, мы, как это ни парадоксально, можем навредить им.Может ли это быть уроком для защитников, которые утверждают, что студенты должны искать безопасности всякий раз, когда затрагивается болезненная тема? Разве не было бы полезнее противостоять стрессору, перерабатывать его и учиться справляться со стрессом? Разве чашка объемом в восемь унций не станет легче после того, как вы потренируетесь ее поднимать?

    Сторонники триггерных предупреждений отмечают, что большинство политик рекомендуют, а не обязывают выдавать предупреждения перед введением конфиденциального материала и предоставляют учащимся психологически безопасный способ его обработки.Таким образом, утверждают они, стремление к безопасным местам и предупреждениям не противоречит свободе слова или академической свободе. Фактически, сторонники утверждают, что такое вмешательство согласуется с такими свободами, потому что они позволяют учащимся участвовать в обсуждении конфиденциальных материалов, когда в противном случае они не могли бы этого сделать.

    Некоторые потенциально неприятные темы кажутся обязательными для любого информированного студента: урок истории, который включает в себя чтение о решении Дреда Скотта, в котором используется слово «собственность»; класс о японском вторжении в Китай, который включает информацию об изнасиловании в Нанкине; описание исторического насилия над невинными и животными в книге Стивена Пинкера «Наши лучшие ангелы » в курсе о роли центрального правительства; чтение об эвтаназии в курсе по закону пожилых людей; курс по закону об изнасиловании.Предупреждены они или нет, но студенты должны понимать этот материал, несмотря на — а в некоторых случаях и благодаря — его потенциально тревожный характер. Такие примеры усложняют задачу инструкторов, которые должны прогнозировать, какие события требуют предупреждений.

    Учитывая существенные различия между учащимися в их личности, отношении и опыте, такие прогнозы неизбежно чреваты догадками. Например, рассуждения одного профессора об изменении климата и возрасте Земли сильно расстроили некоторых студентов.Другой описал курс о половых различиях, который включал аргументы природы над воспитанием, что встревожило некоторых студентов и привело к административному предложению изменить содержание. Другой описал ее лекцию о правах животных, которая встревожила некоторых студентов.

    Учитывая повсеместное распространение в средствах массовой информации информации об изнасилованиях, терактах смертников и насилии, как учащиеся могут ориентироваться в своей профессиональной и социальной жизни за пределами защитного пузыря? Не говоря уже о том, поддерживает ли кто-то триггерные предупреждения, как хрупкие люди, которых некоторые онлайн-комментаторы насмешливо называют «снежинками», справляются вне классной комнаты, на своих рабочих местах, в социальной среде, следя за мировыми событиями? Предупреждения не подготавливают учащихся к этой реальности за пределами класса, где предупреждения не даются, чтобы подготовиться; вместо этого предупреждения могут непреднамеренно затруднить учащимся справляться с этой реальностью, ограждая их от вызывающей тревогу информации.По сравнению с репрезентациями в СМИ, лекция в классе, казалось бы, дает возможность освоить навыки совладания, которые окажутся полезными в противостоянии неизбежным жизненным стрессорам.

    Коллега недавно получил жалобу, потому что учебник курса представил список факторов, статистически связанных с сексуальным насилием над женщинами. Одним из факторов было ношение одежды сексуального провокационного характера. Список был составлен в результате контролируемого исследования. Даже если предположить, что один из студентов нашего коллеги стал жертвой сексуального насилия, чтение этого списка не должно вызывать вспышки посттравматического стрессового расстройства.

    Хорошие учителя часто могут предвидеть и отразить такие возражения, помогая учащимся понять разницу между общением и обвинением. Единственное предупреждение, достаточно широкое, чтобы охватить такие непредвиденные, якобы вызывающие травму чтения, будет примерно следующего содержания: «Что-то в этом курсе может кого-то расстроить; некоторый контент может беспокоить некоторых слушателей/зрителей/читателей». На самом деле, возможно, письма о допуске к поступающим студентам должны сопровождаться общим предостережением о том, что «если у вас посттравматическое стрессовое расстройство, вы, возможно, захотите получить лечение у специалиста по травмам в отношении того, как справиться с этим, и сообщить об этом своему профессору, чтобы она или он может дать вам знать, когда контент может быть неудобным.

    Но эффективны ли предупреждения?

    Нам не известны систематические доказательства того, что психическому здоровью учащихся и академическим успехам мешает отсутствие безопасных мест и триггерных предупреждений. Фактически, недавняя клиническая наука дает основания полагать, что предупреждения могут быть контрпродуктивными, поскольку они могут непреднамеренно поощрять поведение избегания, которое может подпитывать ранее существовавшую тревогу (здесь). Многие из нас не возражают против необязательных триггерных предупреждений.

    Однако нас беспокоит то, что как только предупреждения станут обязательными, они могут стать политическими инструментами.Мы видели неудачные примеры расследований профессоров, потому что их учебная программа пренебрегла предупреждением студентов о некоторых формулировках, которые один студент нашел оскорбительными, и которые затем использовали их по политическим причинам, не связанным с посттравматическим стрессовым расстройством. Не очевидно, что какая-либо априорная рубрика может отличить законный контент, о котором следует предупреждать, от контента, против которого некоторые учащиеся выступают по социально-политическим или личным причинам (например, гнев на кажущееся «пристыжение жертвы»).

    Некоторые ученые опасаются, что, поскольку посттравматическое стрессовое расстройство и связанное с ним острое стрессовое расстройство (диагноз DSM-5) подпадают под действие Закона об американцах с ограниченными возможностями, неспособность принять во внимание потенциальные триггеры является нарушением закона.Если это правда, это может привести к обязательным безопасным местам и вызвать предупреждения и, возможно, давление с целью изменить содержание курса, которое некоторые находят тревожным. Как заметил один из комментаторов на Inside Higher Ed : «Как только триггерные предупреждения установлены, легко поместить все больше и больше тем в категорию ограниченного доступа, а затем легко сказать, что эти темы вообще нельзя обсуждать». Преподаватели, преподающие эволюцию, подвергались нападкам со стороны студентов, когда реальная проблема заключалась не в посттравматическом стрессовом расстройстве, а в предоставлении равного времени для обучения разновидностям креационизма.Другой человек прокомментировал: «Когда небольшая группа христианских фундаменталистов в моем классе антропологии возражала против моего преподавания «эволюции» на том основании, что некоторые студенты «не верят в нее», я обращался с ними как можно мягче; но я также настойчиво отказывался изменять учебную программу на основе их своеобразной мифологии».

    Как показано на этом примере, между сторонниками и противниками триггерных предупреждений часто существует идеологический раскол. Мало что слышно о необходимости большей эмпатии или безопасного пространства для студентов, придерживающихся консервативных взглядов.Например, немногие открыто выступают за то, чтобы преподаватели давали южным студентам триггерные предупреждения или безопасные места, прежде чем назначать чтения, которые изображают их предков как сторонников рабства или Джима Кроу или изображают социальных консерваторов как расистов или гомофобов. Многочисленные темы считаются разжигающими ненависть высказываниями, если рассматривать их с одной стороны политического прохода (например, Black Lives Matter), но не с другой стороны (например, Blue Lives Matter).

    Возможные решения

    Мы можем представить себе несколько подходов к этим спорным вопросам, некоторые из которых могут быть предприняты студентами, а другие — профессорами.Оценки Online Rate My Professor могут включать комментарии о деликатном контенте для информирования будущих студентов. Это может частично устранить необходимость в триггерных предупреждениях, поскольку потенциальные студенты могут читать комментарии предыдущих студентов, хотя нельзя игнорировать риск ложных срабатываний. Профессора не могут предвидеть чувствительность каждого студента. По крайней мере, в случае необязательных курсов студентам можно сказать, что они обязаны прочитать комментарии к курсу и программу, а также просмотреть список для чтения перед зачислением.

    Переходят ли кампусы к схеме, согласно которой администраторы должны вести постоянно обновляемый список тем, по которым могут потребоваться предупреждения, и вести доску слушаний для профессоров, нарушающих их? Будут ли несоответствующие преподаватели обязаны пройти формальный тренинг по деликатности или, что еще хуже, рисковать административным порицанием или даже увольнением? А как насчет справедливости по отношению ко всем позициям: будут ли колледжи и университеты требовать обучения чувствительности для профессоров, которые проявляют нечувствительность к консервативным или фундаменталистским религиозным убеждениям, например?

    Некоторые представители высших учебных заведений утверждают, что предоставление студентам триггерных предупреждений означает серьезное отношение к студентам.Другие, однако, утверждают, что триггерные предупреждения являются средством потворства тем, кто укрывает более широкую повестку дня, которая посягает на академическую свободу и приводит к административным инициативам, которые усугубляют и без того обременительную академическую бюрократию. Студенты могут использовать предупреждения не для того, чтобы подготовиться к обсуждению деликатного материала, а скорее для того, чтобы упредить чтение или ведущего, который, по их мнению, каким-то образом вызывает травму.

    Например, в ноябре 2015 года студенты Йельского университета сильно обиделись на заявление Эрики Кристакис о том, что администрация не должна указывать студентам, какие типы костюмов на Хэллоуин являются расистскими или культурно нечувствительными.Многие студенты Йельского университета не были заинтересованы в открытом обсуждении ее точки зрения, требуя ее увольнения, потому что она сделала их общежитие небезопасным местом.

    Крупномасштабные национальные исследования показывают, что стресс в сочетании с убеждением, что стресс негативно влияет на здоровье, способствует ухудшению состояния здоровья. Образовательные учреждения должны информировать учащихся о связи между стрессом, восприятием того, что стресс по своей природе негативен, и их здоровьем; Стратегии выживания должны включать противостояние стрессорам, а не уклонение от них.Это понимание должно начинаться как можно раньше, начиная с экскурсий по университетскому городку и писем о зачислении в колледж.

    Одноразовое предупреждение о срабатывании

    Принимая во внимание эти соображения, мы предлагаем, чтобы следующее триггерное предупреждение давалось учащимся в первый день учебы в колледже. Мы временно предлагаем назвать его одноразовым предупреждением о триггере:

    .

    «В течение следующих четырех лет вы столкнетесь с рядом тем, которые могут показаться вам эмоционально сложными, даже трудными.Если некоторые из этих вещей вызывают у вас дискомфорт, это совершенно нормально, и мы рекомендуем вам поговорить об этом с нами и вашими друзьями. Но имейте в виду, что гуманитарное образование предназначено для того, чтобы сталкивать вас с вещами, которые бросают вызов, а иногда даже угрожают вашему мировоззрению. Поэтому, если вы чувствуете интеллектуальное или эмоциональное беспокойство из-за того, что вы узнали в классе, не думайте, что вас это должно волновать. Это может означать только то, что вы работаете с новыми перспективами, в чем и заключается суть колледжа.»

    Отчет

    NCAC: что все это о триггерных предупреждениях?

     Загрузить PDF-файл этого отчета

    Введение

    Зачем исследовать «срабатывание предупреждений»?

    Волны внимания средств массовой информации сообщают нам, что студенты колледжей требуют, чтобы преподаватели предоставили так называемые «предупреждения о триггерах», чтобы помечать материалы, которые могут вызвать дистресс или дискомфорт или, возможно, спровоцировать приступ паники у студентов с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР). .Как писалось в статье The Atlantic , «возникает движение, неуправляемое и управляемое в основном студентами, за очистку кампусов от слов, идей и предметов, которые могут вызвать дискомфорт или обидеть».

    Широкий спектр учебных материалов, от документального фильма о сексуальном насилии до исторического рассказа о рабстве, может считаться «триггером». возникают проблемы с администраторами, последствия для свободы слова огромны.

    Но насколько распространены эти требования, и действительно ли преподаватели колледжей меняют методы преподавания в ответ на давление со стороны студентов или администраторов? Является ли это свидетельством возрождающейся «политкорректности» — темы, популярной в средствах массовой информации, которая подтверждает распространенный, но нелестный образ «изнеженных» старшекурсников, которых отталкивает все, что бросает вызов их нежным чувствам? Или происходит что-то более сложное?

    Национальный опрос преподавателей колледжей и университетов

    Весной этого года Национальная коалиция против цензуры обратилась к Ассоциации современного языка и Ассоциации искусств колледжей с просьбой провести онлайн-опрос среди их членов.Хотя это и не научный опрос, ответы более 800 участников предлагают самую подробную информацию на сегодняшний день об опыте и отношении к триггерным предупреждениям и их последствиях для высшего образования. (В июне 2015 года президент правления CAA ДеВитт Годфри и исполнительный директор Линда Даунс выступили с презентациями об исследовании на конференции AAUP.)

    Обсуждение триггерных предупреждений во многом опирается на анекдоты, опубликованные в прессе. Этот обзор значительно расширяет объектив.А благодаря открытым комментариям, собранным вместе с опросом, сотни преподавателей получили возможность поделиться информацией о том, что на самом деле происходит в классе и что, по их мнению, это означает.


    Что такое триггерное предупреждение?

    Для целей исследования триггерные предупреждения были определены как «письменные предупреждения, чтобы заранее предупредить студентов о том, что материал, заданный в курсе, может быть расстраивающим или оскорбительным. Первоначально предназначенные для предупреждения студентов о графических описаниях сексуального насилия, которые, как считалось, могут спровоцировать посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) у некоторых студентов, в последнее время предупреждения о триггерах стали охватывать материалы, затрагивающие широкий круг потенциально деликатных тем, включая расу. , сексуальная ориентация, инвалидность, колониализм, пытки и другие темы.Во многих случаях запрос на триггерные предупреждения исходит от самих учащихся».


    Основные выводы

    1. Несмотря на то, что очень немногие учебные заведения имеют официальную политику предупреждения о триггерах, преподаватели сообщают о значительном количестве запросов и жалоб от учащихся.

    Хотя менее 1% участников опроса сообщили, что их учебное заведение приняло политику в отношении триггерных предупреждений, 7,5% сообщили, что студенты предприняли усилия, чтобы требовать триггерных предупреждения в кампусе, в два раза больше (15%) сообщили, что у студентов было запросили предупреждения на своих курсах, и 12% сообщили, что студенты жаловались на отсутствие триггерных предупреждений.Несмотря на то, что средства массовой информации рассказывают о «политкорректности», студенческие запросы касались самых разных предметов из всего идеологического спектра.

    2. Многие, но не все преподаватели считают, что триггерные предупреждения отрицательно сказываются на академической свободе и учебной среде.

    Несмотря на широко распространенные выражения беспокойства и уважения к учащимся, почти половина респондентов (45%) считают, что триггерные предупреждения имеют или будут иметь негативное влияние на динамику в классе, а 62% считают, что они имеют или будут иметь негативное влияние на академическую свободу.Значительное меньшинство (17%) положительно относятся к предупреждениям триггеров. Другие выражают обеспокоенность тем, что они не имеют профессиональной квалификации для оказания помощи учащимся, страдающим паническими расстройствами или другими заболеваниями.

    3. Многие преподаватели отличают триггерные предупреждения от практики информирования учащихся о содержании курса.

    Более половины опрошенных сказали, что они делали «предупреждения о содержании курса», а 23% заявили, что делали это «несколько раз» или «регулярно».Тем не менее, многие преподаватели проводят различие между практикой пометки конкретных элементов в любом конкретном задании, чему сопротивляются многие респонденты, и практикой предоставления подробной программы и описания курса, которую многие одобряют.

    4. Как сторонники, так и критики триггерных предупреждений выступают против того, чтобы администраторы запрашивали или требовали их использования.

    Опрос показал широко распространенное мнение о том, что решение о том, следует ли использовать предупреждения, должно быть исключительной прерогативой отдельных преподавателей и не должно зависеть от руководителей отделов, деканов или администраторов.Давление со стороны администраторов вызывает особую озабоченность у нештатных и внештатных преподавателей.

    ОСНОВНОЙ ВЫВОД 1. Несмотря на то, что очень немногие учебные заведения имеют официальные правила предупреждения о триггерах, преподаватели сообщают о значительном количестве запросов и жалоб от учащихся по широкому кругу предметов.

    СКОЛЬКО ШКОЛ обнародовали правила, требующие триггерных предупреждений? Опрос показал, что формальные университетские политики крайне редки: менее одного процента респондентов говорят, что они есть в их вузах.Это не должно удивлять; несколько попыток разработать триггерную политику вызвали серьезную и заслуженную критику.

    Но неофициальные данные свидетельствуют о том, что феномен триггерного предупреждения реален и что он в значительной степени вызван самими учащимися. В небольшом, но значительном числе ситуаций (7,5%) респонденты сообщили, что студенты инициировали попытки потребовать триггерных предупреждений в своем кампусе; в два раза больше (15%) сообщили, что учащиеся запрашивали триггерные предупреждения на своих курсах.А 12% сообщили, что учащиеся жаловались либо администраторам, либо преподавателю на отсутствие триггерных предупреждений.

    Требование о предупреждении, даже если его выдвигает лишь меньшинство студентов, может, тем не менее, повлиять на образовательную среду для гораздо большего числа студентов, если преподаватели, многие из которых по понятным причинам беспокоятся о гарантии занятости, изменят в результате то, как или что они преподают, если студенты сами чувствуют себя скованно, обсуждая темы, которые могут «спровоцировать» других, или если предупреждения работают, чтобы «прервать диалог и пристыдить участников таким образом, что эти участники фактически покидают беседу.

    По мнению некоторых, триггерные предупреждения отражают «презумпцию того, что следует избегать всего, что может быть оскорбительным, или что любой обиженный человек имеет право прекратить обсуждение», или, как выразился другой, они вынуждают «учителей изменить свои планы обучения, основанные на расчетах того, какие темы могут ранить учащихся или заставить их чувствовать себя «небезопасно».

    Требования студентов явно приносят желаемый результат: «После первого преподавания курса студент пожаловался на анонимное оценивание.С тех пор я устно включаю триггерное предупреждение в начале каждого семестра». Эффект может быть более выраженным в некоторых местах, чем в других: один инструктор, который принял предупреждения о «сексуальном/гомосексуальном содержании…, был [в] Теннесси, куда я только что приехал. Я бы не сделал того же в Калифорнии, но я знал, что у нас здесь много студентов-евангелистов, и хотел избежать каких-либо жалоб».

    И спрос на предупреждения для большего количества видов контента вырос: как заметил один преподаватель: «За последние два года у меня были студенты, которым нужны были довольно подробные и конкретные триггерные предупреждения для всего, что кажется удушающим.Другой опасается, что «студенты будут утверждать, что любое упоминание о насильственных действиях или чем-то, что противоречит их убеждениям, является «триггером», и они будут требовать академических приспособлений».

    НЕ ТОЛЬКО ПОЛИТОКОРРЕКТНОСТЬ

    «Я использовал триггерные предупреждения, чтобы предупредить о нецензурной или сексуальной лексике, сексуальном контенте или насилии, чтобы позволить нашим очень консервативным ученикам лучше контролировать материал».

    В комментариях средств массовой информации требование триггерных предупреждений часто изображается как исходящее от политически левых студентов, которые стремятся ограничить обсуждение оскорбительного материала, потому что они либо «избалованы» и тонкокожи, либо хотят охладить речь во имя « политкорректность.Как гласит заголовок широко читаемого эссе на Vox.com, «Я профессор-либерал, и мои студенты-либералы меня пугают».

    Хотя эта динамика, безусловно, реальна, исследование рисует более сложную картину. Многие профессора сообщают о предупреждениях ради консервативных или религиозных студентов. «Я использовал триггерные предупреждения, чтобы предупредить о нецензурной или сексуальной лексике, сексуальном контенте или насилии, чтобы наши очень консервативные студенты чувствовали больший контроль над материалом», — написал один преподаватель.

    «За последние два года у меня были студенты, которым нужны были довольно подробные и конкретные предупреждения о триггерах, ну, обо всем, что кажется удушающим».

    На самом деле, многие респонденты прокомментировали предупреждения, касающиеся религиозной чувствительности. Респондент, который преподает и занимает административную должность, сообщает о получении «много жалоб, некоторые из которых связаны с участием родителей. В основном это были религиозные возражения». Другие отмечают конкретные «религиозные возражения против обнаженных моделей на студийных курсах» и «гомоэротического содержания в истории искусства».Другой объяснил, что «предупреждения-триггеры, которые я помещаю в свою общеобразовательную программу курса гуманитарных наук, связаны с религиозным и моральным содержанием, которое может быть оскорбительным для людей, которые ревностно относятся к своей конкретной вере». Еще один заметил, что «Библия… это тема, которая может оскорбить как фундаменталистов, так и тех, кому не нравится религия». Был даже «ученик-растафарианец, [который] был очень оскорблен моим сравнением Великого гимна Эхнатона с 104-м псалмом».

    При этом многие отмечали, что «невозможно знать, что спровоцирует студентов.Сообщается о жалобах на пауков, «изображения родов», самоубийства в балете, артефакты коренных народов, изображения мертвых тел, «фэтфобию», кровавые сцены в фильме ужасов класса и многое другое. Один респондент заметил: «Я не уверен, что вы можете преподавать американскую литературу, не выдавая общего предупреждения на весь семестр».

    НЕ ТОЛЬКО О ТРАВМЕ

    Хотя триггерные предупреждения когда-то оправдывались как приспособление для переживших травму или жестокое обращение, с тех пор они стали применяться в гораздо более широком диапазоне ситуаций.Администратор, получивший многочисленные жалобы, отметил, что «некоторые личные посттравматические проблемы возникали, но реже». Многие другие отмечают, что предупреждения запрашиваются за материал, который студенты считают просто неудобным, бросающим вызов или оскорбляющим их убеждения. По словам одного из них, «студенты, у которых НЕ было серьезного травматического опыта, используют триггерные запросы-предупреждения, чтобы избежать взаимодействия с неудобными материалами курса».

    Опрос показал широкое согласие с мнением экспертов, таких как гарвардский психолог Ричард Макнелли, о том, что учащиеся с паническими расстройствами нуждаются в профессиональной помощи, которую они не могут предоставить.Однако Макнелли не одобряет использование триггерных предупреждений: «Триггерные предупреждения предназначены для того, чтобы помочь выжившим избежать напоминаний о своей травме, тем самым предотвращая эмоциональный дискомфорт. Однако избегание усиливает посттравматическое стрессовое расстройство ». По словам Макнелли, «систематическое воздействие триггеров… является наиболее эффективным средством преодоления расстройства».

    ОСНОВНОЙ ВЫВОД 2. Многие, но не все, педагоги считают, что триггерные предупреждения отрицательно сказываются на академической свободе и учебной среде.

    ПЕДАГОГОВ ГЛУБОКО ОБЕСПОКОЕНО тем, как триггерные предупреждения повлияют на динамику в классе и обучение. Значительное число респондентов обеспокоены тем, что предупреждения, по сути, побуждают студентов «избегать изучения неудобных учебных материалов». Действительно, это уже опыт некоторых респондентов, таких как тот, который сообщает, что «студенты восприняли «предупреждение» как предлог, чтобы не посещать занятия».

    Почти половина респондентов (45 процентов) считают, что триггерные предупреждения имеют или будут иметь негативное влияние на динамику в классе.Что касается более широкого вопроса об академических свободах, то 62% считают, что они имеют или будут иметь негативные последствия.

    Почти половина респондентов (45 процентов) считают, что триггерные предупреждения имеют или будут иметь негативное влияние на динамику в классе. Что касается более широкого вопроса об академических свободах, то 62% считают, что они имеют или будут иметь негативные последствия.

    ОХЛАЖДАЮЩИЙ ЭФФЕКТ

    Как объяснил один инструктор, «предупреждения о срабатывании закрывают мне задницу, но, похоже, они имеют несколько побочных эффектов.Во-первых, они создают ожидание того, что обмены, скорее всего, будут спорными, а не кооперативными. Во-вторых, они, кажется, подавляют свободное исследование и спекулятивные дискуссии («что, если»), в первую очередь для студентов, но также и для меня».

    Пометка определенного контента как «табу», как утверждают некоторые, неизбежно приводит к охлаждению дискуссий и дебатов. Многие характеризуют результат как «дезинфицированное» образование, которое, по их мнению, оказывает учащимся серьезную медвежью услугу: «В «реальном» мире нет триггерных предупреждений».

    Среди критиков было широко распространено мнение, что предупреждения являются «детскими».Многие выражают мнение, что «[мы] должны относиться к нашим студентам как к взрослым» и что «студенты должны взять на себя свободу действий и обсуждать со своими профессорами любые личные потребности». Другие выражают обеспокоенность тем, что триггерные предупреждения подрывают образование, фокусируя внимание на личных реакциях на содержание курса вместо того, чтобы учить студентов «использовать аналитические концепции для понимания сложных социальных явлений». Эту тему поддержали многие респонденты, которые считают, что предупреждения усиливают склонность «студентов» делать «личное» основной областью для понимания.

    Третьи обеспокоены тем, что использование предупреждений с неявным обещанием, что учащиеся могут «отказаться» от знакомства с определенным материалом, укрепляет представление о том, что «образование — это потребительский опыт, и что потребители (учащиеся) должны решать, им нравятся предлагаемые товары».

    Основная озабоченность критиков триггерных предупреждений заключается в том, что они затруднят или сделают невозможным обсуждение «деликатных» тем. Они опасаются, что студенты, стремясь не обидеть других, просто откажутся обсуждать определенные вопросы или выражать определенные мнения, особенно если они непопулярны или противоречивы.Как говорится:

    Эта тенденция окажет сдерживающее воздействие на климат исследования, свободы слова и интеллектуального обмена, который должен быть отличительной чертой высшего образования. Настоящая учеба сложна и требует, чтобы учащиеся обращались к сложному, новому или сложному материалу — материалу, который может вызывать у них дискомфорт по целому ряду причин. «Триггерные предупреждения» говорят о своего рода интеллектуальном in loco parentis , который может ограничить возможности учащегося для независимого мышления и самопознания.

    Даже сама тема триггерных предупреждений стала напряжённой. Как выразился один профессор: «Трудно выступать против триггерных предупреждений из-за страха показаться безразличным к своим ученикам».

    Многие респонденты беспокоятся о том, «чтобы создать академическую культуру, в которой выбор текста или обсуждения в классе рассматриваются как место, где должны решаться серьезные психологические проблемы, такие как посттравматическое стрессовое расстройство».

    Они выразили мнение, что класс не является «терапевтической средой» и что они не имеют права консультировать проблемных учащихся:

    Я полностью за психологическое консультирование, когда это полезно, но я не готовился быть консультантом, и это не должно быть моей ролью в классе.. . . Мы должны побуждать наших студентов противостоять материалу, который их беспокоит, и выяснять, что именно их беспокоит и почему. . . ни предоставлять его, ни подвергать цензуре мои учебные материалы на основе . . . чувствительность.

    ДЕЛО ДЛЯ ТРИГГЕР ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ

    Однако существенное меньшинство респондентов — немногим более 17% — считают, что триггерные предупреждения оказывают или могут оказывать положительное влияние на образование и динамику в классе.

    Однако существенное меньшинство респондентов — немногим более 17% — считают, что триггерные предупреждения оказывают или могут оказывать положительное влияние на образование и динамику в классе. Действительно, некоторые респонденты с энтузиазмом относятся к триггерным предупреждениям:

    Использование триггерных предупреждений обычно приводило к положительному результату, а это означало, что это приводило к более высокой точке входа для студентов (и меня) в соответствующие дебаты — не только по рассматриваемым вопросам, но и по поводу уместности университетский класс как место таких дебатов.Такие случаи также позволили мне эффективно «обучить» студентов тому, как участвовать в сложных дебатах с уважением и чуткостью по отношению к другим.

    Другие сторонники говорят, что использование предупреждений может укрепить доверие и «создать позитивную атмосферу в классе», продемонстрировать уважение к «индивидуальным потребностям учащихся», создать «безопасное пространство для диалога», подготовить учащихся «к осмысленному изучению материала». способами», и не дать им почувствовать себя «ослепленными». «Я чувствую, что студенты, возможно, резко негативно отреагировали на определенный материал, но не смогли сформулировать свои опасения… даже обсуждение этой темы воодушевляет студентов.

    Некоторые из них выражают мнение, что «учащиеся ценят заботу», что «сам факт уважения к учащимся помогает им стать непредубежденными» и что «когда учащиеся знают, что вы заботитесь об их благополучии, они готовы больше рисковать и, таким образом, узнают больше». Другие воспринимают предупреждения как «признание и чувствительность к определенной маргинальности в классе».

    Многие преподаватели, использующие предупреждения, делают это из-за беспокойства о том, что они считают более важными вопросами высшего образования.Их ответы являются полезным напоминанием о том, что в некоторых отношениях толчок к триггерным предупреждениям исходит из похвального желания части студентов помнить об опыте других.

    Однако даже инструкторы, которые симпатизируют идее предупреждений, выражают беспокойство по поводу их возможного воздействия:

     Я начал использовать предупреждения-триггеры в своих учебных планах 2 года назад по просьбе очень вдумчивых учеников. Я был рад ответить на этот запрос студента и сделать что-то, что создаст благоприятную атмосферу в классе и поддержит студентов, переживших сексуальное насилие и насилие.Тем не менее, многие мои коллеги обеспокоены любой цензурой в классе и опасаются, что эта проблема является своего рода ящиком Пандоры. Хотя очень важно уважать жертв сексуального насилия, могут ли другие учащиеся отказаться читать или заниматься материалом, потому что это неудобно или сложно? Как мы можем обучать таким вещам, как война, гомофобия, расизм, женоненавистничество, гомофобия и насилие, если мы не можем ожидать, что студенты будут читать такие тексты или материалы?

    Как мы можем рассказать ученикам о таком насилии (и, таким образом, надеяться положить конец такому насилию), если ученики отказываются участвовать в нем в классе? А как быть со студентами, которые могут отказаться от материала, противоречащего другим системам убеждений? Например, могут ли студенты-фундаменталисты (любой религии или политической философии) отказаться читать книги о сексуальности, феминизме или женщинах? Одним словом, триггерные предупреждения кажутся разумной проблемой с точки зрения поддержки студентов, переживших сексуальное насилие.А как насчет других видов цензуры? И, к сожалению, именно те ученики, которые просят триггерных предупреждений (часто непредубежденные, прогрессивные, благонамеренные, феминистские ученики), не понимают, что их феминистский запрос звучит как консервативный для многих прогрессивных учителей.

     

    ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ МОГУТ ИСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ПО-РАЗНЫМ СПОСОБАМ

    Некоторые респонденты, которые делают предупреждения, не позволяют учащимся «отказаться» от материала, в то время как другие предлагают учащимся сделать это.Например: «Я предупреждал студентов, что собираюсь показать им расстраивающее или потенциально оскорбительное изображение, но я никогда этого не делал. Предоставление учащимся инструментов для подготовки к работе с потенциально расстраивающим материалом, если они захотят, является хорошим использованием таких предупреждений. Сокращение использования таких материалов или предоставление учащимся возможности извиниться — недопустимо».

    Ряд других преподавателей сообщают, что они приглашают или позволяют учащимся избегать содержимого, которое их расстраивает. Например, один сообщил, что «я всегда тщательно выбираю фильмы, в которых не слишком много насилия, и я говорю учащимся, какова продолжительность сцены, что она влечет за собой, и что они могут свободно покинуть класс на несколько минут, если фильм доказывает слишком много для них.  Другие предпочитают полностью избегать определенных видов контента, таких как материалы, которые «откровенны с точки зрения секса и насилия» или «фильмы с изнасилованиями в них».

    Некоторые практики отражают личные предпочтения преподавателя, а не опасения, что материал «вызовет» неблагоприятную реакцию у студентов: например, один респондент сообщает, что избегает материала «Я бы не хотел, чтобы он попал в мой собственный мысленный взор», потому что «Есть некоторые вещи, которые вы просто не можете развидеть».

     

    КЛЮЧ 3.Многие преподаватели отличают триггерные предупреждения от практики информирования учащихся о содержании курса.

    НА СПРОС, делали ли они когда-либо добровольно триггерные предупреждения, более половины опрошенных сделали это, при этом 23% сказали , что предлагали их «несколько раз» или «регулярно».

    Многие отмечают путаницу между «триггерным предупреждением» и обычной практикой объяснения или описания курса и материала, который будет рассмотрен на занятии.

    Многие преподаватели указывали — в опросе и в других источниках — что предоставление студентам информации о содержании курса, в том числе о том, что некоторые материалы могут быть сложными или тревожными, не является «предупреждением». По их мнению, речь идет не о том, чтобы избегать контента, который может оскорбить, а о том, чтобы объяснить, чему будут учить и что требуется от учащихся. Можно назвать это полным раскрытием.

    Один респондент, который преподает курс по глобальной еде, который для некоторых является «личным предметом», сообщает, что программа описывает курс довольно подробно и добавляет, что он будет «очень прямо» затрагивать такие сложные вопросы, как голод, еда и пол», и что «учащиеся, у которых есть личные проблемы, могут тщательно подумать, подходит ли им этот курс.

    ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПРОТИВ ИНФОРМИРОВАНИЯ

    Многие преподаватели указывали — в опросе и в других источниках — что предоставление студентам информации о содержании курса, в том числе о том, что некоторые материалы могут быть сложными или тревожными, не является «предупреждением».

    Другие предоставляют подробные описания курса с учетом восприимчивости учащихся, «чтобы сообщить учащимся заранее, с каким расстраивающим материалом они могут столкнуться в курсе, где такой материал не является ожидаемым компонентом.Такие респонденты указывают, что их цель состоит в том, чтобы просто информировать студентов, чтобы они могли решить не только, поступать ли, но и, если они поступят, чего ожидать. В репрезентативном комментарии один преподаватель истории искусств сообщил, что сообщил студентам в начале семестра, что класс

    охватывает широкий спектр взглядов на мир… Поэтому вы наверняка столкнетесь с идеями, которые противоречат вашим ценностям и мировоззрению. Действительно, искусство, на которое мы смотрим, иногда содержит сообщения об идентичности, религии, науке, этике, справедливости, равенстве и других темах, которые современные люди находят наивными или оскорбительными.

    Этот тип описания курса отвечает опасениям многих критиков триггерных предупреждений, потому что оно не помечает конкретные темы или отрывки и не предопределяет то, как учащиеся получают материал. Преимущество этого заключается в том, что он предупреждает учащихся о наличии контента, который может вызвать беспокойство у некоторых, но без того, что многие респонденты считают существенным недостатком:

    Я был бы обеспокоен тем, что включение триггерных предупреждений о некоторых материалах, которые я освещаю на своих занятиях, сигнализировало бы учащимся о том, что в изображениях есть что-то «плохое», «неправильное» или «тревожное» (в негативном и проблемном смысле). и идеи, которые мы обсуждаем в классе.В некоторых случаях предложение о таком ценностном суждении о материале класса подорвало бы его изучение. . . .

    Я думаю, что если я даю триггерное предупреждение для одного типа материала, который может расстроить студентов, но не для другого типа материала, я посылаю учащимся слишком сильное сообщение о том, из-за чего им нельзя расстраиваться и то, что им не разрешено находить тревожным.

    ИНФОРМИРОВАНИЕ БЕЗ ИСКАЖЕНИЯ

    В заявлении Американской ассоциации университетских профессоров (AAUP) о срабатывании предупреждений подчеркивается этот момент, утверждая, что срабатывание предупреждений

    сигнализируют об ожидаемом ответе на содержимое (например,ж., смятение, огорчение, неодобрение), а также исключить элементы неожиданности и спонтанности, которые могут обогатить читательский опыт и обеспечить критическое понимание.

    Ряд респондентов уточнили эту идею: «Обычно возникают вопросы расы, насилия, сексуальности и пола. Я чувствую, что предварение этих тем или заблаговременное решение о том, что они являются деликатными вопросами, продвигает идею о том, что они табу».

    AAUP также указал, что триггерные предупреждения, сосредоточенные на одном элементе произведения, также могут искажать понимание читателем произведения в целом: «Если, например, Дом веселья или Анна Каренина содержат предупреждение о самоубийстве, студенты могут упускать из виду другие вопросы о богатстве, любви, обмане и экзистенциальном беспокойстве, которым на самом деле посвящены эти книги.

    Эта озабоченность также была выражена в ряде ответов на опросы, в том числе в этом: «Несколько раз, когда я говорил что-то в классе, я сожалел об этом, так как впоследствии я чувствовал, что это повлияло на то, как учащиеся восприняли работай.»

     

    ОСНОВНОЙ ВЫВОД 4. Как сторонники, так и критики триггерных предупреждений выступают против того, чтобы администраторы запрашивали или требовали их использования.

    ОПАСНОСТЬ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ Академической свободы приводит к большей части комментариев по поводу триггерных предупреждений, и многие преподаватели явно встревожены их потенциальным воздействием.Как написали несколько профессоров гуманитарных наук в эссе для Inside Higher Ed в мае 2014 года: «В настоящее время мы наблюдаем, как наши коллеги получают телефонные звонки от деканов и других администраторов колледжей, которые расследуют жалобы студентов на то, что они включили в свои курсы «триггерный» материал, с предупреждениями или без таковых. . Мы чувствуем, что это движение уже оказывает сдерживающее воздействие на наше преподавание и педагогику».

    Автор эссе Vox.com рассказал ту же историю: «Я намеренно скорректировал свои учебные материалы, поскольку политический ветер переменился.. . . Большинство моих коллег, у которых еще есть работа, сделали то же самое».

    Многие ответы на опросы повторили эти опасения. Респонденты, которые не согласны с ценностью триггерных предупреждений, тем не менее соглашаются с возможностью злоупотреблений и злоупотреблений со стороны администраторов. Один преподаватель беспокоился, что они «вероятно будут использоваться консервативной администрацией университета. . . подвергать цензуре контент, который они считают неуместным или оскорбительным, независимо от академической ценности такого контента».

    Другой респондент выразил обеспокоенность тем, что администраторы «вмешиваются в содержание курса и решают, какой контент следует считать оскорбительным.Еще один умолял «не давать больше административной бюрократии повода для увольнения людей».

    Эти опасения особенно остры для нештатных преподавателей: «Учитывая неуклонное размывание сроков пребывания в должности и других мер защиты рабочих мест, я опасаюсь, что нежелание профессора соблюдать политику/ожидания триггерных предупреждений — или честные ошибки в соблюдении — приведет к дисциплинарным мерам или даже стрельба».

    В заявлении AAUP, направленном против триггерных предупреждений, сделан аналогичный вывод, утверждая, что выдача триггерных предупреждений по спорным темам может означать, что такие темы

    , скорее всего, будут маргинализированы, если их не будут полностью избегать преподаватели, опасающиеся жалоб на оскорбление или причинение дискомфорта некоторым из своих студентов.Хотя потенциальные сборы такого рода затрагивают всех преподавателей, непостоянные и заемные преподаватели особенно подвержены риску. Таким образом, потребность в триггерных предупреждениях создает репрессивный, «холодный климат» для критического мышления в классе.

    Не будет преувеличением предположить, что перед лицом растущей неуверенности в трудоустройстве в академических кругах и растущего отношения к высшему образованию как к потребительскому товару преподаватели будут избегать вопросов или материалов, которые могут вызвать споры или вызвать жалобы студентов.

     

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ И НАБЛЮДЕНИЯ

     

    Широкое соглашение

    Ответы на опрос демонстрируют глубокую заботу о благополучии учащихся и широко распространенное желание создать учебную среду, отвечающую потребностям учащихся и уважающую их взгляды и опыт. И они также предполагают широкое согласие по нескольким ключевым моментам:

    АКАДЕМИЧЕСКАЯ СВОБОДА .Решение о том, использовать ли предупреждения или нет, должно быть «оставлено на усмотрение профессоров», а не санкционировано руководителями кафедр, деканами или администраторами.

    ИНФОРМИРОВАННЫЕ РЕШЕНИЯ. Хорошей педагогической практикой является подробное описание содержания курса, чтобы позволить учащимся сделать осознанный выбор в отношении того, подходит ли конкретный курс их интересам и личным обстоятельствам.

    ЛИЧНОЕ СООБЩЕНИЕ. Учащиеся, у которых есть опасения по поводу содержания курса, должны напрямую обсудить их с преподавателем, чтобы определить, является ли курс подходящим выбором и может ли он быть адаптирован для смягчения опасений.

    НАДЛЕЖАЩАЯ МЕДИЦИНСКАЯ ПОМОЩЬ. Учащиеся с паническими расстройствами или другими заболеваниями, влияющими на их образование, должны иметь доступ к соответствующему лечению, руководству и разумным приспособлениям.

    Нет кризиса, но глубокая озабоченность

    Обнадеживает тот факт, что лишь немногие учреждения приняли официальную политику, требующую или рекомендующую триггерные предупреждения. Хотя трудно обосновать идею о том, что в настоящее время в американских кампусах существует предупредительный триггер «кризис», опрос, тем не менее, указывает на глубокую озабоченность преподавателей по поводу того, куда могут двигаться дела.Хотя этот опрос не затрагивал непосредственно отношения студентов, он многое о них рассказал.

    Ясность в отношении академической свободы и целей высшего образования

    Возможно, отражая эту озабоченность по поводу будущего высшего образования, респонденты опроса и другие комментаторы предполагают необходимость большего лидерства и ясности в отношении роли высшего образования и важности академической свободы. В 2014 году Чикагский университет созвал Комитет по свободе слова, который заявил, что «университет не должен защищать людей от идей и мнений, которые они считают нежелательными, неприятными или даже глубоко оскорбительными.

    Далее утверждалось, что

    дебаты или обсуждения не могут быть подавлены, поскольку некоторые или даже большинство членов университетского сообщества считают выдвинутые идеи оскорбительными, неразумными, аморальными или ошибочными. Именно отдельные члены университетского сообщества, а не университет как институт, должны сами выносить эти суждения и действовать в соответствии с этими суждениями, не стремясь подавить высказывания, а открыто и энергично оспаривая идеи, которым они противостоят. .

    В мае 2015 года Пердью стал первым государственным университетом в стране, принявшим Чикагские принципы, заявив, что «должность университета не состоит в том, чтобы пытаться оградить людей от идей и мнений, которые они считают нежелательными, неприятными или даже глубоко наступление.» А в сентябре Сенат факультета Американского университета принял резолюцию о свободе слова:

    .

    Американский университет стремится защищать и отстаивать право на свободное распространение идей — без цензуры — и на изучение материалов в том виде, в каком они написаны, произведены или изложены, даже материалов, которые некоторые члены нашего сообщества могут счесть тревожными или которые вызывают неприятные чувства. .Эта свобода является неотъемлемой частью опыта обучения и обязательством, от которого мы не можем уклониться.

    Поскольку законы и индивидуальные соображения могут ограничивать, обозначать, предупреждать или исключать определенный контент, академия должна твердо стоять на своем, как место, открытое для разнообразных идей и свободного выражения. Это стандарты и принципы, которые Американский университет не пойдет на компромисс.

    Преподаватели могут консультировать студентов, прежде чем знакомить их с противоречивыми материалами и другими материалами, которые являются частью их учебных планов.Тем не менее, сенат факультета не одобряет предложение «предупреждений о срабатывании» или иную маркировку спорных материалов таким образом, чтобы студенты истолковывали это как возможность «отказаться» от взаимодействия с текстами или концепциями или иным образом не участвовать в интеллектуальных исследованиях.

    Заявления, подобные этим, должны помочь установить разумные принципы, которые учитывают интересы учащихся, способствуют их образованию и защищают академическую свободу.

    Однако важно отметить, что профессора не могут и не должны быть вне критики.Как и все, они совершают ошибки. Они не всегда умеют преподносить сложный материал; они могут быть глухи к определенным законным опасениям; они могут быть неосведомлены об определенных вопросах; и они могут делать и говорить вещи, которые не способствуют достижению образовательных целей. Студенты вполне разумно ожидают, что учителя смогут объяснить причины выбора материала и ответить на вопросы о его современном значении и актуальности.

    Непредубежденность, открытый диалог

    Значимое образование требует непредубежденности и открытого диалога.Дебаты о триггерных предупреждениях послужат необходимой и благотворной цели, если они приведут к большему самосознанию и откроют возможности для более глубокого и более тщательного обсуждения многих сложных вопросов, с которыми сталкиваются сегодняшние студенты и отдельные преподаватели, которые надеются подготовить их к противостоять этому.

     

     

    Принята ли в вашем учреждении политика триггерных предупреждений?

    (Ответ: 808)

     

    Да                             0.50%

    Нет                              64,98%

    Не знаю. 34,53%

     

    Если ваше учреждение не требует этого, делали ли вы когда-либо добровольно предупреждения о содержании курса?

    (Ответ: 734)

    Да, один или два раза      34,06%

    Да, несколько раз      11,44%

    Да, регулярно              12,40%

    Нет, никогда                    42,10%

     

    Просили ли когда-нибудь учащиеся ваших классов выдавать триггерные предупреждения?

    (Ответ: 737)

    Нет, никогда                    85.07%

    Да, один или два раза      13,30%

    Да, несколько раз      1,36%

    Да, регулярно              0,27%

     

    Известно ли вам о каких-либо инициативах студентов в вашем учебном заведении, требующих триггерных предупреждений?

    (Ответ: 736)

    Да                             7,47%

    Нет                              92,53%

     

    Если вы не выдаете триггерные предупреждения, жаловались ли когда-нибудь учащиеся ваших классов — вам или администратору — на то, что вы этого не делаете?

    (Ответ: 626)

    Нет, никогда                    88.18%

    Да, один или два раза      11,02%

    Да, несколько раз      0,64%

    Да, регулярно              0,16%

     

    Какое влияние, по вашему мнению, оказывает или могло бы иметь использование триггерных предупреждений на динамику в классе?

    (Ответ: 712)

    Положительный                       17,28%

    Отрицательный                     45,22%

    Нет                          8,99%

    Не знаю. 28.51%

     

    Какое влияние, по вашему мнению, оказывает или могло бы иметь использование триггерных предупреждений на академическую свободу?

    (Ответ: 713)
    Положительный                       6,87%

    Отрицательный                     62,83%

    Нет                          11,50%

    Не знаю. 18,79%

     

    Как написать предупреждение о триггере

    Триггерное предупреждение / Предупреждение о содержании: что это такое и как их использовать?

    Если вы когда-либо были в Интернете, вы могли видеть эти упоминания в статье, сообщениях в блогах, социальных сетях или других местах.Кто они такие? В формулировке TW означает «Предупреждение о срабатывании», CW означает «Предупреждение о содержании». Но слов недостаточно, чтобы понять эти маленькие, но важные аббревиатуры.

    При публикации в Интернете никто не контролирует свою аудиторию.

    Предупреждения о содержании будут использоваться для описания того, что может расстроить читателей, что может заставить их чувствовать себя плохо, без ссылки на травмирующий опыт. Это может, например, относиться к фобии, к наготе, к крови, к рождению и т. д.

    Триггерные предупреждения

    предназначены для того, чтобы люди, пережившие травматический опыт, не подвергались воздействию чего-то, что может вызвать физическую и/или психическую реакцию.Триггер здесь ключевое слово. «Триггер*» используется, чтобы говорить о посттравматическом стрессовом расстройстве и психических заболеваниях. «Спровоцированный» и «обиженный/расстроенный» — не одно и то же.

    Я могу расстроиться, если увижу изображение красивого торта, потому что не умею печь, но это не вызовет посттравматической реакции. Некоторыми общими триггерами являются воспоминания и/или образы сексуального насилия, физического насилия, насилия над детьми, военных сцен, домашнего насилия, расстройств пищевого поведения и т. д.

    Конечно, никто не знает всех существующих травмирующих переживаний, и некоторые люди могли получить травму из-за необычных вещей.Так что нет, вы не всегда можете угадать, и да, вы можете иногда что-то упустить. Что происходит.

    Как использовать предупреждение о содержимом/предупреждение о срабатывании?

    Теперь, когда мы поняли, что это такое, давайте узнаем, как написать предупреждение о триггере/предупреждение о содержании.

    При размещении изображения в социальной сети начинайте описание с типа предупреждения («TW:» или «CW:»), а затем добавляйте ключевые слова. Сделайте их достаточно ясными, чтобы люди знали, хотят ли они продолжать чтение или нет, но не настолько описательными, чтобы они сами по себе могли вызвать реакцию.

    Затем перейдите к следующей строке, добавьте точку, перейдите к следующей строке, добавьте точку и повторите. При этом описание будет скрыто, и ваши читатели смогут решить, хотят ли они нажать на опцию «читать дальше» или нет. Если вы этого не сделаете, текст сразу же появится, и человек, решивший не читать ваш текст, будет иметь его прямо под носом.

    CW и TW не следует путать с описаниями. Нет, вы не можете написать «CW: милый, очаровательный, любимый».

    CW и TW имеют значение, потому что вы не знаете, кто может прочитать ваш текст.Общаясь с друзьями, мы часто знаем, о чем можно говорить, а о чем нет.

    Когда мы пишем в Интернете, мы открываемся людям со всего мира, с разным жизненным опытом. Если вы потратите две минуты на то, чтобы вставить свой TW, вы можете спасти кого-то от панической атаки, от ночных кошмаров, от суицидальных мыслей, и вы покажете им, что признаете их опыт.

    Итак, в 2019 году давайте будем так же хорошо скрывать информацию о триггерах, как мы умеем скрывать спойлеры =)

    Этот пост в блоге о том, «как использовать триггерное предупреждение», был написан Лесли Мани

     

    LOOKLIKEFILM — ваш самый важный ежедневный источник вдохновения, когда дело доходит до фотографии.Создано нашими замечательными художниками со всего мира! Вам, вероятно, следует проверить нашу группу в Facebook и нашу ленту в Instagram, прежде всего. Кроме того, вы также можете подписаться на Pinterest.

    Предупреждение о срабатывании | Geek Feminism Wiki

    ТРИГГЕРНОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ Эта статья или раздел или страницы, на которые он ссылается, содержат информацию о сексуальных посягательствах и/или насилии, которые могут спровоцировать выживших.

    Триггерные предупреждения являются обычными в некоторых феминистских и других Безопасных пространствах.Они предназначены для предотвращения неосознанного столкновения с определенными материалами или предметами в интересах людей, которые имеют чрезвычайно сильную и разрушительную эмоциональную реакцию (например, посттравматические воспоминания или побуждения причинить себе вред) на такие темы. Наличие этих ответов называется «триггером».

    Контент для предупреждения для

    Контент, одобренный феминистскими блогами и авторами фэндомов, должен быть предупрежден за:

    • Актуальные описания войны , такие как война во Вьетнаме или операции США в Афганистане.
    • графические описания или подробное обсуждение жестокого обращения , особенно сексуального насилия или пыток
    • графические описания или подробное обсуждение самоповреждающего поведения , такого как самоубийство, самоповреждение или расстройство пищевого поведения
    • изображений, особенно продолжительных или психологически реалистичных, психического состояния человека, страдающего от жестокого обращения или наносящего себе вред
    • обсуждение расстройства пищевого поведения или стыда тела
    • примеров или ссылок на контент, содержащий разжигающих ненависть высказываний или сильных оскорблений
    • и возможные визуальные триггеры (например, мигающие изображения) для людей с фоточувствительными состояниями.

    Они более обширны, чем отмечают основные средства массовой информации. Из них, как правило, только самоубийство игнорируется, занижается или предупреждается прессой. В некоторых странах телепередачам или фильмам может предшествовать указание на характер насильственного или сексуального содержания. Профессиональная художественная литература обычно не предупреждает о таком содержании на буклетах, в обзорах и т.п.

    Некоторые люди утверждают, что следует предостерегать даже от фактических, сухих упоминаний вышеперечисленных тем.В некоторых разделах Медиафандома также есть аргументы, за которые следует выносить предупреждения:

    • изображение или обсуждение насилия
    • изображение или обсуждение конкретных видов сексуальной активности по обоюдному согласию (БДСМ, гомосексуальные контакты, гетеросексуальные контакты…)
    • изображение или обсуждение любой сексуальной активности по обоюдному согласию
    • изображение или обсуждение дискриминационных взглядов или действий , таких как сексизм или расизм

    Формулировка

    Триггерное предупреждение обычно принимает форму выделенного (обычно полужирным) текста, начинающегося с предупредительной фразы (такой как «триггерное предупреждение», «предупреждение о содержании» или просто «предупреждение») и описывающего в общих чертах расстраивающий характер содержание.Фактический триггерный контент может быть ниже предупреждения или каким-то образом скрыт, требуя, чтобы читатели кликнули по нему.

    Не существует единого мнения о «лучшем» способе формулировки триггерного предупреждения, чтобы оно точно описывало потенциально инициирующее содержимое, не становясь при этом триггером. Фраза «предупреждение о триггере» может сама по себе вызывать срабатывание у некоторых переживших травму. Людей также могут спровоцировать предупреждения, содержащие слишком много деталей. Предупреждения с очень общими формулировками, такие как «Предупреждение о графическом изображении сексуального насилия» или «Предупреждение о содержании: расстройство пищевого поведения», с меньшей вероятностью вызовут реакцию у читателей, чем предупреждения, содержащие конкретные сведения о провоцирующем контенте.

    Некоторые предлагают переключиться на «предупреждение об активации» или «предупреждение о стрессе». Цель состояла бы в том, чтобы сделать предупреждение более включающим более широкий спектр ответов, а также избежать метафоры, которая может быть напоминанием об оружии.

    Другой подход заключается в простом описании контента таким образом, чтобы он включал любые распространенные триггеры или фобии наряду с другими основными темами, например: «Документальный фильм о природе джунглей Бразилии, включая дикую природу, реки и изображения пауков крупным планом. .Этот подход усложняет задачу для людей, которые ищут подчеркнутое предупреждение, поскольку необходимо внимательно читать, чтобы найти темы, которые могут их затронуть. Он действительно обеспечивает большую конфиденциальность для людей с необычными триггерами или фобиями, которые спросили конфиденциально. чтобы быть в курсе этих тем.

    Автономия

    Все триггерные предупреждения должны учитывать автономию. Предоставляйте фактическую информацию о предстоящих триггерах, но НЕ:

    • подразумевают, что люди обязаны удалять себя из триггеров; люди могут выбрать просмотр материала или участие в вещах, которые их расстраивают (просто быть расстроенным отличается от плохого поведения по отношению к другим, это вы можете отреагировать на то, вызвано ли это триггером или другими причинами)
    • предлагать или предписывать определенные механизмы самообслуживания другим людям, поскольку они индивидуальны (приведенное ниже предложение по предоставлению предметов и мест для самообслуживания на мероприятиях означает предоставление их на все мероприятие: людей не следует индивидуально консультировать по поводу того, какие из них следует использовать)
    • предполагает, что любая конкретная группа уязвимых людей (например, пережившие сексуальное насилие) вообще не имеет права просматривать ваши материалы
    • подразумевают, что единственными людьми, которые могут захотеть соблюдать осторожность, являются люди с определенным прошлым (пережившие сексуальное насилие) или с диагнозом (посттравматическое стрессовое расстройство), поскольку может быть затронут широкий круг людей.

    Личные мероприятия

    Очень сложно получить предупреждение о триггере в последний момент, потому что:

    • людей может огорчить внезапная необходимость перейти в режим самосохранения
    • люди могут быть не в состоянии выйти из триггерной ситуации, например, из-за того, что они сидят в середине ряда
    • люди могут негативно отреагировать на предупреждение в тот момент, когда они не хотели находиться в комнате, полной людей

    Если это вообще возможно, триггерные предупреждения должны быть доставлены задолго до любых инициирующих презентаций, историй, выставки или демонстрации.Они в идеале:

    • представлено в письменном виде и распространено среди участников до начала мероприятия, чтобы люди могли реагировать на информацию в частном порядке и иметь время для принятия решений и мер по уходу за собой
    • повторяется в начале сеанса, содержащего материал
    • в сочетании с настойчивым напоминанием о том, что люди могут прекратить любое занятие в любое время по любой причине, и а не им будет за это стыдно, и они вообще не будут спрашивать о причинах

    Кроме того, потенциально триггерный материал должен быть:

    • проводится на сессиях, где есть альтернативные мероприятия (например, на пленарных заседаниях)
    • доставляется в физические пространства, в которые людям не нужно входить по другим причинам (например, не в коридоре, через который людям может понадобиться пройти для другого мероприятия, не в комнатах, где работает персонал объекта, и не на дисплеях, которые можно увидеть из других номеров)
    • доставка в места и с такой громкостью, при которой звук не распространяется на другие части зала 
    • не описан графически, например, в расписаниях (предупреждение должно быть четким, но не слишком подробным).

    Обратите особое внимание на распространение триггерных предупреждений на оплачиваемый персонал мероприятий (включая вспомогательный персонал, такой как сотрудники объекта) и волонтеров, чьи роли могут заставить их чувствовать, что им не разрешено быть в безопасности или заниматься самообслуживанием.

    По возможности предоставьте участникам удобные места и предметы, например, предметы, с которыми они могут играть руками, а также зону для самоуспокоения, например, тихую комнату.

    Если инициирующий материал относится к теме вашего мероприятия, и заблаговременное предупреждение невозможно, например, в дискуссиях произвольной формы, ролевых играх и т. п.:

    • запретить такие материалы на любом сеансе, который должны посещать все участники или на котором нет альтернативной деятельности
    • проявлять особую осторожность, чтобы создать атмосферу, в которой люди могут не пристыдиться за это, а не бросить любое занятие, чтобы создать атмосферу, в которой люди могут бросить любую деятельность, чтобы узнать их причины
    • , если заранее не указано очень четко, что весь сеанс является триггерным предупреждением, попросите людей делать предупреждения, когда они осознают, что собираются сказать или сделать что-то, вызывающее триггер
    • после предупреждения дайте людям достаточно времени, чтобы уйти, не просите их просто закрыть глаза или что-то подобное.

    Участники импровизированных сессий с высокими ставками, таких как молниеносные разговоры, импровизация, караоке со слайдами и т. п., должны быть прямо предупреждены, чтобы они просто избегали запуска материала. Имейте сильного опытного председателя, который бдителен и готов перенаправить или прекратить что-либо подобное, если оно сбивается с пути (даже если это непреднамеренно).

    Другие сообщества

    В онлайн-сообществах группы поддержки триггерные предупреждения могут потребоваться для чего-то, что обычно расстраивает членов группы, например, группа поддержки бесплодия может потребовать предупреждений для объявлений о беременности или обсуждения беременности, родительские группы могут иметь предупреждения о причинении вреда детям, и так далее.Их иногда называют триггерными предупреждениями, а иногда используют другой жаргон.

    Подобный стиль предупреждения часто используется в различных средствах массовой информации в Австралии, чтобы предупредить, что могут быть показаны имена, голоса и/или изображения умерших людей. Это предупреждение разработано для поддержки некоторых коренных австралийцев, для которых такие вещи очень огорчают и противоречат обычаям избегания. Австралийская радиовещательная комиссия, которая также предлагает рекомендации по надлежащему способу взаимодействия с скорбящим сообществом коренных народов, предлагает стандартную форму для использования:

    ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: «Зрители из числа аборигенов и жителей островов Торресова пролива предупреждены о том, что следующая программа может содержать изображения и голоса умерших людей».

    Дальнейшее чтение

    В этих статьях описываются триггеры и триггерные предупреждения.

    Триггеры и предупреждения о содержании в медиа

    Этот tumblr не для обсуждения цели или полезности триггерных предупреждений.

    В. Что такое триггер или предупреждение о содержимом?

    A. Триггер или предупреждение о содержании, или сокращенно TW и CW, используется для предупреждения людей о содержании, которое может вызвать сильную или потенциально опасную эмоциональную реакцию.Предупреждения о содержании обычно могут считаться менее опасными или угрожающими (или более широкими), чем триггерные предупреждения, но серьезность ответа может быть разной. По этой причине в этом блоге не будет разницы между содержанием и триггерными предупреждениями, поскольку темы могут быть и теми, и другими, в зависимости от человека.

    В. Что является триггером, а что нет? Ничего не может спровоцировать?

    A. Возможно, но используются общие предупреждения триггера/контента. Мы будем использовать их.Для спасителя Tumblr можно запросить TW/CW, и мы с радостью его пометим. Если это обычный TW/CW, который мы забыли, мы добавим его в наш список.

    В. Почему важно использовать предупреждения?

    A. Причин много, но все сводится к эмоциональной безопасности и комфорту. С предупреждениями люди могут чувствовать себя лучше подготовленными, столкнувшись с контентом, или решить отказаться от контента. Предупреждения используются, чтобы помочь людям.

    В. Какие общие предупреждения вы используете на этом tumblr?

    А. Это скомпилированный список. Чтобы предложить триггеры/предупреждения о содержании, отправьте нам запрос. Мы можем добавить его, в зависимости от того, насколько он распространен в СМИ, и простоты включения его в наши руководства.

    Список предупреждений по триггерам/содержимому:

    • Изнасилование и сексуальные домогательства
    • Жестокое обращение (физическое, умственное, эмоциональное, словесное, сексуальное)
    • Жестокое обращение с детьми/педофилия
    • Жестокое обращение с животными или смерть животных
    • 6 (самоповреждения, расстройства пищевого поведения и т.)
    • Самоубийство
    • Чрезмерное или неоправданное насилие
    • Иглы
    • Изображение порнографии (включая детскую порнографию)
    • Инцест (включая любые и все элементы романтических или сексуальных отношений между семьей, тональные по теме, мысли или деятельности)
    • Похищение (насильственное лишение/пренебрежение личной автономией)
    • Смерть или умирание
    • Беременность/Роды
    • Выкидыш/Аборт
    • Кровь
    • Психическое заболевание
    • У меня триггер x, но я не вижу его в вашем списке. Почему?

      A.  Мы не можем охватить все триггеры в этом блоге, но мы можем добавить их к сообщениям, которые вы не хотите видеть с помощью Tumblr Savior. Поскольку некоторые вещи настолько широко распространены в СМИ (например, сексизм или ненормативная лексика), было бы трудно перечислить, как и где эти вещи происходят. Кроме того, поскольку мы планируем иметь руководства, предоставляемые пользователями, некоторые вещи, такие как предрассудки, могут быть трудны для всех критическим взглядом СМИ из-за определенных привилегий.Кроме того, мы исключили элементы, которые можно легко увидеть в рейтинговой системе MPAA или телевизионных предупреждениях в начале эпизодов или фильмов (например, сцены насилия, наготы или ненормативной лексики). В руководствах мы можем предложить, какие дополнительные вещи могут быть проблематичными или триггерными, но мы не можем включить каждую деталь шоу или фильма.

      Король тигров безмерно запускает

      Расчетное время чтения: 3 минуты

      За последние несколько дней мир быстро объединили две темы: Covid-19 и Tiger King. На дворе 2020 год, и это реальная жизнь.

      Пытаясь извлечь максимальную пользу из этих неопределенных времен, в которые мы попали, я решил заняться тем, что, казалось, списали на мусорное телевидение и дешевое развлечение.

      Ничто из того, что я видел или читал заранее, не подготовило бы меня к тому, что в конечном итоге разыгралось, и это единственная мотивация для написания этого сейчас.

      Я не освещаю телешоу и, конечно же, никогда не видел себя пишущим о сумасшедшем документальном сериале Netflix, но вот мы здесь.

      Если вы эмпат, поверьте мне, вы НЕ хотите смотреть Tiger King. Нажмите, чтобы твитнуть

      ТРИГГЕРЫ

      Каждое ядовитое качество человечества было продемонстрировано в этой вуайеристской манере.

      Narcissism

      Read

      Отношения
      Отношения
      Сексуальные хищники
      Сексуальные хищники

      Эксплуатация животных
      Насилие
      Manipulation
      Самоубийство
      Ложь
      Обман
      Коррупция

      Эта смесь катастроф проявлялась в каждой сцене в течение следующих нескольких часов, и я перешел от удовольствия ради развлечения к чувству депрессии из-за честных людей, которые потеряли годы своей жизни (или своей жизни вообще) из-за возмутительного эгоизма одного человека.

      Если вы уже начали шоу и полны решимости закончить, то вам следует действовать осторожно в эпизоде ​​5 (20-минутная отметка), поскольку предупреждения о самоубийстве не было.

      Я очень избирательно отношусь к типу средств массовой информации и энергии, которые я принимаю, потому что я на пути к своему собственному психическому здоровью, и я не был готов к этому.

      То, что начиналось как развлечение, превратилось в ужасающий рассказ о том, на что способны люди, когда единственной вашей мотивацией являются слава и деньги.

      КОЛЛЕКТИВНАЯ ДЕСЕНСИБИЛИЗАЦИЯ

      Закончив в 5 утра, я обнаружил, что сижу в постели со слезами, и вы можете назвать меня мягким, если вам от этого станет лучше.

      В целом, мы настолько коллективно лишены чувствительности к боли людей, с которыми мы не можем общаться, мы списываем их со счетов как наркоманов и наркоманов.

      Но есть одна вещь, которую никто не может заклеймить, — это травма, которую приносит изнурительная битва за психическое здоровье. И видеть, как кто-то другой проходит по той же нисходящей спирали с фатальным концом, вызывает триггер.

      Вы начинаете думать о том, как последние дни Трэвиса оказались в ловушке под контролем сексуального хищника, который держал его настолько накаченным наркотиками, что он забыл, что он на самом деле натурал.

      Вы видите, как неприятная вражда между двумя людьми в конце концов не оставляет победителей.

      Вы видите, как мужское эго может морально и финансово истощить и оттолкнуть его семью.

      Вы видите, какое зло исходит от погони за деньгами и статусом.

      Вы видите, как животных используют со всех сторон для личной выгоды.

      Вы видите только что освобожденных преступников, которые считают, что это их единственный шанс начать все сначала, только для того, чтобы позже подвергнуться насилию и жестокому обращению.

      САМОУВЕРЕННОСТЬ

      Причина, по которой подобные шоу так хороши, заключается в том, что, когда мы видим, как чья-то жизнь, вызванная метамфетамином, рушится с каждой секундой, мы получаем прилив эндорфина и чувствуем себя лучше в своей собственной жизни и обстоятельствах.

      Мы балуемся мусорным телевидением, чтобы чувствовать себя лучше, но если вы такой же эмпат, как я, уверенность в себе работает не так. Нажмите, чтобы твитнуть

      Вместо этого вы наблюдаете и принимаете коллективную боль, от которой страдает каждый человек, и вы идете по собственному ментальному пути.

      Вы сначала видите человека и чувствуете сострадание к саморазрушительному пути, который он выбрал, прежде чем списать его со счетов как наркомана.

      Я рассматривал самоубийство Трэвиса [случайное или преднамеренное] как результат ощущения себя в ловушке жизни, от которой невозможно убежать, и отсутствия у него положительного образца для подражания в его жизни, который мог бы его спасти.

      Вы начинаете думать обо всех остальных, кто сейчас находится в этой ситуации.

      Вы начинаете думать о том, какими травмами были наполнены его последние дни на Земле.

      Возможно, это объяснение не имеет смысла для некоторых, но для тех, кто преодолел травматический жизненный опыт или битвы за психическое здоровье, вы перенесетесь в те дни, чтобы заново пережить их для себя.

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.