Определение адекватность: Адекватность — Гуманитарный портал

Содержание

Проблема определения адекватности и эквивалентности перевода Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ АДЕКВАТНОСТИ И ЭКВИВАЛЕНТНОСТИ ПЕРЕВОДА Егорова Т.А. Email: [email protected]

Егорова Татьяна Александровна — магистрант, направление: педагогическое образование, кафедра английского языка, Башкирский государственный педагогический университет им. Акмуллы, г. Уфа

Аннотация: статья посвящена вопросам определения адекватности и эквивалентности перевода. Автор рассматривает такие определения, как «адекватный перевод» и «эквивалентный перевод», приводит различные определения понятий «адекватность» и «эквивалентность. В статье затрагивается проблема категоризации уровней адекватности и эквивалентности перевода и даются критерии определения адекватности перевода. В статье автор также дает различные взгляды отечественных и зарубежных ученых на понимание термина «эквивалентность».

Ключевые слова: адекватность, эквивалентность, перевод, адекватный перевод, эквивалентный перевод.

THE PROBLEM OF THE DETERMINATION OF THE ADEQUACY AND EQUIVALENCE OF TRANSLATION Egorova T-А.

Egorova Tatiana Alexandrovna — Master, DIRECTION: PEDAGOGICAL EDUCATION, DEPARTMENT OF ENGLISH, BASHKIR STATE PEDAGOGICAL UNIVERSITY OF AKMULLA, UFA

Abstract: аrticle is devoted to questions of determination of adequacy and equivalence of the translation. The author considers such definitions as «adequate translation» and «equivalent translation», gives various definitions of the concepts «adequacy» and «equivalence «. The article addresses the problem of categorizing the levels of adequacy and equivalence of translation. In the article, the author also gives different views on Russian and foreign scientists on the understanding of the term «equivalence». Keywords: adequacy, equivalence, translation, adequate translation, equivalent translation.

УДК: 811.111-26

Вопрос оценки качества перевода занимает важное место в науке о переводе.

Этой проблемой занимались отечественные и иностранные исследователи. Особенно большой вклад внесли В.Н Комиссаров, Я.И. Рецкер, Дж. Кэтфорд, К. Райс, Г. Вермеер и многие другие.

Адекватный перевод — некий весьма расплывчатый термин, обозначающий высокую степень передачи всех элементов и форм оригинала на переводящем языке.

Понятие адекватности — одна из важнейших для обсуждения задач в теории и практике перевода. В 50-60-е года, когда закладывались основы современного переводоведения, понятие адекватности было основано было основано на концепции перевода как абсолютного смыслового соответствия оригиналу. Исходя из этого, адекватность сводилась к категориям смысловой полноты и точности, что дополнялось стилистической эквивалентностью.

В этот же период, в связи с развитием машинного перевода была предпринята попытка создать формальные, но в тоже время эффективные критерии адекватности для переводов, выполненных машиной. В основе лежал уровень понимания текста носителем исходного языка и носителем языка перевода. Но из-за того, что эти критерии были основаны лишь на оценке восприятия, они были подвергнуты критике.

В практике полноценный адекватный перевод не возможен в силу различия языковых, лексических, грамматических форм, существования непереводимых реалий и фразеологических оборотов, которые не имеют эквивалентов в переводящем языке.

Каждый ученый, занимающийся этой проблемой, дает свое определение термину адекватность. Так, например, Я.И. Рецкер пишет: «Поскольку критерием адекватности может быть лишь соответствие частице действительности, описанной в оригинале, равноценность средств определяется если не тождеством, то максимальным приближением полученного результата к воздействию оригинала. Анализ любого перевода, выполненного на высоком уровне мастерства, показывает, что основа установления равноценности языковых средств может быть только функциональная, а не формальная» [6, 8].

Адекватный перевод — это соотношение исходного и переводящего текстов, при котором достигается определенная цель («лингвистический перевод», «учебный перевод»). Адекватность ориентирована на перевод, как на процесс. Непосредственно близко связан с термином «адекватность» термин «эквивалентность».

Категории эквивалентности и адекватности — главные категории в теории перевода. Зачастую термины «адекватность» и «эквивалентность» используются как синонимы. От того как трактуются эти понятия зависит решение многих вопросов теории перевода: что стоит считать переводом, о вольном и буквальном переводе.

Так, в информативной статье Р. Левицкого «О принципе функциональной адекватности перевода» термин «адекватность» в ряде случаев оказывается взаимозаменяемым с термином «эквивалентность» (так, например, выдвигаемое Дж. Кэтфордом понятие переводческой эквивалентности — translation equivalence — трактуется в этой статье как «адекватность перевода») [5, 30].

У других авторов эти понятия противопоставляются друг другу. Так В.Н. Комиссаров рассматривает понятия «эквивалентный перевод» и «адекватный перевод» как близко соприкасающиеся, но не идентичные. Термин «адекватный перевод», по его мнению, имеет более широкий смысл. Термин «эквивалентность», понимается В.Н. Комиссаровым как смысловая общность приравниваемых друг к другу единиц языка и речи [3, 100].

В ином ключе решают проблему соотношения эквивалентности и адекватности К. Раис и Г. Вермеер. Термин «эквивалентность», в их понимании, охватывает отношения как между отдельными знаками, таки между целыми текстами. Эквивалентность знаков еще не означает эквивалентности текстов, и, наоборот, эквивалентность текстов вовсе не подразумевает эквивалентности всех их сегментов. При этом эквивалентность текстов выходит за пределы их языковых манифестаций и включает также культурную эквивалентность.

Проблема определения эквивалентности привела к тому, что было разработано несколько типологий и выделены типы эквивалентных отношений, зависящих от уровня отношений единиц перевода (уровень морфем, слов, словосочетаний и предложений) или типа информации (денотативная, коннотативная и прагматическая информация). Так, В. Коллер выделяет «референциальную, или денотативную эквивалентность, предусматривающую сохранение предметного содержания текста; коннотативную эквивалентность, предусматривающую передачу коннотаций текста путем целенаправленного выбора синонимичных языковых средств, когда единицы исходного языка и единицы языка перевода вызывают те же или сходные ассоциации у их носителей; контекстуальную или текстуально-нормативную эквивалентность, ориентированную на жанровые признаки текста, на речевые и языковые нормы, когда

единицы двух языков по преимуществу употребляются в одинаковом или сходном контекстном окружении; прагматическую эквивалентность, предусматривающую определенную установку на получателя когда единицы вызывают те же или сходные эмоции у носителей языка; формальную эквивалентность, ориентированную на передачу художественно-эстетических, каламбурных, индивидуализирующих и других формальных признаков оригинала, при которых слова характеризуются фонетическим или орфографическим сходством» [7, 100].

Таким образом, невозможно сформулировать одно главное требование которое бы лежало бы в основе любой эквивалентности в силу того, что требования к эквивалентности различные для различных текстов.

В ряде случаев термин «адекватность» трактуется как взаимозаменяемый с термином «эквивалентность», как, например, у Дж. Кэтфорда, определяющего переводческую эквивалентность (translation equivalence) как адекватность перевода [8, 237]. В то же время другие ученые рассматривают эквивалентный и адекватный перевод как неидентичные, хотя и тесно взаимосвязанные понятия. Адекватный перевод трактуется как «хороший» перевода, обеспечивающий необходимую полноту межъязыковой коммуникации в конкретных условиях, в то время как эквивалентность характеризуется как смысловая общность приравниваемых друг к другу единиц языка и речи.

Наиболее полное понимание термина «эквивалентность» дается Л.С. Бархударовым, который называет эквивалентность «семантической категорией, реализующей в смысловом совпадении текстов на языке оригинала и текста на языке перевода» [2, 150].

A.В. Федоров используя вместо «эквивалентности» термин «полноценность», говорит, что эта полноценность включает «исчерпывающую передачу смыслового содержания подлинника» [4, 267]. Однако этот тезис не находит подтверждения в наблюдаемых фактах.

Что касается понятия адекватности в российском переводоведении, оно рассматривается преимущественно как «соответствие переведенного текста цели перевода» [1, 135] и зачастую рассматривается как оценочное, связанное с правильным выбором средств перевода.

Например, Комиссаров В.Н считает, что адекватным переводом называется перевод, который обеспечивает прагматические задачи переводческого акта на максимально возможном для достижения этой цели уровне эквивалентности, не допуская нарушения норм или узуса языка перевода, соблюдая жанрово-стилистические требования к текстам данного типа и соответствуя общественно -признанной конвенциональной норме перевода [3, 200].

Другими словами, адекватный перевод — это хороший перевод, обеспечивающий всю полноту передачи смысла необходимого для осуществления межъязыковой коммуникации.

Что касается понятия «эквивалентность», то следует различать эквивалентность, которую можно достичь лишь потенциально то есть достижение максимальной общности двух текстов и переводческую эквивалентность — остижение реальной близости текстов.

B.Н. Комиссаров выделяет следующие типы эквивалентных отношений между текстами оригинала и перевода:

1) эквивалентность на уровне цели коммуникации, характеризующаяся наименьшей общностью содержания оригинала и перевода;

2) эквивалентность на уровне описания ситуации, характеризующая несколько большей общностью содержания разноязычных текстов, так как в обоих текстах говорится об одном и том же;

3) эквивалентность на уровне способа описания ситуации, при которой кроме общности цели коммуникации и общности ситуации сохраняются и понятия, с помощью которых была описана ситуация в исходном тексте

4) эквивалентность на уровне структурной организации высказывания, при которой к описанным выше общим компонентам добавляется инвариантность синтаксических структур оригинала и перевода;

5) эквивалентность на уровне семантики словесных знаков — наименьшая степень смысловой общности, которая вообще не может существовать между оригиналом и переводом [Комиссаров, 1990, с. 167].

И категория «адекватность» и категория «эквивалентность» носят оценочный характер. Однако эквивалентность ориентирована на результат перевода, в то время как адекватность связана с процессом межъязыковой коммуникации. Иными словами, эквивалентность дает понять отвечает ли текст перевода тексту оригинала, в то время как адекватность отвечает на вопрос, соответствует ли перевод как процесс определенным коммуникативным условиям.

Существует еще одно значительное отличие адекватности и эквивалентности. Полная эквивалентность подразумевает под собой максимальные требования, предъявляемые к переводу. Адекватность же говорит, что решение, принятое переводчиком может носить компромиссный характер.

В.Н. Комиссаров в своей книге «Теория перевода (лингвистические аспекты)» пишет, что «точный перевод может быть признан адекватным, если задача перевода сводится к передаче фактической информации об окружающем мире. Эквивалентный перевод всегда должен быть точным, а точный перевод по определению лишь частично эквивалентен» [3, 168].

Таким образом, на сегодняшний день понятие «эквивалентность» и «адекватность» в переводоведении разграничивают по принципу общего и частного, а понятие «адекватный перевод» имеет более широкий смысл, чем «эквивалентность» и означает «хороший» перевод, обеспечивающий «необходимую полноту межъязыковой коммуникации в конкретных условиях».

Список литературы /References

1. Алексеева И.С. Введение в переводоведение: учеб. пособие для филолог. и лингвист. фак. вузов / И.С. Алексеева. М.: Академия; СПб.: Филол. фак. СПбГУ, 2004. 325с

2. БархударовЛ.С. Язык и перевод. М., 1975. 230 с.

3. Комиссаров В.Н. Общая теория перевода (лингвистические аспекты): Учеб. для ин-тов и фак. иностр. яз. М.: Высш. шк., 1990. 253 с.

4. Федоров А.В. Основы общей теории перевода. М., «Высшая школа», 1983. 300 с.

5. Левицкий Р. О принципе функциональной адекватности перевода // Сопоставительное языкознание. София, 1984. Т. 9. № 3. 224 с.

6. Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика. М, 2007. 38 с.

7. Koller W. Equivalence in Translation Theory // Ed. A. Chesterman, Readings in Translation Theory. Helsinki: Oy Finn Lectura Ab., 1989. Pp. 99-104.

8. Schulte H, Teuscher G. The Art of Literary Translation (German Literature, Art and Thought), 1993.

От теории к стратегии: эквивалентность и адекватность перевода

Теория перевода — это общие представления специалистов в области лингвистики о том, какие способы передачи смысла текста наиболее удобны и употребительны в данной культуре. Эквивалентный или адекватный перевод — какой из них лучше?

Теория перевода — это отнюдь не свод строгих правил «переложения» с одного языка на другой. Это не косная традиция, за века утвержденная в практике и научной мысли лингвистов. Это постоянный спор авторитетных специалистов, увлекательная дискуссия по интереснейшим вопросам современной литературы, диспут о подходах к культурному обмену при помощи перевода.

Теоретическая лингвистика предлагает широчайший спектр различных переводческих моделей. Это комплекс априорных представлений о том, как именно осуществлять профессиональный rendering (этот термин пришел из англоязычной литературы по теории и означает, очевидно, квалифицированное переложение текста с одного языка на другой). Научные изыскания теоретической лингвистики предлагают работающие «руководства» по тому, как пользоваться теми или иными приемами в переводческой работе, и каким образом рассматривать материал, который был создан в одной культуре, но должен эффективно существовать в другой.

Первое, на что обращает внимание человек, не знакомый с лингвистикой, это множество схожих терминов, которыми пользуются для обозначения стратегий работы. Вот две группы самых употребительных из них.

  • «Стремление к буквальному копированию оригинала», «соответствие», «эквивалентность»
    и
  • «адаптация», «трансформация», «адекватность»…

Казалось бы, все это — об одном и том же: о необходимости передать смысл оригинала при помощи средств переводящего языка. Между тем, теория перевода как наука, близка инженерной мысли. Любой процесс перевода является, с точки зрения этой науки, строго структурированным. И один подход к видению структуры текста полностью исключает другой. А это значит, не только способы перевода, но и результаты работы будут различаться у специалистов, строго придерживающихся определенных направлений.

Так, первая группа терминов отражает одну переводческую модель, а вторая — другую, противостоящую ей в теории перевода. Это так называемые «жесткий» подход и «мягкий». Один основан на конкретике, точности и сохранении структуры оригинального, исходного, текста, а другой позволяет описательную обстоятельную интерпретацию в итоговом варианте при помощи средств переводящего языка.

Иными словами, «эквивалентность» противопоставляется «адекватности». В первом случае основной ценностью является четкость передачи внутренней организации исходного текста, доскональная верность его смыслу. Во втором во главу угла ставится легкость восприятия нового текста на языке перевода, его «читабельность». Естественно, в рамках этих теоретических подходов на практике по-разному используются переводческие приемы.

Специалисты, полагающиеся на идею «эквивалентности», ищут варианты наиболее близкие к подлиннику. И сталкиваются с проблемой «непереводимости»: далеко не каждому слову или явлению одной языковой среды есть точное соответствие в другой. Реалии культуры могут очень сильно разниться. И тогда стремление к буквальному переводу абсурдно.

Переводчики, которые исходят из приоритета «адекватности», стремятся передать смысл оригинала таким образом, чтобы не возникало ситуации «непереводимости». То есть, передача смысла происходит при помощи «адаптации». Слова и явления, отсутствующие в языковой среде, где получает новую жизнь исходный текст, заменяются на наиболее близкие по смыслу аналоги. Возникает проблема искажения оригинала.

Непереводимость и искажение — две основные проблемы перевода. Чтобы их обойти, переводчики создают новые стратегии работы, новые модели перевода. Например, в теоретической лингвистике было предложено исходить не из требований «эквивалентности» или «адекватности», а из возможности рассматривать целостную ситуацию в тексте оригинала. И максимально точно ее воспроизводить при переводе. Такой подход позволяет учитывать всю совокупность объектов и явлений, реально существующих и воображаемых, а также их связи в тексте оригинала. Все составляющие «ситуации» должны быть выражены при помощи подходящих структур переводящего языка.

Такое видение процесса позволяет установить как будто паритет, тождество «эквивалентности» и «адекватности». То есть, существует мнение, что «точность» и «понятность» — это синонимы, когда речь идет о настоящем материале перевода, о «ситуации».

На современном этапе развития теоретической лингвистики принято считать, что, строго придерживаясь принципов какой-то одной переводческой модели, специалист теряет множество преимуществ других стратегий. Сочетание различных приемов в зависимости от ситуации и гибкий подход к видению структуры своей работы — залог и точности, и понятности.

Именно этим руководствуются специалисты нашего бюро переводов «Навигатор».

Как бы там ни было, процесс перевода всегда (независимо от того, какую стратегию выбирает специалист) сопряжен со следующими действиями:

  • поиск однозначной трактовки
  • поиск синонимов
  • создание аналогий
  • описание
  • замена с сохранением смысла
  • преобразование фрагмента.

Естественно, что в теории перевода разработаны требования корректного проведения каждого их этих действий в рамках различных переводческих моделей. Полноценность перевода означает исчерпывающую передачу смыслового содержания подлинника и полноценное функционально-стилистическое соответствие ему. В лингвистике разработаны алгоритмы оценки качества перевода. Критерии «полноценности» учитывают специфику «эквивалентного» и «адекватного» итогового текста. Это всегда баланс близости подлиннику и совершенства формы готового заказа.

Однако переводчики нашего агентства понимают: недостаточно только безупречной передачи смысла, сути и структуры оригинального текста. Не достаточно и грамматической корректности. Необходимо не только соблюдать высокие стандарты теоретической лингвистики, но и неукоснительно следовать пожеланиям заказчика. Иными словами, принцип «клиент должен быть доволен» всегда будет для нас одним из основополагающих.

Чекалина А.А.

SCVP Endomyocardial Biopsy Tutorial

Малое увеличение

В этом разделе обсуждаются гистологические находки при малом увеличени (2x до 10x). Он будет охватывать такие темы, как наблюдение за клеточной структурой, сосудами и соединительной тканью.

Адекватность Биопсии

Первым шагом для оценки биопсии на малом увеличении является оценка адекватного количества ткани миокарда. Так как многие пациенты при пересадке сердца проходят несколько биопсий, часть или все части биопсии могут состоять из изменений на месте предыдущей биопсии. Если виден тромб, грануляционная ткань, или участки фиброза с миоцитарними изменениями, то вероятнее всего вы находитесь на предыдущем участке биопсии. Для адекватности, по крайней мере 3 участка биопсии должны присутствовать, каждый из которых по крайней мере 50% от площади, занимаемым миокардом не изменным предидущей биопсией. Присутствие других тканей (створок клапана,хорда tendinea, жировой ткани, и др.) также должны быть отмечены.

Общая оценка биопсии
 

После определения адекватности биопсии, основной целью малого увеличения является: 1)есть или нет увеличения клеток в ткани биопсии, 2) определить место и характер клеточного инфильтрата, 3) получить общее ощущение локализации и характера воспалительного инфильтрата и 4) определение конкретных областей увеличения клеточного инфильтрата, чтобы просмотреть при большом увеличении. Гистологические изменения острого клеточного отторжения не однородны, и малое увеличение позволяет патологу, сосредоточиться на наиболее поврежденной области. Экспертиза ткани на нескольких уровнях имеет важнейшее значение для диагностической точности.

Увеличение клеточного инфильтрата в эндомиокардиальной биопсии легко выявляется в большинстве случаев. Картина распределения клеточного инфильтрата может быть либо очаговой или диффузной. На малом увеличении, как правило, можно определить, если воспаление периваскулярное или между миоцитов (perimyocytic) напоминая узор проволочной сетки. Иногда это различие, как и многие другие морфологические признаки, является субъективным.

По расположению инфильтратов, и их связи с миоцитами, можно предположить, различные патологические процесы. Лимфоцитарный инфильтрат при остром клеточном отторжении (ACR) находится вокруг кардиомиоцитов (perimyocytic) или вокруг мелких артериол (периваскулярные). Если инфильтрат располагается преимущественно в ткани эндокарда или фиброзной ткани, альтернативные этиологии, такие как ишемия, Quilty инфильтраты или изменения на месте предыдущий биопсии должны быть рассмотрены. Лимфоцитарный инфильтрат в ткани эндокарда может также находиться на поверхности или вблизи поверхности эндокарда в линейном порядке. Это может быть трудно отличить от Quilty эффекта и, как правило,эти изменения следуют в связи с perimyocyte инфильтратом при более высоком уровне отторжения.

Большие, узловые, агрегаты лимфоцитов в ткани эндокарда, очень характерны для «Quilty» эффекта. Для Quilty поражений в миокарде или в миокарде и эндокарде, харатерным признаком является множественный лимфоцитарный инфильтрат с расширением границ и сравнительно резкой границей с придлежащими миоцитами. Наличие этих признаков должно предложить правильную интерпретацию при низком увеличении. Весь лимфоцитарный инфильтрат должен быть оценен при большем увеличении на наличие миоцитов повреждения.

Миоциты
 

Выявление «миоцитов повреждения» иногда является сложной задачей при обследовании EMB.»Повреждение» охватывает широкий спектр изменений варьрирующий от гибели клеток на одной стороне и тонкие дегенеративные изменения на другой. Большинство этих изменений должны быть видимы при большом увеличени для точного диагноза.

Косвенные доказательства миоцитрного повреждения, видемые на малом увеличени включают в себя наложения воспалительных клеток на миоциты . Инфильтрация воспалительными клетками вызывает неравномерность миоцитарных границ и искажению нормальной архитектуры миокарда. На практике, воспалительные клеток внутри или рядом с миоцитами очень удобно испрользовать как биомаркеры, которые требуют более тщательного изучения. С осторожностью следует использовать любую попытку оценить лимфоциты по отношению к миоцитам в области артефактов из за работы биотомом.

Иногда ишемическое повреждение (периоперационной ишемии или после в связи с васкулопатии аллотрансплантата) индуцирует очаги некроза кардиомиоцитов. Малые очаги с участием нескольких миоцитов могут быть не отличимы от ACR при малом увеличении. Большие очаги могут быть легко подтверждаться коагуляционным некрозом , как правило, с миоцитами лишенными ядра и переменной степенью резорбции. Независимо от размера, ишемические очаги часто сопровождаются макрофагоми и небольшим количеством лимфоцитов и нейтрофилов. В некоторых случаях эти участки могут быть резко разграничены и разными по форме. Некротические миоциты могут быть выделены трехцветным окрашиванием который окрасит эти миоциты в ярко красный цвет.

Вакуолизированные миоциты могут являться результатом хронической ишемии. Нередко, наблюдаются артефакты, особенно когда миоциты находятся в поперечном сечении, все это может имитировать myocytolysis. Тщательная оценка на малом увеличении помогает заметить картину «шахматной доски». Миоциты чередующиеся с сократительными элементами,участками просветления, литическими областями. Все это должны вызывать тревогу и предположительный диагноз хронической ишемии.

Интерстиций
 

Кроме увеличения интерстициального инфильтрата (см. выше), изменения видимые на малом увеличении, которые можно наблюдать в интерстиции миокарда в основном отек и фиброз. Отек наблюдается при тяжелом ACR (класс 3R), сердечной недостаточности и/или поврежденной сосудистой сетке в результате повреждения антителами. Интерстиций имеет бледно-базофильный, слегка пузырчатый вид, наилучшее всего видный, в периваскулярных и/или перимиоцитарных пространствах. Эти находки должны быть сопоставлены с оценкой на большом увеличении микрососудов на наличие признаков антител опосредованных реакций оторжения. Отек не следует путать с артефактом, вызванным особеностями приготовления биопсии . Это могут быть маленькие или большие пространства между миоцитами без каких-либо признаков видимых при настоящем отеке.

Увеличение интерстициального фиброза чаще всего в форме широких областей отсутствия миоцитов с заменой на фиброзную ткань. Эти поражения, как правило, связаны с предыдущей биопсией и видны в непосредственной близости от места биопсии . Особенности изменений ткани на месте биопси обсуждаются в другом учебнике. Рубцы, связанные с хронической ишемией миокарда могут быть трудно отличить от просто области предыдущей биопсии. Наблюдение на малом увеличении рубцов «звездчатых форм» должны вызывать последующую оценку на большом увеличении мощности для выявления дополнительных признаков хронической ишемии. Независимо от наличия этих признаков, интерстициальный фиброз не является особенностью ACR.

Наличие сосудов

 

Свидетельство наличия сердечной васкулопатии аллотрансплантата редко можно заметить на EMB и оно может быть легко спутано с артефактами . строения кровеносных сосудов. Большие сосуды, особенно в сочетании с жировой или нервной тканью должны оцениваться на большом увеличении для выявленя перфорации. Патологические изменения в сосудистой системе лучше всего оценивается при большом увеличении.

  • Вперед, к высокому увеличению.
  • Обратно к классификации.
  • Общество Сердечно-Сосудистой патологии и его инернет страница, не оказывает медицинских советов или рекомендаций. Вы не должны заменить консультации с квалифицированными специалистами какой либо информацией из наших статей.

    ПОНЯТИЯ ЭКВИВАЛЕНТНОСТИ И АДЕКВАТНОСТИ В ПРЕПОДАВАНИИ ПЕРЕВОДА В ВЫСШЕЙ ШКОЛЕ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ The Equivalence and Adequacy Concepts in Teaching Translation at Modern University

    Липатова В.В., Литвинов А.В. Понятия эквивалентности и адекватности в преподавании перевода…

    111

    которая строится на оценке ИТ и ПТ, построении определенного инварианта

    и сравнении его с ИТ [25].

    Адекватность (adequacy) как целевое соответствие следует отличать от экви-

    валентности (equivalence) как отношений подобия, приближающихся к тождест-

    венным. Нередко оба термина употребляются как синонимы, составляющие граду-

    альную оппозицию, когда эквивалентность предполагает установление отношений

    тождества на уровне единиц, составляющих текст, а адекватность означает комму-

    никативное и прагматическое тождество. Считается, что адекватность перевода

    недостижима без реализации эквивалентности на отдельных уровнях построения

    текста, хотя эквивалентность не всегда приводит к адекватности.

    Функционально адекватным может быть признан текст, который отражает ус-

    ловия коммуникации, стилевые и жанровые характеристики исходного текста,

    но при этом, так как он ориентирован на получателя сообщения, должна быть уч-

    тена жанровая система языка перевода. Функциональная адекватность может оп-

    ределяться на основе оценки семантической, стилистической и жанровой экви-

    валентности текста перевода и текста оригинала. Наиболее актуальной данная

    характеристика текста перевода может быть признана для стилей, характеризую-

    щихся жесткой жанровой парадигмой, например, для официально-деловых тек-

    стов, отдельных жанров научной речи.

    А. Ньюман обращает внимание на такое качество функционально адекватных

    текстов, как вполне допустимое отступление от требования денотативной эквива-

    лентности, использование лексических и синтаксических трансформаций. Ученый

    отмечает, что не вся передаваемая информация одинаково релевантна в соответст-

    вующей ситуации перевода, поэтому наделяет переводчика правом решать, какой

    тип информации должен быть передан в первую очередь, а какая информация мо-

    жет быть опущена или редуцирована; тексты, подвергшиеся такой обработке, он

    называет функционально эквивалентными, сближая, таким образом, понятия адек-

    ватности и эквивалентности [21].

    Субъективность в оценке адекватности выполненного перевода основывается

    на опыте известных переводчиков, писателей, ученых и оперирует такими крите-

    риями, как «верность оригиналу», «естественность речевого потока переведенного

    текста», апеллирует к интуитивности знаний и оценок. Ориентированные на вос-

    приятие критерии качества были сформулированы в исследованиях Ю. Найды

    и Ч. Табера [22—24], они основываются на отношениях динамической эквива-

    лентности между текстом ИЯ и текстом ПЯ, а также на способах воздействия

    на реципиента — носителя ПЯ для формирования того же образа воспринимаемого

    текста, что и у носителя ИЯ.

    Ю. Найда сформировал три основных критерия, которые, характеризуя каче-

    ство перевода, неразрывно связаны с понятием адекватности: общая эффектив-

    ность коммуникации, понимание замысла автора текста, эквивалентная реакция

    на текст (general efficiency of the communicative process, comprehension of intent

    and equivalence of response).

    Позже эти критерии были несколько изменены и перефразированы: правиль-

    ность восприятия, ясность (простота), понимание и сопереживание [24]. В 60-е гг.

    Клиническая эффективность

    Медицинская помощь пациентам компании Diaverum осуществляется по высоким стандартам, при которых оценивается адекватность диализа и учитываются вопросы питания, лечения анемии, нарушения минерального обмена и состава костной ткани.

    Показатели качества обслуживания

      1 кв. 2019г. 1 кв. 2018г.
    Однопуловый фракционный клиренс мочевины ≥ 1,4 (%) 87 85
    Недельная длительность процедур ≥ 720 мин. (%) 95 95
    Альбумин ≥ 3,5 г/дл (%) 88 88
    Гемоглобин 10-12 г/дл (%) 66 64
    Фосфор 2,5–5,5 мг/дл (%) 73 71
    Концентрация соединений кальция и фосфора < 55 мг2/дл2 (%)  85 84

    Kt/V: Показатель адекватности диализа

    Kt/V является общепризнанным способом определения адекватности диализа. K – степень очистки – способность диализатора к очистке крови от мочевины; t – продолжительность терапии; V – объем жидкости в пациенте. При проведении диализа три раза в неделю большинство стандартов рекомендует придерживаться минимального значения целевого уровня однопулового Kt/V, равного 1,4.

    Недельная длительность процедур: Длительность = качество

    Длительность процедур является независимым показателем степени выживаемости при диализе. Наша цель — обеспечить длительность процедур для наших пациентов не менее 720 минут в неделю.

    Альбумин: Измерение показателей питания и воспаления

    Альбумин — основной белок плазмы крови, отвечающий за коллоидное осмотическое давление плазмы, поскольку он не может проникать через стенки кровеносных сосудов.

    При проведении диализа сывороточный альбумин используется в качестве маркера питания и воспаления. Концентрация сывороточного альбумина > 3,5 г/дл, как правило, является достаточной, однако значение целевого уровня может зависеть от используемого метода анализа.

    Гемоглобин: Показатель коррекции анемии

    Гемоглобин — железосодержащий белок эритроцитов, переносящий кислород по организму. Гемоглобин используется в качестве показателя коррекции анемии. Компания Diaverum ставит перед собой задачу обеспечить уровень гемоглобина у пациентов в интервале 10-12 г/дл (100-120 г/л), который, согласно правилам, является целевым уровнем гемоглобина при проведении диализа.

    Фосфор: Показатель нарушения минерального обмена и состава костной ткани

    Фосфор относится к одному из элементов, необходимых для формирования костей. Пациенты с терминальной стадией заболевания почек, как правило, имеют повышенный уровень фосфора в сыворотке, что может способствовать возникновению сердечно-сосудистых заболеваний и кальцификации мягких тканей. Целью является достижение уровня фосфора в сыворотке в интервале 2,5–5,5 мг/дл.  

    Цель и адекватность перевода — perevod

    Об этом вам приходится писать во введении, теоретической части и к этому же вам приходится апеллировать в комментариях

    Студенты с трудом готовы увидеть перевод как проблему, как достижение цели — то есть адекватного перевода, для которой нужно решить, как правило, ряд задач. 

    Конечно, каждый может написать, что адекватный перевод — его цель, и что задачи, которые он решает, сводятся к тому, чтобы передать стиль, интонацию, ритм текста оригинала, фактологию, передать имена и тому подобное. Однако, в дипломе необходимо определить суть адекватности перевода.

    То есть, что понимается в данном конкретном случае под адекватным переводам данного конкретного текста на русский язык. Ведь каждый текст обладает своей уникальностью, а стало быть предлагает совершенно свой набор трудностей и переводческих решений. И здесь нужно идти от жанра текста.

    Для понимания того, что есть «адекватный перевод» в вашем конкретном случае, нужно понять, какого эстетического эффекта добился автор.

    Говоря об адекватном переводе конкретного текста, вы не только мямлите про то, что встретились трудности (они всегда встречаются и часто не имеют прямого отношения к эстетике текста, а связаны с тем, что вы просто не знаете русского языка (или языка оригинала). 

    Говоря об адекватности текста , вы говорите о том, чем текст хорош и что делает его по-настоящему интересным. Осознав это, вы формулируете цель: учитывая, что текст имеет такие-то и такие-то особенности под адекватным переводом оного я буду понимать в данном случае то-то и то-то. (Часто студенты гонят лажу о том, что адекватный перевод это точность передачи стиля и пр., но на деле, адекватный перевод это, прежде всего, понимание переводчиком интенции автора, той цели, которую перед собой ставил автор, а также того О ЧЕМ автор писал). Ниже я привожу некоторые наметки, которые были мною сделаны в ответ на вопросы студентов относительно сути их переводов.

    Если это роман-фэнтези, значит  таинственность, придуманные имена, атмосфера альтернативной реальности, некая обычность чудес и странных явлений, походя оброненные семимильные сапоги и повседневность волшебства. Все это создает атмосферу, задает тон повествования и ритм диалогов. Хорошо здесь понять, какие мотивы у всего этого волшебства и таинственности. Тут важны образы героев, сюжет. Кстати у Толкиена есть определение волшебной сказки (то есть фэнтези), вам не хило бы его почитать. Найдите Толкиена о волшебной сказке, это весьма полезное чтение. Он объясняет природу волшебного.

    Общественно-политический текст. Проблемная статья. Публицистика. Трудность в точном подборе терминологии и поиске сходных проблем и дискуссий на русском языке. Например, если текст о проблемах образования, в комментариях нужно опираться на знание того, как о проблемах образования говорят на русском в последнее время, какие имена в этой области наиболее авторитетны. Это основа дискурса данной общественной тематики. Часто такие статьи написаны на стыке дисциплин, часто нужно не мало прочитать дополнительно по истории, философии, заглянуть в этимологические словари, словари по гуманитарным наукам. Часто терминология звучит дико и странно, тогда в особенности следует опираться на источники, в которых она уже была употреблена, чтобы было к чему апеллировать, если возникнут спорные вопросы. В данном случае адекватность перевода означает его  соотносимость  с корпусом текстов по данной тематике, близость терминологии.

    Книга написанная журналистом, по заказу издательства (это так называемая журналистская проза, один из ее первопроходцев — Марк Твен, но он не один) Часто стиль ироничный, немного подтрунивающий, иногда издевающийся. Например у одной студентки был для диплома журналистский рассказик о поездки американца в Австралию. Тут важно, что все идет от лица американца, его глазами оценивается Австралия, ее хабитус, ее история и все, связанное с ней. И главное понять, во что метит автор своей иронией и шутками. Просто ли это журналистская проза, репортерство или в рассказе есть и какая-то художественность. Иными словами, во что метит ирония, почему автор подбирает именно те, а не другие факты для описания австралии. Что он вообще хочет сказать при помощи Австралии. Соответственно и здесь адекватность перевода — это адекватный перевод иронии и сарказма, «издевающегося стиля». Вместе с тем, конечно, не следует думать при переводе только об этом, однако, это генеральная линия.

    Записки путешественника. Воспоминания о путешествиях. У одной студентки была книга о путешествии лингвиста по Африке, наполненная таким едва уловимым английским юмором, легкой иронией и вместе с тем уважением к этой дикой стране. Все это и составляло главную цель адекватного перевода, нужно было уловить правильную интонацию, сделать текст прозрачным, простым и вместе с тем ироничным. Не говоря уж о том, что нужно было передать авторскую позицию: иностранец в чужой стране. Для правильного понимания иронии оказалось полезно изучить книжку про английский юмор.

    Если это отрывок из романа, повести и т.п., конечно, важно прочесть его сперва целиком, потому что только тогда вы можете осознать, частью какого художественного целого является ваш отрывок. Даже в отрывке романа можно выделить нечто особенно важное, как для содержания, так и для формы. Часто в отрывке действует один герой, рисуется его образ, его отношение к чему-то, через образ и отношения, через его социальное положение, через его манеру говорить, можно выйти на стилистику текста. При переводе художественных текстов хорошо представлять себе, что такое хронотоп (М. Бахтин), то есть пространственно-временное единство текста. Это также помогает при переводе: увидеть персонажей в единстве, как неотъемлемые части созданной автором реальности.

    Помните! Это только наметки, отправные точки для анализа ваших собственных текстов.

    Блог психолога: что такое газлайтинг и как ему противостоять?

    • Елена Савинова
    • Психолог

    Автор фото, Ayo Ogunseinde/Unsplash

    Несмотря на романтическое происхождение — от оскароносного фильма «Газовый свет» — явление газлайтинга никоим образом не связано с увлечением, симпатией или любовью.

    Свет, который не греет

    Речь идет о разновидности утонченного психологического насилия, применяемого намеренно в течение длительного времени.

    Цель его — заставить человека усомниться либо в адекватности собственного восприятия действительности, либо в объективности окружающего мира вообще.

    Как следствие — потерять связь с реальностью, разувериться в себе, заподозрить у себя безумие, впасть в отчаяние.

    Так, герой фильма Джорджа Кьюкора крадет у своей жены драгоценности. Но чтобы заверить ее, что это ей только кажется, одновременно делает различные манипуляции с домашним освещением.

    Жена, конечно, замечает неладное, но он утверждает, что ей это так же кажется. Озадаченная женщина, которая искренне доверяет мужу, начинает верить в наличие у себя галлюцинаций.

    Надо ли объяснять, что с таким тревожным, безвольным человеком можно делать что угодно — еще и оправдываться, что все делается для его же блага.

    Манипулятивное отрицание реальности может касаться как фактов: я такого никогда не делал, не говорил, снова ты все выдумываешь. Так и эмоций.

    Например, склонные к чрезмерному контролю родители, пытаясь приучить ребенка к «правильным» эмоциям и чувствам, часто говорят ему: на самом деле ты так не думаешь. Тебе только кажется, что ты этого хочешь, а ведь ты хочешь совсем другого.

    Агрессоры тоже плачут

    Также часто родители отрицают физическое насилие над детьми.

    Мужчина считает слезы жены, которые являются нормальной реакцией на его оскорбительные слова или поступки, — проявлением ее депрессии и советует пойти лечиться.

    Девушку, которая заявляет о домогательствах, обвиняют в провокации их или вообще объявляют сумасшедшей.

    Неподтверждение — еще одно название этого манипулятивного поведения.

    Оно принадлежит шотландскому психиатру Рональду Лейнгу. Учитывая то, что человек — существо социальное, ему нужно, чтобы другие «подтвердили» адекватность его собственных поступков и взглядов.

    Суть газлайтинга — в намеренном отказе предоставить такое подтверждение, в ложном отрицании чьих-то действий и мыслей.

    Такое явление нередко наблюдаем там, где люди в течение длительного времени находятся вместе — на работе, в семье, в детских или подростковых коллективах.

    В основе его — модель поведения жертва-агрессор. То есть, кто-то один имеет преимущественно неосознанные садистские наклонности. На другом же конце каната — партнер с комплексом жертвы.

    «Недопринц» и «тыеевочка»

    Автор фото, FREESTOCKS.ORG/UNSPLASH

    Обязательное условие газлайтинга — согласие на участие в этой «игре» другого, подчинение манипулятору.

    Например, жена предпочитает молча перетерпеть очередной приступ моральных издевательств мужа — потому что зависит от него материально, ради детей, из-за страха быть брошенной.

    Но это только подбадривает газлайтера. Он стремится любой ценой вывести партнера из равновесия, а затем переложить на него вину за то, что тот снова устроил истерику. И таким образом еще раз доказать свою якобы правоту — что у женщины проблемы с психикой.

    Потребность манипулировать, унижать возникает из-за нежелания признать виновным в ухудшении отношений себя. Из-за низкой самооценки, страха потерять красивую и умную жену, зависти ее успехам. Причиной часто бывают детские травмы, эмоциональная недоступность родителей.

    В своих упреках, чтобы досадить больнее, агрессоры как правило, апеллируют к тому, что человек не в состоянии изменить — к возрасту, полу, происхождению, физиологическим особенностям.

    «Как ты можешь так себя вести, ты же женщина!», «Не ругайся при детях, ты же мать!», «Посмотри на себя — тоже мне принц!», «С твоей комплекцией можно и три дня не есть». Знакомые ведь аргументы?

    Вежливое хамство

    Но газлайтинг — это даже не громкие ссоры или трамвайная брань.

    Говорят, люди, которые друг другу не безразличны, ссорятся из-за нехватки острых эмоций. Но вследствие низкой культуры не умеют по-другому их испытать.

    Да и примирение после бури бывает сладким. Здоровое «выяснение отношений» — это когда муж и жена на равных могут высказать друг другу все, что накипело.

    В нашем же случае мы имеем дело с угнетением, попыткой психологически более сильного подчинить себе слабого. Еще и выдать его при этом за дурака.

    Это умение с улыбкой сказать что-то отвратительное, откровенное издевательство выдать за заботу. Здесь в ход идут не оскорбления, а, например, красноречивое молчание, когда жертва заходит в класс или в офис.

    Это может быть смех за спиной и заверения, что все лишь послышалось. Или фальшиво-сочувственный вопрос, почему он или она так плохо выглядит, может быть, что-то случилось.

    Газлайтерами бывают не только супруги или коллеги по отношению друг к другу.

    Так иногда ведут себя взрослые дети с пожилыми родителями. Например, дочь говорит старенькому отцу, который хочет помочь: сейчас наш папа снова что-то разобьет или сожжет. Или бросает иронически-снисходительно в адрес матери: «Мама, вы забыли, сколько вам лет, что нацепили это платье? Главное — не забудьте теперь, куда собрались».

    Тьма в конце тоннеля

    Автор фото, Cassidy Kelley/Unsplash

    Чтобы противостоять газлайтингу, достаточно прекратить перетягивание каната.

    Не надо проверять, действительно ли вы или ваш партнер не говорили или не делали того, в чем вас пытаются убедить. Это только посеет в сознании лишние сомнения.

    Нужно больше доверять себе, развивать уверенность в собственных убеждениях, правильности ваших действий.

    Если такие нездоровые отношения сложились на работе, лучше изменить коллектив. То же касается и детей. В случае травли ребенка в школе лучше перевести его в другое учебное заведение.

    Если же газлайтер — ваш муж, не стоит оправдываться или доказывать, что вы — не сумасшедшая. Спокойно, но твердо скажите ему, что такое его отношение вас обижает и в дальнейшем вы не будете мириться с ним. Если ничего не изменится — собирайте вещи и уходите, не раздумывая.

    Ведь манипуляция не может быть основой здоровых отношений. И чем дольше вы проживете под одной крышей с газлайтером, тем дольше вам придется «собирать» свою личность по частям.

    Правовая информация | Европейская комиссия

    Заявление об ограничении ответственности

    Европейская комиссия поддерживает этот веб-сайт для расширения доступа общественности к информации о своих инициативах и политике Европейского Союза в целом. Наша цель — обеспечивать своевременность и точность этой информации. Если нам будут доведены ошибки, мы постараемся их исправить. Тем не менее, Комиссия не несет никакой ответственности или обязательств в отношении информации на этом сайте.

    Это информация

    • только общего характера и не предназначен для рассмотрения конкретных обстоятельств какого-либо конкретного физического или юридического лица
    • не обязательно исчерпывающий, полный, точный или актуальный
    • иногда связаны с внешними сайтами, которые не контролируются службами Комиссии и за которые Комиссия не несет ответственности
    • — непрофессиональная или юридическая консультация (если вам нужен конкретный совет, вы всегда должны проконсультироваться с квалифицированным специалистом).

    Обратите внимание, что нельзя гарантировать, что документ, доступный в Интернете, точно воспроизводит официально принятый текст. Только Официальный журнал Европейского Союза (печатное издание или, с 1 июля 2013 года, электронное издание на веб-сайте EUR-Lex) является подлинным и имеет юридические последствия.

    Наша цель — свести к минимуму сбои, вызванные техническими ошибками. Однако некоторые данные или информация на нашем сайте могли быть созданы или структурированы в файлах или форматах, которые не являются безошибочными, и мы не можем гарантировать, что наши услуги не будут прерваны или иным образом затронуты такими проблемами.Комиссия не несет ответственности за такие проблемы, возникшие в результате использования этого сайта или любых связанных внешних сайтов.

    Этот отказ от ответственности не предназначен для ограничения ответственности Комиссии в нарушение любых требований, изложенных в применимом национальном законодательстве, или для исключения ее ответственности по вопросам, которые не могут быть исключены в соответствии с этим законом.

    Заявление об отказе от ответственности по внешней ссылке

    Веб-сайты Европейской комиссии в домене europa.eu могут содержать «внешние ссылки» на веб-сайты в доменах, отличных от europa.eu, которые не могут принадлежать или финансироваться Европейской комиссией, над которыми службы Комиссии не имеют контроля и за которые Комиссия не несет ответственности.

    Когда посетители веб-сайтов Европейской комиссии выбирают переход по ссылке на любой внешний веб-сайт, они покидают официальный домен Европейской комиссии и подпадают под действие файлов cookie, конфиденциальности и правовой политики внешнего веб-сайта.

    Соответствие применимым требованиям защиты данных и доступности внешних веб-сайтов, на которые есть ссылки с веб-сайтов Комиссии в Европе.eu, находится вне контроля Европейской комиссии и является прямой ответственностью внешнего веб-сайта.

    Отказ от одобрения

    Цель любой ссылки с веб-сайтов Европейской комиссии на любой конкретный внешний ресурс, онлайн-службу или веб-сайт — улучшить информацию, доступную на веб-сайтах Европейской комиссии, и помочь посетителям этих веб-сайтов.

    Такие ссылки не означают одобрение Европейской комиссией конкретного внешнего ресурса, онлайн-сервиса или веб-сайта, ни одобрения информации, содержащейся в ссылке, ни поддержки организаций, владеющих внешними веб-сайтами.

    Политика конфиденциальности

    Европейский Союз обязуется обеспечивать конфиденциальность пользователей. Политика конфиденциальности распространяется на веб-сайты Европейского Союза в домене europa.eu.

    Политика конфиденциальности

    Уведомление об авторских правах

    © Европейский Союз, 1995-2021

    Политика повторного использования Комиссии реализована Решением Комиссии от 12 декабря 2011 г. о повторном использовании документов Комиссии.

    Если не указано иное (например, в отдельных уведомлениях об авторских правах), контент, принадлежащий ЕС на этом веб-сайте, лицензирован в соответствии с Creative Commons Attribution 4.0 Международная (CC BY 4.0) лицензия. Это означает, что повторное использование разрешено при условии, что указаны соответствующие изменения и внесены изменения.

    Вам может потребоваться очистить дополнительные права, если конкретный контент изображает идентифицируемых частных лиц или включает сторонние работы. Чтобы использовать или воспроизводить контент, который не принадлежит ЕС, вам может потребоваться разрешение непосредственно у правообладателей. Программное обеспечение или документы, защищенные правами промышленной собственности, такие как патенты, товарные знаки, зарегистрированные образцы, логотипы и названия, исключены из политики повторного использования Комиссии и не передаются вам по лицензии.

    Языковая политика | Европейская комиссия

    Информация на многих языках

    Мы стремимся найти разумный баланс между уважением к носителям многих языков ЕС и практическими соображениями, такими как стоимость перевода.

    Некоторые типы контента, например законодательные, всегда доступны на всех языках ЕС. Другой контент может быть доступен только на одном языке или на комбинации языков, которые, как показывают исследования пользователей, позволят нам охватить самую большую аудиторию наиболее эффективным образом.

    Весь контент публикуется как минимум на английском языке, поскольку исследования показали, что с помощью английского языка мы можем охватить около 90% посетителей наших сайтов либо на их предпочитаемом иностранном языке, либо на их родном языке. Мы также отслеживаем поведение пользователей, чтобы узнать, когда они пытаются просмотреть страницы на определенном языке, чтобы мы могли запросить перевод наиболее «востребованных» страниц.

    На этом веб-сайте постоянно добавляется и обновляется новый контент. Это означает, что веб-страница, недоступная на желаемом языке, может просто проходить процесс перевода.Мы публикуем переводы по мере их поступления.

    Поиск контента на вашем языке

    Этот веб-сайт использует 24 официальных языка ЕС:

    болгарский, хорватский, чешский, датский, голландский, английский, эстонский, финский, французский, немецкий, греческий, венгерский, ирландский, итальянский, латышский, литовский, мальтийский, польский, португальский, румынский, словацкий, словенский, испанский и шведский языки.

    Язык, на котором вы просматриваете веб-сайт, указан вверху каждой веб-страницы.Щелкните значок, если хотите переключиться на другой язык. Будет указан язык, на котором веб-страница доступна или недоступна.

    Общественные консультации и обратная связь

    Чтобы облегчить людям участие в политическом и законотворческом процессе ЕС, Европейская комиссия регулярно запускает общественные консультации в форме онлайн-анкет. Эти анкеты всегда доступны как минимум на английском, французском и немецком, а часто и на большинстве языков ЕС. Анкеты для общественных консультаций, связанные с новыми инициативами, перечисленными в Рабочей программе Комиссии, обычно доступны на 23 официальных языках ЕС.

    Чтобы узнать больше об общественных консультациях и о том, как вы можете внести свой вклад в политику и законотворческий процесс ЕС, посетите раздел «Выскажи свое мнение» на этом веб-сайте.

    Brexit | Европейская комиссия

    Великобритания вышла из Европейского союза 31 января 2020 года. На основании Соглашения о выходе, которое было ратифицировано как Европейским союзом, так и Соединенным Королевством, переходный период, в течение которого право ЕС продолжало применяться в Великобритания закончилась 31 декабря 2020 года.

    С 1 января 2021 года передача персональных данных в Соединенное Королевство регулируется Соглашением о торговле и сотрудничестве между ЕС и Соединенным Королевством (TCA), согласованным переговорщиками ЕС и Великобритании 24 декабря 2020 года и временно применимым с первого дня года. . Соглашение о торговле и сотрудничестве предусматривает временный режим (так называемая «промежуточная оговорка», закрепленный в статье FINPROV.10A TCA), который обеспечивает полную непрерывность потоков данных между ЕЭЗ и Великобританией, без необходимости для компаний и государственные органы, чтобы внедрить любой инструмент передачи в соответствии с GDPR или LED.Это решение применимо в течение максимум шести месяцев и зависит от обязательства Великобритании не изменять действующий в настоящее время режим защиты данных. По сути, это означает, что Великобритания должна продолжать применять правила защиты данных, основанные на законодательстве ЕС, которые применялись в переходный период.

    19 февраля 2021 года Комиссия запустила процедуру принятия двух решений об адекватности передачи персональных данных в Соединенное Королевство в соответствии с Общим регламентом защиты данных (GDPR) и Директивой о правоприменении (LED) соответственно.Публикация проектов решений — это начало процесса их принятия. Для этого необходимо получить заключение Европейского совета по защите данных (EDPB) и получить зеленый свет от комитета, состоящего из представителей стран-членов ЕС. Как только эта процедура будет завершена, Комиссия примет два решения о соответствии.

    Уведомления и информация для заинтересованных сторон в области защиты данных

    Заявление и информация Управления по защите данных Великобритании — 29 января 2020 г.

    Информационная записка о BCR для компаний, которые проводят ICO в качестве ведущего надзорного органа BCR — 12 февраля 2019 г.

    Журналы, авторы, подписчики, издатели, оповещение

    Наши журналы
    Как крупный международный издатель академических и исследовательских журналов Science Alert издает и разрабатывает названия в партнерстве с самыми престижные научные общества и издатели.Наша цель заключается в том, чтобы максимально широко использовать качественные исследования. аудитория.
    Для авторов
    Мы прилагаем все усилия, чтобы поддержать исследователей которые публикуют в наших журналах. Есть масса информации здесь, чтобы помочь вам публиковаться вместе с нами, а также ценные услуги для авторов, которые уже публиковались у нас.
    Подписчикам
    2021 цены уже доступны. Ты может получить личную / институциональную подписку перечисленных журналы прямо из Science Alert. В качестве альтернативы вы может пожелать связаться с выбранным вами агентством по подписке. Направляйте заказы, платежи и запросы в службу поддержки. в службу поддержки клиентов журнала Science Alert.
    Для обществ
    Science Alert гордится своей тесные и прозрачные отношения с обществом. В качестве некоммерческий издатель, мы стремимся к самым широким возможное распространение публикуемых нами материалов и на предоставление услуг высочайшего качества нашим издательские партнеры.
    Справочный центр
    Здесь вы найдете ответы на наиболее часто задаваемые вопросы (FAQ), которые мы получили по электронной почте или через контактную форму в Интернете. В зависимости от характера вопросов мы разделили часто задаваемые вопросы на разные категории.
    База данных ASCI
    Азиатский индекс научного цитирования (ASCI) стремится предоставить авторитетный, надежный и значимая информация по освещению наиболее важных и влиятельные журналы для удовлетворения потребностей мировых научное сообщество.База данных ASCI также предоставляет ссылку к полнотекстовым статьям до более чем 25000 записей с ссылка на цитированные ссылки.

    Дорога к адекватности: может ли Калифорния подать заявку в соответствии с GDPR?

    Фон

    Ранее в этом году Европейская комиссия, исполнительный орган Европейского Союза, признала режим защиты данных Японии адекватным в соответствии с Общим европейским регламентом защиты данных (GDPR).Япония теперь рассматривается как часть Европейской экономической зоны (ЕЭЗ) в соответствии с GDPR, и потоки данных из ЕЭЗ могут передаваться в Японию без каких-либо дополнительных гарантий или соглашений. Это первое решение об адекватности с момента вступления в силу GDPR, и оно, скорее всего, предоставит дорожную карту для других стран или территорий, нуждающихся в одобрении ЕС в будущем.

    В то же время, когда завершалось определение соответствия требованиям Японии, генеральный прокурор Калифорнии начал проводить семь общественных форумов по всему штату, чтобы разрешить общественное обсуждение во время процесса предварительного принятия Закона Калифорнии о защите прав потребителей (CCPA).CCPA, вступивший в силу 28 июля 2018 г. и вступивший в силу 1 января 2020 г., основан на GDPR, налагая новые требования к защите данных для определенных компаний и предоставляя новые права жителям Калифорнии.

    Еще до того, как CCPA был подписан в законе, законопроект вызвал спекуляции о том, может ли Калифорния подать заявку на соответствие GDPR. Хотя Калифорния еще не выразила намерения подать заявку, штат имеет историю прокладывать свой собственный путь в отсутствие федеральных действий. И, в частности, заинтересованные стороны отрасли на общественных форумах CCPA просили, чтобы потенциальные правила CCPA содержали положение о безопасной гавани для предприятий, соответствующих GDPR.Кроме того, закон, принятый в этом году для внесения поправок в CCPA для более точного согласования с рамками GDPR — в сочетании с застопорившимися в прошлом году усилиями по созданию агентства по защите данных в Калифорнии — указывает на то, что некоторые законодатели штата могут иметь более широкое видение отношений между ними режимы конфиденциальности.

    Но может ли одно государство обеспечить определение адекватности GDPR, даже если Соединенные Штаты не получили полного решения о соответствии? В этом посте рассматривается, может ли Калифорния подать заявку (на основе факторов, рассмотренных в недавнем решении о соответствии требованиям Японии) и, что важно, существуют ли какие-либо правовые барьеры в соответствии с GDPR.

    Трансграничная передача данных в соответствии с GDPR

    GDPR — это золотой стандарт конфиденциальности данных. Считается самым строгим режимом защиты данных и конфиденциальности в мире, он применяется к передаче и обработке данных, происходящих из ЕС. Несоблюдение требований может стоить компаниям до 4 процентов их глобального годового дохода в виде штрафов и пени со стороны национальных органов по защите данных. Например, ранее в этом году французский орган по защите данных оштрафовал Google примерно на 57 миллионов долларов (самый высокий штраф на сегодняшний день) за нарушение GDPR.

    Глава V GDPR запрещает передачу личных данных между ЕЭЗ и третьей страной, за исключением случаев, когда передача подпадает под перечисленный правовой механизм. Один из таких механизмов — решение об адекватности — требует от Европейской комиссии определения того, что страна или «территория или один или несколько секторов в этой стране» имеют «адекватный уровень (уровни) защиты». Если страна или территория получает решение об адекватности, данные могут поступать из ЕС в страну или территорию без какого-либо индивидуального определения со стороны ЕС.

    Решения об адекватности не новы. Директива о защите данных 1995 года, предшественница GDPR, также предусматривала бесплатные потоки данных из ЕС в третьи страны, внутреннее законодательство которых считалось адекватным. GDPR унаследовал не только структуру адекватности, но и предыдущие решения о достаточности. Решения, принятые в соответствии с директивой, остаются в силе и в новом режиме.

    Европейская комиссия должна следовать четырехэтапному процессу, чтобы принять решение о соответствии. Во-первых, он должен сделать первоначальное предложение, установив, что внутреннее законодательство третьих стран является адекватным.Статья 45 (2) GDPR обеспечивает основу для этого предложения, а ссылка на адекватность Европейского совета по защите данных (EDPB) включает дополнительный контекст. Кроме того, Европейский суд отметил, что «адекватный» в контексте решения о достаточности означает «по существу эквивалентный», но не требует поэтапного согласования с законами ЕС о конфиденциальности.

    Во-вторых, EDPB должен предоставить заключение по проекту предложения Европейской комиссии. В-третьих, парламент ЕС, состоящий из представителей стран-членов ЕС, должен прокомментировать проект предложения.В-четвертых, Европейская комиссия должна впоследствии принять это предложение.

    Согласно Директиве о защите данных Европейская комиссия установила, что законы о конфиденциальности следующих организаций являются «адекватными»: Андорра, Аргентина, Канада, Фарерские острова, Гернси, Израиль, остров Мэн, Джерси, Новая Зеландия, Швейцария, США. и Уругвай. Однако в США и Канаде есть «частичные» решения о достаточности, то есть решение ограничено одной конкретной категорией или сектором. В Канаде решение применяется только к частным организациям, подпадающим под действие внутреннего закона о конфиденциальности, в то время как решение Соединенных Штатов применяется только к компаниям, которые участвуют в ЕС-U.S. Соглашение о программе Privacy Shield.

    Европейская комиссия может пересмотреть эти решения в любое время. Например, после того, как Европейский суд в 2015 году признал недействительной предшественницу Privacy Shield (система Safe Harbor между ЕС и США), Комиссия в 2017 году переоценила все 12 решений о достаточности.

    Дорожная карта японской адекватности

    ЕС начал переговоры с Японией по поводу потенциального решения о достаточности в январе 2017 года. Переговоры успешно завершились в июле 2017 года, и обе стороны согласились на «взаимную» адекватность, что означает, что обе стороны начнут свои собственные внутренние процессы, необходимые для принятия вывода о достаточности.

    Европейская комиссия выпустила проект решения о соответствии в сентябре 2018 года, в котором содержится всесторонний анализ режима внутренней конфиденциальности Японии, а также пять дополнительных правил, согласованных между правительством Японии и ЕС для устранения пробелов в японских законах о внутренней конфиденциальности. В конечном итоге в решении был сделан вывод о том, что уровень защиты, обеспечиваемый режимом внутренней неприкосновенности частной жизни, в сочетании с дополнительными правилами, является адекватным.

    В декабре 2018 года EDPB опубликовала свое заключение, а парламент ЕС впоследствии принял резолюцию, в которой высказывались опасения по поводу проекта решения.Среди прочего, парламент отметил обеспокоенность по поводу продолжения принудительного исполнения дополнительных правил и потенциальных трудностей для граждан ЕС, стремящихся получить средства правовой защиты в правовой системе Японии. Европейская комиссия приняла окончательное решение о достаточности в январе 2019 года, и сегодня данные из Европы могут поступать в Японию без дополнительных требований.

    Закон Калифорнии о конфиденциальности потребителей 2018 года

    В отличие от GDPR, Закон о конфиденциальности потребителей Калифорнии (CCPA) 2018 года был срочной работой.Введенная и принятая в течение одной недели, мера стала компромиссом между техническими бизнес-группами и калифорнийцами по защите конфиденциальности потребителей, которые потратили почти 3,5 миллиона долларов на квалификацию более строгой версии CCPA в голосовании 2018 года. Законодательный компромисс был достигнут всего за неделю до крайнего срока для снятия предложения «Калифорнийцы за конфиденциальность потребителей» из избирательного бюллетеня, что привело к гонке за то, чтобы передать законопроект на стол губернатора. Поправки по уборке были приняты спустя два месяца. Первый общественный форум, посвященный возможному регулированию, состоялся 1 января.11. Хотя закон вступит в силу 1 января 2020 г., высока вероятность того, что в CCPA могут быть снова внесены поправки до того, как он вступит в силу.

    Новый закон определяет подробный список фраз и терминов, включая такие фразы, как «коммерческая цель», «коммерческая цель» и «предполагаемый». Что наиболее важно, «личная информация» включает не только традиционные идентификаторы, такие как номер социального страхования или номер водительского удостоверения, но и любую информацию, которая может идентифицировать потребителя или домохозяйство, включая IP-адреса, имена учетных записей и адреса электронной почты.Определение «бизнес» требует, чтобы предприятие попало в одну из трех групп: (1) иметь годовой доход, превышающий 25 миллионов долларов; (2) ежегодно получать или продавать личную информацию более 50 000 потребителей; или (3) получать 50 или более процентов своего годового дохода от продажи личной информации потребителей. А «потребители» — это жители Калифорнии, живущие в Калифорнии, и, что немаловажно, это определение не исключает сотрудников.

    CCPA также устанавливает новые законные права потребителей на доступ и контроль своей личной информации в Интернете.Начиная с 2020 года потребители будут иметь право знать личную информацию, собранную о них предприятиями, которые собирают информацию, и предприятиями, которые продают или раскрывают информацию. Потребители также будут иметь право потребовать, чтобы компании удалили личную информацию, собранную от потребителей. У предприятий есть девять перечисленных категорий для отказа в этом запросе, включая соблюдение федеральных законов и законов штата и прав Первой поправки. Кроме того, потребители могут отказаться от продажи своей личной информации, включая продажу личной информации, которую компания собрала о потребителях.

    Кроме того, до любого сбора личной информации компании должны уведомить потребителей как о типах категорий личной информации, которую собирает компания, так и о том, как эта информация будет использоваться. Компания не должна собирать дополнительную информацию или использовать уже собранную информацию в дополнительных целях без уведомления потребителя. CCPA не распространяется на некоторые типы личной информации, подпадающие под действие федеральных законов, таких как Закон о переносимости и подотчетности медицинского страхования, во избежание противоречий с федеральным законом.

    Не существует частного права на иск для обеспечения соблюдения этих новых прав потребителей. Генеральный прокурор Калифорнии может подать иск о нарушениях CCPA после предоставления рабочих 30 дней для устранения нарушения. Установленные законом штрафы варьируются от 2500 до 7500 долларов за нарушение.

    CCPA предоставляет потребителям частное право на подачу иска о нарушениях данных с установленным законом возмещением ущерба в размере от 100 до 750 долларов США на одного потребителя. Но есть аналогичное 30-дневное лечение.

    Является ли CCPA «адекватным» законам ЕС?

    GDPR разрешает другим странам, таким как Калифорния, подавать заявки на соответствие. Статья 45 прямо предусматривает решения о соответствии требованиям на субнациональном уровне, и ЕС обнаружил, что несколько режимов конфиденциальности субнациональных организаций соответствуют этой директиве. Однако эти образования были небольшими по размеру и численности населения. Если бы Калифорния подала заявку, она была бы крупнейшей субнациональной организацией и первой за пределами Европы, которая подала бы заявку.

    CCPA имеет множество основных критериев, согласно которым примечания к руководящему документу EDPB должны присутствовать в правовой системе, чтобы соответствовать стандарту адекватности.Например, CCPA использует такое же широкое определение «личной информации», как GDPR (определяемое как «личные данные»), предоставляет такое же право доступа / знаний для потребителей, как GDPR для физических лиц в ЕС, и выглядит подразумевать необходимость правовой основы для сбора / обработки данных.

    Но CCPA отличается от GDPR по нескольким ключевым вопросам. Если Калифорния все же решит подать заявку, штату, вероятно, придется провести переговоры с ЕС для устранения этих различий.Прочтите вместе, руководство по адекватности EDPB и новое японское заключение по адекватности показывают, как высокоуровневый анализ гипотетической адекватности может выявить пробелы между двумя режимами конфиденциальности.

    CCPA и GDPR несовместимы по объему. В то время как CCPA применяется к коммерческим организациям, которые должны соответствовать определенным пороговым значениям для соответствия установленному законом определению «бизнеса», GDPR применяется к «контроллерам» и «обработчикам» данных — гораздо большему набору организаций, который включает частные коммерческие предприятия. коммерческие и некоммерческие организации, а также государственные агентства.Таким образом, если Калифорния должна была получить решение о достаточности, оно, вероятно, было бы аналогично канадскому решению о частичной достаточности, которое ограничено по сфере действия только «коммерческими организациями», которые регулируются Канадским Законом о защите личной информации и электронных документов.

    Аналогичным образом, хотя CCPA предоставляет определенные права на неприкосновенность частной жизни жителям Калифорнии, частичное совпадение прав, предоставляемых CCPA, и основных концепций конфиденциальности GDPR не является полным. Например, CCPA не дает права исправлять неточную личную информацию, а право на удаление ограничено информацией, которую компания получила от потребителя.И наоборот, GDPR позволяет физическим лицам запрашивать исправление или удаление личной информации, даже если она не была получена напрямую от человека, с ограниченными перечисленными исключениями. Кроме того, GDPR не исключает общедоступную информацию из определения личной информации, тогда как CCPA делает это.

    Право на отказ также ограничено в CCPA. В то время как GDPR предоставляет человеку право отказаться от обработки данных несколькими способами, такими как отзыв согласия, CCPA ограничивает право отказа на информацию, которая продана третьим лицам.

    Наконец, GDPR требует наличия правовой основы, такой как положительное согласие, для обработки данных. CCPA прямо не упоминает о согласии или каких-либо юридических основаниях, вместо этого сосредотачиваясь на перечислении прав потребителя и обязанностей бизнеса. Калифорния, возможно, может привести доводы в пользу того, что требование к бизнесу уведомлять потребителей перед сбором любых данных подразумевает наличие юридической основы — аргументация аналогична аргументации федеральных судов, которые нашли подразумеваемое согласие в соглашениях о просмотре онлайн в США.S. Согласно CCPA, потребитель должен быть уведомлен о категориях личной информации, которая будет собираться либо до, либо в момент сбора, а также о цели сбора. Кроме того, CCPA содержит ограничение цели, аналогичное GDPR, которое ограничивает возможности бизнеса по сбору новой информации или использованию исходной информации для другой цели без предварительного уведомления потребителей. Если на этом этапе потребители не хотят, чтобы эта личная информация использовалась, они могут потребовать от компании удалить ее.

    Хотя это не совсем соответствует требованию GDPR о явном правовом основании для обработки данных, он может быть достаточно похожим, чтобы потенциальные пробелы могли быть заполнены постановлениями генерального прокурора Калифорнии, а не поправками к законодательству.

    Бельмом на стороне Калифорнии при принятии любого потенциального решения о соответствии, вероятно, будет отсутствие независимого надзорного агентства. Как в статье 45, так и в руководящем документе EDPB отмечается, что при оценке адекватности третьего округа Европейская комиссия должна учитывать, существует ли независимый надзорный орган, который обеспечивает подотчетность и соблюдение национальных законов о защите данных и предоставляет помощь и советы тем, кто ищет помощь.

    CCPA предоставляет Генеральной прокуратуре Калифорнии (CAG) широкие регулирующие и правоприменительные полномочия с возможностью добиваться судебной защиты в случае несоблюдения требований и потенциальных штрафов в размере 2500-7500 долларов за каждое нарушение. Генеральный прокурор Калифорнии — это выборная должность с фиксированным сроком на год, которая обеспечивает некоторую степень независимости от губернатора. Кроме того, в CAG уже есть подразделение по обеспечению конфиденциальности и защите. Это подразделение существует с 2012 года, после того как независимое Управление защиты конфиденциальности было расформировано из-за сокращения бюджета, а его директор был переведен в подразделение конфиденциальности CAG.Офис по-прежнему существует в соответствии с уставом, но не будет соответствовать требованиям независимого агентства GDPR. Он не имеет правоохранительных органов и может обнародовать нормативные акты только для выполнения своих образовательных / информационных обязанностей.

    Однако отсутствие независимого органа по защите данных не может быть фатальным сразу. Когда Аргентина столкнулась с аналогичной трудностью в 2003 году, предыдущая версия EDPB (Рабочая группа по статье 29) вызвала две озабоченности по поводу независимости по поводу того, что надзорный орган Аргентины находится в составе Министерства юстиции.Но Европейская комиссия одобрила решение об адекватности без упоминания каких-либо проблем с независимостью. В конечном итоге в 2016 году Аргентина изменила структуру своего надзорного органа, чтобы устранить первоначальные проблемы независимости.

    Таким образом, Калифорния могла бы продемонстрировать, что CAG осуществляет достаточный контроль за соблюдением правил и процедур, функционально отвечающий целям GDPR, а затем продолжить переговоры с ЕС о том, как лучше всего создать независимое агентство. Штат также может указать на свои первоначальные усилия в 2018 году по созданию Калифорнийского органа по защите данных в качестве доказательства того, что законодательный орган заинтересован в приведении Калифорнии в соответствие с рамками GDPR.

    ***

    Текущая версия CCPA, хотя и является важным началом, вряд ли приведет к определению адекватности, если Калифорния решит подать заявку. Но существующая структура — это только начало — на текущей сессии законодательного органа проходит не менее восьми законопроектов о внесении поправок в CCPA. Особого внимания заслуживают два. Законопроект Сената Калифорнии № 561, спонсируемый генеральным прокурором Калифорнии, вносит поправки в CCPA, чтобы включить частное право на предъявление иска за любое нарушение CCPA, и исключает требование 30-дневного «лечения».Законопроект о собрании 1760, коспонсором которого является ACLU, потребует от предприятий получения положительного согласия потребителя перед передачей какой-либо личной информации — переход от нынешней структуры «отказа» к требованию «согласия». Хотя большая часть представленных законопроектов вряд ли сохранится, в целом они убедительно свидетельствуют о том, что законодательный орган не рассматривает текущие законы как последнюю версию CCPA.

    Почему ЕС так мало определил адекватность?

    Данные — это «волшебный материал», который «становится топливом для инноваций», — говорит бывший вице-президент Европейской комиссии Нили Крус.Но вывести этот «волшебный материал» из ЕС — дело непростое. Согласно Директиве ЕС о защите данных (DPD или Директива 95/46 / EC), компания может вывозить данные из ЕС только в том случае, если это разрешено каким-либо правовым механизмом ЕС. Одним из механизмов является определение ЕС, согласно которому страна, в которую передаются данные, предлагает «адекватный» уровень защиты конфиденциальности для граждан ЕС либо «в силу своего внутреннего законодательства», либо через «международное обязательство [], которое она приняла. ” Такое «определение адекватности» позволяет фирмам передавать данные в соответствующую страну без «каких-либо дополнительных мер предосторожности».Поскольку эти «дополнительные гарантии» могут быть довольно обременительными, определение адекватности позволяет фирмам страны относительно легко передавать данные из ЕС.

    Список стран, получивших определения адекватности, выглядит как игра «одна из этих вещей не похожа на другую»: Андорра, Аргентина, Канада, Фарерские острова, Гернси, Израиль, остров Мэн, Джерси, Новая Зеландия, Швейцария, США (которые не получили «общего» определения адекватности, а заключили соглашения, регулирующие передачу данных — передача по этим соглашениям была признана адекватной) и Уругвай.Австралия, Канада и США также заключили двусторонние соглашения с ЕС, регулирующие передачу данных записей регистрации авиапассажиров (PNR) в правоохранительных целях.

    Но список определения адекватности более примечателен для стран, которые он не включает, чем для тех, которые он включает. Соединенные Штаты являются очевидным убежищем для данных, но где же другие страны, чьи фирмы должны передавать данные из ЕС для ведения своего бизнеса? Например, в 2016 году Forbes назвал Промышленно-коммерческий банк Китая (ICBC) крупнейшей компанией в мире.Имея сеть из 331 дочернего учреждения в сорока странах (включая некоторые в Европе), ICBC полагается на трансграничные потоки данных для проведения анализа данных, а также для предоставления и улучшения услуг. Китайская компания Huawei — крупный и глобальный производитель телекоммуникационного оборудования; она также ведет значительный бизнес в ЕС. Тем временем индийские технологии HCL предоставляют ИТ-услуги 18 странам Европы. Эти и многие другие компании из этих и других промышленно развитых стран полагаются на трансграничную передачу данных как на ключевую часть своей деятельности.Но почему-то они делают это без определения адекватности.

    Как показывает история Safe Harbor и Privacy Shield, последние два десятилетия ЕС с явной поспешностью применял принцип адекватности к США. Но даже несмотря на то, что немногие другие страны получили подобное внимание, нет никаких признаков того, что ЕС прекращает передачу данных в страны без определения адекватности. Возникает ключевой вопрос: почему? Например, в Китае нет надежных механизмов защиты конфиденциальности.Как фирмы из стран, не вошедших в список, по-прежнему ведут дела с ЕС?

    От Safe Harbor к Privacy Shield: США и принцип адекватности

    Ссоры в отношении конфиденциальности между Соединенными Штатами и ЕС начались еще в конце 90-х годов, когда регулирующие органы изо всех сил пытались найти способ для США выполнить требования тогдашней новой Директивы о защите данных. После месяцев напряженных дискуссий (в ходе которых в какой-то момент представитель администрации Клинтона пригрозил действиями в ВТО против ЕС) регулирующие органы, наконец, пришли к соглашению о безопасной гавани.В соответствии с ним американские фирмы, которые подтвердили Министерству торговли, что они соблюдают требования соглашения о конфиденциальности, могут передавать данные из Европы без лишних трудностей.

    В октябре 2015 года Европейский суд (ECJ) вызвал шок в индустрии высоких технологий, когда в деле Schrems он аннулировал Соглашение. Европейский Суд, споря в первую очередь с законами США о слежке, которые разрешали правительству «общий [доступ] к содержанию электронных сообщений» ( Schrems , п.94), отвергнув Safe Harbor как не обеспечивающую адекватную защиту конфиденциальности. Это привело к тому, что официальные лица США и ЕС начали переговоры о новом соглашении, Privacy Shield, которое позволит компаниям свободно передавать данные. Privacy Shield, как и его предшественник, работает по системе самосертификации, требующей от компаний ежегодной регистрации и самосертификации соответствия его требованиям Министерству торговли.

    Таким образом, за последние два десятилетия ЕС не один, а два раза издал определения адекватности для США, преодолевая значительные препятствия на переговорах, чтобы прийти к соглашению по механизму адекватности.И действительно, поскольку определение адекватности позволяет фирмам страны отправлять данные из ЕС без использования альтернативного механизма, можно подумать, что ЕС захочет помочь государствам-членам и компаниям отказаться от бюрократии для перемещения этого «волшебного материала». и добавить больше стран в белый список (путем утверждения большего количества решений об адекватности). Удивительно, но это не так. Любопытно, что США оказались единственной крупной мировой державой в списке, который включает Фарерские острова и их 49 188 жителей, но не хватает Китая, Индии и Бразилии.Почему США уделяют так много внимания, а другие мировые державы, похоже, нет?

    А как насчет других индустриальных наций?

    Европейские регулирующие органы могут сосредоточиться на защите конфиденциальности в США, исключая другие страны, просто потому, что американские фирмы так доминируют на рынке. Из десяти крупнейших технологических компаний мира семь являются американскими. Поэтому для ЕС может иметь смысл сосредоточить свои ресурсы на создании системы конфиденциальности для американских компаний, учитывая их очевидную потребность в отправке данных из ЕС.

    Но это объяснение не совсем удовлетворительное, потому что, как мы видели, американские фирмы — не единственные фирмы, которым, вероятно, потребуется полагаться на передачу данных из ЕС для ведения бизнеса с ЕС. Хотя Huawei или ZTE могут не быть Apple или Google, это крупные фирмы, ведущие бизнес в глобальном масштабе. И это фирмы, которые должны использовать передачу персональных данных для нормального функционирования — например, для ICBC было бы невозможно проводить аналитику данных в глобальном масштабе, если бы требовалось хранить данные для каждой страны, которую он обслуживает на местном уровне.

    Один из возможных ответов на эту загадку состоит в том, что эти фирмы ведут дела с ЕС, используя специальные меры безопасности вместо определения адекватности. Статья 26 (2) дает государствам-членам ЕС некоторое пространство для маневра, позволяя передавать данные в страны без определения адекватности, а в соответствии со статьей 26 (4) Комиссия имеет право создавать набор типовых контрактов, которые обеспечивают достаточную защиту для компаний, стремящихся для передачи данных за пределы ЕС. Но хотя эти типовые контракты являются наиболее популярным вариантом для таких компаний, на практике их очень сложно выполнить правильно.

    С одной стороны, типовые положения довольно сложно обеспечить, поскольку органу по защите данных ЕС (DPA) может быть сложно узнать, соблюдается ли пункт. Один практикующий специалист недавно заметил, что, насколько ему известно, власти не утверждали и не применяли какие-либо типовые договорные положения в период с 2001 по 2011 год. Типовые положения также накладывают бремя на компании, наиболее серьезным из которых является то, что для каждого экспорта данных требуется отдельный договор. . Поэтому компаниям, экспортирующим большой объем данных, придется заключать «сотни контрактов».Более того, компании не могут вести переговоры об условиях контрактов (хотя некоторые из них это делают, это по определению делает контракт немодельным и, таким образом, исключает его из утвержденного процесса), и могут столкнуться с дополнительной ответственностью, а также с ограничениями на субподряд. Таким образом, статьи типового контракта подвергались критике за то, что они «не предоставляют практического решения для обеспечения соответствия», а скорее предоставляют способ соблюдать только «необходимость что-то использовать». Таким образом, учитывая сложность исполнения, кажется сомнительным, что каждая компания использует типовые контракты в качестве своего исключительного метода соблюдения.

    Пункты типового контракта также могут отсутствовать надолго. Недавно ирландское DPA передало вопрос об их законности в Высокий суд Ирландии после оспаривания очевидного суперустца Макса Шремса. Если Шремсу так же повезло с модельными статьями, как и с Safe Harbor, типовые статьи также могут оказаться в опасности. Альтернатива типовым статьям, обязательные корпоративные правила, также сопряжены с серьезными административными внешними эффектами и подвергались критике за то, что предлагали практическое решение соответствия только самым крупным корпоративным структурам.И на самом деле ни одна из ранее обсуждавшихся корпораций не входит в список BCR.

    Простая административная непримиримость также может объяснить небольшое количество стран, получивших определения адекватности. Во-первых, путаница в самом процессе поиска определения адекватности может привести к тому, что меньшее количество стран попытаются это сделать. ЕС утверждает, что инициирует исследование только по запросу третьей стороны. Но многие страны считают, что третья страна должна обратиться к ЕС с просьбой инициировать исследование.И действительно, есть некоторые свидетельства того, что каким бы ни был процесс определения адекватности, немногие страны приступили к нему. Грэм Гринлиф отмечает, что количество стран, получивших отрицательные оценки, «неизвестно», но «не [] очень велико». Между тем, как он сообщает, Индия и Австралия были оценены дважды, и никаких рекомендаций в Комитет не поступало (хотя, как отмечалось выше, Австралия заключила соглашение о передаче данных о пассажирах). Гринлиф заключает, что ЕС запоздал с применением принципа адекватности.

    Это опоздание может быть связано с внутренними трудностями в проведении исследования адекватности. Например, Кристофер Кунер объяснил задержку в реализации процедурными, а не существенными препятствиями. Он объясняет, что первым шагом к определению адекватности является всестороннее исследование правовой системы соответствующей страны. Поскольку у ЕК нет опыта для проведения самих исследований, ей приходится обращаться к подрядчикам, что еще больше замедляет процесс.Более того, в странах с неясной правовой системой трудно найти кого-либо с соответствующим опытом. Политические факторы также могут входить в уравнение; Кунер сообщает, что у многих органов по защите данных были опасения по поводу системы Аргентины, но, тем не менее, Европейская комиссия одобрила решение об адекватности по политическим причинам.

    Конечно, сосредоточение внимания на американских компаниях здесь могло бы стать просто еще одной главой в более крупной истории, связанной с растущим разрывом между Брюсселем и Кремниевой долиной. В последние несколько лет регуляторы ЕС применяли жесткие меры против фирм SV по всем вопросам, от трудовой практики до регулирования речи; сосредоточение внимания на американских компаниях и исключение других стран могло бы быть просто еще одним проявлением широкомасштабной борьбы за власть между регулирующими органами ЕС и американскими фирмами, ищущими новые рынки.Но каким бы ни было объяснение, статус-кво становится все более несостоятельным. Неясно, сколько фирм в настоящее время не соблюдают требования DPD. Но в 2018 году, когда вступит в силу новый набор правил конфиденциальности, фирмы столкнутся с тяжелым финансовым штрафом за несоблюдение правил конфиденциальности ЕС. Еще неизвестно, сможет ли, когда штраф будет иметь некоторые преимущества, мы наконец сможем увидеть, как ЕС начнет расширять свою реализацию DPD на страны за пределами Соединенных Штатов.

    Определение взаимосвязи между адекватностью диализа и качеством жизни и самообслуживанием агентство

    Цель и задачи: Изучить взаимосвязь между адекватностью диализа и качеством жизни и самообслуживания.

    Фон: Гемодиализ (HD), который является ведущим вариантом лечения хронической почечной недостаточности (CRF), приводит к значительным изменениям в жизни пациента.Эти изменения, затрагивающие почти все аспекты жизни, также негативно влияют на качество жизни и самообслуживание.

    Дизайн: Описательное исследование.

    Методы: В исследовании приняли участие 112 пациентов, которые были госпитализированы в два частных диализных центра в период с мая 2009 г. по сентябрь 2010 г. и соответствовали критериям исследования.В исследовании использовались форма сбора данных по социально-демографическим и медицинским характеристикам, форма биохимических и медицинских параметров для определения адекватности диализа, шкала качества жизни SF-36 и шкала самообслуживания.

    Полученные результаты: Была обнаружена значимая взаимосвязь между Kt / V, одним из параметров, используемых для оценки адекватности диализа, и оценками эмоциональной роли по шкале качества жизни SF-36, а также между уровнем URR и физическим функционированием (r = +0.192, p = 0,045) и оценки эмоциональной роли (r = +0,284, p = 0,003). Никакой существенной связи между агентством самообслуживания и оцениваемыми параметрами обнаружить не удалось.

    Выводы: Kt / V и URR, которые влияют на адекватность диализа, могут влиять на качество жизни. Наши результаты аналогичны результатам предыдущих исследований, которые показали, что Kt / V и URR влияют на качество жизни.

    Актуальность для клинической практики: Было рекомендовано регулярно контролировать параметры, используемые для оценки адекватности диализа, и оценивать их влияние на качество жизни, определять наиболее затронутые субпараметры качества жизни, а также решать эти проблемы и решать их.

    Ключевые слова: SF-36; адекватность диализа; гемодиализ; качество жизни; агентство самообслуживания.

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.