Обыденное мышление это: Ошибка 404. Запрашиваемая страница не найдена

Содержание

Обыденное мышление . Сумма стратегии

Обыденное мышление – нулевая лектика – работает с конкретным миром, миром вещей и событий.

Предметы операциональны: их можно перемещать с места на место, разбирать и собирать, создавать и уничтожать. События объективны – одно сменяет другое, и эта смена представляет собой течение времени. Некоторые события, такие как смена дня и ночи или смена времен года, устойчиво повторяются, что дает возможность время измерять.

Обыденное мышление четко, конкретно, целенаправленно, материалистично (то есть предполагает по умолчанию окружающий мир материальным: истинно то, что можно увидеть, а лучше потрогать). Оно рефлексивно, поскольку не только допускает, но и предполагает взгляд на себя со стороны.

Обыденное мышление опирается на личную или коллективную традицию (опыт). Оно не оперирует категорией «развитие», как и вообще категориями, но пользуется представлениями о движении и различает движение и покой.

Если схематизировать обыденное мышление, получившийся рисунок включает в себя события, процессы, проектные деятельности, выстроенные в строгом порядке. Обыденное мышление понимает изменения как порождение деятельности деятельностью.

Оно очень осторожно пользуется понятием причинно-следственной связи между событиями; хорошо бы, чтоб такая связь была надежно установлена и подкреплена опытом.

Здесь обязательно нужно подчеркнуть, что обыденное мышление «недолюбливает» заключения по индукции[31] и неоправданные обобщения. Если вы предлагаете школьнику продолжить ряд 2, 4, 6… и он молчит, не спешите говорить, что он слабоумный. Может быть, у него просто развитое и дисциплинированное обыденное мышление. С чего это вы решили, что последовательность подчиняется закону an+1 = an +2 и должна быть продолжена 8, 10, 12, 14 и т.д.?Может быть, чередуются два правила «умножить предыдущее число на два» и «прибавить к предыдущему числу два»? Тогда получим 2, 4, 6, 12, 14, 28, 30… Понятно, что на самом деле решений много, даже бесконечно много, и человек с развитым обыденным мышлением никогда не выберет из них одно-единственное без достаточных на то оснований.

Точно так же он не будет объединять одним правилом некоторую последовательность событий: она ведь может быть и случайной. Заметим здесь, что существует ряд детективных романов, где умный преступник убивает нескольких человек, якобы связанных определенным правилом (скажем, все они учились в одном классе). Детектив пытается разгадать это правило, между тем оно ложно: содержательно лишь одно убийство, остальные же – прикрытие. Обыденно мыслящий человек на подобную удочку никогда не попадется. При попытке что-то скрыть от него, бесполезно «прятать лист в лесу»: 0-лектик видит все листья разными.

Яркие примеры развитого обыденного мышления – мисс Марпл у А. Кристи, Робинзон Крузо, Кэти-Скарлетт О’Хара в «Унесенных ветром».

В военном деле обыденное мышление считается прерогативой «настоящих сержантов» и «настоящих полковников» («Слуга царю, отец солдатам»), но и среди полководцев оно представлено достаточно ярко. Можно почти со 100%-й уверенностью сказать, что военачальники, о которых рассказывают анекдоты и различные «истории», демонстрировали именно этот тип мышления. Понятно, что обыденно мыслил В. Чапаев, легко согласиться с такой оценкой мышления А. Суворова. Гораздо менее очевидными примерами являются Лоуренс Аравийский и Наполеон Бонапарт, а также выдающиеся американские военачальники-коммуникаторы Второй Мировой войны: Д. Эйзенхауэр и Ч. Нимиц.

В военном искусстве обыденное мышление проявляется, прежде всего в здравом смысле. По маршалу П. Рыбалко: «Улицы слишком узки, у меня там все танки пожгут».

Нужно помнить, что осенью льют дожди, а зимой идет снег по крайней мере в России. Что капитаны частных рыболовецких судов не будут искать авианосное соединение противника, даже если Главный Морской Штаб весь изойдется на приказы и требования. Что

«соединенное, окруженное со всех сторон, неминуемо должно сдаться». Что нельзя требовать от людей пройти за двое суток 120 километров – пешим ходом и с полной выкладкой, а потом вступить в бой и выиграть его. Что гималайские перевалы, равно как и русские леса зимой, не являются местностью, благоприятной для массового применения танков. Что подводные лодки в принципе не могут зайти в Азовское море, поскольку его глубина меньше, чем высота корпуса лодки. И так далее.

Обыденное мышление склоняется к технически простым решениям: «Две дозаправки в воздухе и одна – на неприятельской территории? Слишком сложно для цирка»

. «Это только внесет путаницу. Лучше ничего никуда не перебрасывать и просто ориентировать 3-ю танковую армию Рыбалко на Берлин».

Характерные конструкции обыденного мышления:

1. Не надо рассказывать мне ваши планы и чем вы занимались. Меня интересует конкретный результат. Что мы имеем на данный момент?

2. Не засоряй голову ненужной информацией. Тебе сказали, что нужно делать, это и делай.

3. Я ездил на машине всю жизнь, на машине ездил мой отец, и отец моего отца тоже ездил на машине. Четыре колеса устойчивее. А мотоциклы – бессмысленный риск. К чему ставить под сомнение уже заведомо проверенные истины?

4. Мало ли, что он тебе пообещал ! Который раз он уезжает без тебя? Забывает отзвониться? Судить надо по делам, а не по намерениям.

5. Он обижает животных, значит, он плохой человек. Не стоит с ним заключать этот контракт.

6. Взвесь все спокойно. Если ты решишься на это, ты потеряешь а), б) и в), но приобретешь г), д), е) и, что немаловажно, з) и к)! Мне кажется решение очевидно.

7. Не понимаю, как ты мог проспать! Ведь тебе назначили время, и ты сказал, что прибудешь вовремя.

8. Он начальник ему видней. А ты сиди и не высовывайся.

9. Алкоголь я не употребляю, потому что от него утром состояние не радостное, а поле пахать с раскалывающейся головой тяжко.

10. Не стоит доверять ему. Нарушив данное слово однажды, он будет врать вновь и вновь.

11. Стол это предмет мебели, за которым можно работать или есть.

Перевод проблемы в обыденное мышление сильно упрощает жизнь.

«Если у вас есть молоток, любая проблема выглядит как гвоздь» как раз та ситуация. В бизнесе и обслуживающей его задачи аналитике и прогнозировании перевод объяснения в язык обыденного мышления является лучшим способом конкретно объяснить, что происходит и где тут бабло? Кстати, любимые бизнес-аналитиками матрицы 2 х 2 и построенные на них сценарии и прогнозы как раз пример использования обыденного мышления.

Документы, в т.ч. стратегии, написанные людьми с обыденным мышлением, очень легко узнать: они предельно конкретны и все рассуждение упирается в одну (реже две-три) понятную конкретную проблему, как правило заключающуюся в нехватке финансирования. Особенно это забавно в областях, где поставленные исходные проблемы и характер материала сами по себе не предполагают обыденных и простых решений: развитие вооруженных сил страны, улучшение здоровья населения, повышение конкурентоспособности территории…

Если обыденное мышление развивается до определенного уровня, его обладатель приходит к выводу о существовании «чего-то, лежащего за пределами материального мира», Иного. Предметы все еще операциональны, а события объективны, но появляется еще одна формула «Иное существует». Мышление становится дуалистичным, хотя по-прежнему опирается на личный опыт, в том числе экстатический.

Задачки для тренировки обыденного мышления:

1. Сделайте выводы о психологических и личных особенностях людей по тому, как они обращаются со своим автомобилем и другими личными вещами, или по их внешнему виду. Потренируйтесь на коллегах по работе. Попросите кого-нибудь оценить так вас самих. Если бизнес позволяет, попробуйте на основе подобного анализа принять решение о сотрудничестве с потенциальным деловым партнером.

2. Обоснуйте, почему в вашем городе выгодно вкладывать деньги в недвижимость. Напишите об этом статью.

3. Обоснуйте, почему в вашем городе ни в коем случае нельзя вкладывать деньги в недвижимость. Напишите об этом статью.

4. Напишите максимально красивый и сложный проект развития городской среды в вашем городе. Сходите с ним в районную или городскую администрацию. По итогам беседы, перепишите проект в соответствии с выдвинутыми требованиями.

5. Внимательно посмотрите художественный кинофильм «Брат-2». Постарайтесь доходчиво ответить на вопрос «В чем сила, брат ».

6. Сталкиваясь с любой проблемой, останавливайтесь и спрашивайте: «Что, конкретно, происходит » Попытайтесь жить, используя категорию «конкретно», пару недель.

7. Объясните доступным образом, о чем эта книга и зачем вы ее читаете.

Отличия между обыденным и научным мышлением

Джон Сконози вместе со своим соавтором выпустили в 1994 году учебник «Essentials of Research Methods in Psychology», где представили сравнительные таблицы свойств обыденного и научного мышления:  

Параметры

Познание

Обыденное

Научное

В целом

Интуитивное

Эмпирическое

Наблюдения

Случайные, неконтролируемые

Систематические, контролируемые

Свидетельства

Субъективные, при­страстные

Объективные, непристрастные

Понятия

Смутные, с избыточ­ными значениями

Ясные, выделена их специфика и состав

Инструменты

Неточные, неопреде­лённые

Точные, определённые

Измерения

Невалидные, ненадёж­ные

Валидные, надёжные

Гипотезы

Нетестируемые

Тестируемые

Установки

Некритические, соглашательские

Критические, скептические

Можно выделить и другие параметры, по которым обыденное познание отличается от научного.

Так, предметом наблюдения обыденного познания служат, как правило, отдельные явления (события) в целом; научное познание выделяет в явлении (событии) отдельные признаки и свойства. Обыденное познание ориентировано на оценку конкретных людей по особенностям их поведения, личности, взглядов; научное познание изучает явления (события) по тому, как они выражены у разных людей.

Обыденному познанию присуща субъективность в подборе фактов: искусственно подбираются лишь те факты, которые подтверждают имплицитную «теорию»; противоречащие свидетельства недооцениваются и отбрасываются. Обобщения при обыденном познании безграничны; они имеют тенденцию к глобализации. Научные обобщения обязательно ограничены — генеральной совокупностью, законом, причинным отношением, конкретными явлениями, переменными и т.п. Как и научное, обыденное познание исходит из некой теории. Обыденные теории имплицитны и избыточно абстрактны; их невозможно фальсифицировать; конкретная сфера их действия не обозначена, их объяснения носят всеобщий характер. Научные теории эксплицитны; они основаны на эмпирических данных, поддаются фальсификации, имеют определённую (а не любую) сферу действия; их объяснения распространяются на эту сферу и ограничены этой сферой. Выводы обыденного познания основаны на частных случаях и ситуациях из индивидуального опыта и/или из опыта референтных лиц и групп. Обыденные выводы практически не имеют каких-либо отчётливых (обоснованных) ограничений. Предсказания являются всеобщими и неконкретными. В противоположность обыденным, научные выводы имеют вероятностный характер. Основанием для научных выводов служат эмпирические данные, полученные на выборке и распространённые на генеральную совокупность. Выводы ограничены определёнными условиями. Предсказания конкретны и распространяются на определённую область явлений.

Эти характеристики обыденного и научного познания сведены в новую таблицу: 

Параметры

Познание

Обыденное

Научное

Предмет наблюдения

Отдельные явления (события) в целом

Отдельные признаки, присущие нескольким явлениям (событиям)

 

Люди — явления

Оценки людей по особенностям их по­ведения, личности, взглядов

Изучение явлений (событий) по тому, как они выражены у разных людей

Подбор фактов

Субъективность: факты, подтверждающие «теорию», подбираются искусственно, противоречащие свидетельства отбрасываются

Учитываются факты и в пользу теории, и против неё

Обобщения

Не имеют ограничений, избыточно абстрактны

Ограничены генераль­ной совокупностью, законом, причинным отношением, определёнными явлениями, определёнными переменными и т. п.

Теории

Имплицитные, абстрактные, глобальные, нефальсифицируемые, не ограничены конкретной сферой действия, объяснения имеют всеобщий характер

Эксплицитные, основаны на эмпирических данных, поддаются фальсификации, имеют определённую сферу действия; объяснения распространяются только на эту сферу

Выводы

Основаны на частных случаях и являются случайными

Имеют вероятностный характер

Основания для выводов

Отдельные случаи и ситуации из индивидуального опыта и/или из опыта референтных лиц и групп

Эмпирические данные, полученные на выборке и распространенные на генеральную совокупность

 

Сфера действия выводов

Практически не имеют отчётливых (обоснованных) границ

Ограничены определёнными сферой и условиями

 

Предсказания

Всеобщие и неконкретные

Конкретные и распространяются на определённую область явлений

Цитируется по: Дорфман Л.Я., Методологические основы эмпирической психологии, М., «Смысл», 2005 г., с. 133-136. Цитата предоставлена Викентьевым И.Л.

Обыденное мышление — Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 1

Обыденное мышление

Cтраница 1

Обыденное мышление основывается на отрывочных и, как правило, односторонних сведениях об экономике, что естественно для ограниченного кругозора одного человека. Не зная всех сторон и подлинных масштабов хозяйственных процессов, можно легко придать имеющимся сведениям всеобщий характер. Таким образом допускается ошибка, когда часть какого-то явления, вещи воспринимается как целое или случайное явление — как постоянное событие. Например, тот, кто купил акции обанкротившейся фирмы, может убеждать других в том, что не следует доверять акционерным обществам.  [1]

Обыденное мышление специалистов-практиков достаточно часто сводит все характерные особенности трещинных коллекторов к продуктивным карбонатам и / или нетипичным объектам наподобие толщ кремнисто-глинистого состава. В действительности трещиноватость не в меньшей мере свойственна и коллекторам, традиционно относимым в разряд нормальных: песчаникам и алевролитам. В качестве примера рассматриваются песчаники среднекембрийского возраста, регионально нефтеносные на месторождениях Литвы.  [3]

Особенностью обыденного мышления является его субъективный характер, ибо в нем проявляется индивидуальная психология. Столь узкое осознание хозяйственной действительности не способно предотвратить ошибки и заблуждения, порождаемые слабой осведомленностью человека в экономике, незнанием способов научно обоснованного хозяйствования.  [5]

В обыденном мышлении события хозяйственной жизни отражаются поверхностно, так, как их можно непосредственно созерцать. Допустим, покупатель заметил на рынке, что цена товара во многом зависит от изменения спроса покупателей и предложения продавцов. Однако на каком уровне установится цена, если спрос и предложение уравновесятся.  [6]

Действительно, обыденное мышление способно подметить и обобщить многие типичные черты хозяйствования. Именно так возникают ориентиры, правила хозяйственной деятельности.  [8]

Анализ свойств обыденного мышления и деятельности явился, пожалуй, самым значительным достижением феноменологически ориентированной социологии Шюца. Он показал и доказал, что наиболее полно и последовательно человеческая субъективность реализуется в мире повседневности.  [9]

Обычная психология и обыденное мышление различают в чувстве три момента.  [10]

Спрашивается: может ли обыденное мышление дать верное представление об экономике общества.  [11]

На практике, в обыденном мышлении экономическое стимулирование нередко отождествляется лишь с заинтересованностью. Такой подход слишком узок, он ведет к недооценке огромной роли экономической ответственности за качество и эффективность, столь важной в деле совершенствования хозяйственного механизма.  [12]

С познанием экзогенной совокупности отношений непосредственно связано обыденное мышление, а с углубленным исследованием эндогенной подсистемы — только научное познание.  [13]

Неустойчивость вопреки обыденному мышлению не есть некая неприятность.  [14]

Особые затруднения у студентов и даже соискателей ученых степеней вызывает необходимость выделения во введении предмета и объекта исследования. Часто в обыденном мышлении мы отождествляем эти понятия.  [15]

Страницы:      1    2

Что такое критическое мышление? :: РБК Тренды

Критическое мышление — это система суждений, которую применяют для анализа вещей и информации, интерпретации явлений, оценки событий, а также для последующего составления объективных выводов.

Легко ли вам определять связи между идеями, замечать нестыковки в аргументации собеседника? Если да — поздравляем: вы обладаете критическим мышлением. Что это такое и при чем здесь ГЛОБУС, рассказывает Никита Непряхин.

Автор — Никита Непряхин, глава Школы критического мышления, соавтор книги «Критическое мышление», автор монографий на тему психологии, ораторского искусства и саморазвития. Лауреат премии Trainings как лучший бизнес-тренер России 2013 года.

1. В чем суть критического мышления?

Критическое мышление — это важный soft skill. Человек с развитым критическим мышлением обладает целым набором навыков — это наблюдательность и умение обосновать свою точку зрения, сосредоточенность на изучении информации и способность применять аналитические навыки в самых разных ситуациях.

2. Где может пригодиться критическое мышление?

Везде. Это не преувеличение: умение критически мыслить может пригодиться в любой сфере нашей жизни — как детям и подросткам, так и взрослым.

Человек, который обладает критическим мышлением, способен:

  • понимать логические и причинно-следственные связи между разными идеями и понятиями;
  • быстро анализировать суждения окружающих и оценивать их;
  • грамотно конструировать собственные аргументы и доносить их до окружающих;
  • замечать нестыковки, несоответствия и обыденные ошибки в логике и аргументации;
  • отмечать важность и релевантность идей общему контексту;
  • рефлексивно оценивать собственные мнения и верования.

3. Что такое ГЛОБУС?

Чтобы подробнее ответить на вопрос «как это — думать критично?», я разработал систему из шести требований [1].

Чтобы было проще их запомнить, была сформулирована простая аббревиатура — ГЛОБУС, где каждая буква раскрывает конкретный аспект понятия.

Г — гибкое мышление

Этот критерий — один из ключевых. Мир меняется с невероятной скоростью, поэтому, чтобы адаптироваться абсолютно к любым условиям, вместе с ним должны меняться и мы.

Это означает способность «жонглировать» разными вариантами действий, выходя за привычные рамки. Это умение не только быстро искать новые стратегии, но и пересматривать свои решения, отказываться от старых взглядов, если они оказались неправильными. Человек, обладающий гибким мышлением, видит ситуацию не однополярно, и даже если у него что-то не получилось, он не опускает руки, так как всегда есть другая альтернатива.

Негибкий человек — заложник своих установок и стереотипов. Он бескомпромиссен, категоричен и несговорчив. Только гибкость мышления, характера и поведения помогает избежать ненужных конфликтов и лишнего стресса.

Л — логичное изложение

Обычно, говоря о логике, мы имеем в виду способность разумно рассуждать, абстрагироваться, анализировать, делать обоснованные умозаключения и поступать последовательно.

Критическое мышление и логика — как сиамские близнецы: невозможно представить критически мыслящего человека, не способного разбираться, например, в причинно-следственных связях. Однако любая логичность бессильна сама по себе. Она будет торжествовать только при наличии других критериев.

О — обоснованные суждения

Тесно связанный с предыдущим критерием третий пункт. Критическое мышление невозможно без убедительной аргументации. Доказывая какую-либо позицию, критически мыслящий человек никогда не скажет: «Да я тебе говорю!», «Поверь мне!», «Я сказал, и точка!», «Да это и дураку понятно!». Требуя от других логичных и доказанных аргументов, он и сам никогда не скатится к голословным заявлениям.

Любой тезис он не будет воспринимать на веру без адекватной доказательной базы: подтвержденных фактов, статистических данных, основательных научных исследований, ссылок на конкретный опыт.

Б — беспристрастный подход

Это значит не подгонять логику под свои эгоистичные желания, стремиться к справедливости, быть способным контролировать свои эмоции и спокойно воспринимать действительность. Мыслить как бы от третьего лица своеобразного третейского судьи.

Пожалуй, это один из самых сложных критериев. Беспристрастным быть сложно, ведь в нашей голове много сформированных ментальных программ, внушений, верований и установок. А наше эго, порой, корыстно влияет на мысли и поступки. Чтобы этого избежать, нужно чаще задавать себе вопросы: «А не говорит ли во мне субъективное отношение?», «Нет ли в этом решении моей личной заинтересованности?», «Что бы сделал человек со стороны?» и так далее.

Абсолютной беспристрастности добиться невозможно, но стремиться к этому должен каждый.

У — упорядоченные мысли

Мыслить критически — значит мыслить упорядоченно, системно, последовательно, организованно. Это требует наведения порядка в своих мыслях. В зрелом и крепком разуме не может быть хаоса, взбалмошных, сумбурных мыслей: они рождают беспорядочную речь, затем следуют бессистемные решения, что в конечном итоге приводит к неорганизованной жизни.

Гармония может родиться только в порядке. Человек, который мыслит упорядоченно, принимает последовательные решения, системно оценивает информацию, виртуозно владеет анализом и синтезом. Его сложно запутать или сбить с четкой смысловой линии.

С — самостоятельное мышление

Критически мыслящий человек — это самостоятельно мыслящий человек. Конечно, мы можем прислушиваться к мнению окружающих, главное, чтобы это было осознанное решение. Самостоятельно мыслить нужно не вопреки, для кого-то, демонстрации взрослости и того, насколько вы оригинальны. Это нужно делать для самих себя. Иначе думать и делать выбор за вас будут другие.

Но полной автономии быть не может, это уже изоляция. Мы не Робинзоны Крузо на необитаемом острове, мы — социальные существа, взаимодействующие друг с другом и живущие в едином инфополе по особым правилам. Перефразируя известное выражение, можно сказать, что наша самостоятельность заканчивается там, где начинается самостоятельность другого.

4. Как применять критическое мышление?

Существует много способов. Профессор Саманта Агус в видеоуроке для TED-Ed предлагает пятиступенчатый подход.

  • Сформулируйте проблему. Например, вам предлагается опробовать диету, обещающую результат через две недели. Определение личной цели — сбросить вес, улучшить питание — облегчит критическую оценку этой информации и соотношение со своими потребностями.

  • Соберите информацию. Можно спросить совета у экспертов. Это поможет оценить все альтернативы.

  • Используйте информацию. Задайте себе ряд критических вопросов: «Чем я руководствуюсь в этой ситуации?», «Считаю ли я, что мне говорят правду?», «Звучит ли моя интерпретация информации осмысленной?», «Какая предстоит ответственность?».

  • Подумайте о последствиях. Допустим, кандидат во время предвыборной гонки обещает снизить стоимость бензина на заправках. Звучит отлично, но как насчет долгосрочного воздействия на окружающую среду? Всегда стоит задумываться о влиянии тех или иных решений на дальнейшие события.

  • Изучите другие точки зрения. Это поможет увидеть варианты, оценить свой выбор и принять взвешенное решение.

Как развивать критическое мышление

Научиться критическому мышлению сразу не получится. Это как изучение иностранного языка — сначала все кажется сложным и непонятным, но когда понимаешь логику, становится проще.

Чтобы развить критическое мышление, отрабатывайте навык на конкретных кейсах. Поставьте под сомнения тезисы и аргументы этой статьи, проверьте ссылки на исследования или компетентность экспертов. Затем — научитесь работать с инструментами критического мышления:

  • пользоваться методиками проверки информации;
  • учитывать когнитивные искажения;
  • не попадаться на ошибки аргументации;
  • выходить из информационных пузырей.

Виктор Мутьев, кандидат педагогических наук, доцент кафедры медиалогии и литературы, начальник отдела научных и творческих программ СПбГИК:

«Чтобы выучить иностранный язык, нас максимально погружают в языковую среду. Например, с играми освоение языка кажется увлекательным приключением, а не тяжким трудом.

С методиками критического мышления более выигрышная ситуация — мы уже погружены в среду, в которой крайне важно их применять. Остается сделать второй шаг — придумать собственный алгоритм развития навыков критического мышления. Это могут быть микроисследования с поиском первоисточников или игры на поиск большего числа эвфемизмов в политических текстах и жаргонизмов в новостных телепередачах.

Ваша задача — брать один аспект или прием критического мышления и работать с ним в разных контекстах, пытаясь понять все его возможности».

Одна из базовых методик проверки информации — «5W+H». Это система вопросов, которые следует задавать ко всей входящей информации. В короткой версии они выглядят так:

  • What? — что произошло?
  • Why? — почему это произошло?
  • Who? — кто об этом сообщил?
  • Where? — где это случилось?
  • When? — когда произошло?
  • How? — как это произошло?

Чтобы проверить подлинность новости, попробуйте найти ответы на эти шесть вопросов. Если они вас устроят, скорее всего, журналист честен, а информация правдива.

Критическое мышление входит в десятку самых важных и востребованных навыков к 2025 году по данным Всемирного экономического форума [2]. Чтобы решать сложные этические, экономические и экологические проблемы в будущем, нужно учиться работать с информацией и собственным мышлением уже сейчас.

При этом критическое мышление — не панацея. Не универсальное средство борьбы против фейковых новостей, дезинформации и ошибок аргументации. Критическое мышление создает основу для рефлексии, которая поможет справиться с неопределенностью в будущем.

Еще больше информации — в подкасте РБК Тренды о развитии критического мышления. Гость эфира — Тарас Пащенко, соавтор книги «Критическое мышление. Железная логика на все случаи жизни».

Концептуальное мышление | Мастер Концепт

С.П.Никаноров

“Основная установка концептуального мышления — полная свобода от господствующих представлений. Это не значит, что концептуальное мышление стремится заменить собой обыденное, специально-научное и философское мышление, оно только рассматривает эти типы мышления и их продукты как ограничения для решения своих собственных задач. Оно стремится к прямому пониманию проблем, а не опосредованному чуждыми проблемам представлениям. Опыт использования концептуального мышления создает мощную интуицию, которая в конкретных ситуациях сразу же указывает путь понимания проблем…”

То, что здесь мы будем называть «концептуальным мышлением», представляет собой разновидность принудительного, нормативного мышления, имеющего существенно инструментальный и технологический характер.

Оно отличается от обыденного мышления тем что обыденное мышление «происходит», т.е. его процесс волевым актом не устанавливается, а концептуальное мышление «включается» субъектом тогда и в такой форме, в какой в этот момент необходимо.

Оно отличается от «научного» мышления тем, что оно претендует на универсальность и не может следовать познавательным нормативам данной научной дисциплины.

Оно отличается от философского мышления тем, что оно конструктивно, всецело ориентировано на получение практически или теоретически значимых результатов.

Как собственно мышление, т.е. интеллектуальные процессы (творческие и формальные), так и психология мышления, т.е. ценностные отношения и их динамика, при концептуализации предметных областей принципиально отличаются от обычного мышления и обычной психологии специалистов-предметников. Различие в мышлении заключено в том, что мышление специалиста-предметника является непроизвольной поведенческой реакцией на ту или иную профессиональную ситуацию, которая почти полностью основана на предыдущем опыте и интуиции и не сопровождается рефлексивным контролем и оценкой. Напротив, мышление при концептуализация складывается из отдельных актов, каждый из которых выбирается и дисциплинированно выполняется. Подобным образом существует различие ценностей интеллектуального процесса в каждом из этих случаев. Для предметника ценностью является истинность его профессионального суждения, а при концептуализации — способ, каким получается профессиональное суждение. Одна из важных особенностей концептуального мышления заключена в разнообразии и конкретности форм мышления, отвечающих специфике сложных предметных областей, и особенностям исследовательской ситуации.

Первоначальным стимулом для разработки приемов концептуального мышления служила необходимость теоретизации предметных областей при проектировании систем организационного управления. Именно трудность конструктивного познания и последующей разработки процедур управления фрагментами предметных областей вызывала необходимость развития технологии концептуального мышления и обеспечивающих его операциональных средств.

Концептуальное мышление отражает момент исторического развития и возникло как следствие междисциплинарности, сложности и новизны областей, где недисциплинированное и узкодисциплинированное мышление оказывались недостаточными. Оно может рассматриваться как результат осознания развития системотехники, системного анализа, теории систем и системного подхода. Оно наследует некоторые парадигмы диалектической методологии и опыт создания метадисциплин (металогики, метаматематики). Его основой является отделеление «мышления о мышлении» от самого мышления.

Концептуальное мышление имеет характер культуры, а не индивидуального достижения отдельного лица. Как и всякую культуру, его можно передавать, распространять и осваивать, и его можно совершенствовать. Восьмилетний опыт базовой кафедры прикладных концептуальных методов МФТИ показывает, что ему можно обучать. Ему можно придавать как общедоступные формы, так и высокопрофессиональные, доступные единицам.

Основная установка концептуального мышления — полная свобода от господствующих представлений. Это не значит, что концептуальное мышление стремится заменить собой обыденное, специально-научное и философское мышление, оно только рассматривает эти типы мышления и их продукты как ограничения для решения своих собственных задач. Оно стремится к прямому пониманию проблем, а не опосредованному чуждыми проблемам представлениям. Опыт использования концептуального мышления создает мощную интуицию, которая в конкретных ситуациях сразу же указывает путь понимания проблем.

Введенное в действие концептуальное мышление игнорирует языковый уровень — слова, выражения и тексты — не столько потому, что они обладают омонимией и синонимией, а потому, что в них закреплены неадекватные смыслы и отсутствуют средства его контроля. В противоположность языковой практике, состоящей в том, что идут от слова к смыслу, в концептуальном мышлении идут от определяемых независимо от слов понятий предметной области, для обозначения которой иногда используются в новом или уточненном смысле старые слова, либо, чаще, создаются неологизмы. Поэтому при концептуализации возникают языковые средства, частично или полностью независимые от сложившейся предметной терминологии [26].

Эффективность концептуального мышления обеспечивается его инструментальным характером. Его арсеналы наполнены массой стандартных понятийных «изделий», имеющих статус концептуальных стандартов, называемых «конструктами», пригодных в самых различных областях, а также множеством готовых к употреблению технологий обработки понятий [27]. Стоящий перед лицом проблемы исследователь имеет обширное интеллектуальное вооружение. Понимание познавательной ситуации в данной области возникает у него и считанные минуты, часы, редко — дни. Он знает, что «все проблемы одинаковы». Приступая к работе, он, прежде всего, стремится «овладеть содержанием», т.е. встать вровень с профессионалом этой области. Но при этом он сохраняет полностью независимый взгляд на существо проблем. С опытом приходит кругозор и вывод, что нельзя понимать что-то. Либо ты понимаешь все, либо ничего. Имея перед собой полную картину, он в состоянии установить границу практической целесообразности проводимого им исследования или предлагаемого решения и меру своей личной ответственности.

Концептуальное мышление используется в различных формах, различающихся степенью жесткости и операциональности. Наименее жесткой является форма концептуального мышления, при которой на первый план выступает образ того или иного класса систем, а его словесному выражению не придается значения. Эта форма весьма полезна при первоначальном знакомстве с предметной областью и сушествующими в ней проблемами.

Более жесткой является форма, в которой дается интенсиональное определение интересующему понятию в предметной области или всей предметной области. Признаки, входящие в такое определение, называются атрибутами определяемого понятия, если они удовлетворяют требованию: исключение одного (любого) признака приводит к разрушению определения, добавление одного признака приводит к образованию вида по данному в определении рода. Эта форма определения, называемая атрибутивной, полезна при первоначальной структуризации сложных предметных областей.

Следующее ужесточение концептуальным мышления достигается путем перехода к эксплицитным формам мышления. Под «экспликацией» понимается представление атрибутивного описания предметной области в терминах какого-либо математического аппарата, но в теоретико-системной литературе чаще всего используется язык теории множеств. Переход на теоретико-множественный язык обычно сопровождается использованием формы аксиоматической теории, позволяющей разделить полагаемые предположения о предметной области («неопределяемые понятия» или «ядро теории») от выводного знания («производных понятий» или «термов», совокупность которых образует «тело теории»). Экстенсионализация (т.е. описание предметной области в терминах разнообразий и их отношений) является мощным средством изучения эффектов, возникающих в предметной области (что в ней может быть, а что — не может). Совокупности эффектов образуют «экстиенсиональные миры», дающие ясное представление о предметной области. Экстенсионализация весьма полезна при исследовании относительно простых, слабо меняющихся и достаточно хорошо изученных предметных областей.

Следующий шаг усиления концептуального мышления обеспечивается приданием операциональности предметам. Становится возможным их «складывать», что позволяет строить сложные, подвергаемые изменениям описания предметных областей. Это достигается путем представления теоретико-множественных выражений в стандартной математической форме теории структур [28]. При этом роды структур становятся операндами, над которыми можно совершать разнообразные операции, в частности, объединение родов структур, называемое «синтезом», отражающее наделение предметной области взаимодействующими аспектами. Единицей мышления становится схема синтеза терминальной теории из базисных. Синтез теорий можно рассматривать как формальный аналог классического метода восхождения от абстрактного к конкретному. Сочетание управления синтезом терминальной теории путем изменения базисных теорий с контролируемым развитием термов (тела теории) дает мощные средства понимания и описания крупномасштабных, сложных, динамично изменяющихся, плохо изученных предметных областей.

Если интересуют не единичные изменения в предметных областях, а последовательности их более или менее глубоких преобразований («развитие»), то единицей мышления становится граф типа конъюнктивной или дизъюнктивной сети, вершины которой соответствуют ступеням шкалы множеств — основным разнообразиям предметной области. Мышление происходит в терминах подшкал и их отношений, переходов от одной шкалы к другой и т.п. Манипулирование фрагментами шкалы множеств может рассматриваться формальный аналог процесса выбора «начала» для восхождения.

Перечисленные формы мышления обычно не реализуются в чистом виде, реально процесс концептуализации сложен по составу и форме. Некоторые из форм мышления могут содержать в себе в снятом виде другие, менее развитые формы. При работе с простыми предметными областями при достаточном навыке может реализовываться «сразу» экстенсиональное и даже родоструктурное мышление. В сложных предметных областях каждый переход на более высокий уровень мышления является ощутимым достижением и требует специальных усилий.

Никаноров С.П., Концептуальные методы исследования предметных областей

из книги: Иванов А.Ю., Масленников Е.В., Никаноров М.С., Никаноров С.П. ГЕНЕЗОЛОГИЯ ПСИХОСФЕРЫ. Опыт создания прототипа теоретической психологии, удовлетворяющий современным критериям личности./ Под ред. С. П. Никанорова. – М.: Концепт, 2001. – 621 с.

    Метки: Мышление, Спартак Петрович Никаноров     

Философия и обыденное сознание | Философский штурм

Систематизация и связи

Основания философии

Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

Философия и обыденное сознание

1. Обычный здравый смысл.
  Но что значит — начать философию сначала? С чего вообще должно начинаться философствование? В обычной жизни человек не нуждается в философии. В привычных жизненных обстоятельствах он руководствуется обыкновенным здравым смыслом или, хотя бы, некоторыми его зачатками. При этом его практический ум ставит перед собой текущие задачи и решает их, исходя из своего жизненного опыта, а также опыта других людей. Философии здесь неоткуда взяться, поэтому мышление среднестатистического индивида, ориентированного на немедленный практический результат, вряд ли можно назвать философским. Хотя, рассуждающие о мышлении обычно не проводят такого различия, по соображениям чисто медицинской этики объединяя всех индивидов в одну категорию разумных, мыслящих подопытных существ.
  Ясное дело, болеют все, как философствующие, так и те, кто о существовании философии не имеет никакого представления. Но философствование — не столько способность к размышлению в его статистическом выражении, сколько умение эффективно распорядиться такой способностью, что может проявляться во многих областях человеческой жизнедеятельности помимо самой философии. Нужда для человека в таком умении возникает, хоть и редко, но в самые драматические моменты его жизни, и об этом забывают сами философы, изучая большей частью не осознающие себя повороты мышления, а статистику уподобления друг другу опытных актов сознания, генерирующих банальные школьные мысли, не подрывающие основ государства и самой почтенной философской традиции. Каким образом такие исследования могут выявить переход обыденного сознания от следования мысленным шаблонам в решении повседневных задач к собственно заинтересованности философией, непонятно.
  По сути дела, до самой философии не может существовать никакого зрелого мышления, а только некая ограниченная интеллектуальная практика по истолкованию жизненного опыта и применению его результатов опять же в процессе человеческой жизнедеятельности. Во многих случаях такую практику перманентного переосмысления фактов может осуществлять и компьютер, машина, которая руководствуется заложенными в неё алгоритмами. В этом нет ничего мистического, как нет ничего, что было бы достойно для изучения философией. Все компоненты мышления среднестатистического индивида вполне могут быть с успехом изучены частными науками. В этом есть свой положительный момент.
  Приобщение к коллективному опыту человечества широких масс населения через образование составляет основу стабильности социальных структур и постепенное, без лишних потрясений их развитие. Именно поэтому в рамках тоталитарных социальных систем, функционирующих исключительно на принципах исповедования идеологических шаблонов, усредняющих и направляющих человеческие реакции, любая инициатива в поведении человека в сторону слома этих шаблонов становиться неприемлемой и наказуемой самым жестоким образом. Такая логика вполне применима и в обществе, где уже сама инициатива в любых её проявлениях является шаблоном и не терпит никаких посторонних ограничений. Любое посягательство на свободу частной инициативы, особенно мнимое, выдуманное наиболее активной и беспринципной прослойкой социальной системы голого индивидуализма, также будет караться несмотря ни на какие реальные доказательства противного.
  Если философия не может появиться в среде, где отсутствует хоть какая-то необходимость преодоления стандартов мышления, следовательно, явное отступление от стандартов и будет той почвой, на которой только философия и может произрасти, а поиск предмета философии будет связан именно с таким мышлением, оригинальность которого становится очевидной. Другое дело, что критерии оригинальности мышления могут быть только стандартными, общепринятыми, а других и не существует. Может даже показаться, что именно мышление, выбивающееся из тесных рамок обыденности и предсказуемости, и есть искомый предмет философии. Однако такой феномен присущ исключительно индивидам, скромно отрицающим его в себе и благородно наделяющим этой способностью всех остальных и даже тех, кто такого дара не достоин.
  Оригинальность, нестандартность мышления — как канат, который умные и дураки могут тягать друг у друга до бесконечности. Уже из этого простого факта следует, что мышление не может быть предметом философии, как считают многие современные философы. «Я мыслю» — далеко не очевидное умозаключение. Горизонт «эго» и притянутой к нему волевым усилием предположительной способности мыслить, тем более способности осознавать саму эту способность может провалиться в туман неизвестности, если вдруг окажется, что само «я» человека есть лишь фикция, грубое и бездушное приложение к пулемёту или полевой гаубице, механизм подачи боеприпасов, которым это оружие управляет. Именно такое сценическое действо в настоящее время и происходит во многих частях мира. Причём усилия миротворцев и посредников в большинстве случаев не ослабляют напряжённости, а наоборот — усугубляют, потому что поставлены шпионить за одной из сторон того или иного конфликта, а значит — продолжают подпитывать взаимную ненависть. Впрочем, война, противостояние, конкуренция — вполне съедобная интеллектуальная пища для журналистов, политологов и специалистов в области исторических наук. И мышление здесь ни при чём.

2. Гегелевская потребность.
  Мышление не мировая константа и не бактерия под микроскопом пытливого исследователя. Стремление философии описать и зафиксировать мышление в рамках неких жёстких правил приводит к утрате его философской универсальности и делает его применимым, пригодным исключительно в пределах ограниченной сферы человеческого знания, а также неспособным выйти за эти пределы. Но в этом и проявляется главная особенность мышления обычного человека, которое не предназначено для целей получения нового знания, но только для освоения уже имеющегося человеческого опыта, где предмет рассмотрения задан заранее устоявшейся традицией, а мышление служит в качестве экзоскелета для стихийной младенческой интуиции, которая чаще всего таковой и остаётся, если не прикладывает никаких усилий для своего развития.
   Именно из опыта обыденного сознания вырастают частные науки, которые служат практическим целям человека и потому не противопоставлены ему, не претендуют на преобразование мышления среднестатистического индивида в отражение заоблачного абсолютного духа. Гегель недвумысленно высказался о разнице между тем, с чего должна начинаться философия, и началом частных наук — «Ни в какой другой науке не чувствуется столь сильно потребность начинать с самой сути дела, без предварительных размышлений, как в науке логики. В каждой другой науке рассматриваемый ею предмет и научный метод различаются между собой; равным образом и содержание [этих наук] не начинает абсолютно с самого начала, а зависит от других понятий и связано с окружающим его иным материалом.» (Гегель, «Наука логики», Введение) «Логика же, напротив, не может брать в качестве предпосылки ни одной из этих форм рефлексии или правил и законов мышления, ибо сами они составляют часть ее содержания и сначала должны получить свое обоснование внутри нее.» (Гегель, «Наука логики», Введение) Хотя Гегель говорит здесь о логике, а не о философии, он имеет в виду именно логику философии, момент одновременного возникновения философии и её особенной логики, то есть начало такой логики, которую лично он, Гегель противопоставил в качестве революционной альтернативы логике прежней, существовавшей в его время и до него самого.

3. Неуверенность как начало.
  О чём здесь говорит Гегель? Он достаточно чётко проводит различие между частными науками и логикой, которая представляется ему в качестве эссенции, сущности философии. Для Гегеля в науках существует разделение предмета и метода, формы и содержания понятий, причём содержание науки берут вне себя. Это означает, что понятия частных наук получают своё содержание не из размышления о самих этих понятиях, а из уже готового повседневного опыта обычных людей. При этом инструментом, гносеологическим методом обработки этого опыта для любой науки является логика обыденного сознания, устанавливающая законы мышления не только для самой себя, но и для всех других наук. Именно поэтому собственно философская логика не может, по Гегелю, брать эти законы в качестве предпосылки в процессе рассмотрения самой себя, как это делают частные науки, которые постулируют свои собственные предметы с помощью привычной, общепринятой логики и обращения к очевидности, но вынуждена начинать с нуля, с некоторой изначальной неуверенности, развёртывая обоснование законов мышления как своё собственное, где метод логики есть, по Гегелю, также и её предмет, а содержание понятий логики есть сами эти понятия и их переходы, трансформации друг в друга.
  Таким образом, в случае философии мышление само не может быть положено раньше предмета философии, так как для неё процесс мышления не есть какая-то сторонняя частнонаучная практика, где все правила уже окончательно определены и служат объективным методом рассмотрения, критерием нахождения некой локальной научной истины. Мышление должно само быть исследовано и развёрнуто в процессе рассмотрения предмета философии, иначе это будет уже не философия, а её историческое изложение, разговор о путях и способах получения правил философствования в их исторической ретроспективе.  Недаром Гегель настаивает: — «И точно так же ее предмет [логики], мышление или, говоря определеннее, мышление, постигающее в понятиях, рассматривается по существу внутри нее [науки логики]; понятие этого мышления образуется в ходе ее развертывания и, стало быть, не может быть предпослано. « (Гегель, «Наука логики», Введение) Трудно не согласиться с последним, с тем, что понятие мышления не может быть предпослано рассмотрению, но первое в этом заявлении есть всё же намеренная предпосылка и догматическое обоснование всего последующего логического рассмотрения, так как без понятия мышления философия не способна постигать в понятиях. Как вообще может мышление быть предметом философской логики, если его ещё не существует до самого рассмотрения, никакого к нему направления и намёка, если ещё нечего постулировать, кроме некой грубой болванки обыденного сознания да пафосных самонадеянных деклараций классиков философии. Мышление, нуждающееся в развёртывании, не может быть очевидным феноменом, но только весьма шаткой неординарной гипотезой.
  О мышлении как предмете логики Гегель может говорить только с позиций психолога, дающего советы отчаянно нуждающимся в поддержке своей, якобы, разумности на фоне депрессии, обусловленной неблагоприятными жизненными обстоятельствами и различными комплексами собственной неполноценности. Клиент может сомневаться в чём угодно, только не в собственной способности мыслить как последней соломинке, за которую хватается утопающий. Однако лучше о мышлении совсем не знать, чем в нём постоянно сомневаться. Впрочем, кто знает, может быть, в конце исследования именно мышление сможет стать предметом логики как основного раздела философии. Ведь как сказал сам Гегель — «Главное для науки не столько то, что началом служит нечто исключительно непосредственное, а то, что вся наука в целом есть в самом себе круговорот, в котором первое становится также и последним, а последнее — также и первым». (Гегель, «Наука логики», УЧЕНИЕ О БЫТИИ) Поэтому, уж если идти до конца, то надо принимать как факт, что и предмет логики должен только ещё быть найден, а не положен заранее, пусть даже в качестве следования некой уважаемой философской традиции, потому что может обнаружиться, что эта традиция безнадёжно страдает старческими болезнями и не отвечает современным философским стандартам.
  Разумному существу, каким себя склонен видеть горделивый и самодостаточный философ, хотелось бы верить, что мышление для человека есть мощнейшая и исключительная способность, выделяющая его из мира не только камней, вирусов и животных, но и всякого рода малосознательных человеческих существ — типа, душевнобольных, сектантов и преступников. Однако, если бы он ещё немного поднатужился в обладании своей разумностью, то смог бы признать, что способность мыслить есть также источник самых диких заблуждений и предрассудков, скопище неприязни и даже ненависти к своим оппонентам, менее способным к овладению приёмами демагогии и софистики. Разумному существу есть чем гордиться, такое звание ему присваивается извне на уроке в школе. Но существу мыслящему и мыслящему саму мысль гордиться особо нечем. Сомнение в том, что его мысль большей частью и не мысль вовсе, а скорее некое неприкаянное странствование воображения в параллельных мирах, сильно девальвирует в его глазах ценность собственного мышления, а значит — превращает само философствование из радости, наполненной открытиями, в мучительное и тщетное занятие по постоянной переоценке ценностей.

4. Творение философии с нуля.
  Конечно, существуют традиции философствования, освящённые именами знаменитых и весьма красноречивых философов, прославивших философию своими титаническими трудами. Но главная трудность философии и, в то же время, её отличительная черта заключается в том, что философские системы творят не коллективы, не академии, а конкретные люди, со своими слабостями и заблуждениями, а академии, в свою очередь, эти заблуждения повторяют и культивируют. Поэтому рассмотрение предмета философии должно быть адекватным развёртыванию самой философии, её творению с нуля, из ничего и наполняться позитивным содержанием в процессе самого философствования. Также и мышление должно составлять неотъемлемую сторону такого процесса развёртывания предмета философии, постепенно проявляя себя, реализуя свою сущность по глубинным законам реальности, а не слепо следуя уже кем-то придуманным инструкциям.
  Недаром такая постановка вопроса о начале философии и собственно философствования вызывает шок и яростное противодействие у тех, кто позиционирует себя как часть философского исторического процесса и как всего лишь инструмент в развитии уже наработанных предшественниками философских идей. Для них необходимость опираться на мнения авторитетов есть святая обязанность и долг каждого философа. Однако с такой позицией можно согласиться только лишь в плане уяснения, где кончается человеческий интеллект и начинается потолок, его ограничивающий. Без обращения к философской классике это было бы очень трудно сделать. Философу важно понять не только то, как надо философствовать, но ещё важнее получить представление о том, как философствовать не надо, какие логические линии в какие интеллектуальные тупики философа заводят. В дремучий лес интеллекта и его суррогатов легко забраться, но выйти из него сможет не всякий. Мышление, не обращённое на себя, девственно чисто, но стоит человеку попытаться помыслить то, чем он мыслит и как мысль рождается, считай человек пропал. А обратный путь практически невозможен.

5. Мышление и психология.
  Человек никогда ни в чём не может быть уверен до конца, однако саморефлексия и сомнение, интроспекция сознания и самоедение не есть какие-то малоизвестные для философии и презираемые феномены. Даже у самого уважаемого философа можно встретить в его творениях массу примеров, когда он с мазохистским вожделением пытается рассмотреть проблему с разных сторон, утверждая сначала одно, потом противопоставляет ему другое, противоположное и, наконец, прицепляет к рассуждению третье, якобы — производное, в чём тотчас же начинает сомневаться. И так может продолжаться до бесконечности. Однако в жизни подобное размножение личности может сильно осложнять человеку эту самую жизнь. На консультировании клиентов по проблемам, связанным с проявлениями неуверенности, паразитирует масса практикующих психологов, что глубоко роднит философию и психологию, ведь не обязательно врачу страдать теми же психическими расстройствами, какими одержим его клиент, их необязательно даже знать, достаточно предложить клиенту какую-нибудь радужную призрачную альтернативу посредством обычной вербальной формы задушевного разговора. Не удивительно, что у многих философов, рассуждающих о мышлении, чисто философские выводы тесно переплетены с медицинскими выкладками, основанными на опыте работы психологов.
  Таким образом, даже если в качестве почтительного следования философской традиции взять на вооружение разработки философии в области исследования процессов мышления, то может оказаться, что линия изучения мышления, опирающаяся на строгие научные принципы, имеет дело лишь с типичными мыслительными актами, со статистикой, накопленной при изучении частных аспектов сознания, мышления, психики, и даже с опытом психиатрии, которая изучает девиантные формы поведения человека. При этом чисто философское мышление оказывается чем-то вроде бедного родственника, который не в состоянии заплатить за консультацию у специалиста.
  Видимо и Гегель в своё время сталкивался с этой проблемой, раз жалуется по поводу недостаточной определённости в разграничении отношения к мышлению — философии и психологии: «Расширение, которое она (философия) получила в продолжение некоторого времени благодаря [добавлению] психологического, педагогического и даже физиологического материала, в дальнейшем почти все признали искажением.» (Гегель, «Наука Логики», Введение) Здесь налицо попытка уйти именно от смешения философии и частных наук, смешения, которое не было до конца преодолено даже во времена Гегеля. Это говорит о том, что нет никакой гарантии, что философия до сих пор занималась изучением и моделированием именно философского мышления, а не какого-то другого его бытового аналога. Как нет гарантии, что сам Гегель рассматривал мышление с позиций философии, а не психологии, раз ему пришлось изучать эту проблему в подробностях и высказываться по этому поводу, причём психологии того времени и даже более ранней эпохи, когда ещё философия и психология составляли единое целое знание о человеке.

6. Природа обыденного сознания.
  У великого Гегеля нет градаций мышления от низших форм к высшим, есть только рассудок, сознание, мыслящее стандартно и некий «разум», возвышающийся над  обыденностью. Уровень мышления, когда человек мыслит штампами, стереотипами и оппонирующими определениями, он называет обыденным сознанием. Но какой смысл вводить в философское рассмотрение понятие сознания, тем более обыденного, если это понятие употребляется исключительно как синоним понятия среднестатистического индивида и то только в самом начале «Науки логики»? Не лучше ли сказать просто «человек» как некий манекен, лишённый индивидуальных черт и мыслящий исключительно непримиримыми противоположностями, которые он сам же себе и предустанавливает? Гегель чётко оговаривает рамки мышления такого манекена: «Понятие логики, которого придерживались до сих пор, основано на раз навсегда принятом обыденным сознанием предположении о раздельности содержания познания и его формы, или, иначе сказать, истины, и достоверности.» (Гегель, «Наука логики», Ведение) Гегель здесь подразумевает под достоверностью знание о вещах и событиях, некоторые предварительные сведения, достойные веры в них, а под истиной — знание о самом знании, что оно есть у человека и отлично от незнания. Вроде бы вполне логичная структура познавательных способностей человека, которая могла бы служить основой для интеграции различных методологических подходов к познанию мира вещей в единое целое, но Гегель сам же и профанирует эту вполне разумную заявку на единство знания, выбирая не само это единство без каких-либо предварительных условий, а одну из его сторон — единство, противопоставленное «раздельности содержания познания и его формы» как аналогу многообразия философского знания. Что есть всё то же самое разделение и даже ещё более упорное его продвижение.
  Гегелю выгодно противопоставление неких высших форм сознания его низшим проявлениям, возвышающее одно за счёт принижения другого. Такая позиция может быть удобна любому философу, жаждущему успеха. И поэтому в «Науке логики» Гегель не занимается выяснением природы обыденного сознания. Он берёт этот термин из предшествующей ему философской традиции как известное всем ругательство и только исключительно для того, чтобы оттенить, подчеркнуть особенный статус собственного исследования, уровень мышления которого должен, по мнению Гегеля, превосходить уровень мышления среднестатистического индивида в силу своего революционного отношения к науке вообще. Естественно, Гегель для себя тоже уже решил, что для него представляет сознание, не являющееся обыденным. Весь революционный пафос преобразователя у Гегеля направлен на то, чтобы утвердить «разум» как высшую ступень в развитии человеческого сознания в качестве объединяющего начала для распадающегося на противоположные друг другу позиции философского знания в его попытках поверить свой предмет рассмотрения логикой — «Но сам логический разум и есть то субстанциальное или реальное, которое удерживает в себе все абстрактные определения, и он есть их подлинное, абсолютно конкретное единство.» (Гегель, «Наука логики», Введение) Такой типаж Гегель попытался раскрыть в «Феноменологии духа», в произведении сомнительной психологической ценности, предшествующем «Науке Логики», на которое ему оказалось потом проще сослаться, чем ещё раз подробно объяснять, что такое разум и чем он лучше рассудка — «В «Феноменологии духа» я представил сознание в его поступательном движении от первой непосредственной противоположности между ним и предметом до абсолютного знания.» (Гегель, «Наука логики», Введение) Движение Гегелем задекларировано, но, если вдуматься в суть гегелевского заявления, то можно обнаружить, что сама эта декларация основана на сведениях, которые не соответствуют действительности, если не сказать более жёстко — просто выдуманы, высосаны из пальца, так как уровень знаний Гегеля о природе мыслительных способностей человека, который мог бы показаться весьма обширным в его время, не идёт ни в какое сравнение с объёмом и качеством современных психологических знаний, а потому вполне может быть приравнен к художественной самодеятельности.

7. Мышление и его негативный опыт.
  Можно было бы согласиться с Гегелем, что сознание человека, мыслящее философски, радикально отличается от обыденного сознания, которое мыслит штампами, шаблонами, стереотипами, так как философия рождается именно на переломе привычного образа мысли. Оригинальность и нестандартность мышления есть признак, отличающий сознание, данное философу, от обыденных его проявлений. Такое определение философского мышления заслуживало бы самого высшего доверия, если бы не одно «но». Философия может сколько угодно много рассуждать о суверенности зрелых мыслительных актов, о сознании и самосознании человека, о ведущей роли философии в развитии человеческого знания о вещах, но она не в состоянии зафиксировать, определить феномен независимого мышления на практике. Любое такое определение будет описанием каких-то типичных, повторяющихся реакций и склонностей, причём за любой из которых будет стоять какая-нибудь вполне прозаическая естественная причина, не связанная ни с волей человека, ни с его стремлением к познанию. Получается, противопоставить философию обыденному сознанию легко, а посеять её нечем — если только экспроприировать, украсть семя у того же обыденного сознания, а потом сказать, что так и было.
  Пожалуй, истинную философию меньше всего должна интересовать природа мышления вообще, поскольку у неё нет никаких возможностей, чтобы ясно отличить суть сознания, мыслящего философски, от обыденных его проявлений, разве что следуя обычному философскому предрассудку, согласно которому — обыденное сознание согласует своё мышление по преимуществу с так называемыми «чувственными предметами», а философское — имеет к ним самое минимальное отношение и согласует своё мышление в первую очередь с наиболее общими понятиями и их логикой. Постулированию и освещению этого древнего заблуждения Гегель посвятил немало строк в начале своей «Науке Логики». Но неужели в этом и заключается предназначение философии — в противопоставлении мышления как такового, мышления в его зрелом виде его зачаточным формам и на этом спекулировать? Гораздо интереснее процесс вырастания философского мышления из его обыденных форм, их совместная работа, чередование ориентиров и приоритетов, пусть даже и в плане преимущественной наработки человеком негативного опыта. В реальной жизни случается и так, что позитивное знание открывается человеку только в результате аккумуляции максимально горьких жизненных впечатлений и их последующего напряжённого переосмысления.

ОБЫДЕННОЕ СОЗНАНИЕ — это… Что такое ОБЫДЕННОЕ СОЗНАНИЕ?

ОБЫДЕННОЕ СОЗНАНИЕ
ОБЫДЕННОЕ СОЗНАНИЕ
или повседневное, практическое сознание, — сознание, включенное в человеческую практику и не сформированное специально, подобно науке, искусству, философии.
Долгое время проблема О.с. трактовалась крайне противоречиво. Почти каждая работа начиналась с указания на значимость О.с, но тут же следовало утверждение, что О.с. относится к низшему уровню отражения действительности. Это противоречие постоянно присутствовало в марксизме, неомарксизме и в др. разновидностях классического социального знания (фрейдизме, структурном функционализме). Обыденно-практическое мышление относилось к области иррационального, а значит, занимало низшее положение. Мир повседневного сознания и знания представлялся поверхностью, под которой мыслилась некая глубина, завесой фетишистских форм, за которой находится подлинная реальность («Оно» в фрейдизме; экономические связи и отношения в марксизме; устойчивые структуры, определяющие человеческое поведение и мировосприятие в структурном функционализме). Исследователь выступал как абсолютный наблюдатель, для которого живой опыт, практика — всего лишь симптомы глубинной реальности. По отношению к обыденному культивировалась своеобразная «герменевтика подозрения». Повседневное и неповседневное представлялись разными онтологическими структурами, а сама повседневная жизнь и О.с. подвергались проверке на истинность. О.с. считалось объектом рационализации, проектирования, пропаганды (А. Лефевр, А. Геллер).
Герменевтические и феноменологические школы в социальной философии и социологии выступили в качестве альтернативы классической парадигме социального знания. Толчок к новому пониманию повседневности был дан Э. Гуссерлем в его трактовке жизненного мира. В социальной феноменологии А. Шюца был осуществлен синтез этих идей и социологических установок М. Вебера. Шюц сформулировал задачу исследования повседневности в контексте поиска предельных оснований социальной реальности как таковой. Различные варианты такого подхода представлены в современной социологии знания (П. Бергер, Т. Лукман), с несколько иных методологических позиций — в символическом интеракционизме, этнометодологии и т.п. Эволюция исследований повседневности сопряжена со сменой парадигм социального знания.
В новой парадигме повседневное и неповседневное уже не выступают в качестве различных и несоизмеримых по своему значению онтологических структур. Это — разные реальности лишь постольку, поскольку представляют разные типы опыта. Соответственно теоретические модели не противопоставляются конструктам повседневной ментальности и О.с. Центральным вопросом социального познания становится соотнесение социального знания с повседневными значениями (конструктами первого порядка). Проблема объективности знания не снимается, но сами формы повседневной жизни и мышления уже не проверяются на истинность.
Вместе с осмыслением проблематики повседневности складывается «постклассическая парадигма» социального знания. Природа исследовательского объекта — повседневная жизнь людей и О.с. — меняет отношение к самой идее познания социального мира. Язык науки возвращается «домой», в повседневную жизнь, приближаясь к нарративности повседневной жизни. Социальный исследователь утрачивает привилегированную позицию абсолютного наблюдателя и выступает лишь как участник социальной жизни наравне с «другими». Смена т.зр. позволяет обратить внимание на то, что раньше казалось, во-первых, незначимым, а во-вторых, подлежащим преодолению отклонением от нормы: архаику в современности, банализацию и технологизацию образов и др. В центре внимания исследователей оказываются анализ самоочевидностей сознания, привычных, рутинных практик, практического чувства, специфической «логики практики». Исследование превращается в своего рода «коммонсенсологию» (от sensus commu-nis — здравый смысл). Данная познавательная ситуация порождает опасность релятивизма, т.к. проблема истины вытесняется проблемой коммуникации людей, культур. Задача познания сводится к исторически обусловленному «культурному действию», цель которого — выработать новый способ «считывания мира».

Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. Под редакцией А.А. Ивина. 2004.

.

  • ОБЪЯСНЕНИЕ
  • ОБЯЗАННОСТЬ

Смотреть что такое «ОБЫДЕННОЕ СОЗНАНИЕ» в других словарях:

  • обыденное сознание — совокупность представлений, знаний, установок и стереотипов, основывающихся на непосредственном повседневном опыте людей и доминирующих в социальной общности, которой они принадлежат. О. с. отличается от сознания, основу к рого составляют научные …   Большая психологическая энциклопедия

  • Обыденное сознание — реальный актуальный уровень развития сознания большинства людей в обществе, сложившийся под влиянием условий их жизни. Обыденное сознание выражается в интересах, взглядах, образе жизни, представлениях людей и т.п. Обыденное сознание отличается от …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • сознание — сущ., с., употр. очень часто Морфология: (нет) чего? сознания, чему? сознанию, (вижу) что? сознание, чем? сознанием, о чём? о сознании 1. Сознанием называется способность человека воспринимать и понимать окружающую действительность. Развитие,… …   Толковый словарь Дмитриева

  • Сознание социалистическое — совокупность взглядов, теорий, идей, ценностных ориентации и идеалов, жизненных и практических установок, отражающих духовную жизнь социалистического общества в процессе его зарождения, становления и развития. Понятие «общественного сознания»… …   Научный коммунизм: Словарь

  • СОЗНАНИЕ ОБЫДЕННОЕ — англ. conscience, daily; нем. Alltagbewu?tsein. Сознание людей в их повседневной жизни, характеризующееся спонтанностью. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 …   Энциклопедия социологии

  • сознание обыденное — совокупность представлений, знаний, установок и стереотипов, основанных на непосредственном повседневном опыте людей и доминирующих в социальной общности, коей они принадлежат. Отличается от сознания, основу коего составляют научные знания.… …   Большая психологическая энциклопедия

  • СОЗНАНИЕ ОБЫДЕННОЕ — англ. conscience, daily; нем. Alltagbewu?tsein. Сознание людей в их повседневной жизни, характеризующееся спонтанностью …   Толковый словарь по социологии

  • СОЗНАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЕ — (political consciousness) отражение и осознание людьми политического бытия идей, теорий, воззрений, социальной действительности, интересов и целей политических сил общества. С.п. явление многогранное и противоречивое. В его структуре необходимо… …   Власть. Политика. Государственная служба. Словарь

  • Сознание обыденное — совокупность представлений, знаний, установок и стереотипов, основывающихся на непосредственном повседневном опыте людей и доминирующих в социальной общности, которой они принадлежат. С. о. отличается от сознания, основу которого составляют… …   Психологический лексикон

  • ОБЫДЕННОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ — низший уровень национального сознания, многослойное и противоречивое, инерционно консервативное и, одновременно, постоянно изменяющееся образование. Синтез природно биологического и социального опыта поколений, продукт социализации национального… …   Глоссарий по политической психологии


Критическое мышление для обычных людей и профессиональных аналитиков

Название

Критическое мышление для обычных людей и профессиональных аналитиков

Аннотация

Педагогов постоянно призывают развивать «критическое мышление». Это было бы сложно, даже если бы все согласились, что такое «критическое мышление». А они этого не делают. Более того, многие учебные пособия, доступные в Интернете или в печати, были написаны философами (обычно логическими), что затрудняет их понимание.Логика занимает почетное место в критическом мышлении, но также является большой слабостью, потому что два высокообразованных и очень умных человека могут иметь противоположные мнения о том, что является «логическим». Рассмотрим твердые мнения демократов и республиканцев по многим вопросам, например, или доказательства, представленные горячими сторонниками разных религий, для другого. В этом эссе делается попытка упростить комментарии к критическому мышлению, чтобы сосредоточиться на нескольких темах, с которыми большинство согласится. Это будут: 1.Поиск всех данных и поиск нескольких независимых источников. 2. Аргументы, основанные на доказательствах, противопоставляются «авторитету» и «достоверности». 3. Редакционные рамки (или «предвзятость») среди источников и ценность редакционных процессов. 4. Пропаганда, маркетинг и спин-докторская деятельность. 5. Групповое мышление, политизация и «логика». 6. Финансовые и другие конфликты интересов между источниками. 7. Статистика 8. Мудрость (ха, попробуйте дать это определение!) Против «фактов» и «мнений».

Описание

Эта короткая статья была подготовлена ​​для разведывательной организации, которая не публикует свои учебные документы.Но это тема, которая волнует каждый университет и большинство преподавателей: «критическое мышление». Они сочли это полезным для обучения своих аналитиков, поэтому я делюсь им с бесценным Digital Conservancy.

Рекомендуемое цитирование

Андрегг, Майкл М .. (2015). Критическое мышление для обычных людей и профессиональных аналитиков. Получено из Университета Миннесоты Digital Conservancy, https: //hdl. handle.сеть / 11299/208776.

Обзор навыков критического мышления

Обзор навыков критического мышления

Что такое критическое мышление?

Многие исследователи, включая Фасионе, Симпсона и Кортни, Баннинга, Брукфилда, Орнштейна и Ханкинса, Штернберга, Энниса и Липмана, дали определение критического мышления (КМ). Исследователи спорят, можно ли научиться критическому мышлению или это процесс развития, регулируемый мотивациями, предрасположенностями и личностными качествами.Несмотря на различия во мнениях, многие исследователи соглашаются, что критическое мышление — это «целенаправленное, саморегулирующееся суждение, которое приводит к интерпретации, анализу, оценке и умозаключениям, а также к объяснению доказательных, концептуальных, методологических, критериологических или контекстуальных соображений, на основании которых суждение базируется. 11

Критическое мышление также рассматривается как интеллектуальное, умелое и ответственное мышление, которое способствует правильному суждению, поскольку требует применения допущений, знаний, компетентности и способности бросать вызов собственному мышлению.Критическое мышление требует использования самокоррекции и контроля, чтобы судить о рациональности мышления, а также о рефлексивности. При использовании критического мышления люди отступают и размышляют о качестве этого мышления. Симпсон и Кортни отмечают, что процессы критического мышления требуют активной аргументации, инициативы, рассуждений, видения и анализа сложных альтернатив и вынесения оценочных суждений, связанных с непредвиденными обстоятельствами. 12

По словам Бэннинга, критическое мышление включает в себя тщательный анализ, дифференциацию и оценку информации, а также размышление над информацией для вынесения суждений, которые будут влиять на клинические решения. 13 Брукфилд утверждает, что выявление и оспаривание предположений и анализ допущений на предмет их достоверности имеют важное значение для навыков критического мышления. Он также предположил, что, поскольку критические мыслители обладают любопытством и скептицизмом, они с большей вероятностью будут мотивированы предлагать решения, разрешающие противоречия. 14

Другие, такие как Орнштейн и Ханкинс, предполагают, что критическое мышление и навыки мышления относятся к решению проблем и другим родственным формам поведения. 15 В течение ряда лет педагоги-стоматологи считали, что обучение навыкам решения проблем сродни обучению навыкам критического мышления. Хотя обучение навыкам решения проблем важно для процесса обучения использованию навыков критического мышления, в отсутствие других учебных мероприятий этого может быть недостаточно.

Штернберг, Эннис и Липман утверждают, что навыки критического мышления — это не фиксированная сущность, а форма интеллекта, которой можно научить. 16-19 Способность развивать навыки критического мышления можно сравнить с конкретными и формальными операциями Пиаже.Если учащиеся еще не достигли стадии формальных операций, их способность использовать навыки критического мышления может быть ограничена неспособностью справляться с абстрактными идеями. Важно помнить, что стадии когнитивного развития Пиаже также связаны с интеллектуальным потенциалом и опытом окружающей среды. Если учебная среда имеет решающее значение для развития навыков критического мышления, какие учебные стратегии можно использовать для развития критического мышления?

Штернберг утверждает, что критическое мышление включает сложные умственные операции, которые нельзя разбить на отдельные стили мышления.Он утверждает, что компьютерная томография включает в себя общее интеллектуальное функционирование учащихся, а не узко определенный набор навыков. Он постулирует, что есть три умственных процесса, способствующих критическому мышлению: метакомпоненты, компоненты производительности и стратегии приобретения знаний. 20 Мета-компоненты относятся к умственным процессам более высокого порядка, которые люди используют для планирования, мониторинга и оценки того, что они делают. Компоненты эффективности относятся к фактическим предпринятым шагам или использованным стратегиям, в то время как стратегии приобретения знаний относятся к способам, которыми люди соотносят старый материал с новым и применяют новый материал.Штернберг не определяет подход «как» к обучению и обучению навыкам критического мышления. Вместо этого он дает общие рекомендации по разработке или выбору программы или учебного плана, которые будут способствовать развитию CTS. Интересно, хотя и не удивительно, что Штернберг заявляет, что студенты недостаточно подготовлены к проблемам и задачам критического мышления, с которыми они столкнутся в повседневной жизни, потому что им не обучали этим навыкам в годы становления. 21 Задачи, в которых акцент делается на правильных ответах или правдивости, или использующих объективно оцененные тесты, как правило, исключаются из реальной релевантности.Таким образом, особенно важно, чтобы все аспекты стоматологической образовательной программы подчеркивали реальную практику, важность ухода за полостью рта и взаимосвязь общего ухода за полостью рта с системным здоровьем, обучая студентов использовать навыки критического мышления.

Липман, как и Штернберг, не определяет подход «как действовать». Однако он четко различает обычное мышление и критическое мышление. Он объясняет, что обычное мышление — это упрощенное мышление, потому что оно не полагается на использование стандартов или критериев.Примеры обычного мышления — это догадки, вера и предположения. Липман описывает критическое мышление как сложный процесс, основанный на стандартах объективности, полезности или последовательности, в котором учащиеся могут размышлять о достоверности своего мышления, потому что критическое мышление самокорректируется. 22 Таким образом, студенты могут защитить свое мышление доказательствами. Эннис утверждает, что для того, чтобы помочь ученикам развить навыки критического мышления, учителя должны понимать когнитивные процессы, составляющие критическое мышление, и использовать учебные мероприятия, которые будут развивать эти процессы. Он рекомендует инструкторам учить студентов определять и уточнять информацию, задавать соответствующие вопросы, чтобы прояснить или оспорить утверждения или убеждения, оценить достоверность источников и решать проблемы, прогнозируя вероятные результаты с помощью логики или дедукции. Эннис также предполагает, что критические мыслители демонстрируют определенные качества. Критически мыслители:

(1) Быть способным занять позицию или изменить позицию, как того требуют доказательства.
(2) Остаться актуальным для пункта
(3) Ищите информацию, а также точность информации
(4) Будьте открыты
(5) Учитывать всю ситуацию
(6) Помните об исходной проблеме
(7) Поиск причин
(8) Упорядоченное решение компонентов сложной проблемы
(9) Найдите четкую постановку проблемы
(10) Ищите варианты
(11) Проявлять чуткость к чувствам других и глубину знаний
(12) Используйте достоверные источники 23

Критически мыслящие люди используют эти навыки надлежащим образом и обычно без подсказок.Как правило, они предрасположены мыслить критически и оценивать результаты своих мыслительных процессов. 24


Обучающие стратегии и критическое мышление

Исследователи утверждают, что то, как преподаватели преподают, напрямую влияет на то, что изучается. 25 Таким образом, выбранные стратегии обучения должны соответствовать желаемым результатам. Например, стратегии исследования зависят от исследуемой проблемы и целевых концепций, поэтому важно, чтобы они были интегрированы со связанными процессами исследования, чтобы студенты могли видеть, как развиваются новые знания. 26 Исследователи также рекомендовали исключить излишние действия и повторяющийся контент и расширить активные формы обучения, ориентированные на учащихся, для развития навыков критического мышления. 27 Если цель состоит в том, чтобы учащиеся использовали навыки критического мышления, то следующие возможности должны составлять большую часть учебной деятельности:

a) Участие в проблемном обучении
б) Анализ сценариев на основе конкретных случаев
в) Участие в дебатах, ролевых играх, картировании аргументов, мышлении вслух и симуляциях, среди прочего 28

Преимущество вовлечения учащихся в процесс обучения, в котором используются навыки критического мышления, заключается в публичном характере их мышления.Когда учащиеся участвуют в CTS, у них есть возможность проверить скрытые знания друг о друге, получить знания и мыслить открыто, ответить на вопросы и комментарии и прояснить свои мыслительные процессы. 29

Несколько исследователей указали типы учебных стратегий, которые можно использовать для развития у учащихся навыков критического мышления. Вертс предположил, что работа в группах может снизить уровень стресса учащихся при попытке ответить на сложные вопросы. Она отмечает, что совместная работа может дать лучшие ответы, чем работа в одиночку. 30 Многие преподаватели стоматологического профиля могут отказаться от использования групп. Однако важно признать, что даже в классах от 80 до 100 студентов-стоматологов можно создать группы от шести до восьми студентов, чтобы облегчить обучение и поиск. Эти группы могут отвечать за ответы на вопросы о чтениях, будучи вызванными случайным образом во время занятий. Например, преподаватели могут подумать о том, чтобы написать от трех до четырех тематических вопросов, которые сопровождают чтение, чтобы помочь учащимся понять суть.Инструкторы также могут сказать студентам, что они должны уметь отвечать на эти вопросы в классе. Таким образом, учащиеся могут нести ответственность за изучение некоторой части этой дискретной информации перед уроком. Вместо того, чтобы заставлять инструктора чувствовать себя ответственным за то, чтобы «говорить» студентам то, что они должны знать, инструктор может выявить у студентов ключевые концепции. Затем учебное время можно использовать для представления случая, когда концепция иллюстрируется, и студенты могут работать в группах, чтобы проанализировать, как эта концепция реализуется, вместо того, чтобы получать дискретные знания через лекцию.Вертс также предполагает, что студенческие группы могут работать вместе и развивать навыки критического мышления:

Выявление проблем
Сбор авторитетных источников
Определение потенциальных методов лечения
Представление конкурирующих точек зрения
Методика взвешивания в свете настоящего случая и последующее согласование плана лечения 31

Чтобы убедиться, что учащиеся развивают соответствующие навыки, преподаватель и учащиеся могут использовать шкалу Лайкерта для оценки друг друга по следующим критериям:

Точность и актуальность подтверждающих доказательств
Достоверность авторитетных знаний
Глубина и широта мысли
Четкость и обоснованность ответов

Hendricson et al.предложить несколько активных стратегий обучения, которые можно использовать для развития у учащихся навыков критического мышления.

Таблица 2. Стратегии повышения навыков критического мышления
Используйте вопросы, которые требуют от студентов анализа этиологии проблемы, сравнения альтернативных методов лечения, обоснования планов действий и прогнозирования результатов.
Критикуйте дела и анализируйте решения для выявления передовых практик и выявления ошибок.
Напишите задания, требующие от студентов анализа этиологии проблемы, сравнения альтернативных методов лечения, обоснования планов действий и прогнозирования результатов.
Проанализировать результаты работы и сравнить результаты с лучшими практиками и сравнить рассуждения учащихся о проблемах с рассуждениями группы экспертов 32

Ван Гелдер соглашается с Хендриксоном и др. это критическое мышление должно сознательно практиковаться с намерением улучшить работу; однако он утверждает, что компьютерная томография — это сложно, и люди не критичны по своей природе. 33 Шермер соглашается и описывает людей как «ищущих закономерностей, рассказывающих истории животных … [которые] любят, чтобы вещи имели смысл, и виды смысла, которые мы легче всего улавливаем, — это простые знакомые образцы или повествования» ( стр.42). 34 Эта склонность к знакомому влияет на то, как разрабатывается и реализуется учебная программа.

Как тип мышления, избегающий некритического восприятия информации, критическое мышление должно быть сознательной частью учебной программы.Более того, показывать учащимся хорошие примеры недостаточно для развития навыков критического мышления. Студенты должны продемонстрировать способность переносить навыки критического мышления из одной ситуации в другую. Как пишет Кун:

«Лучшим подходом … может быть работа с обоих концов одновременно — от восходящего якоря в регулярной практике [того, чему учат], чтобы навыки развивались, укреплялись и закреплялись, а также сверху — снижение воспитания понимания и интеллектуальных ценностей, которые играют важную роль в том, будут ли использоваться эти навыки.»(стр. 24). 35

Точка зрения Куна имеет значение и для обучения навыкам критического мышления на курсах фундаментальных наук. Несмотря на то, что учащиеся глубоко погружены в изучение огромного количества информации, им все же следует предоставить опыт обучения критическому мышлению, который внедряет концепции в реальные сценарии, основанные на практике. 36


Отображение аргументов

Ван Гелдер предполагает, что навыки критического мышления у учащихся улучшаются быстрее, если обучение основано на картировании аргументов.Он утверждает, что когда аргументы представлены в схематической форме, студенты более способны следовать процедурам критического мышления. Поскольку карты аргументов наглядны и более прозрачны, они упрощают основные операции критического мышления. Однако Ван Гельдер предупреждает, что сохранение веры — это человеческая тенденция. Он утверждает, что люди склонны делать доказательства второстепенными по сравнению с убеждениями. Таким образом, критическое мышление противоречит человеческим тенденциям. Люди склонны искать доказательства, подтверждающие убеждения, и игнорировать доказательства, противоречащие убеждениям.В идеале критически настроенные мыслители должны признать это, приложить дополнительные усилия для поиска доказательств, противоречащих их собственным убеждениям, и культивировать готовность измениться, когда появятся доказательства обратного. 37

Чтобы применить отображение аргументов к клиническим рассуждениям, рассмотрим случай №1.



Случай № 1 — Различные взгляды на лечение пациента

У женщины 60 лет произошла внутренняя резорбция левого бокового резца верхней челюсти.Рентгенологические исследования показывают, что сохранение зуба сомнительно. Студент-стоматолог рекомендует профессору Марлину поставить пациенту несъемный частичный протез (FPD). Марлин советуется с профессором Джеймсом, и Джеймс рекомендует съемный частичный протез (RPD).

  1. Студентам предлагается использовать отображение аргументов для объяснения этого явления.
  2. Затем студентов просят написать о противоречиях, которые различают точки зрения на FPD и RPD, и написать о контраргументах.
  3. 3. Наконец, студенты должны определить свои решения о лечении и предоставить доказательства, подтверждающие или оправдывающие их утверждения.


Семинар «Мысли вслух»

Ли и Райан-Венгер рекомендуют использовать «семинар мысли вслух» в качестве учебного пособия. Учащимся предъявляют случай и задают соответствующие вопросы относительно симптомов и признаков. Используя этот подход, учащиеся могут исключить основные патологии на основе презентации.Этот процесс исключения потенциальных диагнозов помогает учащимся критически мыслить, побуждая их открыто озвучивать обоснования своих мнений. 38


Моделирование

Вонг и Чанг использовали симуляцию для развития навыков диагностического мышления среди студентов медсестер. Студентов попросили рассмотреть этиологические факторы, симптомы и клинические признаки пациента, у которого было определенное состояние. Когда они изучали лежащую в основе патолофизиологию, разработанные ими CTS «оценивали продолжительность» и «частоту симптомов и дополнительных триггеров».«Ожидается, что они также пересмотрят свое понимание возможного патофизиологического значения. Следующий набор CTS, на котором они сосредоточились, был« рассмотрение плюсов и минусов лечения »и« действие лекарств и возможные побочные эффекты на пациента ». Наконец, они исследовали эффективность результатов. CTS, разработанные на этом этапе, «определяли успех лечения», «определяли осложнения», «учитывали время, необходимое для устранения клинических признаков и симптомов», и «рассматривали причины развития симптомов. .» 39


Прочие стратегии

Другие стратегии, которые могут способствовать развитию критического мышления, включают определенные формы поведения, особенно задавание вопросов.

Таблица 3. Стратегии, способствующие критическому мышлению

Использование критического мышления
Создание климата запросов
Явное обучение мышлению
Вознаграждение за хорошее критическое мышление и вызов бедным критическое мышление
Предоставление разнообразных проблемных контекстов, которые могут побудить учащихся к критическому мышлению (обязательно) 40


Задание вопросов определенного типа также способствует развитию критического мышления.


Таблица 4. Вопросы, способствующие развитию критического мышления

Какие еще варианты лечения вы рассматривали? Почему вы выбрали такой подход?
Вы можете подробнее рассказать?
Можете ли вы предоставить доказательства, подтверждающие вашу рекомендацию?
Как мы можем это проверить?
Есть ли другой способ взглянуть на эту проблему?


Также Facione и Facione (1996) рекомендуют учащимся начать анализировать собственное мышление.Например: «Если бы вы рассказывали коллеге об этой ситуации, как бы вы провели его или ее через проблемы?» 41


Логические заблуждения

В то время как преподаватели стремятся развивать способности студентов к критическому мышлению, также важно сообщать о логических ошибках, которые студенты могут продемонстрировать в письменной или устной речи. Энгель дает обзор, иллюстрирующий распространенные заблуждения. 42 Три распространенных типа заблуждений показаны в таблице 5.

Таблица 5. Распространенные логические заблуждения (по материалам Engel, 1990)

Типы заблуждений Примеры
Заблуждения о двусмысленности — Аргумент неверен, потому что используемые слова можно понять в нескольких смыслах Плохая структура предложения Использование слов, наделяющих человеческими качествами (например, «организация создала людей . ..»
Использование одного и того же слова для обозначения разных вещей (например, «организация создала людей …»)g., используя слово «мужчина» для обозначения человечества, а затем для обозначения мужчины в противоположность «женщине»)
Ошибочность презумпции — Аргумент ненадежен из-за недоказанных предположений или игнорирования, уклонения или искажения фактов Использование широких обобщений
Преждевременное закрытие (с использованием недостаточных доказательств или изолированного примера для обобщения)
Напрашивается вопрос (когда вывод повторяет посылку с использованием других слов)
Применение той или иной классификации и игнорирование других альтернатив
Ошибки релевантности — Аргумент опирается на нерелевантные предпосылки или пытается скрыть проблемы, вызывая эмоции Взывая к состраданию (а не к доказательствам)
Взывая к незнанию (пытаясь доказать об отсутствии доказательств против этого)
Апелляция к страху
Апелляция к власти (пытается убедить, цитируя авторитетами, мнением и традициями, а не доказательствами)
Ad hominem arguments (избегая обсуждения вопросов описание атрибутов вовлеченных людей)

Время для размышлений

Обучение студентов тому, как использовать навыки критического мышления, смещает обучение от модели, которая в значительной степени игнорирует мышление, к подходу, который делает его всеобъемлющим 43 Когда содержание преподается дидактически, оно рассматривается как статичное, и студенты вряд ли будут сомневаться или обдумывать его.Они склонны полагаться на механическое запоминание, не понимая логики, подтверждающих доказательств и применения того, что они пытаются запомнить. Студенты, которые учатся с помощью процесса критического мышления, действительно усваивают контент. На каждом уровне учащиеся должны научиться:

Точно задавайте вопросы, определяйте контексты и цели, собирайте релевантную информацию, анализируйте ключевые концепции, делайте обоснованные выводы, генерируйте веские причины, распознавайте сомнительные предположения, отслеживайте важные последствия и сочувственно мыслите в рамках различных точек зрения (стр. 20). 44

Критическое мышление сложно и требует открытой практики с использованием разнообразных учебных мероприятий в рамках стоматологической учебной программы. Также важно осознавать роль, которую отражение играет в его развитии. Студентам нужно время, чтобы подумать о том, что они изучают, и обдумать эту информацию. Однако то, что они изучают, должно влиять на их чувства, чтобы возникло критическое мышление.


Эмоции и критическое мышление

Роль эмоций в обучении использованию навыков критического мышления — еще одна область, которая требует исследования.Как предлагает Зулл, если мы хотим, чтобы учащиеся сохраняли концепции, мы должны позволить им излагать вещи своими словами, устно и письменно. 45 Дайте студентам время подумать, прежде чем говорить, и лучше сформулировать идеи своими словами. Обработка информации требует времени; правильное изложение своего мышления также требует времени. Если студент не может сделать это в одиночку, мы можем дать ему или ей возможность обсудить вопросы с другими. Предоставляя студентам время для размышлений, дает им время для установления связей.

Зулль объясняет процессы, происходящие в мозгу. Во-первых, сенсорная кора получает сенсорный ввод или конкретный опыт. Затем задняя интегративная кора головного мозга пытается создать смысл и образы в процессе человеческого размышления. Фронтальная интегративная кора отвечает за кратковременную память и решение проблем, принятие решений и язык, а также за суждения и оценки. Это упражнение похоже на то, как учащиеся обращаются с абстракциями, манипулируя изображениями и языком, чтобы создать новые умственные устройства.Моторная кора запускает все скоординированные и произвольные сокращения мышц. Это соответствует действию, завершающему цикл обучения: активное тестирование абстракций и преобразование идей в физические действия. Мозг визуализирует предметы в небольших количествах, и вся информация поступает одновременно, создавая очертания объектов и функций в поле зрения. 46 Таким образом, мозг может полностью видеть мельчайшие детали и нюансы. Преобразование идей в изображения помогает учащимся учиться. Изображения улучшают запоминание и помогают в открытии.Иногда лучшее обучение — это просто показать ученику, как это сделать.

Чтобы учащиеся учились, преподаватели должны ограничивать объем предоставляемой информации. Преподаватели должны ограничить или сократить до трех или четырех частей объем информации, которую они хотят, чтобы студенты обрабатывали.

Миндалевидное тело отвечает за скрининг переживаний. 47 Если что-то признано опасным, миндалевидная железа инстинктивно заставит тело «замерзнуть». Когда ученик впервые сталкивается с чем-то новым, у него может возникнуть несколько негативная реакция.Инструктору необходимо найти способ, позволяющий ученику перейти на более позитивную эмоциональную территорию. 48 Внесение предложений или демонстрация примеров может напомнить студенту то, что он или она уже знает, и тогда ученик может повесить недавно приобретенные знания на эти «строительные леса». Поддержка, оказываемая инструктором, позволяет студенту достичь определенного уровня успеха. Признание своего успеха помогает студенту почувствовать больше надежды, интереса и любопытства. На этом этапе ученик может взять на себя больший контроль над процессом обучения.Бойд (2002) соглашается и утверждает: «эмоции … постоянно регулируют то, что мы воспринимаем как реальность». Она также отмечает: «Лимбическая система играет важную роль в обработке эмоций и памяти и, следовательно, играет важную роль в переносе кратковременной памяти в долговременную». 49 Эмоциональное и активное вовлечение учащихся укрепляет память.


Обучение студентов использованию CTS во время обучения

Существуют некоторые эмпирические доказательства того, что четырехлетний опыт обучения в бакалавриате способствует скромным успехам в общем обучении.Однако существует мало научных доказательств того, что отдельный курс, кроме курса навыков критического мышления, дает положительные измеримые результаты. 50 Даже в случае конкретного курса CTS доказательства неоднозначны. 51

Недавние исследования показывают, что ограниченные усилия по привнесению критического мышления в обучение могут привести к улучшению результатов по Корнельскому тесту критического мышления уровня Z, тесту, предназначенному для искушенной аудитории и измеряющему шесть общих навыков критического мышления. 52 Аллегретти и Фредерик (1995) сообщили о достижениях до и после тестирования Cornell Z для группы старшеклассников (n = 24), которые прошли комплексный курс психологии и философии. 53 Солон (2001) обнаружил, что группа студентов-психологов, проходивших частичное лечение (n = 26), улучшила свои результаты по шкале Cornell Z по сравнению с группой студентов-гуманитариев, не получавших лечения (n = 26). Результаты были статистически значимыми (более 0,001). В 2003 году Солон изучил три группы, чтобы сравнить эффекты курсовой работы, и сообщил, что группа полного лечения (n = 25) значительно превзошла как частичную (n = 25), так и группу без лечения (n = 25) по тесту Cornell Z. 54 Солон (2007) сообщил, что группа студентов-психологов (n = 25) получила умеренное вливание навыков критического мышления (10 часов обучения и 20 часов домашнего задания). По сравнению с группой, не получавшей лечения (n = 26), экспериментальная группа значительно улучшила свои баллы по корнелльскому Z-тесту. 55 Эти результаты показывают, что даже умеренное вливание в обучение навыкам критического мышления может привести к усилению навыков рассуждения без значительных вложений со стороны инструктора. 56

Коллинз и Онвуэгбузи сообщили о значительной взаимосвязи между общим CTS и достижениями в курсе методологии исследования на уровне выпускников на промежуточном (r = 0,34, p <0,01) и заключительном (r = 0,26, p <0,01) этапах. 57 Onwuegbuzie сравнил CTS студентов магистратуры и докторантуры. Он сообщил, что студенты докторантуры (n = 19) получили статистически более высокий общий CTS с помощью California Critical Thinking Skills Test, чем студенты степени магистра (n = 101, t = -3. 54, р <0,01). Величина эффекта (d = 0,92), связанная с этой разницей, была чрезвычайно большой. 58

Обучение CTS требует обучения, в котором используются таксономические навыки более высокого порядка. Эти навыки требуют демонстрации учащимся или использования учителем поведения, классифицируемого как анализ, оценка и созидание (уровни 4, 5 и 6 по пересмотренной таксономии Блума). Когда обучение происходит на более высоких уровнях обучения, поведение более низкого порядка, такое как запоминание, понимание и применение, относится к обучению.В следующей таблице перечислены модели поведения, распространенные на каждом уровне обучения, и приведены примеры связанных стоматологических образовательных мероприятий.

Таблица 6. Пересмотренная таксономия Блума, примеры глаголов и связанные учебные мероприятия 59

Таксономические уровни из
От самого высокого до самого низкого
Примеры глаголов Учебная деятельность по стоматологии
Уровень 6-Создание Синтезировать, организовать, вывести, спланировать, представить, упорядочить, смешать, создать, придумывать, переупорядочивать, переписывать Пациент-ортопед, 62 года, имеет два несъемных мостовидных протеза нижней челюсти, состояние которых за последние два года ухудшилось из-за плохой гигиены.Эти мосты сейчас нуждаются в замене. Вы недавно закончили стоматологическую практику и работаете с двумя старшими партнерами. Старшие партнеры предлагают снять оттиски и заменить несъемные мосты. Вы прочитали последнюю литературу о дентальных имплантатах и ​​предложили бы пациенту этот вариант. Вы также понимаете, что имплантаты больше подходят для нужд пациента и со временем позволяют сэкономить средства. Однако старшие партнеры не очень хорошо знакомы с современной информацией об имплантатах.Разработайте план ответных действий старшим партнерам, в котором вы представите научно обоснованное обоснование для предложения использования зубных имплантатов.
Уровень 5 — оценка Критиковать, защищать, интерпретировать, судить, оценивать, проверять, выбирать, аргументировать, награждать, проверять У двух пациентов в возрасте 18 месяцев и 10 лет расщелина неба. Ни один из пациентов до сих пор не посещался медицинскими работниками и не лечился от этого состояния. Основываясь на полном отчете о стоматологическом, медицинском, социальном и психологическом здоровье каждого ребенка, разработайте план лечения, используя авторитетные и заслуживающие доверия источники.
Уровень 4 — анализ Определять, различать, формировать, обобщать, категоризировать, иллюстрировать, выбирать, исследовать, разбирать, преобразовывать, классифицировать 32-летний белый мужчина прибыл к вам в офис и жалуется на боль и опухоль над «верхним правым клыком» в течение последних трех дней. В его медицинском анамнезе отмечена ГЭРБ, по поводу которой он принимает Прилосек ежедневно, и аллергия на пенициллин (сыпь на торсе и лихорадка после приема Кефлекса).Ваш осмотр выявил внутриротовой и дополнительный отек над зубом №6. Рентгенограмма показывает просвет с кариесом под гребневой костью (не подлежит восстановлению). Что вас беспокоит? Как бы вы лечили и выписывали?
Уровень 3 — применение Преобразовывать, демонстрировать, различать, исследовать, экспериментировать, готовить, производить, записывать, открывать, обсуждать, объяснять После прочтения учебника по основам пародонтологии объясните с помощью изображений прогрессирование заболеваний пародонта с точки зрения патогенеза.Выберите непрофессиональные термины, подходящие для использования с пациентом.
Уровень 2 — Понимание Различать, заполнять, находить, группировать, обрисовывать в общих чертах, прогнозировать, представлять, отслеживать, сравнивать, демонстрировать, описывать Укажите четыре или пять причин, по которым изоляция резиновой дамой важна во время эндодонтических процедур.
Запоминание уровня 1 Определение, различение, рисование, поиск, соответствие, чтение, запись, получение, метка, список
Из списка из 10 вариантов выберите пять предметов, связанных с пародонтическим карманом.


Создание явного критического мышления

Обучение критическому мышлению — рациональное и осознанное действие. Обычно инструкторы не могут внезапно решить преподавать CTS и разработать соответствующую учебную деятельность. Инструктор должен иметь четкое представление о том, что такое CTS, как она реализуется во время обучения и какие стратегии следует использовать в определенных классных комнатах и ​​на докторской клинической учебной деятельности. Рекомендуется разработать репертуар хорошо отточенных занятий CTS, соответствующих вашей конкретной дисциплине.

Также очень важно для преподавания CTS, чтобы преподаватель объявлял студентам, что он или она будет преподавать CTS, как он или она намеревается это делать, и что потребуется от студентов в качестве учащихся. Важно откровенно поговорить со студентами о том, что такое CTS, как он выглядит и как преподаватели будут моделировать его, чтобы студенты могли отличить обучение CTS от обучения более низкого уровня. Эффективное обучение студентов университетского возраста характеризуется коллегиальными и совместными процессами, а не неоднозначным обучением.При неоднозначном обучении учащийся не знает, чего ожидать дальше, или не имеет четкого представления о том, какие изменения в поведении или навыках он или она должны продемонстрировать в результате взаимодействия учителя и ученика. Преподавание явно помогает уменьшить необходимость в повторном обучении. И учителя, и ученики знают свои обязанности как инструкторы и ученики.


Этапы критического мышления

Пол и Старейшина утверждают, что люди прогрессируют через предсказуемые стадии нерефлексивного, сложного, начального, практического, продвинутого и овладевшего мышлением. 60 Они заявляют, что если преподаватели не помогут студентам развить интеллектуальный словарный запас для обсуждения их мыслительных процессов и не предложат им определить проблемы в их мышлении, познавательные процессы студентов останутся для них невидимыми. Значение для разработки учебной программы: если преподаватели хотят, чтобы учащиеся развивали навыки критического мышления, тогда критическое мышление должно быть интегрировано в основы обучения.

Также важно осознавать, что когда уход за пациентом сфокусирован на конкретной задаче, это может скрыть более широкую картину и стать препятствием для развития навыков критического мышления.Индивидуальная личность, происхождение и положение также могут ограничивать способность мыслить критически. Кроме того, пол, возраст, религия и социально-экономический статус могут влиять на развитие навыков критического мышления. Одним из самых больших препятствий на пути развития CTS является наша образовательная система. Хотя важно признать эти атрибуты потенциальными препятствиями, более важно, чтобы преподаватели-стоматологи создали такую ​​учебную среду, которая будет способствовать развитию CTS.



Дело № 2-Почему у миссис Коннор желтые зубы?

Миссис Коннор, 74-летняя белая женщина, приходит к вам в кабинет в качестве нового пациента. Она предъявляет вам жалобу на то, что ее зубы пожелтели и стали непривлекательными. За год до этого умер ее муж, и с тех пор она ежедневно пьет 8-10 чашек кофе. Ее терапевт диагностировал анемию и повышенный уровень холестерина в крови. Она принимает железо и липитор. Она чувствует себя лучше с тех пор, как начала принимать липитор, но чувствует, что у нее слишком желтые зубы.Недавно она встретила вдовца, который пригласил ее на обед на следующей неделе. Ее беспокоит внешний вид зубов.

  1. Работая в группах по шесть человек, студентов просят написать по крайней мере четыре гипотезы о том, почему у миссис Коннор желтые зубы.
  2. Студенты также должны определить, важны ли белые зубы для здоровья и благополучия гериатрических пациентов.
  3. Студенты должны обсудить, существует ли связь между потребностью в уходе и использованием стоматологических услуг пожилыми пациентами.
  4. Затем группа студентов изложит свои рекомендации и обоснование плана лечения, которые будут представлены миссис Коннор на ее следующем стоматологическом приеме.


Учителя должны осознавать, что не все учащиеся будут применять навыки критического мышления с той же скоростью, с какой они усваивают эти навыки. Таким образом, учебные методы и цели должны соответствовать когнитивным и опытным способностям учащихся, пытаясь при этом максимально приблизить учащихся к их растущим возможностям. 61 Способность студентов к самостоятельному обучению (SDL), необходимая для реализации рефлексивных суждений, лежит в основе многих склонностей к навыкам критического мышления. 62 Есть свидетельства того, что студенты, которые регулярно используют подход «учиться на практике» для изучения проблем, развивают более сложный SDL, чем студенты, обучающиеся по программам, основанным на лекциях. 63 Рефлексивный элемент критического мышления считается важным для клинической оценки. 64 Таннер утверждает, что использование навыков, связанных с рефлексивным мышлением, подготавливает студентов к плохо структурированным или неоднозначным проблемам, с которыми они могут столкнуться в клинической практике. 65

Проблемно-ориентированное обучение (PBL) — это популярная учебная стратегия для содействия сотрудничеству, размышлениям и согласованию различных и индивидуальных построений знаний. Некоторые исследователи утверждают, что PBL лучше всего использовать, когда проблемы неразрешимы или когда они генерируют множество индивидуальных построений знаний, которые кажутся действительными. 66 Однако использования только проблемного обучения для обучения навыкам критического мышления может быть недостаточно. Эта учебная стратегия не обязательно дает учащимся возможность анализировать или критиковать данную ситуацию или информацию, которая им была предоставлена.Для развития у учащихся способности использовать критическое мышление рекомендуется использовать разнообразные учебные стратегии, которые дают учащимся возможность думать вслух, разыгрывать ролевые игры, расставлять приоритеты, эффективно сообщать выводы, моделировать или защищать логическую основу своего мышления.

Попросить студентов применить свои знания в области стоматологии и медицины для планирования лечения и диагностики не является примером CTS. Однако просьба к студентам определить дифференциальный диагноз кариеса и заболеваний пародонта среди пациентов на различных стадиях рака легких требует умения аргументировать и обосновывать конкретные планы лечения или демонстрировать навыки критического мышления.Привычки учащихся, демонстрирующих критическое мышление:

(а) Делаем логические выводы
(б) Предлагает мнения с обоснованием
(в) Оценка
(г) Принцип захвата
e) Классификация
(ж) Вынесение суждений на основе критериев
(г) Принятие решений, основанных на доказательствах
(в) Рефлексивность



Случай № 3 — самка с эритроплакией

МиссисЖаклин, 40-летняя женщина, представляет вам в анамнезе СКВ и эритроплакию на левой боковой границе языка. Она заявляет, что испытывает жжение на языке. Она спрашивает, почему она испытывает дискомфорт и что можно сделать, чтобы язва на языке ушла. Устный осмотр показывает, что у миссис Джеклин плохая гигиена полости рта и легкая сухость во рту (ксеростомия), но в остальном она не подвергается опасности для здоровья полости рта.

  1. Работая в группах по четыре человека, учащихся просят найти четыре последних упоминания о поражениях полости рта.
  2. Используя эти ресурсы, их просят написать пять или шесть причин, по которым пациентка страдает поражением языка, и определить, какие вопросы им следует задать пациенту о ее личном и социальном анамнезе.
  3. Затем они определяют вопросы, которые нужно задать ей о ее истории болезни.
  4. Используя полученную информацию, их просят составить список потенциальных планов лечения, а также преимуществ и ограничений каждого плана.
  5. Что они должны сказать пациенту и почему?



Критическое мышление — это , а не :

(а) Применение полученных знаний при принятии решений и планировании лечения
(б) Не дает студентам уснуть, заинтересовать и мотивировать
(в) Линейное или пошаговое мышление


Критическому мышлению нельзя научить в учебной среде, где стоматолог всегда читает лекции, говорит студентам, что следует делать во время лечения пациента, или показывает студентам, как правильно выполнять процедуру.Некоторые привычки учащихся, не использующих навыки критического мышления:

(а) Дезорганизация (обработка мыслей, подготовка и поведение)
(б) Чрезмерно упрощенное мышление («У меня было достаточно информации. Не было необходимости запрашивать дополнительную информацию.»)
(в) Использование необоснованных критериев («Если я искренне верю, доказательства обратного не имеют значения. «)
(г) Ошибочное использование фактов (Глядя только на интересующую область, он предлагал предвзятую интерпретацию рентгенограмм.)


Навыки критического мышления можно развить с помощью частой практики и использования плохо структурированных проблем и ситуаций, которые требуют способности быстро вспоминать полезные знания, использовать распознавание образов, распознавать относящуюся к делу информацию, думать заранее и предвидеть результаты и проблемы оставаясь собранным, чтобы эмоции не мешали навыкам принятия решений.Однако важно понимать, что CTS не развиваются спонтанно или по мере созревания. Поскольку в основе диспозиций КТ лежат сильные компоненты личности, что произойдет, если студенты, принятые в стоматологические колледжи, еще не обладают этими чертами?

Чрезвычайная сила обычных мыслей | Мэтт Рассел | The Startup

Негативный разговор с самим собой сделал больше для похищения человеческого потенциала, чем любая другая сила на Земле. Это тот ворчливый голос внутри вас, который шепчет, что вы НЕ, когда вы должны верить, что вы ЕСТЬ.Это то, что заставляет вас ОТКАЗАТЬСЯ, когда вы решаете ДВИГАТЬСЯ ВПЕРЕД. Это то, что заставляет вас думать, что вы МЕНЬШЕ, когда вы должны верить, что вы БОЛЬШЕ. Слишком долго я позволял этому нежеланному и нежелательному голосу определять, каким я видел мир, и, что более важно, каким я видел себя.

Это были мои обычные мысли. Обычные, которые стали для меня второй натурой.

Я не мог их изменить, но они ограничивали все аспекты моей жизни. Из-за них у меня был более высокий стресс, хуже здоровье, меньше возможностей и меньше возможностей.Бесконечное количество исследований подтверждает, что негативный разговор с самим собой не только оказал такое влияние на меня, но и на миллионы людей каждый день.

Но я не обязан вам об этом говорить, вы это уже знаете. Все мы делаем. Отрицательный разговор с самим собой всегда оставляет нам чувство дерьма; одно это уже является достаточным доказательством того, что это вредно для нас.

Почему же многие из нас терпят это? Почему мы позволяем негативному внутреннему диалогу иметь оплот в нашей жизни? Я вам скажу почему. Это та же самая причина, по которой кто-то продолжает делать что-то вредное для себя, потому что они не знают, как это изменить — никто никогда не показывал им, как это сделать.

Если вы хотите изменить свои мысли, вы должны сначала осознать, о чем вы думаете. Исследование Mayo Clinic (одна из лучших больниц в стране) выявило четыре способа, которыми мы практикуем негативный разговор с самим собой:

  • Фильтрация: Это когда вы усиливаете негативные аспекты ситуации и отфильтровываете их. положительный. Например, вы усердно работаете, пытаясь составить список «дел», но вместо того, чтобы сосредоточиться на всем, что вы сделали в этот день, вы ругаете себя, потому что не успели «все» сделать.
  • Персонализация: Когда вы автоматически обвиняете себя, когда происходит что-то плохое. Например, вы приглашаете друзей на вечер; однако в последнюю минуту планы отменяются. Вы сразу же предполагаете, что ваши друзья отказались от участия, потому что они не хотели быть рядом с вами.
  • Catastrophizing: Вы сразу же ожидаете худшего. Например, то, что вы сказали на собеседовании, получилось не совсем правильным. Затем вы проводите следующие несколько дней, думая о том, как вы саботировали любую возможность получить эту должность.
  • Поляризация: Вы видите все как хорошее или плохое, черное или белое — серой зоны нет. Все, что не достигает совершенства, — полный провал.

Когда вы осознаете свои мысли, это дает вам возможность их изменить. Подумайте, как бы вы заменили свой негативный разговор с самим собой позитивным внутренним голосом. Это полностью изменит то, как вы видите мир и свой потенциал в нем.

Вы, вероятно, думаете: «Звучит неплохо, но как именно I должен это делать?» В конце концов, наши мысли не спрашивают у нас разрешения, прежде чем мы их подумаем.Кажется, что в любой момент наш разум может переключиться на автоматическое вождение и наполнить нашу голову неуверенностью в себе, сожалением, чувством вины или любыми другими негативными эмоциями. Как будто наши мысли — это нечто большее, чем просто то, о чем мы думаем, они стали нашей природой.

Когда мне было 19 лет, я начал слушать мотивационные колонки на аудио-компакт-диске во время утренней поездки на работу. В то время я не осознавал этого, но я наткнулся на один из самых действенных принципов, который каждый может использовать для изменения своего мышления.

Этот принцип таков:

Вход = Выход

Звучит просто, правда? Это потому, что это просто. Когда вы вливаете в свою жизнь положительную и воодушевляющую информацию, вы начнете мыслить позитивно. Когда вы окружаете себя вдохновляющими и мотивирующими людьми, вы почувствуете мотивацию. Когда вы говорите себе, что можете стать лучше, вы станете лучше.

Это так просто.

Я отчетливо помню, как слушал один аудио-компакт-диск, где Тони Роббинс делится одной из басен Эзопа под названием Скорпион и лягушка .Басня была такой:

 Скорпион и лягушка Скорпион и лягушка встречаются на берегу ручья, и скорпион 
просит лягушку перенести его на спине. Лягушка
спрашивает: «Откуда мне знать, что ты меня не ужалишь?» Скорпион
говорит: «Потому что, если я это сделаю, я тоже умру». Лягушка довольна, и они двинулись в путь, но на полпути,
скорпион ужалит лягушку. Лягушка чувствует начало паралича
и начинает тонуть, зная, что они оба утонут,
, но у нее как раз достаточно времени, чтобы задохнуться: «Почему?» Скорпион отвечает: «Это моя природа... "

Разве это не то, что мы делаем с собой со своими негативными мыслями? Мы знаем, что они разрушительны, но, как и скорпион, мы убедили себя, что это» такие, какие мы есть «.

Ничто в моем детстве не объясняет того сильного, позитивного внутреннего голоса, который у меня есть сегодня. Я приехал из неблагополучной семьи, когда мой биологический отец бросил меня, когда мне было меньше трех лет. Я был самым младшим из моих друзей Меня часто травили и эмоционально подавляли.Кроме того, у меня не было настоящих талантов или отличного образования, которые дали бы мне какое-то особое преимущество во взрослой жизни.

Каким же образом я получил степень магистра в Университете Джонса Хопкинса (один из лучших университетов страны), стал менеджером уровня в своей организации, побывал в более чем 20 странах и основал стартап социального бизнеса с моей женой, которая использует искусство и кофейные чашки для борьбы с торговлей людьми, всем в возрасте 34 лет? Я вам скажу почему. Потому что я верил, что смогу. Вот и все, не больше и не меньше.

Любой успех начинается с фундаментальной веры в себя и в то, что вы пытаетесь делать.

Со временем я начал не только слушать аудио компакт-диски, но и заводить воодушевляющие отношения. Я намеренно старался быть среди людей с качествами, которыми восхищался. Я также старался ограничить свое взаимодействие с негативными людьми.

Я узнал, что и позитив, и негатив заразительны. Чем больше вы находитесь среди людей, обладающих этими качествами, тем больше они на вас влияют.

Наконец, у меня появилась привычка перенаправлять свои негативные мысли. Всякий раз, когда я сталкивался с негативным внутренним диалогом, я отвечал ему положительными утверждениями.Я бы сказал себе: «Я способен», «Я всегда двигаюсь вперед», «Я могу сделать больше, чем я думаю».

Со временем я начал верить этим утверждениям, и в конце концов они сформировались в мощный, позитивный внутренний голос, который у меня есть сегодня.

Большая заслуга в этом принадлежит моей христианской вере, которая изменила так много вещей в моей жизни (но для того, чтобы осветить эту тему здесь, потребуется отдельная статья).

Одна из моих любимых цитат бывшего президента Теодора Рузвельта (рядом с «Человеком на арене»):

Делай, что можешь, с тем, что у тебя есть, где ты есть — Теодор Рузвельт

Эта цитата — все более примечательный исход от него, который потерял отца во время учебы в колледже, а затем трагически потерял жену и мать в тот же день несколько коротких лет спустя.Затем каким-то образом он вернулся в себя и стал 26-м президентом Соединенных Штатов.

Его история показывает, что не имеет значения, с чего кто-либо из нас начинает, все, что имеет значение, — это то, что мы готовы продолжать двигаться вперед. Это показывает, что если мы начнем с того, что есть, наше прошлое не обязательно будет определять наше будущее.

Как я упоминал ранее, я начал с простого прослушивания аудио компакт-дисков из мотивационных динамиков во время утренней поездки на работу.

Хотя они никогда этого не узнают, такие люди, как Зиг Зиглар, Тони Роббинс, Брайан Трейси, Эндрю Воммак и многие другие ораторы, оказали глубокое влияние на мою жизнь.Идеи, которые я почерпнул из них в раннем возрасте, все еще приносят дивиденды в моей жизни сегодня.

Это одна из причин, по которой я пишу сегодня. Я хочу, чтобы каждый, особенно молодежь, имел доступ к мотивационным идеям, которые улучшат их жизнь не только сейчас, но и на годы вперед.

Мы часто говорим что-то вроде «Я не умею», или «Я неудачник», или «Я никому не нравлюсь», но эти утверждения настолько широки и всеобъемлющи, что они почти никогда не применимы ко всему кто мы.В лучшем случае это дикие обобщения, основанные на нашем восприятии, а не на самих фактах, в худшем — это откровенная ложь.

Проблема в том, что все, что вам нужно сделать, чтобы дать этой лжи власть над собой, — это поверить ей. И это легко сделать, когда они доминируют во всех аспектах вашей жизни.

Когда ваше взаимодействие, ваш опыт и ваши мысли подтверждают, что вам чего-то не хватает, легко поверить, что вы меньше, чем должны быть.

Именно там я оказался в 19 лет.Я хотел изменить то, что я думал о себе и своем жизненном потенциале, но был ограничен своим внутренним голосом. Затем я понял, что мой негативный разговор с самим собой не был настоящим мной. Это было то, что я разработал на основе моего восприятия и опыта до того момента — это не должно было быть моим будущим.

Теперь я подхожу к жизни с огромной уверенностью и оптимизмом. И в результате я использовал возможности, о которых я и мечтать не мог.

Можно сказать, что я больше не «скорпион», жалит мои возможности негативным внутренним диалогом, прежде чем я смогу когда-либо их реализовать; скорее, достижение выдающихся результатов просто потому, что я осмелился поверить, что могу.

Эта история опубликована в The Startup, крупнейшем предпринимательском издании Medium, за которым следят +365 763 человека.

Купить Сила критического мышления: эффективное обоснование обычных и чрезвычайных требований Книга по низким ценам в Индии | Сила критического мышления: эффективное обоснование обычных и чрезвычайных требований, обзоры и рейтинги

«Сила критического мышления: эффективное рассуждение об обычных и экстраординарных утверждениях», третье издание, представляет широчайший спектр инструментов для современных студентов, изучающих критическое мышление, которые можно применять в любой сфере, от повседневной жизни до академических кругов и от науки до средств массовой информации.Он исследует основы критического рассуждения, аргументации, логики и написания аргументированных эссе, а также включает важные темы, которые не учитываются в большинстве других текстов, такие как «вывод наилучшего объяснения», научное рассуждение, доказательства и авторитет, визуальное рассуждение и препятствия. к критическому мышлению. «Сила критического мышления», третье издание, объединяет многие педагогические элементы, включая сотни различных упражнений, примеров и иллюстраций; текстовые поля, которые применяют критическое мышление к опыту учащихся; пошаговые инструкции по оценке утверждений, аргументов и объяснений; глоссарий важных терминов; множество напоминаний, резюме и обзорных заметок; и пять прогрессивных автономных модулей письма, разбросанных по всему тексту.Написанный в удобном для студентов стиле и дополненный юмором, этот текст идеально подходит для курсов критического мышления, введения в логику, неформальную логику, аргументированного письма и введения в аргументацию. Новое в третьем издании: * Шесть новых «Эссе для оценки» (три пары, составленные в формате за / против, каждая пара обсуждает один вопрос) * Расширенная глава 11 о моральном мышлении * Новые, более поучительные фотографии, которые поощряют критическое мышление о визуальных элементах * Дополнительные рекомендации по проведению исследований и оценке источников * Пересмотренная программа текстовых полей, которая включает «Ньюсмейкеры» и «Из Интернета» в дополнение к «Для дальнейшего размышления» * Обновленные поп-культуры и политические ссылки и примеры — многие разорваны из заголовков или из повседневной жизни «Сила критического мышления», третье издание, дополнено Руководством для инструктора с компьютеризированным банком тестов (доступно как в печатном виде, так и на компакт-диске) и сопутствующим веб-сайтом по адресу www.oup.com/us/criticalthinking, который включает ресурсы для инструкторов и руководство для студентов.

Ошо Раджниш об обычном мышлении, созерцании, концентрации и медитации

«Созерцание» означает направленное мышление. Мы все думаем; это не созерцание. Это мышление ненаправленное, расплывчатое, никуда не ведущее. На самом деле, наше мышление — это не созерцание, а то, что фрейдисты называют ассоциацией. Одна мысль приводит к другой без какого-либо направления с вашей стороны. Сама мысль приводит к другой из-за ассоциации.

Вы видите собаку, переходящую улицу. В тот момент, когда вы видите собаку, ваш разум начинает думать о собаках. Собака навела вас на эту мысль, и тогда в уме возникает множество ассоциаций. В детстве вы боялись определенной собаки. На ум приходит эта собака, а потом на ум приходит детство. Тогда о собаках забывают; тогда просто по ассоциации вы начинаете мечтать о своем детстве. Затем детство становится связанным с другими вещами, и вы ходите по кругу.

Когда вы расслабляетесь, попробуйте вернуться назад от своего мышления к тому, откуда они пришли. Вернитесь, повторите шаги. Тогда вы увидите, что была еще одна мысль, которая привела к этому. И они логически не связаны, ведь как собака на улице связана с вашим детством?

Нет логической связи — только ассоциация в вашей голове. Если бы я переходил улицу, та же собака не привела бы меня в детство, а привела бы к чему-то другому.В третьем лице это привело бы к еще чему-то другому. У каждого в уме есть связанные цепи. С любым человеком что-то случится, какая-то авария приведет к цепочке. Тогда ум начинает функционировать как компьютер. Тогда одно ведет к другому, другое ведет к другому, и вы продолжаете, и весь день вы делаете это.

Запишите на листе бумаги все, что придет вам в голову, честно. Вы будете просто поражены происходящим в вашей голове. Между двумя мыслями нет связи, и вы продолжаете думать таким образом.Вы называете это мышлением? Это просто ассоциация одной мысли с другой, а они сами себя ведут… вас ведут.

Мышление становится созерцанием, когда оно движется не через ассоциацию, а направляется. Вы работаете над конкретной проблемой — тогда вы отбрасываете все ассоциации. Вы двигаетесь только по этой проблеме, вы направляете свой ум. Ум будет пытаться сбежать на любой обходной путь, на любой побочный путь, к какой-то ассоциации. Вы перекрываете все побочные маршруты; только на одну дорогу вы направляете свой ум.Ученый, работающий над проблемой, размышляет. Логик, работающий над проблемой, математик, работающий над проблемой, находится в созерцании. Поэт созерцает цветок. Тогда весь мир отделяется, и остается только этот цветок и поэт, и он движется вместе с цветком. Многие вещи с боковых маршрутов будут привлекать, но он не позволяет своему уму никуда двигаться. Ум движется по одной линии, направлен. Это созерцание.

Наука основана на созерцании. Любое логическое мышление — это созерцание: мысль направляется, мышление направляется.Обыденное мышление абсурдно. Созерцание логично, рационально.
Тогда есть «концентрация». Концентрация остается в одной точке. Это не мышление; это не созерцание. Это действительно пребывание в одной точке, не позволяющее уму вообще двигаться. В обычном мышлении ум движется как сумасшедший. В созерцании сумасшедшего ведут, направляют; он не может никуда убежать.

В концентрации ум не может двигаться. В обычном мышлении разрешено
перемещаться куда угодно; в созерцании разрешено двигаться только куда-нибудь; в концентрации ему не разрешается двигаться, ему разрешается находиться только в одной точке.Вся энергия, все движение останавливается, держится в одной точке. Йога связана с концентрацией, обычный ум — с ненаправленным мышлением, научный ум — с направленным мышлением. Мышление йогического ума сосредоточено, зафиксировано в одной точке; движение не допускается
.

А еще есть «медитация». В обычном мышлении разуму позволено двигаться куда угодно; в созерцании
допускается только одно направление, все остальные направления отсечены. При концентрации нельзя двигаться даже в одном направлении; разрешается концентрироваться только на одной точке.А в медитации ум вообще не допускается. Медитация — это не-ум.

Это четыре стадии: обычное мышление, созерцание, концентрация, медитация.
Медитация означает не-ум — недопустима даже концентрация. Самому разуму быть не дозволено! Вот почему медитацию нельзя постичь умом. К концентрации у ума есть досягаемость, подход. Ум может понять концентрацию, но ум не может понять медитацию. На самом деле, ум вообще не допускается. В сосредоточении разум может быть в одной точке.В медитации убирается даже эта точка. В обычном мышлении открыты все направления. В созерцании открыто только одно направление. В концентрации открыта только одна точка — никакого направления. В медитации даже этот момент не открыт: уму быть не может. Обычное мышление — это обычное состояние ума, а медитация — высшая возможность. Самый низкий — это обычное мышление, общение, а самый высокий, самый высокий, — это медитация, не-ум.

Утраченное искусство мышления

В разных местах, где я жил или часто бывал, у меня всегда были места, куда я хожу в уединение — особые места, куда я иду сам, чтобы посидеть и поразмышлять.Уединение важно, потому что только когда мы одни, в тишине наших внутренних мыслей, мы можем найти место, чтобы по-настоящему сосредоточиться. Я считаю, что эти моменты тишины, вдали от «пингов» и «понгов» наших телефонов, далеко от наших списков дел, необходимы для самосовершенствования.

Одиночество — это действительно время, чтобы подумать. Мышление позволяет нам обдумать общие вопросы и смысл жизни. Это то, что нужно, чтобы сформулировать новое направление. Мышление помогает генерировать новые взгляды на мир и вдохновляет нас поступать иначе.Мыслить лучше всего, когда мы замедляемся и не торопимся переходить к чему-то другому. Это требует, чтобы мы сосредоточились на чем-то достаточно долго, чтобы выработать оригинальное и содержательное представление об этом.

Подлинное мышление выходит за рамки перефразирования идей других людей и направлено на поиск уникального направления. Это невозможно сделать за пять минут. Иногда могут потребоваться часы или дни непрерывного размышления, чтобы осмыслить то, что вы понимаете.

В мире полно людей, которые могут ответить на вопросов, но не знают, как задавать хороших вопросов — людей, которые могут описать, как добиться результатов, но не могут сформулировать , почему они такие делать их.У нас много людей, которые могут выполнить цель, но не знают, как поставить цель. У нас есть деятелей , но нам нужно еще мыслителей . Нам нужно больше лидеров, чтобы ставить под сомнение то, как все было сделано, и обдумывать важные вопросы. Нам нужны лидеры, чтобы тратить время на размышления

Чтобы получить дополнительные сведения, не забудьте приобрести мою книгу The Ordinary Leader.

Рэнди Гризер, Генеральный директор, автор, спикер
Центр лидерства и эффективности на рабочем месте ACHIEVE
и Институт ресурсов по кризисам и травмам,
Чтобы получать уведомление о новой публикации в блоге, подпишитесь на информационный бюллетень Рэнди и подпишитесь на него в LinkedIn, Facebook и Twitter.
© Рэнди Гризер и обычный лидер
Содержание этого блога может быть использовано при условии полной и ясной заслуги перед Рэнди Гризером и The Ordinary Leader.

(Посещений 487 раз, сегодня 19 посещений)

Нарушение привычного мышления из-за дезадаптивных мечтаний: дезадаптивное мечтание

Это исследование, которое я провел о чрезмерном мышлении, отвлекающем человека от реальности и вызывающем тревогу. Это может относиться к MD, поскольку общий знаменатель — это мышление.

Прежде всего, есть 3 типа мыслей.Виртуальная реальность (VR), в которой человек представляет себе параллельную вселенную (т. Е. Где не было мировых войн), находящуюся в ситуации, несовместимой с их реальной (т. Е. Родившуюся разными родителями в другой стране), существующую в мир, который бросает вызов законам физики (то есть способность летать), и любой случай, который не может быть применен к ним каким-либо образом. Путешествие во времени (TT), где они размышляют над воспоминаниями из прошлого и даже над тем, что они могли бы сделать по-другому, и как это может привести к другому сценарию, или каковы различные результаты в будущем решения и даже как они видят себя в будущее.Наконец, мысленный комментарий (MC), в котором человек анализирует такие дела, как Brexit или текущие проблемы отношений или что-то еще, и пытается выяснить, как они могут развиваться и какие действия они должны предпринять. Конечно, есть совпадения, но мыслитель должен решить, где объединить каждую мысль и как с ней справиться.

VR нужно сразу подтвердить. Со временем и практикой вы сможете определять мысль в тот момент, когда она возникает. Это требует жесткого подхода. Вы должны сказать себе, что вам это не нужно, оно предлагает вам что-то новое, и отвлечься на работу, работу, деятельность или ощущения того, что вас окружает.С этим трудно справиться, но с другой стороны, его сюрреалистический характер позволяет легко идентифицировать его еще до того, как оно начнется.

TT — это действительно здорово и хорошая возможность пересмотреть свои действия и позицию и извлечь уроки из своего опыта.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *