Об испании писатели: Писатели Испании

Содержание

Новость Современные испанские писатели, книги которых стоит прочесть

Мелкие островки национальных литератур в наши дни едва видны в огромном океане англоязычной литературы. Предлагаем вашему вниманию небольшой список современных испанских писателей, книги которых читают во всем мире.

Хавьер Мариас

В настоящий момент, Хавьер Мариас считается не только самым выдающимся испанским писателем, но и, возможно, одним из величайших писателей планетарного масштаба. Лауреат многочисленных национальных и европейских премий, он начал печататься еще в подростковом возрасте, а к шестидесяти годам многие его романы стали признанными шедеврами. Не исключено, что именно он станет следующим Нобелевским лауреатом в области литературы. Во всяком случае, один из членов нобелевского комитета уже настойчиво рекомендовал для рассмотрения на вручение премии роман Хавьера Мариаса «Бело сердце»

Роса Монтеро

Известный журналист и писатель создает особый, уютный и глубокий мир в своих произведениях.

Лауреат нескольких литературных премий и журналистских наград, Роса Монтеро является одной из самых известных женщин Испании. На русский язык переведен лишь один роман писательницы, «Дочь Каннибала». За псевдодетективным сюжетом здесь скрыта потрясающая история, которая придется по душе всем любителям хорошей литературы

Энрике Вила-Матас

Энрике Вила-Матас – еще один живой классик испанской литературы, завоевавший любовь и признание читателей во всем мире. Свой первый роман он написал завершая службу в армии. Он пробовал работать кинокритиком и сценаристом. Прославился своим ироничным, отрывистым стилем, в котором крайне размыт барьер между реальностью и вымыслом. Лауреат множества испанских и европейских литературных премий, в том числе премии Медичи, чьи произведения переведены на многие языки. Роман «Такая вот странная жизнь» — настоящая фантасмагория, в которой главный герой обретает себя благодаря поддержке Сальвадора Дали и Грэма Грина.

Ильдефонсо Фальконес

Ильдефонсо Фальконес – адвокат и писатель. Его первый роман «Собор у моря» был опубликован в 2006 году, когда писателю почти исполнилось 50 лет. Действие этого исторического романа разворачивается Барселоне в 14-ом веке, когда Каталония обрела большой вес в Европе. Роман тут же получил награды на родине писателя, в Италии, во Франции и на Кубе. Был переведен на многие языки, включая русский.

Антонио Муньос Молина

Писатель и журналист, Антонио Муньос Молина всю жизнь посвятил литературному творчеству и получил широкое международное признание. Он выиграл ряд испанских и международных наград и премий, дважды ему вручали Национальную премию. Молина является членом Королевской испанской Академии. Его самый известный роман «Польский всадник» заключает в себе все лучшее, чем славится испанская литературная традиция

Феликс Х. Пальма

Признанный и почитаемый в Испании мастер магического реализма, Пальма создаёт захватывающие истории, которые нашли своих поклонников во всем мире. В России они с нетерпением ожидают перевода заключительного романа Викторианской трилогии, начало которой положила «Карта времени»

Карлос Руис Сафон

Карлос Руис Сафон не нуждается в особом представлении в России. Его цикл «Кладбище забытых книг» прочно завоевал сердца читателей по всему миру. Первый роман цикла «Тень ветра» стал международным бестселлером и был продан более 15-ю миллионами копий.

Что и как читают детям в Испании

Книга и праздник

В апреле 2012 года в России состоялась первая «Библионочь», во время которой некоторые книжные магазины, библиотеки, музеи работали допоздна, устраивали встречи с писателями, конкурсы и игры. Мало кому известно, что празднование Всемирного дня книги 23 апреля было введено ЮНЕСКО по примеру каталонских книготорговцев, которые в 1923 году устроили грандиозную книжную ярмарку в память о Мигеле Сервантесе, Инка Гарсиласо де ла Веге и Уильяме Шекспире, дата смерти которых приходится как раз на 23 апреля.

Всемирный день книги совпал с каталонским праздником святого Георгия (Сан-Жорди), который еще называют «розовым праздником» – ведь по каталонской легенде из капель крови убитого дракона выросли розы.

И вот уже много лет 23 апреля барселонцы дарят своим подругам розы, а барселонки в ответ дарят книги. Эта традиция вдохновила ЮНЕСКО на создание программы «Подари книгу, подари розу»: в разных городах и странах каждому, кто купил 23 апреля книгу, дарят розу.

«Розы и книги» – отличный пример типично испанского отношения к чтению. Книга здесь важна не сама по себе, не только как носитель высших истин. Она всегда активно включена в социальный контекст – и прежде всего, в контекст праздника, общественного действия. Каждый, кто хоть немного интересовался испанской культурой, наверняка отмечал, что Испания немыслима без праздников, карнавалов, шумных вечеринок, песен, танцев, театров. Жизнь испанца проходит «на виду», и «улица» для него гораздо более значимое пространство, чем дом (сравните с предельно индивидуалистичными культурами Северной Европы). Казалось бы, как все это сочетается с книгой и чтением? Ведь чтение – занятие по сути своей глубоко индивидуальное, тихое, требующее уединения…

        

Испанцы делают книгу атрибутом праздника. Происходит это самыми разными способами. В маленьких испанских городках в выходные дни часто устраиваются ярмарки, куда стекаются жители со всех окрестных сел и деревень. И почти наверняка на такой ярмарке будет книжный лоток. Большие фестивали, книжные салоны тоже непременно включают детские праздничные программы. А детские книжные магазины привлекают к себе читателей и покупателей всевозможными встречами, играми, праздниками.

Однажды в небольшой книжной лавке в Стране Басков я наблюдала, как пожилой хозяин прямо в своем магазинчике показывал представление с марионетками; дети со всей округи, от младенцев до подростков, толпились вокруг него. Когда марионетки «забывали» нужные реплики, они просили детей заглянуть в лежавшие рядом книги и подсказать правильные слова. В другой раз, в крупном торговом центре Севильи, я присутствовала на занятии по живописи – дети перерисовывали иллюстрации из разных книжек (кто-то пользовался калькой, кто-то рисовал сам), а затем забирали эти книжки с собой.

      

Пантеон литературных героев

Многие праздники связаны с ключевыми персонажами испанского «литературного пантеона». Прежде всего, это Дон Кихот и Эль Сид. Не следует обольщаться: почти никто из испанцев не знаком с оригинальными текстами средневекового героического эпоса «Песнь о моем Сиде» или с полным текстом двухтомного ренессансного романа Сервантеса, написанного на довольно архаичном языке. Абсолютное большинство жителей страны знакомятся с этими хрестоматийными произведениями в адаптированных и сокращенных пересказах. Их существуют десятки, если не сотни: комиксы, анекдоты, рифмованные рассказы… Испанские филологи даже посвящают специальные научные исследования принципам адаптирования классики для детей.

Третьим героем литературного пантеона Испании, как это ни удивительно, является Маленький Принц. Антуан де Сент-Экзюпери давно уже стал «своим» для испанцев, поскольку во время Гражданской войны 1930-х годов он воевал в Каталонии (и своему военному опыту посвятил цикл репортажей «Испания в крови»). Маленький Принц – самый популярный в Испании детский герой. А снятый несколько лет назад европейский телефильм об этом герое именно в Испании побил все рекорды просмотров.

Разговаривая с испанскими родителями о том, что и как они читают своим детям, я с удивлением обнаружила, что мало кто из них держит книги дома. Почти все книги родители берут в библиотеках: прочитали и вернули. Покупают «на дом» лишь те издания, с которыми дети могут что-то делать: раскраски, вырезалки, «развивалки».

Очень показательной и интересной была для меня реакция испанцев на изданный недавно «Детгизом» двуязычный сборник испанского фольклора «Видел я, как мышка сеет». Лусия, мама пятилетних близнецов и врач по профессии, призналась, что больше половины текстов незнакомы ни ей, ни ее детям. Ей чрезвычайно понравились иллюстрации: «Я не видела в наших магазинах таких красивых книжек!» Ну и конечно, Лусия и представить себе не может, чтобы она стала читать своим детям русские сказки, петь русские колыбельные или загадывать русские загадки…

Вообще, по признаниям испанских родителей и русских эмигрантов, сравнивающих чтение в России и в Испании, детям здесь читают редко и мало. Почти с младенчества ребенок включен в обычную семейную жизнь: ходит вечерами в кафе и в гости, на ближние и дальние прогулки, смотрит телевизор и слушает радио. Поэтому на испанском книжном рынке не очень много изданий для дошкольников, а те, что есть, в основном, переведены с других языков. Одно из немногих исключений – книги о Папелучо. Десять историй о приключениях восьмилетнего мальчика, рассказанные им самим, были написаны и нарисованы чилийской писательницей Марселой Паз в 1947 году. Они пользуются в Испании невероятной популярностью и были не раз экранизированы.

Между школой, монастырем и таверной

Список любимого чтения испанцев 7-10 лет возглавляет, конечно, «Гарри Поттер». Но в этот список входят и три очень интересных испанских книги, которые переведены на русский язык и дают нам возможность полнее представить себе мир испанского детства.

Первая из них – повесть нобелевского лауреата Хуана Рамона Хименеса «Платеро и я» (1914), рассказывающая о жизни ослика Платеро. Вместе со своим хозяином ослик бродит по горам Андалусии. Больше семидесяти коротеньких зарисовок посвящены наблюдениям за самыми разными – трагическими и радостными – сторонами провинциальной испанской жизни. «Когда в сумерках я и Платеро, оба продрогшие, въезжаем в лиловую тьму жалкой улицы, сползшей к сухому руслу, бедняцкие дети тешатся страхом, играя в нищих. Один набросил мешок на голову, другой гнусавит, что слеп, третий прикинулся колченогим…» Это очень честная, нежная и грустная книга. В Испании ее часто издают в сокращении, выбирая только самые оптимистичные рассказы, ведь в конце книги ослик умирает… Кстати, если в каком-нибудь испанском городе вы заметите скульптурное изображение ослика, это наверняка будет Платеро.

  

Тема смерти вообще очень широко представлена в детской литературе Испании. Возможно, это объясняется той необычайно важной ролью, которую в испанской жизни играет Католическая церковь (хотя, конечно, официально церковь отделена от государства). Нам, жителям страны с почти вековым опытом государственного атеизма и богоборчества, сложно даже вообразить себе эту роль. Со всей очевидностью она представлена в книге Хосе Марии Санчес-Сильвы «Марселино Хлеб-и-Вино», которая была переведена на все основные языки и не раз экранизировалась (Санчес-Сильва – единственный испанский писатель, получивший медаль Андерсена).

На современного русскоязычного читателя «Марселино Хлеб-и-Вино» производит поистине оглушающее впечатление. Ничего подобного в нашей детской литературе ХХ века не существует. Поэтому ни у родителей, ни у детей, живущих в современной России, нет опыта чтения книг, в которых шести-семилетний герой испытывает сильные религиозные переживания, напрямую общается с Богом, умирает с улыбкой на устах и путешествует по раю.

Санчес-Сильва придумал историю о подкидыше Марселино, которого монахи нашли у стен своего монастыря. Вся жизнь мальчика проходит в обители. Он играет в одиночестве, рано учится читать, помогает монахам работать в огороде. Однажды он находит на чердаке крест с распятием. Марселино «было очень жалко, что тот человек совсем один и почти голый там, наверху, да, может, еще и болен». Мальчик начинает тайком приносить Христу хлеб с кухни. «Тогда Господь опустил одну руку и взял хлеб. И прямо там, где висел, начал есть…»

Первый рассказ о Марселино, получившем у монахов прозвище «Хлеб-и-Вино» (Marcelino pan y vino), заканчивается смертью мальчика: «Марселино, улыбающийся и румяный, спал в своем гробике из светлого дерева». Но маленькие читатели так переживали за главного героя, что упросили писателя придумать продолжение. Так появились «Приключения на небе». Марселино вместе со своим ангелом-хранителем отправляется в путешествие по небесному царству и исполняет свое заветное желание – увидеть маму.

Полным антиподом Марселино является современный герой испанских детей Манолито-очкарик (Manolito gafotas). Серию книг – а также радиопостановок, театральных спектаклей, киноэкранизаций – о Манолито создала Эльвира Линдо, награжденная Государственной премией Испании в области детской и юношеской литературы.

Если Марселино воплощает испанский идеал ребенка и является абсолютно положительным героем (хотя существенную часть книги и составляют его размышления о детских грехах), то Манолито по сравнению с ним – истинный дьяволенок. Вот, например, что он увидел на экскурсии в Прадо, разглядывая «Три грации» Рубенса. «Три старинные тетки были совсем голые, и ноги у них были мощнецкие, прямо как бревна. Пнет тебя такая тетка своей суперножищей, так на всю жизнь и скопытишься со всеми своими причиндалами!»

В речи Марселино Хлеб-и-Вино постоянно звучат цитаты из религиозных гимнов и выражается почтение к старшим. Речь Манолито-очкарика наполнена рекламными слоганами, школьным сленгом, цитатами из голливудских фильмов, теленовостей, а также маминых и дедушкиных разговоров с соседями. «Пару дней назад я пропустил школу, потому что мы с папой ходили к глазному. И все из-за уголовного элемента по прозвищу Капитан Килька. В эти жуткие дни мою жизнь захлестнула чудовищная волна насилия. Хотел бы я посмотреть на Рембо, окажись он на моем месте! Да этот слизняк описался бы на месте!»

Три этих книги – три противоположности, каждая из которых воплощает важную часть национальной культуры современной Испании. Что-то в этой культуре нас шокирует, что-то изумляет, что-то забавляет. Заставляет задуматься. А значит – попытаться понять другого и сделать шаг ему навстречу.

Анна Рапопорт

«Папмамбук» благодарит за консультации Дарью Моргунову и Лусиу Фернандес, а также сайт http://www.clubkirico.com/ за предоставленные фотографии.

Литература Испании и ее влияние на культуру, испанская поэзия

Мини обзор: Литература и ее влияние на культуру Испании

Герои античности, или Жемчуг испанской культуры

На развитие испанской культуры значимое влияние оказали античность, христианство и арабская культура. Христианское мировоззрение складывается в жестокой борьбе с античным и языческой религией варваров. Но жажда к жизни, стремление к знаниям, свободе и справедливости, своеобразие и сложность бытия нашли отражение в самобытных жанрах литературы, одним из которых является испанский героический эпос.

«Песня о Сиде» – жемчужина испанской культуры, образец героического эпоса. Поэма состоит из 3735 стихотворений и делится на три части. Центральный персонаж Сид Кампеадор – личность историческая. Руй (Родриго) Диас де Бивар принадлежал к кастильской знати и был начальником войск при короле Испании Санчо ІІ. Его личные качества – твердый характер, простота, демократизм, рассудительность, талант военного и государственного деятеля – способствовали популярности Сида среди народа. Он по праву считается национальным героем Испании. Сид осознает всю ответственность за людей, поддержавших его: «Молю и прошу Бога, отца небесного, чтобы всем вам, кто оставил свой дом и имущество, я смог бы отдать вдвое больше, что вы потеряли». Он – человек высоких духовных ценностей, сознателен своим обязанностям и общегосударственным интересам.

Известный современный испанский филолог Р. Менедес Пидаль отмечает, что для литературы его народа характерны демократизм, нравственность, сдержанность фантастического элемента, направленность на реализм, конкретность бытия.
В этой героической поэме перед нами предстает не только Испания эпохи реконкисты, а и находят отражение картины мирной жизни городов: торговые соглашения, расставания, путешествия, приветствие и радость встреч, свадьба, сиеста, веселые развлечения, быт, одежда и религиозные церемонии. Важное место в ней занимают бытовые детали, практицизм.

Эпоха Ренессанса, или Испанский океан поэзии

Развитие гуманизма началось в Испании в ХV в. Университет в Алькала де Энарес (1508) стал центром научной гуманистической мысли.

Гуманистические тенденции проявились в лирической поэзии под влиянием итальянской лирики (Франческо Петрарка) и на базе национальной поэтической традиции.
Известные испанские поэты Хорхе Манрике (1440-1478) и Гарсиласо де ла Вега (1503-1536) реализовали в испанской поэзии поэтические формы как канцона, элегия, сонет.

Хуан дель Энсина (1469-1533) – первый писатель испанского театра. В его драматургии соединились элементы пасторали, религиозные сцены и жанровые бытовые картины.
Большое значение в развитии национальной драматургии имела повесть Фернандо де Рохаса «Селестина» (1499), написанная в форме диалога. Главная сюжетная линия – трагическая история двух влюбленных – Калиспо и Мелибеи. Наиболее колоритный, мастерски созданный образ Селестины.

Выдающийся писатель Лопе де Руэда (1510-1565) создал прозовые интермедии, в которых юмористически изображаются бытовые сцены из жизни демократических слоев общества.
Рыцарские романы в Испании имели огроменный успех. Ими зачитывалась вся страна. Монтальво «Адамис Галльский», Хорхе де Монтемайора «Диана», «Ласарильйо с Тормеса» неизвестный автор, Матео Алеман «Гусман с Альфараче» – яркие примеры разнообразия жанра романа (рыцарский, пасторальный, пикареский (исп.picaro – аферист).
Наивысшим достижением испанской литературы эпохи Ренессанса является творчество Сервантеса и Лопе де Вега.

Мигель де Сервантес Сааведра (1547-1616) принадлежал к идальгии, родился в семье бедного врача в Алькала де Энарес. Жизнь его полна страстных увлечений и горьких разочарований, неразрывно связана с судьбой его страны. Много и успешно учился, но гоним нуждой, оставил родину и стал солдатом испанской армии в Италии, принимал участие в известной Лепантской битве, где получил увечья левой руки. В 1775 году попал в плен к пиратам и пять лет пребывал в рабстве в Алжире. В 1580 возвратился в Испанию.

Литературная деятельность не приносила достатка, поэтому служил в интендантстве, а позже был собирателем налогов, при том его несколько раз обвиняли в растратах и сажали в тюрьму. Мировая слава его связана с романом «Премудрый дон Кихот с ла Манчи», который был написан как пародия на рыцарский роман, но получивший признание решительности в реалистическом изображении действительной жизни и действительного народа. Это был роман, в котором автор попытался глубоко зондировать характер своего героя как чудака, так и борца со злом, несправедливостью, защитником униженных и оскорбленных. Сам обедневший идальго покоряет нравственным совершенством, силой духа, бескорыстностью, щедростью. Герои Сервантеса – обособление непокоренной веры, неиссякаемой энергии, непобедимого энтузиазма и стойкости. В образе Дон Кихота органически соединились героизм и слабость, мудрость и безумие. В этом и состоит поэтическое новаторство Сервантеса – реалиста в изображении человеческого характера.

Лопе де Вега (1562-1635) – испанский драматург, создатель народного театра. «Появился великий Лопе де Вега – чудо природы и стал самодержавцем в театральной империи. Он покорил и подчинил своей власти всех комедиантов и наполнил мир своими комедиями», – такова оценка Сервантеса, отдавая ему предпочтение. Мировую славу принесли драматические произведения, которых Лопе де Вега написал более 2000.

Сам автор исходит с понимания искусства как следование жизни и считает, что ценность драмы в естественности, верности действительности. Сюжеты его комедий охватывают период от библейской истории создания мира до событий современной Лопе эпохи. За просторами выходят далеко за пределы Испании, переносят зрителя и в Россию, и в Албанию, и в Венгрию, и в Богемию, и в Америку. Сама Испания представлена в драматургии Лопе де Вега почти всеми своими главными городами и всеми провинциями, и областями. «Периваньес и командор Оканьи», «Саламейский алькальд», «Звезда Севильи», «Собака на сене», «Учитель танцев», «Валенсианская вдова» – популярные пьесы автора, манящие мастерством, поэтичностью, легкостью.

Язык его произведений близок к разговорному, характеризируется простотой и ясностью, широко используется фольклор, поговорки, пословицы, песни, народные анекдоты. Часто поговорки и пословицы становятся заглавиями комедий, которые восторженные современники называли «океаном поэзии». Таким образом, можно говорить о школе Лопе де Вега, выдающимися представителями которой были Тирсо де Молина (1571-1648), Хуан Руис де Аларкон (1580-1639), Гильен де Кастро (1569-1631).

Тяжелое житие, или Критический реализм в Испании (Х1Х-нач ХХ вв.)

Испания в период 1871-1917 гг. представляет собой сплетение еще не окрепших капиталистических отношений и стойких пережитков феодализма. Революция 1868-1874гг., поражение Испании в войне с США в 1898 г. и потеря заокеанских колоний; нарастающее недовольство народа, выражавшееся в городах забастовками, а в деревнях бунтами; движение за национальную автономию в Стране Басков и Каталонии; «трагическая неделя» в Барселоне в 1909г. – все это свидетельствовало о глубочайшем кризисе буржуазно-помещичьего испанского государства.
Широкая панорама действительности создана в произведениях представителей критического реализма Х1Х века Бенито Перес Гальдос (1843-1920), стоявший у истоков создания испанского реалистического романа, сорок лет жизни отдал воссозданию истории в цикле социально-исторических романов «Эпизоды национальной жизни».

Висенте Бласко Ибанье (1867-1928) посвятил романы и рассказы изображению тяжелой жизни крестьянства. В романах «Толедский собор», «Вторжение», «Кровь и песок» реалистически отражена противоречивая картина развития испанского общества.
Поражение страны в войне 1898 г. помогло многое понять испанской интеллигенции: Испания на грани краха, существующее общество прогрессировать не может. Пио Бароха (из Страны Басков), Хасинто Бенавенте, Мигель де Унамуно, Рамон дель Валье Инклан (из Галисии), Антонио Мачадо, Хуан Рамон Хименес ( из Андалусии) – все эти столь разные творческие индивидуальности относились к «поколению 19898 года», каждый отдал в своем творчестве дань любви к отчему краю, но не стали певцами «малой пяди», ибо мыслили масштабами нации и дальнейшее развитие испанской культуры связывали с кастильским языком, с Кастилией, сумевшей в свое время объединить страну.

Любовь и ненависть к Испании – так можно определить дух многих художественных и философских сочинений той поры. М. Де Унамуно вырабатывает концепцию «двух историй»: «интраистория» – глубинная жизнь народа и официальная – как летопись событий.
В киге «Испанская идеология» Анхелем Ганиветом (1862-1898) было раскрыто крушение Испании, что стало и личным крахом, – он покончил жизнь самоубийством. А. Ганивет и его последовали считали необходимым сохранить традиции, чтобы уберечь индивидуальный облик страны, положиться на «жизненную силу нации».

Многие писатели исповедовали индивидуализм. Им проникнуты гуманистические искания Унамуно, считающегося основоположником испанского экзистенциализма. Родился в Бильбао, окончил Мадридский университет. Писатель и философ, активный общественный деятель, его творческое наследие уникально: эссе «Жизнь как сон. Размышления о возрождении Испании», роман «Любовь и педагогика», эссе «о трагическом чувстве жизни у людей и народов», романы «Туман», «Авель Санчес», «Тетя Тула». Итоговое произведение художника – повесть «Святой Мануэль Добрый, мученик», в которой он вернулся к «интраистории» жизни народа, но если раньше писатель связывал возрождение народа с совершенствованием личности, то теперь – народ становится опорой личности,
Поэзия. В конце Х1Х-начале ХХ в. в Испании появились поэты – А Мачадо и Х.Р. Хименес, чьи имена принесли испанской поэзии мировую славу, которую впоследствии разделит и Гарсиа Лорка.

Драматургия этого периода имеет более скромные характеристики. Братья Альварес Кинтеро, Хосе Эчегарая, Хасинто Бенавенте – известные драматурги демократических жанров «малой формы», психологической мелодрамы, уловившие ветер перемен в духовной атмосфере общества.

Меткое словцо

Искрометным юмором, энергичностью, неприкрытыми эмоциями, высокотембральной живостью отличается коренное население Испании. Весь этот колорит и темперамент находит отражение в метких выражениях, остром слове, тонкой наблюдательности. Фольклор, в частности, пословицы и поговорки вобрали эти качества, часто украшая образностью испанскую речь.

Покажи свою жену – и я скажу, какой у нее муж.
Расставание для любви, что для огня ветер: малую любовь погасит, а большую- разнесет. Счастью, которое приобрела некрасивая, завидует и красавица.
Всемогущая любовь святая, в красавца урода превращает.
Восхваляй себя, Хуан, ибо другие этого не сделают.
Глупой рыбе – враг наживка, а не рыбак.
Всяк над мертвецом плачет о своем.
Оставь фонтан ради болота.
Плохой арбалетчик своих калечит.

Русские поэты и писатели о Латинской Америке и Испании

Предложили написать статью для «Русия ОЙ», испаноязычного сайта о России для товарищей из Латинской Америки. Выдалось свободное время и на выходных подготовил. Статья называется «¡Necesitamos la dictadura de los sueños!»: о русских поэтах, пишущих про ЛА, Испанию и схожие темы.

Тут выкладываю русскую версию этой статьи.


«Нам нужна диктатура мечты!»

Такая огромная ибероамериканская культура, казалось бы, должна всеми красками вписаться в богатейшую русскую литературу. Однако задача найти образы Латинской Америки и Испании в творчестве русских писателей и поэтов оказалась трудной.

Впрочем, дружба между народами (которая не раз была отмечена и на государственном уровне) продолжает развиваться, и в каждой стране можно найти замечательного поэта, воспевающего какую-нибудь странную и чарующую цивилизацию, расположившуюся за океаном.

Главный современный российский поэт, пишущий о Латинской Америке — Евгений Евтушенко. Сейчас ему 79 лет, он живет в США с 1991 года, а до этого объездил почти весь мир.

Последняя его поэма называется «Дора Франко» (2011), в которой рассказывается о романе молодости поэта — с колумбийкой Дорой. Евтушенко также пишет о жизни в Латинской Америке в 60-е годы, о напряженной обстановке в мире, о КГБ… Самый поразительный момент всей поэмы, показывающий различия между мышлением советского человека и латиноамериканца, — разговор поэта с campesino. Герой искренне не понимает: почему среди маиса растут гладиолусы? Почему их не вырвать, как сорняк? Campesino, вздохнув, ответил: «Да просто для красоты». Эта гигантская пропасть в мировоззрении объясняется, возможно, советскими нравами: сначала — результат, производительность, труд, а уже потом — красота, эстетика, удовольствие.

В 2009 году во дворце Ла-Монеда (Чили) Евтушенко получил орден Освободителя Бернардо О’Хиггинса степени «Командор» из рук президента Мишель Бачелет. С балкона этого дворца Евтушенко также читал свои стихи и наверняка вспоминал своего друга Сальвадора Альенде, которого убили в этом же месте. Евтушенко чтил Пабло Неруду, чьи стихи он с удовольствием исполнял перед публикой. Выступал он и в музее дона Пабло.

С Кубой у Евтушенко связаны особые воспоминания. Он очень хвалит Фиделя Кастро, с которым ездил по стране и даже ловил рыбу. Евтушенко отмечает, что Фидель поддерживал всех художников, независимо от их направления и мыслей. А это для поэта-вольнодумца очень важно! Евтушенко также любит рассказывать такую историю: «Когда я приехал в США в 1960-х, то познакомился там с одной девушкой благодаря тому, что у нас обоих на груди был значок с изображением Фиделя Кастро. Фидель нас объединил, и первым языком, который я выучил, стал испанский».

Владимир Маяковский (1893–1930), футурист, поэт революции, ездил в США и Мексику в 1925 году. Результатом этой поездки стали несколько стихотворений и путевые заметки «Мое открытие Америки» (1926). Маяковский пишет, что его постигло одно большое разочарование: с детства он бредил индейцами, читая Купера и Майн-Рида, но, увидев в порту индейцев-носильщиков, дерущихся между собой из-за чемоданов, почувствовал, что перед его глазами «павлинов переделывают в куриц».

В Мехико поэта встретил Диего Ривера и устроил экскурсию по городу и музеям. О Ривере Маяковский вспоминает так:

«Диего оказался огромным, с хорошим животом, широколицым, всегда улыбающимся человеком. Он рассказывает, вмешивая русские слова (Диего великолепно понимает по-русски), тысячи интересных вещей, но перед рассказом предупреждает:
— Имейте в виду, и моя жена подтверждает, что половину из всего сказанного я привираю».

В своей книге Маяковский также отмечает контраст между древней Мексикой и Мексикой после прихода Кортеса. «Первобытный рай, со свободным трудом, с древними обычаями, праздниками маиса, танцами духа смерти и жизни, фруктовыми и цветочными дарами» и «Подневольный труд с плантатором (весь в револьверах), валяющимся в гамаке. Фрески ткацкого, литейного, гончарного и сахарного труда. Подымающаяся борьба. Галерея застреленных революционеров». Очевидно, что такое внимание этому сравнению Маяковский уделил из-за своих революционных взглядов, которые пронизывали все его творчество.

Знакомство Маяковского и Риверы окутано тайной, до сих пор многие спорят о политических мотивах визита советского поэта в Мексику. В 1927 году Диего Ривера приезжал в СССР и гостил у Маяковского. По словам Диего, у поэта в рабочем кабинете хранились три пистолета «Браунинг». Маяковский выстрелил себе в сердце 14 апреля 1930 года.

Илья Эренбург (1891–1967) — один из выдающихся поэтов и публицистов, пишущих об Испании. Во время гражданской войны Эренбург писал для газеты «Известия», и результатом его работы стали не только статьи, но и сборник рассказов «Вне перемирия» (1937), роман «Что человеку надо» (1937), сборник стихов «Верность» (1941).

Илья перевел книгу Пабло Неруды «Испания в сердце», и в 39-м году её издали в Москве. Так он подружился с Нерудой, но их дружба продолжалась по переписке: один был в СССР, а другой — в Чили. Неруда читал свое письмо Эренбургу на митингах. Сохранилось также и письмо Эренбурга к Неруде, написанное 15 сентября 1942 года:

«Дорогой друг Пабло Неруда, Вы слышали запах коричневой смерти. Скажите Вашим друзьям, скажите Вашему народу, что … если Америка не пойдет походом на Германию, Германия пойдет походом на Америку».

А после войны Неруда написал стихи «Портрет Эренбурга». Более того, стихи об Эренбурге писал и Рафаэль Альберти.

В 1954 году Эренбург приехал в Латинскую Америку, чтобы вручить Пабло Неруде международную сталинскую премию за укрепление мира между народами. Но чилийское правительство недолюбливало Неруду, так как считало его коммунистом, и его гостя —Эренбурга — посчитали врагом, отобрали медаль и диплом, которые предназначались чилийскому поэту. Их долго проверяли, подвергали всевозможным анализам и в конце концов вернули Илье в непрезентабельном виде. Предполагают, что награды всё-таки нашли своего лауреата.

Поэт Евгений Долматовский (1915–1994) не был испанистом и, в основном, запомнился читателю по песням на его стихи. Однако у него есть две поэмы, которые тесной нитью связывают русскую поэзию с Латинской Америкой. Во-первых, это «Руки Гевары» (1972). Как известно, убийцы команданте ампутировали ему кисти рук, и в ответ на это Долматовский пишет: «…Те руки, что оружием владели / И по головкам гладили детей / Те руки, что могли махать мачете, / Рубя тростник до судорог в плече / Те руки, что легко стихи писали / И у костров светились на огне…»

Отец Евгения был расстрелян за контрреволюционную деятельность, наверняка поэтому поэту была интересна личность Че Гевары. В любом случае, его образ очень силён в этой поэме. И заканчивается она лозунгом «Patria o muerte! Venceremos!»

Через год у Долматовского выходит другое произведение, посвященное Латинской Америке: стихотворение «Чили в сердце» (1973) — о свергнутом Сальвадоре Альенде. В стихотворении возникают уже знакомые советскому читателю образы: «Был товарищ Альенде / Нежен и чист, как стихи Неруды, / Был он пламенным сыном Огненной Земли».

Михаил Кольцов (1898–1940 или 1942) — советский журналист и писатель, находившийся в Испании во время гражданской войны и писавший для газеты «Правда». Но был он направлен в эту страну не только как журналист, но и как негласный политический представитель СССР в стане республиканцев.

Эта «командировка» подарила нам книгу «Испанский дневник» (1938). О своей легальной деятельности Кольцов рассказывал, говоря «я», а тайную работу описывал как миссию мекиканского коммуниста Мигеля Мартинеса. Описывая международное рабочее движение, Кольцов рассуждает о Сталине в мировом контексте, а также осуждает «троцкистов» за помощь Франко. Кольцов активно участвовал в событиях войны, как организатор сопротивления мятежникам. Эрнест Хемингуэй ввел Кольцова в свой роман «По ком звонит колокол», дав персонажу фамилию Карков.

Кольцов изумительно описывает непонимание революции народом, которое так близко русскому человеку. Поэт Александр Блок в поэме «Двенадцать» (1918) рассказывает о старушке, которая плачет, потому что большой лоскут ткани отдали под революционный плакат, вместо того, чтобы сделать из него портянки для ребят. Похожее непонимание, по слова Кольцова, царит и в Барселоне:

«В огромном зале, перед тысячами жадных слушателей, старый, полуслепой южноамериканский поэт Леон Фелипе, мистический философ, страстно призывает:
— Нам нужна диктатура! Да! Диктатура всех! Диктатура для всех! Диктатура звезд! Диктатура мечты!
У многих горят глаза. Никто не знает, что такое диктатура звезд. Вероятно, что-то хорошее…»

Каждый из поэтов и писателей, названных выше, приоткрывает для российского читателя дверцу в удивительный и во многом непонятный для нас мир Латинской Америки. Но, впитав дух дальних стран, он передаёт в своих стихах образы, возникшие в его душе, по-своему интерпретируя для нас жизнь, дух, мировоззрение латиноамериканцев и испанцев. Литература всегда доказывала и доказывает, что политические игры не всегда так прозрачны, как кажется, а вот поэзия — это истина, способная объединить весь мир.

Игорь Малинин

Советую также почитать воспоминания Ясена Николаевича Засурского о его дружбе с Габриэлем Гарсиа Маркесом http://igor-malinin.livejournal.com/227061.html

В Испании чилийский писатель заразился коронавирусом

https://ria.ru/20200302/1566901817.html

В Испании чилийский писатель заразился коронавирусом

В Испании чилийский писатель заразился коронавирусом — РИА Новости, 02.03.2020

В Испании чилийский писатель заразился коронавирусом

Известный чилийский писатель Луис Сепульведа госпитализирован в испанском городе Овьедо с пневмонией, вызванной коронавирусом, сообщает газета Periodico. РИА Новости, 02.03.2020

2020-03-02T15:23

2020-03-02T15:23

2020-03-02T16:22

в мире

испания

овьедо

чили

распространение коронавируса

культура

коронавирус covid-19

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/03/02/1566899164_0:129:1540:995_1920x0_80_0_0_0f76edd40d6dfa261a61bcad67850036.jpg

МОСКВА, 2 мар — РИА Новости. Известный чилийский писатель Луис Сепульведа госпитализирован в испанском городе Овьедо с пневмонией, вызванной коронавирусом, сообщает газета Periodico.Сообщается, что 70-летний Сепульведа почувствовал себя плохо после посещения конгресса в Португалии, куда он прибыл на автомобиле вместе с супругой поэтессой Кармен Яньес.Автор книги «Старик, который читал любовные романы» вернулся в Овьедо (автономное сообщество Астурия на севере страны), где он проживает уже несколько лет, и был госпитализирован 25 февраля с симптомами пневмонии. Анализы подтвердили, что писатель инфицирован коронавирусом.Состояние писателя оценивается как стабильное. Его жена и близко общавшиеся с ним люди находятся в карантине под наблюдением.В Португалии, откуда вернулся Сепульведа, до сих пор не выявлено ни одного случая заражения коронавирусом. В Испании, по последним данным минздрава, число инфицированных достигло 83.Власти Китая 31 декабря 2019 года проинформировали Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ) о вспышке неизвестной пневмонии в городе Ухань в центральной части страны (провинция Хубэй). Специалисты установили возбудителя болезни — это новый коронавирус. ВОЗ признала вспышку чрезвычайной ситуацией международного значения и дала заболеванию официальное название — COVID-19.Число зараженных в материковом Китае превысило 80 тысяч человек, скончались 2912, излечились почти 44,5 тысячи. Случаи заражения за пределами КНР зафиксированы, по последним данным ВОЗ, в 58 странах, число зараженных превысило 7 тысяч, скончались 104 человека.

https://ria.ru/20200226/1565216954.html

https://ria.ru/20200208/1564431261.html

испания

овьедо

чили

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/03/02/1566899164_45:0:1410:1024_1920x0_80_0_0_26ed9b7ecadfce100d8c296a32dffd34.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в мире, испания, овьедо, чили, коронавирус covid-19

МОСКВА, 2 мар — РИА Новости. Известный чилийский писатель Луис Сепульведа госпитализирован в испанском городе Овьедо с пневмонией, вызванной коронавирусом, сообщает газета Periodico.Сообщается, что 70-летний Сепульведа почувствовал себя плохо после посещения конгресса в Португалии, куда он прибыл на автомобиле вместе с супругой поэтессой Кармен Яньес.

26 февраля 2020, 13:17

На грани истерии: страх перед коронавирусом меняет жизнь европейцев

Автор книги «Старик, который читал любовные романы» вернулся в Овьедо (автономное сообщество Астурия на севере страны), где он проживает уже несколько лет, и был госпитализирован 25 февраля с симптомами пневмонии. Анализы подтвердили, что писатель инфицирован коронавирусом.

Состояние писателя оценивается как стабильное. Его жена и близко общавшиеся с ним люди находятся в карантине под наблюдением.

В Португалии, откуда вернулся Сепульведа, до сих пор не выявлено ни одного случая заражения коронавирусом. В Испании, по последним данным минздрава, число инфицированных достигло 83.

8 февраля 2020, 14:35ИнфографикаСкорость распространения нового коронавируса

Власти Китая 31 декабря 2019 года проинформировали Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ) о вспышке неизвестной пневмонии в городе Ухань в центральной части страны (провинция Хубэй). Специалисты установили возбудителя болезни — это новый коронавирус. ВОЗ признала вспышку чрезвычайной ситуацией международного значения и дала заболеванию официальное название — COVID-19.

Число зараженных в материковом Китае превысило 80 тысяч человек, скончались 2912, излечились почти 44,5 тысячи. Случаи заражения за пределами КНР зафиксированы, по последним данным ВОЗ, в 58 странах, число зараженных превысило 7 тысяч, скончались 104 человека.

Регионы риска: распространение коронавируса в мире

1 из 15

В Южной Корее число пациентов с коронавирусом превысило полторы тысячи, в Италии заболели около 500 человек, в Иране — почти 250.

© AFP 2022 / Mehdi Marizad/ Fars News Agency

Туристы, которые запланировали поездку в эти страны, могут перенести ее, изменить направление или расторгнуть договор и вернуть все деньги.

2 из 15

Туристы, которые запланировали поездку в эти страны, могут перенести ее, изменить направление или расторгнуть договор и вернуть все деньги.

© AFP 2022 / Atta Kenare

В Иране заражение началось с города Кум — места паломничества мусульман-шиитов.

3 из 15

В Иране заражение началось с города Кум — места паломничества мусульман-шиитов.

4 из 15

За последние сутки число заболевших увеличилось более чем на сто человек — с 139 до 245.

© AFP 2022 / Banaras Khan

Власти Ирана ограничили передвижение людей с признаками болезни. Въезжающим в оживленные города измеряют температуру и при необходимости отправляют в карантин.

5 из 15

Власти Ирана ограничили передвижение людей с признаками болезни. Въезжающим в оживленные города измеряют температуру и при необходимости отправляют в карантин.

© AP Photo

На острове Тенерифе более тысячи человек оказались заблокированы в отеле h20 Costa Adeje Palace.

6 из 15

На острове Тенерифе более тысячи человек оказались заблокированы в отеле h20 Costa Adeje Palace.

© AP Photo

Строгие меры приняли после того, как у туриста, приехавшего на Тенерифе из Италии, нашли коронавирус.

7 из 15

Строгие меры приняли после того, как у туриста, приехавшего на Тенерифе из Италии, нашли коронавирус.

© AP Photo

Как стало известно, среди постояльцев отеля h20 Costa Adeje Palace есть супружеская пара из России.

8 из 15

Как стало известно, среди постояльцев отеля h20 Costa Adeje Palace есть супружеская пара из России.

© AFP 2022 / Lapresse/ Claudio Furlan

Эпицентром вспышки коронавируса в Италии стала Ломбардия. Первый случай заражения выявили неделю назад в городе Кодоньо.

9 из 15

Эпицентром вспышки коронавируса в Италии стала Ломбардия. Первый случай заражения выявили неделю назад в городе Кодоньо.

© AP Photo / Lapresse/ Claudio Furlan

Из-за сложной эпидемиологической ситуации досрочно завершился Венецианский карнавал, а в Милане отменили несколько событий недели моды.

10 из 15

Из-за сложной эпидемиологической ситуации досрочно завершился Венецианский карнавал, а в Милане отменили несколько событий недели моды.

© AP Photo / Lapresse/ Claudio Furlan

Путешественники отказались почти от половины заказов на туры в Италию.

11 из 15

Путешественники отказались почти от половины заказов на туры в Италию.

© AFP 2022 / Yonhap

Южная Корея по скорости распространения вируса занимает второе место после Китая, где возникла болезнь.

12 из 15

Южная Корея по скорости распространения вируса занимает второе место после Китая, где возникла болезнь.

© AFP 2022 / Jung Yeon-je

Вспышку эпидемии зафиксировали в южнокорейском городе Дэгу. Обеспокоенные жители выстроились в гигантскую очередь за медицинскими масками.

13 из 15

Вспышку эпидемии зафиксировали в южнокорейском городе Дэгу. Обеспокоенные жители выстроились в гигантскую очередь за медицинскими масками.

© AFP 2022 / Yonhap

Россия с 1 марта ограничивает авиасообщение с Южной Кореей.

14 из 15

Россия с 1 марта ограничивает авиасообщение с Южной Кореей.

© AP Photo / Lee Jin-man

Посольство России в Южной Корее рекомендовало россиянам, находящимся в республике, встать на консульский учет.

15 из 15

Посольство России в Южной Корее рекомендовало россиянам, находящимся в республике, встать на консульский учет.

1 из 15

В Южной Корее число пациентов с коронавирусом превысило полторы тысячи, в Италии заболели около 500 человек, в Иране — почти 250.

2 из 15

Туристы, которые запланировали поездку в эти страны, могут перенести ее, изменить направление или расторгнуть договор и вернуть все деньги.

3 из 15

В Иране заражение началось с города Кум — места паломничества мусульман-шиитов.

4 из 15

За последние сутки число заболевших увеличилось более чем на сто человек — с 139 до 245.

5 из 15

Власти Ирана ограничили передвижение людей с признаками болезни. Въезжающим в оживленные города измеряют температуру и при необходимости отправляют в карантин.

6 из 15

На острове Тенерифе более тысячи человек оказались заблокированы в отеле h20 Costa Adeje Palace.

7 из 15

Строгие меры приняли после того, как у туриста, приехавшего на Тенерифе из Италии, нашли коронавирус.

8 из 15

Как стало известно, среди постояльцев отеля h20 Costa Adeje Palace есть супружеская пара из России.

9 из 15

Эпицентром вспышки коронавируса в Италии стала Ломбардия. Первый случай заражения выявили неделю назад в городе Кодоньо.

10 из 15

Из-за сложной эпидемиологической ситуации досрочно завершился Венецианский карнавал, а в Милане отменили несколько событий недели моды.

11 из 15

Путешественники отказались почти от половины заказов на туры в Италию.

12 из 15

Южная Корея по скорости распространения вируса занимает второе место после Китая, где возникла болезнь.

13 из 15

Вспышку эпидемии зафиксировали в южнокорейском городе Дэгу. Обеспокоенные жители выстроились в гигантскую очередь за медицинскими масками.

14 из 15

Россия с 1 марта ограничивает авиасообщение с Южной Кореей.

15 из 15

Посольство России в Южной Корее рекомендовало россиянам, находящимся в республике, встать на консульский учет.

Гражданская мировая – Weekend – Коммерсантъ

9 сентября 1936 года начал работать Комитет по невмешательству в испанские дела. Почти все европейские страны формально отказались поддерживать любую из сторон в гражданской войне, разорвавшей Испанию после мятежа националистов против законного республиканского правительства. В реальности в «испанские дела» вмешались не только военные специалисты, солдаты и политики, но и интеллектуалы всего мира. Для большинства из них война, начинавшаяся как последний решающий бой против фашизма, закончилась жестоким разочарованием в своих же идеях, надеждах и союзниках. Михаил Трофименков написал о том, как гражданская война в Испании перестала быть борьбой за свободу, а Андрей Борзенко собрал свидетельства воодушевления и разочарования ее участников и современников из числа писателей и поэтов.

«Атмосфера, по меньшей мере в либеральных интеллектуальных и культурных кругах Нью-Йорка была перегружена напряжением, ненавистью и страхом Однажды я то ли написал что-то критическое о Компартии, то ли разразился критическим спичем. И человек, стоявший рядом со мной у прилавка университетского книжного магазина, вдруг указал на мой красный галстук и заорал: «Вы не имеете права носить красный галстук — вы, загонщик красных!»»

Таким запомнился 1937 год философу Сидни Хуку, еще недавно агитировавшему за Уильяма Фостера, кандидата Компартии на президентских выборах, и работавшему в московском Институте Маркса и Энгельса, но порвавшему с Коминтерном после прихода Гитлера к власти. В 1942 году он напишет в ФБР донос на писателя Малкольма Каули, будет сотрудничать с ЦРУ и разоблачать антиамериканизм Джона Стейнбека. Но это все потом. А пока что он со всем пылом «левого антисталинца» зафиксировал атмосферу гражданской войны в Нью-Йорке. Точнее говоря, атмосферу гражданской войны в Испании, ставшей для интеллектуалов мировой войной: от Швейцарии до Австралии она раскалывала интеллектуальные сообщества.

Жорж Бернанос

Французский писатель, монархист. В начале войны оказался на Мальорке, где стал свидетелем массовых убийств республиканцев

1937

По-настоящему гражданская война напугала меня в тот день, когда я почувствовал, что незаметно для себя уже без отвращения дышу ее тусклой и кровавой атмосферой.


Не на фашистов и антифашистов — этот раскол произошел давно, хотя исключения, конечно, были. Так, безусловный — по понятиям эпохи — «фашист» Жорж Бернанос, классик французской литературы, католик, став свидетелем резни, учиненной франкистами, проклял их в «Больших кладбищах под Луной», за что единоверцы, естественно, объявили его наймитом Коминтерна. Ну или, скажем, Уильям Фолкнер, джентльмен-южанин и да, расист, однажды в жизни вылез из своей скорлупы, чтобы высказать безусловную поддержку Испанской республике.

Но трагический нерв интеллектуального раскола заключался в том, что прошел он через лагерь защитников республики. В истории не было более романтической войны, которая с такой силой излечивала бы от революционного романтизма. Список тех, для кого ее падение было горьким вдвойне — к горечи поражения примешивалось горечь понимания, что с республикой было что-то не так,— велик. Взять хотя бы писателей. Густав Реглер, травленный газами еще на Первой мировой, комиссар XII интербригады, искалеченный тем же снарядом, который убил легендарного комбрига «генерала Лукача» — венгерского писателя Матэ Залку. Джордж Оруэлл, которого отторжение социального неравенства привело в ряды не «привилегированных» интербригад, а милиции испанской ПОУМ (Рабочая партия марксистского единства). Артур Кестлер, проведший в ожидании расстрела несколько месяцев во франкистской тюрьме. Конечно, тех, кто не усомнился в Республике, было гораздо больше, однако «отступничество» этих героев слишком красноречиво, чтобы списать его на статистическую погрешность.

Эрнест Хемингуэй

Американский писатель, работал в Испании военным корреспондентом

1937

Тоталитарные фашистские государства верят в тоталитарную войну. Это, проще говоря, значит, что за каждое поражение, которое они терпят от вооруженных сил, они мстят безоружным гражданам.

1940

Когда воюешь, нельзя признавать, что война проиграна: так ты признаешь себя побежденным. Тот же, кто, будучи разбит, отказывается признать это и сражается дальше, в конечном счете выиграет все свои битвы. Если он, конечно, не убит, не истощен, не лишен оружия или предан. А все это как раз и случилось с испанцами.


Необходимо сразу сделать две оговорки.

Во-первых, для большинства из них ревизия испанского опыта вовсе не была синонимична разрыву с коммунистической или вообще «левой» идеей. Даже Оруэлл, казалось бы, патентованный в конце жизни антикоммунист, в 1940-х годах категорически писал, что, какие бы жестокости ни ассоциировались с «красным террором», любой «белый террор» затмевал его своими масштабами и изуверством. Нет, речь шла, как правило, о разрыве со «сталинской» версией левизны. Благо, мировой левый лагерь состоял из многих течений, враждовавших между собой вполне люто.

Во-вторых, собственно Испания стала точкой невозврата разве что для Джона Дос Пассоса, одного из писателей, определивших «стиль века», многолетнего «попутчика» Компартии. В Испании он оказался как соавтор Хемингуэя и Йориса Ивенса по работе над великим документальным фильмом «Испанская земля» (1937). Заодно он рассчитывал увидеться в Валенсии с Хосе Роблесом, своим другом и переводчиком, испанским политэмигрантом, преподавателем Мэрилендского университета. Когда началась война, Роблес оказался в Испании — и, перечеркнув свою американскую жизнь, остался на родине, чтобы служить республике.

Но Дос Пассос не смог разыскать Роблеса: тот бесследно исчез. Дос Пассос отчаянно — благо он имел доступ к высшим эшелонам власти — искал его следы. Наконец американец, сотрудник службы пропаганды, сказал, что Роблес мертв. Ликвидирован «специальной секцией» госбезопасности.

Джон Дос Пассос

Американский писатель, во время войны приезжал в Испанию в качестве журналиста и соавтора пропагандистского фильма «Испанская земля»

1938

В Испании, я уверен, вмешательство ГПУ принесло столько же вреда, сколько пользы принесли советские танкисты, летчики и остальные кадровые военные.

1956

Либералы погибали под перекрестным огнем. Фашисты, как и коммунисты, сначала убивали лучших.


Работа Роблеса носила строго секретный характер: переводчик главного советского военного советника Яна Берзина, которого в мае 1937-го отозвали в Москву и расстреляли за «троцкистскую, антисоветскую, террористическую деятельность». Роблеса могли счесть связником между Берзиным и испанскими троцкистами. Шок от этой истории положил конец роману Дос Пассоса с Коминтерном.

На взгляд Хемингуэя, Дос Пассос «просто струсил». Мир, который выбрал Роблес — темный, вязкий мир разведки, по определению основанный на предательстве, если не предполагал, то вполне допускал такую смерть. Хемингуэй же не был бы Хемингуэем, если бы — хотя бы ради победы над самим собой — не принял террор как необходимость. Впрочем, если герой-американец в «Пятой колонне» (1938) служит в республиканской госбезопасности, то в «По ком звонит колокол» (1940) его «литературный брат» едва не расстается с жизнью в ее застенке.

И Долорес «Пассионария» Ибаррури, секретарь ЦК испанской Компартии — воплощенная «Испания-мать» в черных одеждах, страстный самородный гений-оратор,— назвала «По ком звонит колокол» «антикоммунистической и антинародной книгой».

Остальные «ренегаты» порвали с Коминтерном в дни советского-германского пакта, а испанский опыт использовали как аргумент задним числом.

«Я сказал Кестлеру: «История остановилась в 1936-м», на что он отреагировал мгновенным пониманием. Мы оба подумали о тоталитаризме в целом, а в частности — об испанской войне. В Испании впервые я увидел газетные репортажи, не имевшие никакого отношения не то что к фактам, но даже к тому, что подразумевается под ординарной ложью» (Оруэлл).

То, что рефлексия происходила задним числом, не дискредитирует ее априори. Ведь война в Испании — часть всемирной политической мозаики: ее фон — Большой террор в СССР — так же важен для ее понимания, как и глобальный феномен Народного фронта (НФ): именно в нем и разочаровались левые диссиденты.

Артур Кестлер

Писатель, уроженец Венгрии, в ходе войны дважды посетил Испанию. Был арестован франкистами и приговорен к смертной казни по обвинению в шпионаже, после четырех месяцев заключения его обменяли на жену франкистского летчика-аса

1937

Другие войны — это последовательность сражений. Эта война — последовательность трагедий, жертва которых всегда испанский народ.

1951

Испания вызвала последнее содрогание умирающей совести Европы.


Нацистский переворот (январь 1933-го) стал катастрофой для Коминтерна. Фашизм оказался не исторической виньеткой, не предсмертной, как предполагали коминтерновские теоретики, судорогой капитализма, а силой, определяющей ход мировой истории. Эта сила ненавидела и безжалостно истребляла и «красных», и «розовых», и буржуазных гуманистов. Одному Коминтерну с этим было не справиться, зато фашизм сам толкал либералов в объятия Компартии. Совсем не так, как предполагалось, но фашизм революционизировал капиталистическое общество.

Георгий Димитров, очевидец немецкой катастрофы, вырвавшись из нацистской тюрьмы, в ходе тяжелых двухмесячных дискуссий убедил Сталина в необходимости радикальной смены курса. Димитрова поддержали другие вожди Коминтерна, а окончательно обозначил катастрофу его VII Конгресс (Москва, 25 июля — 20 августа 1935 г.): «Сейчас трудящимся массам в ряде капиталистических стран приходится выбирать не между пролетарской диктатурой и буржуазной демократией, а между буржуазной демократией и фашизмом».

Илья Эренбург

Советский писатель и журналист, писал военные репортажи из Испании для «Известий»

1937

Есть только один способ защитить культуру — уничтожить фашизм. Мы вступили в эпоху действий. Кто знает, будут ли написаны задуманные многими из нас книги? На годы, если не на десятилетия, культура станет волевой.

1962

Фашизм наступал, и наступал безнаказанно. Каждое государство, да и каждый человек мечтали спастись в одиночку, спастись любой ценой, отмолчаться, откупиться. И вот нашелся народ, который принял бой. Себя он не спас, не спас и Европы, но если для людей моего поколения остался смысл в словах «человеческое достоинство», то благодаря Испании.


Раньше Коминтерн руководствовался принципом «кто не с нами, тот против нас». Теперь — «кто не против нас, тот с нами».

Конгресс призвал к созданию единого Народного фронта (НФ) на основе антифашизма, борьбы за демократические права и свободы, против угрозы мировой войны. Во Франции, Испании, Чили эта идея воплотилась в политических коалициях, победивших на выборах. В Китае — в военном союзе ненавидевших друг друга коммунистов и гоминьдановцев против японской агрессии. В США — в поддержке Компартией «Нового курса» и лично дорогого товарища Рузвельта, переназначенного из социал-фашистов в надпартийного лидера НФ на платформе универсального «американизма».

«Коммунизм — это американизм ХХ века»,— отчеканил генсек Компартии США Эрл Браудер.

Джордж Оруэлл

Английский писатель, полгода воевал в рядах сторонников Рабочей партии марксистского единства (ПОУМ), покинул Испанию после того, как был ранен снайпером в горло

1938

Одна из самых жутких черт войны состоит в том, что военную пропаганду, весь этот истошный вой, и ложь, и крики ненависти стряпают люди, сидящие глубоко в тылу. Война научила меня — это один из самых ее неприятных уроков,— что левая печать так же фальшива и лицемерна, как и правая.

1938

Как бы ни чуждались вы в действительности всякой конспирации, вся атмосфера побуждала вас чувствовать себя этаким заговорщиком, конспиратором.


Поскольку Коминтерн точно определил суть антифашизма как сопротивление варварству, базой НФ стали мириады надпартийных объединений деятелей культуры, поглотивших распущенные партийные организации, как в США Лига американских художников и Лига американских писателей поглотили ортодоксальные «Клубы Джона Рида». Принимая во внимание роль, которую играли в интербригадах интеллектуалы — одних только немецких писателей в их командном составе насчитывалось 15 человек,— их можно назвать «культурным фронтом».

Для интеллигенции, в отличие от профессиональных революционеров (хотя в эру Коминтерна грань между ними часто условна — Залка, Кестлер, Модотти, Ривера, Сикейрос, Хикмет), романтика и утопизм революции играли слишком большую роль. Испания подвергла их жесточайшему испытанию. Интеллигенция столкнулась с реальностью войны. Хуже того — гражданской войны. И даже еще хуже: гражданской войны «в квадрате».

Михаил Кольцов

Советский журналист и писатель, писал военные репортажи из Испании для «Правды», готовил II Международный конгресс писателей против фашизма. Вскоре после возвращения из Испании в СССР в 1938 году был расстрелян

1937

Нельзя сказать: «я не хочу ни того ни другого», как и нельзя сказать: «я хочу и того и другого», «я вообще против насилия и вообще против политики». Менее всего это может сказать писатель.


Речь не о физических тяготах и рисках. В этом смысле интеллигенция как раз показала себя с лучшей стороны: достаточно почитать «Людей в бою» тихого нью-йоркского еврея, театрального критика Альвы Бесси. Речь о тяготах нравственных, экзистенциальных.

Даже бескровные, но очевидные закулисные интриги в коалиционном правительстве республики, в которых активно участвовали коммунисты, омрачали утопический образ войны. Что уж говорить о терроре.

На гражданских войнах всегда больше расстреливают, чем убивают в честном бою. «Белый террор» франкистов унес жизни от 200 до 400 тысяч из 26 миллионов испанцев. Ответом (в том числе и превентивным) стал стихийный «красный террор» первых месяцев войны, включая расправы над заключенными — ремейк «сентябрьских убийств» Великой французской революции. Однако жертвы этой разновидности террора у «отступников» сочувствия не вызывали никогда.

Другое дело — «свои» жертвы чисток.

Антуан де Сент-Экзюпери

Французский писатель, летчик. Во время гражданской войны писал репортажи из Испании

1936

Гражданская война — вовсе не война: это болезнь. Эти люди не идут в атаку, опьяненные жаждой победы,— они глухо отбиваются от заразы.

1936

Здесь расстреливают, словно лес вырубают.


Прежде всего настораживала гибель героев первого периода войны. Выстрелом в спину был убит былинный анархист Буэнавентура Дуррути, чья «железная колонна» (вкупе с интербригадовцами) завалила своими телами окраины Мадрида, но не пустила фашистов в столицу. Подозрительность этой смерти проецировалась на другие потери.

Но чтобы не просто выдержать первый штурм, а устоять и победить, республика нуждалась в регулярной армии. Создать ее были призваны советские военные советники, иностранные наемники (об этой забытой разновидности бойцов Испании с уважением высказался Хемингуэй в «Ночи перед боем») и интербригадовцы «потерянного поколения». Первостепенной задачей было уничтожить дух романтической партизанщины, выразившейся в девизе «испанцы пулям не кланяются» и превращавшей атаки в изощренную форму коллективного самоубийства. Победить партизанщину можно, лишь убив партизанских вожаков. Это закон любой гражданской войны. Но для интеллигентов-романтиков испанская война была не «любой».

Пабло Неруда

Чилийский поэт, в начале войны был консулом Чили в Испании, в 1938 году занимался переправкой испанских беженцев-республиканцев во Францию

1973

Во всей истории трудно, пожалуй, найти такой богатый источник вдохновения, каким стала для поэтов испанская война. Испанская кровь словно источала некий магнетизм, от которого трепетала поэзия целой эпохи.


Еще больше отталкивала гражданская война внутри войны. В мае 1937 года в Барселоне схлестнулись в кровавых уличных боях республиканцы коммунистической ориентации и троцкисты из ПОУМ Андреу Нина. Сам Нин «пропал без вести», захваченный и тайно казненный мобильной группой НКВД.

Идеалистов шокировали по меньшей мере натянутые обвинения членов ПОУМ в связях с гестапо. Шокировали устроенные над его лидерами показательные процессы. Шокировали прежде всего действия опергрупп НКВД.

Уистен Хью Оден

Англо-американский поэт, в 1937 году отправился в Испанию, где хотел служить водителем военной санитарной машины, однако в итоге стал работать в качестве журналиста

1937

Я не из тех, кто считает, что поэзии стоит или даже необходимо быть открыто политической. Но я также считаю, что в переломные моменты поэт обязан иметь ясное представление о главном в политике.


Мятеж совпал с сенсационными новостями о разгроме «военно-фашистского заговора» Тухачевского. Один за другим исчезли в кровавом тумане эмиссары, с которыми ассоциировалась братская помощь СССР: посол Розенберг, консул в Каталонии Антонов-Овсеенко, военный советник Берзин, военный атташе Горев, торгпред Сташевский, великий журналист и де-факто личный сталинский эмиссар Кольцов. Крепло ощущение, что Испания для Сталина — еще один театр военных действий против инакомыслящих коммунистов.

Испанское эхо московских процессов меж тем заставляло усомниться в благородстве роли СССР в целом. Участники событий еще не знали, что советская помощь не безвозмездна, а оплачена испанским национальным золотым запасом. Однако уже звучали упреки. В том, что СССР на раннем этапе войны поддержал англо-французскую политику невмешательства: Сталин заигрался в «мирное сосуществование». В том, что СССР поставляет устаревшее вооружение: не утилизирует ли он складские запасы, не относится ли к Испании (что, впрочем, противоречило предыдущему обвинению) лишь как к полигону для своей армии.

Стивен Спендер

Английский поэт, воевал в Испании в составе интербригад, был в плену у франкистов

1949

Если бы коммунисты вступили в Народный фронт с такой же доброй волей, как социалисты и либералы, демократическое движение включило бы в себя всех, от крайне левых до либеральных центристов, обладавших страстью и благородством либеральных революционеров 1848-го. Но коммунисты думали об образовании объединенных фронтов только для того, чтобы контролировать их изнутри.


Но главный упрек, выдвигавшийся многими «отступниками», был таков: Сталин предал испанскую революцию, приказав местным коммунистам железной рукой пресечь революционный порыв масс. Подразумевалось, что Компартия действительно положила конец ультрареволюционным экспериментам анархистов. С 1937 года коммунисты насаждали уважение к частной собственности, разгоняли колхозы и коммуны, возвращали хозяевам даже обобществленные салоны красоты.

Проще говоря, Сталин лишил войну ее революционной составляющей. Когда СССР договорится с Германией — через пять месяцев после падения Мадрида,— а антифашистская пропаганда Коминтерна будет свернута, станет очевидно, что Сталин ставит державные интересы выше интересов мировой революции. Закончится эпоха недипломатической дипломатии, начало которой положили большевики, обнародовав секретные договоры царского правительства. Рухнет утопия, а что, как не революционная утопия, манило в Испанию и Кестлера, и Реглера, и Одена, и Оруэлла, и Дос Пассоса, и Спендера,— независимо от степени их причастности или непричастности Коминтерну. В 1939 году пали не только Мадрид и Варшава, но и Народный фронт, и сама идея моральной политики.

Т. С. Элиот

Американо-английский поэт, в Испании во время войны не был

1937

Несмотря на то, что мои симпатии на стороне республиканцев, я по-прежнему убежден, что будет гораздо лучше, если хотя бы некоторые из литераторов останутся в стороне и не примут участия в коллективных действиях.

1965

Безрезультатный протест лучше молчания. У писателя те же обязательства, что и у всех прочих честных людей. Против тирании должен протестовать каждый.


Романтизм в испанской литературе — HiSoUR История культуры

Романтизм — революционное движение во всех жизненных областях искусства, он ломается со схемами, изложенными в неоклассицизме, защищая фантазию, воображение и иррациональные силы духа. Неоклассицизм по-прежнему сохраняется у некоторых авторов, но многие, которые начали в неоклассицистской позиции, стали страстно обращены к романтизму, как герцог Ривас или Хосе де Эспронседа. Другие, однако, были с самого начала убеждены в любви.

Романтизм наступил поздно и продолжался лишь в течение короткого, но интенсивного периода, поскольку во второй половине XIX века он был вытеснен Реализмом, природа которого была противоположна природе романтической литературы.

Традиционный и революционный романтизм
Романтизм считается сложным и запутанным, с большими противоречиями, которые варьируются от мятежных революционных идей до возвращения католической и монархической традиции. Что касается политической свободы, некоторые понимали ее лишь как восстановление идеологических, патриотических и религиозных ценностей, которые рационалисты 18-го века пытались подавить. Они возвеличили христианство, трон и страну как высшие ценности. В этом «традиционном романтизме» лагерь помещал Вальтера Скотта в Шотландии, Шатобриан во Франции и герцога Риваса и Хосе Зоррильи в Испании. Он был основан на идеологии восстановления абсолютной монархии в Испании, которая возникла после падения Наполеона Бонапарта и защитила традиционные ценности, представленные Церковью и государством. С другой стороны, другие романтики, как свободные граждане, боролись со всем установленным порядком в религии, искусстве и политике. Они провозглашали права человека над обществом и законом и против него. Они представляли «революционный» или «либеральный» романтизм, а их наиболее заметными членами были лорд Байрон, в Англии, Виктор Гюго во Франции и Хосе де Эспронседа в Испании. Три основные идеи движения были: поиск и оправдание «иррационального» понимания, причина которого отрицает, гегелевская диалектика и историзм.

костумбризм
Костумбризм фокусировался на современной жизни, в основном с точки зрения «простых» людей, и выражался в чистом, правильном языке. Главным автором в стиле Костумбриста был Рамон де Мезонеро Романос, расположенный на окраине романтизма и в ироническом положении по отношению к нему. Костумбризм, родившийся из романтизма, но как проявление ностальгии по ценностям и обычаям прошлого, способствовал декадансу романтического движения и возникновению реализма, поскольку он стал буржуазным и превратился в стиль описания.

Исторический контекст
Романтический период охватывает первую половину XIX века, время высокой политической напряженности. Консерваторы защищали свои привилегии, но либералы и прогрессисты боролись, чтобы вытеснить их. Это открыло путь для мирян и масонства, чтобы насладиться большим влиянием. Традиционные Католическая мысль защищала себя от вольнодумцев и последователей немецкого философа Карла К.Ф. Краузе. Рабочий класс развязал протестные движения с анархистскими и социалистическими тенденциями, сопровождаемыми забастовками и насилием. В то время как Европа испытала значительное промышленное развитие и культурное обогащение, Испания представила образ несколько отсталой страны, которая всегда отличалась от остальной Европы.

Характеристики романтизма
Отказ от неоклассицизма. Столкнувшись с скрупулезной строгостью и порядком, с которыми соблюдались правила в XVIII веке, романтические писатели объединили жанры и стихи отдельных СМИ, время от времени смешивая стихи и прозу; в театре было презирано правило трех единств (действие, место и время), и они чередовали комикс с драматическим.

Субъективизм. Какая бы ни была работа, страстная душа автора вливала в нее все свои чувства неудовлетворенности миром, который ограничивал и расстраивал выражение его стремлений и забот по отношению к любви, обществу и стране. Они отождествляли природу с духом и выражали ее как меланхолию, мрачность, тайну и темноту, в отличие от неоклассиков, которые едва проявляли интерес к естественному миру. Ненасытная тяга к страстной любви, счастью и владению бесконечным вызвала у романтиков уныние, огромное разочарование, которое иногда приводило их к самоубийству, как в случае с Мариано Хосе де Ларрой.

Притяжение ночного и таинственного. Романтики находили свои печальные и разочарованные чувства в таинственных или меланхоличных местах, таких как руины, леса и кладбища. Точно так же они были привлечены к сверхъестественному, что ускользает от логики, таких как чудеса, явления, видения из-за могилы, дьявольское и колдовство.

истоки
Романтизм пришел в Испанию через Андалусию и Каталонию.

В Андалусии прусский консул в Кадисе Хуан Николас Бёл де Фабер, отец романиста Фернана Кабальеро, опубликовал серию статей между 1818 и 1819 годами в Diario Mercantil (Mercantile Daily) Кадиса, в которых он защищал испанский театр Сигло де Оро, и был широко атакован неоклассистами. Против него были Хосе Хоакин де Мора и Антонио Алькала Галиано, которые спорили с традиционалистической, антилиберальной и абсолютистской точки зрения. Идеи Бёля де Фабера были несовместимы с их (поскольку они все еще были привязаны к эпохе Просвещения), несмотря на то, что они представляли европейский литературный модернизм.

В Каталонии El Europeo был журналом, опубликованным в Барселоне с 1823 по 1824 год двумя итальянскими редакторами, одним англичанином и молодыми каталонцами Бонавентура Карлесом Арибау и Рамоном Лопес Солером. Эта публикация защищала умеренный традиционалистский романтизм по примеру Бёля, полностью отвергая достоинства неоклассицизма. Экспозиция романтической идеологии появилась впервые на ее страницах в статье Луиджи Монтеггии под названием «Романтизм».

поэзия
Романтические поэты создавали свои работы в разгар ярости эмоций, формируя стихи из того, что они чувствовали или думали. Критики нашли в своих работах лиризм великой державы, но в то же время вульгарный, скучный стих.

Некоторые из особенностей романтической поэзии:

Я, внутреннее я. Хосе-де-Эспронседа, устроив в своей Песне Терезу болезненное признание любви и разочарования, умело переводил свои чувства в поэзию.
Страстная любовь, с ее внезапной и полной сдачей и быстрым отказом. Агония и экстаз.
Вдохновение историческими и мифическими сюжетами.
Религия, хотя часто это происходит через восстание против последовательного сострадания, вплоть до возвышения дьявола.
Социальное оправдание, ценность для маргинализованных людей, таких как нищие
Природа, проявленная во всех ее проявлениях и вариациях. Романтики часто давали свои стихи таинственным настройкам, таким как кладбища, штормы, бушующее море и т. Д.
Сатира, часто связанная с политическими и литературными событиями.
Это было также признаком того, что новый дух вдохновлял создание стихов. В отличие от монотонного неоклассического повторения песен и текстов поэты провозглашали свое право использовать все существующие вариации на метре, адаптировать их к другим языкам и вносить новшества там, где это необходимо. В этом отношении, как и в других, романтизм предвосхитил модернистские настроения конца века.

Хосе де Эспронеда
Espronceda родился в 1808 году в Пахарес-де-ла-Вега, недалеко от Альмендралехо, Бадахос. Он основал тайное общество Лос numantinos, целью которого было «уничтожить абсолютистское правительство». Из-за его причастности к этому обществу Эспранседа был заключен в тюрьму. В 18 лет он бежал в Лиссабон и присоединился к группе либеральных ссыльных. Там он встретил Терезу Манча, женщину, с которой он жил в Лондоне. После акта политической агитации он вернулся в Испанию в 1833 году. Он прожил рассеянную жизнь, полную инцидентов и приключений, из-за которых Тереза ​​Манча оставила его в 1838 году. Он собирался жениться на другом любовнике, когда в 1842 году он умер в Мадриде.

Espronceda работал в главных литературных жанрах, таких как исторический роман, с Санчо Салданой о Эль Кастеллано де Куэльяр (1834) и эпической поэмой с Эль Пелайо, но его самой важной работой была его поэзия. Он опубликовал Poesías в 1840 году после возвращения из ссылки. Это сборник стихов разных типов, в котором собраны его юношеские неоклассические стихи с другими, более интенсивными романтическими произведениями. Эти последние были самыми важными и поднятыми маргинализованными типами: «Каньон дель пирата» («Песнь пирата»), «Эль-вердуго» («Палач»), «Эльмендиго» («Нищий») и «Канто дель-косак» («Песнь казака»). Его самыми важными работами были El estudiante de Salamanca (1839) и El diablo mundo:

El estudiante de Salamanca (1839): эта композиция состоит из двух тысяч стихов разной длины. В нем рассказывается о преступлениях дона Феликса де Монтемара, чей любовник Эльвира умирает от сердечности, когда он покидает ее. Однажды ночью он видит свой призрак и следует за ним по улицам и созерцает свое собственное захоронение. В доме мертвых он женится на трупе Эльвиры и умирает.
El diablo mundo: Эта работа никогда не заканчивалась. Он состоит из 8 100 стихов разных метров, и, похоже, это эпос человеческой жизни. Вторая песня (Canto a Teresa) занимает большую часть стихотворения, и в ней он вызывает свою любовь к Терезе и жалуется на ее смерть.

Другие поэты
Несмотря на короткий период, в течение которого романтическая лирическая поэзия процветала в Испании, возникли другие известные поэты, которых заслуживают упоминания, такие как Барселонан Хуан Аролас (1805-1873), галисийский Никомед Пастор Диас (1811-1863), Гертрудис Гомес де Авельянеда (1814-1873) и Пабло Пиферр (1818-1848). Пифррр, несмотря на то, что писал только на испанском языке, был одним из предшественников романтического движения в Каталонии.

Гертрудис Гомес де Авельянеда
Гертрудис Гомес де Авельянеда и Артеага (23 марта 1814 года — Мадрид, 1 февраля 1873 года) был кубинским писателем и поэтом XIX века. Хотя кубинцы, она прожила большую часть своей жизни в Испании. Она писала различные стихи, пьесы и романы. Ее самая известная работа — роман антивозраста Саб (роман).

Каролина Коронадо
Особого упоминания заслуживает Каролина Коронадо (Альмендралехо, 1823-Лиссабон, 1911). Она провела большую часть своего детства в сельской местности Эстремадурана и с самого раннего возраста проявила талант к поэзии. Она вышла замуж за американского дипломата и жила в разных зарубежных странах. Семейное несчастье побудило ее искать уединения и отступить в Лиссабоне, где она умерла в 1911 году. Ее самая важная работа — Поэсиас (1852).

Проза
В романтический период был большой интерес к литературной фантастике, в частности, к приключениям и тайным романам; однако испанский выпуск этого типа был скудным, ограниченным переводами зарубежных романов. Более тысячи переводов распространялись в Испании до 1850 года в исторических, романтических, рыцарских и мелодраматических жанрах, представляющих таких писателей, как Александр Дюма, Пер, Шатобриан, Вальтер Скотт и Виктор Гюго. Испанская проза по существу состояла из новой научной, научной или научной прозы, журналистики и интенсивного развития costumbrismo.

В течение первой четверти века развивались четыре разных типа романов: моральные и воспитательные романы, романсы, ужасные истории и антиклерикальные романы. Самый чисто романтический из них — антиклерикальный роман. Тем не менее, романтическое влияние сформировало бы, главным образом, исторический роман.

Исторические романы
Исторический роман, разработанный в подражание Уолтеру Скотту (80 из его работ были переведены), автор Уэверли, Айвенго и других романов о приключениях, установленных в шотландском и английском прошлом. Испанские исторические романы делятся на две категории: либеральные и умеренные. В либеральной школе существовали как антиклерикальные, так и популистские течения. С другой стороны, умеренная школа создавала, порой, романы, возвышающие традиционные и католические ценности. Наиболее известными испанскими авторами являются:

Энрике Гил Карраско (Villafranca del Bierzo), 1815-Berlín 1846. Адвокат и дипломат, он был автором El señor de Bembibre, лучшего испанского исторического романа, написанного подражанием Вальтеру Скотту.

Франсиско Наварро Виллослада (1818-1895), который написал серию исторических романов, когда романтический жанр находился в упадке, и реализм пришел в себя. Его романы были вдохновлены баскскими традициями и были установлены в средневековую эпоху. Его самая известная работа — Амая, o los vascos en el siglo VIII (Амайя или баски 8-го века), в которой баски и вестготы объединяются против мусульманского вторжения.
Также стоит упомянуть вклад в исторический жанр, сделанный Мариано Хосе де Ларрой, Серафином Эстебанесом Кальдероном и Франциско Мартинесом де ла Росой.

Ученое письмо
Большинство этих работ было основано на обсуждениях в Ассамблее, на которых была принята Конституция Кадиса. Наиболее представительными авторами были Хуан Доносо Кортес (1809 † 1853) и Хайме Бальмес Урпия (1810 † 1848):

Хуан Доносо Кортес пришел из либеральной школы, хотя позже защищал католические и авторитарные идеи. Его самая важная работа — Ensayo sobre el catolicismo, el liberismo y el socialismo («Трактат о католицизме, либерализме и социализме»), опубликованный в 1851 году. Его стиль имеет торжественный, но убедительный тон и вызвал оживленные дебаты.

Костюмные виньетки
Между 1820 и 1870 годами Испания разработала литературную costumbrista (литературу манер), которая проявилась в куадро де costumbres, или виньетка повседневной жизни, короткая статья прозы. Эти работы обычно ограничивались описательным текстом, сохраняя до минимума аргумент. Они описывали образ жизни эпохи, популярный обычай или личный стереотип. Во многих случаях (как в статьях Ларры) статьи содержат значительную сатиру.

Costumbrismo (или costumbrism) возникло из романтического желания подчеркнуть разные и своеобразные, вдохновленные французской близостью к одному жанру. Тысячи статей такого типа были опубликованы, что ограничило развитие романа в Испании, поскольку в этом жанре преобладали повествование и отдельные персонажи, в то время как костюмированные виньетки были ограничены родовыми описаниями типов личности (тореадор, продавец каштана, водный носитель и т. Д. .). Были собраны большие антологии таких виньет, таких как Los españoles pintados por sí mismos (испанцы, написанные сами по себе) (опубликованные в двух томах в 1843-1844 гг., Перепечатанные в одном томе в 1851 году). Известными авторами, представленными в этой работе, являются Madrileño Ramón de Mesonero Romanos и Андалузский Серафин Эстебанес Кальдерон.

Рамон де Мезонеро Романос
Рамон Месонеро Романос (1803-1882) родился и умер в Мадриде. Он принадлежал к испанской академии и был нежным буржуа. Его идеи были анти-романтическими, и он был большим наблюдателем жизни вокруг него. Он был известен под псевдонимом El curioso parlante («Говорящий»).

Его основное литературное произведение было в традициях costombrist; однако он написал Memorias de un setentón (Воспоминания о 70-летнем возрасте), намек на людей и события, которые он знал в период с 1808 по 1850 год. Его работы по костюмированию были собраны в томах «Панорама материнства» и «Эскенас».

Серафин Эстебанес Кальдерон
Кальдерон (1799-1867) родился в Малаге и умер в Мадриде. Он был известен как El solitario (одиночный) и занимал высокий политический пост. Хотя он известен своим консерватизмом, в молодости он был либералом. Он опубликовал различные стихотворения и исторический роман «Cristianos y moriscos» (христиане и мавры), хотя его самая известная работа — коллекция костюмированных виньетков «Эскулас аналузас» (сцены Андалузяна) (1848), в которых представлены такие описания, как «Эль болеро», «La feria de Mairena» , Un baile en Triana и Los Filósofos del figón.

Журналистика: Мариано Хосе де Ларра
В течение всего XIX века роль газеты имеет решающее значение. В издании в Барселоне El Europeo (The European) (1823-1824) были опубликованы статьи о романтизме, и благодаря публикации Испания узнала имена Байрона, Шиллера и Вальтера Скотта. Тем не менее, пресса была также оружием политической борьбы. В этом смысле мы должны подчеркнуть политическую сатирическую прессу Триенио Либерала (Эль-Цурриаго, Ла-Манопла), где появились не только социальные темы, но и контуры назидания, которые были явными прецедентами производства Ларры.

Мариано Хосе де Ларра, «Малый хобби» Мариано Хосе де Ларра (мадридский, 1809 † id., 1837), сын либеральной ссылки, вскоре завоевал известность как журналист. Его характер был менее приятным. Месонеро Романос, его друг, говорил о «своем врожденном мордасидаде, который нес несколько симпатий». В двадцать он женился, но брак не удался. С полным успехом писателя, в возрасте 27 лет, Ларра покончила жизнь самоубийством с пистолетом в голове, похоже, для женщины, с которой он поддерживал незаконную любовную интригу.

Статьи газеты Ларры

Ларра написал более 200 статей за фасадом разнообразных псевдонимов: Андресом Нипоресасом, Эль-побретито-халадором и, прежде всего, Фигаро. Его работы можно разделить на три группы: обычаи, литературные статьи и политические статьи.

В статьях, посвященных обычаям, Ларра сатирировал форму испанской жизни. Он почувствовал сильную боль для своей несовершенной материнской страны. Акцент должен быть сделан на Vuelva usted mañana («Возвращение завтра» — сатира публичных должностных лиц), «Corridas de toros» («Бычья гонка»), Casarse pronto y mal («Жениться скоро и плохо», с автобиографическими оттенками) и El castellano grosero («Грубый кастильский», против грубости сельской местности).

В его политических статьях четко отражено его прогрессивное, либеральное образование, с враждебными статьями об абсолютизме и традиционализме. В некоторых из них Ларра раскрывает свое революционное ликование, как в статье, в которой говорится: «Asesinatos por asesinatos, ya que los ha de haber, estoy por los del pueblo» («Убийства убийствами, поскольку мы должны иметь их, я за людей «).

театр
Неоклассический театр не очень сильно повлиял на испанский вкус. В начале 19 века работы из Сигло-де-Оро стали популярными. Эти работы были презираемы неоклассистами за то, что они не соблюдали правила трех частей (действия, места и времени) и для смешения комических и драматических аспектов. Тем не менее, эти работы были успешными за пределами Испании, именно потому, что они не соответствовали неоклассическому идеалу.

Романтизм восторжествовал в испанском театре с La conjuración de Venecia (Венецианский заговор), Франциско Мартинес де ла Роса, Эль Тровадор («Трубадор»), Антонио Гарсиа Гутьеррес и Лос-амантес де Теруэль («Влюбленные Теруэла»), Хуана Эухенио Хартценбуш. Но ключевым событием было в 1835 году, когда у него была премьера «Дон Альваро о ла Фуэрза дель сино» (Дон Альваро, или Сила судьбы), герцог Ривас.

Драма была самой развитой из театральных жанров. Все работы содержали лирические, драматические и фантастические элементы. Свобода правил во всех аспектах театра:

Структура: исчезло правило трех единств, наложенное на испанскую литературу Просвещения. Например, драмы могут иметь пять актов в стихах, или в прозе и смешанном стихе, с переменным метром. Если в неоклассических работах наступательные направления были неприемлемыми, это не преобладало в романтизме, где они происходили часто. Монолог приобрел новое значение, став главным средством выражения внутренней борьбы персонажа.

Настройка: Театральное действие получило динамизм, используя различные настройки в одном и том же произведении. Авторы задавали свои работы в местах, типичных для романтизма, таких как кладбища, руины, одиночные страны, тюрьмы и т. Д. Природа соответствовала чувствам и состояниям персонажей.
Сюжет: Романтический театр, как правило, имеет сюжеты с легендарными, авантюрными, рыцарскими и историко-национальными темами, с любовью и свободой как типичные элементы. Частыми мотивами были ночные сцены, поединки, теневые, таинственные персонажи, самоубийства и проявления галантности или цинизма. События происходили с головокружительной скоростью. Цель драмы заключалась не в том, чтобы просвещать, как предполагали неоклассицисты, а скорее для движения.

Персонажи: количество символов в игре увеличилось. Мужественный герой обычно был храбр и таинственен. Героиня была невинной и верной, но с сильной страстью. Но оба были отмечены роковой судьбой; смерть — это освобождение. Большее значение придавалось динамизму действия, чем психологии персонажей.

Анхель де Сааведра, герцог Ривас
Анхель де Сааведра и Рамирес де Бакедано (Кордова, 1791 † Мадрид, 1865) боролись против французского вторжения в качестве молодого человека и получили политическую известность как прогрессист. Он был приговорен к смертной казни за свои либеральные взгляды, но сумел убежать в Англию.

Анхель де Сааведра занимал ряд важных государственных должностей. Как и многие современные писатели, он начал с принятия неоклассической эстетики в лирическом (Poesías, 1874) и драматических жанрах (Lanuza, 1822). Он постепенно включал в свою работу романтические элементы, которые можно увидеть в таких работах, как El desterrado. Его обращение стало завершенным в романах Históricos.

Хосе Зоррилья
Родился в Вальядолиде в 1817 году и умер в Мадриде в 1893 году. Он начал свою карьеру в литературе, читая стихи на похоронах Ларры, благодаря чему он заслужил большую славу. Он женился на вдове на шестнадцать лет моложе его, но брак не удался, и, убежав от нее, он отправился во Францию, а затем в Мексику в 1855 году, где император Максимилиано назвал его режиссером Национального театра. Вернувшись в Испанию в 1866 году, он был встречен с энтузиазмом. Он снова женился, и с постоянными денежными пристрастиями у него не было другого средства, кроме как продать свои работы, как Дон Хуан Тенорио. Суды предоставили ему пенсию в 1886 году.

Работает

Литература Зоррильи плодовита. Его поэзия достигает зенита с чтениями, которые представляют собой небольшие драмы, исполняемые в стихах. Самым важным из этих чтений является Маргарита ла Торнера и Хороший судья, лучший свидетель.

Однако его признание больше связано с его драматическими работами. Драмы, которые выделяются, включают Сапожника и Короля, о смерти короля дона Педро; Предатель, Исповедник и Мученик, о знаменитом пекаре Мадригала, который прошел через дона Себастьяна, короля Португалии; Дон Хуан Тенорио (1844), самый известный из его работ, представляет традицию во многих испанских городах в начале ноября. В нем обсуждается тема знаменитого шутника Севильи, о котором ранее писал Тирсо де Молина (17 век) и других национальных и зарубежных авторов.

Другие авторы

Франциско Мартинес-де-ла-Роса, писатель переходного периода (писатель перехода)
Мартинес де ла Роса (1787 † 1862), родился в Гранаде. Как политик, он энергично вмешался в Кортес-де-Кадис. Из-за его либеральных идеалов он страдал от лишения свободы. Он эмигрировал во Францию ​​и был назначен главой правительства в 1833 году по возвращении в Испанию. Его политика «правильных средств» потерпела неудачу среди экстремистов слева и справа. Его современники дали ему прозвище «Rosita la pastelera» (Rosita the baker), хотя он был заключен в тюрьму, сослан и подвергнут нападению в его борьбе за столь желанную свободу.

Антонио Гарсиа Гутьеррес
Гутьеррес родился в Чиклана, Кадис, в 1813 году, и умер в Мадриде в 1884 году. Из семьи ремесленников он посвятил себя словам и, коротко о ресурсах, зачислен в армию. В 1836 году он выпустил «El trovador» («Трубадор»), работу, которая вызвала восторженный ответ со стороны общественности, хотя он обязывал его проститься с его нынешней ситуацией, установив в Испании эффективный обычай из Франции. Благодаря его успеху он мог подняться над экономическими трудностями, с которыми он жил. По взрыву «Глориозы» он присоединился к революционерам, с гимном против «Борбоне», который стал очень популярным.

Хуан Эухенио Хартценбуш
Хартценбуш родился и умер в Мадриде (1806-1880). Сын немецкого краснодеревщика и анатомической матери, он посвятил себя сначала профессии своего отца, но позже посвятил себя театру, где получил уверенный успех со своей самой известной работой, Лос-Амантес де Теруэль («Любители Теруэля», ) (1837). Он продолжал публиковать рассказы, стихи и статьи для наставников.

Мануэль Бретон де лос Эррерос
Эррерос родился в Квеле, Логроньо, в 1796 году и умер в Мадриде в 1873 году. Он принял литературную судьбу в очень молодом возрасте, с такими произведениями, как «А-а-а-а-а-а-о-оиз» («Древней оспе») Умрите, и вы увидите ») и El pelo de la dehesa (« Волосы рощи »). Он сатирировал романтизм, хотя некоторые его характеристики появляются в его комедиях, как в Muérete y verás.

Postromanticism
Во второй половине девятнадцатого века ранее существовавшие интересы движения в истории и легенде вступили в новый этап, и поэзия стала более сентиментальной и интимной. Это изменение было вызвано влиянием немецкой поэзии и новым популярным интересом к испанской поэзии. Постмамантическая школа значительно отходила от других европейских современников, за исключением немецкой поэзии Генриха Гейне.

Поэзия продолжала быть романтичной, а проза и театр больше привязывались к реализму. Романтическая поэзия медленно теряла часть своей популярности из-за ее концентрации на эмоциональных силах. Повествование сократилось в пользу лиризма, а стихи стали более личными и инициативными. Риторика стала более скудной по мере увеличения лиризма, и общие темы были любовью и страстью к миру во всей его красоте. Романтики начали экспериментировать с новыми метрическими формами и ритмами. Однородность, которой наслаждалась романтическое движение, превратилась в множество поэтических идей. В целом пост-романтизм представлял собой переход между романтизмом и реализмом.

Густаво Адольфо Беккер
Родившийся в Севилье в 1836 году, Беккер был осиротевшим и воспитан крестной матерью. Он мечтал стать матросом, но нашел свое призвание в качестве писателя. В 18 лет он переехал в Мадрид, где испытывал трудности, пытаясь добиться литературного успеха. В 21 году он заболел туберкулезом, который в конечном итоге перенесет его в могилу. Он отчаянно влюбился в Элиза Гильен, и она вернула свои чувства, но пара вскоре разделилась на процесс налогообложения для поэта. В 1861 году он женился на Касте Эстебан и работал обозревателем с политически консервативным уклоном. Позднее он получил ежемесячный доход в размере 500 песет (большая сумма на время), работая в качестве нового критика, но он потерял работу в революции 1868 года. Он отделился от своей не-верной жены, разочаровался и жил грязный и богемский образ жизни. В 1870 году умер его неразлучный спутник и брат Валериано. Беккер примирился с Кастой, но умер через несколько месяцев в 1870 году в Мадриде и был похоронен вместе со своим братом в Севилье.

Розалия де Кастро
Рожденный в Сантьяго-де-Компостела в 1837 году, де Кастро был ублюдочным ребенком незамужних любовников, что вызвало в ней неизлечимую горечь. Живя в Мадриде, она познакомилась и позже вышла замуж за галисийского историка Мануэля Мургуи. Пара жила в разных местах на Кастилии, но Розалия никогда не чувствовала себя привязанной к региону и в конечном итоге сумела уладить семью в Галиции. Брак не был счастлив, и пара пережила экономические трудности, когда они воспитывали шестерых детей. Она умерла от рака в Ирие Флавии в 1885 году, а ее останки были захоронены в Сантьяго-де-Компостела, подходящем месте для любителя Галиции.

Хотя де Кастро не был плодовитым в прозе, она достигла известности с Эль-Кабальеро-де-лас-ботас-азул (сине-сапог-кавалер), который имел философский и сатирический согнутый характер. Она в основном признана за ее поэтический вклад в испанскую литературу. Ее первые книги: «La flor» («Цветок», 1857) и «Ми мадр» («Моя мама», 1863), обладают некоторыми романтическими особенностями с эсперансианскими стихами. Три ее самых запоминающихся произведения:

En las orillas del Sar: Многие критики считают эту работу вершиной поэзии Розалии. Это единственный из трех основных романов, написанных на испанском языке на кастилии. В то время это считалось низким почитанием за пределами галисийской территории, но поколение 98 вернуло стихи в центр внимания. В Лас-Орильяс-дель-Сар она признает свою личную жизнь, любовь и боль, человеческую несправедливость, веру, смерть, вечность и т. Д.
Антиромантические поэты
Эти поэты можно было бы также считать приверженцами реализма, учитывая упадок романтического движения и их противоположную позу к нему.

Рамон де Кампоамор
(Навиа, Астурия, 1817-Мадрид, 1901), идеологическая умеренная, была губернатором и парламентарием. В своей книге «Поэтика» он заявил о своем намерении прийти к «искусству идей». Таким образом, стихотворение будет иметь четко определенный аргумент. Он также пытался реализовать такие идеи в Юморадах, в Долорах и в поэмах Пекенса. Юморады («witticisms») были короткими стихами, написанными для альбомов и поклонников его друзей. Один из них:

Гаспар Нуньес де Арсе
(Вальядолид, 1834-Мадрид, 1903). Он также был губернатором и парламентом, а также министром. Он написал пьесу El haz de leña (The bundle of woods), сюжет которой посвящен таинственной смерти дона Карлоса, сына короля Испании Филиппа II. Его наиболее заметные поэтические произведения: «La última lamentación de lord Byron» (последнее причитание лорда Байрона), долгий монолог о страданиях мира, существование высшего, всемогущего существа, политика и т. Д., И «La visión de Fray» Мартин (видение Фраяра Мартина), в котором Нуньес де Арсе изображает Мартина Лютера, созерцающего со скалы народы, которые последовали за ним.

Поделиться ссылкой:

  • Нажмите, чтобы поделиться на Twitter (Открывается в новом окне)
  • Нажмите здесь, чтобы поделиться контентом на Facebook. (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Pinterest (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Tumblr (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться на LinkedIn (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в WhatsApp (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в Skype (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в Telegram (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться на Reddit (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Pocket (Открывается в новом окне)

Related

10 лучших романов, действие которых происходит в Испании, которые перенесут вас туда | Литературные путешествия

Я вырос в Монреале, и Лондону принадлежит большая часть моего сердца, но мой дом — Барселона, где я живу уже 20 лет. Испания — страна разнообразная по своим ландшафтам, языкам, культуре и кухне, но, составляя этот список, я понял, что большая часть ее литературы исходит из Мадрида и с севера страны. Может, на юге слишком жарко для романов? Список является личным и вовсе не окончательным, а в некоторых случаях продиктован тем, что доступно в переводе.Но каждая из этих книг перенесет вас в определенное время и место в этой капризной, пестрой, приводящей в бешенство, но бесконечно любимой стране.

Полный тент… ветряные мельницы и замок, Ла-Манча.
Фотография: Мишель Чаплоу/Алами

Социальный комментарий, комический роман, трагедия: шедевр Сервантеса называли по-разному, и спустя 400 лет он по-прежнему актуален в отношении человеческого существования. Кихот — мелкий дворянин, идальго , буквально сын чего-то. Это статус, который находит отклик в современной Испании, где enchufe (быть на связи) по-прежнему имеет значение.Кихот заново изобретает себя как благородного рыцаря и, в том, что можно было бы рассматривать как оригинальный роуд-муви, переживает серию злоключений, путешествуя по Ла-Манче, ландшафту, который сегодня кажется мало изменившимся. Остались даже ветряки. И книга, и земля кажутся неизгладимо, вневременными испанскими.

Эдуардо Мендоса «Город чудес»

В этой книге мастерски описана Барселона на рубеже 20-го века, когда она превратилась из средневекового лабиринта в бурно развивающийся современный город.Есть отголоски Кихота в Онофре Бувиле, центральном герое, но дни странствующих рыцарей прошли; Бувила — авантюрист и мошенник, который из гангстера становится спекулянтом недвижимостью. Затем у него провалилась карьера барселонской версии голливудского магната. Мендоса вызывает в воображении меркантильный дух города, где дельцы и приезжие постоянно сталкиваются со старыми деньгами и укоренившейся властью.

Офсайд Мануэля Васкеса Монтальбана

Камп Ноу, Барселона.Фотография: Alamy

Васкес Монтальбан и его гурман-детектив Пепе Карвалью ведут хронику захудалой стороны Барселоны 1980-х, в то же время бросая язвительный взгляд на махинации каталонской буржуазии, так называемых семей костей . Первоначально названный «Центральный нападающий был убит в сумерках», Карвалью призван расследовать угрозы убийством в адрес последнего английского игрока «Барселоны». Есть несколько романов Пепе Карвалью, но я выбрал этот, потому что случайно оказался на матче «Барсы» в день смерти Монтальбана, и перед началом матча была минута молчания.Не каждый день футбол приветствует писателя. Андреа Камиллери назвал своего сицилийского детектива инспектором Монтальбано в честь Монтальбана и Карвалью. Действие

Outlaws происходит в конце 1970-х годов, когда Испания находилась на этапе перехода от диктатуры к демократии, и изображается действиями группы молодых quinquis (преступников) в трущобах Жироны. Они, как и сам Черкас, входят в число сотен тысяч испанцев, переселившихся с бедных западных и южных районов в Мадрид и промышленно развитые северные города.Основанный на реальной истории Эль Вакильи, quinqui , который стал чем-то вроде знаменитости в 1980-х годах, главные герои — трое молодых испанцев, которых избегает основное общество, живущих ненадежной жизнью, определяемой наркотиками, мелкими преступлениями и тюрьмой.

Трилогия о Бастане Долорес Редондо

Долина Бастан. Фотография: Inigo Cia Da Riva/Alamy

Скромный стиль повествования Редондо задает тон этим триллерам, действие которых происходит в сельской местности Наварры. В отличие от детектива как крутого одиночки, инспектор Амайя Салазар — замужняя женщина с психически больной матерью, которая действительно может быть ведьмой.Салазар вызывают обратно в деревню, в которой она выросла, чтобы расследовать явно ритуальное убийство девочки-подростка. Редондо вызывает в памяти мрачную, унылую красоту долины Бастан, уголка северо-востока Испании, давно ассоциирующегося с колдовством и темными искусствами.

«На Алмазной площади» Мерсе Родореда

Одна из любимых книг Габриэля Гарсиа Маркеса, а также самый успешный роман, написанный на каталанском языке. Родореда рассказывает о борьбе Наталии, более известной как Ла Коломета, молодой женщины из рабочего класса, во время и после гражданской войны, хотя ни одно из исторических событий конкретно не названо.Рассказанный от первого лица, это отход от более героических рассказов о войне. Ла Коломета борется с бедностью, с мужем, который увлекается разведением голубей, и с попытками прокормить своих детей, работая уборщицей. Речь, прежде всего, о человеческом духе и способности преодолевать невзгоды.

«Родина» Фернандо Арамбуру

Обзор из Монте-Игельдо в Сан-Себастьяне. Фотография: Мария Галан/Alamy

Если за последние 10 лет появился испанский роман лучше, чем «Родина», я хотел бы услышать об этом.Действие происходит в вымышленной деревне недалеко от Сан-Себастьяна. Это история двух семей и, прежде всего, двух женщин: одна, чей сын отбывает длительный тюремный срок за убийство, совершенное им как член баскской террористической группировки «Эта», и другой, чей муж был убит группой. Это история личной и племенной лояльности, угнетения со стороны государства и Эты и, в конечном счете, о людях, попавших в ловушку истории, из которой они не могут выбраться. И все же, несмотря на это и непрекращающийся дождь, это вдохновляющая сказка, прекрасно написанная и полная чувств.

Иногда упоминаемый как величайший из ныне живущих писателей Испании, «Сердце такое белое» Мариаса начинается с шокирующего самоубийства, но, хотя в нем используются некоторые приемы триллера, его темы — брак и предательство, а рассказчик обнаруживает то, чего он предпочел бы не делать знал о прошлом своего отца. Стилизованное и вводящее в скобки письмо может быть утомительным, а иногда и раздражающим, но история захватывающая, и читатели должны проявить настойчивость в некоторых более медленных отрывках. Хуан, рассказчик, является переводчиком ООН, и в книге неизбежно много говорится о нюансах языка.

Бег быков, Памплона. Фотография: Alamy

Хорошо это или плохо, Хемингуэй, вероятно, сформировал представление англоязычного мира об Испании больше, чем любой другой писатель 20-го века. Культура мачо, кровь и пыль арены для боя быков и гражданская война — все это апеллировало к его представлению о мужественности. Однако Джейк, центральный персонаж «И восходит солнце», сексуально импотент, и его мужественность определяется его трудовой этикой. Это контрастирует с его богатыми товарищами из «потерянного поколения», для которых бег с быками в Памплоне, как и в Париже, является просто еще одним фоном, на котором можно проецировать свою тоску.Во многом благодаря Хемингуэю каждый июль тысячи молодых американцев приезжают в Памплону на фестиваль, во многом разделяя Испанию как страну вина и крови, хотя, возможно, и по-своему скучно.

Первоначально написанный на эускере (баскском языке) и имевший огромный успех на испанском языке, Обабакоак представляет собой серию историй, рассказанных жителями Обабы, баскской деревни. Учитель географии обнаруживает, что серия судьбоносных писем от молодой женщины из Гамбурга на самом деле была написана его отцом; изодранная и едва читаемая рукопись, написанная священником, рассказывает историю нелюбимого, незаконнорожденного мальчика, который пропал без вести в лесу и вернулся, чтобы бродить по деревне в образе чистого белого кабана.Письма Атксаги интимны, и в них всегда есть доля юмора, даже когда сказки погружаются во тьму.

20 обязательных к прочтению книг испанских авторов, выпущенных в Испании

Этот контент содержит партнерские ссылки. Когда вы покупаете по этим ссылкам, мы можем получать партнерскую комиссию.

Всегда было так, что когда я путешествую, я люблю читать романы, относящиеся к конкретному региону. Это было правдой в течение долгого времени; но в последние несколько лет, когда я стал больше осознавать нехватку переводной литературы и необходимость читать более разнообразно, я сделал свой план еще более конкретным.Теперь, когда я куда-то еду, я хочу читать книги не только изложенные в этом месте, но и написанные кем-то, кто жил или был оттуда, желательно в переводе с языка оригинала.

Фотография Лии Рэйчел фон Эссен в Барселоне, сделанная Оскаром Миллсом, использована с разрешения

Итак, когда я приехал в Мехико из Чикаго, я прочитал «Карамело» Сандры Сиснерос; когда я поехал в Англию, я прочитал Джейн Остин. И когда я поехал в Испанию, я углубился в списки испанских авторов, книг, которые нужно прочитать до, во время и после моей поездки, которые были написаны испанскими авторами и действие которых происходило в Испании.Я включил книги, написанные на каталонском и галисийском языках, так как они являются важной национальной идентичностью регионов, которые также стремились к независимости.

Должен отметить, что я попытался включить в свой список цветных авторов, но мне не удалось найти переведенных небелых авторов, пишущих в Испании. Если у вас есть рекомендации, поделитесь ими со мной в Твиттере — мне будет приятно их услышать! Также стоит отметить, что есть много фантастических авторов и романов, которые я хотел бы изучить во время моей поездки и в этом списке, но которые до сих пор не переведены, что еще раз подчеркивает важность международного взгляда на наши списки для чтения.

Итак, вот он: мой список для чтения. Некоторые из них я читал в Испании, за бокалом вина в булыжном лабиринте Барри Готик в Барселоне или под цветущими апельсиновыми деревьями в Севилье. Некоторые из них я прочитал после, во время пандемии, скучая по великолепному ощущению исследования, живя за счет романов. И другие, которые я все еще должен прочитать, сохраняя их, чтобы распространять в течение следующих нескольких месяцев. Я надеюсь, что вы тоже сможете погрузиться в эти книги, будь то когда-нибудь в будущем для ваших путешествий или сегодня, чтобы прожить страницы.

«Смерть весной» Мерсе Родореда, перевод Марты Теннент

Я читал Смерть весной на пляже в Ла Барселонете, ветерок холодный, а небо голубовато-серое. Это странный, запутанный, милый роман, первоначально написанный на каталонском языке, который дает фольклорный взгляд на маленький городок с жесткими, причудливыми и часто жестокими обычаями. Глазами подрастающего мальчика Родореда показывает нам эти странные ритуалы и отношения людей, которые их проводят, и в аллегорической форме наносит удары по суровым законам и сдержанности франкистской Испании.

Информационный бюллетень Book Deals

Подпишитесь на нашу рассылку Book Deals и получите скидку до 80% на книги, которые вы действительно хотите прочитать.

Спасибо за регистрацию! Следите за своим почтовым ящиком.

Регистрируясь, вы соглашаетесь с нашими условиями использования

Гость за ужином, Габриэла Ибарра, перевод Наташи Виммер

Это глубоко трогательный полуавтобиографический роман. В 1977 году дед Ибарры был похищен баскскими сепаратистами, пропал без вести, а затем был найден убитым.Хотя эта история преследовала Ибарру в детстве, многие подробности замалчивались и хранились в тайне до тех пор, пока она не решила покопаться в их истории после смерти матери, раскопав газетные статьи и обнаружив как можно больше правды. В результате получается мрачное поэтическое исследование горя, семейной истории и молчания в политике.

«Сердце такое белое» Хавьера Мариаса, перевод Маргарет Джулл Коста

Мариас — один из самых знаменитых писателей Испании. В A Heart So White Хуан, , профессиональный переводчик, обнаруживает, что часто создает слова, корректирует сообщения, обладает властью над языком.Когда он женится, он начинает копаться в истории и внутреннем мире своего отца и находит соучастие и тьму в тенях своей собственной истории. «Мои руки твоего цвета; но мне стыдно / Носить такое белое сердце». Мариас берет эту строчку из шекспировского « Макбета» , когда он собирает этот роман.

Beautiful and Dark by Роза Монтеро, перевод Эдриенн Митчелл

Отмеченная наградами журналистка и писательница Роза Монтеро, известная своими феминистскими романами и работой для газеты El País , , сочетает в себе реальное и фантастическое в Beautiful and Dark. Это история о сироте Бабе, молодой девушке, которая живет с родственниками в Эль-Баррио и борется с темным взрослым миром, который окружает ее и ее окрестности. Ей повезло встретить Айрелей, которая делится мифами и сказками. Книга сочетает в себе магический, сказочный ужас с элементами соцреализма.

«Зимовики» Кристины Санчес-Андраде, перевод Сэмюэля Раттера

После нескольких лет изгнания после убийства их дедушки во время гражданской войны две сестры возвращаются в свой коттедж в небольшой своеобразной деревне Тьерра-де-Ча в Галисии в 1950-х годах.Подозрения в отношении сестер начинают расти, когда они пытаются заменить роль в кино — почему они вернулись? Тем временем бушуют другие загадки, например, почему город не говорит о смерти их дедушки? Тайны и загадки преследуют историю, рассказанную в этом романе современной писательницы Кристины Санчес-Андраде.

«Замерзшее сердце» Альмудены Грандес, перевод Фрэнка Винна

Когда Альваро замечает привлекательную незнакомку на похоронах своего отца, его любопытство пробуждается.Кто она такая? И почему никто не знает? Когда его семья затем получает большую сумму денег, Альваро начинает копать и обнаруживает старую папку с письмами 1940-х годов и узнает, что женщиной является Ракель Фернандес Переа, чьи родители бежали из Испании во время Гражданской войны. Это масштабная эпопея о войне, потрясшей испанское общество.

«Счастливый город» Эльвиры Наварро, перевод Розалинд Харви

Я купил эту книгу в маленьком букинистическом магазине в Барселоне, полки которого были забиты книгами на английском языке, спрятанными на красивой улице.Наварро была провозглашена одной из восходящих звезд испанской литературной сцены: в этом романе она рассказывает историю Чи-Хуэя, китайского сына иммигрантов, и его подруги Сары, девушки, заинтригованной бездомным мужчиной. Книга представляет собой рассказ о взрослении, основанный на разочаровании, социальном давлении и разочаровании, и все это подпитывается острым и сложным письмом Наварро.

«Время в промежутке» Марии Дуэньяс, перевод Даниэля Хана

Я прочитал этот краткий историко-художественный роман по дороге домой из Испании, укрываясь на его страницах.Это история о смелой женщине по имени Сира, которая бросает вызов независимости, когда любимый мужчина оставляет ее без гроша в кармане. С помощью сильных союзников-женщин она становится портнихой от-кутюр в Тетуане в Марокко и вскоре вовлекается в политику. Это длинный роман, который быстро пролетает мимо, огромный международный бестселлер, который почти не получил достаточного внимания в США; на своих страницах он охватывает большую часть истории, с захватывающими дружескими отношениями и сложными второстепенными персонажами, и к концу я лихорадочно болел за Сиру.

«Желтый дождь» Хулио Льямазареса, перевод Маргарет Джулл Коста

В Эниелле, небольшой заброшенной деревушке высоко в испанских Пиренеях, остался только один человек. Этот человек, старый и одинокий, бродит, «желтый дождь» осенних листьев обрушивается на него, когда он оглядывается на свою жизнь и город, когда он вспоминает людей и жизнь, которые когда-то были с ним. Лламасарес — современный автор, сосредоточенный на сельской жизни Испании, о том, что осталось позади по мере роста одержимости и фиксации на городах, сам родом из маленькой деревни в районе Леона.

Литература® от Гильермо Стича

В этой странной научно-фантастической нуарной новелле рассказывается о человеке по имени Билли Стрингер. Одетый как клоун и только что проваливший важное задание на работе, он теперь понимает, что кто-то хочет его убить. Его это не особенно удивляет — он убийца, а еще он книжный червь в мире, где художественная литература запрещена ради эффективности. Но он предпочел бы выжить, хотя бы достаточно долго, чтобы увидеть свою девушку Джейн и объяснить ей, что происходит.Эта антиутопическая и умная новелла завоевала золото на церемонии вручения наград Independent Publisher Book (IPPY) 2019 года.

Семья Паскуаля Дуарте, Камило Хосе Села, перевод Энтони Керриган

Этот классический роман испанского лауреата Нобелевской премии 1942 года. В этом тревожном и мрачном короткометражном романе рассказывается о человеке, который решил, что насилие — единственный способ получить то, что он хочет, чтобы существовать в детерминированном и жестоком мире. Села пишет о человеческой способности к насилию, к войне, и здесь он пишет в форме испанского реализма, называемого «мизерабилизмом», что более или менее похоже на то, на что это похоже.Трудный, непохожий рассказчик изображен на фоне тьмы собственной жизни. Этот роман был запрещен, когда он впервые вышел, что вызвало бурю негодования.

All is Silence Мануэля Риваса, перевод Джонатана Данна

Трое юных друзей, Финс, Бринко и Леда, проводят дни, исследуя побережье и собирая находки. Когда они натыкаются на тайник с виски, они думают, что он сделан, пока не узнают, кому он принадлежит. Этот роман, изначально написанный на галисийском языке, — это история о тишине — об исторической и угнетающей тяжестью тишины, которая нависла над политикой этого города, этого региона и проникающей культуры мужественности.По мере взросления Финса, Бринко и Леды их отношения меняются, а странная проза Риваса придает всему происходящему атмосферный вид.

Анатомия момента: тридцать пять минут истории и воображения


Хавьер Серкас, перевод Энн Маклин

Черкас, как правило, наиболее известен как писатель, но на этот раз он почувствовал, что вместо этого должен обратиться к научной литературе. После окончания правления Франко в Испании было проведено демократическое голосование по кандидатуре нового премьер-министра, но во время заснятого заседания в момент голосования в парламенте группа правых солдат прервала голосование и приказала всем лечь.Трое мужчин отказались и вместо этого остались сидеть на своих местах — момент бунта, принявший подобие мифа. Эта книга, ставшая бестселлером в Испании, запечатлела этот момент в описательной форме.

Почему, почему, почему? Куин Монзо, перевод Питера Буша

Почему, Почему, Почему? Stories — это сборник циничных и абсурдных рассказов каталонского писателя Монзо. Его рассказы тупые и странные, о смешении лиц и имен, о невозможности соединиться, о странных печалях, отягощающих повседневную жизнь людей.Это принесло мне очки за «Жизнь в браке», циничную историю о том, как секс становится несвежим после брака, тема, уже слишком распространенная в художественной литературе, но эта ранит, демонстрируя умение Монзо точно попасть в точку боли, разрыва.

La Casa de Bernarda Alba Федерико Гарсиа Лорка, перевод Эмили Манн

Когда ее муж умирает, мать Бернарда Альба становится властной и жестокой, держит своих пятерых взрослых дочерей запертыми в своем доме, настаивает на том, чтобы они установили строгий восьмилетний траур, и пытается даже контролировать их повседневное общение в рамках дома.Это напряженная, трагическая игра, произведение женской силы и сексуального подавления, культуры молчания и контроля, когда мать держит своих дочерей под замком и когда дочери стремятся сбежать. Эта трагедия, действие которой происходит в Андалусии, является одним из последних произведений Лорки.

Родина Фернандо Арамбуру, перевод Альфреда МакАдама

Patria на испанском языке, Родина — это современный роман, рассказывающий напряженную и трудную историю двух баскских семей в разгар жестокого сепаратистского движения ЭТА.Нелинейная и состоящая из множества небольших глав книга Арамбуру отражает сложную и хаотичную жизнь этих двух семей с 1980-х по 2011 год. Автор получил признание критиков, и книга выдержала множество изданий в Испании, вызвав ажиотаж.

«Тень ветра» Карлоса Руиса Сафона в переводе Люсии Грейвс

Тот факт, что это очевидное включение, не делает его менее верным: роман Зафона — шедевр, захватывающая загадка романа, который я читал, гуляя по булыжникам Готики, сидя с видом на город в парке Гуэля, выпивая абсент в баре Marsella.Великолепный роман о лабиринте забытых книг и запутанной тайне, своего рода триллер о мальчике по имени Дэниел, который влюбляется в книгу, книгу с собственной мрачной историей. Это классический барселонский роман.

Лучшее, что может случиться с круассаном Пабло Туссе, перевод Кристины Кордеро

«

Барселона» В дебютном романе автора Пабло Туссе рассказывается о Пабло «Балу» Миральесе, интернет-блогере и искателе удовольствий, редко просыпающемся днем, паршивой овце в семье, которую привозят, когда президент семейного бизнеса, его старший брат, исчезает.Неохотно играя в детектива, Мираллес намеревается попытаться найти своего брата в романе, который является злым, забавным и быстро стал бестселлером в Европе.

Одиночество Виктора Катала, перевод Дэвида Х. Розенталя

Катерина Альберт — каталонская писательница, публиковавшаяся под именем Виктора Катала. В 1905 году она опубликовала роман « Solitud», «», в котором рассказывается история молодой женщины, пытающейся отстоять свою независимость. Этот феминистский текст был довольно революционным в то время и способствовал развитию каталонского модернистского движения. Одиночество  рассказывает историю Милы, крестьянской девушки, которая выходит замуж за Матиаса и переезжает в отдаленный район в горах, где они оба начинают чувствовать, что их тянет в разные стороны и к разным людям.

Нада Кармен Лафоре, перевод Эдит Гроссман

Когда я впервые купил эту книгу в книжном магазине в Барселоне, я не ожидал, что влюблюсь так сильно, как влюбился. Юная Андреа приезжает к своим родственникам в дом на Калле де Арибау, чтобы поступить в университет.Она находит набор персонажей одновременно пугающим и трудным: от ее суеверной тети Ангустиас до ее дядей Хуана и Романа и жены Хуана, азартной красавицы Глории. По мере того, как Андреа сближается с подругой и одноклассницей Иной, она становится все более и более задумчивой, взрослой и полна решимости добиться успеха. Я читал этот готический, великолепно написанный роман в поезде из Барселоны в Севилью, поглощая его описания и вдыхая решимость Андреа. Она осталась со мной даже после того, как я уехала из Испании, и стала моей любимой книгой, которую я читал в своих путешествиях.

Топ-10 лучших испанских писателей, которых стоит открыть ⋆ Piccavey

Известный автор и автор эссе Джулия Альварес сказала:

Роман, в конце концов, не исторический документ, а способ путешествовать по человеческому сердцу

 

Эта цитата дает вам хорошее представление о том, во что вы ввязываетесь, углубляясь в испанскую литературу. Испанские авторы считаются одними из лучших в Европе. Мастера письменного слова в реализме, науке и фэнтези.Испанские писатели популярны и признаны во всем мире. Если вы не знаете, с чего начать, мы составили список из десяти лучших современных испанских писателей и книг. Кураторский список авторов, хорошо известных в Испании, чтобы вы могли просмотреть их библиографию и найти свой следующий роман среди длинного списка названий.

Роза Монтеро

Роза Монтеро — одна из самых известных и востребованных испанских писательниц на сегодняшний день. После успешной журналистской карьеры, где она получила несколько призов за свои интервью.Например, приз Мануэля дель Арко, она была первой женщиной, получившей эту награду. Она опубликовала несколько успешных романов. Более 30 наименований в жанре современной фантастики. Роза Монтеро оставила феминистский след в мире современной испанской литературы своим изысканным повествованием.

Эльвира Наварро

Эльвира Наварро входит в число лучших авторов Испании после победы в конкурсе молодых авторов городского совета Мадрида в 2004 году. Она написала книги «La Ciudad en Invierno» («Город зимой») и «La Ciudad Feliz» («Счастливый город»). город).А также романы «La Trabajadora» («Работница»), входящие в десятку лучших испаноязычных романов года. Ее серия рассказов — идеальное место для начала. Откройте для себя фантастический мир необычных мест и волшебных существ. Ее читатели выбирают ее книги за элементы фэнтези и атмосферу странности.

София Рей

София — молодой писатель, прославившийся своими романами для молодых и фантастических романов для взрослых. Какое-то время она увлекалась экспериментальной поэзией.Затем написал книги для детей, получившие награду «Дух преданности». Выбран Европейским обществом научной фантастики. Ее романы для взрослых также отмечены наградами. В жанре юмористического фэнтези. Самое известное название — «Все состоит из букв». Научно-фантастический роман, который переплетает миры технологий, языка и искусственного интеллекта.

Карлос Руис Зафон

Наиболее известен своим романом «La Sombra del Viento» («Тень ветра»). Это первая из трех частей серии под названием «Кладбище забытых книг».Карлос Руис Сафон — самый широко публикуемый современный испанский автор. Один из самых известных испанских писателей, его книги, получившие наибольшее признание критиков, относятся к серии «Кладбище забытых книг». Если вы ищете более мрачную, но популярную сюжетную линию, его книги могут быть именно тем, что вы ищете.

Хавьер Мариас

Прежде чем обсуждать Хавьера Мариаса, важно отметить, что этот список составлен не в каком-то определенном порядке. Если бы это было так, Мариас был бы на первом месте.Не только как самый известный из ныне живущих испанских писателей, но и как один из лучших и самых известных писателей в мире.

За свою долгую и плодотворную карьеру он опубликовал 17 книг и получил большое количество наград в Испании и во всем мире. Его самые известные книги — «Corazón tan Blanco» («Сердце такое белое», 1992) и «Tu Rostro Mañana» («Твое лицо завтра», 2002). Оба считаются шедеврами.

Антонио Муньос Молина

В настоящее время член Королевской испанской академии Антонио Муньос Молина посвятил свою жизнь письму и литературе.Его книги представляют собой смесь культурных и политических тем, погруженных в фантастический мир. Дважды удостоен Национальной премии по литературе в Испании. Лучшими книгами Антонио Муньоса являются «El Invierno en Lisboa» («Зима в Лиссабоне»), «El Jinete Polaco» («Польский всадник») и «Beltenebros».

Кристина Санчес-Андраде

Кристина Санчес-Андраде — автор восьми романов. Одно из самых известных названий — «Ya no Pisa la Tierra tu Rey» («Ваш король больше не ходит по этой земле»), за которое она получила множество наград.Она исследует такие понятия, как коллективные проявления и стадный менталитет. Суеверия, религия и разнообразие — другие темы в ее книгах. Все это погружает читателя в испанские пейзажи и сложную семейную динамику. Предлагаем вам прочитать ее книгу «Зимовики». Книга о двух сестрах, возвращающихся в свой родной город после гражданской войны в Испании, чтобы почувствовать стиль письма этого автора.

Фото Ника Фьюингса на Unsplash

Феликс Дж Пальма

Если вы ищете идеальное сочетание магического реализма и истории, я предлагаю вам прочитать книгу Феликса Дж. Пальмаса «Карта времени».Эта книга стала бестселлером New York Times. Две другие книги завершают эту трилогию «Карта неба» и «Карта хаоса». Эта серия романов получила множество наград и сделала его имя нарицательным во всем мире. Если вам нравится магический реализм, смешанный с историей, его книги очаруют вас и заставят переворачивать страницы до последней главы.

Сара Меса

Сара Меса — один из тех авторов, которые появляются не каждый день. У нее есть свой хорошо развитый и индивидуальный стиль письма.Сегодня считается одним из самых ярких писателей Испании. Она написала девять художественных книг, в том числе «Шрам» (лауреат испанской премии Ojo Crítico). «Четыре на четыре», «Кара де Пан» и «Мала Летра». Романы с основной динамикой силы в сюжетных линиях и большой глубиной персонажей. Ее работа быстро увлечет вас.

Артуро Перес Реверте

Так называемый «мастер интеллектуального триллера» Артуро Перес Реверте изначально был военным корреспондентом. Кто перешел на написание художественной литературы на полную ставку.
Среди его романов «Фландрская коллегия», «Клуб Дюма», «Мастер фехтования» и «Кем мы становимся». Названия уже опубликованы более чем в 50 странах и принесли ему место в Испанской королевской академии. Он также получил множество других наград и наград. Если вы любитель триллеров, вам определенно не стоит отказываться от чтения его книг.

Лаура Гальего Гарсия

Лаура — испанская королева исторического фэнтезийного мира. На данный момент она завершает работу над докторской диссертацией по средневековой литературе в Университете Валенсии.Верные ее характеру и стилю, ее книги уходят далеко в историю. Истории, связанные с магией, замками, амулетами и сильными сюжетными линиями, которые могут довести вас до слез по мере прочтения книги.

Больше всего ее вдохновили «Бесконечная история» и произведения Толкина, Вейса или Коэльо.

Десять испанских писателей, которых стоит прочитать

Этот гостевой пост написан Джеймсом Бакстером. Профессиональный писатель и блогер, любящий делиться своим опытом и знаниями с читателями.Он особенно интересуется маркетингом, блогами и информационными технологиями. Джеймс всегда рад посетить разные места и познакомиться там с новыми людьми.

известных испанских писателей | Список писателей из Испании

  • Federico del Sagrado Corazón de Hisús García Lorca (испанское произношение: [Feðeɾiko ðel saɣɾaðo koɾaon de xesuz ɣaɾθi.a loɾka]; 5 июня 1898 — 19 августа 1936 г.), Известный как Федерико Гарсия Лорка … далее

    Еще Federico García Lorca

    №90 из 416 Знаменитые группы Испании№162 из 1172 Лучшие писатели всех времен№894 из 1355 Величайшие умы всех времен

  • Мигель де Сервантес: Сааведра (; Испанский: [miˈɣel de θeɾˈβantes saaˈβeðɾa]; 29 сентября 1547 г. (предположительно) — 22 апреля 1616 г. по н.э.) был испанским писателем, которого многие считают величайшим писателем в …more

    Еще Мигель де Сервантес 

    №9 из 306 Лучшие писатели всех времен№152 из 369 Величайшие поэты всех времен№97 из 3,210 Самые влиятельные люди всех времен

  • Педро Кальдерон де ла Барка-и-Барреда Гонсалес де Энао Руис де Бласко-и-Рианьо (17 января 1600 г. — 25 мая 1681 г.), обычно называемый Педро Кальдерон де ла Барка (Великобритания: , США: , испанский: [ˈpeðɾo kaldeˈɾon …more

  • Бенито Pérez Galdós; 10 мая 1843 — 4 января 1920) — испанский писатель-реалист.Некоторые авторитеты считают его вторым после Сервантеса по статусу испанского писателя. Он был ведущим …подробнее

  • Артуро Перес-Реверте Гутьеррес (родился 25 ноября 1951 года в Картахене) — испанский писатель и журналист. Он работал военным корреспондентом RTVE и был военным корреспондентом в течение 21 года …подробнее

  • Хесус Франко (урожденный Хесус Франко Манера; 12 мая 1930 г. — 2 апреля 2013 г.) был испанским режиссером, композитором и актером. наиболее известен своими стильными эксплуатационными фильмами, снял около 160 художественных фильмов.

  • Хуан Рамон Хименес Мантекон (23 декабря 1881 – 29 мая 1958) был испанским поэтом, плодовитым писателем, получившим Нобелевскую премию по литературе в 1956 году «за лирическую поэзию, которая на испанском …подробнее

  • Хосе Ортега-и-Гассет (исп. [xoˈse oɾˈteɣa i ɣaˈset]; 9 мая 1883 – 18 октября 1955) был испанским философом и эссеистом.

  • Хавьер Мариас (родился 20 сентября 1951 г.) — испанский писатель, переводчик и обозреватель.Он является одним из самых знаменитых писателей Испании, его произведения переведены на 42 языка.

  • Франсиско Гомес де Кеведо и Сантибаньес Вильегас, KOS (испанское произношение: [fɾanˈθisko ðe keˈβeðo]; 14 сентября 1580 — 8 сентября 1645) был испанским дворянином, политиком и писателем 7 
     29024 9024 9024 Антонио Мачадо, полное имя Антонио Сиприано Хосе Мария-и-Франсиско-де-Санта-Ана-Мачадо-и-Руис (26 июля 1875 — 22 февраля 1939) — испанский поэт и одна из ведущих фигур испанцев…more

  • Густаво Адольфо Клаудио Домингес Бастида, более известный как Густаво Адольфо Беккер (17 февраля 1836, Севилья – 22 декабря 1870, Мадрид), был испанским поэтом-романтиком и писателем (в основном короткие …more

  • Мигель де Унамуно-и-Юго (29 сентября 1864 г. — 31 декабря 1936 г.) был испанским эссеистом, писателем, поэтом, драматургом, философом, профессором греческого языка и классики, а затем ректором Университета …подробнее

  • Хасинто Бенавенте-и-Мартинес (12 августа 1866 — 14 июля 1954) был одним из выдающихся испанских драматургов 20-го века.В 1922 году ему была присуждена Нобелевская премия по литературе «за счастье»….подробнее

  • Хулио Лламасарес (родился 28 марта 1955 г.) — испанский писатель, родившийся в Вегамиане, провинция Леон.

  • Роза Монтеро Гайо ( Испанское произношение: [ˈrosa monˈteɾo ‘gaʝo]; родился 3 января 1951 года в Мадриде) — испанский журналист и автор современной художественной литературы. написал несколько отмеченных наградами книг, в которых смешаны жанры и которые были переведены более чем на тридцать языков.Он …more

  • Камило Хосе Села-и-Трулок, 1-й маркиз Ирии Флавии (исп.: [kamilo xoˈse ˈθela]; 11 мая 1916 — 17 января 2002) был испанским писателем, поэтом, рассказчиком и эссеистом. связан с…more

  • Луи Жермен Давид де Фюнес де Галарса (французское произношение: ​[lwi də fy.nɛs]; 31 июля 1914 – 27 января 1983) был французским актером и комиком. Согласно нескольким опросам, проведенным с 1968 года, он …подробнее

  • Хоаким Монсо и Гомес, также известный как Ким Монсо (каталонское произношение: [ˈkim munˈso]) (родился 24 марта 1952 года в Барселоне, Каталония, Испания), современный испанский писатель романов, рассказов…more

  • Лопе Феликс де Вега-и-Карпио ( LOH-pay dee VAY-gə , испанский: [ˈlope ˈfeliɣz ðe ˈβeɣa i ˈkaɾpjo] ; 25 ноября 1562 г. — 27 августа 1635 г.) был испанским поэтом, писателем, романистом, прозаиком. и морской. Он был одним из …подробнее

  • Антонио Муньос Молина (родился 10 января 1956 г.) — испанский писатель, с 8 июня 1995 г. действительный член Королевской испанской академии. В 2013 году он получил премию принца Астурийского в области литературы.

  • Хосе Пласидо Доминго Эмбиль (родился 21 января 1941 г.) — испанский оперный певец, дирижер и организатор искусств.Он записал более сотни полных опер и хорошо известен своей универсальностью, …подробнее

    Подробнее Пласидо Доминго 

    № 251 из 656 Лучшие певцы всех времен № 34 из 185 Певец (мужчина), которого вы больше всего желаете Может звучать как № 149 из 153 Величайшие оперные певцы всех времен

  • Хосе Эчегарай-и-Эйзагирре (19 апреля 1832 — 4 сентября 1916) был испанским инженером-строителем, математиком, государственным деятелем и одним из ведущих испанских драматургов последняя четверть 19-го…more

  • Педро Антонио де Аларкон-и-Ариса (10 марта 1833 – 19 июля 1891) был испанским писателем девятнадцатого века, самым известным за его роман El sombrero de tres picos (1874), экранизация популярного . ..more

  • Память о забытых писательницах Испании XVII века | Умные новости

    «Мудрые и доблестные: женщины и письменность в золотой век Испании» посвящены, среди прочих, Сор Хуане Инес де ла Крус (слева) и Каталине де Эраузо (справа).Общественное достояние через Wikimedia Commons

    Продолжающаяся в мадридском Институте Сервантеса выставка посвящена жизни и творчеству около 30 женщин-авторов, драматургов и печатников, чьи истории почти утеряны для истории.

    Под названием «Мудрые и доблестные: женщины и писательство в золотой век Испании» шоу посвящено людям, работавшим вскоре после того, как тезка института, Мигель де Сервантес, написал свою основополагающую работу 1605, Дон Кихот . Хотя этот так называемый «Золотой век» широко ассоциируется с такими мужчинами, как Сервантес, Лопе де Вега и Франсиско де Кеведо, в этот период сотни женщин не только писали, но и публиковали свои работы.

    По большей части женщины в Испании 17-го века были неграмотными и выполняли в основном домашние обязанности. Но немногие избранные проложили свой собственный путь, часто присоединяясь к монастырям, которые давали «относительную интеллектуальную свободу», пишет Лорен Форд для Hyperallergic .

    «Мудрые и доблестные» исследует жизнь этих женщин посредством демонстрации более 40 документов, включая стихи, дневники, пьесы, романы и рассказы о путешествиях. Выставка, которая открылась в марте, но вынуждена была взять трехмесячный перерыв из-за пандемии Covid-19, вновь открылась 18 июня и будет работать до 5 сентября.Отдельные материалы также доступны в Интернете.

    Согласно Bibliophile , директор института Луис Гарсия Монтеро сказал во время пресс-конференции, что шоу «приглашает нас задуматься о женщинах» и «помогает нам восстановить нашу память и взорвать канон».

    Сор Хуана Инес де ла Крус (1615-1695), Стихи первого тома , 1725 Предоставлено Национальной библиотекой Испании.

    Название выставки заимствовано у работы Сор Хуаны Инес де ла Крус, монахини, родившейся недалеко от Мехико в 1648 году.Она внесла значительный вклад в интеллектуальную жизнь испанских колоний и является одним из самых известных писателей, представленных на выставке.

    Но, как показывает «Мудрый и доблестный», Сор Хуана была далеко не одинока. Выставка также, например, исследует творчество драматурга и поэтессы Аны Каро, которая была одной из первых писательниц, которые занимались своим ремеслом не как хобби, а как профессию.

    Согласно Сэму Джонсу из Guardian , в шоу включены записи о выплате Каро в 1638 году — за целых два года до рождения первой в Англии женщины-профессионального драматурга Афры Бен.

    Работа Каро выдвинула на первый план женских персонажей, которые активно формировали свою судьбу, следуя своим мечтам или стремясь отомстить.

    В серии «Мужество, предательство и презираемая женщина » главный герой «одевается мужчиной и пересекает Европу, чтобы защитить свои права и найти свое место в обществе после того, как у нее отняли репутацию», — рассказывает куратор Ана М. Родригес-Родригес. Хранитель .

    Еще один известный писатель сделал именно это в реальной жизни. Каталина де Эраузо родилась в конце 1500-х годов и написала посмертно опубликованную автобиографию, которая начинается со смелого побега из монастыря в Сан-Себастьяне.Чтобы замаскировать этот статус беглеца, Эраузо переоделся мужчиной, в конце концов отправившись в Америку и служа солдатом.

    В начале автобиографии автор использует дескрипторы женского рода, но, представляясь как мужчина, переходит на прилагательные мужского рода.

    Родригес-Родригес рассказывает Guardian , что Эраузо, чья книга была опубликована только в 1820 году, был «человеком, которого сегодня мы, несомненно, назвали бы трансгендером».

    На веб-сайте выставки уточняется, что «Каталина не вписывается в общепринятые нормы, которые категорически разделяют мужской и женский пол, и предлагает сложную модель идентичности, которая заставляет обоих жить вместе текучим и небинарным образом.

    Санта-Тереза-де-Хесус (1515-1582), Книги Матери Терезы де Хесус, основательницы монастырей монахинь и босых монахов-кармелитов первого правила , 1588 Предоставлено Национальной библиотекой Испании.

    Приключения Эраузо включали встречу с Папой Урбаном VIII, который разрешил писателю продолжать представлять себя мужчиной. «Мудрый и доблестный» сочетает биографию Эраузо с дополнительными материалами, подтверждающими его отчет о времени в тюрьме и жизни в качестве солдата, участвовавшего в испанских колониальных войнах в Южной Америке, согласно Hyperallergic .

    Выставка также подчеркивает стойкость ее героев в трудных обстоятельствах, в том числе, в некоторых случаях, в неприятностях из-за их работы. Это было особенно верно для женщин, писавших в монастырях: Сор Хуана, например, отказалась от своей интеллектуальной жизни в 1694 году, подписав покаянный документ, в котором говорилось: « Yo, la peor de todas » или «Я, худшая из всех женщин. ” В следующем году она умерла от чумы.

    Сор Хуана свободно говорила на латыни, испанском языке и языке нахуатль, на котором говорили коренные народы Мексики, такие как ацтеки.Ее литературные, научные и математические занятия часто вызывали у нее проблемы с церковью. Согласно Hyperallergic , мадридская поэтесса Марсела де Сан-Фелиз, дочь драматурга Лопе де Вега, также поступила в монастырь. Она написала большое количество литературных произведений, но позже уничтожила их по приказу своего духовника-мужчины.

    Признание «почти подрывной» работы этих писателей давно назрело, говорит Родригес-Родригес газете Guardian , поскольку только с их рассказами ученые могут увидеть полную историю Золотого века Испании.

    Как однажды написала Сор Хуана: «Я учусь не для того, чтобы знать больше, а для того, чтобы меньше игнорировать».

    «Мудрые и доблестные: женщины и письменность в золотой век Испании» будут показывать в Институте Сервантеса в Мадриде до 5 сентября 2020 года. Цифровая версия шоу доступна на веб-сайте института .

    Колониализм Европейская история Выставки Экспонаты Пол Литература Сексуальность Испания Театр Женская история Писатели

    Рекомендуемые видео

    Новое царство письменности из Испании намного выше обычного

    Ранее в этом году судебные антропологи и археологи, проводившие поиски под монастырем в Мадриде, полагали, что они, возможно, наконец обнаружили останки Мигеля де Сервантеса, автора одного из самых любимых шедевров мировой литературы «Дон Кихот: гениальный джентльмен Дон Кихот Ламанчский» (1605 г.). ; 1615).Первая часть этого чудесного сатирического романа с изображением симпатичного одноименного героя, бедного ламанчского джентльмена, увлечённого чтением рыцарских сказок, была опубликована 16 января 1605 года.

    Вдохновленный и / или, возможно, расстроенный своим обширным чтением и одетый в ржавые доспехи, добрый джентльмен отправляется на своем пожилом коне Росинанте в сопровождении слуги Санчо Пансы. Наряду с доспехами он соответствует традиционным рыцарским требованиям и выбирает любовницу своего сердца.Избранная женщина не подозревает об этой преданности. Различные описанные приключения делают это чрезвычайно интересным и вневременным пикантным фильмом. Сервантес родился в 1547 году в Алькала-де-Энарес, примерно в 35 км к северо-востоку от Мадрида, в семье скромного и глухого хирурга-парикмахера и матери из обедневшей дворянской семьи. Бедную женщину продали мужчине, который со временем станет отцом Сервантеса.

    Будущий писатель сначала стал солдатом, присоединившись к испанской морской пехоте, а когда ему было 24 года, сражался в битве при Лепанто в 1571 году, где он был ранен как минимум дважды в грудь, а также потерял способность пользоваться левой рукой – важные детали для группа исследователей, перебирающая фрагменты костей, найденные под Convento de las Trinitarias Descalzas, монастырем босоногих тринитаристов.

    Во время строительных работ, проводившихся в монастыре в конце XVII века, многочисленные могилы, в том числе могилы Сервантеса, его жены и других членов семьи, были раскопаны и перенесены в другое место. Гниющие гробы рухнули при перемещении, в результате чего останки смешались. Но одно можно сказать наверняка: когда Сервантес был заключен в тюрьму турецкими пиратами и содержался в Алжире в течение пяти лет, его выкуп в конце концов заплатил монастырь.В благодарность он попросил похоронить его там. На сегодняшний день группа испанских судебно-медицинских экспертов, перебирая массу фрагментов костей и других материалов, включая ткань и дерево, подтвердила местонахождение челюстной кости писателя. У Сервантеса было всего шесть оставшихся зубов, когда он умер в апреле 1616 года, примерно за 10 дней до смерти Уильяма Шекспира.

    Второй том «Дон Кихота» был издан 31 октября 1615 года. Сервантес еще работал над ним, когда появилось фальшивое продолжение, якобы вышедшее из-под пера Альфонсо Фернандеса де Авельянеды — том известен как «Дон Кихот де Авельянеда».Сервантес отреагировал быстро и пренебрежительно отозвался о мошеннической версии. Этот второй том Сервантеса был впервые переведен на английский язык в начале 1616 года, что свидетельствует о его привлекательности — скорости, которая заставляет современных испанских издателей, стремящихся познакомить зарубежных читателей с чудесами современной испанской письменности, вздыхать с завистью.

    В «Дон Кихоте» Сервантес, писавший на кастильском испанском языке, заставляет своего бредового героя выражать свои идеи в средневековой форме кастильского; другие персонажи говорят на более современном испанском языке.Публикация «Дон Кихота» ознаменовала появление современного испанского языка, точно так же, как роман признан первым романом мировой литературы, а Сервантес прославлен как отец испанской литературы. Он всегда утверждал, что письмо, работа пера, передает чувства души. Испанские писатели очень хороши в этом; приведенная ниже подборка передает некоторое представление об их артистизме и стилистическом щегольстве, а также об их таланте к очень человеческим историям с рассказчиками-обывателями — это одобрил бы Мигель де Сервантес.

    «Мальчик, который украл коня Аттилы» Ивана Репилы, перевод с испанского Софи Хьюз (Pushkin Press, Лондон)

    Высокое искусство наиболее точно описывает великолепную, суровую и красивую аллегорию Репилы о двух братьях, Большом и Малом, попавших в ловушку в колодце. Одна из самых удивительных историй, которые я когда-либо читал.

    All is Silence Мануэля Риваса, перевод с галисийского Джонатана Данна (Винтаж, Лондон)

    Смелый, смешной и глубокий; это гангстерская история с отличием, несколькими отличиями и самым интригующим злодеем, человеком, умеющим говорить остроты.

    Life Embitters Жозепа Пла, перевод с каталанского Питера Буша (Archipelago Books, Нью-Йорк)

    Избранные записи автора «Серой тетради», начатой ​​в 1919 году и являющейся первым из 45-томного журнала, который он вел.Пла часто сравнивали с великим Джозефом Ротом — они оба были проницательными свидетелями своих миров.

    Uncertain Glory Джоан Сейлз, перевод с каталанского Питера Буша (MacLehose Press, Лондон)

    Самый необычный отчет о Гражданской войне в Испании с точки зрения проигравшей стороны, он дает яркое представление о войне как о фоне хаотичной повседневной жизни того времени.Читается так, как будто написано вчера — свежо, живо и наполнено интересными и сбивающими с толку персонажами.

    В свете все выглядит иначе, автор Медардо Фрайле, перевод с испанского Маргарет Джул Коста (Pushkin Press, Лондон)

    Истории от мастера черной комедии. Фрайле (1925–2013) жил в Мадриде во время гражданской войны в Испании.Он покинул Испанию в 1950-х годах и поселился в Шотландии. У него легкое прикосновение и острый ум, а также очень оригинальный взгляд на мир.

    Отчет Штейна Хосе Карлоса Ллопа, перевод с испанского Ховарда Кертиса (Hispabooks, Мадрид)

    Отголоски классического романа Алена-Фурнье «Большой Мяльн» (1913) — это прекрасная книга, напоминающая о зарождающемся осознании мальчиком множества секретов, управляющих миром взрослых.

    «Покупатель дня рождения» Адольфо Гарсии Ортеги, перевод с испанского Питера Буша (Hispabooks, Мадрид)

    По пути в Освенцим рассказчик, поклонник творчества Примо Леви, попадает в автомобильную аварию, в результате которой оказывается во франкфуртской больнице. Это очень необычный и тревожный роман; одна из немногих испанских книг о Холокосте.

    Uppsala Woods Альваро Коломера, перевод с испанского Джонатана Данна (Hispabooks, Мадрид)

    Его жена в депрессии, очевидно склонна к суициду, и его мир может рушиться. Все более раздражающийся рассказчик обывателя сам не кажется таким уж стабильным, но он действительно думает, что нашел редкого комара, и даже начал подозревать, что психическое заболевание, вызванное стрессовой современной жизнью, может быть гораздо более распространенным заболеванием, чем он предполагал.Немногие книги настолько серьезные, как эта, настолько же истерически смешны.

    Слабонервный большевик Лоренцо Сильвы, перевод с испанского Ника Кайстора и Изабель Кауфелер (Hispabooks, Мадрид)

    Влияние острого раннего произведения Достоевского, рассказа «Белые ночи» (1848 г.), заметно в этом деликатном, утонченном повествовании о пагубной любви фаталиста к молодой девушке.

    Меня поражают две вещи: каким впечатляющим размахом обладает испанская художественная литература. Испания — страна, где говорят на четырех языках: баскском, каталонском, галисийском и испанском, на которых работали замечательные писатели. Красноречивая повесть Репилы «Мальчик, который украл коня Аттилы» превосходит все ожидания и вполне может со временем стать одной из самых знаменитых книг десятилетия. Но также, учитывая географический масштаб испаноязычного и письменного мира, это список книг, полностью написанных писателями из Испании.Ни одно из выбранных названий не родом из Южной Америки, еще одного крупного бастиона испаноязычной письменности.

    Другим интересным наблюдением является случайно выбранный список из восьми выдающихся наименований, не менее четырех из которых были опубликованы захватывающим новым издательством Hispabooks, которое базируется в Мадриде и заказывает свои собственные переводы на английский язык из нескольких самые выдающиеся литературные переводчики, работающие в настоящее время.

    По словам Аны Перес Гальван и ее партнера, писателя Грегорио Доваля, оба являются опытными литературными редакторами, они создали Hispabooks с целью представить испанские книги из Испании читателям всего мира. Зная, что латиноамериканские писатели имеют устоявшуюся международную аудиторию, эти книги, как правило, более точно отражают страны Южной Америки, из которых родом писатели. Раньше здесь также присутствовало мощное политическое измерение, и многие классические произведения латиноамериканской литературы критиковали соответствующие диктатуры.

    Однако в случае с нынешним письмом из Испании Ана Перес Гальван считает, что слишком большой упор делается на более стереотипный образ Испании, с которым не связаны многие испанские писатели. В некоторых из этих романов действует гораздо более сильный элемент универсальности. Писатели обращаются к человеческому опыту в целом, а не только к Испании. Очевидно, это не относится ко всем из них: книга «Неуверенная слава» великой каталонской писательницы Джоан Сейлз была впервые опубликована в 1956 году (и на английском языке Маклехозом в 2014 году, а заключительный том должен выйти в конце этого года) и посвящен гражданской войне в Испании. .Отчет Штейна, опубликованный Hispabooks, также содержит ссылки на исторические события, но волшебство книги заключается в ее вдохновенном тоне и воспоминании о мальчике.

    Hispabooks хочет представить романы глобального, а не только локального характера. Заказывая английские переводы, они не только делают эти названия доступными для англоязычных читателей, но и предупреждают нас о книгах, которые в противном случае мы могли бы пропустить — и пропали без вести, потому что международные издатели не хотели их рассматривать.Почему? «Потому что они явно не испанские, и это нервирует издателей», — говорит Перес Гальван. Читатели гораздо более предприимчивы — издатели должны перестать нас недооценивать.

    Одна из многих проблем, с которыми сталкиваются писатели и читатели в мире, в котором издательское дело все больше становится индустрией, диктуемой рекламой, заключается в том, что чем громче звучит книга, тем больше трюк, воспринимаемая актуальность или личность автора, ему уделяется больше внимания.Рецензентов засыпают подробностями о крупных авансах и продаже прав на экранизацию еще до того, как они прочтут последние предложения.

    Hispabooks полна решимости продемонстрировать лучшее из современного испанского письма от писателей, работающих на четырех языках Испании, и, хотя англоязычные издатели не торопятся рисковать переводом художественной литературы, если только она уже не получила несколько призов, Hispabooks доказывает, что это не так. дольше имеет значение.Зачем ждать Лондона или Нью-Йорка? Мадрид выявляет качественную художественную литературу и делает ее доступной для более широкого круга читателей.

    Итак, испаноязычная художественная литература в английском переводе издается в Мадриде? И почему бы нет? В июне выйдет 13-й по счету фильм JA Gonzalez Sainz’s None So Blind.

    Женщина выиграла испанскую литературную премию в миллион евро.Оказалось, что «она» на самом деле была тремя мужчинами.

    Захватывающие, часто кровавые романы Молы с сильными героинями в главных ролях сравнивают с работами Елены Ферранте, псевдонима широко популярной итальянской писательницы.

    Мола наиболее известна благодаря трилогии о «необычной и одинокой» женщине-инспекторе полиции, «которая любит граппу, караоке, классические автомобили и секс во внедорожниках», как сообщает издательство Penguin Random House. Эта трилогия переведена на 11 языков и адаптируется для телевидения.

    Продолжение истории под рекламой

    В прошлом году отделение Испанского женского института включило книгу Молы «Девушка», часть трилогии, в число книг и фильмов, которые женщины должны прочитать и которые «помогают нам понять реальность и опыт женщин».

    Последняя работа Молы, «Зверь», представляет собой исторический триллер, посвященный убийству детей в Мадриде во время вспышки холеры в 1834 году. Испанские телевизионные сценаристы в возрасте 40–50 лет.

    «Кармен Мола, в отличие от всей той лжи, которую мы рассказываем, не является профессором университета», — сказал Диас после получения премии «Планета», сообщает Financial Times. «Мы трое друзей, которые однажды четыре года назад решили объединить наш талант, чтобы рассказать историю».

    История продолжается под рекламой

    Троица сказала, что они выбрали это имя случайно и ради развлечения, не обращая особого внимания на пол имени или возможные последствия.

    «Я не знаю, будет ли женский псевдоним продаваться больше, чем мужской, у меня нет ни малейшего представления, но я сомневаюсь в этом», — сказал Мерсеро испанской газете El País.«Мы не прятались за женщиной, мы прятались за именем».

    «Помимо использования женского псевдонима, эти ребята годами давали интервью», — написала Беатрис Химено, бывший глава Женского института, в Твиттере после объявления награды. «Это не просто имя — это поддельный профиль, который они использовали для привлечения читателей и журналистов. Это мошенники».

    Страница автора Mola на веб-сайте их агента содержит черно-белую фотографию стройной женщины, повернутой спиной к камере.

    Продолжение истории ниже рекламного объявления

    «Ни от кого не ускользнуло то, что идея университетского профессора и матери троих детей, которая ведет уроки алгебры по утрам, а днем ​​пишет ультражестокие, жуткие романы в клочья свободного времени, делает для отличная маркетинговая операция», — написала испанская газета El Mundo в интервью авторам.

    В прошлом бесчисленное количество женщин публиковались под мужскими псевдонимами, чтобы защитить свою частную жизнь и избежать коммерческих и социальных предубеждений против женщин-писателей.

    В дальнейшем «Зверь» впервые был представлен для рассмотрения на приз под другим псевдонимом; затем авторы приписали работу Моле.

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.