Ноэль нойман э спираль молчания: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Содержание

Как общественное мнение затыкает нам рот и что с этим можно сделать

Часто люди могут ловить себя на мысли, что они говорят не то, что думают, избегают высказываться по спорным вопросам или даже скрывают свои истинные взгляды.

В общественных науках существует специальный термин — «спираль молчания», который объясняет одну из возможных причин такого поведения. Его ввела знаменитая немецкая исследовательница в области политологии, социологии и массовых коммуникаций Элизабет Ноэль‑Нойман в 1960–70‑х годах прошлого века.

Согласно теории, чем меньший ожидаемый отклик может вызвать какая‑то идея, тем слабее она будет звучать. В результате широко признанной такая точка зрения, естественно, не станет, а её бывшие сторонники начнут публично высказывать другое мнение. И наоборот: даже не самая распространённая концепция может стать всеобщей, если люди изначально верят в её популярность.

Аналогия со спиралью в описании теории используется, чтобы визуально её обозначить. На конце спирали находятся люди, которые не выражают своё мнение публично из‑за страха изоляции. Чем больше мнение человека не совпадает со считающимся общепринятым, тем ниже в спирали этот человек располагается.

Так создаётся общественное мнение в сферах, связанных с моралью и нравственностью, и касается оно в основном спорных вопросов. Например, допустимости абортов или законности тотальной слежки за гражданами.

Почему люди могут бояться высказывать своё мнение

Из‑за страха быть отвергнутыми. Мы боимся потерять расположение близких из‑за несовпадения взглядов, а также стать непопулярными в обществе или определённой социальной группе. Некоторые вообще предвидят насмешки, прямые угрозы и социальную изоляцию.

Чтобы не оказаться в меньшинстве, люди предварительно оценивают любое мнение с точки зрения популярности. При этом такой анализ опирается не на статистику или результаты опросов, а на абстрактные рассуждения о том, что «знают все» или «разделяют все». То есть люди могут приписывать всему обществу какие‑то идеи, исходя из общения с близкими и опираясь на высказывания лидеров мнений и упоминания в медиа.

Последние особенно важны. Они распространяют те или иные точки зрения и обходят стороной другие. Соответственно, делают идеи популярными или непопулярными. При этом у каждого сайта или канала есть аудитория, которая ждёт определённого контента. И медиа подстраиваются под читателей или зрителей.

Чем опасна спираль молчания

Она вредит не только отдельным людям, но и обществу в целом.

Человек начинает менять своё поведение вне зависимости от убеждений

Это одно из главных последствий спирали молчания. Люди перестают высказывать своё реальное мнение по спорным вопросам публично. Например, не разговаривают о политике с родственниками, друзьями или коллегами.

Другой пример подстраивания под общественное мнение — выборы в Германии 1965 года. За двух основных конкурентов, христианско‑демократическую и социал‑демократическую партии, собиралось голосовать примерно одинаковое количество избирателей — по 45%. Но ближе к выборам в немецком обществе стала крепнуть идея о том, что выиграют первые. Они проводили более широкую агитационную кампанию и активнее выступали в СМИ. В итоге на сторону христианских демократов перешло большинство сомневающихся избирателей. И партия победила социалистов с перевесом 48 на 39%. При оценке этих событий впервые была предложена концепция спирали молчания — по‑другому объяснить феномен неожиданной перемены мнения у исследователей не получалось.

Пропадает диалог

Представители большинства начинают считать, что их точку зрения разделяют все или почти все. Поэтому они увереннее и активнее её высказывают. Тем же, кто в меньшинстве, наоборот, кажется, что никто не поддерживает их мнение. В результате они занимают более сдержанную позицию или вовсе молчат. И дискуссия прерывается. Преобладает одна точка зрения, и меньшинство, даже если у него немало сторонников, мирится с таким положением дел. В будущем это может привести к недовольству или притеснениям.

Возникает ложное ощущение консенсуса

Спираль молчания прямо связана с нашим восприятием. Поэтому, как бы странно это ни звучало, активное меньшинство даже может навязать своё мнение молчаливому большинству. Тут ключевую роль играет активность в медиа, а ещё уверенность и настойчивость выступающих. Если последние будут мелькать повсюду, то менее распространённая точка зрения начнёт восприниматься как самая популярная. И уже у реального большинства появится страх оказаться в меньшинстве. В итоге люди будут вынуждены скрывать собственные взгляды и подчиняться группе активистов. А в обществе появится ложное ощущение согласия всех со всеми: ведь никто не спорит с менее распространённой позицией.

Как бороться со спиралью молчания

Вот несколько основных способов.

Не бойтесь придерживаться своего мнения

Согласно Ноэль‑Нойман, закручивание спирали молчания возможно, не только когда популярная точка зрения звучит из каждого утюга. Другой важный компонент — отсутствие открытых оппонентов.

Конечно, вам вовсе не обязательно превращаться в авангард смелых идей и идти наперекор всем. Но вы имеете право придерживаться своей позиции и публично высказывать её. Главное, чтобы вы не нарушали закон и уважали право других людей на противоположное мнение.

Найдите единомышленников

Если среди родных и близких знакомых нет людей, которые разделяют ваши взгляды, попробуйте найти союзников в другом месте. С их помощью вы перестанете бояться остракизма. А ещё будете знать, что не одиноки в своём мнении.

В поисках может помочь интернет, где вы наверняка отыщете людей с похожими мнениями. Изучайте тематические форумы, комментарии под статьями. Только учтите: спираль молчания существует и во Всемирной сети.

Рассуждайте критически

Фильтруйте информацию и проверяйте её. Не доверяйте всему, о чём говорят и пишут медиа. Ведь журналисты тоже подвержены спирали молчания. Старайтесь знакомиться с противоположной точкой зрения, даже если она вызывает у вас отторжение. Критически оценивайте утверждения, которые преподносят в качестве общеизвестной истины. Ведь последняя вполне может оказаться совсем не общепризнанной.

Стойте на своём

Говорите не то, что от вас хотят услышать, а что думаете сами. Только так можно оставаться собой.

Читайте также 😶

Спираль молчания | АЙК Обнинск

Спираль молчания — концепция в политологии и массовых коммуникациях, предложенная немецким политологом Элизабет Ноэль-Нойман. Утверждает, что человек с меньшей вероятностью выскажет своё мнение на ту или иную тему, если чувствует, что находится в меньшинстве, так как боится возмездия или изоляции (игнорирования: бойкот и остракизм). Элизабет Ноэль-Нойман считает «спираль молчания» атрибутом проявления общественного мнения: «Все проявления общественного мнения объединяет их связь с угрозой изоляции для индивида. Там, где индивид не может свободно высказываться или поступать по собственному усмотрению, а должен учитывать воззрения своего окружения, чтобы не оказаться в изоляции, мы всегда имеем дело с проявлениями общественного мнения».

История возникновения теории:

Феномен «спирали молчания» как таковой известен достаточно давно. Уже в 1856 году в опубликованной А. де Токвилем «Истории Французской революции» можно найти точное описание динамики воздействия «спирали молчания»: «люди, придерживавшиеся прежней веры, боялись оказаться в меньшинстве преданных своей религии. А поскольку изоляция страшила их более, чем ошибки, они присоединялись к большинству, не изменяя своих мыслей. Взгляды одной лишь части нации казались мнением всех и именно поэтому вводили в неодолимое заблуждение как раз тех, кто был виной этого обмана». Кроме того, само по себе указание на существование «спирали молчания» можно также проследить у античных авторов, а позднее — в работах Ж.-Ж. Руссо и Д. Юма, Дж. Локка, М. Лютера, Макиавелли, Яна Гуса и др. Однако своё имя данный феномен получил лишь в 60-е годы XX века от доктора философии и экономики, профессора Института демоскопии в Алленсбахе Элизабет Ноэль-Нойман, являющейся автором монографии под названием «Общественное мнение.

Открытие спирали молчания».

Предпосылки теории:

Поскольку главным основанием для проявления «спирали молчания» является феномен общественного мнения, то предпосылки теории объясняются через понятие о том, как порождается общественное мнение. В обществе существует два источника, порождающих общественное мнение. Первый — это непосредственное наблюдение за окружающим, улавливание, одобряются ли те или иные действия, явления, заявления и т. п. Второй источник — средства массовой коммуникации. Они порождают так называемый «дух времени» — другое понятие, служащее для обозначения тематики общественного мнения, которая сохраняется в течение длительного времени. Этот «дух» влияет на установки и поведение индивида. Формирование общественного мнения происходит благодаря установкам, цель которых особо подчеркивал ещё в 1922 г. американский журналист-социолог Липпман. Липман полагал, что каждый человек регулируется, детерминируется через установки, определяющие, что он видит, слышит, как он интерпретирует окружающее, что является важным для личности.

Так, средства массовой коммуникации должны обладать публицистическим многообразием, то есть давать возможность «поведать миру» разные точки зрения и мнения. Ведь средства массовой коммуникации играют большую роль в определении того, какое мнение является доминирующим, поскольку возможности нашего прямого наблюдения ограничены маленьким процентом населения. Средства массовой коммуникации оказывают огромное влияние на то, как отображается общественное мнение, и могут сильно влиять на индивидуальное восприятие общественного мнения, независимо от того, соответствует ли описание действительности. Именно от того, как воспринимается общественное мнение человеком, и зависит, возникнет ли эффект «спирали молчания».

Концепция теории:

Аналогия со спиралью в описании теории используется, чтобы визуально её обозначить. На конце спирали находятся люди, которые не выражают своё мнение публично из-за страха изоляции. Чем больше мнение человека не совпадает с общепринятым, тем ниже в спирали этот человек располагается. Страх оказаться в изоляции служит начальной точкой вращения спирали, которая, при каждом новом витке увеличивает свой диаметр, воздействуя при этом на мнения большинства. Ноэлль-Нойман описывает спираль молчания как динамический процесс, в котором прогнозы относительно общественного мнения становятся фактом, поскольку освещение мнения большинства в средствах массовой коммуникации становится статус-кво, и меньшинство с меньшей вероятностью будет готово высказываться. Исследование Ноэль-Нойман показало, что каждый человек формирует своё представление об общественном мнении, но самоограничивает себя в высказываниях, опасаясь вступать в конфликт с доминирующим в обществе мнением, поскольку это может вызвать неодобрение его окружения и, как следствие, изоляцию. Таким образом, носитель мнения, которое он сам считает непопулярным в большинстве случаев, либо молчит, не раскрывая его, либо даже присоединяется к противоположной стороне, ориентируясь на победителей, представителей господствующего мнения, тем самым минимизируя свои социальные риски.

На данном этапе спираль делает свой первый виток и продолжает раскручиваться в том смысле, что «социальная кожа» других членов общества будет воспринимать общественное мнение и на основе информации, представленной первым носителем, принявшим конформную позицию. Данный эффект продолжается и далее, закручивая спираль в ряде случаев до принятия реальным большинством позиции молчания.

Основные положения теории:

1. Люди боятся быть отвергнутыми людьми из их социального окружения, что называется «страхом изоляции».

2. Люди постоянно наблюдают за поведением окружающих, отмечая для себя, что получает одобрение, а что — неодобрение от общества.

3. Люди неосознанно издают собственные угрозы изоляции, показывая сигналы одобрения или неодобрения.

4. Угрозы изоляции избегаются при помощи склонности воздерживаться от заявлений о чём-либо, что может, по мнению человека, вызвать возражения.

5. Люди больше склонны публично утверждать то, что, как они считают, будет принято положительно.

6. Спиральный эффект начинается, когда люди высказываются уверенно, оппозиция чувствует ещё больший страх изоляции и ещё больше убеждена в необходимости хранить молчание, так как они — в меньшинстве. Эти чувства становятся всё более интенсивными в геометрической прогрессии и с той, и с другой стороны.

7. Чтобы привести в действие спираль, в проблеме должна быть ощутимая нравственная составляющая.

8. Если есть общественный консенсус, спираль не будет активизирована. Обязательно должны иметься в наличии две противостоящие стороны.

9. СМИ оказывают большое влияние на этот процесс.

10. Страх и угроза изоляции являются подсознательными процессами.

11. Спираль молчания имеет власть над общественностью только ограниченное время.

12. Если какая-либо тема активизирует спираль молчания, это означает, что этот вопрос представляет большую угрозу общественному согласию.

13. На этом основании возможна реализация парадокса Абилина.

Проявления «спирали молчания» в условиях выборов:

«Сдвиг последней минуты», «эффект попутчиков в последнюю минуту» — ситуация, когда электорат в последний момент меняет своё мнение в пользу той или иной партии под воздействием общественного мнения;

«Эффект одной упряжки» — ситуация, при которой индивид пытается выдать себя за сторонника партии-победителя, даже если на самом деле голосовал иначе. Его ещё называют «эффект успеха». Результаты опросов, широко освещаемые в СМИ, оказывают непосредственное влияние на характер и содержание избирательной кампании, заставляя кандидатов вносить соответствующие коррективы в их позиции. Суть «эффекта успеха» состоит в том, что люди склонны принимать те позиции, которые, по их мнению, разделяет большее число людей. Наблюдатели прослеживают тенденцию перехода избирателей на сторону опережающего кандидата. Претендент, добивающийся преимущества над своими соперниками, вдруг начинает пользоваться растущей популярностью среди населения. СМИ уделяют ему значительно больше внимания, чем другим кандидатам, и он приобретает большую известность. В итоге, «успех рождает успех».

Применимость теории «спирали молчания» к сети Интернет и новым медиа:

Для осуществления социальной изоляции, (которая и влияет на закручивание спирали молчания) или любой иной формы неодобрения действий индивида, необходимо точно определить актора, вынесшего неодобряемую точку зрения, либо полностью деанонимизировать его личность. В связи с этим необходимо рассмотреть три глобальных уровня раскрытия личной информации в общении, опосредованном Интернетом:

1. Полная анонимность. Предполагает отсутствие какой-либо информации о пользователе либо её минимум, ограниченный нефиксированным псевдонимом. Сюда можно отнести гостевые книги, новостные комментарии и некоторые интернет-чаты. В целом данный уровень анонимности соответствовал наиболее ранним формам массовой коммуникации в сети. Принимая за основную причину «спирали молчания» страх социальной изоляции, понимаем, что в данном случае для индивида за неимением такого страха спираль действовать не должна, то есть пользователь будет высказывать свои мысли без оглядки на доминирующее в группе мнение. Данный тип анонимности создает условия для идеальной плюралистической публичной сферы. Однако в реальности этот сегмент очень незначителен. Как правило, интернет-сервисы требуют авторизации и нацелены на создание сообществ.

2. Анонимность «реальной» жизни. Остальные пользователи имеют знание о пользователе только как о члене их виртуального сообщества, но не как о конкретном человеке, его физическом местонахождении и статусе в «реальности». На этом уровне появляется определённая ценность статуса в виртуальном сообществе. Таким образом, формируются новые социальные связи, хоть и не основанные на личном знакомстве, но представляющие интерес для пользователя как члена сообщества. Частичная анонимность подразумевает, что определённая социальная изоляция возможна и давление на пользователя может хоть и ограниченно, но оказываться. Фактором ограничения выступает субъективная значимость сообщества для пользователя, поскольку применить ограничение в «реальном мире» к нему невозможно, и единственным основанием для опасений пользователя может выступать лишь его имидж в сообществе, негативное либо позитивное отношение других пользователей. Значимость и устойчивость виртуальных сообществ в большинстве случаев ниже, чем в реальности, поскольку данные группы не взаимодействуют во внешней среде. Таким образом, издержки от выражения непопулярного мнения не столь высоки, как в случае с реальным социальным окружением, смена которого представляется затруднительной. Так, у индивида меньше оснований для сокрытия своего мнения и спираль раскручивается с меньшей силой.

3. Отсутствие анонимности. Информация о себе, предоставляемая пользователем, раскрывает его личность в реальности. В данном случае можно вести речь о воссоздании в сети Интернет многих связей, присущих «реальной» жизни в социуме. Особенно характерны такие проявления для социальных сетей и всего Web 2.0. Ключевая особенность социальных сетей и Web 2.0 состоит в переносе реальных социальных связей в пространство сети Интернет. Таким образом, пользователь приобретает всё те же ограничения, которые на него накладывает социум офлайн. Выражая непопулярное мнение в социальной сети, пользователь рискует не только быть подверженным остракизму внутри интернет-сообщества, но также испытать социальное давление в «реальной жизни», что ставит перед ним барьер, предельно схожий с классическими случаями применения «спирали молчания».

Критика теории:

Одни критики утверждают, что с позиции «спирали молчания» нельзя объяснить факт прихода к власти нацистов. Это объясняется тем, что первоначально они были в меньшинстве, а их взгляды шокировали большинство населения. Другие критики приводили иные факты: в немецком обществе Веймарской республики духовный климат определяли правые, а не левые, которые достаточно громко высказывали свои взгляды и имели неплохие стартовые позиции.

Н. Мансуров в аннотации к книге Элизабет Ноэль-Нойман утверждает, что концепция «спирали молчания» не является универсальной и не в состоянии объяснить все случаи общественной жизни. Боязнь изоляции следует всё же рассматривать как один из моментов в системе причин, обусловливающих формирование общественного мнения, ибо в ряде случаев она выступает как следствие, а не как причина.

Критики теории «спирали молчания» утверждают, что люди подвержены огромному множеству факторов, которые определяют, будут ли они открыто выражать своё мнение или нет.

Как показывают исследования, страх оказаться в изоляции в пределах более узких кругов общения намного больше, чем страх оказаться в изоляции в рамках всего общества. В рамках целой страны человек с большой вероятностью может найти группу людей, разделяющую его интересы, поэтому люди боятся изоляции в пределах своего близкого окружения гораздо больше.

Кроме того, учёные говорят о том, что и личностные факторы индивида, и культурные различия между разными социальными группами будут влиять на то, с какой вероятностью человек выскажет своё мнение открыто. Так, если человек имеет высокую самооценку и не испытывает чувство стыда, то он будет способен высказаться независимо от того, как он воспринимает климат общественного мнения. Что касается культуры, в некоторых культурах открытое выражение своих идей не одобряется. Так, индивидуалистские культуры поощряют высказывание индивидуального мнения, даже прямое выражение несогласия и конфронтации, в то время как коллективистские культуры ставят на первое место мнения и потребности большинства, коллектива. Гендерная принадлежность человека также может быть рассмотрена как культурный фактор. В некоторых культурах женщины либо лишены права голоса, либо частично в нём ограничены. Таким образом, не только индивидуальное восприятие общественного мнения человеком, но и культурные факторы должны рассматриваться при доказательстве теории «спирали молчания».



Распознавание пропаганды и языка ненависти

Распознавание современной пропаганды как пропаганды 2.0 является сложным процессом, поскольку она специально создается так, чтобы быть «несчитываемой».

Сложно переводить население на позиции аналитиков. У населения нет на это ни времени, ни желания, ни соответствующих знаний и навыков. Тем более, что, как считает Бернейс, манипуляция общественным мнением столь же многообразна, как и сама жизнь. То есть не может быть и единого пути противодействия.

Потребитель информации вообще чувствует себя гораздо комфортнее, когда на него не перекладываются дискуссионные моменты или вообще роль еретика, тем более, когда рассматриваемая проблема не входит в круг его особых интересов. Он просто принимает подачу информации как данность. 

Пропаганда 2. 0 как новый тип пропаганды, который реализуется не в кино и литературе, как раньше, а в новостных потоках, мы можем описать как использование другого полюса для ее создания. Если в стандарте новости тяготеют к полюсу отражения физического мира, то пропаганда 2.0 стремится в информационном потоке отразить мир виртуальный, который она сама и создает. Правда, при этом она убеждает всех, что отражает именно мир физичский.

При этом новости в норме могут допускать и альтернативную точку зрения, поскольку за ними не стоит жесткая виртуальная данность. Когда же мы имеем дело с пропагандой 2.0 там не может быть альтернативного подхода, поскольку для нее отнюдь не главной является отражение именно физической реальности.

Мы можем отобразить эти два вида пропаганды в следующем виде:

Новости в норме

Отражение физической реальности

Новости в пропаганде 2. 0

Отражение виртуальной реальности

Советский опыт, которого не имеет молодое поколение, научил потребителей искусству чтения «между строк». Интенсивность повтора месседжей также является приметой активного управления информационным потоком. Завышение эмоционального накала почти всегда также будет примером прихода пропагандиста, если перед нами не спортивные состязания.

Пропаганда 2.0 делается так, чтобы скрыть свой пропагандистский характер. Но определенный инструментарий для ее распознавания возможен, поскольку все равно такая пропаганда выстраивается по определенным приемам, которым можно и нужно обучать население.То есть первым шагом может быть перевод населения на мета-уровень, в рамках уже существующих подходов к медиаграмотности или медиаобучению.

Например, если мы посмотрим на определенные правила, сформулированные Лассвелом из опыта первой мировой войны, то следует признать их действенность и сегодня. Они таковы:

— переносите вину за войну на врага,

— акцентируйте единство и победу во имя истории и сакральных целей,

— формулируйте четкие цели войны,

—  усиливайте веру людей в то, что враг несет ответственность за войну примерами порочности врага,

— заставьте население поверить, что неблагоприятные новости являются вражеской ложью,

— сопровождайте все это ужасными историями.

Как видим, все эти наблюдения в основном столь же действенны сегодня, как и много-много десятелетий назад.

Бернейс, процитировав эти три правила Лассвела, добавил три своих собственных требования под три разных типа аудитории:

— усиливать моральное единство своей собственной страны,

— ослаблять мораль врага,

— выигрывать в области поддержки нейтральных стран.

Второй пункт — это проверка фактов по альтернативным источникам. Однако население не очень любит проверять в принципе. Это совет только для активной прослойки этого населения. Более того, пропаганда часто базируется на правдивых фактах, она только усиливает нужные для себя характеристики и преуменьшает ненужные. Эллюль пишет,  что содержание пропаганды стремится быть фактическим. Опираясь на факты, она пытается вводить в заблуждение на более высоком уровне обработки информации.

Третий. Липпман считал, что пропаганде для эффективности нужно иметь цензурирование. Так что если о каком-то факте умалчивают, а значимость его веска, это может служить доказательством его правдивости.

Четвертый. Поскольку мы доверяем конкретным спикерам по своему прошлому опыта, этот же метод доверия может быть использован и для оценки новых ситуаций.  

Пятый. Доверяйте авторитетным нейтральным источникам. Например, в советское время все слушали BBC, рассматривая эту радиостанцию как источник заслуживающий доверия.

Шестой. Хорошим признаком является отсутствие эмоциональных перекосов в освещении. Когда же они присутствуют, градус спора завышен, есть вариант того, что перед нами пропагандистский материал.

Седьмой. У каждого из нас часто бывают свои собственные свидетели событий. Это могут быть родственники, знакомые родственников, очень часто их свидетельства отличаются от того, как трактуют события СМИ. И это отклонение также нужно фиксировать.

Восьмой. Внезапное начало и окончание информационной кампании (или ее четких этапов). Вход и выход из кампании происходит стремительно, поскольку подчиняется не информационным, а совершенно иным законам.

Девятый. Наличие на телеэкране ограниченного числа спикеров, которых зовут все телеканалы также выдает специально организованную информационную кампанию.

Десятый. Язык ненависти никогда не может быть языком объективного изложения фактов. Поэтому использование негатива, особенно по отношению к целой стране, этнической группе сразу должны сигнализировать о пропагандистских целях.

Современными исследователями ненависть трактуется как экстремальные негативные чувства и представления к группе или конкретным представителям группы. Ненависть проявляется в языке и действиях.

К. Берк относит к искусству лидера создание из разнообразных врагов врага одного типа. Еще он отмечает достоинство по праву рождения (арийская раса), символическое возрожение, географическую материализацию (Мюнхен), объединенный голос, создание козлов отпущения, коммерческое использование (убирая евреев, возродится арийская экономика). Берк замечает: «Эффективность гитлеризма — это эффективность единого голоса, проводимого через тотальную организацию».

Все это достаточно тонкие наблюдения над нацистской пропагандой. Причем множество из этих пунктов выстроены так, чтобы потребитель информации ощутил «выгодность» для себя, если он примет подобную точку зрения.

Исследователи языка ненависти на коммерческом радио выделили следующие четыре типа искажений:

— фальшивые факты,

— неадекватная аргументация (например, сюда попало неправильное представление позиции оппонента),

— разделяющий язык («мы против них»),

— дегуманизирующие метафоры (например, вызывающие понятие  врага, криминала, коррупции зла и под. ).

Пропаганда 2.0 прячет свои «корни» очень глубоко, поэтому доказательство ее манипулятивного характерна затруднено. Еще сложнее обстоит дело и в том случае, когда идет бесконечное ее повторение. Политические психологи считают, что в этом случае нельзя ее просто опровергать, все это уже введено в массовое сознание намертво, можно только выстраивать рядом альтернативную версию.

Есть тесты, обучающие журналистов распозновать язык ненависти, чтобы не давать его на распространения. В одном из таких тестов — пять пунктов:

— статус говорящего: когда языком ненависти говорят непубличные люди, это может быть проигнорировано;

— распространенность речи: частная беседа не может принести такого вреда, как распространение языка ненависти в медиа мейнстриме;

— цели речи: кто может стать жертвами такой речи;

— содержание и форма речи: журналист должен спросить себя, не является ли эта речь опасной;

— экономическая, социальная и политическая обстановка: если она напряженная, то следует избегать усиления напряженности, можно упомянуть о речи, но без прямых цитат из нее.

Сюда можно добавить еще один фактор: один сегмент населения может быть сдержан, а другой может взорваться от такого языка ненависти. К примеру, Н. Сноу отмечает, что США, думая, что говорят с арабской улицей, на самом деле держит перед собой англоязычный сегмент арабского населения. Кстати, такое «отклонение» свойственно всем: от пропагандистов и рекламистов до спичрайтеров. Все это происходит, когда они ориентуируются на самого себя как на свою аудиторию. Настоящая же аудитория всегда будет другой.

Язык ненависти в целом не является манипулятивным языком. Он ничего не скрывает, а атакует своего оппонента, часто делая это напрямую. И в этом его серьезная опасность, поскольку он включает эмоциональные реакции максимальной мощности. А они всегда автоматичны со стороны аудитории, поэтому хорошо прогнозируемы создателями таких кампаний.

Пропаганда всегда будет «раздражать» потребителя, поскольку:

а) ее производит государство, а население всегда относится с подозрением к коммуникациям такого рода, 

б) пропаганда борется с альтернативностью, ее надо принимать целиком, 

в) пропаганда, особенно в ситуациях конфликта, начинает удерживать мир в терминах «мы» или «они», что соответствует самой важной реакции «свой/чужой», которая встроена в человека с самых давних времен.

Пропаганда задает координаты нашего мира. Она всеми силами пытается удержать нужную модель этого мира. Именно это объясняет то, что у немцев, например, психологическая война именовалась войной мировоззрений (см., например, книгу К. Симпсона).

Достаточно сложный и продуманный характер нацистской пропаганды вообще мало изучен (см. изложение некоторых принципов в книге Р. Марлина, р. 120 — 121). Немцы активно, к примеру, занимались слухами, фиксируя их продвижение по стране. Кстати, слухами занимались и англичане, которые имели тоже достачно разработанные пропагандистские правила во время второй мировой войны и потом в период войны холодной (Lashmar P., Oliver J., Britain’s secret propaganda war).

В ней в довоенное время принимала участие и Э. Ноэль-Нойман, широко известная своей теорией спирали молчания.  Когда ее пригласили для чтения лекций в США, разгорелся скандал. Это было вызвано фактами ее сотрудничества с нацистским режимом. В ответ она отрицала, что была членом нацистской партии, но признавала, что писала статьи и была руководителем низового уровня нацистской студенческой организации. Во время войны с 1940 по 1942 она редактировала и писала для еженедельника Das Reich, которолируемого Геббельсом. Она вспоминала: «Я написала а статью о Рузвельте, которую Геббельс счел позитивной, поэтому он остановил печать и заменил мою статью на рассказ о «Лесах и озерах Шлезвиг-Гольштейна».

Отвечая на обвинения, Ноэль-Нойман сказала: «На мою исследовательскую работу повлияла травма моей юности. Это был опыт жизни вне свободы, что делало область изучения общественного мнения столь увлекательной для меня». Кстати, эти ее слова подсказывают нам, что понимание спирали молчания пришло к ней именно во времена нацистского режима, поскольку человек тогда молчал в условиях единодушия окружающих.

В пятидесятые Ноэль-Нойман визу в США не получила, но потом когда политика сменилась с анти-фашистской на анти-коммунистическую она приехала в США в девяностые. При этом написавший о ней монографию Й. Бекер все же считает следующее по поводу ее деятельности после 1945 г.:

— опираясь на свои старые связи, она создала частный Институт исследования общественного мнения,

— ряд социал-дарвинистских и нацистких идей из ее диссертации 1940 г. перекочевали в  ее книгу о спирали молчания.

Кстати, в поиске материалов о Ноэль-Нойман Й. Бекер нашел материалы о том, что актер Хорст Таппер, известный нам по роли инспектора Деррика в одноименном телесериале, служил в Waffen-SS, о чем поведал журнал Spiegel.

Л. Дуб проанализировал достаточно подробно принципы пропаганды Геббельса в статье 1950 г. Это почти два десятка принципов с очень детальными пояснениями. И сделал он это на базе анализа дневников Геббельса.

Однако это опыт работы в закрытых информационных средах. Германия, как и СССР, жила в условиях закрытости от чужих информационных потоков. Современные государства работают в открытых информационных средах, примером чего может служить Интернет. «Стоимость» входа в социальные сети столь мала, что позволяет это сделать каждому.

Поскольку государство является главным игроком на пропагандистской ниве, то негосударственные пропагандистские потоки всегда будут намного слабее. Это может быть как контрполитика, так и контркультура, альтернативные доминирующим (некоторые примеры см. в «Voice of your blood: nationalist discourses in black metal» и «From Wewelsburg to project Monarch: anatomy of a fringe violence conspiracy», где раскрывается проявление нацистской тематики в современной контркультуре). Молодежная контркультура шестидесятых может трактоваться и как контрход со стороны государственной машины, которая таким образом перенаправила протестные отношения из политики в культуру. Молодежь реализовывала свою протестность, но в более безопасном для государства месте.

Пропаганда — это в первую очередь точка зрения государства (см., например, анализ интереса фонда Рокфеллера к исследованиям в области внутренней пропаганды, а также другие работы по анализу внутренней пропаганды). Никто иной не пытается вводить общую модель мира для достижения стабилизации социосистемы. Пропаганда становится еще более интенсивной в период конфликта, поскольку это время требует коррекции имеющейся модели мира.

Пропаганда всегда мутирует, чтобы сохранить свою действенность. Она обязательно будет захватывать новые информационные пространства, как только они будут появляться. Подобный процесс произошел с социальными сетями, порожденными интернетом. Сначала их освоил бизнес, а затем и пропаганда.

Сегодня существенно возросла зависимость власти от населения, по крайней мере, власть моделирует именно это ощущение. Но возросли до недосягаемых прежде высот и способы социального управления, где на первое место вышла коммуникация.

Ж. Эллюль отмечал: «Сегодня факт — это то, что переведено в слова или представления; очень немногие люди могут непосредственно испытывать на себе то, что оказалось переработанным и приняло характер общезначимости, поэтому фактом является то, что передано широкому кругу людей средствами коммуникации, и то, чему был придан определенный оттенок, не обязательно воспринимавшийся очевидцами события. Все эти черты соединены вместе и конституируют те абстрактные факты, на которых строится общественное мнение».

Мы видим, что изменилось даже понимание факта, поскольку фактом становится не то, что произошло, а то, о чем рассказали. А рассказ всегда делается с учетом того фрейма, в который этот факт помещается коммуникатором.

Пропаганда индустриального типа, когда миллионы людей одномоментно получают нужные пропагандистам сообщения, является изобретением двадцатого века. Массовое общество массового потребления автоматически породило массовую пропаганду. И массовый человек готов ее потреблять.

В рейтинге Путина треть — представители «партии спирали молчания», тех, кто готов голосовать за… — Газета.Ru

Трудящиеся все еще готовы участвовать в выборах, даже будучи уверенными в том, что их результат предрешен. Об этом свидетельствуют данные исследования ФОМа: твердо уверены в своем участии 54% респондентов, не очень твердо — 25%. Итого — 79. Думаю, что это хорошая новость. В том плане, что в российской политической культуре пока остается уважительное отношение к процедурам демократии.

Даже если большинство из этих людей присоединится к собственно электоральному большинству, то есть к голосующим за Путина, это все равно хорошая новость. Сознательный выбор лучше, чем полная абстиненция и политическая апатия. Его наличие говорит в пользу того, что демократические институты могут сохраниться хотя бы в формах электорального волеизъявления. А это в нынешней непростой ситуации является минимальной гарантией того, что в 2007-2008 годах в стране не будет единомыслия, достойного впечатляющей антиутопии.

Другой вопрос, что судьбу выборов-2003 решало пресловутое «болото», принимавшее решение в последнюю минуту, при этом следуя мнению именно большинства, присоединяясь к очевидным образом побеждающему большинству (это инстинкт политического самосохранения маленького человека-избирателя). И предсказуемость президентских выборов тоже во многом связана с готовностью неопределившихся представителей электората отдать свой голос заранее названному победителю, причем только потому, что он победитель.

Этот случай стадного конформизма и перевербовки молчаливого меньшинства говорливым большинством имеет в социологии название «спираль молчания».

Социологи говорят, что в рейтинге Путина треть — представители именно воображаемой «партии спирали молчания», то есть сообщества, которое готово голосовать за действующего президента только потому, что все избиратели «делают это», а остро негативных эмоций он у них не вызывает.

Так называемый «сдвиг последней минуты», когда избиратель определяется, уже оставшись один на один с бюллетенем, способен принести «полуфабрикатному» победителю, согласно мнению Элизабет Ноэль-Нойман, изобретателю термина «спираль молчания», дополнительные 3-4%. Но это в стабильных демократиях: очевидно, что у нас этот показатель может достигать куда как больших величин. «Каждому как бы хочется быть победителем», — констатировала Ноэль-Нойман. И эта идентификация самого себя с победителем многое объясняет.

Известно, что значительная часть электората того же СПС отвернулась от блока правых в декабре 2003 года именно потому, что поняла: они проигрывают, а за пораженцев, которые еще вчера казались партией успеха, не стоит голосовать. До дела Ходорковского Союз правых сил не слишком искушенные в вопросах политики избиратели считали партией победителей. Это говорит о высокой готовности массового электората к конформному поведению, а значит, к дальнейшему сплочению рядов внутри путинского большинства.

Но это же свидетельствует и об обратном: стоит только массам заподозрить президента в том, что он не справляется с обязанностями, что фортуна отворачивается от него, «спираль молчания» повернется в прямо противоположную от Путина сторону.

Как, когда это произойдет и произойдет ли вообще — в поисках ответа на этот вопрос лучше пока обращаться не к социологам, а к цыганке.

~Интересны мотивы участия в как бы ритуальной президентской гонке. Кому-то просто скучно, а публичная политика, перестав быть осмысленной, все-таки сохранила элементы телевизионного шоу. Но эта мотивация не главная. Выборы остаются социально одобряемым действием, и голосование в российской политической культуре пока еще несет на себе печать такой странной штуковины, как гражданский долг. Есть и такие избиратели, которые полагают, что их голос имеет вес, значение, влияет на ситуацию и мешает подтасовкам и манипулированию. Однако в «партии спирали молчания», собирающейся сходить на президентские выборы, состав не слишком качественный: осмысленными электоральные действия 14 марта считают те, кто на парламентских элекциях голосовал за «Единую Россию» (85%!). И, что тоже вполне предсказуемо, политическую апатию проявляют те, кто не ходил на парламентские выборы, и люди моложе 35 лет. Это, при всей прогнозируемости, все-таки очень плохой признак. Хотя, возможно, гражданская ответственность, а также чувство сопричастности судьбам страны проснется у этих людей спустя четыре года — у них еще есть шанс превратиться из субъектов избирательного права в настоящих граждан.

Итак, надежды можно связывать с тем, что «партия спирали молчания» несколько уменьшится в размерах или переориентируется в сторону поддержки демократии. А также с сохранением в политической культуре уважительного отношения к выборам и потенциальным рекрутированием активных избирателей из числа сегодняшних молодых и пассивных. Пока же «сдвиг последней минуты» скорее работает в пользу товарища Малышкина, а не кандидата по фамилии Хакамада или мистера Против Всех. «Спираль молчания» засасывает в свои концентрические круги замороченных пропагандой и не склонных к самостоятельному мышлению наших слегка задумчивых соотечественников.

Конформизм, «спираль молчания», ценность фриков для общества и стэнфордский эксперимент.

Заметки из группы «Свобода ума» на ФБ.

1. Уязвимость дня: конформность.

Эксперимент Эша или не верь глазам своим.

Оригинал от 17 июля.

Классика изучения влияния толпы — пардон, общественного мнения — на индивида. Испытуемым якобы проверяли зрение, предлагая сказать, какая из трёх линий в правой части листа равна по длине линии в левой части листа. При этом только один в группе из семи человек был действительно испытуемым, а прочие были подсадными утками, дававшими — в соответствии с заданием экспериментатора — правильные или неправильные ответы.

Самый драматический результат был следующим: когда испытуемые были в одиночестве, то неправильные ответы составляли всего 1%, но когда испытуемый сначала слышал, как вся подсадная группа единодушно давала ответ неправильный, то количество неправильных ответов подскакивало до 37%! Люди отказывались говорить то, что они видели, и начинали говорить то, что соответствовало мнению большинства. При этом, если испытуемый знал, что группа не услышит его мнение, то конформность падала в три раза. То есть, 2/3 конформности приходилось на нежелание открыто противоречить группе, а 1/3 на нежелание или неспособность противоречить даже тайно.

Экспериментаторы варьировали процент подсадных, дающих правильные и неправильные ответы. Оказалось, что когда в группе нет полного согласия и они дают не один неправильный ответ, а разные, то неконформность усиливалась. Она также усиливалась, если в группе у испытуемого оказывался хотя бы один единомышленник. Более того, между единомышленниками, находящимися в меньшинстве, автоматически возникала симпатия. А если подсадной единомышленник переставал давать правильный ответ и предательски присоединялся к большинству, то уровень конформности снова подскакивал.

Но самым интересным, на мой взгляд, оказался следующий эффект: если в дополнение к группе, которая единодушно давала неправильный ответ, в эксперименте участвовал также подсадной, который систематически давал ответ неправильный, но радикально расходящийся с общим, это также значительно повышало уровень свободного выражения испытуемыми своего мнения: их уровень конформности падал до 9%.

Резюме: если в обществе есть странные личности, которые активно и последовательно выражают и отстаивают свои — пусть даже совершенно ошибочные — мнения, это в целом значительно повышает уровень неконформности общества. Вот только не надо давать этим фрикам в руки автомат Калашникова, потому что тогда результаты будут совсем другими. 🙂

P. S. Результаты эксперименты Эша были далее развиты в теории «Спирали молчания», о которой, если у публики будет интерес, я напишу позже.

P.P.S. Также предлагаю каждому вспомнить случаи, когда вы уступили влиянию ошибочного мнения толпы, хотя точно знали, что вы правы. Делиться не предлагаю, поскольку такими историями обычно не особо приятно делиться, но вспомнить полезно. Во избежание рецидивов. 🙂
А поделиться можно историей, в которой вы давление общественного мнения ощущали, но смогли ему противостоять.

Статья Соломона Эша о его эксперименте. Википедия об эксперименте Эша.

 

2. Теория дня: «Спираль молчания».

Оригинал от 18 июля.

«Возможность изменить или сформировать общественное мнение сохраняется за теми, кто не боится остаться в изоляции. Непопулярными высказываниями и поступками, шокируя, они … могут сделать свои идеи преобладающими.»

Элизабет Ноэль-Нойман

Недавно я проводил семинар в Германии и одной из затронутых тем было критическое мышление. В качестве аргумента относительно весьма ограниченной способности критического мышления влиять на решения и противостоять эмоциям, я сказал следующее: «Немецкая традиция критического мышления, наверное, самая лучшая в мире: Кант, Гегель, Хайдегер и т.д., но в 30-е годы это не помогло.»

Совершенно неудивительно, что в Германии после 12 лет фашистского безумия стали очень актуальны и востребованы исследования об общественном мнении и о том, почему люди — даже умные, образованные, порядочные — да простят мне читатели мой французский, засунули языки в задницы. Немцы сделали из своей недавней истории много выводов, тщательно вопрос исследовали, потому как очень не хотели рецидива. К сожалению, такие исследования так и не стали популярны в постсоветских странах после развала СССР, никакие превентивные меры у нас тоже приняты не были (не считать же таковыми нынешние пародийные украинские потуги заменить один культ другим), так что практически всем осколкам Советского Союза — за исключением разве что присоединённых к новой еврогерманской империи — приходится наступать на те же самые грабли.

Так вот, одним из ведущих исследователей предмета в Германии и не только стала политолог Элизабет Ноэль-Нойман, которая и придумала образ «спирали молчания», иллюстрирующей, как давление общественного мнения влияет на постепенное засовывание массами органа речи в известное место. На самом деле простенькая качественная (в смысле, что не количественная) модель системы с положительной обратной связью, но на гуманитариев простые псевдоматематические модели часто производят сильное впечатление. Идея проста: чем больше людей вокруг придерживаются некоего мнения, тем меньше люди склонны высказывать своё, когда оно отлично. Во многом исследования ЭНН опираются на результаты недавно нами обсуждавшихся экспериментов Соломона Эша о конформности. Но примечательно в её построениях то, что она придаёт значение такому важному фактору, как человеческая способность «держать нос по ветру и знать, куда ветер дует», а именно понимать, в какую сторону склонно меняться общественное мнение. Именно этот фактор и создаёт ту самую обратную связь, которая двигает систему в направлении затухания свободы высказывания. ЭНН доходит до того, что чуть ли не заявляет о существовании у человека т.н. «квазистатистического органа», который дескать и собирает информацию о том, что общество думает и чувствует. ОК, спишем подобные заявления об органах на традиционный немецкий поэтический романтизм.

У ЭНН в теории немало проколов, за что коллеги её заслуженно и не без удовольствия шпыняют. Например, она объясняет динамику спирали молчания «страхом изоляции», скорее всего это что-то очень личное, поскольку, как утверждают злые языки, экспериментально такая идея не подтверждена.

Однако не так важно, каким образом рекурсивно рационализируется тот факт, что сила внутренней цензуры действительно в обществе возрастает: будь-то страхом остаться в изоляции или же стремлением быть на стороне победителя. Кстати, большим пробелом в исследованиях на данную тему, как я уже упоминал, является, на мой взгляд, отсутствие в экспериментах людей в балаклавах и, особенно, с автоматами Калашникова, что наверняка значительно ускоряет закручивание спирали молчания. Так вот, не так важно, как рационализируется затухание свободы выражения, важно то, что, а точнее кто не даёт ей совсем затухнуть. И что мы имеем? Да всё те же самые фрики, у которых обо всём есть своё мнение, загасить которое оказывается возможным только путём вбивания оного в глотку (в этом как раз особенно хороши ребята в балаклавах). ЭНН выделяет две группы подобных личностей. Одних она называет hardcore — это те, кому терять уже нечего, а потому заткнуть их не так просто. А вторые пафосно названы avant-guard и в их число входят интеллектуалы, артисты, реформаторы и прочие властители дум, которым на общественное мнение в некоторой степени насрать, да простят мне вновь читатели мой французский. Ну, не так, чтобы совсем насрать, рукоплещущая публика нам всё же обычно нужна, но кое-что можно себе позволить. Впрочем, искусство управления тоталитарным обществом включает в себя такое важное мастерство, как перевод подобных девиантов из авангарда в хардкор, перевод обычно очень болезненный. И тут снова при деле ребята в балаклавах, санитары леса практически.

И если рассмотреть общество как популяцию, то мы увидим, что инакомыслящие, инакоговорящие и инакодействующие создают внутривидовое разнообразие — не биологическое, а когнитивное и поведенческое — что повышает адаптивность сообщества и, соответственно, его способность выживания, не допуская его униформного вырождения, чего многим бы очень хотелось. Так что фрики крайне важны для развития общества, главное — оружие нам не давать.

Материалы по работе ЭНН. Википедия.

 

3. Краткое дополнение о стэнфордском тюремном эксперименте.

Оригинал от 18 июля.

Сразу после написания заметки об эксперименте Эша и чтения литературы о спирали молчания я посмотрел тесно с связанный с этой темой документальный фильм о стэнфордском эксперименте. Я конечно знал о нём и раньше, но фильма не видел. Эксперимент о том, как легко люди вживаются в роль палача и жертвы, как лабильна «личность» и как сильно она зависит от обстоятельств. Результаты эксперимента настолько выпуклы, что и комментировать-то особо нечего. Литературы в сети полно, каждый может найти сам.

По любопытному стечению обстоятельств именно сегодня 18 июля вышел в американский прокат и художественный фильм (потом запощу трейлер на стену). Удивительное совпадение, правда?
P.S. В заключение скриншот части обсуждения этой заметки на Фейсбуке с Андреем Парибком.

 

 

Прикладное значение теории Э. Ноэль- Нойман

1. Прикладное значение теории Э. Ноэль- Нойман

ПРИКЛАДНОЕ ЗНАЧЕНИЕ
ТЕОРИИ Э. НОЭЛЬ- НОЙМАН
Практическое задание 4.

2. Суть теории спирали молчания

Спираль молчания — теория в социологии и
политологии, предложенная немецким
политологом Элизабет Ноэль-Нойман,
утверждающая, что человек с меньшей
вероятностью выскажет свое мнение на ту или
иную тему, если чувствует, что находится в
меньшинстве, так как боится возмездия или
изоляции (игнорирования).

3. Суть теории спирали молчания

Суть гипотезы «спирали молчания» заключается в следующем:
большинство людей стремится избегать потенциальной
социальной изоляции, поэтому, когда они чувствуют, что их
мнение отличается от мнения большинства, то, как правило,
стараются не раскрывать публично свои взгляды.
И, наоборот, те, кто идентифицирует себя с большинством, не
стесняется выражать свои пристрастия. И такое поведение
приводит к тому, что последние кажутся сильнее, а первые —
слабее, чем это есть на самом деле. «Спираль» все более
закручивается и дезориентирует окружающих.
Насколько такое утверждение истинно? Если да, то какие
доводы можно привести на этот счет? Кто и как может
противопоставить этому явлению эффективные средства
противодействия?

4. Роль «врожденной способности» и СМИ

Страх служит началом раскручивания спирали молчания и он (страх)
может увеличиваться. Люди пользуются так называемой
«врожденной способностью», или псевдостатистическим чувством, к
оцениванию общественного мнения. СМИ играют большую роль в
определении того, какое мнение является доминирующим, поскольку
возможности нашего прямого наблюдения ограничены маленьким
процентом населения. СМИ оказывают огромное влияние на то, как
изображается общественное мнение, и могут сильно влиять на
индивидуальное восприятие общественного мнения, независимо от
того, соответствует ли описание действительности.
Теория распространяется на вопросы нравственности и мнений. И это
много.
Ноэль-Нойман описывает спираль молчания как динамический
процесс, в котором прогнозы относительно общественного мнения
становятся фактом, поскольку освещение мнения большинства в СМИ
становится статусом- кво и меньшинство с меньшей вероятностью
будет готово высказываться. Теория, тем не менее, распространяется
только на вопросы нравственности и мнений, но не на вопросы,
которые можно подтвердить или опровергнуть с помощью фактов.

5. Основные положения теории

Люди боятся быть отвергнутыми людьми из их социального
окружения, что называется «страхом изоляции»
Люди постоянно наблюдают за поведением окружающих, отмечая
для себя, что получает одобрение, а что — неодобрение от общества.
Люди неосознанно издают собственные угрозы изоляции, показывая
сигналы одобрения или неодобрения.
Угрозы изоляции избегаются при помощи склонности
воздерживаться от заявлений о чем-либо, что может, по мнению
человека, вызвать возражения.
Люди больше склонны публично утверждать то, что, как они считают,
будет принято положительно.
Спиральный эффект начинается, когда люди высказываются
уверенно, оппозиция чувствует ещё больший страх изоляции и ещё
больше убеждена в необходимости хранить молчание, так как они —
в меньшинстве. Эти чувства становятся всё более интенсивными в
геометрической прогрессии и с той, и с другой стороны.

6. Основные положения теории

Чтобы привести в действие спираль, в проблеме должна быть
ощутимая нравственная составляющая.
Если есть общественный консенсус, спираль не будет
активизирована. Обязательно должны иметься в наличии две
противостоящие стороны.
СМИ оказывают большое влияние на этот процесс.
Страх и угроза изоляции являются подсознательными
процессами.
Спираль молчания имеет власть над общественностью только
ограниченное время.
Если какая-либо тема активизирует спираль молчания, это
означает, что этот вопрос представляет большую угрозу
общественному согласию.

7. Как можно применять теорию Ноэль- Нойман?

Является как средством защиты, так и средством
подавления. Поскольку относится только к
вопросам морали, обычно вызывающим сильную
эмоциональную реакцию даже у самых
сдержанных людей, может быть использована для
сдерживания социальной напряженности по
поводу тем, вызывающих горячие споры. Хотя
спираль молчания может помочь в сохранении
гражданского порядка, попытки использовать ее
сознательно являются, в сущности, методами
манипуляции и давления.

8.   Как преодолеть молчание?

Как преодолеть молчание?
Теория говорит, что высокообразованные или
более состоятельные люди, а также некоторые
другие бесцеремонные индивиды, не боящиеся
изоляции, с большей вероятностью выскажутся,
вне зависимости от общественного мнения.
Далее, утверждается, что это меньшинство
является необходимым фактором изменений, в
то время как податливое большинство является
необходимым условием стабильности[

Учебно-методический комплекс по учебной дисциплине теория коммуникаций (название учебной дисциплины) для специальности


Учреждение образования
«Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины»

Факультет по переподготовке кадров


Кафедра социально-гуманитарных дисциплин

СОГЛАСОВАНО


СОГЛАСОВАНО

Заведующий кафедрой
И.А.Мазурок


Директор ИПК и ПК
Ю.В.Кравченко

__ ______________ 20__ г.  


__ _________________ 20__ г. 




УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ПО УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЕ
Теория коммуникаций ___________________
(название учебной дисциплины)
для специальности (направления специальности) специальности 1-09 01 72 «Менеджмент
(код и наименование специальности)
учреждений дошкольного, общего среднего образования, дополнительного образования детей и молодежи»
Составитель: Гапанович-Кайдалова Е.В.
Рассмотрено и утверждено
на заседании научно-методического совета
учреждения образования «Гомельский
государственный университет
имени Франциска Скорины» ___ __________ 20__ г.,
протокол № ___

Содержание

Пояснительная записка


1 Теоретический раздел ЭУМК. Тексты лекций по теории коммуникаций
1.1 Основные понятия теории эффективной коммуникации
1.2 Становление, развитие, актуальное состояние теории
коммуникации
1.3 Основные теории коммуникации
1.4 Риторика как искусство убеждать
1.5 Технологии формирования коммуникативной компетентности
2 Практический раздел ЭУМК
2.1 Задания к практическим занятиям по теории коммуникаций для слушателей специальности 1-09 01 72 «Менеджмент учреждений дошкольного, общего среднего образования, дополнительного образования детей и молодежи» заочной формы обучения
2.2 Задания к тренинговым занятиям по теории коммуникаций для слушателей специальности 1-09 01 72 «Менеджмент учреждений дошкольного, общего среднего образования, дополнительного образования детей и молодежи» заочной формы обучения
3 Раздел контроля знаний ЭУМК. Вопросы к зачету по курсу «Теория коммуникаций»
4 Вспомогательный раздел ЭУМК
4. 1 Учебно-тематический план переподготовки слушателей специальности 1-09 01 72 «Менеджмент учреждений дошкольного, общего среднего образования, дополнительного образования детей и молодежи» заочной формы обучения по дисциплине «Теория коммуникаций»
4.2 Учебная программа по дисциплине «Теория коммуникаций» по специальности 1-09 01 72 «Менеджмент учреждений дошкольного, общего среднего образования, дополнительного образования детей и молодежи».

Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   …   128

«Общественное мнение — наша социальная кожа», Элизабет Ноэль-Нойман ce sont des наблюдения plutôt courantes et qui semblent presque enfoncer des portes ouvertes.

Il est toutefois très intéressant de s’attarder aux raisons et aux études qui montrent comme l’opinion publique force ou form le молчание ou la dissimulation d’uneminitaire (à plusieurs exceptions qui sont soulevées, analysées et trai) qui à l’époque de sa parution (1984) a probablement été plutôt révolutionnaire puisqu’aujourd’hui, en le lisant, j’ai l’impression que ce sont des наблюдения plutôt courantes et qui semblent presque enfoncer des portes ouvertes.

Il est toutefois très intéressant de s’attarder aux raisons et aux études qui montrent comme l’opinion publique force ou form le молчание ou la dissimulation d’uneminitaire (à plusieurs exceptions qui sont soulevées, analysées et Traées dans l’essai) ) et comment ces publiques peuvent forger les politiques et les changements sociaux. На trate aussi де l’influence des médias dans cette forge de l’opinion publique et des possibilités de déviation de celles-ci.

Mon étude de cas préféré de l’essai est lorsqu’un débat n’est pas présent dans l’opinion public, la première personne a amener le débat (dans les medias) va forger les bases et les termes du débat qui va suivre (bref, peut le pousser dans une direction précise) avant la cristallisation de l’opinion publique après un sures temps puis finalement la усталость va pousser à passer à un nouveau sujet.

L’essai est bien documenté, de nombreux sondages et analysis sociologiques (surtout allemandes) viennent supporter la thèse de l’autrice et on aussi le droit à une petite histoire de l’opinion publique en philosophie ainsi qu’un retour sur sur les thèses qu’elle a apporté dans l’édition de base et desObservations qu’elle peut en tyrer neuf ans plus tard (1993).

PS: C’est aussi une très drôle de concidence que je finisse ce livre Pendant l’élection allemande après le départ d’Angela Merkel (26 сентября 2021 г.) , de l’opinion publique и др.dans les élections avec de nombreux sondages et études. Je jure que ce n’est pas arrangé Avec le gars des vues!

Спираль молчания — Фарнам-стрит

Наше желание соответствовать другим означает, что мы не всегда говорим то, что думаем. Мы высказываем только те мнения, которые кажутся безопасными. Вот как работает спираль молчания и как мы можем узнать, что люди думают на самом деле.

***

Будьте честны: как часто вы чувствуете, что действительно можете выразить свое истинное мнение, не опасаясь осуждения? Как часто вы прикусываете язык, потому что знаете, что придерживаетесь непопулярных взглядов? Как часто вы вообще избегаете высказывать свое мнение из-за боязни неверно оценить ситуацию?

Даже в обществах с надежной защитой свободы слова большинство людей часто не говорят то, что думают. Вместо этого они прилагают все усилия, чтобы взвесить ситуацию и соответствующим образом скорректировать свои взгляды. Это сводится к «спирали молчания», теории человеческого общения, разработанной немецким исследователем Элизабет Ноэль-Нойманн в 1960-х и 1970-х годах. Теория объясняет, как в обществе формируются коллективные мнения и как мы принимаем решения по нагруженным темам.

Давайте посмотрим, как работает спираль молчания и как ее понимание может дать нам более реалистичную картину мира.

***

Как работает спираль молчания

Согласно теории Ноэль-Нойманн, наша готовность высказать мнение является прямым результатом того, насколько популярным или непопулярным мы его считаем.Если мы считаем мнение непопулярным, мы будем избегать его выражения. Если мы думаем, что это популярно, мы постараемся показать, что думаем так же, как и другие.

Противоречие также является фактором — мы можем быть готовы выразить непопулярную непротиворечивую точку зрения, но не непопулярную противоречивую. Мы исполняем сложный танец всякий раз, когда делимся взглядами на что-либо морально нагруженное.

Наше представление о том, насколько «безопасно» высказывать ту или иную точку зрения, основано на подсказках, которые мы сознательно или нет получаем от того, во что верят все остальные.Мы делаем внутренние расчеты на основе таких признаков, как то, что сообщают основные средства массовой информации, то, что мы подслушиваем, как коллеги обсуждают во время перерывов на кофе, что наши школьные друзья публикуют на Facebook, или предыдущие ответы на то, что мы сказали.

Мы также взвешиваем конкретный контекст, основываясь на таких факторах, как то, насколько мы анонимны или могут ли наши заявления быть записаны.

Как социальные животные, у нас есть веские причины осознавать, что высказывание мнения может быть плохой идеей. Сплоченные группы, как правило, имеют схожие взгляды.Любой, кто выражает непопулярное мнение, рискует быть исключенным из общества или даже подвергнуться остракизму в определенном контексте или в целом. Это может быть связано с конкретными последствиями, такими как потеря работы или даже юридические санкции. Или могут быть менее официальные социальные последствия, например, люди менее дружелюбны или готовы общаться с вами. Те, у кого непопулярные взгляды, могут подавлять их, чтобы избежать социальной изоляции.

Избегать социальной изоляции — важный инстинкт. С точки зрения эволюционной биологии, оставаться частью группы важно для выживания, поэтому необходимо, по крайней мере, казаться разделяющим те же взгляды, что и все остальные.Единственный случай, когда кто-то будет чувствовать себя в безопасности, чтобы высказать расходящееся мнение, — это если он думает, что группа разделит его или примет расхождение, или если он считает последствия отказа незначительными. Но биология не просто диктует поведение людей — в конечном итоге она формирует сообщества. Для нас почти невозможно выйти за рамки этой потребности в принятии.

Петля обратной связи толкает мнение меньшинства к все меньшей и меньшей заметности — поэтому Ноэль-Нойманн использовала слово «спираль». Каждый раз, когда кто-то высказывает мнение большинства, он усиливает ощущение, что это безопасно.Каждый раз, когда кто-то получает отрицательный ответ за выражение мнения меньшинства, это сигнализирует всем, кто разделяет их точку зрения, чтобы они не выражали ее.

***

Пример спирали молчания

В ходе опроса Pew Research, проведенного в 2014 году среди 1801 взрослого американца, была изучена распространенность спирали молчания в социальных сетях. Исследователи спросили людей об их мнении по одному публичному вопросу: разоблачениям Эдварда Сноудена в 2013 году о слежке правительства США за телефонами и электронной почтой граждан.Они выбрали этот вопрос, потому что, хотя предыдущие опросы вызывали споры, они предполагали примерно равные расхождения в общественном мнении относительно того, были ли утечки оправданы и было ли такое наблюдение разумным.

Вопрос о готовности респондентов поделиться своим мнением в различных контекстах показал, как разворачивается спираль молчания. 86% респондентов были готовы обсудить проблему лично, но лишь около половины из них были готовы написать об этом в социальных сетях. Из 14%, которые не стали бы обсуждать утечки Сноудена лично, почти никто (0.3%) были готовы вместо этого обратиться к социальным сетям.

Как лично, так и онлайн респонденты сообщили о гораздо большей готовности поделиться своими взглядами с людьми, которые, как они знали, согласны с ними — в три раза чаще на рабочем месте и в два раза чаще в обсуждениях на Facebook.

***

Последствия спирали молчания

Конечным результатом спирали молчания является точка, в которой никто публично не высказывает мнение меньшинства, независимо от того, сколько людей в это верит. Первым следствием этого является то, что картина того, во что верит большинство людей, не всегда точна. Многие люди вынашивают мнения, которые они никогда бы не высказали своим друзьям, коллегам, семьям или подписчикам в социальных сетях.

Второй вывод заключается в том, что вероятность разногласий снижает вероятность того, что мы вообще озвучим свое мнение, если мы не пытаемся спровоцировать конфликт. В вышеупомянутом опросе Pew люди чувствовали себя более комфортно, обсуждая неоднозначную историю лично, чем в Интернете.Мнение, озвученное онлайн, имеет гораздо большую потенциальную аудиторию, чем мнение, озвученное лицом к лицу, и сложнее точно знать, кто его увидит. Оба эти фактора увеличивают риск того, что кто-то не согласится.

Если мы хотим оценить, что люди думают о чем-то, нам нужно исключить возможность негативных последствий. Например, представьте себе менеджера, который часто устанавливает слишком жесткие сроки, вызывая огромный стресс у своей команды. Все знают, что это проблема, и обсуждают ее между собой, признавая, что более реальные сроки будут мотивировать, а нереальные просто деморализуют.Однако никто не хочет ничего говорить, потому что они слышали, как менеджер сказал, что людям, которые не могут справиться с давлением, не место на этой работе. Если менеджер попросит оставить отзыв об их стиле руководства, он не услышит того, что должен услышать, если будет знать, от кого он исходит.

Третий вывод заключается в том, что то, что кажется внезапным изменением общепринятых мнений, на самом деле может быть результатом изменения того, что приемлемо озвучивать, а не того, что люди на самом деле думают. Известный общественный деятель, которому сойдет с рук высказывание спорных вещей, может заставить других чувствовать себя в безопасности, делая то же самое.Изменения в законодательстве могут позволить людям говорить то, что они уже думали.

Например, если употребление марихуаны в рекреационных целях легализовано там, где кто-то живет, он может свободно сказать коллеге, что употребляет ее и считает ее безвредной. Даже если бы это было правдой до изменения законодательства, говорить об этом было бы слишком рискованно, поэтому они могли бы солгать или избежать темы. В результате может показаться, что основные мнения могут сильно измениться за короткое время.

Четвертое последствие состоит в том, что громко выступающие сторонники мнения меньшинства могут в конечном итоге оказывать непропорциональное влияние на общественный дискурс. Это особенно верно, если это меньшинство находится в группе, которая уже обладает большой властью.

Хотя во времена Ноэль-Нойманн этого не было, Интернет позволяет громкому меньшинству сделать так, чтобы их мнения казались гораздо более распространенными, чем они есть на самом деле, и, следовательно, более приемлемыми. Действительно, самые крайние взгляды любого спектра могут в конечном итоге показаться наиболее нормальными в Интернете, потому что у людей с умеренными взглядами меньше стимулов, чтобы их услышали.

В анонимных средах спираль тишины может в конечном итоге развернуться вспять, сделав самые второстепенные взгляды самыми громкими.

Спираль молчания теория общественного мнения | Журнал связи

Получить помощь с доступом

Институциональный доступ

Доступ к контенту с ограниченным доступом в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок. Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту следующими способами:

Доступ на основе IP

Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов.Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с проверкой подлинности IP.

Войдите через свое учреждение

Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения.

Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

  1. Щелкните Войти через свое учреждение.
  2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
  3. При посещении сайта учреждения используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

Войти с помощью читательского билета

Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

Члены общества

Многие общества предлагают своим членам доступ к своим журналам с помощью единого входа между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Из журнала Oxford Academic:

  1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
  2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для своих членов.

Личный кабинет

Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

Некоторые общества используют личные учетные записи Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

Институциональная администрация

Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью.Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

Просмотр ваших зарегистрированных учетных записей

Вы можете одновременно войти в свою личную учетную запись и учетную запись своего учреждения. Щелкните значок учетной записи в левом верхнем углу, чтобы просмотреть учетные записи, в которые вы вошли, и получить доступ к функциям управления учетной записью.

Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции.Подписка учреждения может не распространяться на контент, к которому вы пытаетесь получить доступ. Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому контенту, обратитесь к своему библиотекарю.

Теория спирали молчания: определение, объяснение и примеры

Теория спирали молчания утверждает, что мы с большей вероятностью будем молчать о своем мнении, если верим, что воспринимаемое большинством мнение отличается от нашего.

Давным-давно жил-был император, к которому подошли двое ткачей, утверждая, что они сшили для императора один из самых изысканных предметов одежды.Но была одна загвоздка — эта одежда будет видна только умным людям. Однако на самом деле они вообще не шили одежды. Тем не менее, никто при дворе императора не осмелился что-либо сказать, несмотря на то, что не смог разглядеть на теле императора никакой одежды. Некоторые люди даже хвалили качество и дизайн одежды, говоря, что она идеально подходит императору!

Эта знаменитая басня, написанная датским писателем Гансом Христианом Андерсеном, по меньшей мере заставляет задуматься.Почему никто ничего не сказал перед лицом столь явного унижения своему императору?

Если мы пройдемся по истории, мы увидим бесчисленное количество примеров этого. Почему миллионы цивилизованных немцев стали соучастниками массового убийства? Почему американцы, которые были против участия американских военных в войне в Персидском заливе, вдруг изменили свое мнение? Почему мы иногда делаем вещи, которые в противном случае немыслимы для нас?

Ответ на эти вопросы лежит в Теории спирали молчания .


Рекомендуемое видео для вас:


Что такое спираль молчания?

Элизабет Ноэль-Нойманн , немецкий политолог, предложила теорию спирали молчания, которая с тех пор оказалась одной из наиболее изученных теорий в области психологии общения.

Теория спирали молчания утверждает, что мы с большей готовностью сообщаем о своих идеях другим, если считаем, что большинство людей в группе придерживаются той же точки зрения, то есть если мы считаем, что наше мнение совпадает с воспринимаемым мнением большинства .С другой стороны, если мы думаем, что наше мнение отличается от воспринимаемого мнения большинства, мы, скорее всего, будем молчать о том, что мы думаем.

Почему мы соответствуем требованиям? Страх изоляции и квазистатистический орган

Ноэль-Нойманн считает, что все мы боимся изоляции. Мы хотим чувствовать себя принятыми и уважаемыми другими, что заставляет нас соглашаться с другими людьми, по крайней мере, внешне.

У нас есть шестое чувство, которое Ноэль-Нойман назвала квазистатистическим органом , помогающим нам исследовать окружающую среду и измерять « климат мнений ».Это помогает нам понять, что думают другие люди, и тем самым дает представление о преобладающем доминирующем мнении. Хотя наше восприятие точки зрения большинства может быть или не быть верным, оно изменяет наши собственные мнения и поведение, так что мы, по крайней мере, кажемся разделяющими точку зрения большинства и «вписываемся». В конце концов, все, чего мы хотим, — это избежать изоляции из-за отсутствия «правильного» мнения.

Следовательно, чем больше разрыв между нашим собственным мнением и воспринимаемым мнением большинства, тем меньше шанс, что мы выскажем свое мнение.

По мере того, как все больше и больше людей высказываются в поддержку предполагаемого мнения большинства, оно набирает обороты, заставляя его казаться больше, чем оно есть на самом деле, тем самым еще больше обескураживая наши расхождения во мнениях. Мы видим, что наше мнение не озвучивается публично никем другим, поэтому мы теряем те небольшие мотивы, которые у нас могли быть для его выражения.

Количество людей, высказывающих разные мнения, постепенно уменьшается; в конце концов, свое мнение высказывают только те люди, которые согласны с воспринимаемым мнением большинства.

В результате воспринимаемое мнение большинства действительно становится мнением большинства .

Модель «Спираль молчания»

Нисходящая модель «Спираль молчания» показывает снижение готовности человека выражать свои отличающиеся взгляды при наличии страха изоляции.

Человек с мнением меньшинства начинает с более широкого конца спирали готовности говорить, но медленно скатывается вниз из-за страха изоляции, что в конечном итоге приводит к молчанию.На более широком уровне эту спираль можно использовать для обозначения количества людей, желающих выразить свои расходящиеся взгляды, которое в конечном итоге сводится к нулю.

Почему это плохо?

Изоляция, лежащая в основе Спирали Молчания, опасна сама по себе. Эксперименты двух социальных психологов, Аша и Милгрэма, показали шокирующие результаты, касающиеся влияния страха изоляции на людей. Они обнаружили, что люди будут соглашаться с явно неправильным ответом, если будут знать, что большинство других людей выбрали этот ответ.Потребность человека избегать изоляции имеет приоритет над его собственным суждением (Источник).

Изоляция — это оружие, используемое обществом для наказания людей, которые отказываются подчиняться.

Особо тревожными формами социальной изоляции являются ijime в Японии и wangtta в Корее. Это крайние формы издевательств над непопулярным человеком со стороны большинства, проблема, которая особенно заметна в школах (Источник).

От господствующего мнения к социальной норме

Возвращаясь к спирали, мы должны задать важный вопрос: Было ли мнение большинства действительно тем, с которым соглашалось большинство людей? Когда действует Спираль молчания, мнение, которое набирает обороты и выглядит как мнение большинства, на самом деле может не быть преобладающим. Наши страхи и неспособность высказать свои взгляды делают мнение меньшинства похожим на мнение большинства, которое на более широком уровне становится социальной нормой .

В целом это вредно для здоровья, но становится очень вредным в тех случаях, когда необходимо принять важные решения. Например, в коммерческой организации сотрудники могут бояться выражать свое недовольство определенными решениями, принятыми высшим руководством, что приводит к тому, что высшее руководство принимает их молчание за одобрение.

А к насилию…

Теория «Спираль молчания» тоже может быть весьма жестокой. Все мы знаем, как политическая партия меньшинства однажды получила абсолютный контроль над обществом и привела к его разрушению, главным образом потому, что большая часть населения не хотела выражать свое несогласие. Да, я говорю о нацистской Германии, где большинство немцев не высказались против ужасных решений, которые в конечном итоге привели к геноциду и войне.

Напрашивается вопрос — как миллионы людей поддерживают такое варварство? Ответ заключается в двух словах: СМИ .

Влияние средств массовой информации на наше сознание ни для кого не секрет; почти все, что мы знаем, исходит из информации, которую мы потребляем через средства массовой информации. Его можно назвать «окном», через которое мы видим мир, и оно учит нас, как мы должны относиться к сложной и неорганизованной картине, которую мы видим. В контексте Спирали Молчания средства массовой информации формируют наше восприятие и, таким образом, наш климат мнений, подпитывая нас пропагандой. Более того, он использует такие слова, как «большинство» и «много», чтобы диктовать наше восприятие мнения большинства.

Министерство пропаганды

Гитлер учредил Министерство пропаганды в нацистской Германии, которое работало над тем, чтобы сеять ненависть к евреям в умах людей. Он использовал радиопропаганду, плакаты, фильмы и карикатуры, чтобы нападать на еврейскую общину и вселять страх в сознание немцев. Он пообещал решить все проблемы, с которыми сталкивались немцы, от Версальского договора и других потерь Первой мировой войны до искоренения евреев, которые ложно изображались вредными для немецкого общества.

Он нацеливался на определенные группы, направляя свою энергию на большие массы необразованных, бедных немцев, которые больше всего пострадали от войны и без особого сопротивления согласились бы с его логикой. Его целью было заручиться поддержкой как можно большего числа людей в попытке манипулировать общественным мнением.

В основе объяснения того, почему немцы участвовали или терпели Холокост, лежит глубоко укоренившаяся ненависть к евреям. Однако роль, которую играет их потребность вписаться, нельзя игнорировать.Немцы оказались под огромным психологическим давлением, чтобы они соответствовали государству и соглашались с быстро растущим числом конформистов вокруг них (Источник).

Проявление спирали молчания во время войны в Персидском заливе

Политический эффект спирали молчания также наблюдался во время войны в Персидском заливе. В 1991 году, когда Америка оказалась в эпицентре вооруженного столкновения между Ираком Саддама Хусейна и его соседом Кувейтом, многие американцы изначально хотели избежать войны и поэтому были недовольны вмешательством американских военных. Однако очень скоро произошел стремительный сдвиг мнений людей в сторону поддержки применения силы вооруженными силами США.

Объяснение этого сдвига лежит в теории спирали молчания и роли средств массовой информации в ее продвижении. Было обеспечено ограниченное освещение проблемы в СМИ, постоянное освещение войны в прямом эфире и ограниченное отображение альтернативных взглядов. Даже когда недовольные американцы выходили на улицы в знак протеста, средства массовой информации предпочитали не освещать это, тем самым сдерживая эффект инакомыслия и уменьшая вероятность того, что оппонирующие американцы встретят больше таких же, как они.Средства массовой информации также пропагандировали патриотизм таким образом, что любую оппозицию изображали как негативную (Источник).

Где бы мы ни были и что бы ни делали, мы сталкиваемся с этой спиралью и подвергаемся ее влиянию чаще, чем думаем. Однако Спираль Безмолвия, хотя из нее трудно выбраться, не является нерушимой. Ведь нам достаточно, чтобы ребенок, как тот, что в кульминации басни Андерсена, встал и сказал: «А на императоре ничего нет!»

«Спираль молчания» объясняет, почему люди молчат — Наука о нас

Фото: Pacific Press/LightRocket через Getty Images

Термин был придуман немецким политологом Элизабет Ноэль-Нойманн в ее книге «Спираль молчания: общественное мнение — наша социальная кожа» , в которой она заметила, что молчание может проявляться по-разному: Оба человека придерживаются мнения большинства и те, кто в меньшинстве, часто будут хранить молчание по важным для них вопросам, но они будут делать это по разным причинам. Но обе эти причины, объясняет Элизабет Сухай, политолог, изучающий конформизм, проистекают из неправильного суждения о преобладании их мнений. «Большинство просто предполагает, что все думают, как они, — говорит она, — а люди в меньшинстве думают, что они единственные».

В Спираль молчания общественное мнение определялось как «отношения, которые можно выражать, не рискуя изолировать себя». По словам Ноэль-Нойманн, у большинства людей есть сверхъестественная способность определять, какие мнения популярны в любой момент, и действовать соответственно — это означает, что люди с мнением меньшинства, опасаясь социальной изоляции, сделают сознательный выбор не высказываться.«Если вы высказываете мнение, которое сильно отличается от мнения большинства в вашей группе, и если это важная для группы тема, то они будут судить вас негативно», — объясняет Сухай. Пребывание в своей группе может быть мощным мотиватором.

Это не всегда плохо — в среде, где общественное мнение склоняется к терпимости, спираль молчания может быть способом не допустить ненависти к публичному дискурсу. Когда люди с расистскими, ксенофобскими, гомофобными или иными предвзятыми взглядами чувствуют, что они в меньшинстве, это означает, что угнетенные группы могут чувствовать себя более комфортно, выражая себя, подобно тому, как ЛГБТК-люди чувствуют себя более комфортно, выходя в государства, где однополые брак является законным.«У нас была своего рода спираль молчания в либеральном направлении в годы правления Обамы, — говорит Сухей, — что привело нас к конформизму в том, что касается отсутствия предубеждений».

В эти дни маятник качнулся в другую сторону. С тех пор как Дональд Трамп был избран президентом, количество преступлений на почве ненависти возросло , , и многие люди теперь более комфортно выражают ксенофобские настроения, которые они бы скрывали в предыдущие годы. Тем не менее, раскол между народным голосованием и голосованием выборщиков на прошлых выборах, кажется, создал интересную динамику в отношении спирали молчания, в которой ни одна из сторон на самом деле не чувствует себя меньшинством 90 297 или 90 298 большинством в национальном диалоге.До сих пор американцы очень активно выступали против политики Трампа и протестовали против нее; в недавнем опросе 43 процента заявили, что они «решительно не одобряют» его поведение на посту президента.

Так называемый «пузырь фильтров» также может играть роль в изменении того, как работает спираль молчания. Ноэль-Нойманн утверждала, что мы склонны переоценивать популярность мнений, которые мы видим в влиятельных газетах и ​​на телеканалах, а это означает, что СМИ, особенно телевидение, могут создать спираль молчания: люди, которые не видят свои взгляды по телевизору, верят другим. люди не должны их придерживаться, а люди, которые видят их взгляды по телевизору, считают, что все должны с ними согласиться.Но в наши дни социальные сети в какой-то степени нейтрализовали этот эффект на национальном уровне, создавая более мелкие сообщества со своими собственными спиралями: «Мы общаемся с этими сетями людей, которые похожи на нас, и это преувеличивает спираль молчания. на уровне подгрупп», — говорит Сухай. Исследования подтверждают это: согласно исследованию Pew Research, проведенному в 2014 году, «сайты социальных сетей не только не были альтернативным форумом для дискуссий, но и пользователи социальных сетей менее охотно делились своим мнением в личных беседах.

Но изменение способа потребления информации не только меняет наше понимание спирали молчания, но и затрудняет понимание того, как она будет развиваться в будущем. Модель Ноэль-Нойманн описывает спираль молчания в контексте наций. «Но в любой стране есть разные группы людей», — говорит Сухай, и эти разные группы все больше и больше напоминают эхо-камеры. «Это одна вещь, которую, я думаю, она и многие другие упустили из виду, когда говорят о конформизме.

Тем не менее, несмотря на то, что она была создана для другого раза, модель спирали тишины является ключевой вещью, о которой следует помнить во время этой. Не только для того, чтобы помочь нам более эффективно решать острые вопросы, такие как изменение климата, но и для того, чтобы помочь нам разобраться в нашей текущей политической ситуации в США. Тем более, если учесть, что Ноэль-Нойман разработала свою теорию, чтобы лучше понять восхождение к власти — восхождение стало намного легче благодаря молчанию других.

Спираль молчания | Социальная психология

Концептуализация спирали молчания Ноэль-Нойманн

Работа Ноэль-Нойманн (1984) о спирали молчания является одной из самых известных и наиболее развитых теорий процесса формирования общественного мнения.

Модель спирали молчания предполагает, что люди постоянно осведомлены о мнениях окружающих их людей и приспосабливают свое поведение (и, возможно, свои мнения) к тенденциям большинства из-за страха оказаться на проигравшей стороне в публичных дебатах.

Интересно, что Ноэль-Нойман основывала свое теоретизирование на предпосылке, что люди обладают квазистатистическим чутьем, которое позволяет им оценивать климат мнений в обществе, т. е. долю людей, поддерживающих или выступающих против данного вопроса.Это квазистатистическое чувство может быть точным, но очень часто это не так, т. е. люди ошибаются в своих оценках того, что думают все остальные. Однако этот момент в значительной степени не имеет отношения к теории спирали молчания, поскольку именно восприятие распределения мнений, а не реальный климат мнений, формирует готовность людей выражать свое мнение публично (Scheufele & Moy, 2000).

В дополнение к квазистатистическому смыслу теория Ноэль-Нойман