Ницше принадлежит известное образное высказывание о философии: Философия — примеры тестов, вопросы из которых могут попадаться во время тестирования в Синергии с ответами (даны ответы не на все вопросы)

Содержание

Философия — примеры тестов, вопросы из которых могут попадаться во время тестирования в Синергии с ответами (даны ответы не на все вопросы)

1. Автором труда «Философия общего дела» является …
Булгаков
Бердяев
Флоренский
Федоров

2. Агностицизм приобрел свою классическую форму в произведениях …
Маркса и Энгельса
Демокрита и Платона
Аквинского и Абеляра
Юма и Канта +
 
3. В конце XX – начале XIX в. возникает ряд новых наук и научных концепций, таких как …, у истоков которых стоит философия
математика
химия
глобальное моделирование
экология
биосферная концепция культуры
социология
 
4. В основе … лежит вера в высшие, абсолютные ценности
философии
религии
футурологии
права
науки
 
5. В основе позиции представителей скептицизма лежит принцип …
однозначности всех суждений 
равнозначности всех суждений +
отрицания веры в сверхъестественное
отождествления материи и пространства

 
6. В переводе с греческого философия означает «…»
любовь к мудрости
культуру общества
познание
просвещение
любовь к чтению
 
7. В познавательном процессе активной, творческой стороной выступает …
сознание
силлогизм
методология
идея
нигилизм
 
8. Высказывание «Общее знание всегда идет впереди локального знания, если первое систематизировано и направлено философией» принадлежит …
А. Шопенгауэру
И. Канту +
Н. Бердяеву
Д. Дидро
 
9. Высказывание о том, что «философия – это наука, исследующая первые начала и причины» принадлежит …
Марксу
Бердяеву
Гегелю
Аристотелю
 
10. Глубоко усвоенные знания, ставшие частью собственного «я», определяющие отношение человека к окружающему миру и мотивы его поведения,– это …
 мировоззрение
образование
религия
наука
убеждения
 
11. Гносеологический переворот, связанный с переносом внимания с объекта познания на специфику познающего субъекта, осуществил …
Г. Гегель
К. Маркс
И. Кант +
Л. Фейербах
Г. Лейбниц
 
12. Движущие силы общества с материалистической точки зрения – это …
прогрессивная историческая деятельность
классы и классовая борьба
любая человеческая деятельность
божественное предопределение
 
13. Для идеалистической модели общества характерно суждение, что выдающаяся личность …
может оказать существенное влияние на исторический процесс при определенных условиях
играет определяющую роль в обществе +
не играет никакой роли в истории
 
14. Для материалистической модели общества характерны утверждения о том, что …
общественные законы реализуются через сознательную деятельность людей
в природе действуют бессознательные, слепые силы
законы развития общества отличны от законов природы
социальные законы имеют вероятностный характер
законы природы имеют вероятностный характер
 
15. Для русской философии к. XIX – н. XX вв. характерны такие особенности, как …
православный характер
тесное переплетение с художественной литературой
антропоцентризм
наукоцентризм
евроцентризм
критика западного классического рационализма
материализм
интерес к морально-этическим проблемам
 
16. Для социально-материалистической модели характерно утверждение о том, что …
выдающаяся личность не играет никакой роли в истории
общественная жизнь – случайный процесс
выдающаяся личность играет определяющую роль в обществе
все социальные группы, слои, общности, индивиды являются, движущими силами развития общества +
 
17. Для философии постмодернизма характерны такие особенности, как …
интерес к проблеме истины
отказ от фундаментальных принципов традиционной философии
плюрализм и фрагментарность реальности
рационализм
антропоцентризм
признание гармонии веры и разума
отрицание всех форм монизма
 
18. Значительный вклад в развитие цивилизационной концепции внес …
Фромм
Вебер
Тойнби
Фейербах
 

1. Согласно… модели общественного развития природная среда (климат, почва, полезные ископаемые и т, д.) определяет характер, психику людей, 

установление того или иного политического строя (например, монархия или республика), диктует различия в уровне развития хозяйственной и другой общественной деятельности 

Материалистической +

Натуралистической

Идеалистической

Плюралистической


2. Агностицизм приобрел свою классическую форму в произведениях …

Аквинского и Абеляра 

Демокрита и Платона 

Маркса и Энгельса

Юма и Канта  +


3. К признакам, присущим предмету философии на протяжении всей истории развития, можно отнести 

Фрагментарность 

изменчивость +

универсальность 

фундаментальность 

статичность +

догматизм 


4.

… отношения – это система отношений, складывающаяся между людьми в процессе производства, обмена и потребления материальных благ называются

Социальные

Политические

Производственные +

Материальные


5. В основе … лежит вера в высшие, абсолютные ценности

Права

Науки

Религии

Футурологии

Философии +


6. К эстетическому подходу к философии тяготеют такие мыслители, как …

Монтень, Кант +

Спиноза, Гольбах

Конт, Спенсер

Леонтьев, Ницше


7. В основе позиции представителей скептицизма лежит принцип… 

равнозначности всех суждений +

однозначности всех суждений 

отрицания веры в сверхъестественное 

отождествления материи и пространства


8. Согласно этическому подходу, философия рассматривается как наука о …

красоте +

законах 

логике 

природе

добре и зле 


9. Представители … уверены, что мир существует только в нашем сознании

субъективного идеализма  +

объективного идеализма 

гуманизма

натурализма 

прагматизма 


10. Глубоко усвоенные знания, ставшие частью собственного «Я», определяющие отношение человека к окружающему миру и мотивы его поведения – это … 

мировоззрение 

убеждения + 

наука 

религия  


11. В познавательном процессе активной, творческой стороной выступает…

сознание +

идея 

методология 

нигилизм 

силлогизм 


12. В переводе с греческого философия означает «…»

любовь к мудрости  +

просвещение 

любовь к чтению 

познание 

культуру общества 


13. Идею о том, что «вся история философии – это история человеческих заблуждений» выразили представители… 

скептицизма +

марксизма

античной философии

догматизма

китайской философии


14. … – это конкретно-категорический тип объекта, представляющий систему общественных отношений, функционирующую и развивающуюся по объективным законам на основе способа производства материальных благ 

Социальная система общества

Цивилизация 

Общественно-экономическая формация +

Уровень культурного развития 


15. Понятие «осевое время истории» было введено в философию …

Л. Фейербахом 

Д. Беркли 

К. Ясперсом +

Гераклитом 

В. Соловьевым 

К. Марксом 


16. По утверждению Г. Гегеля, «Философия — это эпоха, … ». 

которая закончилась 

которая грядет 

где все будут счастливы 

отраженная в источниках

схваченная в мысли +


17. Философия возникла …

в III веке н.э.

около 2,5 тысяч лет назад +

с появлением первых человеческих сообществ 

около 15 тысяч лет назад

в XVII веке 


18. … это учение о путях методах и формах познания окружающего нас мира 

онтология 

гносеология +

интерпретация 

дуализм 

детерминизм


19. Первые философские школы возникли в древних культурах

Греции +

Индии +

славян 

Японии

Китая +


20. Фридриху Ницше принадлежит известное образное высказывание о философии: «…» 

Философия — это душа культуры 

Философия — это естественный разум, данный каждому человеку от рождения 

Философия человечна, слишком человечна +

Философия — это наука, исследующая первые начала и причины 


21. Можно утверждать, что любая философская доктрина, объявившая себя 

«истиной в последней инстанции», ведет к… 

эмпиризму 

появлению новых научных направлении 

появлению новых философских направлений 

классицизму 

догматизму +


22. Мировоззрение различных этапов развития обществ и цивилизаций классифицируется по следующему основанию: 

глубине отражения действительности 

социальному характеру 

историческому типу +

национальным особенностям 


23. Дуалистическая философия Нового времени представлена взглядами французского философа-рационалиста … 

Дж. Локка 

Ф. Бэкона

Р. Декарта +

Б. Спинозы 


24. Онтологическая сторона основного вопроса философии связана с проблемой …

первичности материи или сознания +

утилитарного использования знании и ресурсов

философского образования

международных отношении 


25. Первый философ, обозначивший вопрос о соотношении материи и сознания, — 

Аристотель 

Фалес 

Анаксимен 

Конфуций 

Платон +


26. Определение философии как «знания не какой угодно истины, а той истины, которая есть источник всякой истины и которая относится к первоначалу бытия» принадлежит… 

Ж-Ж. Руссо 

Ф. Аквинскому +

Сенеке 

Платону 


27. … познает законы изучаемых явлений и на их основе создает теории, подтверждаемые практикой 

Мифология 

Философия 

Религия 

Художественная культура

Наука +


28. Иррационализм подлинным источником освоения мира считает… 

художественную литературу 

науку 

образование 

миф +


29. Основой всего сущего Гегель считал 

мир идей 

абсолютную идею +

материю

субъективное сознание

Ницше принадлежит известное образное высказывание о философии. Фридрих Ницше: афоризмы, цитаты, высказывания

Часто причиной ярких достижений в философии и искусстве является непростая биография. Ницше Фридрих, один из самых значительных философов второй половины 19 века, прошел непростой короткий, но очень плодотворный жизненный путь. Расскажем о вехах биографии, о самых значительных произведениях и взглядах мыслителя.

Детство и происхождение

15 октября 1844 года в Восточной Германии, в небольшом городке Реккене появился на свет будущий великий мыслитель. Каждая биография, Ницше Фридрих не исключение, начинается с предков. И вот с этим в истории философа не все ясно. Есть версии, что он происходит из польского дворянского рода по фамилии Ницкие, это подтверждал и сам Фридрих. Но есть исследователи, которые утверждают, что семья философа имела немецкие корни и имена. Они предполагают, что «польскую версию» Ницше просто выдумал, чтобы придать себе ореол исключительности и необычности. Точно известно, что два поколения его предков были связаны со священнослужением, со стороны обоих родителей деды Фридриха были лютеранскими священниками, так же как и его отец. Когда Ницше было 5 лет, его отец умер от тяжелого психического заболевания, и воспитанием мальчика занималась мать. К матери он испытывал нежную привязанность, а с сестрой у него были тесные и очень сложные отношения, сыгравшие большую роль в его жизни. Уже в раннем детстве Фридрих демонстрировал желание быть не таким как все, и готов был на разные сумасбродные поступки.

Образование

В 14 лет Фридрих которого еще даже не начала зарождаться, был отправлен в знаменитую гимназию Пфорта, где преподавали классические языки, античную историю и литературу, а также общеобразовательные предметы. В языках Ницше был прилежен, а вот с математикой у него было очень плохо. Именно в школе у Фридриха возникает сильный интерес к музыке, философии, античной литературе. Он пробует себя на писательской стезе, много читает немецких литераторов. После школы, в 1862 году Ницше отправляется учиться Боннский университет на факультет теологии и философии. Со школы он чувствовал сильную тягу к религиозной деятельности и даже мечтал, как отец стать пастором. Но в студенческие годы его взгляды сильно изменились, и он стал воинствующим атеистом. В Бонне отношения с однокашниками у Ницше не сложились, и он перевелся в Лейпциг. Здесь его ждали большие успехи, еще во время учебы его пригласили на работу профессором греческой словесности. Под влиянием своего любимого учителя, немецкого филолога Ф. Ричли, он согласился на эту работу. Ницше с легкостью сдал экзамен на звание доктора философии и отправился преподавать в Базель. Но Фридрих не ощущал удовлетворения от своих занятий, филологическая среда начала его тяготить.

Юношеские увлечения

В юности Фридрих Ницше, философия которого только начала формироваться, испытал два сильных влияния, даже потрясения. В 1868 году он знакомится с Р. Вагнером. Музыкой композитора Фридрих был очарован и раньше, а знакомство произвело на него сильнейшее впечатление. Две неординарных личности нашли между собой много общего: оба любили древнегреческую литературу, оба ненавидели сковывающие дух социальные оковы. На три года между Ницше и Вагнером установились дружеские отношения, но позже начали охлаждаться и полностью прекратились после того, как философ опубликовал книгу «Человеческое, слишком человеческое». Композитор нашел в ней явные признаки душевной болезни автора.

Второе потрясение было связано с книгой А. Шопенгауэра «Мир как воля и представление». Она перевернула взгляды Ницше на мир. Мыслитель высоко ценил Шопенгауэра за способность сказать правду своим современникам, за готовность идти наперекор общепринятым представлениям. Именно его работы подтолкнули Ницше к написанию философских работ и на смену рода занятий — теперь он решил стать философом.

Во время франко-прусской войны работал санитаром, и все ужасы с полей сражений, как ни странно, только укрепили его в мысли о пользе и оздоравливающем влиянии таких событий на общество.

Здоровье

Еще с детства не отличался крепким здоровьем, был очень близорук и слаб физически, возможно, это и стало причиной того, как складывалась его биография. Ницше Фридрих имел плохую наследственность и слабую нервную систему. В 18 летнем возрасте у него начались приступы сильной головной боли, тошноту, бессонницу, он переживал долгие периоды сниженного тонуса и угнетенного настроения. Позже к этому прибавился нейросифилис, подхваченный от связи с проституткой. В возрасте 30 лет у него начался резкий спад здоровья, он почти ослеп, испытывал изматывающие приступы головной боли. Его начали лечить опиатами, что привело к нарушениям работы желудочно-кишечного тракта. В 1879 году Ницше ушел на пенсию по состоянию здоровья, пособие ему платил университет. И он начал перманентную борьбу с болезнями. Но именно в это время оформляется учение Фридриха Ницше и значительно растет его философская продуктивность.

Личная жизнь

Философ Фридрих Ницше, идеи которого изменили культуру 20 века, был несчастлив в отношениях. По его словам, в его жизни было 4 женщины, но только 2 из них (проститутки) сделали его хоть немного счастливым. У него с ранней юности были сексуальные отношения с сестрой Элизабет, он даже хотел на ней жениться. В 15 лет Фридрих подвергся сексуальному насилию со стороны взрослой женщины. Все это радикально повлияло на отношение мыслителя к женщинам и на его жизнь. Он всегда хотел в женщине видеть в первую очередь собеседника. Интеллект для него был важнее сексуальности. Одно время он был влюблен в жену Вагнера. Позже он был очарован психотерапевтом Лу Саломе, в которую также был влюблен его друг, писатель Пауль Рее. Некоторое время они даже жили вместе в одной квартире. Именно под влиянием дружбы с Лу он напишет первую часть своего знаменитого труда «Так говорил Заратустра». Дважды в жизни Фридрих делал предложения руки и сердца и оба раза получил отказ.

Самый продуктивный период жизни

С выходом на пенсию, несмотря на мучительную болезнь, философ вступает в самую продуктивную эру своей жизни. Ницше Фридрих, лучшие книги которого стали классикой мировой философии, за 10 лет пишет 11 своих главных произведений. За 4 года он написал и издал самый известный свой труд «Так говорил Заратустра». Книга не только содержала яркие, необычные идеи, но и формально она была не типичной для философских трудов. В ней сплелись размышления, миология, поэзия. За два года после издания первых частей Ницше становится популярным мыслителем Европы. Работа над последней книгой «Воля к власти» продолжалась несколько лет, в нее вошли размышления и более раннего периода. Издана работа была уже после смерти философа благодаря стараниям его сестры.

Последние годы жизни

В начале 1898 года резко обострившаяся болезнь привела к тому, что завершилась философская биография. Ницше Фридрих на улице увидел сцену избиения лошади, и это спровоцировало у него припадок безумия. Врачи так и не нашли точных причин его болезни. Скорей всего здесь сыграл роль комплекс предпосылок. Лечения доктора предложить не могли и направили Ницше в психиатрическую лечебницу в Базеле. Там его содержали в комнате, обитой мягкой тканью, чтобы он не мог причинить себе вреда. Врачи смогли привести пациента в стабильное состояние, то есть без припадков буйства и разрешили забрать его домой. Мать ухаживала за сыном, стараясь максимально облегчить его мучения. Но она через несколько месяцев умерла, а у Фридриха случился который полностью обездвижил его и лишил возможности говорить. Последнее время за философом ухаживала сестра. 25 августа 1900 года, после еще одного удара, Ницше скончался. Ему было всего 55 лет, похоронили философа на кладбище в родном городе рядом с родственниками.

Философские взгляды Ницше

Философ Ницше известен во всем мире благодаря своим нигилистским и радикальным взглядам. Он очень резко критиковал современное европейское обществ, в особенности ее христианские основания. Мыслитель считал, что со времен Древней Греции, которую он рассматривает как некий идеал цивилизации, происходит распад и деградация культуры Старого Света. Он формулирует собственную концепцию, названную позже «Философией жизни». Это направление считает, что человеческая жизнь неповторима и уникальна. Каждый индивид ценен своим опытом. И главным свойством жизни он считает не разум или чувства, а волю. Человечество пребывает в постоянной борьбе и достойны жизни только сильнейшие. Отсюда вырастает идея о Сверхчеловеке — одна из центральных в доктрине Ницше. Размышляет Фридрих Ницше о любви, смысле жизни, истине, роли религии и науки.

Основные произведения

Наследие философа невелико. Его последние работы издавала сестра, которая не постеснялась отредактировать тексты в соответствии со своим мировоззрением. Но и этих работ было достаточно, чтобы Фридрих Ницше, произведения которого входят в обязательную программу по истории философии в любом ВУЗе мира, стал настоящим классиком мировой мысли. В список его лучших книг входят, кроме уже упомянутых, труды «По ту сторону добра и зла», «Антихрист», «Рождение трагедии из духа музыки», «К генеалогии морали».

Поиски смысла жизни

Размышления о смысле жизни и цели истории — это базовые темы европейской философии, не мог стоять от них в стороне и Фридрих Ницше. О смысле жизни он говорит в нескольких своих трудах, полностью его отрицая. Он утверждает, что христианство навязывает людям мнимые смыслы и цели, по сути, обманывая людей. Жизнь есть только в этом мире и нечестно обещать какую-то награду в потустороннем мире за моральное поведение. Так, говорит Ницше, религия манипулирует человеком, заставляет его жить ради тех целей, которые неорганичны человеческой природе. В мире, где «Бог мертв», человек сам несет ответственность за свой моральный облик и человечность. И в этом и состоит величие человека, что он может «стать человеком» или остаться животным. Также смысл жизни мыслитель усматривал в воле к власти, человек (мужчина) должен стремиться к победе, иначе существование его бессмысленно. Смысл истории Ницше видел в воспитании Сверхчеловека, его еще нет и социальная эволюция должна привести к его появлению.

Концепция сверхчеловека

В своей центральной работе «Так говорил Заратустра» Ницше формулирует идею о Сверхчеловеке. Этот идеальный человек рушит все нормы и устои, он смело добивается власти над миром и другими людьми, ему чужды ложные сантименты и иллюзии. Антиподом этого высшего существа является «последний человек», который, вместо смелой борьбы со стереотипами, избрал путь комфортного, животного существования. По мнению Ницше, современный ему мир насажден такими «последними», поэтому он видел в войнах благо, очищение и возможность для перерождения. была положительно оценена А. Гитлером и принята как идеологическое обоснование фашизма. Хотя сам философ ни о чем таком и не помышлял. Из-за этого работы и имя Ницше были под категорическим запретом в СССР.

Цитаты

Философ Ницше, цитаты которого разошлись по миру, умел говорить емко и афористично. Поэтому многие его высказывания так любят приводить различные ораторы по любым поводам. Наиболее известными цитатами философа о любви стали слова: «Люди, не способные ни на настоящую любовь, ни на крепкую дружбу, всегда делают ставку на брак», «В любви всегда есть немного безумия…, но и в безумии всегда есть немного разума. О противоположном поле он высказывался очень хлестко: «Идешь к женщине — бери плетку». Его личным девизом были слова: «Все, что меня не убивает — делает меня сильнее».

Значение философии Ницше для культуры

Сегодня из работ которого можно встретить во многих работах современных философов, уже не вызывает таких яростных споров и критики, как в начале 20 века. Тогда его теория стала революционной и породила много направлений, которые существовали в диалоге с Ницше. С ним можно было соглашаться или спорить, но уже нельзя было игнорировать. Идеи философа оказали сильное влияние на культуру и искусство. Под впечатлением от работ Ницше, например, Т. Манн написал своего «Доктора Фаустуса». Его направление «философия жизни» дало миру таких выдающихся философов, как В. Дильтей, А. Бергсон, О. Шпенглер.

Яркие люди всегда вызывают любопытство людей, не избежал этого и Фридрих Ницше. Интересные факты его биографии ищут исследователи, о них с удовольствием читают люди. Чем была необычна жизнь философа? Например, он всю жизнь увлекался музыкой, был неплохим пианистом. И даже когда потерял разум, он создавал музыкальные опусы и импровизировал в больничном холле. В 1869 году он отказался от прусского гражданства и остаток жизни прожил, не относясь ни к одному государству.

Доброго всем времени суток! И у нас продолжается линейка цитат великих людей. Сегодня мы поговорим о Фридрихе Вильгельме Ницше.

Фри́дрих Ви́льгельм Ни́цше — мыслитель, филолог, композитор. Философия Ницше включает в себя особую оценки настоящего времени, поставившую под сомнение базовые принципы существующих форм морали, религии, культуры и обще-принятых форм общения, которые впоследствии отразились в философии жизни. Большинство писаний Ницше не поддаются однозначному пониманию, в связи с чем вызывают много споров.

Если Бог хотел стать предметом любви, то ему следовало бы сперва отречься от должности судьи, вершащего правосудие: судья, и даже милосердный судья не есть предмет любви.

Если вы хотите высоко подняться, пользуйтесь собственными ногами! Не позволяйте нести себя, не садитесь на чужие плечи и головы!

Сражающемуся с чудовищами следует позаботиться о том, чтобы самому не превратиться в чудовище. И если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя.

Надо учиться любить себя — любовью здоровой и святой, чтобы оставаться верным себе и не терять себя.

Независимость – удел немногих. Она – привилегия сильных

Мы более искренни по отношению к другим, чем по отношению к самим себе.

Лучше враг из цельного куска, чем друг приклеенный слегка.

Истина не многословна, для лжи слов всегда недостаточно.

Либо вы поднимитесь вверх на одну ступень сегодня, или соберитесь с силами, чтобы подняться на эту ступень завтра.

С человеком происходит то же, что и с деревом. Чем больше стремится он вверх, к свету, тем глубже уходят корни его в землю, вниз, в мрак и глубину — ко злу.

То, что не убивает меня, делает меня сильнее.

В стадах нет ничего привлекательного, даже если они бегут вслед за тобой.

Между религией и настоящей наукой нет ни родства, ни дружбы, ни вражды: они на разных планетах.

Мужество есть лишь у тех, кто ощутил сердцем страх; кто смотрит в пропасть, но смотрит с гордостью в глазах.

Самые умные люди, как и самые сильные, находят счастье в том, где другие нашли бы только катастрофу: в лабиринте, в суровости по отношению к себе и другим, в трудностях. Они наслаждаются властью над собой: для них аскетизм становится второй натурой, необходимостью, инстинктом.

Ни один победитель не верит в случайность.

Фридрих Ницше — один из самых цитируемых философов. Его живой и пытливый ум сумел родить учения, актуальные по сей день. Афоризмы Ницше — это мысли, которые будут опережать еще не одно поколение людей.

Ницше — философ?

Его иногда называют философом поневоле. Гениальный музыкант, филолог и поэт в итоге стал создателем целого философского учения, постулаты которого цитируются до сих пор. Из-за чего изречения Ницше так распространены? Объяснить такую популярность самобытного учения можно тем, что все его постулаты пронизаны отрицанием всех общепринятых правил. Философ и сам называл себя «единственным законченным нигилистом».

Он говорил о нравственно негодующих людях как о лгунах, не понимающих собственной злобы. За столь радикальные взгляды Фридрих Ницше, цитаты которого зачастую не понимались современниками, не раз поддавался жесткой критике со стороны философского сообщества. В начале его творческого пути отсутствие признания приводило писателя к серьезным расстройствам, усугубляющимся психическими и физическими недугами. Позднее Ницше скажет об этом: «Что не убивает, то делает меня сильнее», — обозначив этим афоризмом свое отношение к непониманию и отрицанию со стороны коллег.

Шаги к сверхчеловеку

Учение философа о сверхчеловеке особняком стоит в его творчестве. В нем заключены самые смелые идеи, которые проповедовал Фридрих Ницше. Цитаты о жизни человека как развивающегося существа стали основой его идеи. Отчасти труды философа связывают с зарождением национал-социализма. Идеологи фашизма исковеркали взгляды Ницше до неузнаваемости, опорочив тем самым его имя на долгие годы.

Однако истинный сверхчеловек в трудах философа все же присутствовал. И реальные люди времен Ницше не имели с ним ничего общего. По словам писателя, обычный человек — это то, что нужно преодолеть, своеобразный период эволюции, «мост между обезьяной и сверхчеловеком». Книжное детище для самого философа было явлением непостоянным. Он то отрицал возможность рождения сверхчеловека, то говорил, что его черты становятся более видимыми.

Этот безумный замысел казался философам невозможной сказкой, но сам Фридрих Ницше, цитаты которого были достаточно радикальными, в него верил, и был готов умереть за свою идею. К этому он призывал всех: не жалеть себя во благо сверхчеловека. Идея Фридриха Ницше опережала время, возможно и до сих пор опережает. Его современники бились над проблемой сохранения человека, а Ницше говорил о том, что человека необходимо превзойти — перепрыгнуть.

Цитаты Фридриха Ницше о любви

Многие писатели и историки, затрагивающие в своем творчестве жизнь Ницше, признавали в нем ярого женоненавистника. В жизни философа действительно было мало женщин: мать, сестра и подруга Лу Саломе, которую он называл самой умной из женщин. Однако невезение в любви не привело к ее отрицанию. Любовь у великого писателя жертвенна и обличительна. Любящий, но не любимый человек, по его мнению, рано или поздно обнаруживает в себе самые гадкие качества. Писатель Фридрих Ницше, цитаты которого построены на отрицании устоявшихся норм, в излишнем морализме видел только ложь.

Он считал, что прекрасное чувство несовместимо с браком. Он не презирал семейный институт, но утверждал, что гораздо больше пар могли оставаться счастливыми, не проживая вместе. Слова Ницше о том, что чем свободнее человек, тем больше в нем способности любить и быть любимым, можно считать эпиграфом к его личной жизни. Однако на исходе лет писатель признался в том, что ошибался на этот счет, о чем свидетельствуют его слова: «Сейчас я страстно желаю любую женщину».

Фридрих Ницше: цитаты о жизни

Многие философы не испытывают сомнений в собственных убеждениях. Ницше не из их числа. Возможно, именно за его привычку все подвергать сомнению его учение и называют иррациональным. Однако писатель никогда не сомневался в собственном величии, хоть и говорил о том, что ни один мыслитель еще не оказывался полностью правым, даже он сам.

Все мысли Ницше пронизаны свободой духа, и именно к этому он стремился всю свою жизнь. Он довел эту мысль до крайности, за что не раз подвергался критике. Сам Ницше называл себя «философом непринятых истин».

Свобода — недостижимый идеал

По словам Ницше, свобода духа возлагает на человека все новые и новые обязательства. Он отрицал, что безграничность мысли может быть там, где дозволено все или ничего не дозволено. Она может быть лишь там, где четко определены границы дозволенного и запретного. Но как определить эти границы возможного и невозможного? Философ говорил, что лишь под страхом смерти человек может понять: «Дамокл хорошо танцует лишь под нависшим мечом».

Таким видел человека великий мыслитель Фридрих Вильгельм Ницше, цитаты которого — это наследие «для всех и ни для кого». Они не просто заставляют задуматься, они дают человеку неисчерпаемый стимул для самосовершенствования. Возможно, это и была одна из самонадеянных мыслей Ницше — донести свои слова до людей любой ценой, даже ценой собственных сомнений, стоивших ему личного счастья.

Его книги пережили свою эпоху, а его мысли давно разобрали на цитаты

Об истине и разуме

1. И вы говорите мне, друзья, что не может быть споров о вкусах и взглядах? Но вся жизнь – это спор о вкусах и взглядах.

2. Убеждения являются более опасными врагами истины, чем ложь.

3. В конце концов, никто не может из вещей, в том числе и из книг, узнать больше, чем он уже знает.

О книгах

4. Общепринятые книги — всегда зловонные книги: запах маленьких людей пристаёт к ним.

5. Книгу, что вы любите, не надо занимать, ее нужно иметь.

О времени и истории

6. Тот, у кого нет две трети времени для себя, есть раб.

7. Мы — наследники совершавшихся в течение двух тысячелетий вивисекции совести и самораспятия.

8. Мы живём не ради будущего. Мы живём, чтобы хранить своё прошлое.

9. Время маленькой политики заканчивается. Уже следующее столетие приведёт к борьбе за господство на земле.

О человеке

10. Люди находят свою собственную жизнь намного приятнее, если перестают сравнивать ее с жизнью других людей.

11. Бог умер: теперь хотим мы, чтобы жил сверхчеловек.

12. Я искал великих людей, а находил всегда лишь обезьян их идеала.

13. В добропорядочных людях меня в последнюю очередь отталкивает зло, которое они в себе носят.

О власти

14. Кто хочет стать водителем людей, должен в течение доброго промежутка времени слыть среди них их опаснейшим врагом.

15. Быть великим — значит давать направление.

16. Господство добродетели может быть достигнуто только с помощью тех же средств, которыми вообще достигают господства, и, во всяком случае, не посредством добродетели.

17. Где бы я не находил жизнь, я находил также волю к власти.

О добре и зле

18. Самые ошибочные умозаключения людей суть следующие: вещь существует, следовательно, она имеет право на это.

19. Я ненавижу людей, не умеющих прощать.

О любви

20. Есть два пути избавить вас от страдания: быстрая смерть и продолжительная любовь.

21. «Возлюби ближнего своего» — это значит, прежде всего: «Оставь ближнего своего в покое!» — И как раз эта деталь добродетели связана с наибольшими трудностями.

22. Требование взаимности – это не требование любви, а тщеславия.

23. Хороший брак основывается на таланте к дружбе.

Ребята, мы вкладываем душу в сайт. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Фридрих Ницше не был профессиональным философом — скорее, мыслителем, поэтом, филологом. В его подходе практически отсутствовала логика — была только страсть настоящего творчества.

Ницше никогда не призывал толкать слабого, более того, теория сверхчеловека подразумевала не торжество одних над другими, а победу творческого начала над разрушительным, животным. По сути, Ницше полностью отрицал агрессию. В его представлениии человек мог преодолеть только самого себя.

сайт разделяет взгляды мыслителя на жизнь и публикует 25 цитат, которые актуальны до сих пор.

  1. Что не убивает меня, то делает меня сильнее.
  2. Бог умер: теперь мы хотим, чтобы жил сверхчеловек.
  3. Кто сражается с чудовищами, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем. И если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя.
  4. Если вы решили действовать — закройте двери для сомнений.
  5. И если у тебя нет больше ни одной лестницы, ты должен научиться взбираться на собственную голову: как же иначе хотел бы ты подняться выше?
  6. Смерть достаточно близка, чтобы можно было не страшиться жизни.
  7. Много говорить о себе — тоже способ себя скрывать.
  8. Величайшие события — это не наши самые шумные, а наши самые тихие часы.
  9. То, что делается ради любви, происходит вне сферы добра и зла.
  10. Есть два пути избавить вас от страдания: быстрая смерть и продолжительная любовь.
  11. Чем свободнее и сильнее индивидуум, тем взыскательнее становится его любовь.
  12. Не через взаимную любовь прекращается несчастье неразделенной любви, но через большую любовь.
  13. Двух вещей хочет настоящий мужчина: опасности и игры. И потому он ищет женщину, как самую опасную игрушку.
  14. Счастье мужчины называется: я хочу. Счастье женщины называется: он хочет.
  15. «Возлюби ближнего своего» — это значит прежде всего: «Оставь ближнего своего в покое!» — И как раз эта деталь добродетели связана с наибольшими трудностями.
  16. Даже у Бога есть свой ад — это любовь его к людям.
  17. Кто хочет оправдать существование, тому надобно еще и уметь быть адвокатом Бога перед дьяволом.
  18. Есть степень заядлой лживости, которую называют «чистой совестью».
  19. Что хорошо? Все, что повышает чувство власти, волю к власти, власть в человеке. Что дурно? Все, что происходит из слабости.
  20. Что падает, то нужно ещё толкнуть.
  21. С человеком происходит то же, что и с деревом. Чем больше стремится он вверх, к свету, тем глубже впиваются корни его в землю, вниз, в мрак и глубину, — ко злу.
  22. Человек — это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком, — канат над пропастью. В человеке ценно то, что он мост, а не цель.
  23. Стыдиться своей безнравственности — это первая ступень лестницы, на вершине которой будешь стыдиться своей нравственности.

Ницше принадлежит известное образное высказывание о философии. Афоризмы, цитаты, высказывания, фразы ницше фридрих вильгельм

Фридрих Ницше — один из самых цитируемых философов. Его живой и пытливый ум сумел родить учения, актуальные по сей день. Афоризмы Ницше — это мысли, которые будут опережать еще не одно поколение людей.

Ницше — философ?

Его иногда называют философом поневоле. Гениальный музыкант, филолог и поэт в итоге стал создателем целого философского учения, постулаты которого цитируются до сих пор. Из-за чего изречения Ницше так распространены? Объяснить такую популярность самобытного учения можно тем, что все его постулаты пронизаны отрицанием всех общепринятых правил. Философ и сам называл себя «единственным законченным нигилистом».

Он говорил о нравственно негодующих людях как о лгунах, не понимающих собственной злобы. За столь радикальные взгляды Фридрих Ницше, цитаты которого зачастую не понимались современниками, не раз поддавался жесткой критике со стороны философского сообщества. В начале его творческого пути отсутствие признания приводило писателя к серьезным расстройствам, усугубляющимся психическими и физическими недугами. Позднее Ницше скажет об этом: «Что не убивает, то делает меня сильнее», — обозначив этим афоризмом свое отношение к непониманию и отрицанию со стороны коллег.

Шаги к сверхчеловеку

Учение философа о сверхчеловеке особняком стоит в его творчестве. В нем заключены самые смелые идеи, которые проповедовал Фридрих Ницше. Цитаты о жизни человека как развивающегося существа стали основой его идеи. Отчасти труды философа связывают с зарождением национал-социализма. Идеологи фашизма исковеркали взгляды Ницше до неузнаваемости, опорочив тем самым его имя на долгие годы.

Однако истинный сверхчеловек в трудах философа все же присутствовал. И реальные люди времен Ницше не имели с ним ничего общего. По словам писателя, обычный человек — это то, что нужно преодолеть, своеобразный период эволюции, «мост между обезьяной и сверхчеловеком». Книжное детище для самого философа было явлением непостоянным. Он то отрицал возможность рождения сверхчеловека, то говорил, что его черты становятся более видимыми.

Этот безумный замысел казался философам невозможной сказкой, но сам Фридрих Ницше, цитаты которого были достаточно радикальными, в него верил, и был готов умереть за свою идею. К этому он призывал всех: не жалеть себя во благо сверхчеловека. Идея Фридриха Ницше опережала время, возможно и до сих пор опережает. Его современники бились над проблемой сохранения человека, а Ницше говорил о том, что человека необходимо превзойти — перепрыгнуть.

Цитаты Фридриха Ницше о любви

Многие писатели и историки, затрагивающие в своем творчестве жизнь Ницше, признавали в нем ярого женоненавистника. В жизни философа действительно было мало женщин: мать, сестра и подруга Лу Саломе, которую он называл самой умной из женщин. Однако невезение в любви не привело к ее отрицанию. Любовь у великого писателя жертвенна и обличительна. Любящий, но не любимый человек, по его мнению, рано или поздно обнаруживает в себе самые гадкие качества. Писатель Фридрих Ницше, цитаты которого построены на отрицании устоявшихся норм, в излишнем морализме видел только ложь.

Он считал, что прекрасное чувство несовместимо с браком. Он не презирал семейный институт, но утверждал, что гораздо больше пар могли оставаться счастливыми, не проживая вместе. Слова Ницше о том, что чем свободнее человек, тем больше в нем способности любить и быть любимым, можно считать эпиграфом к его личной жизни. Однако на исходе лет писатель признался в том, что ошибался на этот счет, о чем свидетельствуют его слова: «Сейчас я страстно желаю любую женщину».

Фридрих Ницше: цитаты о жизни

Многие философы не испытывают сомнений в собственных убеждениях. Ницше не из их числа. Возможно, именно за его привычку все подвергать сомнению его учение и называют иррациональным. Однако писатель никогда не сомневался в собственном величии, хоть и говорил о том, что ни один мыслитель еще не оказывался полностью правым, даже он сам.

Все мысли Ницше пронизаны свободой духа, и именно к этому он стремился всю свою жизнь. Он довел эту мысль до крайности, за что не раз подвергался критике. Сам Ницше называл себя «философом непринятых истин».

Свобода — недостижимый идеал

По словам Ницше, свобода духа возлагает на человека все новые и новые обязательства. Он отрицал, что безграничность мысли может быть там, где дозволено все или ничего не дозволено. Она может быть лишь там, где четко определены границы дозволенного и запретного. Но как определить эти границы возможного и невозможного? Философ говорил, что лишь под страхом смерти человек может понять: «Дамокл хорошо танцует лишь под нависшим мечом».

Таким видел человека великий мыслитель Фридрих Вильгельм Ницше, цитаты которого — это наследие «для всех и ни для кого». Они не просто заставляют задуматься, они дают человеку неисчерпаемый стимул для самосовершенствования. Возможно, это и была одна из самонадеянных мыслей Ницше — донести свои слова до людей любой ценой, даже ценой собственных сомнений, стоивших ему личного счастья.

Источники (кни-ги, филь-мы, про-из-ве-де-ни-я и т.п.) с ци-та-та-ми Фридриха Ницше

Об авторе

Фри?дрих Ви?льгельм Ни?цше (нем. Friedrich Wilhelm Nietzsche, МФА: [?f?i?d??? ?v?lh?lm ?ni?t??]; 15 октября 1844(18441015), Рёккен, Пруссия — 25 августа 1900, Веймар, Германия) — немецкий философ, поэт, композитор, культуролог, представитель иррационализма. Он подверг резкой критике религию, культуру и мораль своего времени и разработал собственную этическую теорию. Ницше был скорее литературным, чем академическим философом, и его сочинения носят афористический характер. Философия Ницше оказала большое влияние на формирование экзистенциализма и постмодернизма, и также стала весьма популярна в литературных и артистических кругах. Интерпретация его трудов довольно затруднительна и до сих пор вызывает много споров.

Родился в Рёккене (недалеко от Лейпцига, восточная Германия), в семье лютеранского пастора Карла Людвига Ницше (1813-1849). Во время обучения в гимназии проявил значительные способности к филологии и музыке. В 1864-69 Ницше изучал теологию и классическую филологию в Боннском и Лейпцигском университетах. В этот же период познакомился с сочинениями Шопенгауэра и стал поклонником его философии. На развитие Ницше также благоприятно повлияла дружба с Рихардом Вагнером, продолжавшаяся многие годы. В возрасте 23 лет был призван в прусскую армию и зачислен в конную артиллерию, но, получив травму, демобилизовался. Через три года он с воодушевлением воспримет начало Франко-прусской войны (1870-1871 гг.) и добровольцем уйдёт на фронт.

Ницше был блестящим студентом и приобрёл прекрасную репутацию в научных кругах. Благодаря этому он уже в 1869 году получил должность профессора классической филологии Базельского университета (в возрасте всего 25 лет). Там он проработал около 10 лет, несмотря на многочисленные болезни. Вопрос о гражданстве Ницше до сих пор вызывает острые разногласия. Согласно одним источникам, он оставался лицом без гражданства после отказа от гражданства Пруссии в 1869 году; однако другие источники утверждают, что Ницше стал гражданином Швейцарии.

Обыкновенно прекрасная поверхность таит в себе непредсказуемую глубину.

Зачатие без греха? Эта догма порочит само зачатие. – Фридрих Ницше

Если кто-нибудь, хотя бы мысленно преодолевал грань, за которой находится мистическое, по возвращении его мысли были покрыты стигматами.

Человек, который претерпел длительные и сильные страдания, обязательно станет тираном.

Ф. Ницше: С помощью философии человек находит укрытие, в которое нет хода тирании, мир внутри себя, витиеватые душевные ходы, и это обстоятельство ужасно злит тиранов.

Догмы религии. Без них невозможно жить! Однако ещё никому не удалось их аргументировать. Наше существование отнюдь не доказательство, поскольку в череду его условий запросто могла прокрасться ошибка.

Понятие «христианство» таит в себе некое ошибочное понимание, ведь первый христианином был Иисус, а он погиб за веру. – Ницше

Истинный мужчина по природе своей малыш, которого интересуют только игры.

Церковь, какой бы она ни была, всегда обрезает крылья Сверхчеловеку, препятствуя всячески его воскрешению.

Продолжение лучших афоризмов и цитат Ф. Ницше читайте на страницах:

Очень умным людям начинают не доверять, если видят их смущение.

Человек – это канатный трос, протянутый между животным миром и сверхчеловеком, – канат провисает над бездной. В человеке драгоценно то, что он проложенная соединительная дорога, а не цель.

Факты не существуют – есть только интерпретации.

Все что не убивает меня, делает только сильнее.

В моей голове нет ничего, кроме личной морали, и сотворить себе право на нее составляет смысл всех моих исторических вопросов о морали. Это ужасно трудно – сотворить себе такое право.

Величественные натуры страдают от сомнений в собственном величии.

Кто хочет оправдать существование, тому надобно еще и уметь быть адвокатом Бога перед дьяволом.

Добродетель только тем дает счастье и некоторое блаженство, кто твердо верит в свою добродетель, – отнюдь не тем более утонченным душам, чья добродетель состоит в глубоком недоверии к себе и ко всякой добродетели. В конце концов и здесь вера делает блаженным! – а не, хорошенько заметьте это, добродетель!

Основатель христианства полагал, что ни от чего не страдали люди сильнее, чем от своих грехов: это было его заблуждением, заблуждением того, кто чувствовал себя без греха, кому здесь недоставало опыта.

Странно! Стоит лишь мне умолчать о какой-то мысли и держаться от нее подальше, как эта самая мысль непременно является мне воплощенной в облике человека, и мне приходится теперь любезничать с этим ангелом Божьим!

Идешь к женщине – бери плетку.

Для глупого лба по праву необходим, в виде аргумента, сжатый кулак.

Факт всегда глуп.

Совершенное познание необходимости устранило бы всякое долженствование, – но и постигло бы необходимость долженствования, как следствие незнания.

Есть степень заядлой лживости, которую называют чистой совестью.

Кто хочет быть управляющим для людей, должен в течение длительного периода времени обладать в их среде репутацией – найопаснейшего врага.

Одухотворяет сердце; дух же сидит и вселяет мужество в опасности. О, уж этот язык!

Кто чувствует несвободу воли, тот душевнобольной; кто отрицает ее, тот глуп.

Кому свойственно отвращение к возвышенному, тому не только да, но и нет кажется слишком патетическим, – он не принадлежит к отрицающим умам, и, случись ему оказаться на их путях, он внезапно останавливается и бежит прочь – в заросли скепсиса.

Верховный тезис: Бог прощает кающемуся, – то же в переводе: прощает тому, кто покорствует жрецу.

Только человек сопротивляется направлению гравитации: ему постоянно хочется падать – вверх.

Учение и апостол, который не видит слабости своего учения, своей религии и т.д., ослепленный авторитетом учителя и благоговением к нему, обыкновенно обладает большей силой, чем учитель. Никогда еще влияние человека и его дела не разрастались без слепых учеников.

Геройство – желание человека направляющегося к своей цели, все остальное в жизни он попросту перестает замечать и видеть. Героизм – это добровольный акт собственной гибели.

Мы хвалим то, что приходится нам по вкусу: это значит, когда мы хвалим, мы хвалим собственный вкус – не грешит ли это против всякого хорошего вкуса?

Мистические объяснения считаются глубокими. Истина в том, что они даже и не поверхностны.

В каждой религии религиозный человек есть исключение.

Чистый дух – чистая ложь.

По ту сторону Севера, по ту сторону льда, по ту сторону сегодня – наша жизнь, наша счастье.

Кровь – самый худший свидетель истины; кровью отравляют самое чистое учение до степени безумия и ненависти сердец.

Больные лихорадкой видят лишь призраки вещей, а те, у кого нормальная температура, – лишь тени вещей; при этом те и другие нуждаются в одинаковых словах.

В пылу борьбы можно пожертвовать жизнью: но побеждающий снедаем искусом отшвырнуть от себя свою жизнь. Каждой победе присуще презрение к жизни.

Вера спасает, – следовательно, она лжет.

Ни один победитель не верит в случайность.

Нужно гордо поклоняться, если не можешь быть идолом.

Моральные люди испытывают самодовольство при угрызениях совести.

Без музыки, жизнь была бы ошибкой.

Женщина – вторая ошибка Бога.

Когда благодарность многих к одному отбрасывает всякий стыд, возникает слава.

Буддизм не обещает, а держит слово, христианство обещает все, а слова не держит.

Сам Бог не может существовать без мудрых людей, – сказал Лютер, и с полным правом; но Бог еще менее может существовать без неумных людей – этого Лютер не сказал!

Смеяться – значит быть злорадным, но с чистой совестью.

Мы охладеваем к тому, что познали, как только делимся этим с другими.

Мученики только вредили истине.

Нужны новые уши для новой музыки.

Человек, ни разу не размышляющий о деньгах, почестях и влиятельных знакомствах, – да разве может он познать человечество?

Злой бог нужен не менее доброго – ведь и своим собственным существованием ты обязан отнюдь не терпимости и филантропии. Какой прок от бога, которому неведомы гнев, зависть, хитрость, насмешка, мстительность и насилие?

Филолог – это учитель медленного чтения.

Нечистая совесть – это налог, которым изобретение чистой совести обложило людей.

Человек забывает о своей вине, когда раскаивается в ней другому, но этот последний, как правило, всегда помнит ее.

Смерть достаточно близка, чтобы можно было не страшиться жизни.

Вера в причину и следствие коренится в сильнейшем из инстинктов: в инстинкте мести.

Будь тем, кто ты есть!

Когда спариваются скепсис и томление, возникает мистика.

Кто в состоянии сильно ощутить взгляд мыслителя, тот не может отделаться от ужасного впечатления, которое производят животные, чей глаз медленно, как бы на стержне, вытаращивается из головы и оглядывается вокруг.

Ребята, мы вкладываем душу в сайт. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Фридрих Ницше не был профессиональным философом — скорее, мыслителем, поэтом, филологом. В его подходе практически отсутствовала логика — была только страсть настоящего творчества.

Ницше никогда не призывал толкать слабого, более того, теория сверхчеловека подразумевала не торжество одних над другими, а победу творческого начала над разрушительным, животным. По сути, Ницше полностью отрицал агрессию. В его представлениии человек мог преодолеть только самого себя.

сайт разделяет взгляды мыслителя на жизнь и публикует 25 цитат, которые актуальны до сих пор.

  1. Что не убивает меня, то делает меня сильнее.
  2. Бог умер: теперь мы хотим, чтобы жил сверхчеловек.
  3. Кто сражается с чудовищами, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем. И если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя.
  4. Если вы решили действовать — закройте двери для сомнений.
  5. И если у тебя нет больше ни одной лестницы, ты должен научиться взбираться на собственную голову: как же иначе хотел бы ты подняться выше?
  6. Смерть достаточно близка, чтобы можно было не страшиться жизни.
  7. Много говорить о себе — тоже способ себя скрывать.
  8. Величайшие события — это не наши самые шумные, а наши самые тихие часы.
  9. То, что делается ради любви, происходит вне сферы добра и зла.
  10. Есть два пути избавить вас от страдания: быстрая смерть и продолжительная любовь.
  11. Чем свободнее и сильнее индивидуум, тем взыскательнее становится его любовь.
  12. Не через взаимную любовь прекращается несчастье неразделенной любви, но через большую любовь.
  13. Двух вещей хочет настоящий мужчина: опасности и игры. И потому он ищет женщину, как самую опасную игрушку.
  14. Счастье мужчины называется: я хочу. Счастье женщины называется: он хочет.
  15. «Возлюби ближнего своего» — это значит прежде всего: «Оставь ближнего своего в покое!» — И как раз эта деталь добродетели связана с наибольшими трудностями.
  16. Даже у Бога есть свой ад — это любовь его к людям.
  17. Кто хочет оправдать существование, тому надобно еще и уметь быть адвокатом Бога перед дьяволом.
  18. Есть степень заядлой лживости, которую называют «чистой совестью».
  19. Что хорошо? Все, что повышает чувство власти, волю к власти, власть в человеке. Что дурно? Все, что происходит из слабости.
  20. Что падает, то нужно ещё толкнуть.
  21. С человеком происходит то же, что и с деревом. Чем больше стремится он вверх, к свету, тем глубже впиваются корни его в землю, вниз, в мрак и глубину, — ко злу.
  22. Человек — это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком, — канат над пропастью. В человеке ценно то, что он мост, а не цель.
  23. Стыдиться своей безнравственности — это первая ступень лестницы, на вершине которой будешь стыдиться своей нравственности.

Адвокаты преступника редко бывают настолько артистами, чтобы всю прелесть ужаса деяния обратить в пользу его виновника.

Безумие единиц — исключение, а безумие целых групп, партий, народов, времен — правило.

Бесчеловечно благословлять там, где тебя проклинают.

Бесчестнее всего люди относятся к своему Богу: он не смеет грешить.

Соблазнить ближнего на хорошее о ней мнение и затем всей душой поверить этому мнению ближнего, — кто сравнится в этом фокусе с женщинами!

Совершенная женщина занимается литературой так же, как совершает маленький грех: для опыта, мимоходом, оглядываясь, замечает ли это кто-нибудь, и чтобы это кто-нибудь заметил…

Совет в форме загадки: «Если узы не рвутся сами, — попробуй раскусить их зубами».

Сострадание в человеке познания почти так же смешно, как нежные руки у циклопа.

«Сострадание ко всем» было бы суровостью и тиранией по отношению к тебе, сударь мой, сосед!

Сравнивая в целом мужчину и женщину, можно сказать следующее: женщина не была бы так гениальна в искусстве наряжаться, если бы не чувствовала инстинктивно,
что ее удел — вторые роли.

Становиться исключительно в такие положения, когда нельзя иметь кажущихся добродетелей, когда, напротив, как канатный плясун на своем канате, либо падаешь, либо стоишь — либо благополучно отделываешься…

Стать зрелым мужем — это значит снова обрести ту серьезность, которой обладал в детстве, во время игр.

Стыдиться своей безнравственности — это одна из ступеней той лестницы, на вершине которой стыдятся также своей нравственности.

Такой холодный, такой ледяной, что об него обжигают пальцы! Всякая рука содрогается, прикоснувшись к нему! Именно поэтому его считают раскаленным.

Там, где не подыгрывает любовь или ненависть, женщина играет посредственно.

То, что в данное время считается злом, обыкновенно есть несвоевременный отзвук того, что некогда считалось добром, — атавизм старейшего идеала.

Только из области чувств и истекает всякая достоверность, всякая чистая совесть, всякая очевидность истины.
Труднее всего уязвить наше тщеславие как раз тогда, когда уязвлена наша гордость.

Ты бежишь впереди? — Делаешь ты это как пастух? Или как исключение? Третьим случаем был бы беглец… Первый вопрос совести.

Тяжелые, угрюмые люди становятся легче именно от того, что отягчает других, от любви и ненависти, и на время поднимаются к своей поверхности.

Ты хочешь расположить его к себе? Так делай вид, что теряешься перед ним.

«У злых людей нет песен». — Отчего же у русских есть песни?

У самих женщин в глубине их личного тщеславия всегда лежит безличное презрение — презрение «к женщине».

У суровых людей задушевность является предметом стыда — и есть нечто ценное.

У черта открываются на Бога самые широкие перспективы; оттого он и держится подальше от него — черт ведь и есть закадычный друг познания.

Ужасно умереть в море от жажды. Уж не хотите ли вы так засолить вашу истину, чтобы она никогда более не утоляла жажды?

Ужасные переживания жизни дают возможность разгадать, не представляет ли собою нечто ужасное тот, кто их переживает.

Фамильярность человека сильнейшего раздражает, потому что за нее нельзя отплатить тою же монетой.

Фарисейство не есть вырождение доброго человека: напротив, изрядное количество его является скорее условием всякого благоденствия.

Формула моего счастья: Да, Нет, прямая линия, цель…

Хочешь ты сопутствовать? Или предшествовать? Или идти сам по себе? Надо знать, чего хочешь и хочешь ли. Четвертый вопрос совести.

Часто чувственность перегоняет росток любви, так что корень остается слабым и легко вырывается.

Чем абстрактнее истина, которую ты хочешь преподать, тем сильнее ты должен обольстить ею еще и чувства.

Кому не приходилось хотя бы однажды жертвовать самим собою за свою добрую репутацию?

Кто достигает своего идеала, тот этим самым перерастает его.

Кто ликует даже на костре, тот торжествует не над болью, а над тем, что не чувствует боли там, где ожидал ее. Притча.

Кто не умеет влагать в вещи свою волю, тот по крайней мере все же влагает в них смысл: т.е. он полагает, что в них уже есть воля. (Принцип «веры»)

Кто не умеет найти дороги к своему идеалу, тот живет легкомысленнее и бесстыднее, нежели человек без идеала.

Кто сражается с чудовищами, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем. И если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя.

Кто учитель до мозга костей, тот относится серьезно ко всем вещам, лишь принимая во внимание своих учеников, — даже к самому себе.

Кто чувствует себя предназначенным для созерцания, а не для веры, для того все верующие слишком шумливы и назойливы, — он обороняется от них.

Любовь к одному есть варварство: ибо она осуществляется в ущерб всем остальным. Также и любовь к Богу.

Любовь обнаруживает высокие и скрытые качества любящего — то, что у него есть редкостного, исключительного: постольку она легко обманывает насчет того, что служит у него правилом.

Люди наказываются сильнее всего за свои добродетели.

Люди редко совершают одну неосмотрительность. В первой неосмотрительности всегда делают слишком много. Именно поэтому совершают обыкновенно еще вторую — и на этот раз делают слишком мало…

Люди свободно лгут ртом, но рожа, которую они при этом корчат, все-таки говорит правду.

Много говорить о себе — может также служить средством для того, чтобы скрывать себя.

Может ли осел быть трагичным? — Что гибнешь под тяжестью, которой не можешь ни нести, ни сбросить?..

Мудрец в роли астронома: — Пока ты еще чувствуешь звезды как нечто «над тобою», ты еще не обладаешь взором познающего.

Мужчина создал женщину — но из чего? Из ребра ее бога — ее «идеала»…

Музыка является средством для самоуслаждения страстей.

Мы не верим в глупости умных людей — какое нарушение человеческих прав!

Мы не ненавидим еще человека, коль скоро считаем его ниже себя; мы ненавидим лишь тогда, когда считаем его равным себе или выше себя.

Мы охладеваем к тому, что познали, как только делимся этим с другими.

Мы плохо всматриваемся в жизнь, если не замечаем в ней той руки, которая щадя — убивает.

Мы поступаем наяву так же, как и во сне: мы сначала выдумываем и сочиняем себе человека, с которым вступаем в общение, — и сейчас же забываем об этом.

Мысль о самоубийстве — сильное утешительное средство: с ней благополучно переживаются иные мрачные ночи.

Наедине с собою мы представляем себе всех простодушнее себя: таким образом мы даем себе отдых от наших ближних.

Наносим ли мы, имморалисты, вред добродетели? — Так же мало, как анархисты царям. Только с тех пор, как их начали подстреливать, они вновь прочно сидят на своем троне. Мораль: нужно подстреливать мораль.

Народ есть окольный путь природы, чтобы прийти к шести-семи великим людям. Да, и чтобы потом обойти их.

Насчет того, что такое «достоверность», может быть, еще никто не удостоверился в достаточной степени.

Настоящий ли ты или только актер? Заместитель или само замещенное? — В конце концов ты, может быть, просто поддельный актер… Второй вопрос совести.

Наука уязвляет стыдливость всех настоящих женщин. При этом они чувствуют себя так, точно им заглянули под кожу или, что еще хуже, под платье и убор.

«Наш ближний — это не наш сосед, а сосед нашего соседа», — так думает каждый народ.

Нашему сильнейшему инстинкту, тирану в нас, подчиняется не только наш разум, но и наша совесть.

Нашему тщеславию хочется, чтобы то, что мы делаем лучше всего, считалось самым трудным для нас. К происхождению многих видов морали.

Не надо проявлять трусости по отношению к своим поступкам! Не надо вслед за тем бежать от них! — Угрызения совести неприличны.

Не сила, а продолжительность высших ощущений создает высших людей.

Не человеколюбие, а бессилие их человеколюбия мешает нынешним христианам предавать нас сожжению.

Не то, что ты оболгал меня, потрясло меня, а то, что я больше не верю тебе.

Нет вовсе моральных феноменов, есть только моральное истолкование феноменов…

Нужно расставаться с жизнью, как Одиссей с Навсикаей, — более благословляющим, нежели влюбленным.

Оба пола обманываются друг в друге — от этого происходит то, что, в сущности, они чтут и любят только самих себя
(или, если угодно, свой собственный идеал). Таким образом, мужчина хочет от женщины миролюбия, — а между тем женщина по существу своему как раз неуживчива, подобно кошке, как бы хорошо она ни выучилась выглядеть миролюбивой.

Огромные ожидания от половой любви и стыд этих ожиданий заранее портят женщинам все перспективы.

Один ищет акушера для своих мыслей, другой — человека, которому он может помочь разрешиться ими: так возникает добрая беседа.

Одинаковые аффекты у мужчины и женщины все-таки различны в темпе — поэтому-то мужчина и женщина не перестают не понимать друг друга.

Опасность счастья. — «Все служит на благо мне; теперь мила мне всякая судьба — кому охота быть судьбой моей?»

Отвращение к грязи может быть так велико, что будет препятствовать нам очищаться — «оправдываться».

Открытие взаимности собственно должно бы было отрезвлять любящего относительно любимого им существа. «Как? Даже любить тебя — это довольно скромно? Или довольно глупо? Или — или».

Очень умным людям начинают не доверять, если видят их смущенными.

Отыскивая начал, делаешься раком. Историк смотрит вспять; в конце концов он и верит тоже вспять.

По отношению ко всякой партии. Пастуху нужен всегда баран-передовик, чтобы самому при случае не становиться бараном.

Помогай себе сам: тогда и каждый поможет тебе. Принцип любви к ближнему.

Понимание трагического ослабевает и усиливается вместе с чувственностью.

Поэты бесстыдны по отношению к своим переживаниям: они эксплуатируют их.

Праздность есть мать всей психологии. Как? Разве психология — порок?

Презирающий самого себя все же чтит себя при этом как человека, который презирает.

Привлекательность познания была бы ничтожна, если бы на пути к нему не приходилось преодолевать столько стыда.

Раз принятое решение закрывать уши даже перед основательнейшим противным доводом — признак сильного характера. Стало быть, случайная воля к глупости.

Разочарованный говорит: «Я искал великих людей, а находил всегда лишь обезьян их идеала».

Разочарованный говорит: «Я слушал эхо и слышал только похвалу».

Разъяснившаяся вещь перестает интересовать нас. — Что имел в виду тот бог, который давал совет: «Познай самого себя!» Может быть, это значило: «Перестань интересоваться собою, стань объективным!» А Сократ? А «человек науки»?

«Самодовлеющее познание» — это последние силки, расставляемые моралью: при помощи их в ней можно еще раз вполне запутаться.

Своими принципами мы хотим либо тиранизировать наши привычки, либо оправдать их, либо заплатить им дань уважения, либо выразить порицание, либо скрыть их; очень вероятно, что двое людей с одинаковыми принципами желают при этом совершенно различного в основе.

Сковано сердце, свободен ум. Если крепко заковать свое сердце и держать его в плену, то можно дать много свободы своему уму, — я говорил это уже однажды. Но мне не верят в этом, если предположить, что сами уже не знают этого.

Следствия наших поступков хватают нас за волосы, совершенно не принимая во внимание того, что мы тем временем «исправились».

Червяк, на которого наступили, начинает извиваться. Это благоразумно. Он уменьшает этим вероятность, что на него наступят снова. На языке морали: смирение.

Что? ты ищешь? ты хотел бы удесятерить себя, увеличить во сто раз? Ты ищешь приверженцев? Ищи нулей!

Что Бог научился греческому, когда захотел стать писателем, в этом заключается большая утонченность — как и в том, что он не научился ему лучше.

Что в том, что я остаюсь правым! Я слишком прав. А кто нынче смеется лучше всех, тот будет также смеяться и последним.

Что человек собою представляет, это начинает открываться тогда, когда ослабевает его талант, — когда он перестает показывать то, что он может. Талант — тоже наряд: наряд — тоже способ скрываться.

Чтобы жить в одиночестве, надо быть животным или богом, говорит Аристотель. Не хватает третьего случая: надо быть и тем и другим — философом.

Чужое тщеславие приходится нам не по вкусу только тогда, когда оно задевает наше тщеславие.

Это были ступени для меня, я поднялся выше их, — для этого я должен был пройти по ним. Они же думали, что я хотел сесть на них для отдыха…

«Это не нравится мне». — Почему? — «Я не дорос до этого». — Ответил ли так когда-нибудь хоть один человек?

Я не доверяю всем систематикам и сторонюсь их. Воля к системе есть недостаток честности.

Я хочу раз и навсегда не знать многого. Мудрость полагает границы также и познанию.

«Я это сделал», — говорит моя память. «Я не мог этого сделать», — говорит моя гордость и остается непреклонной. В конце концов память уступает.

Брюхо служит причиной того, что человеку не так-то легко возомнить себя Богом.

Бывает довольно часто, что преступнику не по плечу его деяние — он умаляет его и клевещет на него.

Бывает заносчивость доброты, имеющая вид злобы.

Бывает невинность во лжи, и она служит признаком сильной веры в какую-нибудь вещь.

Бывают случаи, когда мы уподобляемся лошадям, мы, психологи, и впадаем в беспокойство: мы видим перед собой нашу собственную колеблющуюся тень. Психолог должен не обращать на себя внимания, чтобы вообще видеть.

Быть может, в склонности позволять унижать себя, обкрадывать, обманывать, эксплуатировать проявляется стыдливость некоего Бога среди людей.

В конце концов мы любим наше собственное вожделение, а не предмет его.

В мирной обстановке воинственный человек нападает на самого себя.

В мщении и любви женщина более варвар, чем мужчина.

В наше время познающий легко может почувствовать себя животным превращением божества.

В своем диком естестве отдыхаешь лучше всего от своей неестественности, от своей духовности…

В снисходительности нет и следа человеконенавистничества, но именно потому-то слишком много презрения к людям.

В хвале больше назойливости, чем в порицании.

Великие эпохи нашей жизни наступают тогда, когда у нас является мужество переименовать наше злое в наше лучшее.

Возражение, глупая выходка, веселое недоверие, насмешливость суть признаки здоровья: все безусловное принадлежит к области патологии.

Вокруг героя все становится трагедией, вокруг полубога все становится драмой сатиров, а вокруг Бога все становится — как? быть может, «миром» ?

Воля к победе над одним аффектом в конце концов, однако, есть только воля другого или множества других аффектов.

Вот художник, каких я люблю, скромный в своих потребностях: он хочет собственно только двух вещей, своего хлеба и своего искусства, — panem et circen…

Вращаясь среди ученых и художников, очень легко ошибиться в обратном направлении: нередко в замечательном ученом мы находим посредственного человека, а в посредственном художнике очень часто — чрезвычайно замечательного человека.

Все, что делается из любви, совершается всегда по ту сторону добра и зла.

«Где древо познания, там всегда рай», — так вещают и старейшие и новейшие змеи.

Гениальный человек невыносим, если не обладает при этом, по крайней мере, еще двумя качествами: чувством благодарности и чистоплотностью.

Даже конкубинат развращен — браком.

Довольство предохраняет даже от простуды. Разве когда-нибудь простудилась женщина, умевшая хорошо одеться? — Предполагаю случай, что она была едва одета.

Должно отплачивать за добро и за зло, но почему именно тому лицу, которое нам сделало добро или зло?

Душа, чувствующая, что ее любят, но сама не любящая, обнаруживает свои подонки: самое низкое в ней всплывает наверх.

Если дрессировать свою совесть, то и кусая она будет целовать нас.

Если женщина имеет мужские добродетели, то от нее нужно бежать; если же она не имеет мужских добродетелей, то бежит сама.

Если женщина обнаруживает научные склонности, то обыкновенно в ее половой системе что-нибудь да не в порядке. Уже бесплодие располагает к известной мужественности вкуса; мужчина же, с позволения сказать, как раз «бесплодное животное».

Если имеешь характер, то имеешь и свои типичные пережитки, которые постоянно повторяются.

Если нам приходится переучиваться по отношению к какому-нибудь человеку, то мы сурово вымещаем на нем то неудобство, которое он нам этим причинил.

Есть невинность восхищения: ею обладает тот, кому еще не приходило в голову, что и им могут когда-нибудь восхищаться.

Есть ненависть ко лжи и притворству, вытекающая из чувствительности в вопросах чести; есть такая же ненависть, вытекающая из трусости, поскольку ложь запрещена божественной заповедью. Слишком труслив, чтобы лгать…

Женщина научается ненавидеть в той мере, в какой она разучивается очаровывать.

Женщину считают глубокой — почему? потому что у нее никогда не достанешь дна. Женщина даже и не мелка.

И самый мужественный из нас лишь редко обладает мужеством на то, что он собственно знает…

Из военной школы жизни: что не убивает меня, то делает меня сильнее.

Из тех ли ты, кто смотрит как зритель? Или кто участвует? — Или кто не обращает внимания, идет стороной? Третий вопрос совести.

Из человеколюбия мы иногда обнимаем первого встречного (потому что нельзя обнять всех): но именно этого и не следует открывать первому встречному…

Иметь талант недостаточно: нужно также иметь на это ваше позволение, — не так ли, друзья мои?

Иной павлин прячет от всех свой павлиний хвост — и называет это своей гордостью.

Иной человек, радующийся похвале, обнаруживает этим только учтивость сердца — и как раз нечто противоположное тщеславию ума.

Инстинкт. — Когда горит дом, то забывают даже об обеде. Да — но его наверстывают на пепелище.

Как мало нужно для счастья! Звук волынки. — Без музыки жизнь была бы заблуждением. Немец представляет себе даже Бога распевающим песни.

«Как много приходилось некогда кусать совести! Какие хорошие зубы были у нее! — А нынче? Чего не хватает?» — вопрос зубного врача.

Как? Великий человек? — Я все еще вижу только актера своего собственного идеала.

Как? Вы выбрали добродетель и возвышенные чувства, а вместе с тем коситесь на барыши людей бесцеремонных? — Но, выбрав добродетель, отказываются этим от «барышей»… (На входную дверь антисемиту)

Как? Разве человек только промах Бога? Или Бог только промах человека?

Предыдущая статья: Что наблюдать: по утрам на востоке продолжается мини-парад планет Следующая статья: Красивые картинки, завораживающие великолепием звездного неба ночью

цитаты о вечном. О смерти и бессмертии

Ницше Фридрих Вильгельм (цитаты из книг)
(15.10.1844-25.08.1900)

Ницше Родился в Реккене (восточная Германия) в семье пастора. Изучал теологию и филологию. В 1869 г. получил должность профессора классической филологии Базельского университета. В 1879 г. был вынужден уйти в отставку по состоянию здоровья. В 1879-89 годах вел жизнь независимого писателя. Именно в этот период были написаны его лучшие книги: «Человеческое, слишком человеческое» (1878), «Так говорил Заратустра» (1885), «По ту сторону добра и зла» (1886), «Сумерки идолов» (1888), «Воля к власти» (1888). Умер в Веймаре. В своих произведениях Ф. Ницше подверг критике религию, культуру и мораль своего времени и разработал собственную этическую теорию. Его философия оказала большое влияние на формирование экзистенциализма и постмодернизма.

Цитаты из книг и высказывания:

Будь тем, кто ты есть!

А больше всего ненавидят того, кто способен летать.

История есть ни что иное, как вера… вера в ложь.

Все боги — это символы и хитросплетения поэтов.

История имеет дело только с крупными преступниками и с теми, которые были способны на великие преступления, но не совершили их.

Нравственное осуждение верит в несуществующие реальности.
Остерегайтесь морально негодующих людей: им присуще жало трусливой, скрытой даже от них самих злобы.

Глупец тот, кто в названиях ищет знания.

Думать следует учиться так же, как учатся танцам, танцам особенного рода

Кто много мыслит, тот непригоден в качестве члена партии: своей мыслью он легко пробивает границы партии.

Если женщина обладает мужскими добродетелями, то она непременно от вас убежит; а если у неё нет мужских добродетелей, то она всё равно убежит.
Если женщина имеет мужские добродетели, то от нее нужно бежать; если же она не имеет мужских добродетелей, то бежит сама

Я питаю недоверие ко всем людям, постоянно наводящим порядок, и держусь от них подальше. Желание привести всё в порядок обнаруживает недостаток порядочности.

Дороже всего люди расплачиваются за то, что пренебрегают банальными истинами.

Чем выше мы поднимаемся, тем меньше кажемся мы тем, которые не умеют летать.

Когда молчишь целый год, то отвыкаешь болтать и приучаешься говорить.

Никогда не скрывай и не замалчивай того, что сможет быть противопоставлено твоей мысли! Обещай себе это! Это — основа честности мысли. Каждый день ты должен совершать поход против самого себя.

И остерегайся добрых и праведных! Они любят распинать тех, кто изобретает для себя свою собственную добродетель.

Три вещи в мире способны успокоить меня, но это редкие утешения: мой Шопенгауэр, Шуман и одинокие прогулки

Чего мы ищем? Покоя, счастья? Нет, только одну истину, как бы ужасна и отвратительна она ни была

Подчинение морали может быть или рабским, или суетным, или своекорыстным, или самоотверженным, или глупо-восторженным, или бессмысленным, или актом отчаяния: само по себе это не содержит ничего нравственного.

Кто всегда прислушивается к тому, как его оценивают, будет всегда огорчаться.

Уверенность в неизбежности смерти должна была бы подмешивать к жизни драгоценную, благоухающую каплю легкомыслия, а вы, аптечные души, сделали её горькой каплей яда

Люди, которые не чувствуют себя уверенными в обществе, пользуются всяким случаем, чтобы перед обществом показать на ком-либо, кто ниже их, свое превосходство, например, с помощью насмешек.

Люди не стыдятся думать что-нибудь грязное, но стыдятся, когда предполагают, что им приписывают эти грязные мысли.

Всякая музыка только тогда очаровывает нас, когда говорит с нами языком нашего прошлого

Первым признаком того, что книга устарела, служит то, что она делается достоянием всё более и более незрелых возрастов!..

Человек принадлежит к толпе, пока сваливает вину на других; он на пути к мудрости, когда считает только себя ответственным; мудрец же не считает виновным ни себя, ни других

Мужчина пользуется всем вновь изученным или пережитым, как плугом или как оружием, женщина же — как украшением.

Несчастье проницательных и ясных писателей состоит в том, что их считают плоскими и не изучают усердно; и счастье неясных писателей — в том, что читатель трудится над ними и относит на их счет радость, которую ему доставляет его собственное усердие.

О, как много великих идей, чье действие подобно кузнечным мехам: от них человек надувается и становится еще более пустым.

Следует говорить только тогда, когда не имеешь права молчать, и только о том, что уже победил; всё остальное — болтовня, «литература» — недостаток выдержки.

Парикмахеры зарабатывали бы больше, если бы им, как писателям, платили за количество слов.

Поверхностные же люди должны постоянно лгать потому, что они не знают содержания.

Пока не покорила нас судьба, надобно водить ее за руку, как ребенка, и сечь ее; но если она нас покорила, то надобно стараться полюбить ее.

Пошлая натура отличается тем, что она никогда не упустит из виду своей выгоды

Поэт торжественно везет свои мысли на колеснице ритма — обыкновенно потому, что они не идут на своих ногах.

Самые застенчивые девушки являются в полуобнаженном виде, если этого требует мода, и даже увядшие, старые женщины не отваживаются воспротивиться

Совершенный человек приносит пользу без всякого намерения, так же как и вредит без всякого намерения.

Сумасшествие отдельных личностей — дело весьма редкое, но помешательство групп, партий, наций и эпох — правило.

Талант хорошего прозаика в выборе средств состоит в том, чтобы ближе подойти к поэзии, но не перейти к ней.

Что такое оригинальность? Видеть нечто такое, что не носит еще никакого имени и не может быть еще названо, хотя и лежит на виду у всех.

Цитаты и Афоризмы:

А на рассвете рассмеялся Заратустра в сердце своем и сказал насмешливо: «Счастье бегает за мной. Это потому, что я не бегаю за женщинами. А счастье — женщина».

Аскет — тот, кто из добродетели делает нужду.

Благодетельное и назидательное влияние какой-нибудь философии… нисколько не доказывает верности ее, точно так же как счастье, испытываемое сумасшедшим от своей неотвязной мысли, нисколько не говорит в пользу разумности этой идеи.

Благороднее обвинять себя, чем оправдывать, особенно если кто прав.

Благородство состоит из добродушия и избытка доверия.

Богу, который любит, не делает чести заставлять любить себя: он скорее предпочел бы быть ненавистным.

Большинство людей слишком глупы, чтобы быть корыстными.

Брак — это наиболее изолганная форма половой жизни, и как раз поэтому на его стороне чистая совесть.

Брак выдуман для посредственных людей, которые бездарны как в большой любви, так и в большой дружбе, — стало быть, для большинства, но и для тех вполне редкостных людей, которые способны как на любовь, так и на дружбу.

Брак может казаться впору таким людям, которые не способны ни на любовь, ни на дружбу и охотно стараются ввести себя и других в заблуждение относительно этого недостатка, которые, не имея никакого опыта ни в любви, ни в дружбе, не могут быть разочарованы и самим браком.

Брак — так называю я волю двоих создать единое, большее тех, кто создал его. Брак — это взаимоуважение и почитание этой воли.

Браки, которые были заключены по любви (так называемые браки по любви), имеют заблуждение своим отцом и нужду — матерью.

Будущее служит условием настоящего, так же, как и прошедшее. Чему предстоит быть и что должно быть — служит основанием тому, что есть.

Будь тем, кто ты есть!

Будьте же равнодушны, принимая что-либо! Оказывайте честь уже тем, что принимаете, — так советую я тем, кому нечем отдарить.

Бурное страдание всё же предпочтительнее вялого удовольствия.

В любви всегда есть немного безумия. Но и в безумии всегда есть немного разума.

В любви женщины есть несправедливость и слепота ко всему, чего она не любит. Но и в сознательной любви женщины есть всегда еще неожиданность, и молния, и ночь рядом со светом.

В настоящем мужчине всегда сокрыто дитя, которое хочет играть. Найдите же в нем дитя, женщины!

В пылу борьбы можно пожертвовать жизнью: но побеждающий снедаем искусом отшвырнуть от себя свою жизнь. Каждой победе присуще презрение к жизни.

В сознательной любви женщины есть и внезапность, и молния, и тьма рядом со светом.

В старании не познать самих себя обыкновенные люди выказывают больше тонкости и хитрости, чем утонченные мыслители в их противоположном старании — познать себя.

Везде, где находил я живое, находил я и волю к власти.

Великие интеллекты скептичны.

Великое утешение сердца — презирать там, где больше не можешь уважать.

Величественные натуры страдают иначе, чем это воображают себе их почитатели: пуще всего страдают они от неблагородных, мелочных вспышек, выводящих их из себя в какие-то злые мгновения, короче, от сомнений в собственном величии — и вовсе не от жертв и мученичества, которых требует от них их задача.

Вера в причину и следствие коренится в сильнейшем из инстинктов: в инстинкте мести.

Верное средство рассердить людей и внушить им злые мысли — заставить их долго ждать.

Во всякого рода женской любви проступает и элемент материнской любви.

Во всякой морали дело идет о том, чтобы открывать либо искать высшие состояния жизни, где разъятые доселе способности могли бы соединиться.

«Возлюби ближнего своего» — это значит прежде всего: «оставь ближнего своего в покое!» И как раз эта деталь добродетели связана с наибольшими трудностями.

* * *
Нет прекрасной поверхности без ужасной глупости.

Клокоча от гнева, мне приходилось любить там, где следовало бы презирать.

Угрызения совести — такая же глупость, как попытка собаки разгрызть камень.

Берегись предостерегать бесстрашного! Ради самого предостережения он ринется еще в каждую пропасть.

Истина требует, подобно всем женщинам, чтобы ее любовник стал ради нее лгуном.

Сообщу вам тайну: во-первых, вряд ли боги философствуют, а во-вторых, люди неохотно верят в богов.

Неоходимо уничтожить мораль, чтобы освободить жизнь.

Мы должны скрепя сердце выставить жестоко звучащую истину, что рабство принадлежит к сущности культуры.

Великие люди остаются непонятыми, если на них смотреть с жалкой точки зрения общественной пользы. Может быть, именно то, что из них нельзя извлечь никакой пользы, свидетельствует об их величии…

* * *
Под влиянием опьянения человек преображает все объекты до такой степени, что они, как в зеркале, отражают его мощь и становятся рефлексами его совершенства.
Это неумолимое стремление преображать всё в совершенное и есть искусство. В такие минуты всё чуждое ему радует его; в искусстве человек наслаждается самим собой, как совершенством.

Честные суждения, так же как и честные люди, не выкладывают, как на ладони, своих доводов.

«Снисходить» ко всем людям, держать своё сердце открытым — это либерально, но не более того.
Людей, способных быть гостеприимными только с избранными, можно узнать по многим завешанным окнам и закрытым ставням; их лучшие комнаты остаются пустыми… Но почему же? Потому что они ждут таких гостей, к которым не приходится «снисходить»…

В великих людях и в великих временах лежит чрезвычайная опасность; всяческое истощение, оскудение, бесплодие следуют за ними по пятам.
Великий человек есть конец, великое время, напр., Возрождение, тоже конец.

Человек, владеющий диалектикой, держит в руках такое оружие, которое не знает пощады; тот, кто захочет разыгрывать перед ним роль тирана, обнаружит свою слабую сторону, хотя и победит. Диалектик даёт своему противнику доказательство того, что он, этот диалектик, далеко не идиот; он может привести своего соперника в ярость и вместе с тем сделать его совершенно беспомощным. Диалектик обессиливает ум своего противника.

Человек погиб, если он стал альтруистом. Вместо того чтоб наивно сказать: «Я сам больше ни на что не годен», — нравственная ложь в устах декадента говорит: «Ничего нет ценного, сама жизнь ни на что больше не годна!»

«Этот портрет обворожительно-прекрасен»… Литературная женщина, неудовлетворённая, возбуждённая, с пустотой в сердце и во внутренностях — с мучительным любопытством вечно прислушивается к повелениям, исходящим из глубины её существа и шепчущим: «aut liberi aut libri»*. Литературная женщина достаточно образованна, чтобы понимать голос природы, даже когда она говорит по-латыни, и в то же время достаточно тщеславна и глупа, чтобы по секрету добавлять себе по-французски: «je me verrai, je me lirai, je m»extasierai et je dirai: possible, que j»aie eu tant d»esprit?»**
*Или книги, или дети (лат.)
**Я погляжу на себя, я прочту себя, я восхищусь собою, и я скажу: возможно ли, чтобы я была так умна? (фр.)

Никогда человек не погибает по вине другого, а всегда по своей собственной вине. Но в то же время это самая позорная смерть — несвободная, трусливая, смерть не вовремя! Из любви к жизни следовало бы желать другой смерти, свободной, сознательной, без случайностей, без неожиданностей…

Власть, которой больше не нужно подтверждения, которая пренебрегает тем, чтобы нравиться, которая медленно отвечает; власть, не чувствующая над собой свидетеля, живущая с сознанием, что ей нельзя прекословить; покоящаяся в самой себе; роковая власть, закон над законами — всё это создаёт великий стиль.

Настоящая женщина занимается литературой точно так же, как она совершает какой-нибудь маленький грешок: ради опыта, мимоходом, с оглядкой, не замечает ли кто-нибудь этого и в то же время желает, чтобы кто-нибудь заметил………….

Самые одарённые люди, если они вместе с тем и самые смелые, переживают мучительнейшие трагедии, но именно потому они и уважают жизнь, что она выставляет против них сильнейших противников.

Почти для каждого гения одной из стадий его развития бывает «существование Катилины» — чувство ненависти, мести и возмущения против всего, что уже есть, чего уже не будет…

Ничто не может быть легче, как быть благоразумным, рассудительным, терпеливым… Мы исходим из елея снисхождения и сочувствия, мы до глупости справедливы, мы всё прощаем…

Они были для меня ступенями, по которым я поднялся наверх, поэтому я и должен был пробежать по ним и не останавливаться. А они вообразили, что я расположусь на них отдыхать.

Вот такой художник, каких я люблю, человек с очень ограниченными потребностями: ему, собственно говоря, нужны всего только две вещи — его хлеб и его искусство — Хлеба и зрелищ

Может ли осёл оказаться в трагическом положении? — Может, если он вот-вот упадёт под тяжестью такого бремени, которого он не может ни нести больше, ни сбросить, не правда ли? Именно в таком положении часто оказывается философ.

Как? Ты ищешь? Тебе хотелось бы удесятериться, умножиться во сто раз? Ты ищешь последователей? — Ищи людей ничтожных: нулей!

Есть ещё нечто другое, что я тоже не мог равнодушно слышать, это сомнительное «и»: немцы говорят «Гёте и Шиллер»; я даже боюсь, не говорят ли они тоже «Шиллер и Гёте»…
Неужели все ещё не поняли этого Шиллера?

История есть ни что иное, как вера в чувства, вера в ложь.

* * *
Вы читали онлайн цитаты из книг Фридриха Ницше.
…………………………………………………………

Извилист путь великих

Известный немецкий философ Фридрих Вильгельм Ницше родился 15 октября 1844 года в местечке Реккен у Лютцена.

Предками философа были польские дворяне Ницки. Отец, Карл Людвиг Ницше, был приходским священником, он получил церковный приход от прусского короля Фридриха Вильгельма IV. Своим именем философ обязан глубокому благоговению отца перед королем.

К сожалению, семья рано потеряла кормильца – он умер в возрасте тридцати шести лет, – когда Фридриху не было и пяти лет. Как и отец, Фридрих был слаб здоровьем, и на всем его физическом состоянии лежал след уходящей жизни. Стремление преодолеть недуг вылилось в духовную активность, в желание жить полнокровной, многогранной жизнью. Он серьезно увлекается музыкой, даже сочиняет ее. Проявляется его поэтическая одаренность. В десять лет он серьезно размышляет о композициях Гайдна, Моцарта, Бетховена, Мендельсона. Музыка осталась с ним на всю жизнь. Музыка озаряла его философские мысли и поэзию.

Позднее, увлекаясь теологией и филологией, Ницше отдает предпочтение филологии, он занимался в Лейпцигском университете в семинарах профессора Ф.В. Ричля.

В двадцать два года Ницше был сотрудником «Центральной литературной газеты».

Позднее он стал профессором классической филологии Базельского университета.

Из-под его пера выходят сочинения, написанные в жанре философско-художественной прозы, стихи.

«Рождение трагедии из духа музыки» – первая опубликованная книга Ницше. Потом будут «Сумерки кумиров», «Человеческое, слишком человеческое», «Веселая наука», «Утренняя заря», «Так говорил Заратустра», «По ту сторону добра и зла», «Генеалогия морали» и другие.

В России познакомились с творчеством Фридриха Ницше, когда уже вышли его основные произведения. Мысли Ницше опережали развитие общества. При жизни он с трудом находил издателей для своих книг. Лишь одинокие голоса поддерживали его. Но время шло, и многие находили духовную близость с ним.

Европейские критики тех лет нередко упоминали о близости творчества Ницше к русской культуре, в частности, к произведениям Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого.

Так или иначе, но истинно русской культуре, как и творчеству Ницше, присущи легкая меланхолия, безыскусная тоска, мечтательность. «Философия жизни» пронизывает все творчество этого яркого представителя немецкой культуры.

В этой книге собраны самые ценные зерна мыслей Фридриха Ницше.

Л.М. Мартьянова

Сердце здесь мужчина, а голова – женщина

Я хочу учить людей смыслу их бытия: этот смысл есть сверхчеловек, молния из темной тучи, называемой человеком.

Человек есть нечто, что должно превзойти.

Человек – это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком, – канат над пропастью.

Все в женщине – загадка, и все в женщине имеет одну разгадку: она называется беременностью.

Двух вещей хочет настоящий мужчина: опасности и игры. Поэтому хочет он женщины как самой опасной игрушки.

Мужчина должен быть воспитан для войны, а женщина – для отдохновения воина; все остальное – глупость.

Слишком сладких плодов не любит воин. Поэтому любит он женщину; в самой сладкой женщине есть еще горькое.

Лучше мужчины понимает женщина детей, но мужчина больше ребенок, чем женщина.

Пусть в вашей любви будет ваша честь! Вообще женщина мало понимает в чести. Но пусть будет ваша честь в том, чтобы всегда больше любить, чем быть любимой, и никогда не быть второй.

Пусть мужчина боится женщины, когда она любит: ибо она приносит любую жертву и всякая другая вещь не имеет для нее цены.

Пусть мужчина боится женщины, когда она ненавидит: ибо мужчина в глубине души только зол, а женщина еще дурна.

Счастье мужчины называется: я хочу. Счастье женщины называется: он хочет.

И повиноваться должна женщина, и найти глубину к своей поверхности. Поверхность – душа женщины, подвижная, бурливая пленка на мелкой воде.

Но душа мужчины глубока, ее бурный поток шумит в подземных пещерах; женщина чует его силу, но не понимает ее.

Не только вширь должен ты расти, но и ввысь! Да поможет тебе в этом сад супружества!

Люди не равны.

Женщина научается ненавидеть в той мере, в какой она разучивается очаровывать.

Одинаковые аффекты у мужчины и женщины все-таки различны в темпе – поэтому-то мужчина и женщина не перестают не понимать друг друга.

У самих женщин в глубине их личного тщеславия всегда лежит безличное презрение – презрение «к женщине» .

Стать зрелым мужем – это значит снова обрести ту серьезность, которою обладал в детстве, во время игр.

Огромные ожидания от половой любви и стыд этих ожиданий заранее портят женщинам все перспективы.

Там, где не подыгрывает любовь или ненависть, женщина играет посредственно.

Даже конкубинат развращен – браком.

Наука уязвляет стыдливость всех настоящих женщин. При этом они чувствуют себя так, точно им заглянули под кожу или, что еще хуже, под платье и убор.

Оба пола обманываются друг в друге – от этого происходит то, что, в сущности, они чтут и любят только самих себя (или, если угодно, свой собственный идеал). Таким образом, мужчина хочет от женщины миролюбия, – а между тем женщина по существу своему как раз неуживчива, подобно кошке, как бы хорошо она ни выучилась выглядеть миролюбивой.

В мщении и любви женщина более варвар, чем мужчина.

Если женщина обнаруживает научные склонности, то обыкновенно в ее половой системе что-нибудь да не в порядке. Уже бесплодие располагает к известной мужественности вкуса; мужчина же, с позволения сказать, как раз «бесплодное животное».

Сравнивая в целом мужчину и женщину, можно сказать следующее: женщина не была бы так гениальна в искусстве наряжаться, если бы не чувствовала инстинктивно, что ее удел – вторые роли.

Соблазнить ближнего на хорошее о ней мнение и затем всей душой поверить этому мнению ближнего, – кто сравнится в этом фокусе с женщинами!

И истина требует, подобно всем женщинам, чтобы ее любовник стал ради нее лгуном, – но не тщеславие ее требует этого, а ее жестокость.

Нечто схожее с отношением обоих полов друг к другу есть и в отдельном человеке, именно, отношение воли и интеллекта (или, как говорят, сердца и головы) – это суть мужчина и женщина; между ними дело идет всегда о любви, зачатии, беременности. И заметьте хорошенько: сердце здесь мужчина, а голова – женщина!

«Не существует человека, ибо не существовало первого человека!» – так заключают животные.

Что «глупая женщина с добрым сердцем стоит высоко над гением», это звучит весьма учтиво – в устах гения. Это его любезность, – но это и его смышленость.

Женщина и гений не трудятся. Женщина была до сих пор величайшей роскошью человечества. Каждый раз, когда мы делаем все, что в наших силах, мы не трудимся. Труд – лишь средство, приводящее к этим мгновениям.

Женщины гораздо более чувственны, чем мужчины, – именно потому, что они далеко не с такой силой осознают чувственность как таковую, как это присуще мужчинам.

Для всех женщин, которым обычай и стыд воспрещают удовлетворение полового влечения, религия, как духовное расцепление эротической потребности, оказывается чем-то незаменимым.

Потребности сердца. Животные во время течки не с такой легкостью путают свое сердце и свои вожделения, как это делают люди и особенно бабенки.

Если женщина нападает на мужчину, то оттого лишь, чтобы защититься от женщины. Если мужчина заключает с женщиной дружбу, то ей кажется, что он делает это оттого, что не в состоянии добиться большего.

Наш век охоч до того, чтобы приписывать умнейшим мужам вкус к незрелым, скудоумным и покорным простушкам, вкус Фауста к Гретхен; это свидетельствует против вкуса самого столетия и его умнейших мужей.

У многих женщин, как у медиумических натур, интеллект проявляется лишь внезапно и толчками, притом с неожиданной силой: дух веет тогда «над ними», а не из них, как кажется. Отсюда их трехглазая смышленость в путаных вещах, – отсюда же их вера в наитие.

Женщин лишает детскости то, что они постоянно возятся с детьми, как их воспитатели.

Достаточно скверно! Время брака наступает гораздо раньше, чем время любви: понимая под последним свидетельство зрелости – у мужчины и женщины.

Возвышенная и честная форма половой жизни, форма страсти, обладает нынче нечистой совестью. А пошлейшая и бесчестнейшая – чистой совестью.

Брак – это наиболее изолганная форма половой жизни, и как раз поэтому на его стороне чистая совесть.

Брак может оказаться впору таким людям, которые не способны ни на любовь, ни на дружбу и охотно стараются ввести себя и других в заблуждение относительно этого недостатка, – которые, не имея никакого опыта ни в любви, ни в дружбе, не могут быть разочарованы и самим браком.

Брак выдуман для посредственных людей, которые бездарны как в большой любви, так и в большой дружбе, – стало быть, для большинства: но и для тех вполне редкостных людей, которые способны как на любовь, так и на дружбу.

Кто не способен ни на любовь, ни на дружбу, тот вернее всего делает свою ставку – на брак.

Кто сильно страдает, тому завидует дьявол и выдворяет его – на небо.

Лишь в зрелом муже становится характерный признак семьи вполне очевидным; меньше всего в легко возбудимых, импульсивных юношах. Прежде должна наступить тишина, а количество влияний, идущих извне, сократиться; или, с другой стороны, должна значительно ослабеть импульсивность. – Так, стареющим народам свойственна словоохотливость по части характерных для них свойств, и они отчетливее обнаруживают эти свойства, чем в пору своего юношеского цветения.

Этой паре присущ, по сути дела, одинаковый дурной вкус: но один из них тщится убедить себя и нас в том, что вкус этот – верх изысканности. Другой же стыдится своего вкуса и хочет убедить себя и нас в том, что ему присущ иной и более изысканный – наш вкус. К одному из этих двух типов относятся все филистеры образования.

Он называет это верностью своей партии, но это лишь его комфорт, позволяющий ему не вставать больше с этой постели.

Счастье бегает за мной. Это потому, что я не женщина. А счастье – женщина.

Только тот, кто достаточно мужчина, освободит в женщине – женщину.

Плохих супругов находил я всегда самыми мстительными: они мстят целому миру за то, что уже не могут идти каждый отдельно.

Омрачение, пессимистическая окраска – неизбежные спутники просвещения… Женщины полагали, со свойственным женщине инстинктом, всегда становящимся на сторону добродетели, что виною тому безнравственность.

Естественнее стало наше высшее общество – общество богатых, праздных: люди охотятся друг на друга, половая любовь – род спорта, в котором брак играет роль препятствия и приманки; развлекаются и живут ради удовольствия; на первом месте ценят телесные преимущества; развито любопытство и смелость.

Великое светило! К чему свелось бы твое счастье, если б не было у тебя тех, кому ты светишь!

Только как символ высшей добродетели достигло золото высшей ценности. Как золото, светится взор у дарящего. Блеск золота заключает мир между луною и солнцем.

Властью является эта новая добродетель; господствующей мыслью является она и вокруг нее мудрая душа: золотое солнце и вокруг него змея познания.

Живите, воюя с равными

От времени до времени немного яду: это вызывает приятные сны. А в конце побольше яду, чтобы приятно умереть.

Уметь спать – не пустячное дело: чтобы хорошо спать, надо бодрствовать в течение целого дня.

Десять истин должен найти ты в течение дня: иначе ты будешь и ночью искать истины и твоя душа останется голодной.

Живи в мире с Богом и соседом: этого требует хороший сон. И живи также в мире с соседским чертом! Иначе ночью он будет посещать тебя.

Этот мир, вечно несовершенный, отражение вечного противоречия и несовершенный образ – опьяняющая радость для его несовершенного Творца, – таким казался мне некогда мир.

Нет спасения для того, кто так страдает от себя самого, – кроме быстрой смерти.

Глупец тот, кто остается жить, и мы настолько же глупы. Это и есть самое глупое в жизни!

Если бы вы больше верили в жизнь, вы бы меньше отдавались мгновению.

Да, изобретена была смерть для многих, но она прославляет самое себя как жизнь: поистине, сердечная услуга всем проповедникам смерти!

Где кончается уединение, там начинается базар; и где начинается базар, начинается и шум великих комедиантов, и жужжанье ядовитых мух.

В городах трудно жить: там слишком много похотливых людей.

Маленькое мщение более человечно, чем отсутствие всякой мести.

И каждый желающий славы должен уметь вовремя проститься с почестью и знать трудное искусство – уйти вовремя.

У одних сперва стареет сердце, у других – ум. Иные бывают стариками в юности; но кто поздно юн, тот надолго юн.

Иному не удается жизнь: ядовитый червь гложет ему сердце. Пусть же постарается он, чтобы тем лучше удалась ему смерть.

Живут слишком многие, и слишком долго висят они на своих сучьях. Пусть же придет буря и стряхнет с дерева все гнилое и червивое!

Но зрелый муж больше ребенок, чем юноша, и меньше скорби в нем: лучше понимает он смерть и жизнь.

В вашей смерти должны еще гореть ваш дух и ваша добродетель, как вечерняя заря горит на земле, – или смерть плохо удалась вам.

Поистине, местом выздоровления должна еще стать земля! И уже веет вокруг нее новым благоуханием, приносящим исцеление, – и новой надеждой!

Великий полдень – когда человек стоит посреди своего пути между животным и сверхчеловеком и празднует свой путь к закату как свою высшую надежду: ибо это есть путь к новому утру.

Созидать – это великое избавление от страдания и облегчение жизни. Но чтобы быть созидающим, надо подвергнуться страданиям и многим превращениям.

Большие одолжения порождают не благодарных, а мстительных; и если маленькое благодеяние не забывается, оно обращается в гложущего червя.

Но мелкая мысль похожа на грибок: он и ползет, и прячется, и нигде не хочет быть, пока все тело не будет вялым и дряблым от маленьких грибков.

И когда я с глазу на глаз говорил со своей дикой мудростью, она сказала мне с гневом: «Ты желаешь, ты жаждешь, ты любишь, потому только ты и хвалишь жизнь!»

Тому повелевают, кто не может повиноваться самому себе. Таково свойство всего живого.

И как меньший отдает себя большему, чтобы тот радовался и власть имел над меньшим, – так приносит себя в жертву и больший и из-за власти ставит на доску – жизнь свою.

Привлекательность познания была бы ничтожна, если бы на пути к нему не приходилось преодолевать столько стыда.

Мы плохо всматриваемся в жизнь, если не замечаем в ней той руки, которая щадя – убивает.

В мирной обстановке воинственный человек нападает на самого себя.

Ужасные переживания жизни дают возможность разгадать, не представляет ли собою нечто ужасное тот, кто их переживает.

Такой холодный, такой ледяной, что об него обжигают пальцы! Всякая рука содрогается, прикоснувшись к нему! – Именно поэтому его считают раскаленным.

В снисходительности нет и следа человеконенавистничества, но именно потому-то слишком много презрения к людям.

Опасность счастья: «Все служит на благо мне; теперь мила мне всякая судьба – кому охота быть судьбой моей?»

Вращаясь среди ученых и художников, очень легко ошибиться в обратном направлении: нередко в замечательном ученом мы находим посредственного человека, а в посредственном художнике очень часто – чрезвычайно замечательного человека.

Мы поступаем наяву так же, как и во сне: мы сначала выдумываем и сочиняем себе человека, с которым вступаем в общение, – и сейчас же забываем об этом.

Нашему тщеславию хочется, чтобы то, что мы делаем лучше всего, считалось самым трудным для нас. К происхождению многих видов морали.

Мысль о самоубийстве – сильное утешительное средство: с ней благополучно переживаются иные мрачные ночи.

Взглянуть на науку под углом зрения художника, на искусство же – под углом зрения жизни.

Человек удивляется также и самому себе, тому, что он не может научиться забвению и что он навсегда прикован к прошлому; как бы далеко и как бы быстро он ни бежал, цепь бежит вместе с ним.

Не чудо ли, что мгновение, которое столь же быстролетно появляется, как и исчезает, которое возникает из ничего и превращается в ничто, что это мгновение тем не менее возвращается снова, как призрак, и нарушает покой другого.

Если счастье, если погоня за новым счастьем в каком бы то ни было смысле есть то, что привязывает живущего к жизни и побуждает его жить дальше, то, может быть, циник ближе к истине, чем всякий другой философ, ибо счастье животного, как самого совершенного циника, служит живым доказательством истинности цинизма.

Всякая деятельность нуждается в забвении, подобно тому как всякая органическая жизнь нуждается не только в свете, но и в темноте.

В природе нет точной прямой линии, нет действительного круга и нет абсолютного мерила величины.

Чем менее люди связаны традицией, тем сильнее становится внутреннее движение мотивов, и тем больше соответственно тому становится в свою очередь внешнее беспокойство, взаимное столкновение людских течений, полифония стремлений.

Заблуждение о жизни необходимо для жизни.

Всякая вера в ценность и достоинство жизни основана на нечистом мышлении; она возможна только потому, что сочувствие к общей жизни и страданиям человечества весьма слабо развито в личности. Даже те редкие люди, мысль которых вообще выходит за пределы их собственной личности, усматривают не эту всеобщую жизнь, а только ограниченные части последней.

Если уметь обращать взор преимущественно на исключения – я хочу сказать, на высокие дарования и богатые души, – если их возникновение считать целью мирового развития и наслаждаться их деятельностью, то можно верить в ценность жизни именно потому, что при этом упускаешь из виду других людей, т. е. мыслишь нечисто.

Огромное большинство людей как раз выносит жизнь без особого ропота и, следовательно, верит в ценность жизни – и притом именно потому, что каждый ищет и утверждает только себя самого и не выходит за пределы себя, как упомянутые исключения: все внеличное для них совсем незаметно или в крайнем случае заметно лишь как бледная тень.

Вся человеческая жизнь глубоко погружена в неправду; отдельный человек не может извлечь ее из этого колодца, не возненавидя при этом из глубины души своего прошлого, не признавая нелепыми свои нынешние мотивы вроде мотива чести и не встречая насмешкой и презрением тех страстей, которые проталкивают его к будущему и к счастью в будущем.

Существует право, по которому мы можем отнять у человека жизнь, но нет права, по которому мы могли бы отнять у него смерть.

Первым признаком, что зверь стал человеком, является то, что его действия направлены уже не на благополучие данного мгновения, а на длительное благосостояние, т. е. человек становится полезным, целесообразным: тут впервые прорывается наружу свободное господство разума.

Еще живу я, еще мыслю я: я должен еще жить, ибо я должен еще мыслить.

Я хочу все больше учиться смотреть на необходимое в вещах, как на прекрасное: так буду я одним из тех, кто делает вещи прекрасными.

Есть определенная высшая точка жизни: достигнув ее и насильственно отспорив у прекрасного хаоса существования всякий заботливый разум и доброту, мы со всей нашей свободой подвергаемся вновь величайшей опасности духовной несвободы и тягчайшему испытанию нашей жизни.

Решительно все вещи, которые нас касаются, то и дело идут нам во благо. Жизнь ежедневно и ежечасно словно бы и не желает ничего иного, как всякий раз наново доказывать это положение: о чем бы ни шла речь – о дурной или хорошей погоде, потере друга, болезни, клевете, задержке письма, вывихе ноги, посещении торговой лавки, контраргументе, раскрытой книге, сне, обмане, – все это оказывается тотчас же или в самом скором времени чем-то, чего «не могло не быть», – все это исполнено глубокого смысла и пользы именно для нас .

Каждый хочет быть первым в этом будущем, – и все же только смерть и гробовая тишина есть общее для всех и единственно достоверное в нем!

Мне доставляет счастье – видеть, что люди совсем не желают думать о смерти! Я бы охотно добавил что-нибудь к этому, чтобы сделать им мысль о жизни еще во сто крат достпойнее размышления.

Однажды – и, должно быть, скоро – придется осознать, чего главным образом недостает нашим большим городам: тихих и отдаленных, просторных мест для размышления.

Живите, воюя с равными вам и с самими собой.

Смерть достаточно близка, чтобы можно было не страшиться жизни.

Я должен быть ангелом, если только я хочу жить: вы же живете в других условиях.

Что же поддерживало меня? Всегда лишь беременность. И всякий раз с появлением на свет творения жизнь моя повисала на волоске.

Заблистать через триста лет – моя жажда славы.

Жизнь ради познания есть, пожалуй, нечто безумное; и все же она есть признак веселого настроения. Человек, одержимый этой волей, выглядит столь же потешным образом, как слон, силящийся стоять на голове.

Кто в состоянии сильно ощутить взгляд мыслителя, тот не может отделаться от ужасного впечатления, которое производят животные, чей глаз медленно, как бы на стержне, вытаращивается из головы и оглядывается вокруг.

Он одинок и лишен всего, кроме своих мыслей; что удивительного в том, что он часто нежится и лукавит с ними и дергает их за уши! – А вы, грубияны, говорите – он скептик.

Во всякой морали дело идет о том, чтобы открывать либо искать высшие состояния жизни, где разъятые доселе способности могли бы соединиться.

Иное существование лишено смысла, разве что оно заставляет нас забыть другое существование. И есть также опийные поступки.

Наши самоубийцы дискредитируют самоубийство – не наоборот.

Мы должны быть столь же жестокими, сколь и сострадательными: остережемся быть более бедными, чем сама природа!

Давать каждому свое – это значило бы: желать справедливости и достигать хаоса.

Сначала приспособление к творению, затем приспособление к его Творцу, говорившему только символами.

Отнюдь не самым желательным является умение переваривать все, что создало прошлое: так, я желал бы, чтобы Данте в корне противоречил нашему вкусу и желудку.

Величайшие трагические мотивы остались до сих пор неиспользованными: ибо что знает какой-нибудь поэт о сотне трагедий совести?

«Герой радостен» – это ускользало до сих пор от сочинителей трагедий.

Стиль должен всякий раз быть соразмерным тебе относительно вполне определенной личности, которой ты хочешь довериться. (Закон двойного соотношения.)

Богатство жизни выдает себя через богатство жестов. Нужно учиться ощущать все – длину и краткость предложения, пунктуацию, выбор слов, паузы, последовательность аргументов – как жесты.

Осторожно с периодами! Право на периоды дано лишь тем людям, которым и в речи свойственно долгое дыхание. Для большинства период – это вычурность.

Испытываешь ужас при мысли о том, что внезапно испытываешь ужас.

Помимо нашей способности к суждениям мы обладаем еще и нашим мнением о нашей способности судить.

Ты хочешь, чтобы тебя оценивали по твоим замыслам, а не по твоим действиям? Но откуда же у тебя твои замыслы? Из твоих действий!

Мы начинаем подражателями и кончаем тем, что подражаем себе, – это есть последнее детство.

«Я оправдываю, ибо и я поступил бы так же» – историческое образование. Мне страшно! Это значит: «я терплю самого себя – раз так!»

Если что-то не удается, нужно вдвое оплачивать помощь своему помощнику.

Наше внезапно возникающее отвращение к самим себе может в равной степени быть результатом как утонченного вкуса, – так и испорченного вкуса.

Всякое сильное ожидание переживает свое исполнение, если последнее наступает раньше, чем его ожидали.

Для очень одинокого и шум оказывается утешением.

Одиночество придает нам большую черствость по отношению к самим себе и большую ностальгию по людям: в обоих случаях оно улучшает характер.

Иной находит свое сердце не раньше, чем он теряет свою голову.

Есть черствость, которой хотелось бы, чтобы ее понимали как силу.

Человек никогда не имеет, ибо человек никогда не есть. Человек всегда приобретает или теряет.

Доподлинно знать, что именно причиняет нам боль и с какой легкостью некто причиняет нам боль, и, зная это, как бы наперед предуказывать своей мысли безболезненный для нее путь – к этому и сводится все у многих любезных людей: они доставляют радость и вынуждают других излучать радость, – так как их очень страшит боль; это называют «чуткостью». – Кто по черствости характера привык рубить сплеча, тому нет нужды ставить себя таким образом на место другого, и зачастую он причиняет ему боль: он и понятия не имеет об этой легкой одаренности на боль.

Можно так сродниться с кем-нибудь, что видишь его во сне делающим и претерпевающим все то, что он делает и претерпевает наяву, – настолько сам ты смог бы сделать и претерпеть это.

«Лучше лежать в постели и чувствовать себя больным, чем быть вынужденным делать что-то» – по этому негласному правилу живут все самоистязатели.

Человек придает поступку ценность, но как удалось бы поступку придать ценность человеку!

Я хочу знать, есть ли ты творческий или переделывающий человек, в каком-либо отношении: как творческий, ты принадлежишь к свободным, как переделывающий, ты – их раб и орудие.

Мы хвалим то, что приходится нам по вкусу: это значит, когда мы хвалим, мы хвалим собственный вкус – не грешит ли это против всякого хорошего вкуса?

Незаурядный человек познает в несчастье, сколь ничтожно все достоинство и порядочность осуждающих его людей. Они лопаются, когда оскорбляют их тщеславие, – нестерпимая, ограниченная скотина предстает взору.

Из своего озлобления к какому-то человеку стряпаешь себе моральное негодование – и любуешься собою после; а из пресыщения ненавистью – прощение – и снова любуешься собою.

Дюринг, верхогляд, повсюду ищет коррупцию, – я же ощущаю другую опасность эпохи: великую посредственность – никогда еще не было такого количества честности и благонравия.

«Наказание» – именно так называет само себя мщение: с помощью лживого слова оно притворяется чистой совестью.

Чтобы приятно было смотреть на жизнь, надо, чтобы ее игра хорошо была сыграна, – но для этого нужны хорошие актеры.

И какова бы ни была моя судьба, то, что придется мне пережить, – всегда будет в ней странствование и восхождение на горы: в конце концов мы переживаем только самих себя.

Чтобы видеть многое, надо научиться не смотреть на себя: эта суровость необходима каждому, кто восходит на горы.

Чего не отдал бы я, чтобы иметь одно: живое насаждение моих мыслей и утренний рассвет моей высшей надежды!

Кто не может благословлять, должен научиться проклинать!

Преодолей самого себя даже в своем ближнем: и право, которое ты можешь завоевать себе, ты не должен позволять дать тебе!

Кто не может повелевать себе, должен повиноваться. Иные же могут повелевать себе, но им недостает еще многого, чтобы уметь повиноваться себе!

Так хочет этого характер душ благородных: они ничего не желают иметь даром, всего менее жизнь.

Совестливость духа моего требует от меня, чтобы знал я что-нибудь одно и остальное не знал: мне противны все половинчатые духом, все туманные, порхающие и мечтательные.

Дух есть жизнь, которая сама врезается в жизнь.

Даже королю не зазорно быть поваром.

Нет для меня сегодня ничего более драгоценного и более редкого, чем правдивость.

В уединении растет то, что каждый вносит в него, даже внутренняя скотина. Поэтому отговариваю я многих от одиночества.

Окружайте себя маленькими, хорошими, совершенными вещами, о высшие люди! Их золотая зрелость исцеляет сердце. Все совершенное учит надеяться.

Но лучше быть дурашливым от счастья, чем дурашливым от несчастья, лучше неуклюже танцевать, чем ходить, хромая.

Страх – наследственное, основное чувство человека; страхом объясняется все, наследственный грех и наследственная добродетель. Из страха выросла и моя добродетель, она называется: наука.

Пустыня ширится

сама собою: горе

Тому, кто сам в себе

свою пустыню носит.

Все, что страдает, хочет жить, чтобы стать зрелым, радостным и полным желаний.

Радость же не хочет ни наследников, ни детей, – радость хочет себя самое, хочет вечности, хочет возвращения, хочет, чтобы все было вечным.

При всей ценности, какая может подобать истинному, правдивому, бескорыстному, все же возможно, что иллюзии, воле к обману, своекорыстию и вожделению должна быть приписана более высокая и более неоспоримая ценность для всей жизни.

Позади всей логики, кажущейся самодержавной в своем движении, стоят расценки ценностей, точнее говоря, физиологические требования, направленные на поддержание определенного жизненного вида.

Ложность суждения еще не служит для нас возражением против суждения; это, быть может, самый странный из наших парадоксов.

Тело гибнет, когда поражен какой-либо орган.

Оценка, с которой в настоящее время подходят к различным формам общества, во всех отношениях сходна с той, по которой миру придается большая ценность, чем войне; но это суждение антибиологично, оно само порождение декаданса жизни… Жизнь есть результат войны, само общество – средство для войны…

Если бы страдающий, угнетенный человек потерял веру в свое право презирать волю к власти – он вступил бы в полосу самого безнадежного отчаяния.

Жизнь не имеет иных ценностей, кроме степени власти – если мы предположим, что сама жизнь есть воля к власти.

Уже самое преодоление морали предполагает довольно высокий уровень духовной культуры; а она в свою очередь предполагает относительное благополучие.

Что наука возможна, в том смысле, как она процветает ныне, это – доказательство того, что все элементарные инстинкты, – инстинкты самозащиты и самоограждения более не действуют в жизни. Мы больше не собираем, мы расточаем то, что накоплено нашими предками, – и это верно даже в отношении к тому способу, каким мы познаем.

Какой ценностью обладают сами наши оценки и таблицы моральных благ? Каковы последствия их господства? Для кого? В отношении чего? Ответ: для жизни. Но что такое жизнь? Значит, тут необходимо новое, более ясное определение понятия «жизнь». Моя формула этого понятия гласит: жизнь – это воля к власти.

Кто создаст цель, которая будет непоколебимо стоять перед человечеством, а также и перед отдельным индивидом? Когда-то хотели сохранять с помощью морали, но теперь никто не хочет более сохранять, тут нечего сохранять. Итак, мораль ищущая: создать себе цель.

Фридрих Ницше — один из самых цитируемых философов. Его живой и пытливый ум сумел родить учения, актуальные по сей день. Афоризмы Ницше — это мысли, которые будут опережать еще не одно поколение людей.

Ницше — философ?

Его иногда называют философом поневоле. Гениальный музыкант, филолог и поэт в итоге стал создателем целого философского учения, постулаты которого цитируются до сих пор. Из-за чего изречения Ницше так распространены? Объяснить такую популярность самобытного учения можно тем, что все его постулаты пронизаны отрицанием всех общепринятых правил. Философ и сам называл себя «единственным законченным нигилистом».

Он говорил о нравственно негодующих людях как о лгунах, не понимающих собственной злобы. За столь радикальные взгляды Фридрих Ницше, цитаты которого зачастую не понимались современниками, не раз поддавался жесткой критике со стороны философского сообщества. В начале его творческого пути отсутствие признания приводило писателя к серьезным расстройствам, усугубляющимся психическими и физическими недугами. Позднее Ницше скажет об этом: «Что не убивает, то делает меня сильнее», — обозначив этим афоризмом свое отношение к непониманию и отрицанию со стороны коллег.

Шаги к сверхчеловеку

Учение философа о сверхчеловеке особняком стоит в его творчестве. В нем заключены самые смелые идеи, которые проповедовал Фридрих Ницше. Цитаты о жизни человека как развивающегося существа стали основой его идеи. Отчасти труды философа связывают с зарождением национал-социализма. Идеологи фашизма исковеркали взгляды Ницше до неузнаваемости, опорочив тем самым его имя на долгие годы.

Однако истинный сверхчеловек в трудах философа все же присутствовал. И реальные люди времен Ницше не имели с ним ничего общего. По словам писателя, обычный человек — это то, что нужно преодолеть, своеобразный период эволюции, «мост между обезьяной и сверхчеловеком». Книжное детище для самого философа было явлением непостоянным. Он то отрицал возможность рождения сверхчеловека, то говорил, что его черты становятся более видимыми.

Этот безумный замысел казался философам невозможной сказкой, но сам Фридрих Ницше, цитаты которого были достаточно радикальными, в него верил, и был готов умереть за свою идею. К этому он призывал всех: не жалеть себя во благо сверхчеловека. Идея Фридриха Ницше опережала время, возможно и до сих пор опережает. Его современники бились над проблемой сохранения человека, а Ницше говорил о том, что человека необходимо превзойти — перепрыгнуть.

Цитаты Фридриха Ницше о любви

Многие писатели и историки, затрагивающие в своем творчестве жизнь Ницше, признавали в нем ярого женоненавистника. В жизни философа действительно было мало женщин: мать, сестра и подруга Лу Саломе, которую он называл самой умной из женщин. Однако невезение в любви не привело к ее отрицанию. Любовь у великого писателя жертвенна и обличительна. Любящий, но не любимый человек, по его мнению, рано или поздно обнаруживает в себе самые гадкие качества. Писатель Фридрих Ницше, цитаты которого построены на отрицании устоявшихся норм, в излишнем морализме видел только ложь.

Он считал, что прекрасное чувство несовместимо с браком. Он не презирал семейный институт, но утверждал, что гораздо больше пар могли оставаться счастливыми, не проживая вместе. Слова Ницше о том, что чем свободнее человек, тем больше в нем способности любить и быть любимым, можно считать эпиграфом к его личной жизни. Однако на исходе лет писатель признался в том, что ошибался на этот счет, о чем свидетельствуют его слова: «Сейчас я страстно желаю любую женщину».

Фридрих Ницше: цитаты о жизни

Многие философы не испытывают сомнений в собственных убеждениях. Ницше не из их числа. Возможно, именно за его привычку все подвергать сомнению его учение и называют иррациональным. Однако писатель никогда не сомневался в собственном величии, хоть и говорил о том, что ни один мыслитель еще не оказывался полностью правым, даже он сам.

Все мысли Ницше пронизаны свободой духа, и именно к этому он стремился всю свою жизнь. Он довел эту мысль до крайности, за что не раз подвергался критике. Сам Ницше называл себя «философом непринятых истин».

Свобода — недостижимый идеал

По словам Ницше, свобода духа возлагает на человека все новые и новые обязательства. Он отрицал, что безграничность мысли может быть там, где дозволено все или ничего не дозволено. Она может быть лишь там, где четко определены границы дозволенного и запретного. Но как определить эти границы возможного и невозможного? Философ говорил, что лишь под страхом смерти человек может понять: «Дамокл хорошо танцует лишь под нависшим мечом».

Таким видел человека великий мыслитель Фридрих Вильгельм Ницше, цитаты которого — это наследие «для всех и ни для кого». Они не просто заставляют задуматься, они дают человеку неисчерпаемый стимул для самосовершенствования. Возможно, это и была одна из самонадеянных мыслей Ницше — донести свои слова до людей любой ценой, даже ценой собственных сомнений, стоивших ему личного счастья.

Его авторитет непререкаем. Фридрих Ницше, известный в истории как выдающийся философ, никогда не был профессионалом в этой сфере. Его можно назвать мыслителем или поэтом. Часто в его словах не было логики, но страсть, которой они были пропитаны, вписала имя Ницше в историю мировой культуры. Об этом философе можно многое рассказать, но особое внимание стоит уделить цитатам Фридриха Ницше.

Особенности философского мышления

Фридрих Ницше бросает вызов Создателю и смело заявляет, что Бог — мертв. Он восхваляет сверхчеловека и считает, что в жизни важнее всего саморазвитие и созидание. Его теория о сверхчеловеке не подразумевает превосходства избранных людей над другими. Он уверен, что сверхчеловек — это тот, кто осознает себя творцом, и его желание создать что-то новое превыше животных инстинктов. Цитаты Фридриха Ницше полностью соответствуют этой идее. Он полностью отрицает агрессию в отношении другого человека и уверен, что единственный враг каждой личности — это он сам.

Ницше — основоположник нового философского направления — ницшеанства. Его основные мысли стали базисом множества учений, в частности педагогических, психологических и литературоведческих.

Межличностные отношения

Интеллект и философские взгляды, увлечение искусством — вот что интересовало Ницше в общении с людьми. Если человек не дотягивал до этой планки, то он был для философа неинтересным. Нельзя сказать, что Фридрих был нелюдимым одиночкой, просто у него насчет брака, любви и дружбы были свои взгляды. Нагляднее это покажут цитаты Фридриха Ницше о любви:

  • Если человек хочет любить, значит, он устал от самого себя. Когда хочет быть любимым — грустит по себе. Поэтому можно сказать, что любящий делит себя пополам, а тот, кто любим, желает получить в подарок самого себя.
  • Человек ненавидит то, что мешает ему любить.
  • Я не могу любить без веры в то, что любимый человек создаст нечто бессмертное.
  • Брак был создан специально для посредственностей, бездарных в дружбе и любви.
  • Все, что сделано по любви, находится за рамками добра и зла.

Человек и его жизнь

Не менее многозначными являются цитаты Фридриха Ницше о жизни. Он призывал человека действовать, быть решительным, сильным и постоянно совершенствоваться:

  • Если у тебя нет ни одной лестницы, учись взбираться на свою голову. Стать выше по-другому невозможно.
  • Смерть находится слишком близко, чтобы переставать бояться жизни.
  • Что человека не убило, то сделало его сильнее.
  • Счастье человека зависит от его мыслей.
  • Тот, кто решил действовать, должен отвергнуть любые сомнения.
  • Если человек знает, зачем живет, то ему под силу выдержать любое «как?».

Как показывают цитаты Фридриха Ницше, жизнь — непростая вещь, и человек должен быть сильным, чтобы с ней справиться.

Немного философии

Представленные выше высказывания так или иначе известны почти каждому человеку. Однако есть такие афоризмы, цитаты Фридриха Ницше, которые редко встречаются в массовых медиа. Но они в свое время наделали много шуму среди обывателей и интеллигенции:

  • У Бога есть персональный ад — это его любовь к людям.
  • Человек чем-то напоминает дерево: чем больше он тянется к свету, тем глубже его корни впиваются во тьму.
  • Бессмертие слишком дорого стоит: за него живым умираешь несколько раз.
  • Христианство — не более чем принесение себя в жертву, самокалечение и самопоношение.
  • Последний способ облагородить людей — заставить их прекратить быть рабами Божьими.
  • Человечество ищет тепла в спиртном, разгорячившись, пытается найти прохлады у замерзших умов. Они слабые и зависят от общественного мнения.
  • Оболочка Земли поражена болезнью, имя которой человек.

Это лишь малая часть цитат Фридриха Ницше. Философ был гением и в то же время безумцем. Его учение подвигло мировую философию перейти на новый этап эволюции. Все, что Ницше написал, вызывает двойственное впечатление, его идеи и работы можно либо принимать, либо ненавидеть. Третьего не дано. Длительное время его философия ассоциировалась с фашизмом, считалось, что именно идеи мыслителя 19-го века подвигли Гитлера начать войну. Но, как и предсказывал Ницше, его философию поняли лишь спустя десятилетия.

Помощь студентам Росдистант Витте МТИ МОИ


Идею о том, что «вся история философии — это история человеческих заблуждений», выразили представители …
марксизма
китайской философии
скептицизма
античной философии
догматизма

Фридриху Ницше принадлежит известное образное высказывание о философии: «…»
Философия человечна, слишком человечна
Философия — это наука, исследующая первые начала и причины
Философия — это душа культуры
Философия — это естественный разум, данный каждому человеку от рождения

К эстетическому подходу к философии тяготеют такие мыслители, как …
Спиноза, Гольбах
Конт, Спенсер
Леонтьев, Ницше
Монтень, Кант

Агностицизм приобрел свою классическую форму в произведениях .
Юма и Канта
Маркса и Энгельса
Ф. Аквинского и Абеляра
Демокрита и Платона

Дуалистическая философия Нового времени представлена взглядами французского философа-рационалиста .
Б. Спинозы
Дж. Локка
Р. Декарта
Ф.Бэкона

В переводе с греческого философия означает «…»
просвещение
познание
любовь к чтению
культуру общества
любовь к мудрости

— это учение о путях, методах и формах познания окружающего нас мира
Интерпретация
Онтология
Гносеология
Детерминизм
Дуализм

Иррационализм подлинным источником освоения мира считает …
образование
художественную литературу
науку
миф

Согласно этическому подходу, философия рассматривается как наука о …
природе
добре и зле
красоте
логике
законах

Онтологическая сторона основного вопроса философии связана с проблемой .
утилитарного использования знаний и ресурсов
международных отношений
философского образования
первичности материи или сознания

К признакам, присущим предмету философии на протяжении всей истории развития, можно отнести
изменчивость
фундаментальность
статичность
догматизм
фрагментарность
универсальность

Мировоззрение различных этапов развития обществ и цивилизаций классифицируется по
историческому типу
национальным особенностям
глубине отражения действительности
социальному характеру

Глубоко усвоенные знания, ставшие частью собственного «я», определяющие отношение человека к окружающему миру и мотивы его поведения, — это …
религия
образование
мировоззрение
убеждения
наука

Понятие «осевое время истории» было введено в философию
Гераклитом
Д. Беркли
В. Соловьевым
К. Ясперсом
Л. Фейербахом
К. Марксом

Представители … уверены, что мир существует только в нашем сознании
натурализма
объективного идеализма
субъективного идеализма
прагматизма
гуманизма

В основе позиции представителей скептицизма лежит принцип …
отождествления материи и пространства
отрицания веры в сверхъестественное
равнозначности всех суждений
однозначности всех суждений

Можно утверждать, что любая философская доктрина, объявившая себя «истиной в последней инстанции», ведет к
эмпиризму
догматизму
появлению новых философских направлений
классицизму
появлению новых научных направлений

… — это конкретно-категорический тип объекта, представляющий систему общественных отношений, функционирующую и развивающуюся по объективным законам на основе способа производства материальных
Социальная система общества
Общественно-экономическая формация
Уровень культурного развития
Цивилизация

Согласно … модели общественного развития природная среда (климат, почва, полезные ископаемые и т, д.) определяет характер, психику людей, установление того или иного политического строя (например, монархия или республика), диктует различия в уровне развития хозяйственной и другой общественной деятельности
натуралистической
идеалистической
плюралистической
материалистической

Основой всего сущего Гегель считал
субъективное сознание
мир идей
абсолютную идею
материю

… познает законы изучаемых явлений и на их основе создает теории, подтверждаемые практикой
Мифология
Художественная культура
Философия
Религия
Наука

Определение философии как «знания не какой угодно истины, а той истины, которая есть источник всякой истины и которая относится к первоначалу бытия» принадлежит …
Сенеке
Ф. Аквинскому
Платону
Ж-Ж. Руссо

Представители экзистенциализма полагают, что отождествление философии и науки
повышает возможности философских знаний
произойдет в будущем
снижает возможности философских знаний
приводит к появлению научной философии

По утверждению Г. Гегеля, «философия — это эпоха,…»
которая грядет
где все будут счастливы
отраженная в источниках
которая закончилась
схваченная в мысли

Первые философские школы возникли в древних культурах
Китая
Японии
славян
Индии
Греции

В познавательном процессе активной, творческой стороной выступает
сознание
силлогизм
методология
нигилизм
идея

… отношения — это система отношений, складывающаяся между людьми в процессе производства, обмена, распределения и потребления материальных благ
Политические
Социальные
Материальные
Производственные

В основе … лежит вера в высшие, абсолютные ценности
религии
философии
права
футурологии
науки

Первый философ, обозначивший вопрос о соотношении материи и сознания, —
Аристотель
Анаксимен
Платон
Конфуций
Фалес

Философия возникла
с появлением первых человеческих сообществ
в III веке н.э.
около 2,5 тысяч лет назад
около 15 тысяч лет назад
в XVII веке

Философия Контрольно-экзаменационный тест

Ответьте на вопросы, выделив правильный вариант (варианты).

На каждый вопрос может быть от 1-го до 3-х правильных ответов.

Тема 1.

1. Философия возникла…

а) с появлением первых человеческих сообществ

б) около 2,5 тысяч лет назад

в) около 15 тысяч лет назад.

г) в III веке н.э.

д) в XVII веке

2. Первые философские школы возникли в древних культурах …

а) Китая

б) Греции

в) славян

г) Индии

д) Японии

3. В переводе с греческого, философия означает…

а) просвещение

б) познание

в) любовь к мудрости

г) любовь к чтению

д) культуру общества

4. Согласно этическому подходу, философия рассматривается как наука о …

а) красоте

б) логике

г) добре и зле

г) природе

д) законах

5.К эстетическому подходу к философии тяготеют такие мыслители, как …

а) Леонтьев, Ницше

б) Спиноза, Гольбах

в) Конт, Спенсер

г) Монтень, Кант

6. Предмету философии на протяжении всей истории развития присущи такие признаки, как…

а) изменчивость

б) фрагментарность

в) универсальность

г) статичность

д) фундаментальность

е) догматизм

7. Какому мыслителю принадлежит определение философии как «знания не какой угодно истины, а той истины, которая есть источник всякой истины и которая относится к первоначалу бытия»?

а) Платону

б) Ф. Аквинскому

в) Сенеке

г) Ж-Ж Руссо

8. Фридриху Ницше принадлежит известное, образное высказывание о философии — …

а) «философия — это наука, исследующая первые начала и причины»

б) «философия – это душа культуры»

в) «философия человечна, слишком человечна»

г) «философия — это естественный разум, данный каждому человеку от рождения»

9. Понятие «философский вопрос» связан с проблемами…

а) международных отношений

б) поиска смысла жизни и истин бытия

в) утилитарного использования знаний и ресурсов

г) философского образования в ВУЗе

10. Философия — это высшая ступень развития…

а) абстрактного мышления

б) восточной цивилизации

в) экономических знаний

г) технических знаний

Тема 2.

1. По мнению Аристотеля, софистика — это…

а) высший этап развития философии

б) ненаучное, полное непроверенных предпосылок мнение

в) научное мнение

г) обобщающее знание

2. Иррационализм подлинным источником освоения мира считает…

а) науку

б) образование

в) художественную литературу

г) миф

3. Представители экзистенциализма полагают, что отождествление философии и науки…

а) повышает возможности философских знаний

б) снижает возможности философских знаний

в) приводит к появлению научной философии

г) произойдет в будущем

4. …. познает законы изучаемых явлений, и на их основе их создает теории, подтверждаемые практикой

а) мифология

б) философия

в) наука

г) религия

д) художественная культура

5. В конце XX – начале XIX вв. возникает ряд новых наук, у истоков которых стоит философия. Среди них необходимо назвать …

а) социологию

б) биосферную концепцию культуры

в) математику

г) экологию

д) глобальное моделирование

е) химию

6. Высказывание: «Общее знание всегда идет впереди локального знания, если первое систематизировано и направлено философией» принадлежит…

а) И. Канту

б) Д. Дидро

в) А. Шопенгауэру

г) Н. Бердяеву

7. Согласно Г. Гегелю, тремя важнейшими формами общественного мировоззрения являются…

а) философия, религия и наука

б) философия, политика и искусство

в) философия, наука и техника

г) философия, религия и искусство

8. В основе …лежит вера в высшие, абсолютные ценности

а) науки

б) философии

в) футурологии

г) религии

д) права

9. «Вся история философии – это история человеческих заблуждений». Данное мнение выражают представители…

а) античной философии

б) китайской философии

в) догматизма

г) скептицизма

д) марксизма

10. Можно утверждать, что любая философская доктрина, объявившая себя «истиной в последней инстанции», ведет к…

а) появлению новых философских направлений

б) появлению новых научных направлений

в) догматизму

г) классицизму

в) эмпиризму

Практические задания.

1. Является ли философия узкой сферой нашей жизни, связанной с освоением данной дисциплины в ВУЗе? Может ли быть философом, например, юрист, менеджер, программист, юрист, дизайнер, финансист? В каких случаях мы прибегаем к философскому способу анализа? Приведите примеры.

2. . Немецкий философ И.Г. Фихте писал: «Даже между настоящими философскими писателями вряд ли найдется и полдюжины таких, которые знали бы, что такое собственно философия…»

Почему же трудно определить предмет философии?

3. Соотнесите имена философов с основными подходами к определению предмета философии.

  • К. Леонтьев, Ф. Ницше.

  • Л. Фейербах, С. Франк

  • Аристотель, Г. Гегель

  • Сократ, М. Монтень

  • О. Конт, Г. Спенсер

А) этический

Б) гносеологический

В) эстетический

Г) антропологический

Д) онтологический

4. Проанализируйте часть выделенного учебного текста и самостоятельно внесите буквы под цифры, которые соответствуют определенным понятиям.

Философия представляет собой систему предельно широких и глубоких знаний о _______________(1). Все науки устремлены к истине, и каждая из них открывает свою истину. Но ______________(2), как писал средневековый философ Фома Аквинский, «есть знание не какой угодно истины, а той истины, которая есть источник всякой истины и которая относится к первоначалу _________________(3)». Действительно, философами стали называть тех людей, которые начали рассуждать о том, как возник мир, как он устроен, какое место в нем ________________(4), в чем сущность и смысл его бытия. Эра философствования началась с выяснения вопроса о началах бытия, с осознания того, что лежит в основе всего сущего. Список семи мудрецов Древней Греции возглавлял Фалес — родоначальник европейской философии, который первый поставил во­прос о первопричине мира. Знание первопричин — это знание _____________(5), в том смысле, что из этого знания вытекают все другие представления о мире. Нужны ли такого рода знания? Во все времена было немало людей скептиче­ски относившихся к такой цели познания мира. Однако, как верно заметил Аристотель, «научить более способна та _____________(6), которая исследует причины, ибо научают те, кто указывает причины для каждой веши», но и познать это наиболее общее труднее всего для человека, «ибо оно дальше всего от чувственного _________(7)».

А) философия

Е) мир

Б) человек

Ж) наука

В) восприятие

Г) общий

Д) бытие

Контрольные вопросы.

  1. С чем связано появление философии в истории человечества?

  2. Какие основные подходы существуют к определению предмета философии?

  3. Раскройте сущность этического подхода к философии.

  4. Что понимается под философией как «способом мышления»?

Перечень литературы

CD-диск «Коллекция учебных материалов». – М., — МФПА, 2010.

Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. — Учебник. – 3-е изд., перераб. и доп. – М., Проспект, 2006.

Вольф Р.П. О философии. – М., 1996.

Мамардашвили М. Как я понимаю философию. — М., 1989.

Матюхин А.В. Основы философии: учеб. пособие. — Московская финансово-промышленная академия, 2009.

Франк С.Л. Духовные основы общества. – М., 2007.

Тестовые задания для самопроверки

1. Философия возникла…

а) с появлением первых человеческих сообществ

б) около 2,5 тысяч лет назад

в) около 15 тысяч лет назад.

г) в III веке н.э.

д) в XVII веке

2. Первые философские школы возникли в древних культурах …

а) Китая

б) Греции

в) славян

г) Индии

д) Японии

3. В переводе с греческого, философия означает…

а) просвещение

б) познание

в) любовь к мудрости

г) любовь к чтению

д) культуру общества

4. Согласно этическому подходу, философия рассматривается как наука о …

а) красоте

б) логике

г) добре и зле

г) природе

д) законах

5.К эстетическому подходу к философии тяготеют такие мыслители, как …

а) Леонтьев, Ницше

б) Спиноза, Гольбах

в) Конт, Спенсер

г) Монтень, Кант

6. Предмету философии на протяжении всей истории развития присущи такие признаки, как…

а) изменчивость

б) фрагментарность

в) универсальность

г) статичность

д) фундаментальность

е) догматизм

7. Какому мыслителю принадлежит определение философии как «знания не какой угодно истины, а той истины, которая есть источник всякой истины и которая относится к первоначалу бытия»?

а) Платону

б) Ф. Аквинскому

в) Сенеке

г) Ж-Ж Руссо

8. Фридриху Ницше принадлежит известное, образное высказывание о философии — …

а) «философия — это наука, исследующая первые начала и причины»

б) «философия – это душа культуры»

в) «философия человечна, слишком человечна»

г) «философия — это естественный разум, данный каждому человеку от рождения»

9. Понятие «философский вопрос» связан с проблемами…

а) международных отношений

б) поиска смысла жизни и истин бытия

в) утилитарного использования знаний и ресурсов

г) философского образования в ВУЗе

10. Философия — это высшая ступень развития…

а) абстрактного мышления

б) восточной цивилизации

в) экономических знаний

г) технических знаний

Страница не найдена — www.SpaceandMotion.com

И те, чьи сердца сосредоточены на Реальности сам заслуживает звания философов.
(Платон, Республика, 380 г. до н.э.)

Дар Истины превосходит все другие дары. (Будда)

Люди иногда спотыкаются об истине, но большинство из них поднимаются и спешат прочь, как ни в чем не бывало.
(Уинстон Черчилль)

Здравствуйте,
Похоже, что в адресе веб-страницы, которую вы использовали, есть ошибка привел вас на эту страницу.

Основные ссылки см. Слева на этой странице. Карты сайта по темам находятся внизу страницы.

И следующий виджет Google может помочь направить вас на страницу, на которой вы были Ищу.

Спасибо, что (пытаетесь!) Посетить наш веб-сайт.

Биография: Джефф Хазелхерст

( Джордж Беркли , 1710) Нет ничего важнее, к созданию прочной системы надежных и реальных знаний, которая может быть доказательство против нападок скептицизма, чем положить начало в четкое объяснение того, что понимается под вещью, реальностью, существованием: ибо напрасно будем ли мы спорить о реальном существовании вещей или притворяться к какому-либо знанию этого, пока мы не зафиксировали значение этих слова.


Помогите человечеству

«Вы должны быть тем изменением, которое хотите видеть в мире».
(Мохандас Ганди)

«Когда вынуждены резюмировать общую теорию относительности в одном предложении: Время, пространство и гравитация не существуют отдельно от материи. … Физические объекты не находятся в пространстве, но эти объекты растянуты в пространстве . Таким образом, понятие «пустое пространство» теряет смысл. … Частица может появиться только как ограниченная область в пространстве, в которой напряженность поля или плотность энергии особенно высоки. …
Свободный, беспрепятственный обмен идеями и научными выводами необходим для здорового развития науки, как и во всех сферах. культурной жизни. … Мы не должны скрывать от себя, что никакое улучшение нынешней удручающей ситуации невозможно без жестокая борьба; для горстки тех, кто действительно полон решимости что-то сделать, ничтожна по сравнению с массой теплых и заблудшие….
Человечеству понадобится принципиально новый образ мышления, если оно хочет выжить! «( Альберт Эйнштейн )

Наш мир находится в большой беде из-за человеческого поведения, основанного на мифах и обычаях, которые вызывают разрушение Природы и изменение климата. Теперь мы можем вывести самую простую научную теорию реальности — волновую структуру материи в пространстве. Понимая, как мы и все вокруг нас взаимосвязаны затем в Космосе мы можем найти решения фундаментальных проблем человеческого знания в физике, философии, метафизике, теологии, образовании, здравоохранении, эволюции и экологии, политике и обществе.

Это принципиально новый образ мышления, который Эйнштейн осознал, что мы существуем как пространственно протяженные структуры Вселенной — дискретное и обособленное тело иллюзии. Это просто подтверждает интуиции древних философов и мистиков.

Учитывая нынешнюю цензуру в журналах по физике / философии науки (на основе стандартной модели физики элементарных частиц / космологии большого взрыва) Интернет — лучшая надежда на получение новых знаний известен миру.Но это зависит от вас, людей, которым небезразлична наука и общество, осознающих важность истины и реальности.

Помочь легко!

Просто нажмите на ссылку социальной сети ниже, или скопируйте красивое изображение или цитату, которая вам нравится, и поделитесь ею. У нас есть замечательная коллекция знаний величайших умов в истории человечества, поэтому люди оценят ваш вклад. Тем самым вы поможете новому поколению ученых увидеть, что существует простое разумное объяснение физической реальности — источник истины и мудрости, единственное лекарство от безумия человека! Спасибо! Джефф Хазелхерст (обновлено в сентябре 2018 г.)

Новая научная истина побеждает не потому, что убеждает своих противников и заставляет их увидеть свет, а потому, что ее противники в конце концов умирают и вырастает новое поколение, знакомое с ней.( Макс Планк , 1920)

Свяжитесь с Джеффом Хазелхерстом в Facebook

«Все, что необходимо для успеха зла, — это бездействие хороших людей».
(Эдмунд Берк)

«Во времена всеобщего обмана — говорить правду — это революционный акт».
(Джордж Оруэлл)

«Ад — это правда, увиденная слишком поздно».
(Томас Гоббс)







Ницше об истине, лжи, силе и опасности метафор и о том, как мы используем язык для выявления и сокрытия реальности — Сбор мозга

«Потребность в разуме вызвана не поиском истины, а поиском смысла», — написала Ханна Арендт в своей проницательной медитации о жизненно важном различии между мышлением и знанием. «Знание состоит в поиске истины», — предостерегает Карл Поппер , рассматривая истину и опасности релятивизма. «Это не поиск достоверности».

Но в неопределенном мире, какова мера истины и откуда в первую очередь берет начало сложное, противоречивое человеческое стремление к знанию?

Это то, что Фридрих Ницше (15 октября 1844 г. — 25 августа 1900 г.) исследовал за столетие до Арендт и Поппер в своем эссе 1873 года «Об истине и лжи в неморальном смысле», позже переведенном В.А. Османна и включены в непременное полное собрание сочинений Фридриха Ницше ( публичная библиотека, ).

Фридрих Ницше

За полвека до того, как Бертран Рассел предупредил, что во вселенной, не связанной с человеческими интересами, столь же наивные понятия оптимизма и пессимизма «проистекают из самомнения и лучше всего исправляются небольшой астрономией», — пишет Ницше. драма правды:

Давным-давно, в каком-то отдаленном уголке этой вселенной, которая разбросана по бесчисленным мерцающим солнечным системам, была звезда, на которой умные звери изобрели знание.Это была самая высокомерная и лживая минута «всемирной истории», но, тем не менее, это была всего лишь минута. После того, как природа сделала несколько вдохов, звезда остыла и застыла, и умные звери должны были умереть.

Можно было бы изобрести такую ​​басню, но он все равно не смог бы адекватно проиллюстрировать, насколько жалким, темным и преходящим, насколько бесцельным и произвольным выглядит человеческий интеллект в природе. Были вечности, в течение которых его не существовало. И когда все закончится с человеческим интеллектом, ничего не произойдет.Ибо у этого интеллекта нет дополнительной миссии, которая выводила бы его за пределы человеческой жизни. Скорее, это человек, и только его обладатель и зачинатель воспринимает его так торжественно — как если бы мировая ось вращалась внутри него. Но если бы мы могли общаться с комаром, мы бы узнали, что он также летает по воздуху с такой же торжественностью, что он ощущает летающий центр вселенной внутри себя. В природе нет ничего настолько предосудительного и неважного, чтобы оно не раздулось, как воздушный шар, при малейшем затягивании этой силы познания.И точно так же, как каждый носильщик хочет иметь поклонника, даже самый гордый из людей, философ, полагает, что он видит со всех сторон глаза вселенной, телескопически сфокусированные на его действиях и мыслях.

Картина 1573 года португальского художника, историка и философа Франсиско де Холанда, ученика Микеланджело, изображающая создание вселенной Птолемея всемогущим творцом. Из Космиграфика: изображение пространства во времени .

Стремление к знанию, утверждает Ницше, проистекает из того же высокомерного самовосприятия и усиливается базовым человеческим инстинктом принадлежности — в рамках культуры то, что обозначается как истина , является формой социального договора и своего рода « мирный договор »среди людей.За столетие до того, как Лаура Райдинг заметила, что «задача истины разделена между нами по количеству нас», — пишет Ницше:

Для вещей изобретено единое действительное и обязательное обозначение, и это языковое законодательство также устанавливает первые законы истины. Ведь здесь впервые возникает контраст между правдой и ложью. Лжец — это человек, который использует правильные обозначения, слова, чтобы сделать что-то нереальное реальным. Он говорит, например, «Я богат», когда правильное обозначение его состояния было бы «бедным».Он злоупотребляет фиксированными соглашениями путем произвольной подстановки или даже перестановки имен. Если он сделает это эгоистичным и тем более вредным образом, общество перестанет ему доверять и тем самым исключит его. Чего мужчины избегают, исключая лжеца, не столько обманывают, сколько им причиняют вред посредством обмана. Таким образом, даже на этом этапе они ненавидят не сам обман, а скорее неприятные, ненавистные последствия некоторых видов обмана. В таком же ограниченном смысле человек теперь не хочет ничего, кроме правды: он желает приятных, сохраняющих жизнь последствий истины.Он безразличен к чистому знанию, которое не имеет последствий.

Предположение, что язык сам по себе может стать инструментом, скрывающим, а не раскрывающим истину — это то, что Анна Деавер Смит повторила столетие спустя в своем наблюдении, что «некоторые люди используют язык как маску [и] создают разработанный язык, который, кажется, раскрывает их, но действительно нет »- Ницше исследует сами эти лингвистические условности:

Может быть, они продукты знания, то есть чувства истины? Соответствуют ли обозначения вещам? Является ли язык адекватным выражением всех реальностей?

[…]

Что такое слово? Это звуковая копия нервного раздражителя.Но дальнейший вывод нервного раздражителя на причину вне нас уже является результатом ложного и неоправданного применения принципа достаточной причины … Мы говорим о «змее»: это обозначение касается только ее способности скручиваться и скручиваться. поэтому мог бы поместиться и червяк. Какие произвольные дифференциации! Какие односторонние предпочтения сначала по этому, а потом по этому свойству вещи!

Иллюстрация из Маленькая золотая книга слов

За полвека до того, как нобелевский поэт и философ Тагор утверждал, что «отношения — это фундаментальная истина этого мира внешнего вида», добавляет Ницше:

Различные языки, расположенные бок о бок, показывают, что со словами это никогда не вопрос истины, никогда не вопрос адекватного выражения; иначе не было бы так много языков.«Вещь в себе» (а это именно то, чем была бы чистая истина, помимо любых ее последствий) также является чем-то совершенно непонятным для создателя языка и чем-то, к чему ни в коей мере не стоит стремиться. Этот создатель только обозначает отношения вещей к людям, и для выражения этих отношений он использует самые смелые метафоры … Так обстоит дело со всеми нами в отношении языка; мы считаем, что знаем что-то о самих вещах, когда говорим о деревьях, цветах, снеге и цветах; и все же у нас нет ничего, кроме метафор для вещей — метафор, которые никоим образом не соответствуют исходным сущностям … Слово становится понятием, поскольку оно одновременно должно соответствовать бесчисленному количеству более или менее схожих падежей, что означает, в чистом виде, случаи, которые являются никогда не равны и, следовательно, совершенно неравны.Каждая концепция возникает из уравнения неравенства. Точно так же, как несомненно, что один лист никогда не может быть полностью таким же, как другой, точно так же несомненно, что понятие «лист» образовано путем произвольного отбрасывания этих индивидуальных различий и забвения отличительных аспектов. Это пробуждает идею о том, что, помимо листьев, в природе существует «лист»: исходная модель, согласно которой все листья, возможно, были сотканы, нарисованы, измерены, окрашены, скручены и раскрашены — но некомпетентными руками, так что ни один образец не оказался правильным, заслуживающим доверия и достоверным подобием оригинальной модели … Мы получаем концепцию, как и форму, не обращая внимания на то, что является индивидуальным и актуальным; тогда как природа не знакома ни с формами, ни с концепциями, равно как и с видами, а только с X, который остается для нас недоступным и неопределимым.

«Главное — невидимо для глаз». Одна из оригинальных акварелей Антуана де Сент-Экзюпери для картины Маленький принц .

Этим Ницше возвращается к своей центральной посылке и извлекает понятие истины как общественного договора на языке:

Что же тогда правда? Подвижное множество метафор, метонимий и антропоморфизмов: короче говоря, совокупность человеческих отношений, которые были поэтически и риторически усилены, переданы и приукрашены и которые после долгого использования кажутся людям фиксированными, каноническими и привязка.Истины — это иллюзии, которые мы забыли, это иллюзии; это метафоры, которые изношены и лишены чувственной силы, монеты, утратившие рельефность и теперь рассматриваемые как металл, а не как монеты.

И все же то, что предлагает Ницше, является не релятивизмом, а структурой для различия между правдой и ложью, основанной на понимании того, что язык — изобретение человека и социальная адаптация — слишком пористый сосуд для удержания чистой реальности за пределами антропоцентризма:

Быть правдивым — значит использовать обычные метафоры.Таким образом, выражаясь морально, это обязанность лгать в соответствии с установленным условием, лежать вместе со стадом и в манере, обязательной для всех … Исходя из того, что один обязан обозначить одну вещь как «красную», а другую как «Холодный», а третий — как «немой» — возникает моральный импульс к истине. Почтение, надежность и полезность истины — это то, что человек демонстрирует себе на контрасте с лжецом, которому никто не доверяет и все исключают.

Как «разумное» существо, он теперь ставит свое поведение под контроль абстракций.Он больше не потерпит, чтобы его увлекали внезапные впечатления, интуиция. Сначала он универсализирует все эти впечатления в менее красочные, более крутые концепции, чтобы доверить им руководство своей жизнью и поведением. Все, что отличает человека от животных, зависит от этой способности превращать перцептивные метафоры в схему и, таким образом, растворять образ в концепции.

Искусство Алессандро Санны из «Пиноккио: история происхождения»

Он иллюстрирует это преобразование физического факта в абстрактное понятие в распознавании, конструировании и артикулировании «истины»:

Если я придумываю определение млекопитающему, а затем, после осмотра верблюда, объявляю «смотри, млекопитающее», я действительно раскрыл истину таким образом, но это истина ограниченной ценности.Иными словами, это полностью антропоморфная истина, не содержащая ни единого пункта, который был бы «истинным сам по себе» или действительно и универсально значимым вне зависимости от человека.

По сути, исследователь таких истин ищет только превращения мира в человека. Он стремится понять мир как нечто подобное человеку, и в лучшем случае своей борьбой он достигает чувства ассимиляции. Подобно тому, как астрологи считали, что звезды служат человеку и связаны с его счастьем и печалью, такой исследователь рассматривает всю вселенную в связи с человеком: всю вселенную как бесконечно раздробленное эхо одного изначального звукового человека; вся вселенная как бесконечно умноженная копия одного оригинального человека-изображения.Его метод состоит в том, чтобы рассматривать человека как меру всех вещей, но поступая так, он снова исходит из заблуждения, полагая, что эти вещи [которые он намеревается измерить] находятся непосредственно перед ним как простые объекты. Он забывает, что исходные метафоры восприятия — это метафоры, и принимает их за сами вещи.

Наш самый чистый контакт с реальностью, предполагает Ницше, заключается в том, чтобы вырваться из ловушки языка и пребывать в абсолютном внимательном присутствии с актуальностью того, что перед нами — вне классификации, вне описания, вне рамок концепции:

Только забывая этот примитивный мир метафор, можно жить с любым покоем, безопасностью и последовательностью: только посредством окаменения и коагуляции массы образов, которые первоначально текли из первичной способности человеческого воображения подобно огненной жидкости, только в непобедимой вере в это солнце , это окно , этот стол сам по себе истина, короче говоря, только забывая, что он сам является художественно творческим субъектом, живет ли человек в каком-либо покое, безопасности, и последовательность.

Задолго до того, как Рэйчел Карсон предложила человеческому воображению испытать реальность с точки зрения морских существ и до того, как ученые-когнитивисты изучили, как выглядит мир глазами других, Ницше добавляет:

[человеку] трудно даже признаться самому себе, что насекомое или птица воспринимают мир, совершенно отличный от того, который видит человек, и что вопрос о том, какое из этих восприятий мира является более правильным одно совершенно бессмысленно, так как это должно было быть решено заранее в соответствии с критерием правильного восприятия, что означает, в соответствии с критерием, который недоступен.Но в любом случае мне кажется, что «правильное восприятие» — что означало бы «адекватное выражение объекта в субъекте» — противоречиво невозможно.

[…]

Насколько мы можем здесь проникнуть — от телескопических высот до микроскопических глубин — все надежно, закончено, бесконечно, равномерно и без каких-либо зазоров. Наука сможет вечно успешно копать в этой шахте, и открытое будет гармонировать, а не противоречить друг другу.Как мало это похоже на продукт воображения, ведь если бы это было так, должно было быть какое-то место, где можно было бы угадывать иллюзию и реальность. Против этого следует сказать следующее: если бы у каждого из нас был свой тип чувственного восприятия — если бы мы могли воспринимать вещи только сейчас как птицу, то как червяк, то как растение, или если бы один из нас видел раздражитель как красный, другой как синий, а третий даже слышал тот же самый стимул в виде звука — тогда никто не стал бы говорить о такой закономерности природы, скорее, природа была бы воспринята только как творение, которое в высшей степени субъективно.

Искусство Алессандро Санны из сериала « Пиноккио: История происхождения»

Ницше бросает взгляд на непреходящий вопрос о том, была ли математика — этот высший водоем и вычислитель законов природы — открыта, фундаментальный факт Вселенной или изобретена, человеческий язык:

В конце концов, что для нас является законом природы как таковым? Мы не знакомы с ним как таковым, а только с его эффектами, что означает его отношение к другим законам природы, которые, в свою очередь, известны нам только как суммы отношений.Поэтому все эти отношения всегда относятся к другим и совершенно непонятны нам по своей сути. Все, что мы на самом деле знаем об этих законах природы, — это то, что мы сами привносим в них — время и пространство и, следовательно, отношения последовательности и числа. Но все чудесное в законах природы, все, что нас в них весьма удивляет и, кажется, требует объяснения, все, что может привести нас к недоверию идеализму: все это полностью и исключительно содержится в математической строгости и нерушимости наших представлений о времени и пространстве. .Но мы производим эти представления в себе и из себя с той же необходимостью, с которой вращается паук. Если мы вынуждены постигать все вещи только в этих формах, тогда перестает быть удивительным, что во всех вещах мы на самом деле постигаем только эти формы. Ибо все они должны нести в себе законы числа, и именно число наиболее удивительно в вещах. Все то соответствие закону, которое так впечатляет нас в движении звезд и в химических процессах, по сути совпадает с теми свойствами, которые мы придаем вещам.Таким образом, это мы производим впечатление на себя.

Одна из редких иллюстраций Сальвадора Дали к очеркам Montaigne

Ницше исследует отношения между языком и наукой и их аналогичные функции в человеческих поисках постижения реальности:

Мы видели, что изначально это язык , который работает над конструированием понятий, работа, которую в более поздние века переняла наука.

Как пчела одновременно конструирует клетки и наполняет их медом, так и наука непрерывно работает над этим огромным колумбарием концепций, кладбищем восприятий.Он всегда строит новые, более высокие этажи и укрепляет, очищает и обновляет старые камеры; прежде всего, нужно приложить усилия, чтобы заполнить эту чудовищно возвышающуюся структуру и расположить в ней весь эмпирический мир.

Он определяет общий импульс, лежащий в основе как языка, так и науки:

Стремление к формированию метафор является фундаментальным человеческим побуждением, от которого невозможно ни на мгновение обойтись в мысли, потому что таким образом можно обойтись без самого человека.

Спустя два столетия после того, как Паскаль, которым Ницше очень восхищался, исследовал разницу между интуитивным и логическим умом, он заканчивает рассмотрением компромиссов между этими двумя ориентациями бытия — рациональным и интуитивным — как механизмами обитания в реальности с минимальной диссимиляцией и максимальная правдивость:

Есть эпохи, в которых рациональный человек и интуитивный человек стоят бок о бок, один из них боится интуиции, а другой — с презрением к абстракции.Последнее так же иррационально, как первое нехудожественно. Они оба желают править жизнью: первый, зная, как удовлетворить свои основные потребности с помощью дальновидности, благоразумия и регулярности; последний, пренебрегая этими потребностями и, будучи «счастливым героем», считал реальной только ту жизнь, которая была замаскирована под иллюзию и красоту … Человек, который руководствуется концепциями и абстракциями, преуспевает только такими средствами в отражении несчастья, никогда не получая себе счастья от этих абстракций.И хотя он стремится к максимально возможной свободе от боли, интуитивный человек, стоящий посреди культуры, уже пожинает своей интуицией урожай непрерывно проникающего просветления, радости и искупления — в дополнение к получению защиты от несчастья. Конечно, он страдает сильнее, когда страдает; он даже страдает чаще, так как не понимает, как учиться на опыте, и снова и снова падает в одну и ту же канаву. Тогда он так же иррационален в печали, как и в счастье: он громко плачет, и его не утешают.Как по-разному стоический человек, который учится на опыте и управляет собой с помощью концепций, страдает от тех же несчастий! Этот человек, который в других случаях не ищет ничего, кроме искренности, правды, свободы от обмана и защиты от неожиданных нападений, теперь совершает шедевр обмана: он исполняет свой шедевр обмана в несчастье, в то время как другой тип людей выполняет его в времена счастья. На нем не трепещущее и изменчивое человеческое лицо, а как бы маска с величавыми симметричными чертами лица.Он не плачет; он даже не меняет голоса. Когда над ним гремит настоящая грозовая туча, он закутывается в плащ и медленно выходит из-под него.

Дополнение «Об истине и лжи в неморальном смысле» с Эдриенн Рич о том, что на самом деле означает «истина», Тони Моррисон о силе языка и Бертраном Расселом о нашей единственной эффективной самозащите от манипулирования реальностью, затем еще раз вернуться к Ницше о депрессии и восстановлении надежды, о том, как найти себя, что на самом деле означает быть свободным духом и почему для полноценной жизни нужно обниматься, а не убегать от трудностей.

Ницше провокация философской традиции — Hunter College

Фолькер Герхардт

1. Художник как философ

Несмотря на периодические сомнения, Фридрих Ницше действительно принадлежит к великим мыслителям. Несмотря на то, что его работа осталась незаконченной почти во всех отношениях, и хотя многие его мысли исчерпаны возвышенными жестами, и в его произведениях нет ни одной идеи, которую нельзя было бы найти где-либо еще — несмотря на все это, он стал классической фигурой философии .И хотя до сих пор не решено, отражается ли в нем XIX век в грандиозном искажении или он сам просто карикатурно изображает его, его творчество уже давно стало неотъемлемой частью философской традиции. Всего за несколько десятилетий после приема провокатор превратился в обычного автора, которому журналы, книжные серии, исследовательские институты и академические ассоциации обязаны своим именем. Ницше просто не может быть проигнорирован ни теми, кто стремится к глубокому пониманию человеческого существования, ни теми, кто ищет точного диагноза времени и своих проблем, ни тем, кто стремится к вершине человеческого самовосприятия или даже просто суждением. о философствовании.Он современный классический по преимуществу .

Однако можно оценить ценность этого классика философии, восставшего против всего классического: Ницше был и остается исключением в силу его требования не только быть принятым как художник, но и сам быть своего рода произведением искусства. В традициях авторов, получивших признание благодаря своей работе, у Ницше есть великие предшественники, такие как Платон, Сенека, Данте, Вольтер, Руссо или Шиллер. Тем не менее, что касается художественной формы его собственного существования, он уникален: его эстетическая воля не ограничивается только его собственным музыкальным, поэтическим, пророческим и афористическим произведением.В своей работе он стремится достичь не что иное, как эстетизацию собственного существования. В этом заключается романтическое наследие Ницше. Он принимает импульсы от Новалиса, Гельдерлина и Байрона и особенно близок к Кьеркегору, о котором он, по-видимому, вообще ничего не знал. Романтический период — это великий водораздел европейской мысли. Он разделяет время между двумя тысячами пятью сотнями лет научного просвещения, с одной стороны, и столь желанной культурой светского единства тела и чувств, с другой.Ницше первым попытался вывести из этого выводы для интеллектуальной истории эпох.

С этой целью Ницше пытается придать самой своей жизни художественную форму. При этом он не ориентируется на замкнутую композицию отдельного произведения искусства. Ни изображение, ни скульптура, ни симфония, ни драматическая поэзия не служат его идеалом. Его больше интересует процесс трагического действия и событий, которые выражаются во все новых формах во взаимодействии между главным героем аттической трагедии и хором.Ницше эстетизирует полярность между индивидуальным и коллективным в герметическом событии, в котором индивидуум поднимается на вершину своих способностей только для того, чтобы обязательно потерпеть неудачу. Строительство и разрушение, становление и исчезновение приводят к ритму возвращения, в котором не только ведется жизнь, но и создаются культуры. Решающим во всем этом является не конец и точка прекращения, а скорее подъем и упадок сил, пережитых в историческом акте. Его первая работа, Рождение трагедии (1872), посвящена представлению этого движения.Название этой книги могло быть стихом крещения философа Фридриха Ницше, который хотел заменить когда-то знакомые тона сакральной хоровой и органной музыки звуками музыки Рихарда Вагнера.

2. Вопрос о ценности и смысле жизни

Трудно отрицать утверждение, что мысль Ницше бросает вызов систематическому порядку, потому что она слишком разнообразна, беспорядочная и противоречивая. И все же есть центральные интересы, повторяющиеся темы и извечные вопросы, которые доминируют в его работах.Первую фазу его философской мысли, начиная с первых Базельских лекций и BT и заканчивая Dawn , можно отнести к рубрике формирующего вопроса о ценности и смысле существования.

Вопрос о смысле существования связан с давними темами метафизики. Однако явная тематизация «ценности» и «значения» впервые происходит в конце 18 века. «Ценность» — это термин, появившийся из области национальной экономики; «Значение» становится актуальным благодаря антропологическому повороту, инициированному Кантом, и его подхватывают Шиллер, Шопенгауэр, Кьеркегор и Фейербах.В своей монографии 1865 года Ойген Дюринг пытается дать философский ответ на вопрос о «ценности жизни». [1] Ницше демонстрирует, что его собственный подход свободен от популярных соображений в своем ответе на этот вопрос, который мы находим это в 9-м разделе второго из его Несвоевременных размышлений . Здесь Ницше сводит метафизический горизонт вопроса о «мире» до точки экзистенциального вопроса о значении «я»: «Почему? «мир» существует, почему существует «человечество», это не должно волновать нас в настоящий момент […], но почему вы, индивидуум, существуете, спросите себя »(2. УМ 9; 1, 319).

Из-за логической силы этого поворота к индивидуальному «я» Ницше не может дать общий ответ на этот вопрос, а только тот, который относится к «я», или, скорее, к нему самому, к нему лично. Это необходимо учитывать при чтении его ответа, в котором он обращается к общему «вы»: «почему вы, индивидуум, существуете, спросите себя, и если никто не может вам сказать, то попытайтесь оправдать значение слова. существование a posteriori , ставя перед собой какую-то цель, какую-то цель, какое-то «поэтому», высокое и благородное «поэтому».Погибнуть в погоне за своей целью — я не знаю более высокой жизненной цели, чем погибнуть в погоне за чем-то великим и невозможным […] ». (2. UM 9; 1, 319).

Ответ Ницше на этот вопрос о смысле жизни, таким образом, состоит из двух частей. В первой части Ницше советует человеку отказаться от любого значения, предоставленного «априори» (такое значение, как он утверждает, было бы даже непонятным), и поставить себе собственные цели. Эти индивидуальные цели должны быть «высокими» и «благородными», и они должны требовать от человека самого лучшего.Во второй части своего ответа Ницше размышляет о последствиях самоопределяемого смысла жизни для мира. Поступая таким образом, он остается верным своей предпосылке, что не может быть никакого ранее существовавшего чувства существования. Итак, если «мир» сам по себе не имеет значения, то от нашего собственного значения ничего не осталось. Таким образом, даже «величие» дела должно «погибнуть».

Отсюда вырисовывается образец, который Ницше должен был повторить в вопросах, касающихся значения культуры, истории, науки, морали и искусства: он отвергает обычные общие места, затем отрицает, что существует общий обязательный ответ, и требует во всем продуктивность личности.

Это несет на себе знак героизма, но должно привести к разрушению всех прежних позиций, поскольку тогда в мире или в каком-либо положении дел больше нет ничего, что действительно стоило бы наших усилий. Ницше «обнажает», «разоблачает» и сводит преобладающие философские взгляды вместе с повседневными убеждениями к тривиальным мотивам. «Самосохранение», «инерция», «слабость» или «тщеславие» — это мотивы, которые Ницше вызывает тем охотнее, чем выше социальный престиж мнения, которое он стремится разрушить.

Начиная с Человека, слишком человечного , Ницше претендует на звание «психолога», и он исповедует программу радикального Просвещения, для которой он ссылается на Декарта и Вольтера как на авторитеты. В то же время он ставит под сомнение Просвещение и считает возможным, что понимание и разум являются всего лишь инструментами человеческого самообмана. Даже правда подпадает под подозрение, что это ложь определенного вида. Это имеет определенные последствия, поскольку, если бы критика Ницше отказала в праве и обоснованности, это было бы бессмысленно.Он должен подтвердить, что Просвещение, разум и правда действительно существуют — по крайней мере, для него самого и его читателей. Фактически, обращаясь к тому, что является человеческим, слишком человечным, Ницше обращается к великим просветителям от первого греческого софистического движения до европейской традиции моралистов. Горгиас, Протагор, Ла Рушфуко и Вольтер упоминаются неоднократно. Это делает расхождение между его интеллектуальными предпосылками и эмоциональными последствиями его послания еще более очевидным. Несмотря на внутренние противоречия, жертвами которых становится Ницше и которые значительно уменьшают философскую ценность его критики, его афоризмы, тем не менее, занимательны.Они также могут быть остроумными и проницательными, и они, безусловно, послужили источником вдохновения не только для литературы и изобразительного искусства, но и для психологии, особенно психоанализа Зигмунда Фрейда.

Манера, в которой Ницше ставит свои вопросы относительно ценности и смысла, понятна, но только в свете пары сил, которые мы находим еще до разочарования HA . Именно с противоположностью, проистекающей из этой пары, Ницше пытался объяснить динамику греческой культуры.Любое значимое историческое развитие возникает из конфликта между двумя державами. Одна сила продуктивна и созидательна; он создает формы и делает возможными ограниченные, внутренне значимые единицы опыта. Его разрушительный антипод — сила, которая все разрушает. Ницше называет творческую силу «аполлинианской»; Приятное стремление разрушить единство разумного опыта называется «дионисическим». Обе доставляющие удовольствие силы в своем боевом взаимодействии создают эпохальные достижения культуры.

В начальных разделах BT Ницше изображает динамическую полярность аполлиновых и дионисийских сил как своего рода диалектику, которая постоянно создает что-то новое, создавая и разрушая. Именно битва этих двух противоположных принципов позволила древним грекам быстро превратить простую песню в искусную поэзию, а затем, позже, во всеохватывающее искусство трагедии.

Поскольку Ницше не ограничивает это описание историей греческой культуры, он постулирует эту диалектику как своего рода закон движения в истории.Это принцип, который он позже будет неоднократно противопоставлять модели непрерывного роста культурных достижений. Он склонен мыслить циклами, особенно с точки зрения возрождения, и избегает линейности непрерывного развития. Тем не менее он остается близок к концепции истории Гегеля, поскольку предполагает, что процесс строительства и разрушения принесет (хотя и неточно определенный) дивиденд. Дионис и Аполлон также ответственны за явное развитие от простых од до стилизованной драмы хоровой поэзии.Таким образом, Ницше также принимает сторону силы Аполлона, способности наделять единство опыта смыслом. В конце концов, каждое разрушение направлено на создание лучших условий для более богатого роста. И все же это ожидание продолжения развития сил после периодического упадка — это то, что Ницше отказывается предоставить себе.

Вот почему он не может адекватно понять исторические события после упадка греческой трагедии — процесса, который он даже не может понять в его причинах, поскольку он игнорирует политические факторы, связанные с упадком греческих городов-государств.Ницше винит в разрушении трагедии одного человека, против которого он выдвигает самые тяжкие обвинения, и в то же время превращает его в спасителя человечества. Именно Сократ прорывает диалектику обоих богов искусства, не будучи учеником Диониса. За этот акт разрушения, который он якобы совершает только с помощью своего разума, он вызывает ненависть Ницше. И все же, несмотря на его грех против трагедии, именно любовь Сократа к мудрости, истине и знаниям привела к тому, что человечество сумело отбиваться от отчаяния до 1872 года (и, таким образом, выжило).Это делает его тем, что Ницше называет «краеугольным камнем и поворотным моментом» мировой истории. Если мы хотим понять парадоксальные ответы, которые Ницше формулирует в 1880-х годах в ответ на вопросы о смысле существования, мы должны сначала исследовать его противоречивую позицию по отношению к Сократу.

3. Сократ, отрекшийся герой

Сократ, которого Ницше часто уважительно называет основателем философской мысли в его Базельских лекциях , представлен в BT как элементарная сила теоретической мысли, жертвами которой становятся все живые и витальные вещи.Он, как мы читаем там, «истинное чудовище per defectum », но тот, кому мы обязаны открытием теории. Но с открытием теории Сократом происходит потеря жизнеспособности. Поэтому неудивительно, что Ницше позже пренебрегает Сократом как «мудрейшим болтуном из всех, когда-либо существовавших» ( Веселая наука, 340; 3, 569), «уличным диалектиком» ( HA, 1, 433; 2, 282) или как профессор «мудрости, полной юношеских шуток» ( Странник и его тень, 86; 3, 592).По крайней мере, он получает почетный титул «свободного духа» ( HA 1, 437; 2, 284), и Ницше не забывает, что Сократ, наряду с Платоном, является «сомневающимся» и «новатором» ( D ). 116; 3, 108).

Признание и уважение, которые очевидны в этих утверждениях, полностью отсутствуют в более поздних работах Ницше. Сократ там становится «кротом-пессимистом» ( Beyond Good and Evil 208; 5, 137), защитником «стадного инстинкта» (202; 5, 124), «плебеем» (191; 5, 112) и «человек из толпы» (212; 5, 146).Ницше не принимает во внимание тот факт, что как скульптор Сократ, по крайней мере, изучил признанное ремесло. В конце концов он теряет всякую сдержанность и видит в проницательности Сократа «злобу рахита» ( Сумерки идолов, , Сократ; 4; 6, 69). Он подозревает, что диалектика — это «просто форма мести» (там же, 7; 6, 70), называет Сократа «дураком» и «грубо» в придачу (5; 6, 70) и спрашивает — как если бы ответ был ясно: «Был ли Сократ преступником?» Сказать это о человеке, несправедливо приговоренном к смерти и подчинявшемся законам своего отечества, — высшая неприличность.

И все же взгляд Ницше на Сократа отмечен глубоким восхищением. Он пришел к грекам как «сила природы» и все околдовал с помощью «высших инстинктивных сил» и на основе «божественной наивности». «Потрясающий механизм логического сократизма», который привел в движение Сократ, имеет, согласно Ницше, не только яркость сознания, но также готовит «нечто весьма загадочное, неизъяснимое, необъяснимое» ( BT 12; 1, 90 ff.). Ницше называет множество качеств, которые он сам ценит и которые противоречат его утверждению, что Сократ на самом деле был не чем иным, как «суперсилой» его собственного мозга. Напротив, это скорее тот случай, когда Сократ обладает значительным дионисическим потенциалом.

Согласно инвективе самого Ницше, Сократ должен быть не чем иным, как чрезмерно развитой способностью к рассуждению. Таким образом, тем более удивительно узнать, какое всемирно-историческое достижение приписывает ему его самый суровый критик — достижение, которое сопротивляется описанию только в терминах разрушения.Фактически, Ницше делает Сократа первооткрывателем всемирно-исторического поворота в научной культуре! Доставляя удовольствие от такого рода противоречий, которое он сам хочет поддерживать, Ницше называет его «мистагогом науки»: Сократ должен создать «универсальную жажду знания», в результате которой наука получит верховную власть над все вещи ( BT, 15; 1, 99). Нам говорят, что в своей жизни и смерти Сократ сделал «универсальность» образцом.Только тогда он распространился «как сеть мыслей по всей сфере Земли, учитывая даже закономерность всей солнечной системы» ( BT 15; 1, 100).

Ницше продолжает это изображение Сократа как мыслителя глобальности (чтобы не сказать: глобализации) заключением: «Кто бы ни подумал обо всем этом вместе с поразительной высотой нашей современной пирамиды знания, он не может не видеть в Сократе поворотного момента. точка и основа так называемой всемирной истории »( BT, 15; 1, 100).

В этом диагнозе поражает тот факт, что Ницше осознает роковую необходимость этого эпохального сдвига. Достаточно процитировать самого Ницше, чтобы указать, что Сократ открывает здесь не что иное, как спасение человечества:

«Ибо [как Ницше заключает из своего тезиса о том, что Сократ является поворотным моментом и основой мировой истории], если бы можно было подсчитать всю не поддающуюся количественной оценке сумму энергии, затраченную на это всемирное усилие [сократического знания], и вообразить она вкладывалась не в поиск знаний, а в практическую, т.е.е. эгоистические цели индивидов и наций, тогда инстинктивное стремление к жизни и удовольствие от жизни, вероятно, были бы настолько уничтожены общими битвами истребления и продолжающимися миграциями, что, учитывая практику самоубийства, индивид мог бы сохранить последний кусок своей чувство морального долга, просто убив своих родителей или своего лучшего друга, как и жители островов Фиджи: практический пессимизм, который может породить ужасную этику геноцида, основанную на сострадании […] »( BT 15; 1, 100).

Таким образом, Сократ является родоначальником «всемирного начинания». Если бы он не существовал, то он не мог бы позаботиться о том, чтобы разрушительные энергии человечества были поглощены поиском знаний и практикой науки, и ничего другого не оставалось бы, кроме как предпочитать смерть жизни. Ибо «зловонное дыхание» жизни было бы невыносимым ( BT, 15; 1, 100). Таким образом, Сократ становится спасителем человеческой культуры, и обратите внимание, как: просто посредством противоречий, которые ему удается порождать и поддерживать.

Если бы Ницше не был так заинтересован в сохранении культуры, то можно было бы найти правдоподобный мотив для его постоянной критики исторической основополагающей фигуры философии. Но поскольку его не интересует ничто иное, как будущее культуры, трудно понять его оппозицию Сократу. Точно так же непреклонный характер его неприятия Сократа нельзя объяснить просто тем фактом, что он стремится спасти культуру другими средствами и придать ей новые чувственные и эстетические импульсы.Ибо он должен признать, что Сократ не лишен аффективных сил и побуждений и что, как своего рода «мистагог», он располагает поэтическими энергиями, которые позволяют ему выходить за рамки мысли и вступать в мифологическую речь. Молодой Ницше также способен оценить способность Платона усиливать учение своего учителя, Сократа, особенно эстетическими средствами.

Что же тогда можно использовать, чтобы объяснить резкое отличие Ницше от Сократа? Вероятно, только тот факт, что в выпадах Ницше был очевиден сам «садомазохизм против самого себя», который наиболее проницательный человек в его кругу определил как доминирующую характеристику этого мыслителя.[2] Ницше дистанцируется от самого себя. Он не хочет признавать себя таким, какой он есть. В своей битве с Сократом он защищает свою собственную рациональность, которой он действительно обладает, но которая противоречит его стремлению к эстетической революции в культуре. Он хочет быть художником, и именно из-за этого несколько романтического, но тем не менее экзистенциального утверждения он дистанцируется от чистой теории.

Именно с этим намерением он делает Сократа первым «теоретическим человеком», который разрушает то, что может спасти человечество, а именно искусство.Несмотря на все это, Сократ — «костяк и поворотный момент» мировой истории. И поскольку Ницше сам хочет быть таким костяком и вместе со своим «Vorkämpfer» и чемпионом Рихардом Вагнером стремится осуществить культурную контрреволюцию ( BT Preface: 1, 24), он приходит к тому, чтобы идентифицировать себя с древним мудрецом Сократом, несмотря на различия с ним, которые он так подчеркивает. Это отождествление основано, среди прочего, на его чувстве родственных чувств и умственных достоинств, таких как проницательная проницательность, удовольствие от критики и склонность к иронии.

Эта психологическая реконструкция садо-мазохистской проекции на более чем две тысячи лет могла бы быть несколько неправдоподобной, если бы не свидетельство [3], к которому принадлежит заметка из посмертных писаний Ницше, написанных осенью 1875 года. поразить интимный аспект отношения Ницше к самому себе, как это проявляется в его отношении к своему потенциальному оппоненту: «Сократ, я должен признаться, так близок ко мне, что я почти всегда борюсь с ним» ( Nachlass 1875 , 6 [3]; 8, 97).

4. Драматическое призвание Заратустры

Значение и важность, которые Сократ принимает в понимании самого себя Ницше, усиливают наше подозрение, что Сократ связан с принципом, который противоречит диалектике аполлиновых и дионисийских сил. Независимая сила мысли и неотразимость критики и знания проявляются в Сократе, и оба они способны прервать органический ритм культурного прогресса, не прекращая его.Это важно и следует помнить, поскольку согласно собственной философии истории Ницше, которая требует постоянного сдвига и борьбы между аполлиниановыми и дионисическими силами, сам Ницше не должен был писать философские трактаты. Он должен был писать только стихи, он должен был танцевать и петь, и, кроме этого, он мог бы сочинять и исполнять музыку, но не более того. Ибо, если нам позволено рассматривать его годы в Базеле как дионисийское разрушение классической филологии и философии, за которым последуют годы критики повседневного сознания и исторических наук, тогда в качестве продолжения всего этого Ницше должен был создать новые поэтические образы, в которых жизнь будет соблазнена к ее собственному продолжению с помощью искусства.

Фактически, мы можем интерпретировать « Так сказал Заратустра » Ницше именно так. Здесь мы видим, что философ работает как поэт, создавая сказочную фигуру, указывающую путь в новое будущее. Свободно выдуманный персидский мудрец выходит из уединенного уединения в горах, где он разговаривает только с животными и солнцем. Он спускается в затерянный мир посредственности, чтобы заявить о своей проницательности, достигнутой в разговоре с самим собой, с животными и солнцем.Только это понимание, если вообще что-либо, может спасти людей и человечество, плененные их собственным мелким трудолюбием. Таким образом, среди этих людей Заратустра ищет учеников, которые будут благовествовать всем тем, кто больше не желает быть похожим на всех. Это обстоятельство объясняет, почему книга «для всех и никого», как мы читаем во второй части ее названия: она касается всех, но никто не желает принадлежать к кругу тех, кому она принадлежит.

Фигура Заратустры — это аполлиническая маскировка и преображение собственного существования Ницше.Вынужденный болезнью покинуть низменные города и поселки, Ницше предается видению приема через других. Они должны распространять его идеи, почерпнутые из места, находящегося высоко над человечеством, чтобы «человек» мог воспользоваться новой исторической возможностью, несмотря на все свои неудачи. Его ученики провозглашают «новые добродетели», написанные на «новых скрижалях». Заратустра спускается свыше, как когда-то Моисей. Внизу толпы больше не оргиастически танцуют вокруг золотой коровы; они живут в городе, называемом «яркой коровой», городе, в котором хаотическая неориентация стала преобладать в частной сфере.Массу развлекают дешевые жонглеры и фокусники и, в порядке, определенном их ressentiments , увольняют учителя новых доктрин. Каждый преследует свое маленькое счастье — и «моргает» ( Z Предисловие 5, 4, 19). Великолепное понимание эпохальных целей могло быть для них лишь неприятным препятствием.

Итак, Заратустра, подобно Иисусу Галилейскому, должен ходить из города в город в поисках учеников. До конца неясно, найдет ли он хоть одного человека, который поймет его учение.Эффектный и ироничный апофеоз, которым завершается четвертая и последняя книга Z , дает нам некоторое представление о скептицизме, на который способен Ницше, даже в своей роли провидца. И все же со стороны Ницше было немного чрезмерно полагать, что его мифологическая работа может привести к «новому нулевому часу» и привести к «новой эре». Спустя сто двадцать лет мы все еще не можем отдать должное этому стремлению. В то время как его переводчики пытаются читать книгу как симфонию, переведенную на разговорный язык, смущение его навязчивой имитации тона древних сочинений только возрастает.

Не только слушатели Заратустры, но и читатели Ницше должны испытывать неловкое недоумение, когда им говорят, что те, кому дается его послание, являются «последними людьми», чья историческая миссия давно закончилась. Эти последние люди, по общему признанию, «неугасимы» и обладают долговечностью «блох земли», но они стали бесплодными, непродуктивными и мелочными. У них больше нет великих целей, они больше не чувствуют «хаос» внутри себя и неспособны родить «звезду» ( Z , Preface 4/5; 4, 17 ff.). И поэтому их просят преодолеть самих себя и уступить дорогу более великому прообразу человека. Это «Übermensch», существо, о котором — как и следовало ожидать — можно сказать очень мало. Но ясно одно: его расстояние до «последнего человека» так же велико, как расстояние от человека до обезьяны ( Z , Предисловие 3; 4, 14). Когда слушателям говорят, что они «больше обезьяны, чем любые обезьяны», это небольшое утешение. Но какими бы ни были последние люди, предполагается, что они представляют собой одновременно «переход» и «упадок», в лучшем случае они представляют собой «мост», по которому дух переходит в «Übermensch» ( Z , Предисловие 4; 4 , 17).Человек в смысле гуманности традиции больше не имеет здесь никакой ценности или значения.

5. Две доктрины

Речи Заратустры богаты прозрениями. Их автор заслуживает того, чтобы называться мудрым, поскольку он многому нас учит и заставляет задуматься и задуматься. Это особенно верно в отношении взаимоотношений между телом и разумом, нашего отношения к себе и другим, нашего нравственного воспитания, важности счастья, первенства добродетелей или «безмятежности» перед лицом нашей собственной судьбы.(Можно ли сказать то же самое о его суждениях относительно отношений между полами, это вопрос некоторого спора.)

Автор в основном озабочен двумя «доктринами», весомость и бездонную глубину которых он превозносит, не будучи в состоянии сформулировать сами доктрины в чем-либо лучше, чем обманывания и намёки. Первая из этих доктрин провозглашает «волю к власти». Этим должен быть раскрыт секрет всех живых существ: каждое событие, как нам говорят, может быть связано с множеством сил, которые посредством своего противостояния создают физические, физиологические, социальные и психологические движения и порождают разнообразие своих движений. действия и проявления во всем, большом и малом.Вот почему нам снова и снова говорят, что «все» есть воля к власти (ср. Nachlass 1885/86 [31]; 11, 563).

Из более поздних замечаний мы знаем, что Ницше разработал эту формулу с амбициями заменить тезис о «силе» как конечной единице природы, тезис, к которому склонялись некоторые физики, которые были современниками Ницше. Он стремится «дополнить» концепцию физической силы: она должна включать не только «внешнюю» деятельность, но и «внутреннее» измерение.Это означает, что ментальные и психологические факторы возведены до уровня элементарных космических сил. Ницше стремится преодолеть разделение материального и идеального, тела и разума или реальности и идей в этой новой основе для всех органических и физических движений.

Именно в этом намерении «сила» и «воля» соединяются вместе как «воля к власти» и составляют элементарную единицу силы. Призыв к воле предназначен для того, чтобы вписать антропологический перспективизм, от которого не может ускользнуть никакая форма знания, в анализ первых условий и принципов.Целостность природы и истории «продумана до логического завершения» согласно «аналогии с человеком» ( Nachlass 1885/36 [31]; 11, 563). Таким образом, нет категоричной разницы между человеческим действием и физическим движением. Механика природы превращается в элементарные импульсы жизни без какого-либо качественного скачка. И наоборот, все жизненные процессы, в том числе психические и психологические, напрямую влияют на физические процессы.

Ницше мог бы сказать о «влечении», «инстинкте» или «стремлении», чтобы выразить это единство в динамике природы.Но он скорее заинтересован в том, чтобы подчеркнуть реальность разнообразия и множественности сил. Поэтому он выбирает формулу «воли к власти», составные части которой уже охватывают то, что в совокупности риторически усиливается. Ибо в искреннем применении воли всегда присутствует элемент силы, способности реализовывать свою волю. И концепция власти непонятна без неявного обращения к концепции воли, которая направляет такую ​​силу, как есть.Таким образом, лозунг, выражающий основную идею Ницше, задуман с определенным риторическим намерением.

Трудность этой концепции заключается в том, что Ницше никогда не устает отрицать существование человеческой воли. Если верно, что у человека нет воли, то даже «аналогия» с человеком не может быть основанием для приписывания воли нечеловеческим событиям и процессам. Есть аналогичные проблемы с его часто повторяемым тезисом о том, что не существует такой вещи, как свобода, и в то же время он направляет самые высокие теоретические и практические ожидания на «свободный дух» и ответственность человека, проистекающую из его свободы ( The Генеалогия морали , 2, 2; 5, 293 сл.). Здесь мы можем спасти Ницше только его собственным тезисом интерпретации, согласно которому «все», в конце концов, есть только «интерпретация». В духе этого тезиса мы могли бы сказать, что мы можем говорить о «воле» и «свободе». «Потому что они выражают интерпретации, которые связаны с человеческой« перспективой ». Все разговоры о« свободе »,« воле »или« духе »остаются привязанными к этой перспективе; и помимо этой перспективы или вне ее, существует буквально «ничего». & mdashТакой релятивистский ответ на эти проблемы возможен, но вряд ли он является удовлетворительным.

Но, по крайней мере, мы можем говорить как о свободе, так и о воле в отношении человека и человеческих существ. Это приводит нас к выводу, что обращение к «воле к власти» может иметь смысл только с человеческой точки зрения. Ссылаясь на утверждение Ницше о том, что «все» является «интерпретацией», можно добавить, что «волю к власти» можно рассматривать как фундаментальную только потому, что это наименьшая возможная единица интерпретации: воля — это интерпретация власти, а власть — это толкование завещания.

Второе учение Заратустры хранится в секрете. Этим учением персидский отшельник обязан животным. Они научили его безмолвным образом, и в результате он так взволнован, что целыми днями лежит в параличе и, наконец, может заикаться только невнятно ( Z III: 13; 4, 270 и сл.). Мы можем предположить, что это сделано для того, чтобы проиллюстрировать невозможность преподавания доктрины. Действительно, мы мало что узнаем от Заратустры о нем, а от его автора Фридриха Ницше мы слышим о нем только в посмертных заметках.Тем не менее, невероятное озарение, которое, как предполагается, получил Ницше, созерцая каменное образование в форме пирамиды на озере Сильваплана, является одной из самых известных доктрин Ницше.

Речь идет о «вечном возвращении одного и того же». Метафизическое ядро ​​доктрины состоит в тезисе о том, что все, что было и есть, возвращается — точно так, как было и есть. Тезис имеет только одно значение, если все (буквально: действительно все) повторяется точно так же, как это было раньше.Только при этом условии может повториться жизнь конкретного человека; и в этом главный интерес Ницше. Таким образом, доктрина имеет дело не с космическими циклами или повторением определенных типов, а с возвращением идентичных и тех самых вещей, которые делают индивидуума тем, чем он является в конкретных условиях его существования здесь и сейчас. Тезис также означает, что возврат происходит не один или два раза, а «вечно». А это значит, что все должно было повторяться уже бесконечно часто.

В своих неопубликованных статьях Ницше оставил заметки, которые должны были доказать на манер математики и физики вечное возвращение того же самого. Немногие интерпретаторы нашли эти наброски убедительными, поскольку логическая проблема распознавания возвращающегося идентичного объекта как такового без доступа к какой-либо точке обзора за пределами вечно возвращающихся миров является непреодолимой и делает весь этот бизнес бесполезным. На самом деле этот тезис нельзя ни доказать, ни опровергнуть.

И все же, судя по немногим комментариям, которые делает Ницше в своей опубликованной работе, доказательства здесь не требуются.Достаточно одной мысли о том, что возможность вечного возвращения не может быть отвергнута. Именно эта мысль так глубоко волнует и волнует Заратустру, и которую Ницше считал имеющей экзистенциальное значение. Ведь если мы не можем исключить возможность того, что все, что мы делаем в нашей жизни (и делаем свободно), будет повторяться бесконечно много раз, то даже самое незначительное из наших действий обретет вес вечности. Соответственно, мы должны действовать с осознанием того, что все, что мы делаем, может повторяться нами бесконечно.Каждый момент рассматривается в перспективе вечности. Вот почему идею вечного возвращения следует понимать, в отличие от кантовского «категорического императива», как «экзистенциальный императив Ницше». [4]

Какой бы убедительной ни была эта интерпретация, она приносит с собой двойную регрессию, стоящую за точкой зрения Канта. Ведь, в отличие от категорического императива, «экзистенциальный императив» не привязан к критерию универсальности. Он также предполагает, с его призывом к вечности, перспективу Бога.Более того, преимущество экзистенциальной релевантности уже присутствует в формулировке самого Канта, который всегда связывает императив разума с «субъективной максимой» индивида в его действиях.

6. Экспериментальные ответы на смысловые вопросы

Поздние работы Ницше можно рассматривать как попытку найти ответы на вопросы смысла, которые он сформулировал в свои годы в Базеле. Ответы разработаны в духе своего рода «экспериментальной философии», которую Ницше, заимствуя выражение, придуманное Фридрихом Шлегелем, принимает в 1880-х годах.В Z мы находим наиболее общую форму ответа, когда Ницше говорит о «значении земли» и стремится привязать человека к «земле»: «Я говорю вам, братья мои, оставайтесь верными земле и не верьте, что те говорят вам о сверхземных устремлениях! » ( Z , Предисловие; 4, 19). Но в чем «смысл земли»? Это «Übermensch»: «Übermensch» — это значение земли. Пусть ваша воля скажет: пусть «Übermensch» будет значением земли »( Z , Предисловие 3; 4, 14).

К ответам Ницше на вопросы о значении мы можем также отнести его «перспективизм», который тесно связан с тезисом о том, что «все» есть «интерпретация» ( GS 374; 3, 626 сл.). Ницше развивает свое понимание перспективной относительности каждого восприятия в элементарный антропологический принцип. Согласно этому принципу, человек ограничен и обусловлен во всех своих функциях и возможностях своей психофизической конституцией. Как нам снова и снова говорят в разных формулировках, мы не можем «заглядывать за свой угол».Все, что мы думаем, что мы можем «знать» или выражать как «истину», зависит от особенностей нашей природы, нашего социального положения и нашего исторического развития. «Мы видим все через человеческую голову, и мы не можем отрезать эту голову» ( HA 1, 9: 2, 29). Из этого следует, что истина и знание в строгом смысле этих терминов вообще невозможны. Каждое понятие и предложение, и в особенности каждая теория, являются выражением определенного положения, в котором находится человек.К сожалению, Ницше не хватает концептуальных средств, чтобы сформулировать разницу между знанием и другими человеческими функциями. Мы читаем только, что это процесс, который проявляется в языке; нам никогда не говорят, какие еще функции может иметь этот процесс. Если бы он только что продолжил свое собственное уравнение «истины» и «лжи» или свое собственное требование «правдивости», то он бы признал, что знание подразумевает связь между знающим и миром, без которой даже простая сознательная ссылка на вещи была бы быть невозможным.

Нет необходимости особо подчеркивать, что тезис о всеобъемлющем перспективизме саморазрушается. В своем логическом заключении он не допускает возможности существования утверждений, имеющих значение за пределами того самого момента, в который они были произнесены. Тем не менее Ницше считает, что обычаи и условности допускают определенное единообразие, которое, в свою очередь, позволяет нам обладать способностями суждения и действия в различных и различных ситуациях. Он подозревает, что причиной развития таких «условностей» является «инертность» людей, которые из простой лени и лени предпочитают делать свои суждения и действия предсказуемыми.Тем не менее, поступая таким образом, они становятся склонными делать утверждения, которые, как предполагается, ссылаются на фиксированные онтологические условия, и это лишает нас спонтанности и изменчивости живого существования.

В этом заключается объяснение Ницше своего тезиса, в равной степени смелое и ошеломляющее, что «худшая минута мировой истории» была той, в которой люди открыли для себя «знание» ( Об истине и лжи в внеморальном смысле 1 , 1, 875). В поисках истины «умные животные», выживание которых зависит от их гибкости и подвижности, зацикливаются на константах, которых не существует.Динамический характер мира выражается в фиксированных терминах и концепциях, и под их влиянием люди отчуждаются от своей собственной жизненной спонтанности и, таким образом, погибают. Вопрос только в том, почему это так давно не произошло и как Ницше может осмелиться представить свой диагноз в форме знания?

Если мы хотим уберечь перспективизм от того факта, что он представлен в самой среде знания, которую он должен отрицать, тогда мы должны понимать его как тезис об исторической относительности каждого значимого предложения.Именно в этой версии перспективизм Ницше стал символом веры в ХХ веке. Истина в этом банальном месте относительности всезнающего заключается в том, что «абсолютные» истины философии и религии лишены своей основы. В этой связи Ницше популяризирует критику знания Иммануила Канта, с которым Ницше оставался тесно связанным на протяжении всей своей жизни. Тем не менее, если перспективизм возражает против эмпирической и логической общности человеческого знания, он отрицает сам себя.«Смысл» истины не может состоять в том, что понятие истины пусто, а просто представляет собой «иллюзию», в которой мы встречаем нашу кончину. И все же мы должны признать, что это точка зрения Ницше.

В противоположность, или, скорее, в противоположность этому его взгляду, более поздний Ницше пытается рекламировать новый вид обязательств и, таким образом, новое будущее для человечества. Он превращается в воплощенную программу «краеугольного и поворотного момента» истории, который должен преодолеть сократовский период культуры.В этой связи он объявляет себя завершителем нигилизма, предшественников которого мы находим в его перспективистском релятивизме, его эстетическом интерпретационизме, его аморализме и его часто повторяющихся словах о «смерти Бога» ( GS 125; 3, 480 и далее. .). И в то же время он хочет победить именно этот нигилизм! Его «воля к власти» должна стать предвестником «большой политики». В сознании вечного возвращения того же самого ожидается рост любви к судьбе, любви, в которой решительные действия и безудержное восхищение прекрасным должны выковаться в новое единство и целостность.Наконец, разрушение всех принятых ценностей должно быть эпохальной увертюрой для «переоценки всех ценностей», которая освобождает человека от багажа теории и всех этических сомнений, чтобы он мог приступить к построению нового порядка в мире. образ радостного и наивного ребенка. В этом порядке «новые добродетели» преодолевают свое холодное противостояние красоте. Более того: в новом порядке человек может преуспеть в преодолении самого себя, даже если этого успеха добиваются немногие. Вдохновленный дарвинизмом, Ницше представляет человека как животное, которое является лишь эволюционным «мостом» к новому существу, которому еще предстоит найти имя.Судя по описанию человека, которое дает Заратустра, название «Übermensch» может звучать в ушах этого будущего существа только так же нелепо, как название «обезьяна» звучит для людей.

7. Приемная

Ницше объединяет доминирующие темы 18-го и 19-го веков, Просвещения и романтизма, и сочетает в себе критический разум и мифопоэтическую тоску. Его без преувеличения можно назвать самым влиятельным философом ХХ века.Он определил дух молодежных движений и культурного авангарда задолго до Первой мировой войны и озвучил атмосферу катастрофы после поражения цивилизации. Он снабжал антидемократические и ненавидящие цивилизацию движения слов и лозунгов вплоть до Второй мировой войны и вдохновлял экзистенциализм и гуманизм послевоенного общества. Наконец, в последней трети прошлого века он стал предпочтительным авторитетом для всех тех, кто отвернулся от современности, метафизики, науки или религии, в то же время желая каким-то образом оставаться связанным с одним из них, некоторыми из них, или все.

Самым важным достижением в восприятии приема Ницше в 20 веке является попытка создать критическое издание его работ. Этот проект привел в движение филологическую деятельность, которая после Ницше даже не считалась возможной. Посредством этой деятельности исторически ориентированные исследования теперь ставят задачу раскрыть разветвленную сеть, в которой Ницше связан со своим временем и западной мыслью. Именно благодаря этому исследованию Ницше стал классиком мысли, которым он и является сейчас.И он по-прежнему имеет право разговаривать напрямую с каждым, кто его читает.

Institut für Philosophie, Humboldt-Universität zu Berlin

Банкноты
  1. Eugen Dühring (1865): Der Werth des Lebens: Eine Философский Betrachtung, Бресслау.
  2. Л. Андреас-Саломе (2000/1894), Фридрих Ницше in seinen Werken, neu herausgegeben mit Anmerkungen von Thomas Pfeiffer, Франкфурт / М.
  3. Дазу: В.Герхард: Ницше Альтер-Эго. Über die Wiederkehr des Sokrates, in: R. Reschke / V. Gerhardt (Hrsg.), Jahrbuch der Nietzscheforschung 8, Berlin 2001, 315–332.
  4. Б. Магнус (1996), философия Ницше о вечном повторении того же самого, Беркли 1996.

Библиография

а) Работы Ницше

Werke. Kritische Gesamtausgabe , hrsg. v. G. Colli u. М. Монтинари, Берлин / Нью-Йорк, 1967 и сл.(weitergeführt von: W. Müller-Lauter (†), K. Pestalozzi, N. Miller u. V. Gerhardt) [ KGW ].

Sämtliche Werke. Kritische Studienausgabe in 15 Bänden , hrsg. v. G. Colli u. М. Монтинари, Мюнхен / Берлин / Нью-Йорк, 1980 [ KSA ].

Briefe. Kritische Gesamtausgabe , hrsg. v. G. Colli u. М. Монтинари, Берлин / Нью-Йорк, 1975 и далее. [ KGB ].
Sämtliche Briefe. Kritische Studienausgabe , hrsg. v.G. Colli u. М. Монтинари, Мюнхен / Берлин / Нью-Йорк, 1986 [ KSB ].

Werke in drei Bänden , hrsg. v. K. Schlechta, München 1966.

б) Биографические материалы

Andreas-Salomé, Lou, Friedrich Nietzsche in seinen Werken (1894), neu herausgegeben mit Anmerkungen von Thomas Pfeiffer, Франкфурт / М. 2000.

Янц, К. П., Фридрих Ницше. Биография в drei Bänden , München 1978 ff. Росс, В., Der ängstliche Adler.Friedrich Nietzsches Leben , Штутгарт 1980.

Schmidt, H. J., Nietzsche absconditus oder Spurenlesen bei Nietzsche , 4 Bde, Kindheit und Jugend, Berlin / Aschaffenburg 1990, 1991 1993 1994.

Verrechia, A., Zarathustras Ende. Катастрофа Ницше в Турине , Вена / Кельн / Грац 1986.
Volz, P. D., Nietzsche im Labyrinth Seiner Krankheit. Eine medizinisch-biographische Untersuchung , Würzburg 1990.

c) Общие работы и справки

Андреас-Саломе, Л., Friedrich Nietzsche in seinen Werken , Wien 1894 (3. Aufl. Frankfurt 1983).

Ansell Pearson, K. (Ed.), A Companion to Nietzsche , Oxford 2005. Danto, A.C., Nietzsche als Philosoph , München 1998.

Figal, G., Nietzsche — Eine Философский Einführung , Штутгарт 1999.

Ясперс, К., Ницше. Einführung in das Verständnis seines Philosophierens (1936), Nachdruck d. 4. Aufl. 1974, Берлин / Нью-Йорк, 1981.

Kaulbach, F., Nietzsches Idee einer Experimentalphilosophie , Köln / Wien 1980.

Müller-Lauter, W., Nietzsche. Seine Philosophie der Gegensätze und die Gegensätze seiner Philosophie , Берлин / Нью-Йорк 1971.

Müller-Lauter, W., Nietzsche Interpretationen , 3 Bde, Berlin / New York 1999/2000.

Ottmann, H., Philosophie und Politik bei Nietzsche , Berlin / New York 1987.

Оттманн, Х. (Hrsg.), Nietzsche Handbuch: Leben — Werk — Wirkung , Stuttgart / Weimar 2000.

Prossliner, J. (Hrsg.), Licht wird alles, was ich fasse. Lexikon der Nietzsche-Zitate , München 1999.

Safranski, R., Nietzsche. Биография неводов Denkens , München 2000.

Vattimo, G., Friedrich Nietzsche. Eine Einführung , Штутгарт 1992.

г) Интерпретации и исследования

Abel, G., Die Dynamik der Willen zur Macht und die ewige Wiederkehr , Берлин / Нью-Йорк 1984.

Bueb, B., Nietzsches Kritik der praktischen Vernunft , Stuttgart 1970.

Colli, G., Nach Nietzsche (a. D. Italienischen v. R. Klein), Frankfurt a. М. 1980.

Colli, G., Distanz und Pathos. Einleitungen zu Nietzsches Werken (a. D. Italienischen v. R. M. Geschwend u. R. Klein), Франкфурт 1982 г.

Deleuze, G., Nietzsche und die Philosophie (aus dem Französischen v. B. Schwibs), München 1976.

Деррида, Дж., Sporen. Стайл Ницше . Франкфурт а. М. 1969.

Figl, J., Interpretation alsphilusphisches Prinzip. Универсальная теория Фридриха Ницше Theorie der Auslegung im späten Nachlaß , Берлин / Нью-Йорк 1982 г.

Gerhardt, V., Pathos und Distanz. Studien zur Philosophie Friedrich Nietzsches , Штутгарт 1988.

Gerhardt, V., Friedrich Nietzsche (Reihe Große Denker) , München 1992, 2006.

Gerhardt, V., Vom Willen zur Macht.Anthropologie und Metaphysik der Macht am example Fall Friedrich Nietzsches , Берлин / Нью-Йорк 1996.

Gerhardt, V. (Hrsg.), «Friedrich Nietzsche. Также sprach Zarathustra», in: Klassiker Auslegen , Bd. 14, Берлин 2000.

Heller, P., ,, Von den ersten Dingen «. Studien und Kommentar zu einer Aphorismenreihe von Friedrich Nietzsche , Berlin / New York 1972.

Henke, D., Gott und Grammatik. Nietzsches Kritik der Religion , Pfullingen 1981.

Himmelmann, B., Freiheit und Selbstbestimmung. Zu Nietzsches Philosophie der Subjektivität , Freiburg / München 1996.

Höffe, O. (Hrsg.), «Фридрих Ницше. Zur Genealogie der Moral», in: Klassiker Auslegen , Bd. 29, Берлин 2004.

Klossowski, P., Nietzsche und der Circulus vitiosus deus (a. D. Französischen v. R. Vouillé), München 1986.

Löw, R., Nietzsche — Sophist und Erzieher , Weinheim 1984.

Löwith, K., Nietzsches Philosophie der ewigen Wiederkunft des Gleichen , Berlin 1935.

Магнус, Б., Философия Ницше о вечном повторении того же самого , Беркли: Univ. of California Press, 1996.

Магнус, Б., Дело Ницше , Нью-Йорк 1993.

Mann, Th., Nietzsche Philosophie im Lichte der heutigen Erfahrung (1947), в: Reden und Aufsätze, Gesammelte Werke in 12 Bdn, Bd. 9, Франкфурт а.М. 1960, 675 — 713.

Meier, Th. Ницше. Kunstauffassung und Lebensbegriff , Tübingen 1991.

Nehamas, A., Nietzsche. Leben als Literatur (a. D. Amerikanischen v. B. Flickinger), Göttingen 1991.

Pieper, A., «Ein Seil geknöpft zwischen Tier und Übermensch». Philosophische Erläuterungen zu Nietzsches erstem «Zarathustra» , Штутгарт 1990.

Зоммер А.У., Фридрих Ницше «Антихрист». Эйн философско-исторический комментарий , Базель 2000.

Stegmaier, W., Nietzsches ‚Genealogie der Moral’ , Дармштадт 1994.

Steinmann, M., Die Ethik Friedrich Nietzsches , Berlin / New York 2000. Tongeren, P. v., Die Moral von Nietzsches Moralkritik , Bonn 1989.

e) Исторические влияния и история получения

Cancik, H., Nietzsches Antike , Stuttgart / Weimar 1995.

Hillebrand, B. (Hrsg.), Nietzsche und die deutsche Literatur, Texte 1873–1963 u.Forschungsergebnisse , 2 Bde., Tübingen 1978.

Krummel, R. F., Nietzsche und der deutsche Geist. Ausbreitung und Wirkung des Nietzscheschen Werkes im deutschen Sprachraum bis zum Todesjahr des Philosophen. Ein Schrifttumsverzeichnis der Jahre 1867–1900 (Bd. 1) u. 1901–1918 (Bd. 2) , Берлин / Нью-Йорк 1974 u. 1983.

Nolte, E., Nietzsche und der Nietzscheanismus , Frankfurt a. М. / Берлин, 1990.

Reckermann, A., Lesarten der Philosophie Nietzsches.Ihre Rezeption und Diskussion in Frankreich, Italien und der angelsächsischen Welt 1960-2000 , Berlin / New York 2003.

Sandvoss, E., Hitler und Nietzsche , Göttingen 1969.

Schlechta, K., Der Fall Nietzsche , München 1958.

Schröder, W., Moralischer Nihilismus. Radikale Moralkritik von den Sophisten bis Nietzsche , Штутгарт 2005.

Букварь по философии Ницше

Фридрих Ницше внес в западную философию несколько идей, которые оказали огромное влияние на культуру 20-го и 21-го веков.Экзистенциализм, постмодернизм и постструктурализм были затронуты работами Ницше.

Его влияние проявляется не только в академической философии, но и в том, как многие современные жители Запада подходят к своей жизни. Любовь к борьбе, стремление к автономии и личному величию, призыв следовать своей страсти и превращать свою жизнь в произведение искусства — все это культурные течения, которые Ницше помог сформировать и привести в движение. Таким образом, чтобы по-настоящему понять современную жизнь во всех ее чудесах и странностях, нужно понять Ницше.

Ниже я выделю лишь несколько самых больших и интригующих идей Ницше; даже если вы решите, что категорически не согласны с ними, они станут отличным кормом для изучения того, как вы живете и существуете в мире. Вы, как увещевает Ницше, «говорите жизни« да »»? Или вы отрицаете его силу и возможности и просто бродите по своему существованию?

Имейте в виду, что эта статья не является исчерпывающим обзором работы Ницше; он разработан как доступный учебник для тех, кто хочет погрузиться в его философию.Таким образом, я попытался максимально упростить и сжать объяснения. Для более исчерпывающего и глубокого изучения вам придется прочитать бесчисленное количество книг, написанных Ницше, и о его работах; В конце я порекомендую вам ознакомиться с одними из лучших.

Аполлон и Дионис

В первой опубликованной работе Ницше « Рождение трагедии » он описывает два расходящихся взгляда, воплощенных древними греками: аполлонический и дионисийский. Вместе, как утверждает Ницше, эти два этоса породили одну из самых известных в мире форм искусства — афинскую трагедию.

Аполлон был богом солнца, который принес в мир свет и разумную ясность. Для Ницше те, кто смотрит на вещи через призму аполлонов, видят мир упорядоченным, рациональным и ограниченным определенными границами. Аполлонианцы рассматривают человечество не как аморфное целое, а как отдельные и отдельные личности. Скульптура и поэзия были искусствами, лучше всего представленными аполлоническим этосом, потому что они имеют четкую структуру и четкие линии.

Дионис был богом вина, праздника, ритуального безумия и праздника.С точки зрения дионисийской призмы мир кажется хаотичным, страстным и свободным от границ. Вместо того, чтобы рассматривать человечество как состоящее из атомизированных индивидуумов, дионисийцы рассматривают человечество как единое, страстное, аморфное целое, в которое погружено «я». Музыка и танец с их плавными формами были искусствами, лучше всего представленными дионисийским этосом.

По мнению Ницше, досократические греческие трагедии идеально соединили эти два мировоззрения. Произведения Софокла и Эсхила заставили аудиторию ответить на один из самых животрепещущих вопросов жизни: «Как может человеческая жизнь иметь смысл, если люди подвергаются незаслуженным страданиям и смерти?» Аполлонианец отвечает на этот вопрос, утверждая, что страдание вызывает трансформацию — хаос можно превратить в красоту и порядок.С другой стороны, дионисийцы утверждают, что динамизм и хаос не обязательно являются плохими вещами. Просто быть частью хаотического потока жизни и радостно кататься на его волнах было само по себе прекрасным и достойным занятием; любые страдания, связанные с поездкой, были просто платой за вход.

Ницше утверждал, что после Сократа трагедии стали подчеркивать аполлонический этос за счет дионисийского. Вместо того чтобы рассматривать трагедию как естественный результат жизни в мире хаоса и страстей, драматурги-постсократы видели в ней следствие некоего «трагического изъяна» в характере человека.Ницше считал, что этот более «рационализированный» взгляд на трагедию устраняет некоторые тайны и романтизм жизни.

Хотя эта теория может показаться очень специфичной для определенного времени, места и вида искусства, она имеет гораздо более широкое значение. Важно иметь базовое понимание этих двух концепций, потому что они пронизаны всей остальной работой Ницше. Для Ницше дионисийская перспектива была более жизнеутверждающим и подстегивающим жизнь подходом к жизни; следовательно, он подчеркивает это над аполлоническим.

Помимо дионисийских и аполлонических архетипов, Ницше обратился к другим древнегреческим идеям, чтобы сформировать свое мировоззрение. Он особенно любил досократических греков и их гомеровскую воинскую этику. Сила, отвага, смелость и гордость были добродетелями, которые Ницше отстаивал на протяжении всей своей жизни.

Перспективизм

«Нет фактов, есть только интерпретации», — написал знаменитый Ницше. Отсюда его часто обвиняют в том, что он релятивист, но более пристальный взгляд на его работы показывает, что это не совсем так.Ницше не отрицает, что там может быть какая-то большая правда, но если бы она была, мы никогда не смогли бы подтвердить ее правдивость, потому что наши наблюдения предвзяты и «задуманы в рамках языка, в рамках культуры, в рамках перспектива , в рамках ограничений и ожиданий теории ».

Вместо релятивизма Ницше выступает за то, что было названо «перспективизмом». В двух словах, перспективизм означает, что каждое утверждение, убеждение, идея или философия привязаны к некоторой перспективе и что люди не могут оторваться от этих линз, чтобы разобраться в объективной Истине.Это может звучать как релятивизм, но, согласно Ницше, это не одно и то же. В отличие от строгого релятивизма, который утверждает, что все взгляды одинаково верны, потому что они актуальны для каждого человека, перспективизм не утверждает, что все точки зрения имеют одинаковую ценность — одни на самом деле лучше других. Согласно Ницше, работа философа состоит в том, чтобы изучить, принять и проверить как можно больше различных точек зрения, чтобы получить лучшее представление об Истине. Этот процесс может даже потребовать взглянуть на мир с противоположных точек зрения.Хотя Ницше не думает, что принятие различных точек зрения может в конечном итоге раскрыть большую истину (помните, что она никогда не может быть раскрыта полностью из-за наших предубеждений), он считает, что это может приблизить вас к ней.

Когда я читал о перспективизме Ницше, я был поражен тем, насколько он был похож на цикл OODA Джона Бойда. Если вы помните, цикл OODA — это методология принятия стратегических решений перед лицом оппозиции — по крайней мере, именно так ее часто рассматривают в современном бизнесе и военной культуре.Однако для Бойда цикл OODA — это больше, чем просто цикл принятия решений для военных тактиков. Это мета-парадигма интеллектуального роста и эволюции в постоянно меняющемся и неопределенном ландшафте. Самый важный шаг в цикле OODA — это шаг Востока, на котором вы постоянно перенаправляете и перестраиваете свое сознание, основываясь на своих наблюдениях за окружающим миром. Поскольку наша среда всегда меняется, мы всегда должны ориентироваться. Важной частью этого является создание надежного инструментария ментальных моделей и тестирование этих ментальных моделей в реальном мире.По словам Бойда, чем больше в их распоряжении ментальных моделей (даже конкурирующих!), Тем больше у них шансов понять мир и принять правильные решения. Похоже на перспективизм Ницше.

Мораль главного и подчиненного

Ницше, пожалуй, наиболее известен своей критикой и деконструкцией современной морали и религии. Именно в «По ту сторону добра и зла», и «О генеалогии морали», Ницше конкретизирует эту критику.Важным элементом критики Ницше является концепция «морали господина» и «морали рабов». В то время как Ницше представляет развитие морали господина-раба как историческую и антропологическую реальность, это лучше рассматривать как общее психологическое объяснение Ницше , почему мы (мы, как и все человечество) обладаем такой же моралью.

Согласно Ницше, мораль началась как «господствующая мораль». Он рассматривает аристократические воинские ценности гомеровских греков и других доудео-христианских культур как источник истинной добродетели.Для них мир делился не на «добро» и «зло», а скорее на «благородный» и «неблагородный». Быть благородным — значит успешно отстаивать свою волю в мире и получать желаемое благодаря своей силе, мужеству и превосходству. Быть благородным — значит быть лучшим в том, что ты делаешь. Это мировоззрение требовало иерархического видения человечества — одни люди были более выдающимися и благородными, чем другие. Более того, в этой концепции благородства не было места смирению. Как выразился Ницше: «Эгоизм — это самая суть благородной души.«Если вы делали великие дела, вы брали на себя ответственность и наслаждались славой, полученной от ваших сверстников. Благородные или мастера были теми, кто определял, что является моральным.

Низшие, или «рабы», как их называл Ницше, были полной противоположностью благородных. Они были слабыми, робкими и жалкими. Подлые не могли получить то, что хотели, потому что им не хватало достоинств совершенства и способности отстаивать свою волю в мире. Фактически, неблагородные избегали выражать свои желания и желания, потому что это могло вызвать у них проблемы с благородными.Они ладили, чтобы поладить. Дворянин не уважал рабов; их в лучшем случае жалели, в худшем — презирали.

Жизнь по кодексу, основанному на дихотомии благородный / неблагородный, — это то, что Ницше называет «высшей моралью». Но философ утверждает, что господствующая мораль только порождает негодование рабов или низших классов. И именно это негодование породило «рабскую мораль». Рабская мораль, согласно Ницше, была «духовной местью» правящему классу, который стремился перевернуть господствующую мораль с ног на голову.Начиная с древних евреев и продолжая христианство, неблагородные или низшие классы начали заявлять, что ценности мастер-класса не только оскорбляли Бога, но и что на самом деле было более праведным и превосходным быть слабым, смиренным и и покорный. Вместо того, чтобы делить мир на благородных и неблагородных, мораль рабов разделила мир на добро и на зло. Под рубрикой рабской морали благородный человек рассматривался как злой человек, а неблагородный человек — как хороший человек.Для Ницше рабская мораль была способом не только защитить слабых, но и возвысить их.

Более того, в отличие от морали господина, которая была создана самоутверждением самого благородного человека и, таким образом, уникальна для него, мораль рабов была внешней и применялась ко всем. Подумайте о Десяти заповедях.

В то время как Ницше, безусловно, превозносит мораль господ и выставляет мораль рабов в плохом свете, он считает, что мораль рабов служит важной психологической цели, поскольку она дает людям, лишенным власти, чувство собственного достоинства.Проблема для Ницше в том, что, если не считать присущих достоинству свойств, рабская мораль всегда ставит своих приверженцев во второстепенное, зависимое положение. Раб никогда не может иметь чувство собственного достоинства, не думая о ком-то еще как о зле; он реактивный, а не проактивный.

Ницше отмечает, что человек может руководствоваться моралью как господина, так и рабов. Возьмем, к примеру, Папу. Когда-то в истории Папа имел реальную политическую и военную власть. Он управлял народами и руководил армиями.В каком-то смысле он мог руководствоваться моралью господина. Но как христианин он придерживался морали, которая подчеркивала смирение и сдержанность. Итак, в одном человеке шла борьба между двумя типами морали.

Не только папам приходится иметь дело с этой внутренней борьбой; согласно Ницше, мы все делаем. То, что мы называем плохой совестью или нечистой совестью, является результатом нашего желания жить по кодексу господствующей морали, противостоящему силе рабской морали. Мы хотим быть богатыми и могущественными, но мы чувствуем себя виноватыми за то, что хотим этого, потому что нам сказали, что стремление к богатству и власти — зло.Борьба между моралью господина и раба внутри нас также проявляется, когда мы плохо относимся к нашим успехам или когда мы преуменьшаем их, приводя самоуничижительные отговорки вроде: «О, это было просто удачей». Тогда рабская мораль для Ницше становится разновидностью ненависти к себе.

Ницше утверждает, что с течением времени мораль рабов обогнала мораль господ, и то, что мы сегодня называем моралью, почти полностью состоит из первых ценностей. Вместо стремления к личному совершенству рабская мораль побуждает нас осуждать и находить недостатки в других, чтобы мы могли сказать: «Ну, по крайней мере, я не такой плохой / злой / грешный, как этот парень из .«Это побуждает нас изображать наших врагов в худшем свете, чтобы чувствовать себя вправе преследовать их; в мире рабской морали нет места идее благородного противника. Рабская мораль также проявляется в чрезмерном акценте общества на смирении; даже упоминание своих достижений считается хвастовством. Мы упрекаем всех, кто утверждает, что он лучше нас. В общем, Ницше считал, что жить по кодексу рабской морали — это слабый и жалкий образ жизни.

Итак, если рабская мораль настолько плоха, какая альтернатива Ницше? Интересно, что он не поощряет нас возвращаться к господству над моралью, потому что он чувствует, что мы прошли точку невозврата, и это было бы психологически невозможно сделать. Вместо этого Ницше утверждает, что мы должны двигаться «за пределы добра и зла» и к морали, которая не зависит от того, чтобы называть определенные вещи плохими, чтобы добро существовало — мораль, которая активна, а не реагирует и сосредоточена на достижении личного совершенства. .По мнению исследователя Ницше Роберта Соломона, тип этики добродетели Аристотеля был бы хорошим кандидатом на эту новую (старую) мораль.

Слушайте наш подкаст о жизни и творчестве Ницше:

Бог мертв

Из всех смелых заявлений, которые Ницше выдвигал в своей жизни, нет ничего более известного, чем идея о том, что «Бог мертв». Некоторые ошибочно истолковали это утверждение как празднование Ницше смерти Божества. Но при более внимательном чтении открывается другая история.Ницше просто разъяснял, что молчаливо происходило на Западе с начала современности. Он был , описывая , не ликуя. Вместо того, чтобы верить в Бога и основывать свое мировоззрение на божественном, универсальном законе, большинство современных жителей Запада — даже те, кто заявлял о своей преданности своей вере — проводили свою жизнь и смотрели на мир через призму научного материализма, рожденную в эпоху Просвещения.

Вместо того, чтобы считать эту эволюцию чем-то достойным празднования, Ницше увидел смерть Бога как трагедию и травму.Чтобы понять пародию, которую, по мнению Ницше, произошло при замене Бога наукой, прочтите следующий отрывок из Веселая наука , в котором Ницше заставляет безумца объявить, что Бог мертв:

«Где Бог?» он плакал; «Я скажу тебе. Мы убили его — ты и я. Все мы его убийцы. Но как мы это сделали? Как мы могли выпить море? Кто дал нам губку, чтобы стереть весь горизонт? Что мы делали, когда освободили эту землю от ее солнца? Куда он сейчас движется? Куда мы движемся? Вдали от солнца? Разве мы не погружаемся постоянно? Назад, в сторону, вперед, во всех направлениях? Есть ли еще верх или низ?… Как мы утешаем себя, убийцы всех убийц? Что было самым святым и могущественным из всего, что когда-либо принадлежало миру, истекло кровью под нашими ножами: кто сотрет с нас эту кровь? Какая вода есть для нас, чтобы мыться? Какие праздники искупления, какие священные игры нам придется изобрести?

Ницше предсказывает, что смерть Бога повлечет за собой отказ от веры в универсальный моральный закон, что, в свою очередь, вызовет экзистенциальный нигилизм — философию, которую он ненавидел.Хотя Ницше не очень ценил «рабскую мораль», как мы только что обсуждали, он действительно считал, что она полезна для психики и что религия играет важную роль в создании смысла — центра тяжести — в мире. Ницше предсказал, что как только универсальная основа морали разрушится, «будут войны, подобных которым никогда раньше не было на земле» — предсказание, которое сбылось вскоре после его смерти в 1900 году.

Что часто упускается из виду в провозглашении Ницше смерти Бога, так это то, что он также указывает на то, что на самом деле никто не заметил кончину Всевышнего.И почему так? Во-первых, даже несмотря на то, что жители Запада все больше и больше доверяли науке и разуму, они продолжали исповедовать веру в Бога и придерживаться своих религиозных обрядов. Дело не в том, что в то время люди активно пытались доказать несуществование Бога, как современные новые атеисты. Они просто начали игнорировать Его, даже если не осознавали, что это так.

Во-вторых, Ницше утверждает, что современные жители Запада не заметили смерти Бога, потому что они продолжали практиковать веру — просто теперь она была сосредоточена на науке и разуме, а не на божественном; Если бы люди были честны с собой, сказал бы Ницше, они бы признали, что планировали свои дни, принимали решения и выбирали карьеру, основываясь не на Священных Писаниях и молитвах, а на экономических, социологических и технологических факторах.Хотя Ницше был атеистом и поклонником научного процесса, он считал, что эта новая вера в науку ничем не лучше старой веры в Бога. На самом деле, это было хуже, потому что в нем не было места страстной дионисийской духовности, которая придала жизни жизненную силу и смысл. Более того, редуктивистские объяснения научного материализма продвигали пустой, нигилистический взгляд на мир.

Жизнеутверждающая и жизнеотверждающая

Ницше считал, что радость требует, чтобы человек любил эту земную жизнь прямо в этот момент — со всеми ее взлетами и падениями.«Моя формула величия в человеческом существе, — утверждал Ницше, — это amor fati [буквально« любовь к судьбе », принятие своей судьбы]: человек не хочет, чтобы ничто изменилось, ни вперед, ни назад, не в вечности. Не просто переносите то, что необходимо, еще меньше скрывайте это… но любите это ».

Для Ницше сама жизнь со всеми ее удовольствиями и болью — это то, что придает смысл человеческому существованию. Поскольку борьба дает нам возможность проверить себя, мы должны не просто приветствовать их, но и любить их горячо.То же самое и с нашими врагами. Мы должны уважать и любить своих врагов не из благочестия, а потому, что они бросают нам вызов и подталкивают нас. Ницше хочет, чтобы мы «сказали жизни да». Вместо того, чтобы прятаться от него, примите его в лоб. Его идея «вечного возвращения» (см. Ниже) действительно подтверждает эту идею.

Философия, отрицающая жизнь, — это философия, которая пытается преуменьшить или даже устранить как боли, так и удовольствия этой жизни. Для Ницше наиболее пагубным типом философий, отрицающих жизнь, являются те, которые заставляют человека стремиться к некоему «небесному пирогу» в будущем, которое избавит его от всей боли и печали.Вместо того чтобы рассматривать испытания смертности как нечто, с чем нужно бороться, преодолевать и становиться сильнее, отрицающие жизнь философии побуждают людей ненавидеть эту жизнь и с нетерпением ждать новой.

Согласно Ницше, христианство и даже научный материализм способствовали такому отрицающему жизнь мышлению. Христианство, утверждал Ницше, «с самого начала было, по сути и фундаментально, тошнотой жизни и отвращением к жизни, просто скрытым за спиной, замаскированным под верой в« другую »или« лучшую »жизнь.Ненависть к «миру», осуждение страстей, страх перед красотой и чувственностью, потустороннее изобрели лучшее, чтобы клеветать на эту жизнь ».

Ницше видел, что научный материализм разжигает аналогичное недовольство жизнью, давая надежду не на небеса, а на лучшее будущее прямо за горизонтом. Те, кто верит в науку, верят, что благодаря разуму и новаторству мы сможем преодолеть наши физические ограничения и освободиться от всех страданий.

Ницше ненавидел оба этих взгляда, потому что оба отвлекают человека от жизненно важного настоящего и направляют его в далекое будущее.Жизнь, утверждал Ницше, нужно прожить , теперь .

Другой тип философии, отрицающей жизнь, которую критиковал Ницше, был аскетизм. Как любитель страстного Диониса, Ницше считал, что аскетизм обесценивает человеческие страсти, побуждая людей умерщвлять и отрицать жизненные энергии жизни. Он чувствовал, что аскетизм мешает людям наслаждаться всем тем, что может предложить смертная жизнь. Критика Ницше этой философии как «отрицающей жизнь» направлена ​​не только на религиозные практики, такие как пост, безбрачие или интенсивная медитация.Он также утверждал, что упорное стремление к научным знаниям также является формой аскетизма, поскольку оно заставляет человека уклоняться от жизни — трудно ощутить всю полноту смертности, когда вы заперлись в лаборатории или засунули нос в нее. книга все время. Ницше также видел в трудоголиках типа А, у которых никогда не было времени наслаждаться плодами своего труда, еще одну категорию отрицающих жизнь аскетов.

Вечное возвращение

Важная доктрина (если ее можно так назвать), поддерживающая жизнеутверждающую философию Ницше, — это доктрина «вечного возвращения» или «вечного возвращения».«Идея состоит в том, что время повторяется снова и снова с одними и теми же событиями. Это не новая идея. Некоторые древние культуры имели некую концепцию вечного возрождения, включая персов, ведиков Индии и древних греков. Ницше просто расширил эту идею и использовал ее как экзистенциальный тест для современного человека.

Ницше лучше всего отражает свою идею вечного возвращения в конце года Веселая наука :

Что, если бы однажды или ночью демон украл за вами в ваше самое одинокое одиночество и сказал вам: «Эта жизнь, как вы сейчас проживаете и прожили ее, вам придется прожить еще раз и бесчисленное количество раз. ; и в этом не будет ничего нового, но каждая боль, каждая радость, каждая мысль, вздох и все невыразимо маленькое или великое в вашей жизни должны будут вернуться к вам, все в той же последовательности и последовательности — даже этот паук и этот лунный свет между деревьями, и даже в этот момент и я сам.Вечные песочные часы существования снова и снова переворачиваются вверх дном, а вместе с ними и ты, пылинка! » Разве ты не бросишься, не скрежетал зубами и не проклянет демона, который так говорил? Или вы однажды пережили потрясающий момент, когда вы бы ответили ему: «Ты бог, и я никогда не слышал ничего более божественного»?

Если бы эта мысль овладела вами, она изменила бы вас таким, какой вы есть, или, возможно, раздавила бы вас. Вопрос во всем: «Вы желаете этого еще раз и бесчисленное количество раз?» будет лежать на ваших действиях как на самом большом весе.Или насколько хорошо вы должны были бы стать к себе и к жизни, чтобы не желать ничего более страстного, чем это окончательное подтверждение и печать?

Вечное возвращение — это мысленный эксперимент, который служит экзистенциальной проверкой нутром: действительно ли вы любите жизнь?

Люди говорят, что любят свою жизнь все время, но когда они говорят это, они обычно имеют в виду, что любят все хорошее в жизни, что с ними случается. Для Ницше любовь к жизни требует любви ко всем жизни, даже к ее боли и печали.Многим это непросто проглотить. Если мысль о том, чтобы проживать свою жизнь снова и снова, наполняет вас страхом, что ж, тогда, согласно Ницше, вы на самом деле не любите жизнь.

Так как же полюбить жизнь? Ницше прописывает свою философию amor fati — любви к судьбе. Любите и обнимайте все, что бросает в вас жизнь — как хорошее, так и плохое. Вместо того чтобы обижаться на жизненные испытания, рассматривайте их как возможность испытать себя и развиваться.

Ницше сомневался в способности человека к личному совершенствованию (он был в некотором роде детерминистом; вы родились такими, какими вы были, и в значительной степени так и остались), но он действительно предполагает, что мы можем принять меры для создания такого рода жизнь мы бы с удовольствием поставили в бесконечный цикл.

Созерцание переигровки вашей жизни наполняет вас чувством тревоги и сожаления? Ницше посоветовал бы вам изменить курс: пригласите эту девушку на свидание; напишите этот роман; научитесь тому новому навыку, которому всегда хотели овладеть; помириться с отчужденным другом; отправляйтесь навстречу приключениям, о которых давно мечтали. И в то же время не отчаивайтесь из-за жизненных невзгод и неопределенностей; катайтесь на них, как волна, которая переносит вас в другое и даже более высокое место.

Вечное возвращение окажет огромное влияние на философов-экзистенциалистов 20-го века.Это особенно заметно в эссе Альбера Камю «Миф о Сизифе». Экзистенциальный психолог Виктор Франкл повторил идею вечного повторения в своей книге «В поисках смысла человека », когда он пишет: «Живите так, как если бы вы уже жили во второй раз, и как если бы в первый раз вы поступили так же неправильно, как и вы. собираемся действовать сейчас! » Другими словами, живите без сожалений!

Чтобы прояснить, Ницше, вероятно, не верил, что мы действительно будем повторять нашу жизнь снова и снова.У него действительно были заметки, в которых он пытался создать научное доказательство вечного возвращения, но оно было глубоко ошибочным, и он так и не опубликовал его. Тем не менее, для Ницше не имеет значения, является ли вечное возвращение реальным феноменом — важен мотивирующий эффект, возникающий в результате размышления над идеей.

Воля к силе

Ницше впервые ввел фразу «воля к власти» в своих ранних афористических работах как ответ на философию «воли к жизни» Шопенгауэра.По Шопенгауэру, все живые существа имели мотивацию к самосохранению и делали все, чтобы выжить. Ницше считал этот взгляд излишне пессимистичным и реактивным. Он чувствовал, что в жизни есть нечто большее, чем просто избегание смерти, и считал, что живые существа мотивированы стремлением к власти.

Но что Ницше подразумевает под властью? Сложно сказать. Хотя Ницше использовал фразу «воля к власти» во всех своих опубликованных работах, он никогда систематически не объяснял, что он имел в виду под этим.Он просто дает подсказки тут и там. Многие интерпретировали это как стремление к контролю над другими. Хотя это может означать, что если мы посмотрим на оригинальную немецкую фразу ( Der Wille zur Macht), , мы обнаружим, что Ницше, вероятно, имел в виду что-то большее и более духовное.

Махт означает «сила», но это сила, которая больше похожа на личную силу, дисциплину и напористость. Имея это в виду, многие ученые полагают, что концепция воли к власти у Ницше — это психологическое стремление заявить о себе в мире — быть эффективным, оставить след, стать кем-то лучше, чем вы сейчас, и самовыражаться.Осуществление воли к власти требует самообладания и развития личной силы путем принятия борьбы и вызовов.

Согласно Ницше, это понятие воли к власти гораздо более проактивно и даже благородно, чем воля Шопенгауэра к жизни. Ницше провозглашает, что людей заставляют не просто выжить, но и решиться на великие дела.

Уберменш против последнего человека

В году «Так говорил Заратустра» Ницше представил два архетипа человечества: Übermensch и Последний человек.

Уберменш или Сверхчеловек — это ницшеанское понятие, которое часто неправильно понимают. Некоторые интерпретировали это как биологическую, эволюционную цель — что благодаря нашему овладению технологиями и природой человечество сможет стать расой Сверхлюдей.

Но Ницше имел в виду не это. Он не думает, что человек действительно может стать уберменшем. Скорее уберменш — это скорее духовная цель или способ приблизиться к жизни. Путь Übermensch полон жизненных сил, энергии, рискованных действий и борьбы.Уберменш представляет собой стремление стремиться и жить для чего-то помимо себя, оставаясь при этом истинным и укорененным в земной жизни (никаких потусторонних стремлений в мире Ницше). Быть создателем, а не просто потребителем — это вызов. Короче говоря, Übermensch — это полное проявление воли к власти.

Ницше никогда не указывает, к чему именно мы должны стремиться, что выходит за рамки нас самих или что мы должны создавать. Это каждый мужчина должен выяснить сам.Это может быть произведение искусства, книга, бизнес, законодательный акт или прочная семейная культура. Через акт творения мы можем создать наследие, живущее за пределами нашей земной жизни. Стремясь жить как Übermensch, мы можем достичь бессмертия в посюстороннем смысле.

Сравните уберменш с последним человеком. Последний человек — полная противоположность Супермена:

Ло! Я показываю вам ПОСЛЕДНЕГО ЧЕЛОВЕКА.

«Что такое любовь? Что такое творение? Что тоска? Что такое звезда? » — так спрашивает последний мужчина и моргает.Земля тогда стала маленькой, и на ней прыгает последний человек, делающий все мелким. Его вид неискореним, как земляная блоха; последний человек живет дольше всех. «Мы открыли счастье» — говорят последние мужчины и моргают. Они уехали из регионов, где тяжело жить; ибо им нужно тепло. Кто-то по-прежнему любит ближнего и трется с ним; ради одного тепла.

Заболевшие и недоверчивые, считают грешными: ходят осторожно.Он дурак, который все еще спотыкается о камни или людей! Время от времени немного яда: он вызывает приятные сны. И наконец много яда для приятной смерти. Человек все еще работает, потому что работа — это времяпрепровождение. Но нужно быть осторожным, чтобы времяпрепровождение не навредило. Никто больше не становится бедным или богатым; оба слишком обременительны. Кто еще хочет править? Кто все еще хочет подчиняться? Оба слишком обременительны. Не пастух, а одно стадо! Все хотят одного и того же; все равны: тот, кто имеет другие чувства, добровольно идет в сумасшедший дом.

У них есть свои маленькие удовольствия на день и свои маленькие удовольствия на ночь, но они заботятся о здоровье. «Мы открыли счастье», — говорят последние мужчины и моргают.

Последний человек играет маленько и безопасно. Он моргает и скучает по жизненной энергии. В «Последнем человеке» нет амбиций, рисков и жизненных сил. Он избегает проблем, потому что проблемы приводят к дискомфорту. Последний человек не хочет создавать или быть лидером, потому что созидание и лидерство «обременительны.«Нет желания жить ради чего-то помимо себя. Последний Человек «открыл счастье» в своих «маленьких удовольствиях» и просто хочет, чтобы его оставили в покое, чтобы он мог прожить долгую, ничем не примечательную жизнь. Последний человек просто выживает, а не живет по-настоящему. По словам Роберта Соломона, Последний человек — это «идеальный диванчик».

В то время как Ницше не считал возможным превратиться в полноценного Übermensch, Последний человек представлял определенно достижимое состояние. Посмотрите вокруг себя и даже на себя.Вы, вероятно, видели проблески Последнего Человека внутри себя; он служит предупреждением о том, кем вы станете, если перестанете стремиться к вещам, выходящим за рамки себя, — если вы не будете лелеять вспышки, которые вы иногда получаете от своего сверхчеловеческого потенциала.

Станьте собой

Любимая директива Ницше своим читателям — это та, которую он позаимствовал у древнегреческого поэта Пиндара: «Стань тем, кто ты есть». Но что именно означает это увещевание?

Для Ницше стать тем, кем вы являетесь, не означает стать тем, кем вы хотите, чтобы был.Это может привести только к разочарованию.

Например, я бы хотел быть игроком НФЛ, но мне 32 года, я не играл в футбол 17 лет, и у меня не было прирожденного атлетизма. Профессионального футбола для меня не было и не было.

Скорее, мандат «стать тем, кто вы есть» требует от нас признания ограничений, которые наложили на нас биология, культура и даже слепая удача. В рамках этих ограничений мы должны стремиться максимально полно реализовать наши природные таланты и способности.Фактически, мы должны принять наши ограничения, потому что они дают нам возможность проявлять больше творческой силы, чем если бы у нас была полная свобода. В некотором смысле идея Ницше «стать тем, кто вы есть» сродни хайку. Ограничения поэзии хайку заставляют поэта глубоко задуматься о том, какие слова использовать и как структурировать свою прозу. Ограничения, как это ни парадоксально, поощряют творчество.

Таким образом, «стать тем, кто вы есть» требует, чтобы вы любили судьбу, наслаждались картами, которые принесла вам жизнь, даже если это ужасная рука, и старались изо всех сил с ними обращаться.«Стань тем, кто ты есть» — это повеление проявить творческую силу и стать автором своей жизни. Это понятие самореализации помогает вам избежать чувства обиды и беспокойства, которые возникают, когда вы желаете жизни, которой просто нет и не может быть. Вместо этого, утверждает Ницше, мы должны направить свою энергию на то, чтобы сосредоточиться на настоящем и найти радость в путешествии.

Заключение

Я надеюсь, что эта серия из двух частей дала вам более четкое представление об основах знаменитой философии Ницше.Независимо от ваших убеждений и происхождения, борьба с идеями Ницше может дать вам представление о том, как вы хотите прожить свою жизнь, а также о том, почему многие другие живут на современном Западе.

Если вы теист, то диагноз Ницше о смерти Бога служит духовной проверкой нутром, заставляя вас спросить себя: «Неужели я, , действительно, живу своей жизнью, как будто есть Бог? Если бы я, , действительно, без сомнения верил, что утверждения моей веры верны, как бы изменилось мое повседневное поведение, то, как я провожу свое время, и мои жизненные цели? » Он также заставляет вас задуматься о том, наслаждаетесь ли вы этим земным существованием во всем его чуде или просто тоскуете по следующему миру; Вы воспринимаете жизнь как нечто, чем нужно наслаждаться или просто терпеть?

Если вы атеист, Ницше призывает вас не просто заменить свою веру наукой, что в конечном итоге может привести к нигилизму, но и активно искать жизненно важную духовную жизнь, наполненную смыслом.

По мнению Ницше, вызов для всех современных мужчин состоит в том, чтобы создавать и жить в соответствии со своими жизнеутверждающими ценностями — стать автономными — и найти смысл в мире, в котором нет ничего подобного. В нынешнюю эпоху нам часто кажется, что мы «блуждаем как сквозь бесконечное ничто»; Призыв Ницше ко всем состоит в том, чтобы бороться с этим пустым занятием, стать тем, кто вы есть, любить страдания и бросать вызов так же много, как легкость и комфорт, и всегда, всегда говорить «да» жизни.

Источники и дополнительная информация

Что на самом деле сказал Ницше Роберт Соломон и Кэтлин Хиггинс. Лучшая книга «Введение в Ницше», которую я когда-либо встречал. Они отлично справляются с объяснением великих идей Ницше, а также развеивают многие мифы, существующие о Ницше.

Воля к власти: философия Фридриха Ницше . Аудиолекции Соломона и Хиггинса. Очень доступно. Лекции следуют за их книгой What Nietzsche Really Said , поэтому я бы порекомендовал взять их книгу или с аудиолекциями.

Благородные цели Ницше: утверждение жизни, оспаривая современность Пол Киркланд. Эта книга насыщенная и академическая, но если вы сумеете проработать ее сами, вы откроете для себя всевозможные великие идеи о любви Ницше к соревнованиям и его идеализации «благородного противника».

Знакомство с Ницше: графическое руководство Лоуренса Гана. Графический роман, знакомящий с Ницше и его философией.Это немного бессвязно, поэтому, если у вас нет или знаний о философии Ницше, вы, вероятно, потеряетесь, читая ее.

Уроки жизни от Ницше Джона Армстронга. Действительно небольшая книга, в которой освещаются некоторые идеи Ницше. В конце каждой главы автор включает шаги, которые помогут вам применить этот принцип в своей жизни.

С чего начать читать Ницше?

Несколько читателей спросили, в каком порядке им следует читать работы Ницше, если они собираются пройти свой собственный личный курс.

Вот моя рекомендация, основанная на моем собственном опыте самообучения:

Сначала прочтите книгу «Введение в Ницше». Я попробовал сначала прочитать работы Ницше без какой-либо дополнительной информации, и это было грубо. Я с трудом следил за ним. После того, как я прочитал несколько из вышеперечисленных книг, все стало меняться, как только я вернулся к прямым источникам. Итак, я бы порекомендовал начать с чтения чего-нибудь вроде What Nietzsche Really Said .

Прочитать Рождение трагедии . После того, как вы прочтете вступительную книгу, прочтите первую работу Ницше, Рождение трагедии. Хотя это не так увлекательно, как его более поздние работы, вы получите хорошее понимание концепции Ницше об аполлоническом и дионисийском, которая вплетена во все его работы.

Прочтите в хронологическом порядке или просто прочтите то, что вас интересует. Чтение в хронологическом порядке позволит вам увидеть, как развиваются идеи Ницше, но это может оказаться утомительным, когда вы доберетесь до работ, которые на самом деле не интересуют вас по какой-либо причине.Если вы думаете, что вам будет скучно пытаться пробиться сквозь Ницше, лучше будет прочитать то, что вас интересует. Если идея Сверхчеловека и Последнего человека заинтриговала вас, прочтите Так говорил Заратустра ; Если вы хотите выступить против критики Ницше современной морали, прочтите О генеалогии морали и По ту сторону добра и зла. Вечное возвращение? Веселая наука.

Прочитать антологии. Другой подход — просто прочитать кураторские антологии работ Ницше, подготовленные учеными.В этих антологиях вы не найдете всех работ Ницше, а только те, которые, по мнению авторов, важны для читателя. Portable Nietzsche от Вальтера Кауфмана — это классика. Основные сочинения Ницше — тоже отличное произведение.

14 примеров философии Ницше

Приведенные ниже идеи принадлежат философу 19 ​​века Фридриху Ницше и не отражают мнения Simplicable или его авторов.

Фридрих Ницше был философом 19 века, оказавшим огромное влияние на путь академической мысли, которая, возможно, сформировала эпохи позднего модерна и постмодерна. Ницше уникален тем, что не придерживается какой-либо философской традиции. Его идеи настолько фундаментальны, что его философия обычно используется в качестве основы для идеологий, которые как нельзя более отличаются друг от друга. Ниже приведены примеры ключевых идей философии Ницше.

Бог мертв

Бог мертв! Бог остается мертвым! И мы его убили.Как утешить себя, убийцы всех убийц?
~ Фридрих Ницше, Веселая наука, 1882
Ницше очень озабочен упадком религиозной веры и тем, что заменит ее. Как можно ярче он излагает эту проблему в приведенной цитате.

Воля к власти

В отсутствие религии Ницше ищет смысл жизни и приходит к идее воли к власти. Говоря современным языком, это можно охарактеризовать как стремление к самореализации.Ницше оставляет это несколько неопределенным, но также имеет тенденцию изображать это как стремление воина-героя к добру.

Ubermensch

Ubermensch — это архетип Ницше для осмысленной жизни. Сверхчеловек храбр и превосходит общество в погоне за волей к власти.

Последний человек

Последний человек — полная противоположность сверхчеловеку. Это изображается как трусливое объятие посредственности, враждебного свободе. Термин «последний человек» указывает на возвращение к тому, что Ницше считает животным состоянием существования, которое ценит только комфорт и безопасность.

Стоицизм

То, что меня не убивает, делает сильнее.
~ Фридрих Ницше, Сумерки идолов, 1888
Ницше, похоже, находится под влиянием стоицизма и идеи, что препятствия в жизни — не что иное, как возможность продемонстрировать моральную стойкость.

Анархизм

Государство — это имя самого холодного из всех холодных монстров. Лежит холодно; и эта ложь ускользает из его уст: «Я, государство, есть народ».
~ Фридрих Ницше, Так говорил Заратустра, 1885
Идеи Ницше обычно искажаются.Это произошло при жизни Ницше с несанкционированными изменениями его редактора. Это обострилось с его смертью из-за искажения его работ его оппортунистической сестрой Элизабет Форстер-Ницше, которая редактировала его работы, чтобы поддержать свои немецкие националистические взгляды. Чтобы было ясно, Ницше критически относился к национализму. Фактически, он критически относился к самой идее правительства в целом.

Нигилизм

… великая тошнота, воля к ничто, нигилизм …
~ Фридрих Ницше, О генеалогии морали, 1887
Нигилизм — это философия бессмысленности жизни.Ницше рассматривает это как угрозу человечеству, которую он приравнивает к «воле к ничто» и сравнивает с животным состоянием бытия.

Свобода

[о либерализме] они подрывают волю к власти; они выравнивают горы и долины и называют это моралью; они делают людей маленькими, трусливыми и гедонистами — каждый раз стадное животное побеждает их. Либерализм: другими словами, стадное животноводство.
~ Фридрих Ницше, Сумерки идолов, 1888 г.
Ницше рассматривает свободу как способность преследовать волю к власти.Он рассматривает либерализм и либеральное государство как угрозу свободе, которая заставляет людей превращаться в посредственное стадо.

Равенство

То, что каждая воля должна рассматривать всех остальных как равных, было бы принципом, враждебным жизни, агентом разложения и разрушения человека, попыткой убить будущее человека, признаком усталости, тайным путем. в небытие.
~ Фридрих Ницше, О генеалогии морали, 1887 г.
Ницше полностью враждебен идее равенства, поскольку он рассматривает ее как сокрушающую свободу и волю к власти.

Мораль господина

Ницше утверждает, что существует два типа морали: господин и раб. Мастер нравственности ценит гордость и власть. Это оценивает действия на основе того, хорошие они или плохие. Ницше рассматривает это как мораль сильных сторонников. Другими словами, он рассматривает это в положительном свете.

Мораль раба

Мораль раба ценит доброту, сочувствие и сочувствие. Ницше рассматривает это как мораль слабых, призванную помочь им почувствовать себя лучше. Смертность рабов оценивает действия, основанные на намерениях, так что действие считается хорошим, если за ним стоят добрые намерения.Ницше также изображает мораль рабов как путающую хорошее с полезное , так что все, что делает жизнь более удобной или комфортной, считается «хорошим».

Аполлон и Дионис

В греческой мифологии Аполлон и Дионис — сыновья Зевса. Аполлон — бог солнца, олицетворяющий логику, порядок, рациональное мышление, чистоту и рассудительность. Дионис — бог вина и танцев, олицетворяющий иррациональность, хаос, эмоции и инстинкты. Древние греки считали этих богов взаимосвязанными, так что они не были противоположностями или конфликтами.Ницше изображает эти две стороны как борющиеся за господство как на уровне общества, так и внутри каждого человека. Это мнение могло иметь большое влияние на общество, поскольку сейчас редко можно рассматривать эти две силы как взаимодополняющие.

Перспективизм

Никто не может построить для вас мост, по которому именно вы должны пересечь поток жизни, никто, кроме вас самого.
~ Фридрих Ницше, Несвоевременные размышления, 1876 г.
Ницше выдвинул концепцию, известную как перспективизм, которая предполагает, что мораль и знания всегда происходят из точки зрения.Он был индивидуалистом, который считал, что люди должны думать самостоятельно, а не подчиняться морали институтов, культур и обществ. Он также часто выражал сомнения в способности человека определять объективную истину.

Вечное возвращение

Этой жизнью, какой вы сейчас проживаете и прожили, вам придется прожить еще раз и еще несчетное количество раз; и в этом не будет ничего нового, но каждая боль, каждая радость, каждая мысль, вздох и все невыразимо маленькое или великое в вашей жизни должны вернуться к вам, все в той же последовательности и последовательности — даже этот паук и этот лунный свет между деревья и даже этот момент и я сам.Вечные песочные часы существования переворачиваются снова и снова — и вы вместе с ними, пылинка!
~ Фридрих Ницше, Веселая наука, 1882
Ницше предполагает, что если время и пространство бесконечны, все вещи повторяются бесконечное количество раз. Это называется вечным возвращением. Он также предполагает, что это может происходить в бесконечном разнообразии, так что каждое возможное изменение вашей жизни действительно происходит в некоторой альтернативной реальности. Он рассматривает это с трагической точки зрения как мрачную возможность.

Приведенные выше идеи принадлежат Фридриху Ницше и не отражают мнение Simplicable или его авторов.


Философия

Это полный список статей о философии, которые мы написали.

Если вам понравилась эта страница, добавьте в закладки Simplicable.

Ссылки

Ницше, Фридрих Вильгельм. Веселая наука: с вступлением в немецкие рифмы и дополнением к песням. Винтаж, 1974 год. Ницше, Фридрих. Сумерки идолов. Jovian Press, 2018. Ницше, Фридрих. Так говорил Заратустра: книга для всех и никого.Oxford University Press, 2008. Ницше, Фридрих, Модемари Кларк. О генеалогии морали. Hackett Publishing, 1998. © 2010-2020 Простое. Все права защищены. Воспроизведение материалов, размещенных на этом сайте, в любой форме без явного разрешения запрещено.

Просмотреть сведения об авторских правах и цитировании этой страницы.

Что на самом деле имел в виду Ницше, когда писал «Бог мертв»?

Цитата вдохновила тревожную обложку журнала Time 1966 года и проповедническую серию фильмов 2016 года, которая усердно работает, чтобы привить верующих от угрожающих соблазнов атеизма: «Бог мертв», — написал Фридрих Ницше в своей книге острых афоризмов 1882 года, The Веселая наука , и невольно придумал фразу, которая теперь неотделима от культурных войн 20-го века.Конечно, Ницше знал, что подбрасывает коктейль Молотова в ожесточенные культурные войны своего времени, но он не взорвал события ради чистого удовольствия. Напротив, его резкое утверждение лежало в основе того, что Ницше считал одновременно огромной проблемой и необходимым осознанием.

Чтобы уточнить, Ницше никогда не имел в виду сказать, что был какой-то бог, но что он умер в недавней истории. «Скорее, — пишет Скотти Хендрикс из Big Think, — что наше представление об одном было» превратилось в пережиток донаучной эпохи.Философ, «атеист всю свою взрослую жизнь», не нашел места для христианской веры в мире после Просвещения: «Европа больше не нуждалась в Боге как источнике всей морали, ценностей или порядка во вселенной; философия и наука были способны сделать это за нас ». Принятие этого грубого факта может наложить тяжелое бремя экзистенциализма, а также тяжелое философское и этическое бремя: богословское мышление глубоко укоренилось в западной философии и языке, или, как писал Ницше, «я боюсь, что мы не избавлены от Бога, потому что мы все еще верьте в грамматику.”

Будучи убежденным метафизическим натуралистом, Ницше, тем не менее, видел, что точно так же, как его преследовало строгое религиозное воспитание, он не мог легко избавиться от следов христианского Бога, так же преследовалась и европейская цивилизация, особенно буржуазное немецкое общество, которое он часто преследовал. «Бог мертв; но учитывая то, каковы люди, на протяжении тысячелетий могут существовать пещеры, в которых они показывают его тень. — И мы — мы все равно должны победить его тень! » «Тень» бога следует нашим представлениям о морали.Боясь отказаться от религиозной мысли, мы цепляемся за нее даже в отсутствие религии. Интересно, что должно занять его место, кроме широко распространенного разрушительного нигилизма, состояния, которого Ницше опасался неизбежного?

Ницше даже считал, что научный дискурс преследуют идеи божественной силы. «Давайте остерегаемся говорить, что в природе есть законы, — пишет он в The Gay Science , — есть только необходимое: нет никого, кто приказывает, никого, кто подчиняется, никого, кто преступает.Как только вы узнаете, что целей нет, вы также узнаете, что это не случайность; ибо только против мира целей слово «случайность» имеет значение ». Однако Ницше не только не устраняет источник человеческого смысла, но и стремится освободить своих читателей от идеи, что «смерть противоположна жизни» или что потеря заветной веры является катастрофой.

Напротив, как метко перефразирует философ Саймон Кричли в коротком видео на Big Think, Ницше считал, что вера в Бога делает нас «робкими, трусливыми, покорными созданиями» и совершенно несвободными.Он верил, что мы останемся такими, пока не примем свое место в природе — нелегкий подвиг в эпоху, столь пропитанную богопониманием. «Когда мы закончим с осторожностью и осторожностью?» Ницше задавался вопросом: «Когда же все эти тени бога больше не будут омрачать нас? Когда у нас будет полностью обожествленная природа? Когда мы начнем натурализовать человечество с чистой, недавно открытой, недавно искупленной природой? »

По мнению Ницше, масса людей никогда не сделает этого. Он резервирует свое искупление для «тех людей, которые только имеют значение; Я про героический .«Не сумев стать героями, обычным людям современности суждено пройти путь« Последнего человека », — пишет Хендрикс, -« который живет тихой жизнью в комфорте, не думая об индивидуальности или личностном росте ». Пассивный потребитель. Мы можем читать философию Ницше как абсолютную элитарность или как призыв читателя к личному героизму. Так или иначе, тревога, к которой он подключился, сохраняется уже 134 года, и у многих людей не видно признаков ее исчезновения. Для других отсутствие высшего существа не влияет на их психологическое здоровье.

Например, для миллиардов даосов и буддистов этой проблемы никогда не существовало. Ницше, возможно, знал о восточной религии столько же, сколько и его современники, большая часть его знаний была испорчена пессимистическим подходом Артура Шопенгауэра к буддизму. «По сравнению с мировоззрением [Шопенгауэра], — пишет Питер Абельсон, — что очень сурово, буддизм кажется почти веселым». Ницше мог быть столь же суровым, часто из-за полемики, часто из-за настроения, иногда отвергая другие религиозные системы с чуть меньшим презрением, чем христианство.Но он резюмирует одну из своих ключевых атеистических ценностей в предполагаемой цитате Будды: «Не льстите своим благодетелям! Повторите это высказывание в христианской церкви, и это мгновенно очистит воздух от всего христианского ». Он снова и снова предлагает жить без веры в бога — значит быть полностью свободным от рабства и полностью отвечать за себя.

Связанное содержание:

Ницше, Витгенштейн и Сартр объясняются с помощью анимаций в стиле Монти Пайтона от Школы жизни

Классические лекции Вальтера Кауфмана о Ницше, Кьеркегоре и Сартре (1960)

Цифровой Ницше: скачать основные произведения Ницше в виде бесплатных электронных книг

Джош Джонс — писатель и музыкант из Дарема, Северная Каролина.Следуйте за ним на @jdmagness


Вечное возвращение Ницше | Житель Нью-Йорка

Нужен сильный философ, чтобы взять под контроль предлог и перевести его на иностранный язык. Вот что сделал Фридрих Ницше со словом über . По-немецки это может означать «больше», «за» или «примерно». Вы читаете эссе über Ницше. В качестве префикса über иногда эквивалентно английскому «super» — übernatürlich означает «сверхъестественное», но он имеет меньший увеличивающий эффект.Ницше изменил судьбу этого слова, когда в 1880-х годах он начал говорить о Übermensch , что было переведено как «сверхчеловек», «сверхчеловек» и «сверхчеловек». Ученые до сих пор спорят о том, что имел в виду Ницше. Существо физически более сильное? Духовный аристократ? Этакий киборг? «Overperson» может быть самым буквальным эквивалентом на английском языке, хотя маловероятно, что DC Comics продала бы много комиксов с этим названием.

В 1903 году, через три года после смерти Ницше, Джордж Бернард Шоу опубликовал свою пьесу «Человек и Супермен», в которой он приравнял Übermensch к переполненной «Жизненной силе».Три десятилетия спустя Джерри Сигел и Джо Шустер, двое подростков из Кливленда, создали первую историю о «Супер-человеке», изображающую персонажа не как героя в плаще, а как лысого телепатического злодея, стремящегося к «полному уничтожению». Вскоре Сверхчеловек возродился как мускулистый защитник добра, и во время Второй мировой войны он бросился в бой с нацистами. Неясно, знали ли Сигель и Шустер о Ницше в 1933 году, но слово «сверхчеловек» почти не существовало в английском языке до того, как идеи философа начали распространяться.

По мере того, как Ницше использовал свои уловки над поколениями англоязычных студентов колледжей, слово Übermensch все чаще использовалось само по себе, а «über» проскользнуло в английском языке как префикс. В восьмидесятых годах шпион описал голливудского агента Майкла Овица как « über -агента». Сервис каршеринга без умлаута Uber, первоначально известный как UberCab, — это родственная разработка, намекающая на фантазии Кремниевой долины о мировом господстве. В конце двадцатого века слово «супер» перешло в немецкий язык как универсальный сленг для «очень»; Если вы хотите охарактеризовать что-то как действительно, действительно крутое, вы говорите, что это super super super toll .Где-то Ницше истерически смеется и кричит от боли.

Приключения «супер» и «сверхъестественного» представляют собой тематическое исследование неизбежности философии Ницше, которая как никакое ранее влияние на повседневный дискурс и современную политическую реальность повлияла на повседневный дискурс. Бесчисленные книги о Ницше издаются на десятках языков каждый год, связывая его со всеми мыслимыми сферами жизни и культуры. Можно прочитать о французском Ницше, американском Ницше, прагматичном Ницше, аналитическом Ницше, феминистке Ницше, гомосексуальном Ницше, черном Ницше, защитнике окружающей среды Ницше.Среди толпы аватаров скрывается протофашист Ницше — сторонник безжалостности, жесткости и воли к власти, которого одобрительно цитируют такие ультраправые гуру, как Ален де Бенуа, Ричард Спенсер и Александр Дугин. Можно ли сказать, что философ, посеявший такую ​​путаницу, обладает последовательной идентичностью? Или, как однажды утверждал Бертран Рассел, Ницше всего лишь литературный феномен?

Когда я учился в колледже, в восьмидесятых годах, французский Ницше правил. Это был период расцвета постструктурализма, и Ницше, казалось, предвосхитил одно из центральных открытий той эпохи: мы находимся во власти постоянно меняющихся систем и перспектив.Работы Мишеля Фуко, Жиля Делёза и Жака Деррида немыслимы без примера Ницше. Так много профессоров распространили фотокопии эссе 1873 года «Об истине и лжи во внеморальном смысле», что мы могли бы процитировать его как постмодернистское присягу на верность: «Что же такое истина? Мобильная армия метафор, метонимов и антропоморфизмов. . . . Истины — это иллюзии, о которых забывают, что они такие ».

В последние несколько десятилетий на передний план вышли и другие Ницше.Англо-американские философы соединили его с различными школами постаналитической мысли, считая его психологом или социологом особого рода. Политическое мышление Ницше также является актуальной темой, хотя его идеи чертовски трудно согласовать с современными концепциями левого и правого. Он бушевал против демократии и эгалитаризма, но также против национализма и антисемитизма. Ницше часто цитируется в чатах крайне правых, а также он регулярно появляется в левых дискуссиях о будущем демократии.

Вальтер Кауфманн, немецко-американский эмигрант, чьи переводы Ницше долгое время были стандартными версиями на английском языке, однажды заявил, что сочинения философа «легче читать, но труднее понять, чем сочинения почти любого другого мыслителя». Идеологи продолжают пытаться присвоить его, потому что хотят, чтобы его риторическая огневая мощь была на их стороне. И все же Ницше, как и его павший кумир Рихард Вагнер, одновременно подчеркнут и неоднозначен, властен и неуловим. Известная поговорка Ницше о том, что «нет фактов, есть только интерпретации», относится к числу его наиболее спорных утверждений, но она прекрасно применима к его собственным приводящим в бешенство и воодушевляющим произведениям.

Странствующая, уединенная, болезненная жизнь Ницше неоднократно рассказывалась, в последний раз на английском языке биографом Сью Придо в книге «Я — динамит!» Название происходит от пугающего отрывка из «Ecce Homo», автобиографической книги Ницше 1888 года, которая была завершена за пару месяцев до того, как он сошел с ума в возрасте сорока четырех лет:

Я знаю свою судьбу. Однажды мое имя будет связано с воспоминанием о чем-то чудовищном [ etwas Ungeheueres ] — с кризисом, подобного которому не было на земле, с глубочайшим столкновением совести, с приговором, вынесенным всему, что до этого было верили, требовали, считали священным.Я не мужчина, я динамит.

То, как сын лютеранского пастора, получивший образование в области классической филологии, оказался на этой пропасти блеска и безумия, — это основная драма жизни Ницше. Этот отрывок был прочитан как жуткое предчувствие его будущего присвоения нацистами, хотя невозможно точно узнать, о каком кризисе идет речь. Ungeheuer — неоднозначное слово, колеблющееся между чудовищным и гигантским. Кауфманн перевел это как «ужасный», что лишает его зловещего настроения.Вот великолепная трудность Ницше: когда вы углубляетесь в слово, открывается бездна интерпретации.

Ницше вырос в деревне Реккен, недалеко от Лейпцига. Церковь, в которой проповедовал его отец, все еще стоит; Бич христианства Ницше похоронен на участке рядом со зданием. Старший Ницше, как и его сын, страдал от серьезных физических и психических проблем — сильных головных болей, эпилептических инсультов, приступов амнезии — и умер в возрасте тридцати пяти лет, когда Фридриху было четыре года.У самого Ницше в среднем возрасте случился психический срыв. Старая история о том, что его срыв произошел от сифилиса, теперь широко подвергается сомнению; Более вероятное объяснение — наследственное неврологическое или сосудистое заболевание. Неврологи из Бельгии и Швейцарии пришли к выводу, что у него было кадасил , генетическое заболевание, вызывающее повторные инсульты.

«Я динамит!» ему не хватает философского размаха предыдущих биографий Рюдигера Сафрански и Джулиана Янга, но Придо — стильный и остроумный рассказчик.Она начинает с ключевого события в жизни Ницше: его знакомства в 1868 году с Вагнером, наиболее значительным немецким деятелем культуры того времени. Ницше вскоре стал профессором Базеля в удивительно молодом возрасте двадцати четырех лет, но он ухватился за шанс присоединиться к операции Вагнера. В течение следующих восьми лет, пока Вагнер завершил свой оперный цикл «Кольцо Нибелунга» и готовился к его премьере, Ницше был пропагандистом вагнеровского дела и фактотумом Мейстера.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.