Недоросль фонвизин pdf: Денис Фонвизин, читать онлайн, скачать электронную книгу в Doc, Docx, RTF, TXT, ODT, PDF, DjVu, FB2, HTML, JAVA, ePub, LIT, LRF, RB, TCR, Mobi, PDB, PMLZ, SNB, HTMLZ, AZW3, кратком содержании бесплатно

Недоросли русской литературы. Комедия Фонвизина и взросление литературного героя

Давно известно: художественные образы – при всей таинственности их источников, не всегда ясных и самому автору. – органически связаны с родной почвой. Поэтому литературные герои позволяют до некоторой степени понять ее, хотя прямые аналогии, разумеется, невозможны. Историк и поэт, заметил Аристотель, «различаются тем, что первый говорит о действительно случившемся, а второй – о том, что могло бы случиться. Поэтому поэзия философичнее и серьезнее истории».

Вот это «могло бы», с одной стороны, объясняет пророческие импульсы литературного произведения; с другой – требует осознавать границу между персонажами и живыми людьми. Памятуя это, объясню свои намерения.

Художественный текст содержит больше, чем взято им из окружающего; порой художнику удается увидеть то, чего не различает обыденное зрение. Отсюда не следует, будто книга учит; она изображает, а уж что делать с этим, решает читатель. И все-таки суждения о книге в ряде случаев небезосновательно расцениваются как суждения о действительности. Мой случай кажется мне таким: взросление персонажа связано с проблемой взросления

человека, и ее вероятные решения могут приоткрыться в результате анализа литературного текста.

Фонвизин выбран потому, что первым в отечественной словесности осознал эту «двойную» природу (персонажа и человека) и нашел для нее идеальное понятие, не потерявшее смысла по сей день, – недоросль. Оно применимо и к Митрофану (его обстоятельства очевидны и не требуют оговорок), и к Стародуму с Правдиным, не доросшим до понимания чего-то важного. Вопрос лишь в том, как относится к ним автор. Его ирония может свидетельствовать о надежде: мол, предстоит взросление, хотя Стародуму шестьдесят лет. Если же автор на стороне персонажей, необходимо говорить о состоянии коллективного сознания, исходя из вышеназванных особенностей художественного.

В одном из диалогов Софья упоминает Митрофана: «Он хотя и шестнадцати лет, а достиг уже до последней степени своего совершенства и далее не пойдет».

Недоросль, следовательно, не может развиваться, не взрослеет. В свете такого понимания рассмотрим Стародума. Через каждое второе слово в его лексиконе «человек», но всегда с прибавлением: человек есть тот, у кого на уме интерес, польза, благоденствие отечества.«О, если б я ранее умел владеть собою, я имел

бы удовольствие служить долее отечеству». «Правдин. Но разве дворянину не позволяется взять отставки <…>?» Собеседник отвечает не задумываясь: «…Когда он внутренне удостоверен, что служба его отечеству прямой пользы не приносит».

Пройдет немного исторического времени, и в 1837 году в «Апологии сумасшедшего» Чаадаев напишет: «Прекрасная вещь – любовь к отечеству, но есть нечто еще более прекрасное – это любовь к истине <…> Любовь к отечеству разделяет народы, воспитывает национальную ненависть и подчас одевает землю в траур <…> Не через родину, а через истину ведет путь на небо. Правда, мы, русские, всегда мало интересовались тем, что истинно и что ложно, поэтому совсем не стоит сердиться на общество, если несколько язвительный упрек в его немощах задел его за живое»

.

Вот зрелое суждение. В самом деле, что дороже истины? И сколько мужества (от слова «муж» – зрелый человек) надо иметь, высказывая мнение, которое не только не соберет большинства голосов, но (известно заранее) вызовет брань и преследования? И еще один признак взрослости/зрелости – индивидуальная ответственность за высказанное. Кстати, у Стародума этого не отнять, но было ли известно в его время, что истина дороже отечества? Или России лишь предстояло повзрослеть?

«Стародум. Поверь мне, где государь мыслит, где знает он, в чем его истинная слава, там человечеству не могут не возвращаться его права. Там

все скоро ощутят, что каждый должен искать своего счастья и выгод в том одном, что законно…» (Здесь и далее в цитатах курсив мой. – В. М.)

«Скоро ощутят». Надо бы сказать «поймут», но в том-то и дело, что мысль Стародума все еще черпает из мира ощущений и, главное, повторяю, состоит в том, чтобы выяснить, его ли здесь воля, или он излагает авторские взгляды?

Правдин отвечает Стародуму: «Удовольствие, которым государи наслаждаются, владея свободными душами, должно быть столь велико, что я не понимаю, какие побуждения могли бы отвлекать…»

Стародум не дает Правдину закончить. Таких перебивок много в их диалогах, это походит на рассчитанный публицистический прием. Возникает подозрение, что Правдин просто-напросто

подает реплики; что он – фигура пустая, нужная, чтобы Стародум произнес заранее приготовленную автором речь.

Подозрение подтверждается. Через два года после «Недоросля» Фонвизин пишет «Рассуждение о непременных государственных законах» (1783). Сравнив слова Стародума и «Рассуждения», легко заметить, что это – один и тот же текст, приспособленный к разным целям.

«Стародум…Как вдруг получил я известие, что граф, прежний мой знакомец, о котором я гнушался вспоминать, произведен чином, а обойден я, я, лежавший тогда от ран в тяжкой болезни».

Из «Рассуждения»: «…Лестно ль дослуживаться до полководства, когда вчерашний капрал, неизвестно кто и неизвестно за что, становится сегодня полководцем и принимает начальство над заслуженным и ранами покрытым офицером?»

Не то что мысли, а именно фразы из «Рассуждения» приходятся впору Стародуму. Еще пример (текст «Рассуждения» даю курсивом. –

В. М.): «Слушай, друг мой! Великий государь есть государь премудрый. Его дело показать людям прямое их благо. Слава премудрости его та, чтоб править людьми, потому что управляться с истуканами нет премудрости. Где же произвол одного есть закон верховный, тамо прочная связь и существовать не может: тамо есть государство, но нет отечества, есть подданные, но нет граждан…»

Из сопоставления следует ответ на вопрос, иронизировал автор над своими образцовыми героями или нет. Очевидно, каждый из них был, так сказать, кровь от крови сочинителя, а это в свою очередь позволяет понять феномен недоросля как историко-культурное явление.

Стародум надеется, что просвещенный государь понудит граждан искать выгод в законном течении дел. Возразить нечего. Но когда ж это видано в России? Драматург, говоривший устами персонажа, мог бы ответить: от этого все беды, надо, чтобы государь мыслил, и т. д.

Такого рода рецепты и наводят на мысль: понятием «недоросль» – на сей раз независимо от намерений автора – определен и не один Митрофан, и не только дворянство, и даже не тогдашние порядки. «Недоросль» – универсальная ситуация России, неожиданно засвидетельствованная в 1927 году Маяковским: «А моя страна – подросток…» (поэма «Хорошо!»). Увы, ничего хорошего. Поэту и в голову не пришло, что это неприменимо к государству с тысячелетней историей , даже если имеется в виду ее советская часть. Ведь и та взялась не из ниоткуда, а является продолжением. Но ничего не поделать, психология подростка, инстинкты недоросля слишком въелись, логика бессильна.

Фонвизин, живя в России конца XVIII века, побывав за границей (см., в частности, его «Письма из Франции» – результат поездки 1777-1778 годов), имел достаточно сравнительного материала, чтобы убедиться: мыслит государь или ни на что не годен; знает, в чем его слава, или нет, – этого мало для возвращения человечеству прав. Да будь государь хоть семи пядей во лбу, он сам – часть системы бесправия (или права), и не в его власти ее изменить.

Представление о всесилии государя – тоже, кстати, признак незрелости, и попутно еще одно суждение Стародума: «Как скоро все видят, что без благонравия никто не может выйти в люди <…> тогда всякий находит свою выгоду быть благонравным и всякий хорош становится«.

Не надо ждать, пока страна исторически повзрослеет, чтобы смекнуть, что и это – логика недоросля; где и когда слыхано, чтобы всякий стал хорош? А ведь мысль высказана шестидесятилетним героем, он, следовательно, до седых волос подросток и недалеко ушел от Митрофана. И не он один. В духе Стародума рассуждал Чернышевский в знаменитом романе, обращаясь к матери Веры Павловны: «…Теперь вы занимаетесь дурными делами, потому что так требует ваша обстановка, но дать вам другую обстановку, и вы с удовольствием станете безвредны, даже полезны, потому что

без денежного расчета вы не хотите делать зла, а если вам выгодно, то можете делать что угодно, – стало быть, даже и действовать честно и благородно, если так будет нужно».

При устойчивости заблуждения на протяжении стольких лет можно говорить, что причина не в индивидуальной, а в коллективной незрелости. Идут на память слова Чаадаева: «Мы подобны тем детям, которых не заставили самих рассуждать, так что когда они вырастают, своего в них нет, все их знание поверхностно, вся их душа вне их»

.

«Детски-подростковая» психология Чернышевского (и Стародума) высмеяна Достоевским в романе «Записки из подполья». Безымянный герой убежден: человек – замысловатое существо, никогда не угадаешь его поступков; что же до благоразумия или якобы предпочтений рационального и полезного всему неясному и неопределенному, с этим вообще неразбериха. Если вам выгодно, цитировал я выше Чернышевского, вы будете действовать честно и благородно, словно благородство нечто вроде одежды, которую можно менять по желанию. Герой Достоевского судит иначе:

«Что же делать с миллионами фактов, свидетельствующих о том, как люди, зазнамо, то есть вполне понимая свои настоящие выгоды, оставляли их на второй план и бросались на другую дорогу, на риск, на авось, никем и ничем не принуждаемые к тому <…> Ведь, значит, им действительно это упрямство и своеволие было приятнее всякой выгоды <…> Да и берете ли вы на себя совершенно точно определить, в чем именно человеческая выгода состоит? А что если так случится, что человеческая выгода

иной раз не только может, но даже и должна именно в том состоять, чтобы в ином случае себе худого пожелать, а не выгодного?»

Куда больше походит на поведение людей, нежели гипотезы Фонвизина и Чернышевского, которые оба изобразили вымысел, фантом, психологическую и гносеологическую утопию, а не человека, и это еще одно доказательство упоминавшейся незрелости. Сам же Чернышевский выразился о драматурге так: «…Превосходные комедии Фонвизина, не имевшие влияния на развитие нашей литературы, составляют только блестящий эпизод, предвещающий появление русской прозы и русской комедии» .

Сейчас это кажется заблуждением, и не столько потому, что выучились читать внимательно (это-то как раз едва ли), сколько потому, что действительность слишком часто подтверждала достоверность комедии, несмотря на перемены русского общества за последние двести лет.

Подтвердились в том числе явные ошибки в суждениях Стародума. Этого не скажешь о герое «Записок из подполья», но тогда колеблется мое собственное мнение о незрелости, раз имеется противоположный пример.

Пусть имеется, но зададимся вопросом, каких примеров больше? Удалось ли за эти двести лет не то чтобы изжить незрелость, а хотя бы уменьшить ее влияние на наш ум, переживания? Спору нет, и тогда были, и теперь попадаются люди зрелые – ответственные, мужественные, однако не они определяют наше развитие. Основание незрелости оказалось куда шире, чем полагал Фонвизин, и причина не сводится к недодумыванию его персонажами чего-то важного.

Софья спрашивает Стародума: «Не можно ль, дядюшка, найти такое средство, чтоб мне никто на свете зла не пожелал?»

Просится ответ: «Софьюшка, мой друг, этакого быть не может, свет не так устроен» и т.п. Что же Стародум? «Дурное расположение людей, недостойных почтения, не должно быть огорчительно.

Хотите продолжить чтение? Подпишитесь на полный доступ к архиву.

Денис Фонвизин, все книги автора: 18 книг

Денис Фонвизин

Статистика по творчеству автора Денис Фонвизин

Сохранить страничку в социалках/поделиться ссылкой:

Переключить стиль отображения :

Комедии

Денис Фонвизин

Русская классика

Школьная библиотека (Детская литература)

В книгу вошли две знаменитые комедии Д. И. Фонвизина «Бригадир» и «Недоросль», а также прозаические произведения: «Всеобщая придворная грамматика», «Рассуждение о непременных государственных законах» и «Чистосердечное признание в делах моих и помышлениях». Для старшего школьного возраста.…

Недоросль (сборник)

Денис Фонвизин

Русская классика

Русская классика (АСТ)

В книге представлены наиболее известные пьесы Д. И. Фонвизина – «Недоросль» и «Бригадир». Комедии, написанные в далеком «веке золотом Екатерины» – вот истинный показатель таланта автора, – не утрачивают актуальности и в наши дни. Ведь выведенные в них типажи богатеньких сынков, неучей, невеж и самод…

Недоросль. Бригадир (сборник)

Денис Фонвизин

Литература 18 века

Классика для школьников

В книгу вошли самые известные произведения драматурга, публициста, переводчика и создателя русской бытовой комедии Д. И. Фонвизина. Герои комедии «Недоросль» – представители разных социальных слоев: дворяне, помещики, слуги, самозваные модные учителя. Главные персонажи – недоросль Митрофанушка и его…

Аудиокнига

Недоросль. Бригадир

Денис Фонвизин

Драматургия

Отсутствует

«Не хочу учиться, хочу жениться» – крылатая фраза из комедии «Недоросль». Но во времена автора слово «недоросль» вовсе не несло комедийного смысла. Оно обозначало «не доросшего» до службы отрока. Так в чем комедия? В пьесе «Бригадир» действие разворачивается в доме советника, к которому пожало…

Рассуждение о непременных государственных законах

Денис Фонвизин

Политика, политология

Отсутствует

«…Государь, подобие Бога, преемник на земле вышней его власти, не может равным образом ознаменовать ни могущества, ни достоинства своего иначе, как постановя в государстве своем правила непреложные, основанные на благе общем и которых не мог бы нарушить сам, не престав быть достойным государем. …» …

Наставление дяди своему племяннику

Денис Фонвизин

Русская классика

Отсутствует

«…Я почитаю за долг дяди остеречь тебя, мой любезный племянник, от сих нравоучительных вралей и преподать тебе тот способ достичь до счастия, которым я сам столь благополучен. «Будь добросердечен, благотворителен и трудолюбив», – говорил мне, умирая, мой покойный родитель…» …

Всеобщая придворная грамматика

Денис Фонвизин

Русская классика

Отсутствует

«…Сия Грамматика не принадлежит частно ни до которого двора; она есть всеобщая, или философская. Рукописный подлинник оной найден в Азии, где, как сказывают, был первый царь и первый двор. Древность сего сочинения глубочайшая, ибо на первом листе Грамматики хотя год и не назначен, но именно изображ…

Аудиокнига

Недоросль (спектакль)

Денис Фонвизин

Драматургия

Отсутствует

«Недоросль» – это классика, которая всегда будет популярной. Ведь многие вопросы, поставленные Фонвизиным, актуальны не только для 18-го века, но и для дня сегодняшнего. Этот аудиоспектакль позволит вам услышать блистательную комедию Дениса Ивановича Фонвизина, познакомиться с её прекрасным языком…

Чистосердечное признание в делах моих и помышлениях

Денис Фонвизин

Русская классика

Отсутствует

«…Остаётся мне теперь сказать об образе нашего университетского учения; но самая справедливость велит мне предварительно признаться, что нынешний университет уже не тот, какой при мне был. Учители и ученики совсем ныне других свойств, и сколько тогдашнее положение сего училища подвергалось осуждени…

Недоросль

Денис Фонвизин

Драматургия

Отсутствует

«Недоросль» – одна из наиболее известных пьес выдающегося русского литератора 18 века Дениса Ивановича Фонвизина, вот уже много лет неизменно входящая в программу общеобразовательных школ. Многие цитаты из этой пьесы стали крылатыми, а саркастический юмор, с которым Фонвизин вывел на сцену семейст…

Аудиокнига

Недоросль

Денис Фонвизин

Драматургия

Отсутствует

«Школьная библиотека» представляет шедевр русской драматургии XVIII века комедию Д.И.Фонвизина «Недоросль». Эта пьеса занимает особое место в русской культуре и является одним из основных произведений русской классической литературы. Предлагаем нашим слушателям насладиться блестящей сатирой,…

Бригадир

Денис Фонвизин

Русская классика

Отсутствует

«Театр представляет комнату, убранную по-деревенски. Бригадир, в сюртуке, ходит и курит табак. Сын его, в дезабилье, кобеняся, пьет чай. Советник, в казакине, – смотрит в календарь. По другую сторону стоит столик с чайным прибором, подле которого сидит Советница в дезабилье и корнете и, жеманяся, ч…

Повествование мнимого глухого и немого

Денис Фонвизин

Русская классика

Отсутствует

Из письма Фонвизина П. И. Панину от августа 1778 года (из Парижа) мы узнаем, какое огромное впечатлении произвела на него «Исповедь» Руссо. Стремление Руссо изображать без «малейшего притворства всю свою душу», «обнаружить сердце свое» оказалось близким и Фонвизину. «Повествование» – первый опыт в …

Каллисфен

Денис Фонвизин

Русская классика

Отсутствует

«…В совете рассуждаемо было о том, какой судьбе подвергнуть мать, жену и дочь побежденного Дария. Голоса собираемы были с младших. Арбас, юный полководец, который гораздо лучше знал хитрости придворные, нежели военные, чаял при сем случае выслужиться пред государем презрительною лестию, оскорбляя ч…

Денис Иванович Фонвизин (1745 -1792). ⭐ Бесплатные PDF на Cdnpdf.com ✔️

Презентация по слайдам:


Слайд #1

Денис Иванович Фонвизин Волшебный край! Там в стары годы, Сатиры смелый властелин, Блистал Фонвизин, друг свободы… А.С. Пушкин. «Евгений Онегин» (1745 -1792) Учитель русского языка и литературы МБОУ «СОШ №30 с УИПОО «Физическая культура» Хисамутдинова Ф.Р. …

Слайд #2

Слайд #3

Д.И. Фонвизин – представитель русского классицизма, автор комедии «Недоросль»

Слайд #4

«Действия, произведенного во мне театром почти описать невозможно: комедию, виденную мной, довольно глупую, считал я произведением величайшего разума, а актеров — великими людьми, коих знакомство, думал я, составило бы мое благополучие».

Слайд #5

1759 – 1762 – гимназия при Московском университете «Острые слова мои, вспоминает Фонвизин, носились по Москве; а как они были для многих язвительны, то обиженные оглашали меня злым и опасным мальчишкой; все же те, коих острые слова мои лишь только забавляли, прославили меня любезным и в обществе приятным».

Слайд #6

Сатира и публицистика были его оружием. Мужественный протест против несправедливостей самовластья и гневные обвинения крепостническим злоупотреблениям звучали в его произведениях. В этом и состояла историческая заслуга Д. И. Фонвизина

Слайд #7

Литературные направления классицизм романтизм сентиментализм реализм модернизм

Слайд #8

Слайд #9

Особенности драмы как рода литературы основа драмы – действие речь героя – главное средство создания образа отсутствие развёрнутого повествовательно-описательного изображения важная роль декораций и художественных деталей (интерьера, костюма и т.д.) авторскую позицию помогает уяснить ремарка (указание автора на поступки героев, их жесты, мимику, интонацию, паузы и т.д.)

Слайд #10

Основные правила классической комедии Изображение повседневной жизни, людских пороков Герои – люди низкого сословия, с низменными интересами, достойными осмеяния; каждый из них – носитель одной черты, одного порока; чёткое деление на положительных и отрицательных героев Говорящие фамилии Одна идея Единство действия ( в основе комедии должен лежать один конфликт) Единство места и времени (действие проходит в одном месте в течение суток) Не допускается героическое и трагическое ( комедия должна смехом казнить пороки) Установка на разговорный язык Счастливый конец

Слайд #11

Теория литературы Комедия Фонвизина «Недоросль» является сатирой. Сатира – разновидность комического, гневное обличение смехом общественных явлений.

Слайд #12

Какие из правил и приёмов классической комедии сохранил Д.И. Фонвизин, а какие нарушил? Подумаем отступление от единства действия ( в комедии «Недоросль» две сюжетные линии) отрицательные герои интересны и неоднозначны при создании характеров героев используется речевая характеристика несчастливый конец единство места (деревня Простаковых) единство времени (одни сутки) одна идея ( воспитание достойного гражданина) деление героев на отрицательных и положительных «говорящие» фамилии, подчеркивающие доминантную черту характера, носителем которой является персонаж

Слайд #13

Недоросль «говорящие фамилии»

Слайд #14

I действие, 1 – 5 явления (чтение отрывков) Как раскрываются в первых сценах характеры Простаковой, Скотинина, Митрофана? Как ведут себя по отношению друг к другу и к крепостным? С какой целью приехал Скотинин к Простаковым? Почему он решил жениться на Софье?

Слайд #15

I действие, 6 – 8 явления Какое известие получила Софья? Как к этому известию отнеслась Простакова? Почему никто из присутствующих не мог прочитать его? Как они отнеслись к тому, что дядюшка Софьи нажил большое состояние? Что нового эта сцена дает для раскрытия характера Простаковой? Какие поступки и высказывания Правдина и Скотинина находятся в соответствии с их фамилиями?

Слайд #16

Домашнее задание Прочитать действия 2 – 5, выписать афоризмы.

Недоросль, размер 203x133x33 мм. Денис Фонвизин. ISBN: 978-5-699-32739-3. 1 отзыв. PDF

«Вот злонравия достойные плоды»

«Умри, Денис, лучше не напишешь!» — воскликнул Потёмкин на премьере этой пьесы… Может, конечно и легенда, но ведь и правда, века бегут, а комедия по-прежнему читается как в полном смысле современное произведение. Митрофанушка, г-жа Простакова, Тарас Скотинин, учителя…. Неподражаемые образы, смешные и понятные каждому…

Госпожа Простакова жестокая помещица, но чадолюбивая мать, ради Митрофанушки готовая на любое преступление. Эта любовь и растит в сыне эгоиста, не умеющего ценить заботы, ласки, преданности, желающего только набивать вкусной пищей живот, развлекаться да мечтать о выгодной женитьбе…

Митрофанушка туп, но изворотлив, коварен, предатель по натуре и матушки не пожалеет….Мне особенно запомнилась сцена, когда недоросль пересказывает сон:

Митрофан. И теперь как шальной хожу. Ночь всю такая дрянь в глаза

лезла.

Г-жа Простакова. Какая ж дрянь, Митрофанушка?

Митрофан. Да то ты, матушка, то батюшка.

Г-жа Простакова. Как же это?

Митрофан. Лишь стану засыпать, то и вижу, будто ты, матушка, изволишь

бить батюшку.

Простаков (в сторону). Ну! беда моя! сон в руку!

Митрофан (разнежась). Так мне и жаль стало.

Г-жа Простакова (с досадою). Кого, Митрофанушка?

Митрофан. Тебя, матушка: ты так устала, колотя батюшку.


И ведь подумается: не так уж глуп этот Митрофанушка, просто выгоднее так, учиться не заставят, трудиться не надо, гоняй себе голубей…. Денег нет и считать нечего, а появятся, так и сосчитает, учителей не позовёт. Всё позволено! Жуткий тип!

Тарас Скотинин поразил нежной любовью к…….. свиньям! И женитьба нужна для свиноводства, да и предки-то Скотининых, по их уверениям, ещё до Адама жили… Понятно же, кто предки-то….

А учителя — просто песня: Кутейкин, который убоялся бездны премудрости, но тем не менее издевается над учеником нерадивым, заставляя его читать фразу:

Кутейкин (открывает часослов. Митрофан берет указку). Начнем

благословясь. За мною со вниманием. «Аз же есмь червь…»

Митрофан. «Аз же есмь червь…»

Кутейкин. Червь, сиречь животина, скот. Сиречь:

«аз есмь скот».

Митрофан. «Аз есмь скот».

Кутейкин (учебным голосом). «А не человек».

Митрофан (так же). «А не человек».

Кутейкин. «Поношение человеков».

Митрофан. «Поношение человеков».


Вральман — чудо просто, не педагог, а мечта любого ребёнка… Голова, говорит, слабее живота, чего её перегружать? И действительно, зачем с такими учителями….

Вот только парадокс: почему-то отрицательных героев помню прекрасно и цитирую практически наизусть, а вот положительные герои вообще никаких эмоций не вызывают. Скучные и правильные до зубной боли. Все, вплоть до Софьи и её возлюбленного Милона. И любовь картонная. И чего положительные герои всегда такие неинтересные.

Несмотря на этот штрих пьеса отличная. И давно я такой замечательной сатиричекской комедии не читала.

Денис Фонвизин – биография, книги, отзывы, цитаты

Говоря о творчестве Фонвизина, Белинский писал: «Вообще для меня Кантемир и Фонвизин, особенно последний, самые интересные писатели первых периодов нашей литературы: они говорят мне не о заоблачных превыспренностях по случаю плошечных иллюминаций, а о живой действительности, исторически существовавшей, о правах общества».

Денис Иванович Фонвизин происходил из стародворянской семьи. Учился он в той же дворянской гимназии при Московском университете, в которой учился и его ровесник Новиков, затем учился на философском факультете университета. В 1760 г. в числе десяти лучших гимназистов Фонвизин и его брат Павел прибыли в Петербург. Здесь он познакомился с Ломоносовым, с основателем русского…

Говоря о творчестве Фонвизина, Белинский писал: «Вообще для меня Кантемир и Фонвизин, особенно последний, самые интересные писатели первых периодов нашей литературы: они говорят мне не о заоблачных превыспренностях по случаю плошечных иллюминаций, а о живой действительности, исторически существовавшей, о правах общества».

Денис Иванович Фонвизин происходил из стародворянской семьи. Учился он в той же дворянской гимназии при Московском университете, в которой учился и его ровесник Новиков, затем учился на философском факультете университета. В 1760 г. в числе десяти лучших гимназистов Фонвизин и его брат Павел прибыли в Петербург. Здесь он познакомился с Ломоносовым, с основателем русского театра Ф.Г. Волковым и впервые увидел театральное представление, первой пьесой была пьеса датского писателя Гольберга «Генрих и Пернилл». В 1761 г. по заказу одного из московских книгопродавцов Фонвизин перевел с немецкого басни основоположника датской литературы Людвига Гольберга. Носитель идей века Просвещения, рационалист и моралист Гольберг, стремившийся подчинить всё своё художественное творчество воспитательным задачам – созданию «новой породы людей», был близок Фонвизину и в дальнейшем. Всего Фонвизин перевёл 226 басен. Затем (в 1762 г.) он переводит политико-дидактический роман французского писателя аббата Террасона «Геройская добродетель или жизнь Сифа, царя египетского», написанный в манере знаменитого «Телемака» Фенелона, трагедию Вольтера «Альзира или американцы», «Превращения» Овидия, в 1769 г. сентиментальную повесть Грессе «Сидней и Силли или благодеяния и благодарность», получившую у Фонвизина название «Корион». Любимым его писателем был Руссо.

Одновременно с переводами стали появляться и оригинальные произведения Фонвизина, окрашенные в резко сатирические тона. Фонвизин находился под сильнейшим воздействием французской просветительской мысли от Вольтера до Гельвеция. Он сделался постоянным участником кружка русских вольнодумцев, собиравшихся в доме князя Козловского.

Литературные занятия Фонвизина оказали ему помощь и в его служебной карьере. Обратил на себя внимание его перевод трагедии Вольтера и в 1763 г. Фонвизин, служивший тогда переводчиком в иностранной коллегии, был назначен состоять при уже известном тогда кабинет-министре Елагине, под началом которого служил и Лукин. Ещё большим успехом пользовалась его комедия «Бригадир», для прочтения которой самой императрице, автор был приглашен в Петергоф, после чего последовали и другие чтения, в результате которых он сблизился с воспитателем Павла Петровича, графом Никитой Ивановичем Паниным. В 1769г. Фонвизин перешёл на службу к Панину, сделавшись, в качестве его секретаря, одним из наиболее близких и доверенных лиц. Перед смертью Панина Фонвизин, по его непосредственным указаниям, составил замечательный документ – «Рассуждение о истребившейся в России совсем всякой форме государственного правления и от того о зыблемом состоянии как империи, так и самых государей». «Рассуждение» содержит исключительно резкую картину деспотического режима Екатерины и её фаворитов, требует конституционных преобразований и прямо угрожает в противном случае насильственным переворотом.

В 1777 – 1778 гг. Фонвизин выезжает за границу и довольно долго находится во Франции. Отсюда он пишет письма к своей сестре Ф.И.Аргамаковой, П.И.Панину (брату Н.И.Панина), Я.И.Булгакову. Эти письма носили ярко выраженный общественно-социальный характер. Острый ум Фонвизина, наблюдательность, умение разобраться в экономических, социальных и политических явлениях в жизни французского общества, позволили ему нарисовать исторически верную картину феодально-абсолютистской Франции. Изучая французскую действительность, Фонвизин желал глубже понять процессы, происходящие не только во Франции, но и в России, и найти пути к улучшению социально-политического порядка на родине. Он оценивает по достоинству то, что заслуживает внимания во Франции – торговлю и промышленность.

Одним из лучших произведений русской публицистики является «Рассуждение о непременных государственных законах» (конец 1782 – начало 1783гг.). Предназначалось оно для воспитанника Никиты Панина – будущего императора Павла Петровича. Говоря о крепостном праве, Фонвизин считает необходимым не уничтожение его, а введение в «пределы умеренности». Его пугала возможность новой пугачевщины, необходимо пойти на уступки, чтобы избегнуть дальнейших потрясений. Отсюда основное требование – введение «фундаментальных законов», соблюдение которых необходимо и для монарха. Наиболее впечатляющим является нарисованная писателем-сатириком картина современной ему действительности: безграничный произвол, охвативший все органы государственного управления.

Борьба Фонвизина с Екатериной II и царствующим в стране злом особенно усилилась в 1782-1783 гг. Она развернулась на страницах журнала Российской Академии «Собеседник любителей российского слова». Большое место в журнале отводилось «Запискам касательно российской истории» – тенденциозному произведению Екатерины. Здесь печатаются также фельетоны «Были и небылицы». В третьей книге журнала Фонвизин напечатал «Вопросы к автору “Былей и небылиц”». Полемика носила ярко выраженный политический характер. Фонвизин касался внутреннего положения в стране: фаворитизма, отсутствия гласности в суде, нравственного разложения дворянства. В журнале «Собеседник…» не была разрешена к публикации ещё одна публицистическая статья Фонвизина – «Всеобщая придворная грамматика» (1783 г.), в которой сатирическому осмеянию подверглись приближенные императрицы. Сатирически остро написаны: «Письмо, найденное по блаженной кончине надворного советника Взяткина» и «Наставления дяди своему племяннику», в которых показано, как, пренебрегая честью и долгом, используя служебное положение, наживаются чиновники в самодержавно-бюрократическом государстве.

Вместе с «Бригадиром», наилучшая комедия Фонвизина ­ «Недоросль» (1782 г.). Это забавная критика деревенскому дворянству.

«Недоросль» Д.И. Фонвизина — поучительная пьеса эпохи классицизма. К 235-летию комедии

«Недоросль» Д.И. Фонвизина — поучительная пьеса эпохи классицизма.

К 235-летию комедии

Гаврилин Р.В.

ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России

Кафедра русской и классической филологии

Научный руководитель: доктор филол. наук, профессор Кочеткова Т.В.

XVIII век вошел в историю как эпоха классицизма.  Основной целью литературы этого времени являлось воздействие на человеческие умы для устранения пороков и воспитания  лучших качеств. В 1782 г. вышла в свет знаменитая комедия Д. И. Фонвизина «Недоросль»,  пробудившая всеобщее стремление к развитию и самосовершенствованию. Название комедии связано с Указом Петра I, согласно которому молодым дворянам (недорослям) запрещалось поступать на службу без образования.

Центральная проблема пьесы – это проблема воспитания молодого поколения и бичевания дикого невежества. Комедию «Недоросль» сразу окрестили комедией воспитания. В ней ярко, с сарказмом и иронией изображались реалистичные сцены из жизни дворян и давались назидательные проповеди о морали и добродетели.

Тематика пьесы охватывает проблемы образования, отцов и детей, семейного уклада и проблему сословных отношений.  Комедия Д.И. Фонвизина отличается необыкновенным остроумием и вызывает неподдельный интерес читателей.  Вопросы воспитания в комедии напрямую связаны с важнейшими проблемами того времени. Автор полагал, что идеальное воспитание может способствовать распространению нравственности и гуманности.

Острый вопрос о надлежащем воспитании в комедии поднимается на фоне воспитания главного героя Митрофанушки. Его учителя ничему не научили, поскольку сами были необразованными и ленивыми: «для грамоты ходит к нему дьячок от Покрова, Кутейкин; арифметике учит его один отставной сержант Цыфиркин; по-французски и всем наукам обучает его немец Адам Адамыч Вральман».

     По мнению автора комедии, важной задачей воспитания является не только развитие ума, но и формирование высоких нравственных качеств. Д.И. Фонвизин боролся за расцвет просвещения в России и считал, что только выросшие в строгих гражданских нормах дворяне могут стать достойными гражданами Отечества.

    Комедия Д.И. Фонвизина «Недоросль» для  его современников была поучительной книгой, служила настоящим «руководством» в воспитании. Это значение она не потеряла и сегодня. 

Денис Фонвизин и политическое искусство

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ЙЕЛЬСКОГО НАУКА (www.yale.universitypressscholarship.com). (c) Copyright Yale University Press, 2021. Все права защищены. Индивидуальный пользователь может распечатать PDF-файл одной главы монографии в YSO для личного использования. Дата: 15 марта 2021 г.

Глава:
(стр.423) 10 Денис Фонвизин и политическое искусство
Источник:
Путь России к просвещению
Автор (ы):

Г.М. Гамбург

Издательство:
Yale University Press

DOI: 10.12987 / yale / 9780300113136.003.0010

В этой главе исследуется центральное напряжение в политическом мировоззрении Дениса Ивановича Фонвизина и в его отношении к Просвещению — его одновременная привлекательность. и озабоченность по поводу светских последствий французской мысли для России. Фонвизин был талантливейшим драматургом екатерининской эпохи. Две его комедии, Бригадир и Минор , стали основой русского театра.Он был сведущ в русской дипломатии и был осведомлен о самом щекотливом вопросе внутренней политики — отношениях между Екатериной Великой и наследным принцем Павлом. В этой главе сначала рассказывается история карьеры Фонвизина как драматурга, с особым акцентом на том, как морализм стал элементом его драматургии. Затем он анализирует The Brigadier и The Minor , прежде чем рассматривать визит Фонвизина во Францию ​​в августе 1777 года по дипломатическим поручениям, уделяя особое внимание его переписке с семьей и графом Никитой Ивановичем Паниным.В нем также обсуждается «Рассуждение об основных законах государства» Фонвизина, в котором он сформулировал свои взгляды на политические реформы.

Ключевые слова: морализм, Денис Иванович Фонвизин, Просвещение, Бригадир, Малый, дипломатия, политика, Франция, Никита Иванович Панин, политические реформы

Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для стипендии

Yale онлайн требуется подписка или покупка. Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому заголовку, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста Связаться с нами.

ПОЛИТИКА КУЛЬТУРЫ В ПОЗДНЕМ ИМПЕРИИ КАЗАНИ

% PDF-1.6 % 4043 0 объект > / Outlines 1328 0 R / Метаданные 4040 0 R / AcroForm 4074 0 R / Pages 4000 0 R / OCProperties> / OCGs [4044 0 R 4045 0 R 4046 0 R 4047 0 R 4048 0 R 4049 0 R 4050 0 R 4051 0 R 4052 0 R 4053 0 R 4054 0 R 4055 0 R 4085 0 R 4139 0 R] >> / StructTreeRoot 1355 0 R / Тип / Каталог >> эндобдж 1328 0 объект > эндобдж 4040 0 объект > поток 2009-02-02T13: 19: 26-05: 002009-01-30T14: 59: 02-05: 002009-02-02T13: 19: 26-05: 00 Acrobat PDFMaker 8.1 для Wordapplication / pdf

  • РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ — ТАТАРСКИЙ ТЕАТР : ПОЛИТИКА КУЛЬТУРЫ В ПОЗДНЕМИМПЕРСКОМ КАЗАНИ
  • Привилегированный клиент
  • uuid: c952e6ff-d909-467b-bf6f-012f36672654uuid: fa6d3442-9a3b-41c2-adad-505fdf43d824 Acrobat Distiller 8.1.0 (Windows) конечный поток эндобдж 4074 0 объект > / Кодировка >>>>> эндобдж 4000 0 объект > эндобдж 1355 0 объект > эндобдж 1357 0 объект > эндобдж 1358 0 объект > эндобдж 1359 0 объект > эндобдж 1360 0 объект > эндобдж 1361 0 объект > эндобдж 1362 0 объект > эндобдж 4073 0 объект > эндобдж 1363 0 объект > эндобдж 1364 0 объект > эндобдж 4182 0 объект > эндобдж 4183 0 объект > эндобдж 4184 0 объект > эндобдж 4129 0 объект > эндобдж 4130 0 объект > эндобдж 4131 0 объект > эндобдж 1365 0 объект > эндобдж 1366 0 объект > эндобдж 1367 0 объект > эндобдж 1368 0 объект > эндобдж 1369 0 объект > эндобдж 1370 0 объект > эндобдж 1371 0 объект > эндобдж 1372 0 объект > эндобдж 1373 0 объект > эндобдж 1374 0 объект > эндобдж 1375 0 объект > эндобдж 1376 0 объект > эндобдж 1377 0 объект > эндобдж 1378 0 объект > эндобдж 1379 0 объект > эндобдж 1380 0 объект > эндобдж 1381 0 объект > эндобдж 1382 0 объект > эндобдж 1383 0 объект > эндобдж 1384 0 объект > эндобдж 1385 0 объект > эндобдж 1386 0 объект > эндобдж 1387 0 объект > эндобдж 1388 0 объект > эндобдж 1389 0 объект > эндобдж 1390 0 объект > эндобдж 1391 0 объект > эндобдж 1392 0 объект > эндобдж 1393 0 объект > эндобдж 1394 0 объект > эндобдж 1395 0 объект > эндобдж 1396 0 объект > эндобдж 1397 0 объект > эндобдж 1398 0 объект > эндобдж 1399 0 объект > эндобдж 1400 0 объект > эндобдж 1401 0 объект > эндобдж 1402 0 объект > эндобдж 1403 0 объект > эндобдж 1404 0 объект > эндобдж 1405 0 объект > эндобдж 1406 0 объект > эндобдж 1407 0 объект > эндобдж 1408 0 объект > эндобдж 1409 0 объект > эндобдж 1410 0 объект > эндобдж 1411 0 объект > эндобдж 1412 0 объект > эндобдж 1413 0 объект > эндобдж 1414 0 объект > эндобдж 1415 0 объект > эндобдж 1416 0 объект > эндобдж 1417 0 объект > эндобдж 1418 0 объект > эндобдж 1419 0 объект > эндобдж 1420 0 объект > эндобдж 1421 0 объект > эндобдж 1422 0 объект > эндобдж 1423 0 объект > эндобдж 1424 0 объект > эндобдж 1425 0 объект > эндобдж 1426 0 объект > эндобдж 1427 0 объект > эндобдж 1428 0 объект > эндобдж 1429 0 объект > эндобдж 1430 0 объект > эндобдж 1431 0 объект > эндобдж 1432 0 объект > эндобдж 1433 0 объект > эндобдж 1434 0 объект > эндобдж 1435 0 объект > эндобдж 1436 0 объект > эндобдж 1437 0 объект > эндобдж 1438 0 объект > эндобдж 1439 0 объект > эндобдж 1440 0 объект > эндобдж 1441 0 объект > эндобдж 1442 0 объект > эндобдж 1443 0 объект > эндобдж 1444 0 объект >] / P 2016 0 R / S / Link / Pg 451 0 R >> эндобдж 1445 0 объект >] / P 2014 0 R / S / Link / Pg 451 0 R >> эндобдж 1446 0 объект >] / P 2018 0 R / S / Link / Pg 454 0 R >> эндобдж 1447 0 объект >] / P 2018 0 R / S / Link / Pg 454 0 R >> эндобдж 1448 0 объект >] / P 2019 0 R / S / Link / Pg 454 0 R >> эндобдж 1449 0 объект >] / P 2018 0 R / S / Link / Pg 454 0 R >> эндобдж 1450 0 объект >] / P 2018 0 R / S / Link / Pg 454 0 R >> эндобдж 1451 0 объект >] / P 2020 0 R / S / Link / Pg 457 0 R >> эндобдж 1452 0 объект >] / P 2019 0 R / S / Link / Pg 457 0 R >> эндобдж 1453 0 объект >] / P 2021 0 R / S / Link / Pg 460 0 R >> эндобдж 1454 0 объект >] / P 2021 0 R / S / Link / Pg 460 0 R >> эндобдж 1455 0 объект >] / P 2022 0 R / S / Link / Pg 463 0 R >> эндобдж 1456 0 объект >] / P 2022 0 R / S / Link / Pg 463 0 R >> эндобдж 1457 0 объект >] / P 2022 0 R / S / Link / Pg 463 0 R >> эндобдж 1458 0 объект >] / P 2023 0 R / S / Link / Pg 466 0 R >> эндобдж 1459 0 объект >] / P 2026 0 R / S / Link / Pg 469 0 R >> эндобдж 1460 0 объект >] / P 2026 0 R / S / Link / Pg 469 0 R >> эндобдж 1461 0 объект >] / P 2027 0 R / S / Link / Pg 472 0 R >> эндобдж 1462 0 объект >] / P 2028 0 R / S / Link / Pg 472 0 R >> эндобдж 1463 0 объект >] / P 2028 0 R / S / Link / Pg 472 0 R >> эндобдж 1464 0 объект >] / P 2029 0 R / S / Link / Pg 475 0 R >> эндобдж 1465 0 объект >] / P 2031 0 R / S / Link / Pg 475 0 R >> эндобдж 1466 0 объект >] / P 2037 0 R / S / Link / Pg 478 0 R >> эндобдж 1467 0 объект >] / P 1970 0 R / S / Link / Pg 481 0 R >> эндобдж 1468 0 объект >] / P 1970 0 R / S / Link / Pg 481 0 R >> эндобдж 1469 0 объект >] / P 1970 0 R / S / Link / Pg 481 0 R >> эндобдж 1470 0 объект >] / P 1970 0 R / S / Link / Pg 481 0 R >> эндобдж 1471 0 объект >] / P 1928 0 R / S / Link / Pg 490 0 R >> эндобдж 1472 0 объект >] / P 1932 0 R / S / Link / Pg 493 0 R >> эндобдж 1473 0 объект >] / P 1934 0 R / S / Link / Pg 498 0 R >> эндобдж 1474 0 объект >] / P 1915 0 R / S / Link / Pg 501 0 R >> эндобдж 1475 0 объект >] / P 1915 0 R / S / Link / Pg 504 0 R >> эндобдж 1476 0 объект >] / P 1915 0 R / S / Link / Pg 504 0 R >> эндобдж 4172 0 объект > эндобдж 4174 0 объект > эндобдж 4176 0 объект > эндобдж 4178 0 объект > эндобдж 4180 0 объект > эндобдж 4181 0 объект > эндобдж 4147 0 объект > эндобдж 4132 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 4003 0 объект > эндобдж 4136 0 объект > поток HA09 CBJͶ ڪ + U ) DLHҊ | ޛ yʼ ٗ ->} [3 w, pv / R)]! ٻ ‘@ (c dGϗ6_Ci B! «Ih8Ć | յ s

    Глава вторая: Литературные последствия сентименталистских гендерных концепций в России: разрушенные идиллии

    | 45 →

    Глава вторая
    Литературные последствия сентименталистских гендерных концепций в России

    В этой главе рассматриваются литературные последствия социально-политических концепций сентиментализма. Это предполагает, что литература и ее способность переносить проблемы из домашней сферы в общественный мир потенциально могли преодолеть разрыв между отдельными сферами существования полов. Салоны и литературные круги, в частности, играли роль посредника между двумя сферами деятельности, поскольку они были местом культурного обмена для обоих полов и были связаны как с общественной, так и с частной сферами. Далее в этой главе рассматриваются репрезентации судьбы в русской романтической литературе, которые начали возникать в первые два десятилетия 19– годов.

    Феминизация литературной культуры

    В отличие от классицистской эстетики, сентименталистский дискурс был скорее описательным, чем нормативным, тем самым расширяя кругозор на группы общества, ранее игнорировавшиеся правящим классом. Одним из последствий стало появление характера крепостного и подъем «женского вопроса» во многих литературных произведениях. Другим следствием было высокое уважение к женственности в сентиментализме, ставшем культурным стандартом: как показали ученые, стиль, язык и жанр были адаптированы к тому, что писатели-мужчины считали приятными и привычными для женщин.Гладкая дикция заменила сложные синтаксические конструкции под влиянием церковнославянского языка; слова, заимствованные из французского, стали появляться в русских текстах; а романам и второстепенным поэтическим жанрам, таким как мадригалы, идиллии, эклоги или рондо, отдавалось предпочтение эпическим произведениям и драме. Еще одним результатом культурного феномена «феминизации» в сентиментализме стало то, что стало возможным рассматривать женщин как читателей, авторов журналов и, в некоторой степени, как авторов литературных произведений.Ученые-феминистки обнаружили, что издательское дело остается мужской сферой, и что мужчины, как правило, публикуют женские произведения независимо от качества. Вот почему сентименталистская «феминизация» культуры ограничивала женщин эссенциалистскими концепциями, традиционными гендерными моделями, ← 45 | 46 → и роли любителя или дилетанта, вместо того, чтобы позволить им развиваться в профессиональных писателей. 1 Под сильным влиянием французских литературных моделей сентименталистская литература также проецировала понятие добра на женщин.В итоге женщина ← 46 | 47 → литературные персонажи должны были умереть, если и когда они больше не могли воплощать добродетель. Эта концепция была связана с идеализацией природы сентиментализмом и верой в большее сходство женщин с природой, чем с культурой, что особенно ярко проявлялось в гендерных моделях пастырства.

    Несмотря на дискурс, который концептуализировал их как существ, отчужденных от культуры, девушки и женщины все больше и больше становились частью культурной жизни России 18 — и начала 19 веков.Это находит отражение, например, в расширении возможностей девочек в сфере образования. В 1780-х годах Екатерина Великая инициировала создание общенациональной сети школ, в которую вошли провинции, что сделало хоть какое-то образование доступным там, хотя большинство семей продолжало отправлять своих детей в крупные города для получения образования. 2 Кроме того, по всей Империи было создано несколько школ-интернатов для девочек. Екатерина Великая основала институт Smol ´ ny , образцовый интернат для девушек благородного происхождения. 3 В первые два десятилетия 19 -го века императрица ← 47 | 48 → Мария Федоровна, взявшая на себя ответственность за институт « Смольный », инициировала и основала еще много учебных заведений. После Французской революции представители французской аристократии прибыли в Россию, где создали частные пенсии, главным образом в крупных городах. 4 Школы-интернаты не только дают возможность девочкам получить образование, но и могут служить местом культурного досуга.Большинство мужчин и женщин, руководивших школами-интернатами, были хорошо известными и уважаемыми людьми с широким кругом знакомых. Например, для 1819 года Н. Бродский упоминает школу-интернат в Петербурге, которой руководил французский дворянин, который также организовывал литературные вечера с участием женщин. 5 Предоставляя смешанное место для проведения литературных вечеров и подобных мероприятий, школы-интернаты внесли свой вклад в пересмотр концепции, обусловленной разделением общества на мужскую общественную и женскую частную сферу, что женщины не должны участвовать в общественной жизни. имеет значение.Я приведу пример этого явления в шестой главе о Наумовой.

    В конце 18 — начале 19 годов в России участие женщин в культурной жизни дополнительно стимулировалось растущим интересом к чтению. Степень доступности материалов для чтения для провинциальных женщин — это спорный вопрос. С одной стороны, Карамзин в своем очерке «О книжной торговле и любви к чтению в России», 1802 г., нарисовал живую картину жажды чтения, охватившей дворянство. в ← 48 | 49 → эпоха сентиментализма, развитию которой способствовал вклад Новикова в возникновение русской книжной торговли в 1780-х годах. 6 Интерес к чтению нашел отражение в литературных произведениях, главных героев которых часто изображают идущими на прогулку с книгой в руках. 7 Учебные заведения, книжные магазины, издательства и публичные библиотеки начали появляться в провинциальных городах, хотя только в 1830-х годах они стали значительными. 8 К 1820-м годам чтение приобрело уважение среди аристократии как в крупных городах, так и в провинции. Одна из первых профессиональных писательниц Империи Любовь Кричевская (1800–1800 гг.) Жила в Харькове, где она извлекла огромную пользу из яркой культурной жизни своего города. 9 Книги были доступны даже в провинциальных городах, которые давали меньше интеллектуального стимула, как сообщает в своей автобиографии Александра Кобякова (1823–1892). 10 Это было время, когда некоторые дворянки начали собирать книги для своих частных библиотек. Образованным женщинам в провинции пришлось искать способы получить новые материалы для чтения, например. грамм. покупая книги в поездках по крупным городам.

    С другой стороны, интеллектуальные круги, члены которых обсуждали идеи, связанные с чтением, как правило, были сосредоточены в крупных городах.Женщины, живущие в отдаленных районах, сталкивались со значительными препятствиями, если хотели их преодолеть ← 49 | 50 → статус социального и интеллектуального аутсайдера. Один ученый отмечает, что в таком провинциальном городе, как Харьков, например, книги можно было купить только во время ярмарок, и в основном они предназначались для детей или по домашним делам, что резко контрастирует с описанием оживленной культурной жизни города Кричевской, упомянутым ранее. 11 Примечательно также, что поэт Анна Бунина переехала в Санкт-Петербург из сельской местности в поисках широких возможностей получения образования, которые предоставлял большой город. 12 Кэтрин Пикеринг Исследование Антоновой провинциальной дворянской семьи в первой половине 19 века предполагает, что провинциальные дворяне много читали и что было доступно много материалов для чтения, которыми обычно обменивались друзья. и родственники, но было желание еще большего количества и большего разнообразия материалов для чтения. 13

    В эпоху Просвещения чтение было привилегией нескольких образованных дворян, воспитанных в гуманистическом ключе, и требовало серьезного изучения рассматриваемого произведения, часто предполагавшего знакомство с классическим стилем и топосами.Однако в сентименталистском дискурсе чтение стало рассматриваться как развлечение; от никого, кто хотел провести время в компании книги, не требовалось уметь определять традиционные литературные жанры. Легкая художественная литература, доступная любому грамотному человеку с «чутким сердцем», стала преобладающим литературным жанром сентиментализма и была особенно популярна среди молодых женщин, лишенных классического образования. Книги стали доступны новой аудитории, включая торговцев, солдат, торговцев и даже крепостных. 14

    Одномерные и элитарные отношения классицизма между автором и издателем были заменены в эпоху сентиментализма более домашними кругами, в которых друзья собирались неформально, чтобы читать литературные произведения — своих или других писателей — друг другу и обмениваться материалы и информация о новых публикациях. Журналы, анонсирующие новые книги, которые можно было заказать по подписке, были еще одним источником новостей о литературных произведениях. Начало 19 гг. В России также были созданы женские журналы, такие как Дамский журнал (Женский ← 50 | 51 → Magazine, 1806–1816), Аглая (Аглая, 1808–1812), Кабинет Аспазии (Кабинет Аспасии, 1815), Модный вестник (The Fashion Messenger, 1816), или V сеобильный модный журнал (General Fashion Messenger, 1817).По мере увеличения количества журналов возрастало и значение, придаваемое чтению; чтение газет стало частью учебной программы школ-интернатов для девочек. 15

    Несомненно, эгалитарный аспект более широкой доступности материалов для чтения делает чтение доступным для различных социальных групп, включая женщин. Однако развитие сказалось и на литературном качестве произведений, многие из которых были банальными и банальными. Журналы уделяли моде почти столько же внимания, сколько и литературе, и буквально стали частью женских аксессуаров.У них часто были очень стильные обложки, и они выставлялись рядом с другими модными украшениями. Как отмечает Гитта Хаммарберг, «журналы были помещены в контексте женского туалета среди косметики и расчески, как бы подчеркивая, что буклеты украшают ее не меньше, чем косметику». 16 Таким образом, коннотация «тривиализации» литературы с женским увековечиванием исключения женщин из академических знаний.

    Салоны как центры литературной деятельности

    Литературные произведения часто обсуждались в контексте салонов.Их появление дало женщинам возможность получить образование и заняться культурными делами. Русские салоны начала 19 -х годов -го века обычно принимали женщины. Однако, будучи площадками, расположенными в полуобщественном мире Хабермаса в подлинной публичной сфере, где мужчины взаимодействуют с женщинами, они бросили вызов парадигме женской частной сферы и мужского общественного заповедника. В контексте салонной культуры 20 -го и -го века Бет Холмгрен формулирует парадокс следующим образом:

    хозяйки салона должны были найти баланс между предложением беззаботных развлечений и созданием атмосферы вдохновения — и критики — для начинающих поэтов.Таким образом, работа хозяйки салона позволила женщине занять важное социальное положение и получить общественное признание своих талантов, не в последнюю очередь как соавтор подлинной публичной сферы.

    В Санкт-Петербурге в престижном литературном обществе Александра Шишкова (1754–1841) Беседа Любителей Русского слова («Собрание любителей русского слова») входили три женщины-писателя: Бунина, Волкова и Екатерина Урусова (1747 — после 1816 г.) ).

    Литературные салоны и кружки возникли не только в крупных городах, но и в некоторых провинциальных центрах.Организованные женщинами культурные общества регулярно собирались в Одессе, Харькове или Казани, как в случае с Александрой Фукс (ок. 1805–1853). В провинциальных городах, таких как Калуга, Кострома, Смоленск, Тула, также были центры интеллектуальной жизни, активно вовлекающие женщин. Однако следует отметить, что больше всего салонов можно было найти в крупных городах, тогда как значительно меньше салонов существовало в провинциях. 18

    В первые три десятилетия 19 века немногие культурные круги были открыты для провинциальных женщин, стремящихся стать писателями.Согласно исследованию Ирины Савкиной прозаиков 1830–1840-х годов, в том числе Елены Ган (1814–1842), Александры Зражевской (1805–1867) и Софии Закревской (ок. 1796–1865), такие женщины были вдвойне аутсайдерами, как женщины писатели и провинциальные жители, провинциалки, провинциальных женщин. Однако, как покажет моя глава о Болотниковой, деревенские поэты, к которым можно применить термин провинциалка , существовали еще до периода, охватываемого Савкиной.В этом контексте некоторые из женщин-авторов, фигурирующих в исследовании Савкиной, хотя бы частично получили образование в Санкт-Петербурге до переезда в провинцию на более позднем этапе своей жизни. Ган, напротив, всю жизнь провела в деревне, где получила прекрасное образование. Несмотря на то, что эти женщины не посещали салоны или литературные кружки, они создали значительное количество литературных произведений, часто в качестве источника дохода. Сотрудничество в журналах было важным средством достижения публикации: Закревская, если назвать только одну, прислала ← 52 | 53 → ее литературные произведения городским друзьям, которые помогли ей опубликовать ее произведения в журналах. 19

    Предшественник русского салона 18 -го -го века, похоже, существовал в доме Елизаветы Херасковой, которая организовывала собрания известных мужчин и нескольких женщин писателей. 20 Среди хозяйок салонов начала 19 -го века находим Александра Хвостова (1767–1853), которая проводила литературные вечера в своей петербургской квартире. Два десятилетия спустя, в 1821 году, София Пономарева организовала литературные вечера снова в Санкт-Петербурге, что привлекло внимание интеллектуальной элиты того времени.Подражая салонам французского бренда précieuses , Пономарева отметила свою центральную роль хозяйки салона, сидя на диване в окружении поклонников и организуя интеллектуальный обмен. Еще в Санкт-Петербурге Александра Воейкова (1795–1829), кажется, держала подобный салон, а Аводотия Киреевская-Елагина (1789–1877) — в Москве 1820-х годов. Другими достойными внимания хозяйками салона были Зинаида Волконская, Евдокия Ростопчина и Каролина Павлова. 21 ← 53 | 54 →

    Сделав упор на мир чувств и участие женщин в салонах, это учреждение культуры пересмотрело мужские гендерные роли.Мужчина-сентименталист утверждал, что сочувствует женщинам и дорожит их женской природой до такой степени, что адаптировал свое собственное поведение, «феминизируя» себя. Сострадание, дружба, слезы и нежное сердце стали неотъемлемой частью репертуара мужчин-сентименталистов. Как Хаммарберг обнаружил в другом месте, более «женский» тип мужчины стал образцом мужского поведения. 22 Ее исследование утверждает, что на рубеже веков характер денди начал появляться на арене общественной жизни.Мужской аналог кокетки подражал ее манерам, переняв ее интерес к внешнему виду и одежде, ее увлечение французским языком и культурой, ее «женское» диктирование и часто преувеличенно тонкий нрав. Некоторые мужчины занимались деятельностью, традиционно считающейся принадлежащей к женской сфере, например вышиванием. С 1790-х по 1810-е годы повышенное внимание сентиментализма к женственности означало, что в некоторых кругах стало модным быть женоподобным мужчиной.

    Эгалитарные принципы в сентименталистской литературе

    Сентименталистские литературные произведения затрагивают многие социальные проблемы, в том числе эгалитарные принципы и веру в безусловную равную ценность всех людей. Ученый Григорий Гуковский считал Александра Радищева (1749–1802) главным представителем демократического и революционного течения в русском сентиментализме, но считал Карамзина сторонником ← 54 | 55 → реакционные взгляды. 23 Это впечатление частично подтверждается, если мы рассмотрим намерение Карамзина сохранить патриархальный порядок в частной сфере семьи, сделав выбор в пользу распространения патриархальных прав на общество в целом. В своей книге « Pis ´ ma russkogo puteshestvennika » (Письма русского путешественника) он передает предложение главного героя о том, что жители швейцарской деревни должны поступить с молодым преступником так же, как если бы отец наказал его. его собственное дитя: общественная жизнь становится «получастной патриархальной сферой». 24 Другие произведения Карамзина отражают подобное отношение, например, роман Фрол Силин , романтизирующий то время, когда помещики обращались со своими подчиненными, как отец со своими детьми. В отличие от Карамзина, Радищев полагал, что человеческие отношения, будь то семейные или дружеские, должны основываться на естественном чувстве уважения; Однако он не распространял такое равенство на женщин. Как замечает Джо Эндрю, он нигде в своих произведениях не обсуждает права женщин. 25

    В значительной степени демократический потенциал сентиментализма обусловлен его воспеванием равенства на эмоциональной основе. Наиболее ярко это выражено в повести Карамзина « Бедная Лиза », в которой главная героиня, крестьянская девушка, эмоционально равна аристократке и способна испытывать такие же эмоции. Из-за универсальной способности человека испытывать эмоции сентименталистское понятие сострадания предполагало безусловную и равную ценность всех людей.Вот почему это позволило авторам привлекать к своей работе социальных аутсайдеров, таких как крестьяне и женщины. Многие русские авторы, писавшие литературу, вписывающуюся в парадигму классицизма, в то же время сочиняли произведения, относящиеся к низшим литературным жанрам, в которых крестьяне и крепостные были главными действующими лицами, как показано в исследовании Юрия Веселовского. Например, Александр Сумароков, затронувший возвышенные и героические темы в своей исторической драме « Дмитрий Самозванец » (Дмитрий Самозванец), также писал басни, воспроизводящие язык и обычаи простых крестьян.Яков Княжнин (1742–1791), автор исторической драмы, Вадим Новгородский (Вадим Новгородский), о ← 55 | 56 → утерянная республиканская свобода древней Руси, тоже сочинил простое стихотворение в стихотворной форме, рассказывающее о разговоре двух крестьян. 26

    Тема крепостного права, в частности, стала появляться в литературных произведениях, особенно в трудах дворян, уехавших в свои поместья, где они вплотную соприкоснулись с реальностью крепостного права.Литературным жанром, предназначенным для обращения к теме крепостного права, был пастырский жанр. Идеализирующий природу и выражающий скептицизм по отношению к цивилизации, это был типичный сентименталистский поэтический жанр. Как отмечает Терри Гиффорд, «пастырство — это, по сути, дискурс отступления, который может […] либо просто уйти от из сложностей города, двора, настоящего,« наших манер », либо исследовать их». 27 Две силы противостояли друг другу: идеализация природы как райского сада против присутствия трудолюбивых крепостных, нарушающих идиллию.Многие аристократы, возвращавшиеся в свои поместья, игнорировали социальную несправедливость крепостного права, создавая стихи, в которых пастухи блаженно резвились в идиллическом воображаемом пейзаже, сияющем бесконечной весной. Другие, однако, использовали свои литературные навыки для критики социального неравенства и несправедливости. Демократический потенциал сентименталистской этики основан на их склонности смотреть в лицо реальности и исследовать ее, а не создавать идеализированные отчеты.

    Традиционные пасторали изображали двух главных героев: пастуха и сельскохозяйственного рабочего.Пастух символизирует досуг; пася свое стадо, он успевает петь песни и обмениваться нежными словами со своей любимой пастушкой. Рабочий, с другой стороны, занят работой весь день, имея лишь короткие моменты отдыха. Он добродетелен и доволен гармоничной жизнью в поместье и своей семье, счастлив, несмотря на всю тяжелую работу, потому что она мешает ему вести праздную жизнь и порок, к которым склонен горожанин. Работа рабочего воплощает и представляет идею Творения Бога; он садовник в земном Эдеме.Таким образом, образ довольного сельскохозяйственного рабочего часто появляется в моралистических произведениях, таких как Мармонтель, которые, как показала Венди Росслин, были широко переведены на русский язык в 18 годах. 28

    Характер пастуха обычно изображается на фоне locus amoenus , идиллического пейзажа с журчащими ручьями и вечной весной пасущимися овцами. Так он появляется в произведениях писательниц-сентименталистов, в том числе Буниной.В ее стихотворении « Весна» (Весна), например, изображено locus amoenus ← 56 | 57 → в котором пастушки ведут беззаботный образ жизни; они довольны своей идиллической средой и бережливым питанием, обеспечиваемым природой:

    Изображения сельскохозяйственных рабочих имели тенденцию быть менее идеализированными, чем изображения пастухов. Хотя описания его жизни были далеки от реалистичности, описания его работ часто перечисляли его различные задачи, поэтому персонаж поддается критике крепостного права. 31 В результате демократической тенденции сентиментализма сельскохозяйственный рабочий приобрел более крепостные черты, утратив многие традиционные идеализирующие черты. Ему был дан голос, в котором он выразил сожаление по поводу несправедливости того, что ему пришлось жить гораздо худшей жизнью, чем жизнь его хозяина и любовницы, аспект, который я более подробно рассмотрю в пятой главе.

    Персонаж крепостного предстает в жанре комической оперы, где, кажется, часто становится рупором авторской критики заведения ← 57 | 58 → крепостного права.Эту точку зрения предлагает Веселовский, исследуя образы сельской местности в русской поэзии 18 годов. 32 В книге Якова Княжнина «Нещесть ´ и от кареты », например, крепостной жалуется на несчастную жизнь своего и своих товарищей по крепостным: хозяева говорят им, что пить и есть, и даже решить, за кого они могут выйти замуж; крепостной добавляет, что их хозяева высмеивают несчастья крепостных, но без их тяжелого труда умрут от голода.В комической опере « Анюта » Михаила Попова (1742 – ок. 1790) один из главных героев критикует аристократов, которые ничего не делают, кроме еды, питья, гуляют и спят, пока крестьяне работают в рабстве и даже вынуждены платить. их хозяева. Аналогично крепостные фигурируют в баснях Ивана Хемницера (1745–1784). В « Праздник деревенский », например, они жалуются, что они должны пахать, жать или сеять круглый год и никогда не могут наслаждаться моментом досуга. Опираясь на теории Юрия Лотмана, Присцилла Р.Рузвельт предположил, что драматическое искусство России конца 18 — и начала 19 веков имело тенденцию вторгаться в повседневную жизнь, проявлением которой можно считать крепостного в комической опере. Правящий класс, однако, интерпретировал присутствие крепостного в комической опере не как призыв к отмене крепостного права, а скорее, как утверждает Саймон Карлинский в своем исследовании русской драмы, разоблачить злоупотребления институтом без изменения системы как такой. 33

    Таким образом, появление литературного персонажа крепостного в определенной степени указывает на то, что правящие классы осознавали социальное неравенство.Несмотря на эту филантропическую мотивацию, авторы часто использовали крепостного для выражения своих взглядов на темы, отличные от крепостного права. Таким образом, крепостной стал еще одним драматическим персонажем, часто для создания комического эффекта, как показывает пример из сатирической поэмы Дениса Фонвизина (1744 / 45–1792). Его «Послание к слугам моим Шумилову, Ванке и Петрушке» (Послание моим слугам Шумилову, Ваньке и Петрушке) датируется 1760 годом, когда только зарождалась сентименталистская этика. Рассказчик — дворянин, размышляющий о смысле жизни и мира.Не найдя ответов, он спрашивает по очереди трех своих крепостных. Первый отвечает, что не знает смысла жизни, но знает, что ему всегда придется быть слугой. Второй крепостной добавляет, что ему не хватает образования, чтобы знать ответ на такой вопрос. Но он все же рассказывает своему хозяину, как устроен мир, по его мнению: от крепостного до царя все хотят заполнить ← 58 | 59 → их карманы, которые они могут сделать только обманом. Третий крепостной соглашается, предполагая, что единственная стоящая жизнь — эгоистичная. 34 Использование Фонвизиным крепостного не столько для выражения критики крепостного права, сколько для выражения развращенной человеческой морали. Характер крепостного поддается этой литературной задаче, потому что он безмолвный наблюдатель мира, в котором он не должен участвовать. Крепостной усиливает доверие к посланию автора: если даже простой крепостной может понять испорченное состояние человеческих отношений, то оно должно быть испорченным. Инструментализация характера крепостного препятствует серьезному изучению его социального положения.Он становится топосом, стереотипом, против которого отстаивают другие, более важные взгляды.

    Более того, помимо своей функции повышения достоверности мнений автора, сопоставление спокойного образа жизни рассказчика с трудами крепостного служит литературной цели создания комического эффекта. В комической опере Николая Львова (1751–1803) «Сильф, или мечта молодой женщины» образ крепостного также создает забавный эпизод.Андрей, трудолюбивый слуга, жалуется на своего ленивого хозяина и протестует против его судьбы в арии, обычном жанре, в котором тема крепостничества встречается в комической опере:

    Согласно постановкам этой сцены, крепостной подметает садовые выходы в сторону. Его цель здесь — создать забавную паузу между более важными сценами, которые определяют сюжет. Хотя в его арии звучит критика социального неравенства крепостного права, ее преобладающий эффект трагикомичен. Как и подобает жанру комической оперы, характер крепостного наделен скорее клоунскими чертами, чем чертами критика общественных властных отношений.

    Как только персонаж крепостного становится обычным явлением в комической опере, содержание его речи начинает терять значение. Крепостной превращается в сменную марионетку, единственной целью которой является развлечение публики, функция, которая упрощает его и его жалобы на его судьбу. Если зрители вообще сочувствуют крепостному, они делают это снисходительно, а не с целью вызвать социальные перемены. Обыденный образ крепостного оказывается способом «превращения крепостного в искусство».Выражение «убивать женщин в искусстве» использовалось в феминистских исследованиях для описания выбора нереалистичных и стереотипных представлений о женщинах в искусстве, которые «убивают» или стирают с лица земли женщин, потому что препятствуют обсуждению сложностей, с которыми женщины сталкиваются в реальной жизни. 37 Как только крепостной появляется в литературе под видом комического персонажа, привилегированные классы могут почувствовать, что они выполнили свой долг, и могут избежать дальнейшего изучения последствий его присутствия для своей собственной ситуации.Стоит ← 60 | 61 → также следует отметить, что большинство актеров театральных представлений, проводившихся в загородных усадьбах, были крепостными, находившимися полностью во власти хозяина поместья. 38

    Проблема социальных прав и социального положения женщин была еще одной темой, затронутой в различных литературных произведениях сентименталистов. Карамзин выразил обеспокоенность по поводу притеснения женщин в одной части своего «Послания к женщинам» (Послание к женщинам, 1795 г.), хотя он, кажется, считает, что проблема существует только в других странах, кроме России.Он использует освобождение женщин как предлог для российской войны против Османской империи, страны, которую он считает нецивилизованной и непросвещенной, и страной, в которой женщины подвергаются угнетению:

    Карамзин поднимает здесь «женский вопрос», критикуя общества, отрицающие женщин. их свобода, терпимость к физическому насилию и принуждению к браку по договоренности, которая стала формально незаконной в России в 1722 году. Трудно сказать, в какой степени Карамзин здесь также намекает на положение женщин в России, которым не разрешается разводиться даже в строгом смысле слова. жестокий муж.Выступая за социальную систему, которая позволяет женщинам выбирать себе супругов в соответствии с их склонностями, Карамзин, безусловно, поддерживает сентименталистские взгляды; он также предоставит женщинам право искать сексуального удовлетворения. Приведенная выше строфа содержит термины, которые вызывают республиканские идеалы, которые начали обсуждаться в то время: «узы», «освободить», «вольный», «власть» и «тиран» (оковы, освобождающие, свободный, власть, тиран), ставшие впоследствии ключевыми словами в сообщениях декабристов об их революционном проекте.

    Еще одним признаком того, что в начале 19, и века возникло обсуждение гендерных ролей, является появление сильных женских персонажей в произведениях некоторых писателей-мужчин. В произведениях Константина Рылеева изображены героические женщины, которые берут на себя гражданские обязанности так же, как и мужчины. Карамзин, лелеявший образ наивной девушки в своих сентиментальных произведениях, отводит влиятельную роль в общественной сфере смелой и авторитетной женщине в своем романе «Марфа Посадница » («Марфа-мэр», 1803 г.).Не все приняли такой образ женщины. Фактически, один из его современников обвинил Карамзина в якобинстве за то, что он «… напоил» ← 62 | 63 → и глупая карга произносит речи в защиту вольностей новгородцев и ораторствует, как Демосфен. 41

    Повышенное уважение сентиментализма к женщинам проявилось в том, что в начале 19 века мужской идеал женщины стал проявлять такие качества, как ум и образованность.Петр Макаров, например, был сентименталистом, который утверждал, что женщины должны иметь доступ к образованию и знаниям, резко критикуя мужчин, считавших, что это может снизить физическую привлекательность женщины:

    Карамзин тоже поддерживал идею о том, что женское влечение не имеет значения. пребывайте только во взглядах: помимо добродетелей, таких как доброта и доброта, у нее также должен быть образованный ум. Это было одной из причин того, что в 1960-е годы ученые стали считать Карамзина прогрессивным, а не реакционным писателем.Французский исследователь Жан Брейяр, например, выявляет демократические тенденции в символическом возвышении Карамзина женщин и в сентименталистских призывах улучшить возможности женщин в сфере образования.

    То, как женщины оказались в центре внимания писателей-мужчин в сентименталистской культуре, дополнительно проиллюстрировано в другом месте в программном «Послании к женщинам» Карамзина. Например, его первые строки обращаются к женщинам следующим образом: ← 63 | 64 →

    Здесь Карамзин реабилитирует понятие женственности после того низкого положения, которое ей было присвоено в эстетике Просвещения.Например, в произведении Михаила Ломоносова (1711–1765) «Разговора с Анакреонтом», написанном в 1760-х годах, любому писателю, осознающему свой гражданский долг, следует изгнать из пера любовную лирику. Мнение, поддерживаемое стихотворением Ломоносова, состоит в том, что зрелый мужчина должен гордиться своими достижениями как сознательный гражданин и политик и не должен бездельничать в компании женщин. Напротив, рассказчик послания Карамзина утверждает, что стремится принять женские ценности, которые он нашел в женских кругах, и решает жить семейной жизнью в их добродетельной и добросердечной компании, предпочитая славу и статус жизни воина. позволил бы ему. 44

    Функционализация женщин в литературной культуре сентиментализма

    Одним из недостатков такого рода концепции было то, что она объективировала и функционализировала женщин. Как и в культуре куртуазной любви, женщина в мужском сентименталистском мышлении стала отдаленным объектом мужских желаний, «универсальным идеалом, лишенным всякой субстанции». 45 В представлении Карамзина, выраженном в его «Послании к женщинам», считалось, что женщины оказывают на мужчин цивилизаторское воздействие, поэтому задача женщин заключалась в том, чтобы помочь мужчинам усовершенствовать себя.В его послании показано, как самый свирепый воин щадит жизни своих врагов, если его действия могут снискать благосклонность женщины его сердца. Рассказчик далее описывает, как в зрелые годы нежный взгляд женщины был наградой за зверства, которые ему пришлось перенести со стороны мужчин. Он также рассказывает, как сильно восхищается благотворительной деятельностью монахинь. ← 64 | 65 → Хотя это наблюдение было призвано побудить мужчин подражать этому похвальному примеру, оно в конечном итоге функционализировало женщин, поскольку не признало их как существ со своими собственными правами и требованиями.В том виде мышления, который раскрывается в «Послании к женщинам» Карамзина, женщины идеализируются либо как авторитет, предлагающий символические награды за военные действия мужчин, либо как образцы добродетели и утонченности, у которых мужчины должны были учиться.

    Женщина-читатель, в частности, стала символом и абстрактной точкой отсчета для писателя-сентименталиста-мужчины, потому что она помогла ему построить свою концепцию литературного творчества. Главная забота писателя-сентименталиста заключалась в том, чтобы его произведения нравились читательницам.Он адаптировал свой стиль, тематику и лингвистический уровень к тому, что, по его мнению, нравилось «представительницам прекрасного пола». Желание доставить удовольствие женской аудитории сопровождало и стимулировало его писательский процесс. Придавая особое значение женской речи и сфере их деятельности, мужчина-сентименталист хотел бросить вызов жестким классицистским нормам жанров. Женщины считались идеальными судьями качества литературного произведения, потому что они в значительной степени не знали традиционных требований жанра.Подобно тому, как Руссо нашел олицетворение врожденной добродетели в своей необразованной жене Терезе, у которой было чувство прекрасного, несмотря на ее необразованность, Карамзин считал женщин идеальными арбитрами вкуса именно потому, что они считались отчужденными от культуры. Во многом благодаря этой особенности многие ученые пересмотрели образ Карамзина как консервативного писателя и расценили важность, которую он придавал женщинам как читательницам и арбитрам вкуса, как продолжение демократических идеалов на женщин. 46

    По мнению Хаммарберга, значение, которое сентиментализм придает читающей женщине, является значительным отходом от «традиционного взгляда на женщину как на пассивную, а на мужчину как на активную». Это правда, что, учитывая их символическое влияние на мужчин, женщины играли весьма важную роль в творческом процессе, и что авторы-мужчины, чувствуя необходимость адаптировать свое письмо к женскому вкусу, использовали более пассивные черты. Тем не менее, новая роль Карамзина для женщин в процессе литературного творчества определила большинство из них как читателей, а не авторов.Сентименталистская идеализация женщин как читательниц и арбитров вкусов лишь незначительно отличалась от их традиционной роли муз, пробуждающих поэтические чувства мужчин, не затрагивая основную гендерную парадигму. Несмотря на то, что женщина-читательница стала осью, вокруг которой вращалось сентименталистское литературное производство, женщины по-прежнему должны были управлять и контролировать, а не создавать и инициировать культуру ← 65 | 66 → деятельность. Каролин Хейдер и Арья Розенхольм утверждают, что в восприятии мужчин-сентименталистов «женщина не является производителем знака, но действует как знак». 47

    Еще одним инструментом для женщин послужил тот факт, что символическое возвышение женщин сентиментализмом в значительной степени служило для мужчины средством исследования своих эмоциональных способностей. В этом отношении мужчина-сентименталист подражал традиции, обозначенной элегическими стихами, написанными с мужской точки зрения, например, в западноевропейской куртуазной культуре любви, где неприятие любимой женщины порождает обильные мужские монологи. Как утверждает Кэтрин Бейтс в отношении английской поэзии эпохи Возрождения, сценарий куртуазной культуры любви превращает жалкого любовника-мужчину amour courtois в мастера риторического остроумия. 48 Мужчина-сентименталист меняет риторическое мастерство на тонкости чувствительной души, однако способ, которым он инструментализировал женщин, воспринимая их как объекты своего литературного творчества, имеет сходство с культурой куртуазной любви. Как и мужчина-поэт в западных любовных стихах, рассказчик в сентименталистской литературе в основном занят «самоопределением себя», как отмечает Ян Монтефиоре. 49 Для Монтефиоре интроспективное исследование эмоциональных способностей своей души мужчиной-рассказчиком оказывается нарциссической деятельностью, в которой «другой» помогает сконструировать отражение самого себя.

    Следовательно, быть «сентиментальным» в смысле «чувствительный» означало для мужчин и женщин разные вещи. Хотя это было средством выражения интеллектуальной свободы мужчины, это считалось неотъемлемой чертой женщины. Женщины были концептуализированы как чувствительные и пассивные существа, которым приходилось страдать, не имея возможности преодолеть страдания посредством интеллектуальных размышлений или конкретных действий. Гендерные различия оказали сильное влияние на сентименталистскую концепцию женской смерти, которую писатели-мужчины склонны связывать с концепциями добродетели.Поскольку женщины считались носителями моральной целостности, их жизнь не могла продолжаться после того, как они вступили в конфликт с требованием олицетворять врожденную добродетель. Когда им угрожали, их добродетель выходила на первый план. Как показывают следующие примеры, эту идею часто можно было встретить во французской литературе 18 и начала 19 веков.

    В романе Бернардена де Сен-Пьера (1773–1814), Paul et Virginie (Пол и Вирджиния, 1788), главная героиня предпочитает утонуть с тонущим кораблем, а не спастись, поскольку, чтобы ее спасти, она Придется снять с нее тяжелое платье.← 66 | 67 → Она умирает, положив руку на сердце и устремив взор к небу — само изображение святой. Роман Франсуа Рене де Шатобриана, Atala (1801), который был предшественником его апологии христианства, Le Génie du Christianisme (Гений христианства, 1802), также воспроизводит образ молодой женщины как самого себя. принесение в жертву благочестивой девы. Атала, христианка, выросшая в Америке, влюбляется в туземку. Однако, когда они собираются осуществить свою любовь, Атала решает отравить себя, чтобы исполнить желание своей матери, чтобы она оставалась девственницей.Жюли Руссо в году Жюли, или новая Элоиза, (Жюли, или Новая Элоиза) умирает после того, как спасла одного из своих детей от утопления, смерть, по-видимому, была ее единственным способом избежать соблазна совершить прелюбодеяние. 50

    Русская литература воспроизводила эти представления о женской добродетели и смерти, наиболее ярким примером которых является повесть Карамзина « Бедная Лиза». Как предполагает Наталья Кочеткова, история олицетворяет сентименталистское столкновение идеального и реального мира, конфликт, в котором женщина является воплощением идеала, обычно с трагическими последствиями.В этом случае Лиза совершает самоубийство после того, как ее соблазнили и бросили. Ее смерти, однако, предшествует состояние святого возвышенного религиозного просветления. Как отмечает Христо Манолакев, самоубийство Лизы — первое из множества женских самоубийств в русской литературе за следующие два столетия, от Катерины Александра Островского в Грозе (Гроза) до Анны Карениной Льва Толстого. 51 В сентименталистском дискурсе этот тип женской смерти считался своего рода моральной победой.В повести Карамзина « Юлия » (Юлия) главная героиня обязана своей жизнью тому факту, что она сохранила свою врожденную добродетель, не уступая требованиям женской добродетели. Джулия разрывается между чувствами страсти и добродетели, каждое из которых символизируется разными мужчинами. В конце концов, у Джулии преобладает чувство долга и добродетели, и она находит счастье в уединенной жизни и удовлетворение своей роли бескорыстной матери и женщины. Смерть женщины также прославляется в стихотворном эпосе Карамзина Алина (1790), в котором главная героиня должна умереть — даже несмотря на то, что, будучи преданной женой, она придерживалась строжайших принципов добродетели, — когда ее муж Милон чувствует влечение к другому. девочка.В отличие от мужа, Алина сохранила врожденную доброту и готова пожертвовать своей жизнью, чтобы он был счастлив. Ее самоотверженность ← 67 | 68 → намерение разжигает чувства Милона к ней, но Алина уже отравилась и умирает. 52

    Поклонение природе как земному раю

    Представление о женщине как о воплощении добра, ожидании, которому она должна была соответствовать, было связано с приравниванием женщины к природе. В течение 18 века сенсационность подготовила почву в области философии для повышенного уважения к природе, не говоря уже о поклонении ей, как в Западной Европе, так и в России; Все более популярным становилось представление о том, что человеческие чувства лучше, чем человеческий разум, приспособлены к познанию и истине.Первоначально он был изложен философами, включая Джона Локка (1632–1704), Этьена Бонно де Кондильяка (1714–1780) и Шарля Бонне (1720–1793). В результате философской позиции сенсуализма и реакции на рационализм Просвещения в литературе начала 19 годов все больше начиналось рассматривать природу как источник духовности, поэтому природа пользовалась особенным уважением.

    Эта тенденция была усилена религиозным течением деизма, который пытался доказать существование Бога без ссылки на Библию, культурный феномен, одобренный многими западноевропейскими и русскими писателями во второй половине 18 века.Согласно деизму, человек находит подтверждение своих религиозных чувств в своих собственных наблюдениях за природой. В своем романе « Эмиль (Эмиль)» Руссо излагает свою концепцию религии как «внутренние чувства». В разделе, озаглавленном « Profession de foi du vicaire Savoyard» (Исповедание веры савойского викария), он объясняет, что люди способны ощущать божественность без необходимости во внешних обрядах. Возможно, именно этот раздел побудил Екатерину Великую запретить перевод произведения Руссо Emile .Тем не менее, об этом стало известно российским читателям, которые либо смогли прочитать французский оригинал, либо потому, что переводы раздела, включенного в другие произведения, смогли ускользнуть от цензуры. 53

    Пантеизм был еще одним влиятельным религиозным и философским течением в конце 18, , века. Присутствие как в Западной Европе, так и в России ← 68 | 69 → мысли, он внес значительный вклад в поклонение природе, обычное для сентиментализма. Пантеистический подход к жизни требует от человека различения существования Бога в различных проявлениях природы.Библия содержит пантеистические черты в некоторых псалмах, которые побуждают верующего прославлять величие Бога во всех проявлениях Творения, таких как солнце, луна, звезды, океаны, горы, леса, луга, каждое живое существо. вещи, все из которых несут в себе искру рая. Хотя пантеизм и восхищение природой как земным раем приобрели особую важность в начале 19 века, они существовали уже в средние века, как в России, так и на Западе.Они сохранились в трудах религиозных мыслителей, таких как философ Блез Паскаль. В своей книге Les Pensées (Мысли), в которой он попытался написать извинение за христианскую религию, он пытается убедить атеистов придерживаться христианской веры, заставляя их осознавать разнообразие вселенных, из которых состоит природа. Точно так же рассказчик в книге Бернара Ле Бовье де Фонтенеля Entretiens sur la pluralité des mondes (Беседы о разнообразии миров), опубликованной во Франции в 1686 году и переведенной на русский язык Анной Трубецкой в ​​1802 году, для объяснения прибегал к астрономии и науке. гелиоцентрическая планетная система даме во время их ночных прогулок. 54 Понятие множественности миров часто упоминается в русской сентименталистской литературе начала 19 -х годов -го века. Это отражено, например, в названии главы «Множение миров» («Множество миров») в переводе Карамзина 1789 года книги Бонне «Созерцание природы » («Созерцание природы», 1764–1765). 55

    В результате деистических и пантеистических течений культуры многие западноевропейские писатели второй половины 18 века создали литературные произведения, в которых природа изображалась как земной рай или пыталась продемонстрировать существование Бога. в наблюдениях за природой.Роман Де Сен-Пьера Поль и Вирджиния , ← 69 | 70 → упомянутый ранее, это пастырский набор на тропическом острове в Индийском океане, рай невинной любви и добродетели, разительно контрастирующий с развращенной культурой, в которой живет автор. « Études de la nature » де Сен-Пьера («Исследования природы»), опубликованные между 1784 и 1788 годами, были призваны продемонстрировать, что природа была построена по плану Бога. Автор тщательно наблюдает за различными зрелищами природы, предполагая, что они вызывают у зрителя религиозные чувства.Произведения Шатобриана принадлежат к аналогичной культурной тенденции. В своей книге Genius of Christianity , опубликованной в 1802 году, он пытается убедить своих читателей принять христианскую веру, обращаясь к их чувствам и личным переживаниям и описывая чудеса природы. Еще одним показателем этой культурной тенденции является большая популярность сборника стихов Джеймса Томсона (1700–1748), основанного на Библии и пастырских стихах Вергилия: немецкий перевод романа Томсона «Времена года » (1726–1730). предоставил либретто для оратории « Die Jahreszeiten » (1799–1801) Джозефа Гайдна (1732–1803), композитора-классика. 56

    Во второй половине 18-го, -го и -го века, русская культура была очарована понятием Рая. Сильная известность масонства является интересным примером. Масонская мысль была практически одержима идеей мельком увидеть Рай; Масонские ложи, часто называемые «восстановленным раем», предлагали своим членам прибежище, в котором они могли испытать «внутренний рай», внутреннее блаженство, которым наслаждаются прелапсарианцы. Масоны стремились восстановить «высшую мудрость», которой человек был наделен в Раю, чтобы они могли еще раз понять Божью «Книгу Природы», способность, утраченная после изгнания Адама.В своих ложах масоны также пытались ощутить «Вечный свет», который Бог послал своему избранному народу. 57

    Очарование рая и природы как его зеркала нашло отражение в русской литературе. Под влиянием культурных тенденций деизма, пантеизма, увлечения Книгой Бытия и масонской мысли, сформировавших его ← 70 | 71 → думая в молодости, Карамзин перевел книгу Кристофа Кристиана Штюрма (1740–1786) Unterhaltungen mit Gott («Беседы с Богом») как Besedy s bogom , опубликованную в 1787–1789 годах.Лирическое эссе Карамзина «Прогулка» (Прогулка, 1789 г.) задумано в том же духе и явно является частью литературной традиции описания «философских» загородных прогулок, в том числе пасьянса Руссо Les rêveries du promeneur solitaire (Reveries of the Solitary Walker, 1782). ) , или ночные прогулки Фонтенеля с дамой, интересующейся астрономией. Еще одним источником вдохновения для «Прогулки» был упомянутый выше перевод Карамзина 1787 года Томсона « сезонов ». 58 Хаммарберг предполагает в своем исследовании, что «Прогулка» описывает впечатления рассказчика во время загородной прогулки и размышления, возникающие при его размышлениях. Как и в его письмах русского путешественника , отрывки из которых были опубликованы между 1791 и 1792 годами, цель Карамзина — записывать все, что он видит, чувствует и слышит. Его исследования природы иногда включают научные элементы, например, когда он размышляет о бесконечности Вселенной, задаваясь вопросом, есть ли жизнь на других планетах. Создавать стихи — значит подражать идее Творения. Ночью, когда главный герой не может наблюдать природу, его предают философские размышления о человеческих достоинствах и жизни после смерти.Восходящее солнце приветствуют гимнами Творению. Его религиозное состояние самовосприятия ночью напоминает книгу Эдварда Янга (1683–1765) «Ночные мысли » (1742–1745), книгу, на которую часто ссылаются сентименталистские литературные деятели. 59 ← 71 | 72 →

    Рассказчик в «Прогулке» Карамзина — чуткий человек, восприимчивый к красоте Творения, что Карамзин описывает в своем эссе «Что нужно автору?» (Что нужно автору?, 1794), где он предполагает, что хороший писатель должен иметь чуткое сердце и высокие добродетели.В этой концепции автора должна быть гармония между внешним миром вдохновения и эмоциональной внутренней жизнью автора. Эссе Карамзина выражает эту точку зрения, утверждая, что божественный дар испорчен и бесполезен, если сосуд, который его принимает, нечист. В этих произведениях добро является неотъемлемой частью мужского характера, однако Карамзин поставил под сомнение эту концепцию к 1790-м годам. 60

    Другой способ, которым Карамзин отреагировал на поклонение природе сентиментализма, — это его прием Саломона Гесснера (1730–1788).Швейцарский автор писал идиллии, населенные пастухами и пастушками, сидящими у кристально чистой воды ручьев или в тенистых рощах, где они слушают воркование горлиц. Работы Гесснера были известны в России с 1770-х годов. Интерес к нему и к русским переводам его идиллий достиг своего пика в 1790-х годах, но сохранялся до 1820-х годов. Иоахим Кляйн утверждает, что в 1770-х годах идиллии Гесснера начали затмевать эклоги Сумарокова, в основном вдохновленные французскими мотивами, главной темой которых была любовь.С другой стороны, идиллии Гесснера касались более широкого круга тем, включая дружбу, семью, детство, юность, старость, рождение и смерть, что сделало их привлекательными для многих писателей. 61 Многочисленные произведения Карамзина содержат отсылки к швейцарскому писателю, которого он считал воплощением добродетельного автора. Карамзин опубликовал свой перевод идиллии Гесснера «Das hölzerne Bein» («Деревянная нога») в 1783 году; его перевод биографии Гесснера появился в 1792 году. 62 ← 72 | 73 →

    Символическое возвышение природы сентиментализма наиболее ярко представлено в жанре пасторали.Ссылаясь на идею Горация Beatus ille, , он прославляет неторопливый и мирный ритм деревенской жизни вдали от городской суеты. Гораций открыл свою вторую оду словами: « Beatus ille, qui proculgotiis… », то есть «Счастлив тот, кто вдали от деловых забот…». Русские подражания этой древней модели были часты в течение первых двух десятилетий 19 веков, особенно в произведениях авторов, сочетавших идеализированный сентименталистский взгляд на природу с неоклассицистскими литературными идеалами.Ссылки на мифологический Золотой век, когда люди жили в гармонии друг с другом и с «Творением», были частыми. Стихотворение Анны Волковой «Приятность сельской жизни», например, иллюстрирует эту тенденцию:

    Идеализация природы часто ассоциировалась с литературными размышлениями о бренности жизни и ее материальных аспектах. такие как богатство и звание. Эта тема особенно присутствовала в масонской мысли с ее упором на внутренние ценности и жизнь после смерти.Многие произведения Сумарокова и Хераскова обращаются к быстротечности человеческой жизни. Это тенденция, связанная с высокой ценностью, приписываемой нео-стоическому понятию спокойствие, (спокойствие) в России 18 -х годов -го века. Поэма «Водопад» (Водопад), написанная Гаврилой Державиным (1743–1816) в период с 1791 по 1794 год, выражает мысль о том, что созерцательный образ жизни предпочтительнее мирских благ и славы. В стихотворении используются метафоры ← 73 | 74 → которые происходят из мужских доменов, т.е.грамм. образ военачальника, стремящегося обрести бессмертную славу, усилия которого сравнивают с шумом и недолгой продолжительностью жизни водопада: стихотворение Державина предполагает, что люди упадут с высоты своей славы, как вода с шумом стекает с водопада, что является невыгодно по сравнению с мирным журчанием ручья, литературным приемом, намекающим на литературный сентиментализм. 65

    Уравнение женщины с природой

    Идеализация природы в сентименталистском дискурсе была связана с определенными гендерными моделями.Природа — земной рай, Бог — архитектор и мастер мира, а человек — земледелец, возделывающий Божий сад. В панегирических одах подобные черты приписываются правителю, который подражает примеру Бога при восстановлении земного рая в России. 66 С этими образами связан миф о Петре Великом как о царе и плотнике. Однако место и роль женщины иные. Являясь символом природы и созвучной ей, она не делает ничего, чтобы преобразить райский сад.И поскольку культура ее времени приписывала ей безупречную душу в силу ее пола, само ее существо отражает Творение. Панегиричные оды раскрывают разницу: если царь считается универсальным инженером своей страны, то царице часто приписывают ангельские черты. 67 ← 74 | 75 →

    Карамзин воспроизводит сентименталистское уравнение женщины и природы в своей новелле Бедная Лиза : Эраст, главный герой мужского пола, аристократический, бежит из якобы испорченного мира цивилизации в поисках убежища в первозданной доброте природы. Он влюбляется в Лизу, крестьянскую девушку, которая олицетворяет восхищение сентиментализмом природой. Рассказчик комментирует нереалистичный сентименталистский взгляд на женщину и природу в следующих иронических выражениях:

    В сентименталистской литературе природу часто называют «дочерью» Творца. За женской природой стоит мужское божество, превращающее ее в безматерную дочь патриархального бога, чья воля, власть и всемогущество проявляются во всех аспектах природы, независимо от того, насколько они малы или величественны.Такие гендерные коннотации природы и других природных явлений отражены в произведениях многих писателей-сентименталистов, как мужчин, так и женщин. Например, в своем сборнике стихов 1802 года сестры Мария и Елизавета Москвины связывают землю с женственностью. «Бурия» (Буря) — это стихотворение, в котором земля, первоначально описанная в идиллических терминах, подвергается нападению бури. Персонифицированная земля выражает «свои» страдания в прямой речи: ← 75 | 76 →

    «Луна и солнце», еще одно стихотворение сестер Москвиной, является еще одной иллюстрацией сентименталистской тенденции ассоциировать мужественность с символами власти из мира природы.В нем рассказывается, как лирический персонаж изначально был очарован красотой луны, но пришел к пониманию того, что солнце является истинным лидером вселенной. Во многих стихотворениях конца 18 годов солнце выступает как символ Создателя и, следовательно, несет в себе мужской оттенок. 71

    Образы женщины, связанные с природой, весной и раем, восходят к древности, к греческому мифу о Персефоне, которая была похищена Аидом в подземный мир и чье горе превращает мир в бесплодное, мрачное и негостеприимное место. 72 Похожая картина встречается в пасторале, где молодая девушка олицетворяет счастье и весеннюю Эдемскую природу. Если возлюбленная пастыря отвечает ему взаимностью и близка ему, его сердце наполняется счастьем; природа кажется идиллическим и приятным местом, или locus amoenus . Ее отсутствие, напротив, вызывает мучения, описанные в образах, напоминающих изображения ада; мир становится темным и пустынным местом, locus terribilis .

    В четвертой главе, посвященной Поспеловой, я буду обсуждать тот факт, что описания locus terribilis , окружавшие жалкого пастуха, в конце 18 -х годов -го века, часто включают ← 76 | 77 → Готические образы, такие как кладбища и потусторонние видения возлюбленных.Русские читатели познакомились с готической литературой в 1780-х годах, когда стали появляться переводы «Элегии, написанной на деревенском погосте» (1751) Томаса Грея (1716–1771). Адаптация Карамзина в 1792 году стихотворения Людвига Косегартена «Des Grabes Furchtbarkeit und Lieblichkeit» (Ужас и прелесть могилы), 73 была его ответом на готическую эстетику, изложенную в немецком и английском романтизме; его роман 1794 года, Остров Борнгол ´ м (Остров Борнхольм), также воспроизводит готические образы в его изображении тирана, который держит молодую женщину в темнице. 74

    Сумароков и другие поэты-классики используют образы из любовной лирики Петрархан, чтобы описать эмоциональный ад пастыря, описывая сердце жалкого любовника-мужчину как горящее, с ядом, струящимся по его венам, и взгляды любимого человека, поражающие его, как стрелы. . Он не может оценить красоту цветущей природы, пока его возлюбленная отсутствует; напротив, он страдает тем острее. В конце концов, смерть кажется единственным спасением от его боли.

    На пастырях обычно пастырь мужского пола жалуется на безответную любовь. 75 Отсутствие любимой заставляет его выражать свои чувства обильными лирическими монологами. Основополагающий гендерный паттерн функционализирует женщину постольку, поскольку ее роль — создавать счастье. Чтобы проверить подлинность его чувств и продемонстрировать свой добродетельный характер, она часто симулирует безразличие к пастырю. Ее собственные чувства, напротив, остаются невысказанными; она никогда не выражает отчаяния перед лицом безответной любви.Она — немой символ счастья и весны, всегда созвучный красоте Творения. ← 77 | 78 →

    Женский персонаж Судьбы в зарождающемся романтизме

    В первые два десятилетия 19 века возрос интерес к народной культуре, нашедший отражение в литературных произведениях. Поэты мужского и женского пола начали сливать классических персонажей, в том числе неуправляемую силу Судьбы, с божествами из русского фольклора. Частые ссылки на неконтролируемую силу Судьбы в этот период выражают романтический скептицизм по поводу доброты (мужского) человеческого сердца, который преобладал в сентименталистской мысли.

    Евгений и Юлия, (Евгений и Юлия, 1784), первое из произведений Карамзина, посвященных влиянию судьбы. Однако ее разрушительные силы наиболее отчетливо проявляются в его новелле Остров Борнхольм (1793), где он выражает пессимистическое мировоззрение, поскольку его герои неспособны не только к нравственному самосовершенствованию посредством воспитания, но и к преодолению. антисоциальные инстинкты. К настоящему времени Карамзин полностью отказался от веры в врожденную добродетель, заимствованную у Руссо после его разрыва с масонами в юности.Его повесть « Моя исповедь » («Моя исповедь», 1802) является саркастическим ответом на книгу Руссо « Исповедь ». 76

    Русская литература с 1800 по 1820 год представляет судьбу таким образом, чтобы раскрыть некоторые этапы эволюции персонажа. Как олицетворение сил, неподвластных человеческому контролю, Судьба неизменно является женщиной, появляющейся либо — в древности — как полубогиня, наделенная властью править жизнью и смертью, либо — в политической идеологии — как разрушительный элемент.В греческой и римской мифологии судьбы — это три женщины, которые прядут, ткут и перерезают нити и ткань человеческих жизней. Миф пережил христианизацию; как Мэри Келли обнаружила в своем исследовании ритуального текстиля среди славянских деревенских женщин, это обнаруживается в славянских народных традициях:

    Существует поразительное сходство между тремя судьбами и деятельностью трех женщин — ткачеством и ведением человеческой жизни. . Более того, их распущенные волосы соответствуют распущенным волосам, которые, как отмечает Фейт Вигзелл, были важным элементом призывания языческих (следовательно, нечистых) сил во время ритуалов гадания. 78

    Фортуна как олицетворение неукротимой силы фигурирует в ряде 18 русских литературных произведений мужчин и женщин и начала 19 веков. Жаловаться на ее несправедливость и непредсказуемость — обычное дело. Как и в стихотворении Волковой «К моей подруге», 79 , имя Фортуны очень часто служит просто метафорой (экономического) богатства. Также довольно часто встречается идея, что можно защитить себя от ударов Фортуны, вернувшись к созерцательной жизни в деревне, но только если он восприимчив к красоте природы.Говоря, что природа научила ее ненавидеть мимолетность даров Фортуны, лирическая личность Волковой открыто выражает ее пренебрежение высокой ценностью, приписываемой богатству. По ее мнению, Фортуна (представляющая экономическое богатство) противоположна природе; Истинное счастье пребывает в чистой душе и может быть достигнуто только через уважение к природе. 80

    Представление о том, что горатовская идеализация деревни помогает человеку развить внутреннюю силу и стать равнодушным к жизненным потрясениям, встречается и в произведениях Хераскова, автора ряда нравоучительных стихов.В «Спокойстве» его рассказчик утверждает, что человек может избежать того, чтобы быть «рабом Фортуны», только живя вдали от соблазнов города, например, в поместье дворянина. Вот стоицист считает, что достиг такой степени внутреннего ← 79 | 80 → сила, которую он осмеливается бросить вызов Фортуне, чтобы попытаться расстроить его спокойствие. 81 Однако его тон подразумевает, что ему нужно полагаться на (скрытую) агрессию в своих отношениях с Фортуной и ее непоследовательными махинациями, что противоречит стоическому безразличию.Параллели с лежащими в основе гендерно-специфическими аспектами, связанными с республиканскими идеалами, предполагают, что для того, чтобы мужчина мог контролировать свои страсти, он должен подавлять любые женские или женские аспекты.

    В произведениях Николая Львова (1751–1803), писателя, архитектора и коллекционера русских народных песен, Фортуна явно ассоциируется с сексуальным подтекстом. Лирический персонаж в поэме «Фортуна» (Фортуна), написанной в 1797 году из его загородного имения другу, демонстрирует уважение к женскому персонажу, а также гнев по отношению к нему.Он протестует, что не смог поймать эту «непостоянную», «летающую», «голую мадам», для которой люди столь же незначительны, как жабы или травяные змеи. Здесь Фортуна не только сексуально провокационна («голая»), но и умеет летать, как ведьма. Любые попытки рационального, научного объяснения ее действий тщетны, потому что ее сила — темная, дьявольская сила:

    Хорошо зная, что Фортуна не будет рада услышать эти слова, рассказчик сдерживает резкость своих вспышек, делая вид, что потерял свою разум.Как и в Хераскове, благотворное влияние сельской местности — это панацея от ударов фортуны. Это также приносит сентименталистскую переоценку домашней сферы, поскольку те, кому посчастливилось жить в сельской местности, могут проводить вечера в компании своих семей, отдыхая под липами. Блаженство в сельской местности — награда для мужчин, отказавшихся от материальных занятий, таких как карьера в ← 80 | 81 → город или в суд. «Фортуна» Львова представляет придворного, который вполне может быть «фаворитом» Фортуны, но чья напряженная жизнь не приносит ему счастья: у него нет свободы, он вынужден «танцевать» и не находит времени для сна, потому что для этого лишит его милосердия Фортуны.

    Описание суетливой жизни придворного иллюстрирует распространенный в сентименталистской культуре скептицизм по отношению к карьеризму и просвещенческим идеалам активности в погоне за общественной добродетелью. Понятие служения стало ассоциироваться с личным интересом. Более того, образ Фортуны как женщины, которая правит при дворе и к которой мужчины ищут благосклонности, напоминает правление и фаворитизм Екатерины Великой, которые часто принимали вид авантюры. 84 Поэма вполне может быть выражением мужского разочарования в связи с невозможностью оказывать какое-либо влияние в общественной сфере государства.Еще одна черта, которую Львов приписывает Фортуне, — это злая и безответственная мать (матушка чрезмерно бестолкова). Наконец, в другом стихотворении, «Счастье и удача» (Счастье и удача), Львов связывает Фортуну с понятием роскоши, когда он изображает ее как богатую невесту, чье обильное приданое и потребность в социальном взаимодействии делают ее жизнь лучше. Партнер, Счастье, невыносимое, вынуждает его оставить ее, чтобы уйти и жить в семье Любви. 85

    Явные женские ассоциации с Фортуной также встречаются в творчестве Ивана Дмитриева (1760–1837), поэта и друга Карамзина.В «Искатели Фортуны» («Искатели удачи»), заявив, что Фортуна — женщина (Фортуна женщина), рассказчик-мужчина советует читателю относиться к ней, как к любой другой женщине: игнорирование Фортуны заставит ее обратить на него внимание. В другом стихотворении «Пустынник и ← 81 | 82 → Фортуна (Отшельник и Фортуна), Фортуна изображается как богатая женщина с распущенными моральными принципами, которая пытается увести его от верной жены, разрушая мирную семейную жизнь главного героя в скромной хижине. 86

    Одним из атрибутов роскоши, ассоциируемого с Фортуной, является колесница, о чем свидетельствует стихотворение Волковой «Размышление о превратности и непостоянстве счастья».Здесь лирический персонаж размышляет о мире, в котором

    Здесь, несмотря на отсутствие агрессии и вызовов, присущих произведениям Хераскова, Львова или Дмитриева, Фортуна предстает горделивой и непоследовательной женщиной.

    «К судьбе» Урусовой («Судьбе», 1811) обращается не к Фортуне, доставляющей мирские блага, а к Судьбе, которая определяет жизнь людей. Он отображает аспекты пиетистских и стоических тенденций конца 18 годов. То, как лирический персонаж признает свою вину, дает понять, что люди должны принять поступки судьбы:

    Эти строки демонстрируют уважение к женскому авторитету.Словами, подобными молитве, скромный рассказчик просит прощения за ее жалобы. Вместо Фортуны, силы тьмы Львова, Судьба является источником света и просвещения:

    Борясь за души своих протеже, Судьба здесь символизирует христианские ценности; позже ее описывают как благодетельную и щедрую. Хотя стихотворение содержит представление о битве, оно отличается от стихотворения Хераскова. Здесь сама Судьба изо всех сил пытается помешать людям от тщетных занятий, пытается защитить их от этого зла собственными руками, обучая отрешенности от мирских достижений и обеспечивая счастье ← 83 | 84 → и мир.Судьба Урусовой воспринимается как спаситель, с которым лирический персонаж не ссорится, а подчиняется ее воле.

    Резюме

    Во второй главе обсуждались некоторые литературные последствия сентименталистских гендерных концепций в России. Феминизация литературной культуры оказала положительное влияние, поскольку она сделала образование более доступным для женщин — тенденция, которая проявилась, например, в увеличении количества школ-интернатов для девочек. Этому развитию, возможно, способствовал сентименталистский интерес к чтению: в отличие от классицизма, когда чтение было привилегией элиты, чтение теперь стало доступным для людей из всех социальных слоев, включая женщин.В моду вошли романы и второстепенные поэтические жанры; они заменили драму и эпическую прозу, жанры, которые были наиболее высоко оценены во времена классицизма. Несмотря на эти тенденции к демократизации, большинство людей, живущих в России, были неграмотными и исключены из этих культурных достижений. Аналогичную двусмысленность можно найти в увеличении количества женских журналов. С одной стороны, они предоставили женщинам материалы для чтения, помогая им участвовать в культурных дискуссиях своего времени. С другой стороны, однако, многие из них были сосредоточены на моде, а не на литературе, и были склонны преуменьшать значение женщин.

    Литературные салоны, число которых стало увеличиваться в первые десятилетия 19 века, предлагали женщинам возможность улучшить свое образование и платформу для интеллектуального обмена. В провинции также начали появляться культурные центры и салоны, дающие женщинам возможность участвовать в культуре. Однако крупные города оставались центрами этого вида деятельности. Несмотря на то, что стало легче приобщиться к чтению и культуре, жизнь в провинции по-прежнему представляет собой невыгодное положение для женщин, желающих получить признание в качестве писателей.

    Эгалитарные принципы сентиментализма нашли отражение в литературных произведениях, в которых началась дискуссия о безусловной ценности всех людей. Институт крепостного права подвергался критике, особенно после того, как дворяне, освобожденные от государственной службы, вернулись в свои имения, где они оказались в непосредственной близости с последствиями крепостного права. Использование пасторального жанра отражало дихотомию, проистекающую из этого более прямого наблюдения за природой и крепостным правом.Фигура сельскохозяйственного рабочего на пастырях использовалась для критики крепостного права, в то время как фигура пастуха олицетворяла идеализирующие тенденции этого жанра. В жанре комической оперы фигура крепостного даже была упрощена и функционализирована.

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *